Кого елизавета петровна держала в заточении: ИОАНН VI АНТОНОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

ИОАНН VI АНТОНОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Российский император (17 октября 1740 года — 25 ноября 1741 года).

Сын принца Брауншвейг-Вольфенбюттельского Антона Ульриха и правительницы Российской империи Анны Леопольдовны. Назван в честь прадеда — царя Иоанна V Алексеевича. Императрица Анна Иоанновна стала восприемницей младенца. Вскоре она тяжело заболела и манифестом от 5 октября 1740 года объявила Иоанна Антоновича наследником престола, а ее фаворит герцог Э.И. Бирон особым определением был назначен регентом.

17 октября того же года Анна Иоанновна скончалась, 18 октября был обнародован манифест, согласно которому Российский престол наследовал Иоанн Антонович под именем Иоанн III. В результате дворцового переворота гвардейцы во главе с генералом-фельдмаршалом графом Б.К. Минихом в ночь на 9 ноября того же года арестовали Бирона; манифестом от имени Иоанна Антоновича регентшей была назначена Анна Леопольдовна. Иоанн Антонович был перевезен в Зимний дворец; там для него устроили отдельный кабинет, где помещалась дубовая колыбель весом 33 пуда и были заготовлены «печатные книжки».

В ночь на 25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот; Иоанн Антонович, его родители и сестра Екатерина были арестованы в Зимнем дворце гвардейцами Преображенского полка. В начале правления императрицы Елизаветы Петровны изымались из обращения монеты с изображением Иоанна Антоновича, публично сжигались печатные листы с присягой ему, с 1743 года началось систематическое изъятие прочих официальных документов с упоминанием свергнутого императора и правительницы Анны Леопольдовны: манифестов, указов, жалованных грамот, церковных книг, паспортов и проч., из печатных книг вырезались выходные листы с именем Иоанна Антоновича. Поскольку уничтожить годовую документацию всех государственных учреждений не представлялось возможным, целые комплекты дел передавались на особое хранение в Сенат и Тайную канцелярию.

Елизавета Петровна сначала намеревалась выслать Иоанна Антоновича и его семью за границу, но затем решила не выпускать из страны возможных соперников. В декабре 1741 года арестанты были доставлены в Ригу, через год перевезены в крепость Динамюнде. В январе 1744 года «брауншвейгское семейство» отправили в Ораниенбург (Раненбург, ныне г. Чаплыгин Липецкой области), в июле того же года — в Архангельск, но произошла вынужденная остановка в Холмогорах, где арестантов разместили в бывшем архиерейском доме. Здесь Иоанн Антонович был разлучен с родителями. В январе 1756 года он был перемещен в Шлиссельбургскую крепость. Комендант крепости не должен был знать имя арестанта, общаться с узником могли только офицеры охранявшей его команды.

Данные в 1762 году императором Петром III указания (позже подтвержденные и Екатериной II) предписывали в случае попытки освобождения «противиться сколь можно и арестанта живого в руки не давать». Офицеры доносили о психической неуравновешенности и дерзком поведении Иоанна Антоновича По донесению начальника караула, он был физически «здоров, и хотя в нем болезни никакой не видно, только в уме несколько помешался… приходил раз к подпоручику, чтоб его бить, и мне говорил, чтоб его унять и ежели не уйму, то он станет бить; когда я стану разговаривать, то и меня таким же еретиком называет».

Иоанн Антонович знал о своем происхождении и называл себя государем, обучился грамоте, и ему разрешено было читать Библию. Несмотря на режим секретности, Иоанн Антонович пользовался сочувствием части гвардии и дворянского общества, о чем свидетельствуют дела Тайной розыскных дел канцелярии 40-60-х годов XVIII века. В частности, в 1763-1764 годах упоминаются слухи о скором восшествии на престол Иоанна Антоновича, о готовящейся присяге ему и даже о его обещании увеличить солдатское жалованье.

В ночь на 5 июля 1764 года подпоручик Смоленского пехотного полка В.Я. Мирович предпринял попытку освободить Иоанна Антоновича. С помощью подложных манифестов он склонил на свою сторону гарнизонных солдат, арестовал коменданта крепости и потребовал выдачи Иоанна Антоновича. Перед штурмом отделения тюрьмы, где содержался узник, офицеры охраны (капитан Я. Власьев и поручик Л. Чекин) убили Иоанна Антонович. Мирович сдался и после короткого следствия был казнен. Иоанн Антонович был тайно похоронен в крепости. Современники этих событий высказывали предположение, что убийство было спровоцировано, а Мирович был «подосланный от правительства заговорщик». Однако доказательств этой версии не обнаружено.

В 60-х годах XIX века по инициативе директора Московского архива Министерства юстиции Н.В. Калачова была создана комиссия по изданию так называемых дел с известным титулом — документации времени правления Иоанна Антоновича. Предполагалось издать около 10 тысяч документов по 6 разделам, но вышли только 2 тома, посвященные императорскому дому и высшим государственным учреждениям.

Исторические источники:

[Описи секретных бумаг брауншвейгской фамилии], 1741-1754 гг. // ЧОИДР. 1861. Кн. 2. С. 1-58;

Внутренний быт Рус. гос-ва с 17 окт. 1740 по 25 нояб. 1741 г. по док-там, хранящимся в Московском архиве Мин-ва юстиции. М., 1880-1886. 2 т.;

Холмогорская секретная комиссия. Архангельск, 1993;

Брауншвейгские князья в России в пер. пол. XVIII в. / Отв. ред.: М. фон Беттихер. Геттинген; СПб., 1998.

Иллюстрация:

Иоанн VI Антонович, имп. российский. Гравюра Л. Серякова. 1878 г. (РГБ).

Ребёнка избивали и сажали на цепь. Трагическая судьба императора Ивана VI

Императрица Елизавета Петровна, когда взошла на престол, приказала двору навсегда забыть, что происходило в России с октября 1740 по ноябрь 1741 года. Именно в этот период уложилось царствование самого маленького правителя — годовалого Ивана VI. Правил он, конечно, не сам: регентом состоял сначала любовник предыдущей императрицы, Бирон, а потом и биологическая мать мальчика Анна Леопольдовна. Тем временем над дочерью Петра Великого всё сильнее становилась угроза отправиться в монастырь и никогда не стать правительницей.

Ребёнок на престоле

Императрица Анна Иоанновна чувствовала в 1740 году, что жить ей осталось недолго. Передавать трон детям Петра I она не хотела категорически. Одной из причин этого было то, что в этом случае под угрозой оказывалась судьба её возлюбленного Эрнста Бирона.

Анна Иоанновна составила завещание, по которому после её смерти трон перейдёт сыну её племянницы, Анны Леопольдовны. Всё бы хорошо, только у последней вместе с супругом, Антоном Ульрихом, сыновей не было. Чудо произошло буквально за пару недель до смерти Анны Иоанновны. Долгожданный ей мальчик наконец появился на свет, ему передали трон. На русском престоле осела свита, которая была слабо знакома с порядками, царившими в этой стране.

Императрица Анна Иоанновна и Эрнст Бирон. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Свержение Бирона и переворот

Говорить о каких-то реформах в этот период сложно. Дело в том, что правители не могли разобраться между собой — так кому этот трон-то будет принадлежать. Назначенный регентом при грудном малыше Бирон открыто говорил, что отнимет ребёнка у биологических родителей, а самих их в лучшем случае отправит на родину, в Германию.

Разумеется, такой вариант их не устраивал. Меньше чем через месяц после начала его правления Анна Леопольдовна обратилась к генералу-фельдмаршалу Бурхарду Мюнниху с просьбой проблему устранить. Учитывая, что к Бирону в России относились очень плохо и военные, и промышленники, переворот не был большой проблемой. Убивать его не стали. Так любовник Анны Иоанновны оказался в ссылке в Пелыме, откуда его вернут только в 1762 году. Тем временем Анна Леопольдовна стала регентом, а её муж и отец Иоанна VI — генералиссимусом российских войск.

Императрица Елизавета Петровна и Анна Леопольдовна с сыном Иоанном VI. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

25 ноября 1741 года произошёл государственный переворот, в результате которого трон заняла императрица Елизавета Петровна. Анна Леопольдовна умоляла о двух вещах: чтобы солдаты не совершали насилия над ними и оставили в живых, а также попросила, независимо от места, куда их отправят теперь, оставить рядом фрейлину.

— Бедное дитя, ты невинно, но виновны твои родители, — якобы сказала Елизавета, взяв маленького правителя на руки и пообещав оставить семейство в живых.

Антона Ульриха прямо в простыне военные вынесли из дворца и затолкали в карету. Это был скорее политический момент — ну как отдавать приказы, если вся гвардия будет смеяться над твоим внешним видом.

Остальным было велено быстро собираться, дав на всё про всё не более часа. В спешке уронили на пол четырёхмесячную сестру императора Екатерину. Ребёнок чудом не получил травм.

Переворот для всего двора, да и для всей страны, обосновали так: из-за внешних и внутренних волнений лейб-гвардия попросила дочь Петрову престол принять. Елизавета спешно уничтожала всё, что связано с маленьким императором, — жгли документы, подписанные от его лица, деньги сдавали на переплавку, а присяжные подписные листы и вовсе уничтожали публично.

«А может, отпустят»

Анна Леопольдовна и Антон Ульрих. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Изначально Елизавета Петровна планировала отпустить теперь уже бывшую императорскую семью на родину. Их даже отправили в Ригу, планируя быстро довезти до Митавы под конвоем генерал-аншефа Василия Салтыкова, а после отпустить.

Разнились лишь варианты того, как их повезут: то ли под покровом ночи, проезжая все возможные города на максимально возможной скорости и останавливаясь в полях, то ли устроят всё так, что отречение было «по собственной воле». В последнем случае семья должна была останавливаться чуть ли не в каждом селе и подолгу прощаться. А Елизавета тем временем могла успеть определиться с дальнейшей судьбой семейства.

Медвежья услуга Ивашкина

Уже в 1742 году в Петербурге раскрыли заговор прапорщика Преображенского полка Петра Ивашкина. Он хотел убить Елизавету Петровну, а на трон посадить обратно тогда уже годовалого мальчика.

Ивашкин даже собрал 500 единомышленников и разработал детальный план: кто задержит охрану Зимнего, как снимут Елизавету и кто её убьёт.

— Настоящий император Иоанн Антонович, а Елизавету сделали наследницей за чарку вина, — говорил он. Дальнейшая судьба заговорщика печальна.

Ещё один заговор был в июле 1743 года. Лопухины, которые были родственниками первой жены Петра I, также в переписке обсуждали, что Елизавета правит незаконно. Да и ведёт себя не как императрица — балы, ассамблеи, платья вместо политики. Дело вскрылось, когда нетрезвый Иван Лопухин стал говорить об этом на людях.

Елизавета решила, что такие заговоры будут постоянно и есть риски, что однажды Иоанна Антоновича всё-таки посадят на престол. А за границей семья Ульрихов вполне может рассчитывать на поддержку, поэтому было решено в Митаву их не пускать.

По крепостям

Петр III посещает Иоанна VI в Шлиссельбургской крепости. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

В декабре 1742 года семейство заточили в крепость Дюнамюнде, что на территории современной Риги. Тем временем в Петербурге стали решать, как и куда посадить семейство где-либо в русской глуши, чтобы не было возможности их выкрасть и перевезти за границу.

В 1744 году их отправили под Рязань, причём добирались туда в одной карете родители с младшей дочерью, а низложенный император — в другой. Так прошло полгода. В августе 1744 года мальчика разлучили с родителями и направили в Соловецкий монастырь. Отныне именовать его Иваном было запрещено — только Георгием. Для его пребывания под тюрьму оборудовали дом архиерея.

С некогда императором запретили разговаривать, что охранники сразу же нарушали. Мальчик, который был в одиночной камере, научился, например, читать. Однажды один из охранников даже проболтался, кем является ребёнок на самом деле.

В начале 1750-х годов ребёнок заболел одновременно оспой и корью. В его смерти практически не сомневались, комендант попросил дать разрешение пригласить медика, чтобы облегчить мальчику страдания. Но последовал отказ, подписанный императрицей.

Последнее пристанище

Иоанн VI. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Ребёнок чудом выжил и выздоровел. Хотя историки не исключают, что охрана решила не рисковать своим здоровьем и позвала-таки медика.

В 1756 году открывается новый заговор: тобольский купец Иван Зубарев хотел похитить мальчика, а также передать его отцу информацию, что к Холмогорам под видом купеческих подойдут прусские военные корабли и отобьют семью.

Идея принадлежала двоюродному брату бывшего генералиссимуса Фердинанду Брауншвейгскому. Когда заговор раскрыли, бывшего правителя, которому к тому моменту исполнилось 15 лет, перевели в Шлиссельбург.

Подростка поселили в отдельном доме, под охраной. Кто именно содержится или даже имя, не раскрыли и для коменданта крепости Ивана Бередникова.

А вот здесь начался ад. С 1757 года за мальчиком стал смотреть капитан Преображенского полка Овцын. В своих донесениях он писал, что подростка избивали палками и сажали на цепь за малейшее ослушание.

Так прошло семь лет. Екатерина II, как только взошла на престол, издала указ: при малейшей попытке освободить юношу — убить. Это и было сделано 16 июля (по современному стилю) 1764 года.

Холмогоры

Холмогоры. Антон Ульрих. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Тем временем семью Иоанна Антоновича перевели в далёкую Архангельскую губернию, в Холмогоры. Его мать, Анна Леопольдовна, по официальной версии, скончалась в 27 лет (1746 год) от горячки во время пятых по счёту родов.

Здесь оставили Антона Ульриха, двух его дочерей и двух сыновей, а также нескольких слуг. Например, здесь оставалась фрейлина императрицы Бина Менгден, пара кормилиц для детей. Их дом находился на берегу Двины. Семья находилась за высоким забором. Во дворе у бывшей правящей семьи был пруд, огород, баня и даже каретный сарай.

Внутреннее убранство, правда, по свидетельствам историков, приводило в ужас. Две комнаты для узников, заставленные старинной мебелью. Мужчины жили в одной, женщины — в другой. Они всё время находились под строгим надзором охранников. Как пишет историк Евгений Анисимов, караул семьи не менялся в течение 12 лет. Конечно, они ссорились, мирились, влюблялись и враждовали.

Виду полуголых пьяных охранников уже никто не удивлялся. Когда Бина закрутила роман с доктором, приезжавшим к заболевшим детям, а после родила от него мальчика, её переселили в отдельную комнату, выгнав оттуда всех.

Сам же Антон Ульрих попеременно жил со служанками, как указывают историки. Последние в итоге рожали детей — в общем, большая такая «шведская» семья.

Бывший генералиссимус российских войск без устали писал Елизавете Петровне. Он не просил об освобождении, прекрасно понимая, видимо, что пока это невозможно. В посланиях он называл себя «коленопреклонным ничтожеством», «несчастным червем» и прочими эпитетами, благодарил за «подарки» в виде вина и кофе. Однажды попросил разрешить детей обучить грамоте. Все письма оставались без ответа.

Освобождение принцев и принцесс

Принцесса Екатерина Антоновна и принц Алексей Антонович. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Первое письмо от высочайших особ прислала в 1762 году Екатерина. Позже она даже предложила Антону Ульриху покинуть Холмогоры и отправиться домой. Но предложение распространялось только на него, а не на всех детей. Последние угрожали екатерининской власти: по завещанию Анны Иоанновны, любой из мальчиков мог претендовать на престол в порядке старшинства. Как и любой нормальный отец, Антон Ульрих отказался. Экс-генералиссимус скончался в 1774 году. А освободить царскую семью Екатерина II решилась только в 1780-м, отправив их в Данию, по ходатайству двоюродной сестры Антона Ульриха, Юлии Маргариты.

Их переправляли на фрегате «Полярная звезда». Как указывается, узники не выглядели счастливыми: они рыдали взахлёб, спрашивая, можно ли им всё же остаться в России, и целовали охранников на прощание.

Тетка, которая ходатайствовала об их освобождении, даже ни разу не навестила родственников. Дотации она им, конечно, присылала, но золотыми горами это назвать, пожалуй, сложновато.

Оказавшись на свободе, узники, каждому из которых к тому моменту было около 40 лет, умирали с разницей в несколько лет. Так, до XIX века дожила только младшая сестра Ивана VI, Екатерина. В 1803 году она прислала российскому императору Александру I письмо, где слёзно умоляла дать ей возможность вернуться в Россию. Была согласна даже на Холмогоры. Объясняла она это тем, что даже язык, на котором говорят в Дании, не вполне понимает, не говоря уже о порядках. Да и не привыкла она жить по-другому — ну ещё бы, 40 лет в заточении. Но письмо так и осталось без ответа, а сама просительница скончалась в 1807 году.

краткая биография, годы правления и история

1740 года в Санкт-Петербурге. Он – сын Анны Леопольдовны (племянницы русской императрицы Анны Иоанновны) и герцога Антона Ульриха Брауншвейгского, правнук . Сначала в источниках Иван упоминался как Иоанн III (отсчет идет от первого русского царя Иоанна Грозного), а в поздней историографии установилась традиция именовать его Иваном (Иоанном) VI, считая его от .

Бездетная императрица перед смертью долго не могла решить, кому оставить российский престол. Иван родился уже в самом конце ее царствования. Она хотела оставить трон за потомками своего отца Ивана V и очень боялась, что он может перейти к потомкам . Поэтому в завещании указала, что наследником является малолетний Иван Антонович, а в случае его смерти – другие дети Анны Леопольдовны в порядке старшинства в случае их рождения.

После смерти императрицы двухмесячный Иван Антонович, был провозглашен императором всероссийским при регентстве герцога Курляндского . Но уже через две недели после воцарения младенца в стране произошел государственный переворот, в результате которого гвардейцы, возглавляемые фельдмаршалом Минихом, арестовали Бирона и отстранили его от власти.
В ноябре 1740 года новым регентом малолетнего императора стала его мать – Анна Леопольдовна. В политическом отношении она не играла никакой роли, к тому же неспособная управлять страной и живущая в иллюзиях Анна вскоре передала всю власть Миниху, а после ею завладел Остерман, отправивший фельдмаршала в отставку. Но и это правительство просуществовало недолго.

Уже год спустя – () 1741 года – в результате на российский престол взошла . Остерман, император, его родители и все их окружение были арестованы. Царствование Ивана VI кончилось прежде, чем он начал осознавать себя – формально он царствовал первый год своей жизни.

Сначала Елизавета хотела выслать «Брауншвейгскую семью» из России, но, испугавшись, что и за границей они будут опасны, передумала и отправила их в ссылку. К тому же по указу новой императрицы все монеты с именем Ивана VI были изъяты из обращения для последующей переплавки, ценные и деловые бумаги подлежали замене на новые, а все его портреты – уничтожению.

Место заключения бывшего императора постоянно менялось и содержалось в глубокой тайне. Сначала Брауншвейгскую семью перевезли в предместье Риги Динамюнде, а затем, подальше от границы, на север страны – в Холмогоры. Хотя он находился в том же доме, что и родители, но жил за глухой стеной. Четырехлетний мальчик был изолирован от родителей и отдан под надзор майора Миллера. Долгие северные походы сильно отразились на здоровье Анны Леопольдовны, и в 1746 году она умерла.

Но распространившиеся слухи о месте нахождении Ивана заставили Елизавету вновь перевести его – в 1756 году его заключили в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости, где он (официально именовавшийся как «известный арестант») содержался в полной изоляции от людей, ему не разрешалось видеть даже крепостных служителей. Но документы свидетельствуют, что узник знал о своем царском происхождении, умел читать и писать. В 1759 году у него обнаружились признаки нарушения психики, однако тюремщики сочли их симуляцией.

С восшествием на российский престол в 1762 году положение Ивана Антоновича не улучшилось. Более того, было дано указание убить его при попытке освобождения. Затем также подтвердила эту «инструкцию», к тому же ужесточила режим содержания «известного арестанта». И для Елизаветы, и для сменивших ее Петра III и Екатерины II, он продолжал оставаться постоянной угрозой. Хотя Иван VI стал к тому времени уже практически легендой, но его не забыли.

За время заточения предпринималось несколько попыток освободить свергнутого императора и вновь возвести на престол. Последняя попытка обернулась для него гибелью.

Портрет императора России Ивана VI Антоновича, автор неизвестен

  • Годы жизни: 23 (12 с. ст.) августа 1740 г. – 16 (5 с. ст.) июля 1764 г.
  • Годы правления: 28 (17) октября 1740 г. – 6 декабря (25 ноября) 1741 г.
  • Отец и мать: Антон Ульрих Брауншвейгский и .
  • Супруга: нет.
  • Дети: нет.

Иоанн Антонович Романов (23 (12) августа 1740 – 16 (5) июля 1764) – российский император, правивший с октября 1740 по ноябрь 1741 года. Матерью Ивана VI была Анна Леопольдовна, а отцом – Антон Ульрих Брауншвейгский.

Иоанн Антонович: восхождение на престол и правление

Еще до своего рождения Иван VI был назначен наследником российского престола. выбрала его, когда Ивана еще не было на свете, а его матери было всего 13 лет.

28 (17) октября 1740 года Анна Иоанновна скончалась. После нее главой государства стал Иван VI, но поскольку он был еще ребенком, при нем был назначен регент – Эрнст Иоганн Бирон, его также выбрала Анна.

Но Анна Леопольдовна и ее муж строили заговор против Бирона, 20 (9) ноября этого же года фельдмаршал граф Христофор Миних арестовал его вместе с женой. После суда Бирона отправили в ссылку.

Новым регентом Ивана VI стала Анна Леопольдовна. Но новая регентша не особо интересовалась политикой, управлением империи сначала занимался Миних, а после его отставки власть досталась Остерману.

В это время сторонники планировали заговор. Анне Леопольдовне сообщали об этом, но она так и не поверила, что Елизавета может свергнуть ее.

Но уже 6 декабря (25 ноября) 1741 года произошел дворцовый переворот, в итоге которого Елизавета Петровна стала императрицей, а Иван VI и вся его семья были арестованы.

Иоанн Антонович: жизнь в ссылке

Первоначально Елизавета Петровна решила выслать Ивана и его родителей из Российской империи. Но когда Анна Леопольдовна и Антон-Ульрих достигли границу, она передумала, всю семью задержали в Риге и отправили в заточение.

13 декабря 1742 года бывшего императора вместе с его родителями перевезли в Дюнамюнде, Ивана Антоновича поместили в центр крепости – пороховую башню.

В начале 1744 года Анну и Антона-Ульриха перевезли в Ораниенбург, а в июле в Холмогоры.

В 1756 году Ивана VI забрали у родителей и поместили в одиночную камеру в Шлиссельбургской крепости. Имя бывшего императора было засекречено, даже комендант не знал, кто его узник. В помещение могли зайти только Миллер и его слуги. Иван годами не видел людей. Даже когда к нему кто-то заходил, бывший император должен был встать за ширму. Место его заточения держалось втайне от всех, включая самого Ивана. Несмотря на полную изоляцию Иван знал о том, что он царского происхождения, его обучали грамоте. Юноша мечтал о жизни в монастыре.

Также имеет место мнение, что в таких условиях Иван VI сошел с ума, о чем утверждала в 1762 году . В свою очередь тюремщики полагали, что на самом деле Иван в полном уме, а сумасшествие он симулировал.

Уничтожение свидетельств жизни Ивана VI

31 декабря 1742 года был издан указ, в соответствии с которым все монеты с именем бывшего императора Ивана VI должны быть изъяты и переплавлены. Их постепенно убирали из оборота, спустя некоторое время такие монеты потеряли свою ценность, их сдавали уже по цене меньше номинальной стоимости, а с 1745 года они и вовсе стали незаконными. Люди, которые хранили такие монеты или использовали их при оплате, обвинялись в государственной измене, за что их подвергали пыткам или отправляли в ссылку.

Также власти занимались уничтожением и других свидетельств о существовании Ивана VI: портретов, церковных книг, паспортов, пропагандистских материалов, од и т.д. Не все документы были уничтожены, какие-то из них опечатали и поместили в архив.

Только при Екатерине II запрет на имя Ивана VI был прекращен. Доступ к документам, касающимся бывшего императора, был открыт лишь в 1860-х годах.

В 1913 году его упомянули на яйце Фаберже на «Трехсотлетие дома Романовых», а в 1914 году – на Романовском обелиске, расположенном в Александровском саду.

Иван VI: последние годы жизни и смерть

Несмотря на активные запреты, попытки уничтожить все свидетельства существования Ивана VI и его полную изоляцию, находились сторонники бывшего императора, которые пытались его освободить и вернуть на престол.

В 1762 году Екатерина II узнала о заговоре против нее. Она вернула силу инструкции Петра III, в соответствии с которой к Ивану при необходимости можно применять силу, сажать на цепь, а в случае попытки освобождения стражники должны убить Ивана.

16 (5) июля 1764 года подпоручик В. Я. Мирович вместе с частью гарнизона организовал заговор. Он в это время нес службу в Шлиссельбургской крепости и хотел освободить Ивана. В результате стражники капитан Власьев и поручик Чекин закололи Ивана VI, а Мирович после суда был казнен.

Точное место захоронения Ивана VI до сих пор остается неизвестным. Но считается, что его похоронили на территории Шлиссельбургской крепости.

После были самозванцы, которые выдавали себя за Иоанна Антоновича, но их попытки не увенчались успехом.

Сын принца Брауншвейг-Вольфенбюттельского Антона Ульриха и правительницы Российской империи Анны Леопольдовны. Назван в честь прадеда — царя Иоанна V Алексеевича. Императрица Анна Иоанновна стала восприемницей младенца. Вскоре она тяжело заболела и манифестом от 5 октября 1740 года объявила Иоанна Антоновича наследником престола, а ее фаворит герцог Э.И. Бирон особым определением был назначен регентом.

17 октября того же года Анна Иоанновна скончалась, 18 октября был обнародован манифест, согласно которому Российский престол наследовал Иоанн Антонович под именем Иоанн III. В результате дворцового переворота гвардейцы во главе с генералом-фельдмаршалом графом Б.К. Минихом в ночь на 9 ноября того же года арестовали Бирона ; манифестом от имени Иоанна Антоновича регентшей была назначена Анна Леопольдовна. Иоанн Антонович был перевезен в Зимний дворец; там для него устроили отдельный кабинет, где помещалась дубовая колыбель весом 33 пуда и были заготовлены «печатные книжки».

В ночь на 25 ноября 1741 года цесаревна совершила дворцовый переворот; Иоанн Антонович, его родители и сестра Екатерина были арестованы в Зимнем дворце гвардейцами Преображенского полка . В начале правления императрицы Елизаветы Петровны изымались из обращения монеты с изображением Иоанна Антоновича, публично сжигались печатные листы с присягой ему, с 1743 года началось систематическое изъятие прочих официальных документов с упоминанием свергнутого императора и правительницы Анны Леопольдовны: манифестов, указов, жалованных грамот, церковных книг, паспортов и проч., из печатных книг вырезались выходные листы с именем Иоанна Антоновича. Поскольку уничтожить годовую документацию всех государственных учреждений не представлялось возможным, целые комплекты дел передавались на особое хранение в Сенат и .

Елизавета Петровна сначала намеревалась выслать Иоанна Антоновича и его семью за границу, но затем решила не выпускать из страны возможных соперников. В декабре 1741 года арестанты были доставлены в Ригу, через год перевезены в крепость Динамюнде. В январе 1744 года «брауншвейгское семейство» отправили в Ораниенбург (Раненбург, ныне г. Чаплыгин Липецкой области), в июле того же года — в Архангельск, но произошла вынужденная остановка в Холмогорах, где арестантов разместили в бывшем архиерейском доме. Здесь Иоанн Антонович был разлучен с родителями. В январе 1756 года он был перемещен в Шлиссельбургскую крепость. Комендант крепости не должен был знать имя арестанта, общаться с узником могли только офицеры охранявшей его команды.

Данные в 1762 году императором Петром III указания (позже подтвержденные и Екатериной II) предписывали в случае попытки освобождения «противиться сколь можно и арестанта живого в руки не давать». Офицеры доносили о психической неуравновешенности и дерзком поведении Иоанна Антоновича По донесению начальника караула, он был физически «здоров, и хотя в нем болезни никакой не видно, только в уме несколько помешался… приходил раз к подпоручику, чтоб его бить, и мне говорил, чтоб его унять и ежели не уйму, то он станет бить; когда я стану разговаривать, то и меня таким же еретиком называет».

Иоанн Антонович знал о своем происхождении и называл себя государем, обучился грамоте, и ему разрешено было читать Библию. Несмотря на режим секретности, Иоанн Антонович пользовался сочувствием части гвардии и дворянского общества, о чем свидетельствуют дела Тайной розыскных дел канцелярии 40-60-х годов XVIII века. В частности, в 1763-1764 годах упоминаются слухи о скором восшествии на престол Иоанна Антоновича, о готовящейся присяге ему и даже о его обещании увеличить солдатское жалованье.

В ночь на 5 июля 1764 года подпоручик Смоленского пехотного полка В.Я. Мирович предпринял попытку освободить Иоанна Антоновича. С помощью подложных манифестов он склонил на свою сторону гарнизонных солдат, арестовал коменданта крепости и потребовал выдачи Иоанна Антоновича. Перед штурмом отделения тюрьмы, где содержался узник, офицеры охраны (капитан Я. Власьев и поручик Л. Чекин) убили Иоанна Антонович. Мирович сдался и после короткого следствия был казнен. Иоанн Антонович был тайно похоронен в крепости. Современники этих событий высказывали предположение, что убийство было спровоцировано, а Мирович был «подосланный от правительства заговорщик». Однако доказательств этой версии не обнаружено.

В 60-х годах XIX века по инициативе директора Московского архива Министерства юстиции Н.В. Калачова была создана комиссия по изданию так называемых дел с известным титулом — документации времени правления Иоанна Антоновича. Предполагалось издать около 10 тысяч документов по 6 разделам, но вышли только 2 тома, посвященные императорскому дому и высшим государственным учреждениям.

Исторические источники:

[Описи секретных бумаг брауншвейгской фамилии], 1741-1754 гг. // ЧОИДР. 1861. Кн. 2. С. 1-58;

Внутренний быт Рус. гос-ва с 17 окт. 1740 по 25 нояб. 1741 г. по док-там, хранящимся в Московском архиве Мин-ва юстиции. М., 1880-1886. 2 т.;

Холмогорская секретная комиссия. Архангельск, 1993;

Брауншвейгские князья в России в пер. пол. XVIII в. / Отв. ред.: М. фон Беттихер. Геттинген; СПб., 1998.

Иллюстрация:

Иоанн VI Антонович, имп. российский. Гравюра Л. Серякова. 1878 г. (РГБ).

Иван VI Антонович (Иоанн Антонович)
Годы жизни: 12 (23) августа 1740-5 (16) июля 1764
Годы правления: 1740-1741

Российский император из династии Вельфов c октября 1740 г. по ноябрь 1741 г., правнук Ивана V.

Сын герцога Антона Ульриха Брауншвейгского и Анны Леопольдовны.

В официальных источниках Иван упоминается как Иоанн III, то есть счёт ведется от первого русского царя ; в поздней историографии установилась тенденция именовать его Иваном (Иоанном) VI, считая его от .

Правление Ивана VI

После смерти императрицы 2-хмесячный Иван Антонович (сын Анны Леопольдовны, племянницы Анны Иоанновны), был провозглашен императором. Анна Иоанновна хотела оставить трон за потомками своего отца Ивана V и очень переживала, как бы он не перешел к потомкам Петра I. Поэтому в завещании она указала, что наследником является Иоанн Антонович, а в случае его смерти — другие дети ее племянницы Анны Леопольдовны в порядке старшинства в случае их рождения
При Иване регентом был назначен герцог Э.И. Бирон, а после свержения гвардейцами последнего спустя 2 недели царствования Ивана — новым регентом объявлена Анна Леопольдовна. Неспособная управлять страной Анна постепенно передала свою власть Миниху, а вскоре ею сменил Остерман, который отправил фельдмаршала в отставку.

Свержение Ивана VI

Спустя год произошел новый переворот. Елизавета, дочь Петра Великого, вместе с преображенцами арестовала Остермана, императора Ивана VI , его родителей и все их окружение.

25 ноября 1741 г. был свергнут . Сначала Ивана VI Антоновича вместе с родителями отправили в ссылку, затем перевели в одиночную камеру. Место заключения бывшего императора постоянно менялось и содержалось в страшной тайне.

31 декабря 1741 г. был объявлен указ императрицы Елизаветы о сдаче населением всех монет с именем Иоанна Антоновича для переплавки. Позже опубликовали указ об уничтожении всех портретов с изображением Иоанна Антоновича и о замене деловых документов с именем императора на новые.


Иван VI и Петр III в Шлиссельбурге.

В 1742 г. вся семья тайно была переведена в предместье Риги — Дюнамюнде, после в 1744 г. в Ораниенбург, а затем, подальше от границы, на север страны — в Холмогоры, где маленький Иван Антонович был полностью изолирован от своих родителей.

В 1746 г. Иван остался без матери, от длительных северных походов она умерла.

С 1756 года Иван Антонович находился в Шлиссельбургской крепости в одиночной камере. В крепости Иван (официально именовавшийся как «известный арестант») находился в полной изоляции от людей. Но документы свидетельствуют, что узник-император знал о своем царском происхождении, знал грамоту и мечтал о монастырской жизни. С 1759 г. у Ивана Антоновича стали наблюдать признаки неадекватного поведения.

Пока Иван был в заточении, совершалось много попыток освободить свергнутого императора и снова возвести на престол.

В 1764 году Иван в 24-летнем возрасте был убит стражей при попытке офицера В.Я. Мировича вместе с частью гарнизона освободить его и провозгласить императором вместо Екатерины II.

Мирович был арестован и казнен в Петербурге как государственный преступник.

«Известный арестант», бывший император Иван Антонович похоронен, как считается, в Шлиссельбургской крепости; но на самом деле он единственный из российских императоров, чьё место захоронения на сегодняшнее время точно неизвестно.

Иван не вступал в брак, детей у него не было.

Драма на острове

Этот остров у самого истока холодной и темной Невы из Ладожского озера был тем первым кусочком неприятельской шведской земли, на который ступила нога Петра I в самом начале Северной войны. Недаром он переименовал крепость Нотебург, отвоеванную в 1702 году у шведов, в Шлиссельбург — «Ключ-город». Этим ключом он потом открыл всю Прибалтику. И почти сразу же крепость стала политической тюрьмой. Уж очень удобен был для узилища этот уединенный остров. Попасть сюда можно было только через одни ворота, при этом нужно было огибать по воде на глазах охраны почти весь остров. Да и бежать отсюда было невозможно. За всю историю не случалось побегов из Шлиссельбургской тюрьмы. И только раз была предпринята дерзкая попытка освобождения одного из шлиссельбургских узников.

Событие произошло в белую ночь с 5 на 6 июля 1764 года. Попытку эту предпринял один из офицеров охраны крепости, подпоручик Смоленского пехотного полка Василий Яковлевич Мирович. С отрядом солдат, которых он подбил на бунт, Мирович пытался захватить особую тюрьму, в которой содержали секретнейшего узника. Ворвавшись в казарму, где жил заключенный, Мирович увидел его недвижимым, лежащим в луже крови. Вокруг были следы ожесточенной борьбы. Во время боя, развернувшегося между отрядом мятежников и охраной секретного узника, погибло несколько солдат, офицеры охраны Власьев и Чекин убили заключенного. Мирович, узнав о смерти узника, сдался на милость властей и был тотчас арестован. Все подбитые им на бунт солдаты также были схвачены. Началось расследование страшного преступления…

Династические комбинации

Но кто же был этот узник? Это была страшная государственная тайна, но все в России знали, что секретным узником был русский император Иван Антонович, проведший в заточении почти четверть века. В начале 1730-х годов династия Романовых испытывала серьезный кризис — некому было наследовать трон. На престоле сидела императрица Анна Иоанновна, бездетная вдова. При ней жила сестра Екатерина Ивановна с малолетней дочерью Анной Леопольдовной. Вот и все родственники императрицы. Правда, жива была цесаревна Елизавета Петровна, которой не было и тридцати лет. В Киле также жил племянник Елизаветы, сын ее покойной старшей сестры Анны Петровны Карл-Петер-Ульрих (будущий император Петр III). Однако Анна Иоанновна не хотела, чтобы отродье Петра I и «лифляндской портомои» — Екатерины I — вступило на трон Российской империи.

Вот почему, когда в 1731 году был оглашен императорский указ, подданные не поверили своим ушам: согласно ему, они должны были присягнуть в верности причудливому завещанию Анны Иоанновны. Она объявляла своим наследником того мальчика, который родится от будущего брака императрицыной племянницы Анны Леопольдовны с неизвестным еще иностранным принцем. Удивительно, но как задумала императрица, так и получилось: Анна Леопольдовна была выдана замуж за немецкого принца Антона-Ульриха и в августе 1740 года родила мальчика, названного Иваном. Когда в октябре того же года Анна Иоанновна умирала, она завещала трон своему двухмесячному внучатому племяннику. Так на русском троне появился император Иван Антонович.

Золотые и железные цепи младенца-императора

Ну что рассказать о мальчике, ставшем самодержцем в возрасте двух месяцев и пяти дней и свергнутом с престола, когда ему исполнился один год, три месяца и тринадцать дней? Ни многословные указы, им «подписанные», ни военные победы, одержанные его армией, сказать о нем ничего не могут. Младенец — он и есть младенец, лежит в колыбельке, спит или плачет, сосет молоко и пачкает пеленки.

Сохранилась гравюра, на которой мы видим колыбель императора Ивана VI Антоновича, окруженную аллегорическими фигурами Правосудия, Процветания и Науки. Прикрытый пышным одеялом, на нас сурово смотрит пухлощекий малыш. Вокруг его шейки обвита тяжеленная, как вериги, золотая цепь ордена Андрея Первозванного — едва родившись, император стал кавалером высшего ордена России. Такова была судьба Ивана Антоновича: всю свою жизнь, от первого дыхания до последнего, он провел в цепях. Но в золотых цепях он «проходил» недолго. 25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета Петровна совершила государственный переворот. Она ворвалась с мятежниками в Зимний дворец глубокой ночью и арестовала мать и отца императора. Солдатам был дан строгий приказ не поднимать шума в императорской опочивальне и взять ребенка-императора только тогда, когда он проснется. Так около часа они и простояли молча у колыбели, пока мальчик не открыл глаза и не закричал от страха при виде свирепых гренадерских физиономий. Императора Ивана вытащили из колыбели и отнесли к Елизавете. «Ах, дитя! Ты ни в чем не виноват!» — вскричала узурпаторша и крепко ухватила ребенка, чтобы — не дай Бог — он не попал к другим.

Не убивать, пусть умрет сам!

А потом начался крестный путь семьи Ивана Антоновича по тюрьмам. Сначала узников держали под Ригой, потом в Воронежской губернии, в Ораниенбурге. Здесь родителей разлучили с четырехлетним сыном. Его, под именем Григория, повезли на Соловки, но из-за осенней непогоды добрались только до Холмогор, где Ивана Антоновича поместили в бывшем доме местного архиерея. Надо сказать, что имя Григорий не самое удачное в русской истории — невольно вспоминаешь Григория Отрепьева и Григория Распутина. Здесь, в Холмогорах, ребенка посадили в одиночную камеру, и отныне он видел только слуг и охранников. Живого и веселого мальчика непрерывно держали в наглухо закрытой комнате без окон — все его детство, всю его юность. У него не было игрушек, он никогда не видел цветов, птиц, животных, деревьев. Он не знал, что такое дневной свет. Раз в неделю под покровом ночной темноты его выводили в баню во дворе архиерейского дома, и он, вероятно, думал, что на дворе всегда стоит ночь. А за стенами камеры Ивана, в другой части дома, поселили его родителей, братьев и сестер, которые родились уже после него и которых он тоже никогда не увидел.

Елизавета никогда не отдавала приказа убить Ивана, но делала все, чтобы он умер. Императрица запретила учить его грамоте, запретила ему прогулки. Когда он, восьми лет, заболел оспой и корью, охрана запросила Петербург: можно ли пригласить к тяжко больному доктора? Последовал указ: доктора к узнику не допускать! Но Иван поправился на свою беду… В 1756 году шестнадцатилетнего заключенного внезапно перевезли из Холмогор в Шлиссельбург и поселили в отдельной, строго охраняемой казарме. Охране были даны строжайшие предписания не допускать посторонних к узнику Григорию. Окна помещения, чтобы не пропускали дневной свет, густо замазали краской, в камере постоянно горели свечи, за узником непрерывно наблюдал дежурный офицер. Когда приходили слуги убирать в помещении, Григория заводили за ширму. Это была полная изоляция от мира…

Тайна тайн русского двора, о которой знали все

Сам факт существования Ивана Антоновича был государственной тайной. В борьбе со своим юным предшественником на троне императрица Елизавета Петровна прибегла к удивительному, но, впрочем, знакомому нам способу борьбы с памятью о нем. Его имя было запрещено упоминать в официальных бумагах и в частных разговорах. Того, кто произнес имя Иванушки (так его называли в народе), ждали арест, пытки в Тайной канцелярии, ссылка в Сибирь. Высочайшим указом было предписано уничтожить все портреты Ивана VI, изъять из обращения все монеты с его изображением. Каждый раз начиналось следствие, если среди тысяч монет, привезенных в казначейство в бочках, обнаруживался рублевик с изображением опального императора. Было велено из книг, посвященных императору-младенцу, вырвать титульные страницы, собрать все до последнего опубликованные при нем указы, протоколы и докладные записки с упоминанием имени Ивана VI Антоновича. Эти бумаги были тщательно запечатаны и спрятаны в Тайной канцелярии. Так в русской истории образовалась огромная «дыра» с 19 октября 1740 года, когда он вступил на трон, и до 25 ноября 1741 года. По всем бумагам получалось, что после окончания царствования императрицы Анны Иоанновны сразу же наступило славное царствование Елизаветы Петровны. Ну уж если никак было нельзя обойтись без упоминания о времени правления Ивана VI, то прибегали к эвфемизму: «В правление известной особы». Лишь столетие с лишним спустя, в 1888 году, были опубликованы два огромных тома бумаг царствования Ивана Антоновича. Так, наконец, тайное стало явным…

Но, как часто бывало в России, самая большая государственная тайна была известна всем. А тому, кто не знал, стоило только побывать на холмогорском или шлиссельбургском базаре. Там или в ближайшем кабаке за полуштофом водки любопытствующему сразу же рассказали бы, кого так тщательно стерегут в тюрьме и за что. Все ведь давно знали, что сидит Иванушка за верность «старой вере» и страдает он, естественно, за народ. Известное дело, иначе за что же так мучить человека?

Династический грех Романовых

Надо сказать, что этот династический грех не давал покоя ни Елизавете Петровне, ни восшедшему на трон в декабре 1761 года Петру III, ни Екатерине II, захватившей власть в июне 1762 года. И все эти самодержцы непременно хотели увидеть таинственного узника. Так случилось, что в своей жизни Иван Антонович видел только трех женщин: свою мать — правительницу Анну Леопольдовну и двух императриц! Да и то Елизавета при встрече с ним в 1757 году (Ивана привезли в закрытой кибитке в Петербург) была одета в мужское платье. В марте 1762 года император Петр III сам отправился в Шлиссельбург, под видом инспектора вошел в камеру узника и даже разговаривал с ним. Из этого разговора стало ясно, что заключенный помнит, что он вовсе не Григорий, а принц или император. Это неприятно поразило Петра III — он-то думал, что узник сумасшедший, беспамятный, больной человек.

Екатерина II получила проблему Ивана в наследство от своего непутевого мужа. И она, тоже движимая любопытством, отправилась в Шлиссельбург в августе 1762 года, чтобы посмотреть на секретного узника и, возможно, поговорить с ним. Нет сомнения, что Иван Антонович своим диким видом производил на посетителей тяжелое впечатление. Двадцать лет заключения в одиночке искалечили его, жизненный опыт юноши был деформированным и дефектным. Ребенок — не котенок, который и в пустой комнате вырастет котом. Иван четырехлетним малышом оказался в изоляции. Никто не занимался его воспитанием. Он не знал ласки, доброты, жил как зверь в клетке. Офицеры охраны, люди невежественные и грубые, со зла и от скуки дразнили Иванушку, как собаку, били его и сажали «за непослушание» на цепь. Как справедливо писал М. А. Корф, автор книги об Иване Антоновиче, «до самого конца жизнь его представляла одну нескончаемую цепь мучений и страданий всякого рода». И все же в глубине его сознания сохранилась память о раннем детстве и страшной, похожей на сон, истории его похищения и переименования. В 1759 году один из охранников сообщал в своем рапорте: «Арестанта, кто он, спрашивал, на что [тот] прежде сказал, что он человек великий, и один подлый офицер то от него отнял и имя переменил». Ясно, что Иван говорил о капитане Миллере, который отнял четырехлетнего мальчика у родителей в 1744 году. И ребенок запомнил это!

Новая инструкция

Позже Екатерина II писала, что она приехала в Шлиссельбург, чтобы увидеть принца и, «узнав его душевные свойства, и жизнь ему по природным его качествам и воспитанию определить спокойную». Но ее якобы постигла полная неудача, ибо «с чувствительностью нашею увидели в нем, кроме весьма ему тягостного и другим почти невразумительного косноязычества (Иван страшно заикался и, чтобы говорить внятно, поддерживал подбородок рукой. — Е. А.), лишение разума и смысла человеческого». Поэтому, заключила государыня, никакой помощи несчастному оказать невозможно, и для него не будет ничего лучшего, как остаться в каземате. Вывод о безумии Иванушки делался не на основании врачебного обследования, а по донесениям охраны. Какими пси хиатрами бывают охранники, из советской истории мы знаем хорошо. Профессиональные же врачи к Ивану Антоновичу никогда допущены не были.

Словом, гуманная государыня так и оставила узника догнивать в сырой, темной казарме. Вскоре после отъезда императрицы из Шлиссельбурга, 3 августа 1762 года охранники секретного узника, офицеры Власьев и Чекин, получили новую инструкцию. В ней (в явном противоречии с утверждением о безумии заключенного) было сказано, что с Григорием нужно вести разговоры такие, «чтоб в нем возбуждать склонность к духовному чину, то есть к монашеству… толкуя ему, что житие его Богом уже определено к иночеству и что вся его жизнь так происходила, что ему поспешать надобно себе испрашивать пострижение». Вряд ли с сумасшедшим, «лишенным разума и смысла человеческого», можно вести высокие разговоры о Боге и пострижении в монахи.

Крайне важно, что в эту инструкцию, в отличие от предыдущих, был внесен и такой пункт: «4. Ежели, паче чаяния, случится, чтоб кто пришел с командою или один, хотя бы офицер… и захотел арестанта у вас взять, то оного никому не отдавать… Буде же оная сильна будет рука, что спастись не можно, то арестанта умертвить, а живого никому его в руки не отдавать».

…Тут и появился офицер с командой

Попытка освобождения Ивана Антоновича, предпринятая ровно через два года, была как будто угадана авторами инструкции 1762 года. Как по написанному сценарию, появился неизвестный офицер с командой, никаких бумаг охране не предъявил, завязался бой, нападавшие усилили натиск и, видя, что «оная сильна будет рука», Власьев и Чекин кинулись в камеру. Они, как сообщал современник, «напали с обнаженными шпагами на несчастного принца, который к этому времени проснулся от шума и вскочил с постели. Он защищался от их ударов и, хотя был ранен в руку, но сломал одному из них шпагу; тогда, не имея никакого оружия и почти совершенно нагой, он продолжал сильно сопротивляться, пока наконец они его не одолели и не изранили во многих местах. Тут наконец он был окончательно умерщвлен одним из офицеров, который проколол его насквозь сзади».

В общем, свершилось дело темное и нечистое. Есть основания подозревать Екатерину II и ее окружение в стремлении уничтожить Ивана Антоновича, который, при всей его беззащитности, оставался для царствующей императрицы опасным соперником, ибо был законным государем, в 1741 году свергнутым Елизаветой. В обществе ходили благожелательные слухи об Иване Антоновиче. В 1763 году был вскрыт заговор, участники которого предполагали убить Григория Орлова, фаворита императрицы, и поженить Ивана Антоновича и Екатерину II, чтобы тем самым закрыть долгий династический спор. Такие планы заговорщиков явно не нравились ни Орлову, ни самой государыне. В общем, был человек — и была проблема…

Вот тут-то и появился подпоручик Василий Мирович — бедный, нервный, обиженный, честолюбивый молодой человек. Когда-то его предка, сподвижника Мазепы, сослали в Сибирь, и он хотел восстановить справедливость, вернуть прежние богатства семьи. Когда Мирович обратился за помощью к своему влиятельному земляку, гетману Кириллу Разумовскому, то получил от него не деньги, а совет: сам прокладывай себе дорогу, старайся схватить Фортуну за чуб — и станешь таким же паном, как и другие! После этого Мирович и задумал освободить Ивана Антоновича, отвезти его в Петербург и поднять мятеж. Однако дело сорвалось, что некоторым историкам кажется вполне естественным, так как они считают, что Мирович стал жертвой провокации, в результате которой погиб опасный для Екатерины соперник.

Правда Божеская и правда государственная

Во время суда над Мировичем среди судей неожиданно вспыхнул спор: как могли офицеры охраны поднять руку на царственного узника, пролить царскую кровь? Дело в том, что от судей была утаена инструкция от 3 августа 1762 года, данная Власьеву и Чекину и предписывавшая умертвить узника при попытке его освобождения. Однако судьи, не зная об инструкции, были убеждены, что охранники поступили столь жестоко по собственной инициативе, а не выполняя приказ. Спрашивается, зачем властям нужно было утаивать эту инструкцию от суда?

История убийства Ивана Антоновича вновь ставит извечную проблему соответствия морали и политики. Две правды — Божеская и государственная — сталкиваются тут в неразрешимом, страшном конфликте. Получается так, что смертный грех убийства невинного человека может быть оправдан, если это предусматривает инструкция, если грех этот совершается во имя государственной безопасности. Но, справедливости ради, мы не можем игнорировать и слова Екатерины, которая писала, что Власьев и Чекин сумели «пресечь пресечением жизни одного, к несчастью рожденного» неизбежные бесчисленные жертвы, которые несомненно воспоследовали бы в случае удачи мятежа Мировича. Действительно, трудно представить, какие реки крови потекли бы по улицам Петербурга, если бы Мирович привез Ивана Антоновича (как он предполагал) в Литейную слободу, захватил там пушки, поднял на мятеж солдат, мастеровых… И это в центре огромного, густонаселенного города.

«Руководство Божие чудное»

Смерть Иванушки не огорчила Екатерину и ее окружение. Никита Панин писал императрице, которая в это время была в Лифляндии: «Дело было произведено отчаянною ухваткою, которое несказанно похвальною резолюциею капитана Власьева и поручика Чекина пресечено». Екатерина отвечала: «Я с великим удивлением читала ваши рапорты и все дивы, происшедшия в Шлиссельбурге: руководство Божие чудное и неиспытанное есть!» Получается, что государыня была довольна и даже обрадовалась. Зная Екатерину как человека гуманного и либерального, даже веря, что она не была причастна к драме на острове, все-таки согласимся, что объективно смерть Ивана была выгодна ей: нет человека — нет проблемы! Ведь совсем недавно, летом 1762 года, в Петербурге передавали друг другу шутку фельдмаршала Миниха, сказавшего, что он никогда раньше не жил при трех императорах одновременно: один сидит в Шлиссельбурге, другой в Ропше, а третья в Зимнем. Теперь, после смерти Петра III «от геморроидальных колик» и гибели Иванушки, шутить так уже никто не будет.

Расследование по делу Мировича было недолгим, а главное — необыкновенно гуманным, что для дел подобного рода кажется странным. Екатерина запретила пытать Мировича, не позволила допросить многих его знакомых и даже брата арестанта, отделавшись шуткой: «Брат мой, а ум свой». Обычно же на следствии в политической полиции родственники становились первыми подозреваемыми в пособничестве преступнику. Мирович дерл

Обычно в этот момент секретарь на эшафоте останавливал экзекуцию и оглашал указ о помиловании, жалуя, как говорили в XVII веке, «вместо смерти живот». Но этого не произошло, секретарь молчал, топор обрушился на шею Мировича, и голова его тотчас была поднята палачом за волосы… (Сообщу в дополнение, что казнь должна была непременно состояться. Из документов известно: палачи накануне казни долго тренировались на бойне — вострили навык на баранах и телятах.) Народ же, как писал Г. Р. Державин, бывший очевидцем казни, «ждавший почему-то милосердия государыни, когда увидел голову в руках палача, единогласно ахнул и так содрогся, что от сильного движения мост поколебался и перила обвалились». Люди попадали в Кронверкский крепостной ров. Истинно, концы были схоронены в воду… а также в землю. Ведь еще раньше казни Мировича Екатерина распорядилась закопать тело Иванушки тайно где-нибудь в крепости.

Прошли столетия, туристы гуляют по крепости, вокруг тихо и мирно. Но, идя дорожками среди развалин по густой, цветущей траве обширного и пустого двора Шлиссельбургской крепости, невольно думаешь, что где-то здесь, под нашими ногами, лежат останки настоящего мученика, который весь свой век прожил в клетке и, умирая, так и не понял, не узнал, во имя чего ему была дана Богом эта несчастнейшая из несчастных жизней.

Государь-младенец. Как император Иван VI стал полоумным пленником | Люди | ОБЩЕСТВО

Период почти в четверть века в русской истории оказался связан с печальной судьбой императора, формально управлявшего страной еще не встав на ноги. 23 августа 1740 года на свет появился государь Иоанн Антонович.

Борьба за власть при дворе превратила его жизнь в кошмар и свела с ума. Годы заточения и издевательства стражников — вот чем заплатил молодой император за право престолонаследия.

Решение на переворот

Сын племянницы императрицы Анны Иоанновны, принцессы Макленбургской Анны Леопольдовны и герцога Брауншвейг-Люнебургского Антона Ульриха спустя несколько месяцев после рождения был объявлен следующим государем. Так распорядилась царица своим манифестом от 5 октября 1740 года.

Фактически это означало, что власть в империи на целых 17 лет переходила к любовнику Анны Иоанновны Эрнесту Бирону. Перед своей смертью императрица именно его назначила регентом при младенце Иоанне Антоновиче. Однако властвовать многие годы Бирону не дали – правил фаворит царицы лишь 22 дня. В ночь на 9 ноября 1740 года дипломат Иоганн Эрнст Миних, получив согласие Анны Леопольдовны, поручил арестовать регента. Переворот произошел, когда тело императрицы еще не было погребено. Придворным на следующее утро зачитали манифест, перечислив злодеяния Бирона, а далее фаворита Анны Иоанновны со всей его семьей сослали в Сибирь.

Теперь регентство перешло к Анне Леопольдовне. Однако она управлять государством совсем не могла. Власть она употребила лишь на праздный образ жизни: развлечения, балы и обсуждение модных нарядов для себя и для сына. Приближенные Анны Леопольдовны понимали, что их положение при такой правительнице весьма шатко. Ей предлагали срочно принять императорский титул. Была назначена даже церемония коронования в день рождения государыни – 7 декабря 1741 года. Не раз ей доносили о заговоре, готовящемся дочерью Петра I Елизаветой Петровной, но Анна Леопольдовна считала, что ее родственница на переворот не способна.

Семья узников

В ночь с 24 на 25 ноября 1741 года будущая императрица помолилась, набросила шубу и вышла из дворца. Ее уже ждали приближенные. Вместе они направились в казармы гренадерской роты Преображенского полка. Там Елизавета Петровна сказала: «Ребята, вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною! Все мы много натерпелись от немцев, освободимся от наших мучителей! Послужите мне, как служили моему отцу!»

Гвардейцы ответили на призыв и выступили к Зимнему дворцу. Караул никакого сопротивления не оказал. Елизавета Петровна решительно ворвалась в спальню регентши. Анна Леопольдовна умоляла не причинять зла ее отпрыску, не по своей воле ставшему царем уже в колыбели. Однако жажда власти не знала жалости.

За этим переворотом последовали многочисленные аресты – министры, придворные и верные друзья Брауншвейгской фамилии оказались под угрозой. К утру подготовили манифест о провозглашении Елизаветы Петровны императрицей. Новоиспеченная царица дала себе слово, что никого не казнит – его она сдержала. Прежних властителей она решила «предать забытью». Для этого в ночь на 30 ноября Анну Леопольдовну, ее супруга Антона Ульриха, и двоих детей – Иоанна и Екатерину, в сопровождении фрейлин и слуг под конвоем более 300 солдат и офицеров отправили в Рижский замок.

С момента прибытия туда в январе 1742 года маленький император Иван VI содержался отдельно. Его видели лишь стражи. В Петербурге Елизавета Петровна распорядилась сдать монеты с изображением Иоанна Антоновича. Самого Ивана VI именовали уже лишь принцем. Императрица прекрасно осознавала, что пока жив свергнутый царь, будут люди, готовые вернуть его на престол. Тогда узников повезли дальше вглубь России  — на этот раз в крепость Раненбург. В настоящее время это город Чаплыгин в Липецкой области. Ивана VI везли туда под именем Григория. Любопытно, что в то время Анна Леопольдовна родила еще одну дочь – ее назвали Елизаветой. Будто бывшая держательница власти хотела таким образом умилостивить царицу.

В 1744 году узников и вовсе повезли в Соловки. Это уже означало заточение до самой смерти. Переезд туда был очень тяжелым. Анне Леопольдовне несколько раз становилось плохо. Она с супругом Антоном Ульрихом даже не знала, едет ли с ними их сын. Престолонаследника везли отдельно и под строжайшим секретом.

Мирович перед телом Ивана VI. Картина Ивана Творожникова (1884). Фото: Commons.wikimedia.org

В итоге до Соловков конвой не доехал из-за непростых погодных условий и остался в Холмогорах. Напоминало это заточение домашний арест: у них всегда была еда и алкоголь, а в помещениях сухо и чисто. Росла и семья супругов. Анна Леопольдовна родила сына Петра в 1745-м. Однако зачатые в заточении дети сильно болели. 7 марта 1747 года Анна Леопольдовна умерла при новых родах. Ее тело доставили в Петербург и похоронили в Александро-Невском монастыре.

«Я государь ваш!»

Секретного узника постоянно держали в камере. Согласно предписанию, Иоанна Антоновича не должны были учить грамоте и стараться сделать все, чтобы мальчик развивался с отставанием. Однако кто-то все же научил его читать и давал ему Библию. Текст Священного Писания он знал почти наизусть.

К 1756 году был раскрыт очередной заговор. Престолонаследника хотели выкрасть и вывезти морем из Архангельска. Тогда Елизавета Петровна приказала перевести его в Шлиссельбургскую крепость. В один из казематов 16-летнего арестанта вновь поместили под именем Григория. В камере юного царя всегда был офицер. Когда кто-то приносил еду, узника прятали за ширмой. Лишь несколько человек из охраны могли видеть его. Иоанн Антонович не должен был знать и своего происхождения, однако кто-то рассказал ему и о титуле государя. Бумагу и чернилы арестанту также не давали. В крепости здоровье Ивана VI ухудшилось – он стал задыхаться от кашля, изменился в лице. Однажды на подушке появились и капли крови.

После видимого выздоровления у Иоанна Антоновича пошатнулась психика. Он кидался на охрану с криками и угрозами. Дошло до того, что его начал бояться даже капитан охраны. «Я здешней империи принц и государь ваш», — кричал однажды Иван VI.

Пётр III посещает Иоана Антоновича в его шлиссельбургской камере. Иллюстрация из немецкого исторического журнала начала XX века. Фото: Commons.wikimedia.org

В декабре 1761 года Елизавету Петровну на престоле сменил Петр III. Предполагалось,  что положение узника может улучшиться, но новый царь дал указание убить Ивана VI при попытке освобождения. Весной следующего года после переворота к власти пришла Екатерина II. Возник и проект брака императрицы с Иоанном Антоновичем. Это позволило бы узаконить власть. По некоторым сведениям, в августе 1762 года она посетила арестанта и сочла его сумасшедшим. Инструкцию Петра III оставила без изменений.

Спустя еще два года поручик смоленского пехотного полка Василий Мирович попытался освободить известного узника для провозглашения его императором. Тогда офицеры закололи Иоанна Антоновича согласно инструкции. Императора похоронили на территории Шлиссельбургской крепости. Он прожил лишь 24 года – почти вся его жизнь прошла в заточении и под наблюдением стражей.

1 июля 1780 года остальные дети Анны Леопольдовны и Антона Ульриха смогли навсегда покинуть Россию. Они прибыли в Данию и были поселены в городке Горзенсе. Датские родственники попытались найти общий язык с пленниками, однако последние представители Брауншвейгской фамилии были скудоумны и невежественны – увы, такими их воспитали в Холмогорах, по которым они искренне скучали на чужбине.

Последняя из детей Анны Леопольдовны и Антона Ульриха – Екатерина — умерла в 1807 году. Никто из Брауншвейгской фамилии потомства не оставил.

Чтобы он всегда в сохранении от зла остался

Коняев Н. М. (Санкт-Петербург)

Чтобы он всегда в сохранении от зла остался

Тайны Шлиссельбургской крепости

«Не прикасайтеся помазанным Моим, и во пророцех моих не лукавнуйте».

Псалом 104, ст. 15

«Я крепко боюсь, чтоб Иоанн не сверг с престола нашей благодетельницы, ведь этот молодой человек, воспитанный в России монахами, далеко, вероятно, не будет философом».

Мари Франсуа Вольтер

Незадолго до кончины Анны Иоанновны, 12 августа 1740 года, у полунемки Анны Леопольдовны и чистокровного немца, принца брауншвейг-беверн-люнебургского Антона-Ульриха родился сын.

Это был долгожданный наследник престола Иоанн VI Антонович.

Анна Леопольдовна (до миропомазания Елизавета-Екатерина-Христина) принадлежала, как и ее тетка, Императрица Анна Иоанновна, к милославской ветви династии Романовых. Она была дочерью герцога Мекленбург-Шверинского Карла-Леопольда и Екатерины Иоанновны, прозванной в мекленбургских владениях «дикой герцогиней».

В 1722 году герцогиня Екатерина Иоанновна привезла трехлетнюю Анну Леопольдовну в Россию.

В России и выросла девочка. Всесильный Бирон пытался пристроить в мужья юной Анне Леопольдовне своего сына Петра, но принцесса предпочла бироновскому отпрыску племянника австрийского Императора, брауншвейг-беверн-люнебургского принца Антона-Ульриха.

Казалось, что с рождением прямого правнука царя Иоанна V Алексеевича русский престол окончательно закрепляется за милославской ветвью династии Романовых.

Поэтому-то и был устроен в честь рождения Иоанна VI Антоновича грандиозный фейерверк.

Огни тех салютов — увы! — самое яркое, что увидел в своей жизни этот человек.

1.

 

Много на свете несчастных детей.

Но едва ли сыщется среди них несчастнее Императора Ивана Антоновича.

Ему было два месяца, когда умирающая Анна Иоанновна назначила его своим преемником на императорском престоле.

Теперь все указы издавались от имени ребенка, который из своей колыбельки удивленно таращился на взрослых дядек и тетенек, осыпавших себя его повелением всевозможными наградами.

Не по-детски печально и задумчиво смотрел десятимесячный Император и на своего, назначенного командующим русскими войсками отца, генералиссимуса Антона-Ульриха, когда тот изучал поступившее из Шлиссельбурга донесение. Инженер-капитан Николай Людвиг сообщал, что «…сия крепость, хотя и не при самые границы состоит, однако оная водяной путь из России и коммуникацию из Санкт-Петербурха защищает».

Изучив донесение Николая Людвига, взял генералиссимус Антон-Ульрих перо, и заплакал крошка-Император, словно пахнуло в его колыбельку холодом шлиссельбургского каземата…

Чуть больше года было Императору Иоанну VI — когда, провозглашенная новой Императрицей, Елизавета Петровна (она тоже приходилась Иоанну Антоновичу бабкой) взяла его на руки и, поцеловав, сказала:

— Бедное дитя. Ты ни в чем не виноват, родители твои виноваты…

И она отдала этого, еще в колыбели нареченного русским Императором, ребенка сразу из колыбели — в тюрьму…

Подыскивая оправдания перевороту, совершенному Елизаветой Петровной, ангажированные Романовыми историки каждый раз намекали, дескать, русская «дщерь Петрова» забрала принадлежащую ей по праву власть у «немецкого» семейства.

Насчет русских и немцев тут надо разобраться.

Императрица Елизавета Петровна была такой же полунемкой, как ее племянница правительница Анна Леопольдовна. И власть Императрица Елизавета Петровна передала Императору Петру III, такому же на три четверти немцу, как и его племянник, Император Иван Антонович, у которого и была отобрана Елизаветой Петровной власть…

Да и насчет вины родителей Иоанна Антоновича тоже не все ясно.

Ни правительница Анна Леопольдовна, ни супруг ее, генералиссимус Антон-Ульрих, умом не блистали, но за год своего правление особых бед России они не принесли, а если сравнивать их правление с эпохой Анны Иоанновны, то можно назвать этот год даже счастливым для России.

Любопытно, что, объявив в 1941 году войну России, Швеция выставила одной из причин ее — необходимость добиться возвращения русского престола потомству Петра I.

И хотя надежда шведов, что «дщерь Петрова» отблагодарит их возвращением ряда утраченных по Ништадского миру территорий, оказалась напрасной, тем не менее начавшаяся война оказала Елизавете Петровне серьезную помощь в борьбе за власть.

23 ноября 1941 года, когда гвардейским полкам был отдан приказ о выступлении из Петербурга на войну, сторонники цесаревны распустили слухи, что правительница Анна Леопольдовна удаляет гвардейцев из столицы, не имея никакой военной надобности, только ради того, чтобы провозгласить себя самодержавной Императрицей. Это вызвало возмущение гвардии и немало способствовало успеху затеянного Елизаветой Петровной переворота.

Между прочим, тогда же появился слух, будто видели пришедшего к гробу Императрицы Анны Иоанновны Петра I, который потребовал от покойной Государыни корону для своей дочери.

Рассказывали и про то, что еще при рождении принца Иоанна Антоновича Анна Иоанновна приказала академикам составить гороскоп новорожденного. Ученые, изучив звездное небо, выяснили, что светила предсказывают страшный жребий царственному младенцу, и гороскоп был подменен.

Анну Леопольдовну предупреждали об опасной деятельности Елизаветы Петровны, но правительница ограничилась тем, что взяла со своей тетки слово не действовать против нее.

Слово это богобоязненная Елизавета Петровна держала ровно день, пока не произвела 25 ноября 1741 года дворцовый переворот.

Любопытно и то, что, завершая эту войну, ставшая-таки русской Императрицей «дщерь Петра», не забыла о династических претензиях Швеции и настояла, чтобы на шведский престол был посажен брат ее умершего жениха — голштинский принц Адольф-Фридрих, епископ Любский.

 

Впрочем, это произойдет полтора года спустя, а сразу после переворота, 2 декабря 1941 года, заливаясь слезами, Елизавета Петровна снарядила своего несчастного внука в Ригу, чтобы спрятать его в замке, прежде принадлежавшем Бирону.

Елизавета Петровна приказала стереть саму память о внуке. Указы и постановления царствования Иоанна Антоновича были изъяты, а монеты с изображением малолетнего Императора подлежали переплавке. Уличенным в хранении таких монет могли отрубить руки.

Двухлетний Иоанн VI Антонович согласно императорской воле погружался в безвестность, а навстречу славе и власти везли в Петербург четырнадцатилетнего подростка, племянника Императрицы Елизаветы Петровны, внука Императора Петра I — Карла-Петра-Ульриха, будущего русского Императора Петра III.

 

2.

 

В жалостливом уголовном романсе поется:

 

Кто скитался по тюрьмам советским

Трудно, граждане, вам рассказать,

Как приходится нам малолеткам

Со слезами свой срок отмыкать…

 

Тюрьмы Иоанна VI Антоновича были не советскими, да и сам он был не малолетним преступником, а русским Императором, но все остальное сходилось. Нельзя без слез думать о странствиях двухлетнего Иоанна VI Антоновича по елизаветинским тюрьмам.

Через год, когда открыт был заговор камер-лакея Александра Турчанинова, прапорщика Преображенского полка Петра Ивашкина и сержанта Измайловского полка Ивана Сновидова — заговорщики планировали умертвить Елизавету Петровну и вернуть на русский трон Иоанна VI Антоновича — малолетнего узника перевезли в крепость Динамюнде.

Но и здесь ненадолго задержался он. В марте 1743 года в Петербурге был открыт новый заговор генерал-поручика Степана Лопухина, жены его Натальи, их сына Ивана, графини Анны Бестужевой и бывшей фрейлины Анны Леопольдовны Софьи Лилиенфельдт.

Злодеи осмелились в своем кругу высказывать сочувствие к судьбе Иоанна VI Антоновича и его матери Анны Леопольдовны! Заговорщики, как было сказано в указе, изданном 29 августа 1743 года, хотели «привести нас в огорчение и в озлобление народу».

Статс-даме Лопухиной и графине Бестужевой обрезали — в прямом значении этого слова! — языки, и, наказав кнутом, отправили в далекую ссылку. Туда же препроводили высеченную плетьми фрейлину Софью Лилиенфельдт.

Еще более жестоко покарали младенца Иоанна VI Антоновича и его мать Анну Леопольдовну, которые осмелились «привести в огорчение» Императрицу Елизавету Петровну, вызвав сочувствие к себе.

Их приказано было заточить в Раненбурге.

Везли их в Рязанскую губернию к новому месту заточения с предельно возможной жестокостью, так что беременная Анна Леопольдовна отморозила в пути левую руку, генералиссимус Антон-Ульрих — обе ноги, а крошка-Император Иоанн VI Антонович всю дорогу метался в жару и бредил.

 

Раненбург1 возник на месте поместья, подаренного Петром I Алексею Даниловичу Меншикову, и, как и Шлиссельбург, сразу после кончины Петра I начал овладевать тюремной специальностью. Сюда поначалу решено было сослать лишенного званий и чинов самого А. Д. Меншикова, потом здесь находился князь С. Г. Долгоруков, теперь пришла очередь Иоанна VI Антоновича и его матери Анны Леопольдовны.

В Раненбурге для семьи Императора было выстроено два домика на противоположных концах городка. Построены они были второпях и ни окованные железом двери, ни толстые решетки на окнах не защищали ни от сквозняков, ни от сырости.

Анну Леопольдовну и принца Антона-Ульриха поместили в крошечной комнате, вся обстановка которой состояла из двух деревянных кроватей, стола и грубо сколоченных табуретов.

Об Иоанне VI Антоновиче, который находился на другом конце города, несчастные родители не могли добиться никаких сведений, а стражники — им объяснили, что арестанты — существа «сущеглупые» — не говорили им, что стало с ребенком, потому что и сами не слышали ни о каком малолетнем Императоре.

Капитан-поручик Вындомский приказал солдатам, охранявшим Анну Леопольдовну и принца Антона-Ульриха, не церемониться с арестантами и когда они начнут «заговариваться», вязать их и обливать холодной водой.

Так солдаты и поступили с беременной Анной Леопольдовной, когда ей вздумалось позвать начальника. Они связали беременную женщину, бросили на пол и облили ледяной водой. Принц Антон-Ульрих, которого загодя привязали к кровати, подтверждая свою «сущеглупость», рыдал и осыпал мучителей проклятиями на немецком языке, и солдатам пришлось облить ледяной водой и генералиссимуса.

А Иоанн VI Антонович жил в домике на другом краю Раненбурга и здесь ему была придумана еще более жестокая, чем родителям, пытка. С ним запрещено было говорить…

Юлиана Менгден, придворная дама Анны Леопольдовны, попыталась было шепотом разговаривать с ребенком, но солдаты отогнали ее.

 

3.

 

Все эти годы продолжалось начавшееся по распоряжению генералиссимуса Антона-Ульриха укрепление шлиссельбургской крепости.

Под бастионами, которые размывало водой, сделан был каменный фундамент, одели в камень — сложили из известняка наружные (эскарповые) подпорные стены — и сами бастионы.

Дополнительно к Головину, Государеву, Меншикову, Королевскому и Головкину бастионам построили Флажный бастион и одновременно возвели куртины — треугольные стены, соединившие бастионы в единую систему укреплений.

Шлиссельбургская бастионная крепость превратилась в результате в первоклассное фортификационное сооружение, но работы, хотя за производством их и наблюдал генерал-аншеф Абрам Ганнибал, затянулись.

Когда из Раненбурга пришло донесение о попытке освободить Иоанна VI Антоновича, Императрица Елизавета Петровна долго не могла сообразить, где ей теперь устроить тюрьму любимому внуку.

27 июня 1744 года камергеру барону Н. А. Корфу предписано было указом Императрицы отвезти Иоанна VI Антоновича в Соловецкий монастырь.

Брауншвейгское семейство везли к Архангельску, через Переяславль Рязанский, Владимир, Ярославль и Вологду, не останавливаясь в этих городах. В указе, данном барону Корфу, было приказано довольствовать арестантов так, «чтобы человеку можно было сыту быть, и кормить тем, что там можно сыскать без излишних прихотей».

Еще большей суровостью отличалась инструкция относительно четырехлетнего Иоанна VI Антоновича. Его везли в Архангельск под именем Григория2, причем приказано было везти его скрытно, никому, даже подводчикам, не показывать и держать коляску всегда закрытою.

В Архангельске Миллер должен был ночью посадить «младенца» на судно и ночью же пронести в монастырь. Там и следовало содержать его под строгим караулом, «никуда из камеры не выпускать, и быть при нем днем и ночью слуге, чтобы в двери не ушел или в окно от резвости не выскочил».

Продолжая традиции отца, Елизавета Петровна все предусмотрела вплоть до самых малейших деталей, но при этом упустила то обстоятельство, что осенью невозможно было добраться до Соловков.

Барон Корф, не желая рисковать жизнью, сумел уверить Императрицу, что Соловки — ненадежное место, поскольку летом туда заходят шведские суда и трудно исключить возможность побега.

Считается, что в решении судьбы несчастных узников участвовал и М. В. Ломоносов, посоветовавший отправить Иоанна VI Антоновича в Холмогоры.

Спешным образом переделали под тюрьму пустующий в Холмогорах — архиерейская кафедра была перенесена в Архангельск! — архиерейский дом и разместили в нем несчастного младенца-Императора, а отдельно от него, в келье, окна которой должны были выходить на скотный двор, «двух сущеглупых, кои там будут иметь пребывание до кончины».

Это были правительница Анны Леопольдовна и ее муж генералиссимус Антон-Ульрих.

Тоскливо было узникам в Холмогорах зимой, когда ненадолго поднималось холодное солнце, еще тоскливее становилось летом, когда солнце не сходило с неба, и казалось, что не будет конца бесконечному дню заточения.

Безрадостный вид — несколько деревьев, хозяйственные постройки да за высоким забором пустынная, нескончаемая даль — открывался из забранных решетками окон, но ничего другого не суждено было более увидеть ни Анне Леопольдовне, ни ее супругу, принцу Антону-Ульриху.

Сохранилось не так уж и много документов о тюремных мытарствах ребенка-Императора Иоанна VI Антоновича, причем и сохранившиеся документы позволяют лишь предположительно говорить обо всем, что касается его развития и образования.

Совершенно определенно известно, что официальные инструкции не только не предусматривали какого-либо обучения мальчика, но и воспрещали разъяснение ему его положения.

Ребенок рос и развивался физически, лишенный общения со сверстниками и возможности играть, не подозревая, кто он такой и почему с ним обращаются так жестоко и бессердечно.

Страдания ребенка были так велики, что они сводили с ума самих его тюремщиков. Поэтому, когда до Петербурга дошли слухи о странных выходках майора Мюллера, чтобы подкрепить его, решили послать ему в помощь его жену, сердобольную фрау Мюллер.

Считается, что это она и выучила Иоанна VI Антоновича читать, писать и молиться…

Когда Иоанну Антоновичу исполнилось 15 лет, фрау Мюллер нашла возможность завязать отношения с принцем Антоном-Ульрихом. Через нее генералиссимус узнал, что сын живет рядом, и стал переписываться с ним.

Долго так продолжаться не могло, и в 1756 году, когда начали допрашивать в Тайной канцелярии тобольского купца-раскольника И. Зубарева, показавшего, что прусский король Фридрих произвел его в полковники и дал поручение подготовить побег Иоанна VI Антоновича, пятнадцатилетнего Императора решено было — уже завершен был ремонт крепости! — перевести в Шлиссельбург.

В начале 1756 года сержант лейб-кампании Савин получил предписание тайно вывезти Иоанна из Холмогор и секретно доставить в Шлиссельбург, а полковнику Вындомскому, главному приставу при брауншвейгской семье, дан был указ: «Оставшихся арестантов содержать по-прежнему, и строже и с прибавкою караула, чтобы не подать вида о вывозе арестанта; в кабинет наш и по отправлении арестанта репортовать, что он под вашим караулом находится, как и прежде репортовали».

 

4.

 

В Шлиссельбурге режим секретности еще более усилился.

Кто содержится под именем «известного арестанта» и «безымянного колодника» не положено было знать даже коменданту крепости майору Бередникову.

Инструкция, данная графом А. И. Шуваловым гвардии капитану Шубину, гласила:

«Бысть у онага арестанта вам самому и Ингермандландского пехотного полка прапорщику Власьеву, а когда за нужное найдете, то быть и сержанту Луке Чекину в той казарме дозволяется, а кроме же вас и прапорщика в ту казарму никому ни для чего не входить, чтоб арестанта видеть никто не мог, також арестанта из казармы не выпускать: когда же для убирания в казарме всякой нечистоты кто впущен будет, тогда арестанту быть за ширмами, чтоб его видеть не могли.

Где вы обретаться будете, запрещается вам и команде вашей под жесточайшим гневом Ее Императорского Величества никому не писать…

В котором месте арестант содержится и далеко ли от Петербурга или Москвы арестанту не сказывать, чтоб он не знал.

Вам и команде вашей, кто допущен будет арестанта видеть, отнюдь никому не сказывать, каков арестант, стар или молод, русский или иностранец, о чем подтвердить под смертною казнью, коли кто скажет».

 

В 1757 году Шубина заменил капитан Овцын, которому мы обязаны единственными, кажется, описаниями Иоанна VI Антоновича в шлиссельбургском заточении.

 

Май 1759 года. «Об арестанте доношу, что он здоров и, хотя в нем болезни никакой не видно, только в уме несколько помешался, что его портят шептаньем, дутьем, пусканьем изо рта огня и дыма; кто в постели лежа повернется или ногу переложит, за то сердится, сказывает, шепчут и тем его портят; приходил раз к подпоручику, чтоб его бить, и мне говорил, чтоб его унять, и ежели не уйму, то он станет бить; когда я стану разговаривать (разубеждать), то и меня таким же еретиком называет; ежели в сенях или на галереи часовой стукнет или кашлянет, за то сердится».

Июнь 1759 года. «Арестант здоров, а в поступках так же, как и прежде, не могу понять, воистину ль он в уме помешался или притворничествует. Сего месяца 10 числа осердился, что не дал ему ножниц; схватив меня за рукав, кричал, что когда он говорит о порче, чтоб смотреть на лицо его прилежно и будто я с ним говорю грубо, а подпоручику, крича, говорил: “Смеешь ли ты, свинья, со мною говорить?” Садился на окно — я опасен, чтоб, разбив стекло, не бросился вон; и когда говорю, чтоб не садился, не слушает и многие беспокойства делает. Во время обеда за столом всегда кривляет рот, головою и ложкою на меня, также и на прочих взмахивает и многие другие проказы делает. Стараюсь ему угождать, только ничем не могу, и что более угождаю, то более беспокойствует. 14 числа по обыкновению своему говорил мне о порче; я сказал ему: “Пожалуй, оставь, я этой пустоты более слушать не хочу”, потом пошел от него прочь. Он, схватя меня за рукав, с великим сердцем рванул так, что тулуп изорвал. Я, боясь, чтоб он не убил, закричал на него: “Что, ты меня бить хочешь! Поэтому я тебя уйму”, на что он кричал: “Смеешь ли ты унимать? Я сам тебя уйму”. И если б я не вышел из казармы, он бы меня убил. Опасаюсь, чтоб не согрешить, ежели не донести, что он в уме не помешался, однако ж весьма сомневаюся, потому что о прочем обо всем говорит порядочно, доказывает Евангелием, Апостолом, Минеею, Прологом, Маргаритою и прочими книгами, сказывает, в котором месте и в житии которого святого пишет; когда я говорил ему, что напрасно сердится, чем прогневляет Бога и много себе худа сделает, на что говорит, ежели б он жил с монахами в монастыре, то б и не сердился, там еретиков нет, и часто смеется, только весьма скрытно; нонешнее время перед прежним гораздо более беспокойствует».

Свидетельства чрезвычайно любопытные.

Овцын, разумеется, шаржирует вспыльчивость Иоанна VI Антоновича, его повышенную раздражительность, но даже если это и так, то тут надо говорить не о помешательстве девятнадцатилетнего юноши, без какой-либо на то вины проведшего всю свою жизнь в тюрьмах, а о его необыкновенном смирении и терпении.

Во-вторых, вопреки распространенному мнению о неразвитости и даже неком скудоумии Иоанна VI Антоновича, мы видим вполне разумного и достаточно начитанного молодого человека. Об этом свидетельствуют книги, на которые ссылается он, обосновывая свои мысли: Евангелие, Апостол, жития святых, поучения Святых Отцов…

Подчеркнем, что  Иоанн VI Антонович был здоровым и полным сил юношей, и в питании — «Арестанту пища определена в обед по пяти и в ужин по пяти же блюд, в каждый день вина по одной, полпива по шести бутылок, квасу потребное число» — его никто не ограничивал. При этом все жизненное пространство Иоанна VI Антоновича было ограничено каменным мешком с единственным окном… Тут право же, задумаешься, насколько гуманным было столь обильное пищевое довольствование. Энергия и сила переполняли юношу и, не находя выхода, грозили разорвать его.

Надо подчеркнуть, что измученные скукой караульные офицеры не отказывали себе в удовольствии развлечься за счет загадочного арестанта, и постоянно провоцировали его на вспышки ярости.

 

«Прикажите кого прислать, истинно возможности нет; я и о них (офицерах) весьма сомневаюсь, что нарочно раздражают, — пишет Овцын в июле 1759 года. — Не знаю, что делать, всякий час боюсь, что кого убьет; пока репорт писал, несколько раз принужден был входить к нему для успокоения, и много раз старается о себе, кто он, сказывать, только я запрещаю ему, выхожу вон».

 

Замены, как известно, не последовало. Подобное поведение стражников если не поощрялось властями, то и не запрещалось, а порою и провоцировалось ими.

Однажды, по поручению графа А. И. Шувалова, капитан Овцын задал Иоанну VI Антоновичу вопрос: кто он?

Внимательно оглянув Овцына, Иоанн VI Антонович ответил, что он человек великий, но один подлый офицер это у него отнял и имя переменил…

— Великий человек? — переспросил Овцын.

— Да… — сказал Иоанн VI Антонович. — Я — принц.

«Я ему сказал, — пишет А. И. Шувалову капитан Овцын, — чтоб он о себе той пустоты не думал и впредь того не врал, на что, весьма осердясь, на меня закричал, для чего я смею ему так говорить и запрещать такому великому человеку. Я ему повторял, чтоб он этой пустоты, конечно, не думал и не врал и ему то приказываю повелением, на что он закричал: я и повелителя не слушаю, потом еще два раза закричал, что он принц, и пошел с великим сердцем ко мне; я, боясь, чтоб он не убил, вышел за дверь и опять, помедля, к нему вошел: он, бегая по казарме в великом сердце, шептал, что — не слышно.

Видно, что ноне гораздо более прежнего помешался; дня три как в лице, кажется, несколько почернел, и, чтоб от него не робеть, в том, высокосиятельнейший граф, воздержаться не могу; один с ним остаться не могу; когда станет шалить и сделает страшную рожу, отчего я в лице изменюсь; он, то видя, более шалит».

 

Если читать донесения Овцына отстраненно от переживаний Иоанна VI Антоновича, картина смазывается, рисуется образ человека с разрушенной психикой, уже миновавшего черту, за которой можно и не говорить о несправедливости доставшейся ему судьбы.

Вот Овцын сообщает, что в сентябре 1759 года арестант вел себя несколько смирнее; потом опять стал браниться и драться, и не было спокойного часа; а с ноября снова стал смирен и послушен…

Все буднично, все обыкновенно и все безразлично-скучно.

Но если попытаться представить, что переживал в эти бесконечные месяцы заточения сам несчастный Иоанн VI Антонович, начинаешь задыхаться от ужаса, из которого девятнадцатилетнему юноше не было выхода даже в безумие.

 

Тут нужно иметь в виду, что Иоанн VI Антонович знал то, что самому Овцыну было неведомо.

Однажды в разговоре с Иоанном VI Антоновичем он повысил голос.

— Как ты смеешь на меня кричать?! — сказал в ответ Иоанн VI Антонович. — Я здешней Империи принц и Государь ваш.

Памятуя указание А. И. Шувалова, капитан Овцын объявил арестанту, что «если он пустоты своей врать не отстанет, также и с офицерами драться, то все платье от него отберут и пища ему не такая будет.

— Кто так велел сказать?

— Тот, кто всем нам командир, — отвечал Овцын.

— Все это вранье, — сказал Иоанн VI Антонович. — Я никого не слушаюсь, разве сама Императрица мне прикажет.

Овцын расценил это, как очередное свидетельство слабоумия «безымянного колодника». Любопытно, что об издевательствах, чинимых над юношей-Императором, он пишет в своих донесениях совершенно открыто.

В апреле 1760 года Овцын доносил, например, что «арестант здоров и временем беспокоен, а до того всегда его доводят офицеры, всегда его дразнят». В 1761 году он сообщал, что придумали средство лечить «арестанта» от беспокойства, лишая его чаю, а также не давая «чулок крепких», в результате чего арестант присмирел совершенно.

Были и более радикальные способы «лечения» арестанта.

Однажды Иоанн VI Антонович снова начал «качать права», выкрикивая, что он «здешней Империи принц и Государь ваш».

Капитан Овцын долго слушал его, а потом с размаху ударил Императора кулаком в висок, отчего тот упал и потерял сознание.

 

5.

 

Так пришло 26 декабря 1761 года, когда умерла столь жалостливая к Иоанну VI Антоновичу — «Бедное дитя. Ты ни в чем не виноват, родители твои виноваты»… — бабушка, Императрица Елизавета Петровна.

Миновали два десятилетия правления этой «дщери Петровой». Кончились с ними два десятилетия первого тюремного срока Императора Иоанна VI Антоновича.

 

Наши историки, дабы оправдать незаконный захват трона «дщерью Петровой» и возвращение трона в Петровскую (нарышкинскую) ветвь династии Романовых, объявили и самого царя Ивана V Алексеевича, и все его потомство, вплоть до несчастного Иоанна VI Антоновича, умственно неполноценным, «сущеглупыми».

«Царь Иоанн был от природы скорбен головой, косноязычен, страдал цингой, плохо видел и уже на восемнадцатом году от рождения, расслабленный, обремененный немощью духа и тела, служил предметом сожаления и даже насмешек бояр, его окружавших…

Из трех дочерей покойного каждая унаследовала многие черты слабого ума своего родителя…

Природа в соблюдении своих законов всегда неумолимая, не сделала исключения для дочери герцогини Мекленбургской при наделе или, вернее, при обделе Анны Леопольдовны умственными способностями»…

А с каким сладострастием описывали эти историки уродство детей, рожденных Анной Леопольдовной в холмогорских снегах?

«Принцесса Екатерина (1741) — сложения больного, почти чахоточного, при том несколько глуха, говорит немо и невнятно; одержима всегда болезненными припадками… страдала цингой; в 38 лет была без зубов. Нрава робкого, уклонного, стыдливого.

Принцесса Елизавета3 (1743), на 10-м году возраста упала с каменной лестницы, расшибла голову; подвержена частым головным болям и припадкам. В 1777 году страдала помешательством, но после оправилась.

Принц Петр (1745) имеет спереди и сзади горб; кривобок, косолап, прост, робок, застенчив, молчалив; приемы его приличны только малым детям. Нрава слишком веселого: смеется и хохочет, когда совсем нет ничего смешного. Страдает геморроидальными припадками; до обмороку боится вида крови.

Принц Алексей (1746)— совершенное подобие брата в физическом и нравственном отношении…»

Говорилось, что достаточно взглянуть на силуэты этих несчастных, чтобы по профилям, по неправильной форме их голов догадаться о врожденном слабоумии.

В результате у впечатлительного читателя не оставалось сомнения, что вот эти воистину чахлые, ядовитые плоды засохшей «милославской» ветви…

И тут, объективности ради, сравнить бы потомков царя Ивана V Алексеевича с Петром III, являвшимся прямым внуком Петра I, но традиционная история подобных сопоставлений избегала…

И не случайно…

Внук Петра I, несмотря на хлопоты наставников, так и не научился толком говорить по-русски, так и не смог уразуметь разницу в религиозных обрядах лютеранства и Православия.

Так на всю жизнь и остался он без Бога, без Родины…

В бедную голову Петра III так и не вместилось осознание просторов России и, став взрослым, он, предвосхищая Михаила Сергеевича Горбачева, всегда считал титул Русского Императора менее важным, нежели чин генерала прусской службы.

Как справедливо заметил психиатр П. И. Ковалевский, «в его лице маленькому человеку выпало исполнять должность великого человека»…

Достаточно выразительный портрет Петра III оставила его супруга Екатерина II:

 

«Утром, днем и очень поздно ночью Великий Князь с редкой настойчивостью дрессировал свору собак, которую сильными ударами бича и криком, как кричат охотники, заставлял гоняться из одного конца своих двух комнат (потому что у него больше не было) в другой; тех же собак, которые уставали или отставали, очень строго наказывал, это заставляло их визжать еще больше; когда наконец он уставал от этого упражнения, несносного для ушей и покоя соседей, он брал скрипку и пилил на ней очень скверно и с чрезвычайной силой, гуляя по своим комнатам, после чего снова принимался за воспитание своей своры и за наказывание собак, что мне поистине казалось жестоким.

Слыша раз, как страшно и очень долго визжала какая-то несчастная собака, я открыла дверь спальни, в которой сидела и которая была смежной с той комнатой, где происходила эта сцена, и увидела, что Великий Князь держит в воздухе за ошейник одну из своих собак, а бывший у него мальчишка, родом калмык, держит ту же собаку, приподняв за хвост.

Это был бедный маленький Шарло английской породы, и Великий Князь бил эту несчастную собачонку толстой ручкой своего кнута; я вступилась за бедное животное, но это только удвоило удары; не будучи в состоянии выносить это зрелище, которое показалось мне жестоким, я удалилась со слезами на глазах к себе в комнату».

А однажды Екатерина увидела в комнате мужа болтающуюся в петле крысу.

— Что это значит, Ваше Высочество? — спросила она.

Великий Князь без тени улыбки объяснил, что крыса совершила уголовное преступление, наказуемое по законам военного времени (Россия и Пруссия вели тогда войну) жесточайшей казнью. Преступница проникла ночью в картонную крепость, перелезла через стену и сгрызла двух слепленных из крахмала часовых, что несли вахту на бастионе. К счастью, верная собака поймала ее. Военно-полевой суд приговорил преступницу к повешению, и теперь три дня она будет висеть «на глазах публики для внушения примера».

Было тогда Петру Федоровичу уже двадцать пять лет…

Этот человек и должен был определить дальнейшую судьбу «безымянного узника» Иоанна VI Антоновича.

 

6.

 

Бывший Император Иоанн VI Антонович, которому исполнился тогда всего один год, вполне мог встретиться в декабре 1741 года, по дороге в Ригу, со своим дядей, четырнадцатилетним Карлом-Петром-Ульрихом, которого везли в Россию, чтобы сделать его Императором Петром III.

Но встретились они только в 1762 году, когда после кончины Елизаветы Петровны Иоанна VI Антоновича тайно привезли из Шлиссельбурга в Санкт-Петербург.

Встрече этой предшествовало письмо, полученное Петром III от прусского короля Фридриха II.

Узнав о намерении Петра III отправиться за границу для ведения войны с Данией за голштинские владения, Фридрих II не на шутку встревожился.

«Признаюсь, мне бы очень хотелось, чтоб Ваше Величество уже короновались, потому что эта церемония произведет сильное впечатление на народ, привыкший видеть коронование своих государей, — писал он внуку Петра I. — Я вам скажу откровенно, что не доверяю русским.

Всякий другой народ благословлял бы небо, имея Государя с такими выдающимися и удивительными качествами, какие у Вашего Величества, но эти русские, — чувствуют ли они свое счастье (Выделено нами — Н. К.), и проклятая продажность какого-нибудь одного ничтожного человека разве не может побудить его к составлению заговора или к поднятию восстания в пользу этих принцев брауншвейгских?

Припомните, Ваше Императорское Величество, что случилось в первое отсутствие Императора Петра I, как его родная сестра составила против него заговор!

Предположите, что какой-нибудь негодяй с беспокойною головой начнет в ваше отсутствие интриговать для возведения на престол этого Ивана, составит заговор с помощью иностранных денег, чтобы вывести Ивана из темницы, подговорить войско и других негодяев, которые и присоединятся к нему — не должны ли вы будете тогда покинуть войну против датчан, хотя бы все шло с отличным успехом, и поспешно возвратиться, чтоб тушить пожар собственного дома.

Эта мысль привела меня в трепет, когда пришла мне в голову, и совесть мучила бы меня всю жизнь, если б я не сообщил эту мысль Вашему Императорскому Величеству; я здесь в глубине Германии; я вовсе не знаю вашего двора: ни тех, к которыми Ваше Величество может иметь полное доверие, ни тех, кого можете подозревать, поэтому вашему высокому разуму принадлежит различить, кто предан и кто нет; я думаю одно, что если Вашему Величеству угодно принять начальство над армиею, то безопасность требует, чтобы вы прежде короновались и потом, чтоб вы вывезли в своей свите за границу всех подозрительных людей. Таким образом, вы будете обеспечены…»

 

Историки утверждают, что Иоанн VI Антонович показался Петру III почти совсем безумным, и, успокоившись, он приказал отправить племянника назад в тюрьму.

«Что касается Ивана, — писал он, успокаивая Фридриха II, — то я держу его под крепкою стражею, и если б русские хотели сделать зло, то могли бы уже давно его сделать, видя, что я не принимаю никаких предосторожностей. Могу вас уверить, что, когда умеешь обходиться с ними, то можно быть покойным на их счет»…

 

Любопытны тут и опасения Фридриха II насчет Иоанна VI Антоновича, и уверения Петра III, что, если б русские хотели сделать зло, то могли бы уже давно его сделать…

Еще любопытнее сама эта встреча двух родственников, дяди и племянника, встреча двух русских Императоров, бывшего и настоящего, являющихся при этом по крови на три четверти немцами…

Но это с одной стороны, а с другой…

«Маленький человек», которому «выпало исполнять должность великого человека, и узник, без малейшей вины проведший в тюрьме два десятилетия.

Жестокий тиран и несчастный, затравленный жестокими стражниками юноша…

Человек, не умеющий понять отличие Православия от лютеранства, и

«безымянный колодник», неведомо как и где постигший главные книги Русского Православия.

Увы, вопреки даже тому, что оба они принадлежали к числу русских Императоров и оба были на три четверти немцами, Петр III не разглядел в Иоанне VI Антоновиче личности, достойной сочувствия.

Инструкция, данная графом А.И. Шуваловым новому главному приставу Иоанна VI Антоновича князю Чурмантееву, предписывала: «Если арестант станет чинить какие непорядки или вам противности или же что станет говорить непристойное, то сажать тогда на цепь, доколе он усмирится, а буде и того не послушает, то бить по вашему рассмотрению палкою или плетью».

 

Отдавая свое жестокое распоряжение, Петр III, разумеется, не догадывался, что и ему, всесильному русскому Императору, как и несчастному, жестоко избиваемому в каземате шлиссельбургской крепости Иоанну VI Антоновичу, самому предстоит примерить на себя судьбу бесправного узника.

После переворота, произведенного Екатериной II, 34-летнего Императора Петра III заключат в Ропше, и 6 июля 1762 года он будет убит.

Из донесения, посланного Алексеем Орловым, явствовало, что Петр III за столом заспорил с одним из собеседников; Орлов и другие бросились их разнимать, но сделали это так неловко, что хилый узник оказался мертвым.

«Не успели мы разнять, а его уже и не стало… — писал пьяный Орлов в донесении, — сами не помним, что делали».

Шевалье Рюльер, в служебные обязанности которого входил сбор сведений о Екатерине II и произведенном перевороте, нарисовал более обстоятельную картину преступления.

«Один из графов Орловых (ибо с первого дня им дано было сие достоинство), тот самый солдат, известный по находящемуся на лице знаку, который утаил билет княгини Дашковой, и некто по имени Теплов, достигший из нижних чинов по особенному дару губить своих соперников, пришли вместе к несчастному Государю и объявили при входе, что они намерены с ним обедать. По обыкновению русскому перед обедом подали рюмки с водкою, и представленная Императору была с ядом. Потому ли, что и спешили доставить свою новость, или ужас злодеяния понуждал их торопиться, через минуту они налили ему другую. Уже пламя распространялось по его жилам, злодейство, изображенное на их лицах, возбудило в нем подозрение — он отказался от другой; они употребили насилие, а он против них оборону. В сей ужасной борьбе, чтобы заглушить его крики, которые начинали раздаваться далеко, они бросились на него, схватили его за горло и повергли на землю; но как он защищался всеми силами, какие придает последнее отчаяние, а они избегали всячески, чтобы не нанести ему раны, опасаясь за сие наказания, то и призвали к себе на помощь двух офицеров, которым поручено было его караулить и которые в сие время стояли у дверей вне тюрьмы. Это был младший князь Барятинский и некто Потемкин, 17-ти лет от роду. Они показали такое рвение в заговоре, что, несмотря на их первую молодость, им вверили сию стражу. Они прибежали, и трое из сих убийц, обвязав и стянувши салфеткою шею сего несчастного Императора (между тем как Орлов обеими коленями давил ему грудь и запер дыхание), таким образом его задушили, и он испустил дух в руках их.

Нельзя достоверно сказать, какое участие принимала Императрица в сем приключении; но известно то, что в сей самый день, когда сие случилось, Государыня садилась за стол с отменною веселостью.

Вдруг является тот самый Орлов — растрепанный, в поте и пыли, в изорванном платье, с беспокойным лицом, исполненным ужаса и торопливости. Войдя в комнату, сверкающие и быстрые глаза его искали Императрицу. Не говоря ни слова, она встала, пошла в кабинет, куда и он последовал; через несколько минут она позвала к себе графа Панина, который был уже наименован ее министром. Она известила его, что Государь умер, и советовалась с ним, каким образом публиковать о его смерти народу. Панин советовал пропустить одну ночь и на другое утро объявить сию новость, как будто сие случилось ночью. Приняв сей совет, Императрица возвратилась с тем же лицом и продолжала обедать с тою же веселостью.

Наутро, когда узнали, что Петр III умер от геморроидальной колики, она показалась, орошенная слезами, и возвестила печаль своим указом».

 

Только когда Петра III уже выставили перед похоронами в АлександроНевской Лавре, заметили, что его лицо черно. Тогда и распространился в народе слух, будто хоронят не Императора, а дворцового арапа…

 

7.

 

Положение, в котором оказалась Екатерина II после переворота, было непростым. Как и Екатерина I, она не имела ни капли романовской крови, но если Екатерина I унаследовала престол после смерти мужа Петра I, то Екатерина II захватила престол, убив своего мужа.

«Мое положение таково, что я должна принимать во внимание многие обстоятельства, — писала она Станиславу Понятовскому, — последний солдат гвардии считает себя виновником моего воцарения, и при всем том заметно общее брожение… Если я уступлю, меня будут обожать; если нет, то не знаю, что случится».

Тут Екатерина нисколько не сгущала краски.

Известно, что когда Екатерина II объявила в сенате о намерении выйти замуж за Григория Орлова, воспитатель наследника престола Н. И. Панин сказал, что Императрица вольна в своих решениях, но госпожа Орлова никогда не была нашей Императрицей.

Вскоре после коронации был раскрыт заговор поручика Гурьева и Петра Хрущева, которые собирались возвести на престол Иоанна VI Антоновича. Главные заговорщики были приговорены к смертной казни, другие офицеры — к каторжным работам.

Очевидно, что после произведенного Екатериной II переворота судьба Императора Иоанна VI Антоновича не могла оставаться прежней.

Известно, что возвращенный из ссылки А. П. Бестужев разрабатывал даже план брачного союза Екатерины II с Иоанном VI Антоновичем.

Насколько верны эти свидетельства, судить трудно, но можно не сомневаться, что если бы только этого потребовали обстоятельства, Екатерина II вполне могла бы выйти замуж за шлиссельбургского узника. Чтобы удержаться на русском троне, Императрица готова была заплатить любую цену.

И совершенно точно известно, что Императрица Екатерина II виделась с Иоанном VI Антоновичем и, как сама признала позже в манифесте, нашла его в полном уме.

Повторим, что обстоятельства вполне могли повернуться в любую сторону и не обязательно перемена в положении Иоанна VI Антоновича должна была стать несчастливой.

Не обязательно…

Другое дело, что Екатерина II была сильной и самобытной личностью.

И в переломный в своей биографии момент она не замкнулась на дворцово-династических интригах, а решила воздействовать на общество, изменяя в нужном для себя направлении и общественные настроения, и само общественное устройство страны.

Решительно пошла она на убийство своего супруга, законного русского Императора Петра III.

Теперь наступила очередь второго законного русского Императора…

 

В инструкции, данной после встречи Императрицы со шлиссельбургским узником, все было сказано ясно и четко:

«Ежели паче чаяния случится, чтоб кто с командою или один, хотя бы то был и комендант или иной какой офицер, без именного за собственноручным Императорского Величества подписанием повеления или без письменного от меня приказа и захотел арестанта у вас взять, то оного никому не отдавать и почитать то за подлог или неприятельскую руку. Буде же так оная сильна будет рука, что опастись не можно, то арестанта умертвить, а живого никому его в руки не отдавать».

Безусловно, Екатерина II обладала незаурядными актерскими и режиссерскими способностями.

Все, что необходимо было совершить, совершалось, но совершалось это как бы без ее участия.

Вот и поразительное по жестокости убийство Императора Иоанна VI Антоновича, которое должно было произойти — нельзя, нельзя было оставлять в живых человека, который имеет неизмеримо больше прав на русский престол, чем она! — произошло, но произошло как бы без всякого участия самой Императрицы.

 

8.

 

Сюжет, который вошел в русскую историю под названием «попытка Мировича», предельно прост.

Стоявший в гарнизоне крепости подпоручик Смоленского пехотного полка Василий Яковлевич Мирович, человек «честолюбивый и на всех обиженный»4, в ночь с 4 на 5 июля 1764 года скомандовал своим солдатам «в ружье» и двинулся к казарме, где содержался Иоанн VI Антонович.

Мирович арестовал коменданта крепости Бередникова и потребовал выдачи Иоанна VI Антоновича.

Тот отказался, и Мирович навел на двери каземата пушку.

Согласно имеющейся у них инструкции караульный офицер поручик Чекин штыком заколол Императора Иоанна VI Антоновича.

Кровь безвинного 24-летнего страдальца, кажется, впервые обагрила древние камни Шлиссельбурга.

Когда Мирович во главе своих солдат ворвался в камеру узника, он понял, что проиграл: на полу лежал мертвый Иоанн VI Антонович.

Солдаты хотели заколоть караульных офицеров штыками, но Мирович не допустил этого.

— Теперь помощи нам нет никакой! — сказал он. — Теперь они правы, а мы виноваты.

 

Следствие над Мировичем было проведено быстро и, кажется, впервые в деле, связанном с попыткой дворцового переворота, обошлись без пыток.

Никаких сообщников В. Я. Мировича следствие не установило, да и не пыталось установить.

Сам Василий Яковлевич показал, что действовал он на свой страх и риск и имел лишь одного товарища: поручика пехотного полка Аполона Ушакова.

В середине мая 1764 года они отслужили с Ушаковым панихиду в Казанском соборе по самим себе, и через две недели Аполон Ушаков утонул, а Мирович решил исполнить свой замысел в одиночку, и тоже вот готов взойти на эшафот.

Все эти показания, учитывая режим секретности, которым было окружено заточение Иоанна VI Антоновича, выглядят чрезвычайно неубедительно.

Есть косвенные свидетельства, что Мирович был связан с братьями Орловыми и таким образом его «попытка» приобретает характер спланированной самой Императрицей и ее ближайшим окружением провокации.

Следствие отрабатывать такую версию не стало. Вообще весь ход его был определен заранее.

«Но не могли однако же избегнуть зла и коварства в роде человеческом чудовища, каковый ныне в Шлиссельбурге с отчаянием живота своего в ужасном своем действии явился, — говорилось в манифесте об умерщвлении принца Иоанна Антоновича, выпущенном 17 августа 1764 года. — Некто Подпоручик Смоленского пехотного полку Малороссиянец Василей Мирович, перьвого изменника с Мазепою Мировича внук, по крови своей, как видно Отечеству вероломный, провождая свою жизнь в мотовстве и распутстве, и тем лишась всех способов к достижению чести и счастья, напоследок отступил от Закона Божьего и присяги своей, Нам принесенной, и не зная, как только по слуху единому о имени Принца Иоанна, а тем меньше о душевных его качествах и телесном сложении, зделал себе предмет, через какое бы то ни было в народе кровопролитное смятение, щастие для себя возвысить».

 

Говорят, что Петр Иванович Панин прямо спросил у Мировича:

— Для чего ты принял такой злодейский умысел?

— Для того, чтобы быть тем, чем ты стал! — ответил Мирович.

 

Всех подчиненных поручика забили палками, прогнав сквозь тысячный строй, а Василию Мировичу был оглашен отдельный приговор, в котором отмечалось, что злодей:

«1. Хотел и старался низвести с престола Императрицу, лишить прав наследника ея, возвести Иоанна, причем хотел уничтожить всех противящихся его намерениям.

2. Поводами к сему было то, что не имел свободного доступа во дворец, не получил отписных его предка имений, наконец, хотел себе составить счастье.

3. Обще с поручиком Великолуцкого пехотного полка Аполоном Ушаковым давал в церквах разные обеты, призывая Бога и Богородицу себе на помощь.

4. Сочинил и написал от имени Императрицы указ. Своей же рукой писал и другие возмутительные сочинения, наполнив их неизречимыми непристойностями против Императрицы.

5. Разными хитростями вовлек и опутал других несмысленных и простых людей в свои сети, иных лестью, других обманом, иных насильством, стращая смертию, и с сими людьми сделал нападение. Из ружей стрелял. Пушку наводил. Коменданта Бередникова, уязвя, арестовал.

6. Был причиною приневольной смерти принца Иоанна, в чем сам признался.

По сему приговариваем отсечь Мировичу голову, оставить тело на позорище народу до вечера, а потом сжечь оное купно с эшафотом».

 

В ночь на 15 сентября 1764 года на Обжорном (Сытном) рынке Санкт-Петербурга воздвигли эшафот, на который возвели честолюбивого поручика.

Вечером этот эшафот вместе с обезглавленным телом Василия Мировича был сожжен.

 

9.

 

Мы говорили, что Алексей Орлов, убивая в Ропше Императора Петра III, руководствовался только полунамеками и не догадывался даже, что убивает последнего Романова из Петровской («нарышкинской») ветви династии.

Поручик Чекин, убивая в Шлиссельбургской крепости Иоанна VI Антоновича, руководствовался совершенно ясной и определенной инструкцией Екатерины II, и старался вообще не думать, кто этот арестант, которого он убивает. Разумеется, он не осознавал, что убивая Императора Иоанна VI Антоновича, он убивает последнего Романова из Иоанновской («милославской») ветви династии…

Он так и не узнал — «не прикасайтеся помазанным Моим!» — что совершил он в русской истории.

Это знала только сама Екатерина II.

Любопытно, что она сама озаботилась созданием для истории своего алиби в этом преступлении.

Среди бумаг Императрицы нашлась писанная к Н. И. Панину, но почему-то неотправленная записка, «относящаяся», как пишет А. Брикнер, «кажется, к Иоанну».

«Мое мнение есть, чтоб… из рук не выпускать, дабы всегда в охранении от зла остался, только постричь ныне и переменить жилище в не весьма близкий и в не весьма отдаленный монастырь, особливо в такой, где богомолья нет, и тут содержать под таким присмотром, как и ныне; еще справиться, можно нет ли посреди муромских лесов, в Коле или в Новгородской епархии таких мест»5.

Никакого алиби записка эта не обеспечила, но есть в ней поразительные слова: «дабы всегда в охранении от зла остался», необыкновенно глубоко рисующие впечатление, которое произвел на Екатерину II при личной встрече Иоанн VI Антонович.

Впечатление это разительно рознится с тем, что сказано в манифесте об умерщвлении принца Иоанна Антоновича:

 

«…По природному Нашему человеколюбию, чтоб сему судьбою Божиею низложенному человеку сделать жребий облегченный в стесненной его от младенчества жизни. Мы тогда же положили сего принца видеть, дабы, узнав его душевные свойствы и жизнь его по природным его качествам и по воспитанию, которое он до того времени имел, определить спокойную.

Но с чувствительностью Нашею увидели в нем кроме весьма ему тягостного и другим почти невразумительного косноязычества лишение разума и смысла человеческого. Все бывшие тогда с нами видели, сколько Наше сердце сострадало жалостию человечеству. Все напоследок и то увидели, что Нам не оставалося сему нещастно-рожденному, а нещастнейше еще возросшему, иной учинить помощи, как оставить его в том же жилище, в котором Мы его нашли затворенного, и дать всяческое человеческое возможное удовольствие; что и делом самим немедленно учинить повелели, хотя при том чувствы его лучшего в том состоянии противу прежняго уж и не требовали, — ибо он не знал ни людей, ни розсудка не имел доброе отличить от худаго, так как и не мог при том чтением книг жизнь свою пробавлять, а за едино блаженство себе почитал довольствоватися мыслями теми, в которые лишение смысла человеческого его приводило».

 

Вообще-то, утверждение, будто Иоанн VI Антонович «розсудка не имел доброе отличить от худаго, так как и не мог при том чтением книг жизнь свою пробавлять», прямо противоречит донесениям самих тюремщиков, но в манифесте, написанном, как считается, Н. И. Паниным, есть и другие, еще более не согласующиеся с подлинностью подробности.

Например, когда Мирович «пушку с потребным снарядом» взял с бастиона и сопротивляться стало невозможно, капитан Власьев и поручик Чекин действовали, оказывается, не по инструкции, предписывающей убийство Императора, а по собственному разумению.

«Увидя перед собою совсем силу непреодоленную и неизбежно-предтекущее погубление (ежели бы сей вверенный был освобожден) многаго невинного народа от последующего через то в обществе мятежа, приняли между собою крайнейшую резолюцию, — пресечь оное пресечением жизни одного к нещастию рожденного».

Можно привести и другие нелепости, декларируемые манифестом, но, собственно говоря, избежать этих накладок и подчисток в манифесте, объявляющем во всенародное известие версию убийства в Империи ее, пусть и «незаконно во младенчестве определенного ко Всероссийскому Престолу» Императора, было просто невозможно.

Поэтому-то и остается неопровергнутым впечатление о встрече со шлиссельбургским узником, записанное самой Екатериной II.

Ее можно упрекать и в чрезмерном властолюбии, и в развратности, и во множестве других грехов, но при этом несомненно она была наделена бесценным даром понимания людей, с которыми ей приходилось встречаться.

Вот и увидев проведшего всю свою жизнь в заключении Иоанна VI Антоновича — он был на одиннадцать лет моложе Екатерины II — она увидела не диковатого, нездорового вида молодого мужчину, проведшего всю свою жизнь в заключении, а человека, взглянув на которого хотелось, чтобы он «всегда в охранении от зла остался».

Желание это было непонятно и самой Екатерине II, но оно появилось, оно оказалось даже закреплено на бумаге…

 

Еще одно свидетельство, рисующее духовное состояние Иоанна VI Антоновича перед его мученической кончиной, находим мы в донесениях тюремщиков.

В ответ на увещевания Власьева и Чекина, склонявших его к принятию монашества, Иоанн VI Антонович ответил: «Я в монашеский чин желаю, только страшусь Святаго Духа, притом же я безплотный».

Тюремщикам Иоанна VI Антоновича, как и историкам, слова эти показались свидетельством слабоумия «шлиссельбургского узника». Мы же, зная, что они сказаны накануне его мученической кончины, склонны считать их святым пророчеством.

А тогда в июле 1764 года, кажется, только один человек и понимал, что случилось.

Ах, как плакала, как страдала блаженная Ксения Петербургская, в те дни.

— Что ты плачешь, Андрей Федорович? — жалея Ксению, спрашивали тогда прохожие. — Не обидел ли тебя кто?

— Кровь, кровь, кровь… — отвечала Ксения. — Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь…

И еще три недели плакала Ксения, прежде чем стало известно в Петербурге, что в Шлиссельбурге убили Иоанна VI Антоновича.

 

Никто не знает, где похоронили Иоанна VI Антоновича6.

По приказу Екатерины погребение было совершено в строжайшей тайне…

Одни считают, что Императора увезли хоронить в Тихвинский Богородицкий монастырь, другие полагают, что его погребли в Шлиссельбурге, и на месте могилы воздвигли собор пророка Иоанна Предтечи.

Последняя версия, на наш взгляд, наиболее вероятна.

Наверное, действительно, погребение Императора находится под фундаментом Иоанновского собора7.

Заходишь под разверстые прямо в небо купола собора пророка Иоанна Предтечи, встаешь рядом с бронзовыми фигурами солдат, защищавших крепость в годы Великой Отечественной войны, и как-то легко и спокойно начинаешь думать о невероятно жестокой судьбе Императора, всю свою жизнь проведшего в заточении, и при этом до последних дней оставшегося таким, что даже его убийце хотелось, чтобы он «всегда в охранении от зла остался».

Его убили 4 июля 1764 года…

Это по Юлианскому календарю, по которому жила тогда Россия.

В пересчете на Григорианский календарь, который введут у нас только в 1918 году, получается 17 июля.

В этот день 17 июля 1918 года убьют в Екатеринбурге всю Царскую Семью…

 

Нынешний Чаплыгин.

Не трудно заметить тут стремление уподобить законного Государя-Императора самозванцу Григорию Отрепьеву.

Это тот самый ребенок, которого родила Анна Леопольдовна, когда ее беременную обливали ледяной водой в Раненбурге.

Он происходил из знатного украинского рода, имения которого в свое время были конфискованы за содействие гетману Мазепе в 1709 году.

5 Брикнер А. История Екатерины Второй. В 2-х т. Т.1. М.: Современник. Товарищество Русских Художников. 1991. С. 176.

Недавно во время строительных работах в Холмогорах был отрыт скелет, который по мнению местных краеведов является скелетом Иоанна VI Антоновича.

Маркиз де Кюстин в своих воспоминаниях о посещении Шлиссельбургской крепости пишет, что ему ее показал комендант крепости, за церковью, под розовым кустом.

Безымянный арестант Шлиссельбургской крепости — история в фотографиях — LiveJournal

26 сентября 1764 года был казнен подпоручик Мирович, пытавшийся освободить из Шлиссельбурга Ивана VI.

* *

В русской истории было немало тяжелых страниц, однако, едва ли какое-то другое событие вызывает у наших историков больший стыд и неприятие, чем судьба несчастного Иоанна Антоновича.


В жизни этого человека не было ни одного счастливого мгновения, хотя, казалось бы, кому еще быть счастливым, как не ему — прямому потомку Брауншвейгской ветви династии Романовых, правнуку царя Иоанна V — старшего брата Петра I и его соправителя. Однако, высочайшее происхождение стало для Иоанна Антоновича подлинным проклятием, сломав его жизнь и, в конечном итоге, уничтожив его.

Дитя на троне

Императрица Анна Иоанновна, устроившая в России настоящий вертеп, в 1740 году тяжело заболела и почувствовала, что ее дни практически сочтены. Необходимо было задуматься о преемнике. Императрица понимала, что дети Петра Первого в случае прихода к власти первым делом разберутся с ее любовником, всесильным Эрнстом Бироном.

Находясь в постели в тяжелом состоянии, императрица написала завещание, оставив трон Всероссийский сыну своей племянницы, Анны Леопольдовны. Казалось бы, все правильно, если бы не одно «но» — никакого сына у Анны Леопольдовны и ее супруга Антона Ульриха еще не было. Анна Леопольдовна была беременна, но родить она могла как сына, так и дочь.

За два месяца до смерти императрицы Анна Леопольдовна родила мальчика.

17 октября 1740 года в возрасте 47 лет Анна Иоанновна скончалась и двухмесячный Иоанн Антонович был провозглашен Императором Всероссийским. Разумеется, при регенте, коим Анна Иоанновна назначила своего бесценного герцога Курляндского Бирона.

Продолжение «бироновщины»

«Воцарение» Иоанна означало продолжение того беззакония, что получило в народе название «бироновщина». Регент собирался править Российской Империей единолично. Родителей императора-младенца он собирался сослать в Германию, чтобы не путались под ногами.

Анна Леопольдовна боялась потерять сына и начала плести интриги против регента. Уже спустя месяц после провозглашения Иоанна Антоновича Императором, его мать обратилась к фельдмаршалу Бюрхарду Мюнниху с жалобой на Бирона.

Следует сказать, что герцог Курляндский явно переоценивал свое влияние и власть. Как оказалось, без Анны Иоанновны он в Российской Империи никто и звать его никак. Мюнних устроил небольшой дворцовый переворот, в результате которого Бирон обнаружил себя в ссылке в далекой Пелыме.

Анна Леопольдовна стала регентом при своем сыне. Ее супруг и отец Императора Антон Ульрих стал генералиссимусом, то есть, командующим всех отечественных войск.


Неизвестный художние. Иван VI. 1740-е)

Дочь Петра выходит на тропу войны

В борьбе с Бироном Анна Леопольдовна упустила из виду важный момент, а именно, жаждущую «реванша» Елизавету Петровну. Понимая, что власть окончательно уплывает от нее и сама жизнь ее находится под угрозой, дочь Петра I развернула бурную деятельность. Популярность Елизаветы Петровны в народе и в армии была велика, поэтому особого труда организовать переворот ей не составило.

25 ноября 1741 года Анна Леопольдовна и император-младенец были арестованы. Несчастная мать молила победительницу пощадить ее и ее сына.

Согласно исторической легенде, Елизавета Петровна взяла Иоанна Антоновича на руки и сказала:

— Бедное дитя, ты невинно, но виновны твои родители.

Иными словами, дочь Петра I обвинила младенца в том, что он появился на свет. И ничего удивительного в этом нет, ведь Иоанн Антонович был главной помехой для Елизаветы Петровны.

Генералиссимуса Антона Ульриха завернули в простыню и с позором выкинули из дворца — унижение Ульриха было принципиальным моментом, для участников переворота было важно сделать генералиссимуса посмешищем перед гвардейцами. Кто будет исполнять приказы клоуна?

Анне Леопольдовне приказали немедленно собирать детей и выметаться из дворца. На сборы было дано меньше часа. Спешка была такой, что, находясь в крайне нервном состоянии, Анна Леопольдовна уронила на пол своего второго ребенка — малютку Екатерину, которой было всего 4 месяца. Девочка отделалась небольшими ушибами.

Для народа смещение Иоанна Антоновича (царя, безусловно, законного, царя по крови) мотивировали неспокойствием в армии и необходимостью обеспечить порядок в государстве. В общем, только дочь Петра могла спасти Россию.

Елизавета Петровна на протяжении первых месяцев своего правления только и делала, что уничтожала все, связанное с Иоанном Антоновичем. По ее приказу сжигали документы, подписанные регентами малютки-императора, переплавляли монеты с изображением Иоанна.


Портрет императора России Ивана VI Антоновича, автор неизвестен

Почему бы не отпустить?

По первоначальному плану Елизаветы Петровны, Иоанн Антонович с семьей должен был отправиться в Ригу и жить там абсолютно свободно.

Однако, в 1742 году был раскрыт заговор. Прапорщик Преображенского полка Петр Ивашкин подговаривал товарищей на невиданное дело: он собирался убить Елизавету Петровну и вернуть власть «законному императору» Иоанну Антоновичу.

Ивашкину удалось собрать под свои «знамена» 500 человек — это же целый полк! План прапорщика был проработан детально, в нем даже было описано как и кто «пристукнет» Елизавету Петровну.

Ивашкина разоблачили и казнили, но Елизавета поняла, что давать Иоанну Антоновичу свободу — это безумие с ее стороны. Тем более, если отпустить его за границу, где семья императора-младенца сможет найти высокородных защитников.

Судьба Иоанна Антоновича была предрешена.

В заточении

В декабре 1742 года Иоанна Антоновича с матерью и отцом привозят в крепость Дюнамюнд в Риге. Августейшее семейство, по сути дела, оказывается в тюрьме. Между тем, Императрица Елизавета и ее фавориты думают, как же поступить с наследником Иоанна V, чтобы никто не мог его выкрасть и снова посадить на трон.

Два года Иоанн Антонович мариновался в Дюнамюнде, а затем его с семьей отправили под Рязань. Малолетний экс-император ехал в одной карете, а его родители и младшая сестра — в другой. Это было сделано для того, чтобы было проще «чуть что» ликвидировать Иоанна Антоновича.

Полгода семья прожила в заключении под Рязанью, затем Иоанна Антоновича разлучили с родителями и сестрой и отправили в Соловецкий монастырь. Экс-император становится узником Соловков. Теперь он не Иоанн Антонович, а некто Георгий. Живет «самодержец поневоле» в доме архиерея, переоборудованном под тюрьму.

Несмотря на то, что охранникам было строго-настрого запрещено разговаривать с мальчиком, сердобольные тюремщики нет-нет да и беседовали с узником. Иоанн Антонович большую часть времени проводил в одиночной камере. Император самостоятельно, без какой-либо помощи научился читать!

Когда в 1750 году Иоанн Антонович заболел оспой и находился на грани жизни и смерти, комендант тюрьмы написал «наверх» письмо в котором описал ужасные страдания мальчика и попросил прислать в монастырь медика. На письмо пришел официальный отказ и подписала его лично Елизавета Петровна. Очевидно, царица надеялась, что мальчик тихонько умрет от болезни. Но он выжил.

Узник Шлиссельбургской крепости

В 1756 году вскрывается очередной заговор. Поползли слухи, что Пруссия собирается силой отбивать у России Антоновича. Заговор, к которому 15-летний мальчишка не имел ровным счетом никакого отношения, привел к резкому ухудшению его и без того безрадостной жизни.

В полночь 10 апреля 1756 года в один из казематов Шлиссельбургской крепости поместили шестнадцатилетнего арестанта Григория. В подробной инструкции коменданту крепости предписывалось, чтобы казарма, в которой находились арестанты, охранялась особой тюремной командой солдат и офицеров, им запрещалось покидать крепость. В камере Григория должен был постоянно находиться офицер или капрал, а если входил кто-либо, приносил еду или делал уборку, то арестанта надлежало скрыть за ширмой. Кроме нескольких человек, никто не имел права видеть узника. Сам узник не должен был знать, кто он (он уже знал), где он находится, далеко ли от Петербурга или Москвы. Ему запрещалось давать бумагу или чернила. О его поведении, состоянии и о том, «что он о себе говорить будет», надлежало регулярно докладывать

Камера была довольно просторной, с печью и зарешеченным окном. Питание обильное: в обед и ужин по пяти блюд, да в день по бутылке вина, по шести бутылок пива и «квасу потребное число». Но тюрьма никого не делала здоровее. В Шлиссельбурге здоровье Ивана Антоновича ухудшилось: «оный арестант перед прежним в лице стал хуже», он часто кашлял, на подушке находили пятна крови. Заболел даже старший офицер тюремной команды, к нему приезжал врач. Но не к Ивану Антоновичу. Тому присылали только шалфей и «сахар-леденец» от кашля. Да приказано было жечь в камере можжевеловые ветки для очищения воздуха.

Потом здоровье арестанта начало поправляться, но теперь он беспокоил начальство странным поведением. Капитан тюремной команды подозревал, что двое из караульных офицеров от скуки дразнят и пугают арестанта. «А хотя в нем болезни никакой не видно, только в уме несколько помешался, – говорится в донесении. – Каждый час раз по десяти говорит, что его портят шептаньем, дутьем, пусканьем изо рта огня и дыму…» Тот же капитан докладывал, что однажды услышал из каземата крик «и, вошед, увидел, что арестант держит против прапорщика стул и кричит, что убьет до смерти». При этом узник заявил: «Смеет ли он на меня кричать! Ему за то надлежит голову отсечь!»

Дошло до того, что капитан сам начал бояться таинственного заключенного и неоднократно просил начальство перевести его на другую службу: «Милостивый государь, истинно, я до такого состояния дошел, что почти сам безумен». Один раз арестант набросился на капитана, на помощь прибежали офицеры и связали узника.

Когда его осматривал медик, Иван Антонович говорил спокойно и рассудительно. Однако стоило врачу уехать, арестант опять начал буянить. Когда же капитан охраны попытался его унять, закричал: «Я здешней империи принц и государь ваш!» Из других донесений видно, что бывший монарх свободно владел и солдатской матерщиной.

Есть свидетельства, что Елизавета Петровна на десятый год царствования решила сама увидеть своего пленника. Его привезли в дом одного из близких ей вельмож, а сама императрица была одета в мужское платье, изображая доктора. Если такая встреча действительно состоялась, то зачем она понадобилась императрице? Можно предположить, что к тому времени Елизавета Петровна пригляделась к своему законному наследнику – Гольштейн-Готторпскому принцу Карлу Петеру Ульриху (в скором времени – Петру III) и подумывала о запасном варианте. Разговор с Иваном Антоновичем должен был убедить ее, что шлиссельбургский узник не способен царствовать.

5 января 1761 года Елизавета Петровна умерла. Российский трон занял император Петр III. Он освободил многих сановников, пострадавших при Елизавете. Многие полагали, что и участь Ивана Антоновича будет смягчена. Но уже через неделю офицерам тюремной команды был объявлен указ, содержавший роковые строки: «В случае… если кто отважится арестанта у вас отнять, то сопротивляться сколько можно и арестанта живого не отдавать».

В начале 1762 года императрица Елизавета Петровна скончалась. Петр ІІІ, взошедший на российский трон, конечно же, не забыл об опасном узнике. В своем письме коменданту шлиссельбургской тюрьмы этот Государь начертал: «Живым арестанта в руки никому не давать и возбуждать в нем всякую склонность к монашеству». В Санкт-Петербурге в то время ходили упорные слухи о том, что Петр ІІІ собирается вернуть юношу из заточения и выслать его за границу. Так оно было или нет, неизвестно. Этот самодержец, как и сам Иоанн Антонович, вскоре был свергнут в результате очередного дворцового переворота.

Весной того же года в каземат таинственного узника вошли несколько вельмож. Среди них инкогнито находился сам Петр III. Если эта встреча действительно состоялась, то на ней два молодых человека, не ведая того, смотрелись как будто в некое зеркало: оба потомки двух германских герцогов, оба унаследовали короны от русских императриц, оба правили недолго, и оба были свергнуты своими родными. Несмотря на сугубую секретность этого свидания, его подробности уже через несколько дней были отправлены посольскими шифрованными депешами в разные страны. Британский резидент писал: «Император видел Ивана III и нашел его взрослым мужчиной, но в состоянии слабоумия. Его речь была бессвязна и дика. Он между прочим говорил: он не тот, за кого его выдают».
В своем письме коменданту шлиссельбургской тюрьмы этот Государь начертал: «Живым арестанта в руки никому не давать и возбуждать в нем всякую склонность к монашеству».
Вскоре Иван Антонович получил подарки: шлафрок, рубашки, чулки и туфли. А режим охраны был усилен – теперь в камере должны были постоянно находиться три офицера.


Ф. Е. Буров. «Петр III посещает Иоанна Антоновича в Шлиссельбургской крепости». 1885

«Постригусь!»

Дни самого Петра III были сочтены. Его супруга Екатерина Алексеевна, по сценарию Елизаветы опираясь на гвардию, свергла своего мужа и 25 июля 1762 года стала императрицей Екатериной II. Она даже хотела поместить мужа по соседству с Иваном Антоновичем, да, видно, решила, что два свергнутых императора в одном каземате – это слишком. Тут Петру III помогли умереть «от колик» в Ропше, и «проклятый квартирный вопрос» был снят

Впоследствии Екатерина II говорила, что и она виделась с Иваном Антоновичем (новые государи и государыни являлись к «безумному арестанту», как новички-чиновнички на прием к начальнику!). Проблему шлиссельбургского узника она хотела решить просто: склонить его к пострижению в монахи под именем Геврасия и заключить в дальний монастырь под строгий присмотр. Для этого караульным офицерам было поручено склонять Ивана Антоновича к монашеству. Религиозный арестант сразу и охотно согласился. Наверное, он понимал, что монастырская жизнь лучше тюрьмы. Только не Геврасием соглашался быть, а почему-то Феодосием. Но шло время, дело не трогалось с места. А «промывка мозгов» продолжалась ежедневно, и Иван Антонович уже с раздражением отвечал на вопросы кратко: «Постригусь!»

Впрочем, екатерининская инструкция по охране шлиссельбургского узника содержала такое же строжайшее требование: «Арестанта умертвить, а живого никому в руки не давать».

Всеобщее ликование по поводу восшествия на престол Екатерины II продолжалось недолго, вскоре послышались и недовольные голоса. Осуждали и узурпацию власти, и мужеубийство, и возвышение безродных Орловых, вообще фаворитизм, да и чистокровная немка на российском престоле мало кому нравилась. В таких случаях всегда вспоминают об альтернативном лидере, особенно о невинно обиженном.
Опять заговорили об Иване Антоновиче, и не только в армии или в среде политических авантюристов, но и в народе: дескать, «принц Иван живет в деревне под Шлиссельбургом и многие офицеры и солдаты ему присягали и много людей из города к нему на поклон ездят».
Екатерина II проявляла к «безымянному колоднику» больше строгости. Она повелела каждый год менять надсмотрщиков, а также ужесточить правила содержания бывшего Государя. В 1762 году Екатерина II самолично прибыла в Шлиссельбург, чтобы посмотреть на узника, однако ни в какие разговоры с ним, конечно же, не вступала.

В Тайную канцелярию доставлялись подметные письма с призывами к бунту, к высылке незаконной императрицы «в свою землю». И далее в них говорилось: «А надлежит на царском престоле утвердить непорочного и неповинного царя Ивана Антоновича».

В такой обстановке Иван Антонович был словно обречен либо вернуться на престол, либо погибнуть, либо у него появился бы двойник-самозванец. Кто-то должен был разыграть эти три карты. Понтировал подпоручик Смоленского полка Василий Мирович.


Иоанн VI Антонович

Мирович опоздал

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба этого несчастного молодого человека, если бы не нашелся офицер из тюремной охраны, решивший действовать. Поручик Смоленского пехотного полка Василий Яковлевич Мирович был одним из тех, кому тогдашняя императрица Екатерина ІІ повелела надзирать за именитым арестантом. Вряд ли теперь кто-нибудь точно сможет сказать, что подвигло этого офицера на освобождение Иоанна Антоновича: бескорыстное желание восстановить справедливость, обычное человеколюбие или надежда возвыситься в случае успеха всего предприятия.

Как бы то ни было, но Василий Мирович посвятил в эти планы своего друга, поручика Великолуцкого пехотного полка Аполлона Ушакова. План был прост и изящен: подделать письмо Екатерины ІІ об освобождении Иоанна Антоновича, явиться с бывшим узником в Санкт-Петербург, арестовать Государыню и всех тех, кто не согласится с происходящим, после чего при помощи офицеров, которые наверняка переметнулись бы на сторону Иоанна Антоновича, немедленно привести к присяге Сенат, Синод и армию.

Поручику Ушакову план понравился. По легенде, перед тем как приступить к подделке письма Государыни, Мирович и Ушаков отправились в церковь, где кто-то из них по ошибке вписал в перечень «за упокой» имена «рабов божьих Аполлона и Василия». Таким образом, панихида была отслужена по живым еще людям, что считаеся очень дурным предзнаменованием.

Так оно и вышло! Спустя две недели после этого Аполлон Ушаков при более чем загадочных обстоятельствах утонул в реке Порхов. Мирович, однако, не отступил от своего замысла. Правда, от подделки письма императрицы он отказался. Заговорщик избрал силовое решение вопроса.

В ночь на 5 июля 1764 года Мирович заступил начальником караула Шлиссельбургской крепости. За несколько часов до этого он предложил солдатам освободить законного Государя Иоанна Антоновича. Те сразу же согласились. Получив оружие, они построились во дворе, и Мирович сразу же решил привести их к присяге Иоанну Антоновичу. Комендант Бердников выскочил на крыльцо, попытался было помешать этому и приказал арестовать Мировича, однако сразу получил от последнего прикладом по голове.

С весны 1764 года Смоленский полк стоял в Шлиссельбурге. Офицеры с отрядами солдат посменно охраняли крепость (а казарму с арестантами, как мы помним, охраняла отдельная команда). Тогда и зародился у Мировича план освобождения Ивана Антоновича и возведения его на трон. А тут еще императрица с огромной свитой отправилась в поездку в Лифляндию. Момент был самый благоприятный.

В ночь на 16 июля 1764 года Василий Мирович с командой солдат заступив в караул предпринял попытку освободить экс-императора. Сначала он пытался уговорить офицеров охраны казармы впустить его внутрь. Те заподозрили недоброе, один из них побежал с докладом к коменданту крепости. Тогда Мирович поднял своих солдат по тревоге, арестовал коменданта и осадил казарму. Он зачитал своим солдатам заранее заготовленный манифест от имени императора Ивана III и повел команду на штурм. Дальнейшие события развивались словно в костюмированном историческом боевике. Между солдатами Мировича и охраной тюрьмы тут же началась перестрелка. Численный перевес был на стороне мятежного поручика. Под его началом было уже 38 человек, а в охране – лишь 16. К тому же Мировичу удалось захватить пушку. Однако густой туман не позволял вести прицельную стрельбу. Во всяком случае, ни один человек ни с той, ни с другой стороны не оказался даже ранен.

Офицеры Власьев и Чекин, охранявшие пленника, действовали строго по инструкции. Когда им показалось, что нападавшие берут верх, они прикончили несчастного Иоанна Антоновича ударом шпаги.

Увидев бездыханное тело бывшего Государя, Мирович понял, что проиграл, и тут же сдался. При этом он пообещал солдатам, которых увлек за собой, что всю вину возьмет на себя.

О последних минутах жизни «безумного арестанта» есть несколько свидетельств, но все они с чужих слов. Одни пишут, что Ивана Антоновича убили спящего. Другие – что он сопротивлялся и даже сломал одну из шпаг нападавших. Второе более вероятно. Узник не мог не проснуться от стрельбы, ведь он и прежде, бывало, чутко улавливал даже отдаленный праздничный салют и придумывал фантастические объяснения этой пальбе: мол, будто кто-то идет «взять его в полон». Или освободить?..


Иван Творожников. Мирович перед телом Ивана VI. 1884

Ивана Антоновича похоронили следующей ночью там же, в Шлиссельбургской крепости. Где именно его могила – неизвестно. Стрельбу давешней ночи объясняли тем, что гарнизонные солдаты поссорились с армейскими, «а сие произошло ни от чего иного, как от пьянства».

Василий Мирович был казнен 26 сентября 1764 года (первая казнь за последние 23 года). Осужденный был спокоен. Люди, стоявшие вокруг эшафота, на крышах домов и на мосту, ждали помилования в последнюю минуту. Молодой капрал Гавриил Державин свидетельствовал, что «народ, необвыкший видеть смертной казни… когда увидел голову в руках палача, единогласно ахнул и так содрогся, что от сильного движения мост поколебался и перила рухнули».

Ивану Антоновичу и Василию Мировичу было по 24 года.

«Галантный век»! Жестокие сердца!

Послесловие:
В 2010 году в Холмогорах сносили старую водонапорную башню, построенную на фундаменте церкви Успения Богородицы, разрушенной в советское время. Было решено обследовать подвалы церкви. Среди нескольких захоронений XVII – XVIII веков был обнаружен саркофаг со скелетом молодого человека предположительно двадцати восьми лет, на левой лопатке которого виднелся отчетливый прокол, сделанный шпагой.

Археологи сразу же заявили, что это останки Иоанна Антоновича. Была проведена экспертиза по 25 признакам, которая и подтвердила справедливость этой версии.

Вот цитата из заключения судебно-медицинской экспертизы: «Отмечено пропорциональное и физиономическое сходство черепа опознаваемого мужчины и его портретной реконструкции с достоверно известными живописными изображениями родителей Иоанна VI Антоновича, допускающее вывод о принадлежности перечисленных лиц к одному семейному триплету. По признакам словесного портрета исследуемый мужчина был больше похож на Анну Леопольдовну, чем на Антона Ульриха Брауншвейгского».


https://lsvsx.livejournal.com/1405242.html

Эпоха дворцовых переворотов

Эпоха дворцовых переворотов в России

15.11.

2016 Категория: Образование и наука Подкатегория: История Популярность

В 1725 году скончался русский император Петр I, не оставив законного наследника и не передав престол выбранному.

В течение последующих 37 лет между его родственниками – претендентами на российский трон – велась борьба за власть. Этот период в истории принято называть « эпоха дворцовых переворотов».

Обратите внимание

Особенностью периода «дворцовых переворотов» является то, что переход высшей власти в государстве осуществлялся не путём наследования короны, а совершался гвардейцами или придворными с использованием силовых методов.

Такая неразбериха появилась вследствие отсутствия отсутствие чётко прописанных правил престолонаследия в монархической стране, что вызывало борьбу сторонников того или иного претендента между собой.

Эпоха дворцовых переворотов 1725-1762 гг

После Петра Великого на российском троне посидели:

  • Екатерина I – супруга императора,
  • Петр II – внук императора,
  • Анна Иоанновна – племянница императора,
  • Иоанн Антонович – внучатый племянник предыдущей,
  • Елизавета Петровна – дочь Петра I,
  • Петр III – племянник предыдущей,
  • Екатерина II – жена предыдущего.

В целом эпоха переворотов длилась с 1725 по 1762 год.

Екатерина I (1725–1727)

Одна часть дворянства, возглавляемая А. Меньшиковым, желала видеть на троне вторую жену императора Екатерину. Другая часть – внука императора Петра Алексеевича. Спор выиграли те, кого поддержала гвардия – первые. При Екатерине большую роль в государстве играл А. Меньшиков.

В 1727 году императрица скончалась, назначив преемником на троне малолетнего Петра Алексеевича.

Петр II (1727–1730)

Юный Петр стал императором при регентстве Верховного Тайного совета. Постепенно Меншиков потерял свое влияние и был сослан. Вскоре регентство отменили – Петр II объявил себя правителем, двор вернулся в Москву.

Незадолго до свадьбы с Екатериной Долгорукой император умер от черной оспы. Завещания не было.

Анна Иоанновна (1730–1740)

Верховный совет пригласил править в Россию племянницу Петра I – герцогиню курляндскую Анну Иоанновну. Претендентка согласилась на условия, ограничивающие её власть. Но в Москве Анна быстро освоилась, заручилась поддержкой части дворянства и нарушила ранее подписанный договор, вернув самодержавие. Впрочем, правила не она, а фавориты, самый известный из которых – Э. Бирон.

В 1740 году Анна скончалась, определив наследником внучатого племянника младенца Иоанна Антоновича (Иван VI) при регенте Бироне.

Переворот был совершён фельдмаршалом Минихом, судьба ребёнка до сих пор неясна.

Елизавета Петровна (1741–1761)

Захватить власть родной дочери Петра I помогли опять же гвардейцы. В ночь на 25 ноября 1741 года Елизавету Петровну, которую поддерживали ещё и простолюдины, буквально внесли на престол. Переворот имел яркую патриотическую окраску. Его основной целью стало убрать иностранцев от власти в стране. Политика Елизаветы Петровны была направлена на продолжение дел отца.

Петр III (1761–1762)

Петр III – осиротевший племянник Елизаветы Петровны, сын Анны Петровны и герцога Голштинского. В 1742 году он был приглашен в Россию, и стал наследником престола.

При жизни Елизаветы Петр сочетался браком с кузиной – принцессой Софьей Фредерикой Августой Ангальт-Цербской – будущей Екатериной II.

Политика Петра после кончины тётки была направлена на союз с Пруссией. Поведение императора и его любовь к немцам оттолкнуло русское дворянство.

Именно супруга императора и закончила 37-летнюю чехарду на российском троне. Её снова поддержала армия – Измайловский и Семеновский гвардейские полки. Екатерину внесли на трон как когда-то –Елизавету.

Екатерина провозгласила себя императрицей в июне 1762 г., ей присягнули и Сенат, и Синод. Петр III подписал отречение от престола.

Поделиться в соцсетях:

Случайная статья

Реферат: Эпоха дворцовых переворотов

Содержание

.Введение

2.События 1725 — 1762 гг.

.Причины дворцовых переворотов.

.Социальная сущность дворцовых переворотов.

.Заключение (часть первая).

.Заключение (часть вторая).

Список литературы.

1. Введение

«Эпохой дворцовых переворотов» был назван последовавший за смертью Петра I 37-летний период политической нестабильности (1725-1762 гг.).

В этот период политику государства определяли отдельные группировки дворцовой знати, которые активно вмешивались в решение вопроса о наследнике престола, боролись между собой за власть, осуществляли дворцовые перевороты.

Поводом для такого вмешательства послужил изданный Петром I 5 февраля 1722 г.

Устав о наследии престола, который отменил «оба порядка престолонаследия, действовавшие прежде, и завещание, и соборное избрание, заменив то и другое личным назначением, усмотрением царствующего государя». Сам Пётр этим уставом не воспользовался, умер 28 января 1725 г., не назначив себе преемника. Поэтому сразу же после его смерти между представителями правящей верхушки началась борьба за власть.

Решающей силой дворцовых переворотов была гвардия, привилегированная часть созданной Петром регулярной армии (это знаменитые Семёновский и Преображенский полки, в 30-е годы к ним прибавились два новых, Измайловский и Конногвардейский).

Её участие решало исход дела: на чьей стороне гвардия, та группировка одерживала победу.

Гвардия была не только привилегированной частью русского войска, она являлась представительницей целого сословия (дворянского), из среды которого почти исключительно формировалась и интересы которого представляла.

2. События 1725 — 1762

Важно

Дворцовые перевороты свидетельствовали о слабости абсолютной власти при преемниках Петра I, которые не смогли продолжить реформы с энергией и в духе начинателя и которые могли управлять государством, только опираясь на своих приближённых. Фаворитизм в этот период расцвёл пышным цветом. Фавориты-временщики получили неограниченное влияние на политику государства.

После смерти Петра I 28 января 1725 г., оказалось, что царь не оставил завещания по престолонаследию. Это способствовало обострению борьбы между потомственным дворянством и новыми вельможами, появившимися в результате реформ Петра I.

Единственным наследником Петра I по мужской линии был его внук — сын казнённого царевича Алексея Пётр. Но на престол претендовала жена Петра I Екатерина.

Наследницами являлись и две дочери Петра — Анна (замужем за голштинским принцем) и Елизавета — к тому времени ещё несовершеннолетняя. Пользовавшийся огромным влиянием при дворе А.

Меньшиков, опираясь на гвардию, осуществил первый дворцовый переворот в пользу Екатерины I (1725-1727 гг.) и стал при ней всесильным временщиком.

По его предложению при императрице был создан Верховный Тайный Совет, которому обязан был подчиняться правительствующий Сенат. Членами Тайного совета были назначены сподвижники Петра: Д. М. Голицын, П. А. Толстой, Ф. М. Апраксин, А. И. Остерман, Г. И. Головкин. Главенствующее положение в нем занял сам А. Д. Меншиков.

В мае 1727 г. Екатерина I умерла. Престол по её завещанию перешёл к 12-летнему Петру II (1727-1730 гг.). Дела в государстве продолжал вершить Верховный тайный совет.

Однако в нём произошли перестановки: Меньшиков был отстранён и сослан с семьёй в далёкий западносибирский город Берёзов, а в Совет вошёл воспитатель царевича Остерман и двое князей Долгоруких и Голицыных. Фаворитом Петра II стал Иван Долгорукий, который оказывал на юного императора огромное влияние и уговорил Петра II переехать в Москву.

Совет

Там он обручил юного царя со своей сестрой Екатериной. Скоро и опека Долгоруких надоела Петру, он сближается со своей теткой, дочерью Петра I, Елизаветой. Но и это сближение было не долгим:

В январе 1730 г. Пётр II умирает от оспы, и вновь встаёт вопрос о кандидате на престол. Верховный тайный совет по предложению Д.Голицына остановил выбор на племяннице Петра I, дочери его брата Ивана — вдовствующей курляндской герцогине Анне Иоанновне (1730-1740 гг.

) Трон Анне «верховники » предложили на определённых условиях — «Кондициях», согласно которым императрица фактически становилась безвластной марионеткой. Анна Иоанновна согласилась с этими условиями и прибыла в Москву. Вместе с ней приехал и ее возлюбленный Э. И. Бирон — сын придворного конюха.

Группа бывших соратников Петра I, в которую входили князья А. М. Черкасский и Н. Ю. Трубецкой, а так же А. И. Остерман и Феофан Прокопович. Протестуя против кондиций, требовали, чтобы Анна Иоанновна оставалась такой же самодержицей, как и её предки.

По прибытии в Москву Анна была уже осведомлена о настроении широких кругов дворянства и гвардии. Поэтому 25 февраля 1730 г. она разорвала кондиции и «учинилась в суверенитете».

Став самодержицей, Анна Иоанновна поспешила найти себе опору в основном среди иностранцев, которые заняли высшие посты при дворе, в армии и высших органах управления. В круг преданных Анне лиц попал и ряд русских фамилий: родственники Салтыковы, П. Ягужинский, А.Черкасский, А.Волынский, А.Ушаков.

Миттавский фаворит Анны Бирон стал фактически правителем страны. В той системе власти, которая сложилась при Анне Иоанновне без Бирона, её доверенного лица, грубого и мстительного временщика вообще не принималось ни одного важного решения. Это время вошло в историю как «бироновщина».

Ликвидировав Верховный Тайный Совет, Анна учредила Кабинет, состоявший из 3-х кабинет -министров — А. И. Остермана, А. М. Черкасского и Г. И. Головкина.

Идя навстречу желаниям дворянства, Анна отменила Указ Петра I о единонаследии, что давало право помещикам делить поровну все недвижимое имущество между сыновьями и отдавать его в приданное за дочерьми.

Обратите внимание

При ней срок военной службы был ограничен двадцатью пятью годами.

По проекту Б. Х. Миниха в Санкт-Петербурге был открыт шляхетский кадетский корпус, в котором дворянские дети, минуя солдатчину, сразу же по окончанию получали офицерское звание или шли в гражданскую службу. Наиболее способные могли продолжить учебу в Академическом университете. Численность гвардии была увеличена на два полка — Конный и Измайловский.

https://www.youtube.com/watch?v=l2PApB7zBY8

В октябре 1740 года Анна Иоанновна скончалась.

По завещанию Анны Иоанновны её наследником был назначен внучатый племянник — Иоанн Антонович Брауншвейгский. Регентом при нём был определён Бирон.

Против ненавистного Бирона дворцовый переворот был произведён всего через несколько недель. Правительницей при малолетнем Иване Антоновиче была провозглашена его мать Анна Леопольдовна.

Однако изменений в политике не произошло, все должности продолжали оставаться в руках немцев.

Пользуясь слабостью правительства и своей популярностью, Елизавета, дочь Петра I, переодевшись в мужское платье, явилась в казарму Преображенского полка со словами: «Ребята, вы знаете, чья я дочь, идите за мной. Клянетесь умереть за меня?» — спросила будущая императрица и, получив утвердительный ответ, повела их в Зимний дворец.

Так во время очередного переворота, совершенного 25 ноября 1741 г. в пользу дочери Петра I Елизаветы, были арестованы находившиеся на российском престоле представители Брауншвейгской семьи. Участники переворота получили щедрые награды, те из них, кто не имел дворянского звания, были возведены в дворянство. В ночь на 25 ноября 1741 г.

гренадерская рота Преображенского полка совершила дворцовый переворот в пользу Елизаветы — дочери Петра I — (1741-1761 гг.) При всей схожести данного переворота с подобными ему дворцовыми переворотами в России XVIII в. (верхушечный характер, гвардия ударная сила), он имел ряд отличительных особенностей.

Ударной силой переворота 25 ноября была не просто гвардия, а гвардейские низы — выходцы из податных сословий, выражающие патриотические настроения широких слоёв столичного населения. Переворот имел ярко выраженный антинемецкий, патриотический характер.

Важно

Широкие слои русского общества, осуждая фаворитизм немецких временщиков, обращали свои симпатии в сторону дочери Петра — русской наследницы.

Особенностью дворцового переворота 25 ноября было и то, что франко-шведская дипломатия пыталась активно вмешиваться во внутренние дела России и за предложение помощи Елизавете в борьбе за престол добиться от неё определённых политических и территориальных уступок, означавших добровольный отказ от завоеваний Петра I.

Императрица Елизавета Петровна царствовала двадцать лет, с 1741 по 1761 год. Наиболее законная из всех преемников Петра I, поднятая на престол с помощью гвардейцев, она, как писал В.О.

Ключевский, «унаследовала энергию своего отца, строила дворцы в двадцать четыре часа и в двое суток проезжала путь от Москвы до Петербурга, мирная и беззаботная, она брала Берлин и побеждала первого стратега того времени Фридриха Великого…

ее двор превратился в театральное фойе — все говорили о французской комедии, итальянской опере, а двери не закрывались, в окна дуло, вода текла по стенам — такая «золоченая нищета».

Стержнем ее политики стало расширение и укрепление прав и привилегий дворянства. Помещики теперь обладали правом ссылать непокорных крестьян в Сибирь и распоряжаться не только землей, но и личностью и имуществом крепостных. При Елизавете Петровне были восстановлены в правах Сенат, Главный магистрат, коллегии. В 1755 г. был открыт Московский университет — первый в России.

Показателем возросшего влияния России на международную жизнь являлось ее активное участие в общеевропейском конфликте второй половины XVIII в. — в Семилетней войне 1756 — 1763 гг.

Россия вступала в войну в 1757 г. В первом же сражении у деревни Гросс- Егерсдорф 19 августа 1757 г. русские войска нанесли прусским войскам серьезное поражение. В начале 1758 г. русские войска овладели Кенигсбергом. Население же Восточной Пруссии присягнуло императрице России — Елизавете.

Совет

Кульминацией военной кампании 1760 г. было взятие 28 сентября Берлина русской армией под командованием Чернышова. (Фридрих II стоял на краю гибели, но его спас резкий поворот во внешней политике России, вызванный вступлением на престол Петра III, который сразу же разорвал военный союз с Австрией, прекратил военные действия против Пруссии и даже предложил Фридриху военную помощь) .

Преемником Елизаветы Петровны стал её племянник Карл-Пётр-Ульрих — герцог Голштинский — сын старшей сестры Елизаветы Петровны — Анны и значит по линии матери — внук Петра I. Он взошёл на престол под именем Петра III (1761-1762 гг.) 18 февраля 1762 г. был опубликован Манифест о пожаловании «всему российскому благородному дворянству вольности и свободы», т.е.

об освобождении от обязательной службы. «Манифест», снявший с сословия вековую повинность, был воспринят дворянством с энтузиазмом. Петром III были изданы Указы об упразднении Тайной канцелярии, о разрешении вернуться в Россию бежавшим за границу раскольникам с запрещением преследовать за раскол.

Однако, вскоре политика Петра III вызвала в обществе недовольство, восстановила против него столичное общество. Особое недовольство среди офицеров вызвал отказ Петра III от всех завоеваний в период победоносной Семилетней войны с Пруссией (1755-1762 гг.), которую вела Елизавета Петровна. В гвардии созрел заговор с целью свержения Петра III.

В результате последнего в XVIII веке дворцового переворота, осуществлённого 28 июня 1762 г., на русский престол была возведена жена Петра III, ставшая императрицей Екатериной II (1762-1796 гг.). Во время дворцового переворота Екатерину поддерживали влиятельные представители аристократии: граф К. Г. Разумовский, воспитатель Павла I Н. И. Панин, генерал- прокурор И. А. Глебов, Княгиня Е. Р.

Дашкова, многие гвардейские офицеры. Екатерина подобно Петру, которого она боготворила, окружила себя преданными людьми. Она щедро вознаграждала своих соратников и фаворитов.

Попытка Петра III вступить в переговоры ни к чему не привела, и он был вынужден собственноручно подписать присланный Екатериной акт «самопроизвольного» клятвенного отречения от престола.

Так завершилась эпоха «дворцовых переворотов».

3. Причины дворцовых переворотов

Общими предпосылками дворцовых переворотов можно назвать:

Противоречия между различными дворянскими группировками по отношению к петровскому наследию. Было бы упрощением считать, что раскол произошел по линии принятия и непринятия реформ.

И так называемое «новое дворянство», выдвинувшееся в годы Петра благодаря своему служебному рвению, и аристократическая партия пытались смягчить курс реформ, надеялись в той или иной форме дать передышку обществу, а в первую очередь, — себе.

Обратите внимание

Но каждая из этих групп отстаивала свои узкосословные интересы и привилегии, что и создавало питательную почву для внутриполитической борьбы.

Острая борьба различных группировок за власть, сводившаяся чаще всего к выдвижению и поддержке того или иного кандидата на престол.

Активная позиция гвардии, которую Петр воспитал как привилегированную «опору» самодержавия, взявшую на себя, к тому же, право контроля за соответствием личности и политики монарха тому наследию, которое оставил ее «возлюбленный император».

Пассивность народных масс, абсолютно далеких от политической жизни столицы.

Обострение проблемы престолонаследия в связи с принятием Указа 1722 г., сломавшего традиционный механизм передачи власти.

Духовная атмосфера, складывающаяся в результате раскрепощения дворянского сознания от традиционных норм поведения и морали, подталкивала к активной, зачастую беспринципной политической деятельности, вселяла надежду в удачу и «всесильный случай», открывающий дорогу к власти и богатству.

С легкой руки В. О. Ключевского многие историки оценивали 1720 — 1750-е гг. как время ослабления русского абсолютизма. Н.Я.

Эйдельман вообще рассматривал дворцовые перевороты как своеобразную реакцию дворянства на резкое усиление самостоятельности государства при Петре I, как исторический опыт показал, — пишет он, имея в виду «необузданность» петровского абсолютизма, — что такое громадное сосредоточение власти опасно и для ее носителя, и для самого правящего класса». Сам В.О. Ключевский также связывал наступление политической нестабильности после смерти Петра I с «самовластьем» последнего, решившегося, в частности, поломать традиционный порядок престолонаследия (когда престол переходил по прямой мужской нисходящей линии) — уставом от 5 февраля 1722 г. самодержцу было предоставлено право самому назначать себе преемника по собственному желанию. «Редко самовластие наказывало себя так жестоко, как в лице Петра этим законом 5 февраля», — заключал Ключевский . Петр I не успел назначить себе наследника, престол, по словам Ключевского, оказался отданным «на волю случая и стал его игрушкой»: не закон определял, кому сидеть на престоле, а гвардия, являвшаяся в тот период «господствующей силой».

Эпоха дворцовых переворотов

Конспект по истории России

После смерти Петра I борьба за трон стала характерной чертой нескольких десятилетий, которые крупнейший русский историк В.О.Ключевский назвал «эпохой дворцовых переворотов«.

Пётр I не успел распорядиться о том, кто наследует ему. Верхушка дворянства во главе с А.Д.Меншиковым возвела на престол вдову Петра I, Екатерину I, не имевшую на престол никаких наследственных прав.

Вся реальная власть в стране сосредоточилась в руках Верховного тайного совета, куда вошли сторонники Екатерины I (А.Д.Меншиков, П.А.Толстой, Ф.М.Апраксин, Г.И.Головкин) и представители старой знати (Д.М.Голицын).

Важно

Продворянская направленность политики правительства Меншикова проявилась в облегчении службы дворян, а также в подчинении городского самоуправления губернаторам и воеводам.

«Верховники» после смерти Екатерины I возвели на престол пятнадцатилетнего внука Петра I — Петра II (сына царевича Алексея). Меншиков, пытаясь породниться с царским домом, попытался организовать брак молодого императора и своей дочери, но попал в опалу и со всей семьёй был сослан в Сибирь.

Родовая знать пыталась вернуть дореформенные порядки. Императорский двор переехал в Москву, туда же были переведены некоторые коллегии. Было остановлено строительство военно-морского флота, нарушена система комплектования регулярной армии.

В 1730 году Пётр II умер и престол вновь оказался вакантным: с Петром II прекратилась династия Романовых по мужской линии. «Верховники» приглашают в Москву дочь старшего брата Петра I Анну Иоанновну.

Анна Иоанновна должна была согласиться на определённые условия (кондиции), которые ограничивали бы самодержавную власть императрицы.

Она должна была править вместе с Верховным тайным советом и без его согласия не объявлять войны, не заключать мира, не расходовать государственных сумм, не выходить замуж и не назначать своего преемника. Кроме того, она не должна была привозить с собой в Россию своего фаворита графа Э.И.Бирона.

Однако Анна Иоанновна, получив корону, отказалась от соблюдения кондиций. 4 марта 1730 года Верховный тайный совет был упразднён, Долгорукие были сосланы и впоследствии казнены, а Д.М.Голицын умер в заточении в казематах Шлиссельбурга.

Царствование Анны Иоанновны (1730-1740 годы) началось под лозунгом возврата к петровским порядкам. Десятилетие её правления ознаменовалось засильем немецкого дворянства в государственном аппарате России и в армии. Огромную власть получил фаворит Анны Бирон. Получили распространение такие явления, как тотальная слежка за инакомыслящими, доносительство.

В 1740 году Анна Иоанновна умерла, оставив трон внуку своей старшей сестры Ивану VI (1740-1741 годы). Регентом при нем по завещанию Анны Иоанновны становился Бирон, что вызвало недовольство не только в дворянских кругах, но и у родителей императора.

Совет

Через несколько месяцев Бирон был свергнут группой заговорщиков из числа высшего военного командования во главе с Минихом. Регентство перешло к матери Ивана VI Анне Леопольдовне, а правительство возглавил сначала Миних, а затем Остерман.

Засилье иноземцев при дворе сохранилось.

Год спустя, в ноябре 1741 года, происходит очередной переворот. Гренадёрская рота Преображенского полка в ночь на 25 ноября арестовала императора и его родителей.

Иван IV, как самый опасный претендент на престол, был заключён в Шлиссельбургскую крепость, где в 1764 году погиб при попытке его освобождения поручиком Мировичем.

На трон была возведена Елизавета Петровна — дочь Петра I.

На рассвете 25 ноября собранным во дворце сановникам был зачитан манифест о восшествии на престол Елизаветы Петровны. Затем она приняла присягу гвардейских полков и двора. Спустя три дня, 28 ноября 1741 г.

, был опубликован новый манифест – о порядке престолонаследия. На высших постах вновь оказались русские сановники, такие, как канцлер А.П.Бестужев-Рюмин, выдвинулись новые фамилии – Разумовский, Шувалов, Воронцов.

Удовлетворяя давнее пожелание российского дворянства, Елизавета Петровна восстановила Сенат в его прежнем значении, вернув ему титул Правительствующего. Елизавета восстановила Берг- и Мануфактур-коллегии, Главный магистат, Провиантскую канцелярию и другие учреждения, ликвидированные Анной Иоановной.

Государственная служба при Елизавете Петровне все в большей степени становилась дворянской привилегией, но вместе с тем и обязанностью. Представителям других сословий стало труднее продвинуться по служебной лестнице, – в этом состояло одно из отличий политики Елизаветы от политики ее отца, возвышавшего людей не за «породу», а за личные качества.

Для внутренней политики Елизаветы Петровны было характерно сочетание двух параллельных линий – расширения дворянских прав и вольностей и усиления крепостной зависимости крестьянства. Уже при Анне Иоановне в 1736 г. дворянство добилось замены бессрочной службы 25 годами, отслужив которые дворянин получал право выйти в отставку.

Расширяя дворянские вольности, правительство Елизаветы Петровны одновременно активно содействовало закрепощению крестьян. Дворяне получили право продавать своих крестьян, чтобы потом отдавать их в рекруты; это узаконило широкомасштабную торговлю людьми. В 1760 г. Елизавета предоставила помещикам право ссылать провинившихся крепостных в Сибирь.

Обратите внимание

Своим преемником Елизавета сделала Карла-Петра-Ульриха, герцога Голштинского, являвшегося по материнской линии внуком Петра I, а по отцовской — Карла XII. В 1761 году он под именем Петра III взошёл на престол.

Новый император был совершенно не готов к управлению государством. Единственным крупным политическим мероприятием, осуществлённым Петром III, стало издание, по инициативе его дворянского окружения, «Манифеста о даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». Появившийся 18 февраля 1762 года «Манифест» уничтожил обязательность службы, как гражданской, так и военной для дворян.

Поклонник прусского короля Фридриха II, Пётр III вёл политику, противоречащую государственным интересам России: заключил невыгодный для России мир с Пруссией (после победоносной войны) и попытался ввязаться в прусско-датскую войну на стороне Пруссии.

Растущее недовольство вылилось в новый заговор, созревший в гвардейской среде. В июне 1762 года гвардия осуществила последний в XVIII веке переворот.

В ночь на 28 июня жена Петра III Екатерина II была провозглашена императрицей в Измайловском, Преображенском и Семёновском полках. Утром ей принесли присягу Сенат, Синод и армия. Пётр III попытался найти убежище в Кронштадте, но потерпел неудачу.

29 июня он подписал отречение, а 6 июля бывший император был убит участниками заговора. Эпоха «дворцовых переворотов» завершилась.

Рекомендуем прочитать:

Конспект по истории России

Анализ эпохи дворцовых переворотов | История культуры

В заключение лекции подведем ряд общих итогов.

Дворцовые перевороты не являлись государственными, так как не преследовали цели радикальных изменений политической власти и государственного устройства. Перевороты сводились к перемене лиц на престоле и перетряскам в правящих кругах.

Инициаторами переворотов выступали различные дворцовые группировки, каждая из которых стремилась возвести на престол своего ставленника.

В итоге развернулась ожесточенная борьба между выдвиженцами, которые поддерживали в разные периоды истории разных кандидатов.

Важно

Характеризуя эпоху дворцовых переворотов 18 столетия, следует отметить, что в течение 37 лет с 1725 по 1762 годы на российском престоле сменилось 6 царствующих особ.

Из 37 лет непрерывной чехарды власти 32 года приходилось на правление женщин, а если учитывать царствование великой и премудрой матери отечества Екатерины II, то в течение 18 столетия в российской империи после смерти Петра 64 года власть государства находилась в руках слабого пола.

Несомненно, все императрицы по-разному проявляли себя как политики. Одни опирались на фаворитов и временщиков, другие на гвардию, третьи на личную мудрость и правительственные учреждения, а также на европейский опыт.

Анализируя события эпохи дворцовых переворотов, укажем несколько причин этих событий. По мнению большинства историков, причины дворцовых переворотов следующие.

Первое, это указ 1722 года о наследовании престола, который предоставлял право императору право назначать наследника. Вторая причина, большое количество прямых и косвенных наследников дома Романовых.

И, наконец, причина третья, корпоративные интересы дворянства и родовой знати.

При анализе эпохи дворцовых переворотов важно обратить внимание на следующие моменты. Во-первых, инициаторами переворотов выступали различные дворцовые группировки, стремившиеся возвести на престол своего ставленника. Во-вторых, движущей силой переворотов была гвардия.

Действительно, в этот период именно гвардия решала вопрос о том, кому быть на престоле. Можно говорить об особой, политической роли гвардии в истории России с этого периода, которую она играла вплоть до событий декабря 1825 года на Сенатской площади.

И, наконец, в-третьих, важнейшим следствием дворцовых переворотов явилось усиление экономических и политических позиций дворянства, чего, собственно говоря, оно и добивалось, ведя на престол того или иного кандидата.

Совет

Делая обобщающий вывод, можно сказать, что при всей пестроте событий и лиц, эпоха дворцовых переворотов характеризуется устойчивой линией социальной политики. Именно в этот период произошло значительное расширение привилегий дворянства при одновременном еще большем закабалении крестьян.

Это манифест, о даровании вольности и свободы российскому дворянству (дворяне освобождались от обязательной государственной службы). Дворянству так же было возвращено право распоряжения вотчинами, которое разрешало делить свои имения между всеми детьми. Отныне все имения признавались полной собственностью своих владельцев.

Так же сбор подушной подати с крепостных был передан дворянам. Помещик теперь был обязан наблюдать за поведением своих крепостных.

Однако, права крепостных крестьян в этот период существенно сокращались. Им запрещалось поступать на военную службу без согласия помещика, запрещалось приобретать недвижимые имения, заводить фабрики.

Крепостные крестьяне в данный период не признавались поданными государства, а рассматривались поданными своих господ.

Вместе с тем правительство не желало разорения крестьянской массы, оно обязало помещиков кормить своих крестьян в неурожайные годы.

В период политической нестабильности, чтобы укрепить социальную базу своего режима, царствующие особы шли на уступки дворянскому сословию, а участь крестьян, в особенности крепостных, оставалась такой же, как и прежде.

Говоря о политической жизни страны, можно отметить, что основной тенденцией развития явилась дальнейшая концентрация, бюрократизация власти. Следует так же отметить процветание фаворитизма.

Обратите внимание

У власти часто оказывались люди, наиболее приближенные ко двору, но не имевшие на это никакого права, порой бездарно воздействуя на решения и указы царствующих особ. У престола часто оказывались правители, которые, в лучшем случае, были бездарны, а в худшем случае совершенно далеки от политики.

И, именно поэтому, фаворитизм процветал в это время. А власть сосредотачивалась в руках более влиятельных лиц, приближенных к монарху.

Следует отметить, что на протяжении этих лет наблюдалось усиление борьбы между различными дворянскими группировками, что не могло не отразиться негативно на процессе развития российского государства.

Однако в 1762 году чехарде правителей и непоследовательному курсу внутренней и внешней политики пришел конец. В ходе государственного переворота к власти пришла правительница, определившая четкий курс внутренней и внешней политики России во второй половине 18 века.

Это была Екатерина Великая. И ей будет посвящена следующая лекция.

В начало раздела Эпоха дворцовых переворотов

Период «дворцовых переворотов»

Перенапряжение сил страны в годы петровских преобразований, разрушение традиций, насильственные методы реформирования вызывали неоднозначное отношение различных кругов русского общества к петровскому наследию и создавали условия для политической нестабильности.

С 1725г. после смерти Петра I и до прихода к власти в 1762г. Екатерины II на престоле сменилось шесть монархов и множество политических сил, стоящих за ними. Эта смена не всегда проходила мирным и законным путем, вот почему данный период В. О. Ключевский не совсем точно, но образно и метко назвал «эпохой дворцовых переворотов».

Крупной силой при определении политики в этот период стала гвардия. Она использовалась и для личной охраны императора, и для организации контроля за деятельностью различных учреждений.

Позиции гвардии формировались боровшимися дворцовыми группировками. От позиции гвардейских полков во многом зависело, кто будет занимать трон в Петербурге.

Гвардия активно вмешивалась в династические споры, и тогда борьба за власть принимала форму дворцовых переворотов.

Если попытаться выделить равнодействующую из взаимодействия трех основных сил — дворянства, крестьянства и абсолютистского государства, то она отразит расширение нрав и привилегий дворянства, дальнейшее закрепощение крестьянства и попытки государственной власти приспособить аппарат чиновничье-бюрократической машины к изменяющимся условиям жизни.

Петр I умер 28 января 1725г., не оставив распоряжения о преемнике. Он не оставил после себя сыновей. Дочери были рождены до оформления брака с Екатериной. Реальными претендентами на престол после смерти императора оказались его жена Екатерина и внук Петр — сын казненного царевича Алексея.

Важно

При дворе явно обнаружились две группировки знати. Одну из них составляли представители новой знати, выдвинувшиеся при Петре 1. Среди них важнейшую роль играл князь А.Д. Меншиков. Кандидатом на престол была Екатерина. Другую группировку представляли родовитые аристократы во главе с князем Д.М.

Голицыным, выдвинувшие кандидатуру Петра II. Пока Сенат и высшие сановники обсуждали, кому передать трон, Преображенский и Семеновский полки открыто встали на сторону Екатерины I (1725 — 1727). Фактическим правителем страны стал А.Д.

Меншиков, первый из длинного ряда фаворитов, большинство из которых прежде всего уделяли внимание своему карману и своим интересам.

Для лучшего управления государством был создан Верховный тайный совет — высший государственный орган, ограничивший власть Сената. В него вошли А.Д.Меншиков, Ф.М.Апраксин, Г.И.Головкин, П.А.Толстой, А.И.Остерман, Д.М.

Голицын и голштинский герцог Карл Фридрих — муж старшей дочери Петра I Анны. Большинство Верховного тайного совета составили ближайшие советники Петра I, только князь Д.М.Голицын принадлежал к старой знати. Попытка выступить против А.Д.Меншикова привела к ссылке П.А.

Толстого и его гибели на Соловках.

Незадолго до смерти в 1727г. 43-летняя Екатерина I подписала завещание, по которому наследником престола являлся сын царевича Алексея Петр II, за ним должны были следовать дочери Петра: Анна и ее наследники, Елизавета и ее наследники.

Престол занял 12-летний Петр II (1727 — 1730) при регентстве Верховного тайного совета. А.Д.Меншиков, желая укрепить свое влияние в государстве, обручил свою дочь Марию с Петром II. Однако в 1727г. князь был арестован, лишен наград и состояния и вместе с семьей выслан в сибирский город Березов (ныне Тюменская обл.), где и закончил свою жизнь в 1729г.

Верховный тайный совет при Петре II претерпел значительные изменения. В нем все дела вершили четверо князей Долгоруких и двое Голицыных, а также мастер интриги А.И.Остерман. На первый план выдвинулись Долгорукие.

Екатерина Долгорукая стала «государевой невестой». Но неожиданная смерть Петра II на пятнадцатом году жизни, в день свадьбы, привела к пресечению династии Романовых по мужской линии.

Вопрос о новом императоре должен был решать Верховный тайный совет.

Совет

После долгих консультаций верховники остановили свой выбор на старшей линии династии, связанной с братом Петра I — Иваном V.

Дочь Ивана V Алексеевича Анна была выдана еще при Петре замуж за герцога Курляндского и, овдовев, жила в одном из прибалтийских городов — Митаве (ныне Елгава). Приглашая Анну Иоанновну на русский престол, верховники учитывали, что Анна не имела политических связей с русским дворянством.

Верховники разработали специальные условия — кондиции, на основании которых Анна должна была управлять страной.

Новая императрица принимала на себя обязательства не выходить замуж без разрешения верховников и не назначать наследника, решать важнейшие дела в государстве только при участии Верховного тайного совета.

Однако уже через две недели после приезда в Москву Анна разорвала кондиции на глазах у верховников и заявила о «восприятии ею самодержавства».

В ходе расправы над верховниками Иван Долгорукий был казнен, так как открылось подложное завещание о занятии престола его сестрой, «государыней-невестой», его отец и сестра были сосланы в Березов. Верховный тайный совет в 1731 г.

был заменен Кабинетом из трех министров во главе с А.И.Остерманом. Спустя четыре года Анна Иоанновна приравняла подписи трех кабинет-министров к одной своей.

Анна Иоанновна (17301740) мало интересовалась делами государства, передав управление своему фавориту, ЭрнстуИоганну Бирону, герцогу Курляндскому, — честолюбивому, но ограниченному человеку. Время правления Анны Иоанновны получило название «бироновщина», и это слово стало олицетворением засилья иноземцев в управлении страной.

Все ключевые позиции в стране оказались в руках немцев. Иностранные дела вел А.И.Остерман, армией командовал Б.-К.Миних, гвардией — Ф.-К.Левенводьде. Академию наук возглавлял И.Д Щумахер. В экономику России проникли авантюристы, безнаказанно обворовывавшие страну, такие, как, например, Шемберг, грабивший заводы Урала.

Символом правления Анны стала Тайная канцелярия во главе с А.И.Ушаковым, следившая за выступлениями против императрицы и «государственными преступлениями» (знаменитое «слово и дело»). Через Тайную канцелярию прошли 10 тыс. чел.

При Анне Иоанновне возобновилась раздача земель дворянам. В 1731г. было отменено единонаследие, введенное петровским указом 1714г. Таким образом, имения признавались полной собственностью дворянства. Были созданы два новых гвардейских полка — Измайловский и Конногвардейский, где значительную часть офицеров составляли иноземцы.

С 30-х годов XVIII в. дворянских недорослей было разрешено записывать в гвардейские полки, обучать дома и после экзамена производить в офицеры. В 1732г. был открыт Сухопутный шляхетский кадетский корпус для обучения дворян. Затем последовало открытие Морского, Артиллерийского, Пажеского корпусов. С 1736г.

срок службы для дворян ограничивался 25 годами.

Обратите внимание

Крестьяне все прочнее прикреплялись к личности владельца. С 1731г. помещики или их приказчики стали приносить присягу на верность императору за крестьян. В том же году в руки дворян был отдан сбор подушных денег с подвластных крестьян в связи с их задолженностью государству.

Помещик получил право сам устанавливать наказание за побег крестьянина. В 30 — 40-е годы XVIII в. принудительный труд стал господствовать практически во всех отраслях промышленности. В 1736г.

заводские работники навечно были прикреплены заводам и не могли быть проданы отдельно от мануфактуры.

Анна Иоанновна решила, что ее наследником будет сын ее племянницы Анны Леопольдовны и герцога Брауншвейгского — Иван Антонович. Регентом (правителем) при двухмесячном ребенке императрица назначила Э.-И. Бирона. Менее чем через месяц он был арестован гвардейцами по приказу фельдмаршала Б.-К. Миниха и был сослан в Пелым (Тобольская губерния).

Русское дворянство связывало свои надежды с дочерью Петра I -Елизаветой. В 1741г. при содействии французских и шведских дипломатов, заинтересованных в переориентации русской внешней политики, произошел очередной дворцовый переворот. С помощью гренадерской роты Преображенского полка на престол взошла Елизавета Петровна.

Как политический и государственный деятель Елизавета Петровна (17411761) не выделялась среди своих ближайших предшественников. Современники отмечают, что это была чрезвычайно привлекательная тридцатидвухлетняя женщина, веселого нрава и приветливая.

Это подтверждается и дошедшими до нас портретами императрицы. Ее страстью были наряди, балы, фейерверки. Музыка стала составной частые жизни двора: арфа, мандолина, гитара вошли в быт тех времен.

Ослепительный блеск елизаветинского барокко свидетельствует о бесконечных развлечениях, а не о кропотливой работе двора.

Важно

И действительно, Елизавета мало занималась государственными делами, передоверив их своим фаворитам — братьям Разумовским, Шуваловым, Воронцовым, А.П. Бестужеву-Рюмину. Елизавета Петровна провозгласила целью своего царствования возвращение к порядкам ее отца, Петра Великого.

Были восстановлены в правах Сенат, Берг- и Мануфактур-коллегии, Главный магистрат. При Елизавете был открыт университет в Москве (25 января 1755г.). Конференция при высочайшем дворе заняла место упраздненного Кабинета министров.

Незаметной стала деятельность Тайной канцелярии.

Социальная политика оставалась прежней: расширение прав и привилегий дворянства, что достигалось за счет ограничения прав и регламентации жизни крестьян. В 1746г. только за дворянами было закреплено право владеть землей и крестьянами. В 1760г.

помещики получили право ссылать крестьян, выступавших против них, в Сибирь, с зачетом их вместо рекрутов. Крестьянам было запрещено вести денежные операции без разрешения помещика. Помещик выполнял по отношению к крестьянам полицейские функции.

Для поддержки дворянства был учрежден Дворянский земельный банк. Аналогичный банк был открыт и для купечества. В интересах, как дворянства, так и купечества в 1754г.

отменили внутренние таможенные пошлины, что открывало широкие возможности для торговли сельскохозяйственными и промышленными товарами. В 1744 — 1747 гг. была проведена вторая перепись податного населения. В 1755г.

заводские крестьяне были закреплены в качестве постоянных (посессионных) работников на уральских заводах. Таким образом, помещики получили право распоряжаться не только землей, но личностью и имуществом крестьянина.

Елизавета Петровна царствовала двадцать лет. Еще при жизни она стала задумываться о том, кому передать трон. С этой целью из Голштинии (столица — город Киль) был выписан ее 14-летний племянник Карл Петр Ульрих, получивший после перехода в православие имя Петра.

Он был внучатым племянником Карла XII по отцовской линии и одновременно внуком Петра I по материнской линии. Еще по завещанию Екатерины I он имел право на русский престол.

По достижении совершеннолетия Петра Ш прусский король Фридрих II рекомендовал ему в жены дочь одного из мелких немецких князьков Софью Августу Фредерику Ангальт-Цербстскую, получившую в России имя Екатерины Алексеевны. У молодой четы в 1757г. родился сын Павел.

Совет

После смерти Елизаветы Петровны в 1761г. 33-летний Петр III (1761 — 1762) стал императором России. Шестимесячное царствование Петра Ш поражает обилием принятых государственных актов. За это время было издано 192 указа.

Наиболее важным из них был «Манифест о даровании свободы и вольности российскому дворянству» 18 февраля 1762г. Манифест освобождал дворян от обязательной государственной и военной службы. Дворянин мог оставить службу в любое время, кроме военного.

Разрешалось выезжать за границу и даже поступать на иноземную службу, давать детям домашнее обучение. Дворянство все больше превращалось из служилого в привилегированное сословие. «По требованию исторической логики и общественной справедливости, — писал В.О.

Ключевский, — на другой день, 19 февраля, должна была последовать отмена крепостного права; она и последовала на другой день, только спустя 99 лет». Наступил золотой век русского дворянства.

Была объявлена секуляризация земель церкви в пользу государства, что укрепляло государственную казну {окончательно указ был проведен в жизнь Екатериной II в 1764г.).

Петр III прекратил преследование старообрядцев и хотел уравнять в правах все религии, заставить духовенство носить светское платье, ориентируясь на лютеранство. Была ликвидирована Тайная канцелярия, возвращены из ссылки и опалы люди, осужденные при Елизавете Петровне.

6 то же время Петр оскорбительно вел себя по отношению к гвардейцам, которых он называл янычарами. Император хотел вывести гвардию из столицы, избрав своей опорой голштинцев.

Как видим, с одной стороны, Петр III проводил указы, продолжавшие линию его предшественников, порой он шел даже дальше их.

Обратите внимание

Но, с другой стороны, его действия отличали бесцеремонность, бестактность, хаотичность, непродуманность в политике, сочетавшиеся с грубостью и неуважением к жене и семье, к близким, с пьянством и дурачествами. Все это не могло не вызвать недовольства русского общества.

Вряд ли можно говорить о наличии у Петра III продуманной программы действий- Приговор двора, гвардии и духовенства был единодушен: Петр III не похож на настоящего государя.

Внешнеполитические задачи во второй четверти — середине XVIII столетия решались Россией менее энергично, чем это было при Петре I. Страна отходила от напряжения петровского времени. Б.-К. Миних начал перестройку армии на европейский манер. Флот дряхлел, много сил отнимало строительство оборонительных линий на юге и юго-востоке страны. Командные посты в армии находились в руках иноземцев.

Крымские татары нарушали границы России, что стало поводом для русско-турецкой войны 1735 — 1739 гг. В 1736г. русская армия взяла Бахчисарай и Азов, а в следующем году — Очаков. В 1739г. Турция и Россия заключили Белградский мир. К России перешли Азов, правда, без укреплений, и небольшая территория между Северским Донцом и Бугом, Выход к Черному морю оставался за Турцией.

Швеция попыталась взять реванш за поражение в Северной войне и объявила войну России. Русско-шведская война (1741 — 1743) велась на территории Финляндии и закончилась Абосским (город Турку) миром, по которому Швеция подтвердила итоги Северной войны. Кроме этого, к России отошла небольшая территория в Финляндии до реки Кюмень.

В 1756 — 1763 гг. вспыхнула англо-французская война за колонии. В войне участвовали две коалиции держав. Одну из них составляли Пруссия, Англия и Португалия.

Их противниками были Франция, Испания, Австрия, Швеция и Саксония, на стороне которых выступила Россия.

В России понимали, что Пруссия стремится захватить Польшу и часть Прибалтики, а это означало бы конец русского влияния в этом регионе.

Важно

Летом 1757г. русская армия двинулась в Восточную Пруссию. Считавшийся непобедимым прусский король Фридрих II направил против России свои основные силы, но его армия была уничтожена. В 1760 г.

русские войска вошли в Берлин, где пробыли несколько дней. В сра-, жениях Семилетней войны одержали первые крупные победы П.А.Румянцев и А.В.

Суворов, впоследствии прославившие русское военное искусство.

Однако победы русских солдат не дали стране реальных результатов. Разногласия среди союзников и особенно воцарение Петра III резко изменили позицию России в воине. В 1762г. Россия заключила мир с Пруссией и вернула ей все завоеванные территории.

Однако в ходе войны Пруссия была ослаблена, а международный авторитет России укрепился. Главным же итогом Семилетней войны стала победа Англии над Францией в борьбе за колонии и торговое первенство.

Антинациональная внешняя политика Петра III, а также вспышки социального протеста подтолкнули гвардейцев на новый переворот в пользу Екатерины II.

Эпоха дворцовых переворотов

История России второй четверти и середины XVIII века, (а точнее период с 1725 г. по 1762 г.) характеризовалась острой борьбой дворянских группировок за власть, в результате чего происходила довольная частая смена лиц на российском престоле.

Историк В.О. Ключевский назвал это время «эпохой дворцовых переворотов». При этом он связывал наступление политической нестабильности в этот период с тем, что в 1722 г. Пѐтр I издал новый закон о престолонаследии, согласно которому самодержцу было предоставлено право назначать себе преемника по собственному желанию.

Этот закон отменил ранее существовавший традиционный порядок престолонаследия, в соответствии с которым престол переходил по прямой мужской нисходящей линии.

Петр I не успел назначить себе наследника: престол оказался отданным «на волю случая и стал его игрушкой» — не закон определял, кому быть на престоле, а гвардия, являвшаяся в тот период «господствующей силой».

Совет

События эпохи дворцовых переворотов были обусловлены также большим количеством прямых и косвенных наследников дома Романовых, также корпоративными интересами как дворянства, так и родовитой знати. В исторических исследованиях период с 1725 г. по 1762 г. характеризуется как «эпоха временщиков», как «период политической нестабильности.

За 37 лет, прошедших после смерти Петра I до воцарения Екатерины II в 1762 г., на престоле сменилось 6 царствующих особ, причѐм 4 из них оказались на престоле в результате дворцовых переворотов. Широкие народные массы в событиях, связанных с переворотами участия не принимали.

Инициаторами переворотов выступали различные дворцовые группировки, стремившиеся возвести на престол своего ставленника.

В этот период значительно возросла экономическая и политическая роль дворянства, и это явилось одним из благоприятных факторов для дворцовых переворотов. Важнейшим следствием дворцовых переворотов явилось дальнейшее усиление экономических и политических позиций дворянства.

После смерти Петра I претендентами на престол были его супруга, императрица Екатерина Алексеевна (Екатерина I), и его внук, сын царевича Алексея Петровича, 9-летний Петр Алексеевич (Пѐтр II). Екатерину Алексеевну поддержали гвардия и новая знать, выдвинувшаяся при Петре I (А.Д. Меншиков, П.А. Толстой и др.).

За Петра Алексеевича же выступали представители старой аристократии во главе с князем Д.М. Голицыным. При поддержке гвардейских полков на престол вступила Екатерина I, правившая с 1725 г. по 1727 г.

Екатерина I государственными делами не занималась, и вся власть фактически оказалась сосредоточена в Верховном тайном совете, созданном в 1726 г.

Этот совет, сформированный из влиятельных представителей знати, возглавлял светлейший князь А.Д. Меншиков.

После смерти Екатерины I престол, согласно еѐ завещанию занял Петр II (1727 – 1730 гг.). Произошло это во многом благодаря стараниям А.Д. Меншикова, у которого был план выдать замуж за юного императора свою дочь и остаться у власти.

После восшествия на престол Петра II обострилась борьба между «верховниками» и теми, кто не входил в состав Верховного тайного совета. Против А. Д. Меншикова развернули борьбу князья Долгорукие, вице- канцлер А. И. Остерман и другие.

Обратите внимание

Стоило А.Д. Меншикову заболеть, как его в 1727 г. отправили в отставку, а затем в ссылку в сибирский город Березов, где бывший «полудержавный властелин» спустя два года умер.

Князья Долгорукие стремились женить Петра II на княжне Екатерине Долгорукой, чтобы укрепить своѐ положение около трона. Но в 1730 г. накануне свадьбы Петр II заболел и скоропостижно умер от оспы.

Вновь встал вопрос о престолонаследии, так как династия Романовых пресеклась по мужской линии.

В Верховном тайном совете после длительных споров по вопросу о кандидате на российский престол было решено пригласить дочь царя Ивана V племянницу Петра Великого — Анну Иоанновну, вдовствующую герцогиню Курляндскую, принимая в расчѐт то, что она не была связана ни с гвардией, ни с придворными группировками. Приглашая Анну Иоанновну на престол, «верховники» предложили ей письменные условия (кондиции), которые должны были существенно ограничить самодержавие. Анна Иоанновна сначала подписала кондиции. Но дворянские представители, прежде всего, из числа гвардии, подали Анне петицию с просьбой отменить кондиции и восстановить самодержавие. Императрица тут же, в присутствии толпы дворян, порвала кондиции. Вскоре Верховный тайный совет был упразднен, а его члены подверглись ссылкам и казням.

Анна Иоанновна находилась на престоле с 1730 г. по 1740 г. Это время характеризуется печально известной «бироновщиной»: господствующее положение при дворе приобрели прибывшие с Анной Ивановной иностранцы, среди которых главную роль играл фаворит императрицы Э.

Бирон, сосредоточивший в своих руках огромную власть. Во внутренней политике в период царствования Анны Иоанновны, с одной стороны, расширялись права и привилегии дворянства: отменѐн Указ о единонаследии в 1731 г., сокращѐн срок службы до 25 лет в 1736 г., учреждѐн в 1732 г.

Кадетский корпус для детей «благородного шляхетства» и др.

С другой же стороны, Канцелярия тайных розыскных дел во главе с А. И. Ушаковым осуществляла политический надзор за дворянством, и есть сведения, что было репрессировано около 10 тыс. человек. Заметным внешнеполитическим событием в период правления Анны Иоанновны стала война с Турцией 1735 – 1739 гг., в ходе которой Россия вела борьбу за выход к Чѐрному морю.

Война закончилась подписанием Белградского мирного договора, по которому Турция возвратила России Азов. Перед смертью Анна Иоанновна объявила своим преемником младенца Иоанна VI Антоновича, (1740—1741), сына племянницы Анны Леопольдовны и принца Антона-Ульриха Брауншвейгского (представителей этой семьи иногда называли «брауншвейгской фамилией»).

Регентом при Иоанне VI, императрица назначила Бирона . Но уже через 22 дня его регентства командующий русской фельдмаршал Б. К. Миних при поддержке гвардии осуществил новый дворцовый переворот, в результате которого Э. И.

Важно

Бирона арестовали и сослали в Пелым (Тобольская губерния). Правительницей-регентшей стала мать императора Анна Леопольдовна. При ней правительственный курс продолжал осуществлять А. И. Остерман, который отправил Б. К.

Миниха в отставку.

Растущее недовольство русского дворянства засильем иностранцев привело к новому дворцовому перевороту в ноябре 1741 г. В результате этого переворота, осуществлѐнного с помощью гвардии, на российский престол вступила младшая дочь Петра I Елизавета Петровна (1741 – 1761 гг).

Представители правившей «брауншвейгской фамилии» были арестованы. Ивана Антоновича с родителями заточили в Холмогорах (близ Архангельска), а в 1756 г. тайно перевели в Шлиссельбургскую крепость. Б. К. Миних и А. И. Остерман были отправлены в ссылку.

Елизавета Петровна не интересовалось по-настоящему государственными делами, и предпочитала проводить время в придворных увеселениях. Управление государством, по сути, полностью находилась в руках еѐ приближѐнных вельмож. Особенно большим влиянием пользовались Разумовские, Шуваловы, а также канцлер А. П.

Бестужев- Рюмин. Исполнительную власть осуществляла Конференция при высочайшем дворе вместо упразднѐнного Кабинета министров.

Начало правления Елизаветы Петровны характеризуется еѐ стремлением возвратиться к политике отца. Например, в своѐм прежнем статусе был восстановлен Сенат, а также коллегии и магистраты. В целом же государственная политика при Елизавете Петровне была направлена на защиту интересов дворянства. Чтобы создать благоприятные условия для дворянской торговли были отменены внутренние таможни.

В интересах дворянства был создан Дворянский банк, проведено Генеральное межевание. Дворяне получили монопольные права землевладения и душевладения (т. е. владения крепостными). При этом ухудшалось положение крепостного крестьянства. Было разрешено продавать крестьян поодиночке и в рекруты. Сбор подушной подати был возложен на помещика.

Развитию высшего образования в стране способствовало открытие в 1755 г. Московского университета и Академии художеств.

Совет

Немецкое влияние, господствовавшее в высших слоях общества со времен Петра I, при Елизавете Петровне сменилось влиянием французской культуры, господством французских нравов и парижских мод.

Значительным событием внешней политики при Елизавете Петровне стала Семилетняя война 1756 – 1763 гг.

В ней Россия участвовала на стороне коалиции Австрии, Франции, Швеции и Саксонии против Пруссии, которая при Фридрихе II претендовала на гегемонию в Европе и которую поддерживала Англия. Ряд блестящих побед русской армии в Восточной Пруссии (1757 г.

– при Гросс-Егерсдорфе; 1758 г. – при Цорндорфе; 1759 г. – при Кунерсдорфе) и взятие на короткий срок Берлина осенью 1760 г. предопредели исход войны.

От окончательного поражения прусского короля Фридриха II спасла лишь смерть Елизаветы Петровны 25 декабря 1761г.

Новый же российский император вернул прусскому королю всѐ потерянное в войне и предложил ему «доброе согласие и мир». Наследником Елизаветы Петровны стал еѐ племянник Пѐтр III (1761 – 1762 гг.). Отстранив от власти «брауншвейгскую фамилию», Елизавета Петровна постаралась закрепить русский престол за потомками Петра I.

Она вызвала в Россию своего племянника, герцога голштинского Карла-Петера Ульриха (сына старшей сестры Елизаветы — Анны Петровны), и объявила его своим преемником. Карл-Петер получил в крещении имя Петра Федоровича.

Когда наследнику исполнилось 17 лет, его женили на принцессе небольшого немецкого Ангальт-Цербстского княжества Софии Августе Фредерике, получившей в православии имя Екатерины Алексеевны.

Воспитанному в протестантской Голштинии Петру Фѐдоровичу нравы, обычаи православной России были чужды. Он с пренебрежением относился даже к внешнему соблюдению православных традиций.

Обратите внимание

Своим идеалом русский принц избрал прусского короля Фридриха II. Елизавета Петровна недолюбливала племянника и держала его в стороне от государственных дел.

Петр, в свою очередь, стремился противопоставить двору императрицы свой «малый двор» в Ораниенбауме.

В 1761 г., после смерти Елизаветы Петровны, Петр III вступил на престол.

Взойдя на престол, Петр III сразу же восстановил против себя общественное мнение, заключив невыгодный для России сепаратный мир с прусским королѐм, тем самым аннулировав все крупные победы русской армии в Семилетней войне.

Внутренняя политика Пѐтра III имела противоречивый характер. С одной стороны, он, презирая всѐ русское, насаждал прусские армейские порядки, вернул из ссылки Б. К. Миниха и Э. И. Бирона, назначил в армию и гвардию немецких генералов.

С другой стороны, возросла законотворческая активность в интересах русского дворянства и в целом государства: при Петре III, за полгода его правления было принято 192 указа. В январе 1762 г.

Пѐтр III подписал Указ о веротерпимости (о равенстве вероисповеданий), по которому запрещено было преследовать староверов, а тем из них, которые бежали за границу, было разрешено вернуться (им отводили в Сибири земли для поселения).

Но указ Петра III об уравнивании в правах всех религий породили слухи о скором закрытии православных церквей. 18 февраля 1762 г.

последовал Манифест о даровании свободы и вольности дворянства, который освобождал дворян от обязательной военной или гражданской службы, отменял телесные наказания для дворян, позволял им беспрепятственно выезжать за границу и поступать на иностранную службу, и т. п. В марте 1762 г.

Важно

указ Сената о секуляризации передавал крестьян, живших в монастырских и церковных землях, в ведение специальной государственной Коллегии экономии. Этот указ не способствовал росту популярности Петра III в среде российского духовенства. Петр III упразднил Тайную розыскную канцелярию, которая занималась политическим сыском и широко использовала доносы.

Приверженность Петра III прусским порядкам, попытки преобразовать армию по прусскому образцу, ввести строгую военную дисциплину, поклонение Фридриху II вызывали недовольство гвардии.

Этим искусно воспользовалась супруга Петра III, которая с помощью гвардии, при непосредственном участии братьев А. Г. и Г. Г. Орловых, Е.Р. Дашковой в июне 1762 г. осуществила дворцовый переворот.

В результате этого переворота Петр III был отстранѐн от власти и вскоре убит, а престол заняла Екатерина Алексеевна — Екатерина II (1762 — 1796 гг.).

Возведением Екатерины II на российский престол закончилась эпоха дворцовых переворотов. Дворцовые перевороты во второй четверти XVIII в. совершались различными группировками дворянства из корыстных побуждений. При этом не учитывались национальные общегосударственные интересы.

Частая смена власти во второй четверти XVIII в. ослабила международные позиции России и негативно повлияла на различные стороны жизни страны. Но абсолютный характер власти монарха в России сохранился.

Смена правителей не меняла сущности самодержавно-крепостнического строя в России: все они проводили продворянскую внутреннюю политику.

декадентских фактов о российской императрице Елизавете, последнем романове

Российская империя видела длинный ряд экстравагантных, невменяемых и скандальных царей, но поверьте мне, когда я говорю, что российская императрица Елизавета посрамляет их всех. От ее бездонного тщеславия до невообразимо жестоких наказаний — достаньте драгоценности короны и прочтите эти факты о Елизавете Российской.


1. Она была невероятно избалована

Российская репутация Елизаветы сегодня полна скандалов и противоречий, как и в ее время.Один историк назвал ее «самой ленивой, экстравагантной и любвеобильной из государей», а о правлении императрицы до сих пор ходят легенды. При всей своей красоте и роскоши у Елизаветы Русской была одна пугающая история.

2. У нее были дорогие вкусы

На пике своего могущества двор Елизаветы был за пределами упадка. Императрица не только требовала, чтобы все ее придворные носили самую роскошную одежду, она также настаивала, чтобы никто не носил одно и то же платье дважды, и заставляла своих мужчин штамповать платья специальными чернилами, чтобы обеспечить соблюдение правила.О, это звучит безумно? Просто подожди.

3. Она сделала странные требования

Несмотря на то, что Елизавета настаивала на том, чтобы ее подопечные были одеты до мелочей, невероятно тщеславная Императрица также строго запрещала кому-либо затмевать ее. Она честно издала буквальные указы, в которых провозглашала, что никто не может носить такую ​​же прическу, платье или даже такие же аксессуары, как она. А если бы кто-то сделал? Ну…

4. Она жестоко наказывала своих соперников

Однажды придворная Наталья Лопухина не получила памятную записку о наряде Елизаветы в тот вечер и в итоге надела такую ​​же безделушку, как императрица. Реакция Элизабет была быстрой и жестокой. Она хлестала бедную Наталью по лицу за «дерзость». Но, как вы увидите, это Элизабет в хороший день.

5. Она была рождена в скандале

Елизавета из России могла появиться из ее крайне скандального детства. Конечно, у нее была наполовину королевская родословная — ее отец был не меньше Петра Великого, — но мать Екатерина была крестьянкой. В довершение ко всему, в день рождения Елизаветы 29 декабря 1709 года она была незаконнорожденной.Ага, это был рецепт драмы.

6. Она была папиной маленькой девочкой

В детстве Елизавета была любимицей отца, и российскому ученому-ракетостроителю не потребовалось понять, почему. Смелая, умная, общительная маленькая девочка повторяла жизнерадостную личность своего отца, и они даже были похожи друг на друга. Петр был так же склонен к тщеславию, как и его дочь, и очень любил ее. Ну, кроме одного вопиющего вопроса…

7. Она была крестьянской принцессой

Питер, возможно, испортил Елизавету дарами, но в одном он ей отказал.Поскольку у нее было лишь отдаленное право на престол, Петр дал Елизавете бесстыдное образование. Он оставил большую часть ее воспитания ее матери-крестьянке, которая была не в себе, когда дело доходило до придворных чар. Не то чтобы у Элизабет ничего не получилось …

8. Она была самой прекрасной на земле

Недостаток формального образования Элизабет она более чем компенсировала внешностью. Она была одной из величайших красавиц своего возраста, и один министр иностранных дел описал ее как «белокурую, со светло-каштановыми волосами, большими веселыми голубыми глазами, прекрасными зубами и красивым ртом».«Этот должен был помочь ей поймать королевского мужа, но она только потерпела трагедию.

9. Она была душой компании

Помимо того, что она была петербургской десяткой по внешнему виду, у Элизабет было еще одно секретное оружие для завоевания союзников: она была настоящим бунтом. Она жила полной жизнью и могла очаровать даже самых сварливых придворных. Как сказал один из ее знакомых, она «очень веселая и со всеми разговаривает».

10. Мужчины отвергли ее

Елизавета, царственная дочь Петра Великого, должна была заключить потрясающий брак … но это совсем не то, что произошло.Хотя Петру не терпелось сделать свою девушку высокомерным европейским принцем, эти европейские принцы не хотели ее, сославшись на ее полукрестьянское происхождение. Поэтому монарху пришлось прибегнуть к отчаянным мерам.

11. Она ошиблась

В 1724 году отец Елизаветы обручил ее с Карлом Августом, принцем из крошечного немецкого княжества. Она возилась со спичкой, но ее отец все равно запланировал роскошную свадьбу. К сожалению, свадьба была обречена на душераздирающий конец. На самом деле, Елизавету ждал мир боли, от которого трепетал Иван Грозный.

12. Она рано пережила разбитое сердце

Елизавете России было 15 лет, она была красивой, и ее королевская свадьба приближалась. Мечта должна была сбыться, пока она вдруг не превратилась в кошмар. Прежде чем Петр Великий провел свою любимую дочь по проходу, царь упал замертво. Элизабет была безутешна, она мало знала, что впереди ее ждут новые страдания.

13.Она осталась сиротой

Даже несмотря на то, что ее любимый отец ушел, Элизабет, по крайней мере, все еще имела свою мать Кэтрин, на которую можно было опереться для эмоциональной поддержки. Но на это у нее оставалось совсем немного времени. Всего два года спустя, 17 мая 1727 года, Екатерина также скончалась, превратив Елизавету в сироту. Но эй, ведь всегда был ее жених принц Чарльз Август, верно? Ну…

14. Она получила тревожный свадебный подарок

Не прошло и двух недель после смерти матери, Элизабет получила известие, которое было слишком ужасным, чтобы быть правдой. Ее жених Чарльз погиб, и свадьбы не будет вообще. 17-летняя Елизавета за считанные месяцы наблюдала, как вся ее жизнь рушится, и она осталась одна и уязвима перед судом русских змей. И у этих змей были клыки.

15. Она привлекала внимание

Элизабет была властна физически, как и ее дорогой старый папа. И неудивительно, что она такая фигура. Она любила верховую езду, охоту, катание на коньках и практически любое занятие, где она могла похвастаться.Элизабет также не ограничивала свои навыки на открытом воздухе; один придворный заявил, что она «танцует лучше всех, кого я когда-либо видел».

16. У нее было ожесточенное соперничество

Злейшим врагом Елизаветы в то время была ее не менее красивая кузина Анна Ивановна. Двоюродные братья никогда не любили друг друга — , но их соперничество вскоре достигло тревожных высот. Каким-то образом Анна вышла из всей этой суматохи как российская императрица, и она не просто заставила Елизавету преклонить колени, она практически уничтожила ее.

17. Она стала изгоем

После того, как ее семья рухнула как мухи, перспективы замужества Элизабет резко упали, и Анна была слишком рада, чтобы помочь подавить их. Анна очень ясно дала понять, что ни один дворянин не может жениться на Елизавете. Между тем, если Елизавета выберет простолюдинку, императрица лишит ее титулов и притязаний на престол. И это даже не самое страшное.

18. У нее была история о Белоснежке

Не забывай, Элизабет была чертовски красивой, правда, которую Анна совершенно презирала.Фактически, однажды у Анны был настоящий момент «Зеркало, Зеркало», и она попыталась заманить китайского министра, спросив, кто была самой красивой женщиной при дворе. Когда министр указал на Элизабет (ну, очевидно), Анна чуть не взорвала прокладку. Но она отомстила ледяной.

19. Она завела тайный роман

Элизабет была красивой растущей девушкой, и вскоре у нее завязались крепкие отношения с крепким сержантом по имени Алексис Шубин. Она будет жить, чтобы пожалеть о своем грехе.Хотя это были исключительно любовные отношения без надежды на замужество, Анна в конце концов узнала… и ее ответ был легендарно горьким.

20. Ее любовник прошел через мучения

Осторожно: не переключайтесь на ревнивую кузину, если она оказывается императрицей всея Руси. Когда Анна узнала про Шубина, обиженного Елизаветы, расстроенная Императрица приказала своим людям отрезать Шубину язык и, как будто этого было недостаточно, сослала его в Сибирь на всю оставшуюся жалкую жизнь.

21. Она жестко восстановилась

Как Элизабет пережила изгнание и изгнание своего любимого соседа по постели? Конечно, у нее появился новый любовник. Ну, вообще-то любовника во множественном числе — и ей не пришлось далеко искать. Элизабет вытерла слезы подушками кучера, а затем подошла к лакею, чтобы получить это очищающее средство. Надеюсь, она дала хорошие чаевые.

22. Она купила следующего жениха

У Елизаветы был типаж, и это был тип «Мужчины, нанятые ею», но ее следующее завоевание действительно было лучшим.Алексис Разумовский был украинским крестьянским певцом с нежным голосом и еще более милым лицом. Элизабет пригласила его петь в своем личном хоре, и эта должность сопровождалась некоторыми дополнительными преимуществами. Но никто не мог предсказать, что произойдет дальше.

23. У нее был «Император ночи»

Из этих скромных начинаний вырос легендарный роман. Хотя им не разрешили жениться, Разумовский был непоколебимо предан Елизавете, даже на протяжении всего ее бурного прихода к власти.В свою очередь, Элизабет была настолько предана своему певцу, что люди стали называть этого крепкого мужчину «Императором ночи» за его влияние.

24. Русский суд предал ее

В 1740 году случилось чудо: наконец-то прошла ужасная императрица Анна. Вот только это означало, что у Элизабет была более серьезная проблема. Вместо того, чтобы назвать ее императрицей , суд короновал правителем трехмесячного кузена Елизаветы Ивана VI. Правильно, они предпочли нашу девочку буквально ребенку.На этот раз Элизабет не разозлилась, она свела счеты.

25. Солдаты ее любили

С момента коронации розового новорожденного Ивана Елизавета начала замышлять его жестокую гибель. Хитрая и умная, она всегда старалась быть «дружной» с русской гвардией, и 25 ноября 1741 года она сделала ей большое одолжение. Она попросила их присоединиться к ней в организации переворота, но то, как она это сделала, стало почти мифическим.

26. Она произнесла легендарную речь

В ноябре того же года Елизавета Российская вошла в полк, одетая в металлический нагрудник королевы-воительницы поверх одного из своих сказочных платьев. Она убедила охранников одним приговором. Элизабет крикнула: «Кому ты хочешь служить: мне, твоему естественному государю или тем, кто украл мое наследство?» Получи это, девочка.

27. Она устроила потрясающий переворот

То, что произошло после этого пиар-подвига, было одним из самых ярких переворотов, которые когда-либо видела Россия. Елизавета и ее люди подошли к Зимнему дворцу, ворвались внутрь и задержали ребенка-императора и его родителей, не пролив ни капли крови.Но это не значит, что Элизабет не совершила ни одного ужасного деяния …

28. Она заточила младенца

Изначально Елизавета решила позволить Ивану бежать из России вместе с его матерью и жить в изгнании. Вместо этого она назначила гораздо более мрачное наказание. Обеспокоенная младенцем, который соберет сторонников и будет угрожать ее короне, она заключила его в крепость… на всю оставшуюся жизнь. Бедный мальчик провел 20 долгих беззаботных лет в заточении, прежде чем скончался.

29. Она хранила темную тайну

Елизавета Российская знала, что способ удержаться у власти — это хранить секреты, и она держала свое ужасное обращение со своим двоюродным братом под строгим контролем.Даже комендант крепости не знал личности «некоего узника». Но это еще не все: она также уничтожила почти все упоминания об Иване в судебных документах и ​​монетах. О, но ее жестокость только начиналась.

30. Она заговорила

Сегодня Елизавета известна в России, потому что она отказалась казнить ни одного человека во время своего правления — и , а вместо этого она устроила своим врагам судьбу хуже смерти. В начале своего правления Елизавета узнала о придворном заговоре с целью свергнуть ее и восстановить Ивана.В ярости, она схватила заговорщиков и дала им попробовать их собственное лекарство.

31. Она придумала жестокие и необычные наказания

Вместо того, чтобы казнить вероломных придворных, Елизавета сделала «милостивый» поступок и заставила их предстать перед толпой, разделась до нижних брюк и поркой. Нет, подождите, это еще не все. Затем она взяла ход из сборника пьес своей старой кузины Анны и вырвала заговорщикам языки, прежде чем сослать их, как вы уже догадались, в Сибирь.

32. Она любила роскошь

В разгар своего правления Елизавета Российская прославилась своим распутным и грубым поведением, особенно на балах. Она бросала не менее двух в неделю, по одному на весь двор и одно отвратительное дело для своих «особенных» друзей. Эти частные собрания начинались как балы в масках, но вскоре переросли в нечто совершенно иное…

33. Она переоделась

Маскарады быстро превратились в так называемые балы «Метаморфоз», на которых Елизавета заставляла всех наряжаться представителями противоположного пола.Сама Елизавета всегда выбирала либо казачий, либо плотницкий костюм, якобы в честь любимого отца. Только у нее была другая, более эгоистичная причина для этой маскировки.

34. Она хотела быть мужчиной

Придворные, хотя и не сказали бы этого, презирали балы Елизаветы из-за того, насколько нелепыми они выглядели в костюмах. Но именно так понравилось Элизабет. Видишь ли, в то время как всем остальным стало меньше жарко, она знала, что в мужской одежде она похожа на мега-красотку. Как сказал один из придворных: «Поскольку она была высокой и сильной, мужская одежда ей подходила.”

35. У нее был неожиданный наследник

Элизабет знала, что у ее империи есть одна огромная слабость, которую ей нужно решить: вопрос о наследнике. Без него фанатская база Ивана только увеличивалась бы — так что, возможно, это объясняет ее выбор своего покорного племянника Питера в качестве следующего Императора. Элизабет думала, что ей легко управлять Питером … но она подняла этот контроль на новый уровень.

36. Она заставила выйти замуж

Елизавета не только затащила Петра в Россию на постоянное жительство, но и немедленно устроила ему брак с Софией Ангальт-Цербстской, малоизвестной немецкой принцессой.Только вот, видимо, Елизавета могла их выбрать, потому что «София» скоро превратится в Екатерину Великую. Не то чтобы Элизабет относилась к ней с уважением…

37. Она настаивала на том, чтобы быть номером один

Елизавета была невероятно требовательна к Петру и Екатерине и требовала от них полной лояльности даже после того, как они стали взрослыми. Затем в 1754, годах императрица пошла на все, чтобы утвердить свою власть. В том же году Екатерина родила сына по имени Пол, и Елизавета немедленно потребовала, чтобы ребенок был ее собственным.Я имею в виду мгновенно

38. Она украла ребенка

Буквально сразу после того, как Екатерина родила, Елизавета подошла к акушерке и приказала женщине отдать ей ребенка. После этого она даже не позволяла бедной Кэтрин видеться с собственным ребенком целый месяц, да и то ненадолго. Для Элизабет года она была теперь матерью Пола. Жаль, что она проделала с этим невероятно ужасную работу.

39. Она была ужасной матерью

Оказывается, из тщеславных императриц не получаются лучшие мамы, и Элизабет относилась к воспитанию Пола скорее как к веселому хобби, чем к серьезной работе.В одну минуту она задушила его, а в следующую она ушла танцевать. Она была настолько пренебрежительной, что однажды ребенок, как сообщается, «выпал из своей кроватки и проспал всю ночь, незамеченный на полу». Это заставило ее захотеть вернуть его Кэтрин? Черт возьми нет.

40. Она заставляла своих дам совершать садистский ритуал

Самолюбию Элизабет действительно не было предела. Однажды она застряла в волосах, и ей пришлось яростно сбрить участок кожи головы. Затем она жестоко заставила всех заплатить .Не в силах выдержать унижение, Элизабет заставила всех придворных дам тоже сбрить свои волосы, хотя они сдерживали слезы.

41. Она не могла справиться со старением

Вы можете спросить: как женщина, которая так расстроена, справляется с разрушительными последствиями старения? Ответ: «очень, очень плохо». Сообщается, что нарциссизм и жестокость Елизаветы только усугублялись с возрастом, и к концу ее правления она часто приходила в истерику при одном лишь виде женщины, которая была красивее ее.

42. У нее была отличная особенность

Хотя у Элизабет было легендарно красивое лицо, у нее было еще одно известное физическое достоинство: ноги. Если они знали, что для них хорошо, придворные обязательно комментировали, насколько красивы ее ноги перед ней, и Элизабет любила хвастаться ими в мужских брюках, когда ей удавалось закончить очередной бал «Метаморфозы».

43. Она была скрытым гением

Елизавета из России определенно принадлежала к школе мышления «работай умнее, а не усерднее».Хотя многие из ее советников жаловались, что она была ленивой и требовала целую вечность, чтобы подписывать документы, на самом деле это был, вероятно, гениальный ход. Элизабет часто откладывала дела на потом, как классическая нерешительная женщина, но она делала это, чтобы мудро откладывать важные решения и позволять эго остыть.

44. Она запретила одно слово

По мере взросления, Приверженность Элизабет фантазии приобрела тревожные масштабы. Начиная с 1750-х годов, она начала страдать от странных приступов головокружения и обмороков.Стареющая императрица не была дурой, но она также не была готова противостоять собственной смертности. Вместо этого она просто запретила кому-либо произносить слово «смерть» в ее присутствии. Да, это заставит тебя жить вечно, Лиз.

45. У нее были странные преданности

Несмотря на все свои кутежи, Императрица была до странности религиозной и появлялась в самых странных местах. Она никогда не была особо умницей в книгах, она не любила светскую литературу, потому что считала ее «вредной для здоровья». Затем, когда дело дошло до ее балов для переодевания, она запретила никому приезжать в качестве паломника, потому что считала это «непристойным».”

46. Она была гурманом

Елизаветинский двор не скупился на отдел моды, а определенно не скупился на продовольственный отдел. Для императрицы было совершенно нормальным заказывать тысячи бутылок шампанского на одно мероприятие, и обычно она настаивала на том, чтобы на этих вечерах подавали ананас, который в то время был одним из величайших деликатесов в Европе.

47. Она обескураживающая энергия

Люди, охарактеризовавшие Элизабет как «ленивую», очевидно, не осознавали, насколько продуктивной она могла быть… до тех пор, пока хотела.Эта женщина могла построить целый партийный дворец за 24 часа, и регулярно преодолевала огромное расстояние от Москвы до Санкт-Петербурга менее чем за два дня. Что, возможно, объясняет ее последний великий подвиг.

48. Она была последней Романовой

Императрица Елизавета претендовала на славу. Как прямой потомок Петра Великого, она была последним чистокровным Романовым на российском престоле. Возьми это, Анастасия.

49. Она сделала последний бой

В 1757 году Елизавета начала свой самый кровавый проект: Семилетнюю войну против прусского Фридриха Великого.Элизабет начинала сильно подозревать, что Пруссия пытается обуздать ее власть, плюс она просто не любила Фредерика и имела против него личную месть. Да, похоже, все закончится хорошо.

50. Она никогда не сдалась

Вот в чем дело: Элизабет была , действительно хороша в кровопролитии. Когда она начала конфликт с Фредериком, она стала похожа на особенно злобную собаку с костью. Год за годом конфликт приобретал эпические масштабы, но Элизабет продолжала бить Фредерика со своими людьми и отказывалась отступать.Затем пристегнулся Фредерик.

51. Она уничтожила своего врага

К 1762 году Фридрих — прославленный король Пруссии, герой поля битвы — написал другу и признался, что тщеславная и злобная Елизавета загнала его в угол. Фактически, он был готов встретить смерть солдата, чтобы отбить у нее часть своей территории. Она сделала это. Элизабет выиграла… пока не случилось «Чудо».

52. Ее смерть была «чудом»

В канун Рождества 1761 года Елизавета Российская скончалась от болезни и перенесла инсульт. Это была жестокая ирония судьбы. Ее кончина разрушила всю ее работу в Семилетней войне и спасла ее врагов от верного поражения. Когда Фредерик услышал о ее кончине, он помазал ее «Чудом Бранденбургского дома». Но Элизабет еще не закончила.

53. Она была тщеславна до конца

Похороны Елизаветы были совершенно необычными по нашим современным стандартам. Как и положено королеве, ее труп находился в таком состоянии в течение шести очень недель. Елизавета всегда была бельевой лошадкой и просила ее одеться в роскошное серебряное платье, и многие отмечали, что она была такой же красивой, как и при жизни.Покойся с гламуром, Королева.

54. Ее суд был не таким, каким казался

Сегодня мы видим правление Елизаветы как одну долгую декадентскую вечеринку. Так оно и было. Но Елизавета также скрывала постыдную правду . Она постоянно находилась на грани нищеты, и хотя ее бальные залы были украшены лучшей музыкой и едой, жилые помещения во дворе часто были тесными и убогими.

55. У нее мог быть тайный муж

Согласно общепринятым преданиям, Элизабет оставалась бездетной и никогда не была замужем — , но есть гораздо более скандальная теория .По некоторым данным, Елизавета вышла замуж за своего давнего любовника Алексея Разумовского в ходе секретной церемонии, не признанной государством, а Разумовский, возможно, даже был отцом ее тайных детей.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5

Императриц всея Руси — Елизавета

(всеобщее достояние)

Будущая российская императрица Елизавета родилась 29 декабря 1709 года в семье Петра Великого и Екатерины I. Она и ее сестра Анна были единственными двумя детьми своих родителей, дожившими до взрослого возраста.У них был сводный брат царевич Алексей Петрович, рожденный от первого брака отца с Евдокией Лопухиной. У нее не было образования, но она считалась довольно умной. Ее образованию не уделяли особого внимания, поскольку она не считалась серьезным кандидатом на престол, так как у Алексея тоже был сын. Кроме того, она говорила на итальянском, немецком и французском языках и считалась прекрасной танцовщицей и великолепной красавицей.

В 1724 году Елизавета и ее сестра Анна были обручены с двумя немецкими двоюродными братьями и сестрами.Анна была обручена с Чарльзом Фредериком, герцогом Гольштейн-Готторпским, а Елизавета была обручена с Карлом Августом Гольштейн-Хотторпским. Свадьба Анны с Чарльзом Фредериком состоялась в 1725 году, несмотря на смерть их отца. Жених Елизаветы умер в мае 1727 года, всего через две недели после смерти ее матери. Теперь она была сиротой и не имела перспектив замужества. Ее мать сменила отца на посту императрицы России, а ей, в свою очередь, теперь наследовал сын Алексея Петр, ныне Петр II. Алексей умер в 1718 году в возрасте 28 лет.Петр умрет всего через три года своего правления в возрасте 14 лет. Его наследовала императрица Анна, которая была дочерью старшего брата Петра Великого Ивана V. Между тем Елизавета также потеряла свою сестру, которая умерла в 1728 году вскоре после этого. родила сына, также названного Петром.

Елизавета не могла рискнуть своим притязанием на престол, выйдя замуж ниже своего статуса, и поэтому она взяла несколько любовников, одному из которых отрезали язык, когда об этом узнала императрица Анна. Елизавета окончательно остановилась на Алексее Разумовском как на любовнике.

В течение десяти лет правления императрицы Анны Елизавета оставалась популярной и пользовалась поддержкой русских гвардейских полков. Когда Анна умерла в 1740 году, ее ненадолго наследовал младенец Иван VI, сын регента Анны Леопольдовны (племянницы императрицы Анны).

25 ноября 1741 г. Елизавета захватила власть с помощью Преображенского полка и слов: «Кому ты хочешь служить: мне, своему естественному государю, или тем, кто украл мое наследство?» Переворот прошел без кровопролития.Младенец Иван VI провел остаток своей жизни в заключении, в то время как его родители и родные братья и сестры, родившиеся позже, также содержались в неволе подальше от него.

Елизавета теперь возглавила империю в возрасте 33 лет. Она была дочерью своего отца и проявила это в своем политическом гении. Она знала, что ей нужен наследник, и выбрала Петра Гольштейн-Готторпского, сына своей сестры. Ее провозгласили ее наследницей в 1742 году, он приехал в Россию и был принят в Православную Церковь. В 1745 году он женился на принцессе Софи Ангальт-Цербстской, позже известной как Екатерина Великая.Когда девять лет спустя у них родился сын Пол, Элизабет забрала его от матери и вырастила как своего собственного.

Здоровье Елизаветы начало ухудшаться в конце 1750-х годов, и она умерла 5 января 1762 года после 20-летнего правления. Ей наследовал Петр, ставший Петром III.

Рекомендуемые носители

Себаг Монтефиоре, Саймон (2016) Романовы: 1613-1918 (Великобритания и США)

Нравится:

Нравится Загрузка …

Победа патриотов в годовщину вступления Елизаветы Петровны на Русский престол

Вечером 24 ноября 1741 года к казармам Преображенского полка подъехали сани с несколькими гражданскими лицами и гренадером.На нем также была красивая молодая женщина в полковой форме и с лентой ордена Святой Екатерины. Собрав вокруг себя около трехсот охранников, женщина подошла к ним со словами: «Вы знаете, чья я дочь. Подписывайтесь на меня!» (По другой версии: «Ты знаешь, кто я. Хочешь следовать за мной?»).

Ей не потребовалось много времени, чтобы убедить солдат. Елизавета, дочь императора Петра и императрицы Екатерины I, издавна пользовалась безмерной любовью гвардейцев.Поэтому, разоружив дежурного, они двинулись к Зимнему дворцу, неся на плечах своего вождя, который из-за длинной юбки и глубокого снега не мог угнаться за стойкими гренадерами. По прибытии повстанцы без единого выстрела разоружили охрану и «арестовали» годовалого императора Ивана VI и его родителей — регентку Анну Леопольдовну и ее мужа, герцога Энтони Ульриха Брауншвейгского. Бескровный переворот закончился сменой власти в России в третий раз менее чем за два года, когда на российский престол взошла императрица Елизавета Петровна.

В XVIII веке судьбу российского престола не раз решали гвардейцы со штыками. Но даже на этом фоне переворот, приведший Елизавету к власти, отличался беспрецедентной дерзостью и, прежде всего, отсутствием явной поддержки среди высших военных руководителей. Екатерина Скавронская была возведена на престол Меншиковым, а Анну Леопольдовну поставил на престол маршал фон Мюнних. Среди свергнувших Петра III были люди в генеральских погонах… Елизавета практически совершила переворот, опираясь почти исключительно на нижние чины, среди которых вроде бы не было офицеров.

Иногда говорят, что переворот 1741 г. был якобы победой «патриотов» во главе с дочерью Петра над некой «немецкой партией», которая закрепилась в «гнезде русского орла» и состояла из «коварных». разрушители отечества »(цитаты из проповедей архиепископа Амвросия, произнесенных на коронации Елизаветы). Однако, насколько мы можем судить, эта теория не может быть подтверждена фактами.

Во-первых, попросту говоря, в России никогда не существовало ни одной «немецкой партии». Напротив, пришедшие на престол иностранцы сильно враждовали друг с другом. Эрнст Иоганн фон Бирон, ставший после смерти Анны Ивановны регентом во время правления молодого Ивана, был арестован другим немцем, маршалом фон Мюннихом, который поручил дело нескольким немецким офицерам во главе со своим помощником и будущим прусским генералом Манштейном. Однако фон Мюнних недолго радовался своему триумфу.Став первым министром при Анне Леопольдовне, он вскоре был вынужден уйти в отставку из-за интриг другого немца, графа Остермана.

После воцарения Елизаветы фон Мюнних и Остерман оказались в Сибири, но один из ближайших соратников ненавистного Бирона, Бестужев-Рюмин, сделал блестящую карьеру, став великим канцлером. Другой верный последователь Бирона, князь Алексей Черкасский, мирно скончался на своем посту канцлера в 1742 году.

Нас не должно вводить в заблуждение отчество Анны Леопольдовны.Внучка царя Ивана V (брата Петра I) Анна с четырехлетнего возраста выросла в России, почти не помня своего отца, герцога Карла Леопольда Мекленбург-Шверинского. В общем, такая же «немка», как и дочь Марты Скавронской, ее тети Елизаветы.

Что касается сторонников Елизаветы Петровны, то среди них «иностранцев» было чуть ли не больше, чем россиян. В заговоре участвовали придворный врач Жан Арман де Л’Эсток и придворный музыкант Шмитт, а также бывший саксонский купец Грюнштейн, получивший дворянский титул вместе с 3000 душ за участие в перевороте.Более того, в свержении Анны Леопольдовны активную роль сыграли два иностранных посла — шведский барон Нолькен и французский маркиз де Ла Ш

Постройки времен Елизаветы Петровны. История летнего дворца Елизаветы Петровны. Большой Екатерининский дворец

После смерти императрицы Анны Иоанновны, последовавшей в 1740 году, Бирон стал регентом при малолетнем императоре Иоанне Антоновиче, которому в то время было 2 месяца.Однако его регентство было недолгим. Бирона арестовали за оскорбления и сослали. Правление матери молодого императора Анны Леопольдовны, назначенной при нем регентом, также было недолгим. 25 ноября 1741 года в результате дворцового переворота на престол взошла дочь императора Петра I Елизавета Петровна. Время ее правления было временем мощного взлета петербургской архитектуры. Сама она любила пышность и пышность, Елизавета Петровна хотела, чтобы детище отца украшали красивые здания и поэтому очень беспокоилась о парадном строительстве в Петербурге.Петербург и его окрестности. Вступив на престол, Елизавета Петровна в основном жила в Летнем дворце на месте нынешнего Михайловского замка, который вскоре стал маленьким для разросшегося императорского двора. Во время ее правления были построены Никольский Морской собор и Зимний дворец, построен ансамбль Смольного монастыря, возведены Тучков и Сампсониевский мосты, и, наконец, Московский университет, Академия художеств в Санкт-Петербурге и Паж. Корпуса были открыты. Она пригласила в Петербург лучших архитекторов Европы, среди которых самым ярким был Бартоломео Растрелли.Он построил лучшие здания Петербурга. Это дважды перестраиваемый им Зимний дворец, Аничковский, Воронцовский, Строгановский дворцы; Большой Петергофский дворец, Царскосельский (Екатерининский) дворец, Смольный монастырь и другие постройки. Глядя на собор Смольного монастыря, Кваренги, не любивший архитектуру елизаветинского барокко, со словами: «Ну, церковь!» — снял шляпу.
По прибытии в Петербург Елизавета Петровна приказала построить себе сразу два дворца: временный, деревянный у Полицейского моста, другой каменный на набережной Невы.Оба дворца построены по проекту Б. Растрелли. Деревянный дворец хоть и строился как временный, но был украшен с большой роскошью.
К тому времени Невский проспект стал лучшей улицей города. Елизавета следила за его улучшением. Были изданы указы, запрещающие строительство деревянных домов на главной улице города. На проспекте строились только каменные дома. Но они не были похожи на нынешние. Как правило, это были двухэтажные дома с обязательным палисадником перед фасадом, огражденным узорчатой ​​чугунной решеткой.В 1755 году началась реконструкция Гостиного двора. Замысел Растрелли, отличавшийся великолепным убранством здания, не был реализован из-за отсутствия финансирования. Теперь мы видим здание Гостиного двора, спроектированное архитектором Вален-Деламот, сохранившим планировку Растрелли, но осуществившим строительство здания в стиле раннего классицизма.
Елизавета Петровна, по отзывам современников, была очень красивой, живой и кокетливой. Ее дворцы были уставлены зеркалами, в которых она постоянно видела свое повторяющееся отражение.Для нее в Европе массово закупались самые дорогие наряды. После ее смерти в гардеробе императрицы было 15 000 платьев, некоторые из которых так и не были надеты. Сама она никогда не надевала одно и то же платье дважды. И она требовала того же от придворных, за появлением которых внимательно следила, издавая один за другим указы, регулирующие внешний вид ее свиты. Например, был издан указ, запрещающий придворным дамам носить темные платья, постановление о том, что на маскарад ходить только в хорошем платье, а не «в мерзком». А зимой 1747 г. был введен «регламент прически». издал, который предписывал всем придворным дамам остричься наголо и покрывать головы «черными растрепанными париками», которые она сама раздавала.Причина столь строгого установления заключалась в том, что пудра не хотела покидать волосы императрицы, императрица решила покрасить волосы в черный цвет, но почему-то не вышло, и тогда ей пришлось первой ее подстричь. волосы и надел черный парик. И она не хотела, чтобы кто-то превосходил ее по красоте и совершенству. Ну как можно не опубликовать «линию роста волос»?
Время Елизаветы было временем, когда в искусстве царил стиль барокко, который сочетал веселый характер императрицы с ее прихотями и любовью к роскоши.Памятником того времени являются архитектурные шедевры Франческо Бартоломео Растрелли, до сих пор поражающие изяществом, роскошью и великолепием. И один из них — Смольный монастырь, который построила для себя императрица. Одно время у нее было желание отречься от престола и уйти в монастырь. На строительство монастыря были собраны тысячи солдат и ремесленников. Он был построен с размахом. И через несколько лет он был готов внешне. Но потом началась семилетняя война, и строительство остановилось из-за нехватки денег.Вскоре у Елизаветы пропало желание уйти в монастырь.

Г. Р. Державин называл правление Елизаветы «веком песни». Елизавета Петровна очень любила музыку и сама обладала незаурядными музыкальными способностями: играла на многих инструментах, сочиняла песни. Благодаря ей Россия познакомилась с гитарой, мандолиной, арфой и другими инструментами. Вместе с ней процветали оперный, балетный и драматический театр, которые она очень любила. Шекспир, Мольер и, конечно же, пьесы первого русского трагика Александра Сумарокова играли на подмостках русских театров.В 1750 году в Ярославле был создан театр Федором Григорьевичем Волковым, спектакли которого шли с большим успехом. Узнав о «ярославских комедиях», императрица особым указом вызвала Волкова и труппу в Петербург. По инициативе Сумарокова и Волкова в 1756 году был официально учрежден Русский театр представления трагедий и комедий, что положило начало созданию Императорских театров России. Сначала театр располагался во дворце Меншикова, где в 1732 году открылся Дворянский кадетский корпус для молодых дворян.Здесь была поставлена ​​первая русская трагедия «Хорев», и в 1752 году здесь разместили актеров труппы Федора Волкова.
При активной общественной жизни, которую вела Елизавета, иногда ей просто не удавалось управлять государством. Министры бегали за ней месяцами, чтобы она могла подписать документ между наряжением для бала или маскарадом. К счастью, запущенная Петром бюрократическая машина продолжала свою работу, и все шло своим чередом. К тому же у нее были прекрасные помощники.Она вполне могла опираться на П. И. Шувалова во внутренней политике, на А. П. Бестужева-Рюмина во внешней политике и на И. И. Шувалова в области образования.
Балы и маскарады следовали друг за другом, соревнуясь между собой в великолепии и великолепии. Но на фоне этого, казалось бы, нескончаемого праздника в Санкт-Петербурге произошли важные события. Петербург этого времени — Петербург Ломоносова, основоположника русской науки и поэзии, это Петербург важных географических исследований и открытий.В 1743 году закончилась одиннадцатилетняя Вторая Камчатская экспедиция, а через два года был издан Академический атлас с картами огромной территории от Байкала до Анадыря и северо-западной Америки.
Создавая Академию наук, Петр I считал ее центром высшего образования в России. Это видно из проекта «Положения Академии наук и искусств», в котором говорилось, что члены Академии, работающие «над совершенствованием искусств и наук», должны «преподавать эти искусства и науки публично. , «то есть учить.То есть Питер думал об Академии как об университете. В 1745 г. профессором этого Академического (или Петровского) университета стал М. В. Ломоносов, который настаивал на том, чтобы в университете могли учиться не только дворяне: «Никому не запрещается учиться в университетах, кем бы он ни был, а в университете этот студент больше уважаемый, кто узнал больше. «Такое отношение профессора первого высшего учебного заведения России, основоположника российской науки открыло дорогу к образованию многим талантливым молодым людям.Среди первых «естественных русских», окончивших Петровский университет, были Антиох Кантемир, Иван Магнитский, Петр Ремизов. Поэтические «Сатиры» Антиоха Кантемира были тогда очень популярны и переходили из рук в руки по спискам.
Растущему интересу к культуре и образованию способствовали также культурные потребности и интересы императрицы и двора, близость к Европе, сам дух города, который с самого рождения был задуман как «окно в Европу» . В городе появились гимназии, как государственные, так и частные.В 1757 г. в Петербурге была образована «Академия трех благородных искусств» — живописи, архитектуры и скульптуры. Строительство здания Академии художеств на Университетской набережной начнется только в 1764 году, и с момента основания до этого времени оно находилось в доме инициатора его создания И.И. Шувалова, в Шуваловском дворце на Садовой улице, между Невским проспектом и Итальянской улицей. Первыми ее учениками были Иван Старов, Федор Рокотов, Василий Баженов.Как мозаичист М.В. Ломоносов стал почетным членом Академии. Мозаичное панно М. В. Ломоносова «Полтавская битва» сейчас находится в здании Академии наук.
В 1751 году на Николаевской набережной Невы, нынешней набережной лейтенанта Шмидта, был открыт Морской шляхетский кадетский корпус, впоследствии ставший Морской академией. С пристани, на которой стоит памятник Крузенштерну, в море уходили все выдающиеся русские мореплаватели и адмиралы.

ул.Петербург шумных елизаветинских времен уже мало походил на скромный петровский «Рай». К этому времени в городе была благоприятная среда для экономического развития. Он больше не требовал исключительных мер по привлечению населения и финансов. Постоянно растущие потребности новой столицы преобразили весь этот регион на многие километры. Тележки со стройматериалами, продуктами питания, различными изделиями местных промыслов тысячами гнали из Новгородской, Псковской, Олонецкой губерний.Корабли из Европы, баржи, лодки, плоты искали сотни мест для швартовки у городских причалов.
За двадцатилетнее царствование Елизавета Петровна не подписала ни одного смертного приговора. И, может быть, поэтому внутренняя жизнь страны в целом в этот период была стабильной — в стране не было бунтов и горечи. Запрещались жестокие развлечения: в Москве и Санкт-Петербурге запрещалось иметь медведей, стрелять из ружья. В сфере внешней политики это время также было временем отдыха: из 20 лет правления Елизаветы 15 лет были мирными.А четыре года участия России в Семилетней войне (1756-1760) показали боеспособность русской армии, разгромившей непобедимые войска Фридриха Великого. И это при вечной русской неразберихе, воровстве в тылу, непродуманных стратегических планах.

Трудно назвать другое сооружение, которое просуществовало бы на территории Императорского Летнего сада в течение столь короткого времени — всего пятнадцать лет — и оставило бы такой яркий след в истории.В течение восьми лет Летний дворец Анны Иоанновны оставался императорской резиденцией, в которой бился политический пульс всей Российской Империи.

Летний деревянный дворец Анны Иоанновны входит в группу построек, не сохранившихся в Летнем саду. В стенах этого дворца в 1740 году императрица завершила свою жизнь, и здесь было оглашено ее завещание. Здесь было провозглашено регентство Бирона, а высокие сановники и стража присягнули молодому императору Иоанну Антоновичу.Одна из самых драматических страниц нашей истории связана с любимым дворцом Анны Иоанновны — арестом курляндского герцога Бирона, бывшего фаворита императрицы. Неудивительно, что императорская резиденция, получившая такую ​​мрачную славу, была демонтирована спустя восемь лет.

Летний дворец Анны Иоанновны возведен в 1732 году на набережной Невы на месте разобранных по этому случаю «Залов славных торжеств». Архитектором был Франческо Растрелли при участии его отца, Бартоломео Растрелли.

Это был одноэтажный дворец, значительно удлиненный в длину. Летний деревянный дворец резко отличался от дворца Петра I, стоявшего на берегу Фонтанки. Растрелли выделил здания центральной части, а с боковых флигелей устроил спуск к воде. По краю кровли шла изящная балюстрада, монотонный ритм которой прерывали резные орнаменты и декоративные скульптуры. Колонны и часто размещенные окна, украшенные наличниками, значительно обогатили фасады дворца, придав ему характер постройки в стиле барокко.После завершения строительства дворца новая резиденция императрицы приобрела функцию своеобразного «невского фасада», через который можно было пройти в Летний сад.

По словам Растрелли, во дворце было двадцать восемь квартир. Из других источников известно, что в 1741 году — после смерти императрицы — во дворце находились следующие покои: «Антикамора», где принимали послов; «Комедия»; помещения обер-маршала, спальня императрицы, большой императорский зал, десять покоев герцога Бирона, четыре покоя, занятые его сыном Петром.Кроме того, во дворце размещались фрейлины, писательский кабинет; сокровищницы, в которых хранились гардеробы, и оружейные палаты. Также упоминается, что спальня Бирона была покрыта коврами. Это самое подробное описание внутренних помещений Летнего дворца, которое у нас есть на сегодняшний день.

На плане деревянного дворца Анны Иоанновны, сделанном по копии чертежа 1732 года, хорошо видно, что здание состояло из двух анфиладных залов. Помещения северного люкса выходили на Неву, а южного — в сад.Невский люкс состоял из больших залов — это была парадная часть дворца. Судя по всему, тронный зал располагался по оси здания; В нем на плане дворца изображено тронное место. Дальше на запад, через три комнаты, находилась парадная спальня. В восточном здании дворца, выделенном выступом, находился самый большой зал дворца. Судя по описанию, во дворце располагалась «Комедия», то есть зал для театральных представлений. Очевидно, этот очень большой зал в восточной части здания служил «Комедией».Садовый гарнитур состоял из комнат поменьше. Возможно, здесь были жилые помещения; они сгруппированы по квартирам, разделены коридорами и выходом в сад. Поскольку в Невской сюите была парадная спальня, можно предположить, что Садовая сюита была повседневной спальней, в которой умерла императрица. Квартиры Бирона также выходили на сад и примыкали к императорским: это подтверждается рапортом подполковника Манштейна, арестовавшего герцога.

Впервые Анна Иоанновна переехала в свою Дачу сразу после свадьбы ее любимого брата Густава Бирона с княгиней Меншиковой, которая праздновалась в Зимнем дворце в первый день лета 1732 года.

Анна Иоанновна жила в Летнем дворце по точному порядку — с начала мая до конца сентября (не считая нескольких недель в июне и июле, проведенных в Петергофе). Императорский двор всегда с особым великолепием перемещался в Летний дворец. Анна Иоанновна плыла по Неве под гром пушечных выстрелов на шестнадцативесельной яхте, украшенной золотом, с великолепной каютой в виде комнаты, отделанной зеленым бархатом.

2 Покровский дворец Елизаветы Петровны

Императрица Елизавета Петровна была одной из тех редких постпетровских Романовых, которые любили Москву.Она сочувствовала принадлежавшей ей деревне Покровское-Рубцово на берегу ныне несуществующей реки Рыбинки, впадающей в Яузу. Сама деревня с деревянным «развлекательным» дворцом, Покровской церковью, прудом и садом известна с 16 века. Первым его владельцем был Протасий Васильевич Юрьев, от которого Романовы непростыми путями достались. Имущество было большим.

При Анне Иоанновне, вдали от двора, в Покровском-Рубцово жила Елизавета Петровна.По легенде, это весело, устраивают праздники, танцы и гулянья. В 1737 году сгорел деревянный дворец. В 1739 году Елизавета построила на берегу пруда новый: одноэтажный, на высоком цокольном этаже, с центральным двухэтажным залом. Интерьеры дворца не сохранились, но известно, что они были оформлены в японском и китайском стилях. Роскошный парк с американскими горками и каруселями был построен в 1752 году архитектором Б.-Ф. Растрелли. Он также сделал проект нового дворца, который не был реализован.

На другой стороне пруда построена Церковь Воскресения Христова, соединенная с дворцом переходом и мостом. Был упразднен в 1790 году.

После смерти Елизаветы дворец практически не использовался. В 1872 году территория была передана Покровской общине сестер милосердия. Община внесла изменения по проекту П.П. Скоморошенко: надстроили второй этаж, надстроили боковые флигели, возродили Воскресенскую церковь, а в центральном зале изменили декор фасадов на существующий.

Община была закрыта в 1920-х годах, в бывшем дворце были построены огромные коммунальные квартиры, просуществовавшие здесь до 1980-х годов. Пруд засыпали, а перед дворцом проложили нынешнюю улицу Гастелло. В настоящее время во дворце располагается Государственный научно-исследовательский реставрационный институт.

3 Большой Екатерининский дворец

Большой Екатерининский дворец в Царском Селе — любимая резиденция Елизаветы Петровны и Екатерины II.Екатерининский дворец — композиционный центр Екатерининского парка и одно из его главных украшений. Величественное здание занимает центральную часть Царского Села.

История дворца начинается в 1717 году со строительства «Каменных палат» для жены Петра Великого Екатерины Первой. По замыслу Браунштейна, это было скромное двухэтажное здание, архитектура которого типична для подобных построек в России начала XVIII века. В 1724 году строительство дворца было завершено.В честь этого в новом дворце прошли грандиозные торжества.

Первая реконструкция «Каменных палат» началась после ее вступления на престол в 1741 году Елизаветой Первой. Несколько архитекторов сменились ранее, в конце 1748 года строительство возглавил главный архитектор императорского двора Франческо Бартоломео Растрели. А уже к концу июля 1756 года вместо скромного здания императрице и ее гостям преподнесли шикарный дворец в стиле барокко, поражающий своей красотой и размерами.Голубой фасад украшали белые колонны, лепнина и фигуры атлантов. Позолоченный орнамент придавал дворцу еще более торжественный вид. Хозяйственные постройки, соединенные крытыми галереями, отходили от центральной части дворца. Позолоченные купола пятиглавой дворцовой церкви возвышались над северным крылом. Над южным крылом сиял позолоченный купол с многогранной звездой на шпиле. Фасады дворца имеют длину 300 метров, а на золочение внешнего и внутреннего убранства было потрачено почти 100 килограммов чистого золота.

Изменена внутренняя планировка и отделка. Парадные помещения располагались по всей длине здания, образуя парадную золотую анфиладу. Появились Картинный зал и знаменитая Янтарная комната. В Картинном зале представлено более сотни картин мастеров западноевропейской живописи XVII — начала XVIII веков из различных национальных школ. Над созданием Янтарной комнаты лучшие мастера из разных стран трудились более пяти лет.

Следующий этап оформления парадных и жилых залов дворца относится к 1770-м годам. Новая хозяйка резиденции императрица Екатерина II, увлеченная античным искусством, пожелала украсить свои апартаменты в соответствии с модными вкусами и доверила их отделку шотландскому архитектору, знатоку античной архитектуры Чарльзу Камерону.

Созданные им интерьеры — гостиные Арабески и Лиона, Китайский зал, Столовая Купол, Серебряный шкаф, Синий шкаф (Табакерка) и Спальня — отличались утонченной красотой, строгостью декоративного оформления и особым характером. элегантность отделки.К сожалению, эти залы были разрушены во время Великой Отечественной войны и до сих пор не восстановлены.

4 Китайский дворец в Ораниенбауме

Китайский дворец входит в грандиозный дворцово-парковый комплекс «Собственная дача» императрицы Екатерины II. Дворец построил архитектор Антонио Ринальди. По его проекту перед южным фасадом Китайского дворца был вырыт большой прямоугольный пруд, на левом берегу которого построен Фрейлинский дом, а на правом берегу отведено место под кофейню (проект этого здания никогда не был реализован).На восточном фасаде дворца, уже за пределами собственной дачи, построили Кухонный корпус.

Китайский дворец, яркий образец стиля рококо в России, по праву считается жемчужиной дворцово-паркового ансамбля Ораниенбаума. Абсолютная аутентичность делает этот многогранный пригород уникальным, выделяя его из всех императорских резиденций, обрамляющих Северную столицу великолепным ожерельем.

Екатерина II, еще будучи великой княгиней, выбрала для себя «заветный» уголок в Ораниенбауме.В своих «Записках» она вспоминает 1757 год: «У меня была фантазия посадить себе сад … но я знала, что великий князь не даст мне за это ни одного клочка земли, и поэтому я попросила князей Голицыных: продайте или отдайте мне 100 десятин, которые давно были заброшены … землю, которой они владели возле самого Ораниенбаума … Они мне ее охотно отдали. Я начал чертить планы и разбивать сад, и с первого раза я был нанят в планах и постройках все получилось для меня огромным и неудобным.«

Екатерина Алексеевна смогла приступить к осуществлению своего замысла только через пять лет, с вступлением на российский престол. В 1762 году началось строительство Собственной дачи, а главное -« каменного дома и горы ». Все работы проводились «под руководством» А. Ринальди по его чертежам. Екатерина II иногда приезжала в Ораниенбаум, наблюдая за строительством Голландского дома или Китайского дворца. Свое новоселье императрица отметила в Китайском дворце. 27 июля 1768 г.Это воскресенье отмечалось божественной литургией в церкви св. Пантелеймона, а затем была устроена торжественная трапеза в честь завершения строительства дворца: епископы, архимандриты вместе с вельможами обедали и «выпивали за все». Здоровье Ее Императорского Величества.

В 1770-е годы императрица часто посещает Ораниенбаум и принимает здесь высоких гостей: с визитами приезжают не только «министры иностранных дел», но и королевские особы — король Швеции Густав III, австрийский император Иосиф II.17 июля 1780 года Екатерина II впервые показала дворец своим внукам великим князьям Александру и Константину. С 1796 года Ораниенбаум принадлежал великому князю Александру Павловичу (будущему императору Александру I), а в 1831 году резиденция перешла в единоличное владение его брата Михаила Павловича. Позже хозяйкой имения стала жена Михаила Павловича Елена Павловна, а затем их дочь Екатерина Михайловна, вышедшая замуж за герцога Георга Мекленбург-Стрелицкого; их дети — Георгий, Михаил и Елена — владели Ораниенбаумом до 1917 года.

Дворец летних увеселений был назван Китайским из-за роскошного убранства четырех комнат, в духе представлений того времени об искусстве Востока. Есть и другие названия: «Дом в Верхнем саду», «Домик Ее Императорского Величества». Действительно, он меньше всего подходит для громкого определения «дворец» — он больше напоминает парковый павильон, стоящий на невысоком стилобате, образующем террасу.

Внешне скромный дворец поражает своим внутренним убранством.Позолота и зеркала, украшения из ракушек, цветочные гирлянды, завитки, причудливо изогнутые рамы, причудливо бегающие по стенам, заборам и потолку лепные узоры, изысканные картины, оттененные жемчужной дымкой — все это создает атмосферу изысканности и уюта. Таков стиль рококо, который просуществовал недолго в 18 веке, но оставил яркий след в России — изысканный и камерный Китайский дворец в Ораниенбауме. Стилизованные восточные мотивы декоративного убранства и множество оригинальных произведений искусства из Китая и Японии придают интерьеру в стиле рококо особую изысканность.

В интерьерах Китайского дворца сохранился подлинный убранство 18 века: редкая коллекция картин итальянских художников, прекрасные образцы восточного и западноевропейского фарфора, мебель русских и европейских мастеров. Одной из главных достопримечательностей дворца являются уникальные паркетные полы, выполненные по чертежам Ринальди; им нет равных в русском декоративно-прикладном искусстве. Первоначальные полы во дворце были сделаны из восстановленного мрамора. В 1770-х годах на смену им пришел инкрустированный паркет из различных пород дерева (их до 36) — дуба, клена, березы, розового дерева, самшита, красного и черного дерева, персидского ореха, сахардана (коричневого дерева), амаранта. и другие.Паркет, который не повторяется ни в одном помещении, поражает сложным рисунком и изысканной цветовой гаммой.

Кабинет из стеклянных бусин, Дамасская Спальня, Зал Муз, Голубая и Розовая гостиные … Сами названия говорят об уникальности дворцовых помещений, их непреходящей художественной и исторической ценности. В оформлении интерьеров Ринальди использовал богатейший арсенал декоративных форм, присущий стилю рококо, добившись гармоничного соотношения убранства дворца и его архитектуры.

Центром симметричной композиции Китайского дворца является Большой зал, от которого комнаты выходят вдоль северного фасада в обе стороны парадной анфилады … Два крыла примыкают к основному объему здания с юга под прямым углом, в том числе небольшие анфилады; в западной анфиладе размещались личные покои императрицы Екатерины II, в восточной анфиладе — покои ее сына, великого князя Павла Петровича.

Китайский дворец расположен в юго-западной части Верхнего парка.Перед дворцом находится луг с цветочными клумбами, а вековые дубы служат боковыми занавесками и фоном для него. В 18 веке парк был оформлен в правильном французском стиле, в его композицию «вписали» бассейн правильной геометрической формы. К середине XIX века характер парковой зоны изменился: планировка стала свободной, а Верхний парк приобрел романтический вид. Водоем превратился в пруд, а его берега приобрели более мягкую форму.

Как музей, Китайский дворец открылся в 1922 году.Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов советские войска защищали «Ораниенбаумский поросенок», что не позволило немецкой армии занять Ораниенбаум. Ущерб, нанесенный войной, не исказил облик его памятников, а умелое мастерство реставраторов лишь подчеркнуло их высшие художественные достоинства.


Во времена первых Романовых Михаил Федорович Рубцово принадлежал его матери, монахине Марфе. Став царем, Михаил любил проводить лето в Покровском.В 1615 году деревянный храм во имя святителя Николая Чудотворца Михаил воздвиг его в благодарность за спасение Москвы от поляков и в честь освобождения из польского плена его отца, патриарха Филарета. Спустя восемь лет деревянный храм заменили каменным, построили дворец, в котором проводились семейные торжества.

ИН 1619 г. в память об освобождении Москвы от войск польского князя Владислава заложен каменный храм Покрова Пресвятой Богородицы.По храму село стало называться «Покровское, Рубцовское тождество», а потом просто Покровское.

Покровская церковь в Рубцово.

Обустройством царского имения занимался сам Михаил Федорович. Рядом были конюшни, кухни, пчелиные ульи, пивоварня, мельница и другие постройки.

Построенный деревянный дворец выходил на дорогу и реку Гнилушку. ИН 1632 было загорожено, из-за чего Рыбинский пруд , (остатки которого были засыпаны в 20-е годы прошлого века).На берегу пруда был разбит фруктовый сад, где спустя несколько лет были посажены уникальные деревья, кустарники, лекарственные травы и цветы, построена каменная беседка.

В Покровском в 1627 году родилась старшая дочь Михаила Федоровича, великая княгиня Ирина Михайловна, в честь которой в селе была построена небесная покровительница храм мученицы Ирины … Это досталась Ирине Михайловне Покровское свойство. Ее брат, царь Алексей Михайлович, не особо любил вотчину, хотя регулярно бывал в имении, особенно весной, летом и в сезон охоты.

Молодой царь Петр II тоже любил здесь охотиться. В 1728 году он приехал в Москву со своей молодой тетей Елизаветой Петровной, и она очень скоро познакомила его с собачьей и соколиной охотой в окрестностях Первого Престола. Со своей свитой они часто охотились в Сокольниках и останавливались в старинном Покровском дворце. Царская охота стала темой знаменитого полотна Валентина Серова.

Отъезд императора Петра II и цесаревича Елизаветы Петровны на охоту, худ.В. Серов, 1900.

Однако в начале 1730 г … Петр II умер. На престол взошла племянница Петра I Анна Иоанновна. Елизавета Петровна оказалась в опале, была изгнана из Петербурга в Москву и поселилась в любимом Покровском дворце к своим родственникам Скавронским и Гендриковым. Дворец стал резиденцией наследной принцессы более десяти лет.

Существует легенда, что Елизавета, от природы веселая, участвовала в праздничных хороводах, составленных из покровских девиц.Любила наряжаться в атласный сарафан и кокошник, вплетать яркую ленточку в косу и петь частушки. Это очень похоже на Елизавету, которая, уже став императрицей, любила устраивать карнавалы метаморфоз, переодеваясь в мужской костюм, чтобы показать свои стройные ноги.

Восхождение на престол 1741 г. После смерти Анны Иоанновны Елизавета правила 20 лет и все это время не забывает своего возлюбленного Покровского. Уже в конце февраля 1741 года, прибыв в Москву на коронацию, назначенную на 25 апреля, и едва побывав в кремлевских соборах, Елизавета уехала в Покровское, «в свой зимний дом на Яузе.Осенью того же года по приказу Елизаветы сюда был доставлен ее племянник, герцог Петр Гольштейнский, которого она объявила своим наследником российского престола своим ближайшим кровным родственником.

В то же время Наследник принял православную веру и стал называться Петром Федоровичем (Петром III). В феврале 1744 года в Покровский дворец приехала княгиня Ангальт-Цербст со своей 14-летней дочерью Софией-Августой-Фредерикой, которой суждено было невеста Петру Федоровичу.28 июня была помазана София-Августа, получившая в православии имя Екатерина Алексеевна, а на следующий день ее обручили с наследником престола.


Елизавета время от времени посещала Покровское и жила там долго, почти год. На месте сгоревшего при пожаре 1737 год, она сама построила каменных дворцов, … Это был ризалит с двухуровневым парадным залом и системой люксов, пересекающихся под прямым углом.Типичный, в общем, для своего времени макет. Но при этом номера были оформлены в «китайском стиле»; Во дворце было много блюд в едином стиле.

В 1752 году Покровское вошло в состав города. Состояние поместья в то время уже не удовлетворяло императорский двор. Вот как описал дворец архитектор Иван Яковлев: «В этом дворце обшитые досками перекрытия и крыши сильно обветшали; и мыльницу с комнатами, находящимися за большим ветхием, нужно отстроить заново: и дворец не прикажут заново покрыть железом для прочности; и, помимо всякой перестройки, не будет ли велено, что строить заново?

Для разработки нового проекта расширения дворца, F.-B. Растрелли … А архитектор хотел добавить еще один этаж, усилить центральную часть здания и обогатить фасады декором в стиле барокко и полукруглыми пандусами, примыкающими к выступающему центральному выступу. Однако проект перестройки здания не был реализован, и он оставался в первозданном виде до г., до второй половины 19 века .

А вот сад в Покровском вызвал большой интерес — один из лучших в Москве (по проекту того же Растрелли).Расположенный в форме прямоугольника с церковью в центре, он пронизан продольными и поперечными веерообразными аллеями, исходящими от овальной площадки вокруг церкви. Основу сада составили плодовые деревья и кустарники. В партерах засажены груши, яблони, сливы, вишни и орешник. Идя по ним, можно было полакомиться всем, что душе угодно.



Уже в 1760 году Елизавета предприняла поиски проекта Растрелли и поинтересовалась, хранились ли они в связи с этим строительными материалами? Однако на этом дело остановилось.


Проект реконструкции Покровского дворца. Главный фасад. Ф.-Б. Растрелли, 1752 г. до н. Э., Перо, тушь, акваг. РГАДА.

С приходом к власти в России императора Петра I в государстве началась грандиозная эпоха преобразований, которая стала толчком к изменениям в градостроительстве и архитектуре.

Золотые особняки Екатерины

В 1703 году император основывает новый город — Санкт-Петербург, и уже через 9 лет начинается строительство домика для императрицы Екатерины Алексеевны, жены монарха.Он располагался на южном берегу Раковины и представлял собой небольшой дом с башенкой, заканчивающейся позолоченным шпилем. Здание получило название «Золотые особняки». Впоследствии эта местность получила название Царицын Луг и стала частью Летнего сада — большого царского имения. Для императрицы на его территории выращивали такие экзотические фрукты, как ананасы и бананы.

Через несколько лет после постройки было решено построить грандиозный дворец, увенчанный четырехгранным куполом, но задуманное не было реализовано.

Неудачное строительство

В 1730-1740 годах у власти была императрица Анна Иоанновна, которая за несколько лет до своей смерти поручила архитектору Бартоломео Растрелли построить дворец на Царицын-Луге, и это следовало сделать в кратчайшие сроки. Однако смерть императрицы не позволила архитектору приступить к исполнению ее заказа. Ее преемница Анна Леопольдовна тоже хотела построить на этом месте свой дворец, строительство было поручено тому же Растрелли.В феврале 1741 года архитектор подготовил необходимые чертежи, но представить их императрице не получилось: в марте произошел государственный переворот, и к власти пришла императрица Елизавета Петровна.

Бартоломео Франческо Растрелли

Летний дворец Елизаветы Петровны был построен Бартоломео Франческо Растрелли, величайшим архитектором 18 века. Он происходил из итальянской аристократической семьи и носил титул графа. Его отцом был скульптор Карло Растрелли, долгое время работавший при дворе французского короля-солнца Людовика, а после смерти последнего был приглашен российским императором в Россию.

Бартоломео с ранних лет был привлечен отцом к работе над различными проектами, уехал учиться в Европу. Первым документированным произведением Растрелли в России стал трехэтажный дворец Дмитрия Кантемира, построенный в стиле петровского барокко.

В 1730-х годах Растрелли строил Рундальский дворец и дворец в Митаве, которые он строил по приказу герцога Курляндского. По рекомендации Курляндского Бирона Растрелли стал придворным архитектором.

Архитектурный стиль Растрелли

Бартоломео создал уникальный стиль в архитектуре. Так, он стал использовать на фасадах полукруглые окончания окон и собирал обычно полуколонны парами и связками. Внешние колонны обычно не играли конструктивной роли, а предназначались только для украшения. Для его дворцов были характерны огромные парадные залы, покрывающие всю глубину пола, и при оформлении интерьеров он старался избегать кривых линий.Все его постройки отличаются кричащей мощью, величием и торжественностью, даже пышностью. Растрелли отказался от традиционных для того времени ленточных фундаментов, отдав предпочтение площадкам из кирпича и камня на сваях, что, в свою очередь, позволяло частично перераспределять нагрузки, а это было очень важно для слабых грунтов Петербурга.

Творения великого архитектора

Великий архитектор, помимо Рундальского и Митавского дворцов, построил такие сооружения, которые стали достопримечательностями:

  1. Большой Петергофский дворец.
  2. Андреевская церковь в Киеве.
  3. Смольный собор в Санкт-Петербурге.
  4. Воронцовский дворец.
  5. Эрмитаж.
  6. Зимний дворец.
  7. Царский дворец в Киеве, пр.

Утраченные постройки архитектора

Некоторые из его построек в настоящее время утрачены:

  • Кантемировский дворец.
  • Тронный зал на Яузе.
  • Зимний дворец Анны Иоанновны.
  • Зимний Кремлевский дворец.
  • Летний дворец Елизаветы Петровны.
  • Проездной Среднерогацкий дворец.

История строительства Летнего дворца Елизаветы Петровны

Точная дата закладки фундамента дворца не сохранилась. По одной версии, при закладке фундамента в июле 1941 года присутствовали Анна Леопольдовна и ее муж, князь Антон Ульрих, по другой — закладка произошла на месяц раньше. Однако супругов не приговорили к проживанию в новом дворце.

Растрелли получил приказ достроить начатый дворец от цесаревича Елизаветы Петровны, ставшей императрицей. Строительство было завершено в 1743 году — это был первый дворец императрицы, построенный лично для нее, и он настолько понравился императрице, что она удвоила зарплату архитектору — до 2500 рублей в год.

Императрица ежегодно использовала дачу с мая по сентябрь, на этот раз она посвятила свой отпуск, почти не занимаясь важными государственными делами.В 1754 году именно здесь родился великий князь Павел, сын Екатерины Алексеевны, и здесь Елизавета Петровна устроила торжества по поводу окончания семилетней войны и заключения мира с Пруссией. Затем императрица стала все реже посещать дворец, все больше времени проводя в Царском Селе, и дворец постепенно начал приходить в упадок.

Летний дворец Елизаветы Петровны: описание

Архитектура Летнего дворца такова, что просто невозможно не заметить, что на автора проекта произвел впечатление французский Версаль.Зданию присуща традиционная барочная уединенность ансамбля парадного двора перед дворцом. Детального описания детища Растрелли нет, но кое-какие воспоминания об императорской усадьбе обнаружены.

Итак, дача Елизаветы Петровны состояла из 160 квартир, здесь были как личные покои царицы, так и многочисленные залы, галереи и даже церковь. Чтобы попасть на территорию дворца, нужно было пройти через широкие ажурные ворота из решеток, увенчанные позолоченными орлами.По словам архитектора, «все было украшено зеркалами и богатой скульптурой, а также новый сад, украшенный красивыми фонтанами, с Эрмитажем, построенным на уровне первого этажа, окруженным богатыми решетками, все они были позолочены».

Помещение имело два фасада. Главная из них выходила на Мойку, перед ней были расставлены клумбы и аккуратные деревья, превратившие эту территорию в парк. Второй фасад обращен в сторону Невского проспекта, где по приказу Бартоломео была проложена широкая дорога, вдоль которой стояли многочисленные оранжереи с цветами и деревьями.

Первый этаж Летнего дворца императрицы Елизаветы Петровны был каменным, а второй — полностью деревянным. Здание выполнено в розовых тонах, а подвальные помещения — в серых. Цоколь облицован зеленым гранитом. Внутри дворца все комнаты были украшены богемскими зеркалами, мраморными скульптурами и картинами известных художников. На первом этаже был построен Эрмитаж, где хранились картины религиозного и библейского содержания, некоторые из них сохранились до наших дней.

В главном здании располагался Большой зал с королевским троном на западной стене. Чтобы попасть в Тронный зал, нужно было пройти ряд гостиных и огромную парадную лестницу, украшенную позолоченной резьбой. Тронный зал поражал своим величием, что дополнительно подчеркивалось хитроумным расположением канделябров и люстр, создававших впечатление двухъярусного объема. Со стороны сада в Тронный зал также вело несколько фигурных лестниц, каждая из которых была дополнена пандусами.Императорские покои располагались в восточном крыле дворца, а придворные жили в западном крыле. Каждое помещение дворца было щедро украшено различными статуями и вазами. Фасад здания венчали многочисленные балюстрады.

Дворцовый парк

Вся территория дворцового комплекса была окружена декоративным парком. На территории сада также были великолепные фонтаны, а сам парк представлял собой сложный лабиринт зеленых насаждений.На территории комплекса Растрелли создал три необычных фонтанных бассейна сложной формы. По всему парку были оборудованы небольшие беседки и скамейки, а в центре — карусели, качели и горки. Также по задумке архитектора были созданы два искусственных трапециевидных полукруглых пруда, которые, кстати, сохранились до наших дней.

Последующие изменения

Франческо Растрелли продолжал работать над летней резиденцией императрицы на протяжении многих лет.Так, он занимался украшением стен фигурными накладками, атлантами и масками львов, через 9 лет после завершения строительства пристроил новый зал галереи на северо-восточной стороне дворца. Только императрицу радовали такие постоянные изменения, в то время как хозяина мало интересовала архитектурная целостность здания, главное, чтобы новостройки были максимально роскошными.

В 1745 году по приказу императрицы была построена крытая галерея для перехода из дворца в Летний сад, ее стены были щедро украшены художественными полотнами.В 1747 году архитектор создал террасу с фонтаном в центре, расположенную на одном уровне с павильоном Эрмитаж. Он был огорожен позолоченной решеткой по всему периметру.

Чуть позже на территории летнего дворца появляется церковь, расширяющая дворцовый комплекс со стороны Фонтанки, а с западной стороны фасада появляются эркеры.

На территории дворца Растрелли также построил водонапорные башни с акведуками, которые тоже были щедро украшены росписями.

Екатерининский период

Летний дворец Елизаветы Петровны в Санкт-Петербурге стал местом триумфа Екатерины II. Именно здесь она организовала официальный прием для иностранных дипломатов после своего восшествия на престол, и здесь она узнала о смерти Петра III. Не проживая в резиденции, Екатерина подарила ее сначала Григорию Орлову, затем Григорию Потемкину.

В 1777 году произошло наводнение, которое сильно повредило и без того полуразрушенный дворец.Восстановить поврежденный водомет никто не стал, акведук разобрали.

Летний дворец Елизаветы Петровны был снесен в 1797 году по приказу императора Павла I. Через несколько недель после восшествия на престол он приказал построить новый неприступный замок-крепость на месте уже ветхого здания, поскольку Император не хотел жить в Зимнем дворце. Существует легенда, согласно которой архангел Михаил явился одному из гвардейцев, который приказал сообщить царю о необходимости построить церковь на месте дворца, входившего в комплекс Михайловского замка.Именно так на месте елизаветинской летней резиденции в 1800 году был построен Михайловский замок. Убранство летней резиденции Елизаветы было аккуратно сложено и вывезено в другие королевские поместья.

Как добраться до Летнего дворца Елизаветы Петровны? К сожалению, не сохранилось. На месте Летнего дворца Елизаветы Петровны (адрес: Санкт-Петербург, Садовая улица, 2) сейчас находится Михайловский, или Инженерный замок. Чтобы добраться до замка, достаточно воспользоваться метро, ​​вам нужно выйти на станции «Невский проспект» или «Гостиный двор».

Царская усадьба, основанная Петром I. Здесь, у слияния Мойки и Фонтанки, императрица Анна Иоанновна незадолго до своей смерти приказала архитектору Ф. Б. Растрелли построить дворец «с особой поспешностью». При жизни архитектор не успела приступить к этим работам.

В конце 1740 — начале 1741 года Анна Леопольдовна, взявшая власть в свои руки, также решила построить на этом месте свой дом. От ее имени генерал-губернатор Миних поручил Растрелли составить соответствующий проект.Чертежи были готовы к концу февраля 1741 года. Но архитектор не спешил предоставлять их в Мюнхен, а отнес документы в квартирмейстерскую контору Гофа, что отложило утверждение проекта на несколько недель. Вероятно, Растрелли догадывался о скорой смене власти и не спешил выполнять приказ. Архитектор был прав. 3 марта в Санкт-Петербурге сообщили об отставке Миниха. 24 ноября произошел дворцовый переворот, в результате которого к власти пришла дочь Петра I Елизавета.К этому времени Летний дворец уже был заложен.

В краеведческой литературе есть разные версии относительно даты основания дворца. Историк Юрий Овсянников в своей книге «Великие архитекторы Петербурга» пишет, что оно произошло 24 июля 1741 года в присутствии правительницы Анны Леопольдовны, ее мужа генералиссимуса Антона Ульриха, придворных и гвардейцев. Месяцем закладки Летнего дворца Георгий Зуев в своей книге «Течения реки Мойки» называет не июль, а июнь.Такого же мнения придерживается К.В. Малиновский в книге «Петербург XVIII века».

Новый дом стал называться Летним дворцом Елизаветы Петровны. Сразу после восшествия на престол она доверила Растрелли завершить внутреннее убранство. Примерно к 1743 году здание было закончено. Дворец стал первым собственным домом Елизаветы Петровны, в котором до нее никто не жил. В награду за эту работу императрица повысила зарплату архитектору с 1200 до 2500 рублей в год.

Летний дворец Елизаветы Петровны соединялся с Невским проспектом дорогой, идущей вдоль Фонтанки. У входа в здание находились одноэтажная кухня и гауптвахта. Между ними находились ворота, украшенные позолоченными двуглавыми орлами. За ними — парадный двор. Главный фасад дворца выходил на Летний сад, к которому с 1745 года вел через Мойку крытый галерейный мост. Первый этаж здания был каменным, на нем покоились светло-розовые лепные стены.На их фоне выделялись белые оконные рамы и пилястры. Первый этаж дворца облицован зеленоватым гранитом.

В центральном здании находился Большой зал двойной высоты с королевским троном у западной стены. Императрица жила в восточном крыле дворца, на берегу Фонтанки. Придворные жили в западном крыле. Растрелли так писал о Летнем дворце Елизаветы Петровны:

«В доме было более ста шестидесяти квартир, включая церковь, холл и галереи.Все было украшено зеркалами и богатыми скульптурами, а также новый сад, украшенный красивыми фонтанами, с Эрмитажем, построенным на уровне первого этажа, окруженным богатыми решетками, все украшения были позолочены »[Цит. По 1, с. 264 ].

В вышеупомянутом Эрмитаже, построенном в 1746 году, по свидетельству Якоба Стелина, хранились картины исключительно религиозного и библейского содержания. Некоторые из них сейчас находятся в Государственном Эрмитаже и Павловском дворце. Залы Летнего дворца Елизаветы Петровны украшали чешские зеркала, мраморные скульптуры и картины известных художников.

Франческо Бартоломео Растрелли не был полностью удовлетворен своей работой. Спустя десять лет после завершения строительства он еще что-то отделывал и переделывал. Стены здания украшали фигурные оконные рамы, атланты, львиные маски и маскароны. В 1752 году Растрелли пристроил к северо-восточному углу дворца «новый большой зал галереи». Владелец дворца мало интересовался архитектурной целостностью здания. Главным для нее была только роскошь окружающего пространства.

Императрица переехала в Летний дворец из Зимнего дворца со всем своим двором 30 апреля. Возвращение — 30 сентября. Здесь Елизавета отдыхала от государственной службы. В Летнем дворце она предпочитала только отдыхать.

Здесь в 1754 году родился и провел первые годы жизни великий князь Павел Петрович, будущий император Павел I. Летний дворец Елизаветы Петровны в 1762 году стал местом торжеств по случаю заключения мира с Пруссией. после окончания Семилетней войны.

Для Екатерины II Летний дворец Елизаветы Петровны стал местом, где она принимала официальные поздравления от дипломатического корпуса в связи с ее восшествием на престол. В его стенах она услышала весть о смерти Петра III.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.