Коллективизация сельского хозяйства – Коллективизация сельского хозяйства

2. Коллективизация сельского хозяйства. История России XX — начала XXI веков

2. Коллективизация сельского хозяйства

Коллективизация сельского хозяйства СССР – это процесс объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные, коллективные. Создание производственных кооперативов стало составной частью социально-экономической перестройки страны, осуществленной руководством СССР в конце 1920-х – 1930-е годы. Сплошная коллективизация была неразрывно связана с форсированной индустриализацией. Начало двум взаимосвязанным процессам положил ноябрьский (1929 г.) пленум ЦК ВКП (б).

Основные предпосылки коллективизации были заложены в 1917 г.: экономическая – национализация земли, политическая – диктатура пролетариата. В двадцатые годы необходимость коллективизации обосновывали тремя причинами: во-первых, политической опасностью, во-вторых, экономической необходимостью, в-третьих, социальной выгодностью.

Большинство руководителей страны следовали ленинскому предостережению, что мелкотоварное крестьянское хозяйство «ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» рождает капитализм. Поэтому они считали опасным продолжительное время базировать диктатуру пролетариата на двух разных основах – государственной (социалистической) крупной промышленности и мелком индивидуальном крестьянском хозяйстве. Мнение меньшинства, считавшего вслед за Бухариным, что крестьянин-единоличник, в том числе и зажиточный (кулак), может «врасти» в социализм, было отвергнуто после бойкота хлебозаготовок 1927 г.

Экономическую необходимость коллективизации обосновывали тем, что крестьянское мелкотоварное хозяйство не в состоянии обеспечить спрос растущего городского населения продуктами питания, а промышленность – сельскохозяйственным сырьем. Введение в 1928 г. в городах карточной системы на продовольствие укрепило эту позицию в партийной и рабочей среде.

Социальное обоснование адресовалось крестьянству с целью убедить его в выгодности колхозов, крупного коллективного хозяйства, которое позволит повысить уровень жизни, сэкономить труд, ослабить зависимость от стихийных сил природы.

В узком кругу партийно-государственного руководства коллективизацию рассматривали в качестве основного рычага перекачки из деревни средств на индустриализацию и трудовых рук для новых фабрик, заводов, рудников и т. д.

Форсированная индустриализация и сплошная коллективизация стали двумя сторонами одного курса на создание независимой военно-промышленной державы, который официально назывался курсом на построение социализма в одной стране.

К 12-й годовщине Октября в «Правде» И. В. Сталин опубликовал статью «Год великого перелома», в которой поставил задачу форсировать колхозное строительство, провести «сплошную коллективизацию». Эта задача противоречила плану первой пятилетки, согласно которому к 1932/33 гг. намечалось охватить всеми формами кооперации 85 % крестьянских хозяйств, а в колхозы вовлечь 20 % (или 20 % посевной площади). Это был напряженный план: ведь в 1927 г. колхозы объединяли лишь 1 % крестьян. Но он учитывал реальную тенденцию к производственному кооперированию бедняков, удельный вес которых в 1927 г. составлял 22,1 % от общей численности крестьянских хозяйств. Помимо бедняков, согласно данным комиссии СНК СССР по налогообложению («комиссия Рыкова»), в 1927 г. в деревне проживало 3,9 % кулаков, 62,7 % середняков, 11,3 % батраков. Сталин же выдвинул «встречный план», который ломал пятилетний, ставший с апреля 1929 г. законом.

В 1928–1929 гг., когда в условиях «чрезвычайщины» резко усилился нажим на единоличника, а колхозникам были предоставлены льготы, число колхозов выросло в 4,5 раза – с 14,8 тыс. в 1927 г. до 70 тыс. к осени 1929 г. Они объединили около 4 % крестьянских хозяйств. В колхозы пошли середняки, надеясь пережить в них трудное время. Коллективизация осуществлялась путем простого сложения крестьянских орудий труда. Создавались колхозы «мануфактурного типа», не оснащенные современной сельскохозяйственной техникой. Это были главным образом ТОЗы – товарищества по совместной обработке земли, простейшая и временная форма колхоза.

Ноябрьский (1929 г.) пленум ЦК партии, отметив «бурный рост колхозов», «гигантские темпы коллективизации», поставил основную задачу в деревне – форсировать и эти темпы, в сжатые сроки провести сплошную коллективизацию. При этом пленум ЦК ни единым словом не упомянул о необходимости соблюдения добровольности при создании колхозов, в то время как в 1927 г. XV съезд ВКП(б) принцип добровольности ставил во главу угла процесса кооперирования крестьян. Кроме того, пленум не уточнил, что понимать под «сплошной коллективизацией» и какого типа колхозы целесообразно создавать.

