Константинополь история города: Извините, запрашиваемая страница не найдена!

Содержание

Константинополь, Стамбул: история города, описание, достопримечательности

Лигос, Византий, Византиум, Константинополь, Стамбул – как только не назывался этот древний город! И с каждым именем круто менялся его облик, его характер. Новые владельцы города обустраивали его на свой манер.

Языческие храмы становились византийскими церквями, а те, в свою очередь, превращались в мечети. Что же представляет собой современный Стамбул – исламский пир на костях погибших цивилизаций или органическое взаимопроникновение разных культур? Это мы попытаемся выяснить в данной статье.

Мы расскажем удивительно захватывающую историю этого города, которому суждено было стать столицей трех супердержав – Римской, Византийской и Османской империй. Но сохранилось ли хоть что-нибудь от античного полиса?

Стоит ли приезжать путешественнику в Стамбул в поисках Константинополя, того самого Царьграда, из которого пришли крестители Киевской Руси? Давайте проживем все вехи истории этого турецкого мегаполиса, который откроет нам все свои тайны.

Основание Византия

Как известно, античные греки были очень непоседливым народом. Они бороздили на кораблях воды Средиземного, Ионического, Адриатического, Мраморного и Черного морей и осваивали побережья, основывая там новые поселения. Так в 8 веке до нашей эры на территории современного Стамбула (бывшего Константинополя) возникли Халкедон, Перинтос, Селимбрия и Астак.

По поводу основания в 667 году до н. э. города Византии, впоследствии давшего название целой империи, существует интересная легенда. Согласно ей, царь Визас, сын бога моря Посейдона и дочери Зевса Кероэссы отправился к Дельфийскому оракулу, чтобы спросить у него, где заложить свой город-государство. Прорицатель обратился с вопросом к Аполлону, и тот дал такой ответ: «Построй город напротив слепых».

Визас интерпретировал эти слова так. Следовало основать полис прямо напротив Халкедона, возникшего тринадцатью годами ранее на азиатском берегу Мраморного моря. Сильное течение не позволяло построить там порт. Такую недальновидность основателей царь счел признаком политической слепоты.

Античный Византий

Расположенный на европейском берегу Мраморного моря полис, вначале названный Лигосом, смог обзавестись удобным портом. Это подстегнуло развитие торговли и ремесел. Названный после смерти царя в честь своего основателя Византием, город контролировал проход судов через Босфор в Черное море.

Таким образом, он держал «руку на пульсе» всех торговых связей между Грецией и ее отдаленными колониями. Но крайне удачное расположение полиса имело и негативную сторону. Оно делало Византий «яблоком раздора».

Город постоянно захватывали: персы (царь Дарий в 515 году до нашей эры), тиран Халкедона Аристон, спартанцы (403 г. до н. э.). Тем не менее на экономическом процветании полиса осады, войны и смена властей мало сказывались. Уже в 5 веке до нашей эры город разросся так, что занял и азиатский берег Босфора, включив в себя территорию Халкедона.

В 227 г. до н. э. там поселились галаты, выходцы из Европы. В 4 столетии до н. э. Византий (будущий Константинополь и Стамбул) получает автономию, а заключенный союз с Римом позволяет полису укреплять свою мощь. Но сохранять независимость город-государство смог недолго, около 70 лет (с 146 по 74 год до нашей эры).

Римский период

Вхождение в состав империи только пошло на благо экономике Византиума (так его стали называть на латинский лад). На протяжении почти 200 лет он мирно разрастался по обоим берегам Босфора. Но в конце 2 века нашей эры гражданская война в Римской империи положила конец его процветанию.

Византиум поддержал партию Гая Песценния Нигера, действующего властителя. Из-за этого город был осажден и через три года взят войсками нового императора, Луция Септимия Севера. Последний приказал разрушить до основания все укрепления античного полиса, а заодно отменил все его торговые привилегии.

Путешественник, прибывший в Стамбул (Константинополь), сможет увидеть лишь оставшийся с того времени античный ипподром. Он расположен на площади Султанахмет, прямо между двумя главными святынями города – Голубой мечетью и Айя-Софией. А еще памятником того периода является акведук Валента, который начали строить во времена правления Адриана (2 век н. э.).

Утратив свои укрепления, Византиум стал подвергаться набегам варваров. Без торговых привилегий и порта его экономический рост прекратился. Жители стали покидать город. Византиум сжался до первоначальных размеров. То есть он занимал высокий мыс между Мраморным морем и бухтой Золотой Рог.

История Константинополя (Стамбула)

Но Византиуму было не суждено долго прозябать в качестве захолустья на задворках империи. Император Константин Первый Великий отметил чрезвычайно удачное расположение городка на мысу, контролирующего проход из Черного в Мраморное море.

Он приказал укрепить Византиум, проложить новые дороги, построить красивые административные здания. Сначала император и не думал покидать свою столицу – Рим. Но трагические события в личной жизни (Константин казнил сына Криспа и свою жену Фаусту) вынудили его покинуть Вечный город и уехать на восток. Вот это обстоятельство и заставило его обратить более пристальное внимание на Византиум.

В 324 году император приказал начать отстройку города со столичным размахом. Спустя шесть лет, 11 мая 330 года, прошла официальная церемония освящения Нового Рима. Почти сразу же за городом закрепляется и второе имя – Константинополь.

Стамбул за время правления этого императора преобразился. Благодаря Миланскому эдикту языческие храмы города оказались нетронутыми, но начали возводиться христианские святыни, в частности церковь Святых Апостолов.

Константинополь в годы правления последующих императоров

Рим все больше страдал от набегов варваров. На границах империи было неспокойно. Поэтому преемники Константина Великого предпочитали считать своей резиденцией Новый Рим. При малолетнем императоре Феодосии Втором префект Флавий Анфемий распорядился укрепить столицу.

В 412-414 годах были возведены новые стены Константинополя. В Стамбуле до сих пор сохранились фрагменты этих укреплений (в западной части). Стены протянулись на пять с половиной километров, опоясывая территорию Нового Рима в 12 кв. км. По периметру укреплений возвышались на 18 метров 96 башен. А сами стены до сих пор поражают своей неприступностью.

Еще Константин Великий распорядился возвести возле церкви Святых Апостолов родовую усыпальницу (в ней он и был похоронен). Этот император отреставрировал Ипподром, возвел термы и цистерны, позволяющие накапливать воду для нужд города. На момент правления Феодосия Второго Константинополь включал в себя семь холмов – столько же, сколько и в Риме.

Столица Восточной империи

С 395 года внутренние противоречия в некогда мощной сверхдержаве привели к расколу. Феодосий Первый разделил свои владения между сыновьями Гонорием и Аркадием. Западная Римская империя де-факто перестала существовать в 476 году.

Но ее восточную часть набеги варваров затронули мало. Она продолжала существовать под названием Ромейской империи. Таким образом подчеркивалась преемственность с Римом. Жители этой империи звались ромеями. Но позже вместе с официальным наименованием все чаще стало употребляться слово Византия.

Константинополь (Стамбул) дал свое античное название всей империи. Все последующие правители оставляли после себя существенный след в архитектуре города, возводя новые общественные здания, дворцы, церкви. Но «золотым веком» византийского Константинополя считают период с 527 по 565 гг.

Город Юстиниана

На пятом году правления этого императора вспыхнул бунт – крупнейший в истории города. Это восстание, получившее название «Ника», было жестоко подавлено. Было казнено 35 тысяч человек.

Правители знают, что наряду с репрессиями нужно как-то успокоить подданных, устроив или победоносный блицкриг или затеяв массовое строительство. Юстиниан выбрал второй путь. Город превращается в большую стройку.

Император призвал в Новый Рим лучших архитекторов страны. Именно тогда всего лишь за пять лет (с 532 по 537 гг.) был возведен Софийский собор в Константинополе (или Стамбуле). Был снесен квартал Влахерны, а на его месте появились новые укрепления.

Не забыл Юстиниан и себя, приказав возвести в Константинополе императорский дворец. К периоду его правления относится и постройка церкви Святых Сергия и Вакха.

После смерти Юстиниана Византия стала переживать тяжелые времена. Годы правления Фоки и Ираклия ослабили ее внутренне, а осады аварцев, персов, арабов, болгар и восточных славян подорвали ее военную мощь. Не пошли на пользу столице и религиозные распри.

Борьба иконоборцев и почитателей святых ликов часто заканчивалась разграблением церквей. Но при всем этом население Нового Рима превышало сотню тысяч человек, что было больше любого крупного европейского города тех времен.

Период Македонской династии и Комнинов

С 856 по 1185 гг. Стамбул (бывший Константинополь) переживает небывалый расцвет. В городе возникает первый университет – Высшая Школа, расцветают искусства и ремесла. Правда, этот «золотой век» также омрачали разные проблемы.

С 11 столетия Византия стала лишаться своих владений в Малой Азии из-за нашествия турок-сельджуков. Тем не менее столица империи процветала. Путешественнику, интересующемуся историей Средневековья, следует обратить внимание на сохранившиеся фрески в Айя-Софии, где изображены представители династии Комнинов, а также посетить Влахернский дворец.

Следует сказать, что в тот период центр города сместился к западу, ближе к оборонительным стенам. В городе стало больше чувствоваться и западноевропейское культурное влияние – в основном благодаря венецианским и генуэзским купцам, обосновавшимся у Галатской башни.

Совершая прогулки по Стамбулу в поисках Константинополя, следует посетить монастырь Христа Пантократора, а также церкви Богородицы Кириотиссы, Феодора, Феодосии, Приснодевы Паммакристи, Иисуса Пантепопта. Все эти храмы были возведены при Комнинах.

Латинский период и турецкое завоевание

В 1204 году папа римский Иннокентий Третий объявил Четвертый крестовый поход. Европейское воинство взяло город штурмом и полностью его сожгло. Константинополь стал столицей так называемой Латинской империи.

Оккупационный режим Балдуинов Фландрских продолжался недолго. Греки вновь вернули себе власть, и в Константинополе обосновалась новая династия Палеологов. В ней заправляли прежде всего генуэзцы и венецианцы, образовав практически автономный Галатский квартал.

Город при них превратился в крупный торговый центр. Но они пренебрегли военной обороной столицы. Этим обстоятельством не преминули воспользоваться турки-османы. В 1452 году султан Мехмед Завоеватель строит на европейском берегу Босфора (к северу от современного района Бебек) крепость Румелихисар.

И уже не важно, в каком году Константинополь стал Стамбулом. Участь города была предрешена с постройкой этой крепости. Константинополь больше не мог сопротивляться османам и был взят 29 мая 1453 года. Тело последнего греческого императора было захоронено с почестями, а голова выставлена на всеобщее обозрение на Ипподроме.

Столица Османской империи

Трудно сказать точно, когда Константинополь стал Стамбулом, поскольку новые хозяева сохранили за городом его старое имя. Правда, они переиначили его на турецкий лад. Константинийе стал столицей Османской империи, ведь турки хотели позиционировать себя как «Третий Рим».

Вместе с тем в обиходе все чаще стало звучать и другое название – «Ис Танбул», что на местном диалекте означает попросту «в городе». Конечно, султан Мехмед распорядился превратить все церкви города в мечети. Но Константинополь только расцвел при владычестве Османов. Ведь их империя была мощной, а богатства завоеванных народов «оседали» в столице.

Константинийе обзавелся новыми мечетями. Самая красивая из них – возведенная архитектором Синаном Сулеймание-Джами – возвышается в старой части города, в районе Вефа.

На месте римского форума Феодосия был построен дворец Эски-Сарай, а на акрополе Византия – Топкапы, который служил резиденцией для 25 правителей Османской империи, живших там на протяжении четырех веков. В 17 веке Ахмед Первый приказал построить напротив Айя-Софии Голубую мечеть, еще одну красивейшую святыню города.

Упадок Османской империи

Для Константинополя «золотой век» приходился на годы правления Сулеймана Великолепного. Этот султан вел одновременно и захватническую, и мудрую внутреннюю государственную политику. Но его преемники постепенно начинают сдавать позиции.

Империя разрастается географически, но слабая инфраструктура не позволяет поддерживать связь между провинциями, которые переходят под власть местных управляющих. Селим Третий, Мехмет Второй и Абдул-Меджид пробуют внедрить реформы, которые оказываются явно недостаточными и не отвечают запросам времени.

Тем не менее, Турция еще выигрывает Крымскую войну. В те времена, когда Константинополь переименовали в Стамбул (но лишь неофициально), в городе было построено много зданий на европейский манер. Да и сами султаны распорядились построить новый дворец – Домлабахче.

Это здание, напоминающее итальянский палаццо Ренессанса, можно увидеть на европейской стороне города, на границе районов Кабаташ и Бешикташ. В 1868-м открывается Галатосарайский лицей, два года спустя – университет. Потом город обзавелся трамвайной линией.

А в 1875 году в Истанбуле даже появилось метро – «Тюннель». Спустя 14 лет столица стала соединена с другими городами железнодорожным сообщением. Сюда прибывал легендарный «Восточный Экспресс» из Парижа.

Республика Турция

Но правление султаната не отвечало запросам эпохи. В 1908 году в стране произошла революция. Но «младотурки» втянули государство в Первую мировую войну на стороне Германии, в результате чего Константинополь оказался захваченным войсками Франции и Великобритании.

Вследствие новой революции к власти приходит Мустафа Кемаль, которого турки и по сей день считают «отцом нации». Он переносит столицу страны в город Ангору, которую переименовывает в Анкару. Пришло время рассказать о том, в каком году Константинополь стал Стамбулом. Это произошло 28 марта 1930 года.

Именно тогда вступил в силу «Закон о почте», который запретил в письмах (да и в официальных документах) использовать наименование Константинополь. Но, повторимся, название Истанбул бытовало еще во времена Османской империи.

Победоград и Усть-Константинополь. Как в СССР переименовывали города | История | Общество

​60 лет назад, 10 ноября 1961 года, в рамках продолжающейся антисталинской кампании и, как было принято тогда говорить, «по просьбе трудящихся» Сталинград переименовали в Волгоград.

Бывший Царицын и будущий Волгоград был назван в честь тогдашнего вождя 10 апреля 1925 года, когда «рабочая интеллигенция» якобы в едином порыве выступила за присвоение городу имени Иосифа Сталина, хотя сам он эту инициативу не поддерживал и советовал назвать город как-нибудь иначе. О переименовании Сталинграда Никита Хрущёв заговорил ещё в 1956 году на ХХ съезде КПСС, но тогда около 80% делегатов его не поддержали. Дело сдвинулось с мёртвой точки лишь после окончания XXII партийного съезда. По инициативе Хрущёва Сталинградский обком КПСС 6 ноября 1961 года вынес на повестку дня вопрос о переименовании города. Причём на прошедшей незадолго до этого городской партконференции о смене названия не было сказано ни слова.

