Княгиня ольга основные события – Ольга (княгиня киевская) — Википедия

Ольга (княгиня) - биография

Княгиня Ольга – правительница Древнерусского государства. Жена Игоря Старого и мать Святослава. Приняла христианство и была признана святой. Она известна также своей административной реформой и местью восставшим древлянам.

Ольга – биография (жизнеописание)

Ольга – исторически засвидетельствованная правительница Древнерусского государства. Приняла власть в Киевской Руси после смерти своего мужа, князя Игоря Старого, и осуществляла руководство страной до начала самостоятельного правления своего сына князя Святослава (946 – ок. 964 гг.).

Ольга приступила к управлению государством в нелегких условиях борьбы с сепаратизмом племенных князей, стремившихся отложиться от Киева или даже возглавить Русь вместо династии Рюриковичей. Княгиня подавила восстание древлян и провела в стране административную реформу с целью упорядочения взимания дани Киевом с подчиненных племен. Теперь повсюду местные жители сами в назначенное время свозили дань определенного объема («уроки») в специальные пункты – станы и погосты. Здесь же постоянно находились представители великокняжеской администрации. Успешной была и ее внешнеполитическая деятельность. Активные дипломатические отношения с Византией и Германией привели к признанию Руси субъектом международного права, а ее самой – равной другим государям. От системы военный поход – мирный договор Ольга перешла к выстраиванию долгосрочных конструктивных взаимоотношений с другими государствами.

Княгиня Ольга первой из правящих киевских князей приняла христианство задолго до официального крещения Древнерусского государства и впоследствии была признана святой и равноапостольной.

Княжеского рода или дочь перевозчика?

Происхождение великой киевской княгини Ольги в силу противоречивости информации русских источников неоднозначно трактуется исследователями. Житие святой Ольги свидетельствует о ее незнатном происхождении, она проживала в деревне Выбуты недалеко от Пскова. И согласно другим источникам она была дочерью простого лодочника. Когда Ольга перевозила через реку Игоря, она так понравилась князю, что он потом решил взять её в жены.

Но вот в Типографской летописи передана версия «от немцев», что Ольга была дочерью князю Олега, а именно он, согласно многим летописям, выбирал жену Игорю. В рассказе Иоакимовской летописи князь Олег подобрал Игорю жену в Изборске, из известного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, в Ольгу ее переименовал сам князь Олег.

Русский ученый Д. И. Иловайский и некоторые болгарские исследователи, основываясь на известиях позднейшей Владимирской летописи, автор которой принял древнерусское название Пскова (Плеснеск) за название болгарской Плиски, предполагали болгарское происхождение Ольги.

Возраст невесты, указанный в летописях, варьировал от 10 до 12 лет, и в связи с этим вызывает недоумение исследователей дата замужества Ольги – 903 г., отмеченная в Повести временных лет. Ее сын, Святослав, появился на свет ок. 942 г., за несколько лет до гибели Игоря. Выходит, Ольга решилась на рождение первого наследника в весьма почтенном для этого возрасте? По всей видимости, замужество Ольги свершилось гораздо позже указанной летописцем даты.

Еще молоденькой девочкой Ольга поразила князя и его окружение своими способностями. «Мудра и смыслена», – писали о ней летописцы. Но в полной мере Ольга как личность впервые заявила о себе уже после гибели князя Игоря.

Роковые загадки древлянам

В 945 г. при попытке второй раз подряд собрать дань с племени древлян киевский князь Игорь был жестоко убит. Древляне направили Ольге посольство с предложением ей выйти замуж за их князя Мала. То, что древляне сватали вдову за убийцу ее мужа, вполне соответствовало древним языческим родовым пережиткам. Но это было не просто возмещение потери. Видимо, Мал подобным способом – через женитьбу на Ольге, претендовал на великокняжескую власть.

Однако Ольга не собиралась, ни прощать убийц своего мужа, ни расставаться с единоличной властью. Летописи передают красочное предание о ее четырехкратной мести древлянам. Исследователи давно пришли к выводу, что летописное описание расправы, которую учинила Ольга, показывает ритуальный характер всех ее действий. Фактически послы древлян стали живыми участниками похоронного обряда по самим себе, они не поняли затаенного смысла обращений к ним и просьб Ольги при каждой из мести. Раз за разом княгиня как бы задавала древлянам загадку, не разгадывая которую, они обрекали себя на мучительную смерть. Таким способом летописец хотел показать умственное превосходство и нравственную правоту Ольги в задуманном ею отмщении.

Три мести Ольги

Первая месть Ольги. Послам древлян было предписано прибыть ко двору княгини ни пешими, ни конными, а в ладье. Ладья – традиционный элемент языческого погребального обряда многих народов Северной Европы. Ничего не заподозривших древлянских послов понесли в ладье, сбросили вместе с ней в глубокую яму и засыпали живыми землей.

Вторая месть Ольги. Княгиня заявила древлянам, что она заслуживает более представительное посольство, чем первое, и вскоре новая древлянская делегация появилась при ее дворе. Ольга сказала, что хочет оказать гостям высокие почести и приказала им истопить баню. Когда же древляне зашли в баню, их снаружи заперли и сожгли живьем.

Третья месть Ольги. Княгиня с небольшой дружиной пришла в древлянскую землю и, объявив, что хочет справить тризну на могиле князя Игоря, пригласила на нее «лучших мужей» древлян. Когда последние сильно опьянели, дружинники Ольги иссекли их мечами. Было убито, по данным летописи, 5 тысяч древлян.

Состоялась ли четвертая месть Ольги?

Любопытно, но далеко не все летописи сообщают о самой, пожалуй, знаменитой, четвертой по счету, мести Ольги: сожжение главного города древлян Искоростеня при помощи воробьев и голубей. Ольга с большим войском осадила Искоростень, но взять его так и не смогла. В ходе последовавших переговоров с жителями Искоростеня Ольга предложила им в качестве дани предоставить ей только птиц. Как явствует из текста в Летописце Переяславля Суздальского, она древлянам объяснила, что голуби и воробьи ей нужны для совершения обряда жертвоприношения. Языческие обряды с птицами были обычны в то время для русов.

Эпизод с сожжением Искоростеня отсутствует в Новгородской первой летописи, восходящей к самой древней из летописей – Начальному своду 1090-х гг. Исследователи полагают, что редактор Повести временных лет самостоятельно ввел его в свой текст, чтобы показать окончательную победу Ольги и, главное, объяснить, каким образом была вновь установлена власть Киева над всей землей древлян.

Был ли отвергнут князь Мал?

Как ни парадоксально, но такой вопрос может возникнуть. При описании четырехэтапной мести Ольги летописи молчат о судьбе древлянского князя Мала, так неудачно сватавшегося к вдове Игоря. Нигде не сказано, что он был убит.

Известный исследователь А. А. Шахматов отождествил с древлянским князем Малом упоминавшегося в летописях Малка Любечанина. В записи под 970 г. сказано, что этот Малк был отцом знаменитых Малуши и Добрыни. Малуша была ключницей у Ольги, от Святослава у нее родился будущий великий киевский князь и креститель Руси Владимир. Добрыня, согласно летописи, был дядей Владимира и его пестуном.

В историографии гипотеза А. А. Шахматова не была популярна. Казалось, что Мал после бурных событий в 945–946 гг. навсегда должен исчезнуть со страниц русской истории. Но любопытные параллели история с Малом приобретает в рассказе булгарской летописи Гази-Бараджа (1229–1246 гг.). Булгарский летописец описывает перипетии борьбы Ольги с Малом. Войско Ольги одерживает победу, и древлянский князь попадает в плен. Он настолько понравился Ольге, что на какое-то время у них устанавливаются, как бы сейчас сказали, романтические отношения. Проходит время, и Ольга узнает о любовной связи Мала с одной из своих прислужниц «знатного рода», но великодушно отпускает их обоих.

Предвозвестница христианской Руси

Игорь и Мал – не единственные из властвующих особ, кто был очарован умом и красотой Ольги. Среди желавших взять ее в жены был даже сам византийский император Константин VII Багрянородный (913–959 гг.).

Повесть временных лет под 955 г. рассказывает о путешествии княгини Ольги в Константинополь. Посольство Ольги имело большое значение для Русского государства. Как пишет Н. Ф. Котляр, впервые в истории Руси ее государь отправился в столицу Византии не во главе войска, а с мирным посольством, с заранее выработанной программой будущих переговоров. Это событие нашло отражение не только в русских источниках, но и во многих византийских и германских хрониках, очень подробно описано в сочинении Константина Багрянородного, называвшегося «О церемониях византийского двора».

Исследователи издавна спорят, было одно посольство или два (946 и 955 гг.), оспаривают и летописную дату 955 г. Известный ученый А. В. Назаренко убедительно доказал, что Ольга совершила одно путешествие к резиденции византийского императора, но оно состоялось в 957 г.

Константин VII, «подивившийся красоте и разуму» русской княгини, предложил ей стать его женой. Ольга ответила императору, что она язычница, но если он хочет, чтобы она крестилась, то крестить он ее должен сам. Император и константинопольский патриарх крестили ее, но Ольга перехитрила греческого царя. Когда Константин, согласно летописному рассказу, вновь предложил ей стать его женой, первая русская христианка ответила, что это уже невозможно: ведь император теперь приходился ей крестным отцом.

Крещение Ольги было проведено в главном храме православного мира – константинопольской Святой Софии. Оно сопровождалось, как пишет А. В. Назаренко, принятием Ольги в византийскую идеальную «семью государей» в высоком ранге «дочери» императора.

Дипломатия Ольги: игра на противоречиях

Многие исследователи полагают, что церковные цели (личное крещение и переговоры об учреждении церковной организации на территории Руси) были не единственными при визите Ольги в Константинополь. Более того, крупным историком русской православной церкви Е. Е. Голубинским высказывалось мнение о том, что Ольга была крещена в Киеве еще до ее византийской поездки. Некоторые исследователи предполагают, что Ольга ко времени визита уже приняла первичное крещение – оглашение, поскольку среди ее свиты византийские источники упоминают священника Григория.

Среди возможных политических целей посольства Ольги историки называют следующие:

  • Получение от императора королевского (цесарского) титула, чему должно было способствовать ее торжественное крещение в Софийском соборе. Судя по молчанию источников, эта цель, если и ставилась, не была достигнута;
  • Заключение династического брака. Возможно, Ольга предложила обручить юного Святослава с одной из дочерей императора. В сочинении «О церемониях» упоминается, что Святослав был в составе посольства, но из другого произведения Константина Багрянородного «Об управлении империей» можно понять, как пишет Н. Ф. Котляр, что Ольге было решительно отказано;
  • Пересмотр условий не очень выгодного русско-византийского договора 945 г., заключенного при князе Игоре.

Вероятно, политическое соглашение с Константинополем было достигнуто, поскольку до прихода к власти Святослава (964 г.) в источниках содержатся упоминания об участии русских отрядов в составе византийских войск, воюющих с арабами.

Ольга была, видимо, недовольна результатами переговоров с Константинополем. Этим и объясняется посещение ее послами в 959 г. германского короля Оттона I. По сообщениям германских хроник послы «королевы русов» просили короля «прислать их народу епископа и священников». Оттон I назначил миссийного епископа Адальберта на Русь, но его деятельность оказалась неудачной. Все исследователи рассматривают обращение Ольги к германскому королю, как средство политического давления на Византию. Видимо, этот прием оказался удачным: выросло напряжение в византийско-германских отношениях и правительство нового византийского императора Романа II предпочло нормализовать отношения с Киевом.

Внешняя политика княгини Ольги была вполне успешной. Влиятельные страны искали союза с Русью как с равной себе. Ольга стремилась обеспечить конструктивный взаимовыгодный мир, прежде всего, с Византией на долгие годы. Как считают исследователи, так, вероятно, и было бы, если бы в 964 г. власть у постаревшей Ольги не принял князь Святослав.

Подобно «жемчугу в грязи»

У пришедшего к власти Святослава были кардинально иные взгляды не только на христианство (он наотрез отказался от предложения Ольги креститься), но и на внешнеполитическую деятельность. Святослав постоянно пребывал в походах, а постаревшая Ольга проводила время в Киеве в обществе своих внуков.

В 968 г. случилась беда. Пока Святослав находился в походе на Дунае, завоевывая болгарские земли, столицу Руси осадили печенеги. Киевский князь едва успел вернуться домой, чтобы отогнать воинственных степняков. Но уже в следующем, 969 г., Святослав заявил, что хочет вернуться на Дунай. Тяжело недужившая Ольга сказала сыну, что она больна и когда он похоронит ее, то тогда пусть и отправляется, куда захочет. Через три дня, 11 июля 969 г., Ольга умерла.

В летописном рассказе о погребении Ольги имеют большое значение сразу несколько скупо отмеченных авторами источников деталей.

Во-первых, Ольга запретила по себе творить языческую тризну, так как при ней был священник.
Во-вторых, княгиню похоронили на выбранном месте, но не сказано, на каком. Это объясняется тем, что над Ольгой уже не насыпали обычного для местного языческого обряда кургана, а погребли «с землею ровно».
В-третьих, нельзя не обратить внимание на добавление в Новгородской первой летописи (сохранившей наиболее древнюю основу) к летописному рассказу о погребении Ольги выражения «в тайне». Как отмечает Д. С. Лихачев, Новгородская первая летопись рассматривает княгиню Ольгу как тайную христианку.

Рассказ русских летописцев об Ольге проникнут безмерным уважением, огромной теплотой, горячей любовью. Они называют её предвозвестницей для христианской земли. Пишут, что светилась она среди язычников подобно «жемчугу в грязи». Не позднее начала XI в. княгиню Ольгу стали почитать как святую, в XIII в. она была уже официально канонизирована, а в 1547 г. была причислена к лику святой и равноапостольной. Подобной почести были удостоены всего 5 женщин в истории христианства.

Роман Рабинович, канд. ист. наук,
специально для портала BankGorodov.RU

www.bankgorodov.ru

Ольга (княгиня Киевская) - это... Что такое Ольга (княгиня Киевская)?

Княги́ня О́льга, в крещении Еле́на (ок. 890 — 11 июля 969) — княгиня, правила Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря Рюриковича с 945 до 962 года. Первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси, первая русская святая.

Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение[1]:

Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.

Биография

Происхождение

Летописи не сообщают год рождения Ольги, однако поздняя Степенная книга сообщает, что скончалась она в возрасте около 80 лет, что относит дату её рождения к концу IX века.

Согласно самой ранней древнерусской летописи «Повесть временных лет», Ольга была родом из Пскова (др.-рус. Плесковъ, Пльсковъ). Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой[2]. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были незнатного рода, «от языка варяжска». По мнению норманистов, варяжское происхождение подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga[3]. Присутствие предположительно скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, возможно датируемых первой половиной X века.[4] С другой стороны, в летописях имя Ольги часто передано славянской формой «Вольга». Известно и древнечешское имя Olha[5].

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: «Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга»[6]. Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги:

«Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».

Болгарские историки[7] выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение «Нового Владимирского Летописца»[8] («Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу»[9].) и переводя летописное название Плесков не как Псков, но как Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора «Нового Владимирского Летописца» перевести сообщение «Повести временных лет» об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления. На местных преданиях основываются утверждения о происхождении Ольги из летописного прикарпатского Плеснеска[10], громадного городища (VII-VIIIв. - 10-12 Га, до Хв. - 160 Га, до ХІІІв. - 300 Га) со скандинавскими и западнославянскими материалами.

Брак и начало правления

По «Повести временных лет» Вещий Олег женил Игоря Рюриковича, начавшего самостоятельно править с 912 года, на Ольге в 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 12 лет[11]. Дата эта подвергается сомнению, так как, согласно Ипатьевскому списку той же «Повести», их сын Святослав родился только в 942 году.

Возможно, чтобы разрешить это противоречие, поздние Устюжская летопись[12] и Новгородская летопись[13] по списку П. П. Дубровского сообщают о 10-летнем возрасте Ольги на момент свадьбы. Данное сообщение противоречит легенде, изложенной в Степенной книге (2-я половина XVI века), о случайной встрече с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тех местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка, переодетая в мужскую одежду. Игорь тотчас же «разгореся желанием» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит в наиболее неизменном виде сведения из Начального свода[14]XI века, оставляет сообщение о женитьбе Игоря на Ольге не датированным, то есть самые ранние древнерусские летописцы не имели сведений о дате свадьбы. Вполне вероятно, что 903 год в тексте ПВЛ возник в более позднее время, когда монах Нестор пытался привести начальную древнерусскую историю в хронологический порядок. После свадьбы имя Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани. Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в её пользу.

Месть древлянам

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности народ древлян. Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа:

«Мщение Ольги против идолов древлянских». Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.
  • 1-я месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьёй.
И, склонившись к яме, спросила их Ольга: „Хороша ли вам честь?». Они же ответили: „Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их..
  • 2-я месть: Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.
  • 3-я месть: Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о 5 тысячах перебитых древлян.
  • 4-я месть: В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В ПВЛ летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня. По ПВЛ после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к ногам которых велела привязать зажжённую паклю с серой. Часть защитников Искоростеня были перебиты, остальные покорились. Схожая легенда о сожжении города с помощью птиц излагается также Саксоном Грамматиком (XII век) в его компиляции устных датских преданий о подвигах викингов и скальдом Снорри Стурлусоном[15].

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Правление Ольги

Архонтисса Ольга. Рисунок из старой книги.

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, назначая там уроки (своеобразная мера дани), после чего вернулась к сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. Путешествие Ольги в Новгородскую землю ставили под сомнение Архимандрит Леонид (Кавелин)[16], А. Шахматов [17], М. Грушевский [18], Д.Лихачев[19]. Попытки новгородских летописцев привлекать к Новгородской земле несвойственные события отмечал и В. Татищев [20]. Критически оценивают и свидетельство летописи о санях Ольги, будто-бы хранившихся в Плескове (Пскове) после поездки Ольги в Новгородскую землю [21].

По мнению Ю. Дыбы летописная фраза «и оустави по мьстѣ. погосты и дань. и по лузѣ погосты и дань и ѡброкы», помещенная в продолжении летописного описания мести Ольги древлянам ("по мьстѣ" - буквально "по отмщении"), отражает реалии маршрута похода княгини Ольги после древлянской мести дальше на запад, к правой притоке Западного Буга – р. Луге, и свидетельствует об инкорпорации Киевом Волыни. Покорение Древлянской земли и Волыни открыло перед Киевом перспективы контроля двух важных международних торговых путей. Один из них - сухопутный, названный "из немец в хозары", связывал Волжскую Булгарию через Киев, Краков и Прагу с Регенсбургом и рынками сбыта русских товаров в Баварском Подунавье. Кроме этого, владение древлянским та волынским отрезками этого пути, который проходил через Устилуг, расположенный при впадении Луги в Западный Буг, давало Киеву возможность контролировать водный маршрут по Бугу который открывал выгоды прямой торговли з Балтикой. Масштабы торговых операций по Западному Бугу и Висле отражены в массовых находках торговых пломб в Дрогичине. Из 15000 шт их общего известного количества 12000 (80%) обнаружено в Дорогичине и его окрестностях. На Северную Русь приходится лишь 2500 (17%) пломб, из которых до 1000 найдено в Новгороде и Городце на Волге. Остальные 3% дали другие земли. Выгодное расположение р. Луги на пересечении торговых маршрутов впоследствии привело к основанию на ней Владимира-Волынского.[22][23]

Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), со вниманием относилась к благоустройству подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

В 945 Ольга установила размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — «тиун».

Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (гл. 9), написанном в 949 году, упоминает, что «приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии». Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году власть в Киеве держал Игорь, либо, что выглядит маловероятным, Ольга оставила сына представлять власть в северной части своей державы. Также возможно, что Константин имел сведения из ненадёжных или устаревших источников.

Следующим деянием Ольги, отмеченным в ПВЛ, является её крещение в 955 году в Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем»[24]. Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины.

В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии». Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя Святослава (в перечислении свиты указаны «люди Святослава») упоминается без титула. Видимо, визит в Византию не принёс желаемых результатов, так как ПВЛ сообщает о холодном отношении Ольги к византийским послам в Киеве вскоре после визита. С другой стороны, Продолжатель Феофана в рассказе об отвоевании Крита у арабов при императоре Романе II (959—963) упомянул в составе византийского войска русов.

Точно неизвестно, когда именно Святослав начал править самостоятельно. ПВЛ сообщает о его первом военном походе в 964.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом:

Пришли к королю (Оттону I Великому), как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы Ругов, которая при константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников.

Оригинальный текст  (лат.)  

Legati Helenae reginae Rugorum, quae sub Romano imperatore Constantinopolitano Constantinopoli baptizata est, ficte, ut post clariut, ad regem venientes episcopum et presbiretos eidem genti ordinari petebant.

— Reginonis abbatis prumiensis Chronicon, cum continuatione treverensi

Таким образом, в 959 Ольга, в крещении Елена, официально рассматривалась как правительница Руси. Материальным свидетельством пребывания миссии Адальберта в Киеве считают остатки ротонды Х в., обнаруженные археологами в пределах так называемого «города Кия»[25].

Убеждённому язычнику Святославу Игоревичу исполнилось 18 в 960, и миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу, как о том сообщает Продолжатель Регинона:

«962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чём том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Дата начала самостоятельного правления Святослава достаточно условна, русские летописи считают его преемником на престоле сразу же после убийства древлянами отца его Игоря.

Святослав находился всё время в военных походах на соседей Руси, передоверяя матери управление государством. Когда в 968 печенеги впервые совершили набег на Русские земли, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из похода на Болгарию Святослав снял осаду, но не пожелал оставаться в Киеве надолго. Когда на следующий год он собирался уйти обратно в Переяславец, Ольга удержала его:

«Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу"[1].

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю рускому Володимеру» сообщает точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

Крещение Ольги и церковное почитание

Святая княгиня Ольга. Эскиз росписи собора Св. Владимира в Киеве. М.В. Нестеров, 1892.

Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и древнерусский народ при ней были языческими. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич.

Дата и обстоятельства крещения остаются неясными. Согласно ПВЛ это произошло в 957 году в Константинополе, Ольгу лично крестили император Константин VII Багрянородный с патриархом (Феофилактом): «И было наречено ей в крещении имя Елена, как и древней царице-матери императора Константина I». ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу в жены, но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Тогда тот богато одарил её и отпустил домой.

«Княгиня Ольга (Крещение). Первая часть трилогии «Святая Русь». 1993. Х.м. 140x100. С.А. Кириллов, 1993.

Из византийских источников известно только об одном визите Ольги в Константинополь. Константин Багрянородный описал его подробно в сочинении «Церемонии», не указав года события. Зато он указал даты официальных приёмов: среда 9 сентября (по случаю прибытия Ольги) и воскресенье 18 октября. Такое сочетание соответствует 957 и 946 годам. Обращает на себя внимание длительное пребывание Ольги в Константинополе. При описании приёма называются василевс (сам Константин Багрянородный) и Роман — багрянородный василевс. Известно, что Роман II Младший, сын Константина, стал формальным соправителем отца в 945. Упоминание на приёме детей Романа свидетельствует в пользу 957 года, который считается общепринятой датой визита Ольги и её крещения.

Однако Константин нигде не упомянул о крещении Ольги, как и о целях её визита. В свите княгини был назван некий священник Григорий[26], на основании чего некоторые историки предполагают, что Ольга посетила Константинополь уже крещённой. В таком случае возникает вопрос, почему Константин именует княгиню её языческим именем, а не Еленой, как это делал Продолжатель Регинона. Другой, более поздний византийский источник (XI века) сообщает о крещении именно в 950-х годах:

«И жена некогда отправившегося в плаванье против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещеная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой»[27].

О крещении в Константинополе говорит и процитированный выше Продолжатель Регинона, причём упоминание имени императора Романа свидетельствует в пользу крещения именно в 957. Свидетельство Продолжателя Регинона может считаться достоверным, поскольку под этим именем, как полагают историки, писал епископ Адальберт Магдебургский, возглавивший неудачную миссию в Киев (961) и имевший сведения из первых рук.

Согласно большинству источников княгиня Ольга приняла крещение в Константинополе осенью 957, и крестили её, вероятно, Роман II, сын и соправитель императора Константина VII, и патриарх Полиевкт. Решение о принятии веры Ольга приняла заранее, хотя летописная легенда представляет это решение как спонтанное. Ничего не известно о тех людях, кто распространял христианство на Руси. Возможно, это были болгарские славяне (Болгария приняла крещение 865), так как в ранних древнерусских летописных текстах прослеживается влияние болгарской лексики. О проникновении христианства в Киевскую Русь свидетельствует упоминание соборной церкви Ильи пророка в Киеве в русско-византийском договоре (944).

Ольга была похоронена в земле (969) по христианскому обряду. Её внук князь Владимир I Святославич Креститель перенес (1007) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Святой Богородицы в Киеве. По Житию и монаху Иакову тело блаженной княгини сохранилось от тлена. Её «светящееся яко солнце» тело можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, которое приоткрывалось для любого истинно верующего христианина, и многие находили там исцеление. Все же прочие видели только гроб.

Скорее всего, в княжение Владимира (970—988) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Однако официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла, видимо, позднее — до середины XIII века[28]. Её имя рано становится крестильным, в частности, у чехов.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги празднуется православными церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католическими и др. западными церквами — 24 июля по григорианскому.

Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

Исторические источники по Ольге

Основные сведения по жизни Ольги, признанные достоверными, содержатся в «Повести временных лет», Житии из Степенной книги, агиографической работе монаха Иакова «Память и похвала князю рускому Володимеру» и сочинении Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора». Другие источники сообщают дополнительные сведения об Ольге, но их достоверность не может быть точно определена.

Иоакимовская летопись сообщает о казни Святославом за христианские убеждения своего единственного брата Глеба во время русско-византийской войны 968—971 годов. Глеб мог быть сыном князя Игоря как от Ольги, так и от другой жены, поскольку та же летопись сообщает о наличии у Игоря других жён. Православная вера Глеба свидетельствует в пользу того, что он был младшим сыном Ольги.

Средневековый чешский историк Томаш Пешина в сочинении на латинском «Mars Moravicus» (1677) рассказал о некоем русском князе Олеге, ставшем (940) последним королём Моравии и изгнанным оттуда венграми в 949. Согласно Томашу Пешине, этот Олег Моравский был братом Ольги.

О существовании кровного родственника Ольги, назвав его анепсием, упомянул Константин Багрянородный в перечислении её свиты во время визита в 957 году в Константинополь. Анепсий означал, чаще всего, племянника, но также и двоюродного брата.

Память о Святой Ольге

В художественной литературе

Кинематограф

Первоисточники

Примечания

  1. 1 2 «Повесть временных лет», год 969.
  2. На месте деревни Выбуты осталось селище (культурный слой) и многочисленные местные топонимы, связанные с именем Ольги. Один из них, Ольгина Гора в районе Выбут, упоминается в 1394 году в связи с конфликтом псковичей и новгородцев.
  3. Византийский император Константин Багрянородный, лично принимавший княгиню Ольгу, именует её Элга.
  4. Погребальные камеры выбутских сопок, напоминающие гробницы Бирки. Обнаружены скандинавские ланцетовидные копья и фибулы. А. А. Александров. Ольгинская топонимика, выбутские сопки и руссы в Псковской земле // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии. СПб., 1994. С. 22-31.: [1]
    Статья «О княгине Ольге и основании Пскова».: датировка псковских фибул.
  5. Замену начального «О» на «Э» в греческой передаче Элга объясняют по типу Осень=Есень, Олень=Елень и т. п. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. М., 2005, с. 170—186
  6. Пискаревский летописец, Полное собрание русских летописей. — Т. 34. — М., 1978. — С. 31.
  7. Среди русских историков версию о болгарских корнях Ольги поддерживал Д.И. Иловайский (Вероятное происхождение св. княгини Ольги. // Иловайский Д.И. Исторические сочинения, ч. 3-я. М., 1914, с. 441-448.)
  8. Рукописный сборник «Новый Владимирский Летописец» относят к XV веку. Обнаружен архимандритом Леонидом, настоятелем Троице-Сергиевой лавры, в 1887. Является одним из поздних списков «Повести временных лет» с изменениями, внесёнными переписчиком.
  9. Архимандрит Леонид. Откуда родомъ была св. великая княгиня Ольга. Русская старина 19/1888 июль, 215—222; Николаев В. Славянобългарският фактор в христианизацията на Киевска Русия. БАН, София, 1949, с. 101
  10. Мицько І. Пліснеськ — бáтьківшина княгині Ольги // Конференція «Ольжині читання». Пліснеськ. 10 жовтня 2005 року. Львів, 2006, с.61-81
  11. С 12 лет девушка считалась совершеннолетней по византийским законам той этохи.
  12. Современные историки считают сведения Устюжской летописи, отличные от ПВЛ, следами литературного творчества XV—XVI вв. См. [2].
  13. Новгородский летописный свод XVI века. Принадлежала П. П. Дубровскому (1754—1816): [3]
  14. Начальный свод сохранился в виде фрагментов в более поздних летописях. На его основе составлялась, в том числе, «Повесть временных лет».
  15. Снорри Стурлусон, «Круг Земной», Сага о Харальде Суровом
  16. Архимандрит Леонид (Кавелин). Откуда родом была св. великая княгиня русская Ольга? // Русская старина.- С.Петербург, 1888.- Т. 59.- С. 218.
  17. Шахматов А. Разыскания о русских летописях.- Москва, 2001.- С. 84-86; Шахматов А. До питання про північні перекази за княгиню Ольгу // Записки Українського Наукового товариства в Київі.- Київ, 1908.- Кн. ІІ.- С. 84-88.
  18. Грушевський М. Історія України-Руси.-Київ, 1991.- Т. І: До початку ХІ віка.- С. 457.
  19. Повесть временных лет / Под ред. В.П. Адриановой-Перетц.- Москва; Ленинград, 1950.- Ч. ІІ: Приложения / Статьи и комментарии Д.С. Лихачева.- С. 305-306.
  20. Татищев В. История российская.- Москва, 1773.- С. 388, прим. 123.
  21. Диба Ю. "И сани єѩ стоѩть въ Плєсъковѣ и до сєго дни": Перший приклад "музеєфікації" чи літературна містифікація? // Княжа доба. Історія і культура / Інститут українознавства ім. І. Крип'якевича НАН України. - Львів, 2011. - Вип.5. - С.9-28
  22. Диба Ю. Урбаністично-адміністративні реформи княгині Ольги (1) // Студії мистецтвознавчі. – Київ, 2011. – Ч. 4(36). – С. 20–28.
  23. Диба Ю. Урбаністично-адміністративні реформи княгині Ольги (2: Шлях на Лугу) // Студії мистецтвознавчі. – Київ, 2012. – Ч. 2(38). – С. 7–29.
  24. ПВЛ, год 955.
  25. Диба Ю. Ротонда 961—962 років у межах найдавнішого городища на Старокиївській горі // Записки Наукового товариства імені Шевченка.- 1998.- Т. 245.- С. 524—558.
  26. Историки считают Григория выходцем из Болгарии. Как правило, в свите людей, принявших решение о крещении, присутствовало духовное лицо, которое способствовало принятию такого решения
  27. Иоанн Скилица, 240.
  28. Память указана в Прологах XIII—XIV вв. — РГБ. Рум. № 319; РГАДА. Син. тип. № 168 : См. [4].

Литература

  • Княгиня Ольга — историк Н. М. Карамзин о княгине.
  • Рыбаков Б. А. * http://bibliotekar.ru/rusYazRusi/19.htm Язычество древней Руси. Ч. 2, гл. 7: Сказ о мудрой княгине Ольге]
  • Butler, F. Ol’ga’s Conversion and the Construction of Chronicle Narrative // Russian Review, 67, 2008, № 2, 230—242.
  • Усачев А. С. Эволюция рассказа о происхождении княгини Ольги в русской книжности середины XVI в. // Псков в российской и европейской истории: Международная научная конференция: В 2 т. Т. 2. М., 2003. С. 329—335.
  • Бедина Н. Н. Образ святой княгини Ольги в древнерусской книжной традиции (XII—XVI в.) //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 4 (30). — С. 8—12.
  • Малкова, Н. А. Святая княгиня Ольга как агиологический тип // Религиоведение, 2011, № 1, 25-31.
  • Войтович Леонтій. Вікінги в Центрально-Східній Європі: Загадки Ладоги і Пліснеська

Ссылки

dic.academic.ru

Княгиня Ольга (? - 24 июля 969) , великая княгиня Киевская (945-964), супруга князя Игоря

Ольга, первая русская святая, супруга князя Игоря Рюриковича происходила из незнатной семьи. Дата рождения неизвестна. Согласно самой ранней древнерусской летописи, «Повести Временных Лет», Ольга была родом из Пскова.