Ноябрьский пленум также наметил направить в деревню для организации колхозов 25 тыс. рабочих («двадцатипятитысячников»). Коллективы заводов, направлявших в деревню своих рабочих, обязаны были взять шефство над созданными колхозами.

Для координации работы общесоюзных учреждений, созданных с целью перестройки сельского хозяйства (Зернотрест, Колхозцентр, Трактороцентр и др.), пленум постановил создать новый союзный наркомат – Народный комиссариат земледелия СССР. НКЗ СССР был создан 7 декабря 1929 г. Его возглавил бывший журналист, аграрник-марксист Я. А. Яковлев.

Для конкретизации общего курса на сплошную коллективизацию пленум поручил Политбюро ЦК подготовить соответствующее постановление. В свою очередь, Политбюро поручило эту работу специальной комиссии под руководством Я. А. Яковлева («комиссии Яковлева»).

Наконец, пленум ЦК высмеял «пророчества» Бухарина и его сторонников (Рыкова, Томского, Угарова и др.) о неизбежном голоде в стране, выразил уверенность в том, что в ближайшем будущем СССР станет самой хлебной страной. Бухарин, как «руководитель и застрельщик» «правого уклона», был выведен из Политбюро ЦК, остальные были предупреждены, что при малейшей попытке борьбы против линии ЦК к ним применят «оргмеры».

5 января 1930 г. ЦК ВКП (б) принял подготовленное «комиссией Яковлева» и отредактированное Сталиным постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Оно наметило завершить сплошную коллективизацию зерновых районов страны поэтапно к концу пятилетки. На Северном Кавказе, Средней и Нижней Волге ее планировали закончить осенью 1930 г. «или, во всяком случае, весной 1931 г.», в остальных (Украина, Западная Сибирь) – через год.

Постановление наметило создание в районах сплошной коллективизации сельскохозяйственных артелей, «как переходной к коммуне формы колхоза», и подчеркнуло недопустимость приема в колхозы кулаков. ЦК призвал организовать социалистическое соревнование по созданию колхозов и решительно бороться со всякими попытками сдержать колхозное строительство. Как и в ноябре, ЦК ни слова не сказал о соблюдении принципа добровольности, поощрив умолчанием произвол.

В конце января – начале февраля 1930 г. ЦК ВКП (б), ЦИК и СНК СССР приняли два постановления и инструкцию о ликвидации кулачества на базе сплошной коллективизации. Его разделили на три категории: террористы, сопротивляющиеся и остальные. Все подлежали аресту или ссылке с конфискацией имущества. Раскулачивание стало составной частью процесса коллективизации.

Сплошную коллективизацию провели в два этапа. На первом (ноябрь 1929 г. – начало марта 1930 г.) силами местных властей и «двадцатипятитысячников», численность которых превысила 30 тыс. человек, провели поголовное, преимущественно принудительное объединение единоличников в коммуны. Обобществляли не только средства производства, но и личные подсобные хозяйства, имущество. Были закрыты рынки, базары, а также церкви, осуждавшие насилие. Силами ОГПУ и Красной армии выселяли «раскулаченных» крестьян, в число которых попадали все недовольные. По решению секретных комиссий ЦК и СНК их направляли в специальные поселки для работы по хозяйственным планам, главным образом на лесозаготовках, в строительстве, горном деле. Спецпоселки ссыльных крестьян вначале находились в ведении местных органов власти. Летом 1931 г. по постановлению СНК СССР «Об устройстве спецпоселенцев» (июль 1931 г.) они были переданы в ведение ОГПУ, т. е. в систему ГУЛАГ.

Недовольство крестьян вылилось в массовый убой скота, бегство в города, убийства колхозных активистов, разрозненные антиколхозные восстания. Если в 1928 г. последних было зарегистрировано 150, в 1929 г. – более тысячи, то за январь-март 1930 г. – более двух тысяч. В подавлении крестьянских восстаний участвовали армейские части и авиация. Страна стояла на пороге новой гражданской войны. Об этом сообщали многие представители ЦК, контролировавшие кампанию коллективизации на местах. В начале 1945 г. в беседе с У. Черчиллем Сталин признал, что коллективизация была борьбой более напряженной и «ужасающей», чем Великая Отечественная война. Но, по его мнению (в изложении Черчилля), она была «абсолютно необходима для России».

По официальным данным, в стране к середине 1930 г. было раскулачено более 320 тыс. хозяйств (свыше 1,5 млн. человек). По данным современных историков, по всей стране было раскулачено и сослано около 5 млн. человек, Сталин назвал Черчиллю цифру в 10 млн.

Массовое возмущение крестьян насильственной коллективизацией заставило руководство страны временно ослабить нажим. Более того, по поручению Политбюро ЦК в «Правде» 2 марта 1930 г. И. В. Сталин опубликовал статью «Головокружение от успехов», в которой осудил «перегибы» и обвинил в них местные власти и рабочих, посланных создавать колхозы. «Головокружение» верхов, отраженное в решениях ноябрьского (1929 г.) пленума ЦК и постановлении ЦК от 5 января 1930 г., было представлено в статье как ошибка и преступление низов против генерального курса партии.

Вслед за статьей «Правда» опубликовала постановление ЦК ВКП (б) от 14 марта 1930 г. «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». ЦК партии прежде всего осудил нарушение добровольности, а также «раскулачивание» середняков и бедняков, мародерство, поголовное кооперирование, перескакивание с артели к коммуне, закрытие церквей, рынков, базаров. ЦК распорядился привлечь «к строжайшей ответственности» лиц, допустивших «искривления», которые «льют воду на мельницу» контрреволюции и оказывают «прямую помощь классовым врагам».

После выхода постановления многие организаторы массовых колхозов были репрессированы или покончили жизнь самоубийством. Насильственно созданные колхозы были распущены. К лету 1930 г. количество колхозов сократилось вдвое, они объединяли немногим более 1/5 крестьянских хозяйств. Однако руководство страны не изменило стратегию аграрной политики. Осенью того же года начался новый, более осторожный этап сплошной коллективизации. Отныне создавались только сельскохозяйственные артели, допускавшие существование личных подсобных хозяйств.

Летом 1931 г. ЦК партии наконец объяснил, что «сплошную коллективизацию» нельзя понимать примитивно как поголовную, что ее критерием является вовлечение в колхозы не менее 70 % хозяйств в зерновых и более 50 % в остальных районах страны. К тому времени колхозы уже объединяли около 13 млн. крестьянских дворов (из 25 млн.), т. е. более 50 % от их общего числа, а в зерновых районах в колхозах состояло почти 80 % крестьян.

Июньский (1931 г.) пленум ЦК партии констатировал, что колхозное крестьянство стало центральной фигурой земледелия, а колхозы – основными производителями сельскохозяйственной продукции. В январе 1933 г. руководство страны заявило об искоренении эксплуатации и победе социализма в деревне в результате ликвидации кулачества – последнего эксплуататорского класса в аграрном секторе экономики. Через месяц, выступая на Первом всесоюзном съезде колхозников, Сталин затронул вопрос о начавшемся голоде в деревне. Он призвал колхозных крестьян перетерпеть временные «трудности», ибо, по его словам, они – «детская игрушка» по сравнению с испытаниями, которые перенес рабочий класс до революции и в 1918 г.

В 1935 г. II Всесоюзный съезд колхозников принял новый Примерный устав сельскохозяйственной артели, сменивший Устав 1930 г. Он закрепил за колхозами землю в «вечное пользование», установил основные формы организации труда в колхозах (звенья и бригады), его учета и оплаты (по трудодням), допустимые размеры личных подсобных хозяйств (0,25–0, 5 га).

Устав 1935 г. законодательно оформил новые производственные отношения в деревне, названные историками «раннесоциалистическими». С переходом колхозов на новый Устав (1935–1936 гг.) в СССР окончательно сложился колхозный строй. В 1940 г. колхозы объединяли 96,9 % крестьянских хозяйств. Наряду с совхозами (государственными аграрными предприятиями) колхозы стали социально-экономической опорой правящей партии в деревне, «приводными ремнями» партийно-государственного аппарата к колхозно-крестьянской массе.

Колхозы обслуживались сельскохозяйственной техникой, которая была сосредоточена на государственных машинно-тракторных станциях (МТС). Первая МТС была создана в 1928 г. на Украине в совхозе им. Т. Шевченко. С лета 1929 г. по решению Совета труда и обороны МТС стали организовываться по всей стране по мере роста производства сельхозмашин. За первую пятилетку село получило более 150 тыс. тракторов. Вначале это были собранные в СССР импортные машины. С вводом в строй таких гигантов тракторостроения, как СТЗ, ХТЗ, ЧТЗ, импорт тракторов прекратился.

Создание колхозов не привело, вопреки ожиданиям, к росту сельскохозяйственного производства. В 1936–1940 гг. валовая продукция сельского хозяйства осталась на уровне 1924–1928 гг., т. е. доколхозной деревни. А на исходе первой пятилетки она оказалась ниже, чем в 1928 г. Среднегодовое производство зерна в 1928/29, 1930/32, 1933/37 и 1938/40 гг. составляло соответственно 73, 74, 73 и 78 млн.т. Резко снизилось производство мясо-молочной продукции. На многие годы образовалась, по образному выражению Н. С. Хрущева, «мясная целина». Среднегодовое производство мяса в 1928/29, 1930/32, 1933/37 и 1938/40 гг. составляло соответственно 5,4; 3,7; 2,7 и 4,8 млн. т.

Вместе с тем колхозы позволили значительно увеличить государственные заготовки сельскохозяйственной продукции, особенно зерна. Во второй половине 20-х годов заготовки составляли в среднем 10 млн. т. в год, в первой половине 30-х – 22–25 млн. т. Это привело к отмене в 1935 г. карточной системы в городах и росту экспорта хлеба. Вывоз хлеба за границу, прежде всего на европейский рынок, в 1928, 1930 и 1931 гг. составил соответственно 99 тыс., 4,84 млн. и более 5 млн. т. Столь стремительный скачок хлебного экспорта даже в условиях обвала европейских цен на зерно позволил СССР решить многие задачи промышленного строительства.

Курс на максимальное извлечение сельхозпродукции из деревни привел в 1932–1933 гг. к смертному голоду во многих сельских районах Украины, Поволжья, Северного Кавказа, Казахстана. Поскольку разговоры о голоде (в отличие от ситуации 1921 г.) были запрещены, это усугубило положение голодавших. Они были лишены помощи. Вымирали целые села, встречались случаи людоедства. По данным российских историков, жертвами голода стало от 3 до 10 млн. человек. Украинские историки считают, что только на Украине от голода умерло от 6 до 8 млн. человек. Точных и полных данных о жертвах голода нет.

Массовое бегство миллионов людей из деревни в поисках лучшей жизни обострило сложное социально-политическое положение в стране. Для прекращения этого неконтролируемого процесса, а также для выявления беглых «кулаков» на рубеже 1932–1933 гг. был введен паспортный режим с пропиской в определенном месте жительства. Отныне передвигаться по стране можно было лишь при наличии паспорта или документа, официально его заменяющего. Паспорта выдавали жителям городов, поселков городского типа, работникам совхозов. Колхозникам и крестьянам-единоличникам паспорта не выдавали. Это прикрепило их к земле и колхозам. Со второй пятилетки официально покинуть деревню можно было через организованный государством набор рабочей силы на промышленные стройки; учебу в старших классах средней школы, школах ФЗО, ремесленных училищах, техникумах, вузах; службу в Красной армии; работу механизаторами в МТС.

Регулируемый процесс формирования рабочих кадров привел к снижению темпов роста городского населения, численности рабочих и служащих. Если с 1928 г. по 1932 г. число рабочих и служащих увеличилась более чем в 2 раза (с 10,5 млн. до 22,6 млн.), то в последующие восемь лет в полтора раза. В 1940 г. их было 31,2 млн. человек, с учетом инженерно-технических и рабочих кадров присоединенных в 1939–1940 гг. территорий. По переписи 1939 г. при общей численности населения СССР в 170,6 млн. человек в городах проживало 33 % населения, против 18 % по переписи 1926 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Коллективизация сельского хозяйства и ее последствия — Мегаобучалка

Первые коллективные хозяйства возникли в 1918 г. Основными формами кооперирования стали: ТОЗы (товарищества по обработке земли), артели (общие средства производства – земля, инвентарь, скот), коммуны (общие средства производства и быта). В первые годы преобладали артели и коммуны, но в период НЭПа количество колхозов сократилось до 1% крестьянских хозяйств, причем преимущественно бедняцких. Как один из возможных способов социалистического переустройства деревни, рассматривалось создание государственных хозяйств, напрямую субсидируемых из казны (совхозов).

Начавшаяся индустриализация требовала огромных средств на ее проведение, которые решено было черпать из деревни. Однако такое решение было принято не сразу. В партии произошли дискуссии о выборе политики преобразования сельского хозяйства. XV съезд ВКП(б) (декабрь 1927 г.) закрепил сталинскую линию на сплошную коллективизацию насильственными методами.

Коллективизация как добровольно-принудительное обобществление производительных сил деревни стала составной частью ускоренной модернизации. Она была обязательным условием проведения индустриализации, т.к. требовалось прокормить стремительно растущий рабочий класс и иметь средства для закупки станков за границей. Этого невозможно было добиться при наличии мелкого кустарного сельскохозяйственного производства. Режиму необходимо было наличие послушного и контролируемого крестьянства, которое приняло бы на себя тяготы продовольственного обеспечения процесса индустриализации в ущерб собственным интересам.

Первоначально тип кооперации не был определен, но уже в марте 1928 г. предпочтение отдавалось колхозам и совхозам. В 1928 г. был принят закон «Об общих началах землепользования и землеустройства», предоставивший колхозам льготы в получении и пользовании землей, кредитованию и налогообложению. В помощь колхозам с ноября 1928 г. создавались машинно-тракторные станции (МТС). Непосредственное руководство колхозным строительством осуществлял секретарь ЦК ВКП(б) по работе в деревне В.М. Молотов. Колхозцентр СССР возглавил Г.Н. Каминский.



В конце 1929 г. на ноябрьском Пленуме ЦК была выдвинута задача проведения в зерновых районах за 1 год сплошной коллективизации. С этой целью в деревню было направлено 25 тыс. рабочих. 7 ноября 1929 г. в газете «Правда» появилась статья И.В. Сталина «Год великого перелома», в которой говорилось о коренном переломе в развитии земледелия от мелкого и отсталого к крупному и передовому и выходе из хлебного кризиса благодаря росту колхозно-совхозного движения, о необходимости ликвидации кулачества как класса. При этом была отброшена идея коллективизации на основе добровольности и постепенности. Взятый курс на сплошную насильственную коллективизацию преследовал три главные цели: осуществление социалистических преобразований в деревне; обеспечение снабжения хлебом быстро растущих в ходе индустриализации городов; развитие системы принудительных работ из числа спецпереселенцев - высланных кулаков и членов их семей.

Составной частью процесса коллективизации стало раскулачивание. Мероприятия по ликвидации кулацких хозяйств включали в себя запрет на аренду земли и наем рабочей силы, меры по конфискации средств производства, хозяйственных построек, семенных запасов. Кулаками (3%) считались крестьяне, применявшие наемный труд и имевшие 2 коровы и 2 лошади. Репрессиям подверглись и так называемые подкулачники из середняков и бедняков, не одобрявшие коллективизацию. С конца 1929 г. до середины 1930 г. было раскулачено свыше 320 тыс. крестьянских хозяйств. За два года (1930 - 1931 гг.) в спецпоселки было выселено 381 тыс. семей. Бывшие кулаки высылались на Север, в Казахстан, в Сибирь, на Урал, Дальний Восток, Северный Кавказ.

5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», в котором были установлены жесткие сроки ее проведения (осень 1930 г. – весна 1931 г. – Северный Кавказ, Нижнее и Среднее Поволжье; 1932 г. – все зерновые районы; 1933 г. – все оставшиеся регионы). Устанавливалось, что формой колхозного строительства должна стать сельскохозяйственная артель.

Первый этап коллективизации (осень 1929 г. – весна 1930 г.) сопровождался насильственным насаждением колхозов и уничтожением кулачества как класса. Последствия были ужасными: падение сельскохозяйственного производства, массовый забой скота, крестьянские выступления (2 тыс. выступлений в 1930 г. с 700 тыс. участников). Коллективизация ударила по кулакам и середнякам (7% в ряде районов). Сталин переложил всю вину за «перегибы» на местное руководство. 2 марта 1930 г. в газете «Правде» вышла его статья «Головокружение от успехов». 14 марта 1930 г. – постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении». Крестьяне стали выходить из колхозов, некоторые уезжали в города. Однако с осени 1930 г. нажим усилился.

На втором этапе в колхозы стали «затягивать» с помощью экономических уловок. В 1930 г. началось изъятие скота у колхозников, в ответ последовал его массовый забой. Крестьяне без тягловой силы попали в зависимость от МТС, принадлежавших государству.

1 марта 1930 г. был утвержден Примерный устав сельскохозяйственной артели: наряду с «обобществлением» основных средств производства, в единоличном пользовании колхозников сохранялись приусадебные земли, мелкий инвентарь, домашний скот, птица.

Для крестьян вводились многочисленные налоги и обязательные государственные поставки. Ужесточилось хозяйственное и уголовное законодательства. В 1932 г. принят закон «Об охране социалистической собственности» (закон о трех колосках), согласно которому за хищение колхозного и кооперативного имущества – расстрел с конфискацией, в лучшем случае – 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Политика сплошной коллективизации первоначально привела к тяжелым экономическим и социальным последствиям: за 1929 - 1932 гг. валовое производство зерна сократилось на 10%, поголовье крупного рогатого скота и лошадей сократилось на одну треть. Разорение деревни привело к сильнейшему голоду в 1932 - 1933 гг., охватившему примерно 25-30 млн. чел., и приостановившему коллективизацию. Одновременно с этим за границу было вывезено 18 млн. центнеров зерна для получения валюты на нужды индустриализации.

Резко ухудшилось положение крестьян. С введением паспортной системы в 1932 г. крестьянству паспорта не выдавались (до 1961 г.), в результате чего их свобода передвижения была существенно ограничена. С середины 1930-гг. положение в сельском хозяйстве стало улучшаться.

Итоги коллективизации: голод в зерновых районах (Украина, Ставрополье, Северный Кавказ), во время которого умерли 4-5 млн. чел., семьи раскулаченных попали в ГУЛАГ (с 1930 г.) – около 2,5 млн. чел. К 1937 г. коллективизация завершилась (93% крестьянских хозяйств были объединены в колхозы). Она создала механизм перераспределения ограниченных ресурсов страны из сельского хозяйства в промышленность, транспорт и строительство.

 

megaobuchalka.ru

Коллективизация колхоза в СССР

Первые коллективные хозяйства возникли в 1918 г. Определилось три формы кооперирования, которые отличались степенью обобществления: ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли), артели (общие средства производства), коммуны (общие средства производства и быта). Начавшаяся индустриализация, необходимость огромных средств на ее проведение за счет перераспределения или изъятия их у крестьян ухудшили положение в деревне. Руководство страны искало пути преодоления кризиса.

В партийном руководстве начались дискуссии о выборе политики преобразования сельского хозяйства. Памятуя о крестьянских волнениях 1920 г., Н. Бухарин и А. Рыков предлагали сменить курс и прекратить давление на крестьянство. 15-й съезд ВКП(б) закрепил позицию Сталина на скорейшее реформирование деревни насильственными методами, объявив коллективизацию основной задачей партии в деревне.

Для преодоления кризиса в области хлебозаготовок государство прибегло к чрезвычайным мерам и начало осуществлять коллективизацию сельского хозяйства. К 1928 г. была окончательно выбрана форма кооперирования. Предпочтение отдавалось колхозам и совхозам (артельная форма кооперации). В 1929 г. Сталин предпринял ряд мер для ускорения темпов коллективизации. В деревню были посланы «двадцатипятитысячники» - десант партийных рабочих-активистов.

Опираясь на активы сельской бедноты и поддержку со стороны репрессивных органов и Красной армии, они жесточайшими методами стали осуществлять сталинскую программу коллективизации. 5 января 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству».

Определялись сроки коллективизации в районах, ставилась задача ликвидации кулаков и подкулачников. Раскулачивание в 1929-1930 гг. приняло жесточайшие формы. Крестьян семьями высылали в северные районы, отнимали имущество и инвентарь. В стране начались протесты, в начале 1930 г.- более 2 тыс. выступлений.

Коллективизация подвела страну к кризису.

Власти решили временно отступить. В статье «Головокружение от успехов» Сталин подверг коммунистов критике за перегибы в колхозном строительстве и тут же потребовал закрепить первые успехи коллективизации. Эта непоследовательность была замечена оппозицией, в ответ на критические выступления которой Сталин издал постановление «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Уровень насилия снизился, темпы коллективизации приостановились. У крестьян появилась возможность выхода из колхозов.

Сталин решил проводить коллективизацию, затягивая в колхозы с помощью экономических уловок. В 1930 г. началось изъятие скота у колхозников, что вызвало массовый его забой. Крестьяне лишились тяговой силы и попали в полную зависимость от принадлежащих государству машинно-тракторных станций. Вводились многочисленные налоги и обязательные государственные поставки. Одновременно ужесточилось хозяйственное и уголовное законодательство.

Так, в 1932 г. был принят варварский закон «Об охране социалистической собственности», который ввел в качестве меры судебной ответственности за хищение колхозного и кооперативного имущества расстрел с конфискацией имущества (при смягчающих обстоятельствах - лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества, амнистия по делам этого рода запрещалась).

7 августа 1932 г. в стране были введены паспорта, но колхозники их не получили до 1961 г. Они числились по спискам сельсоветов и не могли свободно передвигаться по стране. Деревня, не имеющая грамотных лидеров и общей программы, была поставлена на колени. В конце 1932 г. в результате изъятия всего зерна начался голод, что имело чудовищные последствия. Голод, охвативший основные зерно-производящие районы, унес жизни 10-15 млн человек.

Используя сложившуюся ситуацию для дополнительного давления на крестьянство, Сталин усиливал репрессии. Чтобы крестьяне не имели возможности покинуть деревни, войска НКВД блокировали целые районы. Власти отказались от международной помощи. К середине 1934 г. дело было сделано. Ценой репрессии и уничтожения части крестьянства коллективизация завершилась.

ПОМОГЛО? ЛАЙКНИ!

 

historynotes.ru

Коллективизация сельского хозяйства

Министерство образования РФ

Орловский государственный университет

Курсовая работа

Тема «Коллективизация сельского хозяйства »

Студентки 3-го кур. 5 группы

Филологического факультета

Карнеевой Ю.А.

Троваленкова И.В.

Орел – 2007 г.

Содержание

Введение

1. Деревня в первое десятилетие советской власти

2. Сплошная коллективизация

3. Проблема путей развития крестьянского хозяйства в научной и общественно-политической мысли 20-х гг

Заключение

Приложение: таблицы

Список использованной литературы

Введение

Объектом данного реферата является проблема коллективизации сельского хозяйства.

Цель: показать процесс утверждения колхозного строя; выявить закономерности и особенности данного процесса.

Задачи:

1) проследить путь крестьянства к коллективным формам труда;

2) воссоздать историческую обстановку;

3) показать, как развивалось обобществление крестьянского производства;

4) показать альтернативы сталинскому «великому перелому».

Актуальность и новизна темы:

Утверждение колхозного строя происходило сложно и противоречиво. Сплошная коллективизация, проведенная ускоренными темпами, ранее воспринималась как единый и оптимальный вариант развития.

Сегодня коллективизация представляется как явление исключительно противоречивое и неоднозначное. Сегодня известны результаты пройденного пути, и можно судить не только о субъективных намерениях, но и об объективных последствиях, а главное – об экономической цене и социальных издержках коллективизации. Поэтому данная проблема актуальна и в настоящее время.

В ходе написания данного реферата была использована следующая литература: Рогалина Н.П. «Коллективизация: уроки пройденного пути»; трациози А. «Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917 – 1933 «; Верт Н. «История советского государства»; ученик для вузов «Новейшая история отечества. XX век» под ред. Киселева А.Ф., Щагина Э.М. В этих работах исследуется проблема становления коллективного хозяйства, методы, которыми проводилась коллективизация сельского хозяйства.

1. Деревня в первое десятилетие советской власти

Аграрные преобразования в деревне

В XX в. Россия вступила как многонациональная крестьянская страна. Центральным вопросом общественно-политической жизни страны и «гвоздем» всех русских революций был аграрно-крестьянский вопрос. Крестьянство, составлявшее 4/5 населения, страдало от малоземелья, высоких налогов и огромной задолженности по выкупным и арендным платежам крестьянскому поземельному банку. К 1917 г. около 79 тыс. помещичьих хозяйств сосредоточили в своих руках более 100 млн. дес. Лучшей земли, а на долю 15 млн. крестьянских хозяйств приходилось лишь 138 млн. дес. Аграрная программа, принятая на III (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) в 1917 г., включала выдвинутое ранее требование конфискации помещичьей и национализации всей земли. Растительное и последовательное доведение до конца задач революции открывало возможности для перехода к социалистическим преобразованиям – коллективной обработке земли, организуемой на базе бывших помещичьих имений, созданию крупных домохозяйств, которые велись бы за общественный счет.

Большевистская программа учитывала реальность двух национальных войн в деревне: антипомещичьего движения крестьян за землю и борьбы беднейшего крестьянства (составлявшего более 2/3 сельского населения) против кулачества – деревенской буржуазии.

Рабочий класс взял курс на социалистическую революцию при поддержке беднейшего крестьянства и борьбу с буржуазией при нейтрализации среднего крестьянства.

Продовольственный кризис, введение твердых цен и государственной монополии на хлебную торговлю привели к социальному размежеванию в волостных и сельских Советах, ранее общекрестьянских. По призыву большевистской партии при помощи рабочего класса развернулось массовое движение деревенского пролетариата и бедноты против кулачества, принявшее форму комитетов бедноты. «комбедовский период» (июнь – ноябрь 1918 г.) явился поворотным пунктом в развитии аграрной революции. Комбеды перераспределили землю, передав беднякам и середнякам кулацкие излишки. Кулачество лишилось также части предпринимательских средств производства – инвентаря, рабочего скота, машин.

Крестьянин в обстановке новой экономической политики

В хозяйственном развитии намечались две линии: «… одна линия развития – капиталистическая, когда на одном полюсе накапливается капитал, а на другом – наемный труд, нищета. Другая линия развития – через наиболее понятные, легкие и доступные крестьянству приемы кооперации – к социализму».[1]

Крестьянская беднота – типичная фигура деревни. В условиях НЭПА беднота размывалась, численно сокращаясь: в 1924 /29 г. она составляла 26% сельского населения страны, а через два года 1же 22%. В результате аграрной революции беднота увеличила свое землепользование в два с лишним раза. Но материалы статистических исследований показывают, что общий уровень экономического благосостояния бедняцкого двора не позволял ему вести самостоятельное хозяйство.

Супряга – широко распространенная форма совместного использования средств производства – носила традиционный характер.

Значительная часть бедноты не могла справиться с обработкой собственной земли, к концу восстановительного периода бедняк составлял более 80% сдающих земли в аренду.

Другая часть бедняцких хозяйств стремилась освоить землю, привлекая для этого наемный скот и инвентарь.

Широкое распространение получили найм – сдача рабочей силы с инвентарем и скотом.

Ограниченные возможности бедняцких хозяйств, их нерентабельность часто не обеспечивали даже простого воспроизводства, приводили к разорению, заставляя жить от урожая к урожаю.

Центральной фигурой доколхозной деревни было среднее крестьянство. К середине 20-х годов середняцкий слой увеличился по сравнению с дореволюционным периодом в 3 раза и продолжал расти с каждым годом. В 1924 / 25 г. середняцкими считались 61,1% крестьянских хозяйств, а через два года - уже 62,7%.

Осереднячивание выражалось не только в численном преобладании данного слоя, но и в том, что на середняцкую группу приходилась большая часть средств производства и посевных площадей деревни.

Середняцкая группа не была стабильной по источникам формирования. В 1921 – 1922 гг. она пополнялась главным образом за счет имущих, зажиточных слоев. С 1923 г. растут средние и зажиточные слои при сокращении бедняцких.

К сдаче земли в аренду середняки прибегали редко.

Кулачество не было ликвидировано в ходе социалистической революции, поскольку оно опиралось на прочную основу – мелкотоварное производство, уничтожение которого было возможно лишь с переходом от мелкого индивидуального крестьянского хозяйства к крупному коллективному.

Ослабленное в ходе аграрной революции и деятельности комбедов кулачество сократилось с 15% в дореволюционный период до 3 – 4% к концу гражданской войны. Оно не могло вести хозяйство в прежних масштабах, но отнюдь не исчезло.

В условиях НЭПА кулачество воспользовалось определенной свободой товарооборота и заметно оживилось. В 1924 /25 г. по стране в целом насчитывалось 728 тыс. кулацких хозяйств, что составляло 3,3% от общей численности единоличных хозяйств, а в 1926 /27 г. – 3,9, т.е. примерно 900 тыс. крестьянских дворов, или 6 млн. сельского населения.

Кулачество сосредоточило у себя лучшую технику: в 1927 г. на его долю приходилось около 80% стоимости сельскохозяйственных машин. Кулаки использовали преимущества крупного производства над мелкотоварным: производительность труда и доходность у них были выше, чем в бедняцких и середняцких хозяйствах. В середине 20-х годов только фиксированные доходы предпринимательской группы превышали доходы бедняцкой группы в 4 – 5 раз, а середняцкой – в 2-2,5 раза. Массовые статистические данные показывают, что к началу реконструктивного периода кулачество сосредоточивало у себя 1/3 арендного фонда страны. Путем аренды земли кулачество раздвигало те границы, которые национализация земли ставила расширению его сельскохозяйственного производства, и пыталос

mirznanii.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о