В спешном порядке на городских предприятиях были проведены митинги. Так, на заводе «Красный Октябрь» выступил знатный сталевар, Герой Социалистического труда и делегат ХХII съезда КПСС Анатолий Серков. Он рассказал, как на съезде «с особой силой» были вскрыты грубые нарушения Сталиным ленинских норм партийной жизни. «Было бы неправильным, — заключил рабочий, — называть наш город именем человека, запятнавшего себя большой несправедливостью».

По подобному сценарию проходили митинги и в других трудовых коллективах Сталинграда. Официально сообщалось, что все жители единодушно одобрили переименование города. Однако, по воспоминаниям современников, всё было не так гладко. В частности, студенты пединститута встретили новость недовольным шумом и топаньем. Кстати, название «Волгоград» было далеко не единственным из обсуждавшихся горожанами.

Предлагалось назвать город Волгодонском, Твердыней, Победоградом, Ленинградом-на-Волге и даже совсем по-гоголевски: Миргородом.

Истории с географией

Переименования городов и других населённых пунктов в стране начались сразу после 1917 года и объяснялись стремлением избавиться от «проклятого прошлого». Прежде всего это коснулось тех городов, названия которых ассоциировалось с царской властью. Так, в 1919 году марийский город Царёвококшайск превратился в Краснококшайск, а с 1928 года стал носить имя Йошкар-Ола. С 1925 года Новониколаевск, названный так в честь Николая II, стал Новосибирском. В следующем году Екатеринослав переименовали в Днепропетровск.  Примечательно, что город Александров-Сахалинский, названный так в честь Александра II, сохранил своё название. Должно быть, большевики проявили снисхождение к царю, подписавшему указ об отмене крепостного права.

Массовый характер процесс переименования приобрёл в 1920-х и в 1930-х годах.

Старым городам и посёлкам давались имена новых героев и большевистских руководителей. А первые города, переименованные в честь Ленина, появились уже в 1918 году. Тогда большое старинное село Талдом превратилось в город Ленинск, а Талдомская волость «по ходатайству населения» стала Ленинской. Интересно, что в 1930 году после очередного административного переустройства в Московской области оказалось аж два Ленинских района. И Талдому решили дать имя Собцовск в честь убитого в 1918 году во время антисоветского восстания Николая Собцова. С новым именем город просуществовал всего несколько месяцев, оно не было утверждено вышестоящими органами, которые сомневались в принадлежности Собцова к большевикам. Городу вернули первоначальное имя.

А вот село Пришиб в 1919 году решило отказаться от исторического названия и стать Ленинском. Статус населённого пункта при этом не изменился, именоваться городом Ленинском Волгоградской области село смогло только в 1963 году. Надо сказать, что большинство жителей советской России относились к Ленину с большим уважением и против переименований населённых пунктов в его честь не возражали.

Так было при переименовании Петрограда в Ленинград и Симбирска в Ульяновск. После смерти вождя революции его именем были названы десятки городов в стране и за её пределами.

Дважды Ворошиловград

Названия городов большевики меняли с революционной стремительностью. Уральский город Надеждин в 1930-х переименовывали несколько раз. Сначала его назвали Кабаковском в честь первого секретаря Свердловского обкома ВКП(б) Ивана Кабакова. Когда же того расстреляли «за правый уклон», городу на два года вернули историческое название. В 1939 году он получил имя Серов в честь погибшего лётчика Александра Серова

, родившегося недалеко от этих мест. Его имя город носит до сих пор. Поспешили большевики и с переименованием в 1923 г. Гатчины в город Троцк в честь председателя Реввоенсовета Льва Троцкого. Через шесть лет Троцкого, оказавшегося «врагом партии», выслали из СССР, а город пережил новое переименование: в Красногвардейск. Снова Гатчиной он стал уже в 1944 году.

Хрущёв в борьбе за власть вовсю устраивал фокусы с топонимикой. Когда в 1957 году была побеждена «антипартийная группа», он решил убрать имена своих противников из названий городов. Город Молотов снова стал Пермью, другим населенным пунктам, названным в честь наркома, также вернули старые названия. Небольшой городок Каганович в Московской области превратился в Новокаширск.

Город Луганск стал носить имя «первого красного офицера» Ворошилова в 1935 году. В 1958 году Ворошиловграду снова пришлось стать Луганском, вместе с ним были переименованы и другие города, носившие имя партийного деятеля. Уже после осуждения «хрущёвского волюнтаризма» Луганск в 1970 году обратно переименовали в Ворошиловград. Незадолго до отставки Хрущёв успел переименовать Ставрополь-на-Волге в Тольятти в память скончавшегося в СССР главы Итальянской компартии.

Леонид Брежнев не изменил традиции переименования городов в честь партийных деятелей, как советских, так и зарубежных. В 1965 году г. Лиски Воронежской области превратился в г. Георгиу-Деж в память о недавно умершем лидере румынских коммунистов. Народ ко всей этой череде переименований относился достаточно спокойно, а подчас и с юмором. Когда Ижевск поменял название на Устинов в честь покойного маршала и министра обороны СССР, появился анекдот: «Если раньше соревнования в Ижевске назывались „ИЖ-ралли“, то как их теперь называть?»

Последнее «партийное переименование» произошло уже при Михаиле Горбачёве: в 1985 г. сибирский город Шарыпово назвали в честь умершего генсека Константина Черненко (обратно — «по требованиям трудящихся» — его переименовали уже в 1988 г.). А население, как водится, откликнулось очередным анекдотом: мол, Красноярск, недалеко от которого родился покойный лидер КПСС, переименуют в Усть-Константинополь (у Черненко было отчество Устинович), потому что один Константинополь (Стамбул) в мире уже есть.

Путешествие в Крым и Константинополь в 1786 году милади Кравен,

Описание
Кравен, Элизабет (1750-1828).
    Путешествие в Крым и Константинополь в 1786 году милади Кравен, : В котором она описывает часть Франции, Италии, Германии, Польши, России, Турции, бытность свою в С.Петербурге и Москве, описывает те народы, которых она видела, делает историческое и географическое описание Крыма, от начала его основания до покорения под Российскую державу; описывает часть Европейской и Азиятской Турции, некоторые острова Архипелага и остатки славнаго в древности греческаго города Афин; делает верное и любопытное описание славной Антипароской пещеры, о которой мы еще не имеем описаний на российском языке, и окончает свое путешествие, возвращаясь чрез Булгарию, Валохию и Трансильванию в Вену / Перевод с французскаго [Д.Рунича]. — Москва : Иждивением переводившаго : Унив. тип., у Ридигера и Клаудия, 1795. -VIII, 524, [1] с. ; 8°. —
Экз. СПбГУ из б-ки К.Н.Бестужева-Рюмина с владельч. пометой: Из книг Константина Бестужева-Рюмина. 1848 (верх. форз.). — Экз. НБ Тат из б-ки И.А.Второва. — Один из экз. ЯИАМЗ из б-ки И.А.Вахромеева. — СК XVIII 3207.
.
I. Ридигер, Христиан. II. Вахромеев, Иван Александрович (1843-1908). III. Второв, Иван Алексеевич (1772-1844). IV. Клаудий, Христофор Александрович (-1805). V. Рунич, Дмитрий Павлович (1778-1860). VI. Бестужев-Рюмин, Константин Николаевич (1829-1897). VII. Craven, Elizabeth. VIII. Московский университет. Типография.1. Территория России: Крым, Республика (коллекция). 2. Республика Крым: страницы истории (коллекция). 3. Россия и страны мира (коллекция). 4. Россия – Греция: из истории взаимоотношений (коллекция). 5. Крымский полуостров (Юг Восточной Европы) — Описание и путушествия английские. 6. Константинополь, город — Описание и путешествия английские — 18 в.. 7. Европа — Описания и путешествия английские — 18 в..
ББК 63.3(2)513ю14
ББК 63.3(4)512ю14
ББК 63.3(5Туц-2Стамбул)51ю14
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: РГПУ

Византийские уроки.

