Кольцов алексей васильевич краткая биография: Всё кратко.ру — Кольцов А.В. — Биография кратко. Кольцов Алексей Васильевич

Содержание

Всё кратко.ру — Кольцов А.В. — Биография кратко. Кольцов Алексей Васильевич



(1809 — 1842)

Алексей Васильевич Кольцов родился 15 октября 1809 года в Воронеже, в зажиточной мещанской семье Василия Петровича Кольцова, прасола — скупщика и торговца скотом, слывшего по всей округе честным партером и строгим домохозяином. Не ограничиваясь прасольством, он арендовал земли для посева хлебов, скупал леса на сруб, торговал дровами, занимался садоводством. С детских лет он определил сыну торговое поприще: Кольцов служил при отце сначала мальцом, потом молодцом, а в зрелые годы — приказчиком и помощником. Приходилось Кольцову вникать изнутри в самые разные хозяйственные заботы сельского жителя: садоводство и хлебопашество, скотоводство и лесные промыслы. В одаренной, переимчивой натуре мальчика такая жизнь воспитала широту души и многосторонность интересов, непосредственное знание деревенского быта, крестьянского труда и народной культуры.
С девяти лет Кольцов учился грамоте на дому и проявил столь незаурядные способности, что в 1820 году смог поступить в уездное училище, минуя приходское.

Проучился он в нем один год и четыре месяца: из второго класса отец взял его в помощники. Но страсть к чтению, любовь к книге уже проснулась в мальчике: сначала это были сказки и лубочные издания, покупаемые у коробейников, потом — библиотечка в 70 книг у приятеля по училищу, сына воронежского купца, — арабские сказки, книги русских писателей XVIII века.
В 1825 году Кольцов купил на базаре сборник стихов И.И.Дмитриева и пережил глубокое потрясение, познакомившись с его русскими песнями — «Стонет сизый голубочек», «Ах, когда б я прежде знала». Он убежал в сад и стал распевать в одиночестве эти стихи, уверенный в том, что все стихи — песни, что все они поются, а не читаются. К этому времени судьба свела его с воронежским книготорговцем Д.А.Кашкиным, человеком образованным и умным, любящим русскую словесность. Кашкин поощряет юного поэта, снабжает его руководством по составлению стихов «Русская просодия», дает советы, правит его поэтические опыты, но главное — разрешает пользоваться своей библиотекой.
В лавке Кашкина Кольцов знакомится с поэзией Ломоносова, Державина, Мерзлякова, Дельвига и Пушкина. Юношеские опыты Кольцова еще очень литературны и вторичны, написаны в подражание популярной тогда сентиментально-романтической поэзии. Однако проблески самобытного дарования ощутимы в «Путнике» и особенно в «Ночлеге чумаков».
К началу 1830-х годов Кольцов становится известным в культурном кругу провинциального Воронежа «поэтом-прасолом», «самоучкой», «стихотворцем-мещанином». Он сближается с Андреем Порфирьевичем Серебрянским, сыном сельского священника, студентом Воронежской семинарии, поэтом, талантливым исполнителем своих и чужих стихов, автором популярной некогда студенческой песни «Быстры, как волны, дни нашей жизни». Серебрянский относится к другу серьезно, помогает ему словом и делом. Он же прививает Кольцову вкус к философскому самообразованию, знакомит с профессорами семинарии. Появляются стихи — предвестники будущих «дум» — «Великая тайна», «Божий мир», «Молитва».
В 1827 году, «на заре туманной юности», Кольцов переживает тяжелую сердечную драму. В доме отца жила крепостная прислуга, горничная Дуняша, девушка редкой красоты и душевной кротости. Кольцов страстно полюбил ее, но отец счел унизительным родство со служанкой и во время отъезда сына в степь продал Дуняшу в отдаленную казацкую станицу. Кольцов слег в горячке и едва не умер. Оправившись от болезни, он пускается в степь на поиски невесты, оказавшиеся безрезультатными. Неутешное свое горе Кольцов выплакал в стихах «Первая любовь», «Измена суженой», «Последняя борьба» и особенно в проникновенной «Разлуке», положенной на музыку А.Гурилевым и ставшей популярным романсом.
В 1831 году Кольцов выходит в большую литературу с помощью Н.В.Станкевича, который встретился с поэтом в Воронеже и обратил внимание на его незаурядное дарование. По рекомендации Станкевича в «Литературной газете» была опубликована «русская песня» «Кольцо», а в 1835 году на собранные по подписке среди московских друзей деньги Станкевич издает первый поэтический сборник «Стихотворения Алексея Кольцова», принесший поэту славу в среде столичных литераторов.
Знакомство со Станкевичем открыло Кольцову доступ в московские и петербургские литературные салоны. В 1831 году он приезжает в Москву по торговым делам отца и сходится с членами филосовского кружка Станкевича, студентами Московского университета, в том числе с Белинским, а в Петербурге сближается с Жуковским, Вяземским, Крыловым. Особое впечатление на Кольцова производит знакомство с Пушкиным и беседы с ним на литературные темы. Потрясенный безвременной кончиной поэта Кольцов посвящает его памяти стихотворение «Лес» (1837), в котором через эпический образ русской природы передает богатырскую мощь и национальное величие поэтического гения Пушкина.
Летом 1837 года Кольцова навещает в Воронеже Жуковский. Этот визит возвышает поэта в глазах отца, который к литературным трудам сына относится прохладно, однако ценит связи с высокопоставленными людьми, рекомендуя использовать их для продвижения торговых предприятий и успешного решения судебных дел.
В 1838 году он охотно отпускает сына в Петербург, где Кольцов посещает театры, увлекается музыкой и философией, тесно сближается с Белинским. Под влиянием критика он обращается к философской поэзии, создавая одну за другой свои «думы». В этот период происходит стремительный интеллектуальный рост Кольцова, достигает расцвета его поэтический талант
В сентябре 1840 года Кольцов совершает последнюю поездку в столицу, чтобы закончить две тяжбы и продать в Москве два гурта быков. Но торговое усердие оставляет его. В Петербурге он останавливается у Белинского, вызывая у великого критика искренне восхищение глубиною таланта, острым умом и широтою натуры.
Невыгодно завершив свои торговые дела, прожив вырученные деньги, Кольцов возвращается в Воронеж к разгневанному отцу. Охлаждение сына к хозяйственным хлопотам вызывает у отца упреки «грамотею» и «писаке». Начинаются ссоры. В семейный конфликт втягивается некогда близкая к поэту и любимая им сестра Анисья. Драму довершает скоротечная чахотка, которая сводит Кольцова в могилу 10 ноября 1842 года, 33-х лет от роду.




Краткая биография Алексей Васильевича Кольцова

Алексей Васильевич Кольцов (1809 – 1842) – выдающийся русский поэт пушкинской эпохи. Среди его произведений наиболее известны: «О, не кажи улыбки страстной!», «Измена суженой», «А.П. Сребрянскому», «Вторая песня Лихача Кудрявича» и многие другие.

Биография Алексея Васильевича Кольцова

Жизнь и творческий путь известного поэта интересны и познавательны.

Семья

Родился Алексей Васильевич 15 октября 1809. Отец будущего поэта был скупщиком и торговцем. Слыл человеком грамотным и строгим домохозяином. Мать же, напротив, была по характеру доброй, но абсолютно необразованной: не умела ни читать, ни писать. В семье Кольцовых было много детей, но сверстников Алексея не было: братья и сестры были либо значительно старше, либо существенно младше.

Краткая биография Алексея Васильевича Кольцова сведений о его семье практически не содержит: информации об этом почти никакой не осталось. Известно только то, что отец довольно сурово воспитывал детей: не позволял шалостей и был требователен даже в мелочах. На учебе детей сильно не настаивал, однако базовыми умениями чтения и письма обладали все. Сведений, сколько было детей у Кольцовых, как они жили, не сохранилось.

Обучение

Из биографии Алексея Васильевича Кольцова узнаем, что обучение грамоте (на дому) мальчик с девяти лет начал. Учеба давалась ему легко, он постигал множество наук. В 1820 году Алеша поступил в училище и по всем предметам достиг больших успехов. Но больше всего он любил читать. Начал будущий поэт с первого, что попалось под руку – со сказок, чуть позже перешел на романы. А в 1825 году он увлекся чтением стихотворений И. И. Дмитриева.

Завершить курс обучения Алексею не удалось: после первого курса отец решил забрать сына из училища. Мотивировал он это тем, что без помощи мальчика ему с делами не справиться, да и одного года учебы вполне достаточно. Довольно продолжительное время Алексей занимался перегоном и продажей скота.

Творческий путь

Поэзией, которой к тому времени увлекся мальчик, отец запрещал заниматься: требовал, чтобы все время и внимание тот уделял торговле. Но независимо от этого Алексей в возрасте 16 лет все же написал свое первое стихотворение – «Три видения». Однако через некоторое время он его уничтожил, так как считал, что подражает стилю своего любимого поэта. А хотелось найти свой, уникальный стиль.

Примерно в это же время в биографии Алексея Васильевича Кольцова появились люди, которые помогли талантливому поэту выразить свою индивидуальность.

Первым человеком, с которого начался творческий путь юного стихотворца, стал Дмитрий Кашкин, продавец книг в лавке по соседству. Он позволял Алексею пользоваться книгами бесплатно, естественно, только при условии бережного отношения к ним.

Свои первые работы Кольцов показывал ему: Кашкин был очень начитанным и развитым и тоже любил писать стихи. Продавец видел в молодом поэте себя, поэтому хорошо к нему относился и помогал чем мог. Благодаря этому в течение пяти лет юный поэт безвозмездно пользовался книгами, учился и развивался самостоятельно, не бросая помогать отцу.

Вскоре стихотворца случились перемены в личной жизни: он влюбляется в девушку, которая была крепостной крестьянкой. Но их отношения настолько серьезные, что они собираются пожениться. Однако Господин Случай разлучает пару. Эта драма оставляет горький след в творческой биографии Алексея Васильевича Кольцова, краткое содержание стихотворений 1827 года говорит о том, что все они были посвящены несчастной любви.

В том же году в его жизни появляется семинарист Андрей Сребрянский, который спустя время стал близким другом и наставником на творческом пути. Знакомство с этим человеком помогло Алексею пережить разрыв с любимой. Благодаря напутствиям и советам Сребрянского в 1830 году были опубликованы четыре стихотворения, и свет узнали, что есть такой поэт – Алексей Кольцов.

Главным этапом творческой биографии Алексея Васильевича Кольцова является знакомство с Николаем Владимировичем Станкевичем. Это произошло в 1831 году. Публицист и мыслитель заинтересовался работами юного поэта и опубликовал его стихи в газете. Через четыре года Станкевич издал первый и единственный при жизни автора сборник «Стихотворения Алексея Кольцова». После этого автор стал популярен даже в литературных кругах.

Несмотря на свой творческий прорыв, Алексей не переставал заниматься делом отца: он продолжал ездить в разные города по семейным делам. А судьба все также продолжала сводить его с выдающимися людьми. Плюс к этому поэт начал собирать местный фольклор, много писал о жизни обычных людей, крестьян и об их нелегком труде.

Смерть поэта

В 1842 году, не пережив страшного заболевания, поэт умирает в возрасте тридцати трех лет. В последние годы свой жизни Алексей часто ссорится с отцом на почве негативного отношения того к своему творчеству. Хотя за свою короткую жизнь он добился довольно больших результатов: стал не только успешным продавцом скота, но и известным русским поэтом, стихи которого знали абсолютно все.

Похоронен Алексей Васильевич в Воронежской области в Литературном некрополе.

На Советской площади в городе Воронеже установлен памятник поэту, сохранившийся по сей день.

Но смерть не завершила творческую биографию Алексея Васильевича Кольцова. В 1846 году Павел Степанович Мочалов, русский актер и знакомый Кольцова, опубликовал его стихи в газете «Репертуар и Пантеон», увековечив тем самым память друга.

А в 1856 году в популярной газете «Современник» была опубликована статья, посвященная жизни и творчеству Кольцова, написанная Николаем Гавриловичем Чернышевским.

Краткая биография алексея кольцова самое главное. Алексей кольцов

В 1809 году, в семье просола родился поэт Алексей Кольцов. Отец Алексея был энергичным и властным, занимался торговлей и входил в десятку самых богатых просолов Воронежа. Был он человеком честолюбивым. Мечтал перебраться с окраины в центр Воронежа. Что и случилось в 1816 году – он купил большую усадьбу в самом центре города. Известный своим крутым нравом, он с детства определил сыну торговое поприще. С девяти лет Алексей постигал грамоту на дому и одновременно работал с отцом. Считая образование непозволительной роскошью, отец разрешил Алексею закончить только два класса училища.

Мальчику приходилось неделями пасти скот в степи и терпеть склоки отца.

Юность Алексея была безрадостной. Он ездил по округе, скупая и продавая, вёл дела отца. У будущего поэта рано пробудился интерес к литературе. Чтение было его большой страстью. Заработанные деньги он с детства тратил на книги. Даже выезжая в степь пасти скот, он не расставался с книгами. Любил общаться с крестьянами, слушать их сказки и песни, изучал быт и черты характера простого народа.

В 16 лет поэт написал свои первые стихи. В них он раскрывал душу русского народа. В 17 лет Алексей влюбился в девушку, которая была крепостной отца. Любовь была взаимной, и они хотели пожениться. Но отец не позволил этим отношениям состояться и продал девушку другому хозяину.

В 1830 году случайно, когда ездил по отцовским делам, познакомился со Станкевичем Н.В., который был организатором литературного кружка, философом и поэтом. Эта встреча открыла ему доступ в литературные собрания Москвы и Петербурга.

В 1831 году Кольцов впервые посетил Москву, заехал в гости к Станкевичу, где познакомился с Белинским. Писатель взял поэта под своё покровительство. В его лице Кольцов нашёл литературного учителя и преданного друга.

В 1835 году вышла книга стихов Алексея Кольцова, которая была первым и единственным изданием при жизни поэта. Книга насчитывала всего 18 поэтических произведений, но этого было достаточно, чтобы принести ему славу среди столичных литераторов. Поэт мечтал оставить торговлю и посвятить себя любимому делу – литературе.

В 1836 году Кольцов снова едет в столицу по делам отца. Этот период оказался переломным для поэта. Маленькая книжечка, дала возможность провинциальному поэту общаться с самыми лучшими писателями того времени. В Петербурге Алексей Кольцов познакомился со многими корифеями русской литературы, среди которых были Пушкин, Жуковский. Они были восхищены творчеством Кольцова. Пушкину особенно нравилось стихотворение «Урожай». Стихи Кольцова стали публиковать в лучших столичных журналах.

Домой Кольцов возвратился триумфатором. К нему появился небывалый интерес. Даже воронежский губернатор был поклонником его творчества.

В 1840 году, неудачно закончив торговые дела в Москве, он возвратился домой. Его встретил разгневанный отец, которого не устраивало отношение сына к хозяйским делам. Начались семейные ссоры, разрастающиеся в семейный конфликт. Всё это закончилось болезнью поэта. Умер поэт внезапно и без страданий в 1842 году.

В 1846 году Белинский издал посмертный сборник стихов Алексея Кольцова. Это было заветное желание его друга.

Интересные факты и даты из жизни

Кольцов Алексей Васильевич — знаменитый народный поэт. Родился 3 октября 1809 года, в зажиточной мещанской семье города Воронежа.

Отец его был прасол, торговавший скотом — человек умный, энергичный, оборотливый. Мать Кольцова была женщина добрая, но совсем необразованная, даже неграмотная. Детство Кольцова протекало в суровой патриархальной купеческой семье; отец был единственным владыкой дома и всех держал в строгом повиновен

ии. Только мать умела ладить с ним и, по-видимому, оказывала на мальчика более благотворное влияние.

Кольцов был предоставлен самому себе. В семье он сверстников не имел: одна сестра была намного старше его, а брат и другие сестры — гораздо моложе. Когда ему минуло 9 лет, его стал учить грамоте один

из воронежских семинаристов. Кольцов учился прилежно и успешно; минуя приходское, он прямо поступил в первый класс уездного училища (1818), но пробыл в училище недолго: через год и 4 месяца отец взял его домой, находя сведения, полученные сыном, вполне достаточными для той жизни, к которой он его г

отовил — торговле скотом. Русское правописание осталось для Кольцова недоступным навсегда. Училище, однако, принесло ему ту пользу, что он полюбил чтение. Первые книги, им прочитанные, были лубочные издания, различные сказки про Бову, про Еруслана Лазаревича и т. п. Он покупал их на деньги, выдававш

иеся ему для лакомств и игрушек. Затем он перешел к романам, которые доставал у своего товарища, Варгина, тоже сына купца. Кольцову особенно нравились «Тысяча и одна ночь» и «Кадм и Гармония» Хераскова. В 1824 году Варгин умер, оставив другу в наследство свою библиотечку — всего около 70 томов. По

выходе из училища, Кольцов, надо думать, стал помогать своему отцу в его торговых делах и тогда впервые ближе познакомился с деревней и донскими степями. Это знакомство сразу оказало на него сильное влияние; ему открылся мир чарующих звуков и красок, и он впитывал их в себя, чтобы потом передавать с

вои, этому миру родные, мысли и чувства. В 1825 году сильное впечатление произвели на него случайно попавшиеся ему стихотворения И.И. Дмитриева; особенно понравился ему «Ермак». Ему было 16 лет, когда он написал первое свое стихотворение «Три видения». Вскоре после этого он познакомился с воронежск

им книгопродавцем Кашкиным. Прямой, умный и честный, Кашкин пользовался любовью воронежской молодежи; и его книжная лавка была для нее своего рода клубом. Он интересовался русской литературой, много читал и, кажется, сам писал стихи. Есть основание думать, что ему Кольцов показывал свои первые опыты

В течение 5 лет Кольцов пользовался безвозмездно его библиотекой, знакомясь с произведениями Жуковского, Дельвига, Козлова, Пушкина. Стихотворения Кольцова 1826 — 1827 годов, за редкими исключениями, представляют собой слабое подражание этим образцам. В конце 20-х годов Кольцов сблизился с Анд

реем Порфирьевичем Сребрянским, воспитанником воронежской семинарии, впоследствии студентом медико-хирургической академии. Сребрянский сам был поэт; его стихи среди семинаристов пользовались очень большой известностью. Одна из его пьес не забыта и поныне: это известная студенческая песня «Быстры, ка

к волны, дни нашей жизни». В своих письмах к Белинскому Кольцов не раз вспоминает с благодарностью о своем друге, которому он был обязан очень ценными указаниями, в особенности по предмету техники стиха, а также более строгим выбором чтения. Об отношениях Кольцова к Сребрянскому свидетельствует и ст

ихотворение, ему посвященное («А.П. Сребрянскому», 1829). В конце 20-х годов Кольцов полюбил жившую в их доме крепостную девушку Дуняшу, купленную его отцом у одного из соседних помещиков. Отец поступил круто: в одну из отлучек Кольцова Дуняша была продана на Дон, где вскоре вышла замуж. Это было дл

я Кольцова сильным ударом, следы которого остались навсегда в его поэзии. В 1829 году Кольцов познакомился с профессором философии и физико-математических наук в воронежской семинарии Вельяминовым, по отзыву Де-Пуле — человеком серьезно интересовавшимся литературой. В том же году, через Воронеж прое

зжал некий Сухачев, считавший себя литератором. Кольцов познакомился с ним и дал ему тетрадь своих стихотворений. Сухачев увез ее с собой в Москву, и в 1830 году некоторые из стихотворений Кольцова издал под своим именем. Счастливая случайность вскоре свела Кольцова с Н.В. Станкевичем. По словам Я.

М. Неверова, у отца Станкевича, помещика Воронежской губернии, был винокуренный завод, куда местные торговцы скотом пригоняли свои гурты для корма бардой. Молодой Станкевич не имел никаких сношений с этими людьми. Однажды, ложась спать, он долго не мог дозваться своего камердинера. Камердинер в сво

е оправдание рассказал, что вновь прибывший прасол Кольцов за ужином читал им такие песни, что они все заслушались и не могли от него отстать; он привел несколько оставшихся у него в памяти куплетов, которые и на Станкевича произвели сильное впечатление. Он пригласил Кольцова к себе, чтобы узнать у

него, откуда он достал такие прекрасные стихи. По просьбе Станкевича, Кольцов передал ему все свои стихотворения. Одно из них Станкевич поместил в «Литературной Газете» (1831), при письме, рекомендующем читателям «самородного поэта, который нигде не учился и, занятый торговыми делами по поручению от

ца, пишет часто дорогой, ночью, сидя верхом на лошади». В мае 1831 года Кольцов в первый раз отправился в Москву по торговым и тяжебным делам своего отца и познакомился там с членами кружка Станкевича, в том числе — с Белинским. В московском «Листке» Кольцов поместил в 1831 году ряд стихотворений. В

1835 году на средства, собранные членами кружка Станкевича, была издана первая книжка «Стихотворений Алексея Кольцова» — всего 18 пьес, выбранных Станкевичем из «довольно увесистой тетради». Туда вошли такие перлы, как «Не шуми ты, рожь», «Размышление поселянина», «Крестьянская пирушка» и другие. Б

елинский встретил эту книжку сочувственно, признав в Кольцове «талант небольшой, но истинный». Кольцов, однако, по-прежнему писал лишь урывками, отдавая свои силы, по преимуществу, торговым делам отца. Вторая поездка Кольцова в Москву и Петербург относится к 1836 году. В Москве он познакомился с Ф.Н

Глинкой, Шевыревым, в Петербурге — с князем Вяземским, с князем Одоевским, Жуковским, Плетневым, Краевским, Панаевым и другими. Всюду его принимали очень ласково, одни — искренно, другие — снисходя к нему, как к поэту-прасолу, поэту-мещанину. Кольцов прекрасно разбирался, как кто к нему отно

сился; он вообще умел тонко и внимательно наблюдать. С Пушкиным Кольцов познакомился в 1836 году. Знакомство состоялось, по словам А.М. Юдина, в квартире Пушкина, куда Кольцов был дважды приглашен. Перед Пушкиным Кольцов благоговел. Тургенев рассказывает, как на вечере у Плетнева Кольцов никак не со

глашался прочесть свою последнюю думу. «Что это я стал бы читать-с, — говорил он, — тут Александр Сергеевич только вышли, а я бы читать стал! Помилуйте-с!» Н.А. Полевой отзывается о Кольцове как о «чистой, доброй душе»; «с ним он грелся, как будто у камина». Князь Вяземский характеризует его как «ди

тя природы, скромный, простосердечный». Белинский прямо был в восторге от Кольцова. Так же хорошо относились к нему и Жуковский, и Краевский, и князь Одоевский. Последние, а вместе с ними и Вяземский, часто оказывали ему поддержку и в его личных, вернее — отцовских делах; благодаря им не раз кончали

сь благополучно такие судебные процессы, которые отец, не имея связей, безусловно проиграл бы. Этим, должно быть, и объясняется отчасти, почему отец относился тогда к нему и к его литературным занятиям довольно доброжелательно. Стихи Кольцова охотно печатались в лучших столичных журналах («Современн

ик», «Московский Наблюдатель»). На родине слава его еще более возросла после того, как Жуковский, сопровождая Наследника Цесаревича в его путешествии по России, посетил Воронеж (в июле 1837 года). Все видели, как Жуковский «прогуливался пешком и в экипаже вместе с поэтом-прасолом». Кольцов сопровожд

ал его при осмотре достопримечательностей города. Кольцову в это время становилось тесно в семейной обстановке; его сильно тянуло к людям мысли и культуры, но он слишком крепко был связан со всем своим прошлым и материально, и духовно, да и образование его все-таки осталось поверхностным. В Воронеже

мало кто понимал его душевное состояние, в особенности после 1838 года, когда умер Сребрянский. С Кашкиным он вскоре разошелся. В 1838 году Кольцов снова отправился сначала в Москву, затем в Петербург. Во время этой поездки он особенно сблизился с Белинским, который стал единственным близким ему че

ловеком. Он поверял Белинскому все свои горести и радости, делал его судьей всех своих новых произведений, которые немедленно ему пересылал. В 1838 году Кольцов писал довольно много. Этому способствовала культурная обстановка и интересы того столичного общества, в котором он тогда вращался; он сам и

менно так объясняет причину плодотворной своей деятельности за этот год (см. его письмо к Белинскому от 16 августа 1840 года). После этой поездки жизнь Кольцова в Воронеже делается еще более одинокой; домашняя обстановка еще более тяготит его. С знакомыми он все более и более расходится. Кольцов меч

тал о роли учителя, руководителя, хотел быть проводником тех высоких мыслей и идей, которые он встречал в умственных центрах России; знакомые насмешливо относились к таким попыткам, видели в нем простого подражателя. «Жить дома, в кругу купцов», пишет он Белинскому, «решительно я теперь не могу; в д

ругих кругах тоже… Безрадостная самая будущность у меня впереди. Я, кажется, собой одно выполню во всей точности: ворону… И, ей-Богу, я ужасно похож на нее, остается лишь сказать: она к павам не попала, а от ворон отстала. Больше этого ко мне ничего нейдет». Друзья звали Кольцова в Петербург, пр

едлагали ему или самому открыть книжную торговлю, или сделаться управляющим конторой Краевского. Кольцов не последовал этому совету. Он знал, как мало идеального во всякой торговле, хотя бы и книжной, и вполне резонно доказывал своим друзьям, что не выдержать ему конкуренции с другими книгопродавцам

и, если он будет вести свои дела иначе, не по-купечески. В сентябре 1840 года Кольцову снова пришлось побыть в столицах по делам отца. Это была последняя его поездка. Встречи с Белинским, В. Боткиным, немного оживили его, подняли было его дух. На этот раз Кольцов медлил возвращаться домой и на обра

тном пути из Петербурга подольше задержался в Москве. Слишком противным казалось ему опять очутиться в омуте домашней обстановки. В феврале 1841 года Кольцов все-таки решил вернуться домой. Денег на дорогу у него не было — отец не хотел его возвращения и категорически отказался прислать; пришлось за

нять у знакомого. Дома он опять вошел с головой в дела отца, но отношения между ними все более и более ухудшались. Бывали очень тяжелые сцены, действовавшие на Кольцова угнетающе. Вскоре Кольцов разошелся и с любимой младшей сестрой своей, Анисьей, в которой он прежде видел единственную в семье близ

кую ему душу. Трагедией обыденности, тяжелой и безнадежной, веет от его писем к Белинскому в эту пору. Вот он кончит какую-то новую постройку, приведет в порядок кое-какие отцовские дела и непременно приедет в Петербург — отец обещал дать ему денег. Но затягивались дела, Кольцов запутывался в них; з

доровье тоже стало сильно портиться — и гасла надежда. На один только момент, и то весьма непродолжительный, улыбнулось-было ему счастье: он горячо полюбил Варвару Григорьевну Лебедеву, и это возбудило в нем веру в лучшее будущее; но в силу разных обстоятельств они должны были вскоре разойтись. Боле

знь Кольцова — чахотка — стала быстро развиваться. Отец не давал денег на лечение. Доктор И.А. Малышев принял в судьбе Кольцова горячее участие и, как мог, поддерживал его силы. В смежной комнате готовились к свадьбе сестры, устраивались шумные девичники, а Кольцов лежал тяжелобольной, всеми покинут

ый; одна только мать да старуха няня ухаживали за ним. Кольцов умер 29 октября 1842 года. Поэзию Кольцова издавна, еще со времен Белинского, определяют как глубоко народную, вернее — даже крестьянскую. В ней господствуют то же содержание, те же мотивы, та же форма, что и в устной народной лирике. Гр

усть-тоска по милому, жалобы на судьбу-кручину, неудачная семейная жизнь, любовные призывы, молодецкая удаль — вот несложные, истинно народные сюжеты, которые Кольцов обычно воспевает. У него больше вариаций, переживания переданы глубже, тоньше, порывы страстнее, краски усилены, сгущены, но сущность

все-таки остается та же; разница как бы только количественная, а не качественная. Чувствуется ясно, что в его поэзии нашел свое полное непосредственное и точное выражение безымянный народно-коллективный творческий гений. Кольцов смотрит на все окружающее теми же широко открытыми наивными глазами, к

акими смотрели поэты-творцы народной песни, оставшиеся неизвестными именно потому, что не успели в душе своей обособиться от массы, все переживали, как сам народ и заодно, и в унисон с ним. Особая полнота ощущения, в которой растворяется индивидуальное «я», власть первоначальной гармонии, того синкр

етического единства, в котором Бог, окружающая природа и отдельный человек взаимно и до конца проникают друг друга, составляют нечто единое цельное, — вот что характерно для этой несложной, еще не дифференцированной души поэта из народа; оно же характерно и для Кольцова. Если исключить из его поэзии

те подражательные стихотворения, где мотивы заимствованы как бы наспех у случайно попавшихся и совершенно чуждых ему по духу Жуковского, Дельвига и Дмитриева, да еще «Думы», написанные под влиянием кружка Станкевича, в особенности Белинского, тщетно просвещавшего его на счет «субъекта, объекта и аб

солюта», то нас поражает именно необыкновенная объективность, полное отсутствие личного элемента. Как будто его лирика вовсе не результат его личных переживаний, а он хотел лишь рассказать, как вообще всякий крестьянский парень или девушка любит, радуется, грустит, жалуется на судьбу или томится в у

зкой сфере раз навсегда закрепленного быта. Вот, например, отчаяние молодца от измены суженой: «пала грусть-тоска тяжелая на кручинную головушку; мучит душу мука-смертная, вон из тела душа просится». Или любовь, преображающая всю жизнь: «вместе с милой зима кажется летом, горе — не горем, ночь — ясн

ым днем, а без нее нет радости и в майском утре, и в заре-вечере, и в дубраве — зеленой — парче шелковой». Любимые его художественные приемы — слияние двух понятий или образов в один («трепет-огонь», «любовь-тоска», «грусть-тоска», «любовь-огонь», «любовь-душа» и т. д.), поражающие контрасты (вроде:

«с горем в пиру быть с веселым лицом», «светит солнышко — да осенью»). Во всем и везде видна натура сильная, страстная, все переживающая по-особенному, глубоко, до самозабвения. И все-таки тонет все личное в первоначальной синтетической цельности мироощущения, и песни Кольцова становятся типическим

и. Именно типическое больше всего характерно для Кольцова. И как ни ярки его краски, и как ни велико их изобилие — в каждой пьесе они новые и различные, — впечатление остается все то же: это чувства, вообще применимые ко всем и каждому, это переживания родовые, а не индивидуальные, не личные. Тоскуе

т ли обманутая об удалом молодце, обращаясь с мольбой к красному солнцу, широкому полю, буйным ветрам; причитывает ли молодая женщина, что ее насильно выдали за немилого; жалуется ли старик на свою старость, молодой — на свою бесталанную долю; рассказывается ли о том, как сохнет, словно трава осенью

Ретивое сердце от огня любви к красной девице, — словом, о ком и о чем бы ни пел Кольцов, всюду перед нами образы слитные, лица безымянные; их можно охарактеризовать лишь общими чертами, в крайнем случае определить по роду занятий или имущественному положению — если это нужно для завязки действия

Но никак не более, не точнее, не детальнее. Весь крестьянский быт проходит перед нами; в письменной литературе Кольцов — единственный певец земледельческого труда. Он прекрасно знает этот быт, всей душой ощущает святость этого труда, видит и чувствует всю его сложность, вникает в его думы и настро

ения, но рисует его всегда в типическом, слитном виде. У другого поэта это было бы признаком слабости творческих сил; у Кольцова чувствуется здесь великая правда большого таланта, воспринимающего мир так, как его воспринимает народ, крестьянство. В сравнении с устным народным творчеством у Кольцова

гораздо большее разнообразие моментов, переживания кажутся углубленнее; но все же каждый данный момент, каждое отдельное переживание остается общим, характерным для типа, не для индивидуальности. То же младенчески-наивное синкретическое единство сказывается и в отношении Кольцова к природе. Все жизн

енные драмы его героев и героинь происходят непременно на ее лоне; люди со всеми своими помыслами обращаются прежде и охотнее всего к ней, к ее явлениям, как к своим друзьям — помощникам или препятствующим противникам. Ясно чувствуется, что это не простые метафоры, не художественный прием, не способ

заимствования нужных для данного случая красок. Кольцов передает здесь, и опять-таки по-народному, всю истинную близость, существующую между человеком и природой, — ту связь, благодаря которой немыслимо провести между ними какую-нибудь резкую разделяющую грань, а тем более противопоставлять их. В п

олной согласованности с природой развертывается крестьянская жизнь. Не в том только смысле, что пахарь зависим от нее, как от единственной своей кормилицы, и поневоле должен строить свой быт, повинуясь ее велениям. Тут совместимость совсем иного рода, свободная и желанная, точно двух равных сотовари

щей, одушевленных одними и теми же думами и идеями. Земледелец, его сивка, поле, которое он вспахивает, солнышко, согревающее его землю, тучи, проливающиеся «на земную грудь, на широкую, слезой крупной — проливным дождем», птица, летающая над нивой или поющая под окном хаты, и даже немые предметы: с

оха, борона, плуг, серп — все это члены одной и той же семьи, прекрасно понимающие друг друга; все они сообща творят сложную и серьезную жизнь. Здесь нет низших и высших; взаимное сочувствие, бессознательность, если можно так выразиться, взаимное постигание связывает их воедино. Оттого так наивно тр

огательными и глубоко правдивыми, — а не только красивыми — кажутся такие обращения, как молодца к соловью, чтобы он улетел в леса его родины прощебетать душе-девице про тоску его, рассказать ей, как без нее он сохнет, вянет, что трава на степи перед осенью. Или чудный призыв к ниве: «не шуми ты рож

ь спелым колосом»; ему не для чего собирать добро, не для чего богатеть теперь: струхнули те очи ясные, когда-то «полные полюбовных дум, спит могильным сном красна девица». Или те прекрасные чисто народные параллели: «в непогоду ветер воет, завывает — буйную головку злая грусть терзает»; интимные до

верчивые разговоры с темной ночью, ясным солнцем, с широкой степью, косой-серпом, почерневшим, «обрызганным в скуке-горести слезой девичьей». Все эти существа и предметы принимают самое деятельное участие в жизни, в труде поселянина. У Кольцова, если только он свободен от рефлексии, нет иных красок,

кроме тех, которые имеются у природы, у земли, у степи или леса. Нет их даже тогда, когда он уже явно отвлекается от крестьянского быта, говорит о себе лично, о своем данном моментом, чисто субъективном состоянии. Ему, например, тесно в мещанской обстановке, его сильно тянет к иной, более культурно

й жизни; или другое: его страшно поражает трагическая смерть Пушкина, которого он мог ценить, конечно, не с крестьянской точки зрения, — в творческом результате опять те же народные образы, тот же объективизм, полное отвлечение от своего «я» («В непогоду ветер воет завывает», «Что дремучий лес приза

думался»). Глеб Успенский считает Кольцова единственным в русской литературе певцом земледельческого труда. Это очень верно: когда он воспевает первопричину своего и народного цельного мировосприятия, он достигает наибольшей убедительности и простоты и в то же время полноты гармонии — помимо человек

а и природы, еще и Бога. В заветных думах пахаря целомудренная святость и серьезность, которая усиливается и углубляется с каждой переменой в природе и в частности на ниве. С трепетом и молитвой ждали люди сельские, чтобы «туча черная понахмурилась, и расширилась, и пролилась слезой крупной — пролив

ным дождем». Пришел этот желанный дождь — и вместе с ним три крестьянские мирные думы. До первых двух крестьянин сам додумался, и исполнение зависит от него же: «Хлеб насыпать в мешки, убирать воза и из села гужом в пору выехать», но как «задумалась третья думушка — Богу-Господу помолились», — Кольц

ов не говорит. И это прекрасно. Ее грех высказать словами; тут душевный трепет, тут начинается участие Бога. «Чуть свет по полю все разъехались и пошли гулять друг за дружкой; горстью полной хлеб раскидывать; и давай пахать землю плугами, да кривой сохой перепахивать». Хлеб свят; он Божий гость; его

Господь посылает за труды людям. Он Сам о нем заботится через природу свою: «видит солнышко — жатва кончена», и только тогда оно «холодней пошло к осени». Оттого так «жарка свеча поселянина пред иконой Божьей Матери». Бог тоже участник в крестьянском труде; Он главный его участник, все Собой проник

ающий. Так завершается народное миросозерцание, вернее — мироощущение; так соединяются в общий союз и Бог, и природа, и человек. Эта же святость религиозности чувствуется не только в «Урожае», но и в «Песне Пахаря», в «Размышлении поселянина», который знает, что «лиха беда в землю кормилицу ржицу му

жику закинуть, а там Бог уродит, Микола подсобит собрать хлебца с поля». На нее есть указание и в «Крестьянской Пирушке». Кольцов пытался прояснить это ощущение синкретического единства Бога, космоса и человеческого «я» в своих известных «Думах». По своему душевному строю он не был способен к филосо

фскому отвлеченному мышлению. Не удивительно, что стоит ему только заговорить языком Станкевича или Белинского, как сейчас же гаснет огонь его поэзии, замолкает мощь трепетавшей в его душе народной стихии. Ту гармонию, которую он постоянно ощущал, он мог выразить только в образах, взятых из жизни, у

окружающей природы, а не в бесплотных, застывших символах. И все-таки его «Думы» характерны; при свете его истинно поэтических произведений они тоже делаются весьма убедительными. В них та же мысль, которую он неустанно повторяет: об одушевленности всей природы, воплощающей в себе дух Божества. Выр

ажает ли он это убеждение в уловленных им на лету терминах шеллингианства или в совершенно чуждым его душевному укладу рационалистических понятиях отвлеченного гегельянства, модернизирует ли он слегка христианскую идею Триединства, более привычную, а потому более ему понятную, и через нее пытается п

рояснить свои смутные мысли, — суть всюду остается одна и та же: жизнь во всем и повсюду, и она в Боге. «В переливах жизни, в царстве Божьей воли, нет бессильной смерти, нет бездушной жизни!» — говорит он в своей думе: «Божий мир». В «Царстве мысли» он перечисляет эти переливы жизни. Божий дух, Божь

я идея живет во всем: «и в пепле, и в пожаре, в огне, в раскатах грома; в сокрытой тьме бездонной глубины»… и даже «в тишине безмолвного кладбища», «в глубоком сне недвижимого камня», и «в дыхании былинки молчаливой». Всюду она одна, эта «царица бытия». «Отец света — вечность; Сын вечности — сила;

Дух силы — есть жизнь; мир жизнью кипит. Везде Триединый, воззвавший все к жизни» — так истолковывает он три ипостаси христианства. И как ни отвлеченны эти мысли, в сравнении с его песнями кажущиеся совсем безжизненными, — в них все же сказываются следы того цельного, завершенного глубоким религиоз

ным чувством, миропонимания, которое так прекрасно и так непосредственно отразилось в его истинно народных произведениях. Из слов Белинского Кольцов понимал лишь то, что ему самому было близко, что вполне подходило к его собственному мироощущению. Этим еще не исчерпывается значение «Дум» Кольцова. В

них отражается еще одна сторона душевной его деятельности, менее ценная, в известном смысле даже вредная: ему самому она, во всяком случае, принесла мало хорошего. Это — тот самый культ разума, царства мысли, который неминуемо должен был действовать разлагающим образом на цельность его мироощущения

и привести к тем вечным проклятым вопросам, которым нет и не может быть ясного, сознание удовлетворяющего ответа. Эти вопросы были тем мучительнее для Кольцова, что он хорошо знал, много раз испытал, в минуты творческих восторгов, какая радость осеняет душу при чувстве гармонии, синтеза, заранее ис

ключающем всякого рода мировые проблемы. Глубокой скорбью и тревогой проникнуты такие стихотворения его, как «Могила», «Вопрос», в особенности «Молитва». Это — те самые думы, за которыми и Белинский признавал известную ценность именно в виду серьезности искренно поставленных ими вопросов. Разум не в

состоянии осветить тьму предстоящей нам могилы, ответить человеку, что ему заменит там «глубокое чувство остывшего сердца, что будет жизнь духа без этого сердца». Грешные это вопросы: от них до полного отрицания один шаг. Оттого такой мольбой отчаяния звучит последняя строфа «Молитвы»: «Прости ж мн

е, Спаситель! слезу моей грешной вечерней молитвы: во тьме она светит любовью к Тебе». Кольцов в этих случаях ищет спасения в религии. «Перед образом Спасителя» (так называется одна из его «дум») он намеренно «гасит свечу и закрывает мудрую книгу»; ему должна заменить ее вера: «в ней одной покой и т

ишина». «Под крестом — моя могила; на кресте — моя любовь», — так заканчивается еще одно тревожное стихотворение: «Последняя борьба». В этих частых колебаниях между вопросами-сомнениями и ответами-решениями в сторону простосердечной веры видны следы разложения первоначальной гармонии. Поэт народа-кр

естьянства, знавший и проявлявший в большей части своего творчества такую полноту ощущения, такую цельность доподлинного единства Бога, природы и человека, Кольцов все же остро ставит и те вопросы, которые мыслимы лишь при совершенно ином, противоположном душевном укладе. В этом смысле в «Думах» сил


Творческая деятельность Алексея Васильевича Кольцова (1809–1842) – одно из самых ярких проявлений происходящей в 1830 е гг. демократизации писательских рядов, которая, как заметил Пушкин, должна была иметь «важные последствия».
В поэзии Кольцова впервые раскрылся изнутри духовный мир крестьянина, его глубокая и подлинная человечность, попранная крепостничеством. Тем самым творчество Кольцова как бы воочию явило то, что уже после смерти поэта все еще был вынужден доказывать и защищать Белинский, говоря: «А разве мужик – не человек? – Но что может быть интересного в грубом, необразованном человеке? – Как что? – Его душа, ум, сердце, страсти, склонности – словом, все то же, что и в образованном человеке».
Став первым в истории русской поэзии поэтом крестьянского мира, Кольцов тем самым расширил социальные границы художественно отображаемой действительности. Его творчество явилось новым и значительным шагом вперед на пути дальнейшего сближения искусства с народом.
И до Кольцова были поэты, писавшие о мужике. Еще в первые десятилетия XIX в. – симптом весьма примечательный – появляется ряд так называемых крестьянских поэтов самоучек (Ф. Слепушкин, Е. Алипанов, М. Суханов и др.). Но в их стихах народность была, по определению Белинского, чисто декоративная (4, 160). Рисуя идиллические картины «сельского быта», они дальше перепевов книжной поэзии того времени не пошли.
Поэтическое творчество Кольцова было непосредственно связано с передовыми течениями русской общественной мысли и литературы тех лет. Осваивая народно песенные традиции и опираясь на достижения писателей современников, Кольцов сумел обрести свой собственный голос, свои приемы поэтического мастерства. Недаром, говоря о Кольцове как об оригинальном художнике слова и определяя место его среди поэтов 30 х – начала 40 х гг. , Белинский утверждал, что «после имени Лермонтова самое блестящее поэтическое имя современной русской поэзии есть имя Кольцова» (4, 179). Позже такую же высокую оценку Кольцову даст и Чернышевский. Характеризуя послепушкинский период в развитии русской поэзии, он писал: «Явились Кольцов и Лермонтов. Все прежние знаменитости померкли перед этими новыми»; и для передовых людей эпохи Чернышевского это действительно было так.
Творческий облик Кольцова неразрывно связан с особенностями его биографии. В ней мало видеть только частный случай, личную драму художника, вынужденного подчиняться неблагоприятно сложившимся житейским обстоятельствам. В горькой участи Кольцова откристаллизовалась общая трагедия современной ему народной жизни.
С отроческих лет Кольцов познал тяготы жизни. Отец его, воронежский мещанин прасол, стремился воспитать детей по своему образу и подобию. Человек грубый и властный, он забрал будущего поэта из второго класса уездного училища и превратил в своего приказчика. Всю свою недолгую жизнь Кольцов был вынужден по воле отца заниматься его коммерческими делами.
Настоящей школой для Кольцова стала родная подворонежская природа. Большую половину года он проводил в бесконечных поездках верхом. Черноземная степь с ее просторами и деревнями научила поэта мыслить широко и свободно, видеть в людях стержневое, глубинное начало. Степь стала воистину поэтической колыбелью Кольцова.
Важную роль в биографии Кольцова сыграл Н. В. Станкевич. Обладая высокоразвитым эстетическим вкусом, он сразу же уловил самобытный характер кольцовского дарования. Через Станкевича были завязаны знакомства с В. А. Жуковским, В. Ф. Одоевским, П. А. Вяземским и др. На одной из литературных «суббот» у Жуковского в начале 1836 г. состоялась встреча Кольцова с Пушкиным.
Трудно переоценить роль критика демократа Белинского в судьбе Кольцова. Встреча в 1831 г., а затем сближение и, наконец, теснейшая дружба с ним, продолжавшаяся до последних дней поэта, в значительной степени определили смысл и содержание всей творческой жизни Кольцова.
Белинский в течение многих лет был первым читателем, ценителем и редактором кольцовских произведений. Он принимал участие в подготовке к изданию первого сборника стихотворений Кольцова (1835). Он же явился инициатором и составителем последующего издания произведений поэта, уже посмертного (1846), снабдив его обширным вступлением «О жизни и сочинениях Кольцова». Это первая итоговая статья о деятельности поэта прасола и первая его обстоятельная биография.
Белинский был для Кольцова не просто личным другом, но идейным руководителм. Их сблизило прежде всего социальное и духовное родство. Мы вправе рассматривать обоих как предшественников плеяды «новых людей» 1860 х гг. Кольцов явился в свет, словно откликаясь на страстные призывы Белинского к народности в литературе.
На молодого поэта оказывают определенное воздействие Дельвиг, Вяземский, Ф. Глинка. Высоко оценивает Кольцов творчество Веневитинова. В восьмистишии, посвященном Веневитинову (1830), Кольцов выразил горячее сочувствие юному поэту в его затаенной тоске по «хорошему» и «высокому». Близок Кольцову и Рылеев. Строки стихотворения Кольцова «Земное счастье» (1830) окрашены в те гражданско патриотические тона, которые были свойственны «Думам» Рылеева. Даже сам характер обличения социальных несправедливостей, не говоря уже о прямом использовании интонаций, ритмики и словоупотребления, заставляет вспомнить некоторые стихи из думы «Волынский».
И все же в становлении Кольцова поэта определяющая роль принадлежит Пушкину.
Влечение молодого Кольцова к пушкинской поэзии, к глубоко выраженной в ней, по определению Белинского, «внутренней красоте человека и лелеющей душу гуманности» (7, 339) заметно проявилось в стихотворении «Соловей» (1831). Воспроизведением не только темы, но и звуковой стороны и общего стилевого и метрического строя пушкинского стихотворения «Соловей и роза» автор хотел, по видимому, подчеркнуть свою зависимость от творчества любимого и великого поэта. Однако в романсе уже обнаруживается тот собственно кольцовский задушевный лиризм, та особая музыкальность, которая будет характерна для зрелого мастерства поэта. Неудивительно, что стихотворение «Соловей» было положено на музыку А. Глазуновым, Н. Римским Корсаковым, А. Рубинштейном, А. Гурилевым и многими другими композиторами. В. В. Стасов причислял его к «поразительным по красоте и поэтичности» романсам.
Освоение пушкинской поэзии помогает Кольцову более серьезно и самостоятельно работать над стилем своих произведений. Избавляясь от романсовой фразеологии, элегических формул, которыми наполнялись его ранние стихотворения («Я был у ней», «Приди ко мне», 1829; «На что ты, сердце нежное…», 1830, и др.), Кольцов стремится к простоте и ясности поэтической речи.
Художнические симпатии Кольцова на редкость постоянны. Это в одинаковой мере относится и к содержанию, и к поэтике его произведений. Если исключить первые опыты, на которых лежит печать запоздалого сентиментализма, и стихи «на случай», то все остальное отчетливо распадается на две несхожие между собой части. Одна – размышления над извечными проблемами человеческого бытия, другая – изображение крестьянской души. Соответственно выбираются и жанры – «дума» и песня.
Обращение к философской тематике Кольцова может показаться искусственным. Но именно стихийное стремление коснуться тайн, к которым был равнодушен купеческо мещанский круг, толкало поэта прасола в мир отвлеченных идей. Не будем забывать также, что в условиях 30 х гг. увлечение философией, преимущественно немецкой, приобретало характер скрытого общественного протеста: ведь мысль свободна, на нее нельзя наложить запрет!
В кольцовских «думах» нет особой претензии на философичность. Они подкупают не глубиной проникновения в сущность фундаментальных мировоззренческих вопросов, не «умственностью», а напротив – своей непосредственностью, даже какой то наивностью. Вот дума «Человек» (1836). Это скорее выплеснувшиеся из недр души эмоции, чем строгое рассуждение о противоречивой природе людских поступков. В «Царстве мысли» (1837) встречаемся с чисто художественной попыткой изложить одно из распространенных в немецкой метафизике положений о существовании некоего абсолюта – бесконечной духовной первоосновы мироздания.
Художник явно подавлял в Кольцове философа. «Думы» сохраняют сейчас интерес более исторический – как свидетельство напряженных интеллектуальных исканий автора «Косаря», как своеобразный памятник общественно эстетической жизни 1830 х гг.
Вершиной творческих достижений Кольцова являются созданные им песни. Стихотворения, написанные в подражание русским народным песням, возникают в русской поэзии еще в XVIII в. и получают широкое распространение в первой трети XIX в. В это время печатаются и входят в массовый репертуар «русские песни» Мерзлякова, Дельвига, Н. Ибрагимова, Шаликова, Глебова, Цыганова, Ободовского, Александра Корсака и др.
Мерзляков, Дельвиг, Цыганов и другие ближайшие предшественники Кольцова сыграли несомненную и положительную роль в развитии жанра книжной русской песни. По сравнению с поэтами сентименталистами конца XVIII в. они достигли более существенных результатов и в передаче душевных переживаний героя, и в освоении стилистических, интонационных и ритмических особенностей устной народной поэзии. Однако творчество даже видных мастеров русской песни не шло далее внешнего заимствования уже разработанных в фольклоре мотивов, образов, стилистических средств. И это не могло не приводить к искусственности, подражательности, которая чувствуется в самом языке сочиненных ими песен. Некоторые из них стали народными, но их авторы чуждались прозы народной трудовой жизни, говорили «только о чувствах, и чувствах преимущественно нежных и грустных».
Исключительное проникновение в самые глубины народного духа и народной психологии позволило Кольцову, как сказал о нем Белинский, раскрыть в своих песнях «все хорошее и прекрасное, что, как зародыш, как возможность, живет в натуре русского селянина» (9, 532).
Кольцов открыл отечественной литературе ее настоящего героя – скромного мужичка, на плечах которого держалась вся Россия. Не придуманный, а натуральный крестьянин наконец то занял полноправное место в галерее поэтических персонажей. Оказалось, что душа простого человека в нравственном смысле – не мертвая пустыня, как считалось раньше, что она способна не только на суетные, низкие страсти, но и на возвышенные чувства. Крепостной крестьянин показан Кольцовым не как холоп и безличное орудие производства, а как ценная в этическом и эстетическом плане индивидуальность.
Лирический герой стихотворений Кольцова явился предтечей тургеневских крестьян из «Записок охотника». Без него невозможно было бы появление обличительной некрасовской поэзии.
Подлинная народность творчества Кольцова наиболее ярко проявилась в его песнях о крестьянском земледельческом труде. Новаторство поэта сказалось здесь прежде всего в его умении выразить народную точку зрения на труд как на источник жизни, духовного величия, радости. Герой «Песни пахаря» (1831) «весело» ладит борону и соху. В стихотворении «Урожай» (1835) скрип возов в пору жатвы уподобляется музыке, а скирды на гумнах – князьям.
Отношением к труду определяется физическая и нравственная красота, какой овеяны кольцовские крестьяне, например герой «Косаря» (1836):
У меня ль плечо –
Шире дедова;
Грудь высокая –
Моей матушки.
На лице моем
Кровь отцовская
В молоке зажгла
Зорю красную.
В силе, сноровке, увлеченности самим ходом работ («Раззудись, плечо! Размахнись, рука!») раскрывается та «поэзия труда», в которой Глеб Успенский видел одну из самых характерных особенностей творчества Кольцова. Именно с трудом лирический герой Кольцова связывает понятие этического и прекрасного, открывая тем самым существенные стороны народной жизни и народного самосознания.
В большинстве случаев кольцовских молодцев прельщает не столько практический результат, сколько сам процесс труда, внутренняя его красота, возможность проявления в нем своего «я». Тяжелый физический труд, который третировался образованными сословиями как жалкий и рабский – или, в лучшем случае, вызывал сострадание к пахарю, – под пером Кольцова песенника приобрел совершенно новое свойство. Он стал той частью народной жизни, где нашла выход подспудная тяга земледельца к духовной деятельности. Не принципом непосредственной «пользы» объясняется готовность мужика опоэтизировать свои повседневные занятия и грозные силы природы. Здесь дали о себе знать исконные художнические, артистические задатки крестьянской души.
Новаторство Кольцова явственно обнаруживается и в тех его песнях, в которых повествуется о тяжелых жизненных условиях крестьянина. Поэт сумел рассказать о бедняке с такой душевной скорбью, с таким сочувствием, как никто из его предшественников. Больше того, в ряде кольцовских стихотворений на эту тему уже намечаются те тенденции, которые будут характерны для поэтов демократов 60 х гг. Особенно примечательны в этом отношении песни Кольцова «Горькая доля» (1837), «Раздумья селянина» (1837), «Вторая песня Лихача Кудрявича» (1837), «Перепутье» (1840), «Доля бедняка» (1841) и др. Лирический голос автора, согретый теплом и искренним участием к обездоленному человеку, слышится в стихотворении «Деревенская беда» (1838), заканчивающемся выразительными строками:
С той поры я с горем ну?ждою
По чужим углам скитаюся,
За дневной кусок работаю,
Кровным потом умываюся…
(с. 162)
Вместе с тем бедняк в кольцовских песнях не только жалуется и сетует на свою горькую судьбу. Он умеет бросить ей и дерзкий вызов, смело идет навстречу любым невзгодам. Герой стихотворения «Измена суженой» (1838), потрясенный случившимся, отправляется в путь:
Горе мыкать, жизнью тешиться,
С злою долей переведаться…
(с. 156)
Герой Кольцова, являясь выразителем существеннейших черт русского характера, терпелив, стоек, отважен. Если его постигла беда, то ему, по мысли Белинского, свойственно не расплываться в грусти, не падать «под бременем самого отчаяния… а если уже пасть, то спокойно, с полным сознанием своего падения, не прибегая к ложным утешениям, не ища спасения в том, чего не нужно было ему в его лучшие дни» (9, 533). Вот почему, несмотря на все беды и грозы, подстерегающие лирического героя Кольцова, основной тон его поэзии остается глубоко оптимистическим, жизнеутверждающим:
И чтоб с горем в пиру
Быть с веселым лицом;
На погибель идти –
Песни петь соловьем!
(с. 176)
Характерно, что в этих словах из стихотворения «Путь» (1839) советский поэт Павел Антокольский увидел «центральный нерв» дарования Кольцова.
Тема воли – одна из исконных тем народной поэзии – заняла видное место и в творчестве поэта прасола. Характерно в этом отношении стихотворение «Стенька Разин» (1838). Оно находится в органической связи с песенным разинским фольклором. Здесь и обращение доброго молодца к вскормившей и вспоившей его «Волге матушке», и размашистая удаль свободолюбивого героя:
Забушуй же, непогодушка,
Разгуляйся, Волга матушка!
Ты возьми мою кручинушку,
Размечи волной по бережку…
(с. 169)
Уже сам выбор темы Разина до известной степени характеризует и общественные, и эстетические взгляды Кольцова.
По мнению Щедрина, в том и заслуга Кольцова, что он сумел раскрыть в русском бесправном крестьянине глубоко осознающего свое достоинство человека, подметить то «жгучее чувство личности», которое «раскрывает все внешние преграды и, как вышедшая из берегов река, потопляет, разрушает и уносит за собой все встречающееся на пути».
Изображая народ с «затаенной мыслью о воле», Кольцов верит, что лучшая доля людей труда только «До поры, до время камнем в воду пала», причем важно то, что эти надежды питаются верой в могучие силы, таящиеся в народе. В стихотворении «В непогоду ветер…» (1839) поэт призывает народ:
Поднимись – что силы
Размахни крылами:
Может, наша радость
Живет за горами!
(с. 178)
Требованием «жизни другой» проникнуты и строки известной песни Кольцова «Так и рвется душа…» (1840). Горячее стремление к воле поэт вкладывает в романтическую «Думу сокола» (1840), где возвышенная мечта о свободе самого поэта сливается с чаяниями закрепощенных масс:
Иль у сокола
Крылья связаны,
Иль пути ему
Все заказаны?
(с. 192)
Не удивительно, что «Дума сокола» была воспринята многими поколениями передовых людей как песня, призывающая к борьбе за достойную человека жизнь. Примечателен также широкий отклик, какой получили стихи этой песни в художественной литературе: в произведениях И. С. Тургенева, И. С. Никитина, Л. Н. Трефолева, Ф. В. Гладкова и др.
Образ смелой и независимой птицы, сродни легендарному горьковскому Соколу, возникает в целом ряде стихотворений Кольцова. Да и он сам входит в наше сознание как «сокол русской поэзии, чей вольный полет был „призывом гордым к свободе, к свету“.
О пробуждавшихся в народе порывах к лучшей доле у Кольцова нередко говорится только намеком, но достаточно прозрачным в контексте эпохи. Например, в песне «Много есть у меня…» (1840):
Но я знаю, на что
Трав волшебных ищу;
Но я знаю, о чем
Сам с собою грущу…
(с. 207)
В некоторых песнях поэта проступают и черты известной ограниченности, свойственной сознанию патриархального крестьянства. Но – и это самое главное – при всех сомнениях и достаточно сложных идейно нравственных исканиях Кольцова в лучших его стихах выражается довольно смелый по тому времени протест против современной ему «грязной» и «грубой» действительности. Поднимаясь до осознания необходимости борьбы с нею, поэт призывает в «Послании», посвященном Белинскому (1839), восстать во имя «торжества» «новой мысли», правды, разума и чести.
Можно без преувеличения сказать, что в то время никто, кроме Лермонтова, не выразил с такой художественной силой ненависть к крепостнической действительности, как Кольцов. Даже слезы, сжигающие, ядовитые слезы гнева, отчаяния, тоски, роднят здесь Кольцова с Лермонтовым. Выступая против жизни, основанной на бесправии и рабстве, Кольцов заявляет в «Расчете с жизнью» (1840):
Если б силу бог дал –
Я разбил бы тебя!
(с. 208)
Но параллель «Лермонтов – Кольцов» требует более глубокого рассмотрения. Будучи современниками, оба поэта с разных точек зрения (но сходных в главном – неприятии современной им социальной действительности) отразили противоречия своей горькой эпохи.
Лермонтов ярче других засвидетельствовал неудовлетворенность своего поколения николаевским режимом. Его творчество сфокусировано на изображении мрачных сторон жизни. Скепсис, губительная для психики рефлексия, яд самоанализа – все эти «внутренние болезни» поразили лучшую часть дворянского класса в годы николаевской реакции.
Кольцов, напротив, выразил во многих произведениях здоровые, могучие силы нации, народный дух, которого не сломить даже сверхжестоким политическим гнетом. Что, собственно, менялось в привычном укладе многомиллионных масс крестьянства от очередных перемен на русском престоле? При Николае I в деревне все осталось так же, как было и раньше: беспросветная нищета, усугубленная начавшимся расслоением сельской общины, возрастающей властью «золотой казны».
Лермонтов в «Думе» с печалью смотрит на свое поколение, грядущее рисуется автору в самых мрачных красках («…иль пусто, иль темно…»). Совсем иначе оно видится Кольцову. Воплощая неиссякаемую веру поселянина труженика в конечное счастье человека, этот вековечный народный оптимизм, Кольцов восклицает в «Последней борьбе» (1838):
Не грози ж ты мне бедою,
Не зови, судьба, на бой:
Готов биться я с тобою,
Но не сладишь ты со мной!
(с. 167)
Пламенные кольцовские строки звучали резким диссонансом на фоне поэзии его эпохи. В лирику отчаяния, уныния и тоски вдруг вторгаются новые мотивы. Светлый колорит кольцовских стихов рождается и под влиянием их специфической художественной формы. Необычайно содержательной становится сама песенная поэтика. О каких бы грустных вещах ни говорилось в произведении, стремительность интонации, особая распевность, своеобразие мелодического рисунка как бы смягчают драматизм.
Высоким гражданским пафосом, глубокой скорбью, вызванной смертью Пушкина, окрашено стихотворение «Лес» (1837). Это в самом широком смысле слова политическое выступление смело может быть поставлено рядом с таким обличительным произведением, как лермонтовское «Смерть поэта». Достаточно вспомнить имеющиеся в стихах Кольцова сравнения тех сумрачных лет с «осенью черной» и «ночью безмолвной» или вчитаться, например, в такую строфу:
Одичал, замолк…
Только в непогодь
Воешь жалобу
На безвременье…
(с. 148)
– чтобы почувствовать всю смелость вызова официальной правительственной России. Примечательна по своей точности характеристика и тех низких интриг, которые явились непосредственным поводом гибели великого поэта:
С богатырских плеч
Сняли голову –
Не большой горой,
А соломинкой…
(с. 149)
Особого внимания заслуживают в творчестве Кольцова семейно бытовые песни. В них с огромной искренностью раскрыт внутренний мир простой русской женщины, правдиво передано ее положение в патриархальной крестьянской среде. Реалистическое содержание определило и художественные особенности этих песен, их тесную связь с фольклором, в частности с семейно бытовой народной лирикой. С особенной силой эта связь проявилась в разработке Кольцовым темы подневольной жизни с «постылым» мужем. Поэт воссоздает подлинно трагический образ молодой крестьянки, выданной замуж против ее воли. Героиня стихотворения «Без ума, без разума…» (1839) придает новый и трагический оттенок традиционному изречению «поживется – слюбится»:
Хорошо, состарившись,
Рассуждать, советовать
И с собою молодость
Без расчета сравнивать!
(с. 189)
Столь же глубоко волнующая, как писал Белинский, «раздирающая душу жалоба нежной женской души, осужденной на безвыходное страдание» (9, 535), слышится в песне «Ах, зачем меня…» (1838):
Не расти траве
После осени;
Не цвести цветам
Зимой по снегу!
(с. 158)
Для семейно бытовых песен Кольцова характерна их общественная направленность. Выражая высокие идеалы народной морали, они содержали требование духовного раскрепощения человека. Жажда любви, независимости, воли особенно ярко проявилась в песне «Бегство» (1838), в которой право на взаимную любовь, на личное счастье соединялось с освободительными стремлениями закрепощенного народа.
Любовная лирика Кольцова – это поэзия земной радости, восторженного преклонения перед духовной и физической красотой. Восхищение любимой вызывает и замечательные по своей художественности сравнения в песне «Последний поцелуй» (1838):
Пусть пылает лицо,
Как по утру заря…
Как весна, хороша
Ты, невеста моя!
(с. 159–160)
Удивительно красивое и светлое чувство воспето Кольцовым. Герои его песен любят от всего сердца. В самые трудные дни большая любовь освещает жизнь обездоленных людей, придает им силы в борьбе с суровой действительностью. Бобылю из песни «В поле ветер веет…» (1838) не страшна
Доля нелюдская,
Когда его любит
Она, молодая!
(с. 166)
Не случайно сборник стихов Кольцова Чернышевский назвал книгой «любви чистой», книгой, в которой «любовь – источник силы и деятельности».
Любовные песни Кольцова выделяются и своим особым задушевным лиризмом, глубокой искренностью, и подчас изумительным по жизненности воспроизведением интимных человеческих чувств. Такие произведения поэта как «Пора любви» (1837), «Грусть девушки» (1840), «Разлука» (1840), «Не скажу никому…» (1840) были подлинно новым словом в любовной лирике тех лет. К этому необходимо добавить, что, воспевая душевную красоту людей из народа, красоту поруганную и оскорбленную в крепостническом обществе, Кольцов смог стать своеобразным выразителем освободительных устремлений своего времени.
Народность поэзии Кольцова находит выражение не только в правдивом показе действительной жизни, но и в разработке соответствующих художественных средств. Песни Кольцова, писал Белинский, «представляют собой изумительное богатство самых роскошных, самых оригинальных образов в высшей степени русской поэзии. С этой стороны язык его столько же удивителен, сколько и неподражаем» (9, 536).
Используя эстетические приемы, давно сложившиеся в устной традиции, поэт обогащает их собственными изобретениями. Он стремится выработать такую систему поэтических средств, которая позволила бы в «оптимальном режиме» передать общий пафос его творчества. Наиболее соответствовали этим целям возможности синтетического жанрового сплава – полулитературной полуфольклорной «русской песни». Намеченные народом символы, ритмы, особые речевые обороты под пером Кольцова приобретали исключительную выразительность.
Одним из ярких проявлений мастерства Кольцова следует признать его умение драматизировать лирическую тему. Глубоко проникая в народные характеры, поэт показывает чувства, переживания простых людей через их внешние признаки (лицо, движение, интонацию, жест), что вносит в русскую словесность новые поэтические краски. Таково, например, изображение внутреннего состояния девушки во время расставания ее с возлюбленным в песне «Разлука» (1840). С предельной полнотой передана здесь глубокая взволнованность девушки:
Вмиг огнем лицо все вспыхнуло,
Белым снегом перекрылося…
(с. 199)
Сердечное терзание героини сказалось и в самой прерывистости речи («Не ходи, постой! дай время мне…»), и в недосказанности («На тебя, на ясна сокола…»), и в зримом раскрытии ее душевного горя («Занялся дух – слово замерло…»).
Подчас мастерство поэта песенника проявляется в предельно сжатых портретных зарисовках. Так, в глубоко интимной лирической песне «Не шуми ты, рожь…» (1834), вспоминая о любимой «душе девице», Кольцов сосредоточивает внимание только на ее глазах:
Сладко было мне
Глядеть в очи ей;
В очи, полные
Полюбовных дум!
(с. 112)
Перед нами отчетливо возникает волнующий образ, исполненный глубокого чувства. В потоке нахлынувших воспоминаний, мыслей, дум поэт находит то существенное, основное, что особенно запечатлелось, стало наиболее дорогим.
Не дается обычного портрета и в песне «Пора любви» (1837):
Стоит она, задумалась,
Дыханьем чар овеяна…
(с. 145)
Но мы хорошо представляем молодость, красоту девушки через внешнее проявление ее душевного движения:
Грудь белая волнуется,
Что реченька глубокая…
(там же)
Художественное своеобразие Кольцова с особенной силой обнаруживается в его пейзажной живописи. В его стихотворениях природа неотделима от людей и от их труда, от повседневных человеческих забот, радостей, печалей и дум. По словам Салтыкова Щедрина, тем и «велик Кольцов, тем и могуч талант его, что он никогда не привязывается к природе для природы, а везде видит человека, над нею парящего».
Созданные Кольцовым картины родной земли свежи и новы. «Красавица зорька В небе загорелась» («Песня пахаря»), а зреющая рожь «Дню веселому улыбается» («Урожай»). В стихотворении «Что ты спишь, мужичок?..» (1839) Кольцов находит неповторимые краски для описания поздней осени:
Ведь уже осень на двор
Через прясло глядит…
(с. 186)
– и русской деревенской зимы:
Вслед за нею зима
В теплой шубе идет,
Путь снежком порошит,
Под санями хрустит.
(там же)
Кольцов умеет по своему сказать и о привольной русской степи. Читая стихотворение «Косарь» (1836), кажется, видишь всю ее бескрайнюю ширь, дышишь запахом ее трав и цветов. Для кольцовского косаря она не только просторна, но и как то по особенному радостна и светла:
Ах ты, степь моя,
Степь привольная,
Широко ты, степь,
Пораскинулась…
(с. 123)
В стихотворении «Урожай» (1835) медленно надвигающаяся туча темнеет, растет, «ополчается громом, бурею, огнем, молнией», и тут же как бы после минутного затишья она
Ополчилася –
И расширилась,
И ударила,
И пролилася,
Слезой крупною…
(с. 114)
В этой строфе, состоящей почти из одних глаголов, самый ритм и подбор звуков (прежде всего звонких согласных «р» и «л») немало способствуют изображению мощных раскатов грома и хлынувшего дождя. Особенно большую динамичность, широту, силу придает глаголам стоящий перед ними звук «и».
Одной из особенностей поэтического мастерства Кольцова является точность, конкретность, почти зрительная ощутимость изображения при исключительной экономичности, лаконичности художественных средств. Органически восприняв народно песенную речь, поэт выработал свой отвечающий теме стиль, свою образность, свой особый голос.
Кольцов добивается свежих и точных слов (в смысле передачи определенного психологического состояния), сравнений и метафор, родственных самому духу народно песенного творчества. Эта особенность реалистической поэтики Кольцова ярко проявляется в песне «Доля бедняка» (1841), где автор сумел просто и вместе с тем совершенно по новому передать скрытую от взоров людей горечь переживаний крестьянина бобыля:
Из души ль порой
Радость вырвется, –
Злой насмешкою
Вмиг отравится.
(с. 215)
Речевые элементы, которые непосредственно идут из фольклора («И сидишь, глядишь, Улыбаючись; А в душе клянешь Долю горькую!»), у поэта естественны и художественно оправданы.
Самобытное мастерство мы видим и в инструментовке, мелодике, метрике и ритмике кольцовских стихов. Широко применяемые Кольцовым пятисложник и трехстопный ямб с дактилическими окончаниями, внутренние рифмы, повторы и аллитерации придают его стихам отмеченные уже выше смысловую выразительность и музыкальность. И когда вчитываешься, например, в песню «Не шуми ты, рожь…», то ясно видишь, что даже самый размер ее очень подходит к тому горестному настроению, которым исполнено это стихотворение:
Тяжелей горы,
Темней полночи
Легла на? сердце
Дума черная!
(с. 112)
Не менее выразительна и такая кольцовская песня как «Последний поцелуй». В ее инструментовке обращают на себя внимание первая и вторая строки, где хорошо слышатся звуки «л», «п» («поцелуй, приголубь, приласкай»), третья и четвертая – с выделяющимся в них звуком «р» («Еще раз, поскорей, поцелуй горячей»). Обнаруживаются также повторения слов и внутренние рифмы («Не тоскуй, не горюй, Из очей слез не лей»). Все это придает лирической интонации песен Кольцова музыкальность, которую так высоко оценил М. Балакирев, написавший на слова этого стихотворения свой известный романс. По отзывам Ц. А. Кюи, романс представляет совершеннейший образец слияния музыки с текстом в одно гармоническое целое.
Вообще следует отметить, что Кольцов сыграл исключительную роль в развитии отечественной музыкальной культуры. Его строки вдохновили на создание замечательных творений таких композиторов как Глинка, Варламов, Гурилев, Даргомыжский, Балакирев, Римский Корсаков, Мусоргский, Рубинштейн, Рахманинов, Гречанинов, Глазунов и др.
Кольцов обогатил нашу поэзию безыскусственной русской речью. Избегая каких либо нарочитых «красивостей», он вносит в свои стихи обычные слова, взятые из живого народного языка, придавая им особый поэтический колорит. По определению Белинского, в песни Кольцова «смело вошли и лапти, и рваные кафтаны, и всклокоченные бороды, и старые онучи – и вся эта грязь превратилась у него в чистое золото поэзии» (9, 534).
Используя разговорную речь крестьян, Кольцов тщательно отбирает в ней самое типичное, что помогает ему ярче выразить чувства и мысли народа, правдиво показать жизнь простолюдинов. Во «Второй песне Лихача Кудрявича» (1837) читаем:
Кафтанишка рваный
На плечи натянешь,
Бороду вскосматишь,
Шапку нахлобучишь,
Тихомолком станешь
За чужие плечи…
(с. 153)
Для Кольцова чрезвычайно характерно частое употребление уменьшительно ласкательных речевых форм, которые в наибольшей степени соответствуют народному стилю:
Пала грусть тоска тяжелая
На кручинную головушку…
(с. 156)
Ты возьми мою кручинушку…
(с. 169)
Типичны для песен Кольцова пословицы и поговорки, органически вкрапленные в речь его лирического героя. Например, в «Горькой доле» (1837):
Без любви, без счастья
По миру скитаюсь:
Разойдусь с бедою –
С горем повстречаюсь!
(с. 137)
Значение Кольцова в истории отечественной литературы определяется нерасторжимой связью его с народом, которая, по мнению Белинского, нашла яркое выражение в художественном воспроизведении поэтом крестьянского быта и особенностей характера, склада мыслей и чувств простых русских людей. Именно эти важнейшие стороны кольцовского творчества оказали наиболее плодотворное воздействие на русскую поэзию.
Опираясь на литературно эстетическую концепцию Белинского, революционные демократы 60 х гг. рассматривали поэтическое наследие Кольцова в соответствии с выдвинутыми эпохой новыми и повышенными требованиями всестороннего отображения жизни в существенных ее проявлениях.
Добролюбов в первых же высказываниях о Кольцове (1858) определяет его как поэта, который по самой сущности своего дарования был близок к народу. Вместе с тем критик прямо и, пожалуй, даже чрезмерно категорически указывал на недостаточную связь кольцовских произведений с общественно политической проблематикой. По убеждению Добролюбова, «Кольцов жил народной жизнью, понимал ее горе и радости, умел выражать их. Но его поэзии недостает всесторонности взгляда; простой класс народа является у него в уединении от общих интересов…».
Добролюбов смог выделить и высоко оценить ту «реальную здоровую» сторону стихотворений Кольцова, которую, по словам критика, необходимо было «продолжить и расширить». Добролюбов подчеркнул нерасторжимую связь передовой русской поэзии с кольцовскими традициями. О значении этих традиций для русской литературы писал и Салтыков Щедрин: «Весь ряд современных писателей, посвятивших свой труд плодотворной разработке явлений русской жизни, есть ряд продолжателей дела Кольцова».
Художественное наследие Кольцова было особенно дорого Н. А. Некрасову. Говоря о Кольцове как о действительно самобытном поэте, он ставил его в один ряд с величайшими нашими поэтами – Пушкиным, Лермонтовым, Жуковским, Крыловым.
В творчестве Некрасова нашла дальнейшее продолжение введенная в поэзию Кольцовым тема труда. Некрасов придал ей ту политическую остроту, какой недоставало Кольцову. Некрасову был несомненно близок выраженный в песнях Кольцова народный взгляд на физическую и духовную красоту трудящихся людей.
Опытом Кольцова было во многом подготовлено и обращение Некрасова к фольклору, к живой разговорной речи крестьян. Некрасова в какой то мере можно считать продолжателем Кольцова и в области стихосложения. Весьма показательна в этом отношении поэма «Кому на Руси жить хорошо», в которой широко применяется идущий от Кольцова преимущественно трехстопный ямб с дактилическими окончаниями.
Традиция Кольцова ощутима и в творчестве поэта некрасовского лагеря И. С. Никитина. Опираясь на художественный опыт своих предшественников и прежде всего Кольцова, он обращался непосредственно к простонародной жизни, черпал в ней темы и образы. В стихотворениях Никитина («Зашумела, разгулялась…», «Песня бобыля», «Наследство», «Ехал из ярмарки ухарь купец…», «Отвяжись, тоска…» и др.) явственна ориентация на народно песенное начало, которое так полно представлено у Кольцова.
В русле традиций Кольцова развивается также творчество поэта демократа И. З. Сурикова. Воздействие автора «Косаря» чувствуется в таких широкоизвестных его произведениях, как «Эх, ты, доля…», «Голова ли ты, головушка…», «В степи» и др. Суриковское стихотворение «В зеленом саду соловушка…» является развитием поэтического мотива женской доли, разработанного Кольцовым в его песне «Ах, зачем меня…».
Следы влияния Кольцова заметны также в творчестве поэтов песенников С. Ф. Рыскина (1860–1895), Е. А. Разоренова (1819–1891), Н. А. Панова (1861–1906) и др. Проблематика и поэтика стихотворений Кольцова нашли дальнейшее развитие в творческой практике С. Д. Дрожжина: отраженная в его стихах тема крестьянского труда генетически восходит к «Песне пахаря» и «Урожаю».
Кольцов оказал особенно большое и плодотворное влияние на художественное становление Сергея Есенина. В стихотворении «О, Русь, взмахни крылами…» поэт прямо пишет о себе как о последователе Кольцова. Лирические мотивы и образы русского песенника имеют прямой отзвук в стихах М. Исаковского, А. Твардовского, Н. Рыленкова и других советских поэтов, творчество которых глубоко и органично связано с народной песней.
Художник новаторского склада, А. В. Кольцов сумел создать такие самобытные, глубоко национальные образцы демократической поэзии, что его имя по достоинству заняло одно из первых мест в ряду замечательных русских поэтов.

Алексей Васильевич Кольцов, выдающийся русский поэт, родился в Воронеже, в семье прасола. Учился в уездном училище, но не кончил и двух классов: отец заставил его помогать в своих торговых делах. Разъезжая в степи с гуртами скота, ночуя под открытым небом, сталкиваясь с разнообразными людьми, Кольцов смолоду входит в мир русской природы, русской народной жизни.

Шестнадцати лет впервые узнал, что такое стихи, начал сочинять их сам. В 1830 г. встретился в Воронеже с московским философом и поэтом Станкевичем, который в 1831 г. напечатал в «Литературной газете» одну из песен Кольцова. В том же году, приехав в Москву, Кольцов познакомился с Белинским и нашел в его лице своего литературного учителя и друга. Скоро стараниями кружка Станкевича была выпущена первая книга стихов Кольцова. В 1836 г. Кольцов по торговым делам был в Петербурге — здесь его обласкал Пушкин. Стихотворение Кольцова «Урожай» Пушкин напечатал в журнале «Современник».

По мере роста таланта и знаний жить Кольцову в душной мещанской среде, под властью невежественного и жестокого отца, становилось все труднее. Оставить торговлю и целиком отдаться литературе ему никак не удается. Заболев чахоткой, одинокий поэт, при полном равнодушии семьи, скончался тридцати трех лет от роду.

Стихи Кольцова поразили современников своей самобытностью, поэтической новизной, песенным народным складом. В песнях Кольцова, как выразился Герцен, подавала о себе голос забитая, бедная, мужицкая Россия. Впервые в истории русской литературы Кольцов с удивительной задушевностью воспел жизнь простого земледельца, воспел его труд, его жажду воли и счастья.

Алексей Кольцов (1809—1842)

Алексей Васильевич Кольцов, сын прасола-торговца Василия Кольцова, родился в 1809 г. в Воронеже. По воле отца он должен был продолжить торговое дело и остаться человеком малообразованным: после двух лет обучения в уездной школе прасол забрал сына домой и начал приоб-щать к делам торговли. Много времени юный Алексей про-водил в разъездах, передвигаясь по степи с гуртами скота; судьба сводила его с разными людьми и надолго оставляла один на один с природой. Мир России: ее раздольные степи, вольные, лихие и подневольные люди, их песни — весь строй народной жизни, непосредственным участником которой был Кольцов, пробудил в душе молодого человека поэтические чувства. Алексей Кольцов — талантливейший поэт-самоучка впервые узнал, что такое стихи , лишь в шестнадцать лет. Не имея возможности продолжить образование, он постигал законы стихосложения без чьей-либо помощи и втайне от остальных членов своей семьи. В 1830 г. в Воронеже нахо-дился московский философ и поэт Станкевич. Встреча с ним помогла Кольцову утвердиться в своем призвании. По воз-вращении в Москву Станкевич опубликовал одну из песен Кольцова в «Литературной газете». Это послужило поводом для поездки начинающего поэта в Москву (поездки моло-дого Кольцова по столичным городам, как правило, были связаны с поручениями старшего Кольцова, собственные денежные средства Алексея всегда были скудны, точнее, их не было совсем — экономически Кольцов целиком и пол-ностью зависел от отца, поэтому оставить торговлю и занять-ся литературой профессионально он никогда не имел возможности). В Москве у Кольцова появляется друг, один из лучших в России наставников в литературе — Виссарион Григорьевич Белинский . Вскоре благодаря помощи друзей-литераторов, в основном членов кружка Станкевича, Алек-сею Кольцову удалось издать сборник стихов. В 1836 г. в Петербурге произошла еще одна важная для Кольцова встреча — он познакомился с А. С. Пушкиным , который был очень приветлив с ним. Одно из стихотворений Кольцо-ва — «Урожай» спустя некоторое время Пушкин напечатал в «Современнике».

Но чем больше времени Кольцов посвящал поэзии, тем жестче и строже становилась к нему семья. Постепенно в глазах домашних он превратился в непутевого, не способ-ного к настоящему делу изгоя. Кручина ли, вечная неволя или безответная любовь одолела молодого поэта, но вскоре у него открылась чахотка, и он скончался в возрасте три-дцати трех лет.

Иль у сокола

Крылья связаны,

Иль пути ему

Все заказаны?

(«Дума сокола»)

Поэтическое дарование Алексея Кольцова развивалось одновременно с талантом Лермонтова , и оба они ознамено-вали собой начало нового этапа в развитии русской поэзии. «То были, — писал Герцен, — два мощных голоса, доносив-шиеся с противоположных сторон». Действительно, поэзия Кольцова, органически связанная с народным творчеством, несла в себе новые принципы художественного осмысления крестьянского труда и быта и абсолютно тождественные ее содержанию новые средства поэтического изображения. Уже в первом сборнике стихотворений Кольцова (1835) открыва-ется подлинный мир крестьянской жизни. «По крайней мере, — утверждал Белинский в своей статье о Кольцове, — до сих пор мы не имели никакого понятия об этом роде народной поэзии, и только Кольцов познакомил нас с ним».

Дальнейший идейный и художественный рост Кольцова был непосредственно связан с передовыми течениями об-щественной мысли и тех лет. Осваивая народ-но-песенные традиции и опираясь на поэтические достиже-ния современников, Кольцов сумел приобрести свой собствен-ный голос, свои приемы поэтического мастерства. Вольно-любивые произведения Пушкина углубляют в Кольцове те настроения неудовлетворенности действительностью, кото-рые обнаруживаются в его творчестве еще в конце 1820-х гг. Кроме Пушкина на молодого поэта оказывают воздействие и такие поэты, как Дельвиг , Вяземский , Глинка . По-своему сочувствовал Кольцов и Веневитинову в его затаенной тос-ке по «хорошему» и «высокому», и гражданской позиции Рылеева .

Вершиной творческих достижений Кольцова являются созданные им песни. Исключительное проникновение в са-мые глубины народного духа и народной психологии по-зволило Кольцову раскрыть в своих песнях «все хорошее и прекрасное, что как зародыш, как возможность живет в на-туре русского селянина». Тема труда и воли заняла веду-щее место в творчестве Кольцова («Песня пахаря», 1831, «Косарь», 1836, «Стенька Разин», 1838, «В непогоду вихрь», 1839, «Дума сокола», «Так и рвется душа», 1840).

Новаторство Кольцова явственно обнаруживается и в песнях, повествующих о тяжелых условиях жизни крестья-нина. Более того, в ряде его стихов на эту тему уже намеча-ются те тенденции, которые впоследствии будут характерны для поэтов-демократов 1860-х гг. Особенно примечательны в этом отношении песни Кольцова «Горькая доля» (1837), «Раздумье селянина» (1837), «Перепутье» (1840), «Доля бед-няка» (1841) и др.

Высоким гражданским пафосом , глубокой скорбью, вызван-ной смертью Пушкина , окрашено стихотворение «Лес» (1837). Оно достойно сравнения с лермонтовским «На смерть поэта» и не уступает последнему ни в смелости, ни в глубине, ни в образности. Достаточно вспомнить имеющиеся в кольцовских стихах сравнения тех сумрачных лет с «осенью черной» и «ночью безмолвной» или вчитаться в такую строфу:

Одичал, замолк…

Только в непогодь

Воешь жалобу

На безвременье, —

чтобы почувствовать в полной мере смелость вызова, бро-шенного поэтом официальной правительственной России. Примечательна по своей точности и характеристика тех низких интриг, которые явились непосредственным поводом гибели великого поэта:

Сняли голову —

Не большой горой,

А соломинкой…

Особого внимания заслуживают в творчестве Кольцова семейно-бытовые песни и любовная лирика. В них с пре-дельной искренностью раскрыт внутренний мир простой рус-ской женщины, правдиво переданы тяготы женской доли в патриархальной крестьянской среде. Реалистический показ семейных отношений определил собой и художественные особенности кольцовских песен, их тесную связь с народ-ным поэтическим творчеством, в частности с семейно-бытовой народной лирикой. С особенной силой эта связь про-явилась в разработке Кольцовым одной из исконных тем народно-песенной поэзии — темы подневольной жизни с «постылым» мужем, вечной темы свадебного плача невес-ты. «Раздирающая душу жалоба нежной женской души, — как писал Белинский , — осужденной на безвыходное стра-дание», слышится в песнях Кольцова:

Не расти траве

После осени,

Не цвести цветам

Зимой по снегу!

(«Ах, зачем меня…», 1838)

Любовная лирика Кольцова — это поэзия радости, вос-торженного преклонения перед духовной и физической кра-сотой человека. Восхищение любимой порождает и замеча-тельные по своей художественности сравнения:

Пусть пылает лицо

Как по утру заря…

Как весна хороша

Ты невеста моя!

(«Последний поцелуй», 1838)

Удивительно красивое и светлое чувство воспето Кольцо-вым. Герои его песен любят от всего сердца. Не случайно сборник стихов Кольцова Н. Г. Чернышевский назвал книгой «любви чистой», книгой, в которой «любовь — источник силы

и деятельности».

Любовные песни Кольцова выделяются и своим особым задушевным лиризмом, изумительным подчас воспроизведе-нием» интимных человеческих чувств. Такие произведения поэта, как «Пора любви» (1837), «Грусть девушки» (1840), «Разлука» (1840), «Не скажу никому…» (1840) и др., были подлинно новым словом в любовной лирике тех лет.

Народность поэзии Кольцова находит выражение не толь-ко в правдивом показе действительной жизни, но и в разра-ботке художественных средств. Песни Кольцова, писал Бе-линский, «представляют собой изумительное богатство са-мых роскошных, самых оригинальных образов в высшей сте-пени русской поэзии. С этой стороны, язык его столько же удивителен, сколько и неподражаем».

Художественное наследие Кольцова было особенно доро-го Н. А. Некрасову , в творчестве которого многие темы по-лучили дальнейшее развитие. Кольцовские традиции явствен-но ощутимы и в творчестве других поэтов демократическо-го лагеря — И. С. Никитина , И. С. Сурикова …

Особенно большую и плодотворную роль сыграл Коль-цов в художественном развитии Сергея Есенина . В стихо-творении «О Русь, взмахни крылами…» поэт прямо пишет о себе как о последователе Кольцова.

Темы, мотивы и образы Кольцова нашли широкое отра-жение в произведениях Глинки, Варламова, Гурилева, Дарго-мыжского, Балакирева, Римского-Корсакова, Мусоргского, Рубинштейна, Рахманинова, Гречанинова, Глазунова и мно-гих других творцов классической русской музыки.

Биография Мерзляков Алексей Федорович ❤️

(1778 — 1830)

Мерзляков Алексей Федорович (1778 — 1830), поэт, критик.
Родился 17 марта (28 н. с.) в городе Долматово Пермской губернии в семье торговца. Учился в Пермском народном училище, затем за успехи в литературном творчестве был переведен в Московскую университетскую гимназию (написал оду, опубликованную в журнале «Российский магазин», 1792).
В 1795 — 99 учился в Московском университете, окончив его с золотой медалью. С 1804 по 1830 был профессором университета по кафедре российского красноречия и поэзии.
На творчество Мерзлякова

повлияло общение с В. Жуковским и А. Тургеневым, А. Кайсаровым и А. Воейковым (1790) и участие в «Дружеском литературном обществе» (1801), определив сочетание гражданственности с народностью. «Ода на разрушение Вавилона» (1801), гимн «Слава» (1799 — 1801), переводы из Тиртея (1805) оказали воздействие на развитие русской гражданской поэзии преддекабристской эпохи.
В сотрудничестве с крепостным композитором Д. Кашиным написал несколько песен на народные мотивы («Среди долины ровные…», «Не липочка кудрявая…», «Чернобровый, черноглазый…» и др. ), сохранивших популярность до нашего времени.
Мерзляков сделал много переводов греческих и римских поэтов. Будучи признанным поэтом, он был также авторитетным критиком и теоретиком искусства. Свои идеи он развивает в двух прочитанных им университетских курсах «Теория изящных искусств» (1812) и «Критики» (1816). Был популярным лектором. Среди его слушателей и учеников были П. Вяземский, Ф. Тютчев, М. Лермонтов и др.
Выдающийся теоретик и педагог, Мерзляков скептически относился к авторитетам русского классицизма XVIII века, но, требуя от поэзии гражданственности и героизма, не принимал романтизма (это привело к разрыву дружбы с Жуковским).
Своими песнями, романсами и переводами Мерзляков способствовал демократизации русской литературы, явившись как поэт предшественником Кольцова.
Умер Мерзляков 26 июля (7 августа н. с.) 1830 в Москве.
Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

DigitalNC

DigitalNC
  • А — Я (1)
  • А все-таки она вертится (1)
  • А. А. Блок в воспоминаниях современников и его письмах (1)
  • А. А. Лаппо-Данилевский (1)
  • А. Блок — Гамлет (1)
  • А. В. Кривошеин (1857 — 1921 г.) : его значение в истории России начала 20 века (1)
  • А. В. Тыркова-Вильямс по ее письмам и воспоминаниям сына (1)
  • А. И. Герцен : систематическая хрестоматия (1)
  • А. И. Маркевич : биографическия воспоминания и список трудов (1)
  • А. И. Полежаев : жизнь и творчество (1)
  • А. И. Солженицын (1)
  • А. М. Каледин : герой Луцкого прорыва и Донской атаман (1)
  • А. Н. Островский на службе при императорских театрах : с приложением его неизданнаго портрета с автографом, записок и ненапечатанных писем : воспоминания его секретаря Н. А. Кропачева (1)
  • А. Н. Потресов : опыт культурно-психологического портрета (1)
  • А. Н. Радищев : материалы и исследования (1)
  • А. П. Чехов : литературные экскурсии: музей Чехова в Москве, чеховские уголки под Москвой, Ялта, комната Чехова в Таганроге (1)
  • А. С. Грибоедов в Грузии и Персии : историко-биографический очерк (1)
  • А. С. Пушкин — русская национальная гордость : речь, произнесенная на акте Юридического факультета в 1937 году, 1 марта (1)
  • А. С. Пушкин в Москве : сборник статей Л. А. Виноградова, Н. П. Чулкова и Н. П. Розанова с предисловием М. А. Цявловского (1)
  • А. С. Пушкин и декабристы (1)
  • А. С. Пушкин как основа контрреволюции (1)
  • А. С. Пушкину : 1837 — 1937 : через сто лет (1)
  • А. Хомяков (1)
  • А. Шевченко : поиски и достижения в области станковой живописи : 35 воспроизведений с картин и рисунков художника : обложка работы художника (1)
  • Абем (1)
  • Абиссинские ночи : роман (1)
  • Абрам Терц, или Бегство из реторты (1)
  • Абстрактивизм в искусстве новаторов : постимпрессионизм и неоромантизм (1)
  • Авантюра, или Черный для русских белых в Монголии 1921-й год (1)
  • Авантюристка : исторический роман (1)
  • Авиация в минувшую войну и в будущую (1)
  • Авось да вывезет : крестьянская бытовая комедия : в 4 действиях (1)
  • Аврал : второй сборник стихов (1)
  • Аврора : поэма (1)
  • Авто в облаках : стихи (1)
  • Автобиографические воспоминания А. Г. Рубинштейна, 1829 — 1889 : I. От редакции «Русской старины»- II. Заметки к биографии Рубинштейна, докт. М. Б. Р-га — III. А. Г. Рубинштейн в воспоминаниях бывшаго профессора консерватории Г. А. Лароша — IV. А. Г. Рубинштейн — стихотворение А. Н. Яхонтова — V. А. Г. Рубинштейн в 1889 году, гравюра на меди, исполнил художник Ф. А. Меркин (1)
  • Автобиография (1)
  • Автобиография : стихи еврейского поэта и босяка Лели Хазака, обыкновенного человека 1-й 1/3-ти ХХ-го века, не осудите за слога грехи (1)
  • Автобиография Н. И. Костомарова (1)
  • Автобиография курского астронома-любителя Федора Алексеевича Семенова : с портретом автора, автографом и снимком его дома (1)
  • Автограф : восьмая книга стихов (1)
  • Агада : сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей : в 4 частях (1)
  • Аграфа : о незаписанных в Евангелии изречениях Иесуса Христа (1)
  • Адамово зачатье (1)
  • Адмирал Колчак (1)
  • Адонирам : роман из жизни древнего Востока (1)
  • Азбука : книга иносказаний (1)
  • Азбука Льва Николаевича Толстого (1)
  • Азбука Русскаго Монархизма (1)
  • Азбука стихосложения : в помощь начинающему писателю (1)
  • Азбука фашизма (1)
  • Азеф : исторический роман (1)
  • Азов : историческая быль об Азовском сидении, 1641 — 1642 (1)
  • Азовское море, с его приморскими и портовыми городами, их жителями, промыслами и торговлею внутри и вне России : с приложением карты Азовскаго моря, составленной Н. Зуевым (1)
  • Азовское сидение : героическая страница нашей истории (1)
  • Академик князь Борис Борисович Голицын : биографический очерк (1)
  • Академическая типография, 1728 — 1928 (1)
  • Академия архитектуры : орган Всесоюзной академии архитектуры при ЦИК Союза ССР (3)
  • Акафист Долголикову : 4-я книга солиптической эпопеи «Герой интереснее романа» (1)
  • Акварели М. А. Волошина : выставка, 14 — 21 апреля 1927 г. (1)
  • Акимов (1)
  • Аксиомы религиозного опыта : исследование (1)
  • Актеры и режиссеры : «театральная Россия» (1)
  • Албанская сирена : роман в 3-х частях (1)
  • Александр 2 : его личность, интимная жизнь и правление (1)
  • Александр 2 и княгиня Юрьевская (1)
  • Александр I и декабристы (1)
  • Александр Александрович Блок (1)
  • Александр Блок (1)
  • Александр Блок : биографический очерк (2)
  • Александр Блок и театр (1)
  • Александр Блок. Андрей Белый (1)
  • Александр Евстафьевич Мартынов : очерк жизни и опыт сценической характеристики (1)
  • Александр Иванович Куприн : к пятидесятилетию со дня рождения (1)
  • Александр Исаевич Браудо, 1864 — 1924 : очерки и воспоминания (1)
  • Александр Николаевич Серов и его современники : биографический очерк (1)
  • Александр Николаевия Островский в воспоминаниях современников и его письмах (1)
  • Александра Экстер как живописец и художник сцены (1)
  • Александро-Невский кафедральный собор в Париже : памятка к столетию Собора : составлена по материалам ключаря собора протоиерея Александра Чекана (1)
  • Алексеевское военное училище, 1864 — 1964 (1)
  • Алексей Васильевич Кольцов, в его житейских и литературных делах и в семейной обстановке (1)
  • Алексей Евгеньевич Чичибабин : научная и общественная деятельность Академика А. Е. Чичибабина : к 50-ти летию научной деятельности (1)
  • Алексей Ремизов (1)
  • Алешка Чураков : рассказы (1)
  • Алмазы Востока : легенды (1)
  • Алтай : лирика (1)
  • Алфавитный указатель к «Живой старине» за 15 лет ея издания (1891 — 1906) (1)
  • Алхимия театра (1)
  • Алые паруса : письма и песни (1)
  • Альбом Императорской гвардии = La Garde impériale (1)
  • Альбом выставки устроенной Обществом любителей российской словесности в память Виссариона Григорьевича Белинскаго, 8 — 12 апреля 1898 г. (1)
  • Альбом старинных русских узоров : национальный русский орнамент (1)
  • Альбом фотографий похорон главнокомандующего, барона Врангеля 6 октября 1929 г. в г. Белграде (1)
  • Альбрехт Дюрер : очерк его личности (1)
  • Альманах Ами (1)
  • Альманах самиздата : неподцензурная мысль в СССР = Annals of Samizdat : uncensored thought in USSR (1)
  • Альманах современной избранной литературы : выпуск 1 (1)
  • Альманах-87 Клуба русских писателей : Нью-Йорк — Париж — Тель-Авив (1)
  • Альфа и Омега : опыт вселенского интегрального христианства (1)
  • Американские новеллы (1)
  • Американские святые и подвижники (1)
  • Американский опыт : роман (1)
  • Амнистия слова : стихи (1)
  • Анабазис (1)
  • Анархизм (1)
  • Анархическая работа во время революции (1)
  • Анатолий Щаранский (1)
  • Ангел смерти : роман (1)
  • Ангелы, иночества, человечество : к вопросу об ученом монашестве (1)
  • Андрей Андреевич Власов (1)
  • Андрей Андреевич Власов : краткая биография с приложением Пражского манифеста (1)
  • Андрей Белый (1)
  • Андрей Дмитриевич Гончаров (1)
  • Андрей Клинский : роман (1)
  • Андрей Рублев : из «этюдов о русской иконописи» (1)
  • Андрей Сахаров : трагедия великого гуманиста (1)
  • Андропов : политические дилеммы и борьба за власть (1)
  • Анилиновые краски для крашения кожи (1)
  • Анлийский театр времен Шекспира (1)
  • Анна (1)
  • Анна : роман (1)
  • Анна Ахматова : стихи, переписка, воспоминания, иконография (1)
  • Анна Павлова : биография (1)
  • Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1)
  • Анна Петровна Остроумова-Лебедева : к 80-летию со дня рождения : каталог выставки (1)
  • Анна Семеновна Голубкина : 1864 — 1927 (1)
  • Анна Тимофеевна : повесть (1)
  • Анна Ярославна : поэма (1)
  • Анна Ярославна, королева Франции : 1051 — 1060 (1)
  • Аннушкина жизнь : повесть в двух частях (1)
  • Анофелес (1)
  • Антенны : стихи (1)
  • Антисемитизм. .. …и завтра?! : заметки о еврейской судьбе (1)
  • Антисоветские подлоги : история фальшивок, факсимиле и комментарии (1)
  • Антихрист : Петр и Алексей (1)
  • Античная история и культура Северного Причерноморья в советском научном исследовании (1)
  • Антология новой югославской лирики (1)
  • Антология русской поэзии в Польше (1)
  • Антонов огонь : роман (1)
  • Антоша Чехонте (1)
  • Антропология св. Григория Паламы: диссертация на степень доктора церковных наук Православного богословского института в Париже (1)
  • Аншлусс и мы! (1)
  • Аня в стране чудес (1)
  • Аполлон — 77 (1)
  • Арабески (2)
  • Арабески истории : очерки (1)
  • Арабская сказка : рассказы (1)
  • Арбузы : из прошлого : роман (1)
  • Аргонавты белой мечты : описание Якутского похода Сибирской добровольческой дружины (1)
  • Аргус : литературный сборник (1)
  • Аргыш (1)
  • Арион : о новой зарубежной поэзии (1)
  • Аристоандрия, как средство выхода из нынешнего тупика : проект основ мировой конституции (1)
  • Армия : доклад на конференции Национального союза в Париже 13 сентября 1924 года (1)
  • Армия : чистый доход с издания поступает в казну Е. И. В. Великаго Князя Николая Николаевича (1)
  • Армия и флот : вестник сухопутных, морских и воздушных сил : ежемесячный журнал = Armeé et marine : revue mensuelle (1)
  • Армия и флот : военный справочник под редакцией В. В. Орехова и Евгения Тарусского (1)
  • Армия обреченных : воспоминания заместителя начальника штаба РОА (1)
  • Арсений Каверин : поэма (1)
  • Артиллерийская газовая атака (1)
  • Артиллерийский журнал (1)
  • Артисты Московского художественного театра за рубежом (1)
  • Арфа Давида : религиозно-философские мотивы русской литературы (1)
  • Архив русской революции (1)
  • Архивы русской эмиграции (1)
  • Архитектор И. Е. Старов : жизнь и творчество (1)
  • Архитектор Луиджи Россини : 1790 — 1857 гг. (1)
  • Архитектор Михаил Петрович Коринфский : 1788 — 1857 (1)
  • Аскетизм и монашество (1)
  • Аскольдова могила : повесть времен Владимира Перваго (1)
  • Астры : стихи (1)
  • Асунта : роман (1)
  • Атака австро-венгерской конницы на 2-ю Сводную казачью дивизию под м. Городок 4 — 7 августа 1914 г. (1)
  • Атаман Богаевский : [скончался] 21 октября 1934 г. : сборник статей, посвященных памяти Донского атамана, генерал-лейтенанта Африкана Петровича Богаевского (1)
  • Атаманский вестник : орган Донского атамана и общеказачий ежемесячный журнал = Le Messager de l’ Ataman : l’organe de l’Ataman des cosaques du Don (1)
  • Атеизм и гибель культуры (1)
  • Атлас железных и других сообщений России и Балканских государств : с описанием : масштаб 1:2000000 (1)
  • Афганистан : факты, наблюдения, комментарии (1)
  • Афганистан в огне (1)
  • Афины и Иерусалим (1)
  • Афины и Константинополь : путевыя записки А. Милюкова 1857 года. (1)
  • Афон (1)
  • Афон : значение Святой Афонской горы в деле создания и распространения духовной культуры на Руси (1)
  • Афон и его судьба (1)
  • Афонские рассказы (1)
  • Ахматова и Блок : к проблеме построения поэтического диалога: «блоковский» текст Ахматовой (1)
  • Ачи и другие рассказы (1)

Russia Beyond Russia — Browse by Title

Анализ стихотворения Алексея Васильевича Кольцова «Косарь» в 5-м классе

Цель урока:

1. Познакомить учащихся с биографией А.В.Кольцова и его песней “Косарь”.

2. Знакомство с понятием “песня” и выявление ее черт в произведении “Косарь” на формальном, лексическом, синтаксическом уровне.

3. Введение понятия “инверсия”.

4. Развитие навыка выразительного чтения поэтического текста.

5. Пополнение словарного запаса учащихся.

6. Развитие устной речи учеников.

7. Воспитание уважения к народу-труженику.

Тип урока – изучение нового

Основной метод – частично-поисковый

Ход урока:

1. Организационный момент.

2. Сообщение учителя об Алексее Васильевиче Кольцове. Приложение 7.

Мы продолжаем изучать произведения, объединенные тематикой “Образ нашей Родины в поэзии”.

Немало поэтических произведений посвятил этой теме А.В.Кольцов. Сегодня на уроке мы познакомимся с его песней “Косарь”. Биография А.В.Кольцова поможет нам глубже понять его творчество.

Установочные вопросы: на какие темы пишет произведения А.В.Кольцов? Почему он выбирает именно такую тематику?

А.В.Кольцов родился в г. Воронеже. Его отец зарабатывал на жизнь торговлей скота, и будущий поэт с раннего возраста помогал ему: верхом на лошади перегонял в степи стада, ездил по деревенским базарам, продавал и покупал скот, ходил по судам. Труд являлся основой жизни А.В.Кольцова. Отец считал, что для ведения торговых дел достаточно знать только грамоту, поэтому запрещал сыну учиться, считая это занятие пустой тратой времени. А.В.Кольцов вынужден был читать украдкой. А в 16 лет начал украдкой писать стихотворения.

Современников привлекала народность его стихотворений. Они отличались от подделок под народную поэзию. Кольцов пишет о крестьянском труде, описывает образ человека из народа, чувства, мысли деревенского труженика.

Самая значительная его тема – радостный труд крестьянина на земле, упоение трудом и природой, с которой слита жизнь земледельца. Многие стихотворения Кольцова положены на музыку.

Учащиеся устно отвечают на установочные вопросы.

3. Чтение стихотворения “Косарь”.

Установочный вопрос: какие чувства навевает это стихотворение?

(Дети устно отвечают на поставленный вопрос.)

4. Введение понятия “песня”. Приложение 2.

Ребята, это стихотворение не только современники А.В.Кольцова, но и сам поэт считает песней. Но почему? Ответить на этот вопрос нам поможет анализ текста на лексическом, формальном, синтаксическом уровне.

Итак, наша цель – проанализировать стихотворение на разных уровнях и выявить черты песни.

А сначала давайте запишем определение понятия “песня”.

Песня – небольшое стихотворное произведение, предназначенное для пения. Песни делятся на эпические и лирические. Лирические песни являются своеобразной формой выражения народа, передают его эмоции, чувства, переживания. Эпические песни относятся к эпическим жанрам литературы: в них присутствует сюжет и, как правило, описываются значимые для народа события.

5. Анализ содержания и лексического уровня текста. Приложение 6.

Беседа с учащимися

– Стихотворение называется “Косарь”. Каково лексическое значение этого слова? (Тот, кто косит траву.)

Слово “бесталанный” является устаревшим, его значение – “несчастный”.

  1. Как вы думаете, дети, почему лирический герой считает, что он родился в несчастный день, в бесталанный час?
  2. Как описывает себя косарь? Подтвердите свой ответ текстом.
  3. В этом отрывке текста найдите художественно-изобразительные средства (эпитеты, сравнения).
  4. Каково значение слова “староста”?
  5. Почему староста не хочет отдать замуж свою дочь за лирического героя?
  6. Говоря о причине отказа старосты, лирический герой использует фразеологизм. Найдите его и истолкуйте. (“Пускай дом его – чаша полная”, достаток в доме. )
  7. Как зовут возлюбленную косаря?
  8. Найдите ее описание в тексте. Какими изобразительно – выразительными средствами пользуется автор? (Эпитеты.)
  9. Как Грунюшка относится к косарю?
  10. Для чего собирается отправиться в дальние края косарь?
  11. Как вы понимаете выражение “Отобью ее” (косу новую)? (Выпрямить ударами, натачивая.)
  12. Что обозначает слово “казна”? (Денежные средства, ценности.)
  13. Что значит “разжалобить”? (Вызвать в ком-нибудь сочувствие, жалость к себе.)
  14. Говоря о несчастливой судьбе, косарь использует фразеологизм, часто повторяющийся в тексте. Найдите его, дайте толкование. (“Без сорочки я родился на свет!” – быть несчастливым, невезучим.)
  15. Песня насыщена устаревшими словами. Найдите их. (Спорится – получается, бесталанный – несчастливый, Груня, сорочка – рубашка, крушусь – печалюсь, молодец – молодой человек, сильный, крепкого сложения и т. д.). Устаревшими формами слов (вострая, свыкнуться, подрежусь и т.д.).

Ребята, какие черты песни вы можете отметить, проанализировав лексический уровень текста? (Выражение чувств, эмоций, переживаний лирического героя, сюжетность.)

6. Формальный анализ стихотворения. Приложение 4.

Дети самостоятельно письменно анализируют первые 4 стиха песни и определяют размер, которым написано стихотворение – 3 стопный хорей.

Учитель: хорей в переводе с греческого обозначает “плясовой, пляска, хор, хоровод”.

Какие признаки песни можно отметить сейчас? (Тексты, написанные хореем, предназначены для пения.)

7. Анализ на синтаксическом уровне. Приложение 5.

Учитель: найдите синтаксические конструкции, повторяющиеся в тексте. Можно ли считать, что этот прием делает похожим текст на песенный? (Такие повторения напоминают припев в песне. )

На синтаксическом уровне “народность” этой песне придает инверсия.

Определение инверсии учащиеся записывают в тетрадь.

Инверсия – нарушение общепринятого в данном языке порядка слов.

Давайте попробуем найти в тексте инверсию. (“Не возьму я в толк”, “Без сорочки я родился на свет”, “На лице моем” и т.д.).

Скажите, а “народность” песне на лексическом уровне что придает? (Употребление устаревших слов, эпитетов, характерных для фольклора, таких выражений как ковыль – трава, ума – разума.)

Такую же роль играют в песне ударения, не соответствующие литературной норме (По набережью, вдоль и поперек.)

Так для чего же А.В.Кольцов пишет именно песню? Для чего нужны оттенки народности в песне?

Наводящий вопрос: для того, чтобы выразить чувства, мысли народ сочиняет стихотворения или песни? (Песни.)

Следовательно, песня А. В.Кольцова приравнивается к песне народной. Поэт говорит языком народа, выражает его ценности, а именно, ценности народа-труженика.

Непреходящие, истинные ценности – вот, что важно для народа. У косаря нет имени – это образ собирательнй, это образ человека из народа, для которого любовь (к женщине, к Родине), удовольствие от труда, упоение природой – главное в жизни.

8. Итог урока. Приложение 3. Приложение 8.

Учитель раздает детям карточки для самостоятельного выполнения заданий. Приложение 1.

9. Домашнее задание.

Выучить определение понятий песня, инверсия, подготовиться к терминологическому диктанту.

Подготовить выразительное чтение песни.

Косарь. Стихотворение «косарь» кольцов алексей васильевич Алексей кольцов косарь

Цель урока:

1. Познакомить учащихся с биографией А.В.Кольцова и его песней “Косарь”.

2. Знакомство с понятием “песня” и выявление ее черт в произведении “Косарь” на формальном, лексическом, синтаксическом уровне.

3. Введение понятия “инверсия”.

4. Развитие навыка выразительного чтения поэтического текста.

5. Пополнение словарного запаса учащихся.

6. Развитие устной речи учеников.

7. Воспитание уважения к народу-труженику.

Тип урока – изучение нового

Основной метод – частично-поисковый

Ход урока:

1. Организационный момент.

2. Сообщение учителя об Алексее Васильевиче Кольцове.

Мы продолжаем изучать произведения, объединенные тематикой “Образ нашей Родины в поэзии”.

Немало поэтических произведений посвятил этой теме А.В.Кольцов. Сегодня на уроке мы познакомимся с его песней “Косарь”. Биография А.В.Кольцова поможет нам глубже понять его творчество.

Установочные вопросы: на какие темы пишет произведения А. В.Кольцов? Почему он выбирает именно такую тематику?

А.В.Кольцов родился в г. Воронеже. Его отец зарабатывал на жизнь торговлей скота, и будущий поэт с раннего возраста помогал ему: верхом на лошади перегонял в степи стада, ездил по деревенским базарам, продавал и покупал скот, ходил по судам. Труд являлся основой жизни А.В.Кольцова. Отец считал, что для ведения торговых дел достаточно знать только грамоту, поэтому запрещал сыну учиться, считая это занятие пустой тратой времени. А.В.Кольцов вынужден был читать украдкой. А в 16 лет начал украдкой писать стихотворения.

Современников привлекала народность его стихотворений. Они отличались от подделок под народную поэзию. Кольцов пишет о крестьянском труде, описывает образ человека из народа, чувства, мысли деревенского труженика.

Самая значительная его тема – радостный труд крестьянина на земле, упоение трудом и природой, с которой слита жизнь земледельца. Многие стихотворения Кольцова положены на музыку.

Учащиеся устно отвечают на установочные вопросы .

3. Чтение стихотворения “Косарь”.

Установочный вопрос: какие чувства навевает это стихотворение?

(Дети устно отвечают на поставленный вопрос.)

4. Введение понятия “песня”.

Ребята, это стихотворение не только современники А.В.Кольцова, но и сам поэт считает песней. Но почему? Ответить на этот вопрос нам поможет анализ текста на лексическом, формальном, синтаксическом уровне.

Итак, наша цель – проанализировать стихотворение на разных уровнях и выявить черты песни.

А сначала давайте запишем определение понятия “песня”.

Песня – небольшое стихотворное произведение, предназначенное для пения. Песни делятся на эпические и лирические. Лирические песни являются своеобразной формой выражения народа, передают его эмоции, чувства, переживания. Эпические песни относятся к эпическим жанрам литературы: в них присутствует сюжет и, как правило, описываются значимые для народа события.

5. Анализ содержания и лексического уровня текста.

Беседа с учащимися

– Стихотворение называется “Косарь”. Каково лексическое значение этого слова? (Тот, кто косит траву.)

Слово “бесталанный” является устаревшим, его значение – “несчастный”.

    Как вы думаете, дети, почему лирический герой считает, что он родился в несчастный день, в бесталанный час?

    Как описывает себя косарь? Подтвердите свой ответ текстом.

    В этом отрывке текста найдите художественно-изобразительные средства (эпитеты, сравнения).

    Каково значение слова “староста”?

    Почему староста не хочет отдать замуж свою дочь за лирического героя?

    Говоря о причине отказа старосты, лирический герой использует фразеологизм. Найдите его и истолкуйте. (“Пускай дом его – чаша полная”, достаток в доме.)

    Как зовут возлюбленную косаря?

    Найдите ее описание в тексте. Какими изобразительно – выразительными средствами пользуется автор? (Эпитеты.)

    Как Грунюшка относится к косарю?

    Для чего собирается отправиться в дальние края косарь?

    Как вы понимаете выражение “Отобью ее” (косу новую)? (Выпрямить ударами, натачивая. )

    Что обозначает слово “казна”? (Денежные средства, ценности.)

    Что значит “разжалобить”? (Вызвать в ком-нибудь сочувствие, жалость к себе.)

    Говоря о несчастливой судьбе, косарь использует фразеологизм, часто повторяющийся в тексте. Найдите его, дайте толкование. (“Без сорочки я родился на свет!” – быть несчастливым, невезучим.)

    Песня насыщена устаревшими словами. Найдите их. (Спорится – получается, бесталанный – несчастливый, Груня, сорочка – рубашка, крушусь – печалюсь, молодец – молодой человек, сильный, крепкого сложения и т.д.). Устаревшими формами слов (вострая, свыкнуться, подрежусь и т.д.).

Ребята, какие черты песни вы можете отметить, проанализировав лексический уровень текста? (Выражение чувств, эмоций, переживаний лирического героя, сюжетность.)

6. Формальный анализ стихотворения.

Дети самостоятельно письменно анализируют первые 4 стиха песни и определяют размер, которым написано стихотворение – 3 стопный хорей.

Учитель: хорей в переводе с греческого обозначает “плясовой, пляска, хор, хоровод”.

Какие признаки песни можно отметить сейчас? (Тексты, написанные хореем, предназначены для пения.)

7. Анализ на синтаксическом уровне.

Учитель: найдите синтаксические конструкции, повторяющиеся в тексте. Можно ли считать, что этот прием делает похожим текст на песенный? (Такие повторения напоминают припев в песне.)

На синтаксическом уровне “народность” этой песне придает инверсия.

Определение инверсии учащиеся записывают в тетрадь.

Инверсия – нарушение общепринятого в данном языке порядка слов.

Давайте попробуем найти в тексте инверсию. (“Не возьму я в толк”, “Без сорочки я родился на свет”, “На лице моем” и т.д.).

Скажите, а “народность” песне на лексическом уровне что придает? (Употребление устаревших слов, эпитетов, характерных для фольклора, таких выражений как ковыль – трава, ума – разума.)

Такую же роль играют в песне ударения, не соответствующие литературной норме (По набережью, вдоль и поперек. )

Так для чего же А.В.Кольцов пишет именно песню? Для чего нужны оттенки народности в песне?

Наводящий вопрос: для того, чтобы выразить чувства, мысли народ сочиняет стихотворения или песни? (Песни.)

Следовательно, песня А.В.Кольцова приравнивается к песне народной. Поэт говорит языком народа, выражает его ценности, а именно, ценности народа-труженика.

Непреходящие, истинные ценности – вот, что важно для народа. У косаря нет имени – это образ собирательнй, это образ человека из народа, для которого любовь (к женщине, к Родине), удовольствие от труда, упоение природой – главное в жизни.

8. Итог урока.

Учитель раздает детям карточки для самостоятельного выполнения заданий.

9. Домашнее задание.

Выучить определение понятий песня, инверсия , подготовиться к терминологическому диктанту.

Подготовить выразительное чтение песни.

Читать стих “Косарь” Кольцова Алексея Васильевича нужно как песню – так его характеризовали не только современники автора, но и он сам. Действительно, у этого произведения есть все характерные для этого жанра признаки. Эту песню поет крестьянин во время косьбы, ее сюжет незатейлив: работящий человек рассказывает о том, как он живет, а также о своей любви к хорошей девушке Груне. Почувствовать настроение стихотворения, прочтенного на уроке литературы в классе, несложно – поэт явно восхищается своим героем, описывая его с помощью типичных былинных приемов.

В то же время лирический герой явно грустит: он беден, так что вряд ли сможет жениться на дочке самого старосты. Но он не проклинает свою долю: текст стихотворения Кольцова “Косарь”, прочтенный полностью, показывает, что крестьянин горд за себя и полон собственного достоинства. Учить это произведение и читать его онлайн необходимо для того, чтобы понять реалии тогдашней жизни: бедный человек не может рассчитывать на то, что ему отдадут богатую девушку. Ему не нужны ее деньги – он и правда любит Грунюшку. Крестьянская жизнь тяжела, но это очень уважаемый труд – такую идею вложил в свое творение поэт, который любил и ценил простых людей.

Не возьму я в толк…
Не придумаю…
Отчего же так –
Не возьму я в толк?
Ох, в несчастный день,
В бесталанный час,
Без сорочки я
Родился на свет.
У меня ль плечо –
Шире дедова,
Грудь высокая –
Моей матушки.
На лице моем
Кровь отцовская
В молоке зажгла
Зорю красную.
Кудри черные
Лежат скобкою
Что работаю –
Все мне спорится!
Да в несчастный день,
В бесталанный час,
Без сорочки я
Родился на свет!
Прошлой осенью
Я за Грунюшку,
Дочку старосты,
Долго сватался
А он, старый хрен,
Заупрямился!
За кого же он
Выдаст Грунюшку?
Не возьму я в толк,
Не придумаю…
Я ль за тем гонюсь,
Что отец ее
Богачом слывет?
Пускай дом его –
Чаша полная!
Я ее хочу,
Я по ней крушусь:
Лицо белое –
Заря алая,
Щеки полные,
Глаза темные
Свели молодца
С ума-разума…
Ах, вчера по мне
Ты так плакала
Наотрез старик
Отказал вчера…
Ох, не свыкнуться
С этой горестью…

Я куплю себе
Косу новую
Отобью ее,
Наточу ее, –
И прости-прощай,
Село родное!
Не плачь, Грунюшка,
Косой вострою
Не подрежусь я…
Ты прости, село,
Прости, староста:
В края дальние
Пойдет молодец:
Что вниз по Дону
По набережью,
Хороши стоят
Там слободушки!
Степь раздольная
Далеко вокруг,
Широко лежит,
Ковылой-травой
Расстилается!. .
Ax ты, степь моя,
Степь привольная,
Широко ты, степь,
Пораскинулась,
К морю Черному
Понадвинулась!
В гости я к тебе
Не один пришел:
Я пришел сам-друг
С косой вострою
Мне давно гулять
По траве степной,
Вдоль и поперек
С ней хотелося…

Раззудись, плечо!
Размахнись, рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!
Освежи, взволнуй
Степь просторную!
Зажужжи, коса,
Как пчелиный рой!
Молоньей, коса,
Засверкай кругом!
Зашуми, трава,
Подкошонная
Поклонись, цветы,
Головой земле!
Наряду с травой
Вы засохните,
Как по Груне я
Сохну, молодец!
Нагребу копён,
Намечу стогов
Даст казачка мне
Денег пригоршни.
Я зашью казну,
Сберегу казну
Ворочусь в село –
Прямо к старосте
Не разжалобил
Его бедностью, –
Так разжалоблю
Золотой казной!..

Цель урока:

1. Познакомить учащихся с биографией А.В.Кольцова и его песней “Косарь”.

2. Знакомство с понятием “песня” и выявление ее черт в произведении “Косарь” на формальном, лексическом, синтаксическом уровне.

3. Введение понятия “инверсия”.

4. Развитие навыка выразительного чтения поэтического текста.

5. Пополнение словарного запаса учащихся.

6. Развитие устной речи учеников.

7. Воспитание уважения к народу-труженику.

Тип урока – изучение нового

Основной метод – частично-поисковый

Ход урока:

1. Организационный момент.

2. Сообщение учителя об Алексее Васильевиче Кольцове. Приложение 7 .

Мы продолжаем изучать произведения, объединенные тематикой “Образ нашей Родины в поэзии”.

Немало поэтических произведений посвятил этой теме А.В.Кольцов. Сегодня на уроке мы познакомимся с его песней “Косарь”. Биография А.В.Кольцова поможет нам глубже понять его творчество.

Установочные вопросы: на какие темы пишет произведения А.В.Кольцов? Почему он выбирает именно такую тематику?

А. В.Кольцов родился в г. Воронеже. Его отец зарабатывал на жизнь торговлей скота, и будущий поэт с раннего возраста помогал ему: верхом на лошади перегонял в степи стада, ездил по деревенским базарам, продавал и покупал скот, ходил по судам. Труд являлся основой жизни А.В.Кольцова. Отец считал, что для ведения торговых дел достаточно знать только грамоту, поэтому запрещал сыну учиться, считая это занятие пустой тратой времени. А.В.Кольцов вынужден был читать украдкой. А в 16 лет начал украдкой писать стихотворения.

Современников привлекала народность его стихотворений. Они отличались от подделок под народную поэзию. Кольцов пишет о крестьянском труде, описывает образ человека из народа, чувства, мысли деревенского труженика.

Самая значительная его тема – радостный труд крестьянина на земле, упоение трудом и природой, с которой слита жизнь земледельца. Многие стихотворения Кольцова положены на музыку.

Учащиеся устно отвечают на установочные вопросы.

3.

Чтение стихотворения “Косарь”.

Установочный вопрос: какие чувства навевает это стихотворение?

(Дети устно отвечают на поставленный вопрос.)

4. Введение понятия “песня”. Приложение 2 .

Ребята, это стихотворение не только современники А.В.Кольцова, но и сам поэт считает песней. Но почему? Ответить на этот вопрос нам поможет анализ текста на лексическом, формальном, синтаксическом уровне.

Итак, наша цель – проанализировать стихотворение на разных уровнях и выявить черты песни.

А сначала давайте запишем определение понятия “песня”.

Песня – небольшое стихотворное произведение, предназначенное для пения. Песни делятся на эпические и лирические. Лирические песни являются своеобразной формой выражения народа, передают его эмоции, чувства, переживания. Эпические песни относятся к эпическим жанрам литературы: в них присутствует сюжет и, как правило, описываются значимые для народа события.

5. Анализ содержания и лексического уровня текста.

Приложение 6 .

Беседа с учащимися

– Стихотворение называется “Косарь”. Каково лексическое значение этого слова? (Тот, кто косит траву.)

Слово “бесталанный” является устаревшим, его значение – “несчастный”.

  1. Как вы думаете, дети, почему лирический герой считает, что он родился в несчастный день, в бесталанный час?
  2. Как описывает себя косарь? Подтвердите свой ответ текстом.
  3. В этом отрывке текста найдите художественно-изобразительные средства (эпитеты, сравнения).
  4. Каково значение слова “староста”?
  5. Почему староста не хочет отдать замуж свою дочь за лирического героя?
  6. Говоря о причине отказа старосты, лирический герой использует фразеологизм. Найдите его и истолкуйте. (“Пускай дом его – чаша полная”, достаток в доме.)
  7. Как зовут возлюбленную косаря?
  8. Найдите ее описание в тексте. Какими изобразительно – выразительными средствами пользуется автор? (Эпитеты.)
  9. Как Грунюшка относится к косарю?
  10. Для чего собирается отправиться в дальние края косарь?
  11. Как вы понимаете выражение “Отобью ее” (косу новую)? (Выпрямить ударами, натачивая. )
  12. Что обозначает слово “казна”? (Денежные средства, ценности.)
  13. Что значит “разжалобить”? (Вызвать в ком-нибудь сочувствие, жалость к себе.)
  14. Говоря о несчастливой судьбе, косарь использует фразеологизм, часто повторяющийся в тексте. Найдите его, дайте толкование. (“Без сорочки я родился на свет!” – быть несчастливым, невезучим.)
  15. Песня насыщена устаревшими словами. Найдите их. (Спорится – получается, бесталанный – несчастливый, Груня, сорочка – рубашка, крушусь – печалюсь, молодец – молодой человек, сильный, крепкого сложения и т.д.). Устаревшими формами слов (вострая, свыкнуться, подрежусь и т.д.).

Ребята, какие черты песни вы можете отметить, проанализировав лексический уровень текста? (Выражение чувств, эмоций, переживаний лирического героя, сюжетность.)

6. Формальный анализ стихотворения. Приложение 4 .

Дети самостоятельно письменно анализируют первые 4 стиха песни и определяют размер, которым написано стихотворение – 3 стопный хорей.

Учитель: хорей в переводе с греческого обозначает “плясовой, пляска, хор, хоровод”.

Какие признаки песни можно отметить сейчас? (Тексты, написанные хореем, предназначены для пения.)

7. Анализ на синтаксическом уровне. Приложение 5 .

Учитель: найдите синтаксические конструкции, повторяющиеся в тексте. Можно ли считать, что этот прием делает похожим текст на песенный? (Такие повторения напоминают припев в песне.)

На синтаксическом уровне “народность” этой песне придает инверсия.

Определение инверсии учащиеся записывают в тетрадь.

Инверсия – нарушение общепринятого в данном языке порядка слов.

Давайте попробуем найти в тексте инверсию. (“Не возьму я в толк”, “Без сорочки я родился на свет”, “На лице моем” и т.д.).

Скажите, а “народность” песне на лексическом уровне что придает? (Употребление устаревших слов, эпитетов, характерных для фольклора, таких выражений как ковыль – трава, ума – разума.)

Такую же роль играют в песне ударения, не соответствующие литературной норме (По набережью, вдоль и поперек. )

Так для чего же А.В.Кольцов пишет именно песню? Для чего нужны оттенки народности в песне?

Наводящий вопрос: для того, чтобы выразить чувства, мысли народ сочиняет стихотворения или песни? (Песни.)

Следовательно, песня А.В.Кольцова приравнивается к песне народной. Поэт говорит языком народа, выражает его ценности, а именно, ценности народа-труженика.

Непреходящие, истинные ценности – вот, что важно для народа. У косаря нет имени – это образ собирательнй, это образ человека из народа, для которого любовь (к женщине, к Родине), удовольствие от труда, упоение природой – главное в жизни.

8. Итог урока. Приложение 3 . Приложение 8 .

Учитель раздает детям карточки для самостоятельного выполнения заданий. Приложение 1 .

9. Домашнее задание.

Выучить определение понятий песня, инверсия , подготовиться к терминологическому диктанту.

Подготовить выразительное чтение песни.

Мы шли по большой дороге, а они косили в молодом березовом лесу поблизости от нее — и пели. Это было давно, это было бесконечно давно, потому что та жизнь, которой все мы жили в то время, не вернется уже вовеки. Они косили и пели, и весь березовый лес, еще не утративший густоты и свежести, еще полный цветов и запахов, звучно откликался им. Кругом нас были поля, глушь серединной, исконной России. Было предвечернее время июньского дня. Старая большая дорога, заросшая кудрявой муравой, изрезанная заглохшими колеями, следами давней жизни наших отцов и дедов, уходила перед нами в бесконечную русскую даль. Солнце склонялось на запад, стало заходить в красивые легкие облака, смягчая синь за дальними извалами полей и бросая к закату, где небо уже золотилось, великие светлые столпы, как пишут их на церковных картинах. Стадо овец серело впереди, старик-пастух с подпаском сидел на меже, навивая кнут… Казалось, что нет, да никогда и не было, ни времени, ни деления его на века, на годы в этой забытой — или благословенной — богом стране. И они шли и пели среди ее вечной полевой тишины, простоты и первобытности с какой-то былинной свободой и беззаветностью. И березовый лес принимал и подхватывал их песню так же свободно и вольно, как они пели. Они были «дальние», рязанские. Они небольшой артелью проходили по нашим, орловским, местам, помогая нашим сенокосам и подвигаясь на низы, на заработки во время рабочей поры в степях, еще более плодородных, чем наши. И они были беззаботны, дружны, как бывают люди в дальнем и долгом пути, на отдыхе от всех семейных и хозяйственных уз, были «охочи к работе», неосознанно радуясь ее красоте и спорости. Они были как-то стариннее и добротнее, чем наши, — в обычае, в повадке, в языке, — опрятней и красивей одеждой, своими мягкими кожаными бахилками, белыми, ладно увязанными онучами, чистыми портками и рубахами с красными, кумачовыми воротами и такими же ластовицами. Неделю тому назад они косили в ближнем от нас лесу, и я видел, проезжая верхом, как они заходили на работу, пополудновавши: они пили из деревянных жбанов родниковую воду, — так долго, так сладко, как пьют только звери да хорошие, здоровые русские батраки, — потом крестились и бодро сбегались к месту с белыми, блестящими, наведенными, как бритва, косами на плечах, на бегу вступали в ряд, косы пустили все враз, широко, играючи, и пошли, пошли вольной, ровной чередой. А на возвратном пути я видел их ужин. Они сидели на засвежевшей поляне возле потухшего костра, ложками таскали из чугуна куски чего-то розового. Я сказал: — Хлеб-соль, здравствуйте. Они приветливо ответили: — Доброго здоровья, милости просим! Поляна спускалась к оврагу, открывая еще светлый за зелеными деревьями запад. И вдруг, приглядевшись, я с ужасом увидел, что то, что ели они, были страшные своим дурманом грибы-мухоморы. А они только засмеялись: — Ничего, они сладкие, чистая курятина! Теперь они пели: «Ты прости-прощай, любезный друг!» — подвигались по березовому лесу, бездумно лишая его густых трав и цветов, и пели, сами не замечая того. И мы стояли и слушали их, чувствуя, что уже никогда не забыть нам этого предвечернего часа и никогда не понять, а главное, не высказать вполне, в чем такая дивная прелесть их песни. Прелесть ее была в откликах, в звучности березового леса. Прелесть ее была в том, что никак не была она сама по себе: она была связана со всем, что видели, чувствовали и мы, и они, эти рязанские косцы. Прелесть была в том несознаваемом, но кровном родстве, которое было между ими и нами — и между ими, нами и этим хлебородным полем, что окружало нас, этим полевым воздухом, которым дышали и они, и мы с детства, этим предвечерним временем, этими облаками на уже розовеющем западе, этим свежим, молодым лесом, полным медвяных трав по пояс, диких несметных цветов и ягод, которые они поминутно срывали и ели, и этой большой дорогой, ее простором и заповедной далью. Прелесть была в том, что все мы были дети своей родины и были все вместе и всем нам было хорошо, спокойно и любовно без ясного понимания своих чувств, ибо их и не надо, не должно понимать, когда они есть. И еще в том была (уже совсем не сознаваемая нами тогда) прелесть, что эта родина, этот наш общий дом была — Россия, и что только ее душа могла петь так, как пели косцы в этом откликающемся на каждый их вздох березовом лесу. Прелесть была в том, что это было как будто и не пение, а именно только вздохи, подъемы молодой, здоровой, певучей груди. Пела одна грудь, как когда-то пелись песни только в России и с той непосредственностью, с той несравненной легкостью, естественностью, которая была свойственна в песне только русскому. Чувствовалось — человек так свеж, крепок, так наивен в неведении своих сил и талантов и так полон песнью, что ему нужно только легонько вздыхать, чтобы отзывался весь лес на ту добрую и ласковую, а порой дерзкую и мощную звучность, которой наполняли его эти вздохи. Они подвигались, без малейшего усилия бросая вокруг себя косы, широкими полукругами обнажая перед собою поляны, окашивая, подбивая округ пней и кустов и без малейшего напряжения вздыхая, каждый по-своему, но в общем выражая одно, делая по наитию нечто единое, совершенно цельное, необыкновенно прекраснее. И прекрасны совершенно особой, чисто русской красотой были те чувства, что рассказывали они своими вздохами и полусловами вместе с откликающейся далью, глубиной леса. Конечно, они «прощались, расставались» и с «родимой сторонушкой», и со своим счастьем, и с надеждами, и с той, с кем это счастье соединялось:

Ты прости-прощай, любезный друг,


И, родимая, ах да прощай, сторонушка! —

Говорили, вздыхали они каждый по-разному, с той или иной мерой грусти и любви, но с одинаковой беззаботно-безнадежной укоризной.

Ты прости-прощай, любезная, неверная моя,
По тебе ли сердце черней грязи сделалось! —

Говорили они, по-разному жалуясь и тоскуя, по-разному ударяя на слова, и вдруг все разом сливались уже в совершенно согласном чувстве почти восторга перед своей гибелью, молодой дерзости перед судьбою и какого-то необыкновенного, всепрощающего великодушия, — точно встряхивали головами и кидали на весь лес:

Коль не любишь, не мил — бог с тобою,
Коли лучше найдешь — позабудешь! —

И по всему лесу откликалось на дружную силу, свободу и грудную звучность их голосов, замирало и опять, звучно гремя, подхватывало:

Ах, коли лучше найдешь — позабудешь,
Коли хуже найдешь — пожалеешь!

В чем еще было очарование этой песни, ее неизбывная радость при всей ее будто бы безнадежности? В том, что человек все-таки не верил, да и не мог верить, по своей силе и непочатости, в эту безнадежность. «Ах, да все пути мне, мо́лодцу, заказаны!» — говорил он, сладко оплакивая себя. Но не плачут сладко и не поют своих скорбей те, которым и впрямь нет нигде ни пути, ни дороги. «Ты прости-прощай, родимая сторонушка!» — говорил человек — и знал, что все-таки нет ему подлинной разлуки с нею, с родиной, что куда бы ни забросила его доля, все будет над ним родное небо, а вокруг — беспредельная родная Русь, гибельная для него, балованного, разве только своей свободой, простором и сказочным богатством. «Закатилось солнце красное за темные леса, ах, все пташки приумолкли, все садились по местам!» Закатилось мое счастье, вздыхал он, темная ночь с ее глушью обступает меня, — и все-таки чувствовал: так кровно близок он с этой глушью, живой для него, девственной и преисполненной волшебными силами, что всюду есть у него приют, ночлег, есть чье-то заступничество, чья-то добрая забота, чей-то голос, шепчущий: «Не тужи, утро вечера мудренее, для меня нет ничего невозможного, спи спокойно, дитятко!» — И из всяческих бед, по вере его, выручали его птицы и звери лесные, царевны прекрасные, премудрые и даже сама Баба-Яга, жалевшая его «по его младости». Были для него ковры-самолеты, шапки-невидимки, текли реки молочные, таились клады самоцветные, от всех смертных чар были ключи вечно живой воды, знал он молитвы и заклятия, чудодейные опять-таки по вере его, улетал из темниц, скинувшись ясным соколом, о сырую Землю-Мать ударившись, заступали его от лихих соседей и ворогов дебри дремучие, черные топи болотные, пески летучие — и прощал милосердный бог за все посвисты уда́лые, ножи острые, горячие… Еще одно, говорю я, было в этой песне — это то, что хорошо знали и мы, и они, эти рязанские мужики, в глубине души, что бесконечно счастливы были мы в те дни, теперь уже бесконечно далекие — и невозвратимые. Ибо всему свой срок, — миновала и для нас сказка: отказались от нас наши древние заступники, разбежались рыскучие звери, разлетелись вещие птицы, свернулись самобраные скатерти, поруганы молитвы и заклятия, иссохла Мать-Сыра-Земля, иссякли животворные ключи — и настал конец, предел божьему прощению. Париж, 1921

Не возьму я в толк…
Не придумаю…
Отчего же так —
Не возьму я в толк?
Ох, в несчастный день,
В бесталанный час,
Без сорочки я
Родился на свет.

У меня ль плечо —
Шире дедова,
Грудь высокая —
Моей матушки.
На лице моем
Кровь отцовская
В молоке зажгла
Зорю красную.
Кудри черные
Лежат скобкою;
Что работаю —
Все мне спорится!
Да в несчастный день,
В бесталанный час,
Без сорочки я
Родился на свет!
Прошлой осенью
Я за Грунюшку,
Дочку старосты,
Долго сватался;
А он, старый хрен,
Заупрямился!
За кого же он
Выдаст Грунюшку?
Не возьму я в толк,
Не придумаю…
Я ль за тем гонюсь,
Что отец ее
Богачом слывет?
Пускай дом его —
Чаша полная!
Я ее хочу,
Я по ней крушусь:
Лицо белое —
Заря алая,
Щеки полные,
Глаза темные
Свели молодца
С ума-разума…
Ах, вчера по мне
Ты так плакала;
Наотрез старик
Отказал вчера…
Ох, не свыкнуться
С этой горестью…

Я куплю себе
Косу новую;
Отобью ее,
Наточу ее,-
И прости-прощай,
Село родное!
Не плачь, Грунюшка,
Косой вострою
Не подрежусь я…
Ты прости, село,
Прости, староста:
В края дальние
Пойдет молодец:
Что вниз по Дону
По набережью,
Хороши стоят
Там слободушки!
Степь раздольная
Далеко вокруг,
Широко лежит,
Ковылой-травой
Расстилается!. .
Ax ты, степь моя,
Степь привольная,
Широко ты, степь,
Пораскинулась,
К морю Черному
Понадвинулась!
В гости я к тебе
Не один пришел:
Я пришел сам-друг
С косой вострою;
Мне давно гулять
По траве степной,
Вдоль и поперек
С ней хотелося…

Раззудись, плечо!
Размахнись, рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!
Освежи, взволнуй
Степь просторную!
Зажужжи, коса,
Как пчелиный рой!
Молоньей, коса,
Засверкай кругом!
Зашуми, трава,
Подкошонная;
Поклонись, цветы,
Головой земле!
Наряду с травой
Вы засохните,
Как по Груне я
Сохну, молодец!
Нагребу копен,
Намечу стогов;
Даст казачка мне
Денег пригоршни.
Я зашью казну,
Сберегу казну;
Ворочусь в село —
Прямо к старосте;
Не разжалобил
Его бедностью,-
Так разжалоблю
Золотой казной!..

(No Ratings Yet)

Еще стихотворения:

  1. Обойми, поцелуй, Приголубь, приласкай, Еще раз — поскорей — Поцелуй горячей. Что печально глядишь? Что на сердце таишь? Не тоскуй, не горюй, Из очей слез не лей; Мне не надобно…
  2. Село Миксуницу Средь гор залегло. Наверно, мне снится Такое село. Там женщины — птицы, Мужчины — как львы. Село Миксуницу Не знаете вы. Там люди смеются, Когда им смешно. А…
  3. Желтой жор, Рож ожига — Золы золотые — жар, Ой, живо — гас!!! Саго, сало, село — ух! Ху! — олесо, ласо, гас… Саго, сало, село — в брюхо!! Кровь…
  4. Ты говоришь мне: прости! Я говорю: до свиданья! Ты говоришь: не грусти! Я замышляю признанья. Дивный был вечер вчера! Долго он будет в помине; Всем,- только нам не пора; Пламя…
  5. Покрывается снегом земля. Звезды раньше и выше восходят. И, уже не соря, не пыля, по дорогам машины проходят. Все пустеет — и степь, и село. Дальше видится, легче грустится. И…
  6. Снежною степью лежала душа одинокая, Только порою заря в ней румянец рождала, Только безмолвная лунная ночь синеокая Отблеском жизни безмолвную степь наводняла! Чует земля: степь в угрюмом молчании мается. Дай-ка,…
  7. Оживает предо мной, Думы навевая, Под лазурью голубой Степь моя родная. Не забуду долго я Шелест трав высоких, Плеск прохладного ручья У сухой осоки; Первый рокот майских гроз, Жаворонка пенье,…
  8. Весною степь зеленая Цветами вся разубрана, Вся птичками летучими — Певучими полным-полна; Поют они и день и ночь. То песенки чудесные! Их слушает красавица И смысла в них не ведает,…
  9. Ты помнишь коридорчик узенький В кустах смородинных?.. С тех пор мечте ты стала музыкой, Чудесной родиной. Ты жизнию и смертью стала мне — Такая хрупкая — И ты истаяла, усталая,…

Кольцов Алексей Васильевич (3 октября 1809 — 29 октября 1842), русский поэт

Задний план

Алексей Васильевич Кольцов родился 3 (15) октября 1809 года в Воронеже в семье прасола (покупщика и скотопромышленника), слывшего во всей округе честным компаньоном и строгим домохозяином. Отец поэта Василий Петрович Кольцов (1775-1852) был человеком вспыльчивым, страстным и увлеченным, не ограничивался прасольством, арендовал землю под посев хлеба, покупал леса для срубов, торговал дровами, занимался скотоводством. .Мать Прасковья Ивановна (1784–1861) — добрая, но необразованная женщина, не имевшая даже диплома. В семье сверстников у Кольцова не было: сестра была намного старше, а брат и другие сестры — значительно младше.

Образование

Проучившись менее двух лет в местной школе (1818-1820), Алексей уволился по настоянию отца, желавшего его помощи в делах.Кольцов переезжал, покупал и продавал скот; а тем временем писал стихи втайне от отца.

Карьера

В 1830 сблизился с А. П. Серебрянским, ставшим его литературным наставником. Исключительное значение для творческой судьбы Кольцова имело знакомство с Н. В. Станкевичем (1830).

Первое серьезное знакомство с его поэзией произошло в 1831 году, когда Николай Станкевич, поэт и философ из Москвы, опубликовал в «Литературной газете» несколько стихотворений с кратким предисловием.В 1835 году вышел его первый сборник стихов. Кольцов часто ездил по делам в Петербург и Москву, где познакомился с Белинским, ставшим его наставником, а также с Василием Жуковским, Петром Вяземским, Владимиром Одоевским и Александром Пушкиным, опубликовавшим одно из стихотворений Кольцова в своем журнале «Современник». .

Отец Кольцова постоянно и жестоко контролировал его жизнь, подавляя писательское творчество Алексея и его личную жизнь. Ослабленный депрессией и годичным туберкулезом, Кольцов умер в 1842 году в возрасте 33 лет.Похоронен в Воронеже.

Биография Кольцова Алексея ❤️ | Очерк

(1809 – 1842)

Кольцов Алексей Васильевич родился 15 октября 1809 года в Воронеже, в зажиточной мещанской семье Василия Кольцова, прасола – скупщика и торговца скотом, известного на всю округу как честный партнер и строгий домохозяин. Не ограничиваясь прасольством, он арендовал землю для посева хлеба, покупал лес для срубов, торговал древесиной, занимался огородничеством.Он с детства определил сына в торговое поприще: Кольцов служил у отца сначала мальчиком, потом рослым, а в зрелые годы приказчиком и помощником. Кольцову приходилось проникать изнутри в самые разные хозяйственные заботы крестьянина: садоводство и земледелие, скотоводство и лесное хозяйство. В одаренной, немногословной натуре мальчика такая жизнь воспитала широту души и разносторонность интересов, непосредственное знание деревенского быта, крестьянского труда и народной культуры.
С девяти лет Кольцов обучался грамоте дома и проявил такие

незаурядных способностей, что в 1820 году смог поступить в уездное училище, минуя церковно-приходское. Проучился он в ней один год и четыре месяца: со второго класса отец взял его помощником. Но в мальчике уже проснулась страсть к чтению, любовь к книге: сначала это были сказки и лубки, купленные у коробейников, затем — библиотека из 70 книг у товарища по школе, сына купца из Воронеж – арабские сказки, книги русских писателей 18 века.
В 1825 году Кольцов купил на базаре сборник стихов И. И. Дмитриева и испытал глубокое потрясение, познакомившись с его русскими песнями — «Стонала синеокая синеокая», «Ах, когда я знавал». Он выбежал в сад и стал петь эти стихи один, уверенный, что все стихи — песни, что все их поют, а не читают. К этому времени судьба свела его с воронежским книготорговцем Д. А. Кашкиным, человеком образованным и интеллигентным, любившим русскую литературу.Кашкин подбадривает юного поэта, снабжает его руководством по составлению стихотворений «Русская просодия», дает советы, руководит его поэтическими опытами, но главное — дает свою библиотеку. В лавке Кашкина Кольцов знакомится с поэзией Ломоносова, Державина, Мерзлякова, Дельвига и Пушкина. Юношеские опыты Кольцова еще очень литературны и второстепенны, написаны в подражание популярной тогда сентиментально-романтической поэзии. Однако проблески самобытного таланта ощутимы в «Путешественнике» и особенно в «Чумаковской ночевке».
К началу 1830-х годов Кольцов прославился в культурной среде провинциального Воронежа как «поэт-прасол», «самоучка», «поэт-мещанин». Подходит к Андрею Порфирьевичу Серебрянскому, сыну сельского священника, учащемуся Воронежской семинарии, поэту, талантливому исполнителю собственных и чужих стихов, автору популярной некогда студенческой песни «Быстро, как волны, дни Наша жизнь.» Серебрянский серьезно относится к другу, помогает ему словом и делом. Он же прививает Кольцову вкус к философскому самообразованию, знакомит с профессорами семинарии.Есть стихи – предвестники грядущей «гибели» – «Великая тайна», «Мир Божий», «Молитва».
В 1827 году, «на заре туманной юности», Кольцов переживает серьезную душевную драму. В доме его отца жила крепостная служанка, горничная Дуняша, девушка редкой красоты и душевной кротости. Кольцов страстно влюбился в нее, но отец счел унизительным иметь отношения с прислугой и на время отъезда сына в степь продал Дуняшу в глухую казачью станицу.Кольцов впал в горячку и чуть не умер. Оправившись от болезни, он отправляется в степь на поиски невесты, которые не увенчались успехом. Свое досадное горе Кольцов отыграл в стихах «Первая любовь», «Измена», «Последний бой» и особенно в проникновенной «Разлуке», положенной на музыку А. Гурилёва и ставшей народным романсом.
В 1831 году Кольцов уходит в большую литературу с помощью Н. В. Станкевича, который встретился с поэтом в Воронеже и обратил внимание на его незаурядный талант. По рекомендации Станкевича в «Литературных ведомостях» была напечатана «Русская песня» «Кольцо», а в 1835 году по собранной по подписке среди московских друзей Станкевич издает первый поэтический сборник «Стихи Алексея Кольцова», принесший поэту известность среди литературных писатели.
Знакомство со Станкевичем открыло Кольцову доступ в Московский и Петербургский литературные салоны. В 1831 году он приезжает в Москву по делам отца и сходится с членами философского кружка Станкевичей, студентами Московского университета, в том числе с Белинским, а в Петербурге сближается с Жуковским, Вяземским, Крыловым. Особое впечатление на Кольцова производит знакомство с Пушкиным и беседы с ним на литературные темы. Потрясенный безвременной кончиной поэта, Кольцов посвящает его памяти поэму «Лес» (1837), в которой через эпический образ русской природы передает могучую мощь и национальное величие поэтического гения Пушкина.
Летом 1837 года Кольцов посетил Жуковского в Воронеже. Этот визит возвышает поэта в глазах отца, который прохладно относится к литературным произведениям сына, но ценит связи с высокопоставленными людьми, рекомендуя использовать их для продвижения торговых предприятий и успешного решения судебных дел.
В 1838 году он охотно отпускает сына в Петербург, где Кольцов посещает театры, увлекается музыкой и философией и близко сближается с Белинским. Под влиянием критика он обращается к философской поэзии, создавая одну за другой свои «мысли».В этот период происходит бурный интеллектуальный рост Кольцова, расцветает его поэтический талант. Но трейдинговое рвение оставляет его. В Петербурге он останавливается у Белинского, заставляя великого критика искренне восхищаться глубиной таланта, острым умом и широтой натуры.
Неудачно завершив торговое дело, пережив деньги, Кольцов вернулся в Воронеж к разгневанному отцу.Охлаждение сына к домашним хлопотам вызывает у отца упреки в «грамотности» и «писака». Начинаются ссоры. В семейный конфликт втянуты когда-то близкие поэта и его любимая сестра Анисья. Драма завершается мимолетной чахоткой, которая сводит Кольцова в могилу 10 ноября 1842 года, в возрасте 33 лет.

Пантеон

  • Зрительные
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Род
    • Профессия / Страна
    • Eras
  • О
  • данных
    • права доступа
    • Скачать
    • API
  • ежегодник
  • Главная
  • Зрительные
  • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Род
    • Профессия / Страна
    • Eras
  • Data
    • Permissions
    • API
  • Eyebook
  • API
  • Поиск
  • Обратная связь
  • Обратная связь
  • Образец использования

Het Spijt Me, страница не найдена.

Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы вместо этого:
  • Isaac Newton
    33

    физика

  • Walt Disney

    3

    Producter

    США США

    RANGE 82

  • Roger Federer

    Tennis Player

    Швейцария

    Ранг 124

  • 665 отдельных лиц

    Спортивный домен

    32 Agnez Mo

    Agnez Mo

    Agnez

    Индонезия

    Road 63

  • Laozi
  • Philosopher

    China

    Китай

  • Painter

    Netherlands

  • Fashion Designer

    Ранг 70005

    35 человек

  • Васко да GAMA

    Explorer

    Португалия

    RINGUGAL

  • Концертное занятие

    142 человека

  • 32

    Польша

    Ранг 64

    • Explore
      • Зрительные
      • Рейтинг
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны
      • Occupations
      • Occupations / Страны
      • Eras
    • О
      • данных Сообщить об ошибке
      • Защита
      • Условия Обслуживания
  • Data
    • Разрешения
    • Download
    • API
  • Apps

      Алексей Васильевич Кадников — Биография

      Обратите внимание: Художники, не классифицированные в нашей базе данных как американцы, могут иметь ограниченные биографические данные по сравнению с обширной информацией об американских художниках.

      Работа над созданием биографий или их усовершенствованием продолжается, и мы приветствуем информацию от наших знающих зрителей.

      Если вы считаете, что у вас есть ценная информация, которую вы хотели бы предоставить, наиболее эффективным будет следующий способ отправки. Мы приветствуем ваше участие!

      1. Уже для премьер-дилеров и музеев зарегистрировавшись на askART, вам лучше всего войти в систему, выбрать исполнителя (один раз он/она есть в вашем списке художников) и отправьте туда свою биографию.Если ты дилер или музей в настоящее время не зарегистрированы, пожалуйста нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться, а затем вы можете выбрать своего исполнителя и отправить Биография.

      2. Для всех, у кого есть полезная информация об этом художнике, пожалуйста, отправьте информацию по электронной почте [email protected] Обратите внимание: все биографии будут полностью доступны для просмотра по пятницам, но в остальное время биографии доступны только для подписчики.

      Руководство по биографии
      При отправке биографической информации мы ценим ваше внимание к следующее:

      Пожалуйста, имейте в виду, что askART не является рекламным сайтом, и соответственно биографическая информация не должна быть сформулирована в целях «рекламы» художник.

      Наш сайт о ХУДОЖНИКАХ, СКУЛЬПТОРАХ и ИЛЛЮСТРАТОРАХ. Если вы многого не знаете о художника, но у вас есть важная информация, которой можно поделиться, мы будем рады, если вы пришлете это также к регистратору@аскарт.ком. Это всем нам приятно видеть, как растут файлы артистов, и другим может быть не терпится в дополнение к тому, что вы предоставили.

      Недилеры и музеи :
      Пожалуйста, представьте вашу информацию следующим образом: «Следующие биографические информация предоставлена ​​Джейн Доу, племянницей художника. места.

      Только факты, пожалуйста.Наши редакторы обучены удалите любые шумихи или рекламные формулировки, такие как «самый известный», «всемирно известные», «необычайно красивые произведения».

      Если вы мало знаете о художнике, ответьте на как можно больше следующих вопросов. Другие лица, увидев Ваша запись, часто добавить к данным. Вот сколько биографий расти.

      Пожалуйста, включите в свою биографию ответа на вопрос как многие из следующих вопросов как возможные :

      • Что такое предметов и стилей ( и другие отличительные характеристики) чем наиболее известны работы художника?
      • Идентифицируется ли художник с какими-либо конкретными 90 314 художественными течениями или художники , кто повлиял на его творчество?
      • Где, когда и у кого художник получил образование и обучение ?
      • Можете ли вы предоставить все соответствующие личные фон информация по исполнителю?
      • Членом каких художественных организаций был художник?
      • Можете ли вы предоставить список всех крупных музеев и художников? ассоциации выставок ? ( за исключением коммерческих художественных галерей ).
      • Каких наград или других признаний удостоился художник?
      • Что в настоящее время хранится в музеях (название, город и штат) произведений художника в их постоянных коллекциях?
      • Требуется : Каковы источники для вашего Информация? Для книг — название списка, автор, дата издания. (По желанию: укажите количество страниц и да/нет, если есть цветные изображения.) Для журнала статьи, указать название статьи, автора, название публикации, дату и страницу номер, если можно.
      • Обязательно : имя лица, подающего Информация.


      Примечание дилера : Пожалуйста, укажите книги, периодические издания и музеи ссылки в отведенном месте. Не объединяйте информацию о книге с биография.

      На нашем веб-сайте вы можете найти множество ярких биографий, таких как Сесилия Бо, Эдвард Хоппер и Пол Сэмпл.Пожалуйста, не отправляйте биографию с минимумом фактов или чрезмерно рекламным текстом, например, следующим (неиспользуемый) формулировка:

      Что НЕ отправить:
      «Художник Джон Доу — квинтэссенция мастера света, цвета и сцены. Его блестящие полотна полны чувства, где любовь можно почувствовать всеми органами чувств. Благодаря своей искусной работе кистью и опираясь на свой жизненный опыт, он создает образы, в которых зритель чувствует себя действительно стал единым целым с предметом.Картины Доу обязательно будут востребованы дискриминирующий коллектор. У меня/у нас есть множество впечатляющих работ Доу. в наличии для продажи.»

      Благодарим вас за участие в askART. Если у вас есть вопросы о представлении биографий, пожалуйста, отправьте их по адресу [email protected]

      Поделись изображением Художника.

      Алексей Кольцов: Бийографи, Креативите, Карье, Лави Песонель

      Papa l ‘te rayi l’ pou kapasite li nan konpoze pwezi.Pou yon tan long li te eseye «sove» pitit gason l ‘soti nan move abitid nan rim, ak lè pa gen anyen ede, li te renonse l’, li prese lanmò li.

      Алексей Кольцов

      Kontemporan yo pa te renmen mesye sa a. Yo pa t ‘konprann ки ян йо те kapab kraze ак anviwònman йо pou dedomajman pou kreyativite literè лет. Menm mesye eklere ак vètye, li te rankontre avè l ‘, te pran pozisyon nan etik patriyakal, ki te bay lòd pou tout moun kenbe nan sèk pwòp yo. Li pa t ‘peye atansyon sou moun ki kondannen l’, li konpoze pwòp mond majik l ‘yo, nan ki li te jwenn delivre yo.

      Анфанс

      Фанми Кольцов в гостях в Воронеже. Тэт ли Василий те йон комесан. Li te kòmanse soti kòm yon revandè nan bet, men lè li te vin rich, li te kòmanse lwe tè kote travayè agrikòl yo te grandi pen, e li te kòmanse bati. Praskovya, madanm li, pa t ‘konn alfabetizasyon, men li te yon fanm kalite e li te fè mari l’ kontan ak timoun yo. Nan 1809 li te fè yon pitit gason, ki moun ki te rele Alexei.

      Василий ак Прасковья Кольцов — паран Алексей

      Папа а wè pitit gason l ‘tankou siksesè an nan travay li, li mete biyografi li kòm yon egzanp pou l’.Li te kwè ke Alyosha te gen ase edikasyon elemantè. Lè ti gason an te gen 9 an, paran te kòmanse anseye l li ak ekri. Timoun nan byen vit etidye, Se poutèt sa li te deside voye l ‘nan lekòl distri a. Eritye a moun rich la pa t ‘bezwen anyen, Se poutèt sa li te souvan gate ak lajan pòch. Леша тэ пасе йо су ача лив. Нан 1821, Василий Кольцов te pran pitit gason l’nan lekòl la, deklare ke gwo konesans pa t’ bezwen pou komès siksè.

      Джен

      Olye pou yo ale lekòl, ti gason an, ansanm ak papa l ‘, ale nan fwa ak fèm nan moun ki te pare yo vann bet.Pami machann йо, тэ Gen Moun ки римейк tinedjè entelijan an epi ki apresye enterè li nan literati. Kamarad ki pi gran yo te pèmèt Alexei vizite bibliyotèk lakay yo. Vandè liv Дмитрий Кашкин ла те konnen kòm moun ki pi eklere nan vil la. Li souvan envite Дженн Гасон vizite l ‘ak li l’ powèm nan konpozisyon pwòp tèt li.

      Воронеж

      Нан 1825 ewo nou an te ekri pwezi premye l’yo. Li kleman imite otè pi renmen l ‘yo, Se poutèt sa, li te gen entwodwi travay la bay zanmi pwòch li, jenn gason an boule maniskri a.Yon enamoryasyon amoure te fè l ‘pran plim la ankò. Алексей te tonbe damou pou sèvitè Дуня. Li dedye pwezi pou li e li te pare pou marye ak li. Papa te jwenn enfòmasyon sou sa epi imedyatman te bay lòd pou pitit gason l ‘yo ale nan yon lòt vil sou biznis. Lè nèg la retounen, li te aprann ke ti fi a te prese marye koupe ak yon kozak. Rechèch la pou li renmen anpil te fini trajik — ewo nou an te aprann ke militè a touswit apre maryaj la bat madanm li nan lanmò.

      Контреман ак со

      Алексей Кольцов pa t ‘pran travay li oserye jouk moman sa a li te rankcontre seminè Андрей Сребрянский и нан 1827.Li te òganize yon sèk literè ak filozofik nan enstitisyon edikasyonèl li e li te envite yon nouvo zanmi pou li ale nan reyinyon an. Powèt ла те бледно ак kanmarad ли йо эпи ли те rankontre ак apwobasyon нан travay ли йо ак konfizyon akòz lefèt KE Tout Bagay ekri па janm те pibliye nenpòt коте.

      Алексей Кольцов li powèm li yo nan салон an nan Pletnev

      Yon pepit soti nan Voronezh voe pwezi li nan plizyè piblikasyon popilè, sepandan, mande yo pibliye yo anonim, epi tou li antre nan korespondans ak kritik literè pi popilè nan ak sant. petire.Anplis де са нан travay йо нан konpozisyon pwòp тэт ли, Кольцов т.е. kòmanse kolekte tradisyon. Vizite fèm, kote li te vann bet, li anrejistre chante popilè ак blag. Rimè sou plezi pitit gason l ‘yo rive jwenn papa a sevè. Li te fache — jenn gason an bezwen fè yon karyè nan komès, men li pwefere konpayi an nan moun ézitan, tankou Srebryansky, ki moun ki te expilse soti nan seminè a pou gratis-panse.

      Плетеный Орфей

      Ewo nou an pa t ‘koute pawòl paran yo. Si li te voye l ‘sou yonplasman nan kapital la, Alexei pa t’ manke chans lan lage nan pi popilè kritik literè ak powèt.Yo aksepte jenn gason an etranj, men doute ke li ta fè nenpòt ki kontribisyon nan literati Ris. Gen kèk ки т.е. bese nan remak sou modès edikasyon konpozitè a, orijin li, ak tendans li pou fraz prete soti nan tradisyon. Лекте ки пи реконесан нан травай йо нан Алексей Кольцов и Михаил Салтыков-Щедрин. Li te note lyricism nan powèm jenn powèt la ak akeyi enterè a nan yo soti nan konpozitè ак вокалист.

      Алексей Васильевич Кольцов (1838). Атис Кирилл Горбунов

      Апре премьера нан 1831, 4 ане те пасе поу коллекция ан нан повэм па Алексей Кольцов йо вэ лимиэ а.Koulye a, paran tèribl l ‘te kapab sèlman bougonnen. Grefye an nan muz yo pa t ‘peye atansyon sou sa a, li te kwè ke, li te gen leavee chemen an bat, li ta jwenn kontantman pwòp tèt li. Medam йо Воронеж йо te kòmanse fikse nan etranj jenn gason an.

      Фатальный пассион

      Пами медам в Воронеже, Алексей ремейк на сэтен Варвара Лебедева. Fanm lan te resamman vin yon vèv epi, abitye ak liksye, li te nan bezwen tèt chaje nan lajan. Li sedwi powèt la. Tout lajan Кольцов te resevwa nan men piblikatè yo, li te depanse nan fantezi li renmen anpil yo.Byento yon ofisye parèt nan mitan admirateur nan bote Varya a, ki gen revni ki te pi wo pase sa yo ki nan yon ekriven, epi li te pwomèt tou pran ti fi a Просторный nan kapital la. Вэв ла кэ контан кайт Воронеж, кайт ансйен ловер л йо.

      Сергей Есенин бледный нан увети а нан мониман ан Алексей Кольцов нан Москоу (1925)

      Apre chape nan objè an nan pasyon l ‘yo, Алексей tonbe malad. Li te tounen soti ke dam lan te enfekte l’ak sifilis. Anplis де са нан йон maladi endesan, powèt ла те dyagnostike ак konsomasyon.Папа фондомантальман refize depanse lajan sou doktè ak medikaman pou pitit gason malad li a. Li te jis fè aranjman pou lavi pèsonèl nan youn nan pitit fi l ‘yo, se konsa li te mande nonm sa a mouri pa entèfere ak preparasyon pou maryaj la. Powèt la te mouri nan mwa Oktòb 1842.

      русских поэтов начала 19 века. Презентация на тему: «Поэзия XIXВЭК



















      1 из 18.

      Слайд № 1.

      Описание слайда:

      Писатели и поэты XIX века 1. Аксаков С.Т. 2. Ершов П.П. 3. Жуковский В.А. 4. Кольцов А.В. 5. Крыльев И.А. 6. Лермонтов М. Ю. 7. Маршак С.Я. 8. Некрасов Н.А. 9. Никитин И.С. 10. Пришвин М.М. 11. Пушкин А.С. 12. Толесть Л.Н. 13. Толлист А.К. 14. Тютчев Ф.И. 15.Ушинский к.д. 16.Фет А.А. 17. Чехов А.П. Лялина Светлана Александровна, учитель начальных классов, г. Кулебаки Нижегородской области

      Слайд 2 номер

      Описание слайда:

      Аксаков Сергей Трофимович Известный русский писатель.Родился в дворянской семье знаменитого Шимона. Любовь к природе унаследована будущим писателем от Отца. Крестьянский труд вызывал в нем не только сострадание, но и уважение. Его книга «Семейная хроника» получила свое продолжение в «Детских годах Багрова внука».

      № Слайд 3.

      Описание слайда:

      Петр Павлович Ершов родился 6 марта 1815 года в Тобольской губернии в семье чиновника. Русский поэт, писатель, драматург.Он был инициатором создания самодеятельного театра-гимназии. В театре занимался режиссурой. Поставил для театра несколько спектаклей: «Сельский праздник», «Суворов и канцтовары» Известность Ерошу принесла его сказка «Хлопушка-горбок»

      Слайд 4 номер

      Описание слайда:

      Василий Андреевич Жуковский родился 29 января в селе Мишенское Тульской губернии. Отец, Афанасий Иванович Бунин, помещик, владелец с.Машенский; Мать, Турханка Салч, попала в Россию среди пленных. В 14 лет взяли в Москву и дали дворянский пансион. Там жил и учился 3 года. Изучал русскую и зарубежную литературу. В 1812 году был в Бородино, писал о героях битвы. Его книги: Мальчик с пальчиком, Родное небо нет версты, Жаворонок.

      № Слайд 5.

      Описание слайда:

      Кольцов Алексей Васильевич А.В. Кольцов — русский поэт. Родился 15 октября 1809 года в Воронеже в купеческой семье.Отец был купцом. Алексей Кольцов доставлял изнутри самые разные хозяйственные заботы сельского жителя: огородничество и хлебозаготовки, скотоводство и лесоводство. В одаренной, пересматривающей натуре мальчика такая жизнь воспитывала широту души и разносторонность интересов, непосредственное знание деревенского быта, крестьянского труда и народной культуры. С девяти лет Кольцов выучил диплом на дому и проявил такие незаурядные способности, что в 1820 году смог поступить в уездное училище, минуя приход. Начал писать в 16 лет. Много писал о работе, о земле, о природе: коситар, урожай и другие.

      № Слайд 6.

      Описание слайда:

      Крылов Иван Андреевич И.А. Крылья — отличный басист. Родился 2 февраля 1769 года в Москве в семье небогатого армейского капитана, получившего офицера Чина только после тринадцатилетней солдатской службы. 10 лет были крылья, когда умер отец и ему пришлось работать. русский писатель, басинист, академик Петербургской академии наук в Санкт-Петербурге.В Петербурге в летнем саду стоит бронзовый монумент, где Базинополь окружен зверями. Его произведения: Лебедь, щука и рак. Чиж и голубь. Ворона и лиса.

      № Слайд 7.

      Описание слайда:

      Михаил Юрьевич Лермонтов родился в Москве в семье капитана Юрия Петровича Лермонтова и Марии Михайловны Лермонтовой, единственной дочери и наследницы пензенских помещиков Е.А. Арсеньева. Жизнедеятельность Лермонтова проходила в имении Арсения «Тархана» Пензенской губернии. Мальчик получил столичное домашнее образование, с детства свободно владел французским и немецким языками. Летом 1825 г. бабушке Лермонтова повезло на Кавказе; Детские впечатления от кавказской природы и быта горских народов остались в его раннем творчестве. Затем семья переезжает в Москву и Лермонтова зачисляют в 4-й класс Московского университета человеческого пансиона, где получает гуманитарное образование.

      Слайд 8

      Описание слайда:

      Самуил Яковлевич Маршак С.Я. Маршак — русский поэт. Родился 22 октября 1887 года в Воронеже в семье заводского оборудования, талантливого изобретателя. В 4 года он сам сочинял стихи. Хороший переводчик С. английского языка, русский поэт. Маршак был знаком с М. Горьким. Учился в Англии в Лондонском университете. Во время каникул много путешествовал пешком по Англии, слушал английские народные песни. Уже тогда начал работать над переводами английских произведений.

      Слайд № 9.

      Описание слайда:

      Николай Алексеевич Некрасов Николай Алексеевич Некрасов — известный русский поэт. Он происходил из знатной, некогда богатой семьи. Родился 22 ноября 1821 года в Подольской губернии. У Некрасова было 13 братьев и сестер. Все детство и юность поэтессы протекали в родовом имении Некрасовых, селе греческой Ярославской губернии, на берегу Волги. Он видел тяжелый труд людей. Они тащили баржи по воде. Много стихов посвящено жизни людей в царской России: зеленому шуму, соловьям, крестьянским детям, дедушке Мазаю и зайцу, родине и др.

      № Слайд 10.

      Описание слайда:

      Иван Саввич Никитин Русский поэт, родом из Воронежа все из богатых купцов, владелец свечного завода. Никитин учился в духовном училище, в семинарии. Он мечтал окончить университет, но семья была разрушена. Иван Саввич продолжил ее образование сам. Приготовил стихи: Русь, утро, встреча зимы, ласточкино гнездо, дед.

      № Слайд 11.

      Описание слайда:

      Сварен Михаил Михайлович Свейн Михаил Михайлович родился 23 января 1873 года в Орловской губернии под Ельцем. Отец Сварвина из корневого слияния города Ельца. Михаил Михайлович получает образование от Агронома, пишет научную книгу о картофеле. Позже уезжает на север к коливерсам People’s Life. Очень любил природу. Хорошо знал жизнь леса, его обитателей. Я мог бы передать ваши чувства читателям.Он писал: Защищать природу — значит защищать Родину! Его книги: ребята и утята, кладовая, календарь природы и др.

      Описание слайда:

      Лев Николаевич Толстой Лев Николаевич — великий русский писатель. Первым для детей является первая азбука и четырехъядерные русские книги для чтения. В Казуальной Поляне открыл школу и сам учил детей. Он много работал и любил труд. Он сам нюхал землю, косил траву, шил себе сапоги, строил теплицы.Его произведения: Рассказы о детях, Малыши, Филипок, Акула, Котенок, Лео и Песик, Лебеди, Старый Дедушка и внучки.

      Слайд 14 №

      Описание слайда:

      Алексей Константинович Толстой А.К. Толстой родился в Петербурге, а детство будущего поэта прошло на Украине, в имении его дяди. Еще подростком Толстой побывал на границе, в Германии и Италии. В 1834 году Толстой был определен «студентом» в Московский архив Министерства иностранных дел.С 1837 г. служил в русской миссии в Германии, в 1840 г. получил службу в Петербурге при царском дворе. В 1843 г. присвоен придворный титул камер-юнкера. При жизни Толстого вышел единственный сборник его стихов (1867). Стихи: Снег тает последним, Журавли, Лесное озеро, Осень и др.

      Описание слайда:

      Константин Дмитриевич Ушинский Константин Дмитриевич Ушинский родился 19 февраля 1824 года в Туле в семье Дмитрия Григорьевича Ушинского — отставного офицера, мелкого дворянина.Мать Константина Дмитриевича — Любовь Степановна умерла, когда ему было 12 лет. Константин Дмитриевич был учителем, сам создавал книги. Он называл их «детским миром» и «родным словом». Он учил любить родных людей и природу. Его произведения: ученый медведь, четыре желания, гуси и журавли, орел, как рубаха в полевой розе.

      Слайд № 17.

      Описание слайда:

      Афанасий Афанасьевич Фет Афанасий Афанасьевич — русский поэт-лирик, переводчик.Родился в имении Новословка Орловская. С детства любил стихи А.С. Пушкина. В 14 лет был взят на учебу в Петербург. Эти стихи показал Гоголь. В 1840 году была напечатана первая книга. Это были стихи: чудесная картина, улетели ласточки, весенний дождь. Последние 19 лет жизни официально носил фамилию Шеншин.

      № Слайд 18.

      Описание слайда:

      Антон Павлович Чехов Антон Павлович Чехов — выдающийся русский писатель, драматург, по профессии врач.Родился 17 января 1860 года в Таганроге Екатеринославской губернии. Раннее детство Антона проходило в бесконечных церковных праздниках, именах. В будние дни после школы у отца украли магазин, и каждый день в 5 утра я вставала в церковный хор. Сначала Чехов учился в греческой школе в Таганроге. В 8 лет, после двух лет учебы, Чехов поступает в Таганрогскую гимназию. В 1879 году окончил гимназию в Таганроге. В том же году он переехал в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета, где учился у известных профессоров: Николая Склифосовского, Григория Захарина и других.Его работы: белый, каштановый, родниковый, родниковая вода и др.

      XIX век в русской поэзии и литературе называют Золотым веком. В этот период произошел грандиозный скачок во всем литературном процессе страны. Затем осуществлялось формирование литературного языка. Героями этого праздника культуры были русские поэты 19 века и особенно великий поэт Пушкин. Он стоит на вершине пьедестала Золотого века русской поэтической истории.

      Гений на Олимпе

      Пушкин начал свое восхождение на поэтический Олимп России сказочной поэмой «Руслан и Людмила».Романтические черты навсегда остались в его творчестве. В том же духе написаны «Цыгане». После прочтения стихотворения дух захватывает от подъема творческого начала У любого русского человека. Также поэма «Бахчисарайский фонтан» навсегда заняла одно из самых высоких мест в рейтинге популярности искусства не только в литературе, но и в музыке, а также балете.

      Другие боги на Олимпе

      Конечно, до Пушкина и в то же время были и великие русские поэты 19 века: Барацкий, Жуковский, Фет, Тютчев.Считается, что уникальное веко заканчивается на Тютчеве. В этом драгоценном и золотом поэт почитался на Руси как посланник Божий, как выразитель самого прекрасного и благородного в каждой душе. Традиции Пушкина унаследовал Лермонтов. Стихотворение «МТСИ» так же красиво и романтично, как и «демон». Стихи Лермонтова проникнуты духом возвышенной романтики. Но романтизм 19 века с самого начала был связан с общественной жизнью. Однако обе темы звучали в одной тональности, не противоречили друг другу.Есть свидетели — стихи О.Д. и Пушкина, посвященные декабристам, а также бессмертная поэма Лермонтова «на смерть поэта».

      Вопрос на сегодняшний день

      Может быть, романтизм к середине века начал меркнуть. Это наблюдение прозвучит еще убедительнее, если вы привлечете доказательство социальной лирики Некрасова. Вопрос его стихов — кому на Руси жить хорошо? — превратилось в афоризм и очень актуально в наше время.

      Потом стали звучать совсем другие мелодии, не золотые.На пороге стоял новый, 20-й, серебряный век.

      Природа

      Какие темы поэзии XIX века приравнивали его к бессмертным творениям русской культуры? Пожалуй, вечной темой природы стал мост, объединивший все века. Любой русский человек с гордостью скажет, что понимает природу не менее глубоко, чем Пушкин. И будет прав. Принадлежали ли слова: «Печальное время! Очо прелестно!» Пушкину? Нет! Они часть души всех русских людей. Лермонтов тоже чувствовал себя очень тонко.Для него природа — стихия воли, романтика свободной души. Поэт рисует своим пером звезды, облака, лунное сияние, горы и равнины.

      Соловей как метафора

      2 Половина 19 века продолжает традиции прошлых лет. В этот период были созданы замечательные поэты 19 века, список которых здесь очень велик. В стихах поэтических корифеев этого периода очень популярна тема соловья. Полон соловья становится метафорой-символом любви, участником романтического свидания. У Накрасова есть стихотворение о соловье. Звучит как аллегория в проблеме свободы-несвободы. Соловей для русского поэта — всегда был символом воли, невозможности существования в контексте личности.

      Бриллиантовый колдун Фет

      Особенно велика в этом тема Афанасия Феца. Авторский символ соловья необычайно красив в его стихах. Вся природа вокруг соловья пропитана блеском, сиянием бриллиантов на траве под луной.И на этом фоне звучит мощный голос Великого певца. Фет использует новое сочетание — соловьиное эхо, заменяя им традиционные трели или песни.

      Бальмонт, Закат и Новый Восход

      Закат золотого периода ознаменовался тем, что на поэтической сцене появились новые имена поэтов 19 века. Прежде всего, это поэт Константин Бальмонт. Его 1-й сборник вышел в свет в то время, когда его исключили из университета за свободу. Но основная работа поэта пришлась на начало 20 века.Затем он стал одним из новаторов нового поэтического направления — символизма.

      Поэты XIX века уже были Крымом. Считается, что это символ поэзии Серебряного века. На самом деле Крым превратился в русскую литературу гораздо раньше. Еще одно великое посвящение этому поэтическому месту — его ОЕД «За обретение Крыма». Пушкин открыл Бахчисарай. В 1820 году он был там и своими глазами видел Бахчисарай, столицу Крымского ханства. Особенно его восхитил фонтан Слез.Крым – это символ поэзии и логического перехода в будущее.



      » » Знаменитые русские поэты 19 века

      Аксаков Иван Сергеевич (1823-1886) — поэт и публицист. Один из лидеров русских славянофилов. Самое известное произведение: сказка «Аленький цветочек».

      Аксаков Константин Сергеевич (1817-1860) — поэт, литературовед, языковед, историк. Вдохновитель и идеолог славянофильства.

      Аксаков Сергей Тимофеевич (1791-1859) — писатель и общественный деятель, литературный и театральный критик.Написал книгу о рыбалке и охоте. Отец писателей Константина и Ивана Аксаковых.

      Анненский Иннокентий Федорович (1855-1909) — поэт, драматург, литературовед, лингвист, переводчик. Авторские пьезы: «Царь Иксион», «Лодамия», «Меланиппа-Философ», «Фамир-Кефред».

      Барацкий Евгений Абрамович (1800-1844) — поэт и переводчик. Автор стихов: «Эд», «Петерс», «Бал», «Наложница» («Цыганка»).

      Батюшков Константин Николаевич (1787-1855) — Поэт. Также автор ряда известных прозаических статей: «О характере Ломоносова», «Вечер Кантемира» и других.

      Белинский Виссарион Григорьевич (1811-1848) — литературовед. Возглавлял критический отдел в издании «Отечественные записки». Автор многочисленных критических статей. Я оказал огромное влияние на русскую литературу.

      Бестужев-Марлинский Александр Александрович (1797-1837) — писатель-байронист, литературовед. Публикуется под псевдонимом Марлинский. Издавал альманах «Полярная звезда» Был среди декабристов. Автор прозы: «Испытание», «Страшное гадание», «Фрегат Надежды» и другие.

      Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) — поэт, мемуарист, историк, литературовед. Один из основателей и первый глава Русского исторического общества. Близкий друг Пушкина.

      Веневетинов Дмитрий Владимирович (1805-1827) — поэт, прозаик, философ, переводчик, литературовед Автор 50 стихотворений. Он также был известен как художник и музыкант. Организатор тайного философского объединения «Общество Лиомудиума».

      Герцен Александр Иванович (1812-1870) — писатель, философ, педагог.Наиболее известные произведения: повесть «Кто виноват?», повесть «Доктор Крайсов», «Сорок-воровка», «Поврежденная».

      Глинка Сергей Николаевич (1776-1847) — писатель, мемуарист, историк. Вдохновитель идеи консервативного национализма. Автор следующих произведений: «Селим и Роксана», «Добродетели женщины» и других.

      Глинка Федор Николаевич (1876-1880) — поэт и писатель. Член общества декабристов. Наиболее известные произведения: Стихи «Карелия» и «Загадочная капля».

      Гоголь Николай Васильевич (1809-1852) — писатель, драматург, поэт, литературный критик.Классика русской литературы. Добавил: «Мертвые души», Цикл рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки», Ставки «Шинель» и «Вий», «Ревизор» и «Женитьба» и многие другие произведения.

      Гончаров Иван Александрович (1812-1891) — писатель, литературовед. Автор романов: «Обломов», «Открыто», «Обыкновенная история».

      Грибоедов Александр Сергеевич (1795-1829) — поэт, драматург, композитор. Был дипломатом, погиб на службе в Персии. Самым известным произведением является стихотворение «Горе от ума», послужившее источником многих крылатых фраз.

      Григорович Дмитрий Васильевич (1822-1900) — писатель.

      Давыдов Денис Васильевич (1784-1839) — поэт, мемуарист. Герой Отечественной войны 1812 года. Автор многочисленных стихов и военных воспоминаний.

      Даль Владимир Иванович (1801-1872) — писатель, этнограф. Будучи военным врачом, попутно собирал фольклор. Самое известное литературное произведение — «Словарь живого великорусского языка». Даль находился под запретом за словарь более 50 лет.

      Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) — поэт, издатель.

      Добролюбов Николай Александрович (1836-1861) — литературовед и поэт. Печатается под псевдонимами -бов и Н. Любов. Автор многочисленных критических и философских статей.

      Достоевский Федор Михайлович (1821-1881) — писатель и философ. Признанный классик русской литературы. Автор произведений: «Братья Карамазовы», «Идиот», «Преступление и наказание», «Подросток» и многих других.

      Жемчуг Александр Михайлович (1826-1896) — Поэт. Вместе с братьями и писателем Толстым А.К. Создал образ Козьмы Пруткова.

      Жемчуг Алексей Михайлович (1821-1908) — поэт и сатир. Вместе с братьями и писателем Толстым А.К. Создал образ Козьмы Пруткова. Автор комедии «Странная ночь» и сборника стихов «Песни старости».

      Жемчуг Владимир Михайлович (1830-1884) — Поэт. Вместе с братьями и писателем Толстым А.К. Создал образ Козьмы Пруткова.

      Жуковский Василий Андреевич (1783-1852) — Поэт, литературовед, переводчик, основоположник русского романтизма.

      Загоскин Михаил Николаевич (1789-1852) — писатель и драматург. Автор первых русских исторических романов. Автор произведений «Насосы», «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году», «Кульма Петрович Мирошев» и других.

      Карамзин Николай Михайлович (1766-1826) — историк, писатель и поэт. Автор монументального труда «История государства Российского» в 12 томах. Его Перу принадлежит повесть: «Бедная Лиза» Евгений и Юлия» и многие др.

      Киреевский Иван Васильевич (1806-1856) — религиозный философ, литературовед, славянофил.

      Крылов Иван Андреевич (1769-1844) — поэт и басинуа. Автор 236 Basen, многие выражения которого покрылись. Издаются журналы: «Почта духов», «Зритель», «Меркурий».

      Кюхельбекер Вильгельм Карлович (1797-1846) — Поэт. Был среди декабристов. Близкий друг Пушкина. Автор произведений: «Аргивян», «Гибель Байрона», «Вечное варенье».

      Лажчников Иван Иванович (1792-1869) — писатель, один из русских дельцов исторического романа. Автор романов «Ледяной дом» и «Басурман».

      Лермонтов Михаил Юрьевич (1814-1841) — поэт, писатель, драматург, художник. Классика русской литературы. Наиболее известные произведения: роман «Герой нашего времени», повесть «Кавказская пленница», поэмы «МТСИ» и «Маскарад».

      Лесков Николай Семенович (1831-1895) — писатель. Наиболее известные произведения: «Левая -ша», «Собирая», «На ножах», «Праведник».

      Никратов Николай Алексеевич (1821-1878) — поэт и писатель. Классика русской литературы. Руководитель журнала «Современник», редактор журнала «Патриканские записки».Наиболее известные произведения: «Кому на Руси жить хорошо», «Русские бабы», «Мороз, красный нос».

      Огарев Николай Платонович (1813-1877) — Поэт. Автор стихов, поэм, критических статей.

      Одоевский Александр Иванович (1802-1839) — поэт и писатель. Был среди декабристов. Автор поэмы «Василько», поэм Зосимы и «Старица-Растущая».

      Одоевский Владимирович Федорович (1804-1869) — писатель, мыслитель, один из создателей музыки. Писал фантастические и утопические произведения.Автор романа «4338-й год», многочисленных рассказов.

      Островский Александр Николаевич (1823-1886) — драматург. Классика русской литературы. Автор пьес: «Гроза», «Дустпанница», «Женитьба Бальзаминова» и многих других.

      Панаев Иван Иванович (1812-1862) — писатель, литературовед, журналист. Автор произведений: «Маменкин сын», «Встреча на вокзале», «Львы губернии» и других.

      Писарев Дмитрий Иванович (1840-1868) — литературовед и шестнадцатилетний переводчик.Во многих статьях Писарева разобраны афоризмы.

      Пушкин Александр Сергеевич (1799-1837) — поэт, писатель, драматург. Классика русской литературы. Автор: Полтавские стихи и Евгений Онегин, Повесть «Капитанская дочка», Сборник Повести о Белкине и Многочисленных стихотворений. Основал литературный журнал «Современник».

      Раевский Владимир Федосеевич (1795-1872) — Поэт. Участник Отечественной войны 1812 года. Был среди декабристов.

      Перила Кондрай Федорович (1795-1826) — Поэт.Был среди декабристов. Автор историко-поэтического цикла «Дума». Издается литературный альманах «Полярная звезда».

      Салтыков-Щедрин Михаил Ефграфович (1826-1889) — писатель, журналист. Классика русской литературы. Наиболее известные произведения: «Владыка Головы», «Колесо Пескара», «Пошехонская старина». Был редактором журнала «Отечественные записки».

      Самарин Юрий Федорович (1819-1876) — публицист и философ.

      Сухово-Кобылин Александр Васильевич (1817-1903) — драматург, философ, переводчик.Автор пьес: «Свадьба Кречинского», «Дело», «Смерть Тарелкина».

      Толстой Алексей Константинович (1817-1875) — писатель, поэт, драматург. Автор поэм: «Синня», «Алхимик», Пьесы «Фантазия», «Царь Федор Иоанн», Вождь «Гир» и «Волчье воспитание». Вместе с жемчужными братьями создали образ Козьмы Пруткова.

      Толстой Лев Николаевич (1828-1910) — писатель, мыслитель, просветитель. Классика русской литературы. Служил в артиллерии. Участвовал в обороне Севастополя.Наиболее известные произведения: «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение». В 1901 году он был отлучен от церкви.

      Тургенев Иван Сергеевич (1818-1883) — писатель, поэт, драматург. Классика русской литературы. Наиболее известные произведения: «Мума», «Ася», «Дворянское гнездо», «Отцы и дети».

      Тютчев Федор Иванович (1803-1873) — Поэт. Классика русской литературы.

      Фет Афанасий Афанасьевич (1820-1892) — поэт Лирик, мемуарист, переводчик. Классика русской литературы.Автор многочисленных романтических стихов. Переводы Ювенала, Гёте, Катуллы.

      Хомяков Алексей Степанович (1804-1860) — поэт, философ, богослов, художник.

      Чернышевский Николай Гаврилович (1828-1889) — писатель, философ, литературовед. Автор романов «Что делать?» И «Пролог», как и лиды Алфаева, «маленькие рассказы».

      Чехов Антон Павлович (1860-1904) — писатель, драматург. Классика русской литературы. Автор пьес «Вишневый сад», «Три сестры», «Дядя Ваня» и многочисленных рассказов.Назначение населения на острове Сахалин.

      Минздравсоцразвития
      Волгоградский государственный медицинский университет
      Кафедра истории и культурологии

      Реферат на тему: «Русская поэзия XIX века»

      Выполнил: Студент 1-го факультета-интерната
      Гамаюнова А.А.
      Проверено: Бушля А.А. Волгоград, 2015
      Содержание
      Введение
      1. Золотой век русской поэзии: общая характеристика Период
      2.Золотой век русской поэзии: основные представители
      Заключение
      Библиография

      Введение
      В истории тысячелетней культуры России XIX век называют «золотым веком» русской поэзии и веком русской литературы в мировом масштабе . Особенно взлет Духа, культурный подъем, который по праву можно считать великим русским Возрождением.
      ХIХ века в полной мере выразили синтезирующую, философско-нравственную, соборно-коллективную природу русской культуры, ее патриотический идейный характер, без которого она теряет свою почву и судьбу.Он проявляется везде — от универсально-космических квестов до почти практических «инструкций» послэмментами до извечных русских вопросов: «Почему? Кто виноват? Что делать? И кто судьи?»
      Литература в XIX веке является самой влиятельной формой национальной культуры. Это время, когда пришли ее крупнейшие представители, давшие духовную пищу двум векам всего человечества! Так, Поль Валери назвал русскую литературу XIX века одним из трех величайших чудес человеческой культуры.
      Поэты А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, Д.В. Двалов, Ф.Н. Глинка, П.А. Катенин, В.Ф. Раевский, К.Ф. Елелев, А.А.Бестужев, В.К.Кюхельбекер, А.И. Охоевский, П.А. Незазский, А.А.Дельвиг, Э.А. Братинский, Н.М.Юзыков, И.И. Козлов, Д.В. Инвитинов и др. Их поэзия оставила заметный след в русской литературе.
      Таким образом, эта тема и на сегодняшний день достаточно актуальна.

      1. Золотой век русской поэзии: общая характеристика
      Двигателем развития русской литературы XIX века, которая продолжает «работать» и до сих пор, стала поэзия.
      Началом «Золотого века» можно назвать 1808 год, потому что уже в одном из первых зрелых произведений Жуковского очень отчетливо просматривается индивидуальная интонация, настолько характерная для поэзии стала «выше». В начале 20-х годов заметно влияние Байронова, становится популярной такая форма выражения, своего рода выражение.
      В чем особенность русского «золотого века»?
      Во-первых, широта и грандиозность поставленных перед ними задач. Во-вторых, высокая трагическая напряженность поэзии и прозы, их пророческое усилие.В-третьих, неподражаемое совершенство формы.
      Еще одна черта «золотого века»: трагическая, пророческая напряженность поэзии и прозы даже сильнее, чем у самого Александра Пушкина, выражающего его прямолинейно. На сей раз стихи весьма своеобразны, в отличие от того, что ранее предшествующие эпохи заимствовали больше.
      Большая часть того, что было написано нашими классиками в XIX веке, давно уже литературно перечитано. Сегодня невозможно представить человека, который не знал бы и не читал такого культового романа в стихах Пушкина, как «Евгений Онегин» или великих поэм Лермонтова «Бес» и «МЦЫ».Десятки стихов, выученных со школьной скамьи, до сих пор вызывают чувство тепла и радости в наших сердцах, эти стихи по-прежнему, как и много лет назад, продолжают дышать и жить в наших душах. Они продолжают нас согревать, дарить надежду, помогают не падать духом; Они всегда готовы стать нашей путеводной звездой.
      «Золотой век»…

      Золотой век русской поэзии начала XIX века в русской поэзии равноправно уживается и с классицизмом, и сентиментализмом. Но на волне национально-патриотического подъема, вызванного Отечественной войной 1812 г, рождается русский романтизм, а затем и реализм.романтикмазреализм

      Отличное начало. У истоков русского романтизма стоял В.А. Жуковский. Он писал элегии, послания, песни, баллады. Баллады. По словам Белинского, он «обогатил русскую поэзию глубоко нравственным, истинно человеческим содержанием». Пушкинпушкин считал себя учеником Жуковского, высоко ценил «стихи его, пленяющие сладостью».



      Гражданские страсти. ВК. Кихегельбекер Русский поэт-декабрист, критик, переводчик.Учился в Царскостском лицее, где началась его дружба с А.С. Пушкин, А.А.Дельвиг. Романтическая поэзия Кюхельбекера бросила вызов свободе. Поэта волновала судьба Отечества.

      Ф. Рылееву К. Ф. Рылеев, видный поэт — К. Ф. Рылеев, видный поэт — декабрист, писал обличительный декабрист, писал обвинительные и гражданские ОДД, политические и штатские, политические наряды и сообщения, думы, стихи. Элегия и Вести, Дума, стихи. Он видел в поэзии средство борьбы за политическую свободу.Декабристы говорили о национальном характере литературы, выдвигали запрос нации, распространяя его на темы, жанры, язык.


      звезды Плеяды. А.А. Дельвиг Герои его песен — простые, всем известные девушки, страдающие от воли и счастливой любви. Н. М. Языков выразил протест свободного отрочества в элегах, песнях, гимнах. Он прославил гектары силы, радости молодости, здоровья.

      П.А. Вяземский способствовал слиянию гражданских и личных тем, объясняя элегические чувства социальными причинами.Э.А. Братцы-крупнейший поэт русского романтизма, автор элегий, посланий, стихов. Вместо иллюзий предпочитает спокойное и трезвое мышление. Его стихи наполнены философским смыслом.

      Верховная думская власть М.Ю.Лермонтов Поэтическая эпоха, выраженная Лермонтовым, по Белинскому, отличается «трудом и чувствами человеческими, в жажде и избытке чувств». Лирический герой открыто противостоит враждебному внешнему миру.


      Дары жизни после Пушкина и Лермонтова в русской поэзии появляются оригинальные датировки — А.Плещеев, Н. Огаров, А.П. Григорьев, я Полонский, А. Толстой, И. Тургень и Миков, Н. Некрасов. С его поэзией они совершили переход к реализму. Их стихи проникнуты сочувствием к бедняку. Лирическим героем нередко становился человек из дворян или отличников, вставший на защиту народа, крестьян.

      Жанры романтизма. Элегия — стихотворение средней продолжительности, обычно грустного содержания, проникнутое грустью. Балладабалладная элегия — поэма, в основе которой чаще всего лежит историческое событие, Народная легенда с подчеркнутым сюжетом Басна Басня — краткая нравоучительная поэма или рассказ в прозе, в котором есть аллегория, аллегория.

      Михаил Кольцов — AbeBooks

      Состояние: новый. Страниц: 736 Язык: русский. В книге Е.Б. Трембовельского сведения объединены избранные исследования, критические очерки, статьи из научных сборников, журналов и газет, интервью, воспоминаний и письма. Почти все они заполнены новыми научными данными, комментариями, перекрестными ссылками или преамбулами. Eto pozvolilo tselostno otrazit vzgljady muzykoveda ро известного широкому spektru-музыкально teoreticheskikh, metodologicheskikh я проблема педагогических, ро voprosam vzaimodejstvija Культур (stolichnoj я periferijnoj, vostochnoj я zapadnoj, professionalnoj я narodnoj), stilevogo svoeobrazija predstavlennykh Композиторов, funktsionirovanija tvorcheskikh sojuzov я pressy.В данном контексте натуральное место занимает тема региональной воронежской культуры с циклом портретов, откликов на конкретные события и размышления о ее развитии. Посвятив несколько очерков знаменитым учителям, автор раскрыл и истоки своего миропонимания, как протянув линию из прошлого через настоящее к будущему и осмыслив свое творчество в русле традиций отечественного музыкознания. Издание адресовано музыкантам разных специальностей и широкому кругу любителей музыки, интересующихся ее природой, строительством, жизнью.В данной книге сведения о соединении избранных исследований, критические очерки, материалы из научных изданий и газета, интервью, воспоминания и письмо. Почти все они заполнены новыми научными данными, комментариями, перекрестными ссылками, преамбулами или послесловиями, что дает целостное представление о взглядах автора по широкому спектру музыкально-теоретических, методологических, педагогических и региональных педагогических Очерки о знаменитых учителях позволили осмыслить его творчество в русле традиций отечественного музыкознания, продолженных из прошлого в настоящее и будущее.Об авторе Евгений Борисович ТРЕМБОВЕЛЬСКИЙ — известный российский музыковед, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, заведующий кафедрой теории музыки Воронежской академии искусств, почетный деятель и секретарь Россекретарь Союза композиторов, композиторов. Д.Д. Шостаковича, член Союза театральных деятелей. Автор шести монографий и порядка двухсот статей, вдохновитель, организатор и участник международных и всероссийских конференций, фестивалей, конкурсов, проводившихся в разных городах России и «ближнего зарубежья».Его достижения отмечены Орденом Дружбы, Золотой пушкинской медалью и другими наградами. СОДЕРЖАНИЕ Слово редактора об авторе и его книге «Храм науки — явление многослойное» (А. Эйнштейн): интервью Л.Н. Шаймухаметовой — главному редактору журнала «Проблемы музыкальной науки», профессору, доктору искусствоведения Часть первая И.УЧИТЕЛЬ Воспоминания И.И. Дубовского — учителя, наставника, коллегу Приложение 1: «Звучать молодые голоса» М.Р. Копытман — теоретик музыки Раздел 1. Прошлое в настоящем Разделе 2.Точнее, чем точно: о музыкальных трудах Незабываемый А.Н. Дмитриев — Человек и Музыкант II.VOPROSY etjuda Два методологии и К проблеме analogij этюд pervyj: Analogija как- Metod poznanija-музыкально khudozhestvennykh javlenij этюд vtoroj: О protivorechijakh terminologicheskoj Системы и выражений «художественное Открытие» Porozhdajuschee opisanie О vzaimodejstvii против muzyke predustanovlennykh я improvizatsionnykh komponentov Razdel 1 : Исторический Аспект проблемы- Razdel 2: Ladogarmonicheskij Faktor как- stabilnyj Komponent импровизационной stanovlenija Kulturnoe Пространство Россия: о peremennosti funktsij Центр periferii Диалектик vzaimodejstvij gorodskoj я selskoj Культуры Prilozhenie 2: Пис Solzhenitsynu о selskom pisatele Книга STALA sobytiem: metodologicheskij фундаменту к vechnoj Тема III.ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ И ПЕДАГОГИКИ Гетерофония — типология фактур — эволюция ткани Полиопорность В поисках новой концепции: полемический взгляд на идею синхронизации музыкаведческих дисциплин Чему учит студентов? Современные проблемы гармонии: характер их обсуждения и решения Непринужденное музицирование. К проблеме kamernykh Хоров IV.KORNI Я КРОНА SIMFONIZMA национального «Almatinskie simfonii» Е. Brusilovskogo я «Жигер» Г. Zhubanovoj Plodotvornyj СИНТЕЗ От priema к kontseptsii О tsitirovanii я natsionalnoj Suti Problema stilja национального: intervju с Gazizoj Zhubanovoj Tselostnost obrazno-khudozhestvennoj kontseptsii я циклическое единство В.»К NOVYM BEREGAM»: Четыре FRAGMETA ISSLEDOVANIJa Музыки MUSORGSKOGO Современных aspekty ladogarmonicheskogo myshlenija Modalnoe и мышление как- Odna из- stilevykh osnov Kontrasty «Kartinok сек vystavki» — феномен paradoksalnogo myshlenija kompozitora Obschee против edinichnom: «Старый Zamok» против перекрестье parallelej, vlijanij я sootnesenij Часто vtoraja VI.V ДИАЛОГ С ТРАДИЦИЯМИ Труднее быть простым, чем сложным: Сергей Рахманинов В интерьере Воронежской композиторской организации Преамбула Премьеры одного из концертов конца 1970-х «Отдайте солнце людям».Виктор Горянин Узнавая известное. Юрий Романов Скрипач на крыше. Михаил Щурик Несхожесть дарований: Геннадий Ставонин, Борис Выростков Адекватность идеи и структуры: две страницы из наследия Михаила Зайчикова Алексей Кольцов в музыке воронежских композиторов в контексте общероссийских традиций Послесловие VII. ВОПРОСЫ КУЛЬТУРЫ, ТВОРЧЕСКИХ СОЮЗОВ И ЖУРНАЛИСТИКИ Современное многовековое — воронежская музыкальная культура на перемене веков (1999-2000) Цикл портретов и откликов на отдельные события культуры Вольному воле.Галина Сысоева (2012). Времена не выбирают. Алла Ботникова (2014) Явление отечественной культуры. О книге Зиновия Анчиполовского «Старый театр» (2002) Стиль — это человек. Леонид Сафонов (2001) Мастер-классы на дому. Галина Бондарева (1997) Народное — не значит плохое. О народном кинофестивале (2000) Возвышенное и приземленное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.