Когда была опубликована поэма демон – Демон (поэма) — Википедия

Демон (поэма) — Википедия

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым

[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца отправить её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

Видео по теме

История создания и публикации

Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у пятнадцатилетнего Лермонтова во время учёбы в университетском благородном пансионе[2]. В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами. Примерно в 1837 году Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы. В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!»

[3].

Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года[3]. В марте «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее в итоге он дал разрешительный вердикт[4]. Однако позже цензура объявила о недопуске «Демона» к печати. По словам литературоведа Анны Журавлёвой, лермонтовская поэма в определённом смысле повторила судьбу другого запрещённого произведения — грибоедовской комедии «Горе от ума»: и то, и другое обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках

[5].

Исследователям известно как минимум о восьми вариантах «Демона». Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической[6]; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий. В 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; четырьмя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России[3].

Отзывы и рецензии

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности, поэтому современники Лермонтова в основном давали «Демону» весьма высокие оценки. Так, большим поклонником лермонтовского произведения являлся литературный критик Виссарион Белинский, отмечавший в одной из своих статей, что, несмотря на «некоторые художественные несовершенства», «мысль этой поэмы глубже и зрелее, чем мысль „Мцыри“». Белинский был настолько впечатлён «Демоном», что для своей невесты — Марии Васильевны Орловой — подготовил своеобразный подарок: переписал текст поэмы в отдельную тетрадь и отдал её в переплётную мастерскую

[7]. Другой критик — Василий Боткин — в одном из писем упоминал, что в образе Демона присутствует «отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками»[3].

Читатели и рецензенты 1860-х годов оказались более сдержанными в оценках, чем их предшественники. Поэма была напечатана в России в ту пору, когда интерес к бунтарским страстям заметно снизился — на смену романтическим персонажам пришли реалистические герои[7]. По словам литературоведа Ирины Роднянской, «шестидесятники и семидесятники „Демона“ заземлили»[3]. К примеру, публицист Варфоломей Зайцев, отзывавшийся о Лермонтове как о кумире «провинциальных барышень» и «пятигорском фате», в статье, посвящённой творчеству Михаила Юрьевича, с помощью язвительного пересказа поэмы продемонстрировал нелогичность действий главного героя; сам сюжет произведения показался рецензенту лишённым здравого смысла. Беллетрист Андрей Новодворский, развивая тему, включил в свою повесть «Эпизод из жизни ни павы, ни ворона» сцену, в которой возле находящегося при смерти Демона собрались его литературные «дети» — Григорий Печорин, Дмитрий Рудин и Евгений Базаров

[8][3].

Образы героев

По замечанию литературоведа Анны Журавлёвой, ключевыми словами, определяющими характер Демона, являются «печальный» и «изгнанье». Неприкаянность главного героя во многом связана с тем, что, изгнанный из рая, он не нашёл себе места ни в аду, ни во вселенской пустоте. Рассказывая Тамаре о своих полётах в «эфире», Демон признаётся: «И скрылся я в ущельях гор; / И стал бродить, как метеор». Герой бесплотен; в ранних вариантах поэмы Лермонтов упоминал про его чёрные глаза, но позже изъял из текста эту подробность — вместо сенсорного органа, которым наделены живые существа, появился взор — «неотразимый, как кинжал». В то же время поэт оставил герою вполне материальный «аксессуар» — крылья. Ими Демон «рассекает воздух»; они же иногда опускаются от бессилья. Нескончаемый полёт соотносится с вечным одиночеством персонажа. Поэт Райнер Мария Рильке признавался, что его первое впечатление после чтения «Демона» было связано с «чувством крыльев, возникающим от близости облаков и ветра»

[9].

Будучи неземным существом, Демон влюбляется в смертную девушку. С того момента, как его взор падает на Тамару, окружающие её пейзажи становятся иными. Мир, прежде нагонявший на героя скуку, обретает краски и звуки — в нём расцветают розы, звенят горные ручьи, шумит молодая листва[10]. С появлением Тамары романтические интонации поэмы начинают соседствовать с реалистическими зарисовками, воспроизводящими обстановку в доме Гудала и рассказывающими о настроении и переживаниях юной княжны[11]. История любви фантома и земной красавицы — это история о «неодолимой и гибельной силе рока», в которой жертвой оказывается не только Тамара, но и погубивший её Демон, страсть которого сталкивается с «силой, гораздо более могущественной, чем он сам»[12].

Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?»

[13]. Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?»[2]. Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой[14].

Жанр. Литературные параллели

Гюстав Доре. Иллюстрация к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай». 1866

Жанровое своеобразие «Демона» заключается в том, что произведение соединило в себе романтическую поэму, балладу и лермонтовскую лирику[15]. Так, элементы баллады появляются уже в истории с гибелью Тамариного жениха, который, торопясь на брачный пир, пренебрегает обычаями предков и не останавливается помолиться у придорожной часовни. По законам жанра, подобное попрание традиций чревато немедленным наказанием. Но в данном случае речь идёт не только о проступке молодого князя, но и о незримом вмешательстве в его судьбу Демона, решившего устранить счастливого соперника: «Его коварною мечтою / Лукавый Демон возмущал: / Он в мыслях, под ночною тьмою / Уста невесты целовал»

[16]. Из баллады вырастает романтическая поэма с её «необъятным космосом», а в монологах Демона звучат отголоски «общей драмы лирического героя лермонтовской поэзии»[17].

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи[18]. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью»

[19].

Образ Демона в живописи, литературе и музыке

М. А. Врубель. Тамара и Демон. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова. 1890

Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность[8]. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902). Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану[3].

Образ Демона был интересен Александру Блоку, который назвал его «первым лириком». Исследователи отмечают, что в блоковском стихотворении «К Музе» присутствует перекличка с лермонтовской поэмой — речь, в частности, идёт о строчках: «И такая влекущая сила, / Что готов я твердить за молвой, / Будто ангелов ты низводила, / Соблазняя своей красотой…» Своеобразной литературной реминисценцией является и написанное в 1916 году стихотворение Блока «Демон», в котором получают продолжение монологи лермонтовского героя: «Я пронесу тебя над бездной, / Её бездонностью дразня…»

[3].

В 1875 году в Мариинском театре состоялась премьера оперы Антона Рубинштейна «Демон», либретто к которой написал историк литературы Павел Висковатов. Как отмечали исследователи, опера несколько приглушила мятежность главного героя, но при этом «усилила орнаментальность» лермонтовской поэмы[8]. В разные годы к сюжету лермонтовского произведения обращались также Борис Фитингоф-Шель (опера «Тамара», 1886), Павел Бларамберг (музыкальные картины на тему «Демона», 1869) и другие композиторы[20].

Сатирические переложения

Во второй половине XIX столетия в России появилось около двух десятков сатирических переложений и переделок «Демона» — иногда они создавались для полемики с оппонентами, иногда выполняли роль пародий. Так, поэт Василий Курочкин использовал лермонтовскую поэму для написания сатирического портрета журналиста Виктора Аскоченского: «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой». Поэт Дмитрий Минаев в 1880 году написал современную вариацию на тему «Демона», сохранив интонацию и ритм первоисточника: «Печальный демон, дух изгнанья, / К земле направил свой полет, / Печальный демон, но не тот, / Что у Ефремова в изданьи». На рубеже XIX и XX столетий изменённые монологи и признания лермонтовского героя, вкладываемые в уста политических деятелей России, нередко публиковались на страницах сатирических изданий

[21].

Примечания

  1. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 161—171.
  2. 1 2 Бондаренко, 2013, с. 327.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Найдич, 1981, с. 130—137.
  4. ↑ Вацуро, 1981, с. 607—609.
  5. ↑ Журавлёва, 2002, с. 157.
  6. ↑ Пряхин, 2000, с. 444.
  7. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 160.
  8. 1 2 3 Журавлёва, 2002, с. 161.
  9. ↑ Журавлёва, 2002, с. 161—163.
  10. ↑ Журавлёва, 2002, с. 166.
  11. ↑ Журавлёва, 2002, с. 169.
  12. ↑ Журавлёва, 2002, с. 171—172.
  13. ↑ Бондаренко, 2013, с. 326.
  14. ↑ Журавлёва, 2002, с. 168.
  15. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172.
  16. ↑ Журавлёва, 2002, с. 170.
  17. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172—173.
  18. ↑ Найдич, 1981, с. 130.
  19. ↑ Журавлёва, 2002, с. 164—165.
  20. Гозенпуд А. Опера Рубинштейна «Демон». Классическая музыка. Проверено 10 февраля 2017.
  21. ↑ Гиреев, 1981, с. 497—498.

Литература

  • Бондаренко В. Г. Лермонтов: Мистический гений. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 574 с. — ISBN 978-5-235-03638-3.
  • Вацуро В. Э. Цензура // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 607—609. — 746 с.
  • Гиреев Д. А. Сатирические переложения // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 497—498. — 746 с.
  • Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с. — ISBN 5-89826-021-8.
  • Найдич Э. Э., Роднянская И. Б. «Демон» // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 130—137. — 746 с.
  • Примечания к поэмам // М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в десяти томах / Руководитель издательского проекта Г. В. Пряхин. — М.: Воскресенье, 2000. — Т. 4. — ISBN 5-88528-255-2.
  • Цветаева М. Н.; Сокурова О. Б. Некоторые аспекты духовно-эстетической проблематики Серебряного века в творчестве М. Врубеля и А. Блока // Актуальные проблемы теории и истории искусства: сб. науч. статей. Вып. 7. / Под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой, А. В. Захаровой. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 636–645.

wiki2.red

Демон (поэма) Википедия

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет[ | ]

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца от её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

История создания и публикации[

ru-wiki.ru

Демон (поэма) Википедия

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца отправить её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

История создания и публикации

Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у пятнадцатилетнего Лермонтова во время учёбы в университетском благородном пансионе[2]. В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами. Примерно в 1837 году Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы. В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!»[3].

Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года[3]. В марте «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее в итоге он дал разрешительный вердикт[4]. Однако позже цензура объявила о недопуске «Демона» к печати. По словам литературоведа Анны Журавлёвой, лермонтовская поэма в определённом смысле повторила судьбу другого запрещённого произведения — грибоедовской комедии «Горе от ума»: и то, и другое обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках[5].

Исследователям известно как минимум о восьми вариантах «Демона». Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической[6]; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий. В 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; четырьмя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России[3].

Отзывы и рецензии

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности, поэтому современники Лермонтова в основном давали «Демону» весьма высокие оценки. Так, большим поклонником лермонтовского произведения являлся литературный критик Виссарион Белинский, отмечавший в одной из своих статей, что, несмотря на «некоторые художественные несовершенства», «мысль этой поэмы глубже и зрелее, чем мысль „Мцыри“». Белинский был настолько впечатлён «Демоном», что для своей невесты — Марии Васильевны Орловой — подготовил своеобразный подарок: переписал текст поэмы в отдельную тетрадь и отдал её в переплётную мастерскую[7]. Другой критик — Василий Боткин — в одном из писем упоминал, что в образе Демона присутствует «отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками»[3].