Краткая история Константинополя — ЖЖ

СЕРГЕЙ ЦВЕТКОВ: Краткая история Константинополя

Константинополь — город уникальный во многих отношениях. Это единственный город мира, расположенный разом в Европе и Азии и один из немногих современных мегаполисов, чей возраст приближается к трем тысячелетиям. Наконец, это город, который за свою историю сменил четыре цивилизации и столько же названий.

Первое поселение и провинциальный период

Около 680 года до н.э. на Босфоре появились греческие поселенцы. На азиатском берегу пролива они основали колонию Халкедон (сейчас это район Стамбула, который называется «Кадыкей»). Спустя три десятилетия напротив него вырос городок Византий. Согласно преданию, его основал некий Визант из Мегар, которому дельфийский оракул дал туманный совет «поселиться напротив слепых». По мнению Византа, жители Халкедона и были этими слепыми, поскольку выбрали для поселения далекие азиатские холмы, а не находящийся напротив уютный треугольник европейской суши.

Из блога sergeytsvetkov

Расположенный на перекрестке торговых путей, Византий был лакомой добычей для завоевателей. За несколько столетий город сменил многих хозяев — персов, афинян, спартанцев, македонян. В 74 году до н.э. свою железную длань на Византий наложил Рим. Для города на Босфоре наступил длительный период покоя и процветания. Но в 193 году, во время очередной схватки за императорский трон, жители Византия допустили роковую ошибку. Они присягнули одному претенденту, а сильнейшим оказался другой — Септимий Север. Мало того, Византий еще и упорствовал в своем непризнании нового императора. Три года войско Септимия Севера простояло под стенами Византия, пока голод не заставил осажденных сдаться. Разъяренный император приказал сравнять город с землей. Впрочем, жители скоро вернулись на родные руины, как будто предчувствуя, что впереди их городу уготовано блестящее будущее.

Столица империи

Скажем несколько слов о человеке, который дал Константинополю свое имя.

Константин Великий посвящает Константинополь Богородице. Мозаика, из блога sergeytsvetkov

Императора Константина уже при жизни называли «Великим», хотя высокой нравственностью он не отличался. Это, впрочем, и не удивительно, ведь вся его жизнь прошла в ожесточенной борьбе за власть. Он участвовал в нескольких гражданских войнах, в ходе которых казнил своего сына от первого брака Криспа и вторую жену Фаусту. Но некоторые его государственные деяния действительно достойны титула «Великий». Не случайно потомки не жалели мрамора, воздвигая ему гигантские памятники. В музее Рима хранится обломок одной такой статуи. Высота ее головы — два с половиной метра.

Из блога sergeytsvetkov

В 324 году Константин решил перенести место пребывания правительства из Рима на Восток. Поначалу он примеривался к Сердике (ныне София) и другим городам, но в конце концов остановил свой выбор на Византии. Границы своей новой столицы Константин лично начертал на земле копьем. До сих пор в Стамбуле можно погулять вдоль остатков древнейшей крепостной стены, возведенной по этой линии.

Из блога sergeytsvetkov

Всего за шесть лет на месте провинциального Византия вырос огромный город. Его украсили великолепные дворцы и храмы, акведуки и широкие улицы с богатыми домами знати. Новая столица империи долгое время носила гордое название «Нового Рима». И лишь спустя столетие Византий-Новый Рим был переименован в Константинополь, «город Константина».

Столичная символика

Константинополь — город тайных смыслов. Местные гиды обязательно покажут вам две главные достопримечательности древней столицы Византии — собор Святой Софии и Золотые ворота. Но далеко не всякий объяснит их тайное значение. А между тем эти постройки появились в Константинополе отнюдь не случайно.

Собор святой Софии и Золотые ворота наглядно воплощали средневековые представления о странствующем Граде, особенно популярные на православном Востоке. Считалось, что после того, как древний Иерусалим утратил свою провиденциальную роль в деле спасения человечества, сакральная столица мира переместилась в Константинополь. Теперь уже не «ветхий» Иерусалим, а первая христианская столица олицетворяла Град Божий, которому предназначено стоять до скончания века, а после Страшного суда стать обителью праведников.

Реконструкция первоначального вида храма Святой Софии в Константинополе, из блога sergeytsvetkov

В первой половине VI века, при императоре Юстиниане I, городская структура Константинополя была приведена в соответствие с этой идеей. В центре византийской столицы был сооружен грандиозный собор Софии Премудрости Божией, превзошедший свой ветхозаветный прототип — иерусалимский храм Господень. Вместе с тем городскую стену украсили парадные Золотые ворота. Предполагалось, что в конце времен Христос въедет через них в богоизбранный град, чтобы завершить историю человечества, подобно тому как некогда он въехал в Золотые ворота «ветхого» Иерусалима, чтобы указать людям путь спасения.

Золотые ворота в Константинополе. Реконструкция, из блога sergeytsvetkov

Именно символика Божьего Града спасла Константинополь от тотального разорения в 1453 году. Турецкий султан Мехмед Завоеватель распорядился не трогать христианские святыни. Однако он постарался уничтожить их прежний смысл. Святая София была превращена в мечеть, а Золотые ворота — замурованы и перестроены (как и в Иерусалиме).

Сергей Цветков
Позже среди христианских жителей Османской империи возникло поверье, что русские освободят христиан от ига неверных и войдут в Константинополь через Золотые Ворота. Те самые, к которым князь Олег прибил некогда свой червлёный щит.

Ну что же, поживем — увидим.

Пора расцвета

Наивысшего расцвета Византийская империя, а вместе с ней и Константинополь достигли в правление императора Юстиниана I, который находился у власти с 527 по 565 год.

Вид на Константинополь византийской эпохи с высоты птичьего полёта. Реконструкция, из блога sergeytsvetkov

Юстиниан — одна из самых ярких, и вместе с тем противоречивых фигур на византийском престоле. Умный, властный и энергичный правитель, неутомимый труженик, инициатор многих реформ, он всю жизнь посвятил осуществлению своей заветной идеи возрождения былого могущества Римской империи. Население Константинополя при нем достигло полумиллиона человек, город украсился шедеврами церковной и светской архитектуры. Но под маской великодушия, простоты и внешней доступности скрывалась натура беспощадная, двуличная и глубоко коварная. Юстиниан потопил в крови народные восстания, жестоко преследовал еретиков, расправлялся с непокорной сенаторской аристократией. Верной помощницей Юстиниана была его жена императрица Феодора. В молодости она была актрисой цирка и куртизанкой, но, благодаря редкой красоте и необычайному обаянию, стала императрицей.

Юстиниан и Феодора. Мозаика, из блога sergeytsvetkov

Согласно церковному преданию, Юстиниан по происхождению был наполовину славянин. До своего восшествия на престол он будто бы носил имя Управда, а мать его звали Бегляницею. Родиной его было селение Вердяне близ болгарской Софии.

По иронии судьбы, именно в правление Управды-Юстиниана Константинополь в первый раз подвергся нашествию славян. В 558 году их отряды появились в непосредственной близости от византийской столицы. В городе на тот момент имелась только пешая гвардия под началом прославленного полководца Велизария. Чтобы скрыть малочисленность своего гарнизона, Велизарий распорядился волочить позади боевых линий срубленные деревья. Поднялась густая пыль, которую ветер понес в сторону осаждавших. Хитрость удалась. Полагая, что на них движется большое войско, славяне отступили без боя. Однако впоследствии Константинополю пришлось еще не раз увидеть славянские дружины под своими стенами.

Родина спортивных фанатов

Византийская столица нередко страдала от погромов спортивных болельщиков, как это случается и с современными европейскими городами.

В повседневной жизни константинопольцев необычайно большая роль принадлежала ярким массовым зрелищам, в особенности конным бегам. Страстная приверженность горожан к этому развлечению породила образование спортивных организаций. Всего их было четыре: левки (белые), русии (красные), прасины (зеленые) и венеты (голубые). Они различались по цвету одежд возниц конных квадриг, участвовавших в состязаниях на ипподроме. Сознавая свою силу, константинопольские фанаты требовали от правительства различных уступок, а время от времени устраивали в городе настоящие революции.

Самое грозное восстание, известное под названием «Ника!» (то есть «Побеждай!»), разразилось 11 января 532 года. Стихийно объединившиеся приверженцы цирковых партий напали на резиденции городских властей и разгромили их. Восставшие сожгли налоговые списки, захватили тюрьму и выпустили на свободу заключенных. На ипподроме при общем ликовании был торжественно коронован новый император Ипатий.

Во дворце началась паника. Законный император Юстиниан I в отчаянии намеревался бежать из столицы. Однако его супруга императрица Феодора, явившись на заседание императорского совета, заявила, что предпочитает смерть потере власти. «Царская порфира — прекрасный саван», — сказала она. Юстиниан, устыдившись своей трусости, начал наступление на восставших. Его полководцы, Велизарий и Мунд, встав во главе крупного отряда наемников-варваров, внезапно напали на восставших в цирке и всех перебили. После резни с арены было убрано 35 тысяч трупов. Ипатий был публично казнен.

Словом, теперь вы видите, что наши фанаты, по сравнению со своими далекими предшественниками, — просто кроткие ягнята.

Столичные зверинцы

Каждая уважающая себя столица стремится обзавестись собственным зоопарком. Константинополь не был здесь исключением. В городе имелся роскошный зверинец — предмет гордости и заботы византийских императоров. О зверях, обитавших на Востоке, европейские монархи знали лишь понаслышке. Например, жирафов в Европе долгое время считали помесью верблюда с леопардом. Полагали, что от одного жираф унаследовал общий внешний вид, а от другого — окраску.

Однако сказка меркла по сравнению с реальными чудесами. Так, в Большом императорском дворце в Константинополе имелась палата Магнавра. Здесь находился целый механический зверинец. Послы европейских государей, побывавшие на императорском приеме, были поражены увиденным. Вот, например, что рассказывал в 949 году Лиутпранд, посол итальянского короля Беренгара: «Перед троном императора стояло медное, но позолоченное дерево, ветви которого наполняли разного рода птицы, сделанные из бронзы и также позолоченные. Птицы издавали каждая свою особую мелодию, а сиденье императора было устроено так искусно, что сначала оно казалось низким, почти на уровне земли, затем несколько более высоким и, наконец, висящим в воздухе. Колоссальный трон окружали, в виде стражи, медные или деревянные, но, во всяком случае, позолоченные львы, которые бешено били своими хвостами о землю, открывали пасть, двигали языком и издавали громкий рев. При моем появлении заревели львы, и птицы запели каждая свою мелодию. После того как я, согласно обычаю, в третий раз преклонился перед императором, я поднял голову и увидел императора в совершенно другой одежде почти у потолка залы, в то время как только что видел его на троне на небольшой высоте от земли. Я не мог понять, как это произошло: должно быть, он был поднят наверх посредством машины».

Из блога sergeytsvetkov

Кстати, все эти чудеса наблюдала в 957 году и княгиня Ольга — первый русский посетитель Магнавры.

Золотой Рог

Константинопольская бухта Золотой Рог в древности имела первостепенное значение при обороне города от нападений с моря. Если неприятелю удавалось прорваться в бухту, город был обречен.

Из блога sergeytsvetkov

Древнерусские князья несколько раз пытались атаковать Царьград с моря. Но только однажды русскому войску удалось проникнуть в заветную бухту.

В 911 году вещий Олег повел большой русский флот в поход на Константинополь. Чтобы не дать русам высадиться на берег, греки перегородили вход в Золотой Рог тяжелой цепью. Но Олег перехитрил греков. Русские ладьи были поставлены на круглые деревянные валькИ и волоком перетянуты в бухту. Тогда византийский император решил, что такого человека лучше иметь другом, чем врагом. Олегу был предложен мир и статус союзника империи.

Миниатюра Ралзивилловской летописи, из блога sergeytsvetkov

В Константинопольских проливах наши предки также впервые познакомились с тем, что мы теперь называем превосходством передовых технологий. 11 июня 941 года сотни ладей князя Игоря блокировали город с моря. Византийский флот в это время находился далеко от столицы, воюя с арабскими пиратами в Средиземноморье. Под рукой у византийского императора Романа I было всего полтора десятка судов, списанных на берег из-за ветхости. Тем не менее Роман решил дать сражение. На полусгнившие посудины были установлены сифоны с «греческим огнем». Это была горючая смесь, основу которой составляла природная нефть.

Из блога sergeytsvetkov

Русские ладьи смело атаковали греческую эскадру, один вид которой вызывал у них смех. Но вдруг через высокие борта греческих кораблей на головы русов полились огненные струи. Море вокруг русских судов как будто внезапно вспыхнуло. Множество ладей разом запылало. Русское войско мгновенно охватила паника. Каждый думал только о том, как поскорее выбраться из этого пекла.

Из блога sergeytsvetkov

Греки одержали полную победу. Византийские историки сообщают, что Игорю удалось спастись едва ли с десятком ладей.

Церковный раскол

В Константинополе не раз заседали Вселенские соборы, спасавшие христианскую Церковь от губительных расколов. Но однажды там произошло событие совсем другого рода.

15 июля 1054 года перед началом богослужения в собор Святой Софии вошел кардинал Гумберт в сопровождении двух папских легатов. Пройдя прямо в алтарь, он обратился к народу с обвинениями против константинопольского патриарха Михаила Керулария. В конце речи кардинал Гумберт положил на престол буллу о его отлучении и покинул храм. На пороге он символически отряхнул прах со своих ног и произнес: «Видит Бог и судит!» С минуту в церкви царило полное безмолвие. Затем поднялся всеобщий гвалт. За кардиналом побежал диакон, умоляя его взять буллу назад. Но тот отвел протянутый ему документ, и булла упала на мостовую. Ее отнесли патриарху, который распорядился обнародовать папское послание, а следом отлучил самих папских легатов. Возмущенная толпа едва не растерзала посланцев Рима.

Из блога sergeytsvetkov

Вообще говоря, Гумберт приехал в Константинополь совсем для другого дела. В то время как Риму, так и Византии сильно досаждали обосновавшиеся в Сицилии норманны. Гумберту было поручено договориться с византийским императором о совместных действиях против них. Но с самого начала переговоров на первое место выдвинулся вопрос о конфессиональных разногласиях между римской и константинопольской церквями. Император, который был крайне заинтересован в военно-политической помощи Запада, не смог утихомирить разбушевавшихся попов. Дело, как мы видели, кончилось скверно — после взаимного отлучения константинопольский патриарх и римский папа больше не желали знать друг друга.

Позже это событие получило название «великого раскола», или «разделения Церквей» на западную — католическую и восточную — православную. Разумеется, его корни лежали гораздо глубже XI века, а губительные последствия сказались далеко не сразу.

Русские паломники

Столица православного мира — Царьград (Константинополь) — была хорошо знакома русским людям. Сюда приезжали купцы из Киева и других городов Руси, здесь останавливались паломники, идущие на Афон и в Святую землю. Один из районов Константинополя — Галата — даже назывался «русским городом», — так много тут жило русских путешественников. Один из них, новгородец Добрыня Ядрейкович, оставил интереснейшее историческое свидетельство о византийской столице. Благодаря его «Сказанию о Царьграде» мы знаем, каким застал тысячелетний город крестоносный погром 1204 года.

Добрыня посетил Царьград весной 1200 года. Он детально осмотрел монастыри и храмы Константинополя с их иконами, мощами и реликвиями. По подсчетам ученых, в «Сказании о Царьграде» описано 104 святыни столицы Византии, причем так основательно и точно, как их не описывал никто из путешественников более позднего времени.

Весьма любопытен рассказ о чудесном явлении в Софийском соборе 21 мая, которому, как уверяет Добрыня, он лично был свидетель. Вот что произошло в тот день: в воскресенье перед литургией на глазах молящихся золотой запрестольный крест с тремя горящими лампадами чудесным образом поднялся сам собой в воздух, а затем плавно опустился на свое место. Греки восприняли это знамение с ликованием, как знак милости Божией. Но по иронии судьбы спустя четыре года Константинополь пал под ударами крестоносцев. Это несчастье заставило греков переменить взгляд на толкование чудесного знамения: теперь стали думать, что возвращение святынь на место предвещало возрождение Византии после падения государства крестоносцев. Позднее сложилось предание, что накануне взятия Константинополя турками в 1453 году, и тоже 21 мая, чудо повторилось, но на этот раз крест с лампадами навсегда взвились в небо, и это знаменовало уже окончательное падение Византийской империи.

Подробнее

Первая капитуляция

На Пасху 1204 года Константинополь оглашали только стенания и плач. Впервые за девять веков в столице Византии орудовали враги — участники IV Крестового похода.

Призыв к захвату Константинополя прозвучал еще в конце XII века из уст папы Иннокентия III. Интерес к Святой земле на Западе в то время стал уже охладевать. Но крестовый поход против православных схизматиков — это было свежо. Мало кто из западноевропейских государей устоял перед соблазном пограбить богатейший город мира. Венецианские корабли за хорошую мзду доставили орду крестоносных громил прямо под стены Константинополя.

Штурм крестоносцами стен Константинополя в 1204 году. Картина Якопо Тинторетто, XVI век, из блога sergeytsvetkov

Город был взят штурмом в понедельник 13 апреля и подвергся тотальному ограблению. Византийский летописец Никита Хониат возмущенно писал, что даже «мусульмане более добры и сострадательны по сравнению с этими людьми, которые носят на плече знак Христа». Неисчислимое количество мощей и драгоценной церковной утвари было вывезено на Запад. По оценкам историков, и по сей день до 90% самых значимых реликвий в соборах Италии, Франции и Германии составляют святыни, вывезенные из Константинополя. Величайшая из них — так называемая Туринская плащаница: погребальная пелена Иисуса Христа, на которой запечатлелся Его лик. Сейчас она хранится в соборе итальянского Турина.

На месте Византии рыцари создали Латинскую империю и ряд других государственных образований. В 1213 году папский легат закрыл все церкви и монастыри Константинополя, а монахов и священников заточил в темницы. Католическое духовенство вынашивало планы настоящего геноцида православного населения Византии. Настоятель собора Парижской Богоматери Клод Флери писал, что греков «нужно истребить и населить страну католиками».

Этим планам, к счастью, не суждено было осуществиться. В 1261 году император Михаил VIII Палеолог почти без боя вернул себе Константинополь, положив конец латинскому владычеству на византийской земле.

Новая Троя

В конце XIV—начале XV веков Константинополь пережил самую длительную в своей истории осаду, сравнимую разве что с осадой Трои. К тому времени от Византийской империи остались жалкие клочки — сам Константинополь да южные районы Греции. Остальное захватил турецкий султан Баязид I. Но независимый Константинополь торчал у него как кость в горле, и в 1394 году турки взяли город в кольцо осады.

Император Мануил II обратился за помощью к сильнейшим государям Европы. Кое-кто из них откликнулся на отчаянный призыв из Царьграда. Из Москвы, правда, прислали только деньги — московским князьям хватало своих забот с Золотой Ордой. А вот венгерский король Сигизмунд смело отправился в поход против турок, но 25 сентября 1396 года был наголову разбит в сражении у Никополя. Несколько удачнее действовали французы. В 1399 году полководец Жоффруа Букико с тысячью двумястами воинов прорвался в Константинополь, усилив его гарнизон.

Однако настоящим спасителем Константинополя стал как ни странно Тамерлан. Конечно, великий хромец меньше всего думал о том, чтобы сделать приятное византийскому императору. С Баязидом у него были свои счеты. В 1402 году Тамерлан разбил Баязида, захватил его в плен и посадил в железную клетку.

Сын Баязида Сулим снял восьмилетнюю осаду с Константинополя. На начавшихся вслед за тем переговорах византийский император сумел выжать из ситуации даже больше, чем она могла дать на первый взгляд. Он потребовал возвращения ряда византийских владений, и турки безропотно согласились на это. Более того, Сулим принес императору вассальную клятву. Это было последним историческим успехом Византийской империи — но зато каким! Чужими руками Мануил II вернул себе значительные территории, и обеспечил Византийской империи еще полвека существования.

Падение

В середине XV века Константинополь все еще считался столицей Византийской империи, а ее последний император, Константин XI Палеолог, по иронии судьбы носил имя основателя тысячелетнего города. Но то были лишь жалкие руины некогда великой империи. Да и сам Константинополь давно утратил столичный блеск. Его укрепления были полуразрушены, население ютилось в ветхих домах, и только отдельные постройки — дворцы, церкви, ипподром — напоминали о былом величии.

Византийская империя в 1450 году, из блога sergeytsvetkov

Такой вот город, или скорее исторический призрак, 7 апреля 1453 года осадила 150-тысячная армия турецкого султана Мехмета II. В Босфорский пролив вошло 400 турецких кораблей.

29-й раз за свою историю Константинополь подвергался осаде. Но никогда еще опасность не была столь велика. Турецкой армаде Константин Палеолог мог противопоставить всего 5000 солдат гарнизона и около 3000 венецианцев и генуэзцев, откликнувшихся на призыв о помощи.

Панорама «Падение Константинополя». Открыта в Стамбуле в 2009 году, из блога sergeytsvetkov

На панораме изображено примерно 10 тысяч участников битвы. Общая площадь холста — 2 350 кв. метров при диаметре панорамы в 38 метров и 20-метровой высоте. Символично и место её расположения: неподалеку от Пушечных ворот. Именно рядом с ними была пробита брешь в стене, которая решила исход штурма.

Тем не менее, первые приступы со стороны суши не принесли туркам успеха. Неудачей закончилась и попытка турецкого флота прорвать цепь, преграждавшую вход в бухту Золотой Рог. Тогда Мехмет II повторил маневр, который некогда доставил князю Олегу славу покорителя Царьграда. По приказу султана османы соорудили 12-километровый волок и перетащили по нему в Золотой Рог 70 кораблей. Торжествующий Мехмет предложил осажденным сдаться. Но те ответили, что будут стоять насмерть.

27 мая турецкие орудия открыли ураганный огонь по городским стенам, пробив в них огромные бреши. Два дня спустя начался последний, общий штурм. После ожесточенной схватки в проломах турки ворвались в город. Константин Палеолог пал в бою, сражаясь как простой воин.

Официальный ролик панорамы «Падение Константинополя»

Несмотря на причиненные разрушения, турецкое завоевание вдохнуло в умиравший город новую жизнь. Константинополь превратился в Стамбул — столицу новой империи, блистательной Османской Порты.

Утрата столичного статуса

470 лет Стамбул был столицей Османской империи и духовным центром исламского мира, поскольку турецкий султан являлся одновременно и халифом — духовным владыкой мусульман. Но в 20-х годах прошлого века великий город утратил свой столичный статус — надо полагать, навсегда.

Из блога sergeytsvetkov

Причиной тому послужила Первая мировая война, в которой издыхавшая Османская империя имела глупость выступить на стороне Германии. В 1918 году турки потерпели от Антанты сокрушительное поражение. Фактически страна утратила независимость. Севрский договор 1920 года оставил Турции лишь пятую часть ее прежней территории. Дарданеллы и Босфор объявлялись открытыми проливами и подлежали оккупации вместе со Стамбулом. В турецкую столицу вошли англичане, в то время как греческая армия захватила западную часть Малой Азии.

Однако в Турции нашлись силы, не пожелавшие смириться с национальным унижением. Национально-освободительное движение возглавил Мустафа Кемаль-паша. В 1920 году он провозгласил в Анкаре о создании свободной Турции и объявил недействительными подписанные султаном договоры. В конце августа—начале сентября 1921 года между кемалистами и греками произошло крупное сражение на реке Сакарье (в ста километрах к западу от Анкары). Кемаль одержал убедительную победу, за которую получил звание маршала и титул «Гази» («Победитель»). Войска Антанты были выведены из Стамбула, Турция получила международное признание в ее нынешних границах.

Правительство Кемаля провело важнейшие реформы государственного строя. Светская власть была отделена от религиозной, султанат и халифат ликвидированы. Последний султан Мехмед VI бежал за границу. 29 октября 1923 года Турция была официально провозглашена светской республикой. Столицу нового государства перенесли из Стамбула в Анкару.

Потеря столичного статуса не вычеркнула Стамбул из списка великих городов мира. Сегодня — это крупнейший мегаполис Европы с населением в 13,8 миллионов человек и бурно развивающейся экономикой.

Источник — http://sergeytsvetkov.livejournal.com/375508.html

Почему русский штык в Константинополь не прорвался — Статьи — История

В ходе многочисленных русско-турецких войн Россия пыталась решить ту же задачу на юге, что была решена ею в результате Северной войны на севере — «прорубить окно в Европу». Но добиться этой цели, не контролируя черноморские проливы и Константинополь, было нереально. Идея о международной конвенции придет в голову человечеству много позднее, а в XVIII и XIX вв. речь шла только и исключительно о военном решении.

За эти два столетия было разработано несколько планов занятия Константинополя, более того, не единожды русские войска были близки к заветной цели. Но всякий раз намерения подобного рода в последний момент отвергались высшим руководством, не желавшим большой войны с поддерживающим Оттоманскую империю Западом, да и с некоторыми восточными странами, вполне возможно, тоже.

Поэтому все наметки так остались лежать под сукном где-то в дальнем ящике. О трех самых вероятных из них и пойдет речь.

1795 г.: План Суворова

Екатерина II наверняка хотела поставить жирный восклицательный знак в конце своей жизни и царствования. И таковым вполне могло бы стать занятие Константинополя, оно ознаменовало бы, помимо всего прочего, окончательную победу в череде кампаний против Блистательной Порты. Именно этим можно объяснить, почему она позволила величайшему русскому полководцу А.В. Суворову подготовить и представить план подобной операции. В голове он ее держал всегда, особенно после взятия считавшейся неприступной крепости Измаил. После этого штурм торгового, по сути, города, каковым был Константинополь, казался не такой уж сложной задачей. Несложной в военном, но невыполнимой в политическом смысле миссией.

Тем не менее, мы можем предположить, что тщательно расписанный, чуть ли не до деталей план не был одной лишь импровизацией прославленного генерала. Скорее всего, Екатерина II до последнего момента колебалась, давать ли добро на эту операцию или нет. Она явно хотела взвесить все за и против.

Поэтому, видимо, А.В. Суворов все старается разложить буквально по полочкам, особенно в части снабжения войск и флота, которые должны были бы быть привлечены к участию в штурме. И именно поэтому предложенный план не выглядит… суворовским. Александру Васильевичу, как полководцу, не свойственны были компромиссы и неторопливость. Резкая и неожиданная для противника атака — вот его стиль. В данном же случае операция, по сути, была разделена им на три этапа — продвижение к болгарской Варне, потом занятие крепостей, прикрывающих Константинополь и, собственно, наступление на город с продвижением внутри него к Сералю, сейчас более известному как дворец Топкапи.

Скорее всего, такой подход был вынужденным компромиссом полководца с возражениями противников операции при дворе, но самое главное, с сомнениями самой государыни императрицы. Есть версия, что изначально он как раз предлагал на словах Екатерине молниеносную операцию и просил для захвата Константинополя всего 40 тысяч чудо-богатырей. В то время как в предложенном на бумаге плане по его прикидкам одних только османских сил могло противостоять до полмиллиона человек. И хотя Александр Васильевич предполагал, что на стороне штурмующих будут представители греческой и иных диаспор города, ему совершенно очевидно было, что одним полком взять Константинополь, тем более прибегнув к этому постепенному подходу, точно не получится.

Так что можно даже предположить, что сам этот план он подготовил с совсем другой целью — убедить императрицу следовать совсем другой тактике, решительной и неожиданной вылазки, которых он во множестве провел за свою полководческую карьеру. Но теперь мы можем только это предполагать, ведь никакой операции, ни быстрой, ни медленной, не случилось — Екатерина явно не захотела рисковать и ссориться с половиной государств мира.

Читайте также

Три горьких поражения России на поле боя

Далеко не всегда доблесть армии выручала страну в крупных кампаниях

1878 г.: Скобелев почти реализует идеи Суворова

Если Суворов лишь сокрушался по поводу того, что миролюбивая политика императрицы не позволила ему гипотетически взять Константинополь, то генерал М.Д. Скобелев буквально рвал и метал, что дипломаты лишили его практически полученных им ключей от турецкой столицы. Он буквально умалял петербургское руководство под его ответственность дать возможность ему и его бойцам войти в город, лежащий перед ними, бесстрашный командир готов был даже пойти под суд, но тщетно. Никто его и слушать не хотел.

А ведь передовые части русской армии были уже всего в нескольких десятках километрах от цели. И никакого сопротивления противник оказать им уже не мог. В точном соответствии с суворовским планом русские войска разгромили турецкую армию в ожесточенных боях на территории современной Болгарии. Ворота Константинополя для них открыла мужественная оборона Шипки, героические штурмы Плевны, но, самое главное, их распахнул котел, который устроили бойцы Скобелева 30-тысячной армии Вессель-паши под Шейново накануне наступления нового 1878 г. Наши бойцы, совершая очень быстрые марш-броски в гористой местности, ловко обошли неприятеля, который почему-то не ожидал такого от наследников суворовских чудо-богатырей.

После этого сопротивление Османской империи было фактически сломлено. Турецкий гамбит был успешно разыгран Скобелевым не только в одноименном романе Б. Акунина. Последнее сколько-нибудь боеспособное турецкое войско под командованием Сулеймана-паши чуть позднее было разгромлено под нынешним Пловдивом. В Константинополь осталось только добраться.

Но именно этого своим военным не позволил Александр II, второй раз в истории царь-освободитель предпочел не ссориться с Западом, прекрасно понимая, с каким негодованием это будет воспринято тем же Скобелевым. Но, в отличие от Екатерины, он точно знал на примере неудачно сложившейся Крымской войны, что западные страны не ограничатся демаршами, а реально начнут боевые действия. Так что удальцов Скобелева остановил не только осторожный царь-батюшка, но и британский флот, готовый перейти от угроз к настоящей войне против России.

Сложнее понять, почему на отказе от взятия уже фактически готового сдаться Константинополя царское правительство решило не останавливаться, потом сдав в значительной степени все, что страшной, кровавой ценой завоевали наши воины. Из страха остаться один на один со всем Западом, российская дипломатия во главе с престарелым канцлером Горчаковым пошла на ревизию положений подписанного в Сан-Стефано мирного договора с Османской империей.

В итоге в освобожденной за счет мужества и героизма русских воинов Болгарии усилилось прогерманское влияние. А это привело к тому, что эта братская страна в ходе и Первой, и Второй мировой войн полностью или частично оказывалась на другой стороне, чем Россия.

1916 г.: Несостоявшаяся Босфорская операция


Если во времена Скобелева западные страны открыто демонстрировали свое намерение не допустить контроля России над черноморскими проливами и Константинополем, то 40 лет спустя они добивались того же, но уже скрыто. Явно ссориться с царским правительством, рискуя подтолкнуть его к сепаратному миру с Германией, союзники по Антанте не желали. Их правящие круги прекрасно понимали, что само участие России в войне на их стороне во многом было обусловлено их обещанием отдать Босфор и Дарданеллы, а также Константинополь под российский скипетр. Обещание такое Париж и Лондон тайно давали Санкт-Петербургу, но, похоже, еще более скрытно размышляли над тем, как бы это обещание не выполнить.

В российской же столице, как только грянула глобальная драка, к старому плану тут же вернулись. Но вот его практическому воплощению в жизнь все время мешали… союзники.

В 1915 году они начали свою операцию в Дарданеллах, стремясь упредить царскую армию. В 1916 году поступили еще коварнее, присоединив к Антанте очень слабое в военном отношении государство — Румынию. Чем-то иным, кроме попытки отвлечь русские войска от операции в Константинополе, вообще невозможно объяснить, зачем ее участие понадобилось.

Румынскую армию довольно быстро разгромил всего один германский корпус. И для того чтобы не произошло на этом участке полного и окончательного краха, России пришлось начать боевые действия и на этом участке, т.е. для нашей многострадальной страны ее партнерами был де-факто открыт уже четвертый по счету фронт. В этой ситуации было уже не до Константинополя.

Но вот незадача для «братьев по оружию»: операция, которой должен был командовать адмирал А.В. Колчак, была отложена, а не отменена вовсе. На их счастье начали происходить просто удивительные вещи в тылу российского союзника. Во-первых, загорелся ни с того ни с сего и был затоплен сверхмощный и только-только спущенный на воду линкор «Императрица Мария», который должен был обеспечивать артиллерийскую поддержку десанта. Ну а во-вторых, в Петрограде вдруг вспыхнули беспорядки, быстро превратившиеся в Февральскую революцию.

В результате план Колчака по проведению Босфорской операции постигла та же участь, что и наметки А.В. Суворова и намерения Скобелева. Так что теперь нам трудно сказать, ждал бы ее успех или полный провал.

Колчак, по сути, вернулся к первоначальной идее Суворова о молниеносной высадке. Правда, великий фельдмаршал считал, что осуществить ее можно будет только в том случае, если Черноморский флот захватит даже не полное, а тотальное господство. Чего не было в 1916 г., хотя Колчак ошибочно полагал, что главная опасность в виде германских крейсеров «Гебен» и «Бреслау», устранена.

Кстати, само появление этих кораблей в составе турецких ВМС — еще одна загадка, которую задали союзники Генштабу России — они умудрились прорваться мимо гигантской британской эскадры. Как это у них получилось — загадка, наверное, была для них самих, но в результате у Османской империи появилось грозное оружие для обороны Константинополя.

В этой ситуации надеяться на то, что союзные державы позволят России закрепиться на Босфоре, после окончания войны мог только очень наивный человек.

Читайте также

Татарбунарская трагедия: Повстанцев расстреляли химснарядами

Как Румыния приобщала Бессарабию к европейским ценностям


1833 г.: По приглашению султана

Да, ни одному из планов взятия Константинополя, как упомянутых нами, так и иных, не суждено было осуществиться. Но, по большому счету, не могли они осуществиться — слишком уж велики были бы издержки, слишком непредсказуемы последствия. Но вот парадокс истории — русская армия в 1833 г. все же оказалась на берегах Босфора безо всякого плана, по приглашению… султана Махмуда II.

Дело в том, что к этому моменту управляемая им империя начала распадаться, причем отколовшийся от нее Египет начал войну против бывшей метрополии и был близок к тому, чтобы захватить ее столицу. И захватил бы, вероятно, если бы не блестящее дипломатическое искусство российского представителя А.Ф. Орлова, который сумел уговорить командующего египетской армией Ибрагима-пашу убраться восвояси, а от султана — согласия на ввод ограниченного контингента российских войск. Они, конечно, могли легко занять столицу извечного противника. Но коварное и циничное вероломство никогда не было в традициях русского воинства. Так что никому и в голову не пришло воспользоваться ситуацией. Если не считать рекогносцировки местности и укреплений. Так, на всякий случай. Впрочем, как потом выяснилось, и она была не нужна.

История Assassin’s Creed «Все дороги ведут в Константинополь»: KainGun | Паб