Карл мартелл годы правления: Все полководцы мира — Все битвы мира

Содержание

Карл Мартелл (688–741 гг.). Великие полководцы и их битвы

Читайте также

Дениц Карл

Дениц Карл Германский военно-морской деятель Дениц (Donitz) Карл (16.09.1891, Грюнау близ Берлина — 24.12.1980, Аумюль, Шлезвиг-Гольштейн), гросс-адмирал (1943). Сын инженера-оптика.После окончания гимназии в 1910 году по совету отца поступил в военно-морское училище (Киль). Затем был

Карл Пипин Мартелл

Карл Пипин Мартелл Военный вождь вольных франков, победитель арабов по кличке Молот Карл Мартелл в битве с арабамиСвое историческое прозвище Мартелл военный вождь франков Карл Пипин, майордом из рода Каролингов, получил после одержанной им победы над арабским войском.

Карл Великий

Карл Великий Король франков, «взрастивший» силой оружия Священную Римскую империю Карл ВеликийПроисходил из франкской королевской династии Каролингов, был внуком Карла Мартелла.

Будущий император Священной Римской империи получил хорошее военное образование и

Карл Радек

Карл Радек Среди самых известных деятелей, оказавшихся на скамье подсудимых во время второго московского процесса, был Карл Радек. В кругах большевистской «старой гвардии» он, впрочем, не пользовался особым уважением. Во-первых, вероятно, потому что принимал весьма

Карл Мартелл

Карл Мартелл Свое историческое прозвище Мартелл военный вождь франков Карл, майордом франкских королей, получил после одержанной им победы над арабским войском. Мартелл – это молот, который беспощадно разит врага.К началу его фактического правления королевская власть

Карл Великий

Карл Великий Происходил из франкской королевской династии Каролингов, был внуком Карла Мартелла. Образцом королевского поведения для юного Карла стал его целеустремленный и воинственный отец Пипин Короткий, достойный представитель рода Каролингов. Он не только

Карл Смелый

Карл Смелый В эпоху европейского Средневековья герцог Бургундский Карл заслужил прозвище Смелый. Чтобы добиться независимости и территориального величия Бургундии, он воевал едва ли не со всеми своими соседями.Когда король Людовик XI начал проводить в жизнь политику

Карл VIII

Карл VIII В самом конце XV столетия раздробленная на большое число небольших государств Италия стала объектом «заинтересованного внимания» Франции и Испании. Их монархи стремились за счет итальянских территорий расширить собственные владения. Первым начал

Карл X Густав

Карл X Густав Шведскую корону в 1654 г. 32-летний пфальцграф Цвейбрюккенский получил от своей двоюродной сестры Кристины, дочери короля Густава II Адольфа. Под знаменами прославленного дяди (его мать была сестрой Густава II Адольфа) он получил солидный боевой опыт в

Карл XII

Карл XII Шведский король-воитель Карл XII родился в Стокгольме в 1682 г. Он был единственным сыном Карла XI и получил подобающее той эпохе образование. Отца прежде всего интересовало развитие в нем способностей военного, поэтому мальчик был отдан на воспитание известному

Карл Австрийский

Карл Австрийский Сын императора Леопольда II родился в 1771 г. Готовился к духовной карьере, но родной дядя, император Иосиф II, определил племянника на военную службу. По традиции Венского двора 5-летний Карл-Людвиг-Иоганн (будущий Карл Австрийский) был назначен командиром

Карл фон Маннергейм

Карл фон Маннергейм Барон Маннергейм родился в Финляндии в 1867 г. Окончил университет в Гельсингфорсе (Хельсинки) и Николаевское кавалерийское училище с чином поручика. С 1899 по 1917 г. служил в русской армии. Участник Русско-японской войны.К началу Первой мировой войны

«Карл»

«Карл» Самоходная 600-мм мортира «Карл», разработанная фирмой «Рейнметалл-Борзиг» в 1940 году, была одной из наиболее тяжелых артсистем, применявшихся в годы Второй мировой войны. Она весила около 126 тонн, а ее двухтонные снаряды летели на расстояние свыше 6 км. Всего было

Карл Дуйсберг

Карл Дуйсберг Вторым среди крупнейших немецких промышленников был Карл Дуйсберг (1861–1945), основатель химического треста «ИГ Фарбен» – полное название Интерессен-Гемайншафт Фарбениндустри Акциенгезельшафт[17].Карл Дуйсберг, которого английский химик Генри Армстронг в

Карл Бош

Карл Бош Карл Бош (1874–1940), глава концерна «ИГ Фарбен» с 1925-го и до своей кончины в апреле 1940 года, был ученым, а промышленником стал совершенно случайно. В Соединенных Штатах он, вероятно, возглавлял бы какую-нибудь серьезную научную организацию, а не концерн Дюпона,

2.1 Реформа Карла Мартелла. Франкское государство

Похожие главы из других работ:

Анализ концепции Карла фон Клаузевица «О природе войны»

1.2 Складывание взглядов Карла фон Клаузевица

Карл фон Клаузевиц — немецкий военный теоретик начала XIX века. Потомственный прусский дворянин, Клаузевиц поступил на военную службу в 1792 году, когда ему только исполнилось двенадцать лет, что было вполне в обычаях XVIII века…

Великая Северная война

5. Поход Карла ХII на Россию (1708-1709)

Разгромив союзников Петра I и обеспечив себе надежный тыл в Польше, Карл XII выступил в поход на Россию. В январе 1708 г. 45-тысячная шведская армия во главе с непобедимым королем переправилась через Вислу и двинулась на Москву. По плану. ..

Держава франків: становлення, розвиток та причини розпаду

3. Правління Карла Мартелла («Молота») та його реформаторська діяльність

У 732 р. у битві при Пуатьє Карл Мартелл завдав поразки арабам, які, завоювавши на початку 8 ст. Іспанію, вторглися в 720 р. в Південну Галлію, погрожуючи Франкській державі…

Жизнь и творчество Карла Росси

1.1.1 Семья Карла Росси

На жизнь и творчество любого человека очень сильно влияет его семья. О происхождении Росси и об его родителях есть несколько мнений. О семье самого архитектора мы знаем, что он был дважды женат, первый брак не был официальным, и потому…

Жизнь и творчество Карла Росси

2. ТВОРЧЕСТВО КАРЛА РОССИ

В своей работе я хочу отразить малоизвестные факты деятельности этого выдающегося архитектора. Не желаю описывать строительные сооружения, информацию о которых можно увидеть в первых строках страницы поиска с его именем в интернете. ..

Империя Карла Великого

1.1 Создание империи Карла Великого

Империя Карла Великого стала наивысшим достижением государственного строительства варварских народов, разрушивших Западную Римскую Империю и пребывавших в стадии формирования ранней государственности…

Империя Карла Великого

1.2 Источники права об империи Карла Великого

Информацию об империи Карла Великого мы можем получить из многочисленных королевских и императорских указов — капитуляриев, до нас дошло около 250 таких законодательных памятников. Капитулярии составлялись Карлом Великим на все случаи жизни…

Империя Карла Великого

3.2 Внешняя политика Карла Великого

Из всех войн, которые вел Карл, первой он предпринял аквитанскую, начатую его отцом, но не оконченную. Карл мог завершить эту войну быстро, еще при жизни своего брата Карломана…

Развитие вооруженных сил Франции во второй половине XV века

2.
3 Итальянский поход Карла VIII

Теперь обратимся к следующему этапу во французской военной истории. После окончания конфликта с Бургундией, длившегося на протяжении долгого времени и закончившегося в пользу Франции, открывались новые перспективы…

Раннее Средневековье в Западной Европе

Королевство Франков. Империя Карла Великого

В V в. н.э. на значительной части Западной Европы, ранее входившей в состав Римской империи, жили франки — воинственные германские племена, разделившиеся затем на две большие ветви — приморских и прибрежных…

Социальные утопии в Англии в эпоху Английской революции 1640-1660 гг.

§2. Политика Карла I.

Взошедший на престол в 1625 году, после смерти своего отца, молодой король Карл I был младшим сном Якова I, он рос болезненным и застенчивым, страдал заиканием и был невысокого роста. Оказавшись по случайности королем…

Чехия в период правления Карла IV

1.
Предпосылки правления Карла IV

В 12 веке к власти в Чехии пришла династия Люксембургов — императоров «Священной Римской империи» в 1308—1437 годах, занимавшая чешский (1310—1437) и венгерский (1387—1437) престолы. Иоанн Люксембургский — первый из династии, управлявший Чехией…

Чехия в период правления Карла IV

2. Внутренняя политика Карла IV

Весь XIV век в истории Чехии представляет картину борьбы знати с городами и королевской властью. Еще будучи наместником Чехии, Карл приступил к наведению порядка в стране. Он выкупил 10 королевских замков в Чехии и Моравии, заложенных панами…

Чехия в период правления Карла IV

6. Последствия правления Карла IV

Чешское государство превратилось при Карле IV в мощную феодально сословную монархию. Просвещенный и миролюбивый правитель превратил Прагу в тот величественный город, каким мы его знаем сегодня. Отчасти благодаря тому…

Экономические учения К. Маркса

2.1 Новая концепция истории Карла Маркса

«…В действительности и для практического материалиста… все дело заключается в том, чтобы революционизировать существующий мир, чтобы практически выступить против существующего положения вещей и изменить его…

Тесты по истории для подготовки к ЕНТ – методическая разработка для учителей, Киер Лариса Николаевна

1. Какой год считается концом рабовладельческого общества и началом эпохи феодализма?

А) 395   В) 429   С) 432   Д) 476   Е) 486

2. В каком году государство франков объединил выходец из рода Меровей, предводитель Хлодвиг?

А) 410   В) 418   С) 486   Д) 476   Е) 473

3. Франкское государство, образованное Хлодвигом, было создано в…

А) Южной Галлии   В) Северной Галлии  С) Северной Африке   Д) Южной Африке  Е) на Пиренейском полуострове

4. В каком году умер Хлодвиг?

А) 410  В) 418   С) 486  Д) 510   Е) 511

5. В 715-741 году исполнял королевскую власть майордом….

А) Хлодвиг   В) Пипин Короткий   С) Карл Мартелл   Д) Карл Великий  Е) Аларих

6. Кто из майордомов в 732 году разбил арабов, выиграв сражение?

А) Хлодвиг   В) Пипин Короткий   С) Карл Мартелл   Д) Карл Великий   Е) Аларих

7.Во Франкском государстве до 768 года правил…

А) Хлодвиг   В) Хильдерик III  С) Карл Мартелл   Д) Карл Великий   Е) Пипин Короткий

8. При поддержке папы римского на собрании франкской знати в Суассоне в 751 году был официально провозглашен королем….

А) Карл Мартелл   В) Карл Великий   С) Аларих   Д) Пипин Короткий  Е) Хлодвиг

9. Во внешнем облике этой династии была одна характерная черта: они носили длинные волосы, а их пострижение означала потерю способностей нести высокую миссию. Это отличало королей от их подданых, которые носили короткие прически. По легенде, именно с длинными волосами были связаны сверхъестественные способности этой династии. О какой династии идет речь?

А) Каролинг   В) Вестгот С) Меровей   Д) Саксон   Е) Майордом

10. Раздача земель этим правителем в качестве дара за службу положила начало формированию в Европе нового общественного строя – феодализма. Этим правителем был…

А) Хильдерик III  В) Карл Великий   С) Хлодвиг  Д) Карл Мартелл   Е) Пипин Короткий 11. В каком году было создано Папское государство, просуществовавшее до 1870 года?

А) 768  В) 756  С) 778   Д) 800   Е) 843

12. Укажите короля франков, сына Пипина Короткого…

А) Хлодвиг   В) Хильдерик III   С) Карл Мартелл  Д) Карл Великий   Е) Аларих

13. Укажите, кто изображен на портрете…

А) Хлодвиг   В) Хильдерик III   С) Карл Мартелл   Д) Карл Великий  Е) Пипин Короткий

14. Укажите, кто изображен на портрете…

А) Карл Мартелл  В) Карл Великий   С) Хлодвиг   Д) Хильдерик III   Е) Пипин Короткий

15. Укажите, кто изображен на портрете…

А) Карл Великий   В) Хлодвиг   С) Хильдерик III   Д) Пипин Короткий  Е) Карл Мартелл

16. Владение Карла Великого было наравне с территорией бывшей Западной Римской империи. Папа римский в 800 году в храме святого Петра объявил Карла Великого императором. Любимый дворец Карла находился в городе …

А) Пуатье   В) Верден   С) Суассон  Д) Ахен  Е) Константинополь

17. В каком году наследники Карла Великого договорились о разделе империи?

А) 510   В) 511   С) 751   Д) 800   Е) 843

18.Во дворце этого правителя был создан кружок под названием Академия. О чьем периоде правления идет речь?

А) Хильдерик III   В) Пипин Короткий   С) Карл Мартелл   Д) Карл Великий  Е) Хлодвиг

19. Чье имя было связано с названием династии «Каролингов»?

А) Карла Мартелла   В) Хлодвига   С) Пипина Короткого  Д) Карла Великого  Е) Теодульфа

20. Несмотря на свою относительно слабую образованность, этот правитель хорошо понимал, что для эффективного управления огромным государством ему нужны высокообразованные люди. Он пригласил в свой дворец таких видных ученых, как Павел Диакон, Теодульф. Кто этот правитель?

А) Карл Мартела   В) Карл Великий  С) Пипин Короткий   Д) Хлодвиг Е)  Хильдерик III

21. Укажите правителей франков

I Пипин Короткий
II Карл Мартелл
III Юстиниан
IV Аларих
V Хлодвиг
VI Хильдерик III

А) II III V IV
В) II III IV
С) IV V I
Д) I II V VI
Е) III IV VI

22. Укажите династии, выходцами из которых были правители франков
I Габсбурги
II Меровей
III Саксон
IV Вестгот
V Каролинг
VI Майордом

А) II III V IV
В) II III IV
С) II V
Д) I II V VI
Е) III IV VI

23. Выберите вариант с правильным хронологическим порядком франкских правителей
I Хлодвиг — Пипин Короткий — Карл Мартелл
II Хлодвиг — Карл Мартелл — Карл Великий — Пипин Короткий
III Пипин Короткий — Хлодвиг — Карл Мартелл — Карл Великий
IV Карл Мартелл — Пипин Короткий – Хлодвиг
V Хлодвиг – Карл Мартелл – Пипин Короткий – Карл Великий
VI Карл Великий – Пипин Короткий – Карл Мартелл – Хлодвиг

А) II
В) III
С) V
Д) I
Е) IV

24. Укажите, какие государства образовались после разделения империи Карла Великого?
I Германия
II Испания
III Италия
IV Франция
V Англия
VI Россия

А) I III IV
В) II III IV
С) I V VI
Д) I II V VI
Е) III IV VI

25. Укажите, что относится к Франкскому государству и империи:
I образовалось в Южной Галлии
II столицей государства был город Суассон
III приняли христианскую веру
IV закон «Салическая правда»
V столицу их государства называли мостом между Востоком и Западом
VI последним королем из династии Меровингов был Хильдерик II

А) I III IV
В) II III IV
С) III IV VI
Д) I II V VI
Е) I V VI

26. Укажите, что относится к периоду правления Хлодвига:
I раздал участки земли в качестве дара
II объединил франков
III разбил римские войска и захватил Северную Галлию
IV создан закон «Салическая правда»
V завоевал Южную Галлию
VI возглавил лично 27 военных походов

А) II III IV V
В) II III V
С) III IV VI
Д) I II V VI
Е) I V VI
27. Укажите, с кем воевал Хлодвиг?
I с арабами
II с римскими войсками
III с вандалами
IV с вестготами
V с лангобардами
VI саксами

А) II III IV V
В) II III V
С) III IV VI
Д) II IV
Е) I V VI

28. Укажите, что относится к Карлу Великому:
I воевал с арабами
II объединил франков
III уделял много внимания улучшению качества книг
IV разгромил лангобардов
V правил с 741 года
VI возглавил лично 27 военных походов

А) II III IV V
В) II III V
С) III IV VI
Д) I III IV VI
Е) I V VI

29. Найдите правильное определение к терминам:
I Колон – собирал налоги, вел судейские дела, руководил войсками; Граф – арендатор земельных владений; Король – самый высший государственный руководитель
II Колон — арендатор земельных владений; Граф – руководил сбором налогов, командовал войсками, осуществлял судопроизводство; Король – самый высший государственный руководитель
III Колон – исполнял функции высшего судьи, Король – арендатор земельных владений, Граф — самый высший государственный руководитель,
IV Граф – руководил сбором налогов, командовал войсками, осуществлял судопроизводство; Король – самый высший государственный руководитель, Колон — арендатор земельных владений

А) I
В) III
С) II IV
Д) I Ш
Е) III II

30. Укажите имена исторических деятелей, имеющих отношение к образованию и науке франков:
I Альбрехт Дюрер
II Теодульф
III Алкуин
IV Леонардо да Винчи
V Диего Веласкес
VI Павел Диакон

А) II III IV V
В) II III VI
С) III IV VI
д) I III IV VI
Е) I V VI

Ответы: 1-д, 2-с, 3-в, 4-е, 5-с, 6-с, 7-д, 8-в, 9- с, 10-д, 11-в, 12-д, 13-е, 14-с, 15-е, 16-д, 17-е, 18-д, 19-д, 20-в, 21-д, 22-с, 23-с, 24-а, 25-c, 26-а, 27-д, 28-д, 29-с, 30-в.

Пипин Короткий


ДИНАСТИИ
ГЕНЕАЛОГИЯ
ГЕОГРАФИЯ
ЛИТЕРАТУРА

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ ХРОНОСА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА

Прочее:

Пипин Короткий

 

Пипин Короткий. Репродукция с сайта http://monarchy.nm.ru/ 

Пипин
Король франков
Пипин Короткий
Pepin le Bref
Годы жизни: 714 — 24 сентября 768
Годы правления: 751 — 24 сентября 768
Отец: Карл Мартелл.
Мать: Ротруда де Треве
Жена: Берта Ланская
Сыновья: Карл, Карломан.
Дочь: Редбурга

+ + +

Незадолго до смерти в сентябре 741 г. майордом Карл Мартелл разделил государство франков между сыновьями. Старший — Карломан — получил Австразию, Алеманию и Тюрингию. Второй — Пипин — Нейстрию, Бургундию и Прованс. Сын от второго брака — Грифо — получил лишь небольшое владение. Поэтому сразу после смерти Карла началась смута. Грифо, подстркаемый матерью Зоннехильдой, потребовал от братьев равной доли, однако Пипин и Карломан, объединившись, лишили его даже того, что дал отец и заключили в Арденнском замке.

Пипин и Карломан управляли королевством франков в качестве майордомов от имени номинальных королей из династии Меровингов. Первые годы их правления прошли в борьбе с Аквитанией, Алеманнией и Баварией, недавно отколовшимися от королевства франков. В 742 г. он разграбили Аквитанию, однако герцога Гунольда, запершегося в Бурже, не победили. Затем они вторглись в Алеманнию, разорили страну, и, собрав богатую дань и взяв множество заложников, дошли до Дуная. Тем временем враги Пипина и Карломана среди франкской знати обвинили их в узурпации власти. Поэтому в 743 г. после семи лет отсутствия короля братья возвели на престол Хильдерика III, не дав ему однако, никакой реальной власти.

После этого Пипин и Карломан двинулись на Баварию. Герцог Одилон занимал очень хорошую оборонительную позицию, однако испугался франков и запросил мира. Пипин и Карломан отвергли его предложения, наголову разбили войско баварцев, а самого Одилона взяли в плен. Разграбление Бавария длилось около двух месяцев. В это время Аквитанские герцоги Гунольд и Гаттон, воспользовавшись отсутствием майордомов, напали на Нейстрию и сожгли Шартр. Пипин и Карломан повернули войско против аквитанцев, и те были вынуждены дать присягу на верность. В скором времени аквитанские герцоги поссорились между собой. Гунольд ослепил брата и забрал все герцогство себе, однако через некоторое время, мучимый угрызениями совести, постригся в монахи, одтав герцогство сыну Вайфару. Воспользовавшись этим, франки присоединили северную часть Аквитании к своему королевству.

В 744 г. Пипин вторгся в Алеманнию. После двух лет упорной войны к нему на помощь подошел Карломан. Подкупив приближенных герцога Теобальда, франки взяли всю его армию в плен, а самого герцога казнили. Алеманния была опустошена, жители обложены данью, часть земель была конфискована, оставшаяся часть разделена на два округа, которыми управляли графы.

Устав от совершаемых злодеяний, в 747 г. Карломан полностью передал управление государством брату, а сам ушел в монастырь. Тогда Пипин освободил из заключения Грифо и дал ему несколько графств, однако тот сразу же восстал против брата. Грифо захватил Баварию, свергнув герцога Тассилона и вступил в союз с алеманнским герцогом Ланфридом. В 749 г. Пипин пошел против них войной и победил. Грифо вновь был прощен и получил герцогство Нейстрию, однако не угомонился, бежал в Аквитанию к Вайфару и вновь стал плести интриги против Пипина. Лишь в 753 г. после очередного бегства, на этот раз в Италию, Грифо был убит предателем. Таким образом к 750 г. со смутами было покончено и Пипин стал единоличным правителем франкского государства. Однако этого Пипину показалось мало, и он вознамерился занять королевский трон. В 751 г. он направил послов к папе Захарию с поручением спросить у него: справедлива ли такая система управления, при которой королём называется тот, кто не пользуется королевской властью? Захарий отвечал на это, что королём должен быть тот, кому принадлежит королевская власть. В ноябре того же года Пипин созвал в Суассоне общее собрание франков, которое избрало его королем. Хильдерик III был низложен и пострижен в монахи, а Пипин в 752 г. торжественно короновался и был помазан на царство святым Бонифацием.

В конце 753 г. папа Стефан II обратился к Пипину за помощью в борьбе против короля лангобардов Айстульфа. Стефан явился к Пипину в Понтион. Уединившись с Пипином в молельне, папа, стоя на коленях и посыпая голову пеплом, умолял его послать войско против лангобардцев. Пипин торжественно поклялся вернуть папе все земли, отобранные Айстульфом. В благодарность за это Стефан помазал на царство Пипина и двух его сыновей в Сен-Дени. Поначалу дворяне воспротивились решению Пипина начать войну в Италии, однако затем вняли его доводам. Летом 754 г. франки разбили лангобардцев и осадили Айстульфа в Павии. Тот принял все предложения Пипина, признал свою зависимость от франков, обещал вернуть все захваченные земли папе и больше на них не покушаться. Однако как только Пипин ушел за Альпы, Айстульф пренебрег всеми своими обещаниями и вновь напал на Рим. В 756 г. Пипин предпринял второй поход против лангобардцев, снова разбил их и снова осадил Айстульфа в Павии. На этот раз требования Пипина были более жесткими и унизительными. Лангобардия передала Риму все земли на побережье Адриатического моря.

В 752 г. Пипин изгнал арабов изо всех городов, кроме Нарбонны, а после трехлетней осады освободил и ее. В 759 г. он окончательно покорил Септиманию, раздвинув границы королевства франков до Средиземного моря и Пиренеев. Одновременно в 753 и 758 г. Пипин предпринял два удачных похода против саксов и обложил их данью. В 759 г. он потребовал от аквитанского герцога Вайфара, чтобы тот вернул франкским церквям их имения и выдал франков-перебежчиков. Вайфар отказался, и Пипин начал войну. В решающий момент противостояния Вайфара бросил его дядя, и инициатива перешла к Пипину. В 765 г. он захватил северную Аквитнаию, а через два года взял Тулузу. Вайфар бежал в горы, где вскоре был убит изменником. Пипин посадил в Аквитании послушного ему герцога Лупа.

Вскоре после этой победы Пипин занемог. Почувствовав приближение смерти, он созвал духовенство и вельмож в Сен Дени и разделил королевство между двумя своими сыновьями.

Использован материал с сайта http://monarchy.nm.ru/ 


Пипин Короткий — король франков из рода Карелингов, правивший в 751—768 гг. Жена: Пертрада. + 24 сент. 768 г.

+ + +

Незадолго до смерти в октябре 741 г. майордом Карл Мартелл разделил государство между своими сыновьями. Старшему, Карломану, он отдал Австразию, Алеманию и Тюрингию; второму, Пипину, — Нейстрию, Бургундию и Прованс. Сын Карла от второй жены, Гриффон, получил несравненно меньше, чем дети от первого брака, — лишь маленькое владение. Едва Карл Мартелл был погребен в Сен-Дениском аббатстве, начались смуты и войны. Гриффон, возбуждаемый своей матерью, овладел Ланом и потребовал себе равной доли с братьями. Карломан и Пипин пошли на него войной, отняли то немногое, что он получил по воле отца, и заключили Гриффона в Арденнский замок. Вслед за тем братья должны были вести тяжелую войну против отпавших от них Аквитанцев, баварцев и алеманов. В 742 г. они выступили в поход против герцога аквитанского Гунольда, опустошили страну к югу от Луары, разрушили Лош, но тщетно пытались завладеть Бурже. Оттуда они пошли в Алеманию и дошли до берегов Дуная, повсюду требуя подарков и заложников. Так как враги обвиняли сыновей Мартелла в том, что они хищники, отнявшие власть у законной династии, Пипин и Карломан возвели на престол одного из Меровингов, Хильдерика III, не дав ему, впрочем, никакой реальной власти.

После этого в 743 г. братья двинулись против баварского герцога Одилона. Позиция, избранная Одилоном на Лехе, прикрытая рвами и болотами, была чрезвычайно сильна. Однако герцог испугался приготовлений франков и запросил мира. Пипин и Карломан отвергли все его предложения, ворвались в Лагерь баварцев через болото, разбили их наголову и преследовали до Инна. Перед этим решительным сражением папский посланник, которого Одилон уговорил быть посредником, именем апостола Петра и его преемника требовал прекращения военных действий. После сражения Пипин с насмешкой сказал ему, что по исходу войны можно видеть, чье дело Бог считает правым. Одилон был увезен в плен за Рейн, но в следующем году Карломан и Пипин возвратили ему герцогство. Пятьдесят два дня франки грабили и разоряли землю баварцев, пока восстание аквитанских герцогов Гунольда и Гаттона не заставило их возвратиться. Воспользовавшись тем, что военные силы франков отвлечены в Баварию, Гунольд вторгся в Нейстрию и сжег Шартр. Но едва Карломан и Пипин двинули против него свои войска, аквитанцы, испытав поражение, присягнули им в верности. Аквитанские герцоги вскоре поссорились между собой, и Гунольд, ослепив брата, завладел всем герцогством. Мучимый угрызениями совести, он вскоре передал герцогство сыну Вайфару и постригся в монахи. Всю северную часть Аквитании Пипин присоединил к своим владениям. Вслед за тем нападение саксов и новое восстание алеманов отвлекло братьев на восток.

В 744 г. Карломан возглавил войну против саксов, а Пипин выступил против алеманов. Упорная война продолжалась три года. Наконец, в 746 г. Карломан вторгся в Алеманию, вступил с восставшими в переговоры и с помощью измены взял всю их армию в плен. Герцог Теобальд был захвачен и приговорен к смерти. Вслед за тем в Каништатте Карломан велел тысячами убивать его приверженцев. Вся Алемания была опустошена, уцелевшие жители принуждены платить дань и давать войско победителям-франкам. Часть земель была конфискована, а покоренная область разделена на два округа, управление которыми было поручено графам. Но после всех этих злодеяний власть перестала привлекать Карломана. В 747 г. он передал управление государством брату и постригся в монахи. Пипин, оставшийся один во главе управления, возвратил свободу Гриффону и дал ему несколько графств. Вскоре тот вновь взялся за оружие. Узнав, что баварский герцог Одилон умер, Гриффон в 748 г. заключил в темницу его сына Тассилона и овладел Баварией. Алеманский герцог Ланфрид немедленно поддержал этот мятеж. В 749 г. Пипин выступил против них, дошел до берегов Инна, восстановил власть Тассилона, а Ланфрида и Гриффона взял в плен. После этого Алемания стала управляться франкскими уполномоченными. Пипин снова простил брата и дал ему герцогство в Нейстрии. Гриффон, однако, не угомонился — он бежал в Аквитанию к Вайфару и стал плести интриги против Пипина. (Он был убит только в 753 г., когда пытался пробраться в Италию.) Таким образом, к 750 г. все смуты были преодолены, и государство франков вновь сплотилось под властью одного правителя.

Пипин воспользовался наступившим миром, чтобы довершить дело своих предков и закрепить франкский престол за своим потомством. В 751 г. он отправил к папе Захарию епископа Вюрцбургского и аббата Сен-Дениского с поручением спросить у него: справедлива ли такая система управления, при которой королем называется тот, кто не пользуется королевской властью? Захария отвечал на это, что королем должен быть тот, кому принадлежит королевская власть. В ноябре того же года Пипин созвал в Суассоне общее собрание франков, которое избрал его королем. Хильдерик III, постриженный в монахи, отправился в Сен-Бертенский монастырь, а Пипин в мае 752 г. торжественно rороновался и, по примеру древних израильских царей, был помазан на царствие святым Бонифацием.

Через два года этот священный обряд был повторен самим папой. В конце 753 г. преемник Захарии, папа Стефан II, теснимый в Италии лангобардским королем Айстульфом, отправился за Альпы, чтобы лично умолять короля франков о помощи. Пипин ожидал папу в Понтионе, а навстречу Стефану выслал своего сына Карла. Сам он встретил папу в трех милях от города, сошел с коня, встал перед Стефаном на колени, а потом взял за узду его лошадь и некоторое время вел ее, исполняя обязанности конюха. В Понтионе все вошли в дом с пением гимнов и церковных песен. Папа и король уединились в молельню, и здесь роли их поменялись. Стефан, одетый, в сермягу и посыпав голову пеплом, встал перед Пипином на колени и молил его начать войну против лангобардов. Пипин торжественно поклялся исполнить его желание и возвратить папе все земли, отобранные у него Айстульфом. Когда вопрос о войне был решен, Стефан в Сен-Дени торжественно помазал Пипина и двух его сыновей и надел диадему на голову королевы Бертрады. Желание Пипина начать войну в Италии поначалу сильно не понравилось франкским вельможам, но в конце концов они должны были уступить его доводам. В июне 754 г. франки вступили в альпийские проходы и нанесли Айстульфу чувствительное поражение в сузанской теснине. Разбитые лангобарды отступили в Павию и были осаждены в ней. Вскоре Айстульф принужден был принять все требования Пипина: он обещал возвратить римской церкви все отнятые у нее владения, не нападать на римскую область и признал свою зависимость от короля франков. Но едва в декабре 754 г. Пипин перешел обратно за Альпы, Айстульф пренебрег всеми обещаниями и опять напал на Рим. В 756 г. Пипин во второй раз вторгся в Италию через сузанский проход. Айстульф снова был разбит, снова осажден в Павий и принужден принять условия еще более унизительные, чем прежние. Все области по восточному побережью Италии от Равенны до Анконы, раньше принадлежавшие Византии, были отобраны у лангобардов и переданы папе.

Последние годы жизни Пипина были посвящены завоеванию Аквитании. Еще в 752 г. франки пришли на помощь вестготским графам в южной Галлии и изгнали арабов почти из всех городов, кроме Нарбонны. Пипин. оставил перед городом войска и три года держал город в осаде, пока наконец жители не перебили гарнизон и не отворили франкам ворота. В 759 г. Септимания была окончательно покорена, и границы Франкского государства расширились до Средиземного моря и восточных Пиренеев. Одновременно в 753 и 758 гг.

Пипин совершил два удачных похода против саксов и обложил их данью. После этого он приступил к покорению непосредственно Аквитании. В 759 г. он потребовал у аквитанского герцога Вайфара, чтобы он возвратил франкским церквам их имения, находившиеся в Аквитании, и выдал тех франков, которые бежали к нему. Вай-фар отказался выполнить эти условия, и Пипин начал против него войну. Франки перешли через Луару и продвинулись до Клермон-Феррана. Вайфар, чтобы оттянуть время, объявил, что согласен исполнить требования Пипина. Но после этого аквитанцы снова начали действовать наступательно и опустошили окрестности Шалона на Соне и Отена. В 760 г. Пипин повел армию вверх по долине Луары и ограбил на своем пути Бурбон, Шантель и Клермон-Ферран. В 761 г. он взял Бурже и Туар. Вайфар приказал разрушить в своей стране укрепления всех городов и замков, чтобы враги нигде не могли занимать крепкой позиции. В 763 г. он вступил с Пипином в битву при Иссудене и заставил его отступить. Но вскоре герцога покинул его дядя Ремистан, и к 765 г. Пипин покорил всю северную Аквитанию. В 766 г. он поставил свои гарнизоны в Ангулеме и Периге, а в 767 г. завладел Тулузой. Вайфар бежал в леса нагорной равнины. В 768 г. он потерпел окончательное поражение и был убит изменником. Гасконцы покорились франкам, выдали заложников и приняли из рук Пипина нового герцога Лупа. Вскоре после этой важной победы, расширившей Франкское государство до его естественных границ, король занемог. Почувствовав приближение смерти, он созвал духовенство и вельмож в Сен-Дени и разделил королевство между двумя своими сыновьями.

Все монархи мира. Западная Европа. Константин Рыжов. Москва, 1999 г.


Примечания

Карломан I (751-771), король франков из рода Каролингов, правивший в 768-771 годах.

 

 

 

Франкское государство. Возвышение мажордомов под тенью королей

К нашему огромному удивлению, Эйнхард, биограф Карла Великого, начинает фактологическую часть своего произведения о Карле Великом с острых и резко выделенных размышлений о закате «королевского рода Меровингов — gens Merovingorum».

Избрав гениальный прием для объяснения заката Меровингов непосредственно восхождением так называемых Каролингов, автор обходит стороной всякие неясности при самой общей оценке политических взлетов и падений предков Карла со всеми их несуразностями и провалами, сопровождавшими мучительное восхождение на вершину власти. Так, собственно причиной смены власти становится исключительно упадок королевского рода Меровингов, а не честолюбие отца Карла — Пипина, покончившего с обветшавшим королевским родом, который продемонстрировал свою очевидную никчемность, воспринятую как неспособность к управлению.

Характерно, что исследователи со ссылкой из первооснователей этой фамилии говорят о семействе Арнульфингов из Меца и Пипинидах (Пипин Старший), дети которых — Анзежизель и Бегга — приходились прапрадедом и прапрабабкой Карлу. Кроме того, следует принять во внимание, что в середине VIII столетия имя Карл вовсе не было определяюшим в, семье, в отличие от Пипина, Дрогона и Гримоальда. До Карла Великого это имя носил его дед Карл Мартелл, в тогдашнем фонетическом варианте оно звучало как «Карломан». Судя по всему, это ласкательное производное от «Карл» было перенесено на детей Пипина.

Впоследствии распространенные каролингские имена Людовик и Лотарь были, однако, выражением сознательно акцентированного кровного родства нового королевского двора с родом Меровингов в лице его ярких представителей Хлодвига (Людовика) и Хлотаря (Лотаря). Как бы ни характеризовать восходящий род Пипина и Карла, неизбежной представляется огромная разница между древним происхождением и достоинством Меровингов, родоначальник которых Меровей, по преданию, произошел от связи супруги короля Клодиоса с морским чудовищем, и бросившей им вызов высшей аристократией, хотя и обладавшей мажордомским званием, а также франкским преимущественным правом, но тем не менее не удостоившейся королевского происхождения.

Этим обращением к роду Меровингов как единственному обоснованию возвышения новой династии на фоне угасания старой Эйнхард перенес предысторию королевского дома, в том числе прежнего франкского королевства, в сферу исторической неопределенности, Тем самым он признал подлинными правителями королевства только деда и отца Карла, то есть Карла Мартелла и Пипина III. Поэтому возведение Пипина в королевское звание в 754 году лишает основания заявление о государственном перевороте и представляется даже как необходимая акция на состояние «власть — безвластие».

Чтобы воздать должное столетиям «длинноволосых королей» (Джон Майкл Уоллис-Хэдрил), потребовались долгие и весьма интенсивные исследования. Меровинги создали государственную структуру — Франкское королевство. В нем осуществился симбиоз между германо-франкским наследием и позднеантичной традицией в системе управления, общественного устройства и хозяйствования при значительном влиянии церкви, которая способствовала углублению и расширению цивилизаторских элементов.

Закат Меровингов был связан, с одной стороны, с возвышением мощных аристократических семей, конкурировавших с королями за обладание собственностью, властью и влиянием. С середины VII века в их рядах находились каролингские мажордомы, обладатели высшей государственной власти, сосредоточившие в своих руках все влияние при дворе и ставшие вскоре инструментом высшей власти аристократии. С другой стороны, наблюдалась коррозия королевского правления, которая проистекала из раздела королевства, межсемейного соперничества и, наконец, прежде всего из чрезвычайно частого несовершеннолетия потенциальных престолонаследников. Поэтому уже в середине VII века казался возможным вариант политического государственного переворота. Таковой представляется попытка мажордома Гримоальда легально перенести королевскую власть на свою династию путем усыновления его сына одним из Меровингов или путем усыновления одного из сыновей короля Меровингов. Она закончилась неудачей. По-видимому, усыновленный Меровей умер естественной смертью. Его отец Гримоальд стал жертвой частного лица, а точнее, соперничества двух родов в борьбе за власть и влияние. Тем самым Пипиниды не оправдали себя по мужской линии. Повторное восхождение могло состояться лишь через сестру Гримоальда Беггу (такие возможности обеспечивало «открытое» аристократическое общество), вышедшую замуж за Анзежизеля, сына епископа Арнульфа, а также через их общего сына Пипина II (Среднего), который пользовался всеобщим признанием как главный столп Каролингов.

После мучительной второй попытки вопрос решился в сражении близ Тертри (687 год) против нейстрийского соперника Пипина в пользу австразийского мажордома. Споры вокруг так называемого государственного переворота показали, что соперничавшие аристократические кланы не были или еще не были готовы уступить друг другу.

В VIII веке Карл Мартелл, некоторое время даже правивший в отсутствие короля Меровинга в качестве «князя», снова предпринял попытку породниться с королевской семьей, чтобы обеспечить определенный социальный статус. Для этого в 737 году он отправил юного сына Пипина, отца Карла, к королю лангобардов Лиутпранду, который, по свидетельству Павла Диакона, принял его как сына.

Сознательной карикатурой следует считать утверждение Эйнхарда о материальной ограниченности королевской власти Меровингов, которая, лишив короля возможности проявлять щедрость, одновременно сузила сферу его политической активности. Между тем это заявление оказывается в явном противоречии с нашими прочими источниками, особенно с королевскими актами. Согласно им даже поздние Меровинги еще располагали достаточными фискальными средствами и сельскими пфальцами, например, в Париже, Клиши, Понтионе и других опорных пунктах. Не в последнюю очередь под нажимом мажордомов много пожертвований досталось храмам и монастырям, не говоря уже о политическом влиянии королей на решения их мажордомов. Сознательная перегруженность «угасающей модели» Меровингов содержит, правда, невольные указания на традиционно конститутивные элементы королевского правления, которые не могли быть устранены ни мажордомами, ни князьями при всем их предполагаемом всемогуществе и определялись их собственным властным положением. Так, король — это считалось знаком его влияния — Продолжал принимать чужестранных представителей, выслушивал их, давал им прощальные аудиенции, несмотря на обязательный характер соответствующих «установок» его «префектов». Еще в 817 году, когда Людовик Благочестивый своими изначально несостоятельными поспешными действиями по разделу империи попытался подчинить младших братьев старшему Людовику, одна из привилегий императора в отношении его братьев, правивших отдельными территориями, должна была заключаться в праве принимать всех чужестранных посланников и тем самым сосредоточивать в своих руках всю внешнюю политику.

Еще большее значение для структур и форм правления в империи франков имело указание на так называемое народное собрание, то есть на ежегодную встречу с королем высших политических авторитетов — администраторов, церковных деятелей и аристократов. На таких собраниях, впоследствии приобретших черты синодов, или же последние были присовокуплены к ассамблеям, особенно когда на обсуждение выносились вопросы церковной жизни, основные действующие лица во главе с королем определяли главные акценты практической политики. Это получало выражение не в последнюю очередь в указах, так называемых капитуляриях, из которых самые значительные сохранились начиная с VII века. Королевское правление в период раннего средневековья и в самый его разгар формировалось под влиянием консенсуса высшей знати, хотя именно эпоха Карла Великого свидетельствует о расширении королевской законодательной и судебной власти в ущерб аристократии и церкви.

Если Эйнхард представляет поздних Меровингрв в роли марионеток мажордомов, это никак не затрагивало их функцию как репрезентативной верхушки государства, о чем свидетельствуют королевский титул и председательство в собрании. Оппозиция мощных аристократических фракций, конкурировавших друг с другом за влияние и собственность, сохранила непримиримость и после успешной военной кампании в 687 году в Тертри. Особенно в Нейстрии далеко не все заседания суда заканчивались в пользу новых князей.

Главная проблема свержения старой династии заключалась для мажордомов в несомненной легитимности Меровингов и их харизмы, на которой, в общем, нисколько не сказалась политическая слабость в основном малолетних королей. В королевстве франков задача бывшего герцога, военачальника (dux) сливалась с существованием бывшего «священного» короля (rex). Таким образом получился динамический элемент, привлекавший в ожидании добычи аристократические слои. Он удачно сочетался со статическим началом, гарантировавшим племенному союзу плодородие, обильный урожай и триумф благодаря близости к богам.

Такое положение вещей заставляет и Эйнхарда прийти к осознанию того, что (один из немногих пассажей его стилизованного под античность жития, в котором он подчеркивает политическую роль папства и, следовательно, церкви) прежде всего союз Пипина III, отца Карла, и его брата Карломана с римским понтификом, все возраставшим духовным авторитетом латинского Запада, привел к окончательному отстранению старой королевской династии в 751-м или 754 году.

Насколько мы можем видеть, влиятельные аристократические фамилии не оказали такому развитию событий никакого сопротивления. Живое участие Пипина в этом чрезвычайно существенном процессе Эйнхард расценивает не очень высоко; в его понимании последний из Меровингов — Хильдерик III был смещен по «приказу» папы и заточен в монастырь. Равным образом «авторитетом» преемника апостола Петра Пипин был возведен на королевский трон.

Такой подход сделал возможным нейтрализовать упрек в «ambitio» или «superbia», то есть заносчивости, как порока Люцифера, и смягчить, может быть, даже снять упрек в «революции». Ведь эта политическая пертурбация произошла по воле папы, викария Христова.

Опять-таки это качество, так называемый легитимизм, в тогдашней ситуации могла реализовать только церковь, обеспечившая уже в крещении Хлодвига — предположительно в 496 году в Реймсе — примирение оседлых романов с франкскими завоевателями и поселенцами и сумевшая объединить под монашеской рясой святого Мартина и под духовным началом епископа Турского франкские поместные церкви во всех частях империи. Если в конце V века епископу Реймса удалось закрепить узы, связывавшие короля франков с католической церковью, то в середине VIII столетия заслуга в сближении принадлежит патриарху Запада. Преемник апостола Петра и римский понтифик, находясь в напряженном поиске союзников по борьбе со своими противниками — лангобардами, основываясь на учении отца церкви Августина, заявил, что имена и дела согласно порядку вещей призваны соответствовать последним планам спасения. Следовательно, никому не дано быть королем только на основе имени его, ибо прежде всего надобно учитывать дело. Данный принцип впрямую касается и фактического носителя правящей власти, которой присваивается соответствующее «звание».

Эта «экспертиза» благодаря папскому благословению стала для Пипина правовым основанием для совершения «государственного переворота». Вскоре он был дополнен иными шагами. Так или иначе следует признать, что в VIII веке цивилизация уже продвинулась так далеко, что не убийство, ослепление или строгое тюремное заключение покончили с последним из династии Меровингов и его сыновьями, а формальная правовая процедура, приведшая к отрешению и помещению в монастырь. Правда, и это следует подчеркнуть особо, решение Рима создало лишь общую правовую основу для существования королевства во главе с Пипином. Перемены действительно имели место. Они коснулись также его сыновей Карла и Карломана в 768 году в результате «выборов» и «поднятия на щит». Это, по сути дела, элементы королевского престолонаследия, характеризующие события средневековья. Они де-юре успешно предотвратили формирование наследственной монархии по образцу Франции или Англии.

Но и Каролинги, династия которых впервые упоминается с середины X столетия у саксонца Видукинда и западного франка Ришара, не ограничивались только доказательством их происхождения от двух широко известных семей на территории империи франков — Арнульфингов и Пипинидов. Согласно генеалогии их род восходит к первому десятилетию IX века в Меце, городе святого Арнульфа и месте захоронения членов семьи. Родоначальником династии принято считать Ансберта, выходца из рода древних сенаторов. По преданию, он взял себе в жены Блитильду, дочь короля франков Хлотаря. От этого брака родилось четверо детей, из которых позже трое стали святыми, в то время как четвертый, по имени Арнольд, был отцом Арнульфа.

В данной компиляции проявляется не только местный патриотизм, но и одновременно стремление привязать собственный Дом к Меровингам, а кроме того, установить связь с оседлыми романскими родами, в результате подтвердив союз с церковью в лице собственных святых. Обращение к фактической или предполагаемой меценской традиции увенчалось успехом. Единоутробный брат Людовика под именем Дрогон в 823 году стал епископом Меца, а впоследствии даже эрцкапелланом канцелярии монарха. После кончины он также был погребен в монастыре Сен-Арнульф близ Меца.

В противоположность этому более чем сомнительному источнику ранние хроники Меца, возникшие примерно в то же время (условно в 805 году), никак не подтверждают ранний период происхождения дома, сводя все свидетельства к Пипину сеньеру и его потомкам, особенно к его дочери по имени Бегга как родоначальнице новейших Пипинидов; тем самым из повествования изымается небесспорная роль святого Арнульфа как отца Анзежизеля, супруга Бегги, не говоря уже о Гримоальде и его тщетном стремлении завладеть короной.

И, наконец, один чужеземный автор, лангобард Павел Диакон под воздействием позднеантичного образования по просьбе Ангйльрама, главного капеллана Карла, в 785 году сочинил историю епископа Меца. Это было первое из ряда подобных свидетельств о епископстве и монастырской жизни, в котором с большим почтением говорится и о епископе Арнульфе. Он был «носителем святости, блистательным выразителем своего рода. Ведь он отличался благороднейшим и тончайшим происхождением».

По свидетельству Павла, сам Карл считал себя его правнуком. «И вот этот Арнульф, — продолжает историограф, — в юности [!] произвел на свет двух сыновей Анхиса и Клодульфа, что дает автору основание указать на Анхиса, отца Энея, когда-то из Трои перебравшегося в Италию. Ибо род франков, как учили древние [здесь имеется в виду хроника Фредегара], восходит к троянскому роду». Таким образом, сочинение о епископате Меца перебрасывает мостик к семейству Карла, которое берет начало со смерти Анзежизеля (Анхиса) и простирается до кончины королевы Гильдегарды, третьей супруги Карла, которая, кстати сказать, также нашла упокоение в монастыре Святого Арнульфа близ Меца. Павел не забыл упомянуть и новую супругу Карла — Фастраду. Лишь после того он возвращается к главной теме исследования — истории епископата Меца после правления Арнульфа.

Что касается приводимых имен, мы уже отметили, что определяющее династию имя Карл (или ласкательный вариант — Карломан) впервые появляется в связи с Карлом Мартеллом и наряду с Пипином становится предпочтительным. К ним во имя сознательного сближения с королями династии Меровингов добавляются имена Людовика и Лотаря, в то время как Арнульфом называют сына Людовика Благочестивого, а потом это имя появляется снова только при пресечении восточнофранкской ветви этого рода. Дрогон, Гуго и Теодорих иногда упоминаются как внебрачные дети. Имя Гримоальд, которое вспоминают последующие поколения в связи с неудачным государственным переворотом, полностью исчезает из исторической памяти после 714-го или 754 года, когда Грифон воспринимался как ласкательный вариант Гримоальда.

Хитрая попытка тесно увязать падение Меровингов с возвышением семьи Карла избавила Эйнхарда от необходимости отслеживать предшествующую далекую историю своего героя. Достаточно было ограничиться несколькими коленами — отец, дед и прадед — Пипин III, Карл Мартелл и Пипин II. Подчеркивается политическая зрелость этих троих предков, особенно отпор Карла Мартелла сарацинам, что, на взгляд Эйнхарда, наиболее ярко проявилось в битве под Туром и Пуатье в 732 году. По его словам, отец Карла осуществлял дело мажордомов как бы по наследству, хотя чуть позже биограф подчеркивает, что эта функция возлагается народом только на мужей, «превосходящих других блеском своего рода и полнотой средств и возможностей». Тем самым автор пытается завуалировать правовое значение по крайней мере формально требуемого желания королей при назначении мажордомов, их высших исполнителей, и обосновать наследственную передачу этой должности в семье Карла прежде всего особыми чертами характера, среди которых выделяется способность к руководству.

Эта краткая версия возвышения отражает в лучшем случае половину исторической правды. Насколько верно, что успех последующих Каролингов связан с руководящими фигурами Пипина и Карла, настолько же не противоречит истине и то, что этот успех стал явным лишь в конце долгого пути, который не раз мог закончиться провалом.

История Каролингов, отмеченная легендами и целенаправленными политическими акцентами, поначалу возвращает нас в VII столетие. Уже упомянутый выше епископ Меца Арнульф, почитаемый с конца VIII века как святой, играл при этом определенную роль. Представитель аристократической семьи, обладатель немалой собственности на просторах между Мецем и Верденом, в верхнем течении Мозеля и Мааса, союзник королей Меровингов в Австразии (Рейн — Маас — Мозель, Шампань со столицей в Реймсе) установил более тесные связи с другим Великим. Таковым был Пипин, который много лет спустя стал зваться Ланденским по названию территории между Брюсселем и Льежем. Его семья располагала немалыми владениями между Коленвальдом (на линии Турнай — Льеж) и средним течением Мааса.

Оба, Арнульф и Пипин, оказывали решающее политическое влияние на короля Хлотаря II, сосредоточившего после 613 года еще раз в своих руках власть в империи франков. Однако управление отдельными областями (Австразия и Нейстрия), в число которых после 626 года административно вошла Бургундия, было возложено на местную знать. Так, его сын Дагобер I, в 623 году избранный королем территории, расположенной между Вогезами, Арденнами, Коленвальдом и Рейном (поначалу без Шампани), фактически с 624-625 годов был подчинен Пипинам, ставшим мажордомами. Таким образом они начали исполнять при дворе руководящие функции.

Между тем это положение не представлялось пока долговременным. В период управления Дагобером I всеми упомянутыми землями империи на первое место выдвигаются влиятельные соперничающие друг с другом австразийские аристократические фамилии. Арнульф даже слагает с себя сан епископа Меца и как основатель монастыря Ремиремонт в Вогезах готовится к духовной карьере в качестве каролингского поместного святого. Вначале, однако, он заключает прочный междинастический, обращенный в будущее крайне важный союз со своим приверженцем Пипином — Дагобер I женит сына Анзежизеля на дочери Пипина Бегге, распространяя тем самым семейные владения за Арденны.

Не столько политические споры с аристократией всей империи или отдельных ее частей вызвали постепенное ослабление и в итоге закат королевской династии Меровингов, сколько прежде всего ожидание совершеннолетия престолонаследников после неожиданной кончины Дагобера I (в 638-639 годах). Попутно отметим, что взросление претендентов на престол проходило на фоне соперничества аристократических семей за власть и собственность, а может быть, даже определялось этим.

Территории, сосредоточив в своих руках административную власть и фискальные возможности, возглавляли отныне мажордомы. Так, сын Пипина и брат Бегги Гримоальд в 642-643 годах, несмотря на ожесточенное сопротивление противников, стал мажордомом в Австразии; в духовном союзе с франкскими монахами семейство через наследную и фискальную собственность создало надежный в настоящем и будущем духовный фундамент с опорой «а церкви и монастыри. Ремиремонт уже упоминался выше. Затем появились монастыри Ставло в Меце и Мальмеди в Вердене, имевшие единое руководство, и Нивель (к югу от Брюсселя) со статусом фамильного аббатства.

О судьбе Гримоальда речь шла уже неоднократно. На нем прекратилось возвышение Пипинидов, мужская линия которых практически прекратилась. Наследником семьи и ее амбиций в «открытом» аристократическом обществе VII века стал сын Бегги и Анзежизеля Пипин Средний, приходившийся отцом Карлу Мартеллу и прадедом Карлу Великому. От этого внука Пипина сеньера по женской линии хроники Меца «выводят» первенство «княжения», по династическому принципу. Существенной причиной нового возвышения Последующих Каролингов могло стать бракосочетание в 670 году Пипина Среднего с Плектрудой, наследницей весьма влиятельной фамилии, богатые владения которой простирались от низовья Рейна, включая Кёльн, вплоть до среднего течения Мозеля. В результате существенного приращения собственности и приумножения сферы влияния Пипин (тем более что родители его супруги, судя по всему, остались без наследника по мужской, линии) оказался во главе австразийской аристократической партии, успешно противостоявшей претензиям австразийских мажордомов на управление соседними территориями империи. Лишь после смерти противников, иногда насильственной, в прилегающих областях империи нейстрийская аристократическая партия заключила союз с Пипином. Тем самым центр тяжести окончательно сдвинулся в пользу австразийского мажордома. «Он [Пипин] присоединил владения короля Теодориха [последнего внука Хлотаря II] к своему королевству». Это значит, Пипин завладел государством и возложил на себя «ставшее вакантным» достоинство мажордома.

Эти события и этот акт закономерно знаменуют начало успешного правления Каролингов. Правильно было замечено, что австразийско-нейстрийские (в том числе и бургундские) споры никак не были связаны с противоречием Восток — Запад, со своего рода этническо-культурным соперничеством между романами и германцами, между городом и деревней. Дело заключалось в соперничестве конкурировавших друг с другом фракций аристократических фамилий, которые после кончины Хлотаря II откровенно использовали малолетних королей в борьбе за власть.

Когда вскоре после 688 года Пипин женил своего первенца Дрогона на дочери скончавшегося нейстрийского мажордома Беркара, он пошел на это не только для того, чтобы посредством столь изощренной матримониальной политики расширить сферу влияния на землях между Рейном, Маасом и Мозелем на юго-западные области, но и во имя обеспечения близости к королевскому двору Меровингов и тем самым к Нейстрии. Нейстрия считалась официальным центром юриспруденции. Кроме того, здесь сходились нити внешних отношений, переплетались административно-политические связи и, следовательно, осуществлялись функции традиционного королевского правления, в изложении Эйнхарда преподносившиеся в карикатурном виде.

Прежде всего королевский суд, рассматривавший споры между влиятельными аристократическими фамилиями и церковью, сохранял или приобретал статус инстанции, за которой признавалось право выносить приговор не в пользу всемогущего победителя при Тертри и его челяди.

Эти межсемейные узы, простиравшиеся над регионами и институциональными структурами, по примеру родителей, бабушек и дедушек еще более закреплялись в результате союза с церковью. Анденн, Фосс и Нивель, будучи монастырями династии, стали существенными духовными опорными пунктами при расширении имперских территорий.

Аббатство Виллиброда в Эхтернахе на реке Зауер после 698 года все более приближалось к статусу монастыря, что представляло процесс чрезвычайной важности — не только для формирующегося «сакрального ландшафта» в центральной области Австразии, но и для все более тесных контактов Пипина с основателем монастыря. Он получил разрешение князя проповедовать Евангелие на территориях Фрисландии, покоренных Пипином в период с 690 по 695 год. Это взаимодействие в военной и духовной сферах привело к возникновению в укрепленном замке Утрехт первой резиденции епископа каролингского обряда, сфере влияния которого было суждено распространиться и в рейнском правобережье, вплоть до Вестфалии. Таким образом была подготовлена долговременная интеграция этой территории в империю франков и в поместную франкскую церковь, но пока князь довольствовался существовавшим статус-кво. Поэтому он женил сына Гримоальда, между прочим мажордома, на дочери фрисландского герцога Радбода, из почтения к предкам отказавшегося от крещения Виллиброда.

Свидетельство часто привлекаемых как источник хроник Меца, в соответствии с которыми интерес Пипина II распространился уже на соседние территории и дукаты, особенно Алеманию, Баварию и даже Аквитанию, относится к категории вымыслов. Упоминаемые соседи под господством герцогов по большей части франкского Происхождения смогли сохранить свою независимость и отвергнуть претензии мажордомов на подчинение указанием на то, что они всем обязаны исключительно франкским королям, то есть Меровингам. Хотя вторжения Пипина в Алеманию, Гессен, Тюрингию и Саксонию представляются достоверными, за этим стоит более глубокая причина. Знаменитая, к сожалению, только из поэтического свидетельства Зрмольда Нигеллия (двадцатые годы IX столетия) известная настенная фреска ингелгеймской Паластулы обращает внимание потомков прежде всего на сына Пипина — Карла Мартелла, растерявшего просторы империи франков, но не на его отца.

Случайный характер всего происходящего в истории угрожал представить и определяющую роль Пипина лишь как преходящий момент в эпохе франков. Напоминая усилия по укреплению правления в значительно более позднее время кондотьеров, банкиров-политиков и вице-графов в городах-государствах эпохи Ренессанса, беззаконие и отсутствие правовой базы, особенно в вопросе престолонаследия, породили особые проблемы, тем более что в связи с претензией Пипина на первенство государственно-правовое новообразование вступило в явное противоречие с давно воспринятым и тем самым легитимированным королевством Меровингов, от существования которых, кроме того, логично зависел институт мажордомов. Тонкая сеть, сплетенная из королей, первенства, достоинства мажордомов и герцогов сыновей Гримоальда и Дрогона, оказалась более чем хрупкой. Дрогон скончался уже в 708 году, а Гримоальд стал жертвой насильственной смерти от руки язычника-фриза в Льеже незадолго до кончины своего отца, князя, 16 декабря 714 года. Дрогон обрел вечный покой опять-таки неподалеку от Меца рядом с главным предком Арнульфом, в то время как Пипин был предан земле в самом центре владений династии в Шевремоне, замке и затем монастыре, в среднем течении Мааса недалеко от ставших впоследствии известными земельных владений Геристаль и Жюпиле.

Таковы были предпосылки борьбы властных сил за господство и влияние, обострившей отношения между соперничающими франкскими аристократическими фамилиями в Австразии и Нейстрии. Поражает решительный прорыв к власти весьма почтенной вдовы Пипина II — Плектруды. Она приложила немалые силы для сохранения за сыновьями и их детьми властных функций усопших. Из Кёльна, где поселилась властолюбивая вдова, она внимательно отслеживала ситуацию. В какой мере и как долго влиятельные аристократические семьи принимали эту правительницу в юбке, истории неизвестно. Между тем бунт против ярко выраженной односторонней передачи власти в руки молодого потомства поднял другой сын Пипина — Карл, родившийся от связи отца с женщиной по имени Галпейда. Решительными действиями и недюжинными военными способностями Карл уже в IX веке заслужил прозвище Мартелл («молот»), этому способствовал также его незаурядный талант политического деятеля.

Рождение Карла в браке без приданого (в правовом отношении это был конкубинат, то есть внебрачное сожительство) в начале VII века не являлось серьезным препятствием при рассмотрении преемства. Решающее значение имела воля родителей, в данном случае прежде всего влияние Плектруды на Пипина. Она хотела оказать содействие исключительно их общим нажитым в браке сыновьям. В любом случае до 817 года внебрачное рождение основанием для дискриминации не являлось. Только тогда утвердилось изложенное на пергаменте церковное положение о том, что законным в преемстве следует считать потомство от законного брака в противоположность притязанию ius paternum на свободу действий по своему усмотрению при определении преемников или наследников. Если наследственное право предусматривало поддающуюся проверке максимально равномерную долю в наследстве сыновей, признанных отцом в качестве потомков (Карл Мартелл также получил выделенную ему долю из богатого королевского владения), то в отношении преемства управления, безусловно, действовал особый принцип «ius paternum», который впервые был зафиксирован как термин в 768 году и получил исходное политическое оформление.

По свидетельству всех источников, Арнульфинги и Пипиниды, а также их потомки — Каролинги — практиковали единобрачие, причем на договорной основе соответствующие семьи наделялись приданым. Доказательства классической полигамии отсутствовали, впрочем, она была абсолютно нехарактерна для территорий, населенных франками. Согласно германо-франкским правовым традициям, а также церковным канонам, приобретавшим все больший вес, в семейном праве и в быту на протяжении VIII столетия существовала только одна хозяйка дома. В свою очередь, франкские соборы под председательством Винфрида-Бонифация вводили все более строгие правила заключения брака (запрет кровосмешения), повторного брака и его расторжения. Тем самым началось победное шествие церковных доктрин, достигшее апогея в связи с конфликтом вокруг брака или внебрачного сожительства правнука Карла — Лотаря II в семидесятых годах IX столетия.

Разумеется, это длительный процесс. Карл Великий в начале правления без колебаний оттолкнул от себя и законную супругу Гимильтруду, и сменившую ее в браке лангобардскую принцессу, руководствуясь при этом мотивами политической целесообразности. Бросив вызов церковной морали, в уже преклонном возрасте, после кончины третьей, но скорее всего пятой супруги, он проводил время со все новыми наложницами в своем ахейском дворце. Однако, и этот момент имеет решающее значение, его преемниками могли стать только сыновья, рожденные от брака с алеманкой Гильдегардой, — Карл, Пипин и Людовик. Все прочие в престолонаследии не участвовали, хотя впоследствии частично сделали успешную духовную карьеру.

Институт праведного брака не исключал в случае смерти супруги ни повторного брака, ни внебрачного сожительства. Хотя церковь выступала против конкубината, в эпоху раннего средневековья его рассматривали как вполне терпимую разновидность внебрачной половой жизни. С полигамией как институтом такой промискуитет не имел ничего общего. Заботу о сыновьях, родившихся от конкубината, принимали на себя родители или отец.

Скорее всего волеизъявление в случае с Карлом Мартеллом по настоятельному желанию Плектруды обернулось не в пользу пасынка княгини. Благодаря личности Карла Мартелла, его энергичности и осмотрительности произошло окончательное возвышение рода до уровня общефранкской аристократии. После горьких поражений ему удалось взять верх над мачехой, вынужденной сделать пасынка королем в Кёльне и уступить ему часть королевских сокровищ.

Для укрепления правления, опорой которого снова послужила древняя династия, пришлось дополнительно усилить влияние мажордомов в старых аристократических семьях, что привело к «перегруппировке» среди близких к правящим кругам лиц (Рудольф Шиффер), поэтому епископ Лютвин Трирский умножил свои владения, присоединив епископство Реймса. Его он завещал по наследству сыну, известному порочным образом жизни Милону, что вызвало злобную реакцию Винфрида-Бонифация.

Епископские владения в Галлии сформировались во время заката Меровингов под воздействием соответственно одной семьи, объединившей в своих руках духовные руководящие функции и рычаги политического руководства. С этими государствами в государстве покончили Карл Мартелл и его преемники — Трир перестал существовать после 772 года, географически удаленный Кур как оплот Викторидов — лишь с введением так называемого франкского положения о графствах примерно в 806 году, что вызвало резкие протесты и жалобы.

Нельзя забывать, что Карл Великий на годы, а может, и десятилетия, отбросив канонические предписания, взял под собственное управление обретшие свободу епископства, например Мец и Реймс, и извлек из этого соответствующую экономическую пользу. Эти прогосударственные епископские синоды, достаточно часто представляемые воинственными епископами, оказывались под перекрестным огнем критики и церкви, и синодальных указов. Тем не менее они играли роль необходимой опоры для укрепляющейся династии. Эта тесно переплетенная сеть прежде всего церковного правления уберегла «принципса» от нового возмущения особенно нейстрийских аристократических фракций. По воле Карла были устранены и сыновья его единокровного брата Дрогона, за исключением Гуго, принявшего духовный сан в 713-715 годах. Ему он передал впоследствии несколько важных епархий и аббатств: Париж, Руан, Байё, Авранш, а также Сен-Дени, Сен-Вандрилл и Жумьеж в низовье Сены.

К укрепленному таким образом правлению, что явно противоречило запрету на. совмещение духовных званий, уже тогда добавились первые ростки вассалитета, который на исходе IX века органично вошел в так называемый зрелый средневековый феодализм. Этот вассалитет в соответствии с происхождением из кельтского «gwas» вначале заявил о себе на относительно более низком социальном уровне. Весьма похожие на меровингские антрустионы (охранные команды) и лойды (люди), являвшиеся военными формированиями, которые были известны еще Тациту, мажордом подобно другим правителям в пору расширения собственного правления создал мощные вооруженные отряды, которые, пользуясь немалыми благами, отдавали предпочтение кавалерии. Указанные блага представляли собой крупные, отстоявшие друг от друга хозяйства, чаще из числа принадлежавших королю, но, возможно, и церкви.

Земля, полученная от короля в аренду (впоследствии это называлось precariae verbo regis), и обеспечивала этих бенефициа

Источники:

1. Хэгерманн Д. Карл Великий; М.: ООО «Издательство АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2003

См. также:

Император Запада Карл Великий


1200 лет назад, 28 января 814 года, умер король франков и император Запада Карл Великий. Он вошёл в историю как один из основателей европейской (романо-германской) цивилизации и создателей первого «Европейского союза». Воюя практически всю свою жизнь, Карл создал Франкскую (Западную) империю, в которую вошли территории современной Франции, Бельгии, Голландии, Швейцарии, Северной Италии, Западной Германии и часть Испании. Кроме того, Карл вошёл в историю как правитель, который сыграл решающую роль в продвижении христианства за пределы бывшей Римской империи (император Запада считался наследником и продолжателем дела этой империи). «Огнем и мечом» крестили язычников Центральной и Северной Европы. Именно тогда Европа почувствовала тяжёлую поступь «натиска на Восток и Север». Славянская цивилизация Центральной и Южной Европы (занимавшая территории современных Германии, Австрии, Чехии, Словакии и Балканского полуострова) столкнулась со страшным врагом, который действовал не только мечом, но и золотом, ложью. Франкская империя наследовала древнюю стратегию «разделяй и властвуй». Столетиями кипели битвы. Кровь и слезы лились реками. При этом часто славянские союзы племен сталкивались с друг другом.

Постепенно часть славян была уничтожена (наиболее пассионарная), другие ушли на восток (варяги-русь Рюрика), третьи ассимилированы — стали «австрийцами», «немцами», «датчанами», четвертые — «перекодированы», подчинились римской матрице. Так, поляки, приняв западный вариант христианства, стали жесточайшими врагами Руси-России. Поэтому, изучая историю Франкской империи, время правления Карла, необходимо не только восхищаться железной волей этого человека (действительно великого государственного деятеля и полководца), но и помнить, что это был жестокий враг славянства, заложивший основы процесса «натиска на Восток».

Начало правления

Надо сказать, что основу Франкской империи фактически создали три великих правителя, предшественника Карла: Хлодвиг, Карл Мартелл (Молот) и Пипин Короткий. Хлодвиг заложил основы государственности и союза с христианской церковью; Карл Мартелл создал социальную и военную базу монархии — оформил феодальную систему, на основе «дворянских поместий» (бенефициев), остановил натиск исламского проекта — битва при Пуатье; Пипин Короткий официально стал королем, закончив период «ленивых королей», последний представитель династии Меровингов — Хильдерик III — был отправлен в монастырь (его сына Теодориха также отправили в монастырь). Пипин заплатил римскому папе за поддержку в вопросе смены династии тем, что дважды усмирял лангобардов и отдал занятые ими земли Риму. В результате возникло светское государство пап. Произошла полная переориентация Рима с Востока на Запад. Союз Каролингов с Римом открыл широкую дорогу будущему Европы. Закладывался фундамент европейской (романо-германской) цивилизации.

Точная дата рождения Карла неизвестна. Это может быть 742, 744, 747 или 748 год. Его отцом был первый король из династии Каролингов — Пипин Короткий. Мать — Бертрада Лаонская (Берта Большая Нога). Отец стал рано приучать мальчика к государственным делам. Карл принимал участие в придворных совещания, дипломатических делах, аквитанских походах Пипина. Когда отец скончался в 768 году, Карл уже был взрослым человеком. Если взять за основу дату рождения в 742 году, ему было 26 лет.

Перед смертью Пипин разделил королевство между двумя сыновьями. Карломан получил бассейн реки Роны и верхние течения Луары, Сены, Мааса и Рейна. Карлу достались территории от Аквитании до Тюрингии, вдоль морского побережья, среднего течения Рейна и Майна. Оба брата были провозглашены королями франков. Карл — в Нуайоне (Нойоне), Карломан — в Суассоне.

Отношения между братьями не сложились. Согласие между ними сохранялось с величайшим трудом и могло в любой момент обернуться столкновением. Этим не замедлили воспользоваться враги франков. Подняли голову только что покоренные аквитанцы; племена бриттов и саксов грозили ударами с запада и востока; большой угрозой стал король лангобардов Дезидерий (королевство лангобардов — «длиннобородых» — занимало территории Северной и частично Средней Италии). Дезидерий объединил большую часть Италии и мечтал подчинить себе весь полуостров. Он обладал значительными ресурсами и большой армией. Дезидерий нарушил соглашение, заключенное с Пипином, и начал утеснять римского папу. Одну дочь отдал за герцога Беневенто (одного из автономных лангобардских герцогств, которое по значению и величине мало отличалось от королевства, второе — Сполето), вторую — за герцога Баварии. Этим укрепил свои политические позиции. Бавария считалась частью Франкского королевства, но, хотя герцог Тассилон неоднократно давал вассальную клятву Пипину, он смотрел на них как на формальность. Герцог управлял Баварией как независимый государь. Баваро-лангобардский союз угрожал франкскому государству.

Карл первые годы своего правления эти угрозы не замечал. Он наслаждался властью. Много путешествовал по своим многочисленным поместьям, охотился, пировал, одаривал монастыри. Правда, он не мог не отреагировать на восстание Аквитании. В 769 году один из сеньоров с юго-запада, Гунольд, поднял на восстание западных аквитанцев и гасконских басков. Карл позвал на помощь брата Карломана, но тот дал категорический отказ участвовать в походе. Мятеж удалось подавить легко. Гунольда бежал в Гасконь. Однако герцог Гасконский, на поддержку которого надеялся Гунольд, выдал его Карлу, а сам изъявил покорность. Карл посетил многие местные монастыри и аббатства, налаживая отношения с местным духовенством.

Первый период правления Карла также был отмечен большим влиянием его матери Бертрады. Вдовствующая королева была женщиной властной и честолюбивой, а молодой король весьма неопытен. При Пипине из-за размолвки, которая едва не привела к разводу, королева была лишена серьёзной власти, теперь она стремилась наверстать упущенное. Она играла роль примирителя между сыновьями. В 770 году совершила поездку в Рим, провела переговоры с Дезидерием и привезла с собой его младшую дочь — Дезидерату, которая стала женой Карла. Она заставила Карла отказаться от первой жены — Химильтруды.

Однако миротворческая политика матери уже через год завершилась полным крахом. Слишком сильные противоречия существовали между основными центрами силы. Лангобардский король решил, что с севера ему теперь ничего не угрожает, усилил давление на Рим, стал отбирать у папы одну область за другой. Папа Стефан III просил помощи у Карломана и Карла, но не получил её. Ему пришлось подчиниться королю лангобардов. Франкская держава быстро теряла позиции в Италии.


Статуя Бертрады Лаонской в Люксембургском саду в Париже.

Воссоединение державы и разгром лангобардов

Тут Карл резко изменил свою политику. Период нерешительности и следования советам матери завершился. Он разорвал отношения с Дезидератой, отправил её к отцу. Отношения с Карломаном шли к разрыву и войне. Внезапно в декабре 771 года Карломан умирает. Карл немедленно наложил руку на его наследство и стал единственным королем франков.

В 772 году начинается эпоха великих войн Карла. С этого времени его жизнь будет наполнена походами, вторжениями, осадами, усмирением мятежей и военными сборами. Почти каждую весну (обычно май) — военный сбор вблизи места запланированной операции. Затем летом — поход или даже два. Часто задуманная операция на одном фронте прерывалась из-за угрозы на другом направлении. Затем роспуск армии на «зимние квартиры», отдых в одном из королевских имений. Подготовка к новой операции.

Карл стал действительно великим полководцем и стратегом. Довольно часто угроза существовала сразу с нескольких направлений, возникало ощущение поражения и хаоса. Однако король всегда умел распутать самый сложный узел и получить приемлемые результаты. Даже внешне король был настоящим богатырем. Эксгумация могилы Карла подтвердила правильность описания могучего и высокого воина: длина скелета составила 192 см. Он умел буквально на лету схватывать суть ситуации, часто только одно его появление приводило к нужному результату.

Постоянные войны требовали больших людских ресурсов. Воины были нужны для удержания захваченных территорий. Поэтому Карл продолжал традиции отца и деда. С одной стороны, была продолжена и расширена военная реформа Карла Молота. Устойчивое ядро армии составляли феодалы-бенефициарии. За регулярную службу они получали земельные владения (феоды-бенефиции) из государственных фондов. С другой стороны, действовала старая система призывов, сохранившаяся со времен Меровингов. Каждый год епископы, графы, крупные землевладельцы тех или иных областей получали приказ явиться со своими людьми, конными и пешими, вооруженными и снаряженными, в назначенное время на место сбора. За опоздание назначался высокий штраф, за уклонение — кара. Всеобщую мобилизацию областных ополчений проводили редко. Обычно ограничивались сбором войск той или иной области, которая граничила с районами боевых действий. Обычно пять-шесть свободных людей должны были выставить и вооружить одного бойца. Эта система была достаточно эффективна, что и выразилось в расширении франкской державы.

Надвигалась война с лангобардами. Король Дезидерий был вне себя от гнева. Оскорбление со стороны Карла требовало срочного отмщения. Для начала он «зачистил» франкскую партию, сторонников союза с Карлом. Принял у себя бежавших жену и сына Карломана. Затем Дезидерий потребовал от римского папы помазать сыновей Карломана на франкский престол. Но здесь коса нашла на камень. Податливый папа Стефан III был сменен на авторитарного и волевого Адриана. Новый папа отвечал сдержанно, требовал гарантий. Лангобардский король гарантий не дал, начал снова опустошать папские владения. Папа закрылся в Риме и отправил посла Карлу, прося защитить «Святую Римскую церковь».

Карл на этот раз отреагировал молниеносно. В июне 773 года войска начали подготовку к походу. Чтобы успокоить пролангобардскую группировку, которая не хотела войны, Карл ещё дважды попытался поладить с Дезидерием. Однако тот отказался вести переговоры. Лангобарды закрыли и укрепили перевалы в Альпах. Тогда Карл решил провести обходной маневр. По тайным тропинкам франкский отряд смог выйти в тыл к противнику. Дезидерий, испугавшись окружения, не принял боя и спрятался в своей столице Павии. К тому же римский папа смог посеять семена измены в рядах лангобардов, ослабив их решимость к сопротивлению. Франкские войска с боем преследовали врага, по пути овладевая многочисленными городами Ломбардии. Часть армии была оставлена осаждать Павию. Город был сильной крепостью. Павия уже выдержала две осады армии Пипина Короткого. Дезидерий надеялся переждать вторжения франков. Карл в феврале 774 года повел остальные войска к Вероне, второй по значению город королевства. Верона сопротивлялась недолго и пала. В городе была захвачена семья Карломана. Правда, сын Дезидерия — Адельхиз, который руководил обороной Вероны, — смог сбежать в Константинополь. В дальнейшем он лелеял планы вернуть ломбардский трон с помощью императрицы Ирины (первая в истории империи женщина-самодержец).

Карл как триумфатор вошёл в Рим. Пообещал Адриану I новые владения (это обещание потом не было выполнено). Столица лангобардов ещё некоторое время держалась. Но город не был готов к долгой осаде, горожане были истомлены голодом и лишениями. Многие представители знати не сочувствовали планам своего короля. В начале июня Дезидерий осознал, что его игра проиграна и вместе с семьей вышел из города, чтобы подчиниться Карлу. Карл вместе с новой королевой Хильдегардой торжественно вошел в крепость и раздал лангобардскую казну воинам. Дезидерия и его жену отвезли во Франкское королевство, заставили постричься в монахи. Что стало с семьей Карломана, неизвестно. Карл стал королём лангобардов и «римским патрицием». Лангобардское королевство прекратило своё существование. Карл начал вводить в Ломбардии франкское устройство и соединил Франкское королевство и Ломбардию в одно государство.


Карл Великий и папа Адриан I.

Однако на этом итальянские войны не закончились. Едва Карл покинул страну, как герцоги Фриуля и Сполето, рассчитывая на помощь Византии, решили захватить Рим и восстановить власть лангобардов на полуострове. Их заговор поддерживал Адельхиз и герцог Беневенто. Карл, занятый войной с саксами, не смог сразу вернуться в Италию. В 776 году он снова пересек Альпы. Мятежные города подчинились. Герцог Фриуля погиб, Адельхиз снова бежал.

Карл решил навести порядок в Италии. Снова замирив Саксонию, в конце 780 года он прибыл в Рим, где его малолетнего сына Пипина нарекли королем лангобардов. Естественно, что он выполнял эту роль формально. Новый король имел двор, с которым проживал то в Павии, то в Вероне. Старые законы лангобардов были сохранены. Местная знать сохранила часть государственных должностей. Реальную власть имели ставленники Карла: во Фриуле и Сполето посадили герцогов, в остальных областях — графов. В результате без согласия Карла не могло пройти не одно важное решение. В Северной и Средней Италии Карл получил полную власть.

Однако оставался ещё Арехис II, могущественный герцог Беневенто. Его назначил герцогом Дезидерий, который женил Арехиса на своей дочери Адельперге. После поражения Ломбардии Арехис решил, что он независимый правитель и присвоил себе титул «князя». На случай войны с франками была построена мощная крепость в Салерно, которая стала второй столицей Арехиса. Герцог Беневенто продолжал сотрудничество с Адельхизом и искал поддержки у Византии. Чрезмерное честолюбие сгубило герцога.

Франкский король, которого о планах его врагов своевременно извещал римский папа, решил пресечь деятельность врага. В 787 году войска Карла вступили в герцогство. Арехис был вынужден дать вассальную присягу, и стал платить дань. Второй сын Арехиса Гримоальд остался в заложниках у Карла. В 788 году Арехис и его первый сын Ромуальд неожиданно скончались (перед смертью Арехис организовал новый заговор против Карла). Гримоальду было позволено вернуться в Беневенто. Он признал франкское господство, сохранив автономию в обмен на защиту полуострова от Византийской империи. Гримоальд сохранил верность Карлу, и, когда Адельхиз при помощи византийцев попытался вернуть Италию под власть лангобардов, выступил против него. Адельхиз и византийцы потерпели поражение. Италия осталась под властью Карла.


Крепость Арехиса II в Салерно

Подчинение Баварии

Неожиданно быстрое поражение Ломбардии поставило Баварию в тяжелое положение. Баварско-лангобардская коалиция прекратила своё существование. В течение нескольких лет баварский герцог Тассилон III умудрялся проводить гибкую политику. С одной стороны, он старался не раздражать сюзерена, победоносного франкского короля. Он прибег к посредничеству римского папы и возобновил присягу, данную ещё Пипину. С другой стороны, он правил как король, не приводил Карлу вспомогательные войска, перестал появляться на майских сборах, проводил собственные сеймы светских и духовных чинов. Его жена Лиутгарда, дочь низвергнутого лангобардского короля, горела местью и плела интриги, подзуживая мужа. Баварский герцог вступил в сговор с противниками Карла в Италии, Византией и даже племенным союзом аваров, которые поселились на Среднем Дунае.

Карл догадывался о кознях врагов, но, будучи занят Саксонской войной, до поры до времени спускал баварскому правителю. Только в 787 году, временно решив проблемы в Италии и Саксонии, Карл решает нанести удар по Баварии. Карл собирает войска против Тассилона. Баварский владыка пытается выиграть время. Два высших иерарха из Баварии прибывают в Рим и просят папу Адриана о посредничестве. Римский папа охотно согласился. Карл, в свою очередь, выражает готовность к миру, если Тассилон принесет присягу и подпишет соответствующий документ. Однако посланники заявляют, что не уполномочены давать такие обещания и покидают «Вечный город». Разгневанный папа предает баварского герцога анафеме и благословляет короля франков на войну с непокорным вассалом.

Карл в июле созывает генеральный сейм в Вормсе и требует немедленной явки Тассилона. Баварский владыка уклоняется. Тогда франкский король выдвигает войска к Баварии. Тут выясняется, что не все вассалы баварского герцога готовы воевать с Карлом. Одни сразу принимают сторону короля франков, другие колеблются. Понимая, что при таком раскладе прямое столкновение гибельно, Тассилон является к Карлу с богатыми подарками. Тассилон возобновляет ленную присягу и оставляет заложников, включая своего сына.

Однако это не спасло герцога. В 788 году Тассилона вызывают на сейм в Ингельгейме. Против него выступил папа римский, баварское духовенство с архиепископом Зальцбургским во главе и многие представители баварской знати. Тассилон был вынужден признаться в измене, франки единодушно приговаривают его к смерти. Однако Карл «великодушно» заменил казнь на пострижение в монахи. Тассилон, его жена и дети были пострижены и навечно заточены в монастырь.

Таким образом, Бавария была полностью подчинена Франкскому королевству. Её автономия была упразднена. Король передал её в управление своим графам-наместникам. Одновременно с Баварией к Франкскому королевству отошли ранее присоединенные баварцами славянские земли — Каринтия и Крайна. Держава Карла Великого получила доступ к Балканам и смогла высвободить все силы для борьбы с саксами.

Надо сказать, что Карлу ещё пришлось вернуться к «баварскому вопросу». Проведя «зачистку» Баварии от местной знати, которая не сразу выразила покорность, владыка франков решил организовать показательный спектакль, чтобы окончательно раздавить Баварию. В июне 794 года во время генерального сейма во Франкфурте Тассилона привезли из монастыря, где он был заточен и заставили подвергнуться дополнительному унижению. Несчастного монаха заставили повторно публично каяться и вымаливать прощение, а также повторно отказаться от каких-либо претензий на престол Баварии.

Продолжение следует…

Молот во главе франков – WARHEAD.SU

Слишком много Пипинов

Пипин у франков был не один. Пипинов было много, хороших и разных, — распространённое имя среди высшей знати. Помимо Пипина Короткого, известного каждому школьнику, есть также Пипин Толстый — он же Пипин Второй Геристальский. Он был майордомом, фактически правителем франков в VII–VIII веках.

Пипин Толстый, майордом Нейстрии, Австразии и Бургундии, крутил королями из династии Меровингов, присоединял новые земли и возвращал старые, активно занимался христианизацией тех мест, куда свет веры ещё не добрался. В действительности именно он правил государством франков. В личной жизни Пипин тоже не скучал: у него было двое сыновей от законной жены, королевы Плектруды, и двое — от конкубины, постоянной подруги по имени Альпаида. Происхождение Альпаиды, кстати, довольно тёмное, при этом она была старше Плектруды лет на десять — и всё равно Пипин не отпускал её от себя до самой смерти. Умерла Альпаида раньше возлюбленного, а вот Плектруда пережила его.

Оба сына Пипина от законной жены погибли ещё при жизни отца. Младшего, Гримоальда, убили, когда он мчался навестить лежащего на смертном одре Пипина. Умирающий майордом назначил своим преемником внука, Теодоальда, которому к тому времени исполнилось всего шесть лет, и скончался.

Пипин Толстый на смертном одре

Плектруда осталась с малолетним внуком (ему ещё нескоро предстояло унаследовать власть) и с двумя сыновьями ненавистной соперницы: Карлом и Хильдебрандом. Умный, талантливый и не лишённый амбиций (а вернее, преисполненный их) двадцатишестилетний Карл показался Плектруде наиболее опасным соперником в борьбе за власть — он мог разрушить обретённое ею с таким трудом душевное равновесие. Кроме того, Карл на тот момент уже стал достаточно известным полководцем, которого поддерживала знать Австразии.

Действительно. Честолюбивая королева, пережившая немало испытаний, наконец обрела власть — регентша при шестилетнем внуке. При удачном стечении обстоятельств наследие Пипина ещё долго могло оставаться в её руках. А детей низкородной соперницы следовало убрать с дороги — так, чтобы о них никто и не вспомнил.

Не было, кстати, никаких указаний на то, что Карл замышлял мятеж или каким-то иным образом намеревался испортить жизнь Плектруде и малышу Теодоальду.

Увы — в жизни всегда есть место эмоциям, даже если ты почтенная бабушка и вдова майордома франков.

Карл, впоследствии получивший грозное прозвище Мартелл — Молот — оказался в тюрьме. Но благодаря помощи верных людей ему удалось бежать оттуда всего через несколько месяцев — тем более, Плектруде временно оказалось не до него.

Карл Мартелл

Огнём и мечом

Знать Нейстрии возмутилась: она была не готова при слабой королевской власти полагаться на регентшу-майордома с малолетним внуком! Майордомом избрали некого Рагамфреда — и тот не бездействовал.

Рагамфред возвёл на престол Меровингов нового короля — Хильперика II, а также начал активно убирать из власти людей, которые были преданы Пипину Толстому, — в том числе и епископов. Следующим шагом стала война с Плектрудой, которая вовсе не собиралась сдаваться — она укрылась в Кёльне вместе с королевской казной. И тут на сцену вернулся Карл. К тому времени он уже собрал войско и выступил против Рагамфреда и Хильперика, заступаясь за мачеху. Не то чтобы он питал такие уж тёплые чувства к Плектруде, бросившей его в тюрьму, — но она была женой его отца, а новые владыки франков пытались разрушить всё, что тот построил за долгие годы у власти.

Увы, войско Карла в тот раз было разбито. Ему пришлось отступить. Хильперик и Рагамфред осадили Кёльн и вынудили Плектруду отдать им бо́льшую часть богатств, накопленных за долгую жизнь Пипином Толстым. Потерявшей всё Плектруде не оставалось ничего, как признать новых владык.

Но Карл тоже не сидел на месте. Он перегруппировался и снова нанёс несколько ударов по Рагамфреду и Хильперику. Последний удар оказался фатальным для нового короля: войска были разбиты, а Карл занял Париж. Впрочем, оттуда он отступил в казавшуюся более надёжной родную Австразию. Затем Карл легко взял Кёльн и наконец встретился лицом к лицу с мачехой. Мстить он не стал: просто попросил передать ему остатки богатств отца. Плектруда согласилась.

Вскоре Плектруда умерла; смерть её не была насильственной — скорее всего, несчастная женщина просто не смогла жить, лишившись почти всего.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Кстати, с Теодоальдом победивший Карл ничего дурного не сделал. Неудачливый внук властной бабушки прожил недолгую (33 года), но в общем, нормальную жизнь, и умер около 741 года, лишь немного пережив самого Мартелла — возможно, был убит преемниками Карла на всякий случай. Правда, жизнь его, похоже, была довольно бесцветной — дальнейшая судьба Теодоальда очень туманна, и наши сведения о юном претенденте после поражения его бабки в основном состоят из слова «предположительно».

Ну а Карл занялся тем, чем занимался его отец, — первым делом, возвёл на престол Австразии нового короля, Хлотаря IV. В том, что сам он — майордом по праву, уже никто не сомневался. Кстати, брат его, Хильдебранд, поддерживал Карла как мог. Он был графом Бургундии, и впереди их с Карлом ждали совместные военные походы.

Карл занял Нейстрию, окончательно уничтожив укрывшегося там Рагамфреда, и стал майордомом обоих государств. Оставалась, впрочем, проблема с окраинными землями: в Аквитании, Баварии, Алемании не признавали и считали узурпатором Карла, который активно доказывал местной власти огнём и мечом, что она заблуждается.

По всей видимости, именно в это время появляется термин «вассал», обозначавший свободного человека, обязанного помогать своему сеньору. Тот платил за это вассалу землями, попутно укрепляя феодальный строй общества. Земли Карл без особого зазрения совести отбирал у церковников; видимо, полагал, что за общие заслуги на том свете ему всё простят.

Можно предположить, что так и случилось: в историю Карл Мартелл вошёл как человек, остановивший арабское вторжение в Европу.

«Почти король»

В начале VIII века мусульманская конница перешла Пиренеи, и к 730-м годам стала угрожать самому существованию франкского государства. Она появилась в Бургундии и Септимании, осадила богатую Тулузу, захватила Пуатье и разграбила Бордо. Арабские полководцы славились своими талантами, войско было хорошо вооружено, а из Магриба постоянно прибывало пополнение. В 732 году их отряды проникли особенно глубоко внутрь земель франков.

В этих условиях было не до внутренних распрей. Карл собрал ополчение и помчался встречать арабов. Собрались все — нейстрийцы, австразийцы, бургундцы, прибыл и братец Хильдебранд. Слишком серьёзной казалась угроза.

Сначала две стены сражающихся стояли друг перед другом, не давая противнику сделать ни шагу. Арабская конница атаковала, франки отражали нападения, не двигаясь с места.

Когда наступило временное затишье, Карл отправил конницу к вражескому обозу, стоявшему за правым флангом арабов. Франки сбили заслоны и устремились к цели. И тут арабы запаниковали! Они испугались, что сейчас их лишат и припасов, и богатой добычи — и бросились защищать свое добро. Строй их был смят. Карл, который именно в этом сражении получил прозвище Молот, ринулся на них — и арабам осталось только бежать за самые Пиренеи.

Карл одержал ещё несколько побед и завоевал немало земель на юге Франции, присоединив их к королевству франков, но вот что удивительно — королём он так и не стал, даже когда королевский трон опустел.

Римский папа в письмах именовал его «почти король» — и Карлу этого хватало.

Зато королём франков стал его сын — Пипин Короткий. После смерти отца он десять лет был майордомом, а потом занял престол, став первым королём из династии Каролингов, сменивших выдохшихся Меровингов. А внук Карла Мартелла — легендарный император Карл Великий.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

О Чарльзе Мартеле: Франкский военный и политический лидер (0690 — 0741)

Чарльз Мартель (ок. 686 — 22 октября 741) был франкским государственным деятелем и военачальником, который в качестве герцога и принца франков и мэра дворца был де-факто правителем Франции с 718 года до своей смерти. Сын франкского государственного деятеля Пепина из Херсталя и дворянки по имени Альпаида, Карл успешно отстаивал свои претензии на власть в качестве преемника своего отца как власть, стоящую за троном во франкской политике.Продолжая и развивая дело своего отца, он восстановил централизованное правительство во Франции и начал серию военных кампаний, которые восстановили франков как бесспорных хозяев всей Галлии.

После работы по установлению единства в Галлии внимание Карла было привлечено к внешним конфликтам, и главная забота была связана с продвижением ислама в Западную Европу. Арабские и берберские исламские силы завоевали Испанию (711 г.), пересекли Пиренеи (720 г.), захватили основные владения вестготов (721–725 гг.) двинулся к Галлии и к Туру, «святому городу Галлии»; в октябре 732 года армия Омейядского халифата во главе с Аль-Гафики встретилась с франкскими и бургундскими войсками под командованием Карла в районе между городами Тур и Пуатье (современная северо-центральная Франция), что привело к решающей, исторически важной победе франков, известной как битва при Туре (или ma’arakat Balâṭ ash-Shuhadâ , битва у Дворца мучеников), положившая конец «последнему из великих арабских вторжений во Францию», военная победа, названная «блестящей» со стороны Карла.

Карл перешел в наступление после Тура, разрушив крепости в Агде, Безье и Магелоне и вступив в бой с исламскими силами в Ниме, хотя в конечном итоге не смог вернуть Нарбонну (737 г.) или полностью вернуть себе Нарбоненсис вестготов. После этого он добился значительных внешних успехов против своих собратьев-христиан, установив контроль франков над Баварией, Алеманией и Фризией и вынудив некоторые саксонские племена платить дань (738 г.).

Помимо военной деятельности, Карл считается одним из основателей европейского Средневековья.Квалифицированный как администратор, так и воин, ему приписывают основополагающую роль в новых обязанностях рыцарей двора и, таким образом, в развитии франкской системы феодализма. Более того, Карл — великий покровитель святого Бонифация — предпринял первую попытку примирения между франками и папством. Папа Григорий III, королевству которого угрожали лангобарды, пожелал Карлу стать защитником Святого Престола и предложил ему римское консульство, но Карл отказался.

Он разделил Францию ​​между своими сыновьями Карломаном и Пипином. Последний стал первым из Каролингов. Внук Карла, Карл Великий, расширил франкские владения, включив в них большую часть Запада, и стал первым императором на Западе после падения Рима.

Фон

Чарльз «Молот» Мартель был сыном Пипина из Херстала и его второй жены Алпаиды. У него был брат по имени Хильдебранд, впоследствии ставший франкским dux (то есть герцогом ) Бургундии.

В более старой историографии было принято описывать Чарльза как «незаконнорожденного». Это до сих пор широко повторяется в массовой культуре. Но полигамия была законной практикой франков в то время, и маловероятно, что Карла считали «незаконнорожденным». Вполне вероятно, что толкование «незаконнорожденности» происходит от желания первой жены Пипина Плектруды видеть в своем потомстве наследников власти Пипина.

После правления Дагоберта I (629–639) Меровинги фактически уступили власть Пиппинидам, которые правили франкским королевством Австралии во всем, кроме имени мэра дворца. Они контролировали королевскую казну, распределяли покровительство и даровали земли и привилегии от имени подставного короля. Отец Чарльза, Пипин, был вторым членом семьи, правившим франками. Пипин смог объединить все франкские владения, завоевав Нейстрию и Бургундию. Он был первым, кто назвал себя герцогом и принцем франков, титул, позже принятый Карлом.

Борьба за власть

Франкские королевства на момент смерти Пипина Геристального.Аквитания (желтая) находилась вне власти Арнульфинга, а Нейстрия и Бургундия (розовая) объединились в противодействии дальнейшему господству Арнульфинга в высших должностях. Только Австралия (зеленый) поддержала мэра Арнульфинга, сначала Теудоальда, затем Чарльза. Немецкие герцогства к востоку от Рейна в то время находились де-факто вне франкского сюзеренитета.

В декабре 714 года умер Пепин из Герсталя. Перед смертью он по настоянию своей жены Плектруды назначил Теудоальда, своего внука от их покойного сына Гримоальда, своим наследником во всем королевстве. Дворяне сразу же выступили против этого, потому что Тевдоальд был ребенком всего восьми лет. Чтобы помешать Карлу использовать эти беспорядки в своих интересах, Плектруда заключила его в тюрьму в Кельне, городе, которому суждено было стать ее столицей. Это предотвратило восстание от его имени в Австралии, но не в Нейстрии.

Гражданская война 715–718 гг.

В 715 году нейстрийская знать провозгласила Рагенфрида мэром своего дворца от имени и, по-видимому, при поддержке Дагоберта III, который теоретически имел законные полномочия избирать мэра, хотя к этому времени династия Меровингов потеряла большинство таких правителей. силы.

Австралийцам нельзя было оставаться на содержании женщины и маленького ребенка. Еще до конца года Чарльз Мартель сбежал из тюрьмы и был провозглашен мэром знати этого королевства. В том же году умер Дагоберт III, представитель рода Меровингов, и нейстрийцы провозгласили королем Хильперика II, заточенного сына Хильдерика II.

Битва при Кёльне

В 716 году Хильперик и Рагенфрид вместе повели армию в Австралию. Нейстрийцы объединились с другими силами вторжения под предводительством Радбода, короля фризов, и встретили Карла в битве под Кельном, который все еще удерживала Плектруда.У Чарльза было мало времени, чтобы собрать людей или подготовиться, и в результате это стало единственным поражением в его жизни. Король и его мэр осадили Плектруду в Кельне, где она откупилась от них значительной частью сокровищ Пипина. Затем они удалились.

Битва при Амблеве

Чарльз отступил к холмам Эйфеля, чтобы собрать людей и обучить их. Сделав надлежащие приготовления, он напал на победоносную армию возле Мальмеди, когда она возвращалась в свою провинцию, и в последовавшей битве при Амблеве разгромил ее.Те немногие войска, которые не были убиты или взяты в плен, бежали.

В этой битве Чарльз установил образец для оставшейся части своей военной карьеры. Он появился там, где его враги меньше всего ожидали его, в то время как они с триумфом шли домой и намного превосходили его числом. Он также атаковал , когда меньше всего ожидали , в полдень, когда армии той эпохи традиционно отдыхали. Наконец, он напал на них так, как они меньше всего этого ожидали, притворившись отступлением, чтобы заманить своих противников в ловушку.Притворное отступление, малоизвестное в то время в Западной Европе, — это была традиционно восточная тактика — требовало как чрезвычайной дисциплины со стороны войск, так и точного расчета времени со стороны их командира. Чарльз в этой битве начал демонстрировать военную мощь, которая ознаменовала собой его правление. Результатом стала непрерывная победная серия, продолжавшаяся до самой его смерти.

Битва при Винси

После победы при Амблеве Шарлю потребовалось время, чтобы собрать больше людей и подготовиться.К следующей весне Карл получил достаточно поддержки, чтобы в полную силу обрушиться на нейстрийцев. Он выбрал время и место. В конце концов Карл последовал за ними и 21 марта 717 года нанес им серьезный удар по Винси. Он преследовал убегающих короля и мэра до Парижа, прежде чем вернуться, чтобы разобраться с Плектрудой и Кельном. Он взял ее город и разогнал ее сторонников, но оставил в живых и Плектруду, и юного Тевдоальда и отнесся к ним с добротой, необычной для тех времен, когда милосердие к бывшему тюремщику или потенциальному сопернику было редкостью.

После этого успеха он провозгласил Хлотара IV королем Австралии в противовес Хильперику и низложил архиепископа Реймса Ригоберта, заменив его Милоном, пожизненным сторонником.

Консолидация власти

Подчинив себе всю Австралию, он выступил против Радбода и оттеснил его обратно на свою территорию, даже вынудив уступить Западную Фрисландию (позже часть графства Голландия). Он также отослал саксов обратно через Везер и таким образом обезопасил свои границы — разумеется, от имени нового короля Хлотера.В 718 году Хильперик отреагировал на новое господство Карла, заключив союз с Одо Великим (или Эудом, как его иногда называют), герцогом Аквитании, который добился независимости во время гражданской войны в 715 году, но снова потерпел поражение. , в битве при Суассоне, Шарль.

Хильперик бежал со своим герцогским союзником в земли к югу от Луары, а Рагенфрид бежал в Анже. Вскоре Хлотер IV умер, и Одо отказался от Хильперика и в обмен на признание своего герцогства передал короля Карлу, который признал его королевскую власть над всеми франками в обмен на законное королевское подтверждение его мэрии, а также над всеми королевствами (718 г.). ).

Зарубежные войны 718–732 гг.

Сарацинская армия под Парижем, 730-32 гг., на изображении начала девятнадцатого века Юлиуса Шнорра фон Карольсфельда

.

Последующие годы были полны раздора. Между 718 и 723 годами Карл закрепил свою власть благодаря ряду побед: он завоевал лояльность нескольких важных епископов и аббатов (пожертвовав земли и деньги для основания аббатств, таких как Эхтернах), он покорил Баварию и Алеманию, и он победил языческие саксы.

Объединив франков под своим знаменем, Карл был полон решимости наказать саксов, вторгшихся в Австралию. Поэтому в конце 718 года он опустошил их страну до берегов Везера, Липпе и Рура. Он победил их в Тевтобургском лесу. В 719 году Карл захватил Западную Фрисландию без особого сопротивления со стороны фризов, которые были подданными франков, но захватили власть после смерти Пиппина. Хотя Карл не доверял язычникам, их правитель Альдегизель принял христианство, и Карл послал Виллиброрда, епископа Утрехта, знаменитого «апостола фризов», чтобы обратить народ.Карл также много сделал для поддержки Винфрида, впоследствии святого Бонифация, «апостола германцев».

Когда в следующем году (720 г.) умер Хильперик II, Карл назначил своим преемником сына Дагоберта III, Теудериха IV, который был еще несовершеннолетним и занимал трон с 720 по 737 г. Теперь Карл назначал королей, которых он предположительно служил, rois fainéants , которые были просто марионетками в его руках; к концу его правления они были настолько бесполезны, что он даже не стал их назначать.В это время Карл снова выступил против саксов. Затем восстали нейстрийцы под предводительством Рагенфрида, покинувшего графство Анжуйское. Они были легко побеждены (724 г.), но Рагенфрид, в свою очередь, отдал своих сыновей в заложники за сохранение своего графства. Это положило конец гражданским войнам правления Карла.

Следующие шесть лет были полностью посвящены обеспечению франкской власти над зависимыми германскими племенами. Между 720 и 723 годами Карл сражался в Баварии, где герцоги Агилольфинг постепенно превратились в независимых правителей, недавно в союзе с Лиутпрандом Ломбардским.Он заставил алеманнов сопровождать его, и герцог Гугберт подчинился франкскому сюзеренитету. Он вернул принцессу Агилольфинг Сваначайлд, которая, по-видимому, стала его наложницей.

В 725 и 728 годах он снова вошел в Баварию. В 730 году он выступил против Лантфрида, герцога Алемании, который также стал независимым, и убил его в бою. Он вынудил алеманнов капитулировать перед франкским сюзеренитетом и не назначил преемника Лантфриду. Таким образом, южная Германия снова стала частью Франкского королевства, как и северная Германия в первые годы правления.

К 731 году, когда королевство было в безопасности, Чарльз начал готовиться исключительно к грядущим кризисам с юга и запада.

Прелюдия к туру

Подвод

К 721 году эмир Кордовы собрал сильную армию из Марокко, Йемена и Сирии, чтобы завоевать Аквитанию. Большое герцогство на юго-западе Галлии номинально находилось под суверенитетом франков, но фактически было почти независимым при Одо Великом, герцоге Аквитании, поскольку короли Меровингов потеряли власть. Вторгшиеся мусульмане осадили Тулузу, в то время самый важный город Аквитании, и Одо (также называемый Эуд или Эудо) немедленно ушел, чтобы найти помощь.

«Эпоха халифов»: господство Омейядов простирается от Ближнего Востока до Иберии, включая порт Нарбонны, ок. 720

Вернувшись через три месяца, Одо успел предотвратить капитуляцию города и разгромил мусульманских захватчиков 9 июня 721 года в битве при Тулузе (721 год). После побега Одо мусульмане стали слишком самоуверенными, не в состоянии поддерживать оборону или разведывательные патрули. В почти классическом обходном движении силы Одо начали внезапную атаку на осаждающих, рассеивая их при первой атаке и убивая юниты, отдыхающие или бегущие без оружия и доспехов.

К 730 г. Абдул Рахман аль-Гафики, находившийся в Тулузе, стал эмиром Кордовы. Арабские хроники ясно показывают, что он решительно выступал против решения своего предшественника не обеспечивать внешнюю оборону против сил помощи, что позволило силам Одо безнаказанно атаковать до того, как исламская кавалерия сможет собраться или сесть на коня.

На этот раз всадники Омейядов были готовы к битве, и результаты были ужасающими для аквитанцев.

Создание армии

Историк Пол К.Дэвис писал: «Победив Эда, он повернул к Рейну, чтобы укрепить свои северо-восточные границы, но в 725 году был отвлечен на юг из-за активности мусульман в Аквитане». Затем Чарльз сосредоточил свое внимание на Омейядах практически на всю оставшуюся жизнь. Из-за ситуации в Иберии Чарльз считал, что ему нужна практически постоянная армия — которую он мог бы интенсивно тренировать — в качестве ядра франков-ветеранов, которые будут дополнены обычными призывниками, призванными во время войны. (Во времена раннего Средневековья войска были доступны только после посева и до сбора урожая.) Чтобы обучать пехоту, способную противостоять мусульманской тяжелой кавалерии, Карл нуждался в них круглый год, и ему нужно было платить им, чтобы их семьи могли покупать продукты, которые они в противном случае выращивали бы.

Чтобы получить деньги, он захватил церковные земли и имущество и использовал эти средства для выплаты своим солдатам. Тот же самый Карл, который заручился поддержкой ecclesia , пожертвовав землю, захватил часть ее обратно между 724 и 732 годами. Конечно, церковные чиновники были в ярости, и какое-то время казалось, что Карла могут даже отлучить от церкви. за его действия.Но затем произошло значительное вторжение.

В то время мусульмане не знали ни об истинной силе франков, ни о том, что они строят дисциплинированную армию вместо типичных варварских орд, господствовавших в Европе после падения Рима. Арабские хроники, история той эпохи, показывают, что понимание арабами франков как растущей военной силы пришло только после битвы при Туре, когда халиф выразил потрясение по поводу катастрофического поражения своей армии.

Битва за Тур в 732

Под командованием одного из своих самых способных и прославленных полководцев, с опытной армией и всеми очевидными преимуществами во времени, месте и обстоятельствах арабы приложили огромные усилия для завоевания Европы к северу от Пиренеев.

Важность

Одо, герой Тулузы, потерпел сокрушительное поражение во время арабского вторжения в 732 г. в битве, предшествовавшей разграблению арабами Бордо, и еще раз в битве на реке Гаронне после того, как он собрал вторую армию. один знает число убитых», — и город Бордо был разграблен и разграблен. Одо бежал к Чарльзу в поисках помощи. Чарльз согласился прийти на помощь Одо при условии, что Одо признает Чарльза и его дом своими повелителями, что Одо формально и сделал сразу. Одо и его оставшаяся аквитанская знать сформировали правый фланг сил Карла в Туре. Чарльз победил мавров под командованием Абдераме; в то время как первый и второй сошлись в битве, Одо поджег лагерь последнего. «Победа в битве при Пуатье и Туре позже принесла Карлу прозвище «Мартелл» (лат., а значит, «Мартель», фр.: «молот») от летописцев 9 века, которые, по мнению Пьера Риша, «Кажется, это было… вспоминая Иуду Маккавея, «Молотобойца» из некоторых библий, «которого Бог так же благословил победой» (за исключением, в том более раннем случае, над атакой сирийских войск).

Многие историки, включая сэра Эдварда Кризи, считают, что если бы он потерпел неудачу при Пуатье, ислам, вероятно, заполонил бы Галлию и, возможно, остальную часть Западной Европы. Гиббон ​​ясно выразил свою уверенность в том, что армии Омейядов с легкостью завоевали бы территорию от Японии до Рейна и даже Англию, имевшую для защиты Ла-Манш, если бы Карл не одержал победу. Кризи сказал, что «великая победа, одержанная Чарльзом Мартеллом . .. решительно остановила карьеру арабских завоеваний в Западной Европе, спасла христианский мир от ислама [и] сохранила реликвии древней и зародыши современной цивилизации.

Вера Гиббона в то, что судьба христианства зависела от этой битвы, находит отклик у других историков, включая Джона Б. Бери, и была очень популярна в большей части современной историографии. Это несколько вышло из моды в 20 веке, когда такие историки, как Бернард Льюис, утверждали, что арабы не собирались оккупировать северную Францию. Однако в последнее время многие историки снова стали рассматривать битву при Пуатье как очень важное событие в истории Европы и христианства.Столь же многие, такие как Уильям Э. Уотсон, до сих пор считают, что эта битва имела макроисторическое значение, изменившее мир, если они не заходят так далеко, как Гиббон ​​в риторике.

Действительно, 12 лет спустя, когда Карл трижды спас Галлию от вторжений Омейядов, Антонио Сантосуоссо отметил, что когда он уничтожил армию Омейядов, посланную для усиления сил вторжения в кампаниях 735, «Чарльз Мартель снова пришел на помощь».

Современные историки

Bataille de Poitiers, en octobre 732 , Шарль де Штойбен, 1834–1837

В современную эпоху Мэтью Беннетт утверждает, что «немногие сражения помнят через 1000 лет после того, как они произошли…. но битва при Пуатье (Тур) является исключением … Чарльз Мартель отразил мусульманский набег, который, если бы ему позволили продолжиться, мог бы завоевать Галлию ». Майкл Грант, автор История Рима , придает битве при Туре такое значение, что перечисляет ее в макроисторических датах римской эпохи».

Однако важно отметить, что современные западные историки, военные историки и писатели по существу делятся на три лагеря. Во-первых, те, кто полагает, что Гиббон ​​был прав в своей оценке того, что Чарльз спас христианство и западную цивилизацию этой битвой, как это олицетворяют Беннетт, Пол Дэвис, Роберт Мартин и педагог Декстер Б.Уэйкфилд, который пишет в году «Исламская Европа»? :

Мусульманская Франция? Исторически это почти произошло. Но в результате ожесточенного сопротивления Карла, которое положило конец наступлению мусульман и подготовило почву для последующих столетий войн, ислам больше не продвинулся в Европу. Европейские школьники узнают о битве при Туре примерно так же, как американские школьники узнают о Вэлли-Фордж и Геттисберге».

Второй лагерь современных историков считает, что неудача Карла в Туре могла стать катастрофой, уничтожив то, что станет западной цивилизацией после эпохи Возрождения.Конечно, все историки согласны с тем, что в Европе не осталось бы силы, способной остановить исламскую экспансию, если бы франки потерпели поражение: Уильям Э. Уотсон, один из самых уважаемых историков этой эпохи, решительно поддерживает Тур как макроисторическое событие, но дистанцируется от риторика Гиббона и Друбека, написание, например, важности битвы во франкской и мировой истории в 1993 году:

Очевидно, есть некоторые основания причислять Тур-Пуатье к числу самых значительных событий в истории франков, если рассматривать результат битвы в свете замечательного послужного списка успешного установления мусульманами исламского политического и культурного господства на всей восточной и южный край бывшего христианского, римского мира. Быстрое завоевание мусульманами Палестины, Сирии, Египта и побережья Северной Африки вплоть до Марокко в седьмом веке привело к постоянному насильственному навязыванию исламской культуры на ранее христианскую и в основном неарабскую основу. Вестготское королевство пало перед мусульманскими завоевателями в единственной битве при Гвадалете на Рио-Барбате в 711 году, и испаноязычному христианскому населению потребовалось семь долгих столетий, чтобы восстановить контроль над Пиренейским полуостровом. Реконкиста, конечно же, была завершена в 1492 году, всего за несколько месяцев до того, как Колумб получил официальную поддержку для своего рокового путешествия через Атлантический океан.Если бы Чарльз Мартель постигла в Тур-Пуатье участь короля Родерика в Рио-Барбате, сомнительно, чтобы «ничего не делающий» правитель королевства Меровингов смог бы впоследствии добиться успеха там, где его талантливый майор потерпел неудачу. В самом деле, поскольку Карл был родоначальником каролингской линии франкских правителей и дедом Карла Великого, можно даже с определенной долей уверенности сказать, что последующая история Запада развивалась бы по совершенно иным направлениям, если бы Абд ар-Рахман одержал победу. в Тур-Пуатье в 732 г.

Последний лагерь Западные историки считают, что значение битвы сильно преувеличено. Типичным представителем этой точки зрения является Алессандро Барберо, который пишет: «Сегодня историки склонны преуменьшать значение битвы при Пуатье, указывая на то, что целью арабских войск, побежденных Карлом Мартелем, было не завоевание Франкского королевства, а просто разграбить богатый монастырь Святого Мартина Турского». Точно так же Томаш Мастнак пишет:

Современные историки создали миф, согласно которому эта победа спасла христианскую Европу от мусульман.Эдвард Гиббон, например, назвал Чарльза Мартеля спасителем христианского мира, а битву под Пуатье — столкновением, изменившим историю мира… Этот миф дожил до наших дней… Однако современники битвы не преувеличивать его значения. Продолжатели хроники Фредегара, писавшие, вероятно, в середине восьмого века, изображали это сражение лишь как одно из многих военных столкновений между христианами и сарацинами, более того, как лишь одно из серии войн, которые франкские князья вели за добычу и территорию. .. Один из продолжателей Фредегара представил битву при Пуатье тем, чем она была на самом деле: эпизодом борьбы между христианскими князьями, когда каролинги стремились подчинить Аквитанию своей власти.

Однако при оценке жизни Карла Мартеля важно отметить, что даже те историки, которые оспаривают значение этой единственной битвы как события, спасшего христианство, не оспаривают того, что сам Карл оказал огромное влияние на западноевропейскую историю. Современный военный историк Виктор Дэвис Хэнсон признает дебаты по поводу этой битвы, цитируя историков как за, так и против ее макроисторического положения:

.

Недавние ученые предположили, что Пуатье, так плохо описанный в современных источниках, был простым набегом и, следовательно, конструкцией западного мифотворчества, или что победа мусульман могла быть предпочтительнее, чем продолжающееся господство франков.Ясно то, что Пуатье отметил общее продолжение успешной защиты Европы (от мусульман). Воодушевленный победой в Туре, Шарль Мартель на протяжении десятилетий очищал южную Францию ​​от исламских захватчиков, объединял враждующие королевства в основу Каролингской империи и обеспечивал наличие готовых и надежных войск из местных поместий.

После гастролей

Введение

В последующее десятилетие Карл повел франкскую армию против восточных герцогств, Баварии и Алемании, и южных герцогств, Аквитании и Прованса.Он с некоторым успехом справился с продолжающимся конфликтом с фризами и саксами на северо-востоке от него, но полное завоевание саксов и их включение в империю франков ждало его внука Карла Великого, прежде всего потому, что Карл сосредоточил основную часть своих усилий против мусульманской экспансии. .

Таким образом, вместо того, чтобы сконцентрироваться на завоевании своего востока, он продолжал расширять власть франков на западе и лишать эмират Кордовы плацдарма в Европе за пределами Аль-Андалуса.После победы при Туре Карл продолжил кампании 736 и 737 годов, чтобы вытеснить другие мусульманские армии с баз в Галлии после того, как они снова попытались выйти за пределы Аль-Андалуса.

Войны 732–737 гг.

Шарль Мартель, изображенный во французской книге «Promptuarii Iconum Insigniorum» Гийома Руйля, опубликованной в 1553 году

Военные кампании Шарля Мартеля в Аквитании, Септимании и Провансе после битвы при Тур-Пуатье (734–742)

Между своей победой в 732 и 735 годах Карл реорганизовал королевство Бургундия, заменив графов и герцогов своими верными сторонниками, тем самым укрепив свою власть.Из-за авантюр Радбода, герцога фризов (719–734), сына герцога Альдегизеля, принявшего миссионеров Виллиброрда и Бонифация, он был вынужден снова вторгнуться в Фризию, настроенную на независимость, в 734 году. В том же году он убил герцог, изгнавший христианских миссионеров в битве при Борне и так полностью подчинивший себе население (он разрушил все языческие святыни), что люди жили мирно в течение двадцати лет после этого.

Динамика изменилась в 735 г. из-за смерти Одо Великого, который был вынужден признать, хотя и сдержанно, сюзеренитет Карла в 719 г. Хотя Карл хотел присоединить герцогство непосредственно к себе и отправился туда, чтобы добиться должного почтения аквитанцев, дворянство провозгласило сына Одо, Гунальда Аквитании, чье герцогство Чарльз признал, когда Омейяды вторглись в Прованс в следующем году, и который в равной степени был вынужден признать Карла повелителем, поскольку у него не было надежды сдержать мусульман в одиночку.

Это морское арабское вторжение возглавил сын Абдула Рахмана. Он высадился в Нарбонне в 736 году и сразу же двинулся, чтобы укрепить Арль и двинуться вглубь страны.Чарльз временно приостановил конфликт с Хунальдом и обрушился на провансальские цитадели Омейядов. В 736 году он отвоевал Монфрин и Авиньон, а также Арль и Экс-ан-Прованс с помощью Лиутпранда, короля лангобардов. Ним, Агд и Безье, принадлежавшие исламу с 725 года, пали перед ним, а их крепости были разрушены.

Он разгромил одну армию Омейядов в Арле, когда эти силы вышли из города, а затем взял сам город прямой и жестокой лобовой атакой и сжег его дотла, чтобы предотвратить его повторное использование в качестве опорного пункта для экспансии Омейядов. Затем он двинулся быстро и разбил могучее войско за пределами Нарбонны у реки Берре, но не смог взять город. Военные историки считают, что он мог бы взять его, если бы решил бросить на это все свои ресурсы, но он считал, что его жизнь подходит к концу, и ему предстояло много работы, чтобы подготовить своих сыновей к тому, чтобы взять под свой контроль Франкское царство.

Прямая лобовая атака, такая как взятие Арля с использованием веревочных лестниц и таранов, а также нескольких катапульт, была просто недостаточна, чтобы взять Нарбонну без ужасных человеческих жертв для франков, войска, которые Карл считал, что он не может потерять.Он также не мог потратить годы на то, чтобы заставить город голодать, годы, которые ему понадобились, чтобы установить управление империей, которой будут править его наследники. Кроме того, он столкнулся с сильным сопротивлением со стороны региональных лордов, таких как патриций Маврентий из Марселя, который восстал против франкского лидера. Более того, аквитанский герцог Хунальд угрожал его коммуникациям с севером, поэтому он решил уйти из Септимании и разрушить несколько крепостей (Безье, Агд и др. ). Поэтому он покинул Нарбонну, изолированную и окруженную, и его сын вернется, чтобы завоевать ее для франков.

Примечательным в этих кампаниях было то, что Карл впервые использовал тяжелую кавалерию со стременами для усиления своей фаланги. Его способность координировать действия ветеранов пехоты и кавалерии не имела себе равных в ту эпоху и позволяла ему противостоять превосходящим силам захватчиков и снова и снова решительно побеждать их. Некоторые историки считают, что битва против основных сил мусульман на реке Берре, недалеко от Нарбонны, была такой же важной победой для христианской Европы, как и Тур.

Кроме того, в отличие от своего отца в Туре, сын Рахмана в 736–737 годах знал, что франки представляют собой реальную силу и что Карл лично был силой, с которой нужно считаться. Он не собирался позволять Чарльзу заставать его врасплох и диктовать время и место сражения, как это делал его отец. Вместо этого он сосредоточился на захвате значительной части прибрежных равнин вокруг Нарбонны в 736 году и сильно укрепил Арль по мере продвижения вглубь страны.

Сын Абдул Рахмана планировал оттуда двигаться из города в город, укрепляясь по пути, и если бы Карл хотел помешать им создать постоянный анклав для расширения халифата, ему пришлось бы прийти к ним, на открытой местности, где , он, в отличие от отца, диктовал бы место боя.Все работало, как он и планировал, пока не прибыл Карл, хотя и быстрее, чем, по мнению мавров, он мог призвать всю свою армию. Однако, к несчастью для сына Рахмана, он переоценил время, которое потребуется Чарльзу, чтобы развить тяжелую кавалерию, равную мусульманской.

Халифат считал, что на это уйдет целое поколение, но Чарльзу удалось это сделать за пять лет. Готовые противостоять франкской фаланге, мусульмане были совершенно не готовы противостоять смешанным силам тяжелой кавалерии и пехоты в составе фаланги.Таким образом, Карл снова выступил в защиту христианства и остановил мусульманскую экспансию в Европу. Эти поражения, а также поражения от рук Льва III из Византийской империи в Анатолии, были последней великой попыткой экспансии Омейядского халифата перед разрушением династии в битве при Забе и навсегда расколотым халифатом. особенно полное уничтожение армии Омейядов у реки Берре близ Нарбонны в 737 году.

Междуцарствие

В 737 году, в конце своей кампании в Провансе и Септимании, умер король Теудерих IV.Чарльз, именовавший себя maior domus и Princeps et Dux Francorum , не назначал нового короля, и никто его не приветствовал. Трон оставался вакантным до самой смерти Чарльза. Как говорит историк Чарльз Оман, «он не заботился ни об имени, ни о стиле, пока реальная власть была в его руках».

Гиббон ​​сказал, что Чарльз «довольствовался титулами мэра или герцога франков, но он заслужил стать отцом линии королей», что он и сделал. Гиббон ​​также говорит о нем: «В общественной опасности он был вызван голосом своей страны.

Междуцарствие, последние четыре года жизни Карла, было более мирным, чем обычно, и большая часть его времени теперь тратилась на административные и организационные планы по созданию более эффективного государства. Однако в 738 г. он заставил саксов Вестфалии воздать ему почести и платить дань, а в 739 г. подавил восстание в Провансе под предводительством Мавронта. Карл приступил к интеграции отдаленных владений своей империи во франкскую церковь.

Он основал четыре епархии в Баварии (Зальцбург, Регенсбург, Фрайзинг и Пассау) и дал им Бонифация в качестве архиепископа и митрополита над всей Германией к востоку от Рейна с резиденцией в Майнце.Бонифаций находился под его защитой с 723 г.; действительно, сам святой объяснял своему старому другу Даниилу Винчестерскому, что без него он не может ни управлять своей церковью, ни защищать свое духовенство, ни предотвращать идолопоклонство. Именно Бонифаций наиболее решительно защищал Карла за его деяния по захвату церковных земель для оплаты его армии в дни, предшествовавшие Туру, как человек, делающий все, что должен, для защиты христианства.

В 739 году папа Григорий III умолял Карла о помощи против Лиутпранда, но Карл не хотел сражаться со своим бывшим союзником и проигнорировал просьбу Папы.Тем не менее, папские просьбы о защите франков показали, как далеко ушел Карл от дней, когда он шатался от отлучения, и подготовили почву для его сына и внука, чтобы изменить политические границы Италии в соответствии с папством и защитить его.

Смерть и переход в правиле

Изображение смерти Карла Мартеля XIV века

Шарль Мартель умер 22 октября 741 года в Кьерзи-сюр-Уаз на территории нынешнего Эна , департамент в регионе Пикардия во Франции.Похоронен в базилике Сен-Дени в Париже.

Его территории были разделены между его взрослыми сыновьями годом ранее: Карломану он дал Австралию, Алеманию и Тюрингию, а Пиппину Младшему Нейстрию, Бургундию, Прованс, Мец и Трир в «Мозельском герцогстве»; Грифо получил несколько земель по всему королевству, но позже, незадолго до смерти Чарльза.

Гиббон ​​назвал его «героем века» и заявил, что «христианский мир… создан… гением и удачей одного человека, Чарльза Мартеля.

Наследие

В начале карьеры Карла Мартеля у него было много внутренних противников, и он чувствовал необходимость назначить своего собственного королевского претендента, Клотаря IV. К его концу, однако, динамика правления во Франции изменилась, священный Меровинг не понадобился ни для защиты, ни для легитимности: Карл без сопротивления разделил свое королевство между своими сыновьями (хотя он игнорировал своего маленького сына Бернарда). В промежутках он укрепил франкское государство, последовательно побеждая с помощью превосходящего полководца множество враждебных иностранных наций, окружавших его со всех сторон, включая нехристианских саксов, которых его внук Карл Великий полностью подчинил, и мавров, которых он остановил. на пути континентального господства.

Чарльз Мартель делит королевство между Пипином и Карломаном. Великие хроники Франции. Национальная библиотека.

Хотя он никогда не заботился о титулах, его сын Пиппин (фр.: Пипин) заботился и, наконец, спросил Папу, «кто должен быть королем, тот, у кого есть титул, или тот, у кого есть власть?» Папа, в значительной степени зависящий от франкских армий в своей независимости от ломбардской и византийской власти (византийский император по-прежнему считал себя единственным законным «римским императором» и, таким образом, правителем всех провинций древней империи, признанных или нет), провозгласил себя «имеющим власть» и тут же короновал Пиппина.

Десятилетия спустя, в 800 году, сын Пиппина Карл Великий был коронован папой императором, что еще больше расширило этот принцип, лишив легитимности номинальную власть византийского императора на итальянском полуострове (который к тому времени сократился и охватил лишь Апулию и Калабрию). в лучшем случае) и древней Римской Галлии, включая иберийские аванпосты, которые Карл Великий основал в Marca Hispanica через Пиренеи, которые сегодня образуют Каталонию. Короче говоря, хотя византийский император претендовал на власть над всей старой Римской империей как законный «римский» император, это было просто нереально.

Большая часть Западной Римской империи попала под власть Каролингов, византийский император почти не имел власти на Западе с шестого века, хотя Карл Великий, будучи непревзойденным политиком, предпочитал избегать открытого разрыва с Константинополем. Рождалось уникальное в истории учреждение: Священная Римская империя. Хотя язвительный Вольтер высмеивал ее название, говоря, что Священная Римская империя не была «ни Священной, ни Римской, ни империей», какое-то время она представляла собой огромную политическую силу, особенно при саксонских, салианских династиях, доме Габсбургов. и, в меньшей степени, Гогенштауфен.Он просуществовал до 1806 года, к тому времени он был ничтожеством. Хотя его внук стал ее первым императором, «империя», какой она была, в значительной степени родилась во время правления Карла Мартеля.

Чарльз был самым редким товаром в Средние века: блестящий полководец, который также был тактическим командиром par excellence , способным в пылу битвы адаптировать свои планы к силам и движениям врага — и, что удивительно, наносить поражение их неоднократно, особенно когда, как в Туре, они намного превосходили людей и вооружение, и в Берре и Нарбонне, когда они превосходили числом воинов.Карл обладал последним качеством, определяющим подлинное величие военачальника: он предвидел опасности своих врагов и тщательно готовился к ним; он использовал землю, время, место и яростную лояльность своих войск, чтобы компенсировать превосходящее вооружение и тактику своего врага; в-третьих, он снова и снова приспосабливался к противнику на поле боя, смещаясь, чтобы компенсировать непредвиденное и непредвиденное.

Гиббон, чья дань уважения Карлу была отмечена, был не единственным среди великих историков Средневековья, горячо восхваляющих Чарльза; Томас Арнольд ставит победу Карла Мартеля даже выше победы Арминия в битве в Тевтобургском лесу по ее влиянию на всю современную историю:

Победа Шарля Мартеля в Туре была одним из тех знаменательных избавлений, которые на протяжении веков влияли на счастье человечества.

— История позднего Римского Содружества, том II. п. 317.

Гробница Шарля Мартеля XIII века, базилика Сен-Дени, созданная при Людовике IX

.

Могила Шарля Мартеля, Базилика Сен-Дени (фрагмент)

Немецкие историки особенно пылко восхваляют Карла и верят, что он спас Европу и христианство от всепобеждающего тогда ислама, восхваляя его также за то, что он отбросил свирепых саксонских варваров на своих границах.Шлегель говорит об этой «великой победе» в терминах горячей благодарности и рассказывает, как «рука Карла Мартеля спасла и избавила христианские народы Запада от смертельной хватки всеразрушающего ислама», как указывает Ранке,

г.

как одна из самых важных эпох в мировой истории, начало восьмого века, когда, с одной стороны, магометанство грозило распространиться по Италии и Галлии, а с другой — древнее идолопоклонство Саксонии и Фрисландии еще раз заставило его пути через Рейн.В этой опасности для христианских институтов юный принц германской расы Карл Мартелл выступил их защитником, поддерживал их со всей энергией, которую вызывает необходимость самообороны, и, наконец, распространил их на новые области.

В 1922 и 1923 годах бельгийский историк Анри Пиренн опубликовал серию статей, известных под общим названием «Тезис Пиренна», которые остаются влиятельными и по сей день. Пиренн считал, что Римская империя существовала во франкских владениях до времени арабских завоеваний в 7 веке.Эти завоевания нарушили средиземноморские торговые пути, что привело к упадку европейской экономики. Такое продолжающееся разрушение означало бы полную катастрофу, если бы Карл Мартель не остановил исламскую экспансию в Европу с 732 года. То, что ему удалось сохранить, привело к Каролингскому Возрождению, названному в его честь.

Профессор Сантосуоссо, пожалуй, лучше всего резюмирует Карла, когда говорит о том, как он пришел на помощь своим союзникам-христианам в Провансе и навсегда изгнал мусульман обратно на Пиренейский полуостров в середине и конце 730-х годов:

Собрав силы в Сарагосе, мусульмане вошли на территорию Франции в 735 г., пересекли реку Рону, захватили и разграбили Арль.Оттуда они нанесли удар в самое сердце Прованса, закончившись взятием Авиньона, несмотря на сильное сопротивление. Исламские силы оставались на территории Франции около четырех лет, совершая набеги на Лион, Бургундию и Пьемонт. Снова на помощь пришел Карл Мартель, отвоевавший большую часть утраченных территорий в двух кампаниях в 736 и 739 годах, за исключением города Нарбонны, который окончательно пал в 759 году. Вторая (мусульманская) экспедиция была, вероятно, более опасной, чем первая, для Пуатье. . Тем не менее его провал (по вине Карла) положил конец любой серьезной мусульманской экспедиции через Пиренеи (навсегда).

Обладая навыками администратора и правителя, Карл организовал то, что впоследствии стало средневековым европейским правительством: систему феодальных владений, лояльную баронам, графам, герцогам и, в конечном счете, королю, или, в его случае, просто maior domus и Princeps et dux Francorum. . («Мэр дворца, герцог франков») Его тесная координация церкви с государством положила начало средневековому образцу такого правительства. Он создал то, что впоследствии станет первой западной постоянной армией после падения Рима, сохранив ядро ​​верных ветеранов, вокруг которого он организовал нормальные феодальные сборы.По сути, он превратил Европу из орды варваров, воюющих друг с другом, в организованное государство.

Начало

Реконкисты

Хотя франкам потребовалось еще два десятилетия, чтобы изгнать все арабские гарнизоны из Септимании и перебраться через Пиренеи, прекращение Карлом Мартелем вторжения на французскую землю повернуло вспять исламское продвижение и объединение франкских королевств под властью Карла, его сын Пиппин Младший и его внук Карл Великий создали западную державу, которая не позволила эмирату Кордова расшириться за Пиренеи. Карл, который в 732 году был на грани отлучения от церкви, вместо этого был признан церковью своим главным защитником. Папа Григорий II не раз писал ему, прося его защиты и помощи.

Сын Карла Пиппин Младший (Пепин II, Короткий) сдержал обещание своего отца и вернулся и осадил Нарбонну в 759 году. , отвоевав Жирону в 785 году и Барселону в 801 году.Каролинги называли этот регион современной Испании «мавританскими маршами» и рассматривали его как нечто большее, чем просто проверку мусульман в Испании. Он сформировал постоянную буферную зону против ислама и стал основой, наряду с усилиями Пелайо (лат. Pelagius) и его потомков, для Реконкисты.

Военное наследие

Витраж с изображением Шарля Мартеля в Страсбургском соборе

Виктор Дэвис Хэнсон утверждает, что Чарльз Мартель начал «тысячелетнюю борьбу» между европейской тяжелой пехотой и мусульманской кавалерией.Конечно, Карл также является отцом тяжелой кавалерии в Европе, поскольку он интегрировал в свои войска тяжелую бронированную кавалерию. Это создание настоящей армии будет продолжаться на протяжении всего его правления, а также правления его сына, Пипина Короткого, до тех пор, пока его внук, Карл Великий, не будет обладать самой большой и лучшей армией в мире со времен пика Рима. Точно так же мусульмане использовали пехоту — действительно, в битве при Тулузе большую часть их сил составляла легкая пехота. Только после того, как Абдул Рахман аль-Гафики привел с собой огромные силы арабской и берберской кавалерии, когда он принял эмират Аль-Андулус, мусульманские силы стали в основном кавалерией.

Армия Карла была первой постоянной постоянной армией после падения Рима в 476 году. В ее основе была крепкая, закаленная тяжелая пехота, проявившая исключительную стойкость в Туре. Франкская пехота носила до 70 фунтов доспехов, включая их тяжелые деревянные щиты с железным выступом. Стоя близко друг к другу и хорошо дисциплинированные, они были непобедимы в Туре. Чарльз взял деньги и собственность, которые он захватил у церкви, и заплатил местной знати за поставку обученной готовой пехоты круглый год.

Это был костяк ветеранов, которые служили с ним на постоянной основе и, как говорит Хэнсон, «обеспечивали стабильное снабжение надежных войск круглый год». В то время как другие германские культуры, такие как вестготы или вандалы, гордились воинскими традициями, а сами франки проводили ежегодный сбор мужчин призывного возраста, такие племена могли выставлять армии только для посадки и сбора урожая. Именно создание Карлом системы, посредством которой он мог призывать войска круглый год, дало каролингам первую постоянную и постоянную армию после падения Рима на западе.

Важнейшим военным достижением Шарля Мартеля была победа при Туре. Кризи утверждает, что победа Чарльза «сохранила реликвии древних и жемчужины современных цивилизаций». Гиббон ​​назвал эти восемь дней 732 года, неделю перед Туром и саму битву «событиями, которые спасли наших предков в Британии и наших соседей в Галлии [Франции] от гражданского и религиозного ига Корана».

Чарльз проанализировал, что ему необходимо, чтобы противостоять более крупным силам и превосходным технологиям (мусульманские всадники переняли доспехи и снаряжение тяжелой кавалерии у класса воинов Сасанидов, что сделало возможным рыцаря в доспехах). Не осмеливаясь послать своих немногочисленных всадников против исламской кавалерии, он заставил свою армию сражаться в строю, использовавшемся древними греками, чтобы противостоять превосходящим силам и оружию благодаря дисциплине, отваге и готовности умереть за свое дело: фаланга. Он обучал костяк своих людей круглый год, используя в основном церковные средства, и некоторые из них были с ним с первых дней его жизни после смерти отца. Именно это твердое ядро ​​дисциплинированных ветеранов принесло ему победу в Туре.

Хэнсон подчеркивает, что величайшим достижением Чарльза как генерала, возможно, была его способность держать свои войска под контролем.Железная дисциплина спасла его пехоту от участи многих пехотинцев, таких как саксы при Гастингсе, которые нарушили строй и были уничтожены по частям. После использования этой пехоты отдельно в Туре он изучил силы врага и в дальнейшем адаптировался к ним, первоначально используя стремена и седла, извлеченные из мертвых лошадей противника, и доспехи из мертвых всадников.

Поражения, которые Карл нанес мусульманам, были жизненно важны, поскольку раскол в исламском мире оставил халифат неспособным предпринять тотальную атаку на Европу через свою иберийскую цитадель после 750 года.Его способность справиться с этой задачей, вплоть до фрагментации власти внутри мусульман, рассматривается большинством историков как имеющая макроисторическое значение, и именно поэтому Данте пишет о нем на Небесах как об одном из «Защитников Веры».

Г. Г. Уэллс говорит о решительном поражении мусульман Чарльзом Мартелем в его «Краткой истории мира:

».

Мусульмане, когда они пересекли Пиренеи в 720 г., нашли это франкское королевство под практическим управлением Карла Мартеля, мэра дворца выродившегося потомка Хлодвига, и испытали решительное поражение при Пуатье (732 г.) от его рук.Этот Карл Мартель был практически повелителем Европы к северу от Альп от Пиренеев до Венгрии».

Однако, когда мусульмане впервые пересекли Пиренеи, Аквитания фактически была независимым королевством под предводительством герцога Одо, а готская Септимания осталась вне власти франков. Одо, который был южным соперником Карла, заключил мирный договор после гражданских войн франков в Нейстрии и Австралии и снискал большую популярность и благосклонность Папы за свою победу в битве 721 года при Тулузе против мавров.Накануне мусульманской экспедиции на север (731 г.) Шарль Мартель пересек Луару и захватил аквитанский город Бурж, а Одо ненадолго после этого снова захватил его.

Джон Х. Хаарен говорит в Известные люди Средневековья :

Битва при Туре, или Пуатье, как ее следует называть, считается одной из решающих битв в мире. Было решено, что христиане, а не мусульмане, должны быть правящей силой в Европе. Чарльз Мартель особенно известен как герой этой битвы.

Точно так же, как его внук, Карл Великий, прославился своими быстрыми и неожиданными действиями в своих кампаниях, Карл был известен тем, что никогда не делал того, что предсказывали его враги, и двигался намного быстрее, чем его противники считали возможным. Примечательно, что северяне начали свои европейские набеги только после смерти внука Карла, Карла Великого. У них был военно-морской потенциал, чтобы начать эти набеги по крайней мере на три поколения раньше, и они построили оборону от контратак с суши, но предпочли не бросать вызов Карлу, его сыну Пиппину или его внуку Карлу Великому.

Заключение

Дж. М. Робертс говорит о Чарльзе Мартеле в своей заметке о каролингах в своей History of the World :

Гиббон, пожалуй, наиболее красноречиво резюмировал наследие Шарля Мартеля: «за 24 года кропотливого правления он восстановил и поддержал достоинство трона… активностью воина, который в той же кампании смог поднять свое знамя на Эльбе, Рона и берега океана».

Семья и дети

У Чарльза была активная семейная жизнь, о которой были написаны отчеты.Чарльз Мартель женился дважды, его первой женой была Ротруда Тревская, дочь либо Ламберта II, графа Хесбайского, либо Леудвинуса, графа Тревского. У них были следующие дети:

Большинство детей вышли замуж и родили детей в этих браках, так что линия Карла продолжилась. Например, Хильтруда вышла замуж за Одило I (герцога Баварии). Считалось, что Ландраде вышла замуж за Сигранда (графа Хесбании), но жена Сигранда, скорее всего, является сестрой Ротруды. Ода вышла замуж за Тьерри IV (графа Отена и Тулузы).Чарльз также женился во второй раз на Сванхильд, и у них родился единственный ребенок, Грифо.

Наконец, Карл Мартель также был знаком с любовницей Руодхайд, от которой у него были дети Бернар, Иероним и Ремигиус, последний из которых стал архиепископом Руана.

Ссылки и примечания

ЧАРЛЬЗ МАРТЕЛ И КОРНИ ИСЛАМОФОБИИ

ЧАРЛЬЗ МАРТЕЛ И КОРНИ ИСЛАМОФОБИИ

1 октября 2006 г., 13:16 | Рубрика: Арабы, История, Ислам, Ближний Восток, Военные, Мир-система | Оставить комментарий

Чарльз Мартель

(23 августа 686 – 22 октября 741)

Чарльз Мартель (или, на современном английском языке, Чарльз Молот) (23 августа 686 г. — 22 октября 741 г.) был мэром дворца и герцогом франков.
(Какими бы ни были титулы, он правил Франкскими королевствами.) Он распространил свою власть на все три франкских королевства: Австралию, Нейстрию и Бургундию. Мартель родился в Херстале, на территории современной Валлонии, Бельгия, незаконнорожденным сыном Пиппина Среднего и его наложницы
Алпайды (или Халпайды).

Его лучше всего помнят за победу в битве при Туре в 732 году, которая традиционно характеризовалась как спасение Европы от мусульманского экспансионизма, завоевавшего Иберию.«Больше не было мусульманских вторжений на франкскую территорию, и победа Карла часто считалась решающей для мировой истории , поскольку она
предохраняла Западную Европу от мусульманского завоевания и исламизации». [1]

Хотя в первую очередь Карла Мартеля помнят просто как лидера христианской армии, одержавшей победу в Туре, он был поистине гигантской фигурой Средневековья. Блестящий полководец в эпоху, обычно лишенную того же самого, он считается родоначальником западной тяжелой кавалерии, рыцарства, основателем Каролингской империи (названной в его честь) и катализатором феодальной системы, которая проведет Европу через Темные века.(Хотя 90 347 недавних научных данных свидетельствуют о том, что он был скорее бенефициаром феодальной системы, чем знающим проводником социальных изменений.)[1]

Консолидация власти

В декабре 714 года умер Пиппин Средний. По настоянию своей жены Плектруды,
он назначил Теудоальда, своего внука от сына Плектруды Гримоальда, своим наследником во всем королевстве
. Этому немедленно воспротивилась знать, ибо Тевдоальд был восьмилетним ребенком
лет.Двигаясь быстро, Плектруда схватила Чарльза Мартеля, старшего выжившего сына ее мужа
, незаконнорожденного, и посадила его в тюрьму в Кельне, городе, которому суждено было стать ее
столицей. Это предотвратило восстание от его имени в Австралии, но не в Нейстрии.

Гражданская война 715-718

В 715 г. нейстрийская знать провозгласила одного Рагенфрида мэром своего дворца от имени
и, по-видимому, при поддержке Дагоберта III, молодого короля, который фактически имел
законные полномочия избирать мэра, хотя этим время династия Меровингов потеряла 90 347 большинство таких королевских полномочий.

Австразийцы не должны были оставаться надолго, поддерживая женщину и ее маленького мальчика.
Еще до конца года Чарльз Мартель сбежал из тюрьмы и был провозглашен мэром знати этого королевства.
Нейстрийцы напали на Австразию, и дворяне ждали сильного человека
, который поведет их против вторгшихся соотечественников. В том же году умер Дагоберт, и
нейстрийцев провозгласили Хильперика II королем без поддержки остальных
франков.

В 716 году Хильперик и Рагенфрид вместе повели армию в Австралию. Нейстрийцы
г. объединились с другими силами вторжения под командованием Радбода, короля фризов, и встретили Карла в битве
г. под Кельном, все еще удерживаемой Плектрудой. У Чарльза было мало времени, чтобы собрать людей или подготовиться, и в результате это стало единственным поражением в его жизни. На самом деле, он бежал с поля боя как
, как только понял, что у него нет ни времени, ни людей, чтобы одержать победу, и отступил к
горам Эйфеля.Затем король и его мэр обратились, чтобы осадить своего другого соперника в
году, город и взяли его и казну, и получили признание как Хильперика королем
, так и Рагенфрида мэром. Плектруда сдалась от имени Тевдоальда.

В этот момент события повернулись в пользу Чарльза. Сделав
надлежащие приготовления, Карл напал на победоносную армию возле Мальмеди, когда она возвращалась в
свою провинцию, и в последовавшей битве при Амблеве разбил ее, и она бежала.В этом сражении было примечательно несколько вещей, в которых Чарльз задал образец для 90 347 оставшейся части его военной карьеры: во-первых, он появился там, где его меньше всего ожидали враги, в то время как 90 347 они с триумфом шли домой и намного превосходили его числом. Он также атаковал, когда меньше всего ожидалось
, в полдень, когда армии той эпохи традиционно отдыхали. Наконец, он
напал на них так, как они меньше всего этого ожидали, симулировав отступление, чтобы
заманить своих противников в ловушку. Притворное отступление, малоизвестное в то время в Западной Европе, — это была
традиционно восточная тактика — требовало как чрезвычайной дисциплины со стороны
войск, так и точного расчета времени со стороны их командующего.Чарльз в этой битве начал
демонстрировать военный гений, который ознаменует его правление, в том смысле, что он никогда
не атаковал своих врагов там, где, когда и как они ожидали, и результатом стала непрерывная победная серия
, которая длилась до его смерти. .

Весной 717 года Карл вернулся в Нейстрию с армией и подтвердил свое превосходство
победой при Винси, недалеко от Камбре. Он преследовал бегущих короля и мэра до Парижа
, прежде чем вернуться, чтобы разобраться с Плектрудой и Кёльном.Он взял город и разогнал в ней
приверженцев. Он оставил в живых и Плектруду, и Теудоальда и относился к ним с
добротой — необычной для тех Средневековья, когда милосердие к бывшему тюремщику или потенциальному сопернику
было редкостью. После этого успеха он провозгласил некоего Клотария IV королем Австралии в
г. в оппозиции Хильперику и сверг архиепископа Реймского Ригоберта, заменив его в
г. неким Милоном, который всю жизнь поддерживал его.

Династия Каролингов Пиппиниды

Пиппин Старший (+ 640)

Гримоальд (+ 662)

Хильдеберт Усыновленный (+ 662)

Арнульфингс

Арнульф из Меца (+ 640)

Хлодульф из Меца (+ 696)

Ансегизель (+ до 679)

Пиппин Средний (+ 714)

Гримоальд II (+ 714)

Дрого из Шампани (+ 708)

Теудоальд (+ 714)

Каролинги

Чарльз Мартель (+ 741)

Карломан (+ 754)

Пиппин Младший (+ 768)

Карломан (+ 771)

Карл Великий (+ 814)

Людовик Благочестивый (+ 840)

После Верденского договора (843)

Лотарь I

(Средняя Франция)

Карл Лысый

(Западная Франция)

Людовик Немецкий

(Восточная Франция)

Покорив всю Австралию, он выступил против Радбода и оттеснил его обратно на его территорию
, даже вынудив уступить Западную Фрисландию (позже Голландию).Он также отправил 90 347 саксов обратно через Везер и таким образом обезопасил свои границы — от имени нового короля, 90 347, конечно. Однако абсолютная власть принадлежала
Чарльзу больше, чем любому другому предыдущему мэру дворца. Хотя он никогда не заботился о титулах, его сын Пиппин заботился и, наконец, спросил Папу
: «Кто должен быть королем, тот, у кого есть титул, или тот, у кого есть власть?» Папа
года, сильно зависящий от франкских армий в своей независимости от лангобардской и византийской власти
года (византийский император все еще считал себя единственным законным
«римским» императором и, таким образом, правителем всех провинций древней империи,
независимо от того, признан он или нет), объявлен «имеющим власть» и немедленно
короновал Пиппина.Десятилетия спустя, в 800 г., сын Пиппина Карл Великий был коронован императором папой
г., что еще больше расширило принцип «имеющего власть» путем делегитимизации
г. номинальной власти византийского императора на итальянском полуострове (который к
г. сократилась в лучшем случае до Апулии и Калабрии) и древнеримской Галлии, 90 347, включая иберийские аванпосты, которые Карл Великий основал в Испанской Марке через Пиренеи 90 347, что сегодня образует Каталонию. Короче говоря, хотя византийский император претендовал на власть над всей старой Римской империей в качестве законного «римского» императора, и
это могло быть правдой с юридической точки зрения, это было просто нереально.Большая часть Западной Римской империи попала под власть Каролингов, византийский император почти не имел власти на Западе с шестого века, хотя Карл Великий, непревзойденный политик, предпочитал избегать открытого разрыва с Константинополем. Происходило рождение уникального в истории института: Священной Римской империи
года. Хотя сардонический Вольтер высмеивал ее название, говоря, что
Священная Римская империя не была «ни Священной, ни Римской, ни империей», она представляла собой огромную политическую силу какое-то время, особенно при Саксонской и Салийской
династиях и, в меньшей степени Гогенштауфен.Он просуществовал до 1806 года, а к тому времени превратился в ничтожество. Хотя его внук стал ее первым императором, «империя», какой она была в
году, в значительной степени родилась во времена правления Карла Мартеля.

В 718 году Хильперик отреагировал на новое господство Карла, заключив союз с Одо
Великим (или Эудом, как его иногда называют), герцогом Аквитании, который сделал
себя независимым во время гражданской войны в 715 году. но снова потерпел поражение в Суассоне от 90 347 Карла. Король бежал со своим герцогским союзником в земли к югу от Луары, а Рагенфрид
бежал в Анже.Вскоре Хлотер IV умер, и Одо отказался от Хильперика и, в обмен на
признание его герцогского титула, передал короля Карлу, который признал его королевскую власть
над всеми франками в обмен на законное королевское подтверждение его мэрии, а также
над всеми франками. королевства (718).

Зарубежные войны с 718 по 732

Последующие годы были полны раздора. Между 718 и 723 годами Карл закрепил свою власть в
году благодаря серии побед: он завоевал лояльность нескольких важных епископов и аббатов
(пожертвовав земли и деньги для основания аббатств, таких как Эхтернах), он
подчинил себе Баварию и Алеманию, и он победил саксов-язычников.

Объединив франков под своим знаменем, Карл был полон решимости наказать саксов
, вторгшихся в Австралию. Поэтому в конце 718 года он опустошил их страну до 90 347 берегов Везера, Липпе и Рура. Он победил их в Тевтобургском лесу. В 90 347 719 годах Карл захватил Западную Фрисландию без особого сопротивления со стороны фризов, которые были подданными франков, но захватили власть после смерти Пиппина.
Хотя Карл не доверял язычникам, их правитель Альдегизель принял христианство,
и Карл послал Виллиброрда, епископа Утрехта, знаменитого «Апостола к
фризам», чтобы обратить народ.Карл также много сделал для поддержки Винфрида, впоследствии 90 347 святого Бонифация, «апостола германцев».

Когда Хильперик II умер в следующем году (720 г.), Карл назначил своим преемником
сына Дагоберта III, Теудериха IV, который был еще несовершеннолетним и занимал трон с
720 по 737 гг. короли, которым он якобы служил, rois
fainéants, которые были просто марионетками в его руках; к концу его правления они были настолько бесполезны, что он даже не стал их назначать.В это время Карл снова выступил против саксов
г. Затем нейстрийцы восстали под предводительством Рагенфрида, которому оставили 90 347 графства Анжу. Они были легко побеждены (724), но Рагенфрид, в свою очередь, отдал своих сыновей в заложники за сохранение своего графства. Это положило конец гражданским войнам правления Карла.

Следующие шесть лет были полностью посвящены обеспечению франкской власти над
зависимыми германскими племенами. Между 720 и 723 годами Карл сражался в Баварии, где в
году герцоги Агилольфинга постепенно превратились в независимых правителей, недавно в
году в союзе с Лиутпрандом Ломбардским.Он заставил алеманнов сопровождать его, и герцог Гугберт
подчинился франкскому сюзеренитету. В 725 и 728 годах он снова вошел в Баварию, и узы господства 90 347 казались прочными. Из своего первого похода он вернул принцессу Агилольфинга
Сваначайлд, которая, по-видимому, стала его наложницей. В 730 году он выступил против Лантфрида, герцога Алемании
года, который также стал независимым, и убил его в бою. Он вынудил
алеманнов капитулировать перед франкским сюзеренитетом и не назначил преемника Лантфриду.
Таким образом, южная Германия снова стала частью Франкского королевства, как и северная
Германия в первые годы царствования.

Но к 730 году, когда его собственное королевство было в безопасности, Чарльз начал готовиться исключительно к грядущему шторму
года с запада.

В 721 г. эмир Кордовы собрал сильную армию из Марокко, Йемена и Сирии
, чтобы завоевать Аквитанию, большое герцогство на юго-западе Галлии, номинально находившееся под властью франков
, но на практике почти независимое в руках Одо Великого с
года короли Меровингов потеряли власть.Вторгшиеся мусульмане осадили город Тулузу, в то время самый важный город Аквитании, и Одо
немедленно отправился за помощью. Он вернулся через три месяца, незадолго до того, как город
был готов сдаться, и победил мусульманских захватчиков 9 июня 721 года в том, что сейчас известно как
Битва при Тулузе. Поражение было, по сути, результатом классического обволакивающего движения
со стороны Одо. После того, как Одо первоначально бежал, мусульмане стали слишком самоуверенными и, вместо того, чтобы
поддерживать сильную внешнюю оборону вокруг своего осадного лагеря и продолжать разведку,
не сделали ни того, ни другого.Таким образом, когда Одо вернулся, он смог начать почти полную внезапную атаку на
осаждающих сил, рассеяв их при первой же атаке и уничтожив отряды, которые отдыхали или бежали без оружия и доспехов.

Чарльз следил за ситуацией в Иберии со времен Тулузы, убедившись, что мусульмане
вернутся, и пока он защищал свои владения, он также готовился к войне против
Омейядов. Он считал, что ему нужна практически полноценная армия, которую он мог бы обучить, в качестве ядра из 90 347 ветеранов в дополнение к обычным новобранцам, призванным франками во время войны.
В Раннее Средневековье войска были доступны только после посева
и до сбора урожая. Чтобы обучать пехоту, способную противостоять мусульманской тяжелой кавалерии
, Карл нуждался в них круглый год, и ему нужно было платить им, чтобы их семьи
могли покупать продукты, которые они в противном случае выращивали бы. Чтобы получить эти деньги, он захватил
церковных земель и имущества и использовал эти средства для выплаты своим солдатам. Тот же самый Карл, который в
году заручился поддержкой экклесии, пожертвовав землю, захватил часть ее обратно между 724
и 732 годами.Церковь была в ярости, и какое-то время казалось, что Чарльз может быть даже отлучен от церкви за свои действия. Но затем произошло значительное вторжение.

Канун Тура

Было замечено, что Чарльз Мартель мог продолжать войны против
саксов, но он был полон решимости подготовиться к тому, что он считал большей опасностью.
Вместо того, чтобы сосредоточиться на завоевании своего востока, он подготовился к шторму, собирающемуся в
году на западе.Хорошо зная об опасности, исходящей от мусульман после битвы при Тулузе в 721 году, было объяснено, что он использовал прошедшие
лет, чтобы укрепить свою власть, собрать и обучить ядро ​​ветеранской армии
года, которая была бы готова к бою. защищать само христианство (в Туре).

Важно также отметить, что мусульмане не знали в то время ни об истинной
силе франков, ни о том, что они строят настоящую армию, а не типичные
варварские орды, наводнившие Европу после Падение Рима.Германские
племен, включая франков, они считали просто варварами и особо не беспокоились о них
. (Арабские хроники, история той эпохи, показывают, что осознание франков как
растущей военной мощи пришло только после битвы при Туре, когда халиф выразил
потрясение по поводу катастрофического поражения своей армии). обычная разведка
потенциальных противников, потому что, если бы они это сделали, они наверняка отметили бы Чарльза
Мартеля как силу, с которой нужно считаться в его собственном отчете.Полное господство Мартеля в 90 347 Европе с 717 года и его решительное поражение всех держав, оспаривавших его власть, должны были 90 347 насторожить мавров, что на пепелище Западной Римской империи 90 347 возникла не только реальная сила, но и действительно руководил им талантливый генерал. Таким образом, когда они начали свое великое вторжение в
году в 732 году, они не были готовы противостоять Мартелю и его франкской армии.

Оглядываясь назад, можно сказать, что это была катастрофическая ошибка. Эмир Абдул Рахман аль-Гафики был хорошим генералом
и должен был сделать две вещи, которыми он пренебрегал: он не смог оценить силу франков
перед вторжением, предполагая, что они не придут на помощь своим
аквитанским кузенам. ; и ему не удалось разведать передвижения франкской армии
и Карла Мартеля.Если бы он сделал и то, и другое, то остановил бы свой легкий конь, опустошавший 90 347 по всей Нижней Галлии, и сразу же со всей своей мощью двинулся против франков. Эта стратегия
свела бы на нет все преимущества Карла в Туре, поскольку захватчики не были бы обременены добычей, сыгравшей такую ​​огромную роль в битве. Они бы
не потеряли ни одного воина в битвах, которые они вели до Тура. (Хотя они потеряли относительно немного людей при подчинении Аквитаны, потери, которые они действительно понесли, могли быть значительными в Туре).

Наконец, мавры
обошли бы более слабых противников, таких как Одо, которого они могли бы отстрелить по желанию позже,
сразу же двинулись бы навязать битву с реальной силой в Европе, и хотя бы частично
выбрали поле боя. В то время как некоторые военные историки отмечают, что оставлять врагов в
своем тылу, как правило, неразумно, монголы доказали, что непрямая атака и обход
более слабых противников для устранения сильнейшего в первую очередь являются разрушительно эффективным способом
вторжения.В данном случае эти враги практически не представляли опасности, учитывая легкость, с которой их уничтожили мусульмане.
Настоящей опасностью был Чарльз, и неспособность должным образом разведать Европу оказалась катастрофой.
Если бы эмир Абдул Рахман аль-Гафики понял, насколько основательно Мартель доминировал в Европе в течение
15 лет и насколько он был одаренным полководцем, он бы не позволил Чарльзу Мартелю
выбрать время и место, когда две державы столкнутся, с чем согласны историки. был ключевым
в его победе.

Битва за Тур

Основная статья Битва при Туре.

Лидирование и важность

Кордовский эмират ранее вторгся в Галлию, и
был остановлен в своем движении на север в битве при Тулузе в 721 году. Героем этого менее знаменитого события
был Одо Великий, герцог Аквитании, который не был
прародитель расы королей и покровитель летописцев. Ранее уже объяснялось
, как Одо победил вторгшихся мусульман, но когда они вернулись, все было совсем по-другому.Прибытие в промежуточный
год нового эмира Кордовы Абдула Рахмана аль-Гафики, который привел с собой огромное войско арабов и берберских всадников, спровоцировало гораздо большее вторжение. Абдул Рахман аль-Гафики был в Тулузе, и в арабских хрониках
ясно сказано, что он решительно выступал против решения эмира не обеспечивать внешнюю оборону
против сил помощи, что позволило Одо и его пехоте безнаказанно атаковать до того, как исламская кавалерия сможет безнаказанно атаковать
собрать или смонтировать. Абдул Рахман аль-Гафики не собирался снова допускать такое бедствие.На этот раз мусульманские всадники были готовы к битве, и результаты были ужасающими для
аквитанцев. Одо, герой Тулузы, потерпел сокрушительное поражение во время мусульманского вторжения в 732 г. в битве на реке Гаронна
г., где западные хронисты утверждают: «Один Бог знает число убитых
», а город Бордо был разграблен и разграблено. Одо сбежал к Чарльзу,
, в поисках помощи. Чарльз согласился прийти на помощь Одо при условии, что Одо признает Чарльза
и его дом своими Повелителями, что Одо формально и сделал сразу.Таким образом, Одо исчез в истории
года, в то время как Чарльз вошел в нее. Чарльз был прагматиком; его бывший враг Одо и его 90 347 аквитанских дворян сформировали правый фланг сил Карла в Туре.

Битва при Туре принесла Чарльзу прозвище «Мартель» за беспощадное
то, как он расправлялся со своими врагами. Многие историки, в том числе великий военный историк сэр
Эдвард Кризи, считают, что если бы он потерпел неудачу в Туре, ислам, вероятно, заполонил бы Галлию и, возможно, оставшуюся часть западно-христианской Европы.Гиббон ​​ясно выразил свою уверенность в том, что
мусульман с легкостью завоевали бы территорию от Рима до Рейна и даже Англию, если бы
Мартель не одержал победу. Кризи сказал, что «великая победа, одержанная Чарльзом Мартелем… стала решающим препятствием для карьеры арабского завоевания 90 347 в Западной Европе, спасла христианский мир от ислама, [и] сохранила реликвии 90 347 древности и зародыши современной цивилизации». Вера Гиббона в то, что судьба христианства 90 347 зависела от этой битвы, находит отклик у других историков 90 347, включая Уильяма Э.Уотсона, и был очень популярен для большей части современной историографии. Это
несколько вышло из моды в двадцатом веке, когда такие историки, как Бернард Льюис, утверждали, что арабы не собирались оккупировать северную Францию. Однако в последнее время многие историки склонны вновь рассматривать битву при Туре как весьма значительное событие в истории Европы и христианства.

В современную эпоху Мэтью Беннетт и его соавторы «Боевые приемы
средневекового мира», опубликованной в 2005 году, утверждают, что «немногие сражения помнят
через 1000 лет после того, как они произошли… но битва при Пуатье, (Тур) является исключением… Чарльз Мартель отразил набег мусульман, который, если бы ему позволили продолжить
, мог бы завоевать Галлию.Майкл Грант, автор «Истории
Рима», придает битве при Туре такое значение, что перечисляет ее в
макроисторических датах римской эпохи.

Другой современный историк, Уильям Уотсон, считает, что неудача Мартеля в
Туре была бы катастрофой, уничтожив то, что станет западной цивилизацией после
эпохи Возрождения. Безусловно, все историки согласны с тем, что в
году в Европе не осталось бы силы, способной остановить исламскую экспансию
года, если бы франки потерпели поражение.В то время как некоторые современные оценки воздействия битвы
отступили от крайности позиции Гиббона, многие современные историки
, такие как Уильям Уотсон и Антонио Сантосуоссо, в целом поддерживают концепцию Тура
как макроисторическое событие, благоприятствующее западной цивилизации и христианству
, хотя Сантосуоссо считает, что победы Мартеля в кампаниях 737-737
гг. были значительно более важными. (Уотсон считает, что Туры были решающим историческим событием)
Военные писатели, такие как Роберт У.Мартин, «Битва при Туре
года все еще ощущается сегодня», также утверждают, что Тур был таким поворотным моментом
года в пользу западной цивилизации и христианства, что его последствия остаются до сих пор.

Битва

Битва при Туре, вероятно, произошла где-то между Туром и Пуатье (отсюда ее
другое название: Битва при Пуатье). Франкская армия под командованием Карла
Мартелла состояла в основном из пехоты-ветерана, насчитывавшей от 15 000 до 75 000 человек.
В то время как у Карла была кавалерия, у них не было стремян, поэтому он заставил их спешиться и
укрепить свою фалангу. Одо и его аквитанская знать также обычно были кавалерией, но 90 347 они также спешились в начале битвы, чтобы поддержать фалангу. Отвечая на мусульманское вторжение, франки избегали 90 347 старых римских дорог, надеясь застать захватчиков врасплох. Мартель считал абсолютно необходимым не только застать мусульман врасплох, но и позволить ему выбрать место, где будет происходить сражение, в идеале — высокую лесистую равнину, где исламские всадники, уже уставшие от несения
броня, будет еще больше истощена при подъеме в гору.Кроме того, лес поможет франкам
в их оборонительном квадрате, частично помешав мусульманским всадникам провести четкую атаку.

Судя по рассказам мусульман о битве
, они действительно были застигнуты врасплох, обнаружив большие силы, противостоявшие их
ожидаемому разграблению Тура, и они ждали шесть дней, разведывая врага и вызывая все
свои отряды набегов, чтобы их полные силы силы были для боя. Эмир Абдул Рахман
был способным полководцем, который вообще не любил неизвестность, и ему не нравилось бросаться
в гору против неизвестного числа врагов, которые казались хорошо дисциплинированными и настроенными на
битву.Но и погода сыграла свою роль. Германские франки в своих волчьих и медвежьих
шкурах более привыкли к холоду, лучше одевались для него, и, несмотря на отсутствие палаток,
которые были у мусульман,
были готовы ждать столько, сколько нужно, осень только усиливалась. холоднее.

На седьмой день мусульманская армия, состоящая в основном из берберских и арабских всадников и возглавляемая Абдул Рахманом аль-Гафики,
, атаковала. В ходе битвы франки разгромили исламскую армию, а эмир был убит.В то время как западные отчеты отрывочны, арабские отчеты
довольно подробно описывают, как франки построились большим каре и вели блестящее оборонительное сражение. Перед битвой Рахман сомневался, что его люди готовы к такой борьбе и должны были оставить добычу, которая мешала им, но вместо этого
решил довериться своим всадникам, которые никогда не подводили его. Действительно, считалось невозможным, чтобы пехота того времени могла противостоять бронекавалерии.

Мартеллу удалось вдохновить своих людей твердо противостоять силе, которая
казалась им непобедимой, огромным бронированным всадникам, которые, кроме того, вероятно, значительно превосходили
численностью франков.В одном из редких случаев, когда средневековая пехота противостояла атакам кавалерии
, дисциплинированные франкские солдаты выдержали атаки, хотя, согласно
арабским источникам, арабская
кавалерия несколько раз врывалась внутрь франкской площади. Сцена
описана в переводе арабского отчета о битве из Средневекового справочника:

.

«И в шоке битвы люди Севера казались морем, которое не может
пошевелиться.Они стояли крепко, один близко к другому, образуя как бы ледяной бастион;
и сильными ударами своих мечей они рассекли арабов. Выстроившись в отряд вокруг своего вождя,
человек австразийцев несли всех перед собой. Их неутомимые руки вонзили свои мечи
в грудь врага».

Оба рассказа сходятся во мнении, что мусульмане ворвались на площадь и пытались убить Мартеля, чьи сеньоры окружили его и не сломили, когда уловка, которую Чарльз спланировал перед битвой
, принесла плоды, о которых он даже не мечтал.И западные, и мусульманские отчеты о битве сходятся в том, что где-то в
году, в разгар боевых действий, когда битва все еще вызывала серьезные сомнения, разведчики, посланные
Мартелем в мусульманский лагерь
, начали освобождать заключенных. Опасаясь потери своей добычи, большая часть мусульманской армии отказалась от битвы, и
вернулись в лагерь, чтобы защитить свою добычу. Пытаясь остановить то, что казалось отступлением
, Абдул Рахман был окружен и убит франками, и то, что началось как уловка
, закончилось настоящим отступлением, поскольку мусульманская армия в тот день бежала с поля боя.Франки возобновили свою фалангу и провели ночь в
месте, полагая, что битва возобновится на рассвете следующего
утра.

На следующий день, когда мусульмане не возобновили бой, франки опасались засады. Чарльз поначалу
полагал, что мусульмане пытаются заманить его вниз с холма и выйти на открытое пространство, тактике,
которой он будет сопротивляться любой ценой. Только после обширной рекогносцировки франкскими солдатами мусульманского лагеря, который, согласно обоим источникам, был так поспешно покинут, что остались даже палатки, когда мусульманские силы направились обратно в Иберию с оставшейся добычей
, которую они могли унести, было обнаружено, что Мусульмане отступили ночью.Как позже показали арабские хроники
, генералы из разных частей Халифата,
берберов, арабов, персов и
многих других, не смогли договориться о лидере, который занял бы место Абд эр Рахмана на посту эмира, или даже
. договориться о командире, который возглавит их на следующий день. Только эмир Абд эр Рахман, 90 347, имел фетву от халифа и, таким образом, абсолютную власть над правоверными под ружьем.
С его смертью, а также с различными национальностями и этническими группами, присутствовавшими в армии, набранной
со всего Халифата, политика, расовые и этнические предубеждения и личности
подняли голову.Неспособность ссорящихся генералов выбрать кого-либо во главе привела к массовому выводу армии, которая могла бы возобновить битву, и
разгрому франков.

Способность Мартеля убить Абд эр Рахмана с помощью искусной уловки, которую он тщательно
спланировал, чтобы вызвать замешательство, в разгар битвы, и его годы, потраченные на тщательную подготовку
своих людей, объединенных для того, чтобы сделать то, что считалось невозможным: франки Мартеля, практически все
пехотинцев без доспехов противостояли как тяжелой кавалерии в кольчугах с 20-футовыми копьями, так и
легкой кавалерии с луками без помощи луков или огнестрельного оружия.[2] Это был почти неслыханный в средневековой истории подвиг 90 347 войны, подвиг, на который даже тяжеловооруженные римские легионы 90 347 оказались неспособны противостоять парфянам, [3] и оставил Мартелю уникальное место в истории как спасителю 90 347. Европы [4] и блестящий полководец в век, не известный
своим полководческим искусством.

После туров

В последующее десятилетие Карл возглавил франкскую армию против восточных герцогств,
Баварии и Алемании, и южных герцогств, Аквитании и Прованса.Он с некоторым успехом справился с продолжающимся конфликтом
года с фризами и саксами на северо-востоке от него, но полное завоевание саксов в
году и их включение в империю франков ждало его внука
года Карла Великого, прежде всего потому, что Мартель сосредоточил большую часть своих усилий.
против мусульманской экспансии.

Таким образом, вместо того, чтобы сконцентрироваться на завоевании своего востока, он продолжал расширять власть франков на западе и лишать Кордовский эмират плацдарма в Европе.После своей победы в Туре в
году Мартель продолжил кампании в 736 и 737 годах, чтобы вытеснить другие мусульманские армии
с баз в Галлии после того, как они снова попытались закрепиться в Европе за пределами
аль-Андалуса.

Войны с 732 по 737

Между своей победой в 732 и 735 годах Карл реорганизовал Бургундское королевство,
заменив графов и герцогов своими верными сторонниками, тем самым укрепив свою власть в
году. Он был вынужден из-за авантюр Радбода, герцога фризов (719-734), сына
герцога Альдегизеля, принявшего миссионеров Виллиброрда и Бонифация, снова вторгнуться в
настроенную на независимость Фризию в 734 году.В том же году он убил в бою герцога, изгнавшего 90 347 христианских миссионеров, и так полностью подчинил себе народ (он уничтожил 90 347 всех языческих святынь), что люди жили мирно в течение двадцати лет после этого.

Динамика изменилась в 735 году из-за смерти Одо Великого, который был вынужден
признать, хотя и сдержанно, сюзеренитет Карла в 719 году. воздавая должное 90 347 аквитанцам, дворянство провозгласило сына Одо, Гунольда, чье герцогство Карл признал 90 347, когда арабы вторглись в Прованс в следующем году, и который в равной степени был вынужден признать 90 347 Карла своим повелителем, поскольку у него не было никакой надежды сдержать натиск Мусульмане одни.

Это военно-морское арабское вторжение
возглавил сын Абдула Рахмана. Он высадился в Нарбонне в 736 г. и сразу же двинулся в
г., чтобы укрепить Арль и двинуться вглубь страны. Чарльз временно приостановил конфликт с Хунольдом,
и обрушился на провансальские твердыни мусульман.
В 736 году он отвоевал Монфрин и Авиньон, а также Арль и Экс-ан-Прованс с помощью
Лиутпранда, короля лангобардов. Ним, Агд и Безье, принадлежавшие Исламу
с 725 года, пали перед ним, и их крепости были разрушены.Он разгромил одну мусульманскую армию в 90 347 Арле, когда эта сила вышла из города, а затем взял сам город прямой и жестокой лобовой атакой 90 347 и сжег его дотла, чтобы предотвратить его повторное использование в качестве 90 347 оплота мусульман. расширение. Затем он быстро двинулся и разбил могучее войско за пределами
Нарбоннеи у реки Берре, но не смог взять город. Военные историки считают, что
он мог бы взять его, если бы решил бросить на это все свои ресурсы, но он
считал, что его жизнь подходит к концу, и ему предстояло много работы, чтобы подготовить своих
сыновей к захвату. контроль над Франкским королевством.Прямая лобовая атака, такая как взятие Арля,
с использованием веревочных лестниц и таранов, а также нескольких катапульт, была просто недостаточна, чтобы взять
Нарбонну без ужасных человеческих жертв для франков, войска, которые Мартель чувствовал, он не мог
проиграть. Он также не мог потратить годы, чтобы заставить город голодать, годы, которые ему понадобились, чтобы создать
управление империей, которой будут править его наследники. Поэтому он покинул Нарбонну, изолированную и окруженную, и его сын вернется, чтобы освободить ее для христианства.
Прованс, однако, он успешно избавился от его иностранных оккупантов и сокрушил все
иностранные армии, способные продвигать ислам
дальше.

Примечательным в этих кампаниях было то, что Карл впервые использовал тяжелую кавалерию со стременами для усиления своей фаланги. Его способность координировать пехоту и 90 347 ветеранов-кавалеристов не имела себе равных в ту эпоху и позволяла ему противостоять превосходящим силам 90 347 захватчиков и решительно побеждать их снова и снова.Некоторые историки считают, что битва 90 347 против основных сил мусульман на реке Берре, недалеко от Нарбонны, была, в частности, 90 347 такой же важной победой для христианской Европы, как и Тур. В книге «Варвары, мародеры и 90 347 неверных» Антонио Сантосуоссо, почетный профессор истории Университета Западного 90 347 Онтарио, считающийся опытным историком спорной эпохи, излагает 90 347 интересное современное мнение о Мартеле, Туре и последующих событиях. походы против сына Рахмана
в 736-737 гг.Сантосуоссо представляет убедительный пример того, что эти более поздние поражения вторгшихся мусульманских армий 90 347 были, по крайней мере, столь же важны, как и Тур, для защиты западного христианского мира 90 347 и сохранения западного монашества, монастыри которого были 90 347 центрами обучения, которые в конечном итоге вывели Европу из нее. ее темных веков. Он также приводит убедительный аргумент после изучения арабских историй того периода, что это были явно армии вторжения, посланные халифом не только для того, чтобы отомстить за Тур, но и для того, чтобы начать завоевание христианской Европы и ввести ее в Халифат.

Далее, в отличие от своего отца в Туре, сын Рахмана в 736-737 годах знал, что франки были реальной державой, и что Мартель лично был силой, с которой нужно считаться. У него не было
намерения позволить Мартелю застать его врасплох и диктовать время и место битвы
, как это делал его отец, и вместо этого он сосредоточился на захвате значительной части
прибрежных равнин вокруг Нарбонны в 736 году и сильно укрепил Арль по мере того, как он передовой
внутри страны. Оттуда они планировали двигаться от города к городу, укрепляясь по пути, и если
Мартель пожелал помешать им создать постоянный анклав для расширения Халифата, ему пришлось бы явиться к ним, на открытой местности, где, он ,
, в отличие от своего отца, будет диктовать место битвы.Все работало, как он и планировал, пока не прибыл
Мартель, хотя и быстрее, чем, по мнению мавров, он мог призвать всю свою армию. Однако, к несчастью для сына Рахмана, 90 347, он переоценил время, которое потребуется Мартелю для развития тяжелой кавалерии, равной 90 347 мусульманам. Халифат
считал, что на это уйдет целое поколение, но Мартель справился с этим всего за пять коротких лет.
Подготовленные к столкновению с франкской фалангой, мусульмане были совершенно не готовы к встрече со смешанными силами тяжелой кавалерии и пехоты в составе фаланги.Таким образом, Чарльз снова защищал христианство
и остановил экспансию мусульман
в Европу, поскольку окно для исламской
возможности сделать это закрывалось. Эти поражения были последней великой попыткой экспансии Омейядского халифата перед уничтожением
династии в битве при Забе и навсегда расколотым халифатом, особенно
полным уничтожением мусульманской армии у реки Берре близ Нарбонны в 737.

Междуцарствие

В 737 году, в конце своей кампании в Провансе и Септимании, умер король
Теудерих IV.Мартель, именовавший себя maior domus и Princeps et dux Francorum, не назначал нового короля, и никто его не приветствовал. Трон оставался вакантным до смерти Мартела в
году. Как говорит историк Чарльз Оман («Темные века», стр. 297), «он не заботился ни об имени, ни о стиле, пока реальная власть была в его руках».

Гиббон ​​сказал, что Мартел был «удовлетворен титулами мэра или герцога
франков, но он заслужил стать отцом линии королей», что он и сделал.
Гиббон ​​также говорит о нем: «В общественной опасности он был вызван голосом своей страны
».

Междуцарствие, последние четыре года жизни Чарльза, было более мирным, чем большая часть
, и большая часть его времени теперь была потрачена на административные и организационные планы
по созданию более эффективного государства. Правда, в 738 г. он заставил саксов Вестфалии
поклоняться ему и платить дань, а в 739 г. остановил восстание в Провансе,
повстанцев под предводительством Мавронта.Карл приступил к объединению отдаленных владений 90 347 своей империи во Франкскую церковь. Он основал четыре епархии в Баварии (Зальцбург, 90 347, Регенсбург, Фрайзинг и Пассау) и дал им Бонифация в качестве архиепископа и митрополита 90 347 по всей Германии к востоку от Рейна с резиденцией в Майнце. Бонифаций находился под его защитой с
года с 723 года; действительно, сам святой объяснял своему старому другу Даниэлю из
Винчестера, что без него он не может ни управлять своей церковью, ни защищать свое духовенство, ни
предотвращать идолопоклонство.Именно святой Бонифаций наиболее стойко защищал Карла за его 90 347 подвигов по захвату церковных земель для оплаты своей армии в дни, предшествовавшие Туру, как человек, делающий все, что должен, для защиты христианства. В 739 году папа Григорий III умолял Карла о помощи в
году против Лиутпранда, но Карл не хотел сражаться со своим бывшим союзником и проигнорировал просьбу папы
года. Тем не менее, папские просьбы о защите франков показали, как далеко ушел
Мартель от тех дней, когда он шатался от отлучения от церкви, и подготовили почву для
, его сына и внука, которые буквально перестроили Италию в соответствии с папством и защитили его.

Смерть

Шарль Мартель умер 22 октября 741 года в Кьерзи-сюр-Уаз на территории нынешнего департамента Эна
в регионе Пикардия во Франции. Похоронен в базилике Сен-Дени в 90 347 году в Париже. Его территории были разделены между его взрослыми сыновьями годом раньше: Карломану он
отдал Австразию и Алеманию (с Баварией в вассале), Пиппину Младшему
Нейстрию и Бургундию (с Аквитанией в вассале), а Грифону ничего, правда некоторые источники
указывают, что он намеревался дать ему полосу земли между Нейстрией и Австразией.

Гиббон ​​назвал его «героем века» и объявил
«христианством… доставленным… гением и удачей одного человека, Чарльза
Мартеля». Можно привести сильный аргумент, что Гиббон ​​был прав по обоим пунктам.

Наследие

В начале карьеры Шарля Мартеля у него было много внутренних противников, и он чувствовал
необходимость назначить своего собственного королевского претендента, Клотера IV. К его концу, однако, 90 347 динамика правления во Франции изменилась, никакой освященный Меровинг не был нужен ни для 90 347 защиты, ни для легитимности: Карл разделил свое королевство между своими сыновьями без сопротивления 90 347 (хотя он игнорировал своего маленького сына Бернарда).Между тем он укрепил франкское государство 90 347, последовательно побеждая благодаря превосходству полководца войско враждебных иностранных 90 347 наций, окружавших его со всех сторон, включая языческих саксов, которых его внук 90 347 Карл Великий полностью подчинил, и мавров, которых он остановились на пути континентального господства.

Чарльз был самым редким товаром в Средневековье: блестящий стратегический генерал,
, который также был превосходным тактическим командиром, способным в пылу битвы адаптировать свои планы
к силам и движениям своего врага — и, что удивительно, неоднократно побеждали их, особенно в
году, когда, как в Туре, они значительно превосходили людей и вооружение, а в Берре и
году в Нарбонне, когда они превосходили числом храбрых бойцов.Чарльз обладал последним
качеством, определяющим подлинное величие военачальника: он предвидел
опасности своих врагов и тщательно готовился к ним; он использовал землю, время, место и яростную преданность своих войск, чтобы компенсировать превосходство противника в вооружении и тактике; в-третьих, он приспосабливался, снова
и снова, к противнику на поле боя, хладнокровно передвигаясь, чтобы компенсировать
непредвиденное и непредвиденное.

Гиббон, чья дань уважения Мартелю была отмечена, был не единственным среди великих историков середины

горячо восхваляющих Мартеля; Томас Арнольд ставит победу Карла Мартеля
даже выше победы Арминия по ее влиянию на всю современную историю:

«Победа Шарля Мартеля в Туре была одним из тех знаменательных избавлений, которые веками влияли на счастье человечества.[История позднейшего римского
года Речи Посполитой, том II. п. 317.]

Немецкие историки особенно пылко восхваляют Мартеля и
верят, что он спас Европу и христианство от всепобеждающего тогда ислама, восхваляя его также
за то, что он отбросил свирепых саксонских варваров на своих границах. Шлегель говорит об этой
«великой победе» в терминах горячей благодарности и рассказывает, как «рука
Шарля Мартеля спасла и избавила христианские народы Запада от смертельной
хватки всеразрушающего ислама», на что указывает Ранке. ,

«как одна из важнейших эпох в мировой истории, начало
восьмого века, когда, с одной стороны, магометанство угрожало распространению Италии
и Галлии, а с другой — древнее идолопоклонство Саксонии и Фрисландии еще раз заставил
переправиться через Рейн.В этой опасности для христианских институтов юный князь
германской расы Карл Мартелл выступил их защитником, поддерживал их со всей энергией,
которую вызывает необходимость самообороны, и, наконец, расширил их на новые
регионы».

В 1922 и 1923 годах бельгийский историк Анри Пиренн опубликовал серию статей, известных под общим названием «Тезис Пиренна», которые остаются влиятельными и по сей день.
Пиренн считал, что Римская империя существовала во франкских владениях вплоть до
арабских завоеваний в 7 веке.Эти завоевания нарушили средиземноморские торговые пути
, что привело к упадку европейской экономики. Такое продолжающееся разрушение
означало бы полную катастрофу, за исключением того, что Чарльз Мартель остановил исламскую экспансию в
Европу с 732 года. То, что ему удалось сохранить, привело к Каролингскому Возрождению, названному в его честь
.

Профессор Сантосуоссо [2], возможно, лучше всего резюмирует Мартеля, когда он рассказывает о своем прибытии в
для спасения своих христианских союзников в Провансе и изгнании мусульман обратно на
Пиренейский полуостров навсегда в середине и конце 730-х годов::

«Собрав силы в Сарагосе, мусульмане вошли на территорию Франции в 735 году, пересекли реку Рону и захватили и разграбили
Арлей.Оттуда они нанесли удар в самое сердце Прованса, закончив захватом
Авиньона, несмотря на сильное сопротивление. Исламские силы оставались на территории Франции около четырех лет, совершая набеги на
Лион, Бургундию и Пьемонт. Снова пришел на помощь Карл Мартель, отвоевавший большую часть 90 347 утраченных территорий в двух кампаниях 736 и 739 гг., за исключением города Нарбонны, 90 347 г., который окончательно пал в 759 г. Вторая (мусульманская) экспедиция, вероятно, была более опасной, чем первая. к Пойтерсу.Тем не менее, эта неудача
(по вине Мартеля) положила конец любой серьезной мусульманской экспедиции
через Пиренеи (навсегда)».

В Нидерландах, жизненно важной части Каролингской империи, и в низких странах
он считается героем. Во Франции и особенно в Германии он почитается как герой эпического масштаба.

Опытный администратор и правитель, Мартель организовал то, что впоследствии стало средневековым европейским правительством
: система феодальных владений, лояльная баронам, графам, герцогам и, в конечном счете,
королю, или, в его случае, просто maior domus и Princeps et Dux Франкорум.(«Первый
или Доминирующий мэр и принц франков») Его тесная координация церкви с государством
положила начало средневековому образцу такого правительства. Он создал то, что впоследствии станет
первой западной постоянной армией после падения Рима, сохранив ядро ​​из лояльных
ветеранов, вокруг которых он организовал нормальные феодальные сборы. По сути, он превратил Европу
из орды варваров, воюющих друг с другом, в организованное государство.

Начало Реконкисты

Хотя франкам потребовалось еще два поколения, чтобы изгнать все арабские гарнизоны из Септимании и пересечь
Пиренеи, прекращение вторжения Чарльза Мартеля на французскую землю повернуло вспять исламское продвижение и объединение
франкских королевств. при Мартеле его сын Пиппин Младший и его внук
Карл Великий создали западную державу, которая не позволила эмирату Кордова расшириться
за Пиренеи.Мартель, который в 732 г. был на грани отлучения, вместо этого в
г. был признан Церковью ее первостепенным защитником. Папа Григорий II писал ему более
раз, прося его защиты и помощи [5], и он до самой смерти оставался зацикленным на
остановке мусульман. Сын Мартеля
года Пиппин Младший сдержал обещание своего отца и вернулся и взял Нарбонну осадой
года в 759 году, а его внук, Карл Великий, фактически основал Марку Испаника через Пиренеи
года в части того, что сегодня является Каталонией, отвоевав Жирону в 785 году и Барселону. в
801.Этот сектор территории, которая сейчас является Испанией, тогда назывался «мавританскими маршами»
каролингами, которые видели в этом не только сдерживание мусульман в Испании, но и начало возвращения всей страны
. Это сформировало постоянную буферную зону против ислама, которая стала основой, наряду с королем Астурии
по имени Пелайо (718-737, начавший свою борьбу с маврами в горах Ковадонга, 722)
и его потомками, для Реконкиста, пока все мусульмане не были изгнаны с Пиренейского полуострова.

Военное наследие

Прежде всего, Чарльза Мартеля всегда будут помнить за его победу в Туре.
Кризи утверждает, что победа Мартеля «сохранила реликвии древних и зародыши
современных цивилизаций». Гиббон ​​назвал эти восемь дней 732 г., неделю, предшествовавшую
г. до Тура, и саму битву «событиями, которые спасли наших предков Британии,
г., и наших соседей Галлии [Франции] от гражданского и религиозного ига Корана». .Пол Акерс в своей редакционной статье о Чарльзе Мартеле говорит тем, кто ценит
христианство: «Вы могли бы уделить минутку сегодня и каждый октябрь, чтобы сказать молчаливое «спасибо» шайке полудиких немцев и особенно их лидеру
, Чарльзу «Молоту» Мартелу». [6].

В своем видении того, что ему будет необходимо, чтобы противостоять большей силе и
превосходящей технике (у мусульман
всадников было стремя, что сделало возможным появление первых рыцарей), он, не осмеливаясь послать
своих немногочисленных всадников против Исламская кавалерия обучила свою армию сражаться в строю, использовавшемся древними греками, чтобы
противостоять превосходящим силам и оружию благодаря дисциплине, отваге и готовности умереть
за свое дело: фаланга.Он тренировал костяк своих людей круглый год, используя в основном средства Церкви
. После использования этой пехоты отдельно в Туре, он изучил силы врага и
дополнительно адаптировался к ним, первоначально используя стремена и седла, извлеченные из
мертвых лошадей врага, и доспехи из мертвых всадников. После 732 г. он начал интегрировать в
свою армию тяжелой кавалерии, используя стремена и кольчужные доспехи, обучая свою пехоту
боям в сочетании с кавалерией, тактика, которая сослужила ему хорошую службу во время его
кампаний 736-737 гг. особенно в битве при Нарбонне.Его включение тяжелой бронекавалерии
в западные силы создало первых «рыцарей» на западе
.

Мартель заработал репутацию блестящего полководца в эпоху, в целом лишенную
того же, благодаря своей способности использовать то, что у него было, интегрируя новые идеи и технологии. Как следствие 90 347, он не проигрывал с 716 до своей смерти против широкого круга противников, 90 347, включая мусульманскую кавалерию, 90 347 лучших в то время в мире и свирепых варваров-саксов на его собственных границах, и 90 347, несмотря на то, что практически всегда был в меньшинстве. .Он был единственным генералом Средневековья в Европе
года, который использовал восточную боевую технику притворного отступления. Его способность атаковать там, где его меньше всего ожидали, когда его меньше всего ждали и как его меньше всего ждали, были легендарными. Процесс развития знаменитого рыцарства Франции продолжился в
году Пистрским эдиктом его праправнука и тезки Карла Лысого.

Поражения, которые Мартель нанес мусульманам, были абсолютно жизненно важными, поскольку раскол исламского мира в
году оставил Халифат неспособным предпринять тотальную атаку на Европу через свою иберийскую цитадель
года после 750 года.Его способность противостоять этому вызову, пока Мусульмане
не самоликвидировались, имеет макроисторическое значение, и именно поэтому Данте пишет о нем на Небесах
как об одном из «Защитников Веры». После 750 г. ворота в Западную Европу,
Пиренейский эмират, оказались в руках Омейядов, в то время как большая часть остального мусульманского мира
перешла под контроль Аббасидов, что сделало вторжение в Европу
логистически невозможным, в то время как две мусульманские империи сражались. Это отложило исламское вторжение в Европу в
году до турецкого завоевания Балкан полтысячелетия спустя.

Джон Х. Хаарен говорит в «Знаменитые люди Средневековья»

«Битва при Туре, или Пуатье, как ее следует называть, считается одной из
решающих битв мира. Было решено, что христиане, а не мусульмане, должны быть правящей силой в
Европе. Чарльз Мартель особенно прославлен как герой этой битвы».

Подобно тому, как его внук, Карл Великий, прославился своими быстрыми и неожиданными
действиями в своих кампаниях, Чарльз прославился тем, что никогда не делал того, что предсказывали его враги.Именно эта способность делать непредвиденные вещи и двигаться гораздо быстрее, чем считали его противники, характеризовала военную карьеру Чарльза Мартеля.

Дж. М. Робертс говорит о Чарльзе Мартеле в своей заметке о каролингах на странице 315 своего
1993 History of the World :

Оно (каролинги) произвело на свет Карла Мартеля, солдата, отвратившего арабов при Туре, и сторонника
святого Бонифация, проповедника Германии.Это значительна двойная отметка, что в истории Европы осталось
».

Гиббон, пожалуй, наиболее красноречиво резюмировал наследие Чарльза Мартеля
: «за 24 года кропотливого управления он восстановил и поддержал
достоинство трона.. активностью воина, который в той же кампании смог
поднять свое знамя на Эльба, Рона и берега океана».

Примечательно, что северяне начали свои ужасающие набеги только после
смерти внука Мартеля, Карла Великого.У них был флот, чтобы начать эти набеги
по крайней мере на три поколения раньше, но они предпочли не бросать вызов Мартелю, его сыну Пиппину или
его внуку Карлу Великому. Это, вероятно, было удачей для Мартеля, который, несмотря на свои 90 347 огромных даров, вероятно, не смог бы отбить 90 347 викингов в дополнение к 90 347 мусульманам, саксам и 90 347 всем остальным, которых он победил. Однако примечательно, что опять-таки, несмотря на способность делать это
(датчане построили оборону для защиты от контратак с суши и имели возможность совершать массовые морские набеги еще во времена правления Мартеля), они предпочли не to
бросить вызов Чарльзу Мартелю.

Семья и дети

Чарльз Мартель женат дважды:

Ротруда (690-724), с детьми:

Хильтруда (ум. 754), вышла замуж за Одило I, герцога Баварии

Карломан

Ландрес, замужем за Сиграндом, графом Эсбании

Ода, Алдана или Алан, вышла замуж за Тьерри IV, графа Отена и Тулузы

Пиппин Младший

Свонхильд с ребенком:

Грифо

У Чарльза Мартеля также была любовница, Руодхайд:

Бернар (род.до 732-787)

Иеронимус

Ремигий, архиепископ Руанский (ум. 771)

Династия Арнульфингов

Родился: 676; Умер: 741

Предшественник:

Пипин II, средний мэр Дворца Австралии

714–741 Преемник:

Карломан

Предшественник:

Рагенфрид Мэр дворца Нейстрии

717–741 Преемник:

Пипин III Младший

Внешние ссылки

Ян Медоуз, «Арабы в Окситании»: набросок, дающий контекст конфликта
с арабской точки зрения.

http://www.standin.se/fifteen07a.htm

Издание Поке «15 самых важных сражений Кризи, когда-либо сыгранных ПО СЛОВАМ ЭДВАРДА»
ШЕСПЕРД КРИСИ Глава VII. БИТВА ПРИ ТУРЕ, 732 г. н.э.

Каталожные номера

Уотсон, Уильям Э., «Возвращение к битве при Тур-Пуатье», Провиденс:
Исследования западной цивилизации, 2 (1993)

Poke, Битва при Туре, от сэра Эдварда Кризи, Массачусетс, Пятнадцать решающих битв мира
От Марафона до Ватерлоо

Эдвард Гиббон, Битва при Туре, упадок и падение Римской империи

Майкл Грант «История Рима»

Ричард Хукер, «Гражданская война и Омейяды»

Битва при Туре 732, с сайта «Еврейская виртуальная библиотека»: Подразделение
Американо-израильского кооператива.

Tours,Poiters, из «Базы данных лидеров и сражений» онлайн.

Роберт В. Мартин, «Битва при Туре ощущается и сегодня», с сайта about.com

.

Сантосуоссо, Энтони, варвары, мародеры и неверные ISBN 0-8133-9153-9

Средневековый справочник: арабы, франки и битва при Туре, 732

Арабы, франки и битва при Туре, 732: три истории из средневекового Интернета
Справочник

Средневековый справочник: от Григория II до Чарльза Мартеля, 739

Беннетт, Брэдсбери, Деврис, Дики и Джестис, Боевые техники средневековья
Мир

Получено с «http://en.wikipedia.org/wiki/Charles_Martel“

МУХАММЕД И КАРЛАМАНЬ

Анри Пиренн.
Перевод с французского Бернара Миалла.
Нью-Йорк: Barnes and Noble, 1956 из оригинала 1935 года.
293 страницы.

Комментарии Боба Корбетта
Февраль 2004 г.

http://www.webster.edu/~corbetre/personal/reading/pirenne-mohammed.html

http://www.amazon.com/Mohammed-Charlemagne-Henri-Pirenne/dp/0486420116

Пять лет назад я прочитал более раннюю книгу Анри Пиренна «СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ГОРОДА» и нашел ее просто
увлекательной.Там его фундаментальный тезис касался средневекового мира и сосредоточивался вокруг его утверждения о том, что контроль над водными путями, реками и Средиземным морем
формировал природу городов.

В этой более зрелой работе Пиренн делает более широкое историческое заявление, утверждая, что, как утверждает редактор
:

«Эта последняя работа великого бельгийского ученого
Анри Пиренна предлагает новую и революционную интерпретацию
эволюции Европы от времен Константина до Карла Великого.Основной тезис Пиренна
состоит в том, что именно продвижение ислама, а не германские вторжения,
вызвало разрыв с античностью и последующий упадок западной цивилизации в
Средневековье».

В первом разделе исследуется вопрос о западной цивилизации после германских вторжений
года. Пиренн изо всех сил старается показать, что, несмотря на важные военные победы, одержанные германскими племенами, в фундаментальной культуре Рима
произошли незначительные длительные сдвиги.Он показывает, как за относительно короткий период времени германские народы были
кооптированы в римскую культуру, вступили в смешанные браки и что латинский язык(и) оставался
доминирующим. Он утверждает, что в основе своей германские народы не очень-то желали разрушать империю, а предпочитали просто получать долю выгод.

Затем он подробно описывает некоторые особенности жизни в европейском секторе империи после вторжений
года, чтобы еще больше поддержать общий тезис.Ключ к тезису не в том, что
германских племен были полностью поглощены, а в том, что не произошло ни существенного изменения в структуре и культуре империи, ни значительного упадка экономики. Он, конечно,
допускает некоторые изменения, включая степень самоуправления и экономической независимости. Он
утверждает, что в период Меровингов (500-751) и годы от успеха германского вторжения
года до Карла Великого империя выживала в непростом союзе
коренных народов и захватчиков и что лишь очень постепенно возникало какое-либо заметный
спад в экономике.

Чтобы подтвердить этот тезис, Пиренн исследует системы землевладения и управления.
Он утверждает, что в то время как римские собственники часто сменялись германскими, система
земледелия и землеустройства оставалась неизменной. Что еще более важно, производство
продолжалось практически теми же темпами, что заметно не уменьшило богатство империи.

Восточное зелье империи продолжало доминировать в торговле посредством судоходства, главным образом в
Средиземноморье, но даже внутри страны, обслуживаемом реками.Важно отметить острую потребность
в импорте на запад. Вина, продукты питания, специи и оливковое масло (как для приготовления пищи, так и для освещения) остро нуждались. Эти вещи пришли из Азии и Африки. В
г. по обмену европейцы торговали рабами, прежде всего варварами с севера от Рейна, а также
тканями и древесиной для строительства. Сирийцы и евреи были ключом к этой морской торговле. Торговля была сосредоточена в городах, но не на рынках, а только в
портах.

Решающее значение для этой торговли имело золото, поскольку доминирующим характером торговли по-прежнему были деньги, а не бартер.Пиренн утверждает, что золото также должно было быть важным импортом, поскольку в обращении просто не было достаточного количества золота, чтобы поддерживать торговлю, а на Западе не было золотых приисков.

Важным моментом для него является то, что жизнь пошла почти так же, как и до
германских вторжений, просто сменились некоторые ключевые игроки.

Чтобы подкрепить свой тезис, он обращает наше внимание на интеллектуальную жизнь на западе. Пиренн
использует несколько аргументов в этом разделе, чтобы завершить свой аргумент о том, что германские вторжения оказали относительно небольшое долгосрочное ПРИЧИННОЕ воздействие на падение империи.Первое предложение
этого раздела вызвало у меня большое чувство веселья. Он говорит:

«Бесполезно настаивать на растущем упадке интеллектуальной жизни и
древней культуры после 3-го века».

Это меня сразило: как будто эта информация так сильно вертится на языке у большинства из нас, что «бесполезно настаивать…» золотая середина между долгом классической античности и новым и несколько зарождающимся христианским сознанием.Его беспокоит то, что:

«Германские нашествия на Запад не могли и никоим образом не изменили этого
положения дел».

Хотя он позволяет декадентству продолжаться несколько ускоренными темпами. Тем не менее, он
цитирует значительное достижение Боэция как в его переводах Аристотеля, так и в его основной работе Утешение философией , которая оказала влияние и на
средние века.

Кассиодор был еще одной важной фигурой, которая, кажется, первой задумала идею о том, что в
монастыри должны быть центрами, в которых будут собираться и храниться литературные произведения
классической древности.

Церковь также продолжала процесс изменений, все больше и больше используя
латынь в разговорной манере (в отличие от классической латыни), что позволило людям лучше
понять христианство. А в искусстве господствовала тенденция к ориентализации, коренившаяся в торговых связях с Персией, Сирией и Египтом. Даже германские племена внесли свой вклад в это направление искусством, с которым они давно имели связь на Руси до нашествий
юга.Еще одной интеллектуальной силой, способствовавшей поддержанию римской культуры 90 347, была правовая, государственная и коммерческая система, которая требовала значительного числа людей, способных писать курсивом неформальным латинским стилем, чтобы управлять и поддерживать эти институты.

В этой первой половине защиты своей диссертации Пиренн заключает:

«Немцы уничтожили не Империю, а имперское правительство в
partibus occidentis.

Британия была ключевым ожиданием этого утверждения. Там, как утверждает Пиренн, изменения были гораздо более драматичными
и следовали англосаксонской культуре и формам жизни, а не римским.

В качестве прощального броска к более классическому взгляду на роль германских вторжений как
, являющихся доминирующей причиной краха Империи, следует его мнение о том, что такие исторические тезисы
спутали меровингский период с более поздним каролингским периодом, к которому он теперь
обращает свое внимание.В этой ранней части книги он утверждал, что до 7 века
не было ничего, что могло бы действительно объявить о крахе культуры и значения Римской империи.

Наконец, Пиренн доходит до ключевой точки своего аргумента о стремительном росте
ислама и о том, как это меняет все для Европы. Он указывает, что в
году Византийская империя и Рим не опасались нападения с юга. Знаков
не было. Ни в Африке, ни на Ближнем Востоке (как мы его сегодня называем) не было ничего, что могло бы навести на мысль о нападении.Стены Адриана не было. Во всяком случае, византийский флот и контроль над Средиземным морем обеспечивали беспрепятственную торговлю и перевозки.

Однако к 634 году Империя была в истощенном состоянии. Он только что закончил войну 90 347 с Персией и не ожидал и не готовился к исламскому нападению. Натиск был быстрым и массовым,
территории и отношения власти быстро переходили из рук в руки.

Пиренн поднимает вопрос: почему арабы не были кооптированы и ассимилированы, как немцы? Он отвечает, что ислам был верой, которая распространялась с большой скоростью.Мусульмане
не обратились. Они даже не пытались. Скорее, они завоевали и навязали свои собственные системы управления и правосудия, а вместе с ними и свой язык. Они включили в свой мир науку, образование и искусство Византии, но на своих собственных условиях.

За короткий период Средиземноморье стало границей христианства, а не
его серединой. Африка была потеряна, как и Сирия, и Египет, и вся торговля, которую представлял этот
.Менее чем за 200 лет Средиземное море было полностью в руках ислама, и его северное побережье было тем, что на 90 347 осталось от Римской империи, но в западном Средиземноморье даже побережье не было в руках христиан на 90 347.

Константинополь по-прежнему имел большой флот и контролировал Адриатику, и
смог удержать Сицилию, но остальное было в руках мусульман. Пока Средиземное море было открыто, туда шел большой поток торговли со всеми сопутствующими ей богатствами и удобствами.К 700 г. практически все западное Средиземноморье и Эгейское море были закрыты для христианского мира, а в
г. торговля с Аравией, Сирией, Египтом и Африкой прекратилась.

«Как говорит Ибн-Халдун
(с необходимой оговоркой в ​​отношении Византии: «Христианин больше не может
плыть по морю доской».

Папирус был одним из первых предметов, которые исчезли, лишь постепенно заменяясь пергаментом
. Вскоре последовали специи, и они вместе с духами стали очень дорогими товарами.Африканские вина и африканское оливковое масло перестали быть доступными, а шелк стал редкостью. В Галлии монеты сначала были фальсифицированы серебром из-за отсутствия золота, а
вскоре стали 100% серебряными. Что, возможно, было еще более важным для экономического развития, так это упадок класса профессиональных торговцев с кредитами под проценты, которые стимулировали экономический прогресс. Только еврейские купцы, которых мусульмане
не трогали, имели какую-то связь с торговлей. Положение Византии в 90–347 гг., хотя и значительно сократилось, не потерпело полного краха, как Европа.У него еще был свой флот
и азиатская торговля.

Чрезвычайно важное значение для Византии имела Венеция. Он вел торговлю с исламом, особенно 90 347 рабов-славян, а позже даже рабов-христиан для африканских и ближневосточных товаров.
И Венеция, и Сицилия были союзниками Византии и торговали как с мусульманами, так и с Балканами, но были заклятыми врагами друг друга.

В конце этого раздела Пьерен резюмирует ситуацию после возникновения ислама:

«Христианское Средиземноморье было разделено на два бассейна, Восток и Запад,
окруженных исламскими
странами.Эти последние, закончившиеся к концу IX века захватнической войной, составляли мир обособленный, самодовлеющий, тяготеющий к Багдаду. Именно к этому центральному пункту направлялись караваны из Азии, и здесь заканчивался великий торговый путь, который вел в Балтийское море через Волгу. Именно из Багдада было экспортировано
продукции в Африку и Испанию. Сами мусульмане с христианами не торговали, но и порты
для последних не закрывали.Они позволили им часто посещать свои гавани, привозить им рабов и лес, а также увозить с собой все, что они хотели купить.

«Христианское мореплавание, однако, продолжало активно действовать только на Востоке, и
дальнейшая точка Южной Италии оставалась в сообщении с Востоком. Византии
удалось помешать Исламу
овладеть морем. Корабли продолжали плыть из Венеции вдоль
побережья Адриатики и побережья Греции к великому городу на Босфоре.И далее,
г. они не переставали захаживать в мусульманские порты Малой Азии, Египта, Африки, Сицилии и Испании. Постоянно растущее процветание мусульманских стран, когда период экспансии закончился, принесло пользу приморским городам Италии.
Благодаря этому процветанию в Южной Италии и в Византийской империи сохранилась развитая
цивилизация с городами, золотой валютой и профессиональными купцами: короче говоря,
цивилизация, сохранившая свои древние основы.

«На Западе, напротив, побережье от Лионского залива
и Ривьеры до устья Тибра, разоренное войной и пиратами, которым
христиане, не имея флота, были бессильны сопротивляться, теперь был просто уединением и
жертвой пиратства. Порты и города опустели. Связь с Востоком была прервана, а с сарацинскими побережьями не было сообщения. Не было ничего, кроме смерти. Каролингская империя представляла собой наиболее разительный контраст с Византией.Это была чисто внутренняя электроэнергия, ибо не имела
розеток. Средиземноморские территории, некогда наиболее активные части империи, 90 347 которые поддерживали жизнь в целом, были теперь самыми бедными, самыми заброшенными, самыми 90 347 постоянно угрожаемыми. Впервые в истории ось западной цивилизации была
смещена к северу и в течение многих столетий оставалась между Сеной и
Рейном. И германские народы, которые до сих пор играли только отрицательную роль
разрушителей, теперь были призваны сыграть положительную роль в воссоздании европейской цивилизации.

Классическая традиция была разрушена, потому что ислам разрушил древнее единство Средиземноморья. С началом исламских нашествий отношения власти резко изменились. Галлия была отрезана от моря и ослаблена. В Италии у лангобардов
было больше места, так как Византия касалась ее восточного и южного фронтов. Таким образом,
лангобардов могли все больше и больше уходить из Рима. Тем не менее, в то же время жизнь на сильно германизированном севере и западе
года была в основном жизнью античности в Европе, хотя и в упадке.Орден Меровингов рухнул. Благодаря значительной торговле
и богатству, которое позволяла средиземноморская торговля, господствовали короли Меровингов.
Но с потерей Испании и Средиземноморья торговля сократилась, а богатство было утрачено. Еще в
году экономика держалась на земле, и земельная аристократия имела больше власти, чем короли.
Короли Меровингов пытались заключить союз с церковью, но сама церковь была
в неорганизованном состоянии и мало чем могла помочь. После упадка Рима на Западе в
году папство присягнуло императору в Константинополе.Папство в Риме признало
императора, и взамен папа стал считаться высшим религиозным авторитетом
в Империи, превосходящим любого из восточных религиозных лидеров христианства. С
725 по 726 годы теологическая/политическая борьба глубоко ослабила папство в Империи.
Император Лев провозгласил в Константинополе учение об иконоборчестве, учение, запрещающее
образов. Папа Григорий II восстал и осудил иконоборчество как ересь, а Византийская Италия
восстала.Однако Григорий отступил от полного разрыва с Византией. В 731 г.
г. Григорий III отлучил разрушителей образа от церкви, а император отнял у папства всю неиталийскую юрисдикцию, понизив его до статуса епископа Рима. Еще в
году Григорий III не порвал с Константинополем.

741 ознаменовался серьезным сдвигом в связи со смертью трех ключевых лидеров:

  • Папа Григорий III умер, и его место занял Папа Закхарис.
  • Чарльз Мартель, эффективный лидер на западе, умер, и его заменил Пиппин.
  • Император Лев III, император Византии, умер и был заменен Константином V.

Тем временем св. Бонифаций добился огромного успеха в обращении большого числа
людей в христианство на западе и севере Европы. Пиппин обратился к папе
с призывом признать его правителем на западе, и папа Захарий сделал это, что спровоцировало более полный разрыв
с Константинополем и привело к окончательному разрыву между византийским христианством
и римским христианством.

Воцарение Пиппина положило конец меровингскому уху и начало
каролингского периода. В нем участвовал союз Рима и германской власти де-факто. В
году 754 Пиппин согласился защитить Рим от лангобардов, и папа издал указ, согласно которому все
королей Каролингов должны происходить от Пиппина. Затем Пиппин двинулся на лангобардов, победил их 90 347 и стал защитником Рима.

Карл Великий, сын Пиппина, стал королем в 768 году после смерти своего отца и
унаследовал римскую политику своего отца.В 774 году он не только снова победил растущую угрозу
лангобардов, но и объявил себя их королем. Карл Великий остался в Северной Европе в
году и дал лангобардам значительную степень самоуправления. Каролингский мир тяготел
к северу и западу, хотя и включал Италию, и удалялся от (потерянного)
Средиземноморья.

25 декабря 800 года Карл Великий был коронован как император христианства.
Это венчание было не совсем по византийскому образцу. Там императора приветствовали
человек.Карла Великого приветствовал Рим. Его власть заключалась в одобрении церкви, а не народа Европы.

К 812 году Карл Великий заключил мир с Византией и уступил Венецию и Сицилию, таким образом
фактически создав империю без выхода к Средиземному морю.

«Империя Карла Великого была критической точкой разрыва исламом европейского равновесия
».

Все это стало возможным благодаря трем ключевым факторам:

  1. Разрыв востока и запада.
  2. Папа становится строго христианским лидером на западе.
  3. Потеря Африки и Испании исламом.

«Поэтому абсолютно правильно будет сказать, что без Мохаммеда Карла Великого
был бы немыслим».

«Германизм начал играть свою роль в истории. До сих пор римская традиция была непрерывной. Теперь и первоначальная романо-германская цивилизация должна была развиваться.

«Каролингская империя, вернее, империя Карла Великого, была подмостками
Средневековья. Государство, на котором оно было основано, было крайне слабым и скоро распадется. Но Империя выживет как высшее единство западного христианского мира
».

Проведя аргументацию вплоть до правления Карла Великого, Пирен теперь поворачивает последнюю главу к переходу в
Средневековье. Его диссертация всегда была сосредоточена на экономических отношениях, и снова он начинает
с них.На протяжении всей книги он находится в наступлении, атакуя то, что в его время получило
просмотров этого перехода. Он указывает, что часто считается, что в первые дни эпохи Каролингов произошло экономическое возрождение. Он отрицает это и утверждает, что такие
взглядов основаны на неправильном понимании или неправильном анализе.

Он утверждает, что типичная ситуация была такова, что была утрачена средиземноморская
торговля и практически вся морская торговля. Жизнь стала гораздо более локальной и сосредоточилась на земле
и местной торговле.Тем не менее, он допускает, что были две области, которые были небольшими исключениями, и
, что слишком много внимания к этим областям могло привести к тому, что ученые исказили весь период
. Эти исключения были:

  1. Северная Италия, особенно вокруг Венеции, которая извлекла выгоду из торговли в византийском мире
    , распространившейся на Венецию. Однако вскоре этому помешали
  2. арабов и беспорядки в Италии, а результаты не были
    вопреки его более широкому тезису.
  3. Вторая область касается северных морских путей, которые связывают торговцев с
  4. . Ислам через Россию и, что более важно, через
    Великобританию. Это недолговечное исключение подошло к концу с вторжением Нормальных.

Решающими факторами, по мнению Пиренна, были:

  1. Чеканка золота прекращена.
  2. Запрещено давать деньги в долг под проценты.
  3. Больше не было класса профессиональных торговцев.
  4. Восточные товары (папирус, специи, шелк, африканское оливковое масло) больше не ввозились.
  5. Денежный оборот сведен к минимуму
  6. Миряне больше не могли ни читать, ни писать.
  7. Налоги больше не организовывались.
  8. Города были просто крепостями.
  9. Наличие только местных рынков с местными товарами и ремеслами
    является признаком упадка культуры.

Таким образом, у нас есть основа для понимания серьезных экономических изменений, которые сделали
условия созревшими для появления совершенно новой эпохи. Даже когда каролинги получили
плацдарм в галльском Средиземноморье, они не могли использовать это как экономическое преимущество. У них не было флота и они не могли бороться с пиратами.

Пиренн также недоволен распространенным среди ученых мнением, что эпоха Каролингов
была просто продолжением франкской эпохи.Он приводит пять основных причин, почему этот
не таков.

    1. Период Меровингов принадлежит к среде, совершенно отличной от среды Каролингов
      года. В 6-м и 7-м веках все еще существовало Средиземноморье с 90 347, с которым Меровинги постоянно контактировали, и имперская традиция все еще сохранилась во многих сферах жизни.
    2. Германское влияние, ограниченное окрестностями северной границы, было очень слабым и
      давало о себе знать только в некоторых областях права и процедуры.
    3. Между более славным периодом Меровингов, продолжавшимся почти до середины
      7 века, и периодом Каролингов было целое столетие мутного упадка,
      в ходе которого исчезли многие черты древних цивилизаций ,
      , в то время как другие были доработаны; и именно в этом упадке берет свое начало каролингский период
      года. Предки Каролингов были не меровингскими королями, а
      мэрами дворца.Карл Великий ни в каком смысле не был преемником Дагоберта, но
      из
    4. Чарльз Мартель и Пиппин.

    5. Нас не должно смущать название regnum Francorum. Новое королевство
      простиралось до Эльбы и включало часть Италии. В нем проживало почти столько же
      германцев, сколько и романцев.
    6. Наконец, его отношения с Церковью были полностью изменены. Государство Меровингов
      года, как и Римская империя, было светским.Королем Меровингов был рекс Франкорум. Королем Каролингов
      года был Dei gratia rex Francorum! и это маленькое добавление указывает на глубокую трансформацию.

    7. Таким образом, две монархии — вторая из которых, как я пытался
      показать на этих страницах, возникла в некотором роде благодаря подчинению европейского мира исламу — были далеко не непрерывны,
      а были взаимно противоположны.

В интеллектуальной жизни происходят важные инновации.Латынь умерла как живой язык
. В Африке его заменил арабский. В Испании его не преподавали в школах, и люди подражали итальянскому диалекту
, который превратился в испанский. Точно так же в Галлии на нем продолжало говорить только духовенство. Он
не преподавался в школах и перестал существовать как живой язык. На смену ему пришли 90 347 местных диалектов, из которых впоследствии возникли различные национальные языки.

Север заменил юг Европы как интеллектуальный и литературный центр.В Великой Британии
года господствовал англосаксонский язык, но и римское христианство тоже. Латынь была введена как священный и изученный язык, и ее преподавали и изучали, перемещая интеллектуальный центр
с юга на север.

Действительно, во времена Каролингов был значительный интеллектуальный ренессанс, но он был исключительно для духовенства и, в отличие от времен Меровингов, сопровождался неграмотностью среди массы мирян.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Хильдерик III и императоры Дрого Магнус и Пиппин Благочестивый на JSTOR

Абстрактный

Публицисты при дворе Каролингов в начале девятого века создали воспоминания о восхождении династии на престол таким образом, что они до сих пор формируют историческое повествование. Источники VIII века, более близкие к событиям, чем Эйнхард и так называемый летописец из Меца, указывают на то, что передача власти от Пиппина Герстальского к Карлу Мартелю, Пиппину Короткому, Карлу Великому и Людовику Благочестивому не была столь гладкой или беспроблемной, как авторы девятого века хотели бы помнить.В этой статье исследуются три человека, жившие в восьмом веке, чтобы показать, как легко события могли обернуться по-другому, деталь, о которой каролингские публицисты предпочли забыть. Дрого был старшим сыном старшего брата Пиппина Короткого и лишь при немного иных обстоятельствах мог бы стать Дрого Магнусом, первым императором своей династии. Но вместо этого он был пострижен и забыт. Пиппин, старший сын Карла Великого, был назван и бастардом, и горбуном (хотя ни один из этих ярлыков не кажется действительным) и исключен из списка потенциальных наследников Карла Великого самим королем, а также насильственно пострижен.Таким образом, у него никогда не было возможности стать императором Пиппином Благочестивым. Хильдерик III, крайне малоизвестный последний король Меровингов, в девятом веке помнили как постриженным надлежащим образом, чтобы избежать дальнейшего смущения франков, однако самое раннее указание в любом источнике на то, что Пиппин Короткий должен был свергнуть короля, чтобы самому стать королем, датируется почти двумя поколениями позже. Здесь я предполагаю, что Хильдерик, возможно, просто умер, и что история его заслуженного низложения могла быть создана позже, чтобы оправдать, почему Пиппин Короткий не посадил на трон другого Меровинга в 751 году.Кроме того, рассказ о насильственном постриге недееспособного мог стать задним числом оправданием того, что на самом деле произошло с Дрого и Пиппином Горбуном.

Информация о журнале

Средневековая просопография была основана в 1980 году, когда методологии социальных наук были объединены с социальной историей в попытке исследовать и объяснить жизнь людей, которые, когда к ним относятся как к личностям, часто остаются неизвестными. Поскольку относительно немного источников было создано отдельными людьми или о них в средние века, просопографический метод анализа групп людей особенно хорошо подходит для средневековой истории.Цель этого ежегодного журнала — предоставить место для работы, связанной с методологией использования данных, полученных в результате анализа группы или отношений между людьми, для восстановления взгляда на жизнь тех, кто в противном случае остался бы неисследованным, или для получения нового взгляда на средневековое прошлое. Стипендия, использующая подход коллективной или групповой биографии, также подпадает под эгиду просопографии и подходит для журнала. За последние четыре десятилетия Medieval Prosopography опубликовала статьи по целому ряду вопросов из всех периодов и мест средневековой истории.

Информация об издателе

Попечительский совет является руководящим органом Университета Западного Мичигана. Он получает свои полномочия из Конституции штата Мичиган (1963 г., статья VIII, раздел 6), законопроекта № 54 о зарегистрированных палатах (72-е законодательное собрание, вторая дополнительная сессия 1963 г.) и законопроекта о зарегистрированных сенатах № 30 (75-е Законодательное собрание). , 1969).

Бенедиктинский монастырь Китцинген

Здания монастыря до 1544 года, деревянное панно

Бенедиктинский монастырь в Китцингене — бывший монастырь бенедиктинцев в Китцингене в Баварии в Вюрцбургской епархии.Аббатство, вероятно, было возобновлено еще в 8 веке в ходе реорганизации восточно-франконской части империи миссионером Бонифацием. Однако первые дни Конвенции в значительной степени остались в темноте. После упразднения в ходе Реформации в 1568 году на месте старого монастыря был основан женский монастырь. В 1660 г. здание было передано женскому монастырю урсулинского монастыря, который был закрыт в 1804 г.

история

Легенда об основании и основание (примерно до 800 г.)

Основание монастыря часто связывается в источниках с княгиней Хаделога.Легенда об основании такова: принцесса Хаделога, также Адельхайда, была дочерью эконома Карла Мартелла и его жены Кунечайлд. Она отвергала всех претендентов на брак, потому что хотела стать монахиней. Однако отец, Карл Мартелл, заподозрил, что у его дочери роман с его придворным капелланом, и изгнал их обоих из своего двора.

Оба переехали и основали монастырь на лесной поляне. Придворный капеллан пожертвовал все свое имущество молодому монастырю и позаботился о том, чтобы в него переехали несколько монахинь, так что Хаделога стала первой настоятельницей.Монастырь был назван в честь пастуха Кукцингуса, [1] , которому явилась Мария, чтобы освободить украденного ягненка из лап волка. Между тем Карл Мартелл сожалел о своих суровых действиях по отношению к дочери и щедро одаривал ее фондом. [2]

Хотя в саге много несоответствий, в ней, вероятно, есть какое-то реальное ядро. С одной стороны, он был датирован временем Карла Мартелла или короля Пиппина. В это время, в середине VIII века, св. Бонифаций реформировал монастырские структуры во Франконской империи и основал Вюрцбургскую епархию.Основание Китцингенского монастыря, вероятно, также контролировалось и возобновлялось им. Может быть, он поставил свою помощницу Феклу игуменией рядом с мирянкой Хаделогой. [3]

Поскольку Бонифаций уже реформировал монастырь, можно предположить несколько более старое основание. В Китцингене это, вероятно, было больше похоже на «Vita communis», свободную ассоциацию, чем на настоящий монастырь. Если Хаделога действительно существовал, он мог происходить из семьи Маттонов. Этот клан основал ряд монастырей между Майном и Штайгервальдом для вторых дочерей и сыновей их семьи.

Монастырь, вероятно, был преобразован Бонифатием и Феклой в «настоящий» бенедиктинский монастырь. Однако заведение осталось в руках его знатных основателей, вероятно, Маттонов. Переход в царский монастырь, который подчинялся только правителю, происходил без знания источников. [4] Китцинген, вероятно, перешел во владение короля в конце 8 или начале 9 века.

От короля к епископу (до 1007 г.)

Китцингенское аббатство и Оксенфуртское аббатство впервые появляются у источников в 748 году.В это время в монастырских постройках останавливался аббат Штурмиус фон Фульда, впоследствии канонизированный. В Китцингене монахини вылечили больного миссионера в течение четырех недель. После этого первого упоминания монастырь исчез из традиции более чем на 250 лет. Легенды о монастыре записывают в этот период несколько легендарных настоятельниц. [5]

Около 820 года настоятельница Шванхильд собрала мощи основателя монастыря Хаделоги.В это время Китцинген появился как монастырь непосредственно под Империей с могущественными приставами. Помимо Китцингена и некоторых окрестных деревень, во владения монастыря входили также места к северу, такие как Аштхайм, Келер, к востоку, такие как Ипхофен, и к западу от основания, такие как Оксенфурт и Гербрунн.

В то время настоятельницы приносили присягу только Святому Престолу, так что они были имперскими правителями. В 10 веке, во время венгерских нашествий, монашеская дисциплина пришла в упадок.Игуменья Гербург хотела сменить белые одежды монахинь на более модные черные и улучшить питание монастыря, поэтому отправила императору и папе 960 просьб. [6]

Только в 1007 году монастырь вновь появился у источников. Генрих II снабдил свою недавно основанную епархию Бамберг аббатством и передал Китцинген епископу 1 ноября 1007 года. Влияние епископов Вюрцбурга, место жительства которых было намного ближе, чем далекий Бамберг, с веками росло.Вюрцбургским епископам было разрешено конфирмовать аббатис, а также они осуществляли юрисдикцию над территорией аббатства. [7]

Основание и расцвет (до 1350 г.)

Король Генрих III В 1040 г. монастырь вернул права и владения, утраченные с течением времени. Тем самым аббатство укрепило свое влияние в окрестностях. Деревня Китцинген упоминается в документе впервые. Двадцать лет спустя, в 1060 году, монахини владели всем Китцингеном, что подтверждается грамотой короля Генриха IV.Королем Конрадом III. монахини даже получили право самим выбирать монастырского управляющего. Это привело к дальнейшей концентрации власти аббатства.

В середине 12 века игуменья София обратилась за советом к универсальному ученому Хильдегард фон Бинген. Бенедиктинец из Пфальца посетил Главное аббатство и смог предотвратить отставку прелаты Софии. Через некоторое время Хедвиг фон Андекс, которая должна была стать герцогиней Силезии, была принята в ученицы монастыря.Позже она привела монахиню из Китцингена Петриссу в качестве первой настоятельницы своего недавно основанного монастыря в Требнице в Нижней Силезии. [8th]

Почти полвека спустя, в 1228 году, преследуемый ландграф Елизавета Тюрингенская бежала на попечение монахинь Китцингена. В то время Майном правила аббатиса Мехтильд, которая, вероятно, приходилась тетей ландграфине. Мотивы поездки Элизабет в Китцинген сегодня вызывают споры. Добровольный характер визита Елизаветы в аббатство теперь частично ставится под сомнение.Достоверно только то, что дочь Элизабет, Софи, воспитывалась в Китцингене.

В течение 12 и 13 веков лорды Гогенлоэ продолжали возвышаться в тени монастыря. Они долгое время удерживали влиятельный бейливик и смогли взять под контроль деревню над Китцингеном до 1243 года. В результате аббатисы теряли все большую и большую власть. Остальное было совершено в монастыре, например, раскол между Адельхайдой и Кунигундой фон Гих.Аббатисе Анне I. фон Хайдек даже пришлось сесть в тюрьму в 1350 году. удалось приобрести обширный лесной массив, монастырский лес. Им на руку сыграло то, что лорды Гогенлоэ вскоре лишились своих владений из-за бездетности в течение 14 века. С одной стороны, им пришлось уступить свои приобретения епископу Вюрцбургскому, который еще больше расширил свою власть над аббатством.С другой стороны, бургграфы Нюрнберга также приобрели части города.

На рубеже 15-го века аббатиса Хедвиг фон Хофварт построила лазарет в Китцингене. Чума опустошила поселение рядом с монастырем, и о больных нужно было заботиться. Вскоре после ее срока полномочий снова вспыхнул раскол, расколовший монастырь аббатства. Затем в 1439 году аббатиса Маргарета Шенк фон Эрбах продала большую часть монастырской собственности, чтобы профинансировать свой расточительный образ жизни.

Не только аббатство было в долгах, но и Вюрцбургский монастырь тоже имел много долгов.Одним из кредиторов епископа был маркграф Ансбахский Альбрехт Ахиллес. Его семья вышла из бургграфов Нюрнберга. Когда в 1443 году епископство больше не могло платить по своим долгам, оно конфисковало свою долю в замке, городе и офисе Китцингена. Город рядом с аббатством стал Ансбахом, и вскоре население приняло лютеранскую веру.

Несмотря на это драматическое событие, настоятельницы пытались продолжать управлять монастырем. Благодаря ловким продажам Магдалине фон Леонрод даже удалось вызвать небольшой экономический бум, хотя споры с соседями все больше занимали монастырь.Это скромное цветение было уничтожено монастырским пожаром 7 июня 1484 года, после которого пришлось перестраивать все монастырские постройки. [10]

Игуменьи снова пытались реформировать монастырь. Маргарета Трухзесс фон Бальдерсхайм поставила новые книги и сумела вернуть заложенное монастырское имущество. Все надежды рухнули, когда во время Крестьянской войны монастырские постройки снова были разрушены. Маркграфы Ансбахские сначала возводили здания аббатства на импровизированной основе, а в 1544 году окончательно экспроприировали монастырь. [11] Домом завладел протестантский женский монастырь.

Зигель

Печать монастыря передана на деревянной доске начала 16 века. Описание: Растущая, уменьшающаяся монахиня в черной одежде; руки подняты в благословении. Окраска уплотнения неясная, хорошо виден только черный габитус. Монахиня, вероятно, легендарная основательница монастыря Хаделога.

Настоятельницы

Следующий список основан на двух монографиях о монастыре, обе из которых имеют разные взгляды на последовательность правителей.С одной стороны, Бенвенут Стенгелес Бывшая Фрауэнклостер Китцинген-на-Майне от 1897 года, с другой стороны, более поздняя работа Клауса Арнольда 1250 лет Китцинген от 1996 года. Аббатисы, которые только упоминаются в Стенгеле, напечатаны курсивом, как и даты упоминаются только в Стенгеле.

В списке настоятельниц Китцингена есть несколько пробелов, которые можно отнести к отсутствию письменных записей. В частности, раннемонашеский период до XI века практически не документирован источниками.Подтвержденные прелаты не начинались до аббатисы Хейлики, подтвержденной около 1070 года. Большинство начальниц были дочерьми из знатных семей в этом районе, особенно франконские рыцарские семьи представлены как аббатисы.

8 9 9 Magdalena I Haslach 1575-1584 1584-1605
Abbess’s Имя Reign Примечания
Говорить 0 A 745 A 745 Karl Martell дочь, а также Adelheid , неопределенные, не доказанные источниками, только лежат только abbess, † 750
Текла и 745 неясно, возможно, Аббиат на стороне Хаделоги, † 16 ноября, 760
Руадлауга ген.765 Unsure, третий abbess
Angildruth Конец 8-го века Неопределенное царствование
Schwanhild Gen. около 820 Неясное правление
Гербург род. 10 век Берта И. фон Мераниен ген. 1007–1024 Царствование неопределенное, упоминает 1007 , 1012, 1024
Софию one 1062 также Софи I. , правление неопределенное
ALBERAD 1030-1060 1030-1060 Неопределенное царствование
Dietburg Von Biebelried Gen. 1060 Неясное правление
Хейлика один 1070 первый обеспеченный прелат, правление неопределенное
Берта II из Эбенхаузена / фон Гогенлоэ ген. 1090 –1138 Дворянский род неясно , упоминается 1090 , 13 августа 1114, 1126, 1128 , 31 марта 1138
Hemma Entsee gen. 1139– 1146 также Эмма , правление неопределенное, † 13 июня 1146 года
София II Ройенбургская ген. 1146–1161 Племянница Хеммас, упоминает 1146 , ноябрь.23, 1151, 1153/1155, 1161
Берта III. ( IV. ) Из Абенберга 1171 /1175–1195
Мехтильд И. фон Андекс / Мераниен и Диффен 1196 –1254 также Mechtildis , упоминает 1196 , 1214, † 1 декабря 1254 г.
София III. 1254–1270 также Гертруда
Eufemia фон Браунек род.1262– 1296 также Euphemia, Osima , упоминает 1262, 1271, 1281, 3 сентября, 1290, 1296
Барбара фон Кастелл gen. 1304 † 1304
Мехтильд II. ( III. ) Рабенсбург ген. 1297 –1305 Упоминания 1297 , 1304, 19 января 1305
Маргарита I Грумбахская 1305–1308
Берта В.фон Браунек 1309–1312 Родился Richiza von Castell
1312-1318 Точные царствующие 7 января 1312 по 9 мая 1318
Barbara I. von Brauneck 1318-1327
Гертруда фон Штайн ген. 1327– 1337 Упоминается 5 января 1327, отставка 1337
Гизела фон Гогенлоэ-Браунек ген.1336-1344 Упомянуты 27 февраля, 1336, † До 7 октября 1344
anna von Heideck A 1350
Adelheid Von Brauneck / Von Haslach Gen. 1355–1357 Дворянский род неясен, раскол с Кунигундой фон Гих , упоминания 30 декабря 1355 г., 21 января 1357 г.
Кунигунда из Гича ? Раскол с Адельхайд фон Браунек/фон Хаслах
Анна И.фон Хайдек ген. 1350 Депозиция
Christina Von Grumbach 1363-1385 Точное царствование 11 декабря 1363 по 22 сентября, 1385
Екатерина I Wertheim 1385-1386
Хедвиг фон Хофварт 1386– 1401 Упоминание 2 мая / 1 августа 1386, 20 декабря 1396, † 21 сентября 1401
София фон Харденберг / фон Хоэнберг 1401– 1416 Упоминания 1401, 25 августа 1402 , 27 июля 1415, † 9 апреля 1416
Анна II Бикенбахская / фон Буденбах ген.1422–1435 Раскол с Анной фон Вальденфельс , упоминания 22 февраля 1422 г., 11 декабря 1429 г., 8 января 1435 г.
Анна фон Вальденфельс ? SCHIMS с Anna Von Bickenbach / Von Budenbach, † 1426
1426-1428 Наличие неопределенного
Барбара II Castell ген.1437 † 1437
Маргарита II. Шенк в фон Эрбах общ. 1439-1465 Упомянутый 30 сентября 1439, † 1465
Сабина Щенкин из Erbach 1465-1466 1465-1466 Сестра Маргарета II. Шенкин фон Эрбах, низложение в 1466 г.
Маргарета III. из Хиршберга ген. 1468–1472 Упоминается 29 декабря 1468 г., † 1472
Магдалена II Леонрода 1472–1486 точное правление с 1472 г. по † 24 декабря 1486 г. / 25 июля 1492 г.
Маргарита IV.Truchsess в фон Бальдерсхайм 1486–1520 Выборы 1 августа 1492 , † 14 сентября 1520
Елизавета II из Финстерлоэ 15:20–15:22 Выборы 28 сентября 15:20 , † 1522
Екатерина II Фронхофенская 1522–1529 Выборы 23 июня 1522 г. , † 14 мая 1529 г.
Амалия лесник из Гельнхаузена 1529–1541 † 21.Сентябрь 1541 г.
Вероника Хундт из Заульхейма / фон Гаульштейн 1541–1544 † 31 ноября, 1544 г., роспуск монастыря [12]

Ursula Von Rosenau 1568-1573 † 11 марта, 1573
Вероника фон дер Грюн 1573–1575 † 3.Августейший 1575
Барбара фон Wambach † 1584
Изольда фон Труппах † 1605
Margaretha Blandina от Kotzau 1605-1629 1605-1629 † 1629 † 1629 [13]

Литература

  • Клаус Арнольд: 1250 лет Китцингену.Из тени монастыря в город на Майне (= труды городского архива Китцингена, т. 5) . Китцинген 1996.
  • Гельмут Петцольт: Китцингенское аббатство. Учреждение и правовое положение . Кальмюнц 1955.
  • Гельмут Петцольт: Китцингенское аббатство. Источники и исследования (дис.) . Вюрцбург 1951.
  • Benvenut Stengele : Бывший женский монастырь в Китцинген-на-Майне (Нижняя Франкония) . Зульцбах 1897.

Веб-ссылки

Личные доказательства

  1. ^ Петцольт, Хельмут: Китцингенское аббатство.Арнольд, Клаус: 1250 лет Китцингену . Стр. 55-58.
  2. ↑ Stengele, Benvenut: Бывший монастырь в Китцинген-на-Майне . С. 100.

49.7399629110.16199629110.1615756887161575688 — N , 10 ° 9 ‘41,7 « E

» E

царствование

Карл Лагерфельд в Шанеле вступает в четвертое десятилетие, и он продолжает царствовать Supreme

[dropcap size=small]О[/dropcap]В тот вечер, когда я встречаюсь с Карлом Лагерфельдом, по всей Европе идет дождь, даже в Париже.У штаб-квартиры Chanel на улице Камбон тротуар гладкий и серебристый, небо над угрюмой оловянной посудой. В своей мастерской на четвертом этаже главный дизайнер и кутюрье Chanel с 30-летним стажем носит ярко-голубую куртку. «Когда погода такая плохая, нужно быть в цвете», — говорит он. Я говорю ему, что ожидал, что он будет в своем фирменном черном. «Ожидайте неожиданного», — говорит он. Его голос с характерным немецким акцентом перескакивает через согласные и гласные, как ролики по гравию.

Было бы трудно различать предложения, если бы он не ставил в каждой фразе вопросительное «а?» В письменном виде это, возможно, звучит грубо, но в жизни это звучит как приглашение к согласию. Конечно, ожидание было чем-то. Встреча с Лагерфельдом в 17:00 — это всего лишь вступительная заявка. «В тот день, когда люди не дождутся тебя, — сказал он, — я должен исчезнуть». Итак, час или около того в кафе через дорогу и много предостережений от оптимизма. Это будет еще какое-то время.У Карла две примерки от кутюр.

Лагерфельд придает последний штрих модели в январе 1983 года, во время первой, которую Лагерфельд разработал для дома

.

Еще час в выставочном зале для прессы, где я сижу среди белых орхидей и любуюсь изысканными шерстяными и твидовыми тканями из коллекции Paris-Edimbourg Métiers d’Arts, которая направляется на открытие трехэтажного нового лондонского флагманского магазина на Бонд-стрит. Есть ящики гигантских жемчужных ожерелий и клатчей, на которые можно глазеть. Я примеряю такие же белые солнцезащитные очки, которые Эмма Уотсон недавно носила в Каннах, рассматриваю одежду, отложенную для Тильды Суинтон.Приходит семь часов, уходит. Мне сказали, что у Карла обед. Интервью должно быть быстрым. Меня проводят в коридор, и я смотрю на нарисованные мультяшные черты Коко Шанель.

Студия Лагерфельда находится по другую сторону стены. Мимо проходит мадам Сесиль, глава одной из мастерских, ее руки тяжелы от складок белой ткани. Она кивает, улыбается. Пора. Пристройка студии представляет собой белую комнату с ледяными полупрозрачными дверями. Стены украшают монохромные портреты из прошлогодней книги «Маленький черный жакет».

Я сижу за серебряным столом. Легкие шаги приближаются. Я собираюсь встретиться с Папой. Призрак Майкла Джексона. Витгенштейн. С деликатным шарканьем он появляется, пожимает руку, горячо извиняется. Он необыкновенный: иностранный дипломат в составе делегации из будущего. Синий пиджак, черные кожаные брюки, рубашка с белым воротником в сине-белую полоску и соответствующий галстук, круглая сине-золотая булавка. Оправы его темных очков и кожаные перчатки без пальцев также синие. Волосы белоснежные, напудренные.Его кожа накрашена, черты лица резиновые, губы влажные. Он садится. Ближе, чем вы думаете. В 1913 году, 100 лет назад, Коко Шанель открыла магазин в Довиле, фешенебельном курорте Нормандии.

В прошлом месяце в Сингапуре, прежде чем он представил свою последнюю круизную коллекцию Chanel, вдохновленную творчеством молодого дизайнера, прошел показ фильма Лагерфельда « Однажды в сказке », 18-минутного черно-белого снимка этот период. Актриса Кира Найтли, лицо аромата Coco Mademoiselle от Chanel, играет хозяйку магазина Коко, а множество красивых актрис и моделей и Шанель ассоциируют своих клиентов.

«Идея заключалась в том, что Шанель до того, как стать знаменитой мадемуазель, была беззаботной содержанкой»,

— говорит Лагерфельд, который совершенно дружелюбен. «Чтобы показать более свободную, молодую и свежую сторону, а не уроки, поднимите палец [он машет указательным пальцем], понимаете. Эм-м-м?» Далекая от того, чтобы быть гранд-дамой, Шанель Лагерфельда — авантюристка, оппортунистка — слово, которое он часто использует о себе, — подбирая лакомые кусочки стиля от других женщин и перенимая их в качестве лейтмотивов того, что во всем мире станет известно как образ Шанель.Нити жемчуга, трикотаж, мужской пошив, короткие волосы, спортивная одежда, черное с ног до головы? Хорошие идеи, она возьмет много! Это типично энергичное видение Лагерфельда, который с самого начала своего пребывания в доме привнес в Chanel остроумие и дерзость, которые вернули ей молодость. Да, кажется, он подмигивает, это большой важный дом, но это мода, а не музей, это развлечение, а не семинар по истории. Он должен развлекать и очаровывать, а также красиво одевать, иначе он не будет нравиться как молодым, так и пожилым, а только так модный дом может продолжать оставаться актуальным (и приносить немалую прибыль).Итак, здесь у нас есть идеи кражи Коко от Леди де Грей Стеллы Теннант.

Топ-модель Инес де ла Фрессанж и Лагерфельд обсуждают дизайн в марте 1987 года

«Но это история», — говорит Лагерфельд. «Ничего не придумано. Это было так. Леди де Грей, которая раньше носила мужскую одежду, вошла в магазин. Ткань мужского белья? Жаклин Форзейн [шведская актриса] носила такую ​​одежду». Он находит смелость и высокомерие этих женщин из прекрасной эпохи забавными и очаровательными и может рассказать много подробностей об их жизни.»Исследование?» — шипит он, когда я ошибаюсь, произнося такое слово.

«Я не занимаюсь исследованиями. Я знаю все, что произошло. Я знаю уже 30 лет, мой милый. У меня очень хорошая память на ненужные вещи».

Но для юной и кокетливой Шанель Найтли была его девушкой. «Кира была гением, не так ли? Я хорошо с ней работаю. Очень просто. У Киры нет проблем с поведением, и она всех знает». Ему не понравилась игра Одри Тоту, когда она играла Шанель в фильме 2009 года « Коко до Шанель », и он очень грубо о ней отзывается.Тоту также был «лицом» Chanel № 5, и, судя по испуганным выражениям пресс-команды, Лагерфельд не говорит от имени бренда. Но он продолжает. «О, фильм был плохим. Она играла в нее как в женский либераст, как Симона де Бовуар за 30 лет до Второй пол . Нет нет Нет Нет. Шанель была другой женщиной. У Киры было. Она молодая влюбленная женщина, а не старая дева».

Когда Найтли вышла замуж во Франции в прошлом месяце, она была одета в пенистое короткое платье от Шанель и балетки на плоской подошве от Шанель, мгновенно задав тренд нового стиля импровизированной невесты.«Но это очень просто», — говорит Лагерфельд, отвергая любые намеки на похвалу в адрес платья. «У нее была наименее претенциозная свадьба. Все было расслаблено. Я думаю, что это прекрасно. Ведь они жили вместе довольно долго. Не то чтобы она была 18-летней девушкой, которая впервые видит мужа. Она не деревенская девушка. Да, — заключает он (к счастью), — мне понравилась беззаботность этой свадьбы».

Карл Лагерфельд, который ранее в этом году сообщил Paris Match, что родился в 1935 году, то есть ему 77 лет, с некоторых пор является одним из самых известных дизайнеров в мире, его имидж – высокий воротничок, белые волосы, черные очки. – вызывается в воображении простым звуком его имени, его сумасшедшими афоризмами и остроумными шутками, мгновенно попадающими в заголовки.Под руководством Лагерфельда лампочки вокруг имени снова загорелись. Высокая мода, готовая одежда, аксессуары — у него было золотое прикосновение. А затем, в первые годы нового тысячелетия, когда Интернет сделал моду и роскошь более доступными и желанными, самый известный модный бренд в мире стал супербрендом. Как и его дизайнер, с его диетой, уменьшающей тело, и монохромным стилем (легко забыть, что он не всегда выглядел или одевался таким образом). И так теперь…

«Теперь я делаю то, что делаю, и могу делать это в божественном состоянии.Это верх роскоши. Я могу делать то, что хочу, потому что, когда я начинал с Chanel, владелец сказал: «Я не очень в это верю, поэтому, если это работает, хорошо, если нет, я его продаю».

Но это сработало (Chanel принадлежит семье Вертхаймер, поэтому результаты не разглашаются, но предполагается, что его богатство превосходит все другие дома) и в процессе изменило лицо моды, вызвав интерес к старым лейблам. «В каком-то смысле я изобрел план такого возрождения, — говорит он.«Gucci появился позже, и все остальные появились позже. За то я был первым. Не то чтобы важно быть первым. Главное, чтобы это работало». И продолжает.

Модель представляет творение Карла Лагерфельда на показе Chanel Осень-Зима 2001/2002

Именно сегодняшние, а не вчерашние достижения интересуют Лагерфельда. Его личное прошлое? Скучный. Сентиментальность в детстве? «Клишество и банальность, — говорит он. Сегодня нет упоминания о его грозной матери или воспитании в стиле Митфорда в Германии.«Я люблю все, чего не знаю. Все, что я знал, меня не интересует. Потому что я помню. Даже если я попытаюсь забыть». Он смеется.

«Есть очень известное еврейско-немецкое изречение, которое я люблю: «Нет доверия прошлому». Так что мне лучше работать сейчас, а? Снова и снова в интервью Лагерфельд возвращается к ошибке Коко Шанель, которая отказалась от мини-юбок и синих джинсов, не идя в ногу со временем. «Если вы думаете, что раньше было лучше, вы делаете из своего подарка второсортный материал», — говорит он.«Есть вещи, которые вам могут нравиться или не нравиться, но я должен адаптировать свою жизнь, свою личность, то, что мне нравится в моей работе, к сегодняшней жизни. А иначе я не мог бы быть в моде». (Для справки, хотя он разбирается в технологиях, две современные вещи ему не нравятся: Facebook и Twitter. «Они теряют много времени, эти люди, и они становятся глупыми, потому что чуть не говорят вам, что идут в туалет. а?») Почему так важно, чтобы он продолжал этот блестящий, изматывающий танец ради моды, можно только догадываться, но анализировать это Лагерфельда не заставишь.То, как он это делает, сам объем работы, он также отказывается восхищаться.

Только для Chanel он создает семь ежегодных коллекций, в том числе от кутюр, все в масштабах, не менее умопомрачительных, а также дизайн для Fendi и собственного лейбла, многочисленные фотопроекты и издательство 7L совместно со Steidl. «Аппетит приходит, когда вы едите, не так ли?» он говорит. «Мозг — это мышца, и чем больше вы делаете, тем лучше. Я не верю в бесконечный отпуск, жду вдохновения. Нет, я работаю на мусорном баке.Выглядит нехорошо, фууууууууууууууууууууууааааааааааааааааааа? По его словам, «со временем он стал работать усерднее». Его метод кажется процессом избавления от личного и социального до тех пор, пока он не станет только чистым творчеством: ручным наброском, жужжащим воображением.

«Когда вы молоды, у вас есть другие приоритеты, от которых вы избавляетесь, и поэтому вы свободны для своей работы и вещей, которые вас действительно интересуют. Вас меньше беспокоят другие люди. Вам не нужно выходить», — говорит он. «Не нужно терять время.К сожалению, сегодня он это делает. Дождь все еще идет, когда я выхожу из дома Chanel, проезжая мимо черно-серебристого Rolls-Royce Лагерфельда, припаркованного снаружи. Через несколько минут, остановившись на светофоре в собственной машине, я оглядываюсь и вижу позади нас Роллс. Он сворачивает сквозь ливень, через город, к другой группе людей, ожидающих Карла Лагерфельда. Другие подобные истории доступны в Quintessentially Asia.

Соревнования QB штата Огайо: оценка Дуэйна Хаскинса и Тейта Мартелла

Битва квотербеков штата Огайо в 2018 году — это двусторонняя гонка между Дуэйном Хаскинсом и Тейтом Мартеллом, но, по крайней мере, Урбан Мейер имеет опыт работы с такого рода драмой в виде диаграммы глубины в Колумбусе.

Когда Брэкстон Миллер получил травму плеча в осеннем лагере в 2014 году, Мейеру пришлось выбирать между Кардейлом Джонсом и Дж.Т. Баррет. В 2015 году Миллер в конце концов поменялся позициями, а Джонс и Барретт снова сразились, прежде чем разделить время в регулярном сезоне. Однако эта битва QB отличается: у победителя не будет стартов за плечами, и он возьмет на себя программу, нацеленную на национальный чемпионат. Он также будет кандидатом на Heisman Trophy.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: Учебник для конференций Big Ten

Это жизнь новичка в штате Огайо.Sporting News расскажет о некоторых ключевых битвах квотербеков в FBS и о том, чего ожидать. Сегодня взгляните на список QB штата Огайо.

Соревнования QB штата Огайо

Кто вышел?

Дж.Т. Барретт, который большую часть последних четырех сезонов выступал за штат Огайо, ушел. Он является бессменным лидером «Большой десятки» по тачдаунам (104) и подготовил «Бакейз» к участию в национальном чемпионате в 2014 году, а затем возглавил плей-офф студенческого футбола в 2016 году и чемпионат Большой десятки в 2017 году.Он также закончил со счетом 4: 0 против Мичигана в стартовом составе. Это большие ботинки, которые нужно заполнить.

Джо Берроу. Юниор в красной рубашке и бывший мистер Футбол из Огайо объявил во вторник, что переводится из школы. За свою карьеру в Buckeyes он сделал 39 попыток зачистки.

Кто внутри?

Дуэйн Хаскинс. Второкурсник в красной рубашке заменил Барретта в матче против Мичигана и привел Buckeyes к победе со счетом 31-20. В прошлом сезоне он финишировал 40 из 57, набрав 565 ярдов, четыре тачдауна и один перехват.

Тейт Мартелл. Первокурсник в красной рубашке из Бишопа Гормана в Лас-Вегасе не играл в прошлом сезоне, но он играет в хайлайты.

БОЛЬШЕ: Мейер, Ник Сабан наконец-то устроили конкурс в день подписания контракта

Что делает эту битву уникальной?

Контраст стилей. Хаскинс (6-3, 214) выглядел комфортно в нападении Мейера в ситуациях высокого давления против Мичигана. У Барроу (6-3, 215) большая рука, и он ждал этой возможности три года.Оба хороши в этом нападении. Мартелла (5-11 лет, 205) сравнивали с Джонни Мэнзилом, основываясь на его достижениях в старшей школе, а вирусный стиль его игры делает его привлекательным. Победитель автоматически становится кандидатом на приз Heisman Trophy. В этом прелесть этой битвы.

Еще три вопроса

Какое значение будет иметь весенняя игра? Хаскинс и Берроу устроили проходную клинику в прошлогодней весенней игре. Хаскинс финишировал 26 из 37, набрав 293 ярда и три приземления.Берроу финишировал 14 из 22 на 262 ярда и три приземления. На самом деле Берроу возглавлял Хаскинса в качестве резервной копии, прежде чем сломал руку в осеннем лагере. Конкуренция между этими двумя усилителями обострится этой весной, особенно с участием Martell.

Кто-нибудь переведет? На этот вопрос уже был дан ответ. Мейеру удалось удержать ценных резервных квотербеков за шесть лет его правления в Колумбусе, в том числе Кенни Гитона, позади Миллера и Джонса, позади Барретта (и наоборот), но он не смог удержать Берроу — кто получит перевод выпускника к нему применялось правило — на борту.

Что поможет решить исход битвы?  Барретт играл с тремя разными координаторами нападения и тремя разными тренерами квотербеков. В нападении есть преемственность с координаторами совместного нападения Кевином Уилсоном и Райаном Дэем, и все три квотербека начинают свой второй сезон с этими тренерами. Это должно дать каждому квотербеку равные шансы выиграть работу. Квотербек, который лучше всего ладит с тренерами, вероятно, начнет игру 1 сентября против штата Орегон.

БОЛЬШЕ: Штат Огайо по-прежнему опережает Мичиган под руководством Джима Харбо

Важная статистика

Вот среднее количество квотербеков штата Огайо за сезон под руководством Мейера.

QB OSU Перевалочные дворы Проходные ТД ИНТ Раш-ярды Раш ТД
Среднее количество 2 938 30 9 1 150 13

Что это значит? Мейер ожидает квотербека, который может провести более 4000 ярдов в нападении и 40 тачдаунов.

Кто победит?

Мы дадим Хаскинсу преимущество, но ожидайте, что Мартелл получит шанс решить проблему, особенно теперь, когда Барроу ушел.

Карл Мартелл: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Древнее государство франков претерпело немало войн и разрушений, однако благодаря стратегическому мышлению Карла Мартелла не только сохранило себя на карте Европы, но и укрепило свои политические позиции.

Карл Мартелл

Биография

Франки прожили двадцать семь лет под правлением великого Пипина Геристальского.После смерти властного государя потомки короля затеяли междоусобные баталии за право владеть короной Меровингов. Карл Мартелл был внебрачным сыном и не имел тех прав, за которые боролись законные сыновья Пипина.

Карл содержался в тюрьме, куда были помещены его соперники после смерти правителя Пипина, но в 716 году ему удалось бежать. Собрав единомышленников и соратников в одну сильную армию, Карл начал свое восхождение к власти. Кровопролитные бои не прошли даром, ему удалось завладеть галльской провинцией Нейстрия.Хроники того времени сообщают, что Австразия находилась под его командованием, Карл правил ею как приходской градоначальник.

Государственная должность

720 год является переломным для франков — Карл предпринял успешную попытку объединить Галлию и образовать государство. Он принял вызов своих врагов и выиграл битву при Суассоне, после чего его стали называть «вожаком франков».

В те времена царила власть силы, любая объединенная территория подвергалась набегам и разграблению со стороны более сильного.Карлу пришлось проявить недюжинную силу воли и талант государственного деятеля, чтобы защитить внешние границы. Он пошел путем укрепления своей военной мощи путем раздачи солдатам земель и церковного имущества. На высшие духовные должности архиепископов Карл назначал неграмотных и жестоких бойцов, в совершенстве владевших мечом и побеждавших в битвах за земли.

Лучшими воинами были немцы, которые охотно примеряли церковные одежды на железные доспехи.

Эта политика не была одобрена лидерами христианской церкви, но именно эти радикальные шаги Карла по укреплению власти впоследствии спасли Европу от гибели.

Стране угрожало мусульманское нашествие арабов, под властью которых к тому времени находилась вся территория современной Испании. Заняв все земли Гибралтара, мавры совершали свои грабительские набеги вглубь христианской Европы, безнаказанно обогащаясь и угнетая простых людей.

Главным врагом Карла Мартелла был араб Абд ар-Рахман. Под зелеными флагами, с именем пророка на горячих устах, мусульмане разрушили все, что создали христиане.В 732 году город Бордо был сожжен. Тогда герцог Эвдонский перешагнул через свою гордость и обратился за помощью к Карлу.

Так произошла знаменитая битва при Пуатье, в которой войска франков под предводительством Карла Мартелла одержали победу и разгромили мусульманские полчища.

Дата битвы — октябрь 732 года, когда в течение нескольких дней без остановки люди, принадлежащие к двум непримиримым религиям, уничтожали друг друга.

Семья и личная жизнь

У военачальника было два сына, которых родила красавица-жена Гродтруда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.