Женой Игоря Рюриковича она стала благодаря случайной встрече на переправе. Игорь заметил, что перевозчик – это юная девушка, переодетая в мужскую одежду и тотчас разгорелся желанием. Но Ольга была неприступна и пригрозила, что бросится в воду, если Игорь попытается взять её силой. Князь был очарован её красотой и гордостью и вскоре взял Ольгу в жены.

Свою роль в истории Ольга сыграла после смерти Игоря, который погиб от рук древлян, возмущенных постоянными поборами. История о жестокой мести, которую учинила Ольга над древлянами за погибшего мужа, известна всем. Но это всего лишь один эпизод её правления.


Ольга была очень сильной личностью и умелым политиком. Она оставалась фактическим правителем Руси вплоть до своей смерти, так как сын Святослав, ставший великим князем в 964 году, постоянно был занят военными походами. Ольга установила правила относительно взимаемой дани, реорганизовала систему управления подвластными Киеву землями.

Ольга первой из русских правителей приняла крещение. По приезду в Константинополь она была радушно принята императором Константином, который тут же предложил ей выйти за него замуж. Ольга отказалась, мотивируя это тем, что не подобает христианину сватать язычницу. Тогда Константин крестил её и вновь повторил своё предложение. Ольга снова отказалась, ведь теперь она приходилась Константину крестной дочерью.

По возвращении из Византии Ольга стала распространять христианское учение и веру на Руси и воздвигать в русских городах первые христианские храмы. Хотя ее сын был ревностным язычником, но Ольга своих внуков (Ярополка, Олега и Владимира) старалась воспитывать в христианской вере.

Ольга умерла в Киеве 11 июля (по старому стилю) 969 года, согласно церковному календарю по новому стилю датой ее смерти считается 24 июля. Канонизирована святая равноапостольная Ольга была на соборе 1547 года.

Образ мудрой правительницы и гордой женщины ожил в литературе, иконографии и скульптуре. Ольгу считают основательницей Пскова, где в честь нее названа набережная реки, на которой ее когда-то встретил Игорь.

www.calend.ru

Святая Равноапостольная княгиня Ольга

Святая Равноапостольная княгиня Ольга

Церковь празднует память Святой Равноапостольной княгини Ольги 11 (по новому стилю 24) июля.

Княгиня Ольга была первой на Руси правительницей-христианкой. "Предвозвестницей христианской земли" называет ее древний летописец: "Си бысть предътекущая крестьяньстей земли, аки деньница пред солнцем и аки зоря пред светом".

Начало жизненного пути княгини Ольги теряется во мраке неведения и известно нам лишь по поздним преданиям и легендам. Родилась будущая великая святая на севере Руси — в селении Выбутовская весь, недалеко от древнего русского города Пскова, тогда еще, кажется, не существовавшего. "Была она от языка варяжского, рода же не княжеского, не вельможеского, но от простых людей". Летописи сообщают о браке Ольги с киевским князем Игорем под 903 годом; получается, что Ольга родилась в 80-е или в самом начале 90-х годов IX века. (По другим летописям, Игорь женился в 912 году на 10-летней Ольге.) Однако известно, что большинство летописных дат нашей начальной истории проставлены летописцем, что называется, "задним числом", и их можно принимать лишь условно. Это относится и к дате женитьбы Игоря, и к предполагаемому времени рождения княгини Ольги. Скорее всего, княгиня появилась на свет значительно позже. Во всяком случае, своего первенца Святослава Ольга родила около 942 года, а значит, была в то время еще не совсем пожилой женщиной.

В поздних летописях сохранилось красивое предание о встрече Игоря и Ольги. Игорь, сын первого русского князя Рюрика, был тогда еще юн, и потому всем Киевским государством управлял его родич Олег. Однажды Игорю случилось охотиться в Псковской земле. На противоположной стороне большой реки он увидел прекрасные охотничьи угодия, но не мог переправиться на тот берег, потому что у него не было лодки. И вот князь заметил какого-то юношу, плывущего в лодке по реке. Он подозвал юношу к берегу и повелел перевезти себя на ту сторону. Когда они плыли, князь взглянул повнимательнее на гребца и увидел, что это не юноша, а прекрасная девушка. То была юная Ольга. И так пленила Игоря красота ее, что разгорелось сердце его желанием и начал он говорить ей нескромные речи. Ольга уразумела помыслы князя и отвечала ему с твердостью: "Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Оставь свои мысли. Пусть молода я, и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание!" Удивился Игорь ее твердости и недевичьему благоразумию и оставил свои речи. Так, в молчании, переправились они через реку. А вскоре Игорь вернулся в Киев.

Спустя некоторое время пришла пора Игорю жениться. По обычаю, стали повсюду искать ему невесту и приводить в Киев знатных и красивых девушек. Но ни одна не полюбилась князю. Тогда и вспомнил Игорь дивную Ольгу, ее красоту, благоразумие и гордый нрав. И послал за нею в Псковскую землю. Так стала Ольга женой князя Игоря, киевской княгиней.

После смерти Олега (по летописи, это произошло в 912 году) Игорь стал правителем всего Киевского государства. Он много воевал: с древлянами, уличами (это два восточнославянских племени), с кочевниками-печенегами, и дважды ходил войной на греков. Первый поход (941 год) закончился поражением русского войска. Во второй же раз (в 944 году) греки предпочли откупиться от нашествия, и между Византийской империей и Русью был подписан мирный договор. Осенью того же года Игорь погиб в Древлянской земле, во время ежегодного полюдья (объезда территории, подвластной киевским князьям, для сбора дани). Летописи объясняют его гибель тем, что князь нарушил обычай и пожелал взять вдвое больше дани, чем надлежало. "Если повадится волк к овцам, то всё стадо вынесет, пока не убьют его", сказали древляне и убили Игоря возле древлянского города Искоростеня, когда князь с небольшой дружиной вернулся еще раз за новой данью. После этого древляне решили, что и вдова Игоря, княгиня Ольга, должна выйти замуж за их князя Мала, и отправили сватов в Киев.

Так возникла реальная угроза подчинения Киева древлянам. Однако, опираясь на поддержку киевских воевод Свенельда и Асмуда, Ольга сумела удержать в своих руках (а формально в руках своего сына — младенца Святослава) и Киев, и, в конечном итоге, власть над всей Русью.

Летописи сохранили яркий рассказ о мести княгини Ольги убийцам ее мужа. В первый раз, когда древлянские послы явились в Киев требовать от княгини, чтобы та вышла замуж за их князя, Ольга притворно согласилась, но затем повелела бросить послов в глубокую яму и закопать их в ней живыми. Новое посольство ("лучшие бояре древлянские") вновь было обмануто хитроумной и жестокой Ольгой: княгиня предложила древлянам сперва вымыться, а затем подожгла мыльню. И в третий раз княгиня отомстила древлянам. "Вот, уже иду к вам, — отправила она весть ничего не подозревающим древлянским старейшинам. — Готовьте меды у могилы мужа моего — поплачу над нею и устрою тризну" (жертвенное пиршество). Собрав небольшую дружину, Ольга пришла к могиле Игоря. На вопросы древлян, где же бояре, посланные к ней прежде, Ольга отвечала, что они следует за ней. И повелела Ольга отрокам своим прислуживать древлянам. Когда же те упились, киевские дружинники перебили их всех; и погибло здесь, по свидетельству летописца, пять тысяч человек.

Но это еще не был конец жестокой Ольгиной мести. На следующий год (по летописи, в 946 году) Ольга собрала огромное войско и двинулась в Древлянскую землю. Во главе киевского войска стояли воеводы Свенельд и Асмуд. Взяла с собой Ольга и сына, малолетнего Святослава. Ему и пришлось, по обычаю, начинать битву. Мальчик бросил своей детской рукой копье в сторону врага, и то пролетело лишь между ушами коня. "Князь уже начал, последуем же и мы за князем!" — воскликнули воеводы, и киевское войско обрушилось на врага. Древляне были разбиты, остатки их войска разбежались по разным городам и затворились в них. Ольга взяла все древлянские города, кроме одного — Искоростеня, того самого, в котором укрылись убийцы ее мужа. Целое лето она стояла возле города, но так и не смогла взять его силой. И тогда, рассказывает летописец, Ольга придумала новую хитрость. Она передала в город такие слова: "Я уже отомстила за смерть мужа своего. Больше не хочу мстить. Хочу взять с вас малую дань, и тогда уйду". "Чем хочешь дань взять: медом или мехами?" — спросили древляне. "Нет у вас нынче ни меду, ни мехов, — отвечала Ольга. — Дайте мне от каждого двора по три голубя да по три воробья, и мне будет довольно". Обрадованные такой неслыханной снисходительностью древляне поспешили выполнить требование княгини. Ольга же раздала своим воинам кому по голубю, а кому по воробью и повелела к каждой птице привязать тлеющий трут, обернув его тряпицей. И когда стало смеркаться, воины выпустили птиц на волю. Те полетели в свои гнезда: голуби на голубятни, а воробьи под стрехи домов. И так загорелся весь город Искоростень. Жители стали выбегать из горящего города, а Ольга повелела своим воинам хватать их. И так одних убили, других забрали в полон, а иных оставили платить дани.

Важнейшим последствием Древлянской войны стала реформа управления Русским государством, проведенная княгиней Ольгой. Прежнее полюдье было заменено строго упорядоченным сбором оброков и даней на особых княжеских погостах. По свидетельству летописей, две трети собранной дани шли в Киев, а треть — лично Ольге, в принадлежавший ей город Вышгород.

Уже в этих деяниях проявились удивительные способности Ольги, ее талант государственного деятеля. Недаром в русскую историю она вошла с прозвищем "Мудрой"; "мудрейшей из всех людей" называет ее летописец. Но главным событием в биографии княгини, делом всей ее жизни, несомненно, стало принятие христианства. "Господь избрал ее как честный сосуд для пресвятого имени Своего, — пишет автор Жития святой Ольги, — да пронесет она его в земле Русской. Он возжег в сердце ее зарю невидимой благодати Своей, отверз ее умные очи к познанию истинного Бога…" Впрочем, были и иные причины, подвигнувшие русскую княгиню к принятию христианства. Прежде других правителей Руси Ольга поняла, что именно приобщение к новой вере способно ввести ее страну как равную в семью христианских государств, без всяких войн возвысить международный престиж Руси.

Ольга приняла святое крещение не в Киеве, но в Константинополе, столице Византийской империи и всего православного мира. По всей вероятности, это произошло в 957 году (о пребывании Ольги в Константинополе осенью этого года рассказывает император Константин Багрянородный в своем трактате "О церемониях").

Русские летописи приводят красивую легенду об обстоятельствах, при которых Ольга крестилась. Когда она явилась для беседы к византийскому императору, тот будто бы настолько был поражен красотой и умом русской княгини, что захотел взять ее в жены. Ольга поняла помыслы царя и захотела перехитрить его. И обратилась она к царю с такой смиренной речью: "Я язычница. Если хочешь, чтобы я крестилась, то крести меня сам (то есть будь мне крестным отцом). Если не сделаешь так, то я не крещусь". Император исполнил все, о чем просила княгиня. И крестилась блаженная княгиня Ольга, и было наречено ей в крещении имя Елена — в честь первой христианской царицы, матери равноапостольного императора Константина Великого. Император же стал ей крестным отцом. После крещения царь снова позвал к себе Ольгу и стал уговаривать ее: "Стань мне женой!" И отвечала Ольга ему на это: "Как же я могу стать женой тебе, если ты сам крестил меня и назвал крестной дочерью? Нельзя этого делать по закону христианскому". Одумался царь и так сказал:
"Переклюкала (то есть перехитрила) ты меня, Ольга!" И одарил княгиню богатыми дарами, и отпустил домой с честью.

Разумеется, это вымысел, не имеющий отношения к действительности (хотя бы потому, что император Константин Багрянородный, который занимал в то время византийский престол, был женат). Появилась же эта легенда, по-видимому, уже на Руси, после возвращения Ольги в Киев, как своеобразное объяснение причин принятия русской княгиней новой веры. Заметим также, что переговоры между Константином и Ольгой касались не только религиозных вопросов. Кажется, было заключено соглашение об отправке в Византию русских воинов. Однако Ольга осталась недовольна условиями своего пребывания в византийской столице и, в частности, слишком долгим ожиданием аудиенции у императора. Когда спустя какое-то время в Киеве появились послы Константина, Ольга не слишком дружелюбно встретила их и даже отказалась от прежних договоренностей.

По рассказу летописи и Жития, Ольга получила благословение от константинопольского патриарха Полиевкта, который будто бы обратился к ней с такими словами: "Благословенна ты в женах русских, так как возлюбила свет, а тьму оставила". Ольга подарила патриарху некое драгоценное блюдо, которое впоследствии было поставлено в храме Святой Софии в Константинополе; в свою очередь, патриарх вручил княгине животворящий Крест Господень. Спустя много лет этот крест был поставлен в Киевском Софийском соборе. Он имел такую надпись: "Обновилась Русская земля для жизни в Боге через святое крещение, которое приняла благоверная великая княгиня Ольга".

По возвращении в Киев Ольга старалась повсюду проповедовать христианскую веру. Она построила несколько церквей: в Киеве, Пскове (по преданию, основанном ею) и некоторых других городах. Иностранные источники, которые имеются в нашем распоряжении, свидетельствуют о том, что спустя два года после своего возвращения из Константинополя княгиня предприняла попытку сделать христианство государственной религией в Киевской Руси. Удивительно, однако, что Ольга обратилась не к греческому патриарху, а к германскому королю (впоследствии императору) Оттону I, направив к нему в 959 году послов с просьбой прислать епископа и учителей для своего народа. Можно думать, что этот шаг княгини связан с неудачей предшествующих русско-византийских переговоров. В 961 году в Киев прибыл монах Адальберт, поставленный в Германии "епископом руссов". Однако его миссия окончилась провалом: немецкому епископу пришлось спасаться из Киева бегством, а некоторые из его спутников погибли.

Нам не дано знать, что же произошло тогда в Киеве на самом деле. Может быть, всплеск ненависти киевлян вызвало поведение самих немцев, слишком рьяно взявшихся за искоренение языческих суеверий. Но может быть, сказалось и другое. Отнюдь не все в Киеве разделяли христианские пристрастия княгини. Горше всего, наверное, было для Ольги непонимание со стороны собственного сына, Святослава. Летопись не скрывает противоречий, существовавших между матерью и сыном. Слишком долго Ольга правила страной, не подпуская Святослава к власти. А между тем, ее сын давно вырос и превратился в настоящего князя — сильного, волевого и решительного.

Несмотря на увещевания матери, Святослав оставался убежденным противником христианства. Много раз предлагала Ольга ему креститься, рассказывает летописец, но Святослав не хотел даже слышать об этом и продолжал жить по языческим обычаям. "Как приму я веру новую? — отвечал он на просьбы матери. — Станет дружина моя насмехаться надо мною!" Впрочем. если кто хотел креститься, Святослав не воспрещал, но только бранил и укорял того. Возмужание Святослава (а в 961 году ему исполнилось девятнадцать лет), его выход на первые роли в Киеве, наверное, не могли не привести к религиозным столкновениям; по всей видимости, это и стало причиной бегства из города немецких миссионеров.

"Если кто отца или матери не послушает, то смерть примет", перефразирует летописец слова Священного писания (ср. Лев. 20, 9), имея в виду последующую смерть князя Святослава (972 год). Но Ольга, несмотря на споры с сыном, продолжала горячо любить его и денно и нощно молилась за него и за всех людей русских, прося у Господа просветить Русскую землю святым крещением и обратить ее к истинной вере.

Между тем, к княгине пришла старость. Святослав в те годы редко бывал в Киеве, но больше воевал в чужих землях. Он победил хазар, подчинил своей власти славян-вятичей, а затем устремился на Дунай, где покорил Болгарское царство, захватив восемьдесят болгарских городов. Вскоре Святослав начал войну с Византией. Ольга оставалась в Киеве, где на ее попечении были внуки, малолетние сыновья Святослава Ярополк, Олег и Владимир. Княгиня заботилась о них и по мере возможности учила христианской вере (особенно старшего, Ярополка). Однако, опасаясь гнева сына, она не решилась крестить их.

Весной 969 года на Киев напали печенеги. Наверное, они узнали о том, что в городе нет князя и княжеской дружины. Словно неводом, окружили они весь город и едва не захватили его. Ольга со своими внуками и все люди затворились в Киеве, но печенегов было так много, что киевляне не могли ни выйти из города, ни послать вести Святославу. Вскоре люди в городе изнемогли от голода и жажды и готовы были уже сдаться печенегам. Ольга могла только молиться Богу, надеясь на чудо. И молитва ее была услышана.

В то время к противоположной стороне Днепра подошло немногочисленное русское войско во главе с воеводой Претичем. Претич не знал, что происходит в городе и успели ли киевляне послать весть на Дунай, Святославу. Поэтому он ничего не предпринимал, ожидая, как будут развиваться события. И решили киевляне: "Если не сможет никто выбраться на тот берег и не будет нам помощи, то назавтра сдадимся печенегам". И вызвался один отрок пробраться к Претичу. Он знал немного по-печенежски и потому сумел не узнанным пройти через весь печенежский стан, а затем бросился в реку и переплыл на тот берег. И на утро, на рассвете, сели люди Претича в ладьи, затрубили в трубы, а из города откликнулись им. Печенеги решили, что это приближается войско самого Святослава, и отступили от города, хотя и ненадолго. Ольга, возблагодарив Бога за чудесное спасение города, послал весть Святославу. Узнал Святослав о нашествии печенегов и быстро вернулся в Киев. А затем собрал воинов и прогнал печенегов в степи. И наступил мир.

Ольга же к тому времени совсем разболелась, продолжает летописец. И сказал Святослав матери своей и боярам своим: "Не любо мне оставаться в Киеве. Хочу на Дунае жить. Там середина земли моей!" Прослезилась княгиня и так отвечала ему: "Как же ты хочешь ехать? Разве ты не видишь: больна я. Дождись моей смерти и тогда отправляйся, куда пожелаешь. Только об одном прошу: похорони меня по христианскому закону. Не насыпай кургана над моей могилой и не устраивай тризны. Пусть священник предаст земле мое грешное тело". Святослав согласился. Хотя он и не веровал в Бога, но ради любви к матери пообещал исполнить все, о чем та просила.

Если верить летописи, то разговор этот происходил за три дня до смерти княгини Ольги. Почувствовав, что приближается ее смертный час, она причастилась Святых Таин и стала молиться Богу и Пресвятой Богородице. И когда молитва была еще на устах ее, душа оставила тело и отошла к Господу. Случилось это 11 июля 969 года. Горько плакали по блаженной княгине Ольге сын ее, князь Святослав, и внуки, Ярополк, Олег и Владимир, и все люди. Похоронили же ее по христианскому обычаю, как и завещала она.

Спустя двадцать лет исполнилось пророчество святой княгини о просвещении Русской земли и обращении ее к Богу. Внук святой Ольги, великий князь Владимир Святославич, крестил Русскую землю, завершив то великое дело утверждения христианства в России, которое начала его бабка.

А вскоре Владимир повелел перенести останки святой княгини в церковь, чтобы люди могли поклониться ей. Ее мощи извлекли из земли, и — о, чудо! — они оказались целыми и невредимыми: время не тронуло их. С великой честью и при стечении множества народа святые мощи были положены в каменный гроб и установлены в незадолго до этого построенной церкви Пресвятой Богородицы, называемой Десятинной. Как явствует из показаний одной из редакций Жития святой Ольги, это событие имело место около 999/1000 года, то есть ровно тысячу лет назад. Так произошло первое в нашей истории обретение нетленных мощей и торжественное перенесение их для всеобщего поклонения в новопостроенный храм — иными словами, первое зримое проявление русской святости, тысячелетие которой, таким образом, удивительным образом совпало с двухтысячелетием Христианства.

Рассказывают еще о таком дивном чуде. На верху каменного саркофага, в котором лежали мощи святой княгини, было устроено оконце. Когда кто-нибудь с твердой верой приходил к гробнице, оконце само собой открывалось и было видно нетленное тело блаженной княгини, светящееся, словно солнце. И, как говорят, многие люди получали возле гробницы исцеление от разных болезней. Если же кто без веры приходил к честным мощам, оконце не отворялось, и был виден один только каменный гроб.

Остается сказать о судьбе мощей святой княгини Ольги. Увы, они разделили трагическую участь Киевской Десятинной церкви. Во время нашествия татар на Киев в 1240 году мощи были сокрыты под спудом в самой церкви, а потом, в XVII веке, согласно преданию, вновь открыты знаменитым киевским митрополитом Петром Могилой, проводившим раскопки Десятинной церкви и построившим на ее месте небольшой храм. В нем они и почивали до начала XVIII столетия, когда, по неизвестной причине, были окончательно утеряны.

 

 


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

www.portal-slovo.ru

Княгиня Ольга | Back in the USSR

945-962

Княги́ня О́льга, в крещении Еле́на (ок. 890 — 11 июля 969) — княгиня, правившая Русью с 945 до 962 года после гибели мужа, Великого князя Киевского Игоря. Первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси, святая равноапостольная Русской Православной Церкви; память: 11 июля по юлианскому календарю и в Соборах Киевских, Псковских и Волынских святых.

Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение:

Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.

БИОГРАФИЯ

Происхождение

Летописи не сообщают год рождения Ольги, однако поздняя Степенная книга сообщает, что скончалась она в возрасте около 80 лет, что относит дату её рождения к концу IX века.

Согласно самой ранней древнерусской летописи «Повесть временных лет», Ольга была родом из Пскова (др.-рус. Плесковъ, Пльсковъ). Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были незнатного рода, «от языка варяжска». По мнению норманистов, варяжское происхождение подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga. Присутствие предположительно скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, возможно датируемых первой половиной X века. Известно и древнечешское имя Olha.

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: «Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга». Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги:

«Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».

Болгарские историки выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение «Нового Владимирского Летописца» («Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу».) и переводя летописное название Плесков не как Псков, а как Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора «Нового Владимирского Летописца» перевести сообщение «Повести временных лет» об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления.

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.

На местных преданиях основываются утверждения о происхождении Ольги из летописного прикарпатского Плеснеска, громадного городища (VII—VIII в. — 10-12 Га, до Хв. — 160 Га, до ХІІІв. — 300 Га) со скандинавскими и западнославянскими материалами.

Брак и начало правления

По «Повести временных лет» Вещий Олег женил Игоря Рюриковича, начавшего самостоятельно править с 912 года, на Ольге в 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 12 лет. Дата эта подвергается сомнению, так как, согласно Ипатьевскому списку той же «Повести», их сын Святослав родился только в 942 году.

Возможно, чтобы разрешить это противоречие, поздние Устюжская летопись и Новгородская летопись по списку П. П. Дубровского сообщают о 10-летнем возрасте Ольги на момент свадьбы. Данное сообщение противоречит легенде, изложенной в Степенной книге (2-я половина XVI века), о случайной встрече с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тех местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка, переодетая в мужскую одежду. Игорь тотчас же «разгореся желанием» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит в наиболее неизменном виде сведения из Начального свода XI века, оставляет сообщение о женитьбе Игоря на Ольге не датированным, то есть самые ранние древнерусские летописцы не имели сведений о дате свадьбы. Вполне вероятно, что 903 год в тексте ПВЛ возник в более позднее время, когда монах Нестор пытался привести начальную древнерусскую историю в хронологический порядок. После свадьбы имя Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани. Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в её пользу.

Месть древлянам

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности народ древлян. Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа:

1-я месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьёй.

« И, склонившись к яме, спросила их Ольга: „Хороша ли вам честь?». Они же ответили: „Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их..

2-я месть: Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.

3-я месть: Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о 5 тысячах перебитых

 4-я месть: В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В ПВЛ(Повесть временных лет) летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня. По ПВЛ после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к ногам которых велела привязать зажжённую паклю с серой. Часть защитников Искоростеня были перебиты, остальные покорились. Схожая легенда о сожжении города с помощью птиц излагается также Саксоном Грамматиком (XII век) в его компиляции устных датских преданий о подвигах викингов и скальдом Снорри Стурлусоном.

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени проводил в военных походах и не занимался управлением государством.

Правление Ольги

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, назначая там уроки (своеобразная мера дани), после чего вернулась к сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. Путешествие Ольги в Новгородскую землю ставили под сомнение архимандрит Леонид (Кавелин), А. Шахматов (в частности, указывал на путаницу Древлянской земли с Деревской пятиной), М. Грушевский, Д.Лихачев. Попытки новгородских летописцев привлекать к Новгородской земле несвойственные события отмечал и В. Татищев. Критически оценивают и свидетельство летописи о санях Ольги, будто бы хранившихся в Плескове (Пскове) после поездки Ольги в Новгородскую землю.

По мнению Ю. Дыбы летописная фраза «и оустави по мьстѣ. погосты и дань. и по лузѣ погосты и дань и ѡброкы», помещенная в продолжении летописного описания мести Ольги древлянам («по мьстѣ» — буквально «по отмщении»), отражает реалии маршрута похода княгини Ольги после древлянской мести дальше на запад, к правому притоку Западного Буга — р. Луге, и свидетельствует об инкорпорации Киевом Волыни. Покорение Древлянской земли и Волыни открыло перед Киевом перспективы контроля двух важных международных торговых путей. Один из них — сухопутный, названный «из немец в хазары», связывал Волжскую Булгарию через Киев, Краков и Прагу с Регенсбургом и рынками сбыта русских товаров в Баварском Подунавье.

Кроме этого, владение древлянским и волынским отрезками этого пути, который проходил через Устилуг, расположенный при впадении Луги в Западный Буг, давало Киеву возможность контролировать водный маршрут по Бугу который открывал выгоды прямой торговли с Балтикой. Масштабы торговых операций по Западному Бугу и Висле отражены в массовых находках торговых пломб в Дрогичине. Из 15000 шт их общего известного количества 12000 (80 %) обнаружено в Дорогичине и его окрестностях. На Северную Русь приходится лишь 2500 (17 %) пломб, из которых до 1000 найдено в Новгороде и Городце на Волге. Остальные 3 % дали другие земли. Выгодное расположение р. Луги на пересечении торговых маршрутов впоследствии привело к основанию на ней Владимира-Волынского.

Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), со вниманием относилась к благоустройству подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

В 945 Ольга установила размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — «тиун».

Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (гл. 9), написанном в 949 году, упоминает, что «приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии». Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году власть в Киеве держал Игорь, либо, что выглядит маловероятным, Ольга оставила сына представлять власть в северной части своей державы. Также возможно, что Константин имел сведения из ненадёжных или устаревших источников.

Следующим деянием Ольги, отмеченным в ПВЛ, является её крещение в 955 году в Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем». Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины.

В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «О церемониях». Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя Святослава (в перечислении свиты указаны «люди Святослава») упоминается без титула. Видимо, визит в Византию не принёс желаемых результатов, так как ПВЛ сообщает о холодном отношении Ольги к византийским послам в Киеве вскоре после визита. С другой стороны, Продолжатель Феофана в рассказе об отвоевании Крита у арабов при императоре Романе II (959—963) упомянул в составе византийского войска русов.

Точно неизвестно, когда именно Святослав начал править самостоятельно. ПВЛ сообщает о его первом военном походе в 964.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом:

Пришли к королю (Оттону I Великому), как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы Ругов, которая при константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников.

Таким образом, в 959 Ольга, в крещении Елена, официально рассматривалась как правительница Руси. Материальным свидетельством пребывания миссии Адальберта в Киеве считают остатки ротонды Х в., обнаруженные археологами в пределах так называемого «города Кия».

Убеждённому язычнику Святославу Игоревичу исполнилось 18 в 960, и миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу, как о том сообщает Продолжатель Регинона:

«962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чём том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Дата начала самостоятельного правления Святослава достаточно условна, русские летописи считают его преемником на престоле сразу же после убийства древлянами отца его Игоря. Святослав находился всё время в военных походах на соседей Руси, передоверяя матери управление государством. Когда в 968 году печенеги впервые совершили набег на Русские земли, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из похода на Болгарию Святослав снял осаду, но не пожелал оставаться в Киеве надолго. Когда на следующий год он собирался уйти обратно в Переяславец, Ольга удержала его:

«Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу".

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю русскому Володимеру» сообщает точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

КРЕЩЕНИЕ ОЛЬГИ И ЦЕРКОВНОЕ ПОЧИТАНИЕ

Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и древнерусский народ при ней были языческими. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич.

Дата и обстоятельства крещения остаются неясными. Согласно ПВЛ это произошло в 955 году в Константинополе, Ольгу лично крестили император Константин VII Багрянородный с патриархом (Феофилактом): «И было наречено ей в крещении имя Елена, как и древней царице-матери императора Константина I». ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу в жены, но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Тогда тот богато одарил её и отпустил домой.

Из византийских источников известно только об одном визите Ольги в Константинополь. Константин Багрянородный описал его подробно в сочинении «О церемониях», не указав года события. Зато он указал даты официальных приёмов: среда 9 сентября (по случаю прибытия Ольги) и воскресенье 18 октября. Такое сочетание соответствует 957 и 946 годам. Обращает на себя внимание длительное пребывание Ольги в Константинополе. При описании приёма называются василевс (сам Константин Багрянородный) и Роман — багрянородный василевс. Известно, что Роман II Младший, сын Константина, стал формальным соправителем отца в 945. Упоминание на приёме детей Романа свидетельствует в пользу 957 года, который считается общепринятой датой визита Ольги и её крещения.

Однако Константин нигде не упомянул о крещении Ольги, как и о целях её визита. В свите княгини был назван некий священник Григорий, на основании чего некоторые историки (в частности, академик Рыбаков Борис Александрович) предполагают, что Ольга посетила Константинополь уже крещённой. В таком случае возникает вопрос, почему Константин именует княгиню её языческим именем, а не Еленой, как это делал Продолжатель Регинона. Другой, более поздний византийский источник (XI века) сообщает о крещении именно в 950-х годах:

«И жена некогда отправившегося в плаванье против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещеная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой».

О крещении в Константинополе говорит и процитированный выше Продолжатель Регинона, причём упоминание имени императора Романа свидетельствует в пользу крещения именно в 957. Свидетельство Продолжателя Регинона может считаться достоверным, поскольку под этим именем, как полагают историки, писал епископ Адальберт Магдебургский, возглавивший неудачную миссию в Киев (961) и имевший сведения из первых рук.

Согласно большинству источников княгиня Ольга приняла крещение в Константинополе осенью 957, и крестили её, вероятно, Роман II, сын и соправитель императора Константина VII, и патриарх Полиевкт. Решение о принятии веры Ольга приняла заранее, хотя летописная легенда представляет это решение как спонтанное. Ничего не известно о тех людях, кто распространял христианство на Руси. Возможно, это были болгарские славяне (Болгария приняла крещение 865), так как в ранних древнерусских летописных текстах прослеживается влияние болгарской лексики. О проникновении христианства в Киевскую Русь свидетельствует упоминание соборной церкви Ильи пророка в Киеве в русско-византийском договоре (944).

Ольга была похоронена в земле (969) по христианскому обряду. Её внук князь Владимир I Святославич Креститель перенёс (1007) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Святой Богородицы в Киеве. По Житию и монаху Иакову тело блаженной княгини сохранилось от тлена. Её «светящееся яко солнце» тело можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, которое приоткрывалось для любого истинно верующего христианина, и многие находили там исцеление. Все же прочие видели только гроб.

Скорее всего, в княжение Ярополка (970—978) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Однако официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла, видимо, позднее — до середины XIII века. Её имя рано становится крестильным, в частности, у чехов.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги празднуется православными церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католическими и др. западными церквами — 24 июля по григорианскому.

Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ОБ ОЛЬГЕ

Основные сведения о жизни Ольги, признанные достоверными, содержатся в «Повести временных лет», Житии из Степенной книги, агиографической работе монаха Иакова «Память и похвала князю рускому Володимеру» и сочинении Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора». Другие источники сообщают дополнительные сведения об Ольге, но их достоверность не может быть точно определена.

Иоакимовская летопись сообщает о казни Святославом за христианские убеждения своего единственного брата Глеба во время русско-византийской войны 968—971 годов. Глеб мог быть сыном князя Игоря как от Ольги, так и от другой жены, поскольку та же летопись сообщает о наличии у Игоря других жён. Православная вера Глеба свидетельствует в пользу того, что он был младшим сыном Ольги.

Средневековый чешский историк Томаш Пешина в сочинении на латинском «Mars Moravicus» (1677) рассказал о некоем русском князе Олеге, ставшем (940) последним королём Моравии и изгнанным оттуда венграми в 949. Согласно Томашу Пешине, этот Олег Моравский был братом Ольги.

О существовании кровного родственника Ольги, назвав его анепсием, упомянул Константин Багрянородный в перечислении её свиты во время визита в 957 году в Константинополь. Анепсий означал, чаще всего, племянника, но также и двоюродного брата.

ПАМЯТЬ О СВЯТОЙ ОЛЬГЕ

В Пскове есть Ольгинская набережная, Ольгинский мост, Ольгинская часовня.

Со времен Ольги и до 1944 г. на реке Нарве существовал погост и деревня Ольгин Крест.

В Киеве, Пскове и в городе Коростень поставлены памятники княгине Ольге.

3 января— День памяти княгини Ольги.

В честь княгини Ольги назван залив Ольги Японского моря.

В честь княгини Ольги назван посёлок городского типа Ольга Приморского края.

Ольгинская улица в Киеве.

В Витебске в центре города при Свято-Духовом женском монастыре находится Свято-Ольгинская церковь.

Ордена:

Знак отличия Святой равноапостольной княгини Ольги — учреждён императором Николаем II в 1915.

«Орден княгини Ольги» — государственная награда Украины с 1997.

Орден святой равноапостольной княгини Ольги (РПЦ) — награда Русской Православной Церкви.

Послесловие

« Предание нарекло Ольгу хитрою, церковь Святою, история Мудрою», – констатировал Н. М. Карамзин.

«…Не в одних только именах сходство Ольги с знаменитым преемником Рюрика, собирателем племён. Как Олег, так и Ольга отличаются в предании мудростью, по тогдашним понятиям, то есть хитростью, ловкостью… Но не за одну эту хитрость прозвали Олега – вещим, Ольгу – мудрейшей из людей… Олег установил дани, строил города. Ольга объехала всю землю, повсюду оставила следы своей хозяйственности распорядительности», – вторил Н. М. Карамзину С. М. Соловьёв.

Художественная литература о княгине Ольге.

НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ, «ОЛЬГА»

В стихотворении «Ольга» Николай Гумилёв описывает воинственную княгиню варяжского происхождения. Его Ольга – «валькирия». Её имя гремит в битвах: «Эльга, Эльга! — звучало над полями, Где ломали друг другу крестцы С голубыми, свирепыми глазами И жилистыми руками молодцы». Её призывают древляне, запертые в горящей бане и окровавленными ногтями пытающиеся выцарапать выход.

Герой стихотворения чувствует себя чужим в современном ему христианском мире, мечтает о воинственном прошлом, ждёт «Сумасшедших сводов Валгаллы, Славных битв и пиров».

БОРИС ВАСИЛЬЕВ, «ОЛЬГА, КОРОЛЕВА РУССОВ»

Автор повести «А зори здесь тихие» Борис Васильев посвятил несколько произведений древнерусской истории. В числе прочего им была написана дилогия о Вещем Олеге и княгине Ольге.

В романе «Ольга, королева руссов» героиня предстаёт дочерью Олега, конунга руссов. Она хитра, коварна, мужественна и бесстрашна. А Игорь, несовершеннолетний сын Рюрика, при котором Олег стоит опекуном и фактическим правителем, является и главным его врагом. И основной конфликт романа – между Олегом и Игорем. Соперничество, борьба за власть. Когда Ольга достигает половозрелого возраста, её выдают за князя, но брак оказывается несчастливым: Игорь, по версии Васильева, был нетрадиционной ориентации. Ольга же с детства любила знатного юношу Свенельда, и именно от него родила сына, который первым из руссов (Васильев считает их не славянами, а скандинавами) получил славянское имя Святослав. Игорь признал сына, а вскоре был жестоко убит древлянами. И фактически, по Васильеву, Святослав стал родоначальником новой династии, хотя юридически считался Рюриковичем.

АЛЕКСЕЙ КАРПОВ, «КНЯГИНЯ ОЛЬГА» (ИЗ СЕРИИ «ЖЗЛ»)

Алексей Карпов, который для серии «Жизнь замечательных людей» также написал биографии Владимира Красное Солнышко и Ярослава Мудрого, при рассказе о жизни княгини Ольге придерживается основной, общепризнанной версии, стараясь опираться на проверенные источники. Рождена Ольга была неподалёку от Пскова, то ли в Изборске, то ли в селении Выбуты, в простой, незнатной семье. Познакомились они с князем Игорем, по легенде, на княжеской охоте. Игорю нужно было попасть на противоположный берег реки Великой, а Ольга, «юная, пригожая и мужественная» правила лодку. Князь попросил перевезти его и, когда девушка выполняла его поручение, пригляделся к ней и «разгореся желанием». Но она ответила ему как умудрённая женщина, а не юная дева: «Знай же, что если не перестанешь соблазняться моей беззащитностью, то лучше для меня будет, чтобы поглотила меня глубина реки сей: да не буду тебе в соблазн и сама поругания и поношения избегну». Когда пришло время Игорю жениться, вспомнил он об этой удивительной девушке, которая стала одной из первых правительниц русского государства, одной из первых христианок и первой русской святой.

АЛЕКСАНДР АНТОНОВ, «КНЯГИНЯ ОЛЬГА»

Княгиня Ольга Александра Антонова – истовая язычница, постепенно приходящая к христианской вере. Сам роман – смесь исторических фактов, славянской мифологии, мистики и бытописательства. То Ольга, что ни день поминает Перуна, желая умилостивить его, отправляется в древлянскую землю мстить убийцам мужа и преуспевает в коварстве и злодеяниях. То она становится верной ученицей священника по имени Григорий, живущего в Киеве, ведёт с ним богословские беседы и едет в Константинополь, чтобы там принять крещение.

СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВ, «АЗ БОГА ВЕДАЮ»

Если «Княгиня Ольга» Антонова – смесь истории и мифологии, то роман Сергея Алексеева с претенциозным названием «Аз Бога ведаю» — это уже безудержная спекуляция на арийскую тему, щедро сдобренная мистикой. Княгиня Ольга просыпается в своих покоях, толкует привидевшийся сон, затем беседует с неким невидимым посланником Даждьбога, старцем, и отправляется вместе с ним за реку Ра, то есть Волгу. Сама же она считает себя внучкой Рода.

МИХАИЛ КАЗОВСКИЙ, «ДОЧКА ИМПЕРАТРИЦЫ»

Княгиня Ольга в романе писателя-сатирика Михаила Казовского, лауреата премии журнала «Крокодил», — персонаж второго плана. Она – сварливая, нетерпимая старуха, православная фанатичка. Всюду её сопровождает, как тень, отец Григорий. На пару они активно «ловят человеков», каждый разговор сводя к проповеди христианства. Своего сына Святослава Ольга не терпит, с малолетним Владимиром и его братьями отношения у княгини натянутые.

СИМОНА ВИЛАР, «СВЕТОРАДА»

Писательница Симона Вилар посвятила трилогию любовным приключениям смоленской княжны Светорады. Она, по роману, — главная соперница псковской девушки Ольги-Преславы в борьбе за благосклонность прекрасного, сильного, статного князя-воина с седой прядью – Игоря. Ольга, с одной стороны, развита, умна и мужественна. Она пытается наравне с мужчинами служить в дружине князя. С другой стороны, она буквально «сохнет» по Игорю, томится страстью, но, успокаиваемая мудрым Олегом, ждёт своего часа.

maxpark.com

Краткая биография княгини Ольги |

 /   /  Краткая биография княгини Ольги

К сожалению, о том, когда и при каких обстоятельствах была рождена будущая великая русская княгиня Ольга достоверно неизвестно. Многие исследователи спорят об этом, выдвигая порой самые смелые теории. Одни учёные утверждают, что род её вёлся от болгарского князя Бориса, другие предполагают, что она была дочерью князя Олега Вещего. А монах Нестор, являвшийся автором бессмертной летописи «Повесть временных лет» утверждал, что Ольга была простого рода и упоминает о небольшой деревне под Псковом в качестве места её рождения. Подтверждённые достоверно факты составляют только краткую биографию великой княгини.

После того как Игорь взял Ольгу в жёны на её плечи легла не только женская обязанность по воспитанию сына, но и большая часть политических государственных дел. Так, отправляясь в очередной поход, Игорь оставлял в Киеве Ольгу, которая занималась всей внутренней жизнью Русского государства, встречаясь с послами и наместниками.

После того, как Игорь был убит в 945 году древляне предложили через послов Ольге стать женой их князя Мала. Посольство было встречено с большими почестями. На руках ладьи принесли к дворцу, однако потом сбросили их в яму и живьём зарыли. После чего сама княгиня отослала древлянам послание в котором просила прислать к ней лучших древлянских мужей для достойного входа в их земли. Их Ольга сожгла в бане.

Затем послы княгини принесли весть древлянам, что она хочет справить тризну на могиле мужа. На этот раз после опоения древлян их перебили русские воины, после чего идёт знаменитая история о сожжении города древлян через два года.

Последующим важным решением княгини после усмирения непокорных древлян стала смена погостами полюдий. При этом, для каждого полюдья был установлен фиксированный урок. Ольга занималась внутренней и внешней политикой страны не только во время младенчества Святослава, но и при нём, так как сын проводил большую часть времени в военных (к слову сказать, успешных) походах.

Самым важным событием в осуществлении внешней политики было принятие русской княгиней христианства в Константинополе. Именно этот факт смог укрепить союз с Германией и Византийской Империей, выведя Киевскую Русь на мировую арену в качестве сильного и цивилизованного игрока.

Умерла княгиня в 969 году, а в 1547 году её канонизировали.


Интересные материалы:

student-hist.ru

Ольга (княгиня киевская) — WiKi

Происхождение

Летописи не сообщают год рождения Ольги, однако поздняя Степенная книга утверждает, что скончалась она в возрасте около 80 лет, что относит дату её рождения к концу IX века. Приблизительную дату её рождения сообщает поздний «Архангелогородский летописец», который сообщает, что Ольге на момент брака было 10 лет. На основании этого много учёных (М. Карамзин, Л. Морозова, Л. Войтович) высчитали дату её рождения — 893 год. Проложное житие княгини утверждает о её возрасте на момент смерти — 75 лет. Таким образом Ольга родилась в 894 году. Правда, эту дату ставит под сомнение дата рождения старшего сына Ольги, Святослава (около 938—943), так как Ольге на момент рождения сына должно было бы быть 45-50 лет, что кажется невероятным.

Смотря на тот факт, что Святослав Игоревич был старшим сыном Ольги, Борис Рыбаков, принимая за дату рождения князя 942 год, посчитал крайней поздней точкой рождения Ольги 927—928 год. Подобного мнения (925—928 год) придерживался и Андрей Богданов в своей книге «Княгиня Ольга. Святая воительница». Алексей Карпов в своей монографии «Княгиня Ольга» делает Ольгу старше, утверждая, что княгиня родилась около 920 года. Следственно, вернее выглядит дата около 925, нежели 890 год, так как и сама Ольга в летописях за 946—955 года представляется молодой и энергичной, а старшего сына рождает около 940 года.

Согласно самой ранней древнерусской летописи «Повесть временных лет», Ольга была родом из Пскова (др.-рус. Плесковъ, Пльсковъ). Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой[7]. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были незнатного рода, «ѿ ѩꙁыка варѧжска». По мнению учёных[каких?], варяжское происхождение подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga[8]. Присутствие предположительно скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, возможно датируемых первой половиной X века[9].

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: «Нѣцыи жє глаголютъ, ѩко ѻльгова дщєри бѣ ѻльга»[10]. Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги[11]. Если верить этому источнику, то получается, что князь Олег переименовал Прекрасу в своё имя (Ольга — женский вариант имени Олег).

Версию о болгарском происхождении Ольги, широко распространённую в болгарской историографии, выдвинул в 1888 г. архимандрит Леонид и поддержал Д. И. Иловайский[12]; из новейших исследователей эту гипотезу принимал А. Л. Никитин[13]. Основанием для этой гипотезы послужило сообщение «Нового Владимирского Летописца», рукописного сборника XVI века, обнаруженного архимандритом Леонидом, настоятелем Троице-Сергиевой лавры, в 1887 году и представляющего собой поздний список «Повести временных лет»: «Игорѧ жє ожєни [Ѻльгъ] въ Българѣхъ, поѧтъ жє за нєго кнѧжну Ѻльгу»[14]. При такой трактовке в летописном топониме Плесков опознаётся не Псков, а Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, и это могло стать причиной ошибки автора «Нового Владимирского Летописца», поскольку в его время написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления.

На местных преданиях основываются утверждения о происхождении Ольги из летописного прикарпатского Плеснеска[15][16][17], громадного городища (VII—VIII вв. — 10—12 га, до Х в. — 160 га, до ХІІІ в. — 300 га) со скандинавскими и западнославянскими материалами.

Брак и начало правления

По «Повести временных лет» Вещий Олег женил Игоря Рюриковича, начавшего самостоятельно править с 912 года, на Ольге в 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 12 лет[18]. Дата эта подвергается сомнению, так как, согласно Ипатьевскому списку той же «Повести», их сын Святослав родился только в 942 году.

Возможно, чтобы разрешить это противоречие, поздние Устюжская летопись[19] и Новгородская летопись[20] по списку П. П. Дубровского сообщают о десятилетнем возрасте Ольги на момент свадьбы. Данное сообщение противоречит легенде, изложенной в Степенной книге (вторая половина XVI века), о случайной встрече с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тех местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка. Игорь тотчас же «разгорѣся жєланіемъ» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь:

Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание.

О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит в наиболее неизменном виде сведения из Начального свода[21]XI века, оставляет сообщение о женитьбе Игоря на Ольге не датированным, то есть самые ранние древнерусские летописцы не имели сведений о дате свадьбы. Вполне вероятно, что 903 год в тексте ПВЛ возник в более позднее время, когда монах Нестор пытался привести начальную древнерусскую историю в хронологический порядок. После свадьбы имя Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани. Наследнику престола Святославу тогда было только три года, поэтому фактическим правителем Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в её пользу.

Месть древлянам

  «Мщение Ольги против идолов древлянских». Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности их народ. Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа:

Первая месть

Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьём вместе с ладьёй.

 И, склонившись к яме, спросила их Ольга: «Хороша ли вам честь?» Они же ответили: «Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их. 
Вторая месть

Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.

Третья месть

Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о пяти тысячах перебитых древлян.

Четвёртая месть

В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В Повести временных лет (ПВЛ) летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня (ныне Коростень на Украине)[22]. По ПВЛ после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к ногам которых велела привязать зажжённую паклю с серой. Часть защитников Искоростеня была перебита, остальные покорились. Схожая легенда о сожжении города с помощью птиц излагается также Саксоном Грамматиком (XII век) в его компиляции устных датских преданий о подвигах викингов и скальдом Снорри Стурлусоном[23] и фольклорном сказании о Гутрум, который якобы таким способом взял Сайренсестер в Уэссексе[22].

После расправы с древлянами Ольга стала править Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени проводил в военных походах и не уделял внимания управлению государством.

Правление Ольги

  Архонтисса Ольга. Рисунок из старой книги

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, назначая там уроки (дань), после чего вернулась к сыну Святославу в Киев.

Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. Путешествие Ольги в Новгородскую землю ставили под сомнение архимандрит Леонид (Кавелин)[24], А. Шахматов[25] (в частности, указывал на путаницу Древлянской земли с Деревской пятиной), М. Грушевский[26], Д. Лихачёв[27]. Попытки новгородских летописцев привлекать к Новгородской земле несвойственные события отмечал и В. Татищев[28]. Критически оценивают и свидетельство летописи о санях Ольги, будто бы хранившихся в Плескове (Пскове) после поездки Ольги в Новгородскую землю[29].

Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), со вниманием относилась к благоустройству подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

В 945 году Ольга установила размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — тиун.

Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (глава 9), написанном в 949 году, упоминает, что «приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии». Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году власть в Киеве держал Игорь, либо, что выглядит маловероятным, Ольга оставила сына представлять власть в северной части своей державы. Также возможно, что Константин имел сведения из ненадёжных или устаревших источников.

Следующим деянием Ольги, отмеченным в ПВЛ, является её крещение в 955 году в Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем»[30]. Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины[31].

В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «О церемониях». Император именует Ольгу правительницей (архонтиссой) Руси, имя Святослава упоминается без титула (в перечислении свиты указаны «люди Святослава»). Видимо, визит в Византию не принёс желаемых результатов, так как ПВЛ сообщает о холодном отношении Ольги к византийским послам в Киеве вскоре после визита. С другой стороны, Продолжатель Феофана в рассказе об отвоевании Крита у арабов при императоре Романе II (959—963) упомянул в составе византийского войска русов.

Точно неизвестно, когда именно Святослав начал править самостоятельно. ПВЛ сообщает о его первом военном походе в 964 году.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом:

Пришли к королю (Оттону I Великому), как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы Ругов, которая при константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников.

Оригинальный текст (лат.)

Legati Helenae reginae Rugorum, quae sub Romano imperatore Constantinopolitano Constantinopoli baptizata est, ficte, ut post clariut, ad regem venientes episcopum et presbiretos eidem genti ordinari petebant.

Таким образом, в 959 году Ольга, в крещении — Елена, официально рассматривалась как правительница Руси. Материальным свидетельством пребывания миссии Адальберта в Киеве считают остатки ротонды Х в., обнаруженные археологами в пределах так называемого «города Кия»[32][33].

Убеждённому язычнику Святославу Игоревичу исполнилось 18 лет в 960 году, и миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу, как о том сообщает Продолжатель Регинона:

962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чём том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся.

Дата начала самостоятельного правления Святослава достаточно условна, русские летописи считают его преемником на престоле сразу же после убийства древлянами его отца Игоря. Святослав находился всё время в военных походах на соседей Руси, передоверяя матери управление государством. Когда в 968 году печенеги впервые совершили набег на Русские земли, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из похода на Болгарию Святослав снял осаду, но не пожелал оставаться в Киеве надолго. Когда на следующий год он собирался уйти обратно в Переяславец, Ольга удержала его[6]:

«Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу.

Княгиня Ольга стала первым правителем Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и русский народ при ней оставались язычниками. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич.

Дата и обстоятельства крещения остаются неясными. Согласно ПВЛ это произошло в 955 году в Константинополе, Ольгу лично крестили император Константин VII Багрянородный с патриархом (Феофилактом): «И было наречено ей в крещении имя Елена, как и древней царице-матери императора Константина I». ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу в жены, но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Тогда тот богато одарил её и отпустил домой. Рассказ о визите Ольги в Константинополь к Константину Багрянородному (названному в ПВЛ Иоаном Цимисхием[34]), изложенный в ПВЛ, является переложением библейской истории о визите царицы Савской к Соломону и наполнен богатым библейским символизмом, в результате чего подобное описание сложно считать аутентичным[35].

Из византийских источников известно только об одном визите Ольги в Константинополь. Константин Багрянородный описал его подробно в сочинении «О церемониях», не указав года события. Зато он указал даты официальных приёмов: среда 9 сентября (по случаю прибытия Ольги) и воскресенье 18 октября. Такое сочетание соответствует 957 и 946 годам. Обращает на себя внимание длительное пребывание Ольги в Константинополе. При описании приёма называются василевс (сам Константин Багрянородный) и Роман — багрянородный василевс. Известно, что Роман II Младший, сын Константина, стал формальным соправителем отца в 945. Упоминание на приёме детей Романа свидетельствует в пользу 957 года, который считается общепринятой датой визита Ольги и её крещения.

Однако Константин нигде не упомянул о крещении Ольги, как и о целях её визита. В свите княгини был назван некий священник Григорий[36], на основании чего некоторые историки (в частности, академик Рыбаков Борис Александрович) предполагают, что Ольга посетила Константинополь уже крещённой. В таком случае возникает вопрос, почему Константин именует княгиню её языческим именем, а не Еленой, как это делал Продолжатель Регинона. Другой, более поздний византийский источник (XI века) сообщает о крещении именно в 950-х годах:

«И жена некогда отправившегося в плаванье против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещеная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой»[37].

О крещении в Константинополе говорит и процитированный выше Продолжатель Регинона, причём упоминание имени императора Романа свидетельствует в пользу крещения именно в 957 году. Свидетельство Продолжателя Регинона может считаться достоверным, поскольку под этим именем, как полагают историки, писал епископ Адальберт Магдебургский, возглавивший неудачную миссию в Киев (961) и имевший сведения из первых рук.

Согласно большинству источников, княгиня Ольга приняла крещение в Константинополе осенью 957, и крестили её, вероятно, Роман II, сын и соправитель императора Константина VII, и патриарх Полиевкт. Решение о принятии веры Ольга приняла заранее, хотя летописная легенда представляет это решение как спонтанное. Ничего не известно о тех людях, кто распространял христианство на Руси. Возможно, это были болгарские славяне (Болгария приняла крещение 865), так как в ранних древнерусских летописных текстах прослеживается влияние болгарской лексики.

О проникновении христианства в Киевскую Русь свидетельствует упоминание соборной церкви Ильи пророка в Киеве в русско-византийском договоре (944).

Ольга была похоронена в земле (969) по христианскому обряду. Её внук князь Владимир I Святославич перенёс (1007) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Святой Богородицы в Киеве. По Житию и монаху Иакову тело блаженной княгини сохранилось от тлена. Её «свѣтѧщєѥсѧ ѩко солнцє» тело можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, которое приоткрывалось для любого истинно верующего христианина, и многие находили там исцеление. Все же прочие видели только гроб.

Скорее всего, в княжение Ярополка (972—978) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Однако официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла, видимо, позднее — до середины XIII века[38]. Её имя рано становится крестильным, в частности, у чехов.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только пять святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги празднуется православными церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католической и другими западными церквами — 24 июля по григорианскому.

Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

ru-wiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о