Читатели и рецензенты 1860-х годов оказались более сдержанными в оценках, чем их предшественники. Поэма была напечатана в России в ту пору, когда интерес к бунтарским страстям заметно снизился — на смену романтическим персонажам пришли реалистические герои[7]. По словам литературоведа Ирины Роднянской, «шестидесятники и семидесятники „Демона“ заземлили»[3]. К примеру, публицист Варфоломей Зайцев, отзывавшийся о Лермонтове как о кумире «провинциальных барышень» и «пятигорском фате», в статье, посвящённой творчеству Михаила Юрьевича, с помощью язвительного пересказа поэмы продемонстрировал нелогичность действий главного героя; сам сюжет произведения показался рецензенту лишённым здравого смысла. Беллетрист Андрей Новодворский, развивая тему, включил в свою повесть «Эпизод из жизни ни павы, ни ворона» сцену, в которой возле находящегося при смерти Демона собрались его литературные «дети» — Григорий Печорин, Дмитрий Рудин и Евгений Базаров[8][3].

Образы героев

По замечанию литературоведа Анны Журавлёвой, ключевыми словами, определяющими характер Демона, являются «печальный» и «изгнанье». Неприкаянность главного героя во многом связана с тем, что, изгнанный из рая, он не нашёл себе места ни в аду, ни во вселенской пустоте. Рассказывая Тамаре о своих полётах в «эфире», Демон признаётся: «И скрылся я в ущельях гор; / И стал бродить, как метеор». Герой бесплотен; в ранних вариантах поэмы Лермонтов упоминал про его чёрные глаза, но позже изъял из текста эту подробность — вместо сенсорного органа, которым наделены живые существа, появился взор — «неотразимый, как кинжал». В то же время поэт оставил герою вполне материальный «аксессуар» — крылья. Ими Демон «рассекает воздух»; они же иногда опускаются от бессилья. Нескончаемый полёт соотносится с вечным одиночеством персонажа. Поэт Райнер Мария Рильке признавался, что его первое впечатление после чтения «Демона» было связано с «чувством крыльев, возникающим от близости облаков и ветра»[9].

Будучи неземным существом, Демон влюбляется в смертную девушку. С того момента, как его взор падает на Тамару, окружающие её пейзажи становятся иными. Мир, прежде нагонявший на героя скуку, обретает краски и звуки — в нём расцветают розы, звенят горные ручьи, шумит молодая листва[10]. С появлением Тамары романтические интонации поэмы начинают соседствовать с реалистическими зарисовками, воспроизводящими обстановку в доме Гудала и рассказывающими о настроении и переживаниях юной княжны[11]. История любви фантома и земной красавицы — это история о «неодолимой и гибельной силе рока», в которой жертвой оказывается не только Тамара, но и погубивший её Демон, страсть которого сталкивается с «силой, гораздо более могущественной, чем он сам»[12].

Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?»[13]. Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?»[2]. Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой[14].

Жанр. Литературные параллели

Гюстав Доре. Иллюстрация к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай». 1866

Жанровое своеобразие «Демона» заключается в том, что произведение соединило в себе романтическую поэму, балладу и лермонтовскую лирику[15]. Так, элементы баллады появляются уже в истории с гибелью Тамариного жениха, который, торопясь на брачный пир, пренебрегает обычаями предков и не останавливается помолиться у придорожной часовни. По законам жанра, подобное попрание традиций чревато немедленным наказанием. Но в данном случае речь идёт не только о проступке молодого князя, но и о незримом вмешательстве в его судьбу Демона, решившего устранить счастливого соперника: «Его коварною мечтою / Лукавый Демон возмущал: / Он в мыслях, под ночною тьмою / Уста невесты целовал»[16]. Из баллады вырастает романтическая поэма с её «необъятным космосом», а в монологах Демона звучат отголоски «общей драмы лирического героя лермонтовской поэзии»[17].

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи[18]. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью»[19].

Образ Демона в живописи, литературе и музыке

М. А. Врубель. Тамара и Демон. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова. 1890

Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность[8]. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902). Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану[3].

Образ Демона был интересен Александру Блоку, который назвал его «первым лириком». Исследователи отмечают, что в блоковском стихотворении «К Музе» присутствует перекличка с лермонтовской поэмой — речь, в частности, идёт о строчках: «И такая влекущая сила, / Что готов я твердить за молвой, / Будто ангелов ты низводила, / Соблазняя своей красотой…» Своеобразной литературной реминисценцией является и написанное в 1916 году стихотворение Блока «Демон», в котором получают продолжение монологи лермонтовского героя: «Я пронесу тебя над бездной, / Её бездонностью дразня…»[3].

В 1875 году в Мариинском театре состоялась премьера оперы Антона Рубинштейна «Демон», либретто к которой написал историк литературы Павел Висковатов. Как отмечали исследователи, опера несколько приглушила мятежность главного героя, но при этом «усилила орнаментальность» лермонтовской поэмы[8]. В разные годы к сюжету лермонтовского произведения обращались также Борис Фитингоф-Шель (опера «Тамара», 1886), Павел Бларамберг (музыкальные картины на тему «Демона», 1869) и другие композиторы[20].

Сатирические переложения

Во второй половине XIX столетия в России появилось около двух десятков сатирических переложений и переделок «Демона» — иногда они создавались для полемики с оппонентами, иногда выполняли роль пародий. Так, поэт Василий Курочкин использовал лермонтовскую поэму для написания сатирического портрета журналиста Виктора Аскоченского: «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой». Поэт Дмитрий Минаев в 1880 году написал современную вариацию на тему «Демона», сохранив интонацию и ритм первоисточника: «Печальный демон, дух изгнанья, / К земле направил свой полет, / Печальный демон, но не тот, / Что у Ефремова в изданьи». На рубеже XIX и XX столетий изменённые монологи и признания лермонтовского героя, вкладываемые в уста политических деятелей России, нередко публиковались на страницах сатирических изданий[21].

Примечания

  1. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 161—171.
  2. 1 2 Бондаренко, 2013, с. 327.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Найдич, 1981, с. 130—137.
  4. ↑ Вацуро, 1981, с. 607—609.
  5. ↑ Журавлёва, 2002, с. 157.
  6. ↑ Пряхин, 2000, с. 444.
  7. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 160.
  8. 1 2 3 Журавлёва, 2002, с. 161.
  9. ↑ Журавлёва, 2002, с. 161—163.
  10. ↑ Журавлёва, 2002, с. 166.
  11. ↑ Журавлёва, 2002, с. 169.
  12. ↑ Журавлёва, 2002, с. 171—172.
  13. ↑ Бондаренко, 2013, с. 326.
  14. ↑ Журавлёва, 2002, с. 168.
  15. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172.
  16. ↑ Журавлёва, 2002, с. 170.
  17. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172—173.
  18. ↑ Найдич, 1981, с. 130.
  19. ↑ Журавлёва, 2002, с. 164—165.
  20. Гозенпуд А. Опера Рубинштейна «Демон» (неопр.). Классическая музыка. Дата обращения 10 февраля 2017.
  21. ↑ Гиреев, 1981, с. 497—498.

Литература

  • Бондаренко В. Г. Лермонтов: Мистический гений. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 574 с. — ISBN 978-5-235-03638-3.
  • Вацуро В. Э. Цензура // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 607—609. — 746 с.
  • Гиреев Д. А. Сатирические переложения // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 497—498. — 746 с.
  • Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с. — ISBN 5-89826-021-8.
  • Найдич Э. Э., Роднянская И. Б. «Демон» // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 130—137. — 746 с.
  • Примечания к поэмам // М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в десяти томах / Руководитель издательского проекта Г. В. Пряхин. — М.: Воскресенье, 2000. — Т. 4. — ISBN 5-88528-255-2.
  • Цветаева М. Н.; Сокурова О. Б. Некоторые аспекты духовно-эстетической проблематики Серебряного века в творчестве М. Врубеля и А. Блока // Актуальные проблемы теории и истории искусства: сб. науч. статей. Вып. 7. / Под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой, А. В. Захаровой. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 636–645.

wikiredia.ru

Демон (поэма) — Википедия. Что такое Демон (поэма)

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца отправить её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

История создания и публикации

Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у пятнадцатилетнего Лермонтова во время учёбы в университетском благородном пансионе[2]. В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами. Примерно в 1837 году Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы. В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!»[3].

Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года[3]. В марте «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее в итоге он дал разрешительный вердикт[4]. Однако позже цензура объявила о недопуске «Демона» к печати. По словам литературоведа Анны Журавлёвой, лермонтовская поэма в определённом смысле повторила судьбу другого запрещённого произведения — грибоедовской комедии «Горе от ума»: и то, и другое обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках[5].

Исследователям известно как минимум о восьми вариантах «Демона». Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической[6]; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий. В 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; четырьмя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России[3].

Отзывы и рецензии

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности, поэтому современники Лермонтова в основном давали «Демону» весьма высокие оценки. Так, большим поклонником лермонтовского произведения являлся литературный критик Виссарион Белинский, отмечавший в одной из своих статей, что, несмотря на «некоторые художественные несовершенства», «мысль этой поэмы глубже и зрелее, чем мысль „Мцыри“». Белинский был настолько впечатлён «Демоном», что для своей невесты — Марии Васильевны Орловой — подготовил своеобразный подарок: переписал текст поэмы в отдельную тетрадь и отдал её в переплётную мастерскую[7]. Другой критик — Василий Боткин — в одном из писем упоминал, что в образе Демона присутствует «отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками»[3].

Читатели и рецензенты 1860-х годов оказались более сдержанными в оценках, чем их предшественники. Поэма была напечатана в России в ту пору, когда интерес к бунтарским страстям заметно снизился — на смену романтическим персонажам пришли реалистические герои[7]. По словам литературоведа Ирины Роднянской, «шестидесятники и семидесятники „Демона“ заземлили»[3]. К примеру, публицист Варфоломей Зайцев, отзывавшийся о Лермонтове как о кумире «провинциальных барышень» и «пятигорском фате», в статье, посвящённой творчеству Михаила Юрьевича, с помощью язвительного пересказа поэмы продемонстрировал нелогичность действий главного героя; сам сюжет произведения показался рецензенту лишённым здравого смысла. Беллетрист Андрей Новодворский, развивая тему, включил в свою повесть «Эпизод из жизни ни павы, ни ворона» сцену, в которой возле находящегося при смерти Демона собрались его литературные «дети» — Григорий Печорин, Дмитрий Рудин и Евгений Базаров[8][3].

Образы героев

По замечанию литературоведа Анны Журавлёвой, ключевыми словами, определяющими характер Демона, являются «печальный» и «изгнанье». Неприкаянность главного героя во многом связана с тем, что, изгнанный из рая, он не нашёл себе места ни в аду, ни во вселенской пустоте. Рассказывая Тамаре о своих полётах в «эфире», Демон признаётся: «И скрылся я в ущельях гор; / И стал бродить, как метеор». Герой бесплотен; в ранних вариантах поэмы Лермонтов упоминал про его чёрные глаза, но позже изъял из текста эту подробность — вместо сенсорного органа, которым наделены живые существа, появился взор — «неотразимый, как кинжал». В то же время поэт оставил герою вполне материальный «аксессуар» — крылья. Ими Демон «рассекает воздух»; они же иногда опускаются от бессилья. Нескончаемый полёт соотносится с вечным одиночеством персонажа. Поэт Райнер Мария Рильке признавался, что его первое впечатление после чтения «Демона» было связано с «чувством крыльев, возникающим от близости облаков и ветра»[9].

Будучи неземным существом, Демон влюбляется в смертную девушку. С того момента, как его взор падает на Тамару, окружающие её пейзажи становятся иными. Мир, прежде нагонявший на героя скуку, обретает краски и звуки — в нём расцветают розы, звенят горные ручьи, шумит молодая листва[10]. С появлением Тамары романтические интонации поэмы начинают соседствовать с реалистическими зарисовками, воспроизводящими обстановку в доме Гудала и рассказывающими о настроении и переживаниях юной княжны[11]. История любви фантома и земной красавицы — это история о «неодолимой и гибельной силе рока», в которой жертвой оказывается не только Тамара, но и погубивший её Демон, страсть которого сталкивается с «силой, гораздо более могущественной, чем он сам»[12].

Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?»[13]. Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?»[2]. Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой[14].

Жанр. Литературные параллели

Гюстав Доре. Иллюстрация к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай». 1866

Жанровое своеобразие «Демона» заключается в том, что произведение соединило в себе романтическую поэму, балладу и лермонтовскую лирику[15]. Так, элементы баллады появляются уже в истории с гибелью Тамариного жениха, который, торопясь на брачный пир, пренебрегает обычаями предков и не останавливается помолиться у придорожной часовни. По законам жанра, подобное попрание традиций чревато немедленным наказанием. Но в данном случае речь идёт не только о проступке молодого князя, но и о незримом вмешательстве в его судьбу Демона, решившего устранить счастливого соперника: «Его коварною мечтою / Лукавый Демон возмущал: / Он в мыслях, под ночною тьмою / Уста невесты целовал»[16]. Из баллады вырастает романтическая поэма с её «необъятным космосом», а в монологах Демона звучат отголоски «общей драмы лирического героя лермонтовской поэзии»[17].

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи[18]. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью»[19].

Образ Демона в живописи, литературе и музыке

М. А. Врубель. Тамара и Демон. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова. 1890

Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность[8]. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902). Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану[3].

Образ Демона был интересен Александру Блоку, который назвал его «первым лириком». Исследователи отмечают, что в блоковском стихотворении «К Музе» присутствует перекличка с лермонтовской поэмой — речь, в частности, идёт о строчках: «И такая влекущая сила, / Что готов я твердить за молвой, / Будто ангелов ты низводила, / Соблазняя своей красотой…» Своеобразной литературной реминисценцией является и написанное в 1916 году стихотворение Блока «Демон», в котором получают продолжение монологи лермонтовского героя: «Я пронесу тебя над бездной, / Её бездонностью дразня…»[3].

В 1875 году в Мариинском театре состоялась премьера оперы Антона Рубинштейна «Демон», либретто к которой написал историк литературы Павел Висковатов. Как отмечали исследователи, опера несколько приглушила мятежность главного героя, но при этом «усилила орнаментальность» лермонтовской поэмы[8]. В разные годы к сюжету лермонтовского произведения обращались также Борис Фитингоф-Шель (опера «Тамара», 1886), Павел Бларамберг (музыкальные картины на тему «Демона», 1869) и другие композиторы[20].

Сатирические переложения

Во второй половине XIX столетия в России появилось около двух десятков сатирических переложений и переделок «Демона» — иногда они создавались для полемики с оппонентами, иногда выполняли роль пародий. Так, поэт Василий Курочкин использовал лермонтовскую поэму для написания сатирического портрета журналиста Виктора Аскоченского: «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой». Поэт Дмитрий Минаев в 1880 году написал современную вариацию на тему «Демона», сохранив интонацию и ритм первоисточника: «Печальный демон, дух изгнанья, / К земле направил свой полет, / Печальный демон, но не тот, / Что у Ефремова в изданьи». На рубеже XIX и XX столетий изменённые монологи и признания лермонтовского героя, вкладываемые в уста политических деятелей России, нередко публиковались на страницах сатирических изданий[21].

Примечания

  1. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 161—171.
  2. 1 2 Бондаренко, 2013, с. 327.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Найдич, 1981, с. 130—137.
  4. ↑ Вацуро, 1981, с. 607—609.
  5. ↑ Журавлёва, 2002, с. 157.
  6. ↑ Пряхин, 2000, с. 444.
  7. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 160.
  8. 1 2 3 Журавлёва, 2002, с. 161.
  9. ↑ Журавлёва, 2002, с. 161—163.
  10. ↑ Журавлёва, 2002, с. 166.
  11. ↑ Журавлёва, 2002, с. 169.
  12. ↑ Журавлёва, 2002, с. 171—172.
  13. ↑ Бондаренко, 2013, с. 326.
  14. ↑ Журавлёва, 2002, с. 168.
  15. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172.
  16. ↑ Журавлёва, 2002, с. 170.
  17. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172—173.
  18. ↑ Найдич, 1981, с. 130.
  19. ↑ Журавлёва, 2002, с. 164—165.
  20. Гозенпуд А. Опера Рубинштейна «Демон». Классическая музыка. Проверено 10 февраля 2017.
  21. ↑ Гиреев, 1981, с. 497—498.

Литература

  • Бондаренко В. Г. Лермонтов: Мистический гений. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 574 с. — ISBN 978-5-235-03638-3.
  • Вацуро В. Э. Цензура // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 607—609. — 746 с.
  • Гиреев Д. А. Сатирические переложения // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 497—498. — 746 с.
  • Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с. — ISBN 5-89826-021-8.
  • Найдич Э. Э., Роднянская И. Б. «Демон» // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 130—137. — 746 с.
  • Примечания к поэмам // М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в десяти томах / Руководитель издательского проекта Г. В. Пряхин. — М.: Воскресенье, 2000. — Т. 4. — ISBN 5-88528-255-2.
  • Цветаева М. Н.; Сокурова О. Б. Некоторые аспекты духовно-эстетической проблематики Серебряного века в творчестве М. Врубеля и А. Блока // Актуальные проблемы теории и истории искусства: сб. науч. статей. Вып. 7. / Под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой, А. В. Захаровой. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 636–645.

wiki.sc

История создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты |LITERATURUS: Мир русской литературы

Тамара и Демон.
Иллюстрация А. Эберлинга
Поэма "Демон" является одним из самых известных произведений великого русского поэта и прозаика М. Ю. Лермонтова.  В этой статье представлена история создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты о произведении.

История создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты


Восемь редакций "Демона"

История создания поэмы "Демон" Лермонтова сложна и длительна.

Лермонтов начал писать поэму "Демон" в четырнадцать лет и продолжал работать над дней на протяжении всей жизни. Несмотря на многочисленные переработки, первая строка произведения - "Печальный Демон, дух изгнанья" - сохранилась с 1829 г. до окончательной редакции.

Существует восемь основных редакций поэмы "Демон". Первый набросок поэмы "Демон" (I редакции) относится к 1829 г. К февралю 1839 г. относят последнюю, VIII версию поэмы. Место действия первых пяти редакций неопределенно, но в них есть намеки на Испанию.

Ссылка Лермонтова на Кавказ

После пребывания Лермонтова в ссылке на Кавказе характер его "Демона" кардинально меняется: в тексте появляется описание кавказской природы, быта и нравов жителей Кавказа.

В феврале 1841 г. Лермонтов приезжает с Кавказа в Петербург и привозит начисто переписанную рукопись "Демона". Д. А.Столыпин, приятель Лермонтова, описывает эту рукопись так:

"Это была тетрадь большого листового формата, сшитая из обыкновенной белой писчей бумаги и перегнутая сверху донизу надвое. Текст поэмы написан четко и разборчиво, без малейших поправок и перемарок на правой стороне листа, а левая осталась чистою. Автограф этот поэт приготовил и привез с собою в Петербург, в начале 1841 г., для доставления удовольствия бабушке Елисавете Алексеевне Арсеньевой прочитать "Демона" лично, за что она и сделала предупредительному внуку хороший денежный подарок..." (Д. А. Столыпин - П. К. Мартьянову, 1892 г.)

Чтения у императрицы

В начале 1839 г. поэма привлекла внимание придворных кругов. Ею также заинтересовалась императрица Александра Фёдоровна. Исправленный и каллиграфически переписанный текст (VIII редакция поэмы) был прочитан императрице 8-9 февраля 1839 г. и возвращен автору:

"Один из членов царской фамилии пожелал прочесть "Демона", ходившего в то время по рукам, в списках более или менее искаженных. Лермонтов принялся за эту поэму в четвертый раз, отделал ее окончательно, отдал переписать каллиграфически и, по одобрении к печати цензурой, препроводил по назначению. Через несколько дней он получил ее обратно, и этоединственный экземпляр полный и после которого “Демон” не переделывался."(из воспоминаний А. П. Шан-Гирея)

Цензурное разрешение

Вскоре после чтения у императрицы поэма получает одобрение от цензуры (по данным исследователя В. Э. Вацуро). Цензурное разрешение выдается 11 марта 1839 года, но сам Лермонтов не спешит публиковать свое произведение.

После этого А. А. Краевский предлагает Лермонтову напечатать "Демона" по частям в "Отечественных записках", но Лермонтов настаивает на публикации текста целиком, а после и вовсе забирает рукопись из редакции. Судя по всему, Лермонтов не печатает поэму из-за особого отношения к ней. Для него это произведение является чем-то глубоко сокровенным.

Так как поэма не публикуется официально, она распространяется среди любителей литературы в виде списков (рукописных копий). Эти копии порой серьезно расходились между собой.


Первые публикации

При жизни Лермонтова поэма "Демон" не была напечатана. После смерти автора отрывки из поэмы были впервые напечатаны в "Отечественных записках (№6) в 1842 г.

Целиком поэма "Демон" была впервые издана в 1856 г. в Карлсруэ (Германия) генерал-адъютантом А. И. Философовым. Книга вышла тиражом 28 экземпляров. Важно отметить, что в этом издании был вырезан диалог Тамары с Демоном.

П. К. Мартьянов описывает историю публикации так: 

"Имея в виду, что поэма в полном объеме, по цензурным условиям, в русской печати появиться не может, генерал-адъютант Алексей Илларионович Философов, бывший воспитателем великого князя Михаила Николаевича и находившийся с ним за границей, возымел намерение издать "Демона" полностью в Карлсруэ. Баронесса А. М. Гюгель (урожденная Верещагина) — этот старый испытанный друг поэта, в гостиной которой возникла первая мысль об издании “Демона" за границею, предложила г. Философову находившийся у нее бахметевский список поэмы, и издание ее, при содействии протоиерея И. И. Базарова, было начато с этого списка у придворного типографа Баденского двора Гаспера..."
Вскоре в 1857 г. вышло второе карлсруйское издание "Демона", в котором диалог героев наконец был опубликован.

В России поэма "Демон" впервые была издана полностью в 1860 г. в собрании сочинений Лермонтова под редакцией Дудышкина. 


"Карлсруйские издания" как основные

Каким образом исследователи получили канонический, наиболее достоверный текст поэмы "Демон", известный нам сейчас? Для этого в основу канонического текста "Демона" положили карлсруйское издание 1856 г. (как более точное) и вставили в него диалог Тамары с Демоном из издания 1857 г.

Современные исследователи считают, что, пока другие рукописи "Демона" не найдены, поэма должна печататься по "карлсруйским изданиям".

Такова история создания поэмы "Демон" М. Ю. Лермонтова: интересные факты о произведении.


Смотрите: 
Все материалы по поэме "Демон"
Все материалы по творчеству Лермонтова

www.literaturus.ru

Поэма «Демон» была опубликована в а 1830 г; б 1840 г; в 1856 г


Тест по поэме М.Ю. Лермонтова «Демон» учени___ 8 класса

_____________________


  1. Поэма «Демон» была опубликована в

а) 1830 г;

б) 1840 г;

в) 1856 г.

2.При создании поэмы Лермонтов использует метод

а) сентиментализма;

б) романтизма;

в) классицизма.

3. Тема поэмы

а) восхищение и очарованность природой и нравами Кавказа;

б) противопоставление добра и зла;

в) смысл человеческой жизни.

4. Каким размером написана поэма?

а) ямб;

б) хорей;

в) встречаются оба размера.

5. Главную героиню поэмы зовут

а) Маргарита;

б) Тамара;

в) Мария.

6. Зачем демону любовь грузинской княжны?

а) он хочет обмануть её и получить её бессмертную душу;

б) он в самом деле влюбился;

в) он надеялся, что любовь чистого существа избавит его от демонической

природы.

7. После смерти жениха девушка

а) вышла замуж за другого;

б) ушла в монастырь;

в) покончила с собой.

8. Почему погибла Тамара?

а) она не смогла перенести обмана;

б) от губительной страсти – ибо она от злого духа;

в) от счастья.

9. ^

Зло не дышало здесь поныне…

Как называется изобразительное средство, использованное Лермонтовым этих строчках
а) антитезу;

б) эпитет;

в) метафору.

10. «^

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных;

Я царь познанья и свободы…

Лермонтов применил здесь

а) метафору;

б) анафору;

в) эпифору.

11. Какими художественными средствами передается бесконечная тоска,

равнодушие и презрение Демона к мелочным страстям земной жизни?

а) эпитеты;

б) антитеза;

в) инверсия.

12. Какой вывод делает автор в конце поэмы?

а) зло не истребить, не искупить;

б) любовь может спасти заблудшую душу;

в) понятия добра и зла не абсолютны, порой пересекаются одно в другом в разных обстоятельствах.

Ответы: 1- в, 2- б, 3- б, 4- в, 5- б, 6- в, 7- б, 8- б, 9- в, 10- б, 11- б, 12- в

fs.nashaucheba.ru

Демон (поэма) — WiKi

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца отправить её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

История создания и публикации

Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у пятнадцатилетнего Лермонтова во время учёбы в университетском благородном пансионе[2]. В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами. Примерно в 1837 году Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы. В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!»[3].

  Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года[3]. В марте «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее в итоге он дал разрешительный вердикт[4]. Однако позже цензура объявила о недопуске «Демона» к печати. По словам литературоведа Анны Журавлёвой, лермонтовская поэма в определённом смысле повторила судьбу другого запрещённого произведения — грибоедовской комедии «Горе от ума»: и то, и другое обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках[5].

Исследователям известно как минимум о восьми вариантах «Демона». Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической[6]; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий. В 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; четырьмя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России[3].

Отзывы и рецензии

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности, поэтому современники Лермонтова в основном давали «Демону» весьма высокие оценки. Так, большим поклонником лермонтовского произведения являлся литературный критик Виссарион Белинский, отмечавший в одной из своих статей, что, несмотря на «некоторые художественные несовершенства», «мысль этой поэмы глубже и зрелее, чем мысль „Мцыри“». Белинский был настолько впечатлён «Демоном», что для своей невесты — Марии Васильевны Орловой — подготовил своеобразный подарок: переписал текст поэмы в отдельную тетрадь и отдал её в переплётную мастерскую[7]. Другой критик — Василий Боткин — в одном из писем упоминал, что в образе Демона присутствует «отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками»[3].

Читатели и рецензенты 1860-х годов оказались более сдержанными в оценках, чем их предшественники. Поэма была напечатана в России в ту пору, когда интерес к бунтарским страстям заметно снизился — на смену романтическим персонажам пришли реалистические герои[7]. По словам литературоведа Ирины Роднянской, «шестидесятники и семидесятники „Демона“ заземлили»[3]. К примеру, публицист Варфоломей Зайцев, отзывавшийся о Лермонтове как о кумире «провинциальных барышень» и «пятигорском фате», в статье, посвящённой творчеству Михаила Юрьевича, с помощью язвительного пересказа поэмы продемонстрировал нелогичность действий главного героя; сам сюжет произведения показался рецензенту лишённым здравого смысла. Беллетрист Андрей Новодворский, развивая тему, включил в свою повесть «Эпизод из жизни ни павы, ни ворона» сцену, в которой возле находящегося при смерти Демона собрались его литературные «дети» — Григорий Печорин, Дмитрий Рудин и Евгений Базаров[8][3].

Образы героев

По замечанию литературоведа Анны Журавлёвой, ключевыми словами, определяющими характер Демона, являются «печальный» и «изгнанье». Неприкаянность главного героя во многом связана с тем, что, изгнанный из рая, он не нашёл себе места ни в аду, ни во вселенской пустоте. Рассказывая Тамаре о своих полётах в «эфире», Демон признаётся: «И скрылся я в ущельях гор; / И стал бродить, как метеор». Герой бесплотен; в ранних вариантах поэмы Лермонтов упоминал про его чёрные глаза, но позже изъял из текста эту подробность — вместо сенсорного органа, которым наделены живые существа, появился взор — «неотразимый, как кинжал». В то же время поэт оставил герою вполне материальный «аксессуар» — крылья. Ими Демон «рассекает воздух»; они же иногда опускаются от бессилья. Нескончаемый полёт соотносится с вечным одиночеством персонажа. Поэт Райнер Мария Рильке признавался, что его первое впечатление после чтения «Демона» было связано с «чувством крыльев, возникающим от близости облаков и ветра»[9].

Будучи неземным существом, Демон влюбляется в смертную девушку. С того момента, как его взор падает на Тамару, окружающие её пейзажи становятся иными. Мир, прежде нагонявший на героя скуку, обретает краски и звуки — в нём расцветают розы, звенят горные ручьи, шумит молодая листва[10]. С появлением Тамары романтические интонации поэмы начинают соседствовать с реалистическими зарисовками, воспроизводящими обстановку в доме Гудала и рассказывающими о настроении и переживаниях юной княжны[11]. История любви фантома и земной красавицы — это история о «неодолимой и гибельной силе рока», в которой жертвой оказывается не только Тамара, но и погубивший её Демон, страсть которого сталкивается с «силой, гораздо более могущественной, чем он сам»[12].

Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?»[13]. Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?»[2]. Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой[14].

Жанр. Литературные параллели

  Гюстав Доре. Иллюстрация к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай». 1866

Жанровое своеобразие «Демона» заключается в том, что произведение соединило в себе романтическую поэму, балладу и лермонтовскую лирику[15]. Так, элементы баллады появляются уже в истории с гибелью Тамариного жениха, который, торопясь на брачный пир, пренебрегает обычаями предков и не останавливается помолиться у придорожной часовни. По законам жанра, подобное попрание традиций чревато немедленным наказанием. Но в данном случае речь идёт не только о проступке молодого князя, но и о незримом вмешательстве в его судьбу Демона, решившего устранить счастливого соперника: «Его коварною мечтою / Лукавый Демон возмущал: / Он в мыслях, под ночною тьмою / Уста невесты целовал»[16]. Из баллады вырастает романтическая поэма с её «необъятным космосом», а в монологах Демона звучат отголоски «общей драмы лирического героя лермонтовской поэзии»[17].

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи[18]. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью»[19].

Образ Демона в живописи, литературе и музыке

  М. А. Врубель. Тамара и Демон. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова. 1890

Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность[8]. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902). Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану[3].

Образ Демона был интересен Александру Блоку, который назвал его «первым лириком». Исследователи отмечают, что в блоковском стихотворении «К Музе» присутствует перекличка с лермонтовской поэмой — речь, в частности, идёт о строчках: «И такая влекущая сила, / Что готов я твердить за молвой, / Будто ангелов ты низводила, / Соблазняя своей красотой…» Своеобразной литературной реминисценцией является и написанное в 1916 году стихотворение Блока «Демон», в котором получают продолжение монологи лермонтовского героя: «Я пронесу тебя над бездной, / Её бездонностью дразня…»[3].

В 1875 году в Мариинском театре состоялась премьера оперы Антона Рубинштейна «Демон», либретто к которой написал историк литературы Павел Висковатов. Как отмечали исследователи, опера несколько приглушила мятежность главного героя, но при этом «усилила орнаментальность» лермонтовской поэмы[8]. В разные годы к сюжету лермонтовского произведения обращались также Борис Фитингоф-Шель (опера «Тамара», 1886), Павел Бларамберг (музыкальные картины на тему «Демона», 1869) и другие композиторы[20].

Сатирические переложения

Во второй половине XIX столетия в России появилось около двух десятков сатирических переложений и переделок «Демона» — иногда они создавались для полемики с оппонентами, иногда выполняли роль пародий. Так, поэт Василий Курочкин использовал лермонтовскую поэму для написания сатирического портрета журналиста Виктора Аскоченского: «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой». Поэт Дмитрий Минаев в 1880 году написал современную вариацию на тему «Демона», сохранив интонацию и ритм первоисточника: «Печальный демон, дух изгнанья, / К земле направил свой полет, / Печальный демон, но не тот, / Что у Ефремова в изданьи». На рубеже XIX и XX столетий изменённые монологи и признания лермонтовского героя, вкладываемые в уста политических деятелей России, нередко публиковались на страницах сатирических изданий[21].

Примечания

  1. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 161—171.
  2. 1 2 Бондаренко, 2013, с. 327.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Найдич, 1981, с. 130—137.
  4. ↑ Вацуро, 1981, с. 607—609.
  5. ↑ Журавлёва, 2002, с. 157.
  6. ↑ Пряхин, 2000, с. 444.
  7. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 160.
  8. 1 2 3 Журавлёва, 2002, с. 161.
  9. ↑ Журавлёва, 2002, с. 161—163.
  10. ↑ Журавлёва, 2002, с. 166.
  11. ↑ Журавлёва, 2002, с. 169.
  12. ↑ Журавлёва, 2002, с. 171—172.
  13. ↑ Бондаренко, 2013, с. 326.
  14. ↑ Журавлёва, 2002, с. 168.
  15. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172.
  16. ↑ Журавлёва, 2002, с. 170.
  17. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172—173.
  18. ↑ Найдич, 1981, с. 130.
  19. ↑ Журавлёва, 2002, с. 164—165.
  20. Гозенпуд А. Опера Рубинштейна «Демон» (неопр.). Классическая музыка. Дата обращения 10 февраля 2017.
  21. ↑ Гиреев, 1981, с. 497—498.

Литература

  • Бондаренко В. Г. Лермонтов: Мистический гений. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 574 с. — ISBN 978-5-235-03638-3.
  • Вацуро В. Э. Цензура // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 607—609. — 746 с.
  • Гиреев Д. А. Сатирические переложения // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 497—498. — 746 с.
  • Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с. — ISBN 5-89826-021-8.
  • Найдич Э. Э., Роднянская И. Б. «Демон» // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 130—137. — 746 с.
  • Примечания к поэмам // М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в десяти томах / Руководитель издательского проекта Г. В. Пряхин. — М.: Воскресенье, 2000. — Т. 4. — ISBN 5-88528-255-2.
  • Цветаева М. Н.; Сокурова О. Б. Некоторые аспекты духовно-эстетической проблематики Серебряного века в творчестве М. Врубеля и А. Блока // Актуальные проблемы теории и истории искусства: сб. науч. статей. Вып. 7. / Под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой, А. В. Захаровой. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 636–645.

ru-wiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *