Каковы основные законы диалектики гегеля: Диалектика Гегеля кратко и понятно, с примерами | ED-STAR.RU

Содержание

Диалектика Гегеля кратко и понятно, с примерами | ED-STAR.RU

Диалектику, в понимании Гегеля, можно понять как метод, противоположный формальной логике. Диалектика Гегеля позволяет понять развитие, поэтому в рамках диалектической логики допустимы такие положения, которые недопустимы в формальной логике. В формальной логике есть либо А, либо Б. Третьего не дано. В диалектической логике и А и Б сосуществуют одновременно, ведь диалектика – это логика развития. Простой пример: лист дерева зеленый или нет? С точки зрения формальной логики лист дерева может быть только одного цвета в данный момент. С точки зрения диалектики, один и тот же лист и зеленый, и желтый, и красный ведь он находится в постоянном развитии в ходе смены времен года.

Диалектика Гегеля кратко: тезис, антитезис, синтез

Самое элементарное объяснение диалектики Гегеля заключается в триаде «тезис – антитезис — синтез». Гегель считал, что мышление и бытие тождественны, а потому всё в мире развивается по единым законам. И в самой общей форме этот закон развития выглядит как триада «тезис-антитезис-синтез». Это триада означает, что любое явление в мире обязательно порождает свое противоречие. Если есть черное, то есть и белое. Если есть мужчина, то есть и женщина. Одно без другого не бывает. Эти два противоречия естественно вступают в отношения взаимодействия. Рано или поздно это взаимодействие порождает синтез – т.е. некое новое явление, которое вбрало в себя черты и тезиса, и антитезиса. Синтез сам становится новым тезисом и порождает новое противоречие и все начинается вновь и так до бесконечности… Пока Абсолютный Дух не познает сам себя через человека. Грубо говоря, взаимодействие мужчины и женщины как противоположностей порождает ребенка, который вбирает в себя черты и отца и матери. Таким образом, ребенок – это синтез. Таким же образом развивается и вся природа и общество. Ведь что есть эволюция? Развитие живых организмов через естественный отбор, наследственность и изменчивость. Эволюция природы постоянно происходит благодаря наличию противоречий между хищниками и травоядными, которые выступают как тезис и антитезис и т. д.

Триаду Гегеля легко продемонстрировать и на примере истории. Киевская Русь – тезис. Монголы – антитезис. Борьба Руси и монголов порождает синтез – Золотую Орду – государство, в рамках которого сливаются две культуры: русская и монгольская. Золотая Орда становится тезисом и порождает новый антитезис – стремление Руси освободится от ее ига. В итоге Русь освобождается от монголов, но становится государством с чертами восточного деспотизма (Иван Грозный и т.п.) – это синтез.

Любая революция легко поддается описанию в рамках гегелевской триады. Английская, французская – все они развивались как борьба антагонистических социально-экономических слоев, а в итоге оканчивались неким синтезом старых феодально-монархических и новых республиканско-капиталистических порядков.

Итак, основные составляющие гегелевской диалектической триады:

  • тезис
  • антитезис
  • синтез

Законы диалектики Гегеля

Из всего вышесказанного вытекает первый и важнейший закон диалектики Гегеля: закон единства и борьбы противоположностей. Именно существование противоположностей заставляет мир естественным образом развиваться. Противоречия между противоположностями постепенно накапливаются и выливаются в масштабные изменения.

Отсюда следует второй закон диалектики Гегеля: переход количественных изменений в качественные. Например: когда противоречия между разными классами в Англии, Франции, России накапливались до предела – начиналась революция (количественные изменения переходили в качественные).

Но, как уже было сказано выше, в ходе революций возникал некий синтез старого и нового. Отсюда следует третий закон диалектики: закон отрицания отрицания. Проще говоря этот закон говорит нам о том, что ничего не вечно и каждая новая стадия развития так или иначе отрицает предыдущую.

Итак, законов диалектики Гегеля всего три:

  • Закон единства и борьбы противоположносей
  • Закон перехода количественных изменений в качественные
  • Закон отрицания отрицания

Книги Гегеля о диалектике

Гегелевская триада и три закона диалектики позволяют получить первое примерное представление о диалектической логике как науке о развитии. В своих книгах «Наука логики», «Малая логика»Гегель гораздо более подробно описал механизмы действия диалектического развития.

Есть чистое бытие и чистое ничто. Переход одного из низ в другое называется становлением. Но в ходе становления есть механизмы развития нового и препятствия новому. Это называется «моменты становления».

Переход ничто в бытие называется возникновением. Переход бытия в ничто в становлении есть прехождение.

Постепенно происходит «снятие становление» и возникает некое новое бытие. Это новое бытие, имеющее новые определенные качество называют «налично сущее»или «нечто». Налично сущее, выражая единство наличного бытия и определенности, отвечает сразу на два вопроса: «Что?» и «Какое?».

Например, становление в истории обозначает открытую борьбу классов, наций и т.п. По окончанию этой борьбы возникает наличное бытие, к примеру, капиталистическое общество.

* * *

Это лишь начала диалектики. До сих пор, спустя 200 лет мало кто может похвастаться пониманием этой философии. Диалектика Гегеля очень сложна и требует к себе особого внимания.

Если вы готовы к более глубокому погружению в логическую систему Гегеля, то приступайте вместе с нами к изучению главной книги Гегеля — «Науки логики» в её кратком и понятном содержании с комментариями и пояснениями.

Смотрите также:

1. Логика Гегеля: краткое содержание с комментариями и примерами. Часть 1. Введение

2. Философия Франкфуртской школы: Эрих Фромм

3. Философия постмодернизма кратко и понятно

4. В чем сущность и смысл исторического процесса?

5. Является ли история наукой?

Диалектика — что это такое и законы диалектики в философии Гегеля

Обновлено 24 июля 2021 Просмотров: 85 506 Автор: Дмитрий Петров

«Диалектика есть искусство (или же трюк)
взять две стороны и к ним приделать проблему».

Ханс Кудшус

  1. Что это такое
  2. Стихийная диалектика античных философов
  3. Идеалистический подход Гегеля
  4. Законы диалектики
  5. Материалистический подход Маркса
  6. Современное восприятие

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Диалектика – это понятие, смысл которого не то что не всем, а скорее даже никому не ясен до конца.

Разве что Гегель постиг всю его глубину, но доходчиво объяснить свое знание не смог, о чем и объявил на смертном одре: «Изо всех моих учеников только один понял меня, да и тот неправильно».

Диалектика — это…

Чтобы понять хотя бы азы диалектики, вернемся к истокам и проследим основные вехи становления этого понятия. Со времен своего появления в Древней Греции оно значительно усложнилось и обогатилось новыми смыслами.

Само по себе слово «диалектика» происходит от древнегреческого διαλεκτική, что в переводе означает «искусство спорить, вести рассуждение» (само это древнегреческое слово состоит из двух частей: διά — «через; раздельно» и λέγω — означающего «говорить, излагать»).

В общих чертах диалектика в философии – это теория о развитии бытия, где все закономерно и связано между собой, но при этом полно внутренних противоречий, благодаря которым и происходит развитие.

Если тяготеете к более сложным формулировкам, то вам может понравиться это определение диалектики:

Диалектическое направление философии развивается на протяжении истории человечества с античных времен, но в философии принято выделять три основных исторических этапа.

  1. Стихийная наивная диалектика древнего мира.
  2. Идеалистическая диалектика Гегеля.
  3. Материалистическая диалектика Маркса.

Стихийная диалектика античных философов

Началась с Гераклита Эфесского (544-483 гг. до н.э.), выразившего мысль, что:

основной закон бытия – это борьба противоположностей, в ходе которой что-то рождается, а что-то разрушается.

Искусство спора. Диалектика Сократа

Древнегреческий философ Сократ (469-399 гг. до н.э.) оказал значительное влияние на развитие философии, но при этом не оставил после себя письменных трудов, т.к. свои размышления предпочитал озвучивать в устных беседах. Именно Сократу принадлежат слова «В споре рождается истина», а для постижения истины необходимо искусство спора.

Для Сократа диалектика (dialektike techne) – это такое искусство построения беседы, когда в суждениях оппонентов последовательно выявляются противоречия, на каждый аргумент находится контраргумент, только таким образом возможно рождение истины, появление нового знания.

Сократовский метод ведения интеллектуальных споров базируется на трех главных принципах:

  1. Ирония. «Я знаю, что ничего не знаю», — сказал Сократ. За этим кроется факт, что человек, стремящийся к познанию истины, должен быть открыт к новому, не быть самонадеянным и закостенелым. Ирония для Сократа – насмешка над самонадеянностью.
  2. Майевтика. Истина рождается в ходе отбрасывания фальшивых, ложных представлений. Это похоже на чистку лука от шелухи. Сократ называл себя акушеркой, потому что принимал роды истины у своих учеников в ходе диалогов с ними. Родить истину может только сам человек, пропустив ее через себя, задача преподавателя – помочь истине родиться.
  3. Индукция. Недостижимость истины провоцирует непрерывное движение к ней.

Сократ ввел термин диалектика, говоря об искусстве ведения спора. Платон и Аристотель развивали учение Сократа в своих поисках источника развития мира.

Параллельно в древнекитайской философии даосисты вывели понятие Инь и Янь – единство противоположностей, неразрывное начало всего сущего.

Средние века и Ренессанс (что это?) дополнили и расширили понятие диалектики, мыслители того времени (Б. Спиноза, Р. Декарт, Д. Бруно) изучали природу с позиции ее целостности, в которой сосуществуют внутренние и внешние связи и противоречия.

Но все же тогда преобладала упрощенная картина мира, где явления предпочитали анализировать обособленно.

Идеалистическая диалектика Гегеля

Огромный вклад в учение о диалектике внес немецкий философ Георг Гегель (1770—1831 гг.), который считал, что в основе всего сущего лежит абсолютная идея, находящаяся в постоянном движении и развитии. Смысл эволюции в самореализации абсолютной идеи, а движущая сила этого процесса рождается из борьбы противоположностей.

Гегель выводит диалектическую триаду: тезис – антитезис – синтез

Любое развитие происходит по этой схеме – выдвигается тезис, но на каждый тезис найдется свой антитезис, а это неминуемо вызывает конфликт.

Синтез примиряет эти два противоположных начала, приводит их к компромиссу и гармоничному единству, вследствие чего рождается новая сущность. Так может продолжаться до бесконечности.

Ярким примером диалектической триады Гегеля является любая революция, где тезис – условия одного социального слоя, антитезис – условия другого слоя, а синтез – это рожденный в борьбе новый политический строй, вобравший в себя элементы противоборствующих начал.

Законы диалектики

Отвечая на важнейшие вопросы диалектики, Гегель сформулировал 3 ее закона.

  1. Закон перехода количественных изменений в качественные.

    «Как происходит развитие?»

    На определенном этапе под грузом количественных накоплений происходит качественный скачок – переход предмета в иное качественное состояние.

    Пример: при добавлении в бульон большего количества мяса, суставов и костей, он станет холодцом.

  2. Закон единства и борьбы противоположностей.

    «Что является источником развития?»

    Закон занимает центральное место в диалектике и основывается на том, что каждое явление имеет два противоположных начала, которые по своей природе едины, но находятся в конфликте и противоречат друг другу. Именно этот конфликт и является источником развития всего сущего.

    Пример: день и ночь образуют сутки.

  3. Закон отрицания отрицания.

    «Куда направлено развитие?»

    Этот закон диалектики основан на триаде тезис-антитезис-синтез в философии Гегеля, то есть развитие строится на отрицании, за которым следует синтез. Впоследствии сложившийся синтез также подвергнется отрицанию. Это движение по спирали бесконечно.

    Пример: феодализм – это отрицание рабовладельческого строя, а капитализм – это отрицание феодализма.

Материалистическая диалектика Маркса

«У Гегеля диалектика стоит на голове.
Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть
под мистической оболочкой рациональное зерно».

Карл Маркс

Материалисты К. Маркс и Ф. Энгельс превратили гегелевскую диалектику в инструмент философского исследования мира, утвердив ее как метод познания и преобразования действительности.

Что же такое диалектика по Марксу? Это несколько основных составляющих.

  1. Понимание мира как целостной системы.
  2. Учение об отношениях между частями целого, когда изменение свойств одной составляющей неминуемо приводит к сдвигам в других.
  3. Развития бытия рассматривается как саморазвитие, которое опирается на 3 закона диалектики Гегеля.
  4. Познание мира базируется на диалектических категориях и принципах. Категории материалистической диалектики Маркс заимствовал у Гегеля. Категории – это понятия, отражающие наиболее общие и важные отношения бытия и познания. С их помощью выражается связь явлений и вещей.
    1. Единичное и общее.
    2. Сущность и явление.
    3. Содержание и форма.
    4. Часть и целое.
    5. Причина и следствие.
    6. Необходимость и случайность.
    7. Возможность и действительность.

Современное восприятие диалектики

Сегодня мы понимаем диалектику как теорию развития, основанную на противоречиях всех форм бытия. Диалектическое познание мира, в котором все подвижно и изменчиво, противопоставлено метафизическому, где отдельные объекты рассматриваются в статике.

Очень изящное толкование диалектики дает в своем живом журнале автор zogin https://zogin.livejournal.com/84678. html.

«Диалектика – это что-то сильно похожее на «Игру в бисер» Гессе. Даже еще более крутое. Это явление, находящееся на стыке науки, искусства, идеологии и религии. Она имеет определенную цель, не сводящуюся к собственно научным целям».

Действительно, при всех своих слабых сторонах диалектика делает попытки выстроить элементы бытия в гармоничную целостную картину. Сегодня она служит для разрешения противоречий в науке, в основном в социологии и психологии.

Автор статьи: Елена Румянцева

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Основные законы диалектики

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Диалектика – философская теория развития природы, общества, мышления и основанный на этой теории метод познания и преобразования мира. Содержание диалектики формировалось в течение длительного периода духовного развития человечества. Можно выделить три основные исторические формы диалектики: стихийную диалектику древних (заложены идейные основы диалектики), диалектику Гегеля (создана теоретическая база для последующего развития) и марксистскую диалектику (материалистическая диалектика). Смена исторических форм диалектики происходила так, что каждая последующая форма вбирала в себя все ценное, что содержала предыдущая.

Теория материалистической диалектики имеет два взаимодополняющих уровня объяснения развития: идейный и теоретический. Идейный уровень составляют принципы диалектики – это предельно общие идеи, выражающие концептуальные основы диалектики. Теоретический уровень образуют законы материалистической диалектики: Первая группа законов, раскрывает структуру развития на уровне описания самого механизма развития (закон единства и борьбы противоположностей, раскрывающий источник развития; закон взаимного перехода количественных и качественных изменений, позволяющий показать, как происходит развитие; закон отрицания отрицания, на основе которого появляется возможность объяснить направленность развития). Во вторую группу входят законы, объясняющие ту часть структуры развития, которая обусловливает наличие в нем всеобщих противоположных сторон. Эти законы объясняют сущность взаимодействия противоположных сторон развивающегося мира.

Закон единства и борьбы противоположностей.

Согласно данному закону противоречие выступает источником и движущей силой всякого развития. Противоречие – это взаимодействие противоположностей. В материалистической диалектике противоречие представляет собой динамический процесс, который в своем развитии проходит три этапа: возникновение, собственно развитие и разрешение.

1. Возникновение противоречий. Процесс возникновения противоречия описывается с помощью категорий:

  • Тождество – это совпадение, равенство (разные предметы) или его тождественность самому себе (один предмет). Тождество всегда относительно. Это означает, что между предметами всегда существует разность.
  • Различие – категория, отражающая разность предметов.
    Ей характеризуется не столько несовпадение предметов, сколько тенденция нарастания их разности в процессе развития, что в результате приводит к их противоположности.
  • Противоположность – это различия между предметами, выросшие до предельных размеров в том смысле, что они оформились в определенный субстрат (элемент системы), который принуждает своей активностью (своим существованием) предметы, находящиеся в единстве (то есть в системе), развиваться в противоположных направлениях. С появлением противоположностей оформляется структура противоречия и завершается этап его возникновения.

2. Развития противоречий. Для характеристики этого этапа обычно используют два ряда понятий:

  • Единство и борьба противоположностей. Данные понятия используются для раскрытия механизма развития противоречия. Единство и борьба – это две стороны процесса взаимодействия противоположностей. Единство противоположностей может быть понято трояко: а) две противоположности находятся в единой системе; б) взаимодополнение и взаимопроникновение в функционировании системы; в) результат снятия их борьбы.
    Борьба противоположностей – это их постоянное противодействие.
  • Гармония, дисгармония, конфликт. Понятия, обозначающие, в какой форме происходит развитие противоречия, а так же состояние этого развития. Развитие противоречия может осуществляться как в одном из данных состояний, так и с их последовательным чередованием. Гармония – определенный порядок взаимодействия противоположностей, основанный на их связи и позволяющий системе развиваться. Дисгармония – существуют деформаций в развитии противоречия, которые приводят к некоторым нарушениям в функционировании системы. Конфликт – столкновение противоположностей достигает предела, за которым происходит разрушение существенных связей и крушение системы.

3. Разрешение противоречий. Он происходит путем отрицания: а) состояния, в котором оно находилось прежде; б) одной из противоположностей; в) обеих противоположностей.

Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений.

Согласно данному закону, развитие происходит путем количественных изменений, которые, переходя меру предмета, вызывают качественные изменения, протекающие в форме скачков. Содержание закона раскрывается с помощью следующих категорий:

  • Качество – это внутренняя определенность предмета (специфика), а так же совокупность существенных свойств предмета, отражающих его коренное отличие от других предметов.
  • Свойство – отражает проявление отдельных сторон качества предмета во внешней среде.
  • Количество – это степень развития свойств и пространственно-временных границ предмета, а та же его внешняя характеристика качества.
  • Мера – характеристика предмета в его качественной и количественной форме, она определяет те количественные границы, в которых качество предмета сохраняется.
  • Количественные изменения предмета, то есть прибавление к нему или убавление от него вещества, энергии, информации, непрерывны до тех пор, пока они не перейдут меру предмета.
  • Качественные изменения представляют собой коренное преобразование существенных свойств предмета.
  • Скачок – это разрыв непрерывности количественных изменений, дающий начало новому качеству.

Закон отрицания отрицания.

Закон отрицания отрицания объясняет направление развития из последовательности сменяющих друг друга диалектических отрицаний. Основная категория закона – отрицание. Под отрицанием понимается переход объекта в новое качество, обусловленное развитием свойственных ему внутренних и/или внешних противоречий. При диалектическом отрицании объекта в нем, как правило, осуществляются четыре процесса: что-то уничтожается; что-то преобразуется; что-то сохраняется; что-то создается новое.

Устанавливаемое на основе данного закона направление развития оказывается зависимым от цикличности как способа закономерной связи в цепи отрицаний. Каждый цикл отрицаний состоит из трех стадий: а) исходное состояние объекта; б) его превращение в свою противоположность; в) превращение этой противоположности в свою противоположность.

Условием действия этого закона является рассмотрение прогрессивного развития в аспекте отрицания, а признаком его действия является завершение цикла отрицания, когда обнаруживается преемственность между исходным состоянием объекта и его существованием после второго отрицания.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Суть основных законов диалектики Гегеля

      На  бытовом уровне этот закон хорошо иллюстрируется на примере человека, вся жизнь которого состоит из борьбы противоположностей. В каждом человеке сочетаются хорошие и плохие качества. В одной ситуации человек будет вести себя как «человек», в другой нет; сегодня он один, завтра — другой; окружающая среда постоянно меняет человека, но и он постоянно ее меняет…

      Проанализированные  законы диалектики тесно взаимосвязаны, представляя стороны одного процесса развития и характеризуя его с разных сторон.

Мы не можем говорить о переходе, например, количества в качество без рассмотрения вопроса об отрицании старого качества и возникновении нового, что, в свою очередь, нельзя объяснить, не выявив те противоречивые тенденции, которые заложены в любом предмете и явлении. Закон единства и борьбы противоположностей характеризует «источник, импульс развития; закон перехода количества в качество — механизм возникновения новых качеств; закон отрицания отрицания — форму прогрессивно направленных изменений. Первый закон дает ответ на вопрос, почему совершается развитие, второй — на вопрос, как происходит развитие, третий — на вопрос, какова форма поступательного развития. В итоге взаимодействия всех трех отмеченных законов диалектики возникает единая система диалектических связей и переходов, в которой каждый элемент выполняет свою особую функцию, охватывая совокупным действием всю действительность». 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
 

      Диалектика  представляет собой не хаотический  набор отдельных своих сторон и моментов, не искусственную схему, а целостную органическую систему. Диалектика есть не закрытая, а открытая совокупность устойчивых отношений и связей между элементами.

      Основные  законы диалектики раскрывают механизм развития, его причины и направленность. Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений показывает внутренний механизм движения и развития вещей, с чего начинается их изменение и во что выливается. Закон взаимопроникновения противоположностей вскрывает в развитии его внутренний источник, импульс, побудительную силу. Закон отрицания отрицания характеризует цикличность развития. Таким образом, основные законы диалектики раскрывают ее целенаправленную, логическую направленность. Однако, существуя вне зависимости от человеческого разума, законов диалектики может быть намного больше. Так же, как и количество категорий, число основных законов диалектики не может быть ограничено. Развивается мир, начинают действовать новые законы, которые вскрывает наука, более или менее точно их отражая.

      Диалектика  как философское учение о движении, показывает мир в постоянном развитии и изменении.  И думается, в  наши дни диалектика снова должна стать популярной хотя бы потому, что  многие перестали относиться к миру как к чему-то постоянно развивающемуся.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 
 

      
  1. Алексеев  П.В., Панин А.В. Теория познания и  диалектика. — М.: Изд-во «Высшая школа», 1991. Раздел П.
  2. Бургин М.С., Кузнецов В.И. Введение в современную точную методологию науки. — М.: Изд-во «Мысль», 1994. — 250 с.
  3. Бобров В.В. Введение в философию: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М; Новосибирск: Сибирское соглашение, 2002. — 221 с.
  4. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2-х ч. Ч. 1 /Под общ. ред. И.Т.Фролова. — М.: Политиздат, 1987. — 367 с.
  5. Гегель Г. В.Ф. Сочинения: В 14 т. — М.; Л., 1935- 1958 гг..
  6. Гегель Г. Наука логики. — М.: Изд-во «Мысль», 1972.- Т. 3. — 320 с.
  7. Гегель Г. Философия природы. // Гегель. Энциклопедия философских наук. — М.: Изд-во «Мысль», 1975. — Т. 2. — С. 35 — 36.
  8. Гегель Г. Лекции по философии истории. — СПб.: Наука, 1993. — 337 с.
  9. Кохановский В.П. Диалектико-материалистический метод. — Ростов н/Д: Феникс, 1992. — 152 с.
  10. Кохановский В.П. Философия и методология науки. — Ростов н/Д: Феникс, 1999 — 126 с.
  11. Кохановский В.П., Жаров Л.В., Матяш Т.П., Яковлев В.П. Основы философии: Учебное пособие для средних специальных учебных заведений: Ростов н/Д: Феникс, 2002. — 320 с.
  12. Сергейчик Е.М. Философия истории. — СПб.: Изд-во «Лань», 2002. — 128 с.
  13. Философия: Учебник для вузов /Под ред. проф. В.Н.Лавриенко, проф. В.П.Ратникова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. — 677 с.
  14. Философия истории: Антология. — М.: Изд-во Аспект Пресс, 1995. — 351 с.

Законы диалектики — Реферат

Законы диалектики.
Закон — это общая, существенная, необходимая, повторяющаяся, устойчивая, внутренне присущая связь вещей. Подумайте над каждой из этих характеристик, приведите примеры, поясняющие их. Это несложно: общая — единая для класса объектов, существенная — идущая от сущности объекта, а не от случайных проявлений и т.д. Законы бывают всеобщие (законы диалектики) и менее общие (их изучают другие науки). Законов в диалектике много, но мы с вами коснемся только трех, называемых основными. Подумайте, какие еще законы есть в диалектике, кроме основных? Ответ Вы легко найдете, когда мы дойдем до понятия категорий диалектики. Основные же законы диалектики называются (являются) основными, потому что они отвечают на самые важные вопросы развития:почему оно происходит, как оно идет и куда направлен объект в своем развитии. В диалектике кроме термина «закон» есть еще понятие «закономерность», подумайте, что оно означает. Закон единства и борьбы противоположностей. Он является ключевым законом диалектики, поскольку изучает в общем плане соотношение любых противоположностей, в том числе, и тех, которые входят в другие законы диалектики. Этот закон отвечает на вопрос, почему происходит развитие, что является неисчерпаемым его источником. Надо понять два основных термина этого закона: противоположности и противоречие. Диалектические противоположности — это объекты (стороны объектов), которые полагают и отрицают друг друга, не могут существовать друг без друга и всегда борются друг с другом. Так существуют в этой великой взаимосвязи добро и зло, истина и заблуждение, возможность и действительность, прошлое и будущее и огромное множество других противоположностей. Диалектическое противоречие — это само отношение единства и борьбы противоположностей, отношение полагания-отрицания. Умейте различать противоречия диалектические и логические. В любом частном знании логическое противоречие говорит нам об ошибке в этом знании, поэтому формальная логика (логика Аристотеля) исключает противоречия из мышления. В диалектике (диалектическом мышлении) диалектические противоречия признаются источником развития в природе, обществе и познании. Противоречивость разума Гегель называл «хитростью разума». Гегель утверждает, что противоположности полагают и отрицают друг друга: 1)

в одно и то же время; 2) в одном и том же месте; 3) в одном и том же отношении. Подумайте об этих сложных, но важных идеях. Многие наши беды (и у личности, и у страны, и у человечества, в целом) имеют истоки в прошлом, но если мы хотим развиваться, то мы должны понимать и разрешать противоречия, которые существуют здесь и сейчас, а злобное отношение к царской или советской России, к «белым» или «красным» непродуктивно и неприлично. А по третьему пункту просто приведу пример. Учитель полагает своего ученика как не знающего каких-то идей, и обучением отрицает его как не знающего. Ученик полагает учителя как носителя новых знаний, а овладев этими знаниями, отрицает его как учителя. Виды диалектических противоречий. Я дам их философскую классификацию, почитайте об этих противоречиях в учебниках, приведите примеры действия этих противоречий в жизни. Выделяют противоречия: 1. Внешние и внутренние. Более важные — внутренние. 2. Существенные и несущественные. 3. Основное и неосновные. Подумайте, каково основное противоречие современного общества. 4. Антагонистические и неантагонистические. Если противоречия есть источник развития, то развитие связано с разрешением противоречий, появлением новых, разрешением их и так далее. Но как разрешаются диалектические противоречия? Ответа в учебниках, к сожалению, нет. Приведу идею Г.Гегеля. Он выделяет два способа разрешения противоречий. Один — расхождение противоположностей, второй — погружение в основание. Поясню на примере семьи, где возникли серьезные противоречия между мужем и женой или родителями и детьми. Первый способ — развод, разбегание. Он формально прост, но он разрушает целое, а следы от него могут оставаться на всю жизнь. Второй способ — решать противоречие не на той основе, на которой оно возникло (обман, предательство, бездействие, несовпадение каких-то интересов), а на основании более глубоком — любовь, прошлое, дети, общие интересы и т. д

Друзья! Изучаем тему «Диалектика». Основной материал следует искать в учебниках. Я же буду объяснять термины, давать план ответа, задавать вопросы, возможные в качестве дополнительных на экзамене. Вы, в свою очередь, можете задавать вопросы мне. Общий план темы: 1. Диалектика и метафизика как всеобщие методы познания и деятельности. 2. Закон единства и борьбы противоположностей. 3. Закон перехода количественных изменений в качественные. 4. Закон отрицания отрицания. Диалектика и метафизика. Не надо понимать диалектику как способ вести беседу -это античная точка зрения. Сегодня диалектика и метафизика понимаются как противоположные методы познания и деятельности. Диалектика — это учение о наиболее общих законах развития и связи в природе, обществе и познании. Диалектика включает в себя принципы, законы и категории. Принципы диалектики: 1. Принцип развития. 2. Принцип всеобщей взаимосвязи. Для диалектического понимания развития характерны следующие идеи: 1. Источник развития — диалектические противоречия. 2. Путь развития — через количественные изменения к качественным скачкам. 5. Направление развития — к диалектическому отрицанию старого новым. (Непонятные пока термины будут раскрыты в законах диалектики.) Метафизика (ее вариантов немало — посмотрите в учебниках, каковы они) считает иначе: 1. Причина развития — внешняя сила. 2. Развитие сводится только к количественным изменениям. 3. Особого направления в развитии не выделяется. Задание: приведите для себя примеры диалектического и метафизического понимания развития в науках о природе и обществе. Принципиально различное понимание в этих двух концепциях идеи взаимосвязи объектов в материальном и духовном мире. Метафизика упрощенно сводит взаимосвязь к непосредственному взаимодействию объектов. Диалектика признает всеобщую взаимосвязь, целостность мира, говорит о множестве видов взаимосвязи: причинно-следственная, функциональная, генетическая, пространственно-временная, формы и содержания, необходимого и случайного, возможного и действительного и многие другие. В ХХ и ХХ1 веках на передний план в диалектике выдвинулись еще два принципа. Во-первых, это принцип детерминизма, то есть, всеобщей обусловленности явлений. В основе его лежит идея причинно-следственной обусловленности. Но есть и множество других форм обусловленности: формы и содержания, возможности и действительности и другие. Любопытна (хотя и спорна) идея детерминации будущим, то есть, не только настоящее определяет будущее, но и будущее, существуя в настоящем в потенциальном виде, влияет на настоящее. Как вы относитесь к этой идее? Еще один важный принцип — принцип системности, говорящий о том, что все известные нам объекты, даже микрообъекты, имеют структуру. Важнейшая идея этого принципа — идея системных свойств элементов. Например, мысль «сидит» в голове, но не по законам головы, а по законам целого (то есть, человеческого общества), банкнота выражает меру стоимости товара, но не по законам банкноты и т.д. Я бы ввел еще один принцип в диалектику, без которого, например, диалектика Гегеля зашла в тупик — это принцип объективности бытия и познания, но материализм сегодня на в моде.

Закон перехода количественных изменений в качественные

что это? Отвечаем на вопрос. Основные законы диалектики

Понятие диалектики пришло к нам из греческого языка, где этим словом обозначалось умение рассуждать и дискутировать, возведенное в ранг искусства. В настоящее время диалектикой обозначают такой аспект философии, который занимается развитием, разными сторонами этого явления.

Исторические предпосылки

Изначально существовала диалектика в форме дискуссий Сократа и Платона. Эти диалоги стали в такой степени популярны у широких масс, что само явление общения с целью убедить собеседника превратилось в философский метод. Формы мысли в рамках диалектики в разные эпохи соответствовали своему времени. Философия в целом, диалектика в частности, не стоит на месте – то, что сформировалось еще в античные времена, и по сей день развивается, причем процесс этот подчинен особенностям, реалиям нашей повседневной жизни.

Принципы диалектики как материалистической науки заключаются в определении закономерностей, по которым развиваются явления, предметы. Основная функция такого философского научного направления – методологическая, необходимая для познания мира в рамках философии, науки в целом. Ключевым принципом следует назвать монизм, то есть декларирование мира, объектов, явлений имеющими единую материалистическую основу. Такой подход рассматривает материю как нечто вечное, непреходящее, первичное, а вот духовность отставляется на второй план. Не менее значимый принцип – единство бытия. Диалектика допускает, что через мышление человек может познавать мир, отображать свойства окружающего. Указанные принципы в настоящее время представляют фундамент не только диалектики, но и всей материалистической философии.

Принципы: продолжая тему

Диалектика призывает рассматривать всеобщие связи, признает развитие мировых явлений в целом. Чтобы понять суть общей связи социума, мыслительных особенностей, природы, необходимо каждое из составных частей явления исследовать в отдельности. Это является основным отличием принципов диалектики от метафизического подхода, для которого мир – это совокупность явлений, не связанных между собой.

Всеобщее развитие отражает суть движения материи, самостоятельного развития, формирования нового. Применительно к процессу познания такой принцип декларирует, что явления, предметы должны изучаться объективно, в движении и самостоятельном движении, в развитии, саморазвитии. Философ должен проанализировать, каковы внутренние противоречия исследуемого объекта, как они развиваются. Это позволяет определить, каковы источники развития, движения.

Диалектика развития признает, что все исследуемые объекты основаны на противоположностях, опирается на принцип противоречий, единства, переход из количества в качество. Уже в древности мыслители, привлеченные идеей космоса, представляли мир как некоторое спокойное целое, внутри которого непрерывны процессы становления, изменения, развития. Космос представлялся одновременно изменчивым и спокойным. На всеобщем уровне изменчивость хорошо визуализирована переходом воды в воздух, земли в воду, огня в эфир. В такой форме диалектика была сформулирована уже у Гераклита, доказывавшего, что мир как единое целое спокоен, но наполнен противоречиями.

Развитие идей

Важные постулаты диалектики, основные идеи этого раздела философии были выдвинуты вскоре Зеноном Элейским, который предложил говорить о противоречивости движения, противопоставлении форм бытия. В тот момент возникла практика противопоставлять мысли и чувства, множественность, единство. Развитие этой идеи наблюдается в изысканиях атомистов, из числа которых особенного внимания заслуживают Лукреций, Эпикур. Ими появление объекта из атома рассматривалось как некий скачок, а каждый предмет был обладателем некоторого качества, не свойственного атому.

Гераклит, элеаты заложили фундамент для дальнейшего развития диалектики. Именно на базе их измышлений сформировалась диалектика софистов. Уйдя от натуральной философии, они анализировали явление мысли человека, искали знания, используя для этого метод дискуссии. Впрочем, со временем приверженцы такой школы гипертрофировали изначальную идею, что стало базой формирования релятивизма, скептицизма. Впрочем, с точки зрения истории науки, этот период был лишь кратковременным промежутком, дополнительной ветвью. Основная диалектика, рассматривавшая положительное знание, развивалась Сократом и его последователями. Сократ, изучая жизненные противоречия, призывал отыскивать у мысли, свойственной человеку, положительные аспекты. Он поставил перед собой задачу осмыслить противоречия так, чтобы открыть абсолютную истину. Эристика, споры, ответы, вопросы, разговорная теория – все это было внесено Сократом и подчинило себе античную философию в целом.

Платон и Аристотель

Идеи Сократа активно развивал Платон. Именно он, вникая в суть понятий, идей, предложил причислять их к действительности, некоторой ее особенной, уникальной форме. Платон призывал воспринимать диалектику не как метод разделения понятия на обособленные аспекты, не только лишь путь поиска истины посредством вопросов, ответов. В его трактовке наука представляла собой знание сущего – относительного и истинного. Чтобы добиться успехов, как призывал Платон, следует сводить противоречивые аспекты, составляя из них целое общее. Продолжая продвижение этой идеи, Платон оформлял свои труды диалогами, благодаря чему и в настоящее время мы имеем перед глазами безупречные образцы диалектики античности. Диалектика познания через работы Платона доступна и современным исследователям в идеалистической интерпретации. Автор не раз рассматривал движение, покой, бытие, равенство, отличие, трактовал бытие как раздельность, противоречащую себе, но координированную. Любой предмет для себя тождественен, для других объектов тоже, находится в покое относительно себя, в движении относительно прочего.

Следующий этап развития законов диалектики связан с трудами Аристотеля. Если Платон довел теорию до абсолютизма, то Аристотель соединил ее с учением об идейной энергетике, потенции, применил к конкретным вещным формам. Это стало толчком для дальнейшего развития философской дисциплины, заложило фундамент осознания реального космоса вокруг человечества. Аристотель сформулировал четыре причины – формальность, движение, цель, материя; создал учение о них. Через свои теории Аристотель смог выразить объединение всех причин в каждом объекте, поэтому в итоге они становятся с вещью неразделимы и тождественны. Согласно утверждениям Аристотеля, вещи, способные к движению, должны в своих единичных формах обобщаться, что является базой самодвижения реальности. Такое явление получило название первичного двигателя, самостоятельно себя мыслящего, одновременно принадлежащего к объектам, субъектам. Мыслитель брал во внимание текучесть форм, что позволяло понимать диалектику не в качестве абсолютного знания, но возможного, в некоторой степени вероятного.

Правила и понятия

Основные законы диалектики определяют развитие. Ключевой считается закономерность борьбы противоположностей, единства, а также переход из качества в количество и назад. Необходимо упомянуть закон отрицания. Через все эти законы можно осознать источник, направленность движения, механизм развития. Диалектическим ядром принято называть закон, декларирующий, что противоположности вступают в борьбу меж собой, но при этом едины. Из закона следует, что всякое явление, предмет одновременно наполнены изнутри противоречиями, которые взаимодействуют, едины, но противоборствуют. Согласно пониманию диалектики, противоположность – такая форма, этап, когда присутствуют исключающие, отрицающие друг друга специфические черты, качества, тенденции. Противоречие представляет собой взаимоотношение сторон, находящихся в противостоянии, когда одна другую не только исключает, но и является условием для ее существования.

Сформулированная суть основного закона диалектики обязывает анализировать взаимные отношения посредством формальной логической методологии. Необходимо запрещать противоречия, исключать третье. Это стало для диалектики определенной проблемой в момент, когда противоречия, исследуемые наукой, необходимо было привести в соответствии с гносеологическими подходами, то есть учением, рассматривающим процесс познания. Материальная диалектика вышла из этой ситуации через выяснение отношений логичного, формального, диалектического.

За и против

Противоречия, которые положены в базу законов диалектики, обусловлены сопоставлением высказываний, по смыслу своему противоположных одно другому. Фактически они указывают на факт наличия некоторой проблемы, не вникая в детали, но являются стартом для исследовательского процесса. Диалектика в специфику противоречий включает необходимость определения всех промежуточных звеньев логической цепи. Это возможно при оценке степени развития явления, определении взаимных связей внутренних и внешних противоречий. Задача философа – определить, каков тип конкретного исследуемого явления, можно ли назвать его основным противоречием, то есть выражающим суть объекта, главным либо таковым оно не является. В диалектике противоречие опутано связями.

Если говорить кратко, диалектика в понимании наших современников представляет собой довольно радикальный метод мышления. Неогегельянство, один из ярких представителей которого – Ф. Брэдли, призывает к разделению диалектики, формальной логики, указывает на невозможность замены одного другим. Аргументируя свою позицию, философы обращают внимание на факт того, что диалектика выступает результатом ограниченности человека, отражает возможность мышления, отличающегося от логического, формального. В то же время диалектика – лишь символ, но не само отличное по структуре и форме мышления, иными называемого божественным.

Вокруг нас и не только

Отличительная особенность нашей повседневности – обилие противоречий, повторений, отрицаний. Это побуждает многих применять метод диалектики к циклическим процессам, наблюдаемым человеком в окружающем пространстве. Но законы этой области философии таковы, что существенно ограничивают область применения явления. Как воспроизведение, так и отрицание, как следует из диалектики, можно рассматривать строго на уровне противоположных особенностей конкретного предмета. Говорить о развитии можно лишь в том случае, когда известны исходные противостоящие друг другу особенности. Правда, выявление таковых на начальной стадии представляет собой немалую проблему, поскольку логические аспекты растворены в исторических предпосылках, возвраты, отрицания нередко лишь отражают результат воздействия внешнего фактора. Следовательно, сходство в такой ситуации не более чем внешнее, наносное, а значит, не допускающее применение методов диалектики к объекту.

Внушительное развитие явления, теории того, что это – диалектика, было связано с работами, над которыми трудились последователи стоицизма. Особенно важные вехи – труды Клеана, Зенона, Хрисиппа. Именно их усилиями явление углубилось, расширилось. Стоики анализировали категории мысли и языка, что стало принципиально новым подходом к философскому течению. Созданное в тот период учение о слове было приложимо к окружавшей действительности, воспринимаемой логосом, из которого рождается космос, чьим элементом выступает человек. Стоики рассматривали все окружающее как некую единую систему тел, поэтому многие называют их в большей степени материалистами, нежели кто-либо из более ранних деятелей.

Неоплатонизм и развитие мысли

О том, как сформулировать, что это – диалектика, не раз задумывались и Плотин, Прокл, иные представители школы неоплатонизма. Через законы и идеи этой области философии они понимали бытие, свойственную ему иерархическую структуру, а также суть единства, сочетаемого с раздельностью числами. Первичные числа, их качественное наполнение, мир идеи, переход между идеями, становление явлений, формирование космоса, души этого мира – все это в неоплатонизме объясняется через диалектические выкладки. Воззрения представителей этой школы во многом отражали предсказания о скорой гибели мира, окружавшего античных деятелей. Это заметно по мистицизму, доминировавшему в рассуждениях той эпохи, систематике, схоластике.

В период Средних веков диалектика – это философский раздел, строго подчиненный религии и идее одного бога. Фактически наука стала аспектом теологии, потеряв самостоятельность, а ее основной осью в тот момент выступал абсолют мышления, продвигаемого схоластикой. Несколько иным путем шли приверженцы пантеизма, хотя и их мировоззрения также в некоторой степени основаны на выкладках диалектики. Пантеисты приравнивали бога к природе, что делало из субъекта, устроившего мир и мироздание, принцип самостоятельного движения, присущего всему окружающему нас. Особенно любопытными в этом плане считаются работы Н. Кузанского, который диалектические идеи развивал как теорию вечного движения, указывая на совпадение противоположного, минимума с максимальным. Единство противоположного – идея, которую активно продвигал великий ученый Бруно.

Новое время

Разные сферы мышления в этот период были подчинены метафизике, диктуемыми ею взглядами. Тем не менее диалектика – это важный аспект философии Нового времени. Видно это, в частности, из высказываний Декарта, который продвигал теорию того, что окружающее нас пространство неоднородно. Из заключений Спинозы следует, что природа сама есть своя собственная причина, а значит, диалектика становится необходимой для осознания свободы: понимаемой, безусловной, неотменимой, не поддающейся исключению. Идеи, появление которых обусловлено мышлением, фактически отражают связи вещей, в то же время категорически недопустимо рассматривать материю как некую косность.

Рассматривая категории диалектики, немаловажные заключения делает Лейбниц. Именно он стал автором нового учения, гласившего, что материя активна, сама обеспечивает собственное движение, представляет собой комплекс субстанций, монад, отражающих разные аспекты мира. Лейбницем впервые была сформулирована глубокая идея диалектики, посвященная времени, пространству, единству этих явлений. Ученый считал, что пространство – это взаимное существование материальных объектов, время – порядок следования этих объектов один за другим. Лейбниц стал автором глубокой теории непрерывной диалектики, рассматривавшей тесные связи произошедшего с наблюдаемым в настоящий момент.

Немецкие философы и развитие категорий диалектики

Классическая философия Германии в исполнении Канта основана на концепции диалектики, воспринимаемой им как наиболее универсальный метод осознания, познания, теоретизирования окружающего пространства. Кант воспринимал диалектику как путь разоблачения свойственных разуму иллюзий, обусловленных стремлением к абсолютному знанию. Кант не раз говорил о знании как явлении, базирующемся на опыте чувств, обосновываемом рассудком. Высшие разумные понятия, следуя Канту, не обладают такими особенностями. Следовательно, диалектика позволяет выйти на противоречия, избежать которых просто невозможно. Такая критическая наука стала базой для будущего, позволила воспринять разум как элемент, которому свойственны противоречия, и избежать их не удастся. Такие размышления дали старт поискам методов, позволяющих справиться с противоречиями. Уже на основании критической диалектики была сформирована позитивная.

Гегель: диалектик в идеале

Как уверенно говорят многие теоретики нашего времени, именно Гегель стал автором учения, занявшего вершину диалектической картины. Идеалист, Гегель первым в нашем сообществе смог выразить через процесс духовное, материальное, природу и историю, сформулировав их как единое и беспрерывно движущееся, развивающееся и меняющееся. Гегелем были предприняты попытки формулирования внутренних связей развития, движения. Как диалектик, Гегель вызывал неограниченное восхищение Марка, Энгельса, что следует из их многочисленных работ.

Диалектика Гегеля охватывает, анализирует действительность в целом, во всех ее аспектах и явлениях, включая логику, природу, дух, историю. Гегель сформулировал применительно к формам движения содержательную полноценную картину, разделил науку на сущность, бытие, понятие, рассмотрел все явления в противоречии самим себе, а также сформулировал категории сущности.

Сталин И.В. О диалектическом и историческом материализме

Сталин И.В. О диалектическом и историческом материализме

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. –

М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 253–282.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория – материалистической.

Исторический материализм есть распространение положений диалектического материализма на изучение общественной жизни, применение положений диалектического материализма к явлениям жизни общества, к изучению общества, к изучению истории общества.

Характеризуя свой диалектический метод, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Гегеля как на философа, сформулировавшего основные черты диалектики. Это, однако, не означает, что диалектика Маркса и Энгельса тождественна диалектике Гегеля. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из диалектики Гегеля лишь ее “рациональное зерно”, отбросив гегелевскую идеалистическую шелуху и развив диалектику дальше с тем, чтобы придать ей современный научный вид.

“Мой диалектический метод, – говорит Маркс, – в основе своей не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он под названием идеи превращает даже в самостоятельный субъект, есть демиург (творец) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. Для меня, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней” (К. Маркс, Послесловие ко второму немецкому изданию 1–го тома “Капитала”).

Характеризуя свой материализм, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Фейербаха как на философа, восстановившего материализм в его правах. Однако это не означает, что материализм [c.253] Маркса и Энгельса тождествен материализму Фейербаха. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из материализма Фейербаха его “основное зерно”, развив его дальше в научно-философскую теорию материализма и отбросив прочь его идеалистические и религиозно-этические наслоения. Известно, что Фейербах, будучи в основном материалистом, восставал против названия – материализм. Энгельс не раз заявлял, что Фейербах, “несмотря на материалистическую основу, еще не освободился от старых идеалистических пут”, что “действительный идеализм Фейербаха выступает наружу тотчас же, как мы подходим к его этике и философии религии” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 652–654).

Диалектика происходит от греческого слова “диалего”, что значит вести беседу, вести полемику. Под диалектикой понимали в древности искусство добиться истины путем раскрытия противоречий в суждении противника и преодоления этих противоречий. В древности некоторые философы считали, что раскрытие противоречий в мышлении и столкновение противоположных мнений является лучшим средством обнаружения истины. Этот диалектический способ мышления, распространенный впоследствии на явления природы, превратился в диалектический метод познания природы, который рассматривал явления природы как вечно движущиеся – и изменяющиеся, а развитие природы – как результат развития противоречий в природе, как результат взаимодействия противоположных сил в природе.

В своей основе диалектика прямо противоположна метафизике.

1) Марксистский диалектический метод характеризуется следующими основными чертами:

а) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга.

Поэтому диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его [c.254] неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений.

б) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век.

Поэтому диалектический метод требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания.

Для диалектического метода важно прежде всего не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в данный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается.

“Вся природа, – говорит Энгельс, – начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от песчинки и кончая солнцем, начиная от протиста (первичная живая клеточка. – И. Ст.) и кончая человеком, находится в вечном возникновении и уничтожении, в. непрерывном течении, в неустанном движении и изменении” (там же, стр. 484).

Поэтому, говорит Энгельс, диалектика “берет вещи и их умственные отражения главным образом в их взаимной связи, в их сцеплении, в их движении, в их возникновении и исчезновении” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 23).

в) В противоположность метафизике диалектика рассматривает процесс развития не как простой процесс роста, где количественные изменения не ведут к качественным изменениям, а как такое развитие, которое переходит от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, к изменениям коренным, к изменениям качественным, где качественные изменения наступают не постепенно, а быстро, внезапно, а виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию, наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого [c.255] качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему.

“Природа, – говорит Энгельс, – есть пробный камень диалектики, и современное естествознание, представившее для этой пробы чрезвычайно богатый, с каждый днем увеличивающийся материал, тем самым доказало, что в природе, в конце концов, все совершается диалектически, а не метафизически, что она движется не в вечно однородном, постоянно сызнова повторяющемся круге, а переживает действительную историю. Здесь прежде всего следует указать на Дарвина, который нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно, также и человек есть продукт процесса развития, длившегося миллионы лет” (там же, стр. 23).

Характеризуя диалектическое развитие как переход от количественных изменений к качественным изменениям, Энгельс говорит:

“В физике каждое изменение есть переход количества в качество – следствие количественного изменения, присущего телу или сообщенного ему количества движения какой-нибудь формы Так, например, температура воды не имеет на первых порах никакого значения по отношению к ее капельножидкому состоянию, но при увеличении или уменьшении температуры жидкой воды наступает момент, когда это состояние сцепления изменяется и вода превращается – в одном случае в пар, в другом – в лед. Так, необходим определенный минимум силы тока, чтобы платиновая проволока стала давать свет, так, у каждого металла имеется своя теплота плавления, так, у каждой жидкости имеется своя определенная, при данном давлении, точка замерзания и кипения – поскольку мы в состоянии при наших средствах добиться соответствующей температуры, так, наконец, у каждого газа имеется критическая точка, при которой соответствующим давлением и охлаждением можно превратить его в жидкое состояние. Так называемые константы физики (точки перехода от одного состояния в другое состояние – И. Ст.) суть большею частью не что иное, как название узловых точек, где количественное (изменение) прибавление или убавление движения вызывает качественное изменение в состоянии соответствующего тела, – где, следовательно, количество переходит в качество” (там же, стр. 527–528).

Переходя, далее, к химии, Энгельс продолжает:

“Химию можно назвать наукой о качественных изменениях тел, происходящих под влиянием изменения количественного состава. Это знал уже сам Гегель. Возьмем кислород если в молекулу здесь соединяются три атома, а не два, как обыкновенно, то мы имеем перед собой озон – тело, определенно отличающееся своим запахом и действием от обыкновенного кислорода. А [c.256] что сказать о различных пропорциях, в которых кислород соединяется с азотом или серой и из которых каждая дает тело, качественно отличное от всех других тел” (там же, стр. 528).

Наконец, критикуя Дюринга, который бранит вовсю Гегеля и тут же втихомолку заимствует у него известное положение о том, что переход из царства бесчувственного мира в царство ощущения, из царства неорганического мира в царство органической жизни есть скачок в новое состояние, Энгельс говорит:

“Это ведь гегелевская узловая линия отношений меры, где чисто количественное увеличение или уменьшение вызывает в определенных узловых пунктах качественный скачок, как, например, в случае нагревания или охлаждения вода, где точки кипения и замерзания являются теми узлами, в которых совершается – при нормальном давлении – скачок в новое агрегатное состояние, где, следовательно, количество переходит в качество” (там же, стр. 45–46).

г) В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, свое прошлое и будущее, свое отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развертывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке “борьбы” противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий.

“В собственном смысле диалектика, – говорит Ленин, – есть изучение противоречия в самой сущности предметов” (Ленин, “Философские тетради, стр. 263).

И дальше:

“Развитие есть “борьба” противоположностей” (Ленин, т. XIII, стр. 301)

Таковы коротко основные черты марксистского диалектического метода.

Нетрудно понять, какое громадное значение имеет распространение положений диалектического метода на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное [c.257] значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

Если нет в мире изолированных явлений, если все явления связаны между собой и обусловливают друг друга, то ясно, что каждый общественный строй и каждое общественное движение в истории надо расценивать не с точки зрения “вечной справедливости” или другой какой-либо предвзятой идеи, как это делают нередко историки, а с точки зрения тех условий, которые породили этот строй и это общественное движение и с которыми они связаны.

Рабовладельческий строй для современных условий есть бессмыслица, противоестественная глупость. Рабовладельческий строй в условиях разлагающегося первобытно-общинного строя есть вполне понятное и закономерное явление, так как он означает шаг вперед в сравнении с первобытно-общинным строем.

Требование буржуазно-демократической республики в условиях существования царизма и буржуазного общества, скажем, в 1905 году в России было вполне понятным, правильным и революционным требованием, ибо буржуазная республика означала тогда шаг вперед. Требование буржуазно-демократической республики для наших нынешних условий в СССР есть бессмысленное и контрреволюционное требование, ибо буржуазная республика в сравнении с Советской республикой есть шаг назад.

Все зависит от условий, места и времени.

Понятно, что без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения ее в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок.

Дальше. Если мир находится в непрерывном движении и развитии, если отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то ясно, что нет больше “незыблемых” общественных порядков, “вечных принципов” частной собственности и эксплуатации, “вечных идей” подчинения крестьян помещикам, рабочих – капиталистам.

Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем так же, как капиталистический строй заменил в свое время феодальный строй.

Значит, надо ориентироваться не на те слои общества, которые не развиваются больше, хотя и представляют в настоящий [c.258] момент преобладающую силу, а на те слои, которые развиваются, имеют будущность, хотя и не представляют в настоящий момент преобладающей силы.

В восьмидесятых годах прошлого столетия, в эпоху борьбы марксистов с народниками, пролетариат в России представлял незначительное меньшинство в сравнении с единоличным крестьянством, составлявшим громадное большинство населения. Но пролетариат развивался как класс, тогда как крестьянство как класс распадалось. И именно потому, что пролетариат развивался как класс, марксисты ориентировались на пролетариат. И они не ошиблись, ибо, как известно, пролетариат вырос потом из незначительной силы в первостепенную историческую и политическую силу.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперед, а не назад.

Дальше. Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляет закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетенными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление.

Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнета может быть осуществлено не путем медленных изменений, не путем реформ, а только лишь путем качественного изменения капиталистического строя, путем революции.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом.

Дальше. Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить ее до конца.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику “врастания” капитализма в социализм. [c.259]

Так обстоит дело с марксистским диалектическим методом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества.

Что касается марксистского философского материализма, то в своей основе он прямо противоположен философскому идеализму.

2) Марксистский философский материализм характеризуется следующими основными чертами:

а) В противоположность идеализму, который считает мир воплощением “абсолютной идеи”, “мирового духа”, “сознания”, философский материализм Маркса исходит из того, что мир по природе своей материален, что многообразные явления в мире представляют различные виды движущейся материи, что взаимная связь и взаимная обусловленность явлений, устанавливаемые диалектическим методом, представляют закономерности развития движущейся материи, что мир развивается по законам движения материи и не нуждается ни в каком “мировом духе”.

“Материалистическое мировоззрение, – говорит Энгельс, – означает просто понимание природы такой, какова она есть, без всяких посторонних прибавлении” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 651).

Касаясь материалистического взгляда древнего философа Гераклита, по которому “мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим”, Ленин говорит “Очень хорошее изложение начал диалектического материализма” (Ленин, “Философские тетради”, стр. 318).

б) В противоположность идеализму, утверждающему, что реально существует лишь наше сознание; что материальный мир, бытие, природа существует лишь в нашем сознании, в наших ощущениях, представлениях, понятиях, марксистский философский материализм исходит из того, что материя, природа, бытие представляет объективную реальность, существующую вне и независимо от сознания; что материя первична, так как она является источником ощущений, представлений, сознания, а сознание вторично, производно, так как оно является отображением материи, отображением бытия; что мышление есть продукт материи, достигшей в своем развитии высокой степени совершенства, а именно продукт мозга, а мозг – орган мышления; что нельзя поэтому отделять мышление от материи, не желая впасть в грубую ошибку.

“Высший вопрос всей философии, – говорит Энгельс, – есть вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе… Философы разделились на два [c.260] больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 329).

И дальше:

“Вещественный, чувственно воспринимаемый мир, к которому принадлежим мы сами, есть единственный действительный мир… Наше сознание и мышление, каким бы сверхчувственным оно ни казалось, является продуктом вещественного, телесного органа, мозга. Материя не есть продукт духа, а дух сам есть лишь высший продукт материи” (там же, стр. 322).

Касаясь вопроса о материи и мышлении, Маркс говорит:

“Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит. Материя является субъектом всех изменений” (там же, стр. 302).

Характеризуя марксистский философский материализм, Ленин говорит:

“Материализм вообще признает объективно реальное бытие (материю), независимое от сознания, от ощущения, от опыта… Сознание… есть только отражение бытия, в лучшем случае приблизительно верное (адекватное, идеально-точное) его отражение” (Ленин, т. XIII, стр. 266–267).

И дальше:

– “Материя есть то, что, действуя на наши органы чувства, производит ощущение; материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении… Материя, природа, бытие, физическое есть первичное, а дух, сознание, ощущение, психическое-вторичное” (там же, стр. 119–120).

– “Картина мира есть картина того, как материя движется и как «материя мыслит»” (там же, стр. 288).

– “Мозг является органом мысли” (там же, стр. 125).

в) В противоположность идеализму, который оспаривает возможность познания мира и его закономерностей, не верит в достоверность наших знаний, не признает объективной истины и считает, что мир полон “вещей в себе”, которые не могут быть никогда познаны наукой, марксистский философский материализм исходит из того, что мир и его закономерности вполне познаваемы; что наши знания о законах природы, проверенные опытом, практикой, являются достоверными знаниями, имеющими значение объективных истин; что нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, еще не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики. [c.261]

Критикуя положение Канта и других идеалистов о непознаваемости мира и непознаваемых “вещах в себе” и отстаивая известное положение материализма о достоверности наших знаний, Энгельс пишет:

“Самое же решительное опровержение этих, как и всех прочих, философских вывертов заключается в практике, именно в эксперименте и в промышленности. Если мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что мы сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям, то кантовской неуловимой “вещи в себе” приходит конец. Химические вещества, образующиеся в телах животных и растений, оставались подобными “вещами в себе”, пока органическая химия не стала приготовлять их одно за другим; тем самым “вещь в себе” превращалась в вещь для нас, как, например, ализарин, красящее вещество марены, которое мы теперь получаем не из корней марены, выращиваемой в поле, а гораздо дешевле и проще из каменноугольного дегтя. Солнечная система Коперника в течение трехсот лет оставалась гипотезой, в высшей степени вероятной, но все-таки гипотезой. Когда же Леверрье, на основании данных этой системы, не только доказал, что должна существовать еще одна, неизвестная до тех пор, планета, но и определил посредством вычисления место, занимаемое ею в небесном пространстве, и когда после этого Галле действительно нашел эту планету, система Коперника была доказана” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 330).

Обвиняя Богданова, Базарова, Юшкевича и других сторонников Маха в фидеизме (реакционная теория, дающая предпочтение вере перед наукой) и отстаивая известное положение материализма о том, что наши научные знания о закономерностях в природе являются достоверными, что законы науки представляют объективную истину, Ленин говорит:

“Современный фидеизм вовсе не отвергает науки; он отвергает только “чрезмерные претензии” науки, именно, претензию на объективную истину. Если существует объективная истина (как думают материалисты), если естествознание, отражая внешний мир в “опыте” человека, одно только способно давать нам объективную истину, то всякий фидеизм отвергается безусловно” (Ленин, т. ХШ, стр.102).

Таковы коротко характерные черты марксистского философского материализма.

Легко понять, какое громадное значение имеет распространение положений философского материализма на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное [c.262] значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

Если связь явлений природы и взаимная их обусловленность представляют закономерности развития природы, то из этого вытекает, что связь и взаимная обусловленность явлений общественной жизни представляют также не случайное дело, а закономерности развития общества.

Значит, общественная жизнь, история общества перестает быть скоплением “случайностей”, ибо история общества становится закономерным развитием общества, а изучение истории общества превращается в науку.

Значит, практическая деятельность партии пролетариата должна основываться не на добрых пожеланиях “выдающихся лиц”, не на требованиях “разума”, “всеобщей морали” и т. п., а на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей.

Дальше. Если мир познаваем и наши знания о законах развития природы являются достоверными знаниями, имеющими значение объективной истины, то из этого следует, что общественная жизнь, развитие общества также познаваемо, а данные науки о законах развития общества являются достоверными данными, имеющими значение объективных истин.

Значит, наука об истории общества, несмотря на всю сложность явлений общественной жизни, может стать такой же точной наукой, как, скажем, биология, способной использовать законы развития общества для практического применения.

Значит, в своей практической деятельности партия пролетариата должна руководствоваться не какими-либо случайными мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов.

Значит, социализм из мечты о лучшем будущем человечества превращается в науку.

Значит, связь науки и практической деятельности, связь теории и практики, их единство должно стать путеводной звездой партии пролетариата.

Дальше. Если природа, бытие, материальный мир является первичным, а сознание, мышление – вторичным, производным, если материальный мир представляет объективную реальность, существующую независимо от сознания людей, а сознание является отображением этой объективной реальности, то из этого [c.263] следует, что материальная жизнь общества, его бытие также является первичным, а его духовная жизнь – вторичным, производным, что материальная жизнь общества есть объективная реальность, существующая независимо от воли людей, а духовная жизнь общества есть отражение этой объективной реальности, отражение бытия.

Значит, источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, общественных теорий, политических взглядов, политических учреждений нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических учреждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т. п.

Значит, если в различные периоды истории общества наблюдаются различные общественные идеи, теории, взгляды, политические учреждения, если при рабовладельческом строе встречаем одни общественные идеи, теории, взгляды, политические учреждения, при феодализме – другие, при капитализме – третьи, то это объясняется не “природой”, не “свойством” самих идей, теорий, взглядов, политических учреждений, а различными условиями материальной жизни общества в различные периоды общественного развития.

Каково бытие общества, каковы условия материальной жизни общества, таковы его идеи, теории, политические взгляды, политические учреждения.

В связи с этим Маркс говорит:

“Не сознание люден определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269).

Значит, чтобы не ошибиться в политике и не попасть в положение пустых мечтателей, партия пролетариата должна исходить в своей деятельности не из отвлеченных “принципов человеческого разума”, а из конкретных условий материальной жизни общества как решающей силы общественного развития, не из добрых пожеланий “великих людей”, а из реальных потребностей развития материальной жизни общества.

Падение утопистов, в том числе народников, анархистов, эсеров, объясняется, между прочим, тем, что они не признавали первенствующей роли условий материальной жизни общества в развитии общества и, впадая в идеализм, строили свою [c.264] практическую деятельность не на основе потребностей развития материальной жизни общества, а независимо от них и вопреки им -строили на основе “идеальных планов” и “всеобъемлющих проектов”, оторванных от реальной жизни общества.

Сила и жизненность марксизма-ленинизма состоит в том, что он опирается в своей практической деятельности именно на потребности развития материальной жизни общества, никогда не отрываясь от реальной жизни общества.

Из слов Маркса, однако, не следует, что общественные идеи, теории, политические взгляды, политические учреждения не имеют значения в жизни общества, что они не производят обратного воздействия на общественное бытие, на развитие материальных условий жизни общества. Мы говорили здесь пока что о происхождении общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений, об их возникновении, о том, что духовная жизнь общества является отражением условий его материальной жизни. Что касается значения общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений, что касается их роли в истории, то исторический материализм не только не отрицает, а, наоборот, подчеркивает их серьезную роль и значение в жизни общества, в истории общества.

Общественные идеи и теории бывают различные. Есть старые идеи и теории, отжившие свой век и служащие интересам отживающих сил общества. Их значение состоит в том, что они тормозят развитие общества, его продвижение вперед. Бывают новые, передовые идеи и теории, служащие интересам передовых сил общества. Их значение состоит в том, что они облегчают развитие общества, его продвижение вперед, причем они приобретают тем большее значение, чем точнее они отражают потребности развития материальной жизни общества.

Новые общественные идеи и теории возникают лишь после того, как развитие материальной жизни общества поставило перед обществом новые задачи. Но после того, как они возникли, они становятся серьезнейшей силой, облегчающей разрешение новых задач, поставленных развитием материальной жизни общества, облегчающей продвижение общества вперед. Здесь именно и сказывается величайшее организующее, мобилизующее и преобразующее значение новых идей, новых теорий, новых взглядов, новых политических учреждений. Новые общественные идеи и теории потому собственно и возникают, что они [c.265] необходимы для общества, что без их организующей, мобилизующей и преобразующей работы невозможно разрешение назревших задач развития материальной жизни общества. Возникнув на базе новых задач, поставленных развитием материальной жизни общества, новые общественные идеи и теории пробивают себе дорогу, становятся достоянием народных масс, мобилизуют их, организуют их против отживающих сил общества и облегчают, таким образом, свержение отживающих сил общества, тормозящих развитие материальной жизни общества.

Так общественные идеи, теории, политические учреждения, возникнув на базе назревших задач развития материальной жизни общества, развития общественного бытия, сами воздействуют потом на общественное бытие, на материальную жизнь общества, создавая условия, необходимый для того, чтобы довести до конца разрешение назревших задач материальной жизни общества и сделать возможным дальнейшее ее развитие. В связи с этим Маркс говорит:

“Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. I, стр. 406).

Значит, чтобы иметь возможность воздействовать на условия материальной жизни общества и ускорить их развитие, ускорить их улучшение, партия пролетариата должна опереться на такую общественную теорию, на такую общественную идею, которая правильно отражает потребности развития материальной жизни общества и способна ввиду этого привести в движение широкие массы народа, способна мобилизовать их и организовать из них великую армию пролетарской партии, готовую разбить реакционные силы и проложить дорогу передовым силам общества.

Падение “экономистов” и меньшевиков объясняется, между прочим, тем, что они не признавали мобилизующей, организующей и преобразующей роли передовой теории, передовой идеи и, впадая в вульгарный материализм, сводили их роль почти к нулю, следовательно, обрекали партию на пассивность, на прозябание.

Сила и жизненность марксизма-ленинизма состоит в том, что он опирается на передовую теорию, правильно отражающую потребности развития материальной жизни общества, поднимает теорию на подобающую ей высоту и считает своей обязанностью использовать до дна ее мобилизующую, организующую и преобразующую силу. [c.266]

Так решает исторический материализм вопрос об отношении между общественным бытием и общественным сознанием, между условиями развития материальной жизни и развитием духовной жизни общества.

3) Исторический материализм.

Остается выяснить вопрос: что следует понимать с точки зрения исторического материализма под “условиями материальной жизни общества”, которые определяют в конечном счете физиономию общества, его идеи, взгляды, политические учреждения и т.д.

В самом деле, что это за “условия материальной жизни общества”, каковы их отличительные черты?

Несомненно, что в понятие “условия материальной жизни общества” входит прежде всего окружающая общество природа, географическая среда, которая является одним из необходимых и постоянных условий материальной жизни общества и, конечно, влияет на развитие общества. Какова роль географической среды в развитии общества? Не является ли географическая среда той главной силой, которая определяет физиономию общества, характер общественного строя людей, переход от одного строя к другому?

Исторический материализм отвечает на этот вопрос отрицательно.

Географическая среда, бесспорно, является одним из постоянных и необходимых условий развития общества, и она, конечно, влияет на развитие общества, – она ускоряет или замедляет ход развития общества. Но ее влияние не является определяющим влиянием, так как изменения и развитие общества происходят несравненно быстрее, чем изменения и развитие географической среды. На протяжении трех тысяч лет в Европе успели смениться три разных общественных строя: первобытно-общинный строй, рабовладельческий строй, феодальный строй, а в восточной части Европы, в СССР сменились даже четыре общественных строя. Между тем за тот же период географические условия в Европе либо не изменились вовсе, либо изменились до того незначительно, что география отказывается даже говорить об этом. Оно и понятно. Для сколько-нибудь серьезных изменений географической среды требуются миллионы лет, тогда как даже для серьезнейших изменений общественного строя людей достаточно нескольких сотен или пары тысяч лет.

Но из этого следует, что географическая среда не может служить главной причиной, определяющей причиной общественного [c.267] развития, ибо то, что остается почти неизменным в продолжение десятков тысяч лет, не может служить главной причиной развития того, что переживает коренные изменения в продолжение сотен лет.

Несомненно, далее, что рост народонаселения, та или иная плотность населения также входит в понятие “условия материальной жизни общества”, ибо люди составляют необходимый элемент условий материальной жизни общества и без наличия известного минимума людей не может быть никакой материальной жизни общества. Не является ли рост народонаселения той главной силой, которая определяет характер общественного строя людей?

Исторический материализм отвечает на этот вопрос также отрицательно.

Конечно, рост народонаселения имеет влияние на развитие общества, облегчает или замедляет развитие общества, но он не может быть главной силой развития общества, и его влияние на развитие общества не может быть определяющим влиянием, так как сам по себе рост народонаселения не дает ключа для объяснения того, почему данный общественный строй сменяется именно таким-то новым строем, а не каким-нибудь другим, почему первобытно-общинный строй сменяется именно рабовладельческим строем, рабовладельческий строй – феодальным, феодальный – буржуазным, а не каким-либо другим строем.

Если бы рост народонаселения являлся определяющей силой общественного развития, более высокая плотность населения обязательно должна была бы вызвать к жизни соответственно более высокий тип общественного строя. На деле, однако, этого не наблюдается. Плотность населения в Китае в четыре раза выше, чем в США, однако США стоят выше с точки зрения общественного развития, чем Китай, ибо в Китае все еще господствует полуфеодальный строй, тогда как США давно уже достигли высшей стадии развития капитализма. Плотность населения в Бельгии в 19 раз выше, чем в США, и в 26 раз выше, чем в СССР, однако США стоят выше Бельгии с точки зрения общественного развития, а от СССР Бельгия отстала на целую историческую эпоху, ибо в Бельгии господствует капиталистический строй, тогда как СССР уже покончил с капитализмом и установил у себя социалистический строй. [c.268]

Но из этого следует, что рост народонаселения не является и не может являться главной силой развития общества, определяющей характер общественного строя, физиономию общества.

а) В чем же в таком случае состоит та главная сила в системе условий материальной жизни общества, которая определяет физиономию общества, характер общественного строя, развитие общества от одного строя к другому?

Такой силой исторический материализм считает способ добывания средств к жизни, необходимых для существования людей, способ производства материальных благ – пищи, одежды, обуви, жилища, топлива, орудий производства и т.п., необходимых для того, чтобы общество могло жить и развиваться.

Чтобы жить, нужно иметь пищу, одежду, обувь, жилище, топливо и т.п., чтобы иметь эти материальные блага, нужно производить их, а чтобы производить их, нужно иметь орудия производства, при помощи которых люди производят пищу, одежду, обувь, жилища, топливо и т.п., нужно уметь производить эти орудия, нужно уметь пользоваться этими орудиями.

Орудия производства, при помощи которых производятся материальные блага, люди, приводящие в движение орудия производства и осуществляющие производство материальных благ благодаря известному производственному опыту и навыкам к труду, – все эти элементы вместе составляют производительные силы общества.

Но производительные силы составляют лишь одну сторону производства, одну сторону способа производства, выражающую отношение людей к предметам и силам природы, используемым для производства материальных благ. Другую сторону производства составляют отношения людей друг к другу в процессе производства, производственные отношения людей. Люди ведут борьбу с природой и используют природу для производства материальных благ не изолированно друг от друга, не в качестве оторванных друг от друга одиночек, а сообща, группами, обществами. Поэтому производство есть всегда и при всех условиях общественное производство. Осуществляя производство материальных благ, люди устанавливают между собой те или иные взаимные отношения внутри производства, те или иные производственные отношения. Отношения эти могут быть отношениями сотрудничества и взаимной помощи свободных от эксплуатации людей, они могут быть отношениями господства и [c.269] подчинения, они могут быть, наконец, переходными отношениями от одной формы производственных отношений к другой форме. Но какой бы характер ни носили производственные отношения, они составляют – всегда и при всех строях – такой же необходимый элемент производства, как и производительные силы общества.

“В производстве, – говорит Маркс, – люди воздействуют не только на природу, но и друг на друга Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только через посредство этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. V, стр. 429)

Следовательно, производство, способ производства охватывает как производительные силы общества, так и производственные отношения людей, являясь, таким образом, воплощением их единства в процессе производства материальных благ.

б) Первая особенность производства состоит в том, что оно никогда не застревает на долгий период на одной точке и находится всегда в состоянии изменения и развития, причем изменения в способе производства неизбежно вызывают изменение всего общественного строя, общественных идей, политических взглядов, политических учреждений, вызывают перестройку всего общественного и политического уклада. На различных ступенях развития люди пользуются различными способами производства, или, говоря грубее, ведут различный образ жизни. При первобытной общине существует один способ производства, при рабстве существует другой способ производства, при феодализме – третий способ производства и т. д. Сообразно с этим и общественный строй людей, их духовная жизнь, их взгляды, политические учреждения бывают различными.

Каков способ производства у общества, таково в основном и само общество, таковы его идеи и теории, политические взгляды и учреждения.

Или, говоря грубее: каков образ жизни людей, таков образ их мыслей.

Это означает, что история развития общества есть прежде всего история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история [c.270] развития производительных сил и производственных отношений людей.

Значит, история общественного развития есть вместе с тем история самих производителей материальных благ, история трудящихся масс, являющихся основными силами производственного процесса и осуществляющих производство материальных благ, необходимых для существования общества.

Значит, историческая наука, если она хочет быть действительной наукой, не может больше сводить историю общественного развития к действиям королей и полководцев, к действиям “завоевателей” и “покорителей” государств, а должна прежде всего заняться историей производителей материальных благ, историей трудящихся масс, историей народов.

Значит, ключ к изучению законов истории общества нужно искать не в головах людей, не во взглядах и идеях общества, а в способе производства, практикуемом обществом в каждый данный исторический период, – в экономике общества.

Значит, первейшей задачей исторической науки является изучение и раскрытие законов производства, законов развития производительных сил и производственных отношений, законов экономического развития общества.

Значит, партия пролетариата, если она хочет быть действительной партией, должна овладеть прежде всего знанием законов развития производства, знанием законов экономического развития общества.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, партия пролетариата должна исходить как в построении своей программы, так и в своей практической деятельности прежде всего из законов развития производства, из законов экономического развития общества.

в) Вторая особенность производства состоит в том, что его изменения и развитие начинаются всегда с изменений и развития производительных сил, прежде всего с изменений и развития орудий производства. Производительные силы являются, стало быть, наиболее подвижным и революционным элементом производства. Сначала изменяются и развиваются производительные силы общества, а потом, в зависимости от этих изменений и соответственно с ними изменяются производственные отношения людей, экономические отношения людей. Это не значит, что производственные отношения не влияют на развитие [c.271] производительных сил и последние не зависят от первых. Развиваясь в зависимости от развития производительных сил, производственные отношения в свою очередь воздействуют на развитие производительных сил, ускоряя его или замедляя. При этом необходимо отметить, что производственные отношения не могут слишком долго отставать от роста производительных сил и находиться с ним в противоречии, так как производительные силы могут развиваться в полной мере лишь в том случае, если производственные отношения соответствуют характеру, состоянию производительных сил и дают простор развитию производительных сил. Поэтому, как бы ни отставали производственные отношения от развития производительных сил, они должны – рано или поздно – придти в соответствие и действительно приходят в соответствие с уровнем развития производительных сил, с характером производительных сил. В противном случае мы имели бы коренное нарушение единства производительных сил и производственных отношений в системе производства, разрыв производства в целом, кризис производства, разрушение производительных сил.

Примером несоответствия производственных отношений характеру производительных сил, примером конфликта между ними являются экономические кризисы в капиталистических странах, где частнокапиталистическая собственность на средства производства находится в вопиющем несоответствии с общественным характером процесса производства, с характером производительных сил. Результатом этого несоответствия являются экономические кризисы, ведущие к разрушению производительных сил, причем само это несоответствие представляет экономическую основу социальной революции, назначение которой состоит в том, чтобы разрушить нынешние производственные отношения и создать новые, соответствующие характеру производительных сил.

И наоборот, примером полного соответствия производственных отношений характеру производительных сил является социалистическое народное хозяйство в СССР, где общественная собственность на средства производства находится в полном соответствии с общественным характером процесса производства и где ввиду этого нет ни экономических кризисов, ни разрушения производительных сил.

Следовательно, производительные силы являются не только наиболее подвижным и революционным элементом [c.272] производства. Они являются вместе с тем определяющим элементом развития производства.

Каковы производительные силы, таковыми должны быть и производственные отношения.

Если состояние производительных сил отвечает на вопрос о том, какими орудиями производства производят люди необходимые для них материальные блага, то состояние производственных отношений отвечает уже на другой вопрос: в чьем владении находятся средства производства (земля, леса, воды, недра, сырые материалы, орудия производства, производственные здания, средства сообщения и связи и т.п.), в чьем распоряжении находятся средства производства, в распоряжении всего общества или в распоряжении отдельных лиц, групп, классов, использующих их для эксплуатации других лиц, групп, классов.

Вот схематическая картина развития производительных сил от древних времен до наших дней. Переход от грубых каменных орудий к луку и стрелам и в связи с этим переход от охотничьего образа жизни к приручению животных и первобытному скотоводству; переход от каменных орудий к металлическим орудиям (железный топор, соха с железным лемехом и т.п.) и, соответственно с этим, переход к возделыванию растений и к земледелию; дальнейшее улучшение металлических орудий обработки материалов, переход к кузнечному меху, переход к гончарному производству и, соответственно с этим, развитие ремесла, отделение ремесла от земледелия, развитие самостоятельного ремесленного и потом мануфактурного производства; переход от ремесленных орудий производства к машине и превращение ремесленно-мануфактурного производства в машинную промышленность; переход к системе машин и появление современной крупной машинизированной промышленности – такова общая, далеко не полная картина развития производительных сил общества на протяжении истории человечества. При этом понятно, что развитие и улучшение орудий производства осуществлялось людьми, имеющими отношение к производству, а не независимо от людей, – следовательно, вместе с изменением и развитием орудий производства изменялись и развивались люди как важнейший элемент производительных сил, изменялись и развивались их производственный опыт, их навыки к труду, их умение пользоваться орудиями производства. [c.273]

В соответствии с изменением и развитием производительных сил общества на протяжении истории изменялись и развивались производственные отношения людей, их экономические отношения.

Истории известны пять основных типов производственных отношений: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический.

При первобытно-общинном строе основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства. Это в основном соответствует характеру производительных сил в этот период. Каменные орудия и появившиеся потом лук и стрелы исключали возможность борьбы с силами природы и хищными животными в одиночку. Чтобы собрать плоды в лесу, наловить рыбу в воде, построить какое-либо жилище, люди вынуждены работать сообща, если они не хотят стать жертвой голодной смерти, хищных животных или соседних обществ. Общий труд ведет к общей собственности на средства производства, равно как на продукты производства. Здесь не имеют еще понятия о частной собственности на средства производства, если не считать личной собственности на некоторые орудия производства, являющиеся вместе с тем орудиями защиты от хищных зверей. Здесь нет эксплуатации, нет классов.

При рабовладельческом строе основой производственных отношений является собственность рабовладельца на средства производства, а также на работника производства – раба, которого может рабовладелец продать, купить, убить, как скотину. Такие производственные отношения в основном соответствуют состоянию производительных сил в этот период. Вместо каменных орудий теперь люди имели в своем распоряжении металлические орудия, вместо нищенского и примитивного охотничьего хозяйства, не знавшего ни скотоводства, ни земледелия, появились скотоводство, земледелие, ремесла, разделение труда между этими отраслями производства, появилась возможность обмена продуктов между отдельными лицами и обществами, возможность накопления богатства в руках немногих, действительное накопление средств производства в руках меньшинства, возможность подчинения большинства меньшинством и превращения членов большинства в рабов. Здесь нет уже общего и свободного труда всех членов общества в процессе производства, – здесь господствует принудительный труд рабов, эксплуатируемых нетрудящимися рабовладельцами. Нет поэтому и общей [c.274] собственности на средства производства, равно как на продукты производства. Ее заменяет частная собственность. Здесь рабовладелец является первым и основным полноценным собственником.

Богатые и бедные, эксплуататоры и эксплуатируемые, полноправные и бесправные, жестокая классовая борьба между ними – такова картина рабовладельческого строя.

При феодальном основой производственных отношений является собственность феодала на средства производства и неполная собственность на работника производства – крепостного, которого феодал уже не может убить, но которого он может продать, купить. Наряду с феодальной собственностью существует единоличная собственность крестьянина и ремесленника на орудия производства и на свое частное хозяйство, основанная на личном труде. Такие производственные отношения в основном соответствуют состоянию производительные сил в этот период. Дальнейшее улучшение плавки и обработки железа; распространение железного плуга и ткацкого станка; дальнейшее развитие земледелия, огородничества, виноделия, маслоделия; появление наряду с ремесленными мастерскими мануфактурных предприятий – таковы характерные черты состояния производительных сил.

Новые производительные силы требуют, чтобы у работника была какая-нибудь инициатива в производстве и наклонность к труду, заинтересованность в труде. Поэтому феодал покидает раба как не заинтересованного в труде и совершенно неинициативного работника и предпочитает иметь дело с крепостным, у которого есть свое хозяйство, свои орудия производства и который имеет некоторую заинтересованность в труде, необходимую для того, чтобы обрабатывать землю и выплачивать феодалу натурой из своего урожая.

Частная собственность получает здесь дальнейшее развитие. Эксплуатация почти такая же жестокая, как при рабстве, – она только несколько смягчена. Классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту феодального строя.

При капиталистическом строе основой производственных отношений является капиталистическая собственность на средства производства при отсутствии собственности на работников производства – наемных рабочих, которых капиталист не может ни убить, ни продать, ибо они свободны от личной зависимости, но [c.275] которые лишены средств производства и, чтобы не умереть с голоду, вынуждены продавать свою рабочую силу капиталисту и нести на шее ярмо эксплуатации. Наряду с капиталистической собственностью на средства производства существует и имеет на первое время широкое распространение частная собственность освобожденных от крепостной зависимости крестьянина и ремесленника на средства производства, основанная на личном труде. Вместо ремесленных мастерских и мануфактурных предприятий появились громадные фабрики и заводы, вооруженные машинами. Вместо дворянских поместий, обрабатываемых примитивными крестьянскими орудиями производства, появились крупные капиталистические экономии, ведущиеся на основе агротехники и снабженные сельскохозяйственными машинами.

Новые производительные силы требуют, чтобы работники производства были более культурными и понятливыми, чем забитые и темные крепостные, способными понять машину и правильно обращаться с ней. Поэтому капиталисты предпочитают иметь дело со свободными от крепостных уз наемными рабочими, достаточно культурными для того, чтобы правильно обращаться с машинами.

Но, развив до колоссальных размеров производительные силы, капитализм запутался в неразрешимых для него противоречиях. Производя все больше и больше товаров и снижая цены на товары, капитализм обостряет конкуренцию, разоряет массу мелких и средних частных собственников, обращает их в пролетариев и понижает их покупательную способность, ввиду чего сбыт произведенных товаров становится невозможным. Расширяя же производство и собирая на громадных фабриках и заводах миллионы рабочих, капитализм придает процессу производства общественный характер и подрывает тем самым свою собственную базу, так как общественный характер процесса производства требует общественной собственности на средства производства, между тем как собственность на средства производства остается частнокапиталистической, несовместимой с общественным характером процесса производства.

Эти непримиримые противоречия между характером производительных сил и производственными отношениями дают знать о себе в периодических кризисах перепроизводства, когда капиталисты, не находя платежеспособного спроса ввиду ими же учиненного разорения массы населения, вынуждены сжигать [c.276] продукты, уничтожать готовые товары, приостанавливать производство, разрушать производительные силы, когда миллионы населения вынуждены терпеть безработицу и голод не из-за того, что товаров не хватает, а из-за того, что товаров произведено слишком много.

Это значит, что капиталистические производственные отношения перестали соответствовать состоянию производительных сил общества и стали в непримиримое противоречие сними.

Это значит, что капитализм чреват революцией, призванной заменить нынешнюю капиталистическую собственность на средства производства социалистической собственностью.

Это значит, что острейшая классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту капиталистического строя.

При социалистическом строе, который осуществлен пока что только в СССР, основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства. Здесь уже нет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых. Произведенные продукты распределяются по труду согласно принципу: “кто не работает, тот не ест”. Взаимные отношения людей в процессе производства характеризуются здесь как отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации работников. Здесь производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием производительных сил, ибо общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства.

Поэтому социалистическое производство в СССР не знает периодических кризисов перепроизводства и связанных с ними нелепостей.

Поэтому производительные силы развиваются здесь ускоренным темпом, так как соответствующие им производственные отношения дают им полный простор для такого развития.

Такова картина развития производственных отношений людей на протяжении истории человечества.

Такова зависимость развития производственных отношений от развития производительных сил общества, прежде всего от развития орудий производства, в силу которой изменения и развитие производительных сил приводят рано или поздно к [c.277] соответствующим изменениям и развитию производственных отношений.

“Употребление и создание средств труда, – говорит Маркс (под “средствами труда” Маркс понимает главным образом орудия производства. – И. Ст.), – хотя и свойственные в зародышевой форме некоторым видам животных, составляют специфически характерную черту человеческого процесса труда, и потому Франклин определяет человека, как животное, делающее орудия. Такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций. Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится… Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд” (К. Маркс, “Капитал”, т. I, стр. 121, издание 1935 года).

И дальше:

– “Общественные отношения тесно связаны с производительными силами. Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способ обеспечения своей жизни, – они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница дает вам общество с сюзереном (феодалом. – И. Ст.) во главе, паровая мельница – общество с промышленным капиталистом” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. V, стр. 364).

– “Непрерывно совершается движение роста производительных сил, разрушение общественных отношений, возникновение идей, неподвижна лишь абстракция движения” (там же, стр. 364).

Характеризуя исторический материализм, формулированный в “Манифесте Коммунистической партии”, Энгельс говорит:

“Экономическое производство и неизбежно вытекающее из него строение общества любой исторической эпохи образуют основу ее политической и умственной истории… В соответствии с этим, со времени разложения первобытного общинного землевладения вся история была историей классовой борьбы, борьбы между эксплуатируемыми и эксплуатирующими, подчиненными и господствующими классами на различных ступенях общественного развития… Теперь эта борьба достигла ступени, на которой эксплуатируемый и угнетенный класс (пролетариат) не может уже освободить от эксплуатирующего и угнетающего его класса (буржуазии), не освобождая в то же время всего [c.278] общества навсегда от эксплуатации, угнетения и классовой борьбы…” (Предисловие Энгельса к немецкому изданию “Манифеста”).

г) Третья особенность производства состоит в том, что возникновение новых производительных сил и соответствующих им производственных отношений происходит не отдельно от старого строя, не после исчезновения старого строя, а в недрах старого строя, происходит не в результате преднамеренной, сознательной деятельности людей, а стихийно, бессознательно, независимо от воли людей. Оно происходит стихийно и независимо от воли людей по двум причинам.

Во-первых, потому, что люди не свободны в выборе того или иного способа производства, ибо каждое новое поколение, вступая в жизнь, застает уже готовые производительные силы и производственные отношения как результат работы прошлых поколений, ввиду чего оно должно принять на первое время все то, что застает в готовом виде в области производства, и приладиться к ним, чтобы получить возможность производить материальные блага.

Во-вторых, потому, что, улучшая то или иное орудие производства, тот или иной элемент производительных сил, люди не сознают, не понимают и не задумываются над тем, к каким общественным результатам должны привести эти улучшения, а думают лишь о своих будничных интересах, о том, чтобы облегчить свой труд и добиться какой-либо непосредственной, осязательной выгоды для себя.

Когда некоторые члены первобытно-общинного общества постепенно и ощупью переходили от каменных орудий к железным орудиям, они, конечно, не знали и не задумывались над тем, к каким общественным результатам приведет это новшество, они не понимали и не сознавали того, что переход к металлическим орудиям означает переворот в производстве, что он приведет в конце концов к рабовладельческому строю, – они просто хотели облегчить свой труд и добиться ближайшей, ощутимой выгоды, их сознательная деятельность ограничивалась узкими рамками этой будничной личной выгоды.

Когда в период феодального строя молодая буржуазия Европы рядом с мелкими цеховыми мастерскими стала строить крупные мануфактурные предприятия, и двигала, таким образом, вперед производительные силы общества, она, конечно, не знала и не задумывалась над тем, к каким общественным последствиям [c.279] приведет это новшество, она не сознавала и не понимала, что это “маленькое” новшество приведет к такой перегруппировке общественных сил, которая должна кончиться революцией и против королевской власти, милости которой она так высоко ценила, и против дворян, в ряды которых нередко мечтали попасть ее лучшие представители, – она просто хотела удешевить производство товаров, выбросить побольше товаров на рынки Азии и только что открытой Америки и получить побольше прибыли, ее сознательная деятельность ограничивалась узкими рамками этой будничной практики.

Когда русские капиталисты совместно с иностранными капиталистами усиленно насаждали в России современную крупную машинизированную промышленность, оставляя царизм нетронутым и отдавая крестьян на съедение помещикам, они, конечно, не знали и не задумывались над тем, к каким общественным последствиям приведет этот серьезный рост производительных сил, они не сознавали и не понимали, что этот серьезный скачок в области производительных сил общества приведет к такой перегруппировке общественных сил, которая даст возможность пролетариату соединить с собой крестьянство и совершить победоносную социалистическую революцию, – они просто хотели расширить до крайности промышленное производство, овладеть колоссальным внутренним рынком, стать монополистами и выкачать из народного хозяйства прибыли, их сознательная деятельность не шла дальше их будничных узкопрактических интересов.

В соответствии с этим Маркс говорит:

“В общественном производстве своей жизни (то есть в производстве материальных благ, необходимых для жизни людей. – И. Ст.) люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие (курсив мой. – И. Ст.) отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269).

Это, однако, не значит, что изменения производственных отношений и переход от старых производственных отношений к новым протекает гладко, без конфликтов, без потрясений. Наоборот, такой переход происходит обычно путем революционного свержения старых производственных отношений и утверждения новых. До известного периода развитие производительных [c.280] сил и изменения в области производственных отношений протекают стихийно, независимо от воли людей. Но это только до известного момента – до момента, пока возникшие и развивающиеся производительные силы успеют как следует созреть. После того, как новые производительные силы созрели, существующие производственные отношения и их носители – господствующие классы превращаются в ту “непреодолимую” преграду, которую можно снять с дороги лишь путем сознательной деятельности новых классов, путем насильственных действий этих классов, путем революции. Здесь особенно ярко выступает громадная роль новых общественных идей, новых политических учреждений, новой политической власти, призванных упразднить силой старые производственные отношения. На основе конфликта между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями, на основе новых экономических потребностей общества возникают новые общественные идеи, новые идеи организуют и мобилизуют массы, массы сплачиваются в новую политическую армию, создают новую революционную власть и используют ее для того, чтобы упразднить силой старые порядки в области производственных отношений и утвердить новые порядки. Стихийный процесс развития уступает место сознательной деятельности людей, мирное развитие – насильственному перевороту, эволюция – революции.

“Пролетариат, – говорит Маркс, – в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс… путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения” (“Манифест Коммунистической партии”, издание 1938 года, стр. 52).

И дальше:

– “Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил” (там же, стр. 50).

– “Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым” (К. Маркс, “Капитал”, т. I, стр. 603, 1935 год).

Вот гениальная формулировка существа исторического материализма, данная Марксом в 1859 году в историческом “предисловии” к его знаменитой книге “К критике политической экономии”:

“В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные [c.281] отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением этого – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких Переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче: от идеологических форм, в которых люди сознают этот конфликт и борются с ним. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями. Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в лоне самого старого общества. Поэтому человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже существуют или, по крайней мере, находятся в процессе становления” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269–270).

Так обстоит дело с марксистским материализмом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества.

Таковы основные черты диалектического и исторического материализма.

 

Правда. 12 сентября 1938 года

[c.282]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

философия истории | Британика

философия истории , изучение либо исторического процесса и его развития, либо методов, используемых историками для понимания своего материала.

Термин история может использоваться в двух совершенно разных смыслах: он может означать (1) события и действия, которые вместе составляют человеческое прошлое, или (2) рассказы об этом прошлом и методы исследования, посредством которых они достигнуты или построены.При использовании в первом значении это слово относится к тому, что на самом деле произошло, а при использовании во втором значении оно относится к изучению и описанию этих событий (см. также историографию).

Британская викторина

История: правда или вымысел?

Прикоснитесь к истории, поскольку эта викторина выясняет прошлое.Узнайте, кто на самом деле изобрел подвижную литеру, кого Уинстон Черчилль называл «мама», и когда раздался первый звуковой удар.

Понятие философского осмысления истории и ее природы, следовательно, открыто для более чем одной интерпретации, и современные авторы сочли удобным рассматривать его как охватывающее два основных типа деятельности. С одной стороны, они выделяют философию истории в традиционном или классическом смысле; это считается исследованием первого порядка, его предметом является исторический процесс в целом, а его цель, вообще говоря, состоит в том, чтобы дать общее разъяснение или объяснение хода и направления этого процесса.С другой стороны, они выделили философию истории как исследование второго порядка. Здесь внимание сосредоточено не на фактической последовательности самих событий, а на процедурах и категориях, используемых историками-практиками при подходе и осмыслении своего материала. Первая, которую часто называют спекулятивной философией истории, имеет долгую и разнообразную карьеру; последняя, ​​широко известная как критическая или аналитическая философия истории, не получила известности до 20 века.

Спекулятивные теории

Идея ордена или дизайн в истории

Вера в то, что в ходе человеческой истории можно разглядеть некую общую схему или замысел, некую всеобъемлющую цель или закономерность, очень стара и находила выражение в различных формах в разное время и в разных местах. Причин его стойкости и жизнеспособности много, но можно выделить два очень общих соображения, которые оказывали довольно продолжительное влияние. Во-первых, часто предполагалось, что если отказаться от веры в общую закономерность, то придется согласиться с мнением, что исторический процесс состоит не более чем из произвольной последовательности событий, простой агломерации или лоскутного одеяла случайных происшествий. и эпизоды.Но такая точка зрения (утверждается) не может быть принята всерьез, хотя бы потому, что она противоречит основному требованию системы и порядка, которые лежат в основе и управляют любым рациональным исследованием, всеми осмысленными размышлениями о мире. Во-вторых, часто считалось, что отказ признать, что история, наконец, стала понятной требуемым образом, означает скептицизм в отношении ценности человеческой жизни и существования, который представляет собой оскорбление достоинства человеческой природы. Немецкий философ 18-го века Иммануил Кант, например, говорил об «отвращении», которое неизбежно возникает, если рассматривать прошлое

.

как будто вся паутина человеческой истории была соткана из безумия, детского тщеславия и исступления разрушения, так что едва ли знаешь, в конце концов, какую идею сформировать у нашей расы, при всем том, что она так гордится своими прерогативами .

В более поздние времена аналогичная позиция просматривалась за бескомпромиссным отказом Арнольда Тойнби от идеи, что история — это «хаотический, беспорядочный, случайный поток, в котором нельзя различить какой-либо закономерности или ритма». Таким образом, целью целого ряда теоретиков, представляющих самые разные взгляды, было продемонстрировать, что такой пессимизм неоправдан и что исторический процесс, если его правильно рассматривать, можно рассматривать как рационально и морально приемлемый.

Западные спекуляции о смысле истории исходят в первую очередь из богословских источников. Вера в то, что история соответствует линейному развитию, в котором можно различить влияние провиденциальной мудрости, а не повторяющемуся циклическому движению, подразумеваемому большей частью греко-римской мысли, уже становилась преобладающей в начале нашей эры. Следы такого подхода можно найти в концепции прошлого, разработанной в IV веке св.Августин в его De civitate Dei ( Город Божий ) и в других местах; например, однажды его сравнивают с «великой мелодией какого-то невыразимого композитора», причем его части представляют собой «устроения, подходящие для каждого отдельного периода». Тем не менее осторожная тонкость предложений Августина и принципиальное различие, которое он проводил между священной и светской историей, делают важным не путать его тщательно продуманные доктрины с более грубыми позициями, выдвинутыми некоторыми из его самопровозглашенных преемников.Это относится, в первую очередь, к работам самого известного и тщательного из них, Жака-Бениня Босуэ. Написанная через 1250 лет после смерти Августина книга Босуэ « Discours sur l’histoire Universelle » (1681; «Рассуждения о всемирной истории ») проникнута наивной уверенностью в том, что весь ход истории обязан своим всеобъемлющим характером замыслу «высшего мудрость.» В глазах Босуэ схватить и понять великое шествие империй и религий означало «постичь в уме все великое в человеческих делах и иметь ключ к истории вселенной.Ибо возвышение и падение государств и вероисповеданий зависели, в конце концов, от тайных приказов Провидения, которые были источником той явной исторической справедливости и возмездия, о которых почти на каждой странице анналы прошлого ясно и безошибочно свидетельствуют. свидетель. Обширный обзор Босуэ был, по сути, последним крупным вкладом в этот жанр. Хотя книга произвела значительное впечатление, когда была впервые опубликована, она появилась незадолго до того, как открытия сэра Исаака Ньютона произвели массовую трансформацию европейского мировоззрения, и влияние книги было недолгим.Таким образом, развитие исторических спекуляций в 18 веке в целом было отмечено тенденцией отвергать теологические и провиденциальные интерпретации в пользу подхода, более близкого по методу и цели к тому, который был принят естествоиспытателями в их исследованиях физического мира. .

Диалектический материализм | SpringerLink

Жизнь, согласно Энгельсу, есть способ существования белков ( Eiweißkörper ), 25 , характеризующийся постоянным самообновлением химических составляющих этих белков, концепция, которая перекликается с гегелевским взглядом на жизнь как на Самообновляющийся химический процесс сделал многолетним, рассмотренный выше.Яичный белок ( Eiweiß ) — это термин, который Энгельс использует здесь в его современном химико-промышленном смысле, как общий знаменатель для более широкого семейства белковых веществ (1878/1962, стр. 76). 26 Везде, где мы находим жизнь, мы находим белки, и наоборот. Белки представляют ноуменальную жизнь или жизнь « и сич », они суть «голая жизнь» (с. 76). Самые низшие из известных нам живых существ представляют собой агрегаты белков, и они уже проявляют все существенные явления жизни: они поглощают и усваивают вещества из окружающей среды и усваивают их, в то время как другие вещества распадаются и выделяются: процесс, известный как обмен веществ.Неживые тела тоже изменяются или вступают в химические соединения (например, металлы, которые окисляются и ржавеют), но при этом перестают быть тем, чем были. У живых существ это постоянное взаимодействие с окружающей средой (причина энтропийной деструкции в неживых телах) превращается в основное условие существования (Энгельс, 1878/1962, с. 76). Как только обмен веществ заедает, они разлагаются и погибают. Парадоксально поэтому, что жизнь находится в постоянном движении, каждое мгновение являясь и самой собой, и чем-то другим в результате самоосуществляющихся и присущих жизни процессов.Отсюда следует, что, если химия когда-либо сможет искусственно производить белки из химических компонентов (Энгельс, 1878/1962, с. 67, 76), то эти вещества должны обнаруживать явления жизни (обмен веществ, рост и т. д.), однако 27 они могут быть слабыми, при условии, что ученые выяснят, какое правильное питание будет для такого вещества.

Энгельс воспринимает жизнь с диалектических позиций. Первоначально мы знаем жизнь из повседневного опыта и размышляем о ней (М 1 ), но в определенный момент принимается более активный и экспериментальный подход, так что живые существа разбираются, разбираются и анализируются.Этот анализ ( Zerlegung ) влечет за собой элемент насилия, что приводит к уничтожению живых существ, процессу, который раскрывает негативность экспериментальной науки (M 2 ). Чтобы понять жизнь, ученые систематически уничтожают (отрицают) ее в своих лабораториях, чтобы выяснить, что живые вещества, известные нам из повседневного опыта, на самом деле состоят из молекулярных веществ, называемых белками , которые можно анализировать далее , чтобы выявить их химический состав.Неизбежный третий шаг, диалектически говоря, есть отрицание отрицания (М 3 ). Исходя из общего понимания жизни (А), но исходя из накопленных знаний о частных аспектах жизни (Б), ученые в конце концов попытаются реконструировать живую материю (белки) in vitro . Конечная цель неизбежно будет заключаться в технологическом воспроизведении белков: снова соединить основные компоненты, чтобы произвести что-то, что является конкретным целым ; − что-то вроде искусственной клетки, конкретной универсальной жизни (Е).

Этот же ход мыслей, развитый в «Анти-Дюринг» , можно встретить и в «Диалектика природы» . В биологии девятнадцатого века, указывает Энгельс, открытие структуры и функции клетки с помощью передовых микроскопов показало, что клетки действительно представляют собой основную реализацию концепции жизни. Между тем, в химии путем взаимодополняющих процессов анализа и синтеза ученые не только открыли основные молекулярные составляющие живой (органической) материи, но и смогли получить органические соединения in vitro , которые до сих пор производились только в живых организмах ( in vivo ), начиная с мочевины, тем самым преодолевая пропасть (онтологическую пропасть) между неорганической и органической природой, которую Кант считал непреодолимой (Энгельс, 1925/1962а, с.318). И пока биохимики усердно работают над тем, чтобы понять жизнь в своих лабораториях, палеонтологи открывают огромные палеонтологические «архивы», которые однажды могут помочь нам понять происхождение жизни на Земле (стр. 322).

Что касается предметного полюса, то палеоантропологи выявляют решающую роль использования орудий и труда в процессе антропогенеза, возникновения человеческих обществ и самоформирования человечества (с. 322), начиная с открытия превращения механического движения в теплоту: i.е. генерация огня посредством трения (Энгельс, 1925/1962b, стр. 106) и, в конечном счете, достижение его аналога: превращение тепла в движение с помощью паровых двигателей. Энгельс утверждает, что люди созданы сами, и самым важным продуктом человеческого труда является человечество как таковое, в первую очередь человеческая рука (1925/1962b, стр. 445), которая эволюционировала вместе с человеческим мозгом (стр. 232). . Сами научно-технические исследования до сих пор являются примером формирующего взаимодействия между человеческой рукой (активное экспериментальное манипулирование), человеческим мозгом (органом мышления) и природной средой с целью получения жизнеспособных знаний о мире природы, хотя современная наука, конечно, продвинулась вперед. далеко за пределы палеолитических условий путем развития сознательной организации процесса производства знаний.Если греческие мыслители понимали природу как единое целое, то современные исследования предполагают активную переработку природы, применение законов диалектики, хотя часто и «бессознательно». Но сознательная диалектика оптимизировала бы этот процесс и привела бы к более всеобъемлющему взгляду, если бы гегелевскую диалектику перевернули с ног на голову («umstülpen», с. 335), превратив ее из идеалистического подхода (сосредоточенного на понятиях) в подход материалистический (сосредоточенный на как эти понятия материализуются в конкретных исследовательских практиках, в конкретных взаимодействиях с жизнью и материей).

В девятнадцатом веке наука привела к трем решающим открытиям, как мы видели: открытие клетки, законов термодинамики и эволюции (стр. 468). Энгельс утверждает, что нас ждет еще одна большая задача: объяснить происхождение жизни из неорганической природы, но современная химия обязана достичь этой цели (стр. 469). 28 С момента искусственного производства мочевины Вёлером в 1828 г. в принципе нет препятствий для дальнейшего продвижения к производству более сложных веществ в лаборатории, включая белки (альбумин).Более того, как только будет известен молекулярный состав белков, ученые попытаются получить живой белок, 29 , чтобы химический процесс уступил место процессу жизни, и пропасть (якобы непреодолимая) между неорганической и органической природой сократится. быть перекрытым (1925/1962а, стр. 318, 319). Это коснется и предметного полюса, ибо как только химия сможет производить белки, она станет качественно иным типом науки, а именно наукой об искусственной жизни (с.522).

Диалектически говоря, это снова представляет собой разворачивающееся триадное развитие, от первоначального открытия живых клеток (M 1 ), через их химический анализ (M 2 ) к ресинтезу (конвергенция, Zurückführung : M 3 ). Когда-нибудь ученые смогут создать жизнь искусственно (стр. 559), производя белки и имитируя метаболические процессы. В результате основные процессы жизни станут модифицируемыми в пробирке. Эта линия мышления строится на том, что уже было выдвинуто самим «старым Гегелем», а именно на том, что, как только химический процесс становится самоподдерживающимся (становится метаболизмом), он становится жизнью. 30 Так называемые искусственные клетки, созданные Морицем Траубе в 1864 году, еще не представляли подлинного метаболизма, утверждает Энгельс, но представляли собой симптоматический шаг. Когда-то условия окружающей среды на планете Земля должны были быть такими, чтобы первые белковые агрегаты могли возникать спонтанно и эволюционировать в первобытные примитивные организмы. И однажды в современных лабораториях такие условия снова могут быть воспроизведены in vitro . 31

Таким образом, Энгельсу можно отдать должное за то, что он предсказал появление усилий по созданию искусственной жизни in vitro как неизбежный шаг, который в конечном итоге приведет к созданию синтетических клеток, как важную диалектическую конечную точку (поворотный пункт) в история науки.Тем самым он подготовил почву для диалектической оценки современной технонауки, примером которой являются проекты по созданию синтетической клетки и подобные усилия. Ряд авторов-диалектиков, в частности ученые, уже внесли свой вклад в экстраполяцию диалектического материализма на современную науку, например, Дж.Б.С. Холдейн (1938/2016), который до сих пор известен своим вкладом в гипотезу первичного пребиотического супа, в которой утверждается, что жизнь постепенно возникла из неорганических молекулярных строительных блоков, например.г. аминокислоты. Опираясь на Энгельса, он определил ряд методологических принципов диалектического понимания научного исследования, таких как примат практики над теорией (видя исследование прежде всего как практику , систематическое экспериментальное взаимодействие с природой, опирающееся на убеждение что утверждения о знаниях должны быть проверены и подтверждены на практике ). Другой принцип заключается в том, что природу следует рассматривать не как совокупность вещей, а как ряд процессов.Наука занимается изменениями и полагается на технологические изобретения для изучения этих трансформационных процессов с должной точностью и точностью. Более того, и сама наука развивается диалектически, через отрицание и стирание существующих точек зрения. В настоящее время (в 1930-е годы), утверждал Холдейн, наука наводит мосты между неорганической и органической природой, между химией и биологией, например, посредством изучения вирусов: сущностей, состоящих из чистой нуклеиновой кислоты (ноуменальной сущности жизни как таковой). ), содержащихся в белковой капсуле.Метаболические процессы жизни состоят из анаболизма и катаболизма, образования и разрушения, как противоположностей, которые на самом деле должны рассматриваться как взаимодополняющие и как часть живой клетки как конкретного всеобъемлющего целого. И теперь, когда изучаются основные составляющие живых систем, возникает вопрос: как снова собрать Шалтая-Болтая (с. 98)? Частичные компоненты живых систем все чаще будут заменяться, даже в случае людей, чьи органы однажды могут быть заменены искусственными заменителями (практика, известная в настоящее время как тканевая инженерия).Холдейн утверждает, что гены — прекрасные примеры диалектики (созидательного антагонизма) в природе, содержащие программу, которая постоянно пытается приспособиться к окружающей среде и наоборот, чтобы эта программа могла оптимально функционировать в процветающем живом существе. В противоположность генетическому детерминизму диалектика рассматривает организмы не только как пассивные объекты, но и как активные субъекты или агенты эволюции, приспосабливающиеся к окружающей среде и в то же время изменяющие ее. Корни и корневища растений изменяют структуру и состав почвы, а сети взаимодействующих живых существ (биосфера) изменили планету в впечатляющих масштабах, необратимо изменив атмосферу, добавив кислород (ср.Левинс и Левонтин, 1985; Ройл, 2014). Ни организм, ни окружающая среда не могут быть поняты без ссылки друг на друга (Royle, 2014, стр. 103). Они попеременно выполняют роль агента (А), другого (О) и продукта (Р) в диалектических циклах (как объяснено в гегелевском анализе химического процесса выше). 32

Это отражает диалектическую динамику. Первоначально живые существа рассматриваются как стабильные, сбалансированные целые (M 1 ), а явления жизни рассматриваются на общем или универсальном уровне.Аристотеля, например, интересует жизнь как таковая, концептуальное понимание жизни ( das Allgemeine : A), хотя в своих анатомических исследованиях он начал вводить рудиментарные различия между отдельными группами видов (например, животные с легкими против животных с жабрами). Современный научный анализ фокусируется на конкретных процессах и аспектах, таких как, например, наследственность или окружающая среда ( das Besondere : B). Здесь фактически действуют многочисленные антагонистические факторы и силы: продуктивные напряжения между наследственностью и окружающей средой, анаболизм и катаболизм, рост и равновесие и т. д.(М 2 ). Наконец, мы поймем, как эти антагонизмы сходятся в конкретных живых существах, таких как живые клетки, функционирующих и поддерживающих высокие уровни сложности как конкретные единства (M 3 ). Таким образом, живая клетка есть конкретная реализация идеи жизни ( Einzelheit : E). И чтобы по-настоящему понять живую клетку, необходимо сделать последний шаг, а именно, технически воспроизвести минимальную или искусственную клетку in vitro .

Эта же идея далее развивается Фридрихом Энгельсом в его трактате Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии (1886/1962). Опять же, он утверждает, что буржуазные метафизические убеждения, такие, как представление о непреодолимой пропасти между субъектом и объектом, между феноменальным опытом и вещами в себе, между живыми и неживыми сущностями, между органической и неорганической природой и т. д., должны быть отвергнуты. преодолевается экспериментальным трудом в лабораториях и на производстве: наукой как практикой.В самом деле: окончательное подтверждение диалектико-материалистической концепции природных процессов может быть достигнуто путем активного воспроизведения биотических органических существ самим, в лабораториях и на фабриках. Это окончательно положило бы конец кантовской «вещи в себе». 33 Биохимические вещества остаются «вещами в себе» только до тех пор, пока биохимия не сможет искусственно производить их одно за другим, потому что тогда эти процессы и вещества становятся для нас вещами . 34

Диалектика также помогает нам разобраться с загадкой происхождения жизни.В нынешних земных условиях жизнь больше не может возникать спонтанно ( generatio aequivoca кажется уже невозможным), потому что жизнь возникла как третий момент диалектического развертывания. Первоначально возникли первобытные организмы (агрегаты живого альбумина, как выразился Энгельс: М 1 ), способные противостоять энтропийной, абиотической, анаэробной среде (М 2 ), грозившей им гибелью. Эти зарождающиеся формы жизни становились все более способными не только к выживанию, но и к процветанию и использованию своей первозданной среды (теперь известной как первобытный бульон) в качестве ресурса для развития и роста (M 3 ).В настоящей ситуации биотическая аэробная среда эффективно блокирует такую ​​траекторию. В самом деле, как сформулировали это Левинс и Левонтин, основным требованием для возникновения жизни теперь является ее отсутствие (1985, стр. 46). В нынешних условиях хрупкой нео-жизни требуется гнотобиотическая, полностью контролируемая среда, которую может обеспечить только очищенная среда научно-технических лабораторий (Zwart, 2019a). Таким образом, синтетическая клетка выступает как конкретная реализация технонаучной концепции жизни и как примирение самосознающего разума (т.е. технонаука) с разумом (логосом), присущим существующей природе. 35

Но именно это может оказаться и слабостью. Если эксперимент увенчается успехом, первоначальный опыт успеха, вероятно, будет недолгим: судьба, которая постигает большинство, если не все триумфы научных исследований. Вскоре наступит недовольство в виде опыта того, что мы, по-видимому, что-то упустили и что эти искусственные («фальшивые») клетки не в состоянии полностью понять и воспроизвести поразительную сложность живых систем, так что синтетическая ячейка окажется лишь временной станцией на длинном и извилистом пути диалектического развертывания научного сознания.Этот конкретный триумф будет сведен на нет, но вместо того, чтобы цепляться за это конкретное испытание (и явно ограниченное понимание жизни, на котором оно построено), технонаука, несомненно, захочет двигаться дальше. В качестве положительного результата неизбежный опыт Enttäuschung даст информацию и позволит разработать еще более продвинутые программы и усилия по реализации отрицания этого отрицания в будущем.

В конечном счете, диалектической целью (предполагаемый конечный результат ) остается желание заменить разрушительное расхождение между технологией и природой, тем самым снова сделав биотехнологию устойчивой и биосовместимой.В ходе промышленной революции буржуазная технонаука превратилась в пагубную технологическую силу эпохального воздействия, критически влияющую на обмен веществ между человеческим обществом и природной средой. Уже в ранних публикациях Энгельс остро описывал, как в быстро развивающихся городах, таких как Манчестер (1845/1962, с. 237, 250, 254), техно-промышленный прорыв привел к миазматическому воздуху, отвратительным запахам (с. 259) и загрязненным лужам (с. . 274), таких как река Ирк, превратившаяся в узкий, угольно-черный, зловонный поток, наполненный отбросами и экскрементами (с.282, 295), создавая оптимальные условия для распространения таких инфекционных заболеваний, как холера (Zwart, 2019b). В то время как Энгельс рассматривал сами города как сложные процессы, а не как объекты (Royle, 2014, p. 100), экологическое разрушение было определенно глобальным процессом, и в диалектике природы Энгельс описывает, например, как испанские плантаторы в Куба, сжигая леса для посадки прибыльных кофейных деревьев, вызвала тропические дожди, которые смыли теперь незащищенный верхний слой почвы (1925/1962a, стр.455). В то время как в эпоху кустарного земледелия (M 1 ) обмен веществ между человеком и природой оставался относительно устойчивым, промышленная революция породила «экологический разрыв» (Foster, 2000; Foster et al., 2010): массовые процессы разрушения (загрязнение окружающей среды, деградация почвы, урбанизация, отчуждение), которые катастрофически усугубились в нынешнюю эпоху глобализации (M 2 ). Эти события способствовали возрождению марксистских подходов к нынешнему экологическому кризису (Foster, 2000; Moore, 2016; Royle, 2019), подчеркивая пагубное экологическое и биологическое воздействие эгоцентричной буржуазной метафизики на нашу глобальную экономическую и экологическую систему.Сейчас, когда глобальное разрушение (изменение климата, массовое вымирание, экологическое разрушение) доведено до крайности, задача как никогда состоит в том, чтобы заменить « Entzweiung » между технологией и природой, между городом и деревней и т. более высокий уровень сложности (M 3 ).

Гегелевское легальное определение гегелевского

Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

Георг Гегель.

БИБЛИОТЕКА КОНГРЕССА

Философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель оказал глубокое влияние на современную мысль.Гегель написал свою самую раннюю работу в 1807 году, а свою новаторскую « Философию права» — в 1827 году. Идеалист, он исследовал природу рациональности в попытке создать единую систему мышления, которая охватила бы все знания. Среди его главных достижений была разработка гегелевской диалектики, состоящего из трех частей процесса выявления причин, который в конечном итоге повлиял на теории права, политологии, экономики и литературы девятнадцатого и двадцатого веков. Особенно в конце двадцатого века ученые обсуждали идеи Гегеля на предмет их актуальности для современных юридических проблем.

Родившийся 27 августа 1770 года в Штутгарте, Германия, Гегель прославился еще при жизни как учитель и писатель. Сын немецкого государственного чиновника, он изначально изучал богословие, а позже обратился к философии. В свои 20 лет он работал репетитором, а затем директором школы и профессором в немецких университетах в Гейдельберге и Берлине. В то же время он написал обширные и объемные книги, в том числе «Наука логики» (1812–1816 гг.) И «Энциклопедия философских наук» (1817 г.), которые содержат все элементы его системы философии.Он умер 14 ноября 1831 года в Берлине.

«Всемирная история есть не что иное, как прогресс сознания свободы».
—Георг Гегель

Теории Гегеля частично возникли в ответ на теории его предшественника, прусского философа Иммануила Канта. Полагая, что только восприятие может определить, что реально, Кант предложил концепцию разума, которую Гегель смог использовать для построения полной теоретической системы. При этом Гегель создал свою форму диалектики (метод критического рассуждения), которую он разделил на три части.По существу, он утверждал: (1) Тезис (идея) побуждает к развитию своей противоположности или антитезиса. (2) Если они объединяются, они образуют совершенно новый тезис или синтез. (3) Этот синтез является началом новой серии разработок. Гегель считал, что жизнь вечно формируется путем создания противоположностей.

Система Гегеля имеет особое значение для хода истории, особенно для эволюции людей и правительства. Он считал, что идеальную универсальную душу можно создать с помощью логики, основанной на его диалектике.Он утверждал, что это является основой всего развития. Используя свою трехчастную диалектику, он изложил развитие общества. Тезис Гегеля заключался в том, что первичная цель людей состоит в приобретении собственности, а стремление к собственности всеми людьми требует антитезиса этой цели, законов. Ассоциация людей и законов производит синтез, называемый этосом, который сочетает в себе свободу и взаимозависимость людей и создает государство. По Гегелю, государство выше личности.Позволив себе достичь своей высшей формы развития, считал Гегель, государство превращается в монархию (правительство, управляемое одним лицом, часто называемым королем или королевой).

Взгляд Гегеля на правительство расходится с историческим курсом, проводимым Соединенными Штатами. Фактически, он был критиком индивидуализма в основе американской революции. Но тем не менее его идеи оказали неизмеримое влияние на современную мысль как в Соединенных Штатах, так и в Европе. Он видел человеческую историю как прогресс от рабства к свободе, достижимой только в том случае, если воля отдельного человека становится вторичной по отношению к воле большинства.Эта точка зрения определила развитие философии идеализма в США и Европе. Диалектика Гегеля была также адаптирована Карлом Марксом в качестве основы для экономической теории Маркса о борьбе рабочего класса за достижение революции над владельцами средств производства. В двадцатом веке Гегель вдохновил академическую методологию, называемую деконструктивизмом, которая использовалась в самых разных областях, от литературы до права, в качестве средства интерпретации текстов.

Хотя Гегель в основном игнорировался или подвергался нападкам со стороны У.С. ученых-правоведов на протяжении двух столетий 1950-х годов вызвал новый интерес к его идеям, который нарастал в последующие десятилетия. Вообще говоря, ученые исследовали его работу на предмет взглядов на либерализм и концепции свободы и ответственности. Гегелевская мысль использовалась для решения всего, от исторических проблем, таких как рабство, до современных проблем в области договоров, собственности, правонарушений и уголовного права. Это также повлияло на движение критических юридических исследований.

Дополнительная литература

Althaus, Horst.Майкл Тарш, пер. 2000. Гегель: интеллектуальная биография. Кембридж, Великобритания: Polity Press; Оксфорд, Великобритания; Малден, Массачусетс: Издательство Блэквелл.

Карлсон, Дэвид Г. 2000. «Как делать дела с Гегелем». Texas Law Review 78 (май): 1377–97.

——. 1992. «Гегелевское возрождение в американском юридическом дискурсе». University of Miami Law Review 46 (март).

Гегель, Георг. 1977. Разница между системами философии Фихте и Шеллинга. Перевод Х.С. Харрис и Уолтер Серф. Олбани, Нью-Йорк: State Univ. Нью-Йорк Пресс.

Хоффхаймер, Майкл Х. 1995. «Первая философия права Гегеля». Tennessee Law Review 62 (лето).

Маккракен, Чад. 1999. «Гегель и автономия договорного права». Texas Law Review 77 (февраль): 719–51.

Пинкард, Терри. 2000. Гегель: Биография Кембридж; Нью-Йорк: Кембриджский ун-т. Нажмите.

Перекрестные ссылки

Юриспруденция.

Энциклопедия американского права Уэста, издание 2. Copyright 2008 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Глоссарий социальных исследований

________________________________________________________________

Диалектика

определение ядра

Диалектика относится к процессу выявления противоречий.

пояснительный контекст

Введение

Первоначально (в греческой философии) диалектика была искусством познания истины путем вскрытия противоречий в рассуждениях противника.Общее средневековое использование этого термина должно было относиться к формальным рассуждениям.

 

Эта идея диалектики как рациональной и вызывающей противоречия лежала в основе большинства случаев употребления этого термина вплоть до 19 века. С развитием немецкого идеализма в 19 веке диалектика стала распространяться не только на противоречия в дискуссии, но и на противоречия в действительности.

 

Эта идея была центральной в объективном идеализме Гегеля, и диалектика превратилась в теорию эволюции и всеобщих отношений.

 

Маркс принял и развил этот термин в своей критике Гегеля и в своем последующем анализе государства и капитализма. Действительно, диалектическое мышление является неотъемлемой частью марксизма в развитии материалистической критики.

 

Центральной в современном (начиная с Гегеля) диалектическом мышлении является идея разрешения противоречий посредством синтеза.

 

Диалектика рассматривает все явления как находящиеся в движении, в процессе вечного изменения.

 

Сократовская диалектика

Сократовская диалектика просто относится к разговорному методу аргументации, который принял Сократ. В этом смысле оно близко к греческому корню этого термина, означающего «рассуждать» или «разговаривать».

 

Платоническая диалектика

lato, по сути, использует диалектику для смешения логики и метафизики. Для него диалектика (диалектика) есть искусство определения Идеи и метод определения их взаимосвязи в свете единого принципа.

 

Платон в своих трудах придает различное значение термину «диалектика». В его раннем творчестве («Республика») диалектика есть высшее знание, объясняющее (объясняющее) все, что связано с идеей Блага.

 

В его более поздних диалогах («Софист») диалектика — это название, данное изучению взаимосвязи платоновских форм или идей, и, по-видимому, оно относится к методу определения по видам или родам. [ОБЪЯСНИТЬ]

 

Аристотелевская диалектика

Аристотелевская диалектика просто означает рассуждения из предпосылок, которые являются вероятными (то есть общепринятыми).

 

кантовская диалектика

Кантианская или трансцендентальная диалектика относится к разделу философии, разоблачающему софизмы, такие как аргументы, претендующие на доказательство существования бога.

 

Кантовское понятие диалектической критики показало взаимопротиворечивость принципов познания при распространении на метафизические реальности. [ОБЪЯСНИТЬ]

 

Гегелевская диалектика

Диалектический анализ является центральной чертой объективного идеализма Гегеля и был связан, по Гегелю, с понятием Абсолюта.

 

Диалектический процесс, по Гегелю, был соединением противоположностей (реально существующих) в сложном отношении частей к целому. В частности, каждой формулировке вселенной (тезису) противопоставляется из-за противоречий в мире и, следовательно, в тезисе другая формулировка (антитезис). Ни то, ни другое не является удовлетворительным, и они объединяются в синтез (который Гегель назвал Aufhebung (или снятие)). Синтез содержит частичную истину обоих из них, для Гегеля это означало, что синтез сохраняет рациональное в тезисе и антитезисе, но отбрасывает иррациональное.

 

Гегель изображает Абсолют как постоянно пытающегося разрешить диалектику тезиса и антитезиса посредством все более высокого синтеза, пока не будет достигнут всеобъемлющий синтез. В этом смысле диалектика, как проработка Абсолюта, определяет ход истории.

 

Следует быть осторожным в переопределении гегелевской диалектики. Именно Фихте создал механическую версию диалектики, предполагавшую, что любому тезису противопоставляется антитезис, и он механически разрешается в синтез (как в энгелевской диалектике, в которой он пытается включить диалектическое мышление в позитивистскую физическую науку).

 

Подход Гегеля был не просто конфликтом противоположностей, а, скорее, сведением двух неполных трактовок в более общую формулировку.

 

Гегелевское развитие восходит к платоновской диалектике, пытающейся определить взаимосвязь идей в свете единого принципа.

 

диалектика Маркса.

Диалектика Маркса присуща методологии Маркса.Маркс превратил диалектическое мышление в критический инструмент. Его развитие диалектики выросло из его критики гегелевской диалектики.

 

Гегель предложил диалектику как общий закон истории. Для него история определялась диалектикой независимо от действий исторических субъектов. Диалектика есть неизбежный и неудержимый механизм проработки процесса самореализации метафизической сущности. Для Гегеля это проявилось в исторической борьбе наций.

 

Маркс не соглашался с таким пониманием диалектики. Он не отказался от концепции диалектического мышления, но коренным образом преобразовал ее.

 

(Спорный вопрос, принял ли Маркс гегелевское понятие диалектики, как предполагают некоторые комментаторы, но его преобразование было настолько радикальным, что сделало этот вопрос относительно неважным для обсуждения. Что Маркс действительно сохранил, так это представление о том, что противоречия существуют в реальность).

 

Маркс разработал материалистически-научное (в отличие от позитивистско-научного) использование диалектики. Маркс заменил экономический, а не метафизический, для объяснения исторического процесса, который он понимал как борьбу между классами (а не как борьбу между нациями). Более того, Маркс рассматривал историю как результат практического рефлексивного действия (праксиса) со стороны социальных групп или классов. Диалектический процесс исторических изменений коренится в конфликте, возникающем между активными классами.Однако, как утверждает исторический материализм, люди делают историю, но не контролируют ее.

 

Диалектика Маркса, таким образом, не работает механически. Диалектический процесс есть отработка конкретного исторического момента, осуществляемая практикой. Это не неизбежный процесс и не линейная прогрессия. Таким образом, он плохо характеризуется механистическим (фихтеанским) взглядом на тезис, антитезис и синтез. Такое механистическое представление подразумевает внутреннее противоречие истории, которое ничем не обязано ни конкретным историческим условиям, ни практическим человеческим действиям.

 

Этот механистический взгляд имел тенденцию к развитию после смерти Маркса в связи с крахом Парижской Коммуны 1870 года. Он показательен для подхода, развитого марксистскими реалистами-материалистами.

 

Принято считать, что Маркс использовал в своих трудах диалектическое мышление. Однако природа диалектики Маркса и даже степень, в которой он называл ее таковой, является предметом споров.

 

Дебаты переплетаются со спорами о том, в какой степени Маркс принимал или поддерживал диалектический материализм.Утверждается, что Маркс никогда не упоминал диалектический материализм или «диалектику». Однако его исторический материализм был явно диалектическим в своем развитии.

 

Независимо от того, разработал ли Маркс диалектический материализм или заложил его основу, маловероятно, чтобы Маркс принимал идею диалектических законов, получившую развитие в марксистском реалистическом материализме.

 

Энгелевская (или материалистическая) диалектика

Энгельс, в своем взгляде на диалектический материализм, выступает за прогрессивное объединение через противоречие противоположностей.(Это иногда называют материалистической диалектикой). Это отражает подход Гегеля. Однако Энгельс переворачивает геглианский порядок первичного духа и вторичного мира.

 

Для Энгельса диалектика стала общими законами движения как внешнего мира, так и человеческого мышления. Развитие самой природы рассматривается как результат борьбы противоречий внутри природы.

 

В этой формулировке диалектика становится наукой о всеобщих законах развития природы, человеческого общества и мышления.

 

Формальными принципами этого процесса являются (фихтеанские принципы) отрицания отрицания, перехода количества в качество и тождества противоположностей.

 

В сущности, Энгельс склоняется к довольно механистическому взгляду на диалектический анализ: на тезис, антитезис и синтез (который Маркс не принимал механистически).

 

О том, насколько эта энгелевская затея отражает Маркса, широко спорили.Утверждалось, что Маркс не использовал термин диалектический материализм.

аналитический обзор

О’Коннор (2003) написал

:

Вообще говоря, диалектика есть способ мышления или философское средство, посредством которого противоречие становится отправной точкой (а не тупиком) для созерцания. Таким образом, диалектика — это средство, помогающее нам понять мир, раздираемый парадоксами. Действительно, диалектика облегчает философское предприятие, описанное Бертраном Расселом, который писал, что «научить тому, как жить без уверенности и в то же время не быть парализованным колебаниями, — это, пожалуй, главное, что философия в наш век еще может сделать для тех, которые его изучают» (Рассел, 1945, xiv).

Слово «диалектика» происходит от греческого языка и имеет три классических значения. В трудах Платона диалектика является высоко ценимым средством достижения истины; он сродни диалогу и тесно связан с сократовским методом. Аристотель, с другой стороны, считал диалектику низшей формой рассуждения, поскольку она была основана на априорном знании, а не на эмпирическом наблюдении. Наконец, Цицерон связал диалектику с риторикой. В наше время диалектика играет жизненно важную роль в немецкой философской традиции, начиная с Канта.Его определение диалектики, тесно связанное с определением Аристотеля, предполагает иллюзорное знание, напоминающее софистику. Другими словами, «диалектика [Канта] больше не предлагает правил для вынесения убедительных суждений, а учит, как обнаруживать и раскрывать суждения, которые кажутся истинными, но на самом деле иллюзорны» (Кейгилл, 1995, с. 157). Диалектику Канта можно считать средством ложной эпистемологии.

Однако именно у Гегеля выкристаллизовалось современное понятие диалектики.Хотя его мышление было сформировано обсуждением Кантом антимоний в «Критике чистого разума», Гегель считал диалектику средством истины, а не средством для раскрытия иллюзий. Прежде всего, диалектика Гегеля была основана на его решительной вере в связанность или взаимосвязь всех аспектов вселенной. Другими словами, «кажущаяся самосущность конечных вещей казалась ему иллюзией; ничто, по его мнению, не является в конечном счете и полностью реальным, кроме целого» (Кейгилл, 1995, стр. 157).Действительно, диалектика была краеугольным камнем его философии, и он концептуализировал такие разнообразные системы, как мировая история и путешествие человеческого духа, как действующие в соответствии с диалектическими структурами. Грубо говоря, диалектика Гегеля включает в себя примирение мнимых парадоксов для достижения абсолютной истины. Общая формулировка диалектики Гегеля представляет собой трехступенчатый процесс, включающий движение от тезиса к антитезису и к синтезу. Начинают со статического, четко очерченного понятия (или тезиса), затем переходят к его противоположности (или антитезе), представляющей любые противоречия, вытекающие из рассмотрения жестко определенного тезиса.Тезис и антитезис соединяются и разрешаются, образуя всеобъемлющее разрешение или синтез. Короче говоря, диалектика «актуализирует себя, отчуждая себя, и восстанавливает свое самоединство, признавая это отчуждение не чем иным, как своим собственным свободным выражением или проявлением» (Боттомор, 1995, с. 122). Эта формула бесконечно возобновляема; Гегель утверждал, что это прекратится только с концом света. Каждый раз, когда достигается синтез, он «порождает новые внутренние противоречия, а затем и дальнейшее разрешение» (Мейси, 2000, с.96). Она также телеологична, потому что «каждая более поздняя стадия диалектики содержит в себе все более ранние стадии как бы в растворе; ни одна из них не устраняется полностью, но занимает свое надлежащее место как момент в целом» (Рассел, 1945, с. 731). ). Бесконечный характер диалектики отражает гегелевское представление о целостной истине и его оптимистическую веру в прогресс… Маркс разделял интерес Гегеля к моделированию субъективности как диалектического отношения. Диалектический материализм — это первая важная перестановка гегелевской диалектики, и пути, которыми он отходит от Гегеля, могут быть резюмированы беглым взглядом на фундаментальное различие между идеализмом и материализмом.Короче говоря, диалектика Гегеля предполагала, что рациональность является движущей силой во вселенной, тогда как Маркс сосредоточился на материальных силах, направляющих ход мира. Другими словами, «в рамках марксистской философии диалектического материализма идея диалектики относится к противоречию между классами, силами и производственными отношениями и способами производства» (Мейси, 2000, стр. 96). .

Другой взгляд противоречит диалектике с риторикой

:

Диалектика – это искусство логической аргументации.Это была родственная дисциплина риторике еще до Аристотеля. Как и риторика, диалектика занимается убеждением и логическим доказательством и принимает во внимание противоположные точки зрения по данному вопросу (см. in utrumque partes).

Однако, в отличие от риторики, диалектика ограничивается вопросами аргументации, доказательства, а также методами и ошибками логического рассуждения. Диалектика не теоретизирует использование эмоций (кроме как заблуждение), а также не занимается аудиторией или контекстом (см. Кайрос), как риторика.

Временами в истории риторики диалектика мыслилась как аналог (антистрофос) риторике; временами он конкурировал с риторикой. Те, кто подчеркивал центральное место или приоритет диалектики над риторикой (например, Платон или Питер Рамус в эпоху Возрождения), сделали это, сведя риторику к тому, чтобы она занималась только стилем или управлением внешностью и манипулированием аудиторией. (Бертон, без даты).

 

Глоссарий социологии Элвелла (без даты) определяет диалектику как:

Интерпретация перемен, подчеркивающая столкновение противоположных интересов и возникающую в результате борьбу как двигатель социальных преобразований.

 

Глоссарий сайта социологической теории McGraw-Hill (2004) определяет

:

диалектика: Для Маркса это означало конкретные противоречия в обществе, которые могут быть разрешены только через социальные изменения. (Маркс)

диалектический подход: способ изучения общества, фокусирующийся на противоречиях и взаимных отношениях между действующими лицами и структурами. (Маркс)

 

Глоссарий социологии Raynet (без даты) определяет семь значений диалектики на основе резюме Луи Шнайдера (1971):

1.Несоответствие между целью или намерением и результатом 2. Сдвиги и смещения целей (гетерогенность целей или функциональная автономия) 3. Идея о том, что эффективная адаптация к ситуации стоит на пути будущего прогресса, «успех приносит неудачу» 4. Развитие через конфликт 5. Противоречие, противоположность или парадокс 6. Противоречивые эмоции 7. Конфликт, растворенный в слиянии противоположностей

 

сопутствующие вопросы

 

смежные области

См. также

материализм

история

Марксизм

рационализм

структура

практика

Критические социальные исследования Раздел 1.6

Источники

Боттомор, Т., 1995, Словарь марксистской мысли. Кембридж: Блэквелл.

Burton, G.O., без даты, «Диалектика», в Silva Rhetoricae, доступно по адресу: http://rhetoric.byu.edu/encompassing%20terms/Dialectic.htm

,

, по состоянию на 3 марта 2013 г., страница недоступна 17 декабря 2016 г.

Кейгилл, Х., 1995, Словарь Канта. Кембридж, Блэквелл.

Глоссарий социологии Элвелла, без даты, доступен на http://campus.murraystate.edu/academic/faculty/frank.elwell/prob3/glossary/socgloss.htm, страница недоступна 20 декабря 2016 г.

Мейси, Д., 2000, Словарь критической теории Penguin. Лондон: Книги пингвинов.

McGraw-Hill, 2004, Sociological Theory: Glossary, доступно по адресу http://highered.mcgraw-hill.com/sites/0072817186/student_view0/glossary.html, страница недоступна 17 декабря 2016 г., по состоянию на 14 мая 2013 г.

О’Коннор, К., 2003, «Диалектика», Чикагский университет, доступно по адресу http://csmt.uchicago.edu/glossary2004/dialectic.htm

,

, по состоянию на 3 марта 2013 г.,

. по-прежнему доступен 3 июня 2019 г.

Глоссарий социологии Raynet, без даты, доступен по адресу http://www.raynet.mcmail.com/sociology_gloss.htm, более недоступен с 20 декабря 2016 г.

Рассел, Б., 1945, История философии. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Шнайдер, Л., 1971, «Диалектика в социологии», American Sociological Review , 36, стр.667–78.


авторское право Lee Harvey 2012–2022


НОВЕЛ
Верх

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z Главная

Гегелевская диалектика и трансформация конфликта

Работая с конфликтами, иногда может быть полезно сделать шаг назад и представить общее изменение, которое вы пытаетесь создать.Каковы концептуальные процессы в работе и трансформации конфликтов, как мы можем понять препятствия на пути развития в более широкой теоретической структуре и откуда мы знаем, что то, что мы делаем, на самом деле способствует позитивному развитию? Эту статью следует рассматривать как предварительные замечания, а не конкретные ответы на эти вопросы. Однако я надеюсь передать более глубокое размышление над этими вопросами, чтобы создать локальные ответы, основанные на фундаментальной лексике социального прогресса в гегелевской диалектике.

Прежде чем подробно остановиться на линии анализа (не)известного немецкого философа Г.В.Ф. Гегеля в его «Введении» к его основополагающему труду «Феноменология духа » я вместе с Фуко попытаюсь лучше понять, что значит быть основателем дискурса в том смысле, в каком он есть у Гегеля, и почему мы должны понимать Гегеля, чтобы говорить о нем. его последователи, явные или нет. Анализ гегелевской диалектики в ее основе приведет к обсуждению диалектических корней трансформации конфликта, обнаруженных у Ледераха.Будет предпринята попытка проследить подход «Трансформации конфликта» до того, что я считаю его гегелевскими корнями, и тем самым предложить читателю задуматься об актуальности гегелевской мысли в их работе.

Основатели дискурсивности

Прежде всего, кажется, что центральный вопрос заключается в следующем: зачем обращаться к Гегелю, чтобы приблизиться к диалектике, а не к более новой, более доступной теории диалектики, которая имела возможность принять критику и, таким образом, стала сильнее? За ними последовали многие великие диалектики, так зачем же изучать Гегеля?

В своем коротком эссе «Что такое автор» французский философ Мишель Фуко дает убедительное объяснение почему.Его исследование берет за отправную точку постмодернистский принцип «смерти автора»: идею о том, что при интерпретации этого произведения следует ссылаться только на данное произведение; жизненный и личный опыт автора не является действительным основанием для интерпретации. «В результате след писателя сводится к единственности его отсутствия» 1 . Однако этой отрицательной сингулярности достаточно, чтобы установить трансцендентный характер автора в акте анализа, собирающего совокупность произведений под одним и тем же анализом.

Трансцендентальная роль автора становится обеспечением дискурсивной структуры: «Имя автора манифестирует появление определенного дискурсивного набора и указывает на статус этого дискурса в обществе и культуре» 2 . Если мы расширим понятие автора, как предлагает нам сделать Фуко, мы сможем говорить об авторах дисциплины, теории, традиции и т. д. Это открывает возможность Фуко говорить об авторах определенного типа: «основатели дискурсивности».Эти авторы «выработали [помимо своих работ] еще кое-что: возможности и правила образования других текстов1» 3 . Тем самым они открывают пространство как для аналогий, так и для различия, являющегося отличием от того самого основания, которое дано основоположником дискурсивности. Авторы, пришедшие после этих основателей дискурсивности, не могут писать в рамках традиции, не обращаясь к основателю. В дискурсе психоанализа Карл Юнг и Мелани Кляйн ссылаются на Зигмунда Фрейда так же, как в марксизме Антонио Грамши и Теодор Адорно ссылаются на Карла Маркса.В данном случае я утверждаю, что невозможно полностью понять последствия трансформационного подхода к конфликту, не обращаясь к тому, что имплицитно является его дискурсивным основателем и «первичными координатами»: к Гегелю и гегелевской диалектике.

Познание, сознание и диалектическое движение

Для того чтобы наука относилась к тому, что по существу является ее целью, а именно к знанию, в истории мысли до Гегеля было сочтено необходимым критиковать наше познание, с помощью которого мы «ухватываем ‘ [begreifen] правду.Поскольку наше непосредственное понимание объекта вполне может быть ошибочным, критический анализ работы наших познавательных способностей рассматривался как философская задача. Гегель критикует эту критику познания на том основании, что эта критика сама предполагает и таким образом производит понятие Абсолюта (или истины объекта) как стоящего по одну сторону, а познание — по другую. В силу сомнения в наших способах познания предмета предполагается полная, недостижимая истина. В известном смысле именно это подразумевается под термином «объект» как противопоставление субъекту (познающему): объект по-немецки Gegenstand — то, что «стоит» по отношению к чему-то или против чего-то, что-то, что стоит «на Другая сторона».Но что дает нам право предполагать такую ​​объективную истину за встречающимся с нами явлением?

Понимая, что его критика упомянутой критики оставляет его с неопределенным критерием или эталоном для измерения знания, Гегель сталкивается с проблемой установления истинности всего, что претендует на истинность. Если больше нет объективной, скрытой истины данного явления, то как мы решаем, приближаемся ли мы к истине? Как он отмечает: «Наука должна освободиться от этого подобия [к другим видам знания, т.е. без истины], а сделать это она может, только обратившись против нее» 4 . Вопрос в том, как полагаться на одно знание и отвергать другие, когда все они лишь видимости , когда наука берет критерий, по которому она судит о себе 5 .

В поисках критерия познания Гегель излагает анализ основания познания: самого сознания. Должно быть, в самом сознании мы получаем критерий для приписывания знания 6 .Сознание, всегда являющееся сознанием чего-либо, должно иметь две «назначения» или намерения: данный объект и само сознание 7 . Отсюда возникает двойственность объекта и понятия об этом объекте, создающая, в свою очередь, две возможности эталона знания: либо знание возникает, когда понятие соответствует объекту, либо когда объект соответствует понятию. Однако именно это разделение создало непознаваемую истину, от которой хочет уйти Гегель.Вместо этого Гегель утверждает, что мы сталкиваемся с двумя сторонами одного и того же процесса. Рассматривая понятие истины, которого достигает познание, как что-то в объекте, на что может откликнуться наше понятие, или рассматривая сущность или в-себе объекта как наше понятие, которое было «опредмечено» или «сделано объектом» и затем, в свою очередь, судя о предмете по тому, соответствует ли он ему, мы понимаем, что эти процессы суть одно и то же движение. Мы видим, что понятие и предмет «соответствуют» друг другу и должны (и на самом деле будут) стремиться соответствовать друг другу.Независимо от того, видите ли вы это так или иначе, поскольку оба они относятся к одному и тому же сознанию, процесс один и тот же. Сознание, таким образом, является сравнением, и оно само, зная, соответствует ли объект понятию и наоборот, оно само создает процесс развития познания с самим собой как эталоном.

Это развитие происходит всякий раз, когда соответствие объект-понятие «асимметрично». «[Со]знание должно изменить свое знание, чтобы привести его в соответствие со своим объектом» 8 , но знание, являющееся рассматриваемым объектом и принадлежащее ему, должно изменить и сам объект.Ученый-гегельянин К. Тейлор описывает его так: «мы переходим от понимания понятия как описательного термина, правильно примененного нами, к рассмотрению его как лежащей в его основе необходимости, приведшей к тому, что оно применяет к бытию» 9 . Объект изменяет понятие, а понятие изменяет объект — ни одно понятие не предшествует другому. 10

Это диалектическое движение: гармония положения вещей разрушается асимметрией, которая призывает сознание создать новое гармоничное положение вещей, где понятие и объект соответствуют.Гегель приводит пример утраты естественного или неотраженного сознания. Критерием этого сознания является его конституция, его видимость знания, которым он так упрямо владеет, что пытается бросить вызов всем асимметриям и исключить их из корпуса знаний как «простые видимости». В тот момент, когда эти асимметрии станут слишком велики, чтобы естественное сознание могло с ними справиться, оно потеряет себя и начнет рефлексию. Так как рефлексия опасна для устойчивости и упорства природного сознания, то этот поворот от своего самопровозглашенного знания он будет воспринимать как «путь сомнения или, точнее, путь отчаяния» 11 .Эта утрата — не проба границ и не развлечение мыслью о том, что все могло бы быть иначе, это фундаментальное озарение, что самопровозглашенное знание было ложным, что вся основа существования естественного сознания поставлена ​​под сомнение. Результатом является не просто частное сомнение, а радикальный скептицизм в отношении того, что можно знать и можно ли вообще что-либо знать — или, по крайней мере, так кажется с точки зрения теряющего себя сознания. Чем больше он вглядывается в асимметрию, заставившую его встать на путь отчаяния, тем больше он видит ничтожество своей собственной основы.Пока оно пребывает в абстракции небытия (отрицании своего мировоззрения), оно «не может оттуда продвинуться дальше, а должно ждать, не появится ли что-нибудь новое и что это такое, чтобы бросить его в ту же пустыню». бездна» 12 . Он отвергает все и вся как знание. Бывает, однако, что сознание осознает, что представляемое им ничто есть особое ничто. Это детерминированное отрицание , создающее ощущение небытия.В тот момент, когда субъект понимает, что то, что отрицается, может быть определено или определено, тем самым немедленно возникает новая форма, которая есть снятие [Aufhebung] первого движения (естественного сознания) и второго, его отрицания (скептицизма, ничто). Поскольку обе предыдущие формы включены в эту третью часть, это указывает на прогрессию. Предмет познания вышел на более высокий уровень.

Завершение этой последовательной прогрессии там, где «[субъекту] познания уже не нужно выходить за пределы самого себя, где знание находит себя, где понятие соответствует объекту, а объект — понятию» 13 .Смерть природного сознания порождает знание, критерием которого становится само это движение. На самом деле нет необходимости импортировать внешний критерий или стандарт для измерения знаний. Это позволяет нам отбросить идею ранее упомянутой дихотомии между познанием и абсолютом как двумя различными областями. В-себе уже не объект в его немецком переводе gegenstand — оно есть только так для сознания . Изменяется сам критерий истины и знания, который раньше был для нас объектом 14 .Вместо этого мы должны полагаться на процесс сознания, чтобы сделать свою работу, когда оно созерцанием «в себе и для себя» 15 признает истину: «бытие-для-сознания этого в-себе» 16 , которое есть опыт – первое движение естественного сознания – и что есть знание 17 .

Оплакивание прошлых убеждений

Следующий анализ разбивает гегелевскую диалектику, как описано выше, на три основных элемента, которые сохраняются как идеалы трансформации конфликта: препятствие внутреннего сопротивления изменениям, асимметрия как предвестник развития и поиск Критерий обычного знания.

Первый аспект гегелевской диалектики, сохранившийся в теории трансформации конфликта, — это идея утраты естественного сознания как трудной для самого сознания. Для Трансформации Конфликта цепляние за то, что есть, иногда может стать большим препятствием для прогресса. Аналитически отделимыми являются здесь цепляние за прошлое и цепляние за одну точку зрения как препятствия на пути к миру. Чтобы преодолеть первое, необходимо признать, что постконфликтное положение дел не может быть таким же, как доконфликтное, во всех частях конфликта.Процесс «оплакивания» уступает место творчеству и воображению, чтобы сделать возможными другие социальные отношения. Бразильский философ и педагог Паулу Фрейре называет это препятствие «страхом свободы»: «Говорят, критическое сознание анархично. Другие добавляют, что критическое сознание может привести к беспорядку. Некоторые, однако, признаются: зачем отрицать это? Я боялся свободы. Я больше не боюсь!» 18 . Импульсивный поступок обвинителей (само)критического сознания оказывается консервативным по своей сути.Они боятся постконфликтного состояния, поскольку не знают, что это за собой повлечет. Однако, поскольку сублимация содержит в себе предыдущие шаги, как показывает Гегель, это критическое изменение есть прогресс.

Последнее, удерживание одной точки зрения, происходит, когда человек настолько сосредоточен на проблеме, что она начинает становиться единственной важной вещью в отношениях. Или, лучше сказать, конкретная проблема не рассматривается в ее частностях, а делается репрезентативной для всей конфликтной ситуации.Ледерах решает проблему именно таким образом. Он пишет: «Если кто-то, не приглашенный в ситуацию, спрашивает, о чем конфликт, наши первоначальные объяснения, как правило, будут сформулированы с точки зрения конкретных проблем, с которыми сталкиваются стороны» 19 и в другом месте он пишет, что «[люди, сообщества, и, в частности, выбор того, как они будут реагировать на ситуации и выражать свое мнение о конфликте, подгоняются под категории «или-или»: мы правы. Они ошибаются» 20 .Обрамление ситуации категориями «или-или» расширяет конкретную проблему. Трансформация конфликта предлагает конфликтующим партнерам использовать разные очки, чтобы посмотреть на ситуацию (отступить назад, посмотреть на конфликт в более широкой перспективе) и представить общее будущее, в котором конкретная проблема была вытеснена 21 .

Как препятствие господствующего прошлого, так и препятствие господства собственного взгляда можно проследить до гегелевской диалектики.Как описано выше, естественное сознание попытается отвергнуть все возражения против своего взгляда как просто видимость мнений, тем самым исключив их из адаптации в системе знаний, из которой состоит естественное сознание. Как препятствием прошлого, так и собственной точкой зрения считается наличие врожденного консервативного импульса