Картина княжна морозова: Картина «Боярыня Морозова», Суриков — Описание Картины и ВидеоОбзор

Содержание

Картина «Боярыня Морозова», Суриков — Описание Картины и ВидеоОбзор

Боярыня Морозова - Василий Иванович Суриков. 1884-1887. Холст, масло. 304х587,5


   Раскол... Вот смысл, идея, сюжет великой картины. Тяжелые сани, на которых везут закованную в кандалы "царскую тетку", раскалывают толпу, как реформы патриарха Никона раскололи русский народ.

   Как Леонардо да Винчи долго искал прототип для Иисуса Христа в картине "Тайная вечеря", так долго не мог найти Суриков "лицо" боярыни Морозовой. Редко встречаются в жизни такие лица, а люди подобные мятежной боярыне, встречаются еще реже. 4 года работал художник над своей самой гениальной картиной. Сотни этюдов, тысячи зарисовок, сотни тысяч исправлений, постоянные поиски. Результат принес мастеру бессмертие.

   Несомненно, работа посвящена великой бунтарке, непокорной боярыне, родственнице самого царя. Лицо героини мертвецки бледно, руки бескровны. Отчаянный жест перед иконой Богородицы - последняя попытка отстоять "старую" веру.

   Вокруг ссыльной боярыни собрались москвичи. По-разному они провожают раскольницу. Слева от нее группа дьячков, которые весело хохочут, наблюдая за "крамольной бабой". Они на стороне власти, поэтому уверены в справедливости происходящего.

   Интересна реакция детей, изображенных в картине. Одни весело хохочут, подражая взрослым и не понимая смысла своей радости. Другие наблюдают за боярыней с нескрываемым страхом, напуганные ее фанатичным жестом, горящими от ярости глазами, кандалами на боярских руках.

   В картине не найти ни одного счастливого женского лица. О ссыльной скорбят и боярышни в богатых шубках, и старушки, и девушки из народа. Особое внимание привлекает бледное лицо юной еще монахини, глаза которой переполнены ужасом.

   Среди собравшегося народа легко разглядеть староверов. Их выдает одежда, особый взгляд, в котором тревога перемешана с откровенным страхом за свое будущее. Ничем не выдают себя единоверцы боярыни. Лишь юродивые без всякого страха повторяют "преступный" жест, тем самым выказывая свою искреннюю симпатию "государственной преступнице".

   В толпе можно разглядеть и несколько татарских лиц, напряженных, внимательных. С невольным уважением смотрят мусульмане на бесстрашное поведение "еретички".

   Зимняя Москва на фоне - словно в морозной дымке. На пути тюремных саней много храмов. И около каждого боярыня Морозова будет обращаться к москвичам со словом. Толпа не отстанет.

   Вот так, под смех, улюлюканье, рыдание, скорбь, стоны, вопли юродивых, начинается новая эпоха Руси, эпоха раскола.

Суриков В.И. «Боярыня Морозова»



Зал 28

Картина «Боярыня Морозова» — самая известная работа Василия Сурикова. Масштабное полотно (его размеры составляют 306 на 587 см) было создано в 1887 году, а темой работы стал церковный раскол XVII века.

Церковные реформы, проводимые Патриархом Никоном, одобренные царем Алексеем Михайловичем, вызвали протест значительной части общества. Изменения вносились в церковные книги и правила богослужения. Так, креститься необходимо было тремя пальцами вместо двух, земные поклоны заменялись на поясные, вводились и другие новшества. Церковь вела непримиримую борьбу с теми, кто выступал против новых уставов. Протестующих называли раскольниками и жестоко наказывали.

В центре картины изображена боярыня Феодосия Прокопиевна Морозова, которая не собиралась отрекаться от старых правил и убеждений. На полотне Василия Сурикова мы видим, как боярыню Морозову, закованную в цепи, везут в крестьянских санях в заключение. Одетая в строгое чёрное платье она вскинула вверх правую руку, ее пальцы сложены в двуперстие (знамение старообрядчества). Фигура Феодосии, словно черный треугольник, разделяет народ на две части: справа — взволнованные и сочувствующие, а слева — равнодушные и глумящиеся над ней.

Первоначально автор написал разноликую толпу, выделяющуюся очень яркими личностями. Посмотрите на юродивого, сидящего на снегу. Художник нашел натурщика на рынке, он продавал там огурцы и согласился позировать на снегу в одной холщовой рубахе. Чтобы он не замерз, Васнецов растирал его озябшие ноги водкой, а за работу наградил тремя рублями. Для крестьянина это были огромные деньги.

Три боярыни придерживаются старой веры и явно сочувствуют главной героине. На голове одной из них платок золотистого цвета, он загнулся, что говорит о поклоне до самой земли в знак почтения Феодосии.

Долго не мог найти живописец типаж для главной героини, не теряющийся среди разноликой толпы. Когда же наконец он увидел старообрядку, некую Анастасию Михайловну, приехавшую с Урала, этюд был написан за два часа.

Лицо боярыни Морозовой вызывает двоякие чувства — мы видим истощенную и измученную женщину, и в то же время она не сломлена пытками, это сильная духом личность, призывающая народ твердо стоять за старую веру.

Справа изображена родная сестра Феодосии — княгиня Евдокия Урусова, также примкнувшая к раскольникам и разделившая участь своей сестры. Обеих женщин заточили в тюрьму в Боровске и заморили голодом.

Церковный раскол, ставший для России трагедией, привел к гибели тысяч старообрядцев. Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова» — это вершина творчества художника. Историческая правда полотна была столь сильна, что автора обвиняли в поддержке и защите старообрядчества и ему пришлось доказывать, что он не разделяет их взглядов. Вместе с тем, мы видим, что живописец выступает за свободу вероисповедания и против подавления свободы личности.

Рассказы о шедеврах - Суриков В. «Боярыня Морозова» -100 картин


История создания этой картины наиболее богата материалами, которые рассказывают о таинствах художнической работы Василия Сурикова. Сохранились почти все этапы ее композиционных поисков, зафиксированные в различных эскизах - от самых первых набросков до акварелей, подчас покрытых сеткой графления (то есть рассчитанных на перенос на полотно).

Первый написанный масляными красками эскиз картины «Боярыня Морозова» был сделан Суриковым в 1881 году Замысел картины еще окончательно не созрел, однако В. Суриков уже представлял всю сцену довольно конкретно. Hо другой художественный замысел на долгий срок отодвинул работу над этой картиной: с 1881 по 1883 год Суриков работал над «Меншиковым в Березове», а затем поехал за границу.

Там, вдали от родины, пристально вглядываясь в бессмертные полотна мастеров Возрождения, Суриков продолжал вынашивать образы своего нового великого творения — народной драмы «Боярыня Морозова». Возвратившись летом 1884 года в Россию, он смог, наконец, вплотную приняться за воплощение давнего грандиозного замысла, но только весной 1887 года «Боярыня Морозова» была им закончена. Новое произведение получило название по имени центрального персонажа картины — боярыни Морозовой, одной из видных участниц «раскола».

Момент, избранный им для картины, не менялся: толпа народа и сани с неистовой боярыней во время ее проезда по московским улицам - "позор следования боярыни Федосьи Прокопьевны Морозовой для допроса в Кремль за приверженность к расколу в царствование Алексея Михайловича".

Внешним поводом раскола были, как известно, церковные реформы, начатые патриархом Никоном в 1655 году: исправление богослужебных книг и изменение обрядности (в частности спор шел о том, как креститься — двумя или тремя пальцами).

Раскол получил значительное распространение среди крепостного крестьянства и посадского люда. Народу были мало понятны богословские споры о двуперстии и троеперстии, но двуперстие являлось своим, народным, а троеперстие — чуждым и навязанным сверху. В представлении широких народных масс отстаивание «старой веры» было своеобразной формой протеста против государства, которое, внедряя силой «новую веру», в то же время усиливало и крепостнический гнет. В расколе явственно отражались черты классовой антифеодальной борьбы. В рядах приверженцев раскола встречались и отдельные боярские фамилии, но, как отмечает советская историческая наука, это были лишь единичные случаи, объяснимые тем, что стремление правительства к централизации России наталкивалось на упорную оппозицию реакционного боярства. Раскол же в целом сохранял до конца XVII века живую связь с народным движением и служил внешней оболочкой для стихийного протеста народных масс. Поэтому царское правительство всячески подавляло раскольничье движение. Жестокому преследованию подверглась и боярыня Морозова.

Что знал В. Суриков в те годы о боярыне Морозовой? Общую канву ее печальной истории, которую слышал еще в детстве в Сибири? То, что было написано о ней в романе Д.Л. Мордовцева "Великий раскол"? Возможно, еще читал статью Н.С. Тихонравова в "Русском вестнике" за 1865 год и книгу И.Е. Забелина "Домашний быт русских цариц". Но ни в одной из этих книг, ни в одной из статей и слова не было о толпе народа, провожавшего боярыню Морозову, о ее черном полумонашеском-полуарестантском одеянии, о черной доске у нее на груди.

Семнадцатилетняя Федосья Соковнина, дочь одного из приближенных царя, была выдана замуж за пожилого боярина Г.И. Морозова. Начитанная, своевольная, энергичная, она еще при муже открыто исполняла старые церковные обряды, отличаясь непримиримостью к новой "казенной" церкви.

Эта церковь была узаконена в 1654 году, когда собравшийся в Москве церковный собор принял реформу обрядности, подготовленную патриархом Никоном. Конечно, смысл проводимых реформ был значительно глубже, чем просто новые правила начертания имени Иисуса Христа или предписание креститься тремя перстами вместо двух.

Новые обряды вызвали протест среди значительной части духовенства, прежде всего низшего духовенства, которое увидело в них иноземное влияние, угрозу чистоте истинной православной веры. Вскоре чисто церковные распри приобрели довольно большое влияние в народе. В одном из документов тех лет говорится: "Огонь ярости на начальников, на обиды, налоги, притеснение и неправосудие больше и больше умножался, и гнев и свирепство воспалялись".

Боярыня Ф.П. Морозова тесно связала свою судьбу с ревнителями старой веры, поддерживала неистового протопопа Аввакума - главного врага никониан, а по возвращении последнего из ссылки в 1662 году поселила его у себя. К этому времени она овдовела и осталась единственной распорядительницей огромных богатств мужа. Ее дом все больше стал походить на прибежище для старообрядцев, фактически же он стал своего рода раскольничьим монастырем.

Овдовев на тридцатом году, эта «ярая сердцем» женщина вела суровую подвижническую жизнь, раздавала свои богатства нищим и в 1668 году тайно приняла от раскольничьего старца монашеский постриг.

Вскоре последовали события, которые и стали прологом к эпизоду, избранному В. Суриковым сюжетом для своей картины.

Осенью 1671 года гнев Тишайшего царя Алексея обрушился на непокорную боярыню. Вначале ее, правда, пробовали "усовестить", но на все уговоры подчиниться царской воле и принять новые церковные уставы она отвечала отказом. Вдобавок оказалось, что она и сестру свою, княгиню Урусову, тоже склонила к старой вере.

Их заковали в "железа конские" и посадили под караул. Через два дня, сняв с женщин оковы, их повезли на допрос в Чудов монастырь. Но митрополит Павел ничего не смог добиться ни от Ф.П. Морозовой, ни от сестры ее. Они наотрез отказались причаститься по новым служебникам, твердо стояли на двуперстии и объявили, что признают только старопечатные книги.

Не один раз возили женщин на допрос, а когда их подвергли пытке, Ф.П. Морозова на дыбе кричала: "Вот что для меня велико и поистине дивно: если сподоблюсь сожжения огнем в срубе на Болоте (На Болотной площади в Москве тогда казнили "врагов отечества, это мне преславно, ибо этой чести никогда еще не испытала".

Ни уговоры, ни угрозы, ни мучительные пытки не могли сломить дух Морозовой. Друг и наставник боярыни Морозовой, истовый защитник старой веры, протопоп Аввакум писал о ней так: «Персты рук твоих тонкостны, а очи твои молниеносны. Кидаешься ты на врага, аки лев».

Но их не казнили. Царь Алексей Михайлович побоялся слишком громкой огласки и решил избавиться от непокорных женщин без шума. По его повелению обе сестры были лишены прав состояния и заточены в монастырское подземелье в Боровском. Там они и умерли от голода и холода.

Яркий и сильный характер боярыни Ф.П. Морозовой был в духе Василия Сурикова. Его увлек образ пламенной русской женщины, ее душевная несокрушимость и воля. Если до весны 1881 года художник только обдумывал сюжет, то теперь именно Ф.П. Морозова завладела всеми его помыслами. У В. Сурикова была единственная цель - показать свою героиню не затерянной в толпе, а с предельной художественной убедительностью выделить сильные черты ее характера.

Надо было найти единственную композицию, которая могла бы выразить обуревавшие В. Сурикова мысли, могла бы печальную судьбу боярыни Ф.П. Морозовой превратить в рассказ о народной трагедии. Его не особенно интересовали церковно-догматическая сторона раскола и драматические распри боярыни с никонианцами. Не в одиноком трагическом раздумье, не в муках душевной борьбы хотел художник показать ее, а с народом и на народе.

Василий Суриков хорошо понимал, что история не делается без народа и даже самая выдающаяся историческая личность беспомощна вне народа. Там, где нет народа, нет и героя. И трагедия Ф.П. Морозовой (как ее видел В. Суриков) это не столько трагедия одной, пусть и такой незаурядной по силе характера женщины. Это трагедия времени, трагедия всего народа.

«Я не понимаю действий отдельных исторических лиц без народа, без толпы, мне нужно вытащить их на улицу», — говорил Суриков. Народ, его думы и чувства в эпоху раскола — вот главное, что привлекало Сурикова в избранном им историческом сюжете и что он гениально раскрыл в своей картине.

...В голубой дымке зимнего утра по рыхлому влажному снегу везут закованную в цепи раскольницу боярыню Морозову. Дровни с трудом пробиваются сквозь густую толпу, заполнившую узкую улицу с низкими домами, с золотыми и синими куполами церковок. Высоко вскинула Морозова окованную тяжелой цепью руку с тонкими пальцами, сложенными в двуперстие. Со страстным призывом твердо стоять за свое дело обращается она к народу. Страшен пламенный взор ее глубоко запавших глаз на изможденном мертвенно-бледном лице. Она готова принять любые муки, пойти на смерть.

Исключительный по силе образ Морозовой господствует в картине, но не затмевает собой народной толпы. Более того, он неразрывно с нею связан: он объединяет ее собою и вместе с тем сам благодаря ей приобретает особую выразительность и особое значение. Морозова — источник, возбуждающий в толпе сложную гамму различных переживаний, и тот центр, к которому устремляются взоры, мысли и чувства всех действующих лиц этой сцены.

Показывая историческое событие как народную трагедию, Суриков гениально разрешил труднейшую задачу сочетания «героя и толпы». Это единство поддерживается в частности тем, что женские лица в народной толпе родственны по типу лица самой Морозовой. Людская масса едина, но ни одно лицо не растворяется в ней, художник достигает удивительной гармонии в изображении массы и отдельной человеческой личности: каждый в толпе по-своему воспринимает событие, каждое лицо — новый голос в едином трагическом хоре.

Мы видим и злорадство попа, ощерившего свой беззубый рот, и сочувствие посадских людей и «нищей братии» — юродивого, повторяющего патетический жест Морозовой, странника, обнажившего голову и замершего в глубоком раздумье, нищенки, опустившейся на колени перед гонимой царем раскольницей... Крепко сжав руки, как бы стремясь не поддаться слабости, сохранить в себе мужество и силы, спешит за санями сестра Морозовой — княгиня Урусова. Почтительно склонилась в поясном поклоне молодая горожанка в синей шубке и золотистом платке...

Изображая народную массу на улице, Суриков должен был разрешить сложнейшие композиционные задачи, что он и сделал с замечательным мастерством. Полотно воспринимается, как живой кусок действительности. Толпа на нем живет и волнуется; движутся, клином врезаясь в толпу, убогие сани. Глубокие следы, оставленные полозьями, солома, волочащаяся по снегу, бегущий за санями мальчик — все заставляет зрителя поверить в то, что накренившиеся влево сани действительно движутся по рыхлому снегу. Впечатление движения саней поддерживается и нарастанием движения в фигурах — от правого края к центру: справа — сидящий на снегу юродивый, затем—вставшая на колени и тянущаяся к Морозовой нищенка и, наконец, идущая рядом с санями Урусова. Динамичность всей сцены усиливается и диагональным построением картины.

Столь же изумительно колористическое решение картины, ее живописная «оркестровка», ее цветовой диапазон — от черного до белого, с использованием всей гаммы палитры. Увлеченный красочностью древнерусского быта, Суриков дает исключительные по звучности цветовые пятна — голубое, желтое, малиновое, черное... Но даже самые звучные красочные пятна не выпадают из картины и не превращают ее в декоративное полотно; они подчинены общей гармонии, они смягчены и объединены мягким рассеянным светом, голубоватой дымкой влажного воздуха. Голубые тона, перекликаясь с золотистыми, рассеяны повсюду: и в снегу, как бы сотканном из цветовых отблесков, и в сером небе, и в узорах народных одежд...

Цветом выделен и психологический центр картины — фигура Морозовой; трагически звучит подобное тяжелому колоколу черное пятно ее одежды на фоне белого снега. Но яркая красочность, многоцветность народной толпы придают картине мажорное, жизнеутверждающее звучание, выражая веру в народ, в его силы, в конечную победу народного разума над предрассудками, света над тьмой.

Три года писал В. Суриков свою картину. Эскиз следовал за эскизом, в поисках натуры художник был неутомим. Где только ни побывал он за это время, выискивая наиболее характерные персонажи, в гуще самой жизни черпая будущих героев своей картины. Два холста с уже сделанными набросками он забраковал, и лишь третий, изготовленный по специальному его заказу (прямоугольник, положенный на большое ребро) удовлетворил мастера.

Композиция «Боярыни Морозовой» была создана после долгих и трудных исканий. Сам Суриков рассказывал:

«Главное для меня композиция. Тут есть какой-то твердый, неумолимый закон, который можно только чутьем угадать, но который до того непреложен, что каждый прибавленный или убавленный вершок холста, или лишняя поставленная точка, разом меняют всю композицию».

В другой раз Суриков говорил: «В движении есть живые точки, а есть мертвые. Это настоящая математика. Сидящие в санях фигуры держат их на месте. Надо было найти расстояние от рамы до саней, чтобы пустить их в ход. Чуть меньше расстояние — сани стоят. А мне Толстой с женой, когда «Морозову» смотрели, говорят: «Внизу надо срезать, низ не нужен, мешает». А там ничего убавить нельзя — сани не поедут».

С особым упорством «искал» художник образы своих героев. Чтобы собрать нужный материал, найти наиболее характерные типы людей, которые могли бы послужить натурой для персонажей картины, Василий Суриков поселился в Мытищах. Здесь по Ярославскому шоссе "столетиями шли целый год, особенно летом, беспрерывные вереницы богомольцев, направлявшиеся в Троице-Сергиеву лавру. В. Суриков писал, захлебываясь, всех странников, проходивших мимо его избы, интересных ему по типу".

Он всегда и всюду жадно вглядывался в людские лица, стремясь обнаружить среди них необходимый ему социальный или психологический тип, близкий к образам тех исторических персонажей, которые рисовались его творческому воображению.

«Девушку в толпе, это я со Сперанской писал, — она тогда в монашки готовилась. А те, что кланяются, — все старообрядочки с Преображенского», — рассказывал Суриков.

Помогали художнику и воспоминания прошлого, запечатленные его могучей зрительной памятью: «А священника у меня в толпе помните? Это целый тип у меня создан. Это когда меня из Бузима еще учиться посылали, раз я с дьячком ехал — Варсонофием, мне восемь лет было. У него тут косички подвязаны. Въезжаем в село Погорелое... Купил он себе зеленый штоф, и там уже клюкнул... Отопьет из штофа и на свет посмотрит... Не закусывая пил...»

Постепенно были найдены персонажи картины. Вот странник-богомолец- типичная фигура Древней Руси, сохранившаяся почти без изменений на протяжении столетий. Такие странники из года в год меряли шагами необъятные просторы России. Странствующие богомольцы были и проповедниками, и носителями новостей для народа, своим пешим паломничеством они связывали отдаленные уголки страны, бывали очевидцами и народных бунтов, и казней, и покаяний.

Сталкиваясь с различными сторонами русской жизни, соприкасаясь с различными слоями населения, исходив вдоль и поперек российские просторы, они накапливали в себе богатый материал для размышлений и рассказов.

Таким был странник на картине В. Сурикова. По всему видно, что пришел он издалека, его сильная, коренастая фигура перепоясана широким ремнем, стянутые на груди веревки поддерживают большую котомку, в руках у него высокий посох с затейливой ручкой - неотъемлемый спутник его странствий.

Этот бродячий философ полон глубокого сочувствия к закованной в цепи боярыне Ф.П. Морозовой. За его широким поясом висит такая же старообрядческая "лестовка" (кожаные четки), как и та, что свисает с руки боярыни. Он с состраданием смотрит на нее и в то же время погружен в себя, как бы следуя за своей скорбной мыслью. Из всей многоликой толпы он более других выражает раздумье по поводу происходящего события, столь важного в трагической судьбе раскола.

А юродивого, этого народного прорицателя, художник нашел на одном из московских рынков.

Решая картину, как сцену на открытом воздухе, Суриков стремился писать и этюды в тех же условиях. «Если бы я ад писал, то и сам бы в огне сидел и в огне позировать заставлял»,— как-то заметил художник шутливо.

«А юродивого я на толкучке нашел. Огурцами он там торговал. Вижу — он. Такой вот череп у таких людей бывает. Я говорю — идем. Еле уговорил его. Идет он за мной, все через тумбы перескакивает. Я оглядываюсь, а он качает головой — ничего, мол, не обману. В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ноги натер... Он в одной холщевой рубахе босиком у меня на снегу сидел. Ноги у него даже посинели... Так на снегу его и писал», — весело рассказывал Суриков.

Он был в восторге от этого пьяницы, торговавшего огурцами. Этого забулдыгу и озорника, которых в народе называют "бесшабашной головой", В. Суриков приводит к себе домой, растирает ему босые ноги водкой и торопится запечатлеть его на снегу, наблюдая розовую и лиловую игру пятен. "Если бы я писал ад, - говорил впоследствии художник, - то и сам бы в огне сидел и в огне позировать заставлял".

Не успел художник справиться с юродивым, как уже понадобилась новая натура. И он смешно и трогательно гонится за старушкой-богомолкой, невольно пугая ее, и с беспредельной жадностью хватает брошенной ею посох, чтобы тотчас же "вставить" его в руки странника, который уже написан на картине.

Потом благоговейно склонилась в поклоне красивая девушка в синей шубке и золотистом платке; вскоре были написаны монашенка и девушка со скрещенными на груди руками; и стрельцы с бердышами, и мальчик в дубленом полушубке; и ощеривший беззубый рот, торжествующе хохочущий поп в шубе и высокой шапке; и тайные староверы.

С увлечением работал художник и над пейзажем картины. Такой русской зимы, такого «многоцветного» снега, такого «голубого» влажного зимнего воздуха до Сурикова в живописи не бывало. Снова сказалось пристальное наблюдение, жадное изучение жизни, зоркое виденье живописца. Без устали работал Суриков на натуре.

Для картины был нужен глубокий снег, по которому боярыню Ф.П. Морозову должны были везти в розвальнях. Розвальни оставляют в рыхлом снегу борозды следов, но на раскате получается совсем особый след, и В. Суриков с нетерпением ждет снегопада. А потом выбегает на улицу и долго идет за первым попавшимся обозом.

«На снегу писать — все иное получается, — говорил Суриков. — Вон пишут на снегу силуэтами. А на снегу все пропитано светом. Все в рефлексах лиловых и розовых, вон как одежда боярыни Морозовой — верхняя, черная; и рубаха в толпе... Все с натуры писал: и сани, и дровни. Мы на Долгоруковской жили (тогда ее еще Новой Слободой звали)... Там в переулке всегда были глубокие сугробы, и ухабы, и розвальней много. Я все за розвальнями ходил, смотрел, как они след оставляют, на раскатах особенно. Как снег глубокий выпадет, попросишь во дворе на розвальнях проехать, чтобы снег развалило, а потом начнешь колею писать. И чувствуешь здесь всю бедность красок!»

С тех пор он часто ходил за розвальнями, где бы они ему ни встретились, заворачивал их к себе на двор, заставлял проехать по снегу и тут же садился писать колею, как драгоценность, охраняя ее от случайных прохожих. Он писал этюд занесенного снегом московского бульвара с фигурой присевшего на скамейку человека, одетого в черное; он писал темные стволы и сучья голых деревьев, которые гнутся над снежными сугробами; он писал следы полозьев на чистом рыхлом снегу.

Но Суриков ставил перед собой задачу воспроизвести не только зимний пейзаж, но и воссоздать на полотне московскую улицу конца XVII века. Поэтому, по его словам, «...переулки все искал, смотрел; и крыши где высокие. А церковь-то в глубине картины — это Николы, что на Долгоруковской».

Каждая деталь картины была старательно выискана, отобрана, любовно написана. «Всюду красоту любил, — признавался Суриков. — В дровнях-то красота какая: в копылках, в вязах, в санеотводах. А в изгибах полозьев, как они колышутся и блестят, какие извивы у них. Ведь русские дровни воспеть нужно...» Жадно изучая натуру, Суриков никогда не становился ее рабом. Присущее ему глубокое реалистическое чувство неизменно руководило им при отборе и обобщении впечатлений действительности.

Уже были написаны главки церквей, и сама улица, и дома, и снег, а В. Суриков все продолжал искать главное - образ самой боярыни.

Сам он потом рассказывал своему биографу и писателю Волошину: "...я на картине сначала толпу писал, а ее после".

Долго искал Суриков Морозову: «В типе боярыни Морозовой — тут тетка одна моя, Авдотья Васильевна, что была за дядей Степан Федоровичем, стрельцом-то с черной бородой. Она к старой вере стала склоняться. Мать моя, помню, все возмущалась: все у нее странники да богомолки. Она мне по типу Настасью Филипповну из Достоевского напоминала.
Только я на картине сперва толпу написал, а ее после. И как ни напишу ее лицо — толпа бьет. Очень трудно ее лицо было найти. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было. В толпе терялось.
В селе Преображенском, на старообрядческом кладбище — ведь вот где ее нашел. Была у меня одна знакомая старушка — Степанида Варфоломеевна, из старообрядок. Они в Медвежьем переулке жили — у них молитвенный дом там был. А потом их на Преображенское кладбище выселили. Там в Преображенском все меня знали. Даже старушки мне себя рисовать позволяли и девушки-начетчицы. Нравилось им, что я казак и не курю. И вот приехала к ним начетчица с Урала — Анастасия Михайловна. Я с нее написал этюд в садике, в два часа. И как вставил ее в картину — она всех победила»
.

Но и этот этюд не завершил работы. Пробовал писать и лицо жены, а потом как-то увидел он начетчицу с Урала. "И как вставил в картину - она всех победила". С нее и написал этюд, подписанный 1886 годом и носящий название «Голова боярыни Морозовой».

Эта работа, завершавшая настойчивые искания, долгое время хранилась в собрании семьи художника и принадлежала к числу «заветных», не подлежащих продаже. Она была особенно дорога художнику.

Рассказывают, что «заветную» голову Морозовой выразил желание купить один из русских великих князей. «Денег у вас, князь, не хватит», — смело и решительно ответил художник. Сейчас «Голова боярыни Морозовой» находится в Третьяковской галерее.

Смертельно бледное, изможденное, с горящими глазами, трепещущими ноздрями и нервными губами, лицо боярыни полно такой страстной убежденности, воли и огня, что от него трудно оторваться.

В худощавой фигуре Ф.П. Морозовой, в тонких длинных пальцах ее рук, в том, как она сидит, судорожно вцепившись одной рукой в сани, а другая рука взметнулась в двуперстном знамении - переданы В. Суриковым ее страстная жизнь и горестная судьба.

Почему часами можно стоять перед этой картиной, все время открывая в ней что-то для себя новое, разглядывая и переживая, удивляясь и восхищаясь ее глубокой психологической достоверностью и любуясь чудесной игрой красок? Может быть, потому, что над русской душой имеет непобедимую власть мученичество?

Она склоняется перед ним, и именно в "обаятельной силе чужих мук" (по тонкому замечанию писателя В. Никольского) одна из причин притягательности "Боярыни Морозовой", перед которой до сих пор склоняется суриковская толпа. И мы...

Жадно изучая натуру, Суриков никогда не становился ее рабом. Присущее ему глубокое реалистическое чувство неизменно руководило им при отборе и обобщении впечатлений действительности. Художественная концепция Сурикова в полной мере проявилась в «Боярыне Морозовой», произведении периода его творческой зрелости, наивысшего расцвета творческих сил. «Боярыня Морозова» глубоко и ярко национальна и по содержанию, и по созданным художником образам, и по раскрытым здесь характерам, и по своему живописному решению, по самой «музыке» цвета. Это произведение, которое могло возникнуть только на русской почве, особенно близкое и понятное именно русскому человеку. И вместе с тем неоспоримо общечеловеческое, мировое значение «Боярыни Морозовой». Заключенное в ней трагедийное, героическое начало, ее живописная гармония волнуют любое сердце, чуткое к искусству.

по материалам "Сто великих картин" Н.A.Иoнина, издательство "Вече", 2002г

Рассказы о шедеврах

 

Боярыня Морозова (Феодосия Морозова) – биография, фото, личная жизнь, картина Сурикова

Биография

Феодосия Морозова, известная в фольклоре как боярыня Морозова, – мученица Феодора в иночестве. Приближенная к семье царей рода Романовых, верховная боярыня при дворе проповедовала старообрядчество под руководством протопопа Аввакума. Была одной из немногих женщин, сыгравших роль в истории российского государства. После смерти стала почитаться иноверцами как святая. Трагической судьбе боярыни посвящены картины русских живописцев, опера, телевизионный фильм, несколько книг.

Детство и юность

Феодосия Прокофьевна Морозова родилась в Москве 21 мая 1632 года в семье Прокофия Федоровича Соковкина. Отец состоял в родстве с Марией Ильиничной Милославской – первой женой царя Алексея Михайловича, два года служил воеводой на Севере, затем в 1631 году его назначили посланником в Крым, участвовал в Земском соборе, заведовал Каменным приказом (1641-1646 годы.).

Картина Александра Литовченко «Боярыня Морозова»

В 1650 году Соковкину пожаловали придворный чин (2-й после боярина) и должность окольничего. Мать – Анисья Никитична Наумова. Феодосия была в числе придворных, сопровождавших государыню. Сестра Феодосии, Евдокия Прокофьевна, была женой князя Петра Семеновича Урусова. Еще в семье Соковкиных были два сына: Федор и Алексей.

Высокое положение позволило неродовитой по происхождению девушке в 17 лет стать женой 54-летнего Глеба Ивановича Морозова. По некоторым источникам, тетка Матрена, проживавшая у Соковкиных, была против свадьбы Глеба и Феодосии, предсказала трагическую биографию будущей боярыни:

«Сына потеряешь, веру под испытание подведешь, совсем одна останешься, и похоронят тебя в ледяной земле!».

Бракосочетание состоялось в подмосковном имени Морозовых Зюзино в 1649 году, где на третий день молодоженов навестили царь с царицей. Феодосия получила звание царицыной «приезжей боярыни», имела право навещать государыню по-родственному.

Деревня Зюзино

Через год после свадьбы у Глеба и Феодосии родился сын Иван. Ходили слухи, что молодая боярыня «нагуляла» ребенка (возможно, от царя). Ведь до этого у мужчины детей не было (Соковкина была 2-й женой Морозова). Поговаривали, что мужскую силу он растратил на приобретение богатства.

В юности братья Морозовы (Борис и Глеб) служили при царе Михаиле спальниками. Когда юный Алексей взошел на престол, старший брат Борис стал его ближайшим советником. При участии Морозова государь женился на Марии Милославской, а через 10 дней после монаршей свадьбы Борис сочетался браком с сестрой царицы и стал царским свояком. Морозов-старший скончался в 1661 году, огромное состояние досталось семье брата.

Боярин Борис Морозов

Через год, в 1662 году, умер Глеб Морозов, оставив наследство сыну Ивану Глебовичу, Феодосия стала распорядительницей богатства мужа. Боярыня с потомком превратились в самых состоятельных людей Российского Государства.

Феодосия с сыном владели несколькими усадьбами, жили в имении Зюзино под Москвой. Дом боярыни был обустроен на западный манер, на прогулку она выезжала на золоченой карете с мозаикой, запряженной 6 или 12 лошадьми. В ее владении было 8 тыс. крепостных и 300 слуг. Ей в это время было чуть больше 30 лет. Значительным было и положение при дворе – верховная боярыня.

Морозова была умна и начитана в церковной литературе. Она щедро раздавала милостыню, посещала бедные дома, богодельни, тюрьмы, помогала нуждающимся.

Старообрядчество

Морозова была фанатично религиозной личностью. Она не приняла реформу и новые взгляды патриарха Никона, хотя присутствовала на богослужениях в церкви и крестилась «троеперстно».

Фрагмент «Боярыня Морозова» из триптиха Петра Оссовского

В доме Верховной боярыни часто находили пристанище нищие, юродивые и хранилась верность старым канонам. Частым гостем был лидер русского старообрядчества протопоп Аввакум, который стал духовным отцом Морозовой и поселился в ее доме после сибирской ссылки. Под его влиянием имение Феодосии стало оплотом староверов, вскоре к ним присоединилась сестра боярыни Евдокия Урусова.

Молодая вдова хранила верность мужу, для усмирения плоти носила власяницу, истязала себя постами и молитвами. По мнению Аввакума, этого было недостаточно, однажды он посоветовал боярыне выколоть глаза, чтобы не впасть «во грех». Протопоп упрекал Феодосию в прижимистости и недостаточной материальной поддержке староверцев. Морозова, щедрая и добрая по характеру, просто старалась сберечь фамильное состояние для сына.

Боярыня Морозова посещает протопопа Аввакума в заключении

Аввакума повторно сослали в изгнание, Морозова тайно с ним переписывалась. Об этом доложили монарху. Царь ограничился уговорами, опалой ее родственников. Он отнял принадлежавшие боярыне вотчины, но благодаря заступничеству царицы их вернули в честь рождения государева наследника, Иоанна Алексеевича.

В 1669 году государыня Мария Ильинична скончалась. Через год Морозова приняла тайный монашеский постриг под именем инокини Феодоры. С этого времени она перестала появляться при дворе, отказалась присутствовать на венчании царя с Натальей Нарышкиной. Государь долго терпел, посылал к боярыне князя Урусова, бывшего мужа сестры Евдокии, с уговорами отказаться от ереси и стать на путь истиной веры. Гонец получил решительный отказ.

Смерть

В 1671 году царь Алексей Михайлович принял жесткие меры по отношению к мятежной боярыне. 17 ноября Феодосию и Евдокию арестовали и допросили архимандрит Иоаким и дьяк Илларион Иванов. Сестер заковали в «железы» и поместили под домашний арест. Через несколько дней их перевезли в Чудов монастырь. Этот момент изобразил на картине «Боярыня Морозова» русский живописец Василий Суриков. Непокорную женщину, восхищавшую художника, провезли на дровнях по московским улицам.

Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова»

На допросах Феодосия не раскаялась, ее с сестрой отправили подальше от Москвы, в Псково-Печерский монастырь, имущество конфисковали. Братьев, Федора и Алексея, сослали, а сын Иван вскоре скончался (по слухам, смерть была насильственной).

Патриарх Питирим просил царя за опальных сестер, но Алексей Михайлович отказался помиловать арестованных и поручил патриарху провести следствие. Феодосию и Евдокию истязали, подвергли пыткам на дыбе, хотели приговорить к сожжению как еретиков. От костра сестер, представительниц российской аристократии, спасло заступничество бояр во главе с сестрой монарха Ириной Михайловной. Однако их слуги и сподвижники все же были преданы огню.

Картина Василия Перова «Пытка боярыни Морозовой»

Феодосию и Евдокию переправили сначала в Новодевичий монастырь, потом в Хамовническую слободу и, наконец, в Пафнутьево-Боровском монастыре бросили в земляную тюрьму и оставили умирать от холода и голода.

Их последние дни были ужасны. Первой 11 сентября 1975 года скончалась Евдокия, а 1 ноября умерла Феодосия. Из последних сил она попросила тюремщика выстирать в реке ее истлевшую рубаху, чтобы в чистом отойти в мир иной. Сестры были захоронены в Боровске у острога, в 1682 году братья положили на могилу белокаменную плиту.

Картина неизвестного художника «Пытошный допрос боярыни Морозовой»

Впервые это место было описано историком Павлом Михайловичем Строевым в 1820 году. Путешественник Павел Россиев в воспоминаниях 1908 года упоминал, что могила мучениц обнесена «убогой деревянной оградой. Над изголовьем возвышается кудрявая береза с ушедшей в ствол её иконою». О ней заботились местные старообрядцы. Неоднократно ставился вопрос о возведении на этом месте памятника-часовни.

В 1936 году могилу вскрыли, обнаружились останки двух человек. В архивах сохранилось несколько фото. Доподлинно неизвестно, оставили их на прежнем месте или куда-то перенесли. Надгробную плиту передали Историко-краеведческому музею.

Могила и часовня-памятник Феодосии Морозовой (боярыни Морозовой)

В мае 1996 года старообрядческой общине города Боровска было выделено место на Городище для возведения памятного знака: установили 2-метровый деревянный крест и металлическую табличку:

«Здесь на боровском городище в 1675 году были погребены мученицы за древлеправославную веру, боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (во инокинях Феодора) и ее сестра княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова».

В 2003-2004 годах на месте захоронения боярыни Морозовой и княгини Урусовой построили старообрядческую часовню, в подземной части которой положили плиту с могилы сестер.

Память

  • 1885 – А.Д.Литовченко «Боярыня Морозова» (картина)
  • 1887 – В.И.Суриков «Боярыня Морозова» (картина)
  • 2006 – Р.К.Щедрин «Боярыня Морозова» (опера)
  • 2006 – Е.Г. Степанян «Песня о Боярыне Морозовой» (литература)
  • 2008 – В.С.Барановский «Боярыня Морозова. Историческая повесть» (литература)
  • 2011 – «Раскол» (телесериал)
  • 2012 – К.Я. Кожурин «Боярыня Морозова» (литература)

Сочинение по картине Боярыня Морозова Сурикова 7 класс

Страница истории российского государства семнадцатого века нашла своё отражении на огромном полотне В.И. Сурикова «Боярыня Морозова». Картина была написана в 1887 году. Замечательный художник родился в Сибири и много читал о расколе церкви - на старообрядческую и новую. На написании картины у него ушло четыре года.      

В центре картины изображена в санях сама боярыня Феодосия Морозова, одетая в русскую национальную одежду того времени. На её суровом и бескровном  лице выделяются глаза, а в них изображена сама вера, за которую она не побоялась поплатиться. Морозова  была сослана царём в монастырь и умерла в нём от голода. Художник показывает нам силу веры, непоколебимость духа боярыни.

Сани утопают в снегу, вокруг неё толпа людей, провожающих её. Народ, окружавший сани разнообразен, здесь богатые господа и убогие простолюдины, монашка и юноша-слуга. Она поднимается в санях, говорит прощальные слова, подняв вверх руку сложив её в двуперстие. Это старообрядческий символ, который символизирует земную и небесную сущность Христа. Люди, как  будто поделены на два лагеря. Одни её осуждают и смеются над ней, а другие восхищаются. 

Простые люди обступили сани, молодая женщина в желтом платке кланяется, а старуха, с палочкой  в руках, стала перед героиней и её несгибаемой волей на колени. Убогий и грязно одетый,  юродивый, жалостно смотрит на женщину. Он поднимает, двуперст, последний раз крестя любимую боярыню. Суриков сам стал участником своей картины, изобразив себя странником, бродившим по широким просторам своей страны. Взоры каждого из них обращены к ней. Икона Божией Матери, справа на картине, смотрит на всю трагедию печально.

Сама картина написана яркими красками. Суриков передал нам  образы той эпохи и исторический момент противостояния церкви и обычного человека. Художник показывает нам женщину, которую не пугает ссылка, она убеждена в правильности своих суждений. Природа на картине тоже живет своей жизнью. Людскую толпу окутывает лёгкое облако тумана и этот зимний день, и следы полозьев от саней на грязном снегу и крыши  домов покрытые снегом.

Картина восхитила меня, и её автор раскрыл передо мной часть великой русской души. И во мне проснулось желание узнать больше о русской истории, о царях, и их вассалах.

Вариант 2

Суриков Василий Иванович (1848 – 1916) – русский художник, автор масштабных исторических картин.

Одной из моих любимых работ В.И. Сурикова является картина «Боярыня Морозова». У этой картины очень богатая предыстория. Морозова Феодосия Прокофьевна – боярыня, которая за поддержку старообрядцев была арестована, лишена всего имущества, а затем сослана в монастырскую тюрьму, в которой умерла от голода.

Каждого персонажа своей картины В.И. Суриков тщательно продумывал, известно, что художник долгое время искал натурщицу для главной фигуры – боярыни, в итоге его тетушка стала прототипом боярыни Морозовой.

На переднем плане картины мы видим сани, на которых в оковах сидит боярыня Морозова. Лицо ее бескровно, абсолютно бледное и безжизненное, выражает полную одержимость. Боярыня подняла свою правую руку с двуперстным крестным знамением. Она крестит толпу, демонстрируя, что даже под угрозой смерти она не отступает от своих принципов «старой вере».

По левую руку боярыни мы видим женщину в красной шубе, это сестра Морозовой – Евдокия. Руки ее крепко сцеплены в замок, она молится. Ее поза говорит о том, что она в отчаяние, она боится за жизнь своей сестры.

Также на переднем плане картины мы видим юродивого, который абсолютно раздетый сидит на снегу. Он дублирует жест Морозовой что говорит о том, что он поддерживает ее. Рядом с ним на коленях стоит женщина, по внешнему виду которой можно сказать, что она бедна. Женщина беспомощно протягивает руку в след уезжающей Морозовой, словно просит милостыню.

В целом сани разделили толпу. Справа от боярыни стоят люди, которые насмехаются над ней, видно, что они ни капли ей, не сочувствуют. Слева – люди, лица которых наполнены страхом. В первом ряду можно заметить три богато одетых женщины, и поза их говорит о том, что они очень соболезнуют Морозовой, в их глазах застыли слезы.

Нельзя не отметить то, как художник искусно изобразил снег. Он настолько реалистичен, что кажется будто вот-вот упадет прямо с картины. Известно, что В.И. Суриков для того, чтобы изобразить снег как можно более точно долгое время наблюдал за ним, отмечая все оттенки и цвета, которые он приобретает в разные условия.

Картина вызывает восторг. Я видела ее в Третьяковской галерее и меня поразили ее масштабы. От нее очень трудно оторваться, чтобы рассмотреть и прочувствовать эмоции всех людей, изображенных на картине, понадобится целый день. Ты словно ощущаешь себя частью картины, словно находишься там, среди людей. Тебя обдает холодом настоящей русской зимы, слышен хруст снега от саней и копыт лошади. Ощущается волнение толпы и тревожные разговоры. На мой взгляд основная мысль описываемой картины в том, что нельзя предавать свои убеждения ни при каких обстоятельствах даже под угрозой смерти.

Описание картины Сурикова Боярыня Морозова

В Государственной Третьяковской галерее города Москвы находится масштабное полотно «Боярыня Морозова», принадлежащее кисти выдающегося русского живописца Василия Ивановича Сурикова. Картина сразу обращает на себя внимание.

На полотне изображено реальное событие, произошедшее в ноябре 1671 года, когда по приказу царя боярыню Феодосию Морозову, приверженку старой веры, отправили в монастырь. Боярыня Морозова противилась реформам патриарха Никона и поддерживала старообрядцев. Женщина сильного характера и несгибаемой веры Феодосия Морозова до конца жизни следовала своим убеждениям. На картине убежденная староверка Морозова запечатлена в момент, когда она подняла руку с двуперстным крестным знамением. Это вызов новой церкви с ее предписаниями, вызов самому царю. На картине показано противостояние приверженцев церковной реформы и сторонников старой веры. Центральная фигура полотна, боярыня Морозова, будто раскалывает толпу на две части, притягивает взгляд фанатичным взором и всей своей позой демонстрирует неповиновение и протест.

Толпа вокруг саней, везущих закованную в кандалы бунтарку, не безлика. По лицам людей, пришедших посмотреть на боярыню, видно их отношение к происходящему. Кто-то откровенно радуется позору Морозовой, глумится над ней, но многие сочувствуют ей и печалятся. Рядом с санями, молитвенно сжав руки, идет княгиня Евдокия Урусова, сестра Морозовой. Нищенка тянется за розвальнями, утопающими в рыхлом снегу, протягивает руку вслед женщине, которая никогда не отказывала в помощи сирым и убогим. И отверженные тянутся душами к своей заступнице. Вот юродивый в веригах, чье тело едва прикрыто лохмотьями. Он будто не замечает холода, двумя перстами крестит Феодосию Морозову, измученную, но не побежденную, не отказавшуюся от своих идей.

Некоторые в толпе не понимают, что заставляет женщину, облеченную богатством и властью, упорствовать в своих убеждениях. Это вызывает злые насмешки и злорадство мужчин, а вот женщины в толпе смотрят грустно, испуганно, сопереживая чужому горю. Лишь дети беззаботны и веселы. Для них это всего лишь представление.

Если долго смотреть на картину, то создается ощущение своего личного присутствия в толпе, провожающей на муку мятежную боярыню. Велика сила художника, его талант, позволяющий зрителю проникнуться трагедией, случившейся так давно, но будто бы недавно.

7 класс

Другие сочинения:

Боярыня Морозова

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение на тему Поэзия серебряного века

    Литературная эпоха начала XX века, названная «Серебряным веком», была создана как антипод другой эпохи, созданной Пушкином, под названием «Золотой век». Она характеризуется наличием большого количество философских течений

  • Сочинение по Повести о Петре и Февронии Муромских анализ

    В России очень много святых, чьи имена известны пожалуй не только в нашей стране. Не станут исключением и знаменитые русские святые Пётр и Феврония Муромские.

  • Сочинение по картине Врубеля Царевна лебедь 3, 4, 5 класс (описание)

    Невозможно не восхититься картиной М.А. Врубеля «Царевна-Лебедь». Изображенный на ней сюжет завораживает. Здесь царит какая-то таинственная, загадочная и даже мистическая атмосфера.

  • Любовь в произведении Горе от ума Грибоедова сочинение

    Тема любви в данном произведении является ключевой. В начале комедии мы наблюдаем сцену так называемой любви между Софьей и Алексеем. Софья увидела в нем идеал и возвела на пьедестал.

  • Сочинение по повести Белые ночи Достоевского 9 класс

    Главный герой этого произведения – Мечтатель, а как бы сейчас сказали – интроверт. У него тут даже имени нет. Ему никто не нужен, он и так себя прекрасно чувствует. Он может гулять по городу

Сайт музея художника Андрея Поздеева


120 лет назад, в феврале 1887 года на пятнадцатой выставке Передвижников В. И. Суриков впервые представил зрителям свою картину «Боярыня Морозова». Уже в мае она была приобретена Павлом Михайловичем Третьяковым. В наше время трудно найти человека, который бы не знал этой картины, признанной вершиной творчества Сурикова и шедевром мирового искусства. Репродукции «Боярыни Морозовой» стали иллюстрациями в учебниках истории.
Какую роль играют картины В. И. Сурикова при изучении истории отечества? Может ли картина стать историческим источником? Что дает нам, современным зрителям картина В.И.Сурикова «Боярыня Морозова»? Что прибавляет она к нашим знаниям о 17 веке? Исторические факты и художественный образ созданный великим живописцем? Насколько существенная между ними разница? Изучение этих вопросов являются целью моего исследования.
Исходя из этой цели, были поставлены следующие задачи:

  • Изучить историю боярыни Федосьи Прокопьевны.
  • Выяснить, что послужило причиной обращения В.И.Сурикова к судьбе  боярыни Морозовой.
  • Проследить, как художник работал над композицией картины, и насколько он отошел от исторической правды, изображая исторические события.
  • Изучить какими средствами художник добивается яркой выразительности своих образов.
  • Понять, как лично художник относился к своей героине и ее месту  в русской истории.

В первой главе   работы  рассматривается история русского раскола и судьба Федосьи Прокопьевны Морозовой ставшей знаменем и символом старообрядцев.
Вторая глава посвящена исследованию истории   создания картины В. И. Сурикова  «Боярыня Морозова».
Главными источниками исследования являются работы И. Е Забелина «Домашний быт русских цариц», книга воспоминаний внучки В. И Сурикова Натальи Кончаловский «Дар бесценный», а так же работа Максимилиана Волошина «В.И.Суриков», которая представляет собой записанные Волошиным воспоминания самого В. И. Сурикова по работе над картиной.
В работе используется статьи Красноярских искусствоведов В.И. Жуковского, Е.Ю.Безызвестных, а также материалы  Суриковских чтений, которые проходят в Красноярске, работы психолога и искусствоведа Н.М. Тарабукина.

 

 ГЛАВА ВТОРАЯ  (отрывок)

Ворона на снегу

Рождение замысла

…«Раз ворону на снегу увидал.
Сидит ворона на снегу и крыло отставила,
черным пятном на белом сидит.
Вот эту ворону   я много лет забыть не мог.
Потом  «Боярыню Морозову» написал…»(1)

 Образ черной вороны на белом снегу воскресил в сердце художника другой образ-образ женщины в черном, которая обречена на смерть. Вспомнились детские переживания от рассказов тетки Ольги Матвеевны, которая рассказывала маленькому Васе о неистовой боярыне, которая не захотела изменить старой вере, не подчинилась патриарху Никону и приняла лютую смерть за свои убеждения.
Тётка, Авдотья Васильевна Торгашина была женою родного брата матери В.И. Сурикова. Прасковья Фёдоровна часто возила маленького Васю к своим родственникам в село Торгашено.  Тётки Сурикова Авдотья Васильевна и Ольга Матвеевна тянулись к расколу, ездили по старообрядческим скитам. Бледное и худое лицо Авдотьи Васильевны в сознании мальчика  сливалось с образом боярыни Морозовой. (2)
«В типе Боярыни Морозовой тут тетка одна моя - Авдотья Васильевна, что была за дядей Степаном Федоровичем Торгашеным. Она к старой вере стала склонятся. Мать моя, помню все возмущалась: что это у нее все странники да богомолки…. В Третьяковке этот этюд, что я с нее написал». (3)
Образ боярыни тесно связан с деревянными сундучками- укладками, где у мамы хранились старинные шугаи, сарафаны, шуршащие шелком повойники, шитые изумительным рисунком с тусклой позолотой.

Образ боярыни шёл к нему из Сибири и вел за собой вереницу живых типов русских красавиц, мальчишек с веснушчатыми рожицами, бородатых мужиков в тулупах с суровыми лицами. Всё это возникало в памяти Василия Ивановича зримо и ощутимо, и было связанно с женщиной – яркой, пугающей своим фанатизмом и восхищающей своей духовной красотой.(4)
«Боярыня Морозова» была задумана еще раньше «Меньшикова», сейчас же после «Стрельцов». Первый эскиз ее был сделан в 1881 году, но к настоящей работе Суриков приступил только в 1884 году. (5)
Таким образом,  яркие впечатления детства и судьба неистовой Боярыни заставили Сурикова обратиться к ее трагической истории и в свою очередь, представить ее перед нами в обобщенном художественном образе.

Поиски композиции.

Долго и напряженно искал В. И. Суриков композицию картины. В ходе работы постепенно менялся замысел картины. Он уходил от мелочной конкретности, создавая обобщенный образ.

Художник делал для своей картины много  эскизов и набросков. Всего сохранилось более 30 эскизов, где он искал верную композицию.
Интересно, что Суриков, хорошо знакомый с историей казни  Морозовой, очень сильно отклонился от исторических фактов.  Так, например, художник прекрасно знал, что раскольницу  везли прикованной железным ошейником к стулу, связанной и обездвиженной. Но, изображая в своих первых эскизах достоверные факты, художник увидел, что фигура раскольницы получается жалкой и нелепой - в ней не было ничего героического и величественного - поэтому он наделяет Морозову длинными цепями, которые не только не сковывают ее жеста, но подчеркивают широким полукружием, его красоту. Прощаясь с толпой, боярыня уже не прикована к высокому стулу,  а сидит на соломе.
    
Правда художественная не всегда соответствует правде фотографической, протокольной.
«Если только сам дух, времени соблюден, в деталях можно какие угодно ошибки делать. А когда все точка в точку — противно даже»,— говорил Суриков.(6)
Согласно данным современной психологии восприятия основную информацию об объекте несет контур. Именно контур воспринимается зрителями вначале, сразу, вдруг и уже потом приводится анализ того, что в данный контур художником заключено. Контурная линия неоднозначна. Чаще всего она состоит из ряда опорных точек, не позволяющих зрителю сбиться с намеченного пути.(7)
Движения глаз  зрителя начинаются с фигуры юродивого (вернее с его голой ступни).
-потом подол нищенки и кромка платья княгини Урусовой переходят на  услужливо подстеленной художником соломе.
-Затем к туфлям боярыни Морозовой и золотой тесьму ее сарафана.
- Художник специально не хочет, чтобы мы сначала смотрели на лицо боярыни.
Миновать её тонкое лицо и достигнуть тонкостных перстов правой руки раскольницы помогает полукруглая цепь.
-Далее по кромке крыш иконе Божьей Матери.
-Горящая лампада, лицо и посох странника.
И художник возвращает нас к перстам юродивого отвечающего на призыв боярыни. В этот жест несёт главный смысл  в картине. Что касается левой части картины, то и  здесь мы можем увидеть опоясывающий контур.
-выбившаяся  шуба Морозовой,
-ступня ноги бегущего мальчика,
-копыто лошади,
-луковка купола церкви и боярышня в фиолетовой душегрейке
-рукав тулупа бегущего мальчика.
Треугольник саней боярыни клином рассекает окружающую людскую массу, устремляясь к линии горизонта по диагонали в левый угол картины. Энергия раскольницы преображает, расслаивает, раскалывает людей.
Профессор Красноярского Государственного университета Владимир Ильич Жуковский в своей статье, посвященной Сурикову, обращает внимание не исследования   Николая Михайловича Тарабукина, который выделил четыре основных вида диагональных направлений в произведениях изобразительного искусства. (8).

1. Слева направо в глубину от зрителя.

2. Справа налево в глубину или вверх

3. Справа налево из глубины на зрителя или вниз

4. Справа на лево из глубины или вниз.

Первую Тарабукин назвал «диагональ победы» (преодоление препятствии, напряжение завоеваний)
Вторую «диагональ поражения»
Третья- «диагональ вступления, входа»
Четвертая – «демонстрационная диагональ».
Умозаключение Николая Михайловича Тарабукина с успехом могут быть применены к Боярыне Морозовой.
И пусть боярыня будоражит своими яростным призывами толпу, пусть ее речи находят отклик в душах людей!
Заставив двигаться сани по диагонали справа на лево вверх, Суриков выносит боярыне однозначный и решительный приговор: она не в состоянии преодолеть сопротивляющуюся ей массу, и вынуждена потерпеть поражение.

В государственном Русском музее храниться эскиз композиции Сурикова, где Василий Иванович делал попытку изобразить движение саней слева направо, в другую сторону. Однако. Он так и остался эскизом, Надо думать, что художник убедился в том, что, изменяя направление движения, он изменил идею произведения. Не случайно, что подобных попыток Суриков больше не предпринимал.
Таким образом, художник, даже не подозревая о будущих изысканиях психолога, только с помощью одной интуиции принимает верное решение, которые наиболее точно отражает его отношение к героине и к историческим событиям.
В ходе небольшого исследования можно увидеть, что и другие картины В.И.Сурикова вполне укладываются в схему Тарабукина.

1. «Взятие снежного городка» -  диагональ вступление, входа.

2. «Покорение Сибири Ермаком» - победа, наступление, завоевание, преодоление препятствий.

 

3. «Переход Суворова через Альпы»  - демонстрация силы, преодоление препятствий.

4«Степан Разин»- и  снова диагональ поражения. 


И хотя  в картине «Степан Разин»  Суриков отходит от обычного своего принципа изображения толпы, композиции картины выполнена по тому же принципу, что и  «Боярыня Морозова.» Мы видим, тот же треугольник, направленный в левый угол холста по диагонали поражения.

В. И. Сурикову необходимо было передать движение уходящей в глубину картины, дать ощущение того, что Морозову «везут».
«Для «Морозовой» я много раз пришивал холст,- говорил он, - ни идёт у неё лошадь, да и только. Наконец прибавил последний кусок - и лошадь пошла. Я её ведь на третьем холсте написал. Первый- то был совсем мал, а тот я из Парижа выписал». (9)
В  «Боярыне Морозовой» Суриков, подошел к изображению толпы как к основной задаче.  Он взял случайную, многоликую уличную массу и проследил в ней психологические волны, рождаемые патетическим событием.  Розвальни врезаются в густую человеческую массу, превращая равнодушное любопытство в волны потрясенного чувства. Настороженность, испуг, душевная борьба, горение духа, трагический душевный разлад – все эти чувства написаны на лицах людей, стоящих справа и слева от розвальней.
Толпа впереди, та, которая еще не увидала лица Морозовой теснится с любопытством и грубо хохочет в ожидании позорного зрелища. (Возница, мальчишка справа, купец, священник).

        

Там где розвальни прошли, картина толпы меняется органически. Мы видим лица, прошедшие через огненное крещение лика боярыни.

На чьей стороне симпатии самого художника?
Проведенный опрос среди учащихся 9-10 классов показал, что сами зрители в подавляющем большинстве на стороне боярыни Морозовой. Так же опрашиваемые были уверены, что художник сочувствует своей героине.
На заданный вопрос: «На чьей стороне Суриков?»,- мне отвечали: «На стороне Морозовой!»
Однако, мало кто объяснил причину такого своего мнения.
В основном, в ответах было то, что среди сторонников боярыни  больше привлекательных людей, что сторонников вообще больше, что готовность идти на смерть  за свои убеждения вызывает уважение.
В исследовательской литературе, в частности у Натальи Кончаловской и утверждается, что Суриков написал профиль странника с посохом с себя. Изучая литературу о Сурикове, я заметила, что никто из исследователей не обращает внимания на  чернобородого человека рядом с княжной Урусовой.  Мне кажется, что он поразительно похож на самого В.И Сурикова.

    

Я сравнила портреты художника с  фрагментом картины, и увидела, действительно, очень сильное сходство. 

          

Таким образом, изобразив себя в толпе сочувствующих боярыне, художник ясно дает нам понять, на чьей  стороне симпатии самого художника.

Поиски образа боярыни Морозовой.

Каким же должно быть лицо Морозовой, которое одним только взглядом, как огненным крещением меняет настроение и чувства толпы.
В поисках образа Боярыни Морозовой Суриков написал большое количество этюдов, но все эти лица не устраивали художника.
«И как не начну её лицо - толпа бьет - очень трудно было лицо её найти. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было - в толпе терялось.
 В селе Преображенском на старообрядческом кладбище - ведь вот где её нашел. Была у меня одна знакомая- старушка Степанида Варфоломеева  из старообрядок. Они в Медвежьем переулке жили, у них там молитвенный дом был.  А потом их на Преображенском кладбище выселили. Там, в Преображенском, все меня знали. И вот приехала к ним начетчица с Урала – Анастасия Михайловна. Я с неё написал в садике этюд в два часа. И как вставил её в картину - она всех победила». (10)

       

Этюд, хранящийся в Государственной Третьяковской галерее, некоторые исследователи считают портретом, тетки Сурикова, раскольницы Авдотьи Васильевны написанной по памяти. Этюд в Государственном Русском музее это портрет Анастасии Михайловны – церковной начетчицы с Урала.
Однако, при такой трактовке, работа художника сводиться только к поискам подходящего лица и добросовестного переноса его на полотно. Вглядываясь в эскизы Сурикова, и сравнивая их с окончательным вариантом, вошедшим в картину, можно заметить, что Суриков постоянно подчеркивает в разных этюдах определённые, им заранее «виденные» черты. Каждый новый этюд был шагом к рождению нужного художнику образа. Особенно интересно сопоставить два последних этюда - этюд Государственной Третьяковской галереи и этюд из собрания Кончаловских. 
Этюд, принадлежащий Г.Т.Г., написан в технике « А ля прима» с натуры.  А этюд Кончаловских написан в два слоя и это уже не работа с натурой.
Таким образом, не меняя пропорции, художник  уходит от подробностей, создавая обобщенный образ сильной духом женщины, которая не потеряется  в любой толпе. Этот образ и вошел в картину. (11)  Это подтверждается исследованием профессора антрополога М..М. Герасимова, который пришёл к выводу, что на обоих этюдах фигурирует одно и то же лицо. (12)
 
Колорит картины.

Колорит картины является подлинным открытием Сурикова. В основе колорита картины - сочетание черного и белого. Вся картина разделяется на три горизонтальные полосы.
Средняя - самая широкая и темная, верхняя и нижняя полоса — небо и снег – самая светлая. Контрасты и в одежде героев. Черный сарафан Боярыни и белые одежды юродивого при этом он не употребляет почти черные краски. Он пишет его через другие цвета. Понимая красоту, богатство и глубину этого цвета в жизни, Суриков получает черное, комбинируя (по собственным его словам) ультрамарин, краплак и индийскую желтую. Это обычный его рецепт, который в каждом конкретном случае обогащается новыми компонентами. Поэтому черное пятно фигуры Морозовой воспринимается не как провал в холсте, но звучит как тра­гическая симфония, полная тончайших, едва различимых нюансов. Разная по фактуре ткань ее одежды (шубка, рас­кольничий сарафан, платок, шапка) впитали в себя все богатство морозного голубого дня, все яркие краски толпы. Голубовато-синие рефлексы черного рукава светлеют и ка­жутся белесыми на коленях. Богатство рефлексов жесткой ткани сарафана усиливается контрастом глубокого цвета ее бархатной шубки. Правая пола, волочащаяся по снегу, ка­жется холодной, фиолетово-синей (предельной густоты), левая пола на фоне желтой соломы — теплой. Сквозь синеву ее проступает едва уловимый вишневый тон, как отклик на яркий цвет шубки Урусовой.(13)


  
Контрастом черному пятну одежды Морозовой является белые рубище юродивого. Сложность в том, что белые одежды юродивого написаны на фоне белого снега полного рефлексов и теней.  Интересно,   что черное    и    белое пятна героев композиции не только не теряются на фоне красок толпы, но, напротив, сразу привлекают к себе  внимание. Это цветовая симфония подлинное открытие Сурикова.
«На снегу писать - все иное получается. Вон пишут на снегу силуэтами… А на снегу все пропитано светом. Все в рефлексах, лиловых и розовых.
Как снег глубокий выпадет, попросишь во дворе на розвальнях проехать, чтобы снег развалило. А потом начнешь колею писать. И чувствуешь здесь всю бедность красок». (14)
Благодаря уникальному колориту Сурикова, несмотря на всю его яркость, его герои  никогда не выглядят «ряженными», а его композиции не кажутся театральными постановками. Сам дух истории живет в его картинах.
     
Можно сделать вывод, что, работая над образом боярыни Морозовой, воссоздавая события далекого 17 века, тщательно изучая исторические факты, В.И. Суриков  иногда сознательно отходил от натуралистического изображения. Важнее всего для художника  было создание обобщенного портрета русского народа: бояр, горожан, бедняков, юродивых. Он стремился передать главные черты русского национального характера: верность долгу, готовность на самопожертвование во имя идеалов.

Сноски к главе второй: Ворона на снегу.

1 Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985.
2 Дар бесценный.  Кончаловская Н.- Красноярское книжное издательство. 1978г.  Ст. 18
3 Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985
4 Дар бесценный.  Кончаловская Н.- Красноярское книжное издательство. 1978г. Ст.170
5 Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985
6 В. Суриков. Боярыня Морозова.  Перцев Д.  Художник.1960 г. №1.Ст.48.
7 Наглядные образы произведений В.И.Сурикова. «Боярыня Морозова» «Степан Разин» Жуковский В.И. –Красноярск 1998г.Ст. 61-65
8 Там же. Ст. 63.
9 Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985
10 Там же.
11 В. Суриков. Боярыня Морозова. Перцев Д. – Художник.1960 г. №1. Ст.45-46
12 Там же. Ст. 46.
13 Там же. Ст.44
14 Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985                                                            

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате исследования, изучив литературу, в которой описывается судьба Федосьи Прокопьевны Морозовой, мы должны признать, что Суриков хорошо знакомый с подлинными историческими источниками, тем не менее, сильно отклонился от них. Стараясь подчеркнуть силу образа, он часто отходит от исторических деталей. Кроме того произведения изобразительного искусства становятся историческими источниками при условии, что автор является современником событий. Полотно В.И. Сурикова «Боярыня Морозова» и  с этой точки зрения не является историческим источником. Однако живописные произведения В.И Сурикова могут быть источниками при изучении культуры и быта народа. Художник тщательно изучал и воссоздавал в своих картинах костюмы, предметы быта, архитектуру,  многочисленные типы разных социальных групп, мужчин, женщин, детей, бояр и бедняков, нищих и юродивых.Главная ценность живописи Сурикова в том, что художник предлагает нам свой взгляд, свою версию исторических событий. Он отражает историю в художественных образах и дает нам возможность глубоко прочувствовать ее на эмоциональном уровне. Правда истории и правда искусства не одно и то же: у науки и живописи разные задачи. Живопись   помогает понять характер и менталитет народа. Дух времени. Глубоко любя Россию, хорошо зная «изнутри» характер народа, великий русский живописец в своем творчестве дает нам возможность почувствовать  душу народа, его историю на эмоциональном уровне. И с этой точки зрения картины В. И. Сурикова обязательно должны изучаться  на уроках истории Отечества. 

О боярыне Морозове существует много исследований, но каждое поколение, изучая творчество Сурикова,  будет по-своему отвечать на вопросы о проблеме  личности и власти, о силе характера и о верности своим убеждениям.

           

Список литературы.

  • Раскол. Реформы Никона. Старообрядчество. Агеева Елена-. Москва «Аванта+» 1995г.
  • Боярыня Морозова. Агеева Елена. Москва «Аванта+» 1995г.
  • Суриков и Сибирь. Безызвестных Е.Ю- Издательство Красноярского отделения ассоциации «Русская энциклопедия» 1995г.
  • В. Суриков- Большакова Л.А. Москва «Изобразительное искусство» 1985г. 
  • Суриков. Максимилиан Волошин. Ленинград, Художник РСФСР, 1985.
  • 1890-е годы как основополагающий этап в портретном творчестве В.И Сурикова. Васильева-Шляпина Г.Л.   Суриковские чтения. Красноярск 1998г.
  • Наглядные образы произведений В. И. Сурикова «Боярыня Морозова» и «Степан Разин». Жуковский В. И - Суриковские чтения. Красноярск 1998г.
  • Дар бесценный. Кончаловская Наталья - Красноярское книжное издательство 1978г.
  • Его великие открытия. Кугач Юрий - Юный художник. 1988г.  №1
  • Пейзаж Сибири в исторической живописи  В.И. Сурикова 1890-х годов - Ломанова Т.М.-                           
  • История Русского искусства.  Машковцева Н.Г. –Москва. «Искусство» 1960 г.
  • Историческая живопись Сурикова 1900—1910-х гг.и русское искусство начала XX века. Москалюк М.В. -. Суриковские чтения. Красноярск 1998г.                                     
  • В.И. Суриков (Боярыня Морозова). Перцев Д.  Худ. 1960г.  №1
  • Живопись В.И. Сурикова как историко-этнографический источник (к постановке проблемы). Романова Н.М.-    Суриковские чтения. Красноярск 1998г.    
  • Смысловое значение диагональных построений в живописи. Тарабукин Н. М. –Тарту. 1973г.
  • Домашний быт русских цариц в 16-17 столетиях. Забелин  - И Е.- Новосибирск наука 1992г.

Боярыня Морозова. Тайны земли Московской

Боярыня Морозова

Как странно Вы спросили: нравится ли мне суриковская «Боярыня Морозова». Что значит — нравится? «Боярыня Морозова» — это данность русской истории, русского характера, русской женщины, наконец.

Из письма А. И. Сумбатова-Южина. 1909

Женщину поднимали на дыбу. Раз. Другой. Снова и снова. Треск костей. Запах крови. Боль… От нее не требовали повиниться или в чем-то признаться. Палачи знали: бесполезно. Пусть лишь сложит пальцы для крестного знамения, как велит царь. Три вместо двух. Веками жили с двуперстием. Теперь по исправленным от ошибок переписчиков церковным книгам, рассуждениям князей церкви все должно было измениться сразу. Ради утверждения полноты царской власти: все, как один, всё, как приказано.

Женщина не знала толком богословских разночтений. Она думала о другом — о совести. Делать то, во что веришь. Не уступать насилию. Так чувствовали на Руси многие. Решились сказать «нет» некоторые.

Очень немногие. Она среди первых и самых ярых. Боярыня из первых в государстве. Свойственница царицы. Своя в царских теремах. Шел 1671 год. Боярыня Федосья Морозова — царь Алексей Михайлович…

В. И. Суриков. Фрагмент картины «Боярыня Морозова».

Двести с лишним лет спустя, в 1887 году, на XV Передвижной выставке появился огромный холст Василия Ивановича Сурикова «Боярыня Морозова». Рядом с «Золотой осенью» Остроухова, «Христом и грешницей» Поленова, «Героями Севастополя» Максимова, «На бульваре» Владимира Маковского, портретами кисти Репина, Крамского, Ярошенко. Репин напишет Стасову: «Какая у нас нынче выставка! Не бывало еще такого разнообразия и такой высоты исполнения. Не говорю уж о Сурикове! Увидите сами…»

Отклик критика окажется куда более сдержанным, чем ждал художник: «А знаете ли, Владимир Васильевич, мне обидно, что про Сурикова Вы в статье Вашей написали и немного, и неудачно… Сравнение его с Перовым, по-моему, не совсем верно, а вот с Мусоргским — так это превосходное и вернейшее сравнение». В представлени и Стасова, в суриковской толпе слишком мало сильных характеров, и настоящий XVII век выражен лишь в самой боярыне Морозовой. Вольно или невольно он искал в полотне Сурикова подтверждения правоты народнических идей о готовности русского народа отозваться на первый же призыв к бунту, схватиться за топоры, побороть гнет. Процессы против народников едва успели завершиться. Образы Веры Засулич, Софьи Перовской волновали молодежь и поэтов. Потрясенность обстановкой восьмидесятых годов мешала вернуться к глубочайшему смыслу последней пушкинской строчки в «Борисе Годунове»: «Народ безмолвствует». Суриков оказался ближе не к Мусоргскому, но к Пушкину. Он погрешил бы против исторической истины и характера народа, потрафив желаниям Стасова.

Смысл жизни для Василия Ивановича составляла воля. Ни перед кем не заискивал. Ни от кого не хотел зависеть. Расплачивался за независимость скупыми заработками — куда меньшими, чем у бездарных коллег. Отсутствием чинов и орденов, профессорского звания, почетных мест во всяческого рода комиссиях и советах. Тем, что за всю жизнь не имел мастерской — работал в низеньких и тесных комнатушках московских жилых домов. «Строгая жизнь», — отзывался Репин о суриковских квартирах. Пара ломаных стульев с дырявыми соломенными сиденьями. Сундук. Скупо запачканная красками палитра — экономить при двух дочках и больной жене приходилось на всем. Чуть теплые печи. «Василий Иванович занимал две небольшие квартиры, расположенные рядом, — вспоминал художник А. Я. Головин, — и, когда писал свою „Боярыню Морозову“, он ставил огромное полотно на площадке и передвигал его то в одну дверь, то в другую, по мере хода работы». Чтобы видеть картину целиком, Суриков смотрел на нее сбоку, из просвета соседней темной комнаты. Тяготился ли неудобствами? Разве в том, что не часто мог посылать в Красноярск матери и брату нехитрые гостинцы, не каждый год ездить навещать. Но и то объяснялось не деньгами — работой. Вот соберу материал для картины, вот кончу картину…

«Воровскими людьми» называли документы предков художника за то, что участвовали они в Красноярском бунте XVII века. Бунтовали и воевали всю жизнь, в 1825 году вышли в офицеры. Это Суриковы. Другое дело — материнская родня. «Мать моя из Торгошиных была. А Торгошины были торговыми казаками — извоз держали, чай с китайской границы возили от Иркутска до Томска, но торговлей не занимались… Дед еще сотником в Туруханске был. Дом наш соболями да рыбой строился. Тетка к деду ездила. Рассказывала потом про северное сияние. Солнце там, как медный шар. А как уезжала — дед ей полный подол соболей наклал».

Крепостного права в тех местах не знали. Жили строго, честно. В родной станице Сурикова — Бузимовской — еще долго стояли дома из вековых бревен, в окнах слюда вместо стекол. Бились на кулачках. Когда отца не стало, мать брала с собой на погост детей. Причитала долго. Истово. По-старинному. Но сыновьям хотела во что бы то ни стало образование дать.

«Смотришь, бывало, на Василия Ивановича и думаешь: „Вот сила, могучая, стихийная сила сибирская! Самородок из диких гор и тайги необъятного края! — писал Максимилиан Волошин. — Самобытность, непреклонная воля и отвага чувствовались в его коренастой фигуре, крепко обрисованных чертах скуластого лица со вздернутым носом, крупными губами и черными, точно наклеенными, усами и бородой. Кудлатая черная голова, вихры которой он часто по-казацки взбивал рукой. Речь смелая, упорная, решительная, подкрепляемая иногда ударом кулака по столу. Ему бы бросаться на купецкие ладьи с криком: „Сарынь на кичку!“ — или скакать на диком сибирском коне по полям и лесным просекам. Садко-купец или ушкуйник!“

Образ Морозовой впервые входит в жизнь Сурикова еще в самые ранние сибирские годы, когда он учится в красноярском уездном училище. О боярыне ему рассказывала его тетка и крестная мать О. М. Дурандина. На нотах для гитары молодой художник делает первый набросок «Утра стрелецкой казни» и там же пробует первое композиционное решение «Боярыни Морозовой», но долго не решается им по-настоящему заняться. И в «Утре стрелецкой казни», и в последовавшей за ним картине «Меншиков в Березове» Суриков словно готовится к своей будущей героине. Его женщины любят, страдают, отчаиваются, надламываются под ударами судьбы. Они умеют верить и хранить верность, сполна отдавать свое сердце любимым и ничего не требовать взамен. Но для характера русской женщины этого мало. В «Боярыне Морозовой» этот характер должен был взорваться такой внутренней силой убежденности, способности к противостоянию людям и обстоятельствам, что стал бы символом всей России. Недаром Суриков придавал этому полотну неизмеримо большее значение, чем «Утру стрелецкой казни».

Первая касающаяся будущей картины запись появляется в дорожном альбоме художника во время его первой поездки в Западную Европу. Германия, Франция, Италия, Австрия — может быть, именно множество впечатлений вместе с отстраненностью от родных мест позволяют отчетливо сформулировать смысл «Боярыни Морозовой». Со свойственной ему скупостью на слова Суриков записывает: «Статья Тихонравова Н. С. „Русский вестник“. 1865. Сентябрь. Забелина. Домашний быт русских цариц. 105 стр. Про боярыню Морозову». Это были описания того, как перевозили государственную преступницу из дома в застенок.

«Только я на картине сперва толпу писал, — признается художник, — а ее после. И как ни напишу ее лицо — толпа бьет. Очень трудно было ее лицо найти. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было. В толпе терялось». Он писал и со своей сибирской тетки Авдотьи Васильевны, которая напоминала ему по типу Настасью Филипповну Достоевского, и со своей жены Елизаветы Августовны, внучки декабриста Свистунова, и, наконец, с начетчицы с Урала Анастасии Михайловны. И одновременно по крупицам собирает впечатления для каждого из действующих лиц, для каждой изображенной на картине подробности. «Я не понимаю действий отдельных исторических лиц без народа, без толпы, мне нужно вытащить их на улицу…» — писал Суриков. Он и искал впечатления на улицах, в окружающей жизни.

Юродивый — торговец огурцами с московской толкучки: «Вижу — он. Такой вот череп у таких людей бывает… В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ноги натер…» Священник в толпе — это бузимовский дьячок Варсонофий, с которым доводилось ездить восьмилетнему Сурикову из станицы в город, пьянчужка, путешествовавший всю ночь со штофом в руке. Кланяющиеся девушки — старообрядки с Преображенского. Это в них, тихих и покорливых, готовы разгореться искры бунта Морозовой. И в той самой среде, в которой они родились и выросли, которую давно перестали замечать.

Вот только как и почему овладела мыслями и памятью русских людей подлинная боярыня Федосья Прокопьевна Морозова?

На первый взгляд особых заслуг за немолодым Глебом Ивановичем Морозовым, взявшим за себя вторым браком семнадцатилетнюю красавицу Федосью Соковнину, не числилось, но боярином, как и оба его брата — Михаил и Борис, он был. С незапамятных времен владели Морозовы двором в самом Кремле, неподалеку от Благовещенского собора. Недальний их предок Григорий Васильевич получил боярство в последние годы правления Грозного. До Смутного времени владел кремлевским двором Василий Петрович Морозов, человек прямой и честный, ставший под знамена Пожарского доверенным его помощником и соратником, не таивший своего голоса в боярской думе, куда вошел при первом из Романовых. В Кремле же родились его внуки, Глеб и Борис. Последнему доверил царь Михаил Федорович быть воспитателем будущего царя Алексея Михайловича. Здесь уже нужна была не столько прямота, сколько талант царедворца: и нынешнему царю угодить, и будущего не обидеть. Воспитание венценосцев — дело непростое. Борис Иванович всем угодил, а чтобы окончательно укрепиться при царском дворе, женился вторым браком на родной сестре царицы Марьи Ильиничны — Анне Милославской. Так было вернее: сам оплошаешь, жена умолит, золовка-царица в обиду не даст, племянники — царевичи и царевны — горой встанут. Милославских при дворе множество, дружных, во всем согласных, на выручку скорых.

Да и брат Глеб не оплошал — жену взял с соседнего кремлевского двора князей Сицких, владевших этой землей еще во времена Грозного, когда был их прадед женат на родной сестре другой царицы — Анастасии Романовны. После же смерти первой своей боярыни мог себе позволить Глеб Морозов, отсчитавший уже полсотни лет, заглядеться на девичью красоту, посвататься за Федосью.

Теперь пришло время радоваться Соковниным. Им-то далеко было до Морозовых. Разве что довелось Прокопию Федоровичу дослужиться до чина сокольничего, съездить в конце 1630 года посланником в Крым да побывать в должности калужского наместника. Но замужество дочери стоило многих служб. И не только мужу по сердцу пришлась Федосья. Полюбилась она и всесильному Борису Ивановичу, и жене его, царицыной сестре, да и самой царице Марье Ильиничне. Собой хороша, нравом строга и наследника принесла в бездетную морозовскую семью — первенца Ивана. Может, к хозяйственным делам особой склонности и не имела, но со двора выезжать не слишком любила, и упрекнуть молодую боярыню было не в чем.

Любила ли своего Глеба Васильевича или привыкла к старику, ни о чем другом и помыслить не умела, тосковала ли или быстро притерпелась? Больше молчала, слова лишнего вымолвить не хотела. А ведь говорить умела, и как говорить! Когда пришлось спорить о своей правде, о том, во что поверила, во что душу вложила, проспорила с самим митрополитом целых восемь часов: «И бысть ей прения с ними от второго часа нощи до десятого». Не убедила. Не могла убедить. Да ведь говорила-то по делу, доводы находила, возражала, переспорить себя не дала.

Упорством своим Федосья, похоже, была обязана своему роду. И предки ее, Соковнины, отличались им, и когда настал час Федосьи, встали вместе с нею сестра Евдокия, по мужу княгиня Урусова, и братья, Федор и Алексей. Не отреклись, царского гнева и опалы не испугались. (Остался и позже в их роду бунт против тех, кому принадлежала власть. Тот же брат Алексей был казнен в 1697 году Петром I за то, что вместе с Иваном Циклером решил положить конец его царствованию, а брат Федор, несмотря на полученный боярский чин, оказался в далекой ссылке. Позже, во времена Анны Иоанновны, не кто иной, как Никита Федорович Соковнин поплатился за сочувствие Артемию Волынскому, за планы переустроить власть на свой — не царский образец.).

Покорство — ему в соковнинском доме, видно, никто Федосью Прокопьевну толком не научил. Пока жила с мужем, воли себе не давала. Но в тридцать овдовела, осталась сам-друг с подростком-сыном, тогда-то и взяла волю, заговорила в голос о том, что и раньше на сердце лежало, — о правильной вере. И потянулись к Федосьиному двору в переулке на Тверской — сразу за нынешним театром Ермоловой — сторонники раскола, пошел по Москве слух о новоявленной праведнице и проповеднице. Может, не столько сама была тому причиной, сколько протопоп Аввакум, вернувшийся из сибирской ссылки и поселившийся в доме покойного боярина Глеба Морозова. «Бывало, сижю с нею и книгу чту, — будет вспоминать протопоп, — а она прядет и слушает». Вот только откуда родился в ней бунт против никонианских затей, убежденность в собственной правоте и сомнение в правоте патриарха?

Истолкование раскола и никонианства и сегодня далеко не единогласно. Очевидно одно, что Никон выступил против традиционной обрядности, за которой стояла феодальная пестрота постоянно образовывавшихся на местах культов. Исправление богослужебных книг, икон, пения было прямым путем к церковной, а за ней и политической централизации, в которой нуждалось государство. Сюда же присоединялся полный пересмотр состава священнослужителей, что позволяло занять места наиболее строптивых и независимых покорными и организованными.

Другая сторона дела — создание усилиями Никона системы «частного национального папизма», по выражению Ю. Самарина, церковного государства, стоящего над государством светским. Наконец, само по себе исправление традиционной обрядности осуществлялось на принципах восточной церкви. Для Никона и его сторонников греки были единственными носителями церковной истины.

Для народа подобное наступление центральных властей означало ограничение сложившегося быта. Правительство становилось врагом веры и церкви, против него оказывалось возможным выступать. Приобретает распространение среди бежавших на Дон людей идея похода на Москву, уничтожения «московских иродов». Бунтовали крестьяне. Бунтовали горожане из тех, кто трудом изо дня в день добывал пропитание. Бунтовали окраины, принимавшие все больше и больше беглецов. Двоеперстие становилось правом на собственную веру, благословляло душевный бунт против неправедных земных владык. Какое дело, чем разнились правленые и неправленые книги, — главным становилось неподчинение. В завзятости споров скрывалось отчаяние сопротивления. Машина разраставшегося государства не знала пощады в слаженном движении своих бесчисленных, хитроумно соединенных шестеренок и колес.

При жизни мужа Федосья Морозова особой религиозностью не отличалась. Жила, как все, поступала, как иные. Или и здесь время сказало свое слово — желание понять себя и обо всем поразмыслить самому? Человек шестидесятых годов XVII века мучительно искал пути к самому себе. И еще — сознание собственной значимости. Аввакум скажет — гордыни.

А воля словно сама шла в руки, прельщала легкостью и неотвратимостью. В 1661 году не стало боярина Бориса Ивановича Морозова, главного в семье, перед которым и глаз не смела поднять, хоть тот и любил, и баловал невестку. Годом позже разом не стало мужа и отца — в одночасье ушли из жизни боярин и калужский наместник. Еще через полтора года могла уже распорядиться принять ссыльного протопопа, объявить себя его духовной дочерью.

Царский двор глаз со вдовой боярыни не спускал и вмешался сначала стороной: не успел Аввакум проделать путь из Сибири до столицы, как к концу лета 1664 года был снова сослан на Мезень. Ни покровительство, ни заступничество Федосьи не помогли. Надо бы боярыне испугаться, притихнуть. А она, наученная неистовым протопопом, пришла в ярость, начала сама проповедовать, не скрываясь, сама смутила сестру, забрала в руки сына. Теперь уже к ней самой приступили с увещеванием, постарались приунять, утихомирить. И увещевателей нашли достойных ее сана, ее гордыни.

Разговор с Федосьей Прокопьевной повели архимандрит Чудова монастыря в Кремле Иоаким и Петр Ключарь. Кто знает, как долго говорили с отступницей, только, видно, ничего добиться не смогли.

За упорство к концу 1664 года отписали у боярыни половину богатейших ее имений, но выдержать характер царю не удалось. Среди милостей, которыми была осыпана царица Марья Ильинична по поводу рождения младшего сына Иоанна Алексеевича, попросила она сама еще об одной — помиловании Федосьи. Алексей Михайлович не захотел отказать жене. Иоанн Алексеевич родился в августе, 1 октября 1666 года были выправлены все бумаги на возврат Федосье Прокопьевне всех морозовских владений.

И снова поостеречься бы ей, не перетягивать струны, уйти с царских глаз. Но то, что очевидно для многих царедворцев, непонятно Федосье. Для нее нечаянная, вымоленная царицей милость — победа, и она хочет ее испытать до конца. Все в ее жизни возвращается к старому: странники на дворе, беглые попы, нераскаявшиеся раскольники. Федосья торжествует, не замечая, как меняются обстоятельства и время. Уходят из жизни ее покровители, теперь уже последние: в сентябре 1667 года невестка — царицына сестра Анна Ильинична Морозова, в первых днях марта 1669 года — сама царица. И странно: благочестивейшая, богобоязненная, в мыслях своих не согрешившая против власти церкви, против разгула никонианской грозы, царица Марья Ильинична не видела греха в «заблуждениях» Федосьи Морозовой. Ведь и сам царь Алексей Михайлович знакомился с Аввакумом, привечал его и на первых порах не прочь был обойтись с неистовым протопопом как с Федором Ртищевым, лишь бы не посягал на каноны слитой с государством церкви.

Федор Ртищев воинствовал со всей церковью и ее князьями, желал жить по воле разума своего и совести, а не по предписаниям церковным. Раздавал имение нуждающимся: царил на Руси жестокий голод — продал дорогую свою рухлядь и драгоценные фамильные сосуды, чтобы дать хлеб голодающей Вологде. Основал в двух верстах от Москвы монастырек со школой, где начал учить всех, у кого были способности и охота. Пригрел в своей школе знаменитого Епифания Славинецкого, уговорил ученого заняться переводами с греческого да, кстати, составить и греко-русский словарь. Хулил православные обряды за то, что театральным действом прикрывают суть веры, когда просто надо быть в жизни честным человеком. Крестьян своих отваживал от богослужений: главное — жить по совести, а без обрядов и икон можно обойтись. Спорил с самим Никоном, что зря вмешивается в мирские дела, хочет управлять государством. Это ли не вольность суждений, которая не одного могла увлечь на опасный путь! А вот когда по наветам церковников пытались Федора Ртищева убить, спасение нашел он в личных покоях царя. Алексей Михайлович дал ему должность придворную — поставил главным над любимой своей соколиной охотой, уговорил написать, как такую охоту вести, а дальше и вовсе поручил учить наукам сына — царевича Алексея Алексеевича, объявленного наследника престола. Сколько людей при дворе мечтало о такой неслыханной чести! Но с Аввакумом иначе.

Отбыв все испытания сибирской ссылки, Аввакум напишет о возвращении в Москву в своем «Житии»: «Также к Москве приехал и, яко ангела Божия, прияша мя государь и бояря, — все мне ради. К Федору Ртищеву зашел: он сам из полатки выскочил ко мне; благословился от меня, и учали говорить много-много, — три дни и три нощи домой меня не отпустил и потом царю обо мне известил. Государь меня тотчас к руке поставить велел и слова милостивые говорил: „здорово ли-де, протопоп, живешь, еще-де видатца Бог велел“. И я соротив руку ево поцеловал и пожал, а сам говорю: „жив Господь, и жива душа моя, царь-государь, а впредь что изволит Бог“. Он же, миленький, вздохнул, да и пошел, куда надобе ему… Давали мне место, где бы я захотел, и в духовники звали, чтобы я с ними соединился в вере; аз же вся сии яко уметы (грязь. — Ред.) вменил…»

Мог Аввакум и приукрасить, мог — и хотел — покрасоваться, но правда в его рассказах была. Ему отказ стоил ссылки на Мезень. Час Федосьи Морозовой наступил позже. И не стал ли главной ее виной гордый отказ прийти на свадьбу царя с новой женой, Натальей Нарышкиной?

Для Федосьи два года не срок, чтобы забыть царю о покойной царице Марье Ильиничне. Против нового брака были все: и царские дети — родила их Марья Ильинична тринадцать человек, и заполонившие дворец Милославские: появление новой царицы означало появление новых родственников, новую раздачу мест и выгод, — и даже церковники. А решилась пренебречь царской волей одна Федосья Прокопьевна. Когда царский посланец приходит приглашать боярыню Морозову на царскую свадьбу, Федосья решается на неслыханный поступок — отказывается от приглашения и плюет на сапог гонца. Чаша терпения Алексея Михайловича была переполнена. Расчеты государственные перехлестнулись с делами личными. В ночь на 16 ноября того же, 1671 года строптивая боярыня навсегда простилась со свободой.

После прихода чудовского архимандрита Иоакима Федосью Морозову вместе с находившейся у нее в гостях сестрой, княгиней Евдокией Урусовой, заключают в подклете морозовского дома. Федосья отказывается подчиниться приказу, и слугам приходится снести боярыню в назначенное место на креслах. Это будет ее первая тюрьма.

Но даже сделав первый шаг, Алексей Михайлович не сразу решается на следующий. Может, и не знает, каким этому шагу быть. Два дня колебаний, и митрополит Павел получает приказ допросить упрямую раскольницу. Допрос должен вестись в Чудовом монастыре. Но Федосья снова отказывается сделать по своей воле хотя бы шаг. Если она понадобилась тем, в чьих руках сила, пусть насильно несут ее куда хотят. И вот от морозовского двора по Тверской направляется в Кремль невиданная процессия: Федосью несут на сукне, рядом идет сестра Евдокия — только в тот единственный раз были они в дороге вместе.

Митрополиту Павлу не удается вразумить строптивицу. А ведь, казалось, все еще могло прийти к благополучному концу. Митрополит не собирался выказывать свою власть и в мыслях не имел раздражать Соковниных и Милославских. Царева воля значила много, но куда было уйти от именитого родового боярства. Цари менялись — боярские роды продолжались, и неизвестно, от кого в большей степени зависели князья церкви. Но оценить осторожной снисходительности своего следователя Федосья Морозова не захотела. Донесения патриарху утверждали, что держалась боярыня гордо, отвечала дерзко, каждому слову увещевания противоречила, во всем с сестрой «чинила супротивство». Допрос затянулся на много часов и одинаково обозлил обе стороны. Полумертвую от усталости, слуги снова отнесли боярыню в подклет собственного дома, под замок, но уже только на одну последнюю ночь.

Алексею Михайловичу не нужно отдавать особых распоряжений, достаточно предоставить свободу действий патриарху. Иоасаф II сменил Никона, ни в чем не поступившись никонианскими убеждениями. Это при нем и его усилиями произошел окончательный раскол. Те же исправленные книги для богослужений. Те же строгости в отношении пренебрегавших этими книгами священников. Попы, следовавшие дониконианскому порядку служб, немедленно и окончательно лишались мест. Все неповинующиеся церкви предавались анафеме. И хотя Иоасаф вернулся к форме живой проповеди в церкви, хотя печатал чужие, разъясняющие нововведения труды, переубеждать Морозову никто не собирался.

Наутро после допроса в Чудовом монастыре Федосье вместе с сестрой еще в подклете родного дома наденут цепи на горло и руки, кинут обеих на дровни, да так и повезут скованными и рядом лежащими по Москве. В. И. Суриков ошибался. Путь саней с узницами действительно лежал мимо Чудова монастыря. Морозова и впрямь надеялась, что на переходах дворца мог стоять и смотреть на нее царь. Но ни сидеть в дровнях, ни тем более вскинуть руку с двуперстием она не могла: малейшее движение руки сковывал застывший на морозе железный ошейник на горле.

Неточны историки и в другом обстоятельстве. Известные вплоть до настоящего времени документы утверждали, будто путь дровен с узницами лежал в некий Печерский монастырь. На самом деле речь шла не о монастыре, а о его подворье, которое было приобретено в 1671 году у Печерского монастыря для размещения на нем Приказа тайных дел. Подворье было предназначено для пребывания Федосьи. Евдокию в других дровнях отправили к Пречистенским воротам, в Алексеевский монастырь. Княгиня Урусова ни в чем не уступала сестре. Ее велели водить на каждую церковную монастырскую службу, но княгиня не шла, и черницам приходилось таскать ее на себе, силой заталкивая в особые носилки.

Улицы Москвы. Гравюра.

Для одних это была «крепость», для других «лютость», но для всех одинаково — поединок с царской волей. Утвержденный на Московском соборе в мае 1668 года раскол был делом слишком недавним, для большинства и вовсе непонятным. Но москвичи были на стороне бунтовщиц, тем более женщин, тем более матерей, оторванных от домов и детей. Скорая смерть Иоасафа II, через несколько месяцев после ареста Морозовой, а за ним и его наследника — Питирима — воспринималась знамением свыше. «Питирима же патриарха вскоре постиже суд Божий», — утверждал современник.

А ведь новоположенный патриарх Питирим никак не хотел открытых жестокостей. Ему незачем было начинать свое правление с суда над знатными и уже прославившимися в Москве непокорными дочерьми церкви. Он был готов увещевать, уговаривать, ограничиться, наконец, простой видимостью раскаяния. Старый священник, он знает: насилие на Руси всегда рождает сочувствие к жертве и ненависть к палачу. Москва только что пережила Медный бунт, и надо ли вспоминать те страшные для обитателей дворца дни? Но царь упорствует. Называвшийся тишайшим, Алексей Михайлович не хочет и слышать о снисхождении и компромиссах. Строптивая боярыня должна всенародно покаяться и повиниться, должна унизиться перед ним.

Настоятельница Алексеевского монастыря слезно молит избавить ее от узницы. Не потому, что монастыри не привыкли выполнять роль самых глухих и жестоких тюрем — так было всегда в Средние века, не потому, что Урусова — первая заключенная в этой обители. Настоятельница заботится о прихожанах — к Урусовой стекаются толпы для поклонения. Здесь окажешься виноватой и перед властями, и перед москвичами. О доброй славе монастыря приходится радеть день и ночь, и Питирим хочет положить конец чреватому осложнениями делу: почему бы царю не выпустить обеих узниц? Бесполезно!

…Сначала были муки душевные. Сын! Прежде всего сын. Не маленький — двадцатидвухлетний, но из воли матери не выходивший, во всем Федосье покорный, из-за нее и ее веры не помышлявший ни о женитьбе, ни о службе. И мать права — ему не пережить ее заключения. Напрасно Аввакум уверял: «Не кручинься о Иване, так и бранить не стану». Может, и духовный отец, а все равно посторонний человек. Ведь недаром же сам вспоминал: «…И тебе уж некого четками стегать и не на ково поглядеть, как на лошадки поедет, и по головки неково погладить, — помнишь, как бывало».

Помнила. Еще бы не помнила! Душой изболелась, печалясь о доме, пока чужой, никонианский, поп не принес страшную весть, что не стало Ивана, что никогда его больше не увидит и даже в последний путь не сможет проводить. От попа пришла и другая весть — о ссылке обоих братьев, что не захотели от нее и Евдокии отречься. Новые слезы, новые опустевшие в Москве дома. Знала, что сама всему виною, но теперь-то и вовсе окаменела в своем упорстве, выбрала муки и смерть, и они не заставили себя ждать.

Алексей Михайлович не сомневался в «лютости» Федосьи. Так пусть и новый патриарх убедится в ней. Скованную боярыню снова привезут в Чудов монастырь, чтобы Питирим помазал ее миром. Но даже в железах Федосья будет сопротивляться, осыпать иерарха проклятиями, вырываться из рук монахов. Ее повалят, протащут за ошейник по палате, вниз по лестнице и вернут на бывшее Печерское подворье. Со следующей ночи на ямском дворе приступят к пыткам. Раздетых до пояса сестер станут поднимать на дыбу и бросать об землю. Федосье достанется провисеть на дыбе целых полчаса. И ни одна из сестер Соковниных не отречется, даже на словах не согласится изменить своей вере. Теперь настанет время отступать царю. Алексей Михайлович согласен — пусть Федосья на людях, при стечении народа перекрестится, как требует церковь, троеперстием, пусть просто поднимет сложенные для крестного знамения три пальца. Если даже и не свобода, если не возврат к собственному дому — да и какой в нем смысл без сына! — хотя бы конец боли, страшного в своей неотвратимости ожидания новых страданий. В конце концов, она только женщина, и ей уже под сорок лет.

И снова отказ «застывшей в гордыне» Федосьи, снова взрыв ненависти к царю, ставшему ее палачом. Теперь на помощь Морозовой пытается прийти старая и любимая тетка царя — царевна Ирина Михайловна. Да, она до конца почитала Никона, да, ее сестра царевна Татьяна Михайловна с благословения Никона училась живописи и написала лучший никоновский портрет, но примириться с мучениями Федосьи царевнам-теткам не под силу. Ирина Михайловна своим именем молит племянника отпустить Морозовой ее вину, прекратить пытки, успокоить московскую молву. Алексей Михайлович неумолим. «Свет мой, еще ли ты дышишь? — напишет в те страшные месяцы Аввакум. — Друг мой сердечной, еще ли дышишь, или сожгли, или удавили тебя? Не вем и не слышу; не ведаю — жива, не ведаю — скончали. Чадо церковное, чадо мое дорогое, Федосья Прокопьевна. Провещай мне, старцу грешну, един глагол: жива ли ты?».

Это было чудом — она еще жила. Жила и когда ее перевезли в Новодевичий монастырь, оставив без лекарственных снадобий и помощи. Жила и когда ее переправили от бесконечных паломников на двор старосты в Хамовниках. Жила и когда распоряжением вконец рассвирепевшего царя была отправлена в заточение в Боровск, где поначалу, к великому их счастью, сестры окажутся вместе.

Когда-то, за пять столетий до нашей эры, Геродот, описывавший северную часть Европы, коснулся и Калужских земель, коснулся неопределенно, мимоходом, потому что никаких подлинных сведений о тех местах не имел. Толкователи историка усматривали из его слов, что от верховьев Днестра, через Волынь, Белоруссию, Калугу и Москву до самой Владимирщины простиралась пустыня. На отрезке между Москвой и Калугой пустыня носила название Птерофории, иначе Перьевой земли. Причиной названия стал снег, будто бы всегда паривший здесь в воздухе и состоявший из мелких перьев или пуха. Из этих удивительных мест и был родом Борей — северный ветер.

Вряд ли боярыня Морозова слышала о Геродоте, но его легенда обернулась для нее единственной правдой. Стылые стены тюрьмы-сруба. Едва тронутое светом зарешеченное окошко. Холод, которого не могло осилить ни одно лето. Голод — горстка сухарей и кружка воды на день. И тоска. Звериная, отчаянная тоска. Царь, казалось, забыл о ненавистной узнице. Казалось…

Спустя два года, в апреле 1675 года, в Боровск приезжает для розыска по делу Морозовой стольник Елизаров со свитой подьячих. Он должен сам провести в тюрьме «обыск» — допрос, сам убедиться в настроениях узницы и решить, что следует дальше предпринимать. Стольнику остается угадать царские высказанные, а того лучше — невысказанные желания. Откуда боярыне знать, что, чем бы ни обернулся розыск, он все равно приведет к стремительному приближению конца.

Сменивший стольника в июне того же года дьяк Федор Кузьмищев приедет с чрезвычайными полномочиями: «Указано ему тюремных сидельцев по их делам, которые довелось вершать, в больших делах казнить, четвертовать и вешать, а иных указано в иных делах к Москве присылать, и иных велено, которые сидят не в больших делах, бивши кнутом выпущать на чистые поруки на козле и в провотку…»

Дьяк свое дело знал. Его решением будет сожжена в срубе стоявшая за раскол инокиня Иустина, с которой сначала довелось делить боровское заточение Морозовой. Для самой же Морозовой и Урусовой Федор Кузьмищев найдет другую меру: их опустят в глубокую яму — земляную тюрьму. И то сказать, зажились сестры. Теперь они узнают еще большую темноту, леденящий могильный холод и голод. Настоящий. Решением дьяка им больше не должны давать еды. Густой спертый воздух, вши — все было лишь прибавкой к мукам голода и отчаяния.

Решение дьяка… Но, несмотря на все запреты, ночами сердобольные боровчане пробираются с едой к яме. Не выдерживает сердце у самих стражников. Вот только, кроме черных сухариков, ничего не решаются спустить. Не дай бог, проговорятся узницы, не дай бог, стоном выдадут тайну.

Евдокия дотянет лишь до первых осенних холодов. Два с половиной месяца — разве этого мало для земляного мешка? К тому же она слабее телом и духом, до конца не перестанет убиваться об осиротевших детях. Федосья крепче, упорней, но и ей не пережить зимы. Федосьи не станет 2 ноября 1675 года. И перед смертью что-то сломится в ней, что-то не выдержит муки. Она попросит у стражника: «Помилуй мя, даждь ми колачика, поне хлебца. Поне мало сухариков. Поне яблочко или огурчик». И на все получит отказ: не могу, не смею, боюсь. В одном стражник не сможет отказать Федосье — вымыть на реке единственную ее рубаху, чтобы помереть и лечь в гроб чистой. Шла зима, и в воздухе висел белый пух, тот самый, за который Геродот назвал эту родину северного ветра Птерофорией. Спуститься в земляной мешок было неудобно, и стражники вытащили окоченевшее тело Федосьи на веревочной петле.

Участники разыгравшейся драмы начинают уходить один за другим. Ровно через три месяца после Федосьи не стало царя Алексея Михайловича. В Пустозерске был сожжен в срубе протопоп Аввакум. В августе 1681 года, также в ссылке, скончался Никон. А в 1682 году к власти пришла от имени младших своих братьев царевна Софья. Она меньше всего собиралась поддерживать старообрядцев, боролась с ними железной рукой. Но братьев Соковниных вернула из ссылки, разрешила им перезахоронить Федосью и Евдокию и поставить над их могилой плиту. Место это на городском валу получило название Городища и стало местом паломничества.

В сегодняшнем Боровске уже нет памятной плиты, и можно лишь приблизительно определить, где она находилась, — на месте, занятом современным многоквартирным домом.

А полотно Сурикова живет. В нем есть исторические неточности, но безошибочно и мощно воплощено великое свойство русского характера — непокорство насилию, неукротимость несогласия с грубой властью. Художником воплощена и великая народная драма — раскол, который у нас всегда яростен и потому особенно опасен. Этот раскол, как устоявшееся три с лишним столетия и вновь возгорающееся противостояние старообрядчества и «исправленной» церкви, особенно трагичен. На суриковском полотне бунт Федосьи Морозовой влечет за собою одних и ненавистен другим. А есть еще и третьи — любопытствующие наблюдатели. Потом это многократно повторится в нашей истории и докатится до наших дней. Но подлинное искусство потому и непреходяще, что постигает глубины, а не случайности человеческого существования. И невольно приходят на память строки Пушкина: «Что развивается в трагедии? Какая цель ее? Человек и народ. Судьба человеческая — судьба народная».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

- Хронология | ИВАН АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ

1926 - Родильный дом хочет переехать в частный особняк Морозова; Благодаря вмешательству народного уполномоченного по иностранным делам Георгия Чиччерина коллекция остается на месте.

1928, 28 января - Совет Народных Комиссаров (Совнарком) постановил «увеличить объем экспорта произведений искусства и антиквариата, в том числе музейных экспонатов».

1928, 24 февраля - GMNZI приказано немедленно приступить к инвентаризации и отбору объектов, которые могут быть экспортированы.

1928, март - Решение о переезде музея фарфора в особняк С.И.Щукина.

1928, 24 октября - Решение о слиянии двух отделов GMNZI в одном помещении.

1928, ноябрь / декабрь - Начало передачи коллекций Первого национального музея нового западного искусства в бывший особняк Ивана Морозова на улице Кропоткина, 21. Единый национальный музей нового западного искусства создан на основе двух коллекций.

1929, декабрь - Завершение работы над новой выставкой ГМНЗИ «по историческим и художественным принципам».

- Публикация первого (и последнего) каталога GMNZI; имена бывших владельцев коллекций заменены инициалами «М» (Морозов) и «Щ» (Щукин).

- Военная академия РККА хочет переехать в особняк на улице Кропоткина. Народный комиссар просвещения РСФСР А.С. Бубнов выступает в пользу GMNZI, требуя «отменить установленные в настоящее время квоты для музейной сети».

1930/1931 - Обмен картинами между ГМНЗИ и Эрмитажем. В последнем хранятся картины XIX - начала XX века, а в Музей изобразительных искусств попадают картины старых мастеров из Эрмитажа.

- В 1931 году ГМНЗИ дважды передавал в Эрмитаж в Ленинграде картины из своего собрания (43 работы в первом лоте и 36 во втором).В результате этих операций «Марокканский триптих » Матисса был разделен между Москвой и Ленинградом.

- Начало изъятия картин из коллекции GMNZI на экспорт. В первый список вошли работы Боннара, Вюйара и Анри Матисса из бывшего собрания Ивана Морозова.

1932 г., апрель г. - Приказ ЦК Коммунистической партии (б) «О реорганизации художественных и литературных учреждений». Ликвидация всех компаний и ассоциаций.Активное изъятие произведений из коллекции ГМНЗИЛ для целей экспорта; сотрудников заставляют снести несколько картин, выставленных в залах музея.

- Два выпуска журнала Creative Art публикуют подробный анализ коллекции GMNZI, сопровождаемый многочисленными репродукциями.

- Музей изобразительных искусств становится Музеем изобразительных искусств (в 1937 году он принимает имя Александра Пушкина).

1933, май - нарком просвещения А.С. Бубнов просит Председателя Совнаркома Вячеслава Молотова пересмотреть решение Музея новой западной живописи о передаче в собственность произведений Ван Гога « Ночное кафе » и Поля Сезанна « Портрет мадам Сезанна ». компании « Антиквариат », так как их стоимость сильно занижена, но решение о продаже этих картин остается в силе.

- Американский коллекционер Стивен Кларк приобретает через нью-йоркскую галерею Knoedler четыре картины на сумму 260 000 долларов.Таким образом, бывшее Морозовское ведомство было вынуждено расстаться с « Портрет мадам Сезанна » и « Café de nuit » Ван Гога, а также с « Singer in Green » Дега, принадлежавшими князю Сергею Щербатову. и « Официантка в ресторане Дюваля » Ренуара, ранее принадлежавшая Михаилу Рябушинскому.

1933, 20 сентября - Составление списка для третьей презентации картин на экспорт, включая работы из коллекции Ивана Морозова в запасниках (Герен, Боннар, Дени, Валтат, Фриез, Марке, Дерен и одна из картин Матисса). ранние натюрморты).Картины, предназначенные для продажи за границу, отправляются на экспортные базы Всероссийского общества « Антиквариат ».

1933, 16 ноября - Установление дипломатических отношений между Россией и США.

1934 - Продажа произведений искусства за границу прекращена, но непроданные произведения из коллекции GMNZI ему не возвращаются; В Эрмитаже находятся 39 произведений французских художников, относящиеся к картинам, вывезенным на экспорт в 1931-1933 годах.Уже два года Борис Черновец требует вернуть девять важнейших работ. В итоге GMNZI восстановила только «Равнину у подножия горы Сент-Виктуар» Сезанна из бывшего собрания Ивана Морозова.

1936, 10 января - Сергей Иванович Щукин умирает в Париже в возрасте 81 года.

1936, июнь - Третьяковская галерея принимает и хранит в своих фондах произведения русских художников-авангардистов; Осенью коллекция пополняется работами художников « Голубая роза » и « Мир искусства ».

1938, 1 января - Борис Черновец освобожден от должности директора ГМНЗИ. О своем увольнении он узнает из музея, которым руководил 15 лет, из прессы.

- Большинство «формалистических» работ снято с рельсов GMNZI.

1939, 1 сентября - Нацистская Германия нападает на Польшу. Начало Второй мировой войны.

- Первый этаж особняка Морозовых освобожден от арендаторов и передан ГМНЗИ для расширения выставочной площади.

- Павел Корин начинает реставрацию панно «Histoire de Psyché» Мориса Дени, которое долгие годы было скрыто тканью, на которую были повешены панно « La Danse » и « La Musique » Матисса.

1941, 22 июня - Начало Великой Отечественной войны. ГМНЗИ, здание повреждено в результате бомбардировки.

Константин Коровин - мастер русских импрессионистов


Мастер русских импрессионистов

Кэти Локк

2012 Ретроспектива Константина Коровина (1861–1939)

Во время нашего визита в Москву этим летом нам очень повезло увидеть великолепную специальную выставку работ Константина Коровина.Коллекция содержала произведения искусства, охватывающие всю карьеру художника, от ранних до зрелых. Эта выставка была настолько масштабной, что я уверен, что больше никогда в жизни не увижу столько произведений Коровина в одном месте.

Последняя выставка работ Коровина проходила в Третьяковской галерее в 1920 году, незадолго до его иммиграции во Францию. Эта выставка была не такой большой, как выставка этого года, и Коровин был глубоко разочарован тем, что экспонировались только его ранние, «незрелые» работы.Соединенные Штаты не смогли хорошо познакомиться с творчеством Коровина. Константин Коровин, которого считали одним из величайших русских импрессионистов, был человеком многих талантов, поскольку он был не только художником, но и театральным дизайнером и писателем. Как художник владел всеми жанрами: пейзажем, натюрмортами и портретами.

Константин Коровин родился в Москве, в семье зажиточных родителей из купечества. Его отец был юристом, а мать очень увлекалась музыкой и рисованием.Фактически, она вырастила двух художников, так как оба ее сына, Сергей и Константин, были художниками.

Коровин поступил в Московское художественно-архитектурное училище в 1875 году в возрасте четырнадцати лет. Сначала он изучал архитектуру, но через год сменил специальность на живопись. Позже он перешел в Академию в Санкт-Петербурге, но разочаровался в методах, которые они использовали, и бросил школу.

Во время учебы в школе у ​​него было три профессора, которые оказали на него огромное влияние.Первым был Василий Перов, прославившийся высокими техническими достижениями в портретной живописи. Вторым стал Алексей Саврасов, который пережил мучительную карьеру с самыми высокими взлетами и самыми низкими падениями. Одна картина, полюбившаяся многим россиянам, и, вероятно, одна из самых известных картин Саврасова, - это «Грачи вернулись». Если вы изучите зрелые работы Саврасова, вы увидите большое влияние на ранние работы Коровина, особенно в цветовой палитре и композиции.

Последним, но не менее важным был третий профессор Коровина, Василий Поленов.Поленов окончил Академию в Санкт-Петербурге с так называемой «высшей степенью», что означает, что он выиграл все награды, которые нужно было выиграть. Когда Коровин только начал заниматься, Поленов только что вернулся из Парижа, привезя в Россию новые техники художников-импрессионистов. Судя по всему, он был любимым учителем и очень сдружился с Коровиным. У Поленова был загородный дом в Подмосковье, где Коровин часто бывал в гостях и где Поленов и Коровин вместе рисовали на открытом воздухе.Вскоре Коровин стал учителем Поленова, потому что он хорошо разбирался в цвете.

Коровин считается первым русским импрессионистом из-за ранней картины «Портрет хористки», которую он, вероятно, написал во время учебы у Поленова. Первоначальная дата была недавно обнаружена как 1887 год. Коровин закрасил эту дату и поставил 1883 год, потому что его друг, Валентин Серов, написал «Девушку с персиками» в 1887 году, а Коровин, который всегда соперничал с Серовым, хотел сказать, что Он был первым русским импрессионистом, а не Серов.Самому известному российскому художнику Илье Репину не понравилась эта картина Коровина, и он сказал, что это просто «картина для живописи», без каких-либо навыков и мыслей.

Поездка на Север

В 1894 году Серов и Коровин совершили поездку на север, посетив Финляндию, Швецию и север России. Саава Мамонтов профинансировал поездку для продвижения строящейся им железной дороги. Коровин обнаружил, что на севере цветового разнообразия больше, чем где-либо еще.

На московской выставке был замечательный портрет Коровина кисти Валентина Серова.В картине Серов пытается имитировать свободную манеру письма Коровина, изображая Коровина в расслабленной позе. На стене за Коровиным - этюды из поездки, из которой они только что вернулись. Хотя они были друзьями, их личности были совершенно разными. Коровин был очень свободным и веселым, а Серов был в костюме, пока рисовал, и всегда был очень деловит.

Картины из этой поездки были использованы для украшения вокзалов Мамонтова. Эти картины исчезли после революции 1917 года, но несколько лет назад вновь появились на вокзале.Нам посчастливилось увидеть их на этой ретроспективной выставке, потому что они не выставлялись более восьмидесяти лет.

Поездка в Испанию и Италию

В 1885 году Коровин побывал в Париже и Испании, Саава Мамонтов снова оплатил поездку. С ними поехал художник Михаил Врубель. Оба художника прекрасно провели время и были очень впечатлены увиденными произведениями искусства. Коровин писал: «Париж был для меня шоком ... Импрессионисты ... в них я нашел все, за что меня ругали дома в Москве.«

Коровин также был вдохновлен Веласкесом и Гойей. Картина Коровина «На балконе. «Испанки Леонора и Ампара», написанная в 1889 году, демонстрирует влияние этих испанских художников. Коровин впервые выставил эту картину в 1900 году на Всемирной выставке в Париже, где она получила первую премию.

Всероссийская выставка 1896 года

Мамонтов снова использовал навыки Коровина для павильона секции Крайнего Севера на Нижегородской торгово-промышленной ярмарке.Используя картины и зарисовки из своего северного путешествия, Коровин создал десять больших полотен, изображающих различные аспекты северной России и арктического образа жизни. После закрытия выставки полотна в итоге разместили на Ярославском вокзале в Москве. В 1960-х их отреставрировали и передали Третьяковской галерее.

Я не только никогда не видел этих картин, я даже не знал, что они существуют. Одна вещь, которую вы заметите, когда посмотрите на эти полотна, - это влияние движения модерн.Все элементы на этих картинах тщательно продуманы, с использованием множества изогнутых линий и форм, столь характерных для ар-нуво. Было здорово увидеть все эти полотна вместе в одной комнате; можно было действительно увидеть эффект, который пытался создать Коровин.

Эти же полотна выставлялись и в Павильоне Отдела Русских Ремесленников на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. На этой выставке Коровин получил медали и награду Légion d’honneur за свои работы.Благодаря этой работе он получил должность преподавателя в Академии в Санкт-Петербурге, а в 1905 году он был избран действительным членом Академии. Это настоящее достижение для того, кто никогда не получал диплома живописи.

Хочу отметить, что для ярмарки 1896 года Мамонтов нанял Михаила Врубеля для написания огромного холста под названием «Царевна и мечта». Пока он работал над ней, у Врубеля случился очередной приступ депрессии, и картину фактически закончили Коровин и Василий Поленов.Картина была отклонена комиссией ярмарки и так и не была показана. Однако сегодня картина находится в специально созданном для нее помещении Главной Третьяковской галереи в Москве.

Художник-постановщик

Чтобы понять Константина Коровина, нужно знать, что театр сыграл большую роль в его жизни. Фактически, это стало основным способом, которым он зарабатывал себе на жизнь. В 1885 году Саава Мамонтов нанял Коровина для оформления декораций для своей частной оперы. К 1900 году Коровин стал оформителем Императорского театра в Москве, известного как Большой театр.В 1910 году он стал главным дизайнером и художником-консультантом не только Большого в Москве, но и Мариинского театра в Санкт-Петербурге.

Коровин был новатором в области сценического дизайна. Он сменил роль художника, превратившись в настоящего художественного руководителя, вместо того, чтобы оставаться простым дизайнером. Коровин разработал декорации, костюмы, обувь, рекламу. В своих костюмах Коровин определил цвета и текстуры, которые будут использоваться, и всегда следил за тем, чтобы их было удобно носить.Среди его самых известных декораций - «Снегурочка» и «Псковичка» Николая Римского-Корсакова и, конечно же, знаменитая пьеса Николая Рубинштейна «Демон», которая произвела на художника Михаэля Врубеля такое сильное впечатление.

Этим летом на выставке был представлен один из наборов Коровина, в который вошли огромный задник, костюмы и обувь. Эти театральные декорации обычно не выживают, и за этим стоит своя история. Один из оперных певцов купил весь набор, включая костюмы и обувь, после окончания спектакля.В более поздние годы набор был передан его детям. Через некоторое время после Второй мировой войны семья, которая жила за пределами Парижа, решила продать свою театральную декорацию и фактически вытащила ее на дворовую распродажу. Один из внуков Поленова только что попал на эту дворовую распродажу и, узнав, что там было, купил все! Затем семья Поленовых отвезла набор обратно в Москву, где подарила Пушкинскому музею. Вуаля! Благодаря этому чудесному событию мы смогли увидеть этот набор на выставке в июле.

Две интересные заметки о Коровине:

  1. В 2010 году Christie's продал с аукциона эскиз костюма Коровина для «Снегурочки», проданный за 5479 фунтов стерлингов.
  2. Во время Первой мировой войны Коровин работал консультантом по камуфляжу в штабе русской армии.

Париж

О Константине Коровине нужно знать две важные вещи: во-первых, его жизнь была театром, а во-вторых, он любил Париж. Он почти каждый год ездил в Париж рисовать.Он сделал серию картин бульваров в разное время суток. Он предпочитал рисовать вечером, потому что это напоминало ему театр, и он думал, что ночью цвета были более интенсивными. Многие картины Коровина похожи на одни и те же сцены, написанные Писсарро и Моне, но техника совсем другая. Писсарро и Моне работали с размытым цветом, что было достигнуто за счет использования небольших мазков, которые накладывались друг на друга, позволяя цвету внизу просвечивать. В то время как импрессионисты использовали круглые кисти для создания более тонких мазков широким движением, Коровин использовал кисть большего размера, называемую плоской, которая позволяла ему формировать форму в соответствии с направлением его мазка.

В 1923 году Коровин по совету наркома просвещения Анатолия Луначарского переехал в Париж, чтобы вылечить сердечное заболевание и помочь своему инвалиду-сыну Алексею, который в детстве попал в аварию, в результате которой ему ампутировали обе ноги. Чтобы профинансировать свой переезд в Париж, Коровин организовал большую выставку своих картин. Но все эти картины были украдены, а Коровин остался без гроша. В течение многих лет он создавал множество картин с изображением русских зим и парижских бульваров, просто чтобы свести концы с концами.Он жил в Париже как эмигрант, оставаясь верным импрессионизму до самой своей смерти. Алексей, ставший выдающимся французско-русским художником, покончил жизнь самоубийством в 1950 году.

Крым

Коровин любил рисовать на открытом воздухе в Крыму, полуострове в Черном море. У Коровина была дача недалеко от Гурзуфа, и оттуда он мог путешествовать по Крыму, чтобы рисовать, включая знаменитый порт Севастополь. На этих картинах вы видите реальное изменение цвета, отражающее влияние Греции и Средиземноморья.С 1900 по 1920 год в этих крымских произведениях преобладали яркие синие и розовые тона, с чистотой цвета, которая, казалось, была прямо из трубки. Коровин любил музыку и часто пел про себя во время рисования. В этих картинах чувствуется его свобода и радость. Коровин тоже был одаренным писателем и часто писал о своем загородном доме в Гурзуфе. Сегодня бывшая дача художника в Гурзуфе превратилась в Арт-центр Коровина.

Натюрморты и ночной импрессионизм

Коровин написал серию натюрмортов как в Париже, так и в Гурзуфе.Его натюрморты можно разделить на две темы - цветы и рыбы. Он был страстным рыбаком и писал размеры рыб, которые рисовал на обратной стороне каждого холста. Коровин заметил, как свет влияет на цвет во время вечерних представлений в театре. Он начал экспериментировать с этим эффектом в своих натюрмортах и ​​тем самым создал «ночной» импрессионизм. Его врожденный талант колориста помог ему использовать весь цветовой спектр, от оттенков до самых экзотических контрастных комбинаций.Две из его самых известных ночных картин - «Розы и фиалки» (1912) и «Рыба, вино и фрукты» (1916). Рыба, вино и фрукты - это, наверное, три вещи, которые Коровин любил больше всего, и его изображение их - одна из моих любимых картин во всем мире. Краска нанесена густо, пастозно, мазки повторяют форму, а цветовая палитра богатая.

Портреты

Возможно, лучшее я приберегла напоследок, потому что среди множества своих талантов Коровин был еще и одаренным художником-портретистом.Его портрет актрисы Татьяны Спиридоновны Любатович, написанный в 1880 году, был еще одним конкурентом работ Серова. В отличие от Серова, Коровин не комментирует свою тему, а изображает актрису беззаботно и непринужденно. Он использует красивое заднее освещение с толстыми мазками, идущими в направлении формы, и он использует мягкую розово-коричневую палитру.

Он написал аналогичный портрет Софьи Голицыной в 1886 году. Ее отцом был князь Владимир Голицын, а она была замужем за графом Павлом Строгановым. Она была известна своими вечерними салонами, куда она приглашала ведущих поэтов и писателей того времени к себе домой. Мастер цветовой гармонии, Коровин уравновешивает взаимодополняющие цвета красного и зеленого. Он использует розовый цвет на всей картине; мы видим его приглушенным фоном, богатыми оттенками на лице и руках Софии, а затем снова на всем ее платье. Цвет розы дополняет желто-зеленая кайма на ее платье и на заднем плане.

«Портрет Ивана Морозова» (1903) - еще одна моя любимая картина во всем мире.Здесь Коровин запечатлел одного из величайших коллекционеров произведений искусства всех времен, поскольку Морозов был одним из первых, кто коллекционировал произведения французских импрессионистов и постимпрессионистов. Он сделал свою коллекцию доступной для публики, поэтому я уверен, что Коровин занимал особое место в своем сердце для этого человека. Одна из первых вещей, которые я заметил в этой картине, - это красивый импасто на рубашке Морозова и его лице. Здесь мазок становится более важным, чем цвет. На лице Морозова Коровин лепит краску, чтобы выстроить форму.Я считаю, что это лучший портрет Морозова, сделанный любым художником.

В 1890-х годах Коровин женился на женщине, с которой познакомился по театру Мамонтова. Несмотря на то, что брак был несчастливым, они оставались женатыми на протяжении всей его жизни. Однако у Коровина были романтические отношения с рядом женщин, с которыми он познакомился также через театр. Именно с одной из этих актрис у него родился сын Алексей, которого он обожал. Алексей тоже был художником, и Коровин преувеличивал таланты сына, иногда подписывая собственные картины именем Алексея.

Коровин написал несколько прекрасных портретов актрис, в том числе Надежды Комаровской, Веры Алексеевны Дорофеевой и З. Перцевой. На московской выставке больше всего впечатляли портреты З. Перцевой и известного оперного певца Федора Шаляпина. Манера живописи этих портретов создает движущиеся и энергичные пометки. Цвет фона снова повторяется в тонах одежды и кожи, создавая сильную цветовую гармонию на обеих картинах.И, как это характерно для всех портретов Коровина, обе натурщицы расположены в расслабленных, манящих позах.

Сводка

История русского импрессионизма связана с картинами Коровина, которые отличались импульсивной непосредственностью. В большинстве своих картин Коровин намеренно не передает предметы полностью, рассматривая их как этюды. В свой 50 -й день рождения Константин Коровин так определил свое творчество: «Моей главной и единственной всегда преследуемой целью в искусстве была красота, эстетическое влияние на зрителя, очарование красок и форм.Никаких лекций, никаких моральных устремлений ни к кому ».

_______________________________

Об авторе: Кэти Локк - отмеченная наградами живописец, профессор, преподаватель и писатель, специализирующаяся на русском искусстве XIX и XX веков. Она редактор Musings-on-art.org.

Работа Кэти Локк - www.cathylocke.com

орозов Виктор. Каталог. Живопись, картинная галерея, русское искусство

Владимирская Русь (древнерусская защита 2)

Биография

Биография художника

Виктор Морозов родился в 1949 году в Нижегородской области.Рисовать и рисовать начал с трех лет, но специального образования у него не было. После школы он пошел в армию, где начал работать художником. Он расписывал интерьеры помещений, рисовал плакаты, панно и другие виды наглядной агитации.
После демобилизации работал декоратором на военном заводе в Нижнем Новгороде. В то время он серьезно увлекся станковой штамповкой благодаря друзьям из Павловского художественного училища.
Он быстро закончил стажировку и приступил к созданию монументальных произведений (панно, декоративные щиты) со сложной обработкой металла.
Что касается особенностей технологии и навыков станковой штамповки, то все это изучил сам, по специальной литературе. Он много лет собирал книги по искусству, истории и мифологии, изучал историю искусства, костюма, оружия и т. Д.
В конце 80-х Виктор Морозов ушел с завода и полностью посвятил себя станковой штамповке.К тому времени его основные художественные и технические навыки были уже заложены. Он также определил круг любимых тем, получивших дальнейшее развитие в его творческой деятельности.
Его главная особенность - эпическая тематика и разнообразие произведений с сильной декоративной составляющей. Это: триптихи «Средневековая баллада» и «Куликовская битва», панно «Битва на Каталаунских полях», «Прощание короля Артура с Гиневрой», «Фараон и принцесса», «Песнь Соломона», «Нижегородский эпос. », Декоративные щиты« Древнерусский »,« Древнерусский »и др.
Все вышеперечисленные и многие другие работы были приобретены крупными государственными и коммерческими компаниями, такими как ОАО «НИЖНОВЭНЕРГО», Нижегородская таможня, Нижегородский коммерческий и нефтяной банки, а также известными частными коллекционерами, такими как Э. Фияксель, Э. Чапрак и др.
Первая персональная выставка В. Морозова состоялась в 1996 году в Гербовом зале Нижегородской ярмарки.
После этого Дирекция Большого Ярмарочного Дома по рекомендации Правления Содружества Художников приобрела панно «Нижегородский эпос».
На протяжении трех десятилетий творческой деятельности художник совершенствовал свою технику. Так, в 1979-80-е годы в его работах преобладали сложные орнаменты, но позже он разработал динамику планов и объемов, тщательно вплетенных в орнамент. Виктор Морозов достиг совершенства в своем деле. Металл в его руках управляем, а в руках скульптора - глина или пластилин, что позволяет ему решать самые сложные художественные задачи. В настоящее время в России нет художников, занимающихся станковой штамповкой, которые могли бы сравниться с Морозовым.

ВЫСТАВКИ.

Персональные выставки.
1995 Персональная выставка в Гербовом зале Нижегородской ярмарки.
1996 Персональная выставка в Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского.
1998 Персональная выставка в Выставочном зале Горьковской железной дороги.
2003 Персональная выставка в Доме архитектора.
2009 Персональная выставка в ОАО «Гипрогазцентр»

Групповые выставки.
1996 г. Участие во Всероссийской выставке «Художники к 100-летию Нижегородской промышленно-художественной выставки».
2003. Участие в областной выставке «Большая Волга»
2003. Участие в областной выставке народного творчества «Весенняя карусель» в Нижегородском государственном художественном музее.

Вечная Россия Металлическое искусство Виктора Морозова

Триптих Русский

Вечная Россия Металлическое искусство Виктора Морозова . Русский художник Виктор Морозов родился в 1949 году в Нижегородской области. С раннего детства увлекается рисованием. В детском возрасте увлекался композициями с древними воинами, рыцарями, изображал сражения.Сегодня Виктор Морозов - признанный мастер авторской чеканки, чеканки металла с многолетним опытом и наградами. Художник следует древней традиции украшения церквей, икон и рукописей. Это удивительное качество, старинные шедевры нашего времени практически утеряны. Но Виктору Морозову удалось достичь в своей работе высочайшего мастерства, сопоставимого с тем художественно-техническим уровнем штампованных изделий, которые находятся в Оружейной палате Московского Кремля и Государственного Эрмитажа.

Спас

Что касается особенностей технологии и навыков станковой штамповки, Виктор Морозов все это изучил самостоятельно, по специальной литературе.Он много лет собирал книги по искусству, истории и мифологии, изучал историю искусства, костюма, оружия и т. Д.

Его основные особенности - эпическая тематика и разнообразие произведений с сильной декоративной составляющей. Это: триптихи «Средневековая баллада» и «Куликовская битва», панно «Битва на Каталаунских полях», «Прощание короля Артура с Гиневрой», «Фараон и принцесса», «Песнь Соломона», «Нижегородский эпос. », Декоративные щиты« Древнерусский »,« Древнерусский »и др.
Все вышеперечисленные и многие другие работы закуплены крупными государственными и коммерческими компаниями.

Прощание с королем Артуром

Виктор Морозов достиг совершенства в своем ремесле. Металл в его руках управляем, а в руках скульптора - глина или пластилин, что позволяет ему решать самые сложные художественные задачи. В настоящее время в России нет художников, занимающихся станковой штамповкой, которые могли бы сравниться с Морозовым.

Панно «Рогатый зверь». Из серии «Русская старина». Зверь Индрик в русских легендах считается «отцом всех зверей». Индрик - искалеченное имя бога Индры.Варианты «инорог», «инрок» могут вызывать ассоциацию с единорогом, но Индрик описывается с двумя рогами, а не с одним. Индрик приписывал свойства другим фантастическим существам средневековых книг - королю воды, противникам змей и крокодилов, сказочным рыбам. Согласно русскому фольклору, Индрикс - подземный зверь, умеющий «ходить по темнице, как солнце в небе», наделен чертами водного сонма, но выступает в роли врага змея.

Прощание короля Артура с Джиневрой

Панно «Китоврас».Из серии «Русская старина». Китоврас - изображение сказочного чудовища славян, отождествляемое с греческим кентавром. У него черты традиционного оборотня, который днем ​​появляется как мудрец и правит людьми, а ночью как «зверь - Китоврас» - царь зверей. Вероятно, в Китоврасе очевидны представления о фантастических народах, якобы населяющих окраины мира. В композиции схематично-декоративные изображения фантастических существ с человеческой головой и туловищем, соединенными четырехлапным туловищем с пушистым хвостом.На голове Китовраса - корона правителя, а в руках каменный топор и пойманный заяц - символы власти над животными. За ним - фантастические деревья с пышной листвой.

Прощание короля Артура с Джиневрой (фрагмент) Прощание Гектора с АндромахойДуэльОхота на медведяМолодые годы Петра и Февронии МуромскихПартридж Куликовская битваКельтский воинЗрелые годы Петра и Февронии МуромскихЗолотые яблоки древних князей ГесперидовБлагородные князья ГесперидыВладимирские античности Гесперид Владимира.Металлические изделия Виктора Морозова

Россия 1950 # 1446 MH О.Г. Морозов Памятник российскому советскому пионеру Выпуск $ 19.00 !! | Европа

Россия, СССР, Советские, Российские почтовые марки. Пожалуйста, проверьте фотографии на предмет качества, состояния и крепления. Скрытых неисправностей не обнаружено. ОТСУТСТВИЕ ЗНАКОВ НА ПЕТЛЯХ, НО МАРКА СЛАБО ПРИКОРЕЛА ЧТО-ТО В ПРОШЛОМ.ВИДИМО НА ФОТО СТОРОНЫ ГУМА. ПОЛЯ КОПИЯ. Каталог val ... Подробнее

Особенности товара
Страна
Россия
Каталожный номер
1446
Тип штампа
Общая проблема
Состояние
Не используется
Формат штампа
Одноместный
Год выпуска
1950
Описание позиции
Россия, СССР, Советские, Российские почтовые марки.

Пожалуйста, проверьте фотографии на предмет качества, состояния и крепления. Скрытых неисправностей не обнаружено. ОТСУТСТВИЕ ЗНАКОВ НА ПЕТЛЯХ, НО МАРКА СЛАБО ПРИКОРЕЛА ЧТО-ТО В ПРОШЛОМ. ВИДИМО НА ФОТО СТОРОНЫ ГУМА. ПОЛЯ КОПИЯ. Стоимость по каталогу из Каталога марок Скотта 2021 года составляет 30,00 долларов MNH, не включенные в список MH. Стоимость каталога российских марок Загорского 2013/2014 составляет 19,00 долларов США.

Чтобы получить больше материалов на русском языке, посетите мой модный магазин «Почтовые марки России».

ЭТОТ ТОВАР: Доставка, сборы и т. Д .: 1,65 доллара США, 2,35 доллара США в других странах.Никакой дополнительной платы за приобретение дополнительных лотов, кроме случаев, когда общая сумма ваших покупок составляет 35 долларов США и более.

КОМБИНИРОВАННЫЕ ПРЕДМЕТЫ (все покупки на сумму от 35,00 долларов США): Доставка, сборы и т. Д.: 5,50 долларов США (сертифицированная почта USPS), 17,50 долларов США (заказная почта USPS). Пожалуйста, дождитесь моего счета Hip, прежде чем совершать платеж.

ДРУГИЕ ПРЕДМЕТЫ: Листы, альбомы, книги, коробки, страницы, коллекции и т. Д. Требуют дополнительных почтовых расходов. См. Описание товара. Страхование, заказное письмо, заказное письмо, приоритетная почта и т. Д.всегда доступны за дополнительную плату для защиты вашего груза. Свяжитесь со мной, если эти услуги необходимы для обеспечения безопасной доставки вашей покупки. Все платежи должны производиться в фондах США. Платежные карты принимаются только через PayPal. Спасибо за просмотр моих списков Hip!

История продаж

Листинг не продан.

Расположение предмета
Западное побережье, США
отправлено в
Во всем мире
Возврат принят
Есть
Политика возврата
Возврат денег - возврат принимается в течение 14 дней (стоимость доставки оплачивается покупателем)

Русские сезоны Дягилева

В 1908 году русский художник Сергей Павлович Дягилев арендовал большое здание оперы в Париже для проведения «Русского сезона» с участием Федора Шаляпина в опере «Борис Годунов».Петербургские газеты писали тогда: «Захватывающая стойкость чувств, живописность, единство трагического и комического». Настоящий триумф!

«Русские сезоны» были настолько велики, что открыли доступ в мир искусства многим художникам. Например, Анна Павлова участвовала только в первом сезоне, а потом организовала собственную группу.

А на следующий год Дягилев привез во Францию ​​балетное произведение и открыл для себя труппу русского искусства. Музыка, балет и искусство: Дягилев соединил все в одно целое.Можно сказать, что «Русские сезоны» возникли из синтеза искусства, и балет был воспринят в Париже как одно из величайших открытий и новой эры в искусстве.

Благодаря Дягилеву произошла революция в танце, театре, сценическом искусстве и моде. Для поддержки проекта Дягилев привлек меценатов, привезя Савву Морозова, графиню Шевини, принцессу Полиньяк и банк Гангсбурга. «Павильон Армиды» открыл первый сезон.

Основные партии танцевали Анна Павлова и Вацлав Нижинский.Костюмы и декорации созданы по картинам русской художницы и искусствоведа Александры Бенуа,

.

Также был исполнен танец «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь», и именно этот танец вызвал у зрителей особый восторг. Критики объявили танец «Плязки» лучшим балетом в мире. В этом виде танца можно ощутить всю буйность русской жизни и души, которая восхищала французскую публику.

«Русские сезоны» были настолько велики, что открыли доступ в мир искусства многим художникам.Например, Анна Павлова участвовала только в первом сезоне, а потом организовала собственную группу.

И другие художники, прославившиеся благодаря дягилевским сезонам, уезжали, когда получали более выгодное предложение. После такого блестящего старта, став известным публике, артистам было легче строить карьеру.

Трудно было увидеть будущее в молодом человеке по имени Серж Лифарь. Позже прославился как Серж Лифарь, ставший не только артистом балета, но и хореографом

.

И балетмейстер основывает Парижский университет хореографа и танцев.

Вацлав Нижиниский прославился отличным прыгуном, иногда казалось, что он висит в воздухе. Его имя бессмертно в искусстве, как и другие. Однако в его жизни был и плохой период, когда все казалось законченным. Его уволили из театра «Император» из-за личного приказа Императрицы, которая увидела молодую выпускницу колледжа, танцующую на сцене в тонких колготках, что повергло ее в шок. Дягилев воспользовался преимуществом.

Хореографом Дагильева стал Михаил Фокин, он известен необычным пластическим танцем.Например, «Жар-Птица» - это чудо равновесия между движениями, звуками и формами - так описали это критики.

В 1910 году становится известен балет «Шахерзада» на музыку Римсого-Корсайского. Красочные костюмы картин Льва Бакста дали старт моде на востоке. Экзотика и ориентализм стали неотъемлемой частью модной жизни парижан, что нашло отражение в одежде, прическах и убранстве домов и магазинов.

Балет «Петрушка» на музыку Игоря Стравинского - одно из шедевров Фокина.Это была любимая роль Нижинского, в которой он выступал как танцор и великий драматический актер.

Художник Валентин Серов, живший тогда в Париже, писал в газете «Питерсбург»: «Русский балет - единственное, на что можно с удовольствием смотреть в Париже».

А французский композитор и музыкант-критик Холодный Дебюсси рассказал французам о благотворном влиянии русского искусства: «Русский дает нам новые импульсы для избавления от нелепой скованности».

Сергей Дягилев - прирожденный лидер.В нем всегда был талант, безупречный ценитель искусства, внимание к каждой детали. Когда Маркова танцевала «Синюю птицу», Дягилев увидел на ее голове перья, приказал их убрать - «потому что перья вульгарны» и велел заменить перья райских птиц.

Бенуа назвал его Геркулесом и сравнил с Великим Петром. Группа Дягилева много гастролировала по таким странам, как Великобритания, США, Германия, Италия, Испания, Южная Америка, но не все время принималась публикой.Премьерный спектакль «Весна сяшенной» засвистел, и жена Низнинского вспомнила, что жалобы публики были вплоть до пароксизма, хотя этот спектакль был одним из фаворитов Дягилева.

В работе над постановками Дягилева участвовало много иностранцев: Жан Кокто, Пабло Пикассо, Анри Матисс, Коко Шанель (костюмы для балета «Аполлон»), Рихард Штраус (балет «Легенда об Иосифе»), Дебюсси, Равель.

Влияние «Русских сезонов» не выражено ни в одной статье, ни даже в книге.Отсюда известные танцоры взяли русские псевдонимы, прежде чем невеста короля Великобритании Георга VI вышла замуж в платье с русскими народными традициями.

Вклад Дагилева, как и русского, в мир культуры невозможно измерить или точно пересказать. Он везде - как в прошлом веке, так и сегодня.

Прочитайте больше статей о КУЛЬТУРЕ ЗДЕСЬ

10 самых красивых зданий русского модерна

«Красота - наша религия», - сказал Михаил Врубель, один из самых известных художников России в стиле модерн.Стиль fin de siècle помогает красоте влиять на улучшение мира. Однако здания русского модерна не получают должного признания во всем мире в списках известных построек эпохи модерна. Давай исправим это!

1.

Ярославский вокзал, Москва

Ярославский вокзал - одно из ключевых зданий русского модерна. Инициатор строительства - российский меценат из города Савва Мамонтов.

Зданий русского модерна: Федор Шехтель, Главный фасад Ярославского вокзала, 1904-1910, Москва, Россия. Wikimedia Commons.

Элегантная цветная керамическая отделка фасадов и лепной сюжет вызывают у зрителей ассоциации с прошлым. Природные красоты и богатства Русского Севера. Словом, это монументальные ворота на Север России. Этот стиль был выбран еще и потому, что Ярославская железная дорога соединяет Москву с северными губерниями России и Белым морем.

Здания русского модерна: Федор Шехтель, Детали декора Ярославского вокзала, 1904-1910, Москва, Россия. Livejournal.

2.

Дом Степана Рябушинского, Москва

Это первое здание мастера московского модерна Федора Шехтеля, в котором полностью проявился его индивидуальный стиль. Он был построен для Степана Рябушинского, одного из богатейших купцов Москвы.

Особняк - яркий образец дома нового типа. Несмотря на обилие затейливых украшений, он отличается элегантной простотой.

Зданий в стиле русского модерна: Федор Шехтель, дом Степана Рябушинского, 1900–1903, Москва, Россия. мос-праздники.

Широкая полоса мозаичного фриза с изображением цветочных орхидей. Видимо, этот мотив выбрал сам Шехтель - а эти гигантские орхидеи напоминают гигантскую клубнику на фасаде Ярославского вокзала. Несмотря на внушительный размер, изображение становится четким только при приближении. Издалека он выглядит как орнамент из разноцветных пятен, создающих эффект мерцания.Кроме того, в мозаике присутствуют кусочки золотой смальты, которые особенно усиливаются в солнечную погоду.

Здания в стиле русского модерна: Федор Шехтель, Лестница в доме Степана Рябушинского, 1900–1903, Москва, Россия. Livejournal.

Когда вы входите в вестибюль, вас встречает ломающийся волнообразный узор пола, продолжающий тему фасада. В основе дома лежит парадная лестница; мощный изгиб морской волны, над которым возвышается лампа в виде переливающейся медузы.Следовательно, в доме царит атмосфера волшебного подводного царства.

3.

Гостиница «Метрополь», Москва

Савва Мамонтов задумал построить эту первоклассную европейскую гостиницу и совместить ее с многофункциональным культурным центром. Это была его идея превратить это в смесь магазинов; большой выставочный зал художника; залы для маскарадов и танцевальных вечеров; зимний сад с катком; русский камерный ресторан и большой оперный театр. В результате отель представляет собой блестящий синтез искусства.Это настоящая музейная выставка под открытым небом.

Зданий в стиле русского модерна: Лев Кекушев, Уильям Уолкот, Павел Висневский, гостиница Метрополь, 1899-1905, Москва, Россия. туризм.спутник.

Панели майолики появились на фасадах зданий в конце 1900–1901 гг. Самый крупный из них - Княгиня снов Михаила Врубеля. Тема панно взята из поэтической пьесы Эдмона Ростана. Это подходящий выбор, который отражает общее настроение стиля модерн: прекрасная принцесса предстает перед умирающим рыцарем.В ее тонком силуэте мы видим черты будущей жены Врубеля - Забелы, которая часто смотрит на нас с его картин.

Здания в стиле русского модерна: Михаил Врубель, Принцесса снов , майоликовое панно, 1896, Гостиница Метрополь, Москва, Россия. Livejournal.

В 1901 году панно Александра Головина украшало гостиничные номера. Мы видим как греческие, так и египетские мотивы. Головин был театральным художником, и нельзя не заметить игривую, почти карнавальную манеру его панно.

Зданий русского модерна: Александр Головин, Орфей , майоликовое панно, 1901, Гостиница Метрополь, Москва, Россия. Livejournal.

Раньше здание окружала темная майоликовая полоса со словами Фридриха Ницше: «Снова старая истина: когда вы строите дом для себя, вы замечаете, что вы чему-то научились». К сожалению, пока что можно увидеть только часть этого.

4.

Дом Арсения Морозова, Москва

Этот особняк представляет собой сочетание ар-нуво и португальского неомануэлина.Арсений Морозов, племянник Саввы Мамонтова (да, снова он!), Получил в подарок участок под дом от матери. Архитектором этого проекта был Виктор Мозырин. Он создал это здание в русском стиле. Но Арсений категорически отверг это. Более того, будущий хозяин никак не мог решить, что ему нужно. В результате заказчику и архитектору пришлось отправиться в дальний путь - через Париж, Мадрид ... и Португалию. В результате был создан «самый необычный дом Москвы».

Здания в стиле русского модерна: Виктор Мазырин, Дом Арсения Морозова, 1895-1899, Москва, Россия.москвичмаг.

Судя по всему, Мазырин позаимствовал ракушки на фасаде у главной достопримечательности испанского города Саламанка - знаменитого дома с ракушками - Casa de las Conchas, относящегося к готическому стилю. А мозаика внутреннего дворика придает ему античный вид. Перемешайте еще, почему бы и нет?

В конце концов, современники Мазырина посмеялись над особняком и назвали его «домом дурака». Есть даже городская легенда, что, когда Варвара Морозова, мать хозяйки, впервые увидела дом, она заключила:

«Раньше я одна знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва».

Однако в наши дни многие люди останавливаются, чтобы сфотографировать дом, прогуливаясь по городу.

5.

Жилой дом Перцова, Москва

Жилой дом Перцова - одно из самых известных зданий в Москве. Дом - воплощение стиля модерн и неорусский стиль. Издалека это кажется невероятно сказочным и сложным. Супруги Перцовых, Петр и его жена Зинаида построили его в первую очередь для себя и в соответствии со своими вкусами и потребностями.

Зданий в стиле русского модерна: Сергей Малютин, Николай Жуков, дом Перцова, 1907–1908, Москва, Россия. Wikimedia Commons.

Фасады дома Перцова представляют собой набор символов и орнаментов. На панно изображены солнце, медведь, сражающийся с быком, гигантские фантастические цветы и пышные птицы. Некоторые рисунки практически буквально копируют рисунки финского художника Аксели Галлена. Панно из майолики выполняет декоративную задачу - придать дому сказочный вид.

Хотите узнать больше об этом здании, которое пришло прямо из сказки? Прочтите статью здесь!

6.

Витебский вокзал, Санкт-Петербург, 1900–1904

Витебский - самый первый российский вокзал. Одноэтажное деревянное здание возникло в 1837 году, став первой железной дорогой в России, соединяющей Санкт-Петербург и Царское Село (место учебы Александра Пушкина!).

зданий в стиле русского модерна: Станислав Бржозовский, Сима Минаш, Витебский вокзал, 1900-1904, Санкт-Петербург, Россия. Visit-petersburg.

Стиль модерн зародился в 1900–1904 годах.В проекте использована необычная для того времени архитектура, в том числе обилие металла. Все стороны богато украшены: с левой стороны - башня с часами, с восточной стороны - рельефы сов, а с восточной стороны - колонны в римском стиле.

Зданий в стиле русского модерна: Станислав Бржозовский, Сима Минаш, Интерьеры Витебского вокзала, 1900–1904, Санкт-Петербург, Россия. Peterburg.guide.

Здание вокзала - одно из первых общественных зданий в стиле модерн. Его открытие было встречено с энтузиазмом, и он до сих пор остается одной из главных достопримечательностей города.

7.

Санкт-Петербургская мечеть, Санкт-Петербург

С первых лет основания города (1703 г.) в Санкт-Петербурге проживало мусульманское население. Однако только в 19 веке власти разрешили общине собрать средства для мечети. Прошло еще четверть века, прежде чем эти планы стали реальностью.

зданий в стиле русского модерна: Николай Васильев, Санкт-Петербургская мечеть, 1909-1920 гг., Санкт-Петербург, Россия.29palms.

Архитектор Николай Васильев использовал в качестве прототипа мавзолей Гур-Эмир в Самарканде (начало 15 века). В результате из всех построек в стиле модерн в Санкт-Петербурге Соборная мечеть является наиболее заметным архитектурным акцентом. Необычный силуэт с бирюзовым куполом и высокими минаретами решительно врезается в панораму берегов Невы. Доминирующая композиция - купол с его сверкающими голубыми орнаментами из фарфора. Вторая изюминка - это главный портал на западном фасаде.На фоне каменного тела он выглядит нежным и утонченным по дизайну, сияющим ковром ярких цветов. Сложности деталей просто не поддаются описанию! То есть этот бриллиант в стиле модерн определенно стоил ожидания.

Зданий в стиле русского модерна: Николай Васильев, Орнаменты мечети Санкт-Петербурга, 1909-1920 гг., Санкт-Петербург, Россия. Кудаго.

8.

Доходный дом Алексея Нуйчева, Самара

Архитектор этого дома Михаил Квятковский получил заказ на дом в 1902 году от самарского подрядчика Алексея Нуичева.В здании располагалось учебное заведение - гимназия сестер Харитоновых. Сегодня это техникум. Представьте себе, что вы входите в такую ​​великолепную архитектуру каждый день! Безусловно, это счастливчики!

Здания в стиле русского модерна: Михаил Квятковский, доходный дом Алексея Нуйчева, 1904, Самара, Россия. Википедия.

Здание богато украшено цветами, бабочками, свернувшимися лентами, разнообразными завитками и даже слонами!

В конце 1980-х в доме началась реставрация, и большое количество декоративных элементов было снято и отправлено на реконструкцию (в том числе почти все слоны).Однако проект столкнулся с трудностями, и все эти детали были утеряны. К сожалению, реставрацию никто не продолжил.

9.

Гранд Отель, Самара

Эх, фильм «Гранд Отель Будапешт» здесь не снимали? Хм… может кому стоит подумать о русском римейке? Декорации готовы!

Первая версия трехэтажной гостиницы «Гранд Самара» была кирпичной и имела лепной фасад, характерный для конца 19 века. В нынешнем виде в стиле модерн он появился в 1909 году.По просьбе его тогдашней владелицы, купчихи Елизаветы Субботиной, фасад и интерьеры реконструировал в стиле модерн Михаил Квятковский (тот самый человек, который отвечал за предыдущее красивое здание).

зданий в стиле русского модерна: Михаил Квятковский, Гранд Отель Самара, 1907-1909, Самара, Россия. архи.

Интересный факт: в 1909 году в отеле останавливался известный русский оперный певец Федор Шаляпин, его именем назван номер!

10.

Игорный дом Александра Троицкого, Нижний Новгород

В народе это здание называли «Шахматным домиком».Это было первое и долгое время единственное здание в стиле модерн в Нижнем Новгороде.

Хозяин дома Александр Троицкий любил азартные игры, но предпочитал делать ставки исключительно на шахматы. Однажды он проиграл все свои сбережения известному российскому шахматисту, гроссмейстеру Михаилу Чигорину. Однако, действуя благородно, Чигорин вернул Троицкому все до копейки, но заставил его пообещать прекратить играть в шахматы.

Зданий в стиле русского модерна: Неизвестный автор, игорный дом Александра Троицкого, 1907, Нижний Новогрод, Россия.репортер-нн.

В память о Чигорине Троицкий приказал построить на крыше дома скульптурную композицию из двух авгуров с львиными головами. Головы словно склоняются над шахматной доской, обдумывая свой следующий ход.

Зданий русского модерна: Неизвестный автор, авгуры игорного дома Александра Троицкого, 1907, Нижний Новогрод, Россия. тибет.

Крыльцо по форме напоминает подкову. Троицкий считал, что это талисман для игроков, приносящий удачу. Кроме того, для удобства шахматистов окна игрового зала были обращены на запад, так что даже в вечернее время они могли пользоваться дневным светом.

Сегодня этот исторически ценный образец русского модерна находится в критическом состоянии. Поэтому его придется снести и отстроить заново. Так что только время покажет, будет ли новый Шахматный дом точной копией оригинала.

Больше красоты в стиле модерн

Я уверен, что теперь вы хотите посетить все эти достопримечательности русского модерна! И убедитесь, что вы также включили несколько поездок по всему миру. Прочтите эту статью, чтобы составить карту!

А если вы хотите узнать больше о самом стиле, посмотрите, как модерн объясняется в гифках!


Подробнее о Архитектура в России:

Если вы найдете радость и вдохновение в наших рассказах, ПОЖАЛУЙСТА, ПОДДЕРЖИТЕ журнал DailyArt
со скромным пожертвованием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *