Карамзин как реформатор русского языка: «Н.М.Карамзин-реформатор русского языка».

Содержание

Почему карамзина считают реформатором русского языка. Карамзин в истории литературного языка












1 из 11

№ слайда 1

Описание слайда:

№ слайда 2

Описание слайда:

Николай Михайлович Карамзин родился 1 (12) декабря 1766 года около Симбирска. Вырос в усадьбе отца — отставного капитана Михаила Егоровича Карамзина (1724-1783) среднепоместного симбирского дворянина, потомка татарского мурзы Кара-Мурз. Получил домашнее образование. В 1778 году был отправлен в Москву в пансион профессора Московского университета И. М. Шадена. Одновременно посещал в 1781-1782 годах лекции И. Г. Шварца в Университете.

№ слайда 3

Описание слайда:

Карамзин Николай Михайлович — почётный член Императорской Академии наук (1818), действительный член Императорской Российской академии (1818).

Создатель «Истории государства Российского» (тома 1-12, 1803-1826 гг.) — одного из первых обобщающих трудов по истории России. Редактор «Московского журнала» (1791-1792) и «Вестника Европы» (1802-1803). Карамзин вошёл в историю как великий реформатор русского языка. Его слог лёгок на галльский манер, но вместо прямого заимствования Карамзин обогатил язык словами-кальками, такими, как «впечатление» и «влияние», «влюблённость», «трогательный» и «занимательный». Именно он ввёл в обиход слова «промышленность», «сосредоточить», «моральный», «эстетический», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность».

№ слайда 4

Описание слайда:

Публикация Карамзиным «Писем русского путешественника» (1791-1792) и повести «Бедная Лиза» (1792; отдельное издание 1796) открыли в России эпоху сентиментализма. Доминантой «человеческой природы» сентиментализм объявил чувство, а не разум, что отличало его от классицизма. Сентиментализм идеалом человеческой деятельности полагал не «разумное» переустройство мира, а высвобождение и совершенствование «естественных» чувств.

Его герой более индивидуализирован, его внутренний мир обогащается способностью сопереживать, чутко откликаться на происходящее вокруг.Публикация этих произведений имела большой успех у читателей того времени, «Бедная Лиза» вызвала множество подражаний. Сентиментализм Карамзина оказал большое влияние на развитие русской литературы: от него отталкивался, в том числе, романтизм Жуковского, творчество Пушкина.

№ слайда 5

Описание слайда:

Проза и поэзия Карамзина оказали решительное влияние на развитие русского литературного языка. Карамзин целенаправленно отказывался от использования церковнославянской лексики и грамматики, приводя язык своих произведений к обиходному языку своей эпохи и используя в качестве образца грамматику и синтаксис французского языка.

№ слайда 6

Описание слайда:

Так называемая реформа литературного языка, проведённая Карамзиным, выразилась не в том, что он издал какие-то указы и изменил нормы языка, а в том, что он сам стал писать свои произведения по-новому и помещать в своих альманахах переводные произведения, также написанные новым литературным языком. Читатели знакомились с этими книгами и усваивали новые принципы литературной речи. Карамзин считал, что Россия должна пойти по пути цивилизованной Европы. Европейские языки были направлены на наиболее точное выражение светских понятий, в русском этого не было. Чтобы выразить по-русски многообразие понятий и проявлений человеческой души, надо было развивать русский язык, создавать новую речевую культуру, преодолевать разрыв между литературой и жизнью: «писать, как говорят» и «говорить, как пишут».

№ слайда 7

Описание слайда:

Карамзин ввёл в русский язык множество новых слов — как неологизмов («благотворительность», «влюблённость», «вольнодумство», «достопримечательность», «ответственность», «подозрительность», «промышленность», «утончённость», «первоклассный», «человечный»), так и варваризмов («тротуар», «кучер»). Также он одним из первых начал использовать букву Ё.

№ слайда 8

Описание слайда:

Изменения в языке, предлагаемые Карамзиным, вызвали бурную полемику в 1810-х годах. Писатель А. С. Шишков при содействии Державина основал в 1811 году общество «Беседа любителей русского слова», целью которого была пропаганда «старого» языка, а также критика Карамзина, Жуковского и их последователей. В ответ в 1815 году образовалось литературное общество «Арзамас», которое иронизировало над авторами «Беседы» и пародировало их произведения. Членами общества стали многие поэты нового поколения, в том числе Батюшков, Вяземский, Давыдов, Жуковский, Пушкин. Литературная победа «Арзамаса» над «Беседой» упрочила победу языковых изменений, которые ввёл Карамзин.

№ слайда 9

Описание слайда:

«История государства Российского» — многотомное сочинение Н. М. Карамзина, описывающее российскую историю начиная с древнейших времён до правления Ивана Грозного и Смутного времени. Труд Н. М. Карамзина не был первым описанием истории России, но именно это произведение благодаря высоким литературным достоинствам и научной скрупулёзности автора открыло историю России для широкой образованной публики и наибольшим образом способствовало становлению национального самосознания. Карамзин писал свою «Историю» до конца жизни, но не успел её закончить. Текст рукописи 12 тома обрывается на главе «Междоцарствие 1611-1612», хотя автор намеревался довести изложение до начала правления дома Романовых.

№ слайда 10

Описание слайда:

Публикация первых томов «Истории» произвела ошеломляющее действие на современников. Пушкинское поколение читало его сочинение взахлёб, открывая для себя неведомые страницы прошлого. Запомнившиеся им сюжеты писатели и поэты развивали в художественные произведения. Например, Пушкин почерпнул в «Истории» материал для своей трагедии «Борис Годунов», которую и посвятил памяти историографа. Позднее Герцен оценил значение труда жизни Карамзина следующим образом: Великое творение Карамзина, памятник, воздвигнутый им для потомства,- это двенадцать томов русской истории. Его история, над которой он добросовестно работал полжизни… весьма содействовала обращению умов к изучению отечества.

№ слайда 11

Описание слайда:

Заключение Значение Карамзина не исчерпывается его литературными заслугами, как ни важны оне, не исчерпывается даже и великим трудом его жизни, «Историей государства Российского».

Карамзин дорог для нас не тем только, что он сделал, но и чем он был. В истории нашего юного образования он представляет собою один из самых привлекательных типов, в котором гармонически сочеталось все, что только может быть сочувственно и дорого для просвещенного и мыслящего русского человека. В нем все пополняется одно другим и нет ничего, что искупалось бы каким-либо печальным недостатком; в нем все поднимает ваше чувство и ничто не роняет его; как бы вы ни подошли к нему и чего бы вы ни затребовали, везде и во всем, много ли, мало ли он даст вам, но нигде он у вас ничего не отнимет, нигде и ни в чем не оскорбит вас. Для наших поколений, посреди брожения умов и сбивчивости направлений, типический образ Карамзина не только привлекателен, но и весьма поучителен.

Реферат

По литературе на тему:

Вклад Н. М. Карамзина вразвитие русского языка и литературы.

Выполнил:

Проверил:

I.Введение.

II. Основнаячасть

2.1

Биография Карамзина

2. 2

Карамзин – писатель

1)Мировоззрение Карамзина

2)Карамзин и классицисты

3) Карамзин – реформатор

4)Краткая характеристика основных прозаических произведений Карамзина

2.3

Карамзин – поэт1) Особенности поэзииКарамзина2) Особенностипроизведений Карамзина

3) Карамзин – родоначальник чувствительнойпоэзии

2.4.

Карамзин–реформатор русского литературного языка

1) Несоответствие теории «трёх штилей» Ломоносовановым требованиям

2) Реформа Карамзина3) Противоречия Карамзина и Шишкова

III. Заключение.

IV.Библиография.

I.Введение.

К чему ни обратись в нашейлитературе – всему начало положено Карамзиным: журналистике, критике, повести,роману, повести исторической, публицизму, изучению истории.

В.Г. Белинский.

Впоследние десятилетия XVIIIвека вРоссии постепенно складывается новое литературное направление – сентиментализм.Определяя его особенности, П.А. Вяземский указывал на «изящное изображениеосновного и повседневного». В противоположность классицизму сентименталистыдекларировали культ чувств, а не разума, воспевали простого человека,освобождение и совершенствование его естественных начал. Герой произведенийсентиментализма не героическая личность, а просто человек, с его богатымвнутренним миром, разнообразными переживаниями, чувством собственного достоинства.Основная цель дворянских сентименталистов – восстановить в глазах обществапопранное человеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть егодуховные богатства, изобразить семейные и гражданские добродетели.

Излюбленными жанрами сентиментализма стали элегия,послание, эпистолярный роман (роман в письмах), дневник, путешествие, повесть.На смену господству драматургии приходит эпическое повествование. Слогстановится чувствительным, напевным, подчёркнуто эмоциональным. Первым и самымкрупным представителем сентиментализма был Николай Михайлович Карамзин.

II. Основнаячасть.

2.1.Биография Карамзина.

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) родился 1декабря в селе Михайловка Симбирской губернии в семье помещика. Получил хорошеедомашнее образование. В 14 лет начал учиться в Московском частном пансионепрофессора Шадена. Окончив его в 1873 году, приехал в Преображенский полк вПетербург, где познакомился с молодым поэтом и будущим сотрудником своего«Московского журнала» И. Дмитриевым. Тогда же опубликовал свой первый переводидиллии С. Геснера «Деревянная нога». Уйдя в отставку в чине подпоручика в 1784году, переехал в Москву, где становится одним из деятельных участников журнала«Детское чтение для сердца и разума», издававшегося Н. Новиковым, и сближаетсяс масонами. Занимается переводами религиозно-нравооучительных сочинений. С 1787года регулярно публикует свои переводы «Времён года» Томсона, «Деревенскихвечеров» Жанлис, Трагедии Шекспира «Юлий Цезарь», трагедии Лессинга «ЭмилияГалотти».

В 1789 году в журнале «Детское чтение…» появиласьпервая оригинальная повесть Карамзина «Евгений и Юлия». Весной он отправляется в путешествие по Европе: посещаетГерманию, Швейцарию, Францию, где наблюдал деятельность революционногоправительства. В июне 1790 года из Франции переезжает в Англию.

Осенью возвращается в Москву и вскоре предпринимаетиздание ежемесячного «Московского журнала», в котором была напечатана большаячасть «Писем русского путешественника», повести «Лиодор», «Бедная Лиза»,«Наталья, Боярская дочь», «Флор Силин», очерки, рассказы, критические статьи истихотворения. К сотрудничеству в журнале Карамзин привлёк И. Дмитриева, А.Петрова, М. Хераскова, Г. Державина, Львова, Нелединского-Мелецкого и других.Статьи Карамзина утверждали новое литературное направление – сентиментализм. В1970-е годы Карамзин издавал первые русские альманахи – «Аглая» и «Аониды».Наступил 1793 год, когда на третьем этапе Французской революции былаустановлена якобинская диктатура, потрясшая Карамзина своей жестокостью.Диктатура возбудила в нем сомнения в возможности для человечества достичьблагоденствия. Он осудил революцию. Философия отчаяния и фатализма пронизываетновые его произведения: повести «Остров Борнгольм» (1793), «Сиерра-Морена»(1795), стихотворения: «Меланхолия», «Послание к А. А… Плещееву» и другие.

К середине 1790-х Карамзин становится признаннымглавой русского сентиментализма, открывавшего новую страницу в русскойлитературе. Он был непререкаемым авторитетом для В. Жуковского, К. Батюшкова, юногоПушкина.

В 1802-03 годах Карамзин издавал журнал «ВестникЕвропы», в котором преобладали литература и политика. В Критических статьяхКарамзина вырисовывалась новая эстетическая программа, что способствовалостановлению русской литературы как национально-самобытной. Ключ к самобытностирусской культуры Карамзин видел в истории. Наиболее яркой иллюстрацией его взглядов стала повесть«Марфа-посадница». В своих политических статьях Карамзин обращался срекомендациями к правительству, указывая на роль просвещения.

Стараясь воздействовать на царя Александра I, Карамзин передал ему свою«Записку о Древней и Новой России» (1811), вызвав его раздражение. В 1819 годуподал новую записку – «Мнение русского гражданина», вызвавшую еще большеенедовольство царя. Однако Карамзин не отказался от своей веры в спасительностьпросвещенного самодержавия и осудил восстание декабристов. ОднакоКарамзина-художника по-прежнему высоко ценили молодые писатели, даже неразделявшие его политических убеждений.

В 1803 году через посредство М. Муравьёва Карамзинполучил официальное звание придворного историографа. В 1804 году он приступил ксозданию «Истории государства Российского», над которой он работал до концадней, но не завершил. В 1818 году были изданы первые 8 томов «Истории»,величайшего научного и культурного подвига Карамзина. В 1821 году вышел 9-йтом, посвящённый царствованию Ивана Грозного, а в 18245 году – 10-й и 11-й, оФёдоре Иоанновиче и Борисе Годунов. Смерть оборвала работу над 12-м томом. Этослучилось 22 мая (3 июня по новому стилю) 1826 года в Петербурге.

2.2. Карамзин –писатель.

1) МировоззрениеКарамзина.

Карамзин с начала столетия был прочно определён налитературное жительство в хрестоматиях. Его изредка издавали, но не для чтениясобственно, а с просветительскими целями. У читателя же сложилось твёрдоеубеждение, что Карамзина и брать в руки не нужно, тем более что в самой краткойсправке дело не обходилось без словечка «консервативный». Карамзин свято верилв человека и его совершенствование, в разум и просвещение: «Уничтожься на векимысленная и чувствительная сила моя, прежде, нежели я поверю, что сей мир естьпещера разбойников и злодеев, добродетель — чуждое растение на земном шаре, просвещение — острый кинжал в рукахубийцы».

Карамзин открыл для русского читателя Шекспира,переводя в пору юношеских тираноборческих настроений «Юлия Цезаря», выпустивего в свет с восторженным вступлением в 1787 году, — именно эту дату надосчитать начальной в шествии творений английского трагика в России.

Мир Карамзина- мир идущего духа, находящегося внепрерывном движении, вобравшего в себя всё, что составляло содержаниепредпушкинской эпохи. Никто столько не сделал для насыщения воздуха эпохи литературно-духовнымсодержанием, как Карамзин, прошедший множество предпушкинских дорог.

Кроме того, надлежит увидеть силуэт Карамзина,выражающего духовное содержание эпохи, на обширном историческом окоёме, когдаодин век уступал место другому, и великому писателю было суждено играть рольпоследнего и первого. Как завершитель –«глава школы» отечественного сентиментализма – он был последним писателем XVIII века; как открывательновой литературной области – исторической прозы, как преобразователь русского литературногоязыка – он, несомненно, стал первым – во временном смысле – писателем XIX века, обеспечивотечественной словесности выход на мировое поприще. Имя Карамзина первымпрозвучало в немецкой, французской и английской литературах.

2) Карамзин иклассицисты.

Классицисты видели мир в «ореоле блеска». Карамзинсделал шаг к тому, чтобы увидеть человека в домашнем халате, наедине с самимсобою, отдавая предпочтение перед юностью и старостью «среднему возрасту».Величавость русских классицистов не была отброшена Карамзиным, – она сгодиласьпри показе истории в лицах.

Карамзин пришёл в литературу, когда классицизмпотерпел первое своё поражение: Державин в 90-х годах XVIII века уже был признан крупнейшимрусским поэтом, несмотря на полное его пренебрежение к традициям и правилам.Следующий удар классицизму нанёс Карамзин. Теоретик, реформатор русскойдворянской литературной культуры, Карамзин ополчился против основ эстетикиклассицизма. Пафосом его деятельности был призыв к изображению «естественной,не украшенной природы»; к изображению «истинных чувств», не связанных условностямипредставлений классицизма о характерах и страстях; призыв к изображению мелочейи повседневных деталей, в которых не было ни героизма, ни возвышенности, ниисключительности, но в которые свежему, непредубеждённому взгляду открывались «неизведанные красоты, свойственныемечтательному и скромному наслаждению». Однако, не следует думать, что«естественная природа», «истинные чувства» и внимательность к «незаметнымдеталям» превращали Карамзина в реалиста, стремившегося отобразить мир во всёмего правдивом многообразии. Мировоззрение, связанное с дворянскимсентиментализмом Карамзина, как и мировоззрение, связанное с классицизмом,располагало лишь к ограниченным и во многом искажённым представлениям о мире ичеловеке.

3) Карамзин – реформатор.

Карамзин, если рассматривать его деятельность вцелом, явился представителем широких слоёв русского дворянства. Всяреформаторская деятельность Карамзина отвечала интересам дворянства и в первуюочередь – европеизации русской культуры.

Карамзин, следуя философии и теориисентиментализма, осознаёт удельный вес личности автора в произведении изначения его индивидуального зрения на мир. Он предлагает в своих произведенияхновую связь между изображаемой действительностью и автором: личное восприятие,личное чувство. Период Карамзин строилтак, чтобы в нём было ощущение присутствия автора. Именно присутствие автора превращало прозуКарамзина в нечто совершенно новое по сравнению с романом и повестьюклассицизма. Рассмотрим художественныеприёмы, наиболее часто используемые Карамзиным на примере его повести «Наталья,боярская дочь».

Стилистические особенности повести «Наталья,боярская дочь» находятся в неразрывной связи с содержанием, идейнойнаправленностью этого произведения, с его системой образов и жанровымсвоеобразием. В повести отраженыхарактерные черты стиля, свойственные беллетристической прозе Карамзина вцелом. Субъективизм творческого методаКарамзина, повышенный интерес писателя к эмоциональному воздействию егопроизведений на читателя обусловливают в них изобилие перифразов, сравнений,уподоблений и т.п.

Из различных художественных приемов – прежде всеготропы, которые дают автору большие возможности высказать своё личное отношениек предмету, явлению (т.е. показать, какое впечатление автор испытывает, или счем может быть сравнимо впечатление, производимое на него каким-либо предметом,явлением). Употреблены в «Наталье, боярской дочери» и перифразы, вообщехарактерные для поэтикисентименталистов. Так, вместо того, чтобы сказать, что боярин Матвей был стар,близок к смерти, – Карамзин пишет: «уже тихое трепетание сердца возвещалонаступление жизненного вечера и приближение ночи». Жена боярина Матвея не умерла, а «заснулавечным сном». Зима – это «царица хлада»,и т.д.

Встречаются в повестисубстантивированные прилагательные, не являющиеся таковыми в обычной речи: «Чтоты делаешь, безрассудная!»

В использовании эпитетовКарамзин идёт преимущественно двумя путями. Один ряд эпитетов должен оттенитьвнутреннюю, «психологическую» сторону предмета, с учётом того впечатления,которое предмет производит непосредственно на «сердце» автора (и, стало быть,на «сердце» читателя). Эпитеты этого ряда как бы лишены реального содержания.Такие эпитеты – характерное явление в системе изобразительных средствписателей-сентименталистов. И повести встречаются «вершины нежных гор»,«любезный призрак», «сладкие грёзы», у боярина Матвея «чистая рука и чистоесердце», Наталья становится «пасмурнее». Любопытно, что Карамзин одни и те жеэпитеты прилагает к различным предметам и понятиям: «Жестокий! (думала она).Жестокий!» – этот эпитет относится к Алексею, а несколько строчек спустяКарамзин называет мороз «жестоким».

Другим рядом эпитетовКарамзин пользуется для того, чтобы оживить создаваемые им предметы, картины,воздействовать на зрительное восприятие читателя, «заставить заблистать,загореться, засиять описываемые им предметы. Так создаётся им декоративнаяживопись.

Кроме эпитетов указанныхвидов, у Карамзина можно отметить ещё одну разновидность эпитетов, котораявстречается значительно реже. Через этот «ряд» эпитетов Карамзин передаётвпечатления, воспринимаемые как бы со слуховой стороны, когда какое-либокачество по производимой им экспрессии может быть приравнено к понятиям,воспринимаемым на слух. «Луна спустилась …, и серебряным кольцом брякнули вбоярские ворота.»; Здесь отчётливо слышится звон серебра, – в этом изаключается основная функция эпитета «серебряный», а не в указании, из какогоматериала было сделано кольцо.

Многократно встречаются в«Наталье, боярской дочери» обращения, характерные для многих произведенийКарамзина. Их функция – придать повести более эмоциональный характер и внести врассказ элемент более тесного общения автора с читателями, что обязываетчитателя с большим доверием отнестись к событиям, изображаемым в произведении.

Повесть «Наталья,боярская дочь», как и остальная проза Карамзина, отличается большойнапевностью, напоминающей склад стихотворной речи. Напевность Карамзинскойпрозы достигается, главным образом, ритмической организованностью и музыкальностьюречевого материала (наличием повторов, инверсий, восклицаний, дактилическихокончаний, и пр. ).

Близость прозаическихпроизведений Карамзина повлекла за собой широкое употребление в них поэтическойфразеологии. Перемещение фразеологических средств поэтических стилей в прозусоздаёт художественно-поэтический колорит прозаических произведений Карамзина.

4)Краткая характеристика основных прозаических произведений Карамзина.

Основные прозаическиепроизведения Карамзина – это «Лиодор», «Евгений и Юлия», «Юлия», «Рыцарь нашеговремени», в которых Карамзин изобразил русскую дворянскую жизнь. Главная цельдворянских сентименталистов – восстановить в глазах общества попранноечеловеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть его духовныебогатства, изобразить семейные и гражданские добродетели. Те же особенностиможно найти и в повестях Карамзина из крестьянской жизни – «Бедная Лиза» (1792)и «Фрол Силин, добродетельный человек» (1791). Самым значительнымхудожественным выражением интересов писателя была его повесть «Наталья,боярская дочь», характеристика которой дана выше. Иногда Карамзин уходит всвоём воображении в совсем баснословные, сказочные времена и создаётповести-сказки, например, «Дремучий лес» (1794) и «Остров Борнгольм».Последняя, содержащая описание скалистого острова и средневекового замка скакой-то загадочной семейной трагедией в нём, выражает не толькочувствительные, но и возвышенно-таинственные переживания автора и поэтомудолжна быть названа сентиментально-романтической повестью.

Для того чтобы правильновосстановить истинную роль Карамзина в истории русской литературы, необходимопредварительно развеять создавшуюся легенду о коренном преобразовании всейрусской литературной стилистики под пером Карамзина; необходимо исследовать вовсей полноте, широте и во всех внутренних противоречиях развитие русскойлитературы, её направлений и её стилей, в связи с напряжённой социальнойборьбой в русском обществе последней четверти XVIIIвека и первой четверти XIXвека.

Нельзя рассматриватьстиль Карамзина, его литературную продукцию, формы и виды еголитературно-художественной и публицистической деятельности статически, какединую, сразу определившуюся и не знавшую никаких противоречий и никакогодвижения систему. Творчество Карамзина охватывает более чем сорокалетний периодразвития русской литературы – от Радищева до крушения декабризма, от Херасковадо полного расцвета пушкинского гения.

Повести Карамзинапринадлежат к лучшим художественным достижениям русского сентиментализма. Онисыграли значительную роль в развитии русской литературы своего времени. Интересисторический они действительно сохранили надолго.

2.2. Карамзин –поэт.

1)Особенности поэзии Карамзина.

Широкой читательскойпублике Карамзин известен как прозаик и историк, автор «Бедной Лизы» и «Историигосударства Российского». Между тем Карамзин был также поэтом, сумевшим и вэтой области сказать своё новое слово. В стихотворных произведениях он остаётсясентименталистом, но в них отразились и другие стороны русского предромантизма.В самом начале поэтической деятельности Карамзин написал программноестихотворение «Поэзия» (1787). Однако, в отличие от писателей-классицистов,Карамзин утверждает не государственное, а сугубо личное назначение поэзии,которая, по его словам, «… всегда отрадою была невинных, чистых душ». Оглядываясь на историю мировой литературы, Карамзин по-новому оценивает еёмноговековое наследство.

Карамзин стремитсярасширить жанровый состав русской поэзии. Ему принадлежат первые русскиебаллады, которые впоследствии станут ведущим жанром в творчестве романтикаЖуковского. Баллада «Граф Гваринос» — перевод старинного испанского романса опобеге отважного рыцаря из мавританского плена. Она была переведена с немецкогоязыка четырёхстопным хореем. Этот размер выберет позже Жуковский в «романсах» оСиде и Пушкин в балладах «Жил на свете рыцарь бедный» и «Родриг». Втораябаллада Карамзина – «Раиса» — близка по содержанию у повести «Бедная Лиза». Еёгероиня – девушка, обманутая любимым человеком, кончает жизнь в морской пучине.В описаниях природы чувствуется влияние популярной в то время мрачной поэзииОссеана: «Во тьме ночной ярилась буря; // Сверкал на небе грозный луч».Трагическая развязка баллады и аффектация любовного чувства предвосхищаетманеру «жестоких романсов XIXвека».

Поэзию Карамзина отличаетот поэзии классицистов культ природы. Обращение к ней глубоко интимно и в рядеслучаев отмечено биографическими чертами. В стихотворении «Волга» Карамзинпервый из русских поэтов воспел великую русскую реку. Это произведение созданопо непосредственным впечатлениям детства. В круг произведений, посвящённыхприроде, входят «Моление о дожде», созданное в одно из страшных засушливых лет,а также стихотворения «К соловью» и «Осень».

Поэзия настроенийутверждается Карамзиным в стихотворении «Меланхолия». Поэт обращается в нём нек чётко выраженному состоянию человеческого духа – радость, грусть, а к егооттенкам, «переливам», к переходам от одного чувства к другому.

За Карамзиным прочнозакрепилась репутация меланхолика. Между тем печальные мотивы – только одна изграней его поэзии. В его лирике нашлось место и для жизнерадостных эпикурейскихмотивов, вследствие чего Карамзина уже можно считать одним из родоначальников«лёгкой поэзии». Основой этих настроений было просветительство, провозглашавшееправо человека на наслаждение, данное ему самой природой. К анакреонтическимстихотворениям поэта, прославляющим пиры, можно отнести такие его произведения,как «Весёлый час», «Отставка», «К Лиле», «Непостоянство».

Карамзин – мастер малыхформ. Единственная его поэма «Илья Муромец», которую он в подзаголовке назвал«богатырской сказкой», осталась незаконченной. Опыт Карамзина нельзя считатьудачным. Крестьянский сын Илья Муромец превращён в галантного утончённогорыцаря. И всё-таки само обращение поэта к народному творчеству, намерениесоздать на его основе национальный сказочный эпос – весьма показательны. ОтКарамзина же идёт и манера повествования, изобилующая лирическими отступлениямилитературного и личного характера.

2) Особенности произведенийКарамзина.

Отталкивание Карамзина отклассицистической поэзии отразилось и в художественном своеобразии егопроизведений. Он стремился освободить их от стеснительных классицистическихформ и приблизить к непринуждённой разговорной речи. Карамзин не писал ни од,ни сатир. Излюбленными его жанрами стали послание, баллада, песня, лирическаямедитация. Подавляющее число его стихотворений не имеет строф или же написанычетверостишиями. Рифмовка, как правило, не упорядочена, что придаёт авторскойречи непринуждённый характер. Особенно это характерно для дружеских посланийИ.И. Дмитриеву, А.А. Плещееву. Во многих случаях Карамзин обращается кбезрифменному стиху, за который ратовал в «Путешествии…» и Радищев. Такнаписаны обе его баллады, стихотворения «Осень», «Кладбище», «Песня» в повести«Остров Борнгольм», многие анакреонтические стихотворения. Не отказавшись отчетырёхстопного ямба, Карамзин наряду с ним часто пользуется четырёхстопнымхореем, который поэт считал более национальной формой, чем ямб.

3) Карамзин – родоначальник чувствительной поэзии.

В стихах реформаКарамзина была подхвачена Дмитриевым, а за последним – арзамасскими поэтами.Так представляли себе в исторической перспективе этот процесс современникиПушкина. Карамзин выступает родоначальником «чувствительной поэзии», поэзии«сердечного воображения», поэзии одухотворения природы – натурфилософствования. В отличие от реалистической по своим тенденциям поэзии Державина, поэзияКарамзина тяготеет к дворянской романтике, несмотря на мотивы, заимствованныеиз древних литератур и отчасти сохранённые в области стиха тенденцииклассицизма. Карамзин первый прививает русскому языку форму баллады и романса,прививает сложные размеры. В поэмах хореи почти не были известны в русскойпоэзии до Карамзина. Не употреблялось и сочетание дактилических строф схореическими. Малоупотребителен до Карамзина был и белый стих, к которомуКарамзин обращается, вероятно, под влиянием немецкой литературы. Поиски Карамзинымновых размеров и нового ритма говорят всё о том же стремлении воплотить новоесодержание.

Основной характер поэзииКарамзина, основная задача её – создание лирики субъективной и психологической,уловление в коротких поэтических формулах тончайших настроений души. СамКарамзин так сформулировал задачу поэта: «Он верно переводит всё тёмное всердцах на ясный нам язык, // Слова для тонких чувств находит». Дело поэта –выражать «оттенки разных чувств, не мысли соглашать» («Прометей»).

В лирике Карамзиначувству природы, понятой в психологическом плане, уделено немалое внимание;природа в ней одухотворена чувствами живущего вместе с ней человека, и самчеловек слит с нею.

Лирическая манераКарамзина предсказывает будущий романтизм Жуковского. С другой стороны,Карамзин использовал в своей поэзии опыт немецкой и английской литературы XVIIIвека. Позднее Карамзин возвратился к французской поэзии, вэто время насыщавшейся сентиментальными предромантическими элементами.

С опытом французов связанинтерес Карамзина к поэтическим «мелочам», остроумным и изящным стихотворнымбезделушкам, вроде «Надписей на статую Купидона», стихов к портретам,мадригалов. В них он пытается выразить изысканность, тонкость отношений междулюдьми, иногда вместить в четыре стиха, в два стиха мгновенное, мимолётноенастроение, мелькнувшую мысль, образ. Наоборот, с опытом немецкой поэзиисвязана работа Карамзина по обновлению и расширению метрической выразительностирусского стиха. Подобно Радищеву он недоволен «засильем» ямба. Он сам культивируетхорей, пишет трёхсложными размерами и в особенности насаждает белый стих,получивший распространение в Германии. Разнообразие размеров, свобода отпривычного созвучия должны были способствовать индивидуализации самого звучаниястиха в соответствии с индивидуальным лирическим заданием каждогостихотворения. Существенную роль сыграло поэтическое творчество Карамзина и всмысле разработки новых жанров.

П.А. Вяземский писал всвоей статье о стихотворениях Карамзина (1867): «С ним родилась у нас поэзиячувства любви к природе, нежных отливов мысли и впечатлений, словом сказать,поэзия внутренняя, задушевная… Если в Карамзине можно заметить некоторыйнедостаток в блестящих свойствах счастливого стихотворца, то он имел чувство исознание новых поэтических форм».

Новаторство Карамзина – врасширении поэтической тематики, в её беспредельном и неутомимом усложненииотзывалось потом чуть ли не на протяжении ста лет. Он первым ввёл вупотребление белые стихи, смело обращался к неточным рифмам, его стихам былапостоянно присуща «артистическая игра».

В центре поэтикиКарамзина – гармония, составляющая душу стихов. Представление о ней носилонесколько умозрительный характер.

2.4.Карамзин– реформатор русского литературного языка

1) Несоответствие теории «трёх штилей»Ломоносова новым требованиям.

Творчество Карамзина сыграло большую роль в дальнейшемразвитии русского литературного языка. Создавая «новый слог», Карамзинотталкивается от «трёх штилей» Ломоносова, от его од и похвальных речей. Реформалитературного языка, проведённая Ломоносовым, отвечала задачам переходногопериода от древней к новой литературе, когда ещё было преждевременным полностьюотказаться от употребления церковнославянизмов. Теория «трёх штилей» часто ставила писателей взатруднительное положение, так как приходилось употреблять тяжёлые, устаревшиеславянские выражения там, где в разговорном языке они были уже замененыдругими, более мягкими, изящными. Действительно, эволюция языка, начавшаяся ещёпри Екатерине, продолжалась. Вошло в употребление множество таких иностранныхслов, которых не существовало в точном переводе на славянском языке. Объяснитьэто можно новыми требованиями культурной, интеллигентной жизни.

2)Реформа Карамзина.

«Три штиля», предложенные Ломоносовым, опирались не на живуюразговорную речь, а на остроумную мысль писателя-теоретика. Карамзин же решилприблизить литературный язык к разговорному. Поэтому одной из главных его целейбыло дальнейшее освобождение литературы от церковнославянизмов. В предисловиико второй книжке альманаха «Аониды» он писал: «Один гром слов только оглушаетнас и никогда до сердца не доходит».

Вторая черта «нового слога» состояла в упрощениисинтаксических конструкций. Карамзин отказался от пространных периодов В«Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообщене может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны,расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие отЛомоносова, Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями.

Третья заслуга Карамзина заключалась в обогащении русскогоязыка рядом удачных неологизмов, которые прочно вошли в основной словарныйсостав. «Карамзин, – писал Белинский, – ввёл русскую литературу в сферу новыхидей, и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела». Кчислу нововведений, предложенных Карамзиным, относятся такие широко известные внаше время слова, как «промышленность», «развитие», «утончённость»,«сосредоточить», «трогательный», «занимательность», «человечность»,«общественность», «общеполезный», «влияние» и ряд других. Создавая неологизмы,Карамзин использовал главным образом метод калькирования французских слов:«интересный» от «interessant»,«утончённый» от «raffine»,«развитие» от «developpement»,«трогательный» от «touchant».

Мы знаем, что ещё в петровскую эпоху в русском языкепоявилось множество иностранных слов, но они большей частью заменяли ужесуществовавшие в славянском языке слова и не являлись необходимостью; крометого эти слова брались в необработанном виде, и поэтому были очень тяжелы инеуклюжи («фортеция» вместо «крепость», «виктория» вместо «победа», и т.п.).Карамзин, напротив, старался придавать иностранным словам русское окончание,приспосабливая их к требованиям русской грамматики, например, «серьёзный»,«моральный», «эстетический», «аудитория», «гармония», «энтузиазм».

3)Противоречия Карамзина и Шишкова.

Большая часть молодых литераторов, современных Карамзину,приняли его преобразования и пошли за ним. Но не все современники были с ним согласны,многие не захотели принять его нововведения и восстали не Карамзина, как наопасного и вредного реформатора. Во главе таких противников Карамзина всталШишков, известный государственный деятель того времени.

Шишков был горячим патриотом, но не был филологом, поэтомунападки его на Карамзина не были филологически обоснованы и носили скорееморальный, патриотический, а иногда даже политический характер. Шишков обвинялКарамзина в порче родного языка, в антинациональном направлении, в опасномвольнодумстве и даже в порче нравов. В своём сочинении «Рассуждение о старом иновом слоге российского языка», направленном против Карамзина, Шишков говорит:«Язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения,неумолчный свидетель дел. Где нет в сердце веры, там нет в языке благочестия.Где нет любви к отечеству, там язык не изъявляет чувств отечественных».

Шишков хотел сказать, что только чисто славянскими словамиможно выражать чувства благочестивые, чувства любви к отечеству. Иностранныеслова, по его мнению, искажают, а не обогащают язык: – «Древний славянскийязык, отец многих наречий, есть корень и начало российского языка, который самсобой изобилен был и богат», он не нуждался в обогащении французскими словами.Шишков предлагает заменить уже установившиеся иностранные выражения старымиславянскими; например, заменить «актёр» на «лицедей», «героизм» – «добледушие»,«аудитория» – «слушалище», «рецензия» – «рассмотрение книг», и т.д.

Нельзя не признать горячей любви Шишкова к русскому языку;нельзя не признать и того, что увлечение всем иностранным, особеннофранцузским, зашло в России слишком далеко и повело к тому, что языкпростонародный, крестьянский стал сильно отличаться от языка культурныхклассов; но нельзя также не признать того, что нельзя было остановитьестественно начавшуюся эволюцию языка; нельзя было насильно вернуть вупотребление уже устаревшие выражения, которые предлагал Шишков, как например:«зане», «убо», «иже», «яко» и другие.

Карамзин даже не отвечал на обвинения Шишкова, зная твёрдо,что им всегда руководили исключительно благочестивые и патриотические чувства(так же как и Шишковым!), но что понять они один другого не могут! За Карамзинаотвечали его последователи.

В 1811 году Шишков основал общество «Беседа любителей русскогослова», членами которого были Державин, Крылов, Хвостов, кн. Шаховской идругие. Целью общества было поддержание старых традиций и борьба с новымилитературными течениями. В одной из комедий Шаховской осмеял Карамзина. ЗаКарамзина обиделись его друзья. Они тоже создали литературное общество, и насвоих шутливых собраниях высмеивали и пародировали заседания «Беседы любителейрусского слова». Так возник знаменитый «Арзамас», борьба которого с «Беседой…»напоминает отчасти борьбу во Франции XVIII века. В Арзамас входили такие известные люди, какЖуковский, Вяземский, Батюшков, Пушкин. Арзамас прекратил своё существование в1818 году.

III. Заключение.

Современники сравнивалиего с Петром Великим. Это, конечно, метафора, одно из тех пышных поэтическихуподоблений, на которые был столь щедр век Ломоносова и Державина. Однако всяжизнь Карамзина, его блистательные начинания и свершения, оказавшие огромноевоздействие на развитие отечественной культуры, были и в самом деле стольнеобыкновенны, что вполне допускали самые смелые исторические аналогии.

IV. Библиография.

1. К. Бестужев-Рюмин. Биографии и характеристики (летописцы России). –СПб, 1882.

2. Благой Д.Д. От Кантемира до наших дней. – М., 1979

3. Венгеров С.А. Источники словаря русских писателей, т.2, СПб, 1910.

4. Верховская Н.П. Карамзин в Москве и Подмосковье. – М., 1968.

5. Виноградов В.В. История русского литературного языка. – М., 1978.

6. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XVIIIвв. – М., 1982

7. Виноградов В.В. Язык и стиль русских писателей: от Карамзина доГоголя. – М., 1990.

8. Ждановский Н.П. Русские писатели XVIIIвека. – М… 1954.

9. Западов А.В. Русская литература XVIIIвека. – М., 1979.

10. Западов А.В. Русская проза XVIIIвека. – М., 1979.

11. Иконников В.С. Карамзин – историк. – СПб, 1912.

12. Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма. – М., 1982.

13. Карамзин Н.М. Избранное / предисловие Л. Емельянов. – М., 1985

14. Карамзин Н. и Дмитриев И. Избранные стихотворения. – Л., 1953

15. Карамзин и поэты его времени. – Л., 1936.

16. Карамзин Н.М. Письма русского путешественника / предисловие Г.П.Макогоненко. – М., 1988.

17. Н.М. Карамзин: указ. трудов лит., о жизни и творчестве. – М., 1999.

18. Ключевский В.О. Исторические портреты. – М., 1991.

19. Коваленко В.И. Политическая мысль в России. Творческие портреты //Вестник Московского университета, серия 12, №2, 1999, с. 57.

20. Кочеткова Н.Д. Литература русского сентиментализма. – СПб, 1994.

Реферат

По литературе на тему:

Вклад Н. М. Карамзина в развитие русского языка и литературы.

Выполнил:

Проверил:

I. Введение.

II. Основная часть

2.1 . Биография Карамзина

2.2 . Карамзин – писатель

1) Мировоззрение Карамзина

2) Карамзин и классицисты

3) Карамзин – реформатор

4) Краткая характеристика основных прозаических произведений Карамзина

2.3 . Карамзин – поэт

3) Карамзин – родоначальник чувствительной поэзии

2.4. Карамзин – реформатор русского литературного языка

1) Несоответствие теории «трёх штилей» Ломоносова новым требованиям

III. Заключение.

IV. Библиография.

I. Введение.

К чему ни обратись в нашей литературе – всему начало положено Карамзиным: журналистике, критике, повести, роману, повести исторической, публицизму, изучению истории.

В.Г. Белинский.

В последние десятилетия XVIII века в России постепенно складывается новое литературное направление – сентиментализм. Определяя его особенности, П.А. Вяземский указывал на «изящное изображение основного и повседневного». В противоположность классицизму сентименталисты декларировали культ чувств, а не разума, воспевали простого человека, освобождение и совершенствование его естественных начал. Герой произведений сентиментализма не героическая личность, а просто человек, с его богатым внутренним миром, разнообразными переживаниями, чувством собственного достоинства. Основная цель дворянских сентименталистов – восстановить в глазах общества попранное человеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть его духовные богатства, изобразить семейные и гражданские добродетели.

Излюбленными жанрами сентиментализма стали элегия, послание, эпистолярный роман (роман в письмах), дневник, путешествие, повесть. На смену господству драматургии приходит эпическое повествование. Слог становится чувствительным, напевным, подчёркнуто эмоциональным. Первым и самым крупным представителем сентиментализма был Николай Михайлович Карамзин.

II . Основная часть.

2.1. Биография Карамзина.

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) родился 1 декабря в селе Михайловка Симбирской губернии в семье помещика. Получил хорошее домашнее образование. В 14 лет начал учиться в Московском частном пансионе профессора Шадена. Окончив его в 1873 году, приехал в Преображенский полк в Петербург, где познакомился с молодым поэтом и будущим сотрудником своего «Московского журнала» И. Дмитриевым. Тогда же опубликовал свой первый перевод идиллии С. Геснера «Деревянная нога». Уйдя в отставку в чине подпоручика в 1784 году, переехал в Москву, где становится одним из деятельных участников журнала «Детское чтение для сердца и разума», издававшегося Н. Новиковым, и сближается с масонами. Занимается переводами религиозно-нравооучительных сочинений. С 1787 года регулярно публикует свои переводы «Времён года» Томсона, «Деревенских вечеров» Жанлис, Трагедии Шекспира «Юлий Цезарь», трагедии Лессинга «Эмилия Галотти».

В 1789 году в журнале «Детское чтение…» появилась первая оригинальная повесть Карамзина «Евгений и Юлия». Весной он отправляется в путешествие по Европе: посещает Германию, Швейцарию, Францию, где наблюдал деятельность революционного правительства. В июне 1790 года из Франции переезжает в Англию.

Осенью возвращается в Москву и вскоре предпринимает издание ежемесячного «Московского журнала», в котором была напечатана большая часть «Писем русского путешественника», повести «Лиодор», «Бедная Лиза», «Наталья, Боярская дочь», «Флор Силин», очерки, рассказы, критические статьи и стихотворения. К сотрудничеству в журнале Карамзин привлёк И. Дмитриева, А. Петрова, М. Хераскова, Г. Державина, Львова, Нелединского-Мелецкого и других. Статьи Карамзина утверждали новое литературное направление – сентиментализм. В 1970-е годы Карамзин издавал первые русские альманахи – «Аглая» и «Аониды». Наступил 1793 год, когда на третьем этапе Французской революции была установлена якобинская диктатура, потрясшая Карамзина своей жестокостью. Диктатура возбудила в нем сомнения в возможности для человечества достичь благоденствия. Он осудил революцию. Философия отчаяния и фатализма пронизывает новые его произведения: повести «Остров Борнгольм» (1793), «Сиерра-Морена» (1795), стихотворения: «Меланхолия», «Послание к А.А.. Плещееву» и другие.

К середине 1790-х Карамзин становится признанным главой русского сентиментализма, открывавшего новую страницу в русской литературе. Он был непререкаемым авторитетом для В. Жуковского, К. Батюшкова, юного Пушкина.

В 1802-03 годах Карамзин издавал журнал «Вестник Европы», в котором преобладали литература и политика. В Критических статьях Карамзина вырисовывалась новая эстетическая программа, что способствовало становлению русской литературы как национально-самобытной. Ключ к самобытности русской культуры Карамзин видел в истории. Наиболее яркой иллюстрацией его взглядов стала повесть «Марфа-посадница». В своих политических статьях Карамзин обращался с рекомендациями к правительству, указывая на роль просвещения.

Стараясь воздействовать на царя Александра I, Карамзин передал ему свою «Записку о Древней и Новой России» (1811), вызвав его раздражение. В 1819 году подал новую записку – «Мнение русского гражданина», вызвавшую еще большее недовольство царя. Однако Карамзин не отказался от своей веры в спасительность просвещенного самодержавия и осудил восстание декабристов. Однако Карамзина-художника по-прежнему высоко ценили молодые писатели, даже не разделявшие его политических убеждений.

В 1803 году через посредство М. Муравьёва Карамзин получил официальное звание придворного историографа. В 1804 году он приступил к созданию «Истории государства Российского», над которой он работал до конца дней, но не завершил. В 1818 году были изданы первые 8 томов «Истории», величайшего научного и культурного подвига Карамзина. В 1821 году вышел 9-й том, посвящённый царствованию Ивана Грозного, а в 18245 году – 10-й и 11-й, о Фёдоре Иоанновиче и Борисе Годунов. Смерть оборвала работу над 12-м томом. Это случилось 22 мая (3 июня по новому стилю) 1826 года в Петербурге.

2.2. Карамзин – писатель.

1) Мировоззрение Карамзина .

Карамзин с начала столетия был прочно определён на литературное жительство в хрестоматиях. Его изредка издавали, но не для чтения собственно, а с просветительскими целями. У читателя же сложилось твёрдое убеждение, что Карамзина и брать в руки не нужно, тем более что в самой краткой справке дело не обходилось без словечка «консервативный». Карамзин свято верил в человека и его совершенствование, в разум и просвещение: «Уничтожься на веки мысленная и чувствительная сила моя, прежде, нежели я поверю, что сей мир есть пещера разбойников и злодеев, добродетель — чуждое растение на земном шаре, просвещение — острый кинжал в руках убийцы».

Карамзин открыл для русского читателя Шекспира, переводя в пору юношеских тираноборческих настроений «Юлия Цезаря», выпустив его в свет с восторженным вступлением в 1787 году, — именно эту дату надо считать начальной в шествии творений английского трагика в России.

Мир Карамзина- мир идущего духа, находящегося в непрерывном движении, вобравшего в себя всё, что составляло содержание предпушкинской эпохи. Никто столько не сделал для насыщения воздуха эпохи литературно-духовным содержанием, как Карамзин, прошедший множество предпушкинских дорог.

Кроме того, надлежит увидеть силуэт Карамзина, выражающего духовное содержание эпохи, на обширном историческом окоёме, когда один век уступал место другому, и великому писателю было суждено играть роль последнего и первого. Как завершитель – «глава школы» отечественного сентиментализма – он был последним писателем XVIII века; как открыватель новой литературной области – исторической прозы, как преобразователь русского литературного языка – он, несомненно, стал первым – во временном смысле – писателем XIX века, обеспечив отечественной словесности выход на мировое поприще. Имя Карамзина первым прозвучало в немецкой, французской и английской литературах.

2) Карамзин и классицисты .

Классицисты видели мир в «ореоле блеска». Карамзин сделал шаг к тому, чтобы увидеть человека в домашнем халате, наедине с самим собою, отдавая предпочтение перед юностью и старостью «среднему возрасту». Величавость русских классицистов не была отброшена Карамзиным, – она сгодилась при показе истории в лицах.

Карамзин пришёл в литературу, когда классицизм потерпел первое своё поражение: Державин в 90-х годах XVIII века уже был признан крупнейшим русским поэтом, несмотря на полное его пренебрежение к традициям и правилам. Следующий удар классицизму нанёс Карамзин. Теоретик, реформатор русской дворянской литературной культуры, Карамзин ополчился против основ эстетики классицизма. Пафосом его деятельности был призыв к изображению «естественной, не украшенной природы»; к изображению «истинных чувств», не связанных условностями представлений классицизма о характерах и страстях; призыв к изображению мелочей и повседневных деталей, в которых не было ни героизма, ни возвышенности, ни исключительности, но в которые свежему, непредубеждённому взгляду открывались «неизведанные красоты, свойственные мечтательному и скромному наслаждению». Однако, не следует думать, что «естественная природа», «истинные чувства» и внимательность к «незаметным деталям» превращали Карамзина в реалиста, стремившегося отобразить мир во всём его правдивом многообразии. Мировоззрение, связанное с дворянским сентиментализмом Карамзина, как и мировоззрение, связанное с классицизмом, располагало лишь к ограниченным и во многом искажённым представлениям о мире и человеке.

3) Карамзин – реформатор .

Карамзин, если рассматривать его деятельность в целом, явился представителем широких слоёв русского дворянства. Вся реформаторская деятельность Карамзина отвечала интересам дворянства и в первую очередь – европеизации русской культуры.

Карамзин, следуя философии и теории сентиментализма, осознаёт удельный вес личности автора в произведении и значения его индивидуального зрения на мир. Он предлагает в своих произведениях новую связь между изображаемой действительностью и автором: личное восприятие, личное чувство. Период Карамзин строил так, чтобы в нём было ощущение присутствия автора. Именно присутствие автора превращало прозу Карамзина в нечто совершенно новое по сравнению с романом и повестью классицизма. Рассмотрим художественные приёмы, наиболее часто используемые Карамзиным на примере его повести «Наталья, боярская дочь».

Стилистические особенности повести «Наталья, боярская дочь» находятся в неразрывной связи с содержанием, идейной направленностью этого произведения, с его системой образов и жанровым своеобразием. В повести отражены характерные черты стиля, свойственные беллетристической прозе Карамзина в целом. Субъективизм творческого метода Карамзина, повышенный интерес писателя к эмоциональному воздействию его произведений на читателя обусловливают в них изобилие перифразов, сравнений, уподоблений и т.п.

Из различных художественных приемов – прежде всего тропы, которые дают автору большие возможности высказать своё личное отношение к предмету, явлению (т.е. показать, какое впечатление автор испытывает, или с чем может быть сравнимо впечатление, производимое на него каким-либо предметом, явлением). Употреблены в «Наталье, боярской дочери» и перифразы, вообще характерные для поэтики сентименталистов. Так, вместо того, чтобы сказать, что боярин Матвей был стар, близок к смерти, – Карамзин пишет: «уже тихое трепетание сердца возвещало наступление жизненного вечера и приближение ночи». Жена боярина Матвея не умерла, а «заснула вечным сном». Зима – это «царица хлада», и т.д.

Встречаются в повести субстантивированные прилагательные, не являющиеся таковыми в обычной речи: «Что ты делаешь, безрассудная!»

В использовании эпитетов Карамзин идёт преимущественно двумя путями. Один ряд эпитетов должен оттенить внутреннюю, «психологическую» сторону предмета, с учётом того впечатления, которое предмет производит непосредственно на «сердце» автора (и, стало быть, на «сердце» читателя). Эпитеты этого ряда как бы лишены реального содержания. Такие эпитеты – характерное явление в системе изобразительных средств писателей-сентименталистов. И повести встречаются «вершины нежных гор», «любезный призрак», «сладкие грёзы», у боярина Матвея «чистая рука и чистое сердце», Наталья становится «пасмурнее». Любопытно, что Карамзин одни и те же эпитеты прилагает к различным предметам и понятиям: «Жестокий! (думала она). Жестокий!» – этот эпитет относится к Алексею, а несколько строчек спустя Карамзин называет мороз «жестоким».

Другим рядом эпитетов Карамзин пользуется для того, чтобы оживить создаваемые им предметы, картины, воздействовать на зрительное восприятие читателя, «заставить заблистать, загореться, засиять описываемые им предметы. Так создаётся им декоративная живопись.

Кроме эпитетов указанных видов, у Карамзина можно отметить ещё одну разновидность эпитетов, которая встречается значительно реже. Через этот «ряд» эпитетов Карамзин передаёт впечатления, воспринимаемые как бы со слуховой стороны, когда какое-либо качество по производимой им экспрессии может быть приравнено к понятиям, воспринимаемым на слух. «Луна спустилась …, и серебряным кольцом брякнули в боярские ворота.»; Здесь отчётливо слышится звон серебра, – в этом и заключается основная функция эпитета «серебряный», а не в указании, из какого материала было сделано кольцо.

Многократно встречаются в «Наталье, боярской дочери» обращения, характерные для многих произведений Карамзина. Их функция – придать повести более эмоциональный характер и внести в рассказ элемент более тесного общения автора с читателями, что обязывает читателя с большим доверием отнестись к событиям, изображаемым в произведении.

Повесть «Наталья, боярская дочь», как и остальная проза Карамзина, отличается большой напевностью, напоминающей склад стихотворной речи. Напевность Карамзинской прозы достигается, главным образом, ритмической организованностью и музыкальностью речевого материала (наличием повторов, инверсий, восклицаний, дактилических окончаний, и пр.).

Близость прозаических произведений Карамзина повлекла за собой широкое употребление в них поэтической фразеологии. Перемещение фразеологических средств поэтических стилей в прозу создаёт художественно-поэтический колорит прозаических произведений Карамзина.

4) Краткая характеристика основных прозаических произведений Карамзина .

Основные прозаические произведения Карамзина – это «Лиодор», «Евгений и Юлия», «Юлия», «Рыцарь нашего времени», в которых Карамзин изобразил русскую дворянскую жизнь. Главная цель дворянских сентименталистов – восстановить в глазах общества попранное человеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть его духовные богатства, изобразить семейные и гражданские добродетели. Те же особенности можно найти и в повестях Карамзина из крестьянской жизни – «Бедная Лиза» (1792) и «Фрол Силин, добродетельный человек» (1791). Самым значительным художественным выражением интересов писателя была его повесть «Наталья, боярская дочь», характеристика которой дана выше. Иногда Карамзин уходит в своём воображении в совсем баснословные, сказочные времена и создаёт повести-сказки, например, «Дремучий лес» (1794) и «Остров Борнгольм». Последняя, содержащая описание скалистого острова и средневекового замка с какой-то загадочной семейной трагедией в нём, выражает не только чувствительные, но и возвышенно-таинственные переживания автора и поэтому должна быть названа сентиментально-романтической повестью.

Для того чтобы правильно восстановить истинную роль Карамзина в истории русской литературы, необходимо предварительно развеять создавшуюся легенду о коренном преобразовании всей русской литературной стилистики под пером Карамзина; необходимо исследовать во всей полноте, широте и во всех внутренних противоречиях развитие русской литературы, её направлений и её стилей, в связи с напряжённой социальной борьбой в русском обществе последней четверти XVIII века и первой четверти XIX века.

Нельзя рассматривать стиль Карамзина, его литературную продукцию, формы и виды его литературно-художественной и публицистической деятельности статически, как единую, сразу определившуюся и не знавшую никаких противоречий и никакого движения систему. Творчество Карамзина охватывает более чем сорокалетний период развития русской литературы – от Радищева до крушения декабризма, от Хераскова до полного расцвета пушкинского гения.

Повести Карамзина принадлежат к лучшим художественным достижениям русского сентиментализма. Они сыграли значительную роль в развитии русской литературы своего времени. Интерес исторический они действительно сохранили надолго.

2.2. Карамзин – поэт.

Широкой читательской публике Карамзин известен как прозаик и историк, автор «Бедной Лизы» и «Истории государства Российского». Между тем Карамзин был также поэтом, сумевшим и в этой области сказать своё новое слово. В стихотворных произведениях он остаётся сентименталистом, но в них отразились и другие стороны русского предромантизма. В самом начале поэтической деятельности Карамзин написал программное стихотворение «Поэзия» (1787). Однако, в отличие от писателей-классицистов, Карамзин утверждает не государственное, а сугубо личное назначение поэзии, которая, по его словам, «… всегда отрадою была невинных, чистых душ». Оглядываясь на историю мировой литературы, Карамзин по-новому оценивает её многовековое наследство.

Карамзин стремится расширить жанровый состав русской поэзии. Ему принадлежат первые русские баллады, которые впоследствии станут ведущим жанром в творчестве романтика Жуковского. Баллада «Граф Гваринос» — перевод старинного испанского романса о побеге отважного рыцаря из мавританского плена. Она была переведена с немецкого языка четырёхстопным хореем. Этот размер выберет позже Жуковский в «романсах» о Сиде и Пушкин в балладах «Жил на свете рыцарь бедный» и «Родриг». Вторая баллада Карамзина – «Раиса» — близка по содержанию у повести «Бедная Лиза». Её героиня – девушка, обманутая любимым человеком, кончает жизнь в морской пучине. В описаниях природы чувствуется влияние популярной в то время мрачной поэзии Оссеана: «Во тьме ночной ярилась буря; // Сверкал на небе грозный луч». Трагическая развязка баллады и аффектация любовного чувства предвосхищает манеру «жестоких романсов XIX века».

Поэзию Карамзина отличает от поэзии классицистов культ природы. Обращение к ней глубоко интимно и в ряде случаев отмечено биографическими чертами. В стихотворении «Волга» Карамзин первый из русских поэтов воспел великую русскую реку. Это произведение создано по непосредственным впечатлениям детства. В круг произведений, посвящённых природе, входят «Моление о дожде», созданное в одно из страшных засушливых лет, а также стихотворения «К соловью» и «Осень».

Поэзия настроений утверждается Карамзиным в стихотворении «Меланхолия». Поэт обращается в нём не к чётко выраженному состоянию человеческого духа – радость, грусть, а к его оттенкам, «переливам», к переходам от одного чувства к другому.

За Карамзиным прочно закрепилась репутация меланхолика. Между тем печальные мотивы – только одна из граней его поэзии. В его лирике нашлось место и для жизнерадостных эпикурейских мотивов, вследствие чего Карамзина уже можно считать одним из родоначальников «лёгкой поэзии». Основой этих настроений было просветительство, провозглашавшее право человека на наслаждение, данное ему самой природой. К анакреонтическим стихотворениям поэта, прославляющим пиры, можно отнести такие его произведения, как «Весёлый час», «Отставка», «К Лиле», «Непостоянство».

Карамзин – мастер малых форм. Единственная его поэма «Илья Муромец», которую он в подзаголовке назвал «богатырской сказкой», осталась незаконченной. Опыт Карамзина нельзя считать удачным. Крестьянский сын Илья Муромец превращён в галантного утончённого рыцаря. И всё-таки само обращение поэта к народному творчеству, намерение создать на его основе национальный сказочный эпос – весьма показательны. От Карамзина же идёт и манера повествования, изобилующая лирическими отступлениями литературного и личного характера.

Отталкивание Карамзина от классицистической поэзии отразилось и в художественном своеобразии его произведений. Он стремился освободить их от стеснительных классицистических форм и приблизить к непринуждённой разговорной речи. Карамзин не писал ни од, ни сатир. Излюбленными его жанрами стали послание, баллада, песня, лирическая медитация. Подавляющее число его стихотворений не имеет строф или же написаны четверостишиями. Рифмовка, как правило, не упорядочена, что придаёт авторской речи непринуждённый характер. Особенно это характерно для дружеских посланий И.И. Дмитриеву, А.А. Плещееву. Во многих случаях Карамзин обращается к безрифменному стиху, за который ратовал в «Путешествии…» и Радищев. Так написаны обе его баллады, стихотворения «Осень», «Кладбище», «Песня» в повести «Остров Борнгольм», многие анакреонтические стихотворения. Не отказавшись от четырёхстопного ямба, Карамзин наряду с ним часто пользуется четырёхстопным хореем, который поэт считал более национальной формой, чем ямб.

3) Карамзин – родоначальник чувствительной поэзии .

В стихах реформа Карамзина была подхвачена Дмитриевым, а за последним – арзамасскими поэтами. Так представляли себе в исторической перспективе этот процесс современники Пушкина. Карамзин выступает родоначальником «чувствительной поэзии», поэзии «сердечного воображения», поэзии одухотворения природы – натурфилософствования. В отличие от реалистической по своим тенденциям поэзии Державина, поэзия Карамзина тяготеет к дворянской романтике, несмотря на мотивы, заимствованные из древних литератур и отчасти сохранённые в области стиха тенденции классицизма. Карамзин первый прививает русскому языку форму баллады и романса, прививает сложные размеры. В поэмах хореи почти не были известны в русской поэзии до Карамзина. Не употреблялось и сочетание дактилических строф с хореическими. Малоупотребителен до Карамзина был и белый стих, к которому Карамзин обращается, вероятно, под влиянием немецкой литературы. Поиски Карамзиным новых размеров и нового ритма говорят всё о том же стремлении воплотить новое содержание.

В лирике Карамзина чувству природы, понятой в психологическом плане, уделено немалое внимание; природа в ней одухотворена чувствами живущего вместе с ней человека, и сам человек слит с нею.

Лирическая манера Карамзина предсказывает будущий романтизм Жуковского. С другой стороны, Карамзин использовал в своей поэзии опыт немецкой и английской литературы XVIII века. Позднее Карамзин возвратился к французской поэзии, в это время насыщавшейся сентиментальными предромантическими элементами.

С опытом французов связан интерес Карамзина к поэтическим «мелочам», остроумным и изящным стихотворным безделушкам, вроде «Надписей на статую Купидона», стихов к портретам, мадригалов. В них он пытается выразить изысканность, тонкость отношений между людьми, иногда вместить в четыре стиха, в два стиха мгновенное, мимолётное настроение, мелькнувшую мысль, образ. Наоборот, с опытом немецкой поэзии связана работа Карамзина по обновлению и расширению метрической выразительности русского стиха. Подобно Радищеву он недоволен «засильем» ямба. Он сам культивирует хорей, пишет трёхсложными размерами и в особенности насаждает белый стих, получивший распространение в Германии. Разнообразие размеров, свобода от привычного созвучия должны были способствовать индивидуализации самого звучания стиха в соответствии с индивидуальным лирическим заданием каждого стихотворения. Существенную роль сыграло поэтическое творчество Карамзина и в смысле разработки новых жанров.

П.А. Вяземский писал в своей статье о стихотворениях Карамзина (1867): «С ним родилась у нас поэзия чувства любви к природе, нежных отливов мысли и впечатлений, словом сказать, поэзия внутренняя, задушевная… Если в Карамзине можно заметить некоторый недостаток в блестящих свойствах счастливого стихотворца, то он имел чувство и сознание новых поэтических форм».

Новаторство Карамзина – в расширении поэтической тематики, в её беспредельном и неутомимом усложнении отзывалось потом чуть ли не на протяжении ста лет. Он первым ввёл в употребление белые стихи, смело обращался к неточным рифмам, его стихам была постоянно присуща «артистическая игра».

В центре поэтики Карамзина – гармония, составляющая душу стихов. Представление о ней носило несколько умозрительный характер.

2.4. Карамзин – реформатор русского литературного языка

1) Несоответствие теории «трёх штилей» Ломоносова новым требованиям .

Творчество Карамзина сыграло большую роль в дальнейшем развитии русского литературного языка. Создавая «новый слог», Карамзин отталкивается от «трёх штилей» Ломоносова, от его од и похвальных речей. Реформа литературного языка, проведённая Ломоносовым, отвечала задачам переходного периода от древней к новой литературе, когда ещё было преждевременным полностью отказаться от употребления церковнославянизмов. Теория «трёх штилей» часто ставила писателей в затруднительное положение, так как приходилось употреблять тяжёлые, устаревшие славянские выражения там, где в разговорном языке они были уже заменены другими, более мягкими, изящными. Действительно, эволюция языка, начавшаяся ещё при Екатерине, продолжалась. Вошло в употребление множество таких иностранных слов, которых не существовало в точном переводе на славянском языке. Объяснить это можно новыми требованиями культурной, интеллигентной жизни.

«Три штиля», предложенные Ломоносовым, опирались не на живую разговорную речь, а на остроумную мысль писателя-теоретика. Карамзин же решил приблизить литературный язык к разговорному. Поэтому одной из главных его целей было дальнейшее освобождение литературы от церковнославянизмов. В предисловии ко второй книжке альманаха «Аониды» он писал: «Один гром слов только оглушает нас и никогда до сердца не доходит».

Вторая черта «нового слога» состояла в упрощении синтаксических конструкций. Карамзин отказался от пространных периодов В «Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие от Ломоносова, Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями.

Третья заслуга Карамзина заключалась в обогащении русского языка рядом удачных неологизмов, которые прочно вошли в основной словарный состав. «Карамзин, – писал Белинский, – ввёл русскую литературу в сферу новых идей, и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела». К числу нововведений, предложенных Карамзиным, относятся такие широко известные в наше время слова, как «промышленность», «развитие», «утончённость», «сосредоточить», «трогательный», «занимательность», «человечность», «общественность», «общеполезный», «влияние» и ряд других. Создавая неологизмы, Карамзин использовал главным образом метод калькирования французских слов: «интересный» от «interessant», «утончённый» от «raffine», «развитие» от «developpement», «трогательный» от «touchant».

Мы знаем, что ещё в петровскую эпоху в русском языке появилось множество иностранных слов, но они большей частью заменяли уже существовавшие в славянском языке слова и не являлись необходимостью; кроме того эти слова брались в необработанном виде, и поэтому были очень тяжелы и неуклюжи («фортеция» вместо «крепость», «виктория» вместо «победа», и т.п.). Карамзин, напротив, старался придавать иностранным словам русское окончание, приспосабливая их к требованиям русской грамматики, например, «серьёзный», «моральный», «эстетический», «аудитория», «гармония», «энтузиазм».

Большая часть молодых литераторов, современных Карамзину, приняли его преобразования и пошли за ним. Но не все современники были с ним согласны, многие не захотели принять его нововведения и восстали не Карамзина, как на опасного и вредного реформатора. Во главе таких противников Карамзина встал Шишков, известный государственный деятель того времени.

Шишков был горячим патриотом, но не был филологом, поэтому нападки его на Карамзина не были филологически обоснованы и носили скорее моральный, патриотический, а иногда даже политический характер. Шишков обвинял Карамзина в порче родного языка, в антинациональном направлении, в опасном вольнодумстве и даже в порче нравов. В своём сочинении «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка», направленном против Карамзина, Шишков говорит: «Язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения, неумолчный свидетель дел. Где нет в сердце веры, там нет в языке благочестия. Где нет любви к отечеству, там язык не изъявляет чувств отечественных».

Шишков хотел сказать, что только чисто славянскими словами можно выражать чувства благочестивые, чувства любви к отечеству. Иностранные слова, по его мнению, искажают, а не обогащают язык: – «Древний славянский язык, отец многих наречий, есть корень и начало российского языка, который сам собой изобилен был и богат», он не нуждался в обогащении французскими словами. Шишков предлагает заменить уже установившиеся иностранные выражения старыми славянскими; например, заменить «актёр» на «лицедей», «героизм» – «добледушие», «аудитория» – «слушалище», «рецензия» – «рассмотрение книг», и т.д.

Нельзя не признать горячей любви Шишкова к русскому языку; нельзя не признать и того, что увлечение всем иностранным, особенно французским, зашло в России слишком далеко и повело к тому, что язык простонародный, крестьянский стал сильно отличаться от языка культурных классов; но нельзя также не признать того, что нельзя было остановить естественно начавшуюся эволюцию языка; нельзя было насильно вернуть в употребление уже устаревшие выражения, которые предлагал Шишков, как например: «зане», «убо», «иже», «яко» и другие.

Карамзин даже не отвечал на обвинения Шишкова, зная твёрдо, что им всегда руководили исключительно благочестивые и патриотические чувства (так же как и Шишковым!), но что понять они один другого не могут! За Карамзина отвечали его последователи.

В 1811 году Шишков основал общество «Беседа любителей русского слова», членами которого были Державин, Крылов, Хвостов, кн. Шаховской и другие. Целью общества было поддержание старых традиций и борьба с новыми литературными течениями. В одной из комедий Шаховской осмеял Карамзина. За Карамзина обиделись его друзья. Они тоже создали литературное общество, и на своих шутливых собраниях высмеивали и пародировали заседания «Беседы любителей русского слова». Так возник знаменитый «Арзамас», борьба которого с «Беседой…» напоминает отчасти борьбу во Франции XVIII века. В Арзамас входили такие известные люди, как Жуковский, Вяземский, Батюшков, Пушкин. Арзамас прекратил своё существование в 1818 году.

III. Заключение.

Современники сравнивали его с Петром Великим. Это, конечно, метафора, одно из тех пышных поэтических уподоблений, на которые был столь щедр век Ломоносова и Державина. Однако вся жизнь Карамзина, его блистательные начинания и свершения, оказавшие огромное воздействие на развитие отечественной культуры, были и в самом деле столь необыкновенны, что вполне допускали самые смелые исторические аналогии.

IV. Библиография.

1. К. Бестужев-Рюмин. Биографии и характеристики (летописцы России). – СПб, 1882.

2. Благой Д.Д. От Кантемира до наших дней. – М., 1979

3. Венгеров С.А. Источники словаря русских писателей, т.2, СПб, 1910.

4. Верховская Н.П. Карамзин в Москве и Подмосковье. – М., 1968.

5. Виноградов В.В. История русского литературного языка. – М., 1978.

6. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XVIII вв. – М., 1982

7. Виноградов В.В. Язык и стиль русских писателей: от Карамзина до Гоголя. – М., 1990.

8. Ждановский Н.П. Русские писатели XVIII века. – М.. 1954.

9. Западов А.В. Русская литература XVIII века. – М., 1979.

10. Западов А.В. Русская проза XVIII века. – М., 1979.

11. Иконников В.С. Карамзин – историк. – СПб, 1912.

12. Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма. – М., 1982.

13. Карамзин Н.М. Избранное / предисловие Л. Емельянов. – М., 1985

14. Карамзин Н. и Дмитриев И. Избранные стихотворения. – Л., 1953

15. Карамзин и поэты его времени. – Л., 1936.

16. Карамзин Н.М. Письма русского путешественника / предисловие Г.П. Макогоненко. – М., 1988.

17. Н.М. Карамзин: указ. трудов лит., о жизни и творчестве. – М., 1999.

18. Ключевский В.О. Исторические портреты. – М., 1991.

19. Коваленко В.И. Политическая мысль в России. Творческие портреты // Вестник Московского университета, серия 12, №2, 1999, с. 57.

20. Кочеткова Н.Д. Литература русского сентиментализма. – СПб, 1994.

21. Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. – М., 1998.

22. Макогоненко Г.П. От Фонвизина до Пушкина. – М., 1969.

23. На путях к романтизму, сборник научных трудов. – Л., 1984.

24. Найдич Э.Э. От Кантемира до Чехова. – М., 1984.

25. Орлов А.А. Русский сентиментализм. – М., 1977.

26. Орлов П.А. История русской литературы XVIII века. – М., 1991.

27. Осетров Е.И. Три жизни Карамзина. – М., 1985.

28. Осоргина А.И. История русской литературы. – Париж, 1955.

29. Очерк жизни и деятельности Н.М. Карамзина, СПб, 1866.

30. Павлович С.Э. Пути развития русской сентиментальной прозы. – Саратов,1974

31. Пирожкова Т.Ф. Карамзин – издатель Московского журнала. – М., 1978.

32. Платонов С.Ф. Н.М. Карамзин… – СПб, 1912.

33. Погодин М.П. Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников, ч.I, II. – М., 1866.

34. Поспелов Г. Классики русской литературы, критико-биографические очерки. – М., 1953.

35. Проблемы изучения русской литературы XVIII века. От классицизма к романтизму. – Л., 1974

Как многим обязана русская поэзия Карамзину! Он оставил по себе след как заглавная фигура целого литературного периода. Чем отмечен этот период? Тем, что, благодаря Карамзину, русский читатель начал несколько по-иному думать, чувствовать и изъясняться. А от этого лучше понимать и себя, и других. Значение личности и творчества Карамзина не только историческое. Мы используем в своей речи много слов, введенных в разговорный оборот именно Карамзиным. А ведь речь есть всегда отражение и интеллекта, и культуры, и духовной зрелости человека. Моральный, трогательный, утонченный, занимательный, влюбленность, общение, влияние, обдуманность, развитие, цивилизация… и много других слов и понятий привнес Карамзин в литературу и в наш повседневный быт.

Первоначально перечисленные слова были только кальками (французское слово calque означает копия). Калька образуется путем более или менее точного воспроизведения на родном языке иностранного слова или выражения. Это — заимствование, приспособленное к нормам своего языка. Например, моральный — карамзинская калька с французского moral . Утонченный — его же новое словечко, образованное от французского raffin (рафинированный, то есть утонченный). Карамзин начал реформу русского литературного языка, завершить которую выпало на долю Пушкину.

Когда уже в начале XIX столетия Карамзин резко отошел от литературы, наверное, не без сожаления, а может быть, даже душевной боли, оставлял он занятия поэзией. Все свои силы обратит теперь этот удивительный человек на труднейшее и благороднейшее дело: воссоздание истории Отечества. В 1836 году, незадолго до собственной кончины, Пушкин скажет: «Чистая, высокая слава Карамзина принадлежит России, и ни один писатель с истинным талантом, ни один истинно ученый человек, даже из бывших ему противниками, не отказал ему дани уважения глубокого и благодарности».

Литература

  1. Карамзин Н.М. Избранные сочинения: В 2 т. М.; Л., 1964.
  2. Карамзин Н.М. Полное собрание стихотворений / Вступ. ст. Ю.М. Лотмана. М.; Л., 1966.
  3. Карамзин Н.М. Сочинения: В 2 т. М.; Л., 1986.
  4. Гуковский Г.А. Русская поэзия XVIII века. Л., 1927.
  5. Кочеткова Н.Д. Поэзия русского сентиментализма. Н.М. Карамзин. И.И. Дмитриев // История русской поэзии: В 2 т. Л., 1968. Т. 1.
  6. Орлов П.А. Русский сентиментализм. М., 1977.
  7. Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. М., 1987.
  8. Русская литература. Век XVIII. Лирика. М., 1990.
  9. Словарь литературоведческих терминов. М., 1974.
  10. Литературная энциклопедия терминов и понятий. М., 2001.

Читайте также другие темы главы VII.

Он был признанным главой русского сентиментализма. Но в его творчестве начала XIX века произошли довольно существенные перемены. Сентиментализм на уровне «Бедной Лизы» остался в прошлом и стал уделом эпигонов типа кня­зя П. И. Шаликова.

Карамзин и его соратники ушли вперед, развивая ту пер­спективную сторону русского сентиментализма, которая ор­ганично связывала его с просветительством на одном полю­се и с романтизмом на другом, которая открывала русскую литературу навстречу насущно необходимым ей в процессе своего становления западноевропейским влияниям.

Сентиментализм карамзинской школы в начале XIX века ярко окрашен предромантическими веяниями. Это течение переходное, емкое, синтезирующее в себе черты класси­цизма, просветительства, сентиментализма и романтизма. Без обогащения русской духовной культуры западноевро­пейскими общественными и философскими идеями, эстети­ческими представлениями и художественными формами са­моопределение и развитие русской литературы, стремящейся стать «с веком наравне», было невозможно.

На этом пути русская литература столкнулась в начале XIX века с большими препятствиями: необходимо было ре­шить задачу огромной национально-исторической важ­ности — привести лексический состав русского языка в со­ответствие с инородными ему западноевропейскими идеями К понятиями, уже освоенными образованной частью общест­ва! сделать их общенациональным достоянием. Образованная Прослойка дворянства выражала эти идеи и понятия на французском языке, а для перевода их на русский в отече­ственном языке не существовало слов адекватного смысла и значения.

Разумеется, в «галломании» дворянского общества ска-аался космополитизм. Не случайно язык фамусовской Моск­вы Чацкий в «Горе от ума» Грибоедова остроумно назовет «смесью французского с нижегородским». Но в увлечении французским языком была и другая, может быть, более су­щественная причина, ничего общего с «галломанией» и низ­копоклонством перед Западом не имевшая. После петров­ских преобразований в России возник разрыв между духовными запросами просвещенного общества и семанти­ческим строем русского языка. Все образованные люди вы­нуждены были говорить по-французски, ибо в русском язы­ке не существовало слов и понятий для выражения многих мыслей и чувств.

Кстати, в то время французский язык действительно имел общеевропейское распространение; не только русская, но, например, и немецкая интеллигенция предпочитала его родному языку, что оскорбляло национальные чувства нем­ца Гердера не менее, чем русского Карамзина. В статье 1802 года «О любви к отечеству и народной гордости» Ка­рамзин писал: «Беда наша, что мы все хотим говорить по-французски и не думаем трудиться над обрабатыванием собственного языка; мудрено ли, что не умеем изъяснять им некоторых тонкостей в разговоре» — и призывал дать род­ному языку все тонкости языка французского. Лпе — утонченный; 1оиспап1; — трогательный и т. д.;

8) наконец, Карамзин изобрел неологизмы по аналогии по словами французского языка: промышленность, будущность, потребность, общеполезный, усовершенствованный и др.

В статье «Отчего в России мало авторских талантов» (1802) Карамзин обратил внимание на необходимость обнов­ления не только лексического, но и синтаксического строя русской речи: «Истинных писателей было у нас еще так ма­ло, что они не успели дать нам образцов во многих родах; не успели обогатить слов тонкими идеями; не показали, как надобно выражать приятно некоторые даже обыкновенные мысли… Русский кандидат авторства, недовольный книга­ми, должен закрыть их и слушать вокруг себя разговоры, чтобы совершенно узнать язык. Тут новая беда: в лучших домах говорят у нас более по-французски… Что ж остается делать автору?Выдумывать, сочинять выражения; угады­вать лучший выбор слов; давать старым некоторый новый смысл, предлагать их в новой связи, но столь искусно, что­бы обмануть читателей и скрыть от них необыкновенность выражения» (курсив мой.Ю. Л.).

Глубоко реформировал Карамзин сам строй русской лите­ратурной речи. Он решительно отказался от тяжелой и не­соответствующей духу русского языка немецко-латинской синтаксической конструкции, введенной Ломоносовым. Вместо длинных и неудобопонятных периодов Карамзин стал писать ясными и краткими фразами, используя как образец легкую, изящную и логически стройную французскую про­зу. Поэтому суть реформы Карамзина не может быть сведе­на к сближению книжных норм с формами разговорного языка дворянского света. Карамзин и его сподвижники бы­ли заняты творчеством общенационального языка, литера­турного и разговорного одновременно, языка интеллектуаль­ного общения, устного и письменного, отличающегося как от книжного стиля, так и от бытового просторечия, дворянско­го в том числе.

Осуществляя эту реформу, Карамзин, как это ни странно может показаться, ориентировался на языковые нормы не романтизма, афранцузского классицизма, на язык Корнеля и Расина, а также на язык французского Просвещения XVIII века. И в этом смысле он был гораздо более последо­вательным «классиком», чем его противник А. С. Шишков. Ориентация на зрелый и обработанный французский язык позволила сторонникам Карамзина, Жуковскому и Батюш­кову, создать в русской поэзии «школу гармонической точ­ности», усвоение уроков которой помогло Пушкину завер­шить становление языка новой русской литературы.

А это говорит о том, что ни классицизма, ни сентимента­лизма, ни романтизма в чистом виде в русской литературе просто не существовало. Это и понятно: она в своем развитии устремлялась к созданию реализма общенационального Масштаба и звучания, реализма, свойственного творцам эпо­хи западноевропейского Возрождения.

Исследователи литературы эпохи Возрождения давно обратили внимание на то, что искусство писателей и поэтов ТОГО далекого времени, как в зерне, заключало в свернутом иде все последующие направления развития европейской литературы, все элементы будущих литературных направле­ний — классицизма, просветительского реализма, романтиз­ма. Собирая в мощный синтез эти направления, развернув­шиеся в западноевропейской литературе, русский реализм формально как бы отступал назад, к реализму Возрождения, КО фактически, как мы увидим далее, устремлялся далеко перед.

Карамзину в его языковой реформе не удалось, конечно, избежать крайностей и просчетов. В. Г. Белинский заметил: «Вероятно, Карамзин старался писать, как говорится. По­грешность его в сем случае та, что он презрел идиомами рус­ского языка, не прислушивался к языку простолюдинов и не изучал вообще родных источников». Действительно, стрем­ление к изяществу выражений приводило язык Карамзина к обилию эстетических перифраз, заменяющих простое и грубое слово, например не «смерть», а «роковая стрела»: «Счастливые швейцары! Вся жизнь ваша есть, конечно, при­ятное сновидение, и самая роковая стрела должна кротко летать в грудь вашу, не возмущаемую тиранскими страс­тями».

Эту односторонность Карамзина русская литература пер­вой четверти XIX века уравновесила явлением баснописца И. А. Крылова.

В языке Крылова просторечие, разговорные и народно-по-ггические обороты, идиомы, идиоматические и фразеологи­ческие сочетания перестали быть приметами низкого стиля: они используются не нарочито, а естественно, в согласии с духом самого языка, за которым скрывается исторический опыт народа, строй народного сознания. Вслед за Крыловым А. С. Грибоедов в комедии «Горе от ума» освоил язык фа-мусовского общества и дал образец дворянского просторечия.

Стремление к тонкости мысли и точности ее словесного выражения нередко приводило Карамзина, а особенно его эпигонов, к манерности, вычурности. «Чувствительность» перерождалась в приторную слезливость. Резкий разрыв с церковнославянизмами, с высоким стилем древнерусской ли­тературы и русского XVIII века ограничивал возможности нового слога изображением интимных переживаний. Этот слог оказался мало приспособленным для выражения гражданских, патриотических чувств. Сам Карамзин это чувствовал и в поздних трудах пытался исправить свои недостатки.

«История государства Российского», которой писатель отдал последние двадцать лет жизни, написана уже слогом не чувствительного автора, а гражданина и патриота, что пре­вращает труд Карамзина в крупнейшее достижение русской допушкинской прозы. Стиль «Истории государства Россий­ского», без сомнения, оказал прямое влияние на становле­ние гражданской лирики декабристов и на вольнолюбивую лирику Пушкина Петербургского и Южного периодов его творчества.

Как Карамзин стал революционером русского языка и консерватором истории / Радио Маяк

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, неплохо бы предварить нашу страницу нынешнюю научно-популярного журнала «Кафедра» словами не историка, а беллетриста, Михаила Афанасьевича Булгакова. Разумеется, это не его слова, а слова его персонажей: «Вы историк?» — «Да, пожалуй, что историк. Сегодня на Патриарших будет интересная история». Дорогие друзья, о человеке, которого мы знаем, как отца русской исторической науки, хочется об этом поговорить не просто так, а по поводу — ему в эти дни исполняется 250 лет, поговорить в той странице, которая посвящена великому XIX веку Российской империи. У нас в гостях кандидат филологических наук, научный сотрудник Отдела лингвистического источниковедения и истории русского литературного языка Института русского языка имени В.В. Виноградова Российской академии наук, преподаватель РГГУ Александра Андреевна Плетнева. Здравствуйте, Александра Андреевна.

А.ПЛЕТНЕВА:  Здравствуйте.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Огромное спасибо за то, что часть своего выходного дня вы подарили радиослушателям радиостанции «Маяк».

А.ПЛЕТНЕВА:  У меня не такой выходной день, у меня сегодня студенты с утра были.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Суббота. Ну, тем более, спасибо за то, что после работы вы пришли к нам. Для того чтобы поговорить о Карамзине, деятельность которого далеко не исчерпывается написанием громадного исторического труда многотомного, можно, для того чтобы сбить накал такого пафоса – 250 лет, это дата, я расскажу исторический анекдот. Я не знаю, правда это или нет, это исторический анекдот. Разумеется, процитирую по памяти. За столом на обеде или на завтраке у Александра I рядом сидели Карамзин и будущий почетный член Оксфордского университета атаман Платов. Ну, стал он почетным членом Оксфорда чуть позже. И атаман Платов, который до этого не был лично знаком с Карамзиным, ну, он знал: «А вы, я слышал, сочинитель?». Ну, разумеется, сочинитель, беллетрист и публицист Карамзин сказал: «Да». На что веселое, будущее университетское светило сказало: «А я, признаться, люблю сочинителей, они все такие пьяницы». Это вот такой исторический анекдот о встрече Платова и Карамзина за столом у Александра. И все-таки, я помню, когда я поступал в МГУ в 1980-е годы, когда я учился, уже тогда мы относились к историческому наследию Карамзина, как и следует в конце XX и сейчас уже начало XXI века, в памяти народной Карамзин, прежде всего, это великий историк. Вот вы не считаете, что это не правильно?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, нет, я не считаю, что это неправильно, он, конечно, великий историк.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, прежде всего, великий историк.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, он не только, конечно, великий историк, он еще и реформатор русского языка. Я, как филолог, вам говорю.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот, я же к этому и подвожу. Потому что, когда мы говорим реформатор, отец русского языка, мы вспоминает только одну фигуру, человек чуть младше, родился на 34 года позже, это Александр Сергеевич, а о Карамзине мы или забываем, это в лучшем случае, или не знаем.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, да, действительно, все, когда говорят о том, что Пушкин создал русский язык, новый русский литературный язык, как-то не думают, что без Карамзина не было бы и Пушкина.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Абсолютно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Потому что Карамзин, конечно, был революционером в этом плане. Он изменил сам строй языка, синтаксический строй, строй предложения, он очень много сделал и сознательно делал, и об этом потом его последователи говорили. И, конечно, вот то, на чем создавалась русская классическая литература, это наследие Карамзина, тот язык, на котором она создавалась, это, конечно, его заслуга. Ну, могу рассказать, в чем, собственно, дело, что он сделал.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот я бы так хотел, чтобы вы объяснили, что такое, ну, практически революция в русском языке от Карамзина, а потом будет следующий вопрос. С какой стати, зачем?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, что сделал Карамзин, он последовательно отказывался от влияния церковнославянского языка на русский язык. То есть мы знаем, что Петр I своей монаршей волей решил, что в России литературным языком должен быть не церковнославянский, а русский язык. И потом весь XVIII век писатели и филологи пытались этот русский литературный язык слепить из чего-то, из того материала, которым они владели, и который казался им достойным. Здесь, конечно, можно вспомнить Тредиаковского, Сумарокова и, конечно, Ломоносова, который очень много сделал, но именно Ломоносов утвердил в русском языке вот такую славянскую струю и закрепил в русском языке большое количество славянских слов, выражений.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Славянских слов?

А.ПЛЕТНЕВА:  Церковнославянских. Он потому что писал о пользе книг церковных и был большим сторонником вот этой церковнославянской составляющей русского литературного языка. И к началу XIX века русский язык был такой то, что мы сейчас говорим, тяжеловатый. У него и синтаксис был такой, как бы предназначенный для публичного произнесения торжественных речей, и лексика была наполнена большим количеством архаических выражений.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Прежде всего, архаизма.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да. Люди говорили не так, как они писали, и не так, как они произносили проповеди или какие-то важные речи. В салоне они, конечно, говорили не так. Ну, мы говорим о салонной речи, потому что именно салонная речь была вот той основой, на которую ориентировался Карамзин. Карамзин, который в молодости путешествовал по Европе, и представлял себе, как говорят и как пишут в Германии, во Франции, в Англии, пытался и в России создать вот такой литературный язык, который ориентировался бы на речь, не на письменные тексты, старые, образцовые тексты, а на живую речь образованных людей. И, собственно, вот в этом как бы и зерно его революции языковой. Он создавал тексты, которые ориентировались на речь образованных дворян светского общества, салона, и старался писать так, как они говорили. И соответственно он довольно критично относился к наследию церковнославянскому, которое XVIII век как бы берег, и к началу XIX века это наследие он не растерял. А вот Карамзин, он говорил, что церковнославянский язык это такой же чужой язык для русских, как и любой другой. И это была совершенно новая вещь, потому что всегда считалось, что церковнославянский язык для русского человека это наше все, это вот на нем базируется.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Это единственный письменный язык образованного человека.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, до XVIII века, да. А в XVIII веке вот эти начинаются языковые эксперименты, они пытаются, вот что-то возьмут из церковнославянского, что-то из живого языка, что-то из такой народной речи, там Фонвизин, например, и вот они из этого, как лепят.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Бессистемно, в общем.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, у каждого своя система была, а единой такой, конечно, системы не было. И вот к началу XIX века, в конце XVIII уже ощущалось, что литературный язык в России, он не такой, как во Франции. Ведь надо еще помнить, что образованное общество говорило все по-французски. Мы знаем эти истории, что и русский, и французский, они были…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Я больше скажу, некоторые по-русски не писали. Чуть позже, вот сейчас как раз вспоминаем декабрьские события, Лунин давал показания не на русском языке, он плохо на русском, то есть многие писали по-французски лучше.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, и читали тоже.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А что читать-то?

А.ПЛЕТНЕВА:  Читать было нечего по-русски, да. И в некотором смысле вот эта революция Карамзина это отказ от французского языка. То есть в русский надо привнести то, что есть во французском, найти для этого правильные слова, правильные выражения, чтобы люди могли говорить по-русски, выражая те же мысли, которые они могут выразить по-французски.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Здоровый научный патриотизм.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да. Хотя все, конечно, считают патриотом его противника идеологического Шишкова, но это просто разный, так сказать, патриотизм.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, дорогие друзья, вы знаете, они в конце жизни, то есть они как-то потом сошлись и подружились, но, правда, уже на другой совершенно базе. Мы вспоминаем сегодня в честь 250-летия его, Николая Карамзина, человека, которого считают великим историком и заслуженно, и часто забывают о нашем большинстве. Часто забывают, что мы сейчас говорим на языке, основы которого заложил, наверное, можно так сказать, Николай Карамзин. И человеке, который придумал, дорогие друзья, в начале XIX века, придумал, сконструировал слова, которые мы используем до сих пор.

А.ПЛЕТНЕВА:  Например, слово «меланхолия».

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Знаете, какое слово мы часто используем, причем, как правило, неправильно используем – «человечность». До Карамзина человечность была, а слова такого не было.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, потому что он брал понятия европейские и находил для них эквивалент в русском языке. Иногда он просто переводил, как слово «меланхолия».

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, да, это просто.

А.ПЛЕТНЕВА:  А иногда он брал слова, которые уже были и были в другом значении, и использовал их в новом, приближенном к европейским контекстам, философским или литературном значении, и вот, собственно, довольно много слов в русском языке, которые как бы переосмыслил. Он не то, что их придумал, он их переосмыслил и вложил в них новое содержание. И мне кажется, это такой достаточно интересный феномен, о котором мы все забываем. Например, слово «впечатление», оно встречалось раньше и до Карамзина, но впервые Карамзин это слово употребляет по отношению к человеку, к его физическим ощущениям. Потому что раньше это слово использовалось в связи с печатью. Впечатление это то, что…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Впечатление, запечатлеть.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, оттиск, отпечаток, в таком значении употреблялось, именно в связи с печатным делом. А вот такое метафорическое значение, впервые его в этом значении употребил Карамзин.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, вот объясните мне, зачем и как? Понимаете, если я сейчас начну придумывать новый русский язык, я его придумаю в рамках своей семьи, и то он в рамках моей семьи будет отвергнут. Когда мы говорим, человек придумал, реформировал русский литературный язык, мы себе представляем, как вышел указ государя-императора: «Теперь русский литературный язык будет…» Ну, это же смешно, это же не так все происходило.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, конечно, не так.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  И Карамзин это был не государь-император, несмотря на всю свою близость к нему.

А.ПЛЕТНЕВА:  Конечно, не так это было. Но, на самом деле, не только Карамзин, но и многие литераторы и многие образованные люди чувствовали, что язык устарел.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот вы Фонвизина помянули, он пытался что-то.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, но, тем не менее, тот же Карамзин его критикует за то, что он использует очень много архаических слов, которые в реальной речи не используются. И как раз Карамзин предлагал приблизить литературный язык, то есть язык, на котором пишут, к речи образованного человека. Чтобы в нем было поменьше старых, устаревших слов, чтобы в нем были те слова, которые человек мог только по-французски, а не по-русски выразить. А он хотел подобрать в русском языке слова, чтобы те же мысли можно было выразить по-русски. И вот, собственно, в этом, мне кажется, и была причина вот этой вот языковой революции Карамзина — сделать русский язык равным другим европейским языкам. То есть Россия, как великая держава в начале XIX века и язык ее должен отражать те же понятия, он должен быть таким же гибким, таким же стилистически разнородным, для того чтобы выразить то, о чем говорят европейцы, и о чем они пишут в своих литературных, философских и публицистических журналах.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, а как сподвигнуть народ на это дело? Как Карамзин это делал? Ну, можно написать литературное произведение.

А.ПЛЕТНЕВА:  Он так и делал, он писал тексты, он не писал грамматику языка или словарь новый, он писал тексты. Он, собственно, создавал журналы, скажем, «Вестник Европы» это его такой частный проект, можно сказать. И в этих журналах писали люди, которые пытались именно таким образом на русском языке выразить вот эти сложные новые для русского языкового сознания понятия и составить такие предложения новым образом. То есть в этом журнале просто писали люди, и там была редактура, которые писали по-новому.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Насчет редактуры. Кто с ним работал? Кого он публиковал в своем толстом журнале?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, он, конечно, не публиковал, я могу сказать, кого он не публиковал.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, давайте, кого он не публиковал?

А.ПЛЕТНЕВА:  Он не публиковал своих оппонентов, которые совершенно по-другому выражались, которые не использовали заимствования, которые боялись заимствования, как огня, которые на том устаревшем языке конца XVIII века по-прежнему изъяснялись. Таких было достаточно много в России. Когда мы говорим об этой языковой полемике начала XIX века, мы говорим об архаистах и новаторах. Вот он не публиковал архаистов. Это последователи Шишкова, это Шаховской, о котором пишет Пушкин, например, в конце концов, это дедушка Крылов.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Я хотел, вы знаете, у меня два старика вертятся — Крылов и Державин.

А.ПЛЕТНЕВА:  Еще есть Гнедич, переводчик.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Гнедич, конечно. Я, кстати, забыл сказать, дорогие друзья, Карамзин еще и переводчик хороший, это очень важно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, безусловно. Просто, таким образом, целое направление было в литературе и в публицистике, которое создавали новые молодые литераторы.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот, я хотел сказать, молодые и еще пока не очень популярные, да?

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, да. Но хотя за Карамзиным, конечно, пошли. За ним пошла русская литература. Последователями Карамзина можно назвать Жуковского, Вяземского, Батюшкова, в общем, такие имена в русской литературе не последние, так скажем.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Мягко говоря, да.

А.ПЛЕТНЕВА:  Поэтому и, собственно, то, что Пушкин потом делает, это, конечно, основывается на…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Я вот это хотел спросить, все-таки Пушкин стоял, то есть, в гроб сходя, его благословил, конечно, Державин, но стоял Пушкин на том, что начал делать, начал, разумеется, только Николай Карамзин.

А.ПЛЕТНЕВА:  Вот еще такая важная вещь, когда мы говорим о реформе Карамзина, Карамзин изменил порядок слов русского предложения. То есть он приблизил к европейским языкам структуру предложения самого.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А это мы сейчас с вами поспорим, на самом деле. Я вот как раз сегодня с утра об этом, о структуре-то и думал. С вашего позволения, разумеется, спорить мы будем, вы, как профессионал, а я, как не профессионал, поскольку я не профессиональный филолог, и вообще никакой не филолог. Дорогие друзья, мы говорим на исходе 2016 года на языке, который сильно, конечно, отличается от языка, говорим и пишем, ну, те, кто умеет писать, разумеется, говорим и пишем на языке, который сильно отличается от языка начала XIX века. Тем не менее, с уверенностью можно сказать, и это данность, мы используем тот язык, основы которого заложил, и сотоварищи, разумеется, наш великий соотечественник Николай Карамзин, беллетрист, публицист, гениальный переводчик, историк и, собственно говоря, отец, самый главный отец, наверное, русского литературного языка. Если здесь есть главный и не главный. Ну, хорошо, один из отцов, если отцов может быть много. Александра Андреевна, он сделал тот язык, который структурно, если сравнивать с немецким литературным, вот такой, здесь у меня отрицательной коннотации нет, такой аморфный, он глагол убрал. Вот, кто это сделал, Карамзин или нет?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, если мы почитаем, скажем, русские былины, мы увидим, что там порядок слов другой. И летописи, древнерусские тексты. Мы, например, увидим такую вещь, что в текстах повествовательных всегда глагол стоит на первом месте – пришел, а потом сказано, кто.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, во-первых, он всегда есть.

А.ПЛЕТНЕВА:  Он есть, да, есть глагол.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Всегда есть глагол, что сейчас не всегда в наших предложениях. И на первом месте. Он не на первом, да?

А.ПЛЕТНЕВА:  Он был исторически сначала, а потом подлежащее. А Карамзин поменял их местами. Сейчас сначала – кто, а потом – что делает. А до Карамзина нормальный порядок слов был обратный.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Единственно нормальный порядок слов, ну, с какими-то допущениями.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, да. Но, во всяком случае, скажем, если былины посмотрим, там, безусловно, действие на первом месте, а делатель на втором. Приехал там Илья, куда.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Было строго довольно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, строго, не строго, трудно, ученые пока не знают, насколько строго. Это, скорее, такие эмпирические такие, мы не посчитали еще. Но, тем не менее, этот строй, когда сначала стоит сказуемое, а потом подлежащее, он имеет место в исторических текстах. И в XVIII веке у того же Ломоносова тоже вот такие предложения, где сначала глагол, а потом подлежащее, встречаются довольно часто.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Что очень далеко от русского хорошего разговорного языка.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, и разговорного и сегодняшнего литературного, конечно, тоже. Потому что у нас, если человек будет говорить: «Пришел я туда-то», это довольно странно. Он все-таки: «Я пришел», — говорит.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, ну, это «Звездные войны», там Йода говорил, меняя порядок слов, вот примерно так.

А.ПЛЕТНЕВА:  И вторая вещь, тоже касающаяся синтаксиса и порядка слов, это местоопределение. То есть в древнерусских текстах часто определение стоит после определяемого слова.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Я прошу прощения, пример приведите.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, например, не знаю, любое прилагательное стоит после существительного — «ягода красная».

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А, да, да.

А.ПЛЕТНЕВА:  То есть прилагательное стоит…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ружейников недалекий, к примеру.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, да. Вслед за синтаксисом европейских языков, Карамзин это прилагательное поставил перед существительным, и теперь нормальный порядок слов русского языка, это мы говорим: «красная ягода», «белый снег», «новый компьютер». Не «компьютер мой новый», как, если бы были компьютеры, могли бы сказать литераторы XVIII века.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А он исходил из чего, он исходил из русской разговорной традиции, ну, салонной? Или все-таки исходил из английского и немецкого языка?

А. ПЛЕТНЕВА:  Ну, он, конечно, ориентировался на европейские языки, но в салонах и говорили с ориентацией на европейские языки.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Потому что часто это был единственный язык, вы знаете.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Соратник, не соратник, хороший знакомый Карамзина, в общем, Нессельроде, он на русском языке даже не писал.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, это правда, и это довольно распространенная ситуация.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Не умел просто, и говорил плохо.

А.ПЛЕТНЕВА:  Потому что ребеночку нанимали гувернанта, который с ним с трех лет разговаривал по-французски.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А бонна по-немецки, да.

А.ПЛЕТНЕВА:  А родителей ребеночек видел редко, у них была светская жизнь. Ребеночка растили сначала няня русская до 2-3 лет, а потом иностранец, и, конечно, ребеночек разговаривал по-французски часто лучше, чем по-русски.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  То есть он воспринял, Николай Карамзин воспринял традиции немецкого, французского, английского, главных европейских языков.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, европейских.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Скажите, пожалуйста, а вот, опять же, немецкий язык плохой пример, но все-таки надо не забывать, что немецкий язык это один из языков просвещения, это главный язык просвещения, и немецкую литературную традицию, дорогие друзья, напоминаю, никакой Германии тогда не было, это вообще одна из самых молодых стран Европы, но писали. Но там, вы знаете, там с глаголом все очень строго до сих пор в немецком языке, вот безумно строго, что очень смешно, конечно. Откуда появилось такое свободное обращение с глаголом в русском? От Карамзина? Или вообще свободно он может в любой части предложения стоять? Или все-таки Карамзин как-то его строго еще ставил пока?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, Карамзин старался строго ставить. Это очень хорошо видно, когда читаешь тексты, скажем, того же Фонвизина и потом Карамзина. Карамзин старался все-таки глагол ставить на определенное место. Конечно, наверное, нельзя сказать тоже, я не возьмусь вам сказать, что во всех случаях, но все-таки вот это…

И. РУЖЕЙНИКОВ:  Старался.

А.ПЛЕТНЕВА:  Старался, да, вот этот строй логический предложения, где у каждого слова есть определенное место, он старался его держать и сохранять в текстах. И, собственно говоря, начиная с Карамзина, тексты русской литературы в деревне никто не мог прочитать, потому что они…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Они привыкли к церковнославянскому.

А.ПЛЕТНЕВА:  К церковнославянскому, им был понятен, скажем, порядок слов авторов XVIII века им был понятен, того же Гнедича, хотя он и XIX начала.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, он писал старым языком, да.

А.ПЛЕТНЕВА:  Это, как ни странно, могли разобрать, что он пишет. А вот то, что писали Карамзин и его последователи, уже народ разобрать не мог.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, вы знаете, сейчас «Улисса» тоже не все читают, так что нормально абсолютно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, конечно, конечно. Нет, ну, потом и, собственно, русской литературы не было бы без этой революции карамзинской.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Подождите, а вот отношение какое, не отношение оппонентов… Дорогие друзья, без между прочим, мы очень часто страницы нашего радиожурнала делаем вместе с «Arzamas». Долго объяснять, почему нынешний «Arzamas» это «Arzamas», вот того «Arzamas» не было бы без Карамзина. Вообще вот весь «Arzamas» это то, что против той старины, ну, такой замшелой старины, вот тот «Arzamas». Скажите, но это же должно было встречать сопротивление не только литераторов? Священный Синод, как к этому относился?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, я думаю, что это параллельные вселенные. Я думаю, что никак Синод к этому не относился.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, он не мог, собственно говоря. Там обер-прокурор был, это всего лишь Синод.

А.ПЛЕТНЕВА:  Конечно. Но я думаю, что просто так общество было устроено в это время, что была группа людей, которая диктовала моду, правила и на которые, в общем, ориентировались все. То есть они были правы по определению, потому что они образованные, молодые, они несут новое в мир и на них смотрят, им подражают. И ориентироваться на тех, кто повторяет старое, в общем, никакого смысла нет.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А я про Священный Синод, знаете, почему спросил? Не так просто. Не потому, что мне хотелось бы услышать про гонения, которые, это смешно, конечно, которые испытывал современный русский язык от русского духовенства. Надо же не забывать, что, когда мы говорим немецкая литература, французская, английская литература, это литература, которая родилась после известных событий, которые связаны с книгой, «книга» с большой буквы. Дорогие друзья, реформация. Книга была переписана на языки паствы, на современные им языки. Ребят, с этого реформация и началась. И с этого начался современный немецкий язык, с этого начался современный английский язык, ну, не начался, развивался.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, говорят, главный человек нового времени это Гутенберг.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, вот, может быть, не Гутенберг, может быть, Мартин Лютер.

А.ПЛЕТНЕВА:  Может быть, и так, да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Мартин Лютер и Гутенберг, один — распространение, а другой — рождение. Потому что до этого главная книга, по которой учились, это была книга, которая написана по латыни, а не на современном немецком.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, в России тоже так было. Главная книга, по которой учились, это Псалтирь была.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Да, даже не Библия, а Псалтирь.

А.ПЛЕТНЕВА:  Но в это время еще нет разговоров о переводе Библии на русский язык, это более поздний процесс. Хотя русское библейское общество в начале XIX века, собственно, работало в 1820-е годы. Но они перевели Библию на русский язык, как раз на тот язык, который ввел Карамзин, это был очень современный перевод. И даже сегодня, когда мы читаем вот эти материалы библейского общества, мы видим, что язык перевода более современный, чем синодальный перевод современный на русский язык. То есть они как-то почувствовали, за каким вариантом русского языка будущее. Вот это библейское общество, которое, конечно, возглавляли протестанты в России, которое вот эту программу перевода Библии на все языки мира осуществляло, оно перевело на русский язык. Но судьба этих переводов плачевна, их уничтожили, их просто сожгли эти книги, потому что…

И. РУЖЕЙНИКОВ:  Потому что.

А.ПЛЕТНЕВА:  Потому что это было слишком радикально. И потом, когда через 50 лет к проекту перевода Библии на русский язык вернулись, перевели на более архаичный язык, чем вот эти библейские переводы 1820-х годов.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Удивительно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, которые ориентировались вот на такой карамзинский как раз стиль.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Скажите, пожалуйста, можно это оценить, как быстро новый русский литературный язык завоевал свое место, ну, мы говорим о толстых журналах, потому что главное распространение вообще литературы и мысли свежей, это толстые журналы. Как быстро это произошло, на ваш взгляд, ну, плюс, минус?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, мне трудно сказать. Но это было модное чтение, которое все читали. Я думаю, что это десятилетие.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Не более, да?

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, десять, пятнадцать лет. Но надо сказать в этой связи, что основной труд Карамзина, с которого мы с вами начинали «История государства Российского», он тоже написан тем самым легким языком, публицистичным языком.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Да, поэтому мы сейчас можем его читать.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, да. И это был такой акт просвещения людей. То есть, помимо того, что это первая история вообще и первая какая-то такая научная мысль в России, ну, не самая первая, там, конечно, Татищев был до него, но все-таки…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот такого масштаба первая, конечно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, конечно, такого масштаба первая. Но, тем не менее, она написана на том языке, который с удовольствием читали. Тот вариант языка, вот этот карамзинский…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  С удовольствием, это очень важно. Не продираясь через глаголы, с удовольствием читали. Скажите, пожалуйста, мы сейчас о детях говорила, Александра Андреевна, как Министерство просвещения воспринимало новый русский язык? Потому что я представляю, как бы сейчас воспринимали. Ну, сейчас бы тоже воспринимали по-разному, наверное, как и тогда. Общество, что сейчас, что тогда неоднородно, даже просвещенное общество. Не обязательно поляризировано, но неоднородно. Но сейчас бы, допустим, такое нововведение модное: «Ай-ай-ай, как так, а вот мы-то учились по-другому, и мы-то выросли».

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, да, у нас сейчас такие полемики – слово «кофе» какого рода? У нас весь народ прямо, который…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Я вам вот, что скажу, я давно определил для себя. Вот хочется, чтобы «кофе» был по Ожегову среднего рода, ради бога, пожалуйста. «Кофе» мужского рода, который, вероятно, от слова «кофий», я не знаю?

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, конечно, да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот это, я готов на это пойти. Но вот тех, кто слово «виски» в женский род или во множественное число переводит, я не могу простить. Вот «виски» это всегда он, потому что этот напиток не может быть женского рода, среднего рода, не может, понимаете. Или вы никогда просто не пробовали хороший виски.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, у Карамзина, конечно, был авторитет, авторитет литератора, авторитет журналиста.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Да ладно, подождите.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, конечно.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Этот авторитет не главный. Один из.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, как не главный? Ну, один из, но он такой модный человек был. Вот мы с вами говорили, что будущее создают модные люди, вот это из той же серии. Министерство…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Подождите, но давайте мы все-таки нашим радиослушателям скажем, он был воспитанником не последних юношей в государстве.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, безусловно.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вот к вопросу об авторитете. Все-таки в нашей стране авторитет и модный это разные вещи. Он, кроме того, что был модный писатель, он был воспитанником великих князей.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, да. Но общество было, конечно, по-другому устроено, безусловно.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, да, оно сословное было.

А.ПЛЕТНЕВА:  Оно было сословное, да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вес его был велик.

А.ПЛЕТНЕВА:  В общем, да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  По разным причинам.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, по разным причинам. Потом он был образованный человек, он знал много языков, он ездил в Европу, не все ездили в Европу в это время, в начале XIX века.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Да, и до сих пор не все ездят.

А.ПЛЕТНЕВА:  Он был в революционном Париже. Ну, надо сказать, он не поддержал революцию.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Консерватор был, конечно.

А.ПЛЕТНЕВА:  И потом, когда Наполеон пришел во Франции к власти, он говорил, что монархическое правление Франции больше, конечно, подходит, чем республиканское.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, Наполеон его послушал и стал императором.

А.ПЛЕТНЕВА:  Он был еще такой, конечно, человек, очень продуктивный, он много писал, он создавал эти журналы, создавал альманахи литературные. То есть он был человек, который звучал в обществе.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Звучал, постоянно звучал, вот это очень важно.

А.ПЛЕТНЕВА:  И не просто он там где-то сидел и пописывал себе, а он, тогда радио не было, компьютеров не было, но те средства, которые были, он использовал.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Практически все.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, и его тексты, они были событием в образованном обществе. И они были интересны, потому что, на самом деле, они, видимо, отражали вот эту потребность общественную в том, чтобы на родном языке можно было говорить так же, как на французском или на английском.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Обо всем, о низком и о высоком.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Вы знаете, время у нас заканчивается. Скажите, пожалуйста, а вот оцените, как филолог, если можно, серьезный вопрос. В 2016 году «Бедная Лиза», я сразу скажу, мне до сих пор нравится. Вот оцените.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, конечно, мы ее…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, в 2016 году оцените. Вот мы в 2016 году.

А.ПЛЕТНЕВА:  Я понимаю, ну, это, конечно, для нас устаревший язык, безусловно, как язык. И вообще сентиментализм для нас не то, чтобы близкое такое направление в литературе. То есть вот уже романтические тексты, они уже как-то читаются. Мы там понимаем, конечно, что надо…

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Да, через 16 как-то читать.

А.ПЛЕТНЕВА:  Но, конечно, мне кажется, что для современных людей этот текст уже трудный и архаичный.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Все равно интересно читать, очень интересно.

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, интересный, конечно. А потом он нарушал литературные каноны, потому что раньше, как, такой текст должен хорошо заканчиваться. А текст, который заканчивается трагедией, это совершенно тоже новое в литературе явление. И вообще про чувства не говорили же раньше. Чувства это что-то такое, о чем неприлично говорить в обществе.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  А уж, тем более, писать.

А.ПЛЕТНЕВА:  Да, Карамзин заговорил о чувствах, и тоже, конечно, и слова для этого нашел. Слов-то тоже в языке для этого не было.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, если у вас этот год заканчивается, знаете: «К новым свершениям», вспомните слово «промышленность». Такое, знаете, почему-то советская такая коннотация. Дорогие друзья, слово «промышленность» придумал Николай Карамзин. А я вспомнил слово «человечность», сегодня вспоминал. Какое еще такое можно вспомнить его слово, которое мы употребляем постоянно?

А.ПЛЕТНЕВА:  Ну, что-нибудь, например, «религия».

И.РУЖЕЙНИКОВ:  «Религия», кстати, да.

А.ПЛЕТНЕВА:  Вместо «веры» он тоже. Ну, много он слов, не знаю, «гармония», «героизм» вместо «доблести». Ну, трудно сказать, все ли их придумал лично Карамзин, потому что…

И. РУЖЕЙНИКОВ:  Но он их популяризировал и принес, и дал нам.

А.ПЛЕТНЕВА:  Но его оппоненты воспринимали, что это он.

И.РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, язык Карамзина — наш с вами язык. Спасибо за то, что вы нас слушали. Александра Андреевна, спасибо за то, что к нам пришли. Всего доброго.

А.ПЛЕТНЕВА:  И вам спасибо.

Библиотека РГПУ им. Герцена — Чистая, высокая слава Карамзина принадлежит России… К 250-летию со дня рождения Н. М. Карамзина

2016 год назван в России Годом Карамзина. 12 декабря исполняется 250 лет со дня рождения писателя, историка, члена Академии наук Николая Михайловича Карамзина.

Пушкинская фраза, ставшая заглавием выставки, отразила заслуженно высокую оценку деятельности писателя в глазах благодарных потомков. Как историк, как литератор, как реформатор русского литературного языка Карамзин занял прочное место в истории России. Материалы выставки отражают все эти направления творчества Н. М. Карамзина.

Особое внимание стоит обратить на выставленные дореволюционные издания произведений писателя. Многие из них вышли в серии «Дешевая библиотека». Такие издания были рассчитаны на массового читателя и свидетельствуют о всенародном интересе к «Истории государства Российского» и собственно литературным сочинениям писателя, в частности, к «Письмам русского путешественника». На некоторых из дореволюционных изданий можно встретить штамп библиотеки Николаевского Сиротского института, одного из подразделений Петербургского Воспитательного Дома, преобразованного после 1917 г. в III Петроградский педагогический институт, ныне РГПУ им. А. И.Герцена.

Несколько изданий «Истории государства Российского», представленные на выставке, служат доказательством непреходящей ценности труда «последнего летописца и первого историка России». Сам Карамзин считал знание истории необходимым и даже священным: «Что Библия для Христиан, то История для народов», — писал историк в одном из своих писем. Эти слова перекликаются со словами В. В. Путина из его послания к Федеральному собранию, прозвучавшие в декабре 2016 года: «Уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия…» Таким образом, изучение собственной истории остается незыблемой основой построения любого общества.

Роль Н. М. Карамзина как литератора и реформатора русского литературного языка освещается в книгах Ю. М. Лотмана, В. Н. Топорова, в статье В. Левенталя из сборника «Литературная матрица: Внеклассное чтение», а также в статье из журнала для учителей словесности «Литература» (2016, № 2).

Все издания, представленные на выставке доступны читателям фундаментальной библиотеки.

Карамзин — первый travel-блогер и реформатор русского языка | Москва 24

Плоды реформы русского языка Николая Карамзина мы вкушаем до сих пор!

3 июня 1826 года не стало историка, писателя, поэта Николая Карамзина. Он знаком всем как автор монументального труда «История государства Российского», однако его вклад в русскую словесность куда более объемен. Карамзин считается создателем русского литературного языка (хотя мнения лингвистов и историков разнятся), а его путевые заметки о поездке в Париж — первым произведением русской литературы в привычной нам языковой стилистике.

Всякий истинный талант, платя дань веку, творит и для вечности.
Н.Карамзин

Путевые заметки

Карамзина можно назвать первым успешным travel-блогером. В 1789-1790 году он путешествовала по Европе, застал великую французскую революцию в Париже, погулял по Берлину и заехал к Канту в Кенигсберг. Свои впечатления писателя документировал, из поездки выросли «Письма русского путешественника», которые тут же принесли автору литературную славу.

В человеческой натуре есть две противные склонности: одна влечет сердце наше всегда к новым предметам, а другая привязывает нас к старым; одну называют непостоянством, любовию к новостям, а другую – привычкою.
Н. Карамзин

С него началась не только «путевая» литература, но и литература вообще, во многом благодаря языку, которым писал Карамзин, а также темам, на которые он это делал. Это уже не оды и переписка, опубликованная в журналах, а чтиво интересное и в чем-то познавательное. В этой поездке Карамзина спросили, что происходит в России, на что писатель ответил коротко: «Воруют!»

Новый язык и буква ё

Памятник букве Ё в Уьяновске

Памятник букве Ё в Уьяновске

Карамзин создал, а его последователи укрепили новый слог, новый язык. Главная идея языковой реформы — сблизить письменную и устную речь. Карамзин хотел, чтобы дворянское общество говорили так, как пишут, причем делали это не на привычном французском, а на русском языке. Новый слог должен был сделать высокопарный письменный язык более разговорным, но не просторечным: Карамзин искал ту самую золотую середину. Одним из главных шагов реформы стало уменьшение церковнославянизмов в речи и литературе. «Один гром слов только оглушает нас и никогда до сердца не доходит», — сетовал писатель.

Бог – великий музыкант, вселенная – превосходный клавесин, мы лишь смиренные клавиши. Ангелы коротают вечность, наслаждаясь этим божественным концертом, который называется случай, неизбежность, слепая судьба.
Н.Карамзин

Полностью убрать церковнославянизмы из языка было, конечно, невозможно, это корни языка, без которых он бы оскуднел. Поэтому допускались слова с поэтическим оттенком и те, которые можно использовать в художественных целях либо для воссоздания исторической эпохи. Например, «древо», «взожгла», «воздвиг».

От устаревшего Кармазин рекомендовал избавляться. «Учинить, вместо сделать, нельзя сказать в разговоре, а особенно молодой девице», — считал он.

Благодаря Карамзину появились союзы то, чтобы, когда, как, который, где, потому что вместо яко, паки, зане, колико, иже.

Карамзин был сторонником использования буквы «Ё». Он начал ставить две точки одним из первых. Это нововведение не принимали, всего одна буква вызывала горячие дискуссии. Но дело было не в букве, а в идеологии: ярыми противниками нового было общество «Беседа любителей русского слова», которое возглавлял Шишков. Общество ратовало за исконно русские слова, отмену всех заимствований и вообще всего иностранного. «Любители…» считали сторонников Карамзина вольнодумцами. Однако Кармазин и его сторонники (общество «Арзамас») руководствовался логикой развития языка, которому необходимы новые слова и выражения, который должен отражать действительность и мышление. Не во всем писатель был прав: из-за его языковой реформы между людьми разных сословий образовалась бездна.

Простые конструкции и заимствования

«Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей», — Н.Карамзин «Пантеон российских писателей»

Карамзин переходил к более коротким предложениям, использовал преимущественно прямой порядок слов как более естественный. Новый слог предполагал упрощение, замену тяжелых конструкций на более легкие.

Интересно решался вопрос с заимствованиями: вместо латыни Карамзин брал слова из французского, однако делал с них кальку, приспосабливая звучание к русскому. За слова «впечатление», «влияние», «влюбленность», «трогательный», «серьезный» можно благодарить историка. Из заимствований до сих пор активно используются слова «авансцена», «адепт», «афиша», «будуар», «карикатура», «кризис» и другие.

Он также ввел в обиход слова «промышленность», «катастрофа», «сосредоточить», «моральный», «эстетический», «эпоха», «сцена», «гармония», «вольнодумство», «благотворительность», «утонченность».

«История государства Российского»

В усадьбе Вяземский в Остафьеве Карамзин работал над созданием своего главного труда

В усадьбе Вяземский в Остафьеве Карамзин работал над созданием своего главного труда

Во время первой русской кругосветной экспедиции Карамзин был назначен Александром I историографом. Это открыло писателю доступ к архивам. 23 года Карамзин работал над созданием 12-томного произведения. «История государства Российского» была написана понятным большинству, но при этом литературным языком, книга стала очень популярной. Как говорил Александр Пушкин, ее «даже светские женщины бросились читать отечественную историю». Сам Пушкин, кстати, тоже читал и почерпнул там идею для «Бориса Годунова».

Сентиментализм

Лизин пруд

Лизин пруд

Карамзин был ярчайшим представителем сентиментализма. Это направление в русской литературе в основном представлено переводными романами, однако повесть «Бедная Лиза», которую написал Карамзин, является самым значимым исключением. В основе произведения лежит история несчастной любви юной крестьянки Лизы к дворянину Эрасту. Небольшая повесть вобрала в себя все лучшее от сентиментализма: акцент на чувства, богатый внутренний мир, удивительные описания природы, тонкий трагизм.

А кто знает сердце свое, кто размышлял о свойстве нежнейших его удовольствий, тот, конечно, согласится со со мною, что исполнение всех желаний есть самое опасное искушение любви.
Н.Карамзин

Автор преподносит историю как реальную и для наглядности описывает Воробьевы горы, Симонов и Данилов Монастыри. Многочисленные поклонники «нашли» и Лизин пруд: водоем, который находился на территории бывшего завода «Динамо» недалеко от метро «Автозаводская». Был также и «Лизин тупик», и Лизина площадь, которая находилась рядом.

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) — презентация онлайн

1. Н.м.Карамзин-реформатор русского языка

Н.М.КАРАМЗИН-РЕФОРМАТОР
РУССКОГО ЯЗЫКА

2. Н.М.Карамзин

Н.М.КАРАМЗИН
• Николай Михайлович Карамзин(1766-1826)
— великий русский писатель, крупнейший
литератор эпохи сентиментализма.
Писал художественную прозу, лирику,
пьесы, статьи. Реформатор русского
литературного языка. Создатель
«Истории государства Российского» —
одного из первых фундаментальных
трудов по истории России.

3. Этапы творчества Карамзина.

Первый период (1783-1789) ЭТАПЫ ТВОРЧЕСТВА КАРАМЗИНА.
ПЕРВЫЙ ПЕРИОД (1783-1789)
• Участие в кружке Новикова
• Работа над изданием журнала “Детское
чтение для сердца и разума” (1787-1789)
• 1789 г.- “Евгений и Юлия”

4. Второй период (1790-1793)

ВТОРОЙ ПЕРИОД (1790-1793)
• “Московский журнал “(1791-1792)
• “Письма русского путешественника”
(Первые части, полная публикация в 1801 г.
• Повести “Фрол Силин”, ”Бедная Лиза”,
”Наталья, боярская дочь”

5. Третий период (1793-1796)

ТРЕТИЙ ПЕРИОД (1793-1796)
• Смерть А.А. Петрова
• “Мелодор к Филарету “
• “Филарет к Мелодору “
• “Афинская жизнь”
• “Остров Борнгольм”

6. Четвертый период (1796-1803)

ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД (1796-1803)
• “Вестник Европы “(1801-1830)
• “Юлия”
• “Моя исповедь”
• “Рыцарь нашего времени”

7. Пятый период (1803-1826)

ПЯТЫЙ ПЕРИОД (1803-1826)
• “История государства Российского”
(1818)

8.

Н.М. Карамзин- Реформатор русского литературного языка Н.М. КАРАМЗИН- РЕФОРМАТОР
РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
• Буква «ё» (io)
• Использование прямого порядка слов
• Освобождение русского языка от церковнославянизмов
• Упрощение синтаксически конструкций
• Обогащение русского языка неологизмами
• “Приспособил” иностранные слова к русской грамматике
Создавая неологизмы, Карамзин использовал главным
образом метод калькирования французских слов:
«интересный» от «interessant», «утончённый» от «raffine»,
«развитие» от «developpement», «трогательный» от
«touchant».

9. Источники

ИСТОЧНИКИ
• https://www.culture.ru/persons/8196/nikolai-karamzin
• https://refdb.ru/look/2693167-p12.html
• https://studwood.ru/1431596/literatura/karamzin_reformator_russkogo_literat
urnogo_yazyka
• https://ru.wikipedia.org/wiki/Карамзин,_Николай_Михайлович
• http://rushist.com/index.php/literary-articles/5740-moskovskij-zhurnalkaramzina

В этот день родился Николай Карамзин

https://radiosputnik. ria.ru/20211212/1763316160.html

В этот день родился Николай Карамзин

В этот день родился Николай Карамзин — Радио Sputnik, 12.12.2021

В этот день родился Николай Карамзин

12 декабря 1766 года родился Николай Михайлович Карамзин, историк, реформатор русского литературного языка. Создатель «Истории государства Российского» — одного Радио Sputnik, 12.12.2021

2021-12-12T03:30

2021-12-12T03:30

2021-12-12T03:31

в эфире

подкасты – радио sputnik

день в истории

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0c/0c/1763316144_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_00c314318033be5d31b464ad43ef85c0.jpg

В этот день родился Николай Карамзин

12 декабря 1766 года родился Николай Михайлович Карамзин, историк, реформатор русского литературного языка. Создатель «Истории государства Российского» — одного из первых капитальных трудов по истории России. По политическим взглядам Карамзин был консерватором, что отразилось и в его знаменитой «Записке о древней и новой России», которую он читал при дворе. Все недостатки в государстве, по мнению Карамзина, связаны не с пороками системы, а с отрицательными качествами отдельных людей.

audio/mpeg

В этот день родился Николай Карамзин

12 декабря 1766 года родился Николай Михайлович Карамзин, историк, реформатор русского литературного языка. Создатель «Истории государства Российского» — одного из первых капитальных трудов по истории России. По политическим взглядам Карамзин был консерватором, что отразилось и в его знаменитой «Записке о древней и новой России», которую он читал при дворе. Все недостатки в государстве, по мнению Карамзина, связаны не с пороками системы, а с отрицательными качествами отдельных людей.

audio/mpeg

12 декабря 1766 года родился Николай Михайлович Карамзин, историк, реформатор русского литературного языка. Создатель «Истории государства Российского» — одного из первых капитальных трудов по истории России. По политическим взглядам Карамзин был консерватором, что отразилось и в его знаменитой «Записке о древней и новой России», которую он читал при дворе. Все недостатки в государстве, по мнению Карамзина, связаны не с пороками системы, а с отрицательными качествами отдельных людей.

Радио Sputnik

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Радио Sputnik

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0c/0c/1763316144_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_66120e5e670a8e6230e094b781523bc1. jpg

Радио Sputnik

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Н.М. Карамзин. От «Бедной Лизы» к «Истории государства Российского»

Николай Михайлович Карамзин занимает в истории литературы особое место. Он «Колумб русской истории», последний летописец, реформатор языка и основоположник новой литературы чувства.

Детство и учеба

Николай Карамзин родился в дворянской семье 12 декабря 1766 года. Семья проживала в предместье Симбирска (сегодня — Ульяновск). Предки Карамзина принадлежали к древнему роду, происходившему от татарского мурзы (высший слой татарского дворянства) по имени Кара Мурза. Начальное образование будущий писатель получил в частном учебном заведении для мальчиков. Затем по желанию родителей в 14 лет был переведен в пансион Иоганна Матиаса Шадена (1731-1797). Доктор философии И.М. Шаден был приглашен преподавать в Московский Университет и руководить его гимназиями. По воспоминаниям самого Карамзина Шаден оказал на него большое нравственное влияние: «Он действовал побуждениями сердца, голосом совести». Его же учеником был и небезызвестный Денис Иванович Фонвизин, который тоже не раз отмечал педагогические заслуги своего учителя, подчеркивая, что Шаден «умеет объяснять внятно». Другим важным педагогом в этот период стал для Карамзина Иван Григорьевич Шварц (1751-1784), философ, просветитель, масон, он преподавал в Московском Университете немецкий язык и литературу, а также эстетику. Обучение в гимназии было гуманитарным. В основном изучались языки: Карамзин владел в совершенстве французским и немецким, читал по-английски и по-итальянски, занимался древними языками.

Отец Карамзина, вышедший в отставку военный, желал для сына такой же карьеры, поэтому вскоре после окончания учебы, следуя его наставлениям, Николай Михайлович поступил в полк. А уже через год, в 18 лет, он «снял зеленый мундир преображенца, чтобы никогда уже не облачаться в форменную одежду», — отмечает известный карамзинист Ю.М. Лотман в книге «Сотворение Карамзина». Позднее со стороны императора Александра I Карамзину не раз поступали интересные предложения о службе, но он решительно от них отказывался, поскольку дорожил независимостью и свободой.

Джованни Баттиста Дамон-Ортолани. Портрет Н.М. Карамзина. 1805 год

Путешествие по Европе

После завершения военной службы Карамзин вернулся в Симбирск, где вступил в ряды масонского общества «Золотой венец» (причиной тому, видимо, послужило влияние его учителя – московского масона И.Г. Шварца). Но в Симбирске Карамзин не задержался и вскоре отправился в Москву. В 1787-1789 гг. он занимал пост редактора в журнале «Детское чтение для сердца и разума», издателем которого был Николай Михайлович Новиков. Практик и мечтатель Новиков создавал журналы и типографии, умел в короткий срок организовать прибыльное дело. При этом финансовая сторона бизнеса была ему не столь интересна. Он мечтал о просвещении для своей страны, о тотальном распространении нравственности, о развитии культуры без давления государства. Он легко находил и привлекал для работы талантливых людей, одним из которых был молодой журналист Карамзин, приехавший в Москву из провинции.

Завершив редакторскую деятельность в «Детском чтении», Карамзин дружественно порвал с Новиковым и московскими масонами, чтобы отправиться в первое заграничное путешествие. В Кёнигсберге писатель навестил прославленного философа Иммануила Канта, а затем уехал в Париж, где оказался в самом эпицентре событий Великой французской революции. О своем заграничном периоде жизни Карамзин рассказал в «Письмах русского путешественника», сделавших его знаменитым в литературном сообществе. Герой «Писем» — молодой человек. Молодость объясняет его беспечность, способность переходить от одной волнующей темы к другой. Герой как будто ослеплен калейдоскопом событий, встреч, достопримечательностей, «со всех сторон бросающихся ему в глаза, в уши, в объятья». Этот образ, созданный Карамзиным, был нов – «сентиментальный путешественник, чувствительный россиянин», он пришел на смену самоуверенному щеголю. Карамзин, желая того или нет, на долгие годы создал стереотип русского путешественника в Европе. И десятки писателей после, включая Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого, проверяли свои впечатления от поездок за границу «по Карамзину».

«Московский журнал»

Вернувшись в Москву после длительного путешествия, Карамзин приступил к изданию «Московского журнала». Наполненный разнообразными материалами разных авторов «Московский журнал» все же производил впечатление единого связного монолога издателя, и в этом заключалась его уникальность. Из номера в номер Карамзин публиковал автобиографические тексты и обращения к друзьям – так возник своеобразный лирический и доверительный тон общения с читателем.

Карамзин и сентиментализм

Сентиментализм – новое литературное направление, появившееся в Европе в конце 18 века после выхода в печать дневника путевых наблюдений Стерна «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии». Сделанный Стерном акцент не на подробностях, а на чувствах и мыслях героя стал новым подходом к изображению человека. Отныне писатели-сентименталисты, к числу которых принадлежал и Н.М. Карамзин, будут стремиться показать главное в человеке – его способность чувствовать, сопереживать. Опираясь на идею Руссо о том, что душа человека изначально чиста, сентименталисты увидят в близости человека и природы залог его нравственной красоты и доброты. Именно такой чистой в нравственном отношении Карамзин изображает свою крестьянку Лизу в повести «Бедная Лиза» и в противоположность ей – продажного Эраста – человека города, социума. Произведение о несчастной любви бедной девушки, покончившей с собой, станет невероятно популярным и вызовет массу подражаний у других авторов («Бедная Маша», «Несчастная Маргарита», «Обольщенная Генриетта» — вот названия лишь некоторых повторений). О сложных душевных состояниях Карамзин продолжит рассказывать и в своей поэзии, считая, что поэт – тот «кто, верно переводит все темное в сердцах на внятный язык».

Алексей Венецианов. Портрет Н.М. Карамзина. 1828 год

В Знаменском

В начале 90-х годов реакция в стране усилилась до предела. Литература и журналистика были замучены цензурой и превратились в опасные профессии. Количество новых периодических изданий к 1795 году было сведено к нулю. Карамзин в этот период уезжает из Москвы в орловское имение Плещеевых Знаменское, где проводит летние месяцы 1793, 1794 и 1795 годов. Настроение писателя в эти годы было тяжелым: угнетала как политическая обстановка в России, так и события в Европе. Спасением для Карамзина стала активная литературная деятельность: в Знаменском он подготовил к изданию 2-томный альманах «Аглая», в который были включены повести «Остров Борнгольм» и «Сиерра-Морена», посвященные воображаемым путешествиям писателя.

Историограф

В 1803 году вышел указ императора Александра I об учреждении звания историографа и присвоении его Н.М. Карамзину. С этого момента началась исследовательская деятельность и работа по написанию «Истории государства Российского». В течение 15 лет Карамзин, став профессиональным историком, собирал материалы, сопоставлял источники, изучал документы и писал. В 1818 году увидели свет первые восемь томов фундаментального исторического труда. Позднее в печати появились еще три тома. Популярность «Истории» была невероятной. А.С. Пушкин отмечал, что ее бросились читать все, включая дам высшего света, а древняя Русь была открыта Карамзиным как Америка Колумбом. Карамзина стали называть последним летописцем за его непредвзятое изображение событий и первым историографом за поиск и выстраивание причинно-следственных связей.

Реформатор русского языка

Н.М. Карамзин по праву считается создателем нового литературного языка. Сблизив письменный язык с разговорной речью, писатель освободил его от тяжелых церковнославянских слов, заменил старинные союзы «яко», «паки», «иже» и другие на современные «что», «чтобы», «когда», «как», «который». Карамзин начал чаще использовать в прозе прямой порядок слов, упростив тем самым стиль повествования. Появлением таких слов, как «промышленность», «влюбленность», «потребность», «влияние», мы также обязаны Карамзину. Еще одним нововведением писателя стало использование буквы «ё». Большинство современников Карамзина позитивно восприняли его реформаторскую деятельность, но были и те, кто видел в этом национальный вред и угрозу. Группа оппозиционеров сплотилась вокруг известного государственного деятеля А.С. Шишкова, образовав «Беседу любителей русского слова». Участники «Беседы» предлагали заменить все иностранные слова в русском языке на их национальные аналоги (например, галоши – «мокроступы», бильярд – «шарокат», театр – «позорище»). Сам Карамзин хорошо понимал значимость своей реформаторской деятельности и сравнивал ее с петровскими реформами.

Личная жизнь

В 1801 году состоялась женитьба Н.М. Карамзина и Елизаветы Ивановны Протасовой. Они были знакомы много лет прежде. Елизавета Ивановна с большим уважением относилась к труду Карамзина-историка и во многом ему помогала. Однако брак их был недолгим. В 1802 году молодая супруга умерла от осложнений после родов, подарив литератору дочь Софью. Спустя несколько лет Карамзин женился во второй раз на Екатерине Андреевне Колывановой. Из девяти детей этого брака до сознательного возраста дожили пятеро.

Умер Н.М. Карамзин в мае 1826 года. По официальной версии, причиной тому стало пошатнувшееся здоровье после длительной простуды, которую писатель подхватил, посетив Сенатскую площадь во время восстания 14 декабря 1825 года.

Николай Карамзин и его супруга Екатерина Колыванова

Монеты, посвященные Н.М. Карамзину

В честь 250-летия со дня рождения писателя Московский монетный двор отчеканил в 2016 году памятную серебряную монету достоинством 2 рубля. Диаметр ее составляет 33 мм, вес – 17 г (чистого серебра – 15,55 г). На реверсе изображен портрет молодого Карамзина на фоне многотомного издания «Истории государства Российского». По правому верхнему краю полукругом расположена надпись – инициалы и годы жизни писателя (1766-1826).

2 рубля 2016 года «250-летие со дня рождения писателя Н М. Карамзина»

2 рубля 2016 года «250-летие со дня рождения писателя Н М. Карамзина»

Русский путешественник Николай Карамзин. Материалы Президентской библиотеки иллюстрируют создателя «Истории государства Российского

».

12 декабря 2020 года исполняется 254 года со дня рождения историографа, основоположника русской сентиментальной прозы и поэзии, публициста, реформатора русского языка Николая Карамзина. На портале Президентской библиотеки представлена ​​электронная коллекция «Николай Карамзин (1766–1826)». В него вошли литературные произведения, исследования, очерки, архивные документы, а также 12 томов Истории государства Российского — главного произведения его жизни, в котором описаны события русской истории с древнейших времен до царствования Ивана Великого. Грозное и смутное время.

Весной 1789 года Николай Карамзин, сын симбирского дворянина, который провел первые успешные литературные опыты и испытал трехлетнюю службу в Преображенском лейб-гвардии полк, отправился в полугодовое путешествие в Европу. Его результатом стало писем русского путешественника — произведение, сразу ставшее очень популярным среди российских и зарубежных читателей.

«Читаю письма Карамзина из-за границы, которые он писал в Москву семье своих близких друзей Плещеевым… Каждый удивляется тому, как много он прочитал на русском и иностранных языках, а также истинности многих суждений, которые до сих пор ценны. Между тем ему было всего 22 года — возраст студента, который только что закончил курс », — пишет Михаил Погодин в публикации Николай Михайлович Карамзин , по его сочинениям, письмам и отзывам современников. Часть 1 .

Произведение описывает жизнь Запада, беседы Николая Карамзина с великими людьми — философом Иммануилом Кантом, мыслителем и богословом Иоганном Гердером, писателем и драматургом Жаном-Франсуа Мармонтелем, а также размышления об искусстве, литературе, политике.

В частности, Карамзин посетил места, связанные с именем Руссо, который был его идеалом: «Внутри утеса вы найдете грот Жан-Жака Руссо с надписью:« Жан-Жак бессмертен ». Здесь высечено множество девизов. и название всех произведений жителя Женевы, включая замечательный афоризм: «Тот, кто действительно свободен, не нуждается в чужих руках для исполнения своей воли». <…> Это редкая личность, уникальный автор, правда страстями и стилем, чьи заблуждения убедительны, приятны в слабостях; младенец в его сердце до старости; человеконенавистник, полный любви… »- так Карамзин описал Руссо в« Письмах русского путешественника ».

В революционной Франции Карамзин смотрел, в частности, такие картины: «В деревне под Парижем крестьяне остановили молодого, хорошо одетого человека и приказали ему кричать вместе с ними« Да здравствует нация! ». Молодой человек исполнил их волю. … «Хорошо! Хорошо, сказали они; — Довольны. Вы добрый француз; Идите куда хотите. Нет, подожди: сначала объясни нам, что такое … нация? »

Без всякой печали Карамзин покинул Францию ​​и продолжил путь, путешествуя по Туманному Альбиону.В своих письмах он писал: «Я оставил тебя, дорогой Париж, я оставил тебя с сожалением и благодарностью! Среди твоих шумных событий я жил спокойно и весело, как нерадивый гражданин вселенной . .. Ни якобинцы, ни ваши аристократы причинили мне вред … »

Долгое время, проведенное во Франции и Англии, давало пищу для размышлений и сравнений аналитическому уму русского путешественника. Карамзин полюбил французов за «искусство жить с соседями, ставшее их второй натурой».Признавая это, он вообще «антипатично» относился к характеру «мрачных» англичан, которых обожал в детстве. «Увидеть Англию очень приятно: обычаи народа, успехи образования и всех искусств замечательны и захватывают воображение. <...> В другой раз я бы с удовольствием посетил Англию и уехал бы без сожаления», — отмечает Карамзин. в Письмах русского путешественника .

Многие места в «Письмах» показывают, что Карамзин обладал чувством национальной гордости », — утверждают писатели Николай Дюнкин и Александр Новиков в N.М. Карамзин: биография и анализ основных его произведений . «Так, например, сравнивая Людовика XIV с Петром I, он приходит к выводу, что последний несравненно выше первого. В другом месте, говоря об английском языке, он находит, что он« грубый, много заимствованных слов », а затем восклицает: «Снимаем шляпу перед нашим языком, который течет в своем исконном богатстве гордой величественной рекой …» Он вообще упоминает Россию везде, где только можно.

Николай Карамзин напомнил, что в путешествии «заболел» русской историей.«Говорят, — пишет он из Парижа в Письмах русского путешественника , — что наша история менее интересна, чем другие: я так не думаю; <...> У нас был свой Карл Великий — Владимир, наш собственный Людовик XI — Иван Грозный, наш собственный Кромвель — Годунов, а также такой государь, которого не сравнить ни с кем — Петр I. Их правление — важнейшее время в нашей истории и даже в истории человечества «.

Издание самоотверженного и фундаментального труда Карамзина История государства Российского началась в 1818 году.Интерес читателей к «путешествию» по его страницам сродни интересу юного Карамзина, путешествующего по Западу.

Алфавит

— LearnRussian

История кириллического алфавита

Кириллица получила свое название от византийского миссионера 9 века Св. Кирилла, который вместе со своим братом Мефодием создал первый славянский алфавит — глаголицу — для перевода греческих религиозных текстов на славянский. Именно на основе этого алфавита кириллица была разработана в Первой Болгарской империи в 10 веке нашей эры последователями братьев, которые были причислены к лику святых.

Основанный на греческом церемониальном письме, оригинальный кириллица включала 24 буквы греческого алфавита и 19 букв для звуков, характерных для славянского языка.

Кириллица претерпела множество реформ как в России, так и в других странах. В России первым реформатором кириллицы был типограф и издатель Иван Федоров. Он исключил буквы Е и С и многие формы письма О .

В ходе большинства реформ количество букв уменьшилось, а простота их написания увеличилась. Но случилось и обратное: в конце XVIII века русский писатель и историк Николай Карамзин предложил ввести букву Ё . Буквы Э и Й были официально добавлены к алфавиту в 18 веке.

Кириллица приобрела свой нынешний вид в 1708 году во время правления Петра Великого. Он ввел строчные буквы (до того, как все буквы были написаны заглавными) и обязал использовать западные формы букв, сделав современную кириллицу похожей на современный латинский шрифт.

Само существование кириллицы в России когда-то находилось под угрозой. В 1919 году возникла идея заменить его латинским и привести в соответствие с алфавитом, используемым в западных странах. Это могло бы значительно облегчить процесс изучения русского языка для некоторых, но этого не произошло, и мы все еще можем наслаждаться шедеврами русской литературы в их оригинальном сценарии.

Сегодня кириллица является третьим официальным письмом Европейского Союза после латинского и греческого алфавита. Он используется более чем на 50 различных языках, особенно славянских, в основном в России, Центральной Азии и Восточной Европе.

В России старославянский язык, в котором используется кириллица, исторически использовался для богослужений и иногда используется для этих целей сегодня. Современный русский алфавит кардинально отличается от своего прародителя, и только специалисты смогут сказать, как выглядели буквы оригинального кириллического алфавита и как читались тексты, использующие его.

В поисках национальной идентичности — русская литература 18 века :: Литература :: Культура и искусство :: Россия-Инфоцентр



Неизбежным следствием сближения русской и западноевропейской литературы стало то, что первая, будучи менее зрелой, подпала под влияние второй как более развитой. С введением более утонченного образа жизни при дворах в послепетровскую эпоху поощрение наук и искусств стало своего рода модой.Начинают ценить тонкую поэзию. Формируется типаж придворного писателя.

К концу 17 века религиозные сюжеты и персонажи уступили место воображаемым персонажам и мирским сюжетам. Самыми ценными из них являются Повесть Саввы Грудцына , ярко и реалистично описывающие похождения героя в купеческой и военной среде; История Фрола Скобеева, в которой мошенник рисует картину того, как он обманным путем залез в верхний ящик; и лучший из них — История горя и несчастья в стихах: повествует о распущенной жизни юноши и его последующем нравственном возрождении.

Многосторонний интерес Петра Великого к Западной Европе имел скорее практическую, чем культурную основу, поэтому литературная деятельность не получала особой официальной поддержки во время его правления (1682–1725). Однако великий реформатор отказался от церковнославянской письменности и инициировал введение в письменность обыденной повседневной речи.

Период правления потомков Петра Анны Иоанновны (1730–1740) и Елизаветы Петровны (1741–1762) также не ознаменовался особым расцветом литературы. Первые признаки французского неоклассицизма, повлиявшие на развитие русской литературы этого периода, можно увидеть в сатирах князя Антиоха Дмитриевича Кантемира (1708–1744) и одах Василия Кирилловича Тредиаковского (1703–1768). Ведущую роль в литературе, безусловно, сыграл Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765), воспевавший в своих одах русских царей и благодать Божию, превозносивший науку, промышленность и Просвещение. Он также написал важные трактаты по лингвистике, стилистике и сканированию, которые в значительной степени имели целью формирование русского литературного языка.

Екатерина II Великая за время своего долгого правления (1762–1796) всячески пыталась привить своим подданным вкус к литературе и искусству. Переводы французских писателей, таких как Пьер Корнель, Жан-Батист Расин, Мольер Вольтер, служили образцами поэзии, прозы и драмы. Исторические и эпические стихи, оды Горация, поэтические сказки и моральные рассказы были написаны многими поэтами, в том числе Гавриилом (Гаврилой) Романовичем Державиным (1743–1816).

Замечательный своим сильным и независимым характером и незаурядным талантом, он, несомненно, был величайшим русским поэтом XVIII века.Могущественное вдохновение его многочисленных од и других поэтических произведений полностью выражено, например, в его знаменитом Водопаде . Особенно привлекательно его сочетание высокого морального пафоса со счастливым наслаждением повседневной жизнью.

Александр Петрович Сумароков (1717–1777), известный как «отец русской драмы», был одним из основателей и руководителей первого постоянного театра, основанного в Санкт-Петербурге в 1756 году. Этот год положил начало продолжающейся театральной истории России, которая был, вероятно, более известен своими постановками и актерской игрой, а не пьесами, как они были.Написанные рифмованными двустишиями Сумарокова трагедии во многом интерпретировали характерный для французского неоклассицизма конфликт «чувства и долга». Заслуживают внимания комедии зятя Сумарокова Якова Борисовича Княжнина (1740–1791), особенно его либретто к комической опере Василия Алексеевича Пашкевича Несчастье из кареты (1779), разоблачающей крепостное право; Василий Васильевич Капнист (1757–1823), в частности комедия Таттлер (1798), высмеивающая судей и законодателей.

Очень известным драматургом XVIII века был Денис Иванович Фонвизин (1744–1792), прославившийся двумя блестящими комедиями.Один из них, Brigadier (1766) — острая сатира на рабское подражание французам. В Недоросль (1782; «Малый») Фонвизин создает ряд ярких персонажей, иллюстрирующих унылое существование семьи Простаковых (в переводе «Дурацкие»).

Стремление к национальной самобытности прослеживается на протяжении всего периода: В.К. Тредиаковский и М.В. Кузнецов. Ломоносов создал теорию русской просодии; СРЕДНИЙ. Сумароков, наряду со стремлением быть русским Расином и Вольтером, создает песни в народном стиле; Д.И. Фонвисин пишет комедии о повседневной русской жизни, использует живую разговорную речь; Державин предвосхищает «сакральный жанр» позднейшей русской лирики. Драма и поэзия прочно занимают первое место в иерархии жанров.

Екатерина II поощряла прозаические литературные эксперименты, создав первый русский сатирический журнал Hotchpotch (1769), вдохновленный известными английскими Chatter и Spectator , известными здесь во французских переводах. Возникли и другие сатирические журналы, лучший из которых издал Николай Иванович Новиков (1764–1816).Однако Императрица запретила их, как только они стали слишком критически относиться к ее правлению в последние годы, которые были довольно реактивными.

Она также запретила книгу, имеющую большое историческое значение, а именно Путешествие из Петербурга в Москву (1790) Александра Николаевича Радищева (1749–1802), который был сослан в Сибирь за его смелое разоблачение политического и социального положения в этой стране.

Что касается русских романов, то при Екатерине II их было опубликовано не так много; некоторые из них были подражателями английским романам 18 века, в частности произведениям Сэмюэля Ричардсона, Генри Филдинга и Лоуренса Стерна.Самым популярным литературным произведением тогда был сентиментальный рассказ о крестьянской девушке, соблазненной дворянином, Бедная Лиза (1792) Николая Михайловича Карамзина (1766–1826). Этот рассказ, как и другие прозаические произведения Карамзина, особенно его Письма русского путешественника (1791),

год ознаменовал приход сентиментализма в русскую литературу, испытавшую сильное влияние французских и английских поэтов и романистов. И все же самым значительным достижением Николая Карамзина было введение нового литературного стиля русской прозы, очищенного от славянства и ориентированного на французскую языковую культуру, синтаксис и стиль.Его знаменитая двенадцатитомная История государства Российского (1818–1829) послужила образцом этого нового стиля и во многом предопределила развитие русского литературного языка. Русский язык нашел свою определенную форму в творчестве В. А. Жуковского и А. С. Пушкина.

Источники :
кругосвет.ру
ref-history.ru


Возникновение буквы E. Буква E и ее история

Русский алфавит состоит из тридцати трех букв.Один из них совершенно незаслуженно все больше и больше выходит из строя.

История ее началась в 1783 году. (18) 29 ноября 1783 года состоялось одно из первых заседаний вновь созданной Академии русской литературы с участием ее директора княгини Екатерины Дашковой, а также Фонвизина и Державиной. Обсуждался проект полного толкового Славяно-Русского словаря, впоследствии ставшего знаменитым «Словарём Российской Академии». Екатерина Романовна предложила заменить обозначение звука «io» одной новой буквой — «ё».Доводы Дашковой показались убедительными, и вскоре ее предложение было одобрено общим собранием академии.

Новаторская идея княгини была поддержана рядом ведущих деятелей культуры того времени, в том числе Державиным, который первым начал использовать E в личной переписке. Самым первым печатным изданием, в котором встречается буква «е», является книга Ивана Дмитриева «Мои безделушки» (1795 г.).

Знаменитая буква «е» принадлежит Карамзину. В 1797 году Николай Михайлович решил заменить в слове «сиозы» две буквы на одну букву «е» при подготовке одного из своих стихотворений к печати.Таким образом, с легкой руки Карамзина буква «е» вошла в русский алфавит. В связи с тем, что Карамзин первым использовал букву «ё» в печатном издании, вышедшем довольно большим тиражом, именно в его справочниках, в частности, в Большой советской энциклопедии, буква указывается ошибочно. «Ё» как автор.

В Советской России обязательное использование буквы «е» в школьной практике было введено в 1942 году приказом наркома просвещения РСФСР.Кстати, этот заказ никто не отменял.

Необязательное использование «е» приводит к ошибочным показаниям и невозможности восстановить значение слова без подробного контекста. Например, кредит; идеально-идеально; слезы; небесное небо; мел-мел; осел-осел; весла-весла …

А еще можно привести пример из «Петра Первого» А.Н. Толстой: «С этаким государь вздохни!» Это означало — «отдохни». Почувствуйте разницу?

В 1997 году возникла идея установить памятник букве Е в Ульяновске, когда краеведы отметили 200-летие появления буквы «е» в печати.В 2001 году город провел конкурс на лучший проект памятника, чтобы установить его в честь 205-летия использования буквы. Победителем конкурса стал один из инициаторов установки памятника — ульяновский художник Александр Зинин.
Его проект представлял собой гранитную стелу с углубленной буквой E в виде увеличенной копии буквы, впервые напечатанной на странице 166 в слове «слезы» в альманахе «Аонида» в 1797 году. Открытие памятника было приурочено. к 160-летию установки в Симбирске памятника издателю альманаха «Аонида» Николаю Карамзину.

Памятник открыт на Венецком бульваре возле областной научной библиотеки. К назначенному сроку художник не получил заказанный красный гранит и должен был выполнить памятник из черного гранита.

В 2005 году памятник был изготовлен и занял свое место в соответствии с первоначальным планом. Треугольная призма изготовлена ​​Ульяновским филиалом «Военно-мемориальной компании». Высота памятника 2,05 метра. Масса — более трех тонн.

«Сын судебного советника Николая Михайлова Карамзин родился 1 декабря 1766 года в Симбирской губернии».Он вырос в имении отца, отставного капитана Михаила Егоровича, среднего симбирского дворянина, род которого происходит от татарского кара-мурза.

Михаил Дмитриев писал в «Московских вестях» 1857 года: «Карамзина родилась по нынешнему делению России: Симбирская губерния и уезд в селе Карамзинка, она же Знаменское; и по тогдашнему делению: Казанская губерния, Симбирская губерния и тот же уезд ». Маленький Коля получил хорошее домашнее образование.Повзрослев, он переехал в Москву, где познакомился с писателями и писателями, участвовал в издании первого в России журнала для детей «Детское чтение для сердца и разума». 1789-1790 годы Карамзин провел в Европе, встретился с Иммануилом Кантом, стал свидетелем великой французской революции. Он написал «Письма русского путешественника», после публикации которых проснулся знаменитым. Вернувшись, Карамзин начал издавать первый русский литературный журнал, который назывался просто «Московский журнал».Именно в нем был напечатан рассказ «Бедная Лиза». Карамзин подготовил ряд сборников и альманахов: «Аглая», «Аонида», «Пантеон иностранной литературы», «Мои штрафы». Вопреки распространенному мнению, Карамзин не является «изобретателем» буквы Y.

Сегодня у туристов, прибывающих в Ульяновск, спрашивают только о памятнике букве E, — возмущается Татьяна Соколова, один из первых гидов Ульяновска. . — Одна нога на палубе, другая на причале — и уже волновалась: букву Е покажете? Некоторые гиды до сих пор говорят, что букву Ё придумал Николай Михайлович Карамзин. На самом деле ее придумала женщина — Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова, подруга Екатерины Великой. Екатерина Вторая, за один год она назначила своим президентом сразу двух академий — Академию наук и Российскую академию русского языка. И тогда она решила осуществить свою заветную мечту — издать словарь великого русского языка. Но при этом ставим две точки над E. До этого вместо E писалось две буквы — io. Наш земляк Иван Иванович Дмитриев, родственник Карамзина, подбежал тогда к Николаю Михайловичу и показал, что в слове он все ставит на конец Е.А Карамзин заменил две буквы в слове слёзы на Й.


Кстати, поэт Гавриил Державин впервые начал использовать Е в личной переписке. И первым печатным изданием, в котором присутствует буква Е, стала книга Ивана Дмитриева «И мои каракули». Но известность Е действительно приобрела благодаря Карамзину. Буквой Ё он напечатал слова «рассвет», «орел», «мотылек», «слезы», а также первый глагол «потекло» в первой книге поэтического альманаха «Аониды». Однако в научных трудах, в том числе в «Истории государства Российского», Карамзин не использовал букву Ё.

На языке сердца
Крупнейший русский писатель эпохи сентиментализма по прозвищу «Русский Штерн», почетный член Петербургской Академии наук Николай Карамзин вошел в историю как великий реформатор русского языка. Он намеренно отказался от церковнославянской лексики и грамматики, приведя язык своих произведений к разговорному языку своей эпохи.Карамзин придумал слова «благотворительность», «влюбленность», «вольнодумство», «осмотрительность», «ответственность», «подозрительность», «трудолюбие», «изысканность», «первоклассный», «гуманный». », Варварство« мостовая »,« ямщик », обогатили язык словами« следы »,« впечатление »,« влияние »,« трогательное »,« зрелищное ». Сентиментализм Карамзин оказал большое влияние на романтизм Жуковского и творчество Пушкина. Стихи Карамзина произнесены «языком души», а не разума. Он избегал обилия метафор.Его слог был легким. Карамзин писал: «Не только в Европе живет творческий дух; он гражданин вселенной. Человек везде есть человек; везде у него чуткое сердце, и в зеркале своего воображения он содержит небо и землю. «В 1818 году Карамзин был избран действительным членом Российской Академии. В том же году он стал действительным членом Императорской Академии наук.

Всего этого хватило бы на одну человеческую жизнь, но Карамзин решил написать главное произведение его жизнь — «История государства Российского».Он поставил себе задачу — создать книгу, которая была бы интересна простому человеку, чтобы академик не хмурился. Это было непросто. Император Александр I своим личным указом присвоил звание историографа Николаю Карамзину, добавив к титулу две тысячи рублей годового жалованья. Карамзин «постриг в историки», оставив литературу. Звание историографа в России после смерти Карамзина не возобновлялось.

В феврале 1818 г. вышли в свет первые восемь томов «Истории государства Российского».Три тысячи копий разошлись за месяц. По словам Пушкина, «все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, которое им прежде было неизвестно. Она была для них новым открытием. Древнюю Русь, казалось, основал Карамзин, как Америку — Колумб. Описывая исторические факты, автор заботился о красоте языка, не делая выводов из описываемых им событий. Однако его комментарии имеют высокую научную ценность, они содержат множество отрывков из рукописей, большей частью впервые опубликованных Карамзиным.Некоторые из этих рукописей больше не существуют. В последующие годы были изданы еще три тома Истории и появились переводы книги на основные европейские языки. Рядом с собой в Царском Селе царь поселил историографа. Неоконченный 12-й том был издан уже после смерти писателя.

Карамзин умер 3 июня 1826 года в Петербурге. Говорят, это было следствием холода, полученного 14 декабря 1825 года, когда историк отправился на Сенатскую площадь, чтобы своими глазами увидеть важные для России события.В Великом Новгороде на памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей российской истории (по состоянию на 1862 год) стоит фигура Николая Карамзина. В 1845 году в Симбирске был установлен памятник уроженцу Симбирской губернии.



Бюст Карамзина установлен в старом здании Дворца книги.

Один из двух аэропортов Ульяновска носит имя нашего выдающегося земляка.


Наш номер:
Последние масштабные юбилейные торжества, посвященные 100-летию со дня рождения «великого уроженца Симбирской губернии», прошли в 1866 году в Симбирске. В них приняли участие помещики Симбирской области и сын историографа Александр. А через два года вся Россия отметит 250-летие со дня рождения нашего выдающегося земляка. Указом Президента Российской Федерации «О праздновании 250-летия со дня рождения Н.М. Карамзин »2016 год объявлен Годом Карамзина. По мнению Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области, средства, полученные «на имя Карамзина», должны позволить местным властям с 2011 по 2016 год отремонтировать здание Дворянского собрания, построить здание Историко-архивного комплекса. Ульяновской области имени Н.М. Карамзина, восстановить дом старшего брата Карамзина, издать исторические сборники и многое другое.

Елена ОГНЕВА

Русский алфавит

состоит из тридцати трех букв.Один из них стоит несколько особняком из общего ряда. Во-первых, он единственный среди коллег, у которого есть точки сверху. Во-вторых, он был введен в уже существующий алфавит в виде заказа.

Это письмо Её .

История письма началась в 1783 г. г. 29 ноября 1783 г. состоялось одно из первых заседаний вновь созданной Академии русской литературы с участием ее директора — княгини Екатерины Дашковой, а также известных писателей Фонвизина и Державина .Екатерина Романовна предложила заменить двухбуквенное обозначение звука «io» в национальном алфавите на одну новую букву «Е» с двумя точками сверху. Аргументы Дашковой показались академикам убедительными, и вскоре ее предложение было одобрено общим собранием Академии.

Широкую известность новая буква года получила благодаря историку Н.М.Карамзину . В 1797 году Николай Михайлович решил заменить в слове «сл ио шл» две буквы на одну букву е.Так с легкой руки Карамзина , буква «е» заняла свое место под солнцем и закрепилась в русском алфавите. В связи с тем, что Н.М. Карамзин Он первым использовал букву ё в печатном издании, вышедшем довольно большим тиражом, некоторые источники, в частности Большая Советская Энциклопедия, ошибочно указаны как автор буква ё.

Большевики, придя к власти, «проткнули» алфавит, убрали «ять» и подходят и ижицу, но букву Е не тронули.Это было, когда советское правительство указывало на лет , чтобы упростить набор текста, исчезло в большинстве слов. Хотя формально его никто не запрещал и не отменял.

Ситуация кардинально изменилась в 1942 году. Верховному главнокомандующему Сталину ударили по столу немецкие карты, на которых немецкие картографы вписали названия наших населенных пунктов по точкам. Если село называлось «Демино», то именно Демино (а не Демино) писали по-русски и по-немецки. Верховный ценил дотошность врага.В результате 24 декабря 1942 года был издан указ, требующий использования буквы Ё-Йо везде, от школьных учебников до газеты «Правда». Ну, конечно, по картам. Кстати, этот заказ еще ни разу не отменяли!

Немного статистики

В 2013 году букве Йо исполняется 230 лет!

Она стоит на 7-м (счастливом!) Месте в алфавите.

В русском языке около 12 500 слов с буквой Е, из которых около 150 слов на ней начинаются и около 300 — в конце!

На каждые сто знаков текста в среднем приходится 1 буква g..

В нашем языке есть слова с двумя буквами E: «трехзвездочный», «четырехжный».

В русском языке существует несколько традиционных имён, в которых присутствует буква Е:

Артем, Пармен, Петр, Савель, Селиверст, Семен, Федор, Яр; Алена, Матрена, Вёкла и другие.

Необязательное использование букв y приводит к ошибочным показаниям и невозможности восстановления значения слова без дополнительных пояснений, например:

Заем займ; идеально-идеально; слезы; небесное небо; мел-мел; осел-осел; весла-весла…

И, конечно же, классический образец Петра Великого, А.К. Толстой:

Под такой соверен отдохнем !

Имеется в виду — « отдохни ». Почувствуйте разницу?

А как прочитать «Мы все поем»? Все поют? Все поем?

И имя французского актера будет Депардье, а не Депардье. (см. википедию)

И, кстати, А. Дюма носит вовсе не кардинал Ришелье, а Ришелье.(см. википедию)

И правильно произносить имя русского поэта нужно Фет, а не Фет.

Интересные выражения из русского языка:

Выражение «не каждый бит как строка» как бы понятно, но далеко не каждому современному

Слово тревожный колокол относят к арабскому (или тюркскому?) Происхождению. Это слово с

Выражение «наш полк прибыл» прямого действия. Значит просто «наш»

Фактически Суворов дал свои указания (в виде рукописи за

г.

Фраза «чувствовать себя непринужденно» означает чувство неловкости, дискомфорта,

Выражение «на седьмом небе» обычно употребляется с глаголом быть .

С давних времен (и по сей день) орехи являются любимым лакомством детей.

Лезет по стене — Расскажите о тех, кто находится в очень возбужденном состоянии.

Благовония — это общее название благовоний, которые курили не только перед алтарями

Интересное выражение — козел отпущения . Фраза недосказана, но все нормально

Интересное выражение — купить кота в мешке. Его можно отнести к категории интуитивно понятных.

Соловей — самая приятная певчая птица, обитающая на просторах России.Почему из всех

Кузькина мама (или кашу матери покажи) — устойчивая фраза косвенная

Выражение взаимная гарантия Является выражением прямого значения, то есть означает

Это выражение — квадратура окружности наверняка где-то встречались. Но что это

Выражение во всем Иваново, точнее крик во всем Иваново, известно очень хорошо

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.