Когда столыпин был назначен председателем совета министров: Родился Пётр Аркадьевич Столыпин, глава правительства Российской империи

Родился Пётр Аркадьевич Столыпин, глава правительства Российской империи

«Противникам государственности

хотелось бы избрать путь радикализма,

путь освобождения от исторического прошлого России,

освобождения от культурных традиций.

Им нужны великие потрясения,

нам нужна Великая Россия!»

П. А. Столыпин, из «Речи об устройстве быта крестьян и

о праве собственности» (май 1907 г.)

2 (14) апреля 1862 г. в столице Саксонии Дрездене (Германия) родился Пётр Аркадьевич Столыпин, губернатор Гродненской (1902-1903) и Саратовской губерний (1903-1906), министр внутренних дел и председатель Совета министров Российской империи (1906-1911).

Пётр Аркадьевич принадлежал к старинному дворянскому роду. Его отец — Аркадий Дмитриевич Столыпин, герой Крымской войны 1853-1856 гг., генерал-майор Свиты его императорского величества; мать, Наталья Михайловна (урождённая княжна Горчакова) — племянница канцлера А.  М. Горчакова. До 1869 г. семья Столыпиных жила в подмосковном имении Середниково Московской губернии, затем — в имении Колноберже Ковенской губернии. В 1874-1879 гг. Столыпин обучался в Виленской гимназии, затем — в Орловской классической гимназии, по окончании которой в 1881 г. был зачислен в Санкт-Петербургский Императорский университет на естественное отделение физико-математического факультета, где с увлечением изучал химию, геологию, ботанику, зоологию, агрономию. После окончания Университета (1886) Столыпин поступил на службу в Министерство внутренних дел. Через два года он перевёлся в Департамент земледелия и сельской промышленности Министерства земледелия и государственных имуществ, где занял должность помощника столоначальника.

В 1889 г. Столыпин был назначен Ковенским уездным предводителем дворянства и председателем Ковенского съезда мировых посредников. В 1899 г. он занял пост Ковенского губернского предводителя дворянства, а в 1902 г. был назначен исправляющим должность Гродненского губернатора. За эти годы ему удалось провести ряд важных мероприятий в масштабах уезда, а затем и губернии. По его инициативе в Гродно были открыты еврейское двухклассное народное училище, ремесленное училище, а также женское приходское училище особого типа. Он подготовил ряд значимых аналитических записок общероссийского и регионального характера, в которых содержались предложения инновационного характера по реформированию важных сфер государственной и общественной жизни.

В 1903 г. Петра Аркадьевича перевели на должность главы Саратовской губернии. Назначение саратовским губернатором являлось повышением по службе и свидетельствовало о признании его заслуг на различных должностях в Ковно и Гродно. При Столыпине в Саратове состоялась торжественная закладка Мариинской женской гимназии, ночлежного дома, строились новые учебные заведения, больницы, началось асфальтирование саратовских улиц, строительство водопровода, устройство газового освещения, модернизация телефонной сети. На посту губернатора ярко проявились такие качества Столыпина, как твёрдая воля и решительность в подавлении разного рода эксцессов экстремистского толка, а также личное мужество, проявленное им в сложных политических ситуациях.

Административный талант Столыпина был замечен императором Николаем II, который дважды выразил ему личную благодарность за проявленное усердие. В апреле 1906 г. Столыпин был назначен министром внутренних дел; с 8 (21) июля 1906 г. он совмещал этот пост с должностью председателя Совета министров Российской империи.

Возглавив кабинет министров, Столыпин провозгласил курс социально-политических реформ. Мероприятия в области крестьянского землеустройства и землепользования были начаты им с подписания в августе 1906 г. указа о передаче Крестьянскому банку для продажи крестьянам части казённых земель, а в октябре того же года — указа об окончательной отмене подушной подати и круговой поруки в общине: были сняты ограничения свободы передвижения крестьян, избрания ими места жительства; отменён закон, запрещающий семейные разделы; сделана попытка уменьшить произвол земских начальников и уездных властей; расширены права крестьян на земских выборах. Указ от 9 (22) ноября 1906 г. касался землевладения и землеустройства. Эти акты составили юридическую основу мероприятий, известных в истории как начало аграрной («столыпинской») реформы.

Кроме аграрной реформы, Столыпиным предполагалось ввести государственное страхование рабочих, планировалась модернизация законодательства о старообрядческих обществах, о правах евреев, было начато реформирование Морского генерального штаба. Под его руководством был также разработан ряд крупных законопроектов, в том числе по реформе местного самоуправления, введению всеобщего начального образования, о веротерпимости. В 1907 г. руководимое Столыпиным правительство добилось роспуска 2-й Государственной думы, проведя новый избирательный закон, существенно усиливший позиции в Думе представителей правых партий. Премьер полагал, что путём изменения избирательного закона в России можно было достичь менее радикального состава Думы, остановить политический экстремизм и избежать новых революций.

За короткий срок Столыпин был отмечен целым рядом Высочайших наград. Помимо нескольких Высочайших рескриптов с выражением признательности, в 1906 г. Столыпин был пожалован в гофмейстеры, 1 (14) января 1907 г. — назначен членом Государственного совета, а в 1908 г. — статс-секретарём.

Летом 1911 г. Столыпин работал над проектом создания восьми новых министерств (труда, местного управления, национальностей, социального обеспечения, исповеданий, по эксплуатации природных богатств, здравоохранения, переселения), а также размышлял об увеличения бюджета за счёт налогов, о понижении земского ценза при выборах.

В связи с деятельность Столыпина, за небольшой промежуток времени с 1905 по 1911 гг. на него было совершено более 10-ти покушений. Самым кровавым стал взрыв на Аптекарском острове в Петербурге 12(25) августа 1906 г., во время которого погибли несколько десятков человек; сам Столыпин не пострадал, но были ранены его дочь Наталья и сын.

В конце августа 1911 г. в Киеве проходили пышные торжества, связанные с открытием памятника Александру II в связи с 50-летием крестьянской реформы 1861 г. 1 (13) сентября, в последний день торжеств, в Киевском оперном театре проходила опера Н.  А. Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». Во время второго антракта к Столыпину подошёл молодой человек во фраке и произвёл в него два выстрела, смертельно ранив премьер-министра. Столыпина поместили в одну из киевских клиник, где 5 (18) сентября 1911 г. от полученных ранений он скончался. Спустя четыре дня, 9 (22) сентября 1911 г. Пётр Аркадьевич Столыпин был торжественно похоронен в Киево-Печёрской лавре.

7 (20) сентября 1911 г. некоторые депутаты Государственной думы и члены местного земства предложили установить Столыпину памятник в Киеве, средства на который были собраны за счёт пожертвований. Спустя две недели после начала Февральской революции, 16 (29) марта 1917 г. памятник реформатору был снесён.

13 июля 2011 г. в Москве у Дома Правительства России был заложен камень в основание памятника Петру Аркадьевичу Столыпину. Указом Президента Российской Федерации Д. А. Медведева 2012 год был объявлен Годом Столыпина.

Лит.: Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991; Он же. Столыпин и третья Дума. М., 1968; Бок М. П. П. А. Столыпин: Воспоминания о моем отце. М., 1992; Бородин А. П. Столыпин. Реформы во имя России. М., 2004; Государственная деятельность П. А. Столыпина. Сборник статей. М., 1994; Зырянов П. Н. Пётр Столыпин: Политический портрет. М., 1992; Изгоев А. П. А. Столыпин. Очерк жизни и деятельности. М., 1912; Могилевский К. И. Столыпинские реформы и местная элита: Совет по делам местного хозяйства (1908-1910). М., 2008; Пожигайло П. А., Шелохаев В. В. Пётр Аркадьевич Столыпин: Интеллект и воля. М., 2011; Пожигайло П. А. Столыпинская программа преобразования России (1906-1911). М., 2007; Сидельников С. М. Аграрная реформа Столыпина. М., 1973; Сидоровнин Г. П. А. Столыпин. Жизнь за Отечество. Саратов, 2002; Степанов С. А. Загадка убийства Столыпина. М., 1995; П. А. Столыпин. Программа реформ. Документы и материалы. В 2 т. М., 2003; П. А. Столыпин: Грани таланта политика. М., 2006; Струков Д. Б. Столыпин. М., 2012; Фёдоров Б. Пётр Столыпин: «Я верю в Россию».

 СПб., 2002.

См. также в Президентской библиотеке:

Столыпин Пётр Аркадьевич (1862-1911): коллекция.

Столыпин Петр Аркадьевич | Мультимедийный архив Новосибирской области

Столыпин Петр Аркадьевич (02 апреля (14 апреля по новому стилю) 1862, Дрезден, Германия – 05 (18).09.1911, г. Киев) – русский государственный деятель. Из старинного дворянского рода. Окончил Петербургский университет. С 1902 года губернатор Гродненской, с 1903 года – Саратовской губерний. С 26 апреля 1906 года – министр внутренних дел, с 8 июля назначен председателем Совета министров. Руководил подавлением Революции 1905 – 1907 гг., поощрял деятельность военно-полевых судов и применение смертной казни. Инициатор и руководитель аграрной реформы в России (09.11.1906 – 28.06.1917). Был смертельно ранен эсером Д. Г. Богровым.

Летом-осенью 1910 года председатель Совета Министров Пётр Аркадьевич Столыпин совершил поездку по ряду сибирских губерний и областей для более детального ознакомления с тем, как идет процесс адаптации на сибирских землях крестьян-переселенцев из европейской части страны. Во время пребывания в Томской губернии П. А. Столыпин 31 августа посетил Ново-Николаевск.

Столыпинская аграрная реформа – буржуазная реформа крестьянского надельного землевладения в России. Разрушение общины и насаждение частной крестьянской земельной собственности составляло главное содержание реформы.

Разрешив куплю и продажу наделов земли, правительство облегчило уход бедноты из деревни и концентрацию земли в руках зажиточного крестьянства. Реформенное землеустройство было направлено на создание хуторов и отрубов на крестьянской надельной земле.

В осуществлении реформы значительной была деятельность Крестьянского банка. Наибольшие суммы банковских ссуд на покупку земли выдавались отдельным домохозяевам, в их числе на льготных условиях владельцам хуторов и отрубов. 3/4 собственного земельного фонда банк продал владельцам хуторов и отрубов.

В годы реформы расширились масштабы крестьянских переселений. Правительство активно содействовало переселению крестьян из центральных губерний России на окраины, особенно в Сибирь.

Однако освоение новых земель было не под силу всему крестьянству. Из 3 млн. человек, переселившихся в 1906 – 1916 гг., возвратились на прежние места 548 тыс. человек, т. е. 18 %.

Несмотря на нажим правительства, из общин вышло к 1 января 1916 года всего 2 478 тыс. домохозяев с 16 919 тыс. десятин земли, что составило всего 26 % числа общинных дворов и около 15 % площади крестьянского общинного землевладения.

Реформа ускорила процесс вовлечения крестьянской надельной земли в торговый оборот. На его основе росла классовая дифференциация крестьянства. 1 079,9 тыс. домохозяев (53 % вышедших из общины) продали за 1908 – 1915 гг. надельной земли 3 776,2 тыс. десятин (22,4 % всего надельного землевладения). Подавляющая масса крестьян, продававших землю, разорялась. Усилилась концентрация надельной земли в руках зажиточных крестьян.

Не оправдались надежды и на массовое создание хуторов и отрубов как опорной базы «крепкого» крестьянства. За 1907 – 1916 гг. новое участковое землевладение составило на надельной земле 1 317 тыс. хозяйств с 12 777 тыс. десятин; на земле, купленной с помощью Крестьянского банка, – 339 тыс. хозяйств с 4 137 тыс. десятин; всего – до 1 670 тыс. хозяйств с 17 138 тыс. десятин земли. Число зажиточных хуторов и отрубов было ничтожным.

Столыпинская аграрная реформа не привела к коренным социально-экономическим сдвигам. В годы реформы в стране участились столкновения крестьян с войсками и полицией, т. н. «землеустроительные бунты». Усилилась борьба деревенской бедноты против «новых помещиков» – «хуторян» и «отрубщиков».

П. А. Столыпин - председатель Совета Министров

После окончания виленской гимназии Петр Аркадьевич Столыпин поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, где его успехи были отмечены Д. М. Менделеевым. По окончании курса университета служил в Министерстве государственных имуществ и Министерстве внутренних дел. В 1902 году был назначен гродненским, а уже в следующем году саратовским губернатором, став самым молодым губернским начальником России. На этом посту его и застала революция 1905 г, в борьбе с которой он применил весь имеющийся у него арсенал средств — от силы убеждения до жестоких расправ с помощью войск и казаков с восставшими крестьянами. В апреле 1906 года Столыпин был назначен министром внутренних дел, а через два с половиной месяца — председателем Совета министров. Редко кто из царских чиновников проделывал столь головокружительную карьеру.

26 апреля 1906 П.А. Столыпин был назначен министром внутренних дел в кабинете И.Л. Горемыкина. 8 июля 1906, после роспуска Первой государственной думы, была объявлена отставка Горемыкина и замена его Столыпиным, который стал таким образом председателем Совета министров. Портфель министра внутренних дел был оставлен за ним. В течение июля Столыпин вел переговоры с князем Г.Е. Львовым, графом Гейденом, князем Е.Трубецким и другими умеренно-либеральными общественными деятелями, стараясь привлечь их в свой кабинет. Переговоры ни к чему не привели и кабинет остался почти неизменным, получив название «кабинета разгона Думы». Возглавив кабинет министров, П.А. Столыпин провозгласил курс социально-политических реформ. Было начато проведение аграрной («столыпинской») реформы (по некоторым источникам идея аграрной «столыпинской» реформы принадлежала С.Ю. Витте), под руководством Столыпина был разработан ряд крупных законопроектов, в том числе по реформе местного самоуправления, введению всеобщего начального образования, государственному страхованию рабочих, о веротерпимости.

Став в 1906 году премьер-министром, Столыпин стал проводить политику, направленную на восстановление порядка в стране. Ключевым пунктом его плана являлась последовательная борьба с любыми проявлениями революционного движения. Именно с 1906 года начинается жесткое подавление вооруженных выступлений, стачек, волнений в армии и на флоте, вводятся «расстрельные» военно-полевые суды, когда тройка офицеров выносила приговор, не подлежавший обжалованию. Вместе с тем, Столыпин был убежден, что одних карательных мер для подавления революции недостаточно и разработал комплекс реформ, с помощью которых надеялся разрешить внутренние противоречия, сохранив при этом «традиционные» устои российского общества — сильную монархическую власть и помещичье землевладение. Он предлагал преобразование местного земского управления, введение всеобщего начального образования, закона о государственном страховании рабочих и т.п. Однако главным преобразованием Столыпина явилась его аграрная реформа.

Жесткий курс Столыпина, направленный на подавление революции, вызвал ответную реакцию со стороны антиправительственных сил. Так, 12 августа 1906 года эсерами была взорвана дача Столыпина на Аптекарском острове. Кроме двух террористов погибли 25 человек, были ранены трехлетний сын и четырнадцатилетняя дочь Столыпина. По разным данным на жизнь Петра Аркадьевича Столыпина было совершено от 10 до 18 покушений.

Местом постановки памятника Петру Столыпину в Киеве была избрана площадь возле Городской Думы, на Крещатике, а исполнение его поручено итальянскому скульптору Ксименесу. В 1912 году, ровно через год после смерти Петра Аркадьевича, памятник был открыт в торжественной обстановке, среди съехавшихся со всех концов России, его почитателей. Столыпин был изображен как бы говорящим с Думской кафедры, на камне высечены сказанные им слова, ставшие пророческими: «Вам нужны великие потрясения — нам нужна Великая Россия». Большевики не могли перенести вида памятника и его уничтожили.

Петр Столыпин. О самом важном — Ассоциация "Столыпинский Центр"

Своим превосходством Столыпин обидел оппозицию в Думе, желавшую видеть врагов уродами. Каким он был: уважаемым или ненавидимым врагами?

Как видел себя сам Столыпин?

Петр Аркадиевич Столыпин являлся сторонником решительных, но постепенных экономических преобразований  и осторожного созидания правового общественного строя с опорой на силу самодержавной власти. Он осознавал служение России как гражданский долг и смысл своего существования: «Родина  требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу» — говорил он дочери Марии в 1906 г.

В письме Льву Толстому (23 октября 1907 г.) Столыпин так раскрывал цели своей деятельности: «Я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг. Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили ее в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром?… Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путем».

 

Как Столыпин стал премьер-министром?

Петр Аркадьевич Столыпин родился 2 апреля 1862 г. в родовитой дворянской семье сына коменданта московского Кремля и жил в имениях под Москвой и Ковно (Каунасом). С отличием окончил физико-математический факультет Петербургского университета. Служил в Министерстве земледелия и государственных имуществ, стал предводителем дворянства Ковенской губернии. В 1902 г. назначен Гродненским, а в 1903 г. Саратовским губернатором. Во время Первой революции не раз  выходил без охраны навстречу разъяренной крестьянской толпе, заставлял себя слушать и останавливать бунт. Но он же отдал приказ открыть огонь по погромщикам в Саратове, когда не осталось других средств восстановить порядок.

Волевой, энергичный, честный и умный молодой губернатор был замечен Императором Николаем II и премьер-министром И.Л.Горемыкиным. По рекомендации последнего Столыпин был назначен в апреле 1906 г. министром внутренних дел, а в июле — и Председателем Совета министров.

Столыпин отказывался от высокого назначения, ссылаясь на неопытность, но Государь прервал: «Нет, Петр Аркадьевич, вот образ, перед каким я часто молюсь. Осените себя крестным знамением и помолимся, чтобы Господь помог нам обоим в трудную, быть может историческую минуту». Вскоре он ответил Царю: «Жизнь моя принадлежит Вам, Государь, все помыслы мои, стремления мои – благо России; молитва моя ко Всевышнему – даровать мне высшее счастье: помочь Вашему Величеству вывести несчастную Россию на путь законности, спокойствия и порядка» (13. 08.1906).

П.А. Столыпин принимает рапорт от волостного старшины в селе Пристанном

«Всем своим обликом Столыпин закреплял как-то брошенные им с трибуны слова: — ˝Не запугаете!˝ Высокий, статный, с красивым, мужественным лицом это был барин по осанке и по манерам и интонациям. Говорил он ясно и горячо. Дума сразу насторожилась. В первый раз из министерской ложи на думскую трибуну поднялся министр, который не уступал в умении выражать свои мысли думским ораторам. Столыпин был прирожденный оратор. Его речи волновали. В них была твёрдость. В них звучало стойкое понимание прав и обязанностей власти. С Думой говорил уже не чиновник, а государственный человек. Крупность Столыпина раздражала оппозицию. Горький где-то сказал, что приятно видеть своих врагов уродами. Оппозиция точно обиделась, что Царь назначил премьером человека, которого ни в каком отношении нельзя было назвать уродом» — вспоминала член ЦК партии «Народной Свободы Ариадна Тыркова-Вильямс.

 

Столыпин против террористов

В то время революционеры, прежде всего эсеры, вели террористическую войну против носителей власти. Как ранее на Александра II, так теперь на премьер-министра началась настоящая охота: Столыпин пережил не менее 10 покушений, включая взрыв бомбы во время приема посетителей 12 августа 1906 г.

В 1908-1910 гг. было совершено 20 тысяч террористических актов и экспроприаций. Столыпин действовал решительно. На террор правительство ответило военно-полевыми судами для террористов, участников вооруженных нападений, пойманных с поличным. Учрежденные суды существовали на Кавказе и в Польше до 1909 г., а в остальной части Российской Империи заменены военно-окружными судами в 1907 г. «Злодейства должны пресекаться без колебаний. Если государство не даст им действительного отпора, то теряется самый смысл государственности. Поэтому Правительство, не колеблясь, противопоставит насилию силу. Долг государства остановить поднявшуюся кверху волну дикого произвола, стремящегося сделать господами положения всеуничтожающие противообщественные элементы» — объявлял Столыпин в своей первой декларации на посту премьер-министра. «К горю и сраму нашему лишь казнь немногих предотвратит моря крови» — пишет он Государю 3 декабря 1906 г. По приговорам военно-полевых и военно-окружных судов было казнено свыше 2800 человек.

Применение силы Столыпиным в борьбе с террором быстро принесло плоды. С 1907-го и особенно с 1910 г. удалось сбить волну революционного насилия. Подавление экстремистов способствовало экономическому подъему, прекращению массового забастовочного движения и снижению популярности социалистических партий. В 1909 г. насчитывалось 17102 ссыльных и 1909 административно высланных.

В русском обществе в то время скорее выражали симпатию казнимым и отправляемым на каторгу революционерам, чем власти, пытавшейся обезопасить общество от их губительной деятельности. Всячески опорочивать и только критиковать представителей власти и, в результате, саму власть было модным, считалось чуть ли не подвигом; о последствиях такого употребления  свободы слова многие не задумывались.

Свои политические принципы Столыпин коротко определил в речи, произнесенной в III Думе 16 ноября 1907 г. : «Неуклонная приверженность к русским историческим началам в противовес беспочвенному социализму. Страстное желание обновить, просветить и возвеличить родину, в противность тем людям, которые хотят её распада. Наконец, преданность не на жизнь, а на смерть Царю, олицетворяющему Россию».

 

Был ли у Столыпина план?

П.А. Столыпин был уверен, что успокоение страны не цель, а только необходимое условие для осуществления созидательной деятельности, направленной на расширение общественного основания власти и на повышение сознательной гражданской ответственности самого русского общества. Он  считал, что «реформы во время революции необходимы, так как революцию породили в большой мере недостатки внутреннего уклада», «где правительство побеждало революцию (Пруссия, Австрия), оно успевало не исключительно физическою силою, а тем, что, опираясь на силу, само становилось во главе реформ. Обращать всё творчество Правительства на полицейские мероприятия — признание бессилия правящей власти».

Выступая во II Государственной Думе 6 марта 1907 г. Столыпин объявил положительную программу его правительства, которую и старался осуществлять. Основные пункты его программы следующие:

— Достижение действительной свободы вероисповеданья. Проведение Всероссийского поместного церковного Собора.

— Достижение гражданского равноправия в смысле устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения; Равноправие крестьян с другими сословиями, устранение ограничений для евреев и иных инородцев.

—  Неприкосновенность личности:  «Отечество наше должно превратиться в государство  правовое, так как пока писаный закон не определит обязанностей и не оградит прав отдельных русских подданных, права эти и обязанности будут находиться в зависимости от толкования и воли отдельных лиц, то есть не будут прочно установлены».

— Улучшение крестьянского землевладения с разрешением свободного перехода от общинного землевладения к частному. Без частной собственности человек не чувствует себя хозяином, не участвует в социальном развитии страны и не имеет основы для саморазвития. Поэтому государственная поддержка в освоении безземельными крестьянами пустующих удобных земель на востоке и юге России. Мелиорация неудобных земель.

— Реформа местного управления, предполагающая установление непосредственной связи между губернской и уездной администрацией Правительства и преобразованными на принципах всесословности органами земского самоуправления. Введение мелкой (волостной) земской единицы.

— Реформа местного судопроизводства. Передача судебной власти на местах в руки мировых судей, избираемых населением.

— Введение земского самоуправления в Балтийском Крае, в Северо-Западном и Юго-Западном краях; введение земского и городского самоуправления в губерниях Царства Польского.

— Улучшение быта рабочих, в том числе и государственное их страхование на случай болезни, увечий, инвалидности и старости; легализация профессиональных союзов, ненаказуемость экономических стачек; сокращение рабочего времени.

— Школьная реформа, общедоступность и, впоследствии, обязательность начального образования.

— Финансовая реформа: «облегчение налогового бремени народных масс и введение подоходного налога».

  • Полицейская реформа. Слияние общей и гражданской полиции. Объединение всех видов чрезвычайной государственной Охраны в одном законе, полностью известном обществу и утвержденному Думой.

Слабое место стратегии

Эти реформы, в случае их осуществления, совершенно меняли Россию, превращали страну, жившую два столетия для узкого правящего слоя в действительно общенациональное государство, в благополучии которого крестьяне, рабочие, инородцы, иноверцы, земская интеллигенция заинтересованы не меньше, чем дворяне, богатые предприниматели и землевладельцы. Россия при этом менялась не революционно, не через разрушение «до основания», но эволюционно, через постепенное, хотя и быстрое перераспределение общественных благ, и воспитание народа. «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!» Эти слова Столыпина, сказанные в Думе 10 мая 1907 г. стали девизом всей его деятельности. Подавляющее большинство депутатов II Думы не поддержали программы премьер-министра, одержимые идеей ниспровержения существующего порядка, находясь во власти принципа «чтобы изменить хоть что-то надо прежде разрушить всё».

Новая Дума, готовая работать с Правительством, была необходима Столыпину именно для претворения в жизнь намеченных им реформ. Он не считал возможным действовать, используя только рычаг самодержавной власти. Полагая жизненно необходимым подвести широкий социальный фундамент под здание российской государственности, он само подведение этого фундамента желал осуществлять вместе с обществом, с законно избранными его представителями в земствах и в Думе. Без такого сотрудничества Правительства с обществом прочное общественное основание России не создать, и любое серьезное потрясение – война ли, которой Столыпин так опасался, или иное что – приведет к обрушению огромного, но не соединенного воедино народной волей государства: «Главное это то, что Россия с каждым годом зреет: у нас складывается и самосознание, и общественное мнение. – Пишет Столыпин за месяц до смерти русскому послу в Париже Александру Извольскому. —  Нельзя осмеивать наши представительные учреждения. Как они ни плохи, но под влиянием их Россия в пять лет изменилась в корне и, когда придет час, встретит врага сознательно. Россия выдержит и выйдет победительницею только из народной войны» (28.07.1911).  Столыпин жаждал иметь впереди двадцать мирных лет. За два десятилетия он надеялся превратить Россию дворянскую, «элитную», в Россию общенародную.

 

Выстрел с российскую историю

Без парламента сделать это было невозможно.  С членами Думы Столыпин общался как с товарищами и коллегами. Он не был поклонником демократии, не верил, что парламент может управлять страной, но рассматривал Думу как важнейшее средство контроля самодержавной власти Царя волей народа. В этом Столыпин был похож на знаменитого германского рейхс-канцлера Отто фон Бисмарка, который заявил в Рейхстаге в 1884 г. – «Я вовсе не поклонник абсолютистского правления. Я считаю парламентское сотрудничество, верно примененное, столь же нужным и полезным, сколь парламентское же правление – вредоносным и невозможным».

Когда Столыпин провозгласил в Думе свой план, ему еще не исполнилось и 45. Столыпин верил в свои силы и в помощь Божию. Все эти двадцать лет он мог бы, как Бисмарк в Германии, находиться у штурвала русского корабля. Но вышло иначе. Через четыре с половиной года он пал от руки полицейского агента Богрова, застрелившего его в упор 1 сентября 1911 г. в Киевском театре на глазах Императора. 5 сентября смертельно раненый Петр Столыпин умер в лечебнице на руках у жены. В завещании он, предчувствуя свою трагическую кончину, просил похоронить его в том городе, где его убьют. Столыпин был предан земле в Киево-Печерской Лавре. Вскоре в Киеве был установлен и монументальный памятник Столыпину. В годы советского режима памятник был уничтожен, надгробье снято и могила закатана асфальтом. В начале 1990-х гг. могила П.А.Столыпина восстановлена.

 

Столыпин глазами современников

Реформы, начатые Столыпиным, продолжались и после его смерти, но уже не с той широтой и энергией, что при нём. Отставка верного соратника Столыпина Владимира Николаевича Коковцова с поста премьера в январе 1914 г. и вскоре начавшаяся Мировая война, еще более затормозили их. А через шесть лет после убийства Столыпина Россия рухнула в бездну революционной смуты, от которой он всеми силами старался уберечь её.

Германский Император Вильгельм II в 1909 г. во время встречи русского и германского императоров в Бьёрке, более часа, просидел, беседуя с русским премьером, а потом сказал генерал-адьютанту Илье Татищеву (позднее погибшему в Екатеринбурге вместе с Императором) – «Проговорил со Столыпиным весь завтрак. Вот человек! Был бы у меня такой министр, на какую бы высоту мы подняли Германию».

Крупнейший современный зарубежный специалист по истории России, Ричард Пайпс, в своей трехтомной «Русской Революции» так оценивает личность и деятельность Петра Аркадиевича Столыпина: «Столыпин … был без сомнения самым выдающимся государственным деятелем Императорской России. Единственным его соперникам – Сперанскому и Витте – при всех их несомненных талантах, недоставало присущего Столыпину сочетания кругозора государственного деятеля с искусством политика. Вовсе не оригинальный в своих начинаниях – большинство его идей были предначертаны ранее другими политиками, — Столыпин поражал и русских и иностранцев силой духа и цельностью характера; сэр Артур Николсон, британский посланник в России, считал его не более и не менее как ˝самой замечательной фигурой в Европе˝».

(Ричард Пайпс. Русская Революция. М., 2005. Т.1. Стр.228).

 

Текст подготовлен Андреем Зу́бовым, российским историком, религиоведом и политологом, доктором исторических наук.

Пётр Аркадьевич Столыпин

Пётр Аркадьевич Столыпин (2 [14] апреля 1862, Дрезден, Саксония — 5 [18] сентября 1911, Киев) — государственный деятель Российской империи, статс-секретарь Его Императорского Величества (1908), действительный статский советник (1904), гофмейстер (1906). Гродненский (1902—1903) и саратовский (1903—1906) губернатор, министр внутренних дел и председатель Совета министров (1906—1911), член Государственного совета (1907—1911).
В российской истории начала XX века известен в первую очередь как реформатор и государственный деятель, сыгравший значительную роль в подавлении революции 1905—1907 годов. В апреле 1906 года император Николай II предложил Столыпину пост министра внутренних дел России. Вскоре после этого правительство было распущено вместе с Государственной думой I созыва, а Столыпин был назначен председателем Совета министров.
На новой должности, которую он занимал вплоть до своей гибели, Столыпин провёл целый ряд законопроектов, которые вошли в историю как столыпинская аграрная реформа, главным содержанием которой было введение частной крестьянской земельной собственности. Принятый правительством закон о военно-полевых судах ужесточал наказание за совершение тяжких преступлений. Впоследствии Столыпина резко критиковали за жёсткость проводимых мер. Среди других мероприятий Столыпина на посту председателя Совета министров особое значение имели введение земства в западных губерниях, ограничение автономии Великого княжества Финляндского, изменение избирательного законодательства и роспуск II Думы, положившие конец революции 1905—1907 годов.
Во время выступлений перед депутатами Государственной думы проявились ораторские способности Столыпина. Его фразы «Не запугаете!», «Сначала успокоение, потом реформы» и «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия» стали крылатыми.
Из личных черт характера современниками особенно выделялось его бесстрашие. На Столыпина планировалось и было совершено 11 покушений. Во время последнего, совершённого в Киеве Дмитрием Богровым, Столыпин получил ранение, от которого через несколько дней умер.

Феномен премьера

Среди замечательной плеяды государственных деятелей России имя Петра Столыпина занимает особое место. Это был один из самых эффективных, волевых и стратегически мыслящих чиновников дореволюционной России. Пожалуй, только такой человек мог бы оградить Российскую империю от надвигающейся революции. 

Имя Столыпина давно стало символом масштабной программы преобразований, развернувшейся в России между двумя революциями. Собственно, сама эта программа, стартовавшая на гребне Первой русской революции, и призвана была предотвратить возникновение нового революционного взрыва.

Но этому не суждено было сбыться. Поступательное движение страны насильственно прервалось в феврале 1917 года. Петра Столыпина к этому времени давно уже не было на свете, и вряд ли имеет смысл гадать о том, что было бы, проживи он чуть дольше…

«Паралитики власти слабо, нерешительно, как-то нехотя борются с эпилептиками революции» – так описывал ситуацию начала века министр юстиции Иван Щегловитов, пришедший на работу в правительство одновременно со Столыпиным. Ключевое определение в этом горьком диагнозе – «паралитики власти». Действительно, долгое время правительство, власть в целом демонстрировали даже не столько мягкотелость, сколько паралич воли, отсутствие понимания того, что делать в условиях разрастающегося кризиса. Столыпин и его команда попытались в корне изменить ситуацию.

Государственный человек

Революционный 1906 год стал «звездным часом» Столыпина: 26 апреля (9 мая) он был назначен министром внутренних дел, а уже 8 (21) июля получил должность председателя Совета министров.

Николай II, принявший эти решения, более всего, очевидно, был впечатлен успехами Столыпина на посту саратовского губернатора. За три года губернаторства тот в самом деле преуспел в подавлении крестьянских выступлений на подведомственной ему территории. Он не просто показал себя жестким руководителем – Столыпин проявил при этом незаурядное личное мужество. Император надеялся, что и в масштабах необъятной, растревоженной как улей страны такой человек сможет совладать с революционной стихией.

Это был более чем удачный эксперимент власти: человек, которого приглашали для решения вполне конкретной политической задачи, человек, которого мы сегодня, вероятнее всего, назвали бы «силовиком-технократом», человеком-функцией, на поверку оказался ясно мыслящим идеологом, предложившим полномасштабную программу преобразования страны.

Надо сказать, что к моменту вступления в должность премьера у Столыпина уже сложилась четкая система политических взглядов. С его точки зрения, государство являлось высшей ценностью, а самодержавная монархия – «олицетворительницей идей», «драгоценнейшим достоянием Русского государства», оптимальной формой сильной власти для проведения масштабных реформ.

Знание русской истории подсказывало Столыпину: все сколько-нибудь существенные изменения в жизни России всегда происходили сверху, по инициативе власти. В этом отношении его взгляды на самодержавие мало чем отличались от точки зрения Николая Карамзина, Михаила Сперанского, Сергея Уварова и других консерваторов, чья интеллектуальная эволюция начиналась с увлечения либеральными идеями. Вслед за этими яркими политическими мыслителями XIX века он был убежден: «Отечество наше должно превратиться в государство правовое». Но монарху при этом отводилась отнюдь не декоративная роль.

Контрреволюционер по призванию

Первоочередной мерой, которую должен был осуществить Столыпин, являлось подавление революции. Заняв пост министра внутренних дел, он развернул беспощадную борьбу с революционным террором, охватившим империю. Только в 1905–1909 годах, по некоторым данным, был убит 2691 человек и ранено 3222 человека. Значительную часть жертв революционеров составляли городовые, чиновники, военные, то есть люди, служившие государству. В стране почти ежедневно случались политические убийства и «экспроприации». Начались военные бунты, предпринимались попытки организации всеобщей забастовки, в Польше отмечались массовые нападения на русских солдат и полицейских. Кроме того, горели тысячи дворянских усадеб, счет крестьянским волнениям, приводившим к убийствам и поджогам, шел на десятки тысяч. Страна – без преувеличения – стояла на пороге новой пугачевщины.

Террористические акты стали массовым явлением в России начала ХХ века (Фото предоставлено М. Золотаревым)

19 августа (1 сентября) 1906 года, через неделю после неудавшегося покушения на Столыпина, когда взрыв его дачи на Аптекарском острове унес жизнь 27 человек, были введены военно-полевые суды. В их состав входили только офицеры, которые рассматривали дела по очевидным проявлениям террористической деятельности в течение одних-двух суток, после чего приговор приводился в исполнение незамедлительно. Всего за 1906–1909 годы было казнено около 3 тыс. человек, обвиненных в подготовке и осуществлении терактов, – примерно столько же, сколько погибло от рук террористов за этот период.

Учреждение военно-полевых судов стало тяжелым испытанием для Столыпина и всей к тому времени уже изрядно пропитанной гуманистическими представлениями имперской государственной машины в целом. Но премьер-министр надеялся, что «Россия сумеет отличить кровь на руках палачей от крови на руках добросовестных врачей». Наведение порядка было необходимым условием для проведения масштабных реформ. И чрезвычайные меры для вывода страны из смуты дали результат: волна насилия была сбита. При этом Столыпин подчеркивал, что такие меры могут иметь только временный характер. Нужна была эффективная работа по расширению социальной базы власти. В итоге, как потом писал известный думский деятель начала века Василий Шульгин, Столыпин, «как мощный волнорез, двуединой системой казней и либеральных реформ разделил мятущуюся стихию [революции] на два потока».

Дуэль с либералами

Введение военно-полевых судов создало Столыпину вполне определенную репутацию в оппозиционных кругах, которая с этих пор, что называется, шла впереди него. Кадет Федор Родичев с думской трибуны обозвал виселицы, на которых казнили приговоренных военно-полевыми судами, «столыпинскими галстуками», за что был вызван на дуэль оскорбленным премьером. И хотя от дуэли Родичев отказался, принеся Столыпину извинения, благодаря набравшей внушительный общественный вес «прогрессивной печати» эта метафора прочно вошла в политический лексикон.

Федор Родичев (1854–1933) – кадет, член Государственной Думы (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Впрочем, практически сразу после открытия Думы второго созыва стало понятно, что депутаты не намерены сотрудничать с правительством. 6 (19) марта 1907 года Столыпин выступил перед Думой с программной речью. Он говорил о необходимости грандиозных перемен, выдвигал ряд инициатив, которые были созвучны идеям либеральных партий (расширение прав рабочих, обеспечение веротерпимости и свободы совести, проведение судебной реформы, реформы местного самоуправления и др.), но услышан так и не был.

С крайне левыми – эсерами и социал-демократами – все было понятно: для них Столыпин был «виновен» уже в том, что верой и правдой служил царской власти. Но и либеральная оппозиция, преобладавшая в парламенте и всерьез уверовавшая в возможность на волне революции взять власть в свои руки, предпочла не сотрудничать с премьером. Она требовала лишь отмены законов, которые, с точки зрения Столыпина, были совершенно необходимы для успокоения страны.

Но Столыпин был непоколебим. «Не запугаете!» – закончил он свое выступление в тот день, когда был подвергнут самой настоящей обструкции со стороны думцев. В дальнейшем он предпринял еще несколько попыток найти общий язык с депутатами. На заседании Думы 10 (23) мая 1907 года премьер произнес ставшую впоследствии знаменитой фразу: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

Однако призыв к сотрудничеству вновь не был услышан. 3 (16) июня 1907 года Государственная Дума Российской империи второго созыва, проработавшая всего 103 дня из отведенных ей законом пяти лет, была распущена манифестом царя. Одновременно был принят новый избирательный закон, усиливший в представительном учреждении позиции настроенных на более конструктивную работу с правительством правых партий.

Когда произошедшее представляют как банальный «государственный переворот» со всеми негативными коннотациями этого слова в русском языке, то почему-то забывают, что сразу после роспуска Думы Столыпин начал переговоры о вхождении в состав правительства «лидеров общественности» – известных деятелей либеральных взглядов. Очевидно, он стремился компенсировать сомнительное с правовой точки зрения решение мощным политическим прорывом. Но опять потерпел неудачу: работать в правительстве либералы отказались.

Правительством Петра Столыпина было организовано масштабное переселение крестьян за Урал, в Сибирь, на Дальний Восток и в Среднюю Азию, где крестьяне получали землю и обзаводились хозяйством

Консервативный реформатор

Еще в 1906 году Столыпин инициировал проведение целого ряда системных реформ, ключевое место среди которых занимала реформа аграрная. Цель правительства, как ее формулировал премьер, – «поднять крестьянское землевладение». «Правительство желает видеть крестьянина богатым, – объяснял реформатор, – но для этого необходимо дать возможность способному, трудолюбивому крестьянину, то есть соли земли Русской, освободиться от тех тисков, от тех теперешних условий жизни, в которых он в настоящее время находится».

Крестьяне получали право выхода из общины, освобождались от обременительных выкупных платежей, выплачивать которые начали после отмены крепостного права в 1861 году, их уравнивали в правах с остальным населением, им выдавались паспорта, им гарантировалась свобода передвижения, наконец, теперь они могли учиться в высших учебных заведениях и поступать на государственную службу.

Крестьяне, выходившие из общины, могли закрепить землю в личную собственность и создавать мелкие имения – хутора или отруба – или же продавать землю и отправляться в город, где требовались рабочие руки для бурно развивающейся российской промышленности. При этом никто «насильственно» общину не разрушал.

Петр Столыпин во время поездки по хуторам Бронницкого уезда Московской губернии. 1907–1910 годы (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Аграрная реформа ставила целью сформировать класс мелких процветающих крестьян-собственников, которые стали бы опорой монархии. Вопреки утверждениям левых политиков, Столыпин говорил не о кулаках, которые были по преимуществу деревенскими ростовщиками и содержателями кабаков, а об основной массе русского трудового крестьянства. «Необходимо иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых», – подчеркивал он. Именно «сильных – таких в России большинство».

За восемь лет более 25% крестьян вышли из общины и закрепили землю в личную собственность. Образовалось 1,6 млн хуторов и отрубов на 17 млн десятин земли. Кроме того, при посредстве Крестьянского банка крестьяне прикупили около 5 млн десятин. Одновременно неуклонно сокращалась сфера помещичьего землевладения: в 1915 году во владении помещиков оставалось 40 млн десятин земли, тогда как за десять лет до этого, в 1905-м, у них было 53 млн десятин. При последовательном проведении реформ в течение двух-трех десятилетий крестьянское общинное землевладение, как, впрочем, и помещичье землевладение, исчезло бы естественным путем, уступив дорогу крепким единоличным крестьянским хозяйствам.

Правительством Столыпина также было организовано масштабное переселение избыточного крестьянского населения европейской части империи за Урал, в Сибирь, на Дальний Восток и в Среднюю Азию, где крестьяне получали землю и обзаводились хозяйством. Центральную Россию покинуло около 4 млн человек. И хотя 500 тыс. из них вернулось, о провале переселенческой политики говорить ни в коем случае нельзя. За считанные годы в Сибирь переселилось столько же народу, сколько за 300 предшествующих лет. Это серьезнейшая заявка на решение не только вопроса «земельного голода» в европейской части России, но и вопроса массового заселения Сибири и Дальнего Востока. В 1908 году началось строительство Амурской железной дороги, которую введут в эксплуатацию в 1916-м, тем самым поставив точку в сооружении Транссиба.

Параллельно всем этим процессам правительство Столыпина организовывало систему агрономического образования, осуществляло поддержку бурно развивающейся кредитной, потребительской и сельскохозяйственной кооперации, выделяя для этого необходимые пособия и ссуды. Существенные субсидии земствам позволили расширить предоставление медицинской помощи сельскому населению, по преимуществу бесплатной. Многие дети крестьян теперь учились как в начальных школах, так и в вузах. В 1914 году 14% студентов были выходцами из крестьян.

С 1907 года и до начала Первой мировой войны в России шел стремительный экономический и технический рост сельского хозяйства, резко увеличились закупки сельскохозяйственной техники, удобрений и т. д. Урожайность основных культур выросла примерно в два раза, из-за чего произошел и значительный рост экспорта.

Столыпинская аграрная реформа фактически завершала процесс освобождения крестьян, начатый в 1861 году. Однако решением аграрного вопроса столыпинские преобразования не ограничивались.

С 1907 года разрабатывалась и частично еще при жизни Столыпина стала внедряться программа реформ, предусматривавших создание волостного земства как исходной единицы местного самоуправления; передачу судебной власти в деревне мировым судьям, избираемым населением; легализацию профсоюзов; страхование рабочих по болезни, инвалидности и старости; выравнивание прав старообрядцев и сектантов с православными. В мае 1908-го был принят закон о постепенном введении всеобщего обязательного начального образования. Каждый год неуклонно увеличивалось финансирование системы народного образования, выделялись средства на подготовку учителей и строительство школ.

Столыпин пытался решить и взрывоопасный рабочий вопрос. Самодержавие, считал он, в силу своего надклассового характера может выступить независимым арбитром в разрешении конфликтов между торгово-промышленным классом и пролетариатом, ограничив аппетиты первого и предоставив помощь и обеспечив меры социального характера второму. В 1912 году, уже после смерти реформатора, был принят закон о страховании рабочих на случай болезни, один из самых прогрессивных на тот момент.

Промежуточным итогом столыпинских реформ стал рост государственных доходов. С 1909 по 1913 год национальный доход России увеличивался на 6% ежегодно. Перед Первой мировой войной русская экономика по темпам роста вышла на первое место в мире.

Русский путь

Столыпин считал, что России необходимо идти «своим русским национальным путем», но, разумеется, такой подход не исключал использование опыта Европы и Америки. В известной мере премьер делал ставку на просвещенный русский национализм как залог успеха эволюционного развития страны. Вот его слова: «Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие народы гибнут, они превращаются в назем, в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы».

Укрепление государства предполагало приоритет русского языка, русской школы, русской культуры. Предоставление же преимуществ окраинам неизбежно, по мнению Столыпина, должно было вести к росту сепаратизма и ослаблению империи. Подобными взглядами была обусловлена его позиция по финляндскому вопросу, заключавшаяся в необходимости урезания автономии Финляндии.

В марте 1911 года Столыпин настоял на принятии без утверждения в Думе закона о введении земских учреждений на территории шести губерний Западного края, по которому в земских управах должны были преобладать не польские дворяне, а русские крестьяне. Вопрос о земствах в западных губерниях послужил источником самого крупного кризиса в истории правительства Столыпина. Премьер даже подал в отставку, потому что правые фракции, представлявшие интересы дворянства, категорически отказались поддерживать его инициативу.

Между тем именно в этой инициативе ярче всего проявился политический феномен Столыпина: он был идеологом, но одновременно не был доктринером. Там, где во имя сохранения государства и борьбы с революцией нужна была, с его точки зрения, демократизация, как в западных губерниях, он готов был пойти на нее. Там, где, напротив, требовалось ужесточение режима, как, например, в Финляндии, решительно настаивал на ужесточении. Финляндский вопрос еще и потому привлекал особое внимание Столыпина, что именно в Финляндии находили убежище многие революционеры, включая Владимира Ульянова (Ленина). Об этом пламенном революционере премьер-министр, может быть, и не так много знал, но прозрачность административной границы и различие законодательства в двух частях империи способствовали распространению революционной «заразы», что не могло не волновать «душителя революции»…

По инициативе Столыпина в Государственной Думе в 1908 году была создана своего рода «русская партия» – неформальное объединение политиков, занимавших умеренно правую позицию. Идеологию структуры, получившей название «Всероссийский национальный союз», можно определить как консервативный национализм, наиболее яркими выразителями которого выступали издатель газеты «Новое время» Алексей Суворин и сотрудники его редакции, блестящие публицисты и литераторы Михаил Меньшиков и Василий Розанов.

Алексей Суворин (1834–1912) – публицист, издатель газеты «Новое время» (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Михаил Меньшиков (1859–1918) – публицист, один из лидеров Всероссийского национального союза (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Члены Всероссийского национального союза разделяли столыпинский лозунг «Нам нужна великая Россия» – конечно, единая и неделимая. При этом многие правые резко критиковали курс премьер-министра. Оппонентом его реформ, в частности, был Александр Дубровин, лидер Союза русского народа, усматривавший в политике Столыпина путь к ослаблению самодержавия. Весьма показательно, что в монархической газете «Русское знамя» Столыпин именовался «талантливым насадителем парламентского строя».

Впрочем, своей политической партии, которая могла бы стать надежной опорой реформатора как в стенах Думы, так и за ее пределами, у Столыпина не было. Он мог опираться только на правительственный аппарат и поддержку императора.

Разбор дела о выделении ссуды крестьянину. Богородский уезд Московской губернии, 1911 год (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Двадцать лет без войны

Еще одна знаменитая фраза Столыпина – «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

Действительно, главным стержнем внешней политики в период работы правительства Столыпина было стремление во что бы то ни стало избежать большой войны. Сдержанный оптимист по натуре, премьер-министр неоднократно подчеркивал, что «погубить Россию может только война». Как в воду глядел!

Но это будет потом, а пока шансы избежать полномасштабного конфликта у Российской империи были. В 1907 году правительству удалось наладить отношения с недавним противником Японией и с Великобританией, а в 1908–1909 годах сохранить мир во время Боснийского кризиса.

Столыпин прекрасно сознавал, что «в мировой борьбе, в соревновании народов почетное место могут занять только те из них, которые достигнут полного напряжения своей материальной и нравственной мощи». Но до этого состояния современной ему России было еще далеко. И поэтому нужна была «мирная передышка» – 20 лет покоя…

Их-то у России и не оказалось.

1 (14) сентября 1911 года Столыпин был смертельно ранен в Киеве. Это было одиннадцатое по счету покушение на его жизнь. Премьер как будто предвидел свое будущее. В его завещании было написано: «Похороните меня там, где меня убьют».

Преемником Столыпина на посту председателя Совета министров стал один из его сотрудников, министр финансов Владимир Коковцов, возглавлявший правительство до января 1914 года. По невеселой иронии судьбы за полгода до начала Первой мировой войны на его место был назначен 75-летний Иван Горемыкин. Тот уже второй раз «входил в одну и ту же реку». Именно Горемыкин был предшественником Столыпина на посту главы кабинета: с апреля по июль 1906 года он безуспешно пытался сбить волну революционной стихии.

Получалось, что короткая и яркая эпоха столыпинских преобразований началась с Горемыкина и заканчивалась им же. После ухода престарелого премьера на покой в январе 1916-го возникла самая настоящая «министерская чехарда»: за год в воюющей стране сменилось три премьер-министра и более дюжины членов правительства. А в феврале 1917-го в стране будет уже совсем другая власть. Да и страна уже никогда не будет прежней…

«Он был вполне порядочный человек»

Во многом меры, осуществленные Столыпиным, представляли собой своеобразный вариант либерально-консервативной модернизации, при которой одновременно провозглашались ценности сильной монархической государственности, православия и патриотизма с одной стороны и ценности свободы и частной инициативы – с другой. При этом сам Столыпин оставался чужд как традиционным консерваторам-черносотенцам, так и типичным представителям либерального лагеря.

Для многих Столыпин сегодня является эталоном государственного мужа, патриота, человека мощной воли и ясной мысли. Его считают государственным деятелем, который оказал и продолжает оказывать сильное влияние на формирование политической культуры России. Впрочем, острые споры о его роли в русской истории XX века неизбежны в нашем обществе, до сих пор расколотом на условных и безусловных «красных» и «белых».

Сторонники революции как главного метода решения социальных проблем традиционно ненавидят «кровавого реформатора» Столыпина за применение государственного насилия для подавления террора, обвиняют его в разрушении крестьянской общины, обнищании народных масс. У консерваторов и немногочисленных умеренных либералов имя Столыпина ассоциируется прежде всего с государственной политикой, которая могла бы, не случись трагедия 1917 года, привести к созданию – причем эволюционными методами – по-настоящему Великой России. Страны, добившейся доминирования без красного террора, без Гражданской войны, без миллионных жертв голода, ГУЛАГа, без тотальной милитаризации экономики, без образования колхозов, без подавления всех проявлений инакомыслия и прочих «побочных эффектов» советского «проекта». Сторонники такого взгляда говорят о социально-экономических достижениях столыпинской «пятилетки» (1906–1911 годы) и видят в реформах Столыпина реальную альтернативу «проекту» Ленина – Сталина.

Впрочем, портрет этого незаурядного государственного деятеля был бы неполным без мнения о нем русского философа Василия Розанова, крайне высоко оценивавшего Столыпина-человека. «Вся революция, без "привходящих ингредиентов", – отмечал Розанов, – стояла и стоит на одном главном корне, который, может, и мифичен, но в этот миф все веровали: что в России нет и не может быть честного правительства; что правительство есть клика подобравшихся друг к другу господ, которая обирает и разоряет общество в личных интересах». Столыпин начал менять ситуацию. «Революция при нем стала одолеваться морально, – считал философ, – и достигнуто было это не искусством его, а тем, что он был вполне порядочный человек. Этим одним».

Аркадий Минаков, Дмитрий Пирин, Владимир Рудаков

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

ЗЫРЯНОВ П.Н. Петр Столыпин. Политический портрет. М., 1992

СИДОРОВНИН Г.П. П.А. Столыпин. Жизнь за Отечество. Жизнеописание (1862–1911). М., 2007

 

Глава 12. Приложение № 2. Министры внутренних дел

     Князь
      КОЧУБЕЙ Виктор Павлович
      (1768-1834)

      Министр внутренних дел с сентября 1802 по ноябрь 1807 года и с ноября 1819 по июнь 1823 года.
      Был послом в Турции, членом Коллегии иностранных дел. За заключение мирного договора с Турцией получил титул графа. Активно участвовал во введении министерской системы управления в России. Первый министр внутренних дел России. Вышел в отставку из-за несогласия с внешнеполитическим курсом на сближение с наполеоновской Францией. Вновь назначен министром внутренних дел в 1819 году. В 1823 году подал в отставку, войдя в противоречие с императорским фаворитом А.А. Аракчеевым. В 1827 году назначен председателем Комитета министров и председателем Государственного совета. С 1831 года - князь.
    

      Князь
      КУРАКИН Алексей Борисович
      (1759-1829)

      Министр внутренних дел с ноября 1807 по март 1810 года. В 1796 году - генерал-прокурор Сената. С 1802 года до назначения министром внутренних дел - генерал-губернатор Малороссии. Подал в отставку с должности министра, не согласившись с преобразованием МВД, осуществленным в результате реформы государственного аппарата, разработанной М.М. Сперанским, начинавшим свою карьеру секретарем А.Б. Куракина. После отставки - член Государственного совета.
    

      КОЗОДАВЛЕВ Осип Петрович
      (1754-1819)

      Министр внутренних дел с марта 1810 по июль 1819 года. В молодости дружил с А.Н. Радищевым. С 1783 года - советник при директоре Академии наук. Временно замещал министров юстиции и просвещения. В 1808 году - заместитель министра внутренних дел. Автор ряда работ по вопросам экономики, философии, литературы. Назначен министром внутренних дел как сторонник реформ М.М. Сперанского, участвуя как заместитель министра в реорганизации МВД. Умер на посту министра.
    

        Князь
      ГОЛИЦЫН Александр Николаевич
      (1773-1844)

      Министр внутренних дел с августа по ноябрь 1819 года. В 1805 году - обер-прокурор Святейшего синода. В 1816 году -министр народного просвещения. Основатель «Библейского общества» в России, в задачи которого входило нравственное исправление преступников и улучшение состояния заключенных. Временно управлял МВД. До 1824 года оставался министром просвещения.
    

         Барон
      КАМПЕНГАУЗЕН Балтазар Балтазарович
      (1772-1823)

      Министр внутренних дел с июня по август 1823 года. В 1803-1805 годах - директор медицинской экспедиции МВД, руководившей организацией здравоохранения в стране. В 1811 году стал первым руководителем Государственного контроля в России. Через полтора месяца после назначения министром внутренних дел вышел в отставку по болезни.
    

      ЛАНСКОЙ Василий Степанович
      (1754-1831)

      Министр внутренних дел с августа 1823 по апрель 1828 года. Был губернатором в ряде губерний. Во время Отечественной войны 1812 года- генерал-интендант, «главноуправляющий продовольственным снабжением армии». При В.С. Ланском из МВД была выделена «Особенная канцелярия», выполнявшая функции руководства политической полиции. На ее основе было образовано III отделение императорской канцелярии. В.С. Ланской вышел в отставку по болезни и старости.
    

      ЗАКРЕВСКИЙ Арсений Андреевич
      (1783-1865)

      Министр внутренних дел с апреля 1828 по ноябрь 1831 года. Участник войн с Турцией, Швецией, Францией. Дружил с Д. Давыдовым. В 1812 году - начальник Особой канцелярии военного министра. После войны - дежурный генерал Главного штаба. Накануне назначения министром внутренних дел - генерал-губернатор Финляндии. А.А. Закревский был вынужден подать в отставку с поста министра в связи с массовыми беспорядками в Петербурге во время эпидемии холеры в стране. Вернулся на службу в 1848 году, будучи назначен генерал-губернатором Москвы.
    

      Граф
      БЛУДОВ Дмитрий Николаевич
      (1785-1864)

      Министр внутренних дел с февраля 1832 по февраль 1839 года. В 1826 году - правитель канцелярии Верховного уголовного суда по делу о восстании декабристов. В 1830 году - министр юстиции. По завещанию Н.М. Карамзина готовил к изданию последний том его «Истории государства Российского». Д.Н. Блудов подготовил новое «Положение о земской (сельской) полиции» 1837 года. После ухода с должности министра в 1839 году руководил II отделением императорской канцелярии, в котором готовились законопроекты. Одновременно - председатель Департамента законов Государственного совета. Руководил подготовкой Свода законов Российской империи в 1842 и 1857 годах. С 1842 года - граф. В 1855 году - президент Императорской Академии наук. В1862 году - председатель Комитета министров и Государственного совета.
    

      Граф
      СТРОГАНОВ Александр Григорьевич
      (1795-1891)

      Министр внутренних дел с марта 1839 по сентябрь 1841 года. Генерал-адъютант императора Николая I. В 1834-1836 годах - заместитель министра внутренних дел. В 1836-1839 годах - генерал-губернатор нескольких губерний. Как министр оказывал покровительство А.И. Герцену, взяв его на службу в свою личную канцелярию из Владимира, где тот отбывал ссылку. Ощущал недовольство Николая I своей деятельностью, по личной просьбе освобожден от должности и получил бессрочный отпуск для лечения за границей. В 1854 году - военный губернатор Петербурга. С 1855 года и до окончательного выхода в отставку в 1864 году был новороссийским генерал-губернатором.
    

      Граф
      ПЕРОВСКИЙ Лев Алексеевич
      (1792-1856)

      Министр внутренних дел с сентября 1841 по август 1852 года. Участник войны 1812 года. Полковник Главного штаба. Комиссией по расследованию событий 14 декабря 1825 года привлекался как член ранних декабристских организаций. Заместитель председателя Департамента уделов, управлявшего имениями, принадлежавшими императорской фамилии. Приобрел большую известность своей борьбой со злоупотреблениями в полиции Москвы и Петербурга. В 1847 году провел реви-зию деятельности полицейских учреждений в 27 губерниях и только в трех из них признал ее удовлетворительной. В 1852 году подал просьбу об отставке в связи с ухудшением здоровья. С 1852 года - министр уделов, председатель комиссии по исследованию древностей, управляющий Академией художеств. Собрал богатую коллекцию древних монет.
    

      БИБИКОВ Дмитрий Гаврилович
      (1792-1870)

      Министр внутренних дел с августа 1852 по август 1855 года. Герой Бородинского сражения, инвалид войны 1812 года, вице-губернатор и губернатор ряда губерний. С 1824 по 1835 год - директор Департамента внешних сношений. С 1837 года - генерал-губернатор Киевской, Волынской губерний. Несмотря на репутацию солдафона, став министром, по свидетельству современников, не стал ломать хода дел во вверенном ему учреждении, «никаких реорганизаций не замышлял, работать не мешал, не мудрил, не тормозил хода дел, подписывал бумаги, не читая, и долго у себя в кабинете не задерживал». После воцарения Александра II уволен в отставку как «не соответствующий духу времени».
    

      Граф
      ЛАНСКОЙ Сергей Степанович
      (1787-1862)

      Министр внутренних дел с августа 1855 по апрель 1861 года. В молодости входил в декабристскую организацию «Союз Благоденствия», руководил одной из масонских лож в Петербурге. Племянник министра внутренних дел В. С. Ланского. Губернатор в Костроме, Владимире, член Государственного совета, вице-президент «Попечительного общества о тюрьмах». Как очень опытный, осторожный, гибкий государственный деятель, С.С. Ланской сыграл большую роль в подготовке и проведении реформы 1861 года, в обеспечении охраны общественного порядка в это время. Уволен по собственной просьбе по состоянию здоровья. При отставке получил титул графа.
    

      Граф
      ВАЛУЕВ Петр Александрович
      (1814-1880)

      Министр внутренних дел с апреля 1861 по март 1869 года. Служил во II отделении императорской канцелярии под руководством М.М. Сперанского, вице-губернатор, губернатор. Получил известность в бюрократических кругах как автор записки «Дума русского в 1855 году», употребив в ней фразу, которую затем стали часто использовать для характеристики царствования Николая I: «Вверху - блеск, внизу - гниль». Причиной увольнения с должности министра внутренних дел стали трения между ним и главноуправляющим III отделением императорской канцелярии, шефом жандармовП.А. Шуваловым, имевшим большое политическое влияние. После отставки - председатель правления частного банка. В 1872 году - министр государственных имуществ. В 1873 году - председатель Комитета министров, с 1881 года- граф.
    

      ТИМАШЕВ Александр Егорович
      (1818-1893)

      Министр внутренних дел с марта 1868 по ноябрь 1878 года. Генерал-адъютант императора Александра II. При его коронации назначен начальником штаба Отдельного корпуса жандармов. В 1863 году - генерал-губернатор Казанской, Пермской, Вятской губерний. В 1867 году - министр почт и телеграфов. При министре внутренних дел А.Е. Тимашеве в 1873 году была введена система вольного найма на службу в полицию в должности рядовых и нижних чинов, заполнявшихся ранее отставными солдатами и унтер-офицерами. Сам министр, по мнению его подчиненных, не отличался любовью и рвением к службе. Был известен как одаренный скульптор и рисовальщик.
    

      МАКОВ Лев Саввич
      (1830-1883)

      Министр внутренних дел с ноября 1878 по август 1880 года. Служил в МВД чиновником для особых поручений, начальником канцелярии министра, заместителем министра. Своему назначению министром во многом обязан поддержке княгини Е. Долгорукой - морганатической жены императора Александра II. Ушел с должности министра внутренних дел в связи с предстоящей значительной реорганизацией этого ведомства в августе 1880 года. После службы в МВД был министром почт и телеграфов. Покончил жизнь самоубийством. Предполагаемая причина - причастность (или невозможность доказать непричастность) к хищениям в канцелярии МВД.
    

      Граф
      ЛОРИС-МЕЛИКОВ Михаил Тариелович
      (1825-1888)

      Министр внутренних дел с августа 1880 по май 1881 года. Командующий Кавказским фронтом в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. В 1878 году возведен в графское достоинство. Временный генерал-губернатор Поволжья, назначенный для борьбы с чумой. Харьковский генерал-губернатор с особыми полномочиями для борьбы с революционным движением и терроризмом. Старался не прибегать к особым полномочиям, а привлекать на сторону правительства общественность. В 1880 году -председатель Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Добился упразднения в 1880 году III отделения императорской канцелярии как органа политической полиции и сосредоточения руководства Отдельным корпусом жандармов в МВД. Уволен в отставку после убийства террористами Александра II. После отставки жил в основном за границей.
    

      Граф
      ИГНАТЬЕВ Николай Павлович
      (1832-1908)

      Министр внутренних дел с мая 1881 по май 1882 года. В 1861-1864 годах управлял азиатским департаментом МИД. С 1864 года - посол в Турции. Март-май 1881 года - министр государственных имуществ. При активном участии Н.П. Игнатьева в августе 1881 года было принято «Положение о мерах к охранению государственной безопасности и общественного порядка», предусматривающее процедуру введения в губерниях чрезвычайного положения или усиленной охраны. Подал в отставку после провала его идеи созыва земского собора для решения важных государственных вопросов.
    

      Граф
      ТОЛСТОЙ Дмитрий Андреевич
      (1823-1889)

      Министр внутренних дел с мая 1882 по апрель 1889 года. С1861 года - управляющий департаментом Министерства народного просвещения. Назначен министром внутренних дел как сторонник «твердой внутренней политики». Его имя в истории России связано с «политикой контрреформ», суть которой в ревизии ряда реформ демократического характера, проведенных в 60-е годы, и консервации существующего общественно-политического и государственного строя. Д.А. Толстой ввел должность третьего заместителя министра, курирующего Департамент полиции и Отдельный корпус жандармов. Утвердил в Комитете министров «Положение об устройстве секретной полиции в империи». Оставался министром до дня своей смерти. Одновременно руководил МВД и был президентом Императорской Академии наук. Автор работ по вопросам истории, права, религии.
    

      ДУРНОВО Иван Николаевич
      (1830-1903)

      Министр внутренних дел с апреля 1889 по октябрь 1895 года. Губернский предводитель дворянства. Заместитель министра внутренних дел. С1886 года - управляющий IV отделением императорской канцелярии, традиционно патронируемой императрицами и руководившей многочисленными благотворительными учреждениями. Назначен министром внутренних дел как человек, служивший под непосредственным руководством Д.А. Толстого и способный продолжить политику, проводимую им. В 1895 году при поддержке императрицы Марии и К.П. Победоносцева назначен председателем Комитета министров и оставался им до дня смерти.
    

      ГОРЕМЫКИН Иван Логгинович
      (1839-1917)

      Министр внутренних дел с октября 1895 по октябрь 1899 года. В 1861 году - полоцкий вице-губернатор, затем заместитель министра юстиции. С 1888 года - заместитель министра внутренних дел. При министре внутренних дел И.Л. Горемыкине (в 1895 г.) Главное тюремное управление было передано в Министерство юстиции. В1898 году в Департаменте полиции создается Особый отдел для руководства агентурной деятельностью внутри страны и за границей. После отставки с поста министра внутренних дел - член Государственного совета, председатель особого совещания по крестьянскому вопросу. С апреля по июль 1906 года -председатель Совета министров. Один из инициаторов роспуска Государственной думы. С января 1914 по январь 1915 года -вновь председатель Совета министров. Уволен под давлением Государственной думы и большинства министров, считавших его «старым маразматиком», дискредитирующим монарха и монархию.
    

     СИПЯГИН Дмитрий Сергеевич
      (1853-1902)

      Министр внутренних дел с октября 1899 по апрель 1902 года. В 1891-1893 годах - московский губернатор. В 1893 году - заместитель министра государственных имуществ, с 1894 года - заместитель министра внутренних дел. Как министр внутренних дел «прославился» в бюрократических кругах ответом на вопрос с места: «Что делать в случае возникновения массовых беспорядков?» Ответ гласил: «При внимательном, разумном и строгом отношении к делу надлежащих властей уличные беспорядки иметь места не должны». В обществе был известен изданием циркуляра, запрещающего газетам сообщать о состоянии здоровья болеющего Л.Н. Толстого, и принятием мер по обеспечению порядка в день его похорон. Но Л.Н. Толстой пережил Д.С. Сипягина, убитого террористом.
    

      ПЛЕВЕ Вячеслав Константинович
      (1846-1904)

      Министр внутренних дел с апреля 1902 по июль 1904 года. Помощник прокурора во Владимире, прокурор в Вологде, помощник прокурора в Варшаве. В 1880 году - прокурор судебной палаты Петербурга. Проводил следствие по делу о взрыве в Зимнем дворце, подготовленном С. Халтуриным. С 1891 по 1895 год - директор Департамента полиции, заместитель министра. Назначен министром внутренних дел, как человек, имеющий опыт руководства Департаментом полиции, и сторонник жесткого внутриполитического курса, готовый к решительным действиям. На вопрос, что будет делать, если в столице произойдет массовая демонстрация антиправительственного характера, ответил: «Буду сечь!» Назначил начальником Особого отдела Департамента полиции известного руководителя Московского охранного отделения СВ. Зубатова. Но он же и уволил его со службы в МВД и установил за ним секретное полицейское наблюдение. Несмотря на усиленную полицейскую охрану, был убит эсером-террористом.
    

      Князь
      СВЯТОПОЛК-МИРСКИЙ Петр Данилович
      (1857-1914)

      Министр внутренних дел с августа 1904 по январь 1905 года. Был губернатором в ряде губерний. В 1902 году - заместитель министра внутренних дел, командир Отдельного корпуса жандармов. Покинул этот пост ввиду несогласия с политикой, проводимой министром. В 1902-1904 годах - губернатор одной из западных губерний России. Уволен с должности министра по своей просьбе, высказываемой им до событий 9 января 1905 года в Петербурге. Массовые беспорядки, происшедшие в Петербурге в этот день, ускорили его увольнение с должности министра. После отставки нового назначения не получил.
    

       БУЛЫГИН Александр Григорьевич

      В1879-1881 годах - инспектор Главного тюремного управления. В 1881-1888 годах - предводитель дворянства Зарайского уезда. В 1889-1890 годах - калужский, московский губернатор. В 1900-1904 годах - помощник московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, по настоянию которого и был назначен министром внутренних дел. Готовил проект создания законосовещательной Думы («булыгинская Дума»). Вышел в отставку после манифеста Николая II о введении законодательной Думы и реорганизации правительства. В 1919 году расстрелян губернской ЧК за то, что в 1905 году «проводил реакционную политику».
    

      ДУРНОВО Павел Николаевич
      (1844-1915)

      Министр внутренних дел с октября 1905 по апрель 1906 года. Помощник прокурора военно-морского суда, служил в Министерстве юстиции. С 1884 по 1893 год - директор Департамента полиции. Уволен за использование полицейской агентуры в личных целях, но назначен членом Сената. В октябре 1905 года -председатель Совета Министров СЮ. Витте, формируя правительство, настоял на назначении П.Н. Дурново министром внутренних дел, так как он «мог сразу взять в руки весь полицейский аппарат и с надлежащей компетентностью им управлять». Вышел в отставку вместе с председателем Совета министров СЮ. Витте.
    

      СТОЛЫПИН Петр Аркадьевич
      (1862-1911)

      Министр внутренних дел с апреля 1906 по сентябрь 1911 года. Уездный, губернский предводитель дворянства. В 1902 году -гродненский, в 1903-1906 годах - саратовский губернатор. Назначен министром внутренних дел накануне открытия I Государственной думы как человек, способный отстаивать правительственные интересы в Думе. 9 июля 1906 года, на следующий день после роспуска I Государственной думы, П.А. Столыпин назначен председателем Совета Министров с сохранением должности министра внутренних дел. Реформы, разработанные П.А. Столыпиным, включали в себя и существенную реорганизацию полиции. Смертельно ранен 1 сентября 1921 года в Киеве террористом, близким к эсерам и одновременно являвшимся агентом полиции.
    

        МАКАРОВ Александр Александрович
      (1857-1919)

      Министр внутренних дел с сентября 1911 по декабрь 1912 года. Прокурор Саратовской судебной палаты в 1901-1906 годах, т. е. в то время, когда губернатором этой губернии был П.А. Столыпин. С 1906 года - заместитель министра внутренних дел. Не пользовался авторитетом в МВД, так как на все смотрел с точки зрения прокурора. В 1916 году - министр юстиции. В сентябре 1919 года расстрелян как заложник после взрыва бомбы в здании Московского городского комитета партии большевиков.
    

        МАКЛАКОВ Николай Александрович
      (1871-1918)

      Министр внутренних дел с декабря 1912 по июнь 1915 года. Председатель Полтавской казенной палаты. В 1909 году- Черниговский губернатор. С начала первой мировой войны несколько раз просился в отставку. После отставки получил высокое придворное звание гофмейстера. Арестован Временным правительством. Расстрелян осенью 1918 года во время красного террора.
    

      Князь
      ЩЕРБАТОВ Николай Борисович
      (1868- ?)

      Министр внутренних дел с июня 1915 по сентябрь 1915 года. Один из основателей Всероссийского союза земельных собственников. В1913-1915 годах- начальник управления коннозаводства. Большой знаток и ценитель лошадей. Назначение министром, возможно, определялось его близостью к великому князю Николаю Николаевичу, бывшему в то время Верховным главнокомандующим.
    

      ХВОСТОВ Алексей Николаевич
      (1872-1918)

      Министр внутренних дел с сентября 1915 по март 1916 года. С 1905 года - вологодский, нижегородский губернатор. Член IV Государственной думы. Став министром, вопреки существующему положению, оставался членом Государственной думы, лидером консерваторов. Создал «Общество по борьбе с дороговизной» при МВД. Одна из причин отставки - неудачная борьба с влиянием Г. Распутина. Расстрелян по приговору ВЧК.
    

      ШТЮРМЕР Борис Владимирович
      (1848-1917)

      Министр внутренних дел с марта по июль 1916 года. В МВД с 1892 года. В 1903-1904 годах - директор департамента общих дел МВД. В 1904 году - министр внутренних дел. П.Д. Свя-тополк-Мирский добился ухода В.В. Штюрмера как «крайне непопулярного человека в глазах общества». С 1905 года - член Государственного совета. В январе 1916 года назначен председателем Совета министров, а в марте того же года и министром внутренних дел. После ухода с поста министра внутренних дел был назначен министром иностранных дел с оставлением в должности премьер-министра. Ушел в отставку со всех постов под давлением Государственной думы. После Февральской революции 1917 года арестован. Умер в Шлиссельбургской крепости.
    

       ХВОСТОВ Александр Алексеевич
      (1857- ?)

      Министр внутренних дел с июля по сентябрь 1916 года. В 1900 году - директор департамента в МВД, с 1905 года - заместитель министра юстиции. В 1915-1916 годах до назначения министром внутренних дел был министром юстиции. Назначение министром внутренних дел А.А. Хвостов рассматривал как интригу против него, целью которой было "выживание" его из Кабинета Министров.
    

      ПРОТОПОПОВ Александр Дмитриевич
      (1866-1918)

      Министр внутренних дел с сентября 1916 по 28 февраля 1917 года.
      Крупный помещик, промышленник, один из основателей и лидеров партии октябристов. Член и вице-председатель IV Государственной думы. Назначен министром как популярный и влиятельный «думский деятель». Деятельность его на посту министра рассматривалась многими его думскими коллегами как ренегатская. После Февральской революции арестован. Расстрелян по приговору ВЧК.
    

       Князь
      ЛЬВОВ Георгий Евгеньевич
      (1861-1925)

      Министр внутренних дел со 2 марта по 7 июля 1917 года. Общественный и политический деятель. Не входил ни в одну партию, но считался близким к кадетам. Депутат I Государственной думы. Был председателем Всероссийского земского союза, имевшего большое влияние в экономической и политической жизни страны. 2 марта 1917 года Николай II, перед тем как отречься от престола в пользу своего брата Михаила, подписал манифест о назначении Г.Е.Львова председателем Совета министров. Кандидатура была предложена комитетом Государственной думы как устраивающая все партии и общественные течения, представленные в ней. Министр-председатель и министр внутренних дел Г.Е. Львов был вынужден уйти в отставку 7 июля в связи с очередным правительственным кризисом. В начале 1918 года был арестован. С осени 1918 года в эмиграции.
    

      ЦЕРЕТЕЛИ Ираклий Георгиевич
      (1881-1959)

      Министр внутренних дел с 10 по 24 июля 1917 года. Один из руководителей партии меньшевиков. Лидер социал-демократической фракции II Государственной думы. С 1907 по март 1917 года был на каторге и в ссылке. Заместитель председателя ВЦИК Советов. В первом коалиционном правительстве, образованном в мае 1917 года, - министр почт и телеграфов. Временно управлял МВД до образования второго коалиционного правительства. Один из руководителей Грузинской Демократической Республики (1918-1921 гг.). Член исполкома II Интернационала. С 1921 года- в эмиграции.
    

         АВКСЕНТЬЕВ Николай Дмитриевич
      (1873-1943)

      Министр внутренних дел с 24 июля по 2 сентября 1917 года. Член ЦК партии социалистов-революционеров (эсеров). Доктор исторических наук, из лидеров «правых эсеров». Председатель исполкома Всероссийского совета крестьянских депутатов. Ушел в отставку с поста министра в связи с кризисом «второго» и формированием «третьего» коалиционного правительства. Один из руководителей «Союза возрождения России», созданного весной 1918 года с целью свержения правительства большевиков и левых эсеров и созыва Учредительного собрания. Председатель Временного Всероссийского правительства, созданного в сентябре 1918 года. В ноябре 1918 года военный и морской министр этого правительства А.В. Колчак, совершив переворот, арестовал, а затем выслал Н.Д. Авксентьева за границу. Умер в эмиграции.
    

      НИКИТИН Алексей Максимович
      (1876-1939)

      Министр внутренних дел с 4 сентября по 25 октября 1917 года. Адвокат, меньшевик. С марта 1917 года - начальник милиции Москвы. С июля по сентябрь 1917 года - министр почт и телеграфов. С 1 по 25 сентября - член «Совета пяти», или Директории, исполняющей функции правительства до создания «третьего» коалиционного Временного правительства, в котором занял пост министра внутренних дел. Вместе с другими членами Временного правительства арестован Военно-революционным комитетом, но отпущен на свободу как министр-социалист. Входил в состав «Подпольного Временного правительства». Арестован и осужден в 1920 году. После досрочного освобождения работал в хозяйственных органах. Расстрелян в 1939 году.

Столыпин Петр Аркадьевич | Encyclopedia.com

(1862–1911), реформатор, председатель Совета министров, 1906–1911.

Петр Аркадьевич Столыпин, председатель Совета министров с 1906 по 1911 год, предпринял последнюю и, возможно, наиболее значительную программу реформирования политики, экономики и культуры Российской империи до революции 1917 года. Столыпин родился в русской потомственной дворянской семье, чья родословная датируется XVII веком. Его отец был адъютантом царя Александра II, а мать была племянницей Александра Горчакова, влиятельного министра иностранных дел того времени.Проведя большую часть своего детства и юности в родовом имении в северо-западной провинции Ковно, Столыпин достиг совершеннолетия в этнически и религиозно разнообразном регионе, где литовские, польские, еврейские, немецкие и другие общины сделали привилегированных русских явным меньшинством. Национализм Столыпина - отличительная черта его дальнейшей политической карьеры - нельзя понять в отрыве от этого раннего опыта имперской жизни в России.

Как и все большее число его дворян-современников, Столыпин учился в университете, поступая в Петербург.В отличие от многих благородных сыновей, стремившихся к государственной службе и, следовательно, изучать юриспруденцию, Столыпин поступил на физико-математический факультет, где, среди естественных наук, изучение агрономии послужило некоторым основанием для пожизненного интереса к сельскому хозяйству. Будучи еще студентом университета, женившись на Ольге Борисовне Нейдгардт (вместе они воспитывали шестерых детей), молодой Столыпин получил первую государственную должность в 1883 году, звание при императорском дворе в 1888 году, но год спустя сделал необычный шаг: принимая назначение уездным предводителем дворянства возле своего родового имения в Ковно.Он провел большую часть следующих пятнадцати лет, погрузившись в провинциальную общественную жизнь и политику.

Ученые в целом сходятся во мнении, что эти годы сформировали представление об имперской России и задаче реформ, которые доминировали в его дальнейшей политической карьере. Первостепенное значение имел его опыт сельской жизни. На протяжении большей части 1890-х годов молодой уездный предводитель дворян также вел жизнь провинциального помещика. Живя в своем родовом имении Колноберже, Столыпин активно интересовался сельским хозяйством, управляя доходами, полученными от земель, как унаследованных, так и приобретенных.Он также испытал разнообразие крестьянского земледелия, возможно, в первую очередь, наследственное землевладение, при котором крестьянские семьи соседней Восточной Пруссии часто владели пахотными землями.

Столыпинское понимание самодержавной политики сформировалось и в провинции. Там он впервые столкнулся со своеобразной смесью почтения, коррупции, бюрократии и закона. В 1899 году назначение императором провинциальным предводителем дворянства в Ковно сделало его самым высокопоставленным потомственным дворянином.В течение трех лет, в 1902 году, под покровительством министра внутренних дел Вячеслава фон Плеве он был назначен губернатором соседней Гродненской губернии. В начале 1903 года был переведен на должность губернатора Саратова, крупной сельскохозяйственной и промышленной провинции, расположенной в низовьях долины реки Волги. Инкубатор радикальных, либеральных и монархических идеологий и сцена городского и сельского недовольства в 1904–1905 годах Саратов отточил политические инстинкты Столыпина и завоевал ему репутацию в стране как администратора, готового использовать силу для сохранения закона и порядка.Это привлекло к нему внимание Николая II и фигурировало в его назначении министром внутренних дел накануне открытия Первой Государственной Думы в апреле 1906 года. Когда царь распустил собрание в июле того же года и назначил новые выборы, он также назначил Столыпина председателем Совета министров, что сделало его фактическим премьер-министром Российской империи.

Его пребывание на посту с 1906 по 1911 было непростым. Обычно историки оценивают его с точки зрения баланса между конфликтующими императивами порядка и реформ.Достаточно иронично, что современные противники политики Столыпина, в первую очередь умеренные либералы и социал-демократы, критиковавшие Столыпина за то, что он принес в жертву возможности конституционной монархии и демократических реформ ради сохранения общественного порядка, высказывали мнения о его политике, которые, хоть и окольными путями, проникли в советскую эпоху эпоха историографии. С этой точки зрения Столыпин поддерживал карательную силу, власть полиции, тайное финансирование прессы и общее пренебрежение законом, чтобы доминировать над политическими оппонентами и утверждать превосходство поверхностно реформированной монархии.Поэтому в августе 1906 года он учредил военно-полевые трибуналы для пресечения бытовых беспорядков. Более решительно, он совершил так называемый государственный переворот от 3 июня 1907 года, распустив то, что считалось чрезмерно радикальной Второй Государственной Думой, и, в явное нарушение закона, издал новый избирательный закон, направленный на сокращение представительства крестьян, национальных меньшинств и левых политических партий.

Вторая точка зрения, разделяемая меньшинством его современников, но большинством историков, признавала, что Столыпин никогда не смог бы полностью избежать авторитарных импульсов, широко распространенных в царской культуре и особенно ярко выраженных среди тех, от кого больше всего зависело собственное влияние Столыпина, - умеренное общественное мнение. ; потомственное дворянство, императорский двор; и, наконец, царь Николай II.При таких обстоятельствах, без порядка далеко идущее «обновление» ( обновление ) экономических, культурных и политических институтов Империи, задуманное Столыпиным, было бы политически невозможно. Центральное значение для этой интерпретации имела Столыпинская земельная реформа, впервые принятая административным декретом в 1906 году и одобренная Государственной Думой в 1911 году. Это важное законодательное достижение было направлено на преобразование того, что считалось экономически непродуктивным и политически дестабилизирующим крестьянским переделом земельной общины. ( община ) и в конечном итоге заменить его семейным потомственным подсобным хозяйством.Тем не менее, реформаторские инициативы этих лет не ограничивались только этой «ставкой на сильных», но распространились на все важные области национальной жизни: местное, сельское и городское управление; страхование промышленных рабочих; религиозная терпимость; подоходный налог; всеобщее начальное образование; автономия университетов; и проведение внешней политики.

В сентябре 1911 года карьера Столыпина оборвалась, когда Дмитрий Богров убил его в Киеве. Когда-то Богров был информатором тайной полиции, а его биография породила упорные слухи о причастности правых к убийству последнего великого реформатора России, но, по всем авторитетным источникам, убийца действовал в одиночку.Некоторые ученые утверждают, что политическое влияние Столыпина, и особенно его личные отношения с Николаем II, ослабевали задолго до его смерти, в значительной степени в результате западного земского кризиса в марте 1911 года. Тем не менее, Авраам Ашер, самый авторитетный биограф Столыпина, считает, что утверждения Александра Зенковского о том, что Стойлпин в последние месяцы своей жизни обдумывал дальнейшие существенные реформы административно-территориального устройства империи. Историческая репутация Столыпина продолжает оставаться предметом научных дискуссий, характер и последствия его политики переплетаются с более крупными спорами о стабильности и долговечности царского режима.

См. Также: аграрные реформы; Дума; экономика, царская; Николай II

библиография

Ашер, Авраам. (2001). П. А. Столыпин: В поисках стабильности в позднеимператорской России. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Конрой, Мэри Шеффер. (1976). Петр Аркадьевич Столыпин: Практическая политика в позднеимператорской России. Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Мейси, Дэвид А. Дж. (1987). Правительство и крестьянин в России, 1881–1906: предыстория столыпинских реформ. Де Калб: Издательство Университета Северного Иллинойса.

Фон Бок Мария Петровна. (1970). Воспоминания отца моего Петра Алексеевича Столыпина, тр. и изд. Маргарет Патоски. Метучен, Нью-Джерси: Scarecrow Press.

Уолдрон, Питер. (1998). Между двумя революциями: Столыпин и политика обновления в России. Лондон: UCL.

Вцисло, Фрэнсис В. (1990). Реформирование села России. Государство, местное общество и национальная политика, 1855–1914 гг. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Зенковский Александр. (1986). Столыпин: последний великий реформатор России, тр. Маргарет Патоски. Принстон, Нью-Джерси: Kingston Press.

Фрэнсис В. Вцисло

Столыпин, Петр | Encyclopedia.com

СТОЛИПИН ПЕТР (1862–1911), российский политический деятель.

Петр Аркадьевич Столыпин родился в 1862 году в дворянской семье, занимавшей высокие государственные должности, владел многочисленными поместьями и был родственником писателя Михаила Лермонтова. Столыпин женился на Ольге Борисовне Нейдгарт, семья которой также была при дворе, до окончания естественного факультета СПб.Петербургский университет, где его диссертация была посвящена выращиванию табака на Кавказе. Столыпин служил в качестве предводителя дворянства в Ковно уезд, (уезд), затем губернии, (губернский), а с 1902 по 1903 год - губернатором Гродно, что позволило ему лучше узнать сельское хозяйство, крестьян, евреев, Польши и Литвы Российская империя. С 1903 по 1906 год Столыпин был губернатором Саратовской Приволжской губернии, сильно пострадавшей от революционных потрясений. Его суровый подход к революционерам помог ему в мае 1906 года продвинуть его до министра внутренних дел, на должность, которая занималась крестьянами, национальными меньшинствами, губернаторами, медицинским персоналом и лекарствами.В июле 1906 года царь Николай II дополнительно назначил Столыпина председателем Совета министров - квазипремьер-министром, поскольку другие министры иногда действовали независимо.

Практически, а не теоретически, Столыпин за пять с половиной лет своего правления столкнулся с пятью задачами: сокрушить терроризм, провести реформы, работать с новым национальным законодательным органом, управлять беспокойными национальными меньшинствами и угодить царю.

В 1906 и 1907 годах террористы убили более четырех тысяч человек, в основном полицейских и чиновников, и ранили двоих из шести детей Столыпина в результате взрыва бомбы на его даче.Столыпин в 1906 и 1907 годах репрессировал около семисот подозреваемых в революционеров через военно-полевые суды, а затем высылал по несколько сотен в год в Сибирь без суда. Он также выступал против либеральных конституционных демократов, которые общались с радикалами и продвигали радикальную политическую и социально-экономическую повестку дня. Тем не менее, он предлагал должности в кабинете министров умеренным лидерам оппозиции, позволил фармацевтам-революционерам быть избранными в правление Пенсионного фонда фармацевтов стоимостью в миллион рублей, чтобы контролировать этот фонд, и поддерживал социализированные аптеки в районах, где не хватало частных аптек.

Одновременно Столыпин попытался провести около пятидесяти реформ. Ключевые изменения коснулись крестьянства, составлявшего более 80 процентов населения. Основополагающими были земельные реформы Столыпина. Частично составленный Сергеем Витте, Столыпин самостоятельно убедился в их необходимости. Основная реформа была направлена ​​на замену полусоциалистической формы сельского хозяйства, практикуемой тремя четвертями крестьян, при которой сельская община делила пахотные земли между составляющими семьями отдельными участками, которые иногда перераспределялись, на капиталистические фермы.Крестьянские семьи должны были получить в собственность полосы, которые затем должны были быть объединены в фермы, чтобы сделать сельское хозяйство более эффективным, направить маргинальных фермеров в промышленность и остановить крестьянские нападения на владельцев имений. Парламент провел реформы в 1910 и 1911 годах. Спорный и сложный план: к Первой мировой войне 50 процентов полос были переданы по наследству, но только 10 процентов были объединены. Другие сельскохозяйственные реформы включали привлечение крестьян к сельскому хозяйству в Сибири, оказание агрономической помощи и более полное вовлечение крестьян в жизнь общества.Несмотря на частичную реализацию земельной реформы, 20 процентов крестьян считались зажиточными. Крестьянский земельный банк и частные банки способствовали приобретению крестьянами имений, так что к 1916 году крестьянам принадлежало около 80 процентов сельскохозяйственных угодий, некоторые из которых были внесены вне общин.

Другие реформы расширили права религиозных диссидентов, старообрядцев и евреев и обеспечили страхование фабричных рабочих. Столыпин стремился сделать местную администрацию более эффективной и усилить контроль центрального правительства над местной администрацией, назначив вице-губернаторов на уровне уездов.Он попытался расширить самоуправление, которое существовало для налогоплательщиков в городах и для владельцев собственности, включая крестьян, на провинциальном и уездном уровне тридцати четырех губерний, снизив требования к голосованию и учредив земства на уровне волости (волости). . Он выступал за местное самоуправление в девяти западных приграничных провинциях, но с положениями о защите русских и других крестьян от польских помещиков. Коллеги-министры провалили проект губернаторов графств.Парламентские дебаты отложили проект волости на земств. Весной 1911 года возник парламентский кризис из-за польских положений в законопроекте о западном земстве, который подорвал карьеру Столыпина.

Новый парламент состоял из нижней палаты, Думы, избираемой рабочими, крестьянами, промышленниками, дворянами и национальными меньшинствами, и Государственного совета верхнего уровня, наполовину назначаемого, наполовину избираемого корпоративными группами. Считая, что в первых двух Думах преобладают радикалы и они не привержены конструктивной работе, Столыпин поддержал их роспуск.Он начал проводить реформы с помощью статьи 87 Основных законов, которая позволяла правительству вводить меры, когда Дума не заседала, если они были позже внесены в парламент. 16 июня (3 июня по старому стилю) 1907 г. Столыпин безотлагательно издал новый избирательный закон, не санкционированный Основными законами, с целью создания Думы, в которой преобладали умеренные. Хотя это вызвало возмущение, стратегия сработала. Третья Дума (1907–1912) приняла конструктивные законы, такие как законопроекты о всеобщем начальном образовании, земельной реформе и страховании фабрично-заводских рабочих.Он также попытался получить больший контроль над бюджетом и запросил (официально допрашивал) министров по поводу их политики. Умеренные оппозиционные октябристы, которые доминировали в Думе, поссорились со Столыпиным в 1909 и 1911 годах, что побудило его сблизиться с Националистической партией. Хотя это и не является полностью демократическим или репрезентативным, архивные свидетельства свидетельствуют о том, что рабочие и крестьяне, а также представители элиты участвовали в Думе, и что она и Государственный совет начали превращаться в более равноправных партнеров правительства.

Столыпин считал финнов, поляков, украинцев, грузин и армян гражданами своей империи и выступал против их центробежных тенденций. Его усилия по сдерживанию борьбы финнов за большую автономию, отчасти основанные на его интерпретации заявлений и законов, а отчасти из-за неприязни царя Николая к финнам, особенно отчуждали это меньшинство.

14 сентября (1 сентября по старому стилю) 1911 года в Киевской опере бывший революционер Дмитрий Богров застрелил Столыпина, скончавшегося четыре дня спустя.Хотя Богров явно действовал в одиночку, халатность полиции породила теории заговора о соучастии в высших правительственных эшелонах. Тайны убийства до конца не раскрыты.

См. Также Николай II; Революция 1905 года (Россия); Россия; Витте, Сергей.

библиография

Ascher, Abraham. П. А. Столыпин: В поисках стабильности в позднеимператорской России . Стэнфорд, Калифорния, 2001.

Конрой, Мэри Шеффер. Петр Аркадьевич Столыпин: Практическая политика в позднецарской России . Боулдер, Колорадо, 1976.

——. В здоровье и в болезни: аптека, фармацевты и фармацевтическая промышленность в поздней империи, ранняя Советская Россия . Boulder, Colo., 1994. Обсуждаются отношения между Министерством внутренних дел и Столыпиным, с одной стороны, и аптекой и фармацевтической промышленностью, с другой.

Конрой, Мэри Шеффер, изд. Зарождающаяся демократия в позднеимперской России .Niwot, Colo., 1998.

Эдельман, Роберт. Дворянская политика накануне русской революции: националистическая партия, 1907–1917 гг. . Нью-Брансуик, Нью-Джерси, 1980.

Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин . Москва, 2002. Среди многочисленных работ на русском языке это включает обширный материал о семье Столыпиных.

Коррос, Александра. Неохотный парламент: Столыпин, национализм и политика Российского Императорского Государственного Совета, 1906–1911 гг. .Lanham, Md., 2002.

Szeftel, Marc. Конституция России от 23 апреля 1906 года: Политические институты думской монархии . Брюссель, 1976.

Уолдрон, Питер. Между двумя революциями: Столыпин и политика обновления в России . DeKalb, Ill., 1998.

Мэри Шеффер Конрой

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

Ленин: Столыпин и революция

Ленин: Столыпин и революция

В.И. Ленин

Столыпин и революция


Опубликовано: Социал-Демократ , № 24, 18 (31) октября 1911 г. Издается по тексту Социал-Демократ .
Источник: Ленин Собрание сочинений , г. Издатели Прогресс, [1974], Москва, Том 17, страницы 247-256.
Перевод: Дора Кокс
Транскрипция \ Разметка: Р. Цымбала
Общественное достояние: Ленинский Интернет-архив (2004).Вы можете свободно копировать, распространять, отображать и выполнять эту работу; а также делать производные и коммерческие работы. Пожалуйста, укажите «Марксистский Интернет. Архив »в качестве источника. • ПРОЧТИ МЕНЯ


Убийство главного палача Столыпина произошло в время, когда ряд симптомов указывал на то, что первая менструация в история русской контрреволюции подходила к концу. Поэтому событие 1 сентября, само по себе весьма незначительное, снова вызывает чрезвычайно важный вопрос о содержании и значении контрреволюция в России.Различаются нотки действительно серьезного и принципиальность среди хора реакционеров, раболепно воспевают Столыпина или роются в истории происки господствующей в России черносотенной банды, и среди хора либералов, качающих головами над «диким и безумный »выстрел (само собой разумеется, что среди либералов бывшие социал-демократы партии "Дело Жизни ", использовавшие избитое выражение, процитированное выше).Делаются попытки просмотреть « Столыпинский период »русской истории как определенного целого.

Столыпин был главой контрреволюционного правительства около пять лет, с 1906 по 1911 год. Это был действительно уникальный период, наполненный поучительные мероприятия. Внешне его можно охарактеризовать как период подготовка и осуществление государственного переворота 3 июня, 1907 г. Подготовка этого переворота, который уже дал свои результаты в все сферы нашей общественной жизни, начавшейся летом 1908 года, когда Столыпин выступил в Первой Думе в качестве министра внутренних дел.В вопрос в том, на какие социальные силы опирались люди, устроившие переворот, или какие силы их подтолкнули? Что было социальным и экономическое содержание периода, открывшегося 3 июня? Столыпина «Карьера» дает поучительный материал и интересные примеры, несущие по этому вопросу.

Помещик и маршал Дворянство, [1] он был назначен губернатором в 1902 году при Плеве, получил «Слава» в глазах царя и реакционной придворной клики его жестокие расправы над крестьянами и жестокое наказание, которое он наложил на них (в Саратовской губернии) организовывались черносотенные банды и погромы. в 1905 г. (погром в Балашове), в 1906 г. стал министром внутренних дел. и председатель Совета министров после роспуска Первого Дума.Такова в очень кратком изложении политическая биография Столыпина. В Биография главы контрреволюционного правительства находится на в то же время биография класса, проводившего контрреволюция - Столыпин был не более чем агентом или клерком в его нанять. Этот класс - русское помещичье дворянство с Николаем. Во главе их стоял первый дворянин и крупнейший помещик Романов. это состоящий из тридцати тысяч феодальных землевладельцев, контролирующих семьдесят миллиона десятин земли в Европейской России, т. е. столько же земля находится в собственности десяти миллионов крестьянских домов.Латифундии принадлежали этим классом составляют основу феодальных поборов, которые в различных формах и под разными именами (трудовая повинность, кабала и т. д.) по-прежнему царит в традиционно центральные российские губернии. «Земельный голод» русских крестьянин (в излюбленном выражении либералов и народников) - ничего, кроме обратной стороны переизбытка земли в руки этого класса. Аграрный вопрос, центральный вопрос нашего 1905 года. Революция была одним из вопросов о том, останется ли землевладение. нетронутые - и в этом случае нищие, несчастные, голодные, запуганные и забитое крестьянство на много лет вперед неминуемо остаются как основная часть населения - или же большая часть население преуспеет в завоевании себе более или менее человеческих условия, условия, даже немного напоминающие гражданские свободы Европейские страны.Однако этого сделать не удалось если землевладение и помещичья монархия не связаны неразрывно вместе с ним были отменены революцией.

Политическая биография Столыпина - верное отражение и выражение условий, стоящих перед царской монархией. Столыпин мог действовать только так, как он поступал в ситуации, в которую революция поместила монархия. Монархия не могла действовать иначе, когда она стало достаточно ясно - стало ясно на практике как , до , так и Дума в 1905 г. и при Думе в 1906 г. подавляющее большинство населения уже осознало, что его интересы не могли быть согласованы с сохранением землевладельческий класс и стремился к его ликвидации.Ничего не могло быть поверхностнее и ложнее утверждений кадетских писателей что нападки на монархию в нашей стране были лишь выражение «интеллектуального» революционизма. Напротив, объективные условия были таковы, что борьба крестьян против землевладения, что неизбежно ставило вопрос о том, наша землевладельческая монархия должна была жить или умереть. Царизм был вынужден чтобы вести борьбу не на жизнь, а на смерть, он был вынужден искать других средства защиты в дополнение к совершенно бессильной бюрократии и армия, ослабленная в результате военного поражения и внутренних распад.Все, что могла сделать царская монархия при Обстоятельства сложились для организации черносотенных элементов населения и совершать погромы. Высокое моральное негодование, с которым наши либералы говорят о погромах, производит на каждого революционера впечатление что-то отвратительно жалкое и трусливое, особенно в свете этого высокоморального осуждение погромов оказалось полностью совместимым с идеей ведение переговоров и заключение договоров с погромщиками. В монархия должна была защищаться от революции, а полуазиатская феодальная русская монархия Романовых могла только защищаться самыми гнусными, отвратительными, подлыми и жестокими средствами.Единственный благородный способ борьбы с погромами, единственный рациональный путь от точка зрения социалиста и демократа, не выражать высоких моральных осуждение, но бескорыстно и всячески содействовать революции, организовать революцию для по бросить этой монархии.

Погромщик Столыпин готовился к министерской должности в единственный способ, которым мог царский губернатор; истязая крестьян, устраивая погромы и проявляя способность скрыть эти азиатские «практики» за бойкими фразами, внешними внешность, позы и жесты выглядели «по-европейски».

И лидеры нашей либеральной буржуазии, выражающие свои высокоморальное осуждение погромов, вел переговоры с погромщиками, признавая не только право последних на существование, но и их лидерство в деле создания новой России и управления ею! В убийство Столыпина повлекло за собой ряд интересных откровения и признания по этому вопросу. Витте и Гучков, например, опубликовали письма о переговорах первого с «общественными деятелями» (дорога: с лидерами умеренных либерально-монархической буржуазии) о формировании Кабинета после 17 октября [2] 1905.Среди тех, кто участвовал в переговорах с Витте - эти переговоры, должно быть, длились долго, потому что Гучков пишет о «утомительных днях затяжных переговоров» - Шипов, Трубецкой, Урусов и М. Стахович, т. Е. Будущие лидеры Курсанты, и Партии миролюбивых Реновация, [3] и Октябрьской партии. Переговоры, Оказывается, обломались из-за Дурново, которого «либералы» отказался принять пост министра внутренних дел, а Витте потребовал этого в форма ультиматума.Урусов, однако, светильник кадета. Партия в первой Думе «горячо поддержала кандидатуру Дурново». Когда Князь Оболенский предложил Столыпина на должность «некоторых из присутствующих». поддержали идею, другие сказали, что не знают его ». "Я помню однозначно, - пишет Гучков, - что никто не возражал. об этом граф Витте пишет в своем письме ».

Теперь кадетская пресса в своем стремлении подчеркнуть свою «демократичность» (не смешно!), особенно, может быть, в связи с выборами в первая курия в С.Петербург, где кадет выступил против октябриста, - это пытаясь полить грязью Гучкова за эти переговоры. "Как часто," « Речь » от 28 сентября пишет «Октябрист. братство во главе с Гучковым, взявшись за руки с г-ном Дурново коллеги в угоду сильным мира сего. Как часто с их глаза были прикованы к сильным мира сего, отвернулись ли они от публики? мнение!" Тот же упрек натравливание кадетов на октябристов повторяется в ряде вариации в передовой статье Русских Ведомостей та же дата.

Но, простите меня, господа кадетские, какое право имеют вы в упрек октябристов, так как ваши представители также приняли участие в тех самых переговорах и даже защищали Дурново? В то время, в ноябре 1905 года, не было , а всего человек. Курсанты, как и Урусов, в положении людей, у которых «глаза прикованы к власть имущим »и« их спиной повернулись мнение"? У вас «семейная ссора»; не вопрос принципа, но соперничество между одинаково беспринципными сторонами; вот что у нас есть сказать по поводу нынешних упреков кадетов в адрес Октябристы в связи с «переговорами» конца 1905 года.An такого рода ссоры служат лишь для того, чтобы скрыть действительно важные и исторически неоспоримый факт, что всего оттенков либерального буржуазии, от октябристов до кадетов включительно, « г. глаза были прикованы к сильным мира сего »и« отвернулись »от демократия с тех пор, как наша революция стала действительно популярной характер, то есть с того времени, когда это стало демократической революцией из-за демократические силы, принимающие в нем активное участие.Столыпинский период русская контрреволюция характерна именно тем, что что либеральная буржуазия отвернулась от демократии, и что Столыпин смог обратиться за помощью, сочувствием и совет сначала одному, потом другому представителю этой буржуазии. Имел без такого положения вещей Столыпин не смог бы дать Совету Объединенного Дворянства господство над контрреволюционно настроенной буржуазии и получить помощь, сочувствие и активная или пассивная поддержка этой буржуазии.

Этот аспект дела заслуживает особого внимания именно потому, что она упускается из виду или намеренно игнорируется нашей либеральной прессой, поскольку а также такими органами либеральной трудовой политики, как Дело Жизнь . Столыпин не только олицетворял диктатуру феодалов. домовладельцев, и всякий, ограничивающийся этой характеристикой, ничего не понял специфики и смысла «Столыпина». период". Столыпин был министром в период, когда контрреволюционные настроения преобладали среди всего либеральных буржуазии, в том числе кадетов, когда помещики-феодалы мог и полагался на эти чувства, когда они мог, , приблизился к лидерам этой буржуазии с «Предложения» (руки и сердца), когда они могли рассматривать даже наиболее «левые» из этих лидеров как «оппозиция Его Величества», когда они мог и действительно имел ввиду тот факт, что идеологические лидеры либералы повернулись к ним, в сторону реакции, по отношению к тем, кто боролся против демократии и очернял ее.Столыпин был министром в период, когда помещики-феодалы загибали все свои усилия по открытию и скорейшему введению в действие буржуазная политика в крестьянской жизни в деревне, когда они имели отбросили за борт все романтические иллюзии и надежды, основанные на мужицких «Патриархальный» характер, и начал искать союзников среди новые, буржуазные элементы России в целом и сельской России в специфический. Столыпин попытался налить молодое вино в старые бутылки, переделать старое самодержавие превратилось в буржуазную монархию; и провал столыпинского политика - это провал царизма на этом последнем, , последнем мыслимый , дорога для царизма.Помещичья монархия Александр III пытался заручиться поддержкой в ​​«патриархальной» деревне и в «патриархальном элементе» русской жизни в целом. То политика была полностью побеждена революцией. После революции помещичья монархия Николая II искала поддержки в контрреволюционные настроения буржуазии и буржуазии аграрная политика, проводимая этими же помещиками. Провал этих покушений, которые уже не могут быть у кадетов, даже у октябристов. сомневаюсь, возможен ли отказ последней политики для царизм.

При Столыпине не было диктатуры помещика-крепостника. направлен против всего народа, включая все «третье сословие», вся буржуазия. Напротив, диктатура осуществлялась в наиболее благоприятных для этого условиях, когда октябристская буржуазия служил ему сердцем и душой, когда помещики и буржуазия представительный орган, в котором их блоку было гарантировано большинство, и была предоставлена ​​возможность для ведения переговоров и выхода на соглашение с Короной, когда г.Струве и др. Вехи писатели в истерическом неистовстве поносили революцию и идеология, радовавшая сердце Антония, епископа Волынского, и когда г. Милюков объявил кадетскую оппозицию «Его Величеством Оппозиция »(Его Величество - феодальный пережиток). Тем не менее, несмотря на все эти благоприятные условия для Романовых, несмотря на все эти условия быть наиболее благоприятным, что можно представить с точки зрения расстановка социальных сил в капиталистической России двадцатого века, Политика Столыпина окончилась неудачей.Столыпин убит в момент, когда новый могильщик царского самодержавия, а точнее Могильщик, набирающийся сил - стучится в дверь.

* *
*

Отношение Столыпина к вождям буржуазии, а их - к вождям буржуазии. его, наиболее полно характеризуют отношения, существовавшие в то время Первой Думы. «Период с мая по июль 1906 г. был решающим для Карьера Столыпина », - пишет Речь .Что было центром тяжести в тот период?

«Центр тяжести в тот период, конечно, не был выступления в Думе », - констатирует официальный орган кадетской партии.

Ценное признание, не правда ли? Сколько копий сломано на это время в споре с кадетами по вопросу о том, «Выступления в Думе» можно рассматривать как «центр тяжести» в тот период я ​​Какая волна гневных оскорблений и надменных доктринерские лекции были выпущены кадетской прессой против Социал-демократы, утверждавшие весной и летом 1906 г. центром тяжести в тот период было , а не выступлений в Дума! Какие упреки высказывали Речь и Дума все российское «общество» в то время, потому что мечтало о «Конвент» и не был в восторге от кадета. победы на «парламентской» арене Первой Думы! Пять лет прошло с тех пор; необходимо сделать общую оценку периода Первой Думы, а кадеты совершенно беспечно провозглашают, как будто меняя пару перчаток, что, «конечно же, центр тяжести во время в тот период не было выступлений в Думе ».

Конечно нет, господа! Но что было центром тяжести?

«За кадром», - читаем в « Речи», - острая борьба шла. происходит между представителями двух течений. Один рекомендовал политика компромисса с представителями народа, даже не сжимаясь при формировании «кадетского кабинета». Другой требовал решительных действий, роспуск Государственной Думы и изменение закона о выборах. Что была программа, отстаиваемая Советом объединенного дворянства, который пользовался поддержкой мощных влияний.... Сначала Столыпин колебался. Есть сведения, что дважды с Крыжановским выступая в качестве посредника, он сделал предложения Муромцеву, предлагая обсудить с собой в качестве министра возможность формирования кадетского кабинета. интерьера. Но в то же время Столыпин несомненно утверждал контакт с Советом объединенного дворянства ».

Так пишут историю образованные, образованные и начитанные. либеральные лидеры! Похоже, что «центр тяжести» был , а не . выступления, но борьба двух течений внутри черносотенцев клика царского двора! Немедленная «атака», без промедления, была политикой Совета объединенного дворянства, i.е., политика не индивидуального лиц, не Николая Романова, не «одного направления» в « выс. мест », а политика определенного класса . Кадеты четко и трезво увидеть своих соперников справа . Но что угодно слева кадетов исчезли с поля своего зрение. Историю творили «высокие места», Совет Объединенное дворянство и кадеты; простые люди, конечно , взяли не участвуйте в создании истории! Определенный класс (дворянство) был противостоит Партия свободы народа, которая стоит выше классы, в то время как «высокие места» (т.э., Отче Наш Царь) колебались.

Можно ли представить себе более высокую степень эгоистической классовой слепоты, худшее искажение истории и забвение элементарных истин историческая наука, еще более ужасная путаница и еще худшая классовая неразбериха, партия и частные лица?

Нет более слепых, чем те, кто не увидит демократию и ее силы.

Конечно, , центр тяжести в период Первой Думы не было выступлений в Думе.Это было вне Думы, в борьба между классами, в борьбе феодалов помещиков и их монархия против масс, против рабочие и крестьяне. Именно в этот период революционное движение масс снова на подъеме; весна и лето 1906 г. ознаменовались грозным всплеском забастовки в всеобщих и политических забастовок, крестьянских бунтов и мятежей в вооруженные силы в частности. То , господа.Кадетских историков, был почему колебания на «высоких местах». Борьба между тенденции внутри царской банды сводились к вопросу о том, имеют ли помните о силе революции в то время, они должны попытаться coup d’état сразу , или должны ли они подождать своего времени и еще немного повести буржуазию за нос.

Первая Дума полностью убедила помещиков (Романов, Столыпин и Ко), что не может быть мира между ними и крестьянином и рабочие массы.Это их убеждение полностью соответствовало их убеждениям. с объективной реальностью. Все, что им оставалось решить, это вопрос второстепенное значение; когда и как изменить закон о выборах, сразу или постепенно? Буржуазия заколебалась; но все его поведение, даже поведение кадетская буржуазия показала, что она сто раз боится революции больше, чем боялся реакции. Вот почему помещики соизволили пригласить лидеры буржуазии (Муромцев, Гейден, Гучков и К °) конференции, на которых обсуждали вопрос, нельзя ли вместе образуют кабинет.И вся буржуазия , в том числе кадетов, посовещавшись с царем, с погромщиками, с лидеры черносотенцев о средствах борьбы с революция; но ни разу с конца 1905 года буржуазия никогда не направил представителей одной из своих сторон для встречи с лидеры революции о , как свергнуть самодержавие и монархия.

Это главный урок «столыпинского периода». русской истории.Царизм посоветовался с буржуазией, когда революция все еще казалось силой; но он постепенно применил свой ботинок, чтобы пнуть из все лидеры буржуазии - сначала Муромцев и Милюков, затем Гейден и Львов и, наконец, Гучков - как только революционное давление со стороны внизу ослаблено. Разница между Милюковыми, Львовскими и Гучков абсолютно несущественен - ​​дело лишь в последовательности в котором эти вожди буржуазии подставляли щеки, чтобы получить файл... «поцелуи» Романова-Пуришкевича-Столыпина и последовательность в которые получили эти ... «поцелуи».

Столыпин исчез со сцены в тот самый момент, когда Черносотенная монархия забрала у контрреволюционные настроения всей русской буржуазии. Сейчас эта буржуазия - отвергнутая, униженная и опозоренная своими собственными отказ от демократии, борьба масс и революции - стоит в недоумении и недоумении, видя симптомы грядет новая революция.Столыпин помог русскому народу научиться полезный урок: либо марш на свободу, свергнув царский монархия под руководством пролетариата; или погрузиться глубже в рабство и подчиняться Пуришкевичам, Марковым и Толмачевым, при идейно-политическое руководство Милюковых и Гучковых.


Банкноты

[1] Маршал дворянства - представитель дворянства. губернии или уезда в царской России, избранных местным дворянством для каждый уезд и губерния.Предводитель дворянства был в заведовал всеми делами дворянства, занимал влиятельный пост в администрации и председательствовал на земских собраниях.

[2] В Манифесте от 17 октября 1905 года царь, напуганный революция, обещала народу гражданские свободы и конституцию.

[3] Партия мирного обновления - партия большого рекламного ролика. промышленные капиталисты и крупные землевладельцы; он был образован в 1906 году и объединил левых октябристов и правых кадетов.


Витте, Столыпин и Горемыкин: SR, январь 2008 г.


Может быть интересно, если я приведу здесь несколько моих собственных воспоминаний о трех самых выдающихся премьер-министрах России: графе Сергиусе Витте, создателе Конституции 1905 года и первой революции; Петр Столыпин, автор законопроекта, намеревался превратить [русского] крестьянина в мелкого буржуа и пропагандировать цивилизованное подавление революционного духа в России; и Иван Горемыкин, последний императорский премьер.Эти три личности были достаточно могущественными, чтобы отметить особую эпоху в истории России.


Основная характеристика Витте. . . и то, что дало ему особую власть, было его абсолютной безнравственностью. Для него была только цель , и все средства для достижения цели были одинаково хороши.


Витте, бывший бухгалтер Юго-Западной железной дороги, который стал государственным министром, получил титул графа и стал почти самодержцем в правительстве, был и был чрезвычайно расчетливым, энергичным и мудрым человеком.Главной чертой этого государственного деятеля, придававшей ему особую власть, была его абсолютная аморальность. Для него была только цель, и все средства достижения цели были одинаково хороши, если они были практичными. Очень поучительный в этом отношении эпизод во время русско-японских мирных переговоров в Портсмуте [после русско-японской войны 1904-1905 гг.]. Переговоры затягивались, так как японцы выдвигали очень жесткие претензии, а российская делегация была в полном замешательстве и не знала, что делать.Сам Витте был спокоен и даже в приподнятом настроении.

Однажды к Витте зашел ведущий представитель русской печати Борис Александрович Суворин, сын известного редактора самой популярной и влиятельной петербургской ежедневной газеты «Новое время». Он приехал узнать, не предвидит ли Витте каких-либо событий на конференции, поскольку он хотел поехать в Нью-Йорк, чтобы посмотреть матч по большому теннису.

«Да, конечно, поехать», - недоброжелательно сказал Витте.«Мы движемся по замкнутому кругу. Мы не можем идти ни вперед, ни назад с этими япошками. Пойдите и повеселитесь, но прежде чем идти, пошлите телеграмму своему отцу, в которой говорилось бы: «Витте не подпишет Мирный договор». Конечно, вы отправите это в своем коде ».

Уверенный и в отличном настроении Суворин отослал телеграмму и отправился в Нью-Йорк. Позже он рассказал о продолжении.

«Только представьте, я прилетел в Нью-Йорк и уже на станции услышал, как газетчики кричат:« Мир между Россией и Японией.Торжество Витте! Япошки уступили! »Что я мог поделать? Я раздобыл пачку бумаг и первым поездом вернулся в Портсмут. Я сразу набросился на Витте.

«Превосходительство! Что вы наделали? Вы поставили «Новое время» в ужасное положение. Это скандал! Мы будем посмешищем всей прессы. Я закончил как корреспондент! Какой разгром! Какой разгром! "

Витте улыбнулся, как ни в чем не бывало, попросил меня сесть и сказал довольно хриплым и прерывистым голосом: «Это правда, что« Новое время »скомпрометировано.Это правда, что на месяц вы будете посмешищем для всего мира. И правда, что ваша репутация специального корреспондента досталась собакам. Но то, что вы говорите о разгроме, неправда. Потому что вы должны знать, как все это произошло на самом деле. Понимаете, я знал, что японцы перехватят ваш код. Как только вы отправили своему редактору в Петербург телеграмму, что я не подпишу мирный договор, японцы прочитали телеграмму и испугались. Если корреспондент наиболее влиятельной газеты телеграфирует так положительно своему редактору, который также является его отцом; Они думали, что если этот корреспондент уедет в Нью-Йорк поиграть в теннис, мы не можем ожидать изменения нашей позиции.Япошки были правы в своих выводах и уступили ».

Таким образом, Витте ради достижения высшей цели пожертвовал карьерой хорошего и преданного друга. Такие методы были довольно распространены у него, и министры и заместители министра в его кабинете часто страдали от этого.

Когда Витте пришел к выводу, что настроения огромных масс городского населения после русско-японской войны угрожают революции, которая могла заразить армию, он убедил императора в необходимости созыва парламента и провозглашения новой конституции. .Вскоре он стал свидетелем усиления реакции и возмущался закулисной борьбой, в которой придворная камарилья и землевладельцы вели против него.

Положение всесильного министра пошатнулось. Его нужно было подпереть, чтобы спасти положение. Витте решил устроить народное шествие к Императорскому дворцу. Кто должен был его возглавить? Революционные вожди могли быть бесполезны, нужен был надежный человек. Он был найден в лице папы Гапона, который был очень популярен среди рабочего класса.Он держал толпы рабочих, студентов и интеллигенции перед Зимним дворцом. Во главе процессии шли женщины и старики с портретами царя и царицы, крестами и святыми иконами.

Мы знаем, как имперская гвардия, выпущенная на свободу реакционерами, уничтожала и разогнала толпу. Вечером того же дня улицы города ощетинились баррикадами, и пламя революции вспыхнуло от западного фронта до берегов Тихого океана и до границы с Индией.Революция рабочих и интеллигенции, утопленная в крови генералами Треповым, Думбадсе, Дубасовым, Меллер-Закомельским, Ренненкампфом, Ринном и другими.

Рука Витте принимала активное участие в марше революции. Этой рукой был папа Гапон, разоблаченный как агент политической полиции.

Витте сначала попытался воздействовать на чувства царя мирным шествием, религиозным пылом народа, но безуспешно.Стражи стреляли по беззащитным толпам, по святым иконам, даже по портретам Императора.

Затем Витте сыграл свою последнюю карту. Он угрожал престолу революцией, надеясь из страха вынудить царя и его советников признать реализацию новой конституции, которая уже была провозглашена от имени императора. Но реакционеры, в основном немецкие генералы во главе верных полков, задушили гидру.

Витте пал и навсегда ушел из активной политики.Но тень, которая все еще держала в своих руках мощь его разорения, осталась. Это был Гапон, история убийства которого в Финляндии остается загадкой. Палачами были один из вождей эсеров, инженер Рутенберг и агент охранки тайной полиции, который в то бурное время был близок к личности Витте. По словам этого агента, Витте знал о запланированном убийстве Гапона, но ничего не сделал для его предотвращения, хотя в то время он все еще имел большое влияние и легко мог это сделать.

Враги Витте знали о его участии в убийстве Гапона и использовали это, чтобы вызвать месть агентов охраны против уволенного министра, и пытались отомстить за конституцию 17 октября и революцию 1905 года.

«Адская машина» была брошена в его автомобиль, когда он, как член Государственного совета, ехал в Марийский дворец, но Витте остался невредимым. Попытка была повторена: аналогичное приспособление вонзили в дымоход над кабинетом премьер-министра.Он должен был взорваться при розжиге печи. Но случайно метель, которому довелось чистить дымоход рано утром, обнаружил бомбу, и графу снова удалось скрыться.

Он немедленно вызвал своего преданного агента политической полиции и поручил ему навести справки. Он узнал, что исполнителями были два агента охраны, а план был составлен начальником жандармерии генералом Курловым и одобрен новым премьер-министром Петром Столыпиным.

Витте понимал, что будет совершенно растерян, если будет стремиться к высокой должности и участвовать в активной политике правительства. По секретным каналам он сообщил царю, что бросил политическую карьеру и намерен полностью посвятить себя работе Государственного совета, который был верхней палатой российского парламента.

Затем его оставили в покое и пощадили его жизнь.

Тем не менее, Витте время от времени удавалось досадить своему врагу и преемнику на министерском кресле.Однажды я стал свидетелем очень увлекательного разговора между покойным и действующим премьер-министром. Встреча прошла в холле Государственного совета.

«Ваше превосходительство!» Витте начал беседу. «Можете ли вы сказать мне, когда будет завершено полицейское расследование двойной попытки с использованием адской машины против моей личности?»

Столыпин подозрительно взглянул на Витте и ответил:

«Вы знаете, граф, что расследование продолжается.По их заключению результаты будут сообщены прокурору, который немедленно уведомит вас ».

«Я думаю, - продолжал Витте, - что это дело скорее загадка и должно быть достаточно интересным, чтобы правительство поторопилось с его разъяснением».

Столыпин взволнованно воскликнул:

«Как вы думаете, граф, я идиот или преступник?»

«Разрешите, ваше превосходительство, не отвечать на этот ваш вопрос», - решительно ответил Витте с насмешливой улыбкой.

И, отвернувшись от премьер-министра, он оставил его бледным от ярости.

Витте ненавидел царя Николая II. Я был с Витте в тот момент, когда царь позвонил ему по телефону, намереваясь отправить его в Рим в начале [Первой] мировой войны, чтобы привлечь Италию на сторону союзников. Это означало королевскую дипломатическую битву с «старым лисом» принцем Бюловом, посланником кайзера.

«Благодарю Ваше Императорское Величество за оказанную честь.Я с радостью возьмусь за эту миссию, если в моем возрасте у меня хватит сил ее осуществить », - радостно сказал Витте.

Он слушал, пока царь снова заговорил. Затем он ответил еще раз.

«Прошу смиренно поблагодарить Ваше Величество, но я обязан поставить одно условие. В своих действиях я хочу руководствоваться только указаниями вашего величества и хочу быть полностью независимым от министра иностранных дел и премьер-министра ».

В антракте Витте внимательно слушал, а рука его, держащая трубку, заметно дрожала.

«Да, такова моя непоколебимая решимость, сир! Император, от имени которого я выступал в Портсмуте и где я добился хороших результатов, мог убедить себя, что счастье Отечества - моя первая забота. С момента моего увольнения, Ваше Величество, мои взгляды в этом вопросе не изменились ».

Последовало долгое молчание, во время которого я услышал в микрофоне свистящее дребезжание перепонки, повторяющей слова царя.

«Мне очень жаль, но я не могу отозвать это условие.Я покорный слуга вашего величества!

Разговор был окончен. Витте положил трубку и нервно зашагал по кабинету. Наконец он остановился перед бронзовой статуей Александра III, которого он обожал, обнял царя за колени и воскликнул хриплым и задушенным от волнения голосом:

«Ты, о мудрый Император, видишь мою боль и его преступление. Ты наставляешь! »

Витте не поехал в Рим, и русский посланник Гирс уладил дело единолично; правда, перед ним стояла простая задача, поскольку превосходные и энергичные действия британской и французской дипломатии сорвали все планы и усилия принца Бюлова в Риме.

Услышав объявление войны Германии, граф Витте побледнел, как смерть, перекрестился своим обычным широким жестом, долго размышлял, глядя на статую Александра III и портрет Вильгельма II с посвящением Касизера. . После долгого молчания Витте сказал:

.

«Эти двое всегда мечтали о войне. Царь хотел, чтобы это произошло через пятьдесят лет, кайзер хотел сразу. Царь знал, что народ лишен патриотизма, ума, нервов; что казна пуста; что в магазинах нет ресурсов! Царь знал, что революционный дух глубоко проникает в народные массы.Поэтому он стал «апостолом мира» в Европе и пытался предотвратить войну. Уильям тоже знал это и был уверен в победе. Мы с царем сорвали его планы. Теперь все потеряно. Японская война ничему не научила Россию, она сделала ее еще более безрассудной и истеричной. Помните, эта война погубит Россию; мы проиграем войну, и Европа погибнет в революции. Под его обломками погибнет династия! Мне жаль Николая II, потому что он сын величайшего из императоров.Я не доживу до этого позора и бедствия. . . что пошатнет основы других государств ».

Витте был прав. В начале февраля 1915 года он внезапно скончался. Ходят слухи, что его отравили. Это неправда. Он сильно простудился во время своего длинного выступления о финансово-промышленной политике России на съезде российских промышленников. Речь привела к отставке министра торговли и промышленности Итмашева и ряда ответственных должностных лиц этого министерства.Накануне смерти Витте я принес ему меморандум о предполагаемой монополизации марганцевых руд; Витте внимательно изучил документ, сделал несколько замечаний и попросил меня напечатать его.

На следующее утро, открыв газету, я прочитал сообщение о его смерти.

Он был настоящим, безжалостно аморальным, сильным и мудрым человеком. Казалось, он живет исключительно политикой, равнодушен к обычным аспектам повседневной жизни. Но на самом деле у этого гиганта российской политики было одно слабое место.Он безумно любил свою жену, на которой женился после того, как помог ей развестись с первым мужем.

Их супружеская жизнь прошла в глубокой любви. Когда графиня путешествовала и жила на своей вилле в Биаррице, оставляя Витте дома на Каменно Островском проспекте до конца сессии парламента, он неизменно болел. Он очень страдал от сердечных приступов, сильного нервного возбуждения и артрита. Затем он посылал за своим старым другом, польским врачом Волански, и проводил с ним долгие вечера в бесконечных разговорах, которые были лучшим лекарством от его болезни.На самом деле он страдал от сердечной тоски, граничащей с меланхолией. Он умер на руках жены, которой поклонялся. Перед смертью он передал ей свои знаменитые «Воспоминания», которые неоднократно становились объектом воровских покушений, так как в них содержались суровые и радикальные заявления о репутации государственных деятелей, пользующихся большим успехом на политической арене имперской России.

* * *

Петр Столыпин был губернатором на Волге, прежде чем стал премьер-министром и министром внутренних дел.Он поднялся на вершину бюрократической карьеры благодаря своей энергии, рассудительности и глубокому знанию разнообразных тенденций, пронизывающих российское общество и нацию. Он был одним из первых россиян, у которых хватило смелости открыто предсказать, что Россия быстро погружается в пучину анархии и революции, и предсказать с большой точностью - как показала история Империи - ближайшую судьбу своей страны.

Столыпин утверждал, что революция будет инициирована трудящимися массами, буржуазией и интеллигенцией и что она быстро распространится на крестьян и армию.В водовороте борьбы погибнут династия, аристократия, землевладельцы и образованные классы.

Столыпин не брался за то, чтобы остановить бегство революционной мысли, продолжавшееся с нарастающей скоростью, спеша через «медленное и коварное время к правлению графа Витте», автора революции 1905 года. Согласно Столыпину, эта революция была ballon d’essaie и школой быстрого и более мощного переворота.

Но Столыпин намеревался ослабить его прогресс посредством железного режима во внутренней политике, надеясь создать в течение нескольких лет огромную антиреволюционную армию, состоящую из крестьян, которые должны были быть преобразованы в новый средний класс.Совместно с министром сельского хозяйства А.В. Кривошеина, Столыпин созвал собрание помещиков и объявил, что правительство обязано выкупить у них значительную часть их штатов, чтобы на льготных условиях перепродать их крестьянам с целью повышения их статуса до мелких. помещики. Правительство должно было помочь последним использовать современные методы ведения сельского хозяйства. Мелкий землевладелец-крестьянин, в свою очередь, должен был стать опорой правительства и противником анархической революции.

Император Николай II одобрил этот новый план, но крупные землевладельцы были напуганы перспективой того, что их заставят продать свою землю. Столыпин подвергся нападению с двух сторон. Дворянство в своих печатных органах яростно напало на премьер-министра, назвав его «убийцей дворян» и настроив против него придворную камарилью. С другой стороны, революционеры, как внутри страны, так и за рубежом, вели агитацию против Столыпина, справедливо опасаясь, что отмена общинного крестьянского землевладения и создание крестьянско-буржуазного общества отсрочат революцию в России на долгие годы.

Столыпин старался внушить помещикам настоятельную необходимость уступок. На его описания ужасов будущей революции помещики отвечали только одним: «Не пугайте нас! У вас есть казаки, жандармы и армия, чтобы подавить любую революцию! »

Знатоки пытались отговорить царя от смелых планов премьер-министра и, потерпев неудачу, усилили свои нападки в прессе, в то же время действуя обычными русскими методами провокации, доносов и заговоров.Добровольные исполнители замыслов заговорщиков были найдены в двух мужчинах, стоявших ближе всех к Столыпину как министру внутренних дел; это были начальник жандармерии генерал Курлов и начальник полиции Белецкий. Эти два сановника приступили к работе через агентов тайной полиции, которые в то же время были членами революционной партии. Боевые террористические революционные организации по загадочным каналам получали от помещиков значительные суммы для покушения на Столыпина и были снабжены полным планом его убийства.Даже самые осторожные и подозрительные революционные лидеры, которые, однако, игнорировали тот факт, что террористические «товарищи», выдвинувшие схему, были агентами полиции, одобряли схему как возможную казнь.

Покушение было совершено на вилле Столыпина, расположенной в самом фешенебельном районе Петербурга. Молодой и полный энтузиазма революционер, слегка сломанный и полностью находящийся под влиянием одного из своих товарищей, взорвал мощную бомбу перед кабинетом Столыпина.Вилла сильно пострадала, сын премьер-министра был ранен, большое количество чиновников, жандармов и частных лиц убито. Сам убийца погиб при взрыве, но Столыпин остался невредимым, покинув виллу за несколько мгновений до взрыва. Но полиции не удалось обнаружить ни инициаторов, ни соучастников покушения.

Тогда царь, опасаясь второй попытки, посоветовал Столыпину на время покинуть столицу. Последний, уже получивший частное предупреждение, согласился и под предлогом изучения условий колонизации Азиатской России отправился в Сибирь вместе с министром Кривошеиным.Во время пути железнодорожники-революционеры предприняли две попытки сойти с рельсов.

По возвращении из Сибири у него состоялся еще один разговор с императором, которому он задал прямой вопрос, намерен ли он бороться с приближающейся революцией единственным практическим средством издания нового закона о крестьянской собственности. При отсутствии такой меры Столыпинг пригрозил уйти в отставку. Царь обещал поддержать проект и потребовать от помещиков подчинения новому закону.

Когда помещики узнали о предстоящей мере, они потребовали от генерала Курлова убрать Столыпина навсегда. В бюро тайной полиции замышлялся новый заговор, когда Столыпин неожиданно уехал в Киев для участия в каком-то торжестве. Генерал Курлов воспользовался случаем, чтобы отдать приказ о казни премьер-министра. Его осуществил агент тайной полиции, который также был членом партии эсеров. Столыпин получил несколько пуль при входе в Киевский театр и вскоре скончался.Убийцу повесили при довольно загадочных обстоятельствах, и все последующие описания дела являются либо выдумками, либо туманными слухами на запрещенную тему.

Каким образом убийца мог войти в театр, все билеты в который раздавались индивидуально чиновникам и наиболее известным киевлянам, и все входы в который охранялись жандармами, столичной полицией, тайной полицией и военными?

За убийством стояли руки Курлова и Белецкого; за ними выстроились аристократические латифундисты и старые помещики.

* * *

Последним дореволюционным премьер-министром России был старый Иван Львович Горемыкин, богатый, ленивый и циничный сноб.

Официальная карьера этого сановника шла своим чередом. Он несколько раз был министром внутренних дел, но, к несчастью, его обеспокоили первые волны революционных волн. Губернаторы разных провинций завалили министра своими телеграммами, но человек, ленивый по натуре, никогда не читал тех «глупых» телеграмм, как он их называл, пряча их в ящиках своего стола.Кто-то сообщил об этом императору Александру III, и он послал своего адъютанта узнать об этом. Последний обнаружил целые груды неоткрытых телеграмм, многие из которых были довольно тревожными и даже тревожными.

Горемыкин был вынужден уйти в отставку.

Когда незадолго до революции 1917 года Горемыкин был, благодаря влиянию Распутина и императрицы, премьер-министром, вдовствующая императрица воскликнула:

«Опять этот старый идиот!»

Но он не был идиотом.Он знал каждую пядь России, и единственный выход из революции он видел в заключении мира с Германией. Он бросил все свое влияние на такую ​​политику.

Во время правления Керенского Горемыкин был арестован, но вскоре освобожден и позволил покинуть Петербург. Я встретился с экс-премьером за несколько недель до его смерти.

В середине сентября 1917 года поехал отдыхать на «Кавказскую Ривьеру» - Сочи на Черном море.Везде уже было видно приближение большевизма и угрюмость масс. Пассажирские катера по кавказскому берегу перестали курсировать, и мне пришлось нанять катер, чтобы добраться из Туапсе в Сочи. Я как раз укладывал свой багаж в лодку, когда ко мне подошла уважаемая старушка и попросила разрешения плыть на нашей лодке в Сочи в сопровождении мужа и горничной.

Последовали взаимные представления, и я узнал, что это мадам Горемыкина.Через несколько минут горничная привела экс-премьера. Старик был почти полностью парализован, но все еще сохранял замечательную ясность ума.

Мы болтали о последних событиях, когда я упомянул немцев, которые деморализовали русскую армию, превратив ее в обезумевшую толпу грабителей. Горемыкин защищал немцев и обвинял Думу и дипломатию Антанты в организации революции.

По прибытии в Сочи Горемыкины остановились в «пансионате», а я поехал в гостиницу «Ривьера».Через несколько дней банда вооруженных людей в масках ворвалась в «пансион» и украла все драгоценности, деньги и документы госпожи Горемыкин.

Поразмыслив, после этого события, я был удивлен, что такая пресловутая и ненавистная эпоха, как Горемыкины, избрала своей резиденцией Сочи, где условия были особенно благоприятными для нападения.

Вскоре после моего отъезда из Сочи, примерно в середине октября, Горемыкин переехал с женой на виллу, принадлежащую его замужней дочери.Здесь ночью на него напала банда большевистских моряков, которые с ужасающей жестокостью убили экс-премьера г-жу Горемыкину и их зятя, серьезно ранив их дочь, которая впоследствии была спасена.

Таков был конец Первого имперского премьер-министра и лидера реакции.


Фединан Оссендовский, он же Антони Фердинанд Оссендовский (1876-1945), польский и английский писатель, солдат, путешественник и дипломат, автор книги «Звери, люди и боги» [1921], бестселлера, который сейчас является частью проекта Гутенберга. .Сергей Витте (1849-1915), председатель Совета министров России при царе Николае II. Петр Столыпин (1862-1911), председатель Совета министров при царе Николае II. Оба были влиятельными и полезными для России, но репрессивными и разрушительными для нерусского населения империи. Версия убийства Столыпина Оссендовским отличается от общепринятой версии. Иван Горемыкин (1839-1917), малоэффективный политик, известный своими шовинистическими взглядами. Эта глава (XXII) взята из книги Оссендовского «Тень мрачного Востока» [1921] в переводе Ф.Б. Чарномский (Нью-Йорк: Э. П. Даттон, 1925). Мы обновили орфографию, но не перевод. Все редакционные дополнения заключены в квадратные скобки.


Назад к выпуску за январь 2008 г.
Сарматский обзор
[email protected]
Последнее обновление 26.01.08

Украинская неделя

При Николае Хрущеве, когда советский правитель щедро раздавал высокие награды очень амбивалентным фигурам в третьем мире (Фиделю Кастро, Гамаль Абдель Насеру, Сукарно и другим), люди шутили, что он может также посмертно наградить последнего российского императора Николая II наградой. Звание Героя СССР, положившее начало большевистской революции.

В этой шутке, как и во многих других, есть доля правды: Николай Романов, казалось, сделал почти все, что мог, как царь, чтобы ускорить конец Российской империи. Его премьер-министр Петр Столыпин заслуживает еще большей похвалы: в то время как царь просто разрушил государство, Столыпин успешно спровоцировал население, вызвав настроения, которые вскоре приняли форму радикальных революционных действий.

Однако не только нынешние российские и малороссийские «государственные деятели», но и ряд московских либералов и искренних украинских патриотов считают Столыпина великим реформатором, который якобы внес значительный вклад в благосостояние своего государства и народа.Говорят, если бы у него было еще 10 лет у власти, люди по всей империи очень обрадовались бы. Но, увы, «проклятые революционеры / еврейские масоны / агенты тайной полиции убили человека ...»

Так и было - ровно 100 лет назад и прямо в Киеве. Более того, убийца был крайне загадочной фигурой - двойным или даже тройным агентом, якобы работающим на различные политические группы. С другой стороны, утверждения о народном благосостоянии и прогрессивных реформах оставляют много места для сомнений.

НЕПРАВИЛЬНЫЕ СУДЫ, БЕСБАЛАНСИРОВАННОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

В апреле 1906 года, в разгар революционной активности, Николай II назначил Столыпина, потомка старинного дворянского рода и саратовского губернатора, министром внутренних дел, а в июле - председателем Совета министров. И в Саратове, и в своем новом кабинете Столыпин оказался непоколебимым противником как радикальных революционеров, так и любых либералов как на словах (он был настоящим оратором), так и на деле.По его приказу войска и полиция жестоко наказали восставших крестьян. Учащиеся колледжей и старшеклассников, известные своей антиправительственной деятельностью, были массово брошены за решетку. Политические свободы, провозглашенные царским манифестом от 17 октября 1905 года, всячески урезались. Столыпин издал директиву губернаторам, в которой недвусмысленно говорилось: «Меньше арестовывайте, больше стреляйте ... Перестаньте убеждать, стреляйте ...»

Неудивительно, что в августе 1906 года на его жизнь было совершено покушение - 27 человек погибли, но цель выжила.В ответ ему удалось ввести военный суд - без адвокатов и без возможности обжалования. Эти суды были уполномочены применять смертную казнь и приводить в исполнение смертные приговоры в течение 24 часов. Более того, Столыпин прямо запретил привлекать профессиональных юристов в эти суды. Таким образом, виселица с пресловутым «столыпинским галстуком» - петлей - стала одним из символов тогдашнего российского государства. Только в 1907-1909 годах военно-полевые суды вынесли более 5000 смертных приговоров, большинство из которых, согласно либеральной прессе того времени, были недостаточно обоснованными, в то время как сотни (в основном молодых) людей, убитых государством, фактически не совершали никаких приговоров. преступление, политическое или уголовное.В начале 1908 года в российских тюрьмах содержалось более 200 000 политических заключенных, и примерно столько же было сослано в Сибирь.

Таким образом, Столыпину удалось дать отпор радикальным политическим партиям, но главными противниками русского самодержавия были скорее умеренные, чем радикальные либералы (кадеты) и социалисты ( трудовиков, ). Они выступали за переход от автократии к конституционной монархии, то есть установление парламентаризма и местного самоуправления, предоставление широкой автономии Польше и Финляндии, введение социального обеспечения в промышленности, проведение земельной реформы, содействие обучению на местных языках и т. Д. .Ключевым инструментом этих преобразований была Дума - представительный орган, созданный после царского манифеста от 17 октября. После вторых выборов, проведенных в 1907 году, в его состав входили крестьян, трудовиков, конституционные демократы, умеренные социал-демократы, популярные социалисты и другие сторонники быстрых, но эволюционных демократических реформ. В этой Думе был мощный украинский клуб, который, среди прочего, разработал закон об автономии Украины. Все эти реформы подкреплялись реальной структурой снизу: земствами, кооперативами (особенно популярными в районах вдоль Днепра) и обществами взаимопомощи рабочих.К переменам были готовы и многие солидные предприниматели. Радикальные политические силы, такие как большевики, социалисты-революционеры и анархисты, не пользовались какой-либо значительной поддержкой в ​​обществе.

Однако в начале лета 1907 года император Николай II и премьер-министр Столыпин устроили переворот, распустив Думу и выпустив новый закон о выборах, который обеспечил господство того слоя общества, который наиболее привержен трону на следующих выборах. Согласно этому закону, 1% населения империи должен был избрать почти две трети представителей, которые, в свою очередь, голосовали за депутатов Думы.Конечно, это привело к тому, что 77% мест заняли русские. В группы, интересы которых были нарушены, входили не только крестьяне и рабочие, но и те, которые теперь назвали бы «средним классом». Несмотря на то, что им была предоставлена ​​возможность выдвинуть своих кандидатов, их представители не имели реального влияния на политические процессы и не могли делать ничего, кроме как критиковать правительство. Эта критика, однако, была небезопасна даже для депутатов Думы - черная сотня, тайно финансируемая правительством, могла опустошить жилище чрезмерно нетерпеливого критика и даже убить его.В целом лишь 15% взрослого населения получили право голоса в соответствии с принятым Столыпиным законом о выборах. Дума так и не превратилась в более-менее полноценный парламент и оставалась форумом для пустых разговоров.

Другими словами, режим, введенный Столыпиным, был во многих отношениях предшественником большевистской диктатуры, прежде всего в ее пренебрежении к правовым нормам и представительной демократии. В стране, в которой суды присяжных успешно работали несколько десятилетий, внезапно были введены военно-полевые суды.Сталинские тройки (трехчленные судебные коллегии) ​​были позже сформированы по этой схеме, а роспуск Думы послужил примером роспуска Конституционного собрания в январе 1918 года.

Однако наиболее катастрофическим и социально взрывоопасным изменением стала земельная реформа, которой гордился Столыпин и которую его сторонники поставили в качестве своего прапорщика.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Официально земельная реформа Столыпина интерпретировалась как выбор между бездельником и эффективным крестьянином, причем последнее явно отдавалось предпочтению.Предполагалось, что «стойкие и сильные» станут полноправными собственниками и, больше не связанные обязательствами перед своими коммунами, оставят «бедных и ленивых» далеко позади - поддержка ленивых за счет лучших фермеров препятствовала развитию сельского хозяйства. По замыслу Столыпина, освобожденная рабочая сила должна была «мигрировать» в промышленность и обеспечить ее более быстрый рост.

Помещения помещиков, напротив, остались практически нетронутыми, независимо от их эффективности.

Следовательно, всем крестьянам было предоставлено право покидать свои коммуны, но на самом деле только те, кто был в лучшем положении, могли воспользоваться предоставленным им шансом.Они увеличили свое богатство, поскольку смогли купить дополнительную землю, которую они обрабатывали, у коммуны по ценам 1861 года, в то время как та же самая земля стоила на рынке во много раз дороже во время покупки. Доля государственной земли, переданная Крестьянскому банку - официально для уменьшения «скученности» - также покупалась в основном наиболее состоятельными фермерами. И даже финансовая ситуация в то время, когда рынок земли еще не начал развиваться, во многом было результатом обстоятельств.Помимо способностей и трудовой этики крестьянина, это во многом зависело от заискивания перед местными властями, смазывания ладоней деревенских старейшин, погоды и даже здоровья фермера в момент его ухода из коммуны.

За десятилетия этой реформы, которая длилась до отмены самодержавия в марте 1917 года, только 10% крестьян в Российской империи покинули свои коммуны и зарегистрировали свои земли в частной собственности (15% всех пахотных земель). В украинских губерниях, где раньше общинный строй был искусственно навязан русскими помещиками, когда крестьян превращали в крепостных, реформа была гораздо более успешной: по состоянию на 1913 год две трети крестьянских земель были зарегистрированы в частной собственности на Правобережье. Украина.Однако были земли и во владении помещиков, и многие люди были вынуждены сдаваться в аренду крупным землевладельцам.

Столыпин считал, что важной частью его земельной реформы было организованное государством массовое переселение крестьян из европейской части империи в Сибирь, Среднюю Азию и Дальний Восток. К Первой мировой войне около 3,5 миллионов крестьян продали свои усадьбы и повысили ставки, но по разным причинам почти миллион не смог обосноваться в новых местах и ​​вернулся без денег и надежды.Для Украины эти цифры еще более ошеломляющие: более миллиона переехали, но 70% вскоре вернулись и были вынуждены работать на ферме или попрошайничать. Крестьянский банк, изначально предназначенный для продвижения реформы, устанавливал высокие цены на продаваемую землю и взимал непомерно высокие проценты с заемщиков, что привело к многочисленным банкротствам.

Реформа Столыпина в конечном итоге привела, прежде всего, к резкой дифференциации. Люмпенские пролетарии стали массово появляться в деревнях, вспыхнула ненависть к помещикам.Короче говоря, у большевиков теперь были люди, на которых можно было положиться - не только грязные массы, но и значительное количество «хороших» фермеров, страдающих от нехватки земли.

Между тем, у каждого на глазах был пример высокоэффективного способа организации товарного земледелия. Кубань, куда в конце 18 века переселились запорожские казаки и где землевладения никогда не существовало, стала одной из хлебных корзин Российской империи. В 1913 году Кубань занимала второе место среди регионов империи по объему валового сбора урожая и первое место по производству товарного зерна.Однако для Столыпина, который сам был помещиком, сохранение земли для своего класса было альфой и омегой его аграрной реформы.

УДАР НЕРУССИЙСКИХ!

Главную угрозу «русской православной цивилизации» Столыпин усматривал в национальном возрождении покоренных Россией народов. Поэтому он инициировал существенное ограничение автономии Финляндии и в январе 1910 года опубликовал циркуляр, запрещающий регистрацию обществ и издательств так называемых инородцев (нерусских).Позже он объяснил в своем поручении губернаторам, что этот документ касается всех «нерусских обществ, в том числе украинских и еврейских, независимо от их целей». На этом основании власти закрыли украинские организации и газеты, запретили продажу книг и запретили проведение концертов и вечеринок на украинском языке. В марте 1911 года правительство Столыпина не разрешило празднование 50-летия со дня смерти Тараса Шевченко. Приехав в Киев, всего за несколько дней до смерти, российский премьер заявил, что, пока он жив, в городах «матери всех Руси» не будет памятника Шевченко.В то же время он похвалил местные черносотенные организации, их цели и деятельность.

После этого у всех нерусских в государстве - буквально от молдаван до финнов - появились причины ненавидеть Столыпина.

Российская империя, конечно, все равно распалась бы, но процесс был бы менее кровавым. Ею руководили бы более образованные люди, и большевики не смогли бы эксплуатировать национальные чувства тех, кто не был русским, если бы не преследование Столыпиным всего, что не является русским.

«Вместо того, чтобы избрать путь демократических реформ, на который его призывало русское население, Великую Россию вел по пути великих невзгод услужливый придворный и человек больших амбиций, но не государственный деятель - Петр Столыпин». Такую оценку дал лидер кадетской партии Павел Милюков в период эмиграции. Эта история была свежа в памяти всех, кто жил в Российской империи, и у большевиков были примеры для подражания в их презрении к парламентаризму и закону, а также к насущным вопросам национальности и сельского хозяйства.

Реформатор Столыпин стал моделью для Путина

ST. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. В то время как Россия отмечает 150-летие со дня рождения Петра Столыпина, дореволюционного министра внутренних дел и председателя имперского Совета министров, политические аналитики внимательно изучают его наследие и предлагают президенту Владимиру Путину подражать ему для успешного проведения экономических реформ. .

На специальном круглом столе на Петербургском международном экономическом форуме в июне экономисты и политики провели параллели между двумя лидерами, политической обстановкой в ​​столыпинской и путинской России и необходимостью реформ.

Во-первых, Столыпину удалось унять смятение среди крестьян посредством земельной реформы. Некоторые эксперты видят аналогичную задачу, стоящую перед Путиным с так называемым «творческим классом» - хорошо образованными молодыми людьми, стремящимися к большей политической свободе, которые требуют внимания Кремля посредством протестов.

«Путин должен сделать то же самое для сегодняшнего неуместного творческого класса, что Столыпин сделал для крестьян: программа переселения Столыпина предусматривала предоставление земли иммигрантам по всей стране», - сказал Сергей Караганов, декан Московской школы мировой экономики и интеллектуальной собственности. .«Поскольку творческий класс чувствует себя ощутимо изолированным в России - что приводит к массовой эмиграции, с одной стороны, и массовым протестам - с другой, - задача состоит в том, чтобы успешно интегрировать их и дать им осознание цели».

Путин явно рассматривает Столыпина как образец для подражания, неоднократно хваля его за стойкость, мудрость, патриотизм и способность добиваться трансформации путем постепенных действий.

Подобно усилиям Столыпина по подъему крестьянства, Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев оба пытались улучшить жизнь людей, не принадлежащих к рабочему классу.

Путин нацелился на учителей, врачей и армейских офицеров, зарплаты которых значительно повысились, а Медведев вынашивает амбициозные планы по созданию инновационного центра «Сколково», который откроет возможности для российских ученых.

Но эти усилия еще не окупились так, как реформы Столыпина по расширению прав и возможностей крестьянства.

«Сегодняшним российским лидерам пока не удалось раскрыть интеллектуальный потенциал России так, как Столыпин высвободил экономический потенциал России, предоставив крестьянству частную собственность на землю», - сказал Караганов.

Караганов предположил, что одним из возможных решений может быть мотивация представителей интеллектуальной элиты страны к переезду и работе в отдаленных местах, таких как Сибирь и Дальний Восток.

Злополучный Столыпин, убитый в Киеве в 1911 году на пике своей карьеры, обладал еще одним качеством, которое способствовало как его успеху, так и его падению: верность престолу.

Многие считают, что именно это качество привлекает Путина, который сделал лояльность важнейшим требованием для поступления на государственную службу в современной России.

Столыпин был готов проводить свои реформы только в царской России, отказываясь рассматривать отход от монархии, поскольку он рассматривал это как предательство царя, который позволил ему управлять страной. Неспособность Столыпина мыслить вне существующей экономической модели фактически сделала его уход неизбежным.

Был ли Столыпин успешным политиком? Для ректора Государственной Академии народного хозяйства и госслужбы Вадимира Мау внятного ответа нет.

«Каждое новое поколение россиян, возможно, будет предлагать свой взгляд и суждение о деятельности таких людей, как Петр Столыпин или Егор Гайдар», - сказал Мау. Гайдар был первым премьер-министром России после распада Советского Союза. Его экономические реформы «шоковой терапии» считались важными одними, а другие обвиняли их в бедности и гиперинфляции середины 1990-х годов.

«Согласно логике бюрократа, Столыпин действительно добился успеха, потому что из всех премьер-министров Российской Империи он стал самым стойким в своей должности.Он остановил революцию и начал глубокие реформы », - сказал Мау.

«Но в то же время он пал жертвой убийцы и не смог завершить начатые реформы. Самое главное, он так и не достиг своей самой амбициозной цели - превратить Россию в великую страну за 20 лет без собирается на войну », - сказал он.

Что Путину, очевидно, также нравится в Столыпине, так это то, что министр, проводивший свои реформы во время систематического кризиса и занимавшийся вопросами от землепользования до терроризма, никогда не позволял себе словесных самооправданий, и, похоже, не было никакой задачи, которая могла бы его унизить.

Ответственность была ключом к власти Столыпина. Министр обладал как смелостью для принятия непопулярных мер (он ввел военно-полевые суды как средство борьбы с революционным террором), так и чувством ответственности за них. Пугающее прозвище «палач», пожалуй, привело к самым мягким последствиям.

Неслучайно Путин сделал ответственность темой своего выступления на Петербургском экономическом форуме.

Но Павел Пожигайло, президент Столыпинского фонда в Москве, сказал, что ключом к успеху столыпинских реформ было то, что они были адресованы конкретным слоям общества и, таким образом, оказали влияние на нацию в целом.

«Столыпинские реформы были продуманы с умом, чтобы они создавали возможности для разных людей найти свое место в обществе и возможности, которые позволяли им зарабатывать деньги и строить карьеру», - сказал он.

«Когда он вступил в должность, 84 из 88 российских губерний были охвачены беспорядками. Столыпин помог этим людям найти выход из их невзгод, открыв их творческий потенциал, и это сработало».

Однако именно этого качества многие считают, что Путину не хватает.Его часто критикуют за игнорирование не только отдельных лиц, но и целых сегментов российского общества, а именно более радикальных крыльев политической оппозиции и неправительственных организаций, бросающих вызов властям.

«Возможно, самый важный урок, который мы можем извлечь из жизни Столыпина, заключается в том, что реформатор не должен позволять себе становиться заложником интересов определенной политической партии или отождествляться с определенной группой, представляющей определенные интересы», - сказал Мау.

«Скорее реформатор должен стоять над партиями и фракциями, преследуя стратегические цели с максимальной решимостью».

Статьи по теме :

Убийство премьер-министра Столыпина в Киеве 1911

Генерал Александр Спиридович был начальником секретной личной полиции и отвечал за постоянную защиту Николая II и его ближайших родственников за пределами Императорских дворцов. Он служил с 1905 года до начала Первой мировой войны в конце 1914 года.

Его двухтомник «Les Dernieres Annees de la Cour de Tzarskoe Selo» , (Payot, Paris, 1929) является бесценным ежедневным отчетом об Императорской семье и важных событиях, происходивших вокруг нее в те годы.

Изначально издавался только на русском и французском языках, до недавнего времени он оставался без внимания. Следующий отчет о М , приказ премьер-министра Столыпина в 1911 году , в Киеве, является моим собственным переводом с французского, сделанным в 2004 году.

Роб Мошеин


Столыпин прибыл в тот же вечер. Все меры безопасности, необходимые для его безопасности во дворце генерал-губернатора, куда он должен был отправиться и каким маршрутом идти в то время, находились под личным руководством Кулябко, которому уже был передан специальный отряд, посланный из Петербурга в охранять министра.

Так как мои бригады еще не были заняты, я приказал разместить их по маршруту, по которому должен был следовать министр, и временно передал их под руководство Кулябко.

Когда Столыпин прибыл, Курлов рассказал ему о полученной информации, но министр остался скептически настроен.

Увидев, что Столыпин заменил своего обычного телохранителя, лейтенанта полиции Дексбаха, новым, капитаном Есуловым, Курлов рассказал ему о создаваемых трудностях и хотел немедленно послать за Дексбахом. Столыпин отказался, к великому гневу Курлова, увидевшего в замене Дексбаха Есуловым дело жены министра, не любившей первого и не упускавшей возможности поставить последнего на место.

Подполковник Дексбах, полицейский из петербургского отделения охраны, стал телохранителем Столыпина с первого дня его назначения министром, постоянно был с ним и сопровождал его во всех его поездках и официальных поездках. Он любил Столыпина и был предан ему душой и телом. Он заверил в связях между министром и различными службами безопасности и был его личным телохранителем. Он носил, когда он был в гражданской одежде, пуленепробиваемое пальто, которое он носил всегда, когда был с министром; а в те дни, когда он не носил пальто, он носил бронежилет.

Итак, теперь, не принимая во внимание весь опыт и преданность этого человека, министр, уступив желанию своей жены, решил отказаться от своих услуг во время церемоний в Киеве и заменить его капитаном Есуловым.

Их Величества и их дети прибыли в Киев 25 августа -го . Торжества сразу начались в атмосфере большого энтузиазма и прошли в полном порядке.

Погода была отличная, повсюду хлынули огромные толпы людей, общий энтузиазм, торжество города - все это не оставляло желать лучшего во внешнем виде.

Их Величества посетили Софийский собор Киево-Печорской Лавры. Дворянское собрание принимало в своем дворце все сословия общества, и император многочасово встречался с главами уездов (волостной стар-чина) трех правительств, которые составляли генеральное правительство Киева.

30 августа - торжественное открытие замечательного монумента, воздвигнутого в память Царя-Освободителя. Итальянскому художнику Хименесу удалось создать удивительно точное изображение этого великого императора, работа, которой не было равных где-либо еще в России.Инаугурация была довольно торжественной. Муниципалитет возглавил энергичный и интеллигентный И. Дьяков, вся администрация, словом, все, кто принимал участие в организации церемоний, действительно превзошли самих себя.

31 st Император в третий раз поехал на автомобиле на маневры, а вечером посетил Купеческий сад высоко на горе, откуда любовался Днепром, полями, простирающимися до бесконечности. и великолепный фейерверк в его честь.

Огромный крест, воздвигнутый на памятнике святой Владимиру-святой Ольге, сиял ослепительным светом. Это была красивая картина, поражающая своим величием. Тысячи восторженных людей собрались в саду двумя рядами вдоль дороги Их Величеств.

Наш отряд мобильной гвардии был подкуплен энтузиазмом всего вокруг и выполнял свои обязанности без минутного отдыха. Бойцы офицерского состава находились в состоянии нервного напряжения, мужественно борясь с усталостью.Подразделения полиции также отлично справлялись со своими обязанностями, достойно похвалы.

Все прошло замечательно. С утра до вечера занимаясь всеми теми задачами, которые требовали моего непосредственного участия, у меня не было времени на то, что происходило в службе сбора информации, так как я был уверен, что Курлов или Кулябко будут выполнять свои задачи так хорошо, как могли. .

Каждый раз, когда мне приходилось встречаться с Кулябко, который всегда был в бегах, он торопливо говорил мне два-три слова, чтобы меня успокоить, и давал мне знать, что, слава богу, у него больше не было плохих новостей, чтобы сказать мне , что у него нет ни новой информации, ни письма из Крыменчуга.

Я был настолько занят все эти дни, что не мог найти ни минуты даже для быстрой остановки в доме Кулябко, несмотря на мое глубокое желание увидеть и обнять своих детей, маленького мальчика и девочку, которых поселили с их. Я бы их вообще не видел, кроме тех случаев, когда мой казак Серебряков нашел возможность привезти их в мою гостиницу.

Сидя за овальным столом, покрытым неизменным бархатным покрывалом, они принялись за съеденные арбузы, принесенные специально для них, и рассказали мне все о маленьких событиях в их маленькой жизни; Минут через десять казак Серебряков отвез их обратно к сестре, так как я должен был немедленно уехать в то место, куда меня вызвали по какому-то срочному делу.

Близился конец церемоний. По распоряжению Столыпина в канцелярии Курлова уже были подготовлены компенсационные листы для тех, кто так хорошо отработал службу безопасности. Кулябко предложили повысить до полковника.

В тот день, около 6 часов утра, меня разбудил Кулябко, который сказал мне, что после встречи с Богоровым «боевики» (террористы) должны прибыть в Киев, где в полдень у них состоится тайная встреча с девушка, сыгравшая важную роль в вечеринке.Он добавил, что уже говорил обо всем этом с Курловым, и они собираются предпринять все необходимые шаги для проведения арестов, которые им пришлось произвести.

Слушая его отчет, я быстро оделся, потому что мне нужно было пойти и осмотреть назначенный маршрут, по которому Император должен был пройти от Дворца до места маневров. Когда Император покидал дворец в 8 часов утра, я попросил Кулябко присоединиться ко мне в машине, чтобы мы могли продолжить наш разговор, пока я обходил свои команды.

По дороге мы встретили генерал-губернатора. Выйдя из Кулябко, я сел в его машину. Мы обменялись словами об этой последней информации, которую мы получили. Генерал-губернатор выглядел полностью успокоенным, сказав, что Курлов и Кулябко сделают все, что им нужно. Он добавил, что сам, теперь, когда церемонии закончились, собирается лично пойти к Императору, чтобы попросить о повышении Кулябко до полковника, так как в его должности он имел право просить и получать любое повышение до начальника. офицерское звание.

Прощаясь с генерал-губернатором, я продолжил осмотр своих постов и прибыл на маневренный полигон, который находился верстах в 80 от Киева.

За протяженностью маршрута следили мои люди. На территории мы разместили мои велосипедные команды в форме. Прибыв на место, где адъютант генерал Иванов ждал императора, я подошел к нему и отдал честь.

Генерал Иванов рассказал мне о планах, показал мне карту маневров и обозначил мне определенные точки, сказав:

«Маневры пройдут, как и ожидалось.Я все это объяснил командиру вашего отряда; он отличный парень, и мы расставили отряд по нужным пунктам. Они расположены во всех точках, где будет проезжать Император ».

Мы находились на некотором расстоянии от группы людей из Государственного майора. Пока мы говорили, имперские автомобили ехали по дороге. Иванов продолжал показывать мне кое-что. на карте Император, который все сказал и все заметил, увидел нас из своей машины и сказал Дедюлине (которая мне потом рассказала)

«Что Иванов и Спиридович обсуждают, план убийства?»

Было около десяти часов утра, и этот факт, который мы увидим позже, имел для меня определенное значение.

Когда машина остановилась, я доложил Дедюлину о новой ситуации. Он сказал мне, что Курлов уже информировал его обо всем этом. Обсудив этот вопрос, мы решили, что, не присутствуя на окончании маневров, я вернусь в Киев, чтобы принять меры безопасности, необходимые для возвращения туда Императора, в соответствии с тем, что я сказал Курлову.

Договорились, что я буду ждать Императора в Святочино на обратном пути с маневров. Я поднимал руку к козырьку фуражки, давая понять шоферу имперского автомобиля, что он должен следовать по первоначальному запланированному маршруту.С другой стороны, если бы у меня была непокрытая голова, это дало бы водителю понять, что первоначальный маршрут был опасным и что, оказавшись в городе, он должен повернуть налево и ехать по переулкам: Боулварня, Кудрявская, Лентьенская и т. Д.

Затем я вернулся в Киев и сразу пошел к Курлову, который обедал со своим майором. Он сказал мне, что «боевики» приехали и что в 7 часов на бульваре Бибиков состоится известная «тайная» встреча с девушкой и передача бомб.

Я спросил его, верят ли они с Кулябко в реальность приезда «боевиков». Он сказал да. Я ответил следующее:

«В моей должности начальника отряда, ответственного за безопасность Императора, я считаю, что присутствие в Киеве« боевиков », хотя может быть и правда, что они только имеют намерение принять жизнь министров представляет собой реальную опасность для императора, и, если они не будут немедленно арестованы, адутант министра внутренних дел должен немедленно сообщить коменданту дворца о прибытии «боевиков».

Затем состоялась дискуссия. В конце концов, все согласились с моей точкой зрения. Курлов попросил меня составить письмо, что я и сделал. Было отдано распоряжение немедленно механически скопировать это письмо и срочно просрочить срок его действия за подписью Курлова. коменданту дворца

Между тем я узнал, что Курлов утром уехал к Столыпину и Кассо, чтобы сообщить им о мерах безопасности, которые будут усилены, и что Богров будет находиться под наблюдением.Что касается митинга, который должен был состояться в 7 часов на бульваре Быков, Курлов приказал арестовать всех, кто принимал участие, как только они увидят обмен пакетами.

Я спросил, какой план безопасности следует принять по возвращении Императора. Было заранее составлено несколько планов, но я нашел их все неприемлемыми. Рассказав им о разговоре, который у меня был с комендантом дворца, я предложил удалить все видимые специальные полицейские посты, которые были установлены в городе на маршруте, по которому Император должен был следовать по возвращении, и громко объявить общественности, что Император должен был вернуться поездом.Как только общественность узнает об этом, они разойдутся, что только облегчит работу моих секретных групп из моего отряда, которые останутся на своих местах.

Курлов принял мой проект, и мы сели в машину, поехали обратно в Святочино и убрали все дополнительные объявления по маршруту под предлогом, что Император не вернется до следующего дня. Увидев публикации, публика вскоре узнает об этом.

Затем мы с Курловым поехали ждать императора в Святино.Когда я приложил руку к козырьку фуражки, машина пошла по заранее обозначенному правому маршруту, и мы последовали за ним.

После обеда Император отправился на ипподром посмотреть «Потычные». Все охранники нервничали, но не могли понять, почему. Курлов доложил Столыпину о полученных им новых «ведомственных сведениях». Министр выглядел расстроенным.

Среди близких к администрации жен уже говорили о готовящемся покушении в Киеве.Вдова генерала адъютанта де Камп Черткова, пожилая дама, не любившая Столыпина, не оставила без внимания этот разговор. Когда Столыпин подошел к ее ложу, госпожа Черткова, увидев большую медаль Красного Креста, которую министр носил на своем мундире, спросила его: «Что это за большой крест, который вы носите, Петр Аркадьич? Это можно назвать похоронным крестом!»

Столыпина этот вопрос явно потряс; но он ответил, объясняя даме, что означает этот крест, и затем пошел своей дорогой.

Раны его самоуважения не миновали министра в те дни.

Так, например, ему не дали квартиру в Императорском дворце, хотя, по его мнению, он имел на нее право и рассчитывал получить ее. Генерал-губернатор выделил ему несколько комнат, довольно маленьких и неудобных, на первом этаже собственного дома. Люди, сопровождавшие министра, рассказали и придали этому факту преувеличенное значение, что Суд не счел необходимым предоставить специальный автомобиль в распоряжение Председателя Совета министров.Прежде всего Есулов ​​взял на себя ответственность сообщить об этом всем. Наконец, для поездки в Чернигов они не смогли найти места для премьер-министра в той же лодке, что и император.

Во время праздника, устроенного в Купеческом саду, Столыпин рассказывал об этом факте министру двора, говоря, что в должности министра внутренних дел ему необходимо сопровождать императора и быть рядом с ним; но что император волен решить иначе и, не имея места на лодке, поедет в Чернигов на машине или поезде.Барон Фредерикс отправился к капитану Флага Нилову, который сказал, что не может выделить каюту для премьер-министра. Позже, благодаря неоднократным попыткам Курлова, отправившегося к Дедюлину, и вмешательству последнего, ситуация изменилась, и было решено пригласить Столыпина на лодку.

Было много неуловимых сигналов, которые опытный глаз мог различить как показывающие приближение позора министра. Самого Столыпина не обманула перемена отношения к нему.В то время, когда вдова генерала Черкова пошутила на тему его «погребального креста», Богров, одетый в пух и прах, был найден в нескольких шагах от него, рядом с группой фотографов, еще не знающих, кем он будет. убить, но решив убить кого-то, чтобы восстановить себя в глазах членов своей партии, которых он предал в течение стольких лет, с большой охотой, чтобы он мог получить финансовую выгоду от охраны, чтобы пополнить свой доход и разрешите ему жить крупно.В этот момент он колебался между Столыпиным и каким-то другим официальным лицом.

После того, как Император вернулся с ипподрома во дворец, я вернулся в свою гостиницу, чтобы переодеться; после чего я должен был пойти в театр, чтобы осмотреть там посты и убедиться, что приняты все меры безопасности.

Готовясь к гала-спектаклю в Киевском театре, я с начала лета послал туда двух агентов из моего Царскосельского отряда с приказом детально изучить устройство и планировку театра. составьте список всех артистов, музыкантов, сотрудников, администраторов и т. д. театра.Короче говоря, каждый отдельный человек так или иначе привязан к театру и знает свои убеждения и политические взгляды. Они должны были, среди прочего, познакомиться с этими людьми таким образом, чтобы узнать их с первого взгляда, чтобы вечером представления, проводимого в честь царя, они могли позволить этим людям только войти в театр или за кулисы. не только после просмотра приглашений, но и, по возможности, вздохнув.

Мои агенты должны были наблюдать за всем, что происходило в театре, и, прежде всего, за любой работой, которая была сделана, и получать максимально полную информацию о работниках каждого предприятия, нанятых для работы.После того, как вся информация была собрана, они разработали план безопасности для театра, принимая во внимание, что общественность должна была быть допущена местными властями, по необходимости, они собирались быть через все поле с политической точки зрения.

До того, как я прибыл в Киев, мои агенты прислали мне в Царское Село подробные отчеты, в которых подробно излагались свои наблюдения и выводы, а также результаты своих расследований. Они работали в Киеве в постоянных отношениях с начальником местного бюро, к которому я их назначил, пока я не приехал туда.

В день гала-выступления, от подвала до стропил тщательно обыскивала сильная группа моих агентов и полиции под командованием моего адъютанта подполковника. Oupravine.

По утвержденному мною письменному плану, после обыска театр заняли 90 человек, которых приставили к внутренней охране. С этого момента и до шести часов вечера для людей, работающих в театре, требовался специальный пропуск, каждый человек должен был иметь в руке специальную карточку, которая была сделана для них и для тех, кого знали по крайней мере двое из наших агенты.

После того, как публика должна была быть допущена, контрольные посты были установлены на каждой двери для офицера, нескольких агентов отряда, еще полицейских и представителей различных служб, профессий, предприятий и т. Д., Которые были там, чтобы определить людей, которые явились для приема.

Никого не пускали в театр без приглашения или пропуска.

Все посты внутренней охраны и управления находились в непосредственном подчинении меня.

Кроме того, за пределами Императорской ложи, от лестницы к Имперскому входу, по последним методам находились посты дворцовой полиции и отряда эскорта Его Величества.

Размещая агентов безопасности внутри театра, мы учли тот факт, что публика, которую собирались пустить, уже была расследована и может быть гарантирована с политической точки зрения. Также было решено, по согласованию с комендантом дворца, что каждый человек из свиты Его Величества и каждый из высокопоставленных чиновников все будут оставаться на своих местах, что косвенно устранит необходимость размещать офицеров в первых рядах, рядом с Императорская ложа.

Первые четыре ряда сидений и, прежде всего, места, ближайшие к Императорской Ложе, должны были быть выделены моими агентами и людьми Курлова.

Таким образом, места возле Императорской ложи были отведены генерал-губернатору, командующему армией и коменданту дворца. Эти места были отделены проходом от сидений министров: Столыпина, барона Фредерикса, Сухомлинова и др.

Во втором ряду были места для князя Орлова, князя Трубецкого, полковника.Комарова, а по другую сторону прохода - губернатор и т. Д. Третий ряд был для Дрентельна, дежурного адъютанта, а последние места в проходе - для меня и начальника дворцовой полиции. В восьмом ряду по проходу были зарезервированы места для моего адъютанта и адъютанта начальника дворцовой полиции. Двенадцатый ряд должен был быть занят моими офицерами и т. Д.

Такое расположение полностью исключало возможность любого приближения к Императорской ложе, пока там находились Их Величества.Только те, у кого были зарезервированы места в первых рядах, могли пройти по проходу, чтобы занять свои места. В дополнение к наблюдению сотрудников службы безопасности, распределенному по всему театру, каждый человек в этом проходе должен был находиться под наблюдением агентов, размещенных по двое на 12 , 8 и 4 . ряды, рядом с проходом. Если кто-либо проявлял малейшее желание отклониться от прямой линии, его перехватывали и предлагали вернуться на свое место.

Что касается охранника президента Совета министров, то его агенты были размещены людьми, командовавшими этой охраной, так что капитан Есаулов, личный телохранитель министра, сидел на 3 rd или 4 ряд за ним.

Когда я пришел в театр в день спектакля, я обнаружил, что все мои люди на своих постах. Посты управления уже были на месте. Мой адъютант подполковник. Управляющий службой Управин доложил, что осмотр театра произведен и все мои приказы выполнены в точности.

Во время экскурсии по театру я познакомился с генералом Курловым, которому рассказал о принятых мерах. И когда император вошел, я занял свое место в проходе, рядом со своим креслом в 4-м ряду -го .

Что касается Кулябко, то я его в театре не видел; так поглощенный своими обязанностями, я даже не подумал поговорить с ним или с Курловым об информационной службе; загипнотизированный присутствием Императора, у меня не было никаких других мыслей, беспокойств или забот, кроме его безопасности.Другими словами, я был профессионально безответственным.

Поднялся занавес. Я был в таком состоянии, что абсолютно ничего не понимал, что происходило на сцене; каждое мгновение мне казалось, что я слышу шаги в проходе, и, вопреки себе, я оборачивалась, одержимая неописуемой тревогой.

В конце первого акта, когда Император оставил свою ложу, я вышел в коридор, чтобы убедиться, что охранник, который должен был стоять там во время антракта, действительно был на месте, перед входом Императора.Ни Курлова, ни Кубляко в коридоре я не увидел. Я видел только Веригина, где-то в стороне, как всегда занятого, приближавшегося ко всем с таинственным заговорщическим видом.

Вот и случилось, из «Воспоминаний» Курлова, между ним и Кулябко.

"… Подполковник Кулябко, возвращаясь с бульвара Бибикова, объявил мне, что все распоряжения, которые я отдал по поводу ожидаемой встречи, выполнены. После этого я был готов пойти в театр и по пути к своему месту. , который был рядом с Императорской ложей, меня остановил министр, сидевший на первом месте в проходе, который сказал мне, после сообщения, которое было отправлено ему от Кулябко, о том, что встреча, о которой идет речь, не состоялась. .

«Обо всем этом мы поговорим между собой в первом антракте», - добавил Столыпин.

«Я с нетерпением ждал антракта, и когда Император удалился во внешнюю комнату ложи, я подошел к министру.

« Как ты думаешь, что нам теперь делать? »- спросил он меня. Я ответил, что будет. ничего, кроме как вернуться к Их Величествам после окончания шоу и что была вся надежда на то, что все пройдет без происшествий.Я добавил, что всю ночь обдумывал принятые меры.

«Тебе не мешало бы еще раз поговорить с Кулябко», - сказал мне министр и попрощался. Я ушел повиноваться своему приказу. Покидая Столыпина, я столкнулся с капитаном Есауловым, которому было поручено ни на мгновение не отойти от министра.

«Подполковник Кулябко сообщил мне, что Богров пришел в театр, чтобы найти его, чтобы сказать ему, что встреча на бульваре Бибикова не состоялась и перенесена на следующий день.Я не мог скрыть от Кулябко того огорчения, которое испытывал от всего этого передвижения Богрова, и приказал ему удостовериться, что Богров не покидал свою резиденцию, и не оставлять людей, приехавших из Крымчуга, одних ни на секунду. Затем я пригласил его навестить меня после того, как в театре обсудят дальнейшие меры, которые нам придется предпринять.

«После вышеупомянутого отчета я ни на мгновение не потерпел бы, чтобы Богрова можно было найти в театре, и мне казалось невозможным, чтобы Кулябко дал ему такое экстраординарное разрешение, не спросив предварительно моего разрешения.«

» Я пошла в партер в начале второго акта; Когда все закончилось, я пошел к Столыпину, чтобы сообщить ему о моем разговоре с Кулябко, и остался тогда рядом с ним, что я обычно делал, когда министр отсутствовал в общественном месте. На этот раз П.А. Столыпин приказал мне, несмотря на мои возражения, снова пойти к Кулябко, потому что довольно расплывчатый характер новой информации начал его серьезно расстраивать. Таким образом, как я узнал позже, в фойе был обнаружен капитан Есаулов, который должен был постоянно находиться рядом с министром.Выйдя в коридор, я снова встретил Кулябко, который подтвердил, что приказ, который я дал в первом антракте, заключить Богрова в его квартире, был выполнен. Позже следствие установило тот факт, что только после начала второго акта Кулябко отдал Богрову, уже находившемуся в театре, приказ вернуться домой, даже не позаботившись о том, чтобы Богров выполнил приказ. Раздавшийся затем выстрел доказал, что приказ фактически не был выполнен."

Вот то, что я знаю со своей стороны. После второго акта Император оставил свой ящик, чтобы попить чаю в соседней комнате. Его дети последовали за ним. Императорский ящик был пуст. Я снова вышел в коридор. Никого. на партере.Столыпин стоял перед пандусом, отделяющим партер от оркестра, спиной к сцене.Справа от него были барон Фредерикс и генерал Сухкомлинов.Есаулов ушел курить.

Вдоль прохода к Слева к группе этих трех мужчин спокойно подошел молодой человек в элегантной одежде.Поднявшись на верхний четвертый ряд сидений, он трижды выстрелил в Столыпина. Кто-то крикнул в оркестре. Министр приложил руку к груди и пошатнулся.

«Я ранен», - сказал он; потом он машинально снял сюртук, бросил его на рампу, посмотрите, как льется кровь, и беззвучно упал на свое сиденье.

«Я счастлив умереть за царя», - сказал министр. Он повернулся к Императорской Ложе, затем, увидев вошедшего в Ложу Императора, сделал жест обеими руками, чтобы приказать Императору вернуться.

Министр был немедленно окружен людьми в зале, чтобы заботиться о нем, и они унесли его.

Молодой человек, сделав выстрелы, спокойно пошел к выходу. Вдруг он побежал. Его сразу же поймали, схватили, бросили на землю и избили.

В момент, когда он произвел выстрелы, я находился в коридоре.

Услышав выстрелы, я спрыгнул в партер. Толпа была густой, и я не мог прорваться.Вытащив саблю, мне удалось, перепрыгивая с места на место, подняться в группе, тесненной вокруг убийцы. В тот момент, когда я пошел его ударить, я увидел его лицо и узнал Богрова.

«Это измена» - подумал я. «Была попытка».

Мои руки упали. Мои мысли кружились.

«Прикончить его?» - спросил меня начальник эскорта князь Трубеской, сильно расстроенный, держа руку на рукояти меча.

«Нет, князь, его нужно арестовать."Я сказал коротко, а затем бросил его бежать. Мои мысли быстро пронеслись, и я сразу понял, что нужно делать.

Я побежал к Императорской Ложе, встал перед ней и запретил публике приближаться. Слово "измена" горело у меня в ушах. Я ждал новых выстрелов. Я был уверен, что террористы были в театре.

Публика отошла от ложи. Генерал Дедюлин спустился в зал, перепрыгнув через перила здания. box.

«Сходи и посмотри, что случилось в оркестре», - сказал он мне.

«Нет, ваше превосходительство, я не двинусь. Они могут снова выстрелить. Вытащите Императора».
Дедюлин сам пошел в оркестр. Он вернулся через несколько секунд и сказал мне: «

» Ваши агенты там. Оттуда нечего бояться.

Весь театр был потрясен. Я прокричал несколько вещей в соседнюю ложу.

Это он сам позже пересказал несколько дней спустя офицерам Стандарта, Император слышал выстрелы , Но подумал, что они должны сигнализировать о поднятии занавеса, он направился к двери внешней кладовой.Великая княгиня Татьяна успела выглянуть за дверь и, чтобы она увидела и поняла, что происходит в театре, закрыла дверь перед Императором.

«Папа, не входи, стреляют», - крикнула она ему, плача.

Я был в настоящем хаосе. Везде кричали «гимн, гимн». Оркестр начал играть «Боже, царя храни».

Император появился в своем ложе. Его встречали бесконечным ура. Он отсалютовал и ушел.Я сразу пошел к выходу. Мои идеи все еще сбивались с толку. Как все это случилось? Кто мог впустить Богрова в театр? "Я понимаю!" - внезапно сказал себе я, это объясняет все эти таинственные разговоры и весь этот шепот Веригина.

Пробиваясь сквозь толпу, ко мне быстро подошел Oupravine.

"Мой Col." Он сказал: «Они нашли одно из пропусков на въезд у убийцы».

"Слава Богу", - ответил я ему. Я поблагодарил его."Император ушел?"

«Да, и без дальнейших происшествий».

Я тяжело вздохнул. Разрешение на убийцу доказывало, что контрольные посты под моим руководством не нарушили моих указаний пропустить Богрова.

Выйдя из театра, я встретил генерала Курлова. Он был ошеломлен и подавлен. Можно было подумать, что внутри него вскочила пружина.

«Кто пропустил Богрова? Я потребовал от него.

« Не знаю », - ответил он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *