Карибский кризис при ком: Карибский кризис: историческая правда России от РВИО

Содержание

Карибский кризис: историческая правда России от РВИО

Cоветско-американские отношения развивались в середине — второй половине 50-х годов крайне неравномерно. В 1959 г. Хрущев, проявлявший неподдельный интерес к США, посетил эту страну с достаточно продолжительным визитом. Одной из составляющих его графика было выступление на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Здесь он выдвинул широкую программу всеобщего и полного разоружения. Эта программа, конечно, выглядела утопичной, но в то же время она предусматривала ряд первоначальных шагов, которые могли бы снизить накал международной напряженности: ликвидацию военных баз на чужой территории, заключение пакта о ненападения между НАТО и Варшавским договором и т.д. Пропагандистский резонанс от выступления Хрущева был весом и заставил США пойти на подписание с СССР совместной резолюции о необходимости принятия усилий для всеобщего разоружения, принятую ГА ООН. Хрущев выступал на сессии ГА ООН и осенью 1960 г. — теперь уже не в рамках визита в США, а как руководитель советской делегации в ООН. Проблемы разоружения и поддержки национально-освободительного движения звучали у него на первом месте. Опасное отставание СССР в производстве ядерных боеприпасов вынуждало советского руководителя идти на громкие и даже экстравагантные заявления (которые касались прежде всего западных представителей) о превосходстве СССР в ракетах. В пылу полемики, несмотря на то, что он находился в здании ООН, Хрущев даже стучал ботинком по столу.

Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР готовился, но сорвался из-за инцидента с американским разведывательным самолетом У-2, сбитым над советской территорией. Американские самолеты и раньше неоднократно нарушали воздушное пространство СССР, и, имея преимущество в скорости и высоте, уходили от преследования советских перехватчиков и зенитных ракет. Но 1 мая 1960 г. американскому пилоту Ф. Пауэрсу не повезло. В районе Свердловска, куда он успел долететь, стояли уже новые модернизированные ракеты. Будучи сбитым, Пауэрс вопреки инструкциям не покончил с собой, а сдался. Показания американского пилота были обнародованы и над ним прошел судебный процесс. Президент Эйзенхауэр отказался извиняться перед СССР за этот полет, чем испортил свои отношения с советским лидером. Два года спустя, отбывающий свой срок наказания Пауэрс был обменен на осужденного в США советского разведчика Р. Абеля.

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ Н.С. ХРУЩЕВА НА ЗАСЕДАНИИ ГА ООН. 11.10.1960 г.

«Я заявляю, господа, придет такое время, когда вы поймете необходимость разоружения. Народ выбросит тех, которые ставят преграды на пути к миру и взаимопониманию… Нас, людей социалистического мира, вы не запугаете! Наша экономика цветущая, техника у нас на подъеме, народ сплочен. Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся. Мы вас побьем! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата. Ракета за ракетой выходит с наших заводских линий. Кое-кто хочет попробовать, как мы на земле стоим? Вы нас пробовали, и мы вас разбили. Я имею в виду, разбили тех, кто на нас пошел войной в первые годы после Октябрьской революции… Некоторые господа сейчас начнут трещать, что Хрущев кому-то угрожает. Нет, Хрущев не угрожает, а реально вам предсказывает будущее. Если вы не поймете реальной обстановки… если не будет разоружения, значит будет гонка вооружений, а всякая гонка вооружений приведет, в конце концов, к военной развязке. Если начнется война, многих здесь сидящих мы тогда не досчитаемся…

Что еще добавить?

Покамест не все еще народы Азии и народы Африки, которые недавно освободились из-под колониального гнета, осознали силу свою, еще идут за вчерашними своими вешателями-колонизаторами. Но сегодня это так, а завтра этого не будет; не будет этого, народы поднимутся, расправят свою спину и захотят быть настоящими хозяевами положения…»

 

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Прологом к обострению кризиса в карибском бассейне послужило возведение знаменитой берлинской стены. В геополитическом противоборстве СССР и Запада германский вопрос продолжал занимать одно из главных мест. Особое внимание было приковано к статусу Западного Берлина. Восточный Берлин стал столицей ГДР. Западная часть города, где находились войска США, Великобритании и Франции, формально обладала особым статусом, но явно тяготела к Федеративной Республике Германии. Хрущев предлагал созвать конференцию великих держав с целью объявить Западный Берлин демилитаризованной зоной. Но после инцидента с самолетом У-2 консультации по этому вопросу прекратились.

Между тем, грамотная рыночная политика властей Западного Берлина, их поддержка со стороны ФРГ, а также солидные денежные вливания США и других стран позволили резко повысить уровень жизни западноберлинцев по сравнению с жителями восточного сектора. Подобный контраст, наряду с открытыми границами между частями города стимулировал эмиграцию из Восточного Берлина, больно ударявшую по экономике ГДР. НАТО использовало такую ситуацию и для активного идеологического наступления на систему социализма.

В августе 1961 г. руководство ОВД, согласно решению принятому в Москве призвало ГДР принять меры против политики Западного Берлина. Последующие действия немецких коммунистов стали полной неожиданностью для Запада. Рядовые члены партии создали живое кольцо воль границы между секторами. Одновременно началось быстрое сооружение 45-километровой бетонной стены с контрольно-пропускными пунктами. Через 10 дней стена была готова и сразу стала символом «холодной войны».

Одновременно с возведением стены были прерваны транспортные коммуникации между частями города, а пограничники ГДР получили приказ открывать огонь на поражение по перебежчикам. За годы существования стены погибли и получили ранения десятки человек, пытавшихся ее преодолеть. Стена простояла до 9 ноября 1989 г., когда в свете начавшейся в СССР перестройки и политических преобразований в странах Восточной Европы, новое правительство ГДР объявило о беспрепятственном переходе из Восточного Берлина в Западный и обратно. Официальный демонтаж состоялся в январе 1990 г.

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Противостояния между советским и западными блоками подошло к своей самой опасной черте в период т.н. Карибского (Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели, а до начала войны, по образному выражению, было такое же расстояние как от ладони офицера до кнопки на пусковой установки ракеты.

В 1959 г. на Кубе был свергнут проамериканский режим, и к власти в стране пришли прокоммунистические силы во главе с Фиделем Кастро. Коммунистическое государство в традиционной зоне интересов США (фактически у них под боком) было не просто ударом, а просто шоком для политической элиты в Вашингтоне. Страшный сон становился реальностью: Советы оказались у ворот Флориды. С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции. В апреле 1961 г. десант, состоявший из кубинских эмигрантов высадился в заливе Кочинос, но был быстро был разгромлен. Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны «острова Свободы» от нового нападения. В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес натовским базам вокруг границ СССР. Дело в том, что в Турции уже были размещены американские ядерные ракеты, которые могли достигать жизненно важных центров Советского Союза всего за несколько минут, в то время как советским ракетам для поражения территории США требовалось почти полчаса. Такой разрыв во времени мог оказаться роковым. Создание советской базы началось весной 1962 г., и вскоре туда началась секретная переброска ракет среднего радиуса действия. Несмотря на тайный характер операции (имевший кодовое название «Анадырь») американцы узнали о том что находится на борту советских судов, идущих к Кубе.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Хрущев заявлял, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование. Но 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом в победоносном исходе которой Кеннеди уверен не был. Поэтому он решил занять жесткую позицию, но не прибегать к военному нападению. В обращении к нации он сообщил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы, потребовав от СССР немедленно удалить оттуда свои ракеты. Хрущев вскоре осознал, что Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября направил президенту послание, в котором признавал наличие на Кубе мощного советского оружия. Но в то же время Хрущев пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на Америку. Позиция же Белого дома оставалась прежней — немедленный вывод ракет.

День 27 октября стал самым критическим за все время кризиса. Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США. Его пилот погиб. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу. В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты. 28 октября, советское руководство решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. Кеннеди взял обязательство не нападать на «остров Свободы».  Кроме того, было достигнуто согласие на вывод американских ракет из Турции. Открытым текстом советское послание было передано для президента США.

После 28 октября Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики, а США сняли морскую блокаду острова. Международная напряженность спала, но такая «уступка» США не понравилась кубинским руководителям. Официально оставаясь на советской позиции, Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Хрущева. В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений, резкие действия на международной арене могут обратить мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны. И как это ни парадоксально, с преодолением кубинского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений. Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства.

ОБРАЩЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА К Д.Ф. КЕННЕДИ 27.10.1962 г.

«Уважаемый г-н президент.

Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Этот разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.

Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить. Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Разместили там свое ракетное вооружение. Это не является секретом. Американские ответственные деятели демонстративно об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.

Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов Америки 90 миль по морю. Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого. Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать безопасности для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете.

Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.

Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые Вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве. Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой нужен срок для вас и для нас, чтобы это осуществить. И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств».

 

ОТВЕТ Д. КЕННЕДИ Н.С. ХРУЩЕВУ. 28.10.1962 г.

«Я приветствую принятое Председателем Хрущевым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.

Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарем Организации Объединенных наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.

Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулировании кубинского кризиса могут обратить свое внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряженности. Это относится как к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и другим ситуациям в других частях земного шара, где напряженность ведет к бесплодному отвлечению ресурсов на создание орудий войны».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОВЕТНИКА ПОСОЛЬСТВА СССР В США Г.Н. БОЛЬШАКОВА

«События октябрьских дней 1962 года — это первый и, к счастью единственный термоядерный кризис, являвший собой «момент страха и озарения», когда Н.С. Хрущев, Джон Кеннеди, Ф. Кастро и все человечество почувствовали себя в «одной лодке», оказавшейся в эпицентре  ядерной пучины».

Карибский кризис: историческая правда России от РВИО

Cоветско-американские отношения развивались в середине — второй половине 50-х годов крайне неравномерно. В 1959 г. Хрущев, проявлявший неподдельный интерес к США, посетил эту страну с достаточно продолжительным визитом. Одной из составляющих его графика было выступление на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Здесь он выдвинул широкую программу всеобщего и полного разоружения. Эта программа, конечно, выглядела утопичной, но в то же время она предусматривала ряд первоначальных шагов, которые могли бы снизить накал международной напряженности: ликвидацию военных баз на чужой территории, заключение пакта о ненападения между НАТО и Варшавским договором и т.д. Пропагандистский резонанс от выступления Хрущева был весом и заставил США пойти на подписание с СССР совместной резолюции о необходимости принятия усилий для всеобщего разоружения, принятую ГА ООН. Хрущев выступал на сессии ГА ООН и осенью 1960 г. — теперь уже не в рамках визита в США, а как руководитель советской делегации в ООН. Проблемы разоружения и поддержки национально-освободительного движения звучали у него на первом месте. Опасное отставание СССР в производстве ядерных боеприпасов вынуждало советского руководителя идти на громкие и даже экстравагантные заявления (которые касались прежде всего западных представителей) о превосходстве СССР в ракетах. В пылу полемики, несмотря на то, что он находился в здании ООН, Хрущев даже стучал ботинком по столу.

Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР готовился, но сорвался из-за инцидента с американским разведывательным самолетом У-2, сбитым над советской территорией. Американские самолеты и раньше неоднократно нарушали воздушное пространство СССР, и, имея преимущество в скорости и высоте, уходили от преследования советских перехватчиков и зенитных ракет. Но 1 мая 1960 г. американскому пилоту Ф. Пауэрсу не повезло. В районе Свердловска, куда он успел долететь, стояли уже новые модернизированные ракеты. Будучи сбитым, Пауэрс вопреки инструкциям не покончил с собой, а сдался. Показания американского пилота были обнародованы и над ним прошел судебный процесс. Президент Эйзенхауэр отказался извиняться перед СССР за этот полет, чем испортил свои отношения с советским лидером. Два года спустя, отбывающий свой срок наказания Пауэрс был обменен на осужденного в США советского разведчика Р. Абеля.

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ Н.С. ХРУЩЕВА НА ЗАСЕДАНИИ ГА ООН. 11.10.1960 г.

«Я заявляю, господа, придет такое время, когда вы поймете необходимость разоружения. Народ выбросит тех, которые ставят преграды на пути к миру и взаимопониманию… Нас, людей социалистического мира, вы не запугаете! Наша экономика цветущая, техника у нас на подъеме, народ сплочен. Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся. Мы вас побьем! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата. Ракета за ракетой выходит с наших заводских линий. Кое-кто хочет попробовать, как мы на земле стоим? Вы нас пробовали, и мы вас разбили. Я имею в виду, разбили тех, кто на нас пошел войной в первые годы после Октябрьской революции… Некоторые господа сейчас начнут трещать, что Хрущев кому-то угрожает. Нет, Хрущев не угрожает, а реально вам предсказывает будущее. Если вы не поймете реальной обстановки… если не будет разоружения, значит будет гонка вооружений, а всякая гонка вооружений приведет, в конце концов, к военной развязке. Если начнется война, многих здесь сидящих мы тогда не досчитаемся…

Что еще добавить?

Покамест не все еще народы Азии и народы Африки, которые недавно освободились из-под колониального гнета, осознали силу свою, еще идут за вчерашними своими вешателями-колонизаторами. Но сегодня это так, а завтра этого не будет; не будет этого, народы поднимутся, расправят свою спину и захотят быть настоящими хозяевами положения…»

 

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Прологом к обострению кризиса в карибском бассейне послужило возведение знаменитой берлинской стены. В геополитическом противоборстве СССР и Запада германский вопрос продолжал занимать одно из главных мест. Особое внимание было приковано к статусу Западного Берлина. Восточный Берлин стал столицей ГДР. Западная часть города, где находились войска США, Великобритании и Франции, формально обладала особым статусом, но явно тяготела к Федеративной Республике Германии. Хрущев предлагал созвать конференцию великих держав с целью объявить Западный Берлин демилитаризованной зоной. Но после инцидента с самолетом У-2 консультации по этому вопросу прекратились.

Между тем, грамотная рыночная политика властей Западного Берлина, их поддержка со стороны ФРГ, а также солидные денежные вливания США и других стран позволили резко повысить уровень жизни западноберлинцев по сравнению с жителями восточного сектора. Подобный контраст, наряду с открытыми границами между частями города стимулировал эмиграцию из Восточного Берлина, больно ударявшую по экономике ГДР. НАТО использовало такую ситуацию и для активного идеологического наступления на систему социализма.

В августе 1961 г. руководство ОВД, согласно решению принятому в Москве призвало ГДР принять меры против политики Западного Берлина. Последующие действия немецких коммунистов стали полной неожиданностью для Запада. Рядовые члены партии создали живое кольцо воль границы между секторами. Одновременно началось быстрое сооружение 45-километровой бетонной стены с контрольно-пропускными пунктами. Через 10 дней стена была готова и сразу стала символом «холодной войны».

Одновременно с возведением стены были прерваны транспортные коммуникации между частями города, а пограничники ГДР получили приказ открывать огонь на поражение по перебежчикам. За годы существования стены погибли и получили ранения десятки человек, пытавшихся ее преодолеть. Стена простояла до 9 ноября 1989 г., когда в свете начавшейся в СССР перестройки и политических преобразований в странах Восточной Европы, новое правительство ГДР объявило о беспрепятственном переходе из Восточного Берлина в Западный и обратно. Официальный демонтаж состоялся в январе 1990 г.

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Противостояния между советским и западными блоками подошло к своей самой опасной черте в период т.н. Карибского (Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели, а до начала войны, по образному выражению, было такое же расстояние как от ладони офицера до кнопки на пусковой установки ракеты.

В 1959 г. на Кубе был свергнут проамериканский режим, и к власти в стране пришли прокоммунистические силы во главе с Фиделем Кастро. Коммунистическое государство в традиционной зоне интересов США (фактически у них под боком) было не просто ударом, а просто шоком для политической элиты в Вашингтоне. Страшный сон становился реальностью: Советы оказались у ворот Флориды. С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции. В апреле 1961 г. десант, состоявший из кубинских эмигрантов высадился в заливе Кочинос, но был быстро был разгромлен. Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны «острова Свободы» от нового нападения. В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес натовским базам вокруг границ СССР. Дело в том, что в Турции уже были размещены американские ядерные ракеты, которые могли достигать жизненно важных центров Советского Союза всего за несколько минут, в то время как советским ракетам для поражения территории США требовалось почти полчаса. Такой разрыв во времени мог оказаться роковым. Создание советской базы началось весной 1962 г., и вскоре туда началась секретная переброска ракет среднего радиуса действия. Несмотря на тайный характер операции (имевший кодовое название «Анадырь») американцы узнали о том что находится на борту советских судов, идущих к Кубе.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Хрущев заявлял, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование. Но 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом в победоносном исходе которой Кеннеди уверен не был. Поэтому он решил занять жесткую позицию, но не прибегать к военному нападению. В обращении к нации он сообщил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы, потребовав от СССР немедленно удалить оттуда свои ракеты. Хрущев вскоре осознал, что Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября направил президенту послание, в котором признавал наличие на Кубе мощного советского оружия. Но в то же время Хрущев пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на Америку. Позиция же Белого дома оставалась прежней — немедленный вывод ракет.

День 27 октября стал самым критическим за все время кризиса. Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США. Его пилот погиб. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу. В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты. 28 октября, советское руководство решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. Кеннеди взял обязательство не нападать на «остров Свободы».  Кроме того, было достигнуто согласие на вывод американских ракет из Турции. Открытым текстом советское послание было передано для президента США.

После 28 октября Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики, а США сняли морскую блокаду острова. Международная напряженность спала, но такая «уступка» США не понравилась кубинским руководителям. Официально оставаясь на советской позиции, Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Хрущева. В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений, резкие действия на международной арене могут обратить мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны. И как это ни парадоксально, с преодолением кубинского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений. Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства.

ОБРАЩЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА К Д.Ф. КЕННЕДИ 27.10.1962 г.

«Уважаемый г-н президент.

Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Этот разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.

Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить. Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Разместили там свое ракетное вооружение. Это не является секретом. Американские ответственные деятели демонстративно об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.

Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов Америки 90 миль по морю. Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого. Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать безопасности для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете.

Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.

Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые Вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве. Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой нужен срок для вас и для нас, чтобы это осуществить. И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств».

 

ОТВЕТ Д. КЕННЕДИ Н.С. ХРУЩЕВУ. 28.10.1962 г.

«Я приветствую принятое Председателем Хрущевым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.

Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарем Организации Объединенных наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.

Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулировании кубинского кризиса могут обратить свое внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряженности. Это относится как к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и другим ситуациям в других частях земного шара, где напряженность ведет к бесплодному отвлечению ресурсов на создание орудий войны».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОВЕТНИКА ПОСОЛЬСТВА СССР В США Г.Н. БОЛЬШАКОВА

«События октябрьских дней 1962 года — это первый и, к счастью единственный термоядерный кризис, являвший собой «момент страха и озарения», когда Н.С. Хрущев, Джон Кеннеди, Ф. Кастро и все человечество почувствовали себя в «одной лодке», оказавшейся в эпицентре  ядерной пучины».

Карибский кризис: историческая правда России от РВИО

Cоветско-американские отношения развивались в середине — второй половине 50-х годов крайне неравномерно. В 1959 г. Хрущев, проявлявший неподдельный интерес к США, посетил эту страну с достаточно продолжительным визитом. Одной из составляющих его графика было выступление на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Здесь он выдвинул широкую программу всеобщего и полного разоружения. Эта программа, конечно, выглядела утопичной, но в то же время она предусматривала ряд первоначальных шагов, которые могли бы снизить накал международной напряженности: ликвидацию военных баз на чужой территории, заключение пакта о ненападения между НАТО и Варшавским договором и т.д. Пропагандистский резонанс от выступления Хрущева был весом и заставил США пойти на подписание с СССР совместной резолюции о необходимости принятия усилий для всеобщего разоружения, принятую ГА ООН. Хрущев выступал на сессии ГА ООН и осенью 1960 г. — теперь уже не в рамках визита в США, а как руководитель советской делегации в ООН. Проблемы разоружения и поддержки национально-освободительного движения звучали у него на первом месте. Опасное отставание СССР в производстве ядерных боеприпасов вынуждало советского руководителя идти на громкие и даже экстравагантные заявления (которые касались прежде всего западных представителей) о превосходстве СССР в ракетах. В пылу полемики, несмотря на то, что он находился в здании ООН, Хрущев даже стучал ботинком по столу.

Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР готовился, но сорвался из-за инцидента с американским разведывательным самолетом У-2, сбитым над советской территорией. Американские самолеты и раньше неоднократно нарушали воздушное пространство СССР, и, имея преимущество в скорости и высоте, уходили от преследования советских перехватчиков и зенитных ракет. Но 1 мая 1960 г. американскому пилоту Ф. Пауэрсу не повезло. В районе Свердловска, куда он успел долететь, стояли уже новые модернизированные ракеты. Будучи сбитым, Пауэрс вопреки инструкциям не покончил с собой, а сдался. Показания американского пилота были обнародованы и над ним прошел судебный процесс. Президент Эйзенхауэр отказался извиняться перед СССР за этот полет, чем испортил свои отношения с советским лидером. Два года спустя, отбывающий свой срок наказания Пауэрс был обменен на осужденного в США советского разведчика Р. Абеля.

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ Н.С. ХРУЩЕВА НА ЗАСЕДАНИИ ГА ООН. 11.10.1960 г.

«Я заявляю, господа, придет такое время, когда вы поймете необходимость разоружения. Народ выбросит тех, которые ставят преграды на пути к миру и взаимопониманию… Нас, людей социалистического мира, вы не запугаете! Наша экономика цветущая, техника у нас на подъеме, народ сплочен. Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся. Мы вас побьем! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата. Ракета за ракетой выходит с наших заводских линий. Кое-кто хочет попробовать, как мы на земле стоим? Вы нас пробовали, и мы вас разбили. Я имею в виду, разбили тех, кто на нас пошел войной в первые годы после Октябрьской революции… Некоторые господа сейчас начнут трещать, что Хрущев кому-то угрожает. Нет, Хрущев не угрожает, а реально вам предсказывает будущее. Если вы не поймете реальной обстановки… если не будет разоружения, значит будет гонка вооружений, а всякая гонка вооружений приведет, в конце концов, к военной развязке. Если начнется война, многих здесь сидящих мы тогда не досчитаемся…

Что еще добавить?

Покамест не все еще народы Азии и народы Африки, которые недавно освободились из-под колониального гнета, осознали силу свою, еще идут за вчерашними своими вешателями-колонизаторами. Но сегодня это так, а завтра этого не будет; не будет этого, народы поднимутся, расправят свою спину и захотят быть настоящими хозяевами положения…»

 

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Прологом к обострению кризиса в карибском бассейне послужило возведение знаменитой берлинской стены. В геополитическом противоборстве СССР и Запада германский вопрос продолжал занимать одно из главных мест. Особое внимание было приковано к статусу Западного Берлина. Восточный Берлин стал столицей ГДР. Западная часть города, где находились войска США, Великобритании и Франции, формально обладала особым статусом, но явно тяготела к Федеративной Республике Германии. Хрущев предлагал созвать конференцию великих держав с целью объявить Западный Берлин демилитаризованной зоной. Но после инцидента с самолетом У-2 консультации по этому вопросу прекратились.

Между тем, грамотная рыночная политика властей Западного Берлина, их поддержка со стороны ФРГ, а также солидные денежные вливания США и других стран позволили резко повысить уровень жизни западноберлинцев по сравнению с жителями восточного сектора. Подобный контраст, наряду с открытыми границами между частями города стимулировал эмиграцию из Восточного Берлина, больно ударявшую по экономике ГДР. НАТО использовало такую ситуацию и для активного идеологического наступления на систему социализма.

В августе 1961 г. руководство ОВД, согласно решению принятому в Москве призвало ГДР принять меры против политики Западного Берлина. Последующие действия немецких коммунистов стали полной неожиданностью для Запада. Рядовые члены партии создали живое кольцо воль границы между секторами. Одновременно началось быстрое сооружение 45-километровой бетонной стены с контрольно-пропускными пунктами. Через 10 дней стена была готова и сразу стала символом «холодной войны».

Одновременно с возведением стены были прерваны транспортные коммуникации между частями города, а пограничники ГДР получили приказ открывать огонь на поражение по перебежчикам. За годы существования стены погибли и получили ранения десятки человек, пытавшихся ее преодолеть. Стена простояла до 9 ноября 1989 г., когда в свете начавшейся в СССР перестройки и политических преобразований в странах Восточной Европы, новое правительство ГДР объявило о беспрепятственном переходе из Восточного Берлина в Западный и обратно. Официальный демонтаж состоялся в январе 1990 г.

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Противостояния между советским и западными блоками подошло к своей самой опасной черте в период т.н. Карибского (Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели, а до начала войны, по образному выражению, было такое же расстояние как от ладони офицера до кнопки на пусковой установки ракеты.

В 1959 г. на Кубе был свергнут проамериканский режим, и к власти в стране пришли прокоммунистические силы во главе с Фиделем Кастро. Коммунистическое государство в традиционной зоне интересов США (фактически у них под боком) было не просто ударом, а просто шоком для политической элиты в Вашингтоне. Страшный сон становился реальностью: Советы оказались у ворот Флориды. С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции. В апреле 1961 г. десант, состоявший из кубинских эмигрантов высадился в заливе Кочинос, но был быстро был разгромлен. Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны «острова Свободы» от нового нападения. В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес натовским базам вокруг границ СССР. Дело в том, что в Турции уже были размещены американские ядерные ракеты, которые могли достигать жизненно важных центров Советского Союза всего за несколько минут, в то время как советским ракетам для поражения территории США требовалось почти полчаса. Такой разрыв во времени мог оказаться роковым. Создание советской базы началось весной 1962 г., и вскоре туда началась секретная переброска ракет среднего радиуса действия. Несмотря на тайный характер операции (имевший кодовое название «Анадырь») американцы узнали о том что находится на борту советских судов, идущих к Кубе.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Хрущев заявлял, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование. Но 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом в победоносном исходе которой Кеннеди уверен не был. Поэтому он решил занять жесткую позицию, но не прибегать к военному нападению. В обращении к нации он сообщил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы, потребовав от СССР немедленно удалить оттуда свои ракеты. Хрущев вскоре осознал, что Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября направил президенту послание, в котором признавал наличие на Кубе мощного советского оружия. Но в то же время Хрущев пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на Америку. Позиция же Белого дома оставалась прежней — немедленный вывод ракет.

День 27 октября стал самым критическим за все время кризиса. Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США. Его пилот погиб. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу. В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты. 28 октября, советское руководство решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. Кеннеди взял обязательство не нападать на «остров Свободы».  Кроме того, было достигнуто согласие на вывод американских ракет из Турции. Открытым текстом советское послание было передано для президента США.

После 28 октября Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики, а США сняли морскую блокаду острова. Международная напряженность спала, но такая «уступка» США не понравилась кубинским руководителям. Официально оставаясь на советской позиции, Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Хрущева. В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений, резкие действия на международной арене могут обратить мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны. И как это ни парадоксально, с преодолением кубинского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений. Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства.

ОБРАЩЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА К Д.Ф. КЕННЕДИ 27.10.1962 г.

«Уважаемый г-н президент.

Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Этот разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.

Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить. Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Разместили там свое ракетное вооружение. Это не является секретом. Американские ответственные деятели демонстративно об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.

Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов Америки 90 миль по морю. Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого. Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать безопасности для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете.

Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.

Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые Вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве. Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой нужен срок для вас и для нас, чтобы это осуществить. И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств».

 

ОТВЕТ Д. КЕННЕДИ Н.С. ХРУЩЕВУ. 28.10.1962 г.

«Я приветствую принятое Председателем Хрущевым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.

Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарем Организации Объединенных наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.

Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулировании кубинского кризиса могут обратить свое внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряженности. Это относится как к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и другим ситуациям в других частях земного шара, где напряженность ведет к бесплодному отвлечению ресурсов на создание орудий войны».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОВЕТНИКА ПОСОЛЬСТВА СССР В США Г.Н. БОЛЬШАКОВА

«События октябрьских дней 1962 года — это первый и, к счастью единственный термоядерный кризис, являвший собой «момент страха и озарения», когда Н.С. Хрущев, Джон Кеннеди, Ф. Кастро и все человечество почувствовали себя в «одной лодке», оказавшейся в эпицентре  ядерной пучины».

КАРИБСКИЙ КРИЗИС — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КУБИНСКИЙ КРИЗИС, РАКЕТНЫЙ КРИЗИС.

Противостояние между советским и западным блоками в ходе «Холодной войны» подошло к своей самой опасной черте в период т.н. Карибского (Карибского или Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели.

Революция на Кубе.

В 1952-1958 гг. на Кубе правил проамериканский диктаторский режим Ф. Батисты. 1 января 1959 г. в результате революции к власти в стране пришли леворадикальные силы во главе с Фиделем Кастро. Создание прокоммунистического государства в традиционной зоне интересов США было не просто ударом, а настоящим шоком для политической элиты в Вашингтоне. К тому же новый режим на Кубе незамедлительно приступил к изменениям в политической жизни, перестройке экономики, национализации предприятий и ликвидации крупных латифундий. Изменения вызвали недовольство кубинцев, связанных с режимом Батисты, многие из них эмигрировали в США, началось бегство капиталов, в стране происходили диверсии.

С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции, речь шла о подготовке вооруженных отрядов кубинских эмигрантов для высадки на Острове Свободы. Новое правительство Кубы стало искать поддержки у СССР, между ними было подписано торговое соглашение о закупке 5 миллионов тонн кубинского сахара в течение пяти лет, также начались поставки вооружения. Новый президент США Джон Кеннеди поддержал решение своего предшественника и в апреле 1961 г. десант в 1,5 тыс. человек, состоявший из кубинских эмигрантов, высадился в заливе Кочинос на Плайя-Хирон, но был быстро разгромлен. Также американские самолеты с кубинскими опознавательными знаками осуществили бомбардировку Кубы. Акция не принесла ожидаемого результата.

Разрыв отношений с США, сближение с СССР.

Выступления против революционных властей так и не произошло. Напротив, после этого режим Кастро стал набирать популярность.

В ответ в январе 1962 г. Вашингтон добился исключения Кубы из Организации американских государств, с Гаваной были разорваны экономические отношения. В этих условиях Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны Острова Свободы от нового нападения и успешного проведения социальных реформ.

В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес базам НАТО вокруг границ СССР. Дело в том, что в апреле 1962 г. в Турции были установлены американские ядерные ракеты средней дальности, угрожавшие западной части Советского Союза, поэтому в мае Н.С. Хрущев выдвинул идею размещения советских ядерных ракет средней дальности на Кубе. Целью стала бы защита революционной Кубы и сдерживание США от готовившейся агрессии. В тоже время кубинское руководство выступало за подписание открытого военного договора с Москвой и поставки средств обычного вооружения.

Операция «Анадырь»

В СССР была разработана секретная операция «Анадырь», предусматривавшая создание группировки советских войск на Кубе, вооруженной 42 ракетами с ядерными боеголовками, а также сил прикрытия. Общая численность военнослужащих должна была составить 60 тысяч человек. Появление такой базы в Западном полушарии меняло общее соотношение сил не в пользу США. Осуществление операции началось в июле 1962 г. с прибытия группы советского командования во главе с генералом И.А. Плиевым, имевшим полномочия на применение ядерного оружия в случае полномасштабного нападения США на Кубу, в сентябре началась переброска ракет. Планировал и руководил операцией «Анадырь» маршал СССР О.Х. Баграмян.

По мнению составителей плана название должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военным, морякам, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Всего было выделено 85 кораблей. Ни матросы, ни даже капитаны судов перед отплытием не знали о содержимом контейнеров, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО. Но передвижение советских судов не могло остаться без внимания американцев.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди официально объявил, что США ни в коем случае не потерпят размещения наступательных вооружений в 150 км от своего берега. Хрущев ответил, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование, а также некоторое сугубо оборонительное оружие. В этих условиях командование войск США решило ускорить подготовку военной операции на Кубе, а СССР продолжал развертывать Группу советских войск. Но 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Утром 16 октября фотографии лежали на столе у президента Кеннеди.

При президенте был немедленно создан «Исполнительный комитет», состоявший из 14 человек и обсуждавший различные варианты действий. Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом, если не на Кубе, то в Берлине, в победоносном исходе которой Кеннеди уверен не был. В то же время заявления министра иностранных дел СССР А. Громыко и посла СССР А.Ф. Добрынина, опровергавшие наличие советских ракет на Острове Свободы, лишь усиливали атмосферу общего недоверия. Надо сказать, что они оба действительно ничего не знали о планах Хрущева и проводимой операции.

Эскалация конфликта.

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы будут «готовы к любому развитию событий», и осудил Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение». Действительно блокада была неполной, а «карантин» подразумевал недопущение судов с советским вооружением. Американская армия была приведена в состояние боевой готовности, с 24 октября началась блокада острова силами ВМС США в количестве 180 кораблей. В ответ на Кубе была объявлена всеобщая мобилизация.

Н.С. Хрущев заявил, что блокада незаконна и что любой корабль под советским флагом будет её игнорировать. Он пригрозил, что если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует незамедлительно. Советские войска и силы стран Варшавского договора были приведены в боевую готовность. В то же время американские корабли получили приказ не стрелять по советским судам без прямого приказа президента, а Москва пошла на некоторые уступки, и часть кораблей получила распоряжение повернуть обратно. 25 октября в Совете Безопасности ООН американской стороной были продемонстрированы фотографии ракет, наличие которых упорно отрицал представитель СССР В. Зорин, ничего не знавший о переброске войск на Кубу.

В этой тяжелой обстановке Генеральный секретарь ООН У Тан предложил США отказаться от блокады, а СССР – от поставок наступательного вооружения на Остров Свободы. Хрущев вскоре осознал, что Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября направил президенту два послания, в которых признавал наличие на Кубе мощного советского оружия, но в то же время пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на США, а введение «карантина» является незаконным. Также в нем говорилось о необходимости гарантий со стороны высшего руководства США не нападать на Кубу, а также вывезти ракеты из Турции (в послании от 27 октября), в ответ на эти шаги СССР был готов прекратить доставку новых ракет и вывезти все имеющиеся. Закончил Хрущев письмо знаменитой фразой: «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны». Позиция же Белого дома оставалась прежней — немедленный вывод ракет.

Мир на грани ядерной войны двух сверхдержав.

День 27 октября стал самым критическим за все время кризиса, поэтому получил название «черная суббота». Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США У-2. Его пилот Рудольф Андерсон погиб, став единственной жертвой противостояния. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу.

В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. 27 октября брат президента США Роберт Кеннеди сообщил послу СССР Добрынину о реальной угрозе большой войны между США и СССР, и о готовности негласно договориться о ликвидации американских ракет в Турции, но для этого нужно было добиться согласия союзников по НАТО. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты.

Разрешение кризиса.

Утром 28 октября Политбюро ЦК КПСС решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. В Кремле уже знали о намеченной бомбардировке Кубы, поэтому послание было срочно передано в эфир московского радио. Н. Хрущев заявил: «Чтобы успокоить народ Америки Советское правительство отдало распоряжение о демонтаже вооружения, которое Вы называете наступательным, упаковке его и возвращении в Советский Союз». При этом решение было принято без согласия кубинского руководства, выдвигавшего свои особые требования, включая отмену экономической блокады Острова Свободы и ликвидации американской военной базы в Гуантамано. Официально оставаясь на советской позиции, Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Хрущева.

Международная напряженность после 28 октября начала быстро спадать. Советский Союз за 3 недели вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики Ил-28, а с 20 ноября США сняли морскую блокаду острова и приняли обязательство не нападать на Кубу и не поддерживать подобное нападение. Через несколько месяцев последовал и вывод американских ракет с территории Турции. Формально кризис был завершен 7 января 1963 г., когда представители СССР и США обратились с совместным письмом к Генеральному секретарю ООН с просьбой исключить вопрос о Карибском кризисе из повестки дня Совета Безопасности ООН. В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений и резкие действия на международной арене могут повергнуть мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны. И как это ни парадоксально, с преодолением Карибского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «Холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений. Для этого требовалось интенсифицировать процесс переговоров, обеспечить постоянные, устойчивые каналы связи. Не случайно в июне 1963 г. СССР и США подписали меморандум об установлении специальной линии прямой связи между Кремлем и Белым домом, т.н. «красного телефона».

Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства. В США результаты Карибского кризиса также не получили однозначной оценки. Американские сторонники жесткой линии по отношению к СССР отрицательно отнеслись к прагматичным тенденциям в политике Кеннеди, убитого через год в Далласе.

Карибский (Кубинский) кризис 1962 года

Для выполнения указанной задачи было намечено разместить на Кубе три полка ракет средней дальности Р-12 (24 пусковые установки) и два полка ракет Р-14 (16 пусковых установок) — всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тысячи километров. С этой целью была сформирована сводная 51-я ракетная дивизия в составе пяти ракетных полков из разных дивизий.

Общий ядерный потенциал дивизии в первом пуске мог достичь 70 мегатонн. Дивизия в полном составе обеспечивала возможность поражения военно-стратегических объектов почти на всей территории США.

Примерная численность Группы советских войск на Кубе (ГСВК) планировалась в пределах 44-60 тысяч человек.

Доставка войск на Кубу осуществлялась гражданскими судами министерства морского флота СССР. В июле-октябре 1962 года в операции «Анадырь» приняли участие 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно.

К октябрю на Кубу были переброшены 47 тысяч человек, 24 пусковые установки Р-12, 42 ракеты Р-12 (СС-4), включая шесть учебных, около 45 ядерных боеголовок, 42 самолета Ил-28 в разобранном виде, а также боевая техника обычного назначения.

14 октября американским разведывательным самолетом У-2 в районе Сан-Кристобаля (провинция Пинар-дель-Рио) были обнаружены и сфотографированы стартовые позиции советских ракетных войск.

16 октября ЦРУ доложило об этом президенту США Джону Кеннеди. 16-17 октября Кеннеди созвал совещание своего аппарата, включая высшее военное и дипломатическое руководство, на котором обсуждался факт развертывания советских ракет на Кубе. Было предложено несколько вариантов действий, включая высадку американских войск на острове, авиационный удар по стартовым площадкам, морской карантин.

В выступлении по телевидению 22 октября Кеннеди сообщил о появлении советских ракет на Кубе и о своем решении объявить с 24 октября военно-морскую блокаду острова, привести в боевую готовность вооруженные силы США и вступить в переговоры с советским руководством. В Карибское море были направлены свыше 180 боевых кораблей США с 85 тысячами человек на борту, в боевую готовность приведены американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты, до 20% стратегической авиации находилось на боевом дежурстве.

23 октября советское правительство сделало заявление о том, что правительство США «берет на себя тяжелую ответственность за судьбы мира и ведет безрассудную игру с огнем». В заявлении не было ни признания факта развертывания советских ракет на Кубе, ни конкретных предложений о выходе из кризиса. В тот же день глава советского правительства Никита Хрущев направил президенту США письмо, в котором заверял его в том, что любое оружие, поставленное Кубе, предназначено только для целей обороны.

С 23 октября начались интенсивные заседания Совета Безопасности ООН. Генеральный секретарь ООН У Тан обратился к обеим сторонам с призывом проявить сдержанность: Советскому Союзу — остановить продвижение своих кораблей в направлении Кубы, США — предотвратить столкновение на море.

27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса. В этот день на Кубе был сбит американский самолет-разведчик У-2, облетавший полевые позиционные районы ракетных войск. Пилот самолета майор Рудольф Андерсон погиб.

Президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны.

28 октября в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН, которые завершили кризис соответствующими обязательствами сторон. Правительство СССР согласилось с требованием США о выводе советских ракет с территории Кубы в обмен на заверения правительства США о соблюдении территориальной неприкосновенности острова, гарантии невмешательства во внутренние дела этой страны. В конфиденциальном порядке было заявлено также о выводе американских ракет с территории Турции и Италии.

2 ноября президент США Кеннеди объявил о том, что СССР демонтировал свои ракеты на Кубе. С 5 по 9 ноября ракеты с Кубы были вывезены. 21 ноября США отменили морскую блокаду. 12 декабря 1962 года советская сторона завершила вывод личного состава, ракетного вооружения и техники. В январе 1963 года ООН получила заверения СССР и США о том, что Кубинский кризис ликвидирован.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат, Москва. В 8 томах, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

 

 

Карибский кризис – кратко

Карибский кризис 1962 – острый политический и военный конфликт между СССР и США, который поставил мир на порог ядерной войны. Это был пик Холодной войны, после которого отношения между двумя сверхдержавами стали оттаивать. Но что там все-таки произошло и причем тут Карибы? Разберём поэтапно:

Участники Карибского кризиса:

Главные роли: генеральный секретарь СССР – Н. Хрущев и президент США Дж. Кеннеди.

Роль второстепенная: лидер кубинской революции Фидель Кастро.

Этапы:

1. 1959 год. На Кубе совершается социалистическая революция под предводительством Фиделя Кастро. Обостряются отношения с США, т.к. кубинцы национализируют предприятия, принадлежавшие американцам. Параллельно налаживаются отношения с СССР, который начинает закупать на Кубе сахар и присылает своих специалистов в помощь построения социалистического общества.

2. США располагает свои баллистические ракеты в Турции. Таким образом, в зоне досягаемости находилась вся европейская часть России и Москва в частности. СССР воспринимает этот шаг как угрозу.

3. Никита Хрущев в 1962 г. решает в ответ на отказ США убрать турецкие ракеты расположить свои баллистические ракеты уже на Кубе – в непосредственной близости от США. Тем более, Фидель Кастро давно просил усилить советское присутствие для защиты от возможных посягательств США.

4. Операция «Анадырь» – август-сентябрь 1962. Собственно, размещение советских баллистических ракет на Кубе. Проходила под прикрытием отправки груза на Чукотку.

5. Сентябрь 1962. Американские самолеты разведчики сфотографировали строительство зенитных установок на Кубе. Президент США Кеннеди с конгрессом обсуждают ответную реакцию США. Предлагалось военное вторжение на Кубу, но Кеннеди высказался против. В итоге сошлись на морской блокаде (что, согласно международному праву, считается актом войны).

6. 24 октября 1962 г. Начало военно-морской блокады Кубы. В это же время туда шли 30 советских кораблей с ядерными боеголовками. Проблема состояла в том, что в самом факте присутствия советских ракет на Кубе не было ничего противозаконного. Точно такие же ракеты НАТО устанавливал по всей Европе и в Турции в частности. Президиум ЦК КПСС объявляет повышенную боевую готовность.

7. 25 октября 1962 г. Повышение боевой готовности вооруженных сил США до рекордного за историю уровня.

8. 26 октября 1962 г. Хрущев пишет Кеннеди письмо, где предлагает демонтировать ракеты с условием гарантий безопасности режима на Кубе.

9. 27 октября 1962 г., «Черная суббота». Современники назвали ее «днем, когда мог кончиться календарь». Над Кубой был сбит американский самолет-разведчик U-2. В тот же день произошло столкновение советской подводной лодки Б-59 с американскими ВМС. Подводная лодка под командованием капитана Савитского и его помощника Архипова вышла в сторону Кубы еще 1 октября, связи с Москвой не имела и экипаж не знал о политической ситуации. Американцы не знали, что на подводной лодке находятся ядерные ракеты и начали обкладывать подлодку бомбами, вынуждая всплыть. Экипаж подводной лодки и командир решили, что война уже началась и начали голосование за удар по американским силам – «Все умрем, но их потопим». Из офицерского состава отказался от удара Василий Архипов. Согласно инструкции, атаку можно было начать

только в случае согласия всех офицеров, поэтому вместо ядерного удара был подан сигнал американским ВМС о прекращении провокации и лодка всплыла. Если бы Василий Архипов проголосовал «за», то началась бы ядерная война.

10. Ночь с 27 на 28 октября 1962 г. Роберт Кеннеди, министр юстиции США, встречается с послом СССР Анатолием Добрыниным. Они обсуждают условия перемирия и снятия конфликта.

11. 28 октября 1962 г. Кеннеди отправляет в Кремль сообщения, в котором дает гарантии ненападения на Кубу и обещает снять военно-морскую блокаду с условием, что СССР выводит свои баллистические ракеты с Кубы. Кризис начал разрешаться.

Итоги и последствия Карибского кризиса:

1. СССР выводит баллистические ракеты с Кубы

2. США выводит баллистические ракеты из Турции.

3. США дает гарантии невмешательства в политический режим на Кубе.

4. Создание прямой телефонной связи между Москвой и Вашингтоном

5. Осознание серьезности ядерной угрозы заставило пойти на спад Холодную войну

Записаться на курсы ЕГЭ по истории в Красноярске вы можете позвонив по телефону +7(391)2-950-216, +7(391)2-4141-23 

Глушенкова Ольга Александровна,
преподаватель истории и обществознания

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Похожее

Как Карибский кризис уничтожил Кеннеди и Хрущёва

В октябре 1962 года мир, как никогда, был близок к третьей мировой и ядерной войне. Но Карибский кризис всё же стал катастрофой — для лидеров США и СССР, Кеннеди и Хрущёва, которых «ушли» в течение двух лет после его завершения

В первой половине 60-х годов ХХ века у элит СССР и США было много причин для недовольства своими лидерами. Видное место среди них занимает политика Никиты Хрущёва и Джона Кеннеди, приведшая к Карибскому кризису, его ходу и результатам. Не случайно, что после его завершения оба государственных деятеля быстро лишились власти, а американский президент ещё и жизни.

Общая канва Карибского кризиса 1962 года хорошо известна. Он был вызван развёртыванием СССР ракет и ядерного оружия на Кубе (а заодно и войск, самолётов, кораблей и подлодок). Это делалось в ответ на наглое размещение США направленных против СССР ракет средней дальности в Турции.

Москва пошла на этот шаг не от хорошей жизни, так как США имели огромное преимущество перед СССР в стратегических ядерных силах и авиации, многочисленные базы по периметру советских границ. Из района Измира до целей на территории Советского Союза их отделяло всего 10-15 минут подлётного времени. Размещение этого наступательного оружия в Турции резко повышало искушение США, уважающих только силу и всегда готовых применить её против более слабого противника, использовать его для обезоруживающего ядерного удара по стационарным советским пусковым установкам и системам ПВО, основным промышленным районам страны, включая Москву.

Зачем это понадобилось Хрущёву?

Международные кризисы следовали в те годы один за другим, даже после вполне дружественного визита Никиты Хрущёва, последнего советского лидера, верившего в коммунизм, в США в сентябре 1959 года. В 1960 году Вашингтон попытался свергнуть режим Фиделя Кастро на Кубе, организовав провалившуюся высадку кубинских антикастровских эмигрантов в заливе Свиней. Над СССР был сбит американский самолёт-шпион U-2, разведывавший цели для ядерных ударов.

В 1961 году США спровоцировали Берлинский кризис: советские и американские танки встали с наведёнными друг на друга пушками на КПП «Чарли» на границе между Западным и Восточным Берлином. Попытка урегулировать в том же году Хрущёвым и Кеннеди проблемы в отношениях между странами на саммите в Вене провалилась.

Советский лидер Никита Хрущёв решился на операцию «Анадырь» после наглого размещения в Турции нацеленных на СССР ракет средней дальности. Фото: Schulman-Sachs/Globallookpress

Американцы прессинговали СССР. Они знали, что для их собственной территории серьёзной угрозы со стороны Москвы пока нет. В этой критической ситуации от СССР требовалось придумать нечто неординарное, резко повышающее для США риск начать ядерную войну. Отсюда и появилась идея разместить ядерное оружие и ракеты на Кубе, чтобы приставить пистолет к виску США и чтобы американцы угомонились.

С установкой ракетных систем на Кубе количество советских ракет, способных достичь территории США, увеличивалось вдвое, и их было трудно сбить. И хотя общее преимущество США в этой сфере сохранялось и у американцев было в разных частях мира много «Куб», получить серьёзную ответку за подготавливаемую агрессию — против Москвы или против Гаваны — им совсем не улыбалось.

Вашингтон смирился с этим не сразу. Поэтому Карибский кризис в результате действий американской военщины и советских контрмер едва не привёл к ядерной войне, на самом пороге которой оказались обе страны. Введённая США военно-морская блокада Кубы, которая, согласно международному праву, является актом войны, приведение Вооружённых сил СССР, стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности и аналогичные меры США и их союзников, попытка ВМС США уничтожить советскую подлодку Б-59, хладнокровие капитана которой Василия Архипова не позволило начаться «горячей» войне, — всё это было балансированием на грани.

Это стало очевидно для всех, когда СССР с целью устрашения США взорвал на Новой Земле мощнейшую термоядерную бомбу (ядерные испытания там осуществлялись в период Карибского кризиса каждый день), а над Кубой был сбит советской ракетой американский самолет-шпион U-2. Его пилот, майор Рудольф Андерсон, погиб.

Как Хрущёв и Кеннеди смогли договориться?

В этот драматический момент Кеннеди и Хрущёв после состоявшихся в Вашингтоне неформальных переговоров советских и американских представителей проявили гибкость: в Карибском кризисе наступил долгожданный перелом. Ему способствовали и несколько писем, которыми обменялись друг с другом лидеры сверхдержав.

Их переписка началась 24 октября в конфронтационном ключе, когда Кеннеди высокомерно призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Хрущёв в ответ отослал ему гневное послание с требованием прекратить ставить «ультимативные условия». Советский лидер назвал американскую блокаду Кубы «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». Хрущёв заверил Кеннеди, что идущие на Кубу советские суда будут игнорировать американскую блокаду и пиратские действия, примут меры для обеспечения своей безопасности, хотя некоторые развернул обратно.

Затем в Москву поступило второе послание Кеннеди, который обвинил СССР в том, что он «нарушил свои обещания в отношении Кубы и ввёл его в заблуждение». После чего Хрущёв предложил Кеннеди компромиссный выход из кризиса: мы демонтируем ракеты, а вы публично обещаете не трогать Кубу и выведите свои ракеты из Турции. Последнее требование прозвучало в выступлении Хрущёва по радио 27 октября. 

В результате Карибского кризиса советский лидер Никита Хрущёв добился всех своих главных целей, но слишком напугал коллег – руководящих «товарищей». Фото: Russian Look/Globallookpress

Перед этим в вашингтонском ресторане Occidental состоялась встреча доверенного лица братьев Кеннеди (Роберт Кеннеди, родной брат президента, занимавший тогда пост министра юстиции, также принимал активнейшее участие в урегулировании кризиса) — журналиста телекомпании ABC News Джона Скали с советником советского посольства Александром Фоминым (он же резидент КГБ Александр Феклистов), который предложил Скали пообщаться с «высокопоставленными друзьями в Госдепартаменте» относительного дипломатического завершения кризиса. Получив добро в Белом доме, Скали снова встретился с советским разведчиком.

Затем начались встречи между советским послом Анатолием Добрыниным и Робертом Кеннеди. В результате этих контактов предложения Хрущёва были приняты Кеннеди с одним нюансом. В ответ на демонтаж советских ракет на Кубе американцы должны были публично дать гарантии не вторгаться на остров, снять морскую блокаду. Через некоторое время они должны были вывести свои ракеты средней дальности из Турции, прямо не связывая этот шаг со сделкой с СССР по ситуации вокруг Кубы. Вашингтон объявил эти современные ракеты «морально устаревшими» и убрал из Турции, несмотря на протесты Анкары и натовских стран. Они уехали домой через три месяца.

Демонтаж советских ракет на Кубе занял три недели. Когда американцы убедились, что их на Кубе больше нет, они сняли морскую блокаду и дали по требованию Хрущёва гарантии того, что США не будут вторгаться на Кубу и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить такое вторжение. Эти гарантии Вашингтон до сих пор соблюдает.

Им этого не простили

Президент Кеннеди оказался умнее своих генералов, настаивавших на вторжении на Кубу «пока не поздно», хотя было уже поздно, и требовавших войны парламентариев – и конгрессменов, и сенаторов от обеих партий. Поэтому Москве и Вашингтону удалось в последний момент войны избежать.

Но эта драматическая история, похоже, окончательно предрешила судьбу и ранее нелюбимого ЦРУ и военщиной самого молодого президента США. Через год Кеннеди был убит в результате заговора американского истеблишмента руками собственных спецслужб и не без ведома вице-президента Линдона Джонсона в Далласе. Ему не простили этого, по словам начальника штаба Военно-воздушных сил США генерала Лемея, «наихудшего поражения в нашей истории».

Со стороны Хрущёва вся эта операция была блефом: отправленные на Кубу ракеты были сняты с боевого дежурства в СССР и просто вернулись потом обратно. Победить США в конфликте вокруг находящейся у неё под боком Кубы не было никакой возможности. Тогда ещё слабая кубинская армия и несколько десятков тысяч советских военнослужащих не смогли бы защитить остров от широкомасштабного вторжения армии США, даже если бы уничтожили с помощью ядерного оружия американский десант. 40 доставленных из СССР на Кубу ракет и 162 ядерные авиабомбы быстро бы кончились. Их было недостаточно для того, чтобы уничтожить Америку.

Поэтому Хрущёв выиграл больше, чем потерял. Он, повторим, добился всех целей, которые перед собой ставил: во-первых, вывода нацеленных в сердце СССР американских ракет средней дальности из Турции, во-вторых, американских гарантий Кубе.

Президента США Джона Кеннеди убили в том числе и за Карибский кризис. Фото: Schulman-Sachs/Globallookpress

Но какой ценой! Если братья Кеннеди заплатили за конфликт с американским истеблишментом своими жизнями, Хрущёв — политической карьерой. Официально его отстранили от власти «по состоянию здоровья» и за «волюнтаристские тенденции». И хотя он был из категории сталинских палачей и действительно совершал немало ошибок в управлении страной, чашу весов, вероятно, перевесило то, что Хрущёв заставил в дни Карибского кризиса сильно перенервничать уже тогда стремившуюся к сладкой жизни советскую элиту, мечтавшую не воевать, а «поладить» с американцами, втайне восхищавшуюся ими.

Существует немало свидетельств того, что организаторы верхушечного переворота против Хрущёва серьёзно рассматривали вариант его убийства — по старой советской традиции. Опальному генсеку, можно сказать, сильно повезло, что он выращивал на старости лет огурцы на своём дачном участке, а не уподобился Сталину или братьям Кеннеди.

Хрущёву не простили то, что он без согласования с членами Политбюро ЦК КПСС писал письма американскому президенту и вызвал кризис, который мог поставить под угрозу их власть. Вернее, возможность наслаждаться ею.

То, что Хрущёв переиграл Кеннеди, советских руководителей, принявших вскоре участие в «Лунной афере» США ради детанта и сдавших впоследствии Западу СССР, мало интересовало. Они разбились на два основных лагеря. Часть мечтала в спокойствии «загнивать» в окружении западных материальных благ и ни о чём не думать, поощряя застой и коррупцию (Брежнев и его группа). Другие (Андропов и Ко) с начала 70-х годов, ухватившись за модную теорию конвергенции, готовили демонтаж СССР, рассчитывая на этом неплохо поживиться и сделать советскую номенклатуру близкого им типа частью западной глобальной элиты. Последнего не произошло из-за разницы культурного уровня и цивилизационных барьеров, но уничтожить и ограбить собственную страну при Горбачёве и Ельцине у них вполне получилось.

Поэтому нет никаких сомнений в том, что Карибский кризис подкосил не только Кеннеди, но и Хрущёва. После его смещения таких смелых операций страна больше не проводила — вплоть до вмешательства России в Сирии в 2015 году.

вех: 1961–1968 — Офис историка

Кубинский ракетный кризис октября 1962 года был прямым и опасным противостоянием. между Соединенными Штатами и Советским Союзом во время холодной войны и был момент, когда две сверхдержавы вплотную подошли к ядерному конфликту. Кризис был уникальный во многих отношениях, включая расчеты и просчеты как прямые и секретные сообщения и недопонимание между двумя сторонами.Драматический кризис характеризовался еще и тем, что в первую очередь разыгралась на уровне Белого дома и Кремля с относительно небольшим вкладом от соответствующей бюрократии, обычно участвующей во внешней политике процесс.

Аэрофотоснимок ракетной площадки в Сан-Кристобале, Куба. (Джон Ф. Кеннеди)

После неудачного U.Попытка С. свергнуть режим Кастро на Кубе с помощью Залива вторжения свиней, и пока администрация Кеннеди планировала операцию Мангуст, июль 1962 года, премьер-министр СССР Никита Хрущев. достигли тайного соглашения с кубинским премьером Фиделем Кастро. разместить советские ядерные ракеты на Кубе, чтобы предотвратить любую попытку вторжения в будущем. Строительство нескольких ракетных площадок началось в конце лета, но СШАразведка обнаружила доказательства общего наращивания советских вооружений на Кубе, включая советские бомбардировщики Ил-28, во время обычных наблюдательных полетов и на 4 сентября 1962 г. президент Кеннеди опубликовал предупреждение против введения наступательных вооружений на Кубу. Несмотря на предупреждение, 14 октября американский самолет U – 2 сделал несколько снимков, ясно показывающих площадки для баллистических ядерных ракет средней и средней дальности (БРСД). и БРДД) строятся на Кубе.Эти изображения были обработаны и представлены в Белый дом на следующий день, тем самым ускорив наступление кубинских Ракетный кризис.

Кеннеди вызвал своих ближайших советников, чтобы рассмотреть варианты и направить курс действия для Соединенных Штатов, которые разрешили бы кризис. Некоторые советники, в том числе весь Объединенный комитет начальников штабов, выступали за нанесение воздушного удара по уничтожить ракеты, а затем — U.С. вторжение на Кубу; другие предпочитали строгий предупреждения Кубе и Советскому Союзу. Президент выбрал середину курс. 22 октября он приказал ввести морской «карантин» Кубы. Использование «Карантин» юридически отличил это действие от блокады, которая предполагала состояние войны существовало; также разрешено использование «карантина» вместо «блокады». Соединенные Штаты, чтобы получить поддержку Организации американских Состояния.

В тот же день Кеннеди отправил Хрущеву письмо, в котором заявил, что Соединенные Штаты Государства не разрешали поставки наступательного оружия на Кубу и требовали что Советы демонтируют ракетные базы, которые уже строятся, или завершено, и вернуть все наступательное оружие в СССР. первый в серии прямых и косвенных коммуникаций между Белым домом и Кремль на протяжении оставшейся части кризиса.

В тот вечер Президент также выступил по национальному телевидению, чтобы проинформировать общественность. событий на Кубе, его решение инициировать и обеспечить соблюдение «Карантин» и возможные глобальные последствия, если кризис продолжится эскалация. Тон высказывания президента был суровым, а послание безошибочно узнаваемый и вызывающий воспоминания о Доктрине Монро: «Это должна быть политика эта нация, чтобы рассматривать любую ядерную ракету, запущенную с Кубы, против любой нации в Западном полушарии как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты, требуя полного ответного ответа Советскому Союзу.”Объединенный комитет начальников штаба объявили о статусе военной готовности DEFCON 3 в качестве военно-морских сил США. начал внедрение карантина и ускорило планы для военных удар по Кубе.

24 октября Хрущев ответил на сообщение Кеннеди заявлением, что «блокада» США была «актом агрессии», и советские корабли, направлявшиеся в Кубе будет приказано действовать.Тем не менее, в течение 24 и 25 октября некоторые корабли отступили от карантинной линии; другие были остановлены военно-морскими силами США сил, но они не содержали наступательного оружия, и поэтому им было разрешено двигаться дальше. Между тем разведывательные полеты США над Кубой указали на наличие советской ракеты. объекты приближались к оперативной готовности. Без видимого конца кризиса в Вооруженные силы США были размещены на DEFCON 2, что означает войну с участием стратегических Воздушное командование было неизбежно.26 октября Кеннеди сказал своим советникам, что, похоже, что только нападение США на Кубу приведет к удалению ракет, но он настаивал на давая дипломатическому каналу немного больше времени. Кризис достиг виртуальный тупик.

Однако в тот день кризис принял драматический оборот. Корреспондент ABC News Джон Скали сообщил в Белый дом, что к нему обратился советский агент, предполагающий, что может быть достигнуто соглашение, в котором Советы будут вывести свои ракеты с Кубы, если Соединенные Штаты пообещали не вторгаться в остров.В то время как сотрудники Белого дома изо всех сил пытались оценить обоснованность этой «обратной канал », Хрущев отправил Кеннеди сообщение вечером 26 октября. Это означало, что оно было отправлено посреди ночи по московскому времени. Это было долго, эмоциональное послание, поднявшее призрак ядерного холокоста, и представившее предложенное решение, которое удивительно напоминало то, что Скали сообщил ранее, что день. «Если нет намерения, — сказал он, — обречь мир на катастрофу. термоядерной войны, то давайте не только ослабим силы, тянущие за концы веревки, давайте примем меры, чтобы развязать этот узел.Мы готовы к это.»

Хотя американские эксперты были убеждены, что послание Хрущева было подлинным, надежда на разрешение была недолгой. На следующий день, 27 октября, Хрущев прислал другое сообщение о том, что любая предлагаемая сделка должна включать удаление Американские ракеты Юпитер из Турции. В тот же день американский разведывательный самолет U – 2. был сбит над Кубой. Кеннеди и его советники готовились к нападению на Кубу в течение нескольких дней, пока они искали оставшееся дипломатическое решение.Это было решил, что Кеннеди проигнорирует второе послание Хрущева и ответит к первому. В ту ночь Кеннеди изложил в своем послании Советскому Союзу. лидер предложил шаги по выводу советских ракет с Кубы под надзор со стороны Организации Объединенных Наций и гарантия того, что Соединенные Штаты будут не нападать на Кубу.

Игнорировать второе послание Хрущева было рискованным шагом.Генеральный прокурор Затем Роберт Кеннеди тайно встретился с послом СССР в США, Анатолий Добрынин и указал, что США планируют убрать ракеты Юпитер из Турции в любом случае, и что она сделает это в ближайшее время, но это не могли быть частью какого-либо публичного урегулирования ракетного кризиса. Следующий Утром 28 октября Хрущев выступил с публичным заявлением о том, что советские ракеты будут разобраны и вывезены с Кубы.

Кризис закончился, но морской карантин продолжался до согласия Советов. вывезти свои бомбардировщики Ил-28 с Кубы, а 20 ноября 1962 г. Штаты закончили свой карантин. Американские ракеты Юпитер были вывезены из Турции в Апрель 1963 г.

Кубинский ракетный кризис является уникальным событием времен холодной войны и укрепил имидж Кеннеди внутри страны и за рубежом.Он также может иметь помог смягчить негативное мировое мнение относительно провалившейся Бухты Свиней вторжение. Два других важных результата кризиса проявились в уникальных формах. Первый, несмотря на шквал прямых и косвенных связей между Белым домом и Кремль — возможно, из-за этого — Кеннеди и Хрущев, и их советники, которые на протяжении всего кризиса боролись за то, чтобы четко понимать друг друга истинные намерения, пока мир висел на грани возможной ядерной войны.В попытка предотвратить повторение этого, прямая телефонная связь между был основан Белый дом и Кремль; он стал известен как «Горячая линия.» Во-вторых, приблизившись к грани ядерного конфликта, оба сверхдержавы начали пересматривать гонку ядерных вооружений и сделали первые шаги в согласии с Договором о запрещении ядерных испытаний.

Ядерный вызов: ракетный кризис на Кубе

Во время холодной войны Соединенные Штаты и Советский Союз не могли участвовать в прямом бою друг с другом из-за страха взаимно гарантированного уничтожения (MAD).Однако в 1962 году кубинский ракетный кризис опасно приблизил мир к ядерной войне.

«Почему бы не бросить ёжика в штаны дяди Сэма?»

Решение генерального секретаря СССР Никиты Хрущева разместить ядерные ракеты на Кубе было вызвано двумя важными событиями. Первым явился подъем кубинского коммунистического движения, которое в 1959 году свергло президента Фульхенсио Батисту и привело к власти Фиделя Кастро. Кубинская революция стала оскорблением для Соединенных Штатов, которые взяли остров под свой контроль после испано-американской войны 1898 года.После предоставления Кубе независимости несколько лет спустя Соединенные Штаты остались ее близким союзником. По указанию президента Дуайта Д. Эйзенхауэра ЦРУ готовилось к свержению правительства Кастро. В результате вторжения в залив Свиней, приказанного президентом Джоном Ф. Кеннеди в апреле 1961 года, от рук кубинских революционных вооруженных сил было разгромлено около 1500 кубинских изгнанников, обученных американцами.

Между тем Советский Союз был заинтересован в том, чтобы помочь молодому коммунистическому правительству, которое неожиданно пришло к власти без какой-либо поддержки или влияния со стороны Москвы.Несмотря на унизительное поражение американцев в заливе Свиней, Советы опасались, что Соединенные Штаты будут продолжать выступать против режима Кастро и делегитимизировать его. Как объяснил Хрущев, «судьба Кубы и поддержание советского престижа в этой части мира занимали меня. Мы должны были придумать способ противостоять Америке не только словами. Нам нужно было создать ощутимый и эффективный сдерживающий фактор американского вмешательства в Карибский бассейн. Но что именно? Логичным ответом были ракеты »(Gaddis 76).

Еще одним фактором, который привел Хрущева к его решению, было несоответствие между американскими и советскими ядерными возможностями. По словам физика Павла Подвига, советские бомбардировщики в то время «могли доставить на территорию США около 270 единиц ядерного оружия». Напротив, у США были тысячи боеголовок, которые они могли доставить с помощью 1576 бомбардировщиков Стратегического авиационного командования, а также 183 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) Atlas и Titan, 144 ракеты Polaris с помощью девяти атомных подводных лодок и десять недавно построенных межконтинентальных баллистических ракет Minuteman ( Родос 93).

У Советов еще не было надежного источника межконтинентальных баллистических ракет, но у них были эффективные баллистические ракеты средней дальности (БРСД) и баллистические ракеты средней дальности (БРСД). Если бы это оружие было развернуто на Кубе, всего в 90 милях от материковой части Америки, это, в глазах Хрущева, уравняло бы «то, что Запад любит называть« балансом сил »(Sheehan 438). С советской точки зрения, ядерное вооружение Кубы также послужило бы эффективным ответом на американские ракеты «Юпитер», развернутые в Турции.«Почему бы не бросить ежика в штаны дяди Сэма?» — пошутил Хрущев на митинге в апреле 1962 года (Gaddis 75).

Операция «Анадырь»

В мае 1962 года специальная советская делегация совершила секретную поездку на Кубу для проработки деталей операции под кодовым названием «Анадырь» с Кастро. (Маршал Сергей Бирюзов, член делегации, наивно предположил, что ракеты могут быть замаскированы под пальмы — на самом деле ракетные объекты очень трудно скрыть.) Советы планировали развернуть два типа ракет: Р-12, дальность полета 1292 миль могла поразить даже севернее Нью-Йорка или далеко на западе Даллас, и R-14, который имел большую дальность действия 2500 миль, что делало большую часть Соединенных Штатов потенциальной целью.Только Р-12 сможет добраться до Кубы.

С июля по октябрь 1962 года Советы тайно перебрасывали войска и оборудование на Кубу. Если все пойдет по плану, американцы узнают об операции только тогда, когда будет уже поздно ее останавливать. 41 902 солдата были развернуты, большинство из которых были в гражданской одежде и представлены неубедительному кубинскому населению как «специалисты по сельскому хозяйству» — до начала кризиса. Тридцать шесть ракет Р-12 и двадцать четыре пусковые установки были успешно развернуты на острове, а также несколько тактических крылатых ракет, предназначенных для остановки вторжения американских войск (Шихан 441).После окончания холодной войны российские официальные лица сообщили, что на момент начала кризиса на Кубе было размещено 162 единицы ядерного оружия (Родос 99).

ЦРУ не знало об операции до октября, поскольку оно практически не присутствовало на Кубе после фиаско в заливе Свиней. Кроме того, серия международных инцидентов с участием самолетов-разведчиков U-2 вынудила Соединенные Штаты наложить пятинедельный мораторий на воздушную разведку над Кубой. Полеты возобновились 14 октября, когда майор ВВС Ричард Хейзер пролетел над островом и записал видеодоказательства местонахождения R-12.В сочетании с информацией от полковника Олега Пеньковского, шпиона ЦРУ в советской военной разведке, нельзя было отрицать суровую правду: Советский Союз размещал ракеты на Кубе.

Помещение ядерных ракет на карантин

Когда советские ракеты направлялись на Кубу, президент Кеннеди оказался перед неотложным решением. На брифинге 17 октября директор ЦРУ Джон А. Маккоун обозначил три варианта: 1) «Ничего не делать и жить с ситуацией», 2) «прибегнуть к тотальной блокаде, которая, вероятно, потребует объявления войны и ее применения». эффективное означало бы прерывание всех прибывающих кораблей »или 3)« Военные действия », которые, в свою очередь, имели ряд возможностей, начиная от прицельных ударов по ракетным объектам и заканчивая тотальным вторжением на остров (Ханхимаки и Вестад 484).

Кеннеди благоразумно исключил военный удар, отметив, что он мог бы пропустить хотя бы часть ракет и спровоцировал советский ответный удар, вероятно, против уязвимого Западного Берлина. В конечном итоге он выбрал второй вариант, предложенный ЦРУ, но с одним существенным отличием. Вместо того, чтобы публично назвать это «блокадой», которая, как отметил Маккоун, потребовала бы объявления войны, Кеннеди назвал это «карантином». Тем не менее его военные советники продолжали настаивать на атаке, на что Кеннеди язвительно заметил: «У этих латунных шляп есть одно большое преимущество в их пользу.Если мы послушаем их и сделаем то, что они от нас хотят, никто из нас не останется в живых позже, чтобы сказать им, что они были неправы »(Шихан, 445). Министр обороны Роберт Макнамара позже подтвердил, что американское вторжение побудило бы советские войска на Кубе «использовать свое ядерное оружие, а не терять его» (Rhodes 100).

Кеннеди объявил о блокаде 22 октября в своей речи, которая напомнила о Доктрине Монро, политике девятнадцатого века, которая установила сферу влияния Соединенных Штатов в Западном полушарии, выступая против любой будущей европейской колонизации в Америке: «Это будет политика этой страны рассматривать любую ядерную ракету, запущенную с Кубы против любой страны в Западном полушарии, как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты, требующее полного ответного ответа Советскому Союзу.Кеннеди также приказал Стратегическому авиационному командованию (SAC) перейти в состояние защиты 3 (DEFCON 3) и через два дня повысил его до DEFCON 2, всего в одном шаге от ядерной войны. Помимо прочего, в воздухе постоянно находились 66 B-52 с водородными бомбами, заменяемые свежим экипажем каждые 24 часа.

Гамбит был разработан, чтобы оказать максимальное давление на Советский Союз. Официальные лица США позаботились о том, чтобы Советы перехватили сообщения, приказывающие американским ядерным силам быть в состоянии повышенной боевой готовности.В Организации Объединенных Наций посол США Адлай Стивенсон провел известную дискуссию с послом СССР Валерианом Зориным по поводу кризиса. «Что ж, позвольте мне сказать вам кое-что, господин посол — у нас есть доказательства [ракетных объектов]», — заявил Стивенсон. «Она у нас есть, и она ясна и неопровержима. И позвольте мне сказать еще кое-что — это оружие должно быть вывезено с Кубы »(Hanhimaki and Westad 485).

Подводная лодка B-59

Пожалуй, самый опасный момент кубинского ракетного кризиса наступил 27 октября, когда У.S. Военные корабли ВМФ, соблюдая блокаду, попытались всплыть на советскую подводную лодку Б-59. Это была одна из четырех подводных лодок, отправленных из Советского Союза на Кубу, все они были обнаружены, а три из них в конечном итоге были вынуждены всплыть. Дизельный B-59 на несколько дней потерял связь с Москвой и поэтому не был проинформирован об эскалации кризиса. Из-за того, что кондиционер сломался, а батарея вышла из строя, температура внутри подводной лодки была выше 100 градусов по Фаренгейту. Члены экипажа потеряли сознание от теплового истощения и повышения уровня углекислого газа.


Американские военные корабли, отслеживающие подводную лодку, сбросили глубинные бомбы по обе стороны от B-59 в качестве предупреждения. Экипаж, не подозревая о блокаде, подумал, что, возможно, была объявлена ​​война. Вадим Орлов, офицер разведки на подводной лодке, вспоминал, как американские корабли «окружили нас и начали сжимать круг, отрабатывая атаки и сбрасывая глубинные бомбы. Они взорвались прямо у корпуса. Такое ощущение, что сидишь в металлической бочке, которую кто-то постоянно лупит кувалдой.

Без ведома американцев, B-59 был оснащен торпедой с ядерной боеголовкой Т-5. Он был способен произвести взрыв, эквивалентный 10 килотоннам в тротиловом эквиваленте, что составляет примерно две трети мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму. Однако для стрельбы без прямого приказа из Москвы требовалось согласие всех трех старших офицеров на борту. Орлов вспомнил, как капитан Валентин Савицкий кричал: «Мы сейчас их взорвем! Мы умрем, но потопим их всех — мы не опозорим наш флот! » Политрук Иван Семонович Масленников согласился, что надо запустить торпеду.

Последний оставшийся офицер, второй капитан Василий Александрович Архипов, не согласился. Он утверждал, что они не знали наверняка, что корабль подвергся нападению. Почему бы не всплыть, а потом ждать приказов из Москвы? В конце концов, точка зрения Архипова возобладала. B-59 всплыл рядом с американскими военными кораблями, и подводная лодка отправилась на север, чтобы без происшествий вернуться в Советский Союз.

Армагедон предотвращен

Хотя американцы и Советы в конечном итоге пришли к соглашению, после введения блокады потребовалась почти неделя напряженных переговоров.Между тем судьба мира продолжала висеть на волоске. 26 октября Хрущев направил Кеннеди частное письмо с предложением разрешения кризиса: «Мы, со своей стороны, заявим, что наши корабли, направляющиеся на Кубу, не будут нести никакого оружия. Вы бы заявили, что Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу своими силами и не будут поддерживать какие-либо силы, которые могли бы намереваться осуществить вторжение на Кубу. Тогда отпала бы необходимость присутствия наших военных специалистов на Кубе.«Сделка была на столе — Советский Союз уберет ракеты, если Соединенные Штаты готовы согласиться с коммунистическим режимом Кастро на Кубе.

Однако 27 октября Хрущев повысил свои требования в обращении, публично транслированном по Московскому радио. Советский Союз отступит на Кубе только в том случае, если Соединенные Штаты согласятся удалить ракеты Юпитер, размещенные в Турции. Позже в тот же день над Кубой был сбит американский разведывательный самолет U-2. Пилот, майор Рудольф Андерсон, в конечном итоге стал единственным военнослужащим, погибшим во время кризиса.Американские официальные лица, ошибочно полагающие, что Кремль непосредственно отдал приказ об атаке, были деморализованы поворотом событий. Ядерная война казалась неизбежной.

И снова Кеннеди отказался отомстить. Без ведома многих своих советников президент поручил своему брату, генеральному прокурору Роберту Кеннеди, тайно встретиться с советским послом Анатолием Добрыниным. Соединенные Штаты были готовы вывести ракеты из Турции в течение пяти месяцев, но при условии, что это не будет частью какого-либо публичного урегулирования конфликта.Учитывая, что Турция была членом НАТО, признание того, что Соединенные Штаты торговали ракетами в Турции для урегулирования ситуации на Кубе, подорвало бы альянс. Секретное соглашение было раскрыто только спустя десятилетия.

На следующий день Хрущев отправил Кеннеди письмо, в котором согласился с условиями и объявил по Московскому радио об окончании кризиса: «Советское правительство в дополнение к ранее изданным инструкциям о прекращении дальнейших работ на стройплощадках для оружия, издал новый приказ о демонтаже оружия, которое вы описываете как «наступательное», его упаковке и возвращении в Советский Союз.Кеннеди приветствовал это решение как «важный и конструктивный вклад в дело мира», предупредив при этом о «неотложной необходимости прекращения гонки вооружений и снижения международной напряженности».

Последствия

Советский Союз начал демонтаж ядерных объектов на Кубе в течение дня после подписания соглашения. Фидель Кастро, разъяренный решением Хрущева уступить требованиям Америки, отказался допустить инспекторов ООН для проверки удаления ракет. Советам пришлось прибегнуть к загрузке ракет на палубу кораблей и обнаружению их в море, где они могли быть сфотографированы американскими самолетами.Соединенные Штаты сняли блокаду 20 ноября и к апрелю 1963 года вывели из Турции ракеты «Юпитер». Однако в конце концов удаление ракет было довольно бессмысленным жестом, поскольку новые межконтинентальные баллистические ракеты «Минитмен» сделали «Юпитеры» устаревшими.

Шок кубинского ракетного кризиса был очень влиятельным фактором в успехе будущих переговоров по контролю над вооружениями между Соединенными Штатами и Советским Союзом, таких как запрет на испытания в атмосфере. Как подтвердил Хрущев всего через несколько дней после окончания кризиса: «Мы полностью согласны в отношении трех типов испытаний или, так сказать, испытаний в трех средах.Это запрет испытаний в атмосфере, в космосе и под водой »(Hanhimaki and Westad 488). Менее чем через год две сверхдержавы подписали Договор об ограниченном запрещении испытаний (LTBT), который включал принципы, изложенные Хрущевым. В 1968 году последовал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Тем не менее, спустя годы после кризиса также наблюдался значительный рост производства ядерного оружия в Советском Союзе. Советские запасы увеличились втрое к концу десятилетия и достигли пика в более чем 40 000 боеголовок в 1980-е годы.Это явление можно частично объяснить тем фактом, что советские лидеры чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как капитулировать во время кризиса, учитывая сравнительную слабость их ядерного арсенала. Как объяснил советский генерал-лейтенант Николай Детинов: «Из-за стратегического [дисбаланса] между Соединенными Штатами и Советским Союзом Советскому Союзу пришлось принять все, что ему диктовали Соединенные Штаты, и это оказало болезненное воздействие на нашу страну и нашу страну. правительство…. Все наши экономические ресурсы были мобилизованы [впоследствии] для решения этой проблемы »(Rhodes 94).

Кризис также побудил к созданию горячей линии Москва-Вашингтон, прямой телефонной линии между Кремлем и Белым домом, призванной предотвратить эскалацию конфликта в будущем. Кеннеди также приказал создать ядерный «футбол», который дал бы ему и будущим президентам возможность нанести ядерный удар в считанные минуты.

Экономический кризис толкает многих работников на неформальный рынок труда в Латинской Америке и Карибском бассейне

ВАШИНГТОН, 17 июня 2021 г. — Экономический кризис, подобный тому, который переживает сейчас Латинская Америка и Карибский бассейн, оказывает долгосрочное влияние на структуру занятости и может навсегда вытеснить многих из формальной экономики, согласно New World Банковский отчет.

Пандемия Covid-19 оказывает наибольшее влияние на низкоквалифицированных работников и усугубляет и без того высокое неравенство в регионе, согласно ЗАНЯТОСТЬ В КРИЗИСЕ: путь к лучшим рабочим местам в Латинской Америке после коронавируса . Низкоквалифицированные рабочие часто страдают от более низких заработков в течение десяти лет после кризиса, в то время как высококвалифицированные рабочие быстро восстанавливаются. В результате государственная политика в области труда должна быть сосредоточена на обеспечении сетей социальной защиты и переподготовки, а также на улучшении макроэкономической и деловой среды для обеспечения долгосрочного и всеобъемлющего экономического роста.

« Экономическое восстановление часто было мифом, когда дело касалось рабочих мест , , но это не обязательно должно быть так, », — сказал вице-президент Всемирного банка по Латинской Америке и Карибскому региону Карлос Фелипе Харамильо . « Правильная политика может помочь ограничить влияние кризисов на занятость и способствовать созданию большего числа рабочих мест в период восстановления.

Как показывают некоторые из крупнейших потрясений, потрясших регион в последние десятилетия, последствия кризиса в Латинской Америке и Карибском бассейне носят долгосрочный характер и оставляют глубокие шрамы для занятости.Например, данные о занятости до и после бразильского долгового кризиса, последствия азиатского финансового кризиса в Чили и влияние глобального кризиса 2008–2009 годов в Мексике показывают, что быстрого восстановления не произошло. Во всех трех случаях кривая занятости претерпела резко отрицательное отклонение из-за этого кризиса, который не только не повернул вспять, но и стал более заметным с течением времени.

В среднем через три года крупный кризис приводит к чистой потере 1,5 миллиона рабочих мест, с сокращением формальной работы на 3% и увеличением неформальной.Текущий кризис может быть еще хуже и вызвать сокращение формальной занятости до 4%.

Низкоквалифицированные рабочие, как правило, страдают больше всего, что усугубляет сохраняющееся неравенство в регионе. По их мнению, шрамы кризиса могут сохраняться до десяти лет с потерей дохода и большей уязвимостью. Кроме того, две трети стран региона не имеют национальных программ помощи или страхования от безработицы. Чтобы свести к минимуму эти долгосрочные травмы, правительствам следует проводить политику поддержки устойчивого восстановления экономики и содействия восстановлению занятости.

« Нам нужно воспользоваться возможностью, чтобы построить еще лучше », — сказала Джоана Силва, старший экономист Всемирного банка и ведущий автор отчета . « Мы должны укрепить наши рынки труда, чтобы они могли справляться с последствиями будущих потрясений и быстро обращать их вспять».

Ключевым начальным шагом является создание прочных, осмотрительных макроэкономических основ и автоматических стабилизаторов для защиты рынков труда от потенциальных кризисов. Разумная налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика может сохранить макроэкономическую стабильность и предотвратить общесистемное финансовое напряжение перед лицом шока.Фискальные реформы, включая менее искажающее налогообложение, более эффективные государственные расходы, финансово устойчивые пенсионные программы и четкие налоговые правила, являются первой линией защиты от кризисов.

Антициклические программы поддержки доходов, такие как страхование по безработице и другие выплаты домохозяйствам во время спадов, ограничивают ущерб, причиняемый спадами, и помогают экономике восстановиться. Однако одна из проблем региона заключается в том, что большие сегменты рабочей силы являются неформальными и поэтому не могут быть охвачены традиционным страхованием от безработицы.

Кроме того, крайне важно повысить потенциал региональной политики в области социальной защиты и труда, сочетая эту политику с системами, которые обеспечивают поддержку доходов и готовят работников к новым рабочим местам посредством переподготовки кадров и помощи в повторном трудоустройстве. Быстрая реакция правительств на расширение некоторых программ социальной защиты и труда после пандемии может привести к прогрессу в создании более совершенных и более интегрированных социальных регистров. Это возможно в краткосрочной перспективе и может повлиять на охват этих программ.

Но более сильных макроэкономических стабилизаторов и реформ системы социальной защиты и труда недостаточно. Также необходимо быстрое восстановление рабочих мест путем поддержки активного создания рабочих мест. Эти усилия потребуют решения структурных проблем. Ключевыми областями являются политика в области конкуренции, региональная политика и трудовое законодательство. Если страны не решат эти фундаментальные проблемы, восстановление будет по-прежнему характеризоваться вялым созданием рабочих мест.

Ответ Всемирного банка на пандемию COVID-19

С начала пандемии COVID-19 Группа Всемирного банка обязалась на сумму более 125 миллиардов долларов на борьбу со здоровьем, экономикой, и социальные последствия пандемии, самого быстрого и масштабного реагирования на кризис в его истории.Финансирование помогает более чем 100 странам повысить готовность к пандемии, защитить бедных и рабочие места, а также быстро начать экологически безопасное восстановление. Банк также предоставляет 12 миллиардов долларов для помощи странам с низким и средним уровнем дохода в приобретении и распространении вакцин, тестов и лечения COVID-19.

Узнайте больше о работе Всемирного банка в Латинской Америке и Карибском бассейне: www.worldbank.org/lac

Посетите нас на Facebook: http: // www.facebook.com/worldbank

Будьте в курсе событий через Twitter: http://www.twitter.com/BancoMundialLAC

Для нашего канала YouTube: http://www.youtube.com/BancoMundialLAC

Обновление ключевого сообщения в Центральной Америке и Карибском бассейне: пик неурожайного сезона с последствиями кризиса (Фаза 3 IPC) во многих областях, август 2021 г. — Гватемала

  • Ожидается, что продовольственная безопасность в Центральной Америке ухудшится в разгар неурожайного сезона в августе / Сентябрь, поскольку доступ к продовольствию становится ограниченным из-за роста цен на основные продукты питания и нетипично низкого спроса на рабочую силу в результате экономических последствий COVID-19.Бедные домохозяйства в Альтиплано в Гватемале, Сухом коридоре и пострадавших от ураганов районах Гватемалы и Гондураса, районах производства кофе на западе Сальвадора и на северо-западе Никарагуа, вероятно, до сентября столкнутся с последствиями кризиса (Фаза 3 IPC). Несмотря на то, что сбор урожая примеры в сентябре, сбор урожая постреры в ноябре / декабре и сезонное увеличение спроса на рабочую силу сократят население, страдающее от отсутствия продовольственной безопасности до января 2022 года, ожидается, что некоторые районы южного Гондураса, центральной Гватемалы и западного Сальвадора останутся в кризисе (IPC Фаза 3).

  • Урожай Primera в районах с дефицитом осадков в Гондурасе, как ожидается, будет ниже среднего среди мелких фермеров, что сократит продолжительность их запасов продовольствия. Средние урожаи вероятны в Гватемале, Сальвадоре и Никарагуа, и посевы кукурузы и бобовых развиваются хорошо. Для сезона пострера долгосрочные прогнозы климата в настоящее время указывают на повышенную вероятность выпадения осадков выше среднего в некоторых районах, что может вызвать локальные потери бобов из-за чувствительности этой культуры к влаге.

  • Рынки работают нормально и по-прежнему хорошо обеспечиваются в Центральной Америке. С мая по июнь цены на белую кукурузу в регионе выросли на 5–35 процентов, что было обусловлено сезонным повышением цен, высокими затратами на сельскохозяйственные ресурсы и транспортировку, а также некоторыми спекуляциями, связанными с неурожаем в Гондурасе. Цены на фасоль и рис оставались стабильными благодаря импорту и национальным резервам. Такое повышение цен, вероятно, продолжит ограничивать покупательную способность домохозяйств и общее восстановление экономики в течение 2021 года, несмотря на отсутствие новых ограничений, связанных с COVID-19.Между тем, количество подтвержденных случаев заболевания и смерти от COVID-19 продолжает расти и препятствует восстановлению экономики из-за медленных кампаний вакцинации.

  • В Гаити социально-политическая обстановка остается спокойной, но неопределенной после убийства президента 7 июля. Хрупкая ситуация с безопасностью, перебои в поставках, нехватка топлива и рост стоимости транспортировки и основных продуктов питания способствуют продолжающемуся продовольствию. Отсутствие безопасности и районы, где урожай кукурузы, бобов и других сезонных культур ниже среднего, а также районы, контролируемые вооруженными бандами в Порт-о-Пренсе и его окрестностях, как ожидается, останутся в состоянии кризиса (Фаза 3 МПК).Изменения прогноза продовольственной безопасности с учетом последствий недавнего землетрясения и тропических штормов Фреда и Грейс будут доступны в августе / сентябре.

  • COVID Surge; Кризис в Карибском бассейне

    Число случаев COVID-19 во Флориде почти удвоилось с прошлой недели.

    И все же, поскольку число COVID во Флориде растет, темпы вакцинации замедляются. В разгар всплеска CDC заявляет, что на крайне заразный вариант Delta в настоящее время приходится более 50% всех новых случаев COVID.Пик заболеваемости в основном наблюдается среди молодых и непривитых, при этом подавляющее большинство госпитализаций в штате приходится на непривитых.

    Возрождение COVID происходит на фоне кампании по переизбранию губернатора Рона ДеСантиса, которая вызвала споры из-за его товара «Не говорите, моя Флорида». Тем временем Norwegian Cruise Lines подала иск против губернатора ДеСантиса и его администрации из-за закона, который запрещает бизнесу требовать от клиентов предъявления доказательств вакцинации против COVID-19 или использования «паспортов COVID».«В иске утверждается, что закон Флориды запрещает круизной линии предотвращать вспышки COVID на своих судах.

    Доктор Али Мокдад , главный специалист по стратегии здравоохранения в Вашингтонском университете, и AG Gancarski из Florida Politics присоединились к нам, чтобы обсудить рост числа случаев COVID.

    Кризис в Карибском бассейне

    Гаити и Куба находятся в кризисе. Убийство президента Гаити Ховенеля Моисе привело к тому, что Гаити находится в чрезвычайном положении, в то время как протесты против Коммунистический режим Кубы и протесты против него перекочевали во Флориду.

    Несмотря на беспорядки в обеих странах Карибского бассейна, секретарь Министерства внутренней безопасности США Алехандро Майоркас на этой неделе предупредил жителей обеих стран не бежать в США.

    Тим Пэджетт из WLRN, Danielle Clealand, Latina / o профессор Техасского университета в Остине и Кэлвин Хьюз из WPLG присоединились к нам, чтобы обсудить состояние двух стран.

    Mackenzie Guiry можно связаться по адресу newsteam @ wjct.орг.

    Обновление 0.23 «Карибский кризис» | Бронированная война

    Специальные операции

    Это 2042 год, и новый враг вышел из тени, угрожая самым основам мира. Отправляйтесь на поиски защиты мира от безжалостных врагов! Режим специальных операций состоит из серии сложных PvE-миссий, следующих одна за другой. Первая спецоперация под названием «Карибский кризис» будет состоять из трех новых миссий, доступных на уровне сложности Standard или Hardcore, подходящих для организованных взводов игроков.Награды будут более чем соответствовать задаче, поскольку режим периодически предлагает улучшенный доход по сравнению со стандартным PvE, а также трудные для выполнения достижения, которые награждают игроков специальными наклейками, камуфляжными рисунками и многим другим.

    Новая PvP карта Grassy Fields

    Луга и леса восточной Хорватии приветствуют вас, командиры. Его открытая сельская местность идеально подходит для операций с бронетехникой и предлагает многочисленные возможности для фланговых атак, а также позиции, с которых ваш противник может обрушиться на ваших врагов.Но не позволяйте красоте и безмятежности окружающей среды отвлекать вас от вашей цели, командиры — уничтожьте врага любой ценой! Эта карта будет доступна как в стандартном режиме, так и в режиме встречи.

    Ночные бои

    Мы представляем новый режим ночного файтинга как для PvP, так и для PvE. Изначально режим будет использоваться на одной PvP-карте Grassy Fields. Используйте приборы ночного видения и тепловизионную оптику вашего автомобиля, чтобы овладеть искусством ведения боя в темноте безлунных ночей.Ограниченная видимость затруднит обнаружение, повышая важность разведки и осведомленности о поле боя.

    AI в низкоуровневом PvP

    Чтобы улучшить низкоуровневый опыт Armored Warfare и помочь новым игрокам изучить основы PvP-боя, мы представляем AI-противников для сражений уровня 1 и уровня 2, играющих за каждую команду. Противники AI будут вести себя как настоящие игроки, пытаясь не только убить врага, но и захватить базы. Обратите внимание, что игроки по-прежнему будут сражаться с другими игроками на более низких уровнях, поскольку противники AI будут составлять только половину каждой команды в большинстве случаев.В этих матчах будут действовать стандартные ограничения PvP.

    Пользовательский интерфейс нового досье

    Мы переработали Досье, чтобы оно соответствовало новому визуальному дизайну пользовательского интерфейса Armored Warfare.

    Эпические медали

    Некоторые битвы просто слишком эпичны, чтобы их забыть — вы убиваете почти всех врагов сами, убиваете врагов, поджигая их, или в одиночку переломите ход битвы. Вот здесь и появляются новые эпические медали.

    кубинских кризисов наверху входящей почты Джо Байдена, беспорядки распространяются по Карибскому региону и Латинской Америке | Новости США

    Джо Байден, вступив в должность, далек от своих взглядов и высоких внешнеполитических целей.Все взоры были прикованы к новой сделке с Ираном, против Китая, продолжению поворота к Тихому океану.

    Но в геополитике люди строят планы, а Бог смеется. Внимание президента снова возвращается к дому, поскольку на заднем дворе Америки, в Карибском бассейне и Латинской Америке разразились кризисы.

    «Внезапно, когда произойдут все эти события, Карибский бассейн станет чрезвычайно важным, и Байден не сможет сосредоточиться на этих других частях мира», — сказал Sky News профессор Мервин Бейн из Университета Абердина.

    Убийство президента в Гаити , редкие и яростные протесты на Кубе , кипящие беспорядки в Венесуэле и Никарагуа .

    В регионе царит беспорядок, и это может создать большие проблемы для его более богатого северного соседа.

    Изображение: Президент Байден, вероятно, не предполагал, что Карибский бассейн будет так далеко в его повестке дня, говорит профессор Бейн.

    Наиболее неотложной является ситуация на Кубе .

    «Это чрезвычайно важно, и что делает его еще более значительным, так это то, что предыдущие протесты действительно проводились только в Гаване, тогда как они, похоже, проходят по всему острову», — добавил профессор Бейн.

    Протестующие утратили страх перед правительством и вышли на улицы, осуждая его.

    Из-за ужесточенных Дональдом Трампом санкций кубинская экономика находится в затруднительном положении, а туризм рухнул из-за COVID. И вирус распространяется после длительного периода, когда властям удавалось его сдерживать.

    У кубинцев есть своя вакцина, но плохая экономика и плохое управление означают, что существует хроническая нехватка шприцев.

    Беспорядки бывали и раньше, но теперь они подпитываются новейшими технологиями.

    Изображение: Ранее в этом месяце был убит президент Гаити Жовенель Мойс

    «Что изменилось сейчас, так это социальные сети, поскольку кубинцы имеют доступ к 3G, а люди имеют гораздо больший доступ к информации. Так что правительству будет намного сложнее контролировать информацию, поскольку люди будут общаться — сказал профессор Бейн.

    Кризисы множатся по всему региону. Есть опасность распространения беспорядков с Кубы на Венесуэлу. У Гаити есть свои собственные огромные проблемы. В Никарагуа многие бегут от правительственного подавления инакомыслия и демократии.

    Все это затрудняет чтение в утреннем дайджесте президента США

    «Это огромная проблема, учитывая, что он, вероятно, не предполагал, что Карибский бассейн так быстро окажется в его списке внешней политики», — сказал профессор Бейн.

    Изображение: Полицейские Никарагуа стоят в строю, блокируя журналистов, работающих у дома лидера оппозиции Кристианы Чаморро.

    Куба долгое время была занозой в боку США, но она также была скалой стабильности — коммунистического дьявола, которого Вашингтон знал и чувствовал себя знакомым.

    «Что удалось сделать кубинскому правительству, так это обеспечить стабильность в этой части Карибского бассейна и в случае нестабильности, которая по разным причинам создает огромные проблемы для Соединенных Штатов», — добавил профессор Бейн.

    Скорее всего, это может увеличить количество мигрантов, пытающихся добраться до Америки и пересечь ее границы.

    Предыдущие кубинские кризисы видели то же самое. И если нестабильность распространится с Кубы, еще больше прибудет из других стран, добавляя к потоку человечества, уже давящего на южную границу США.

    Но не менее важно впечатление сильной администрации, способной контролировать свой двор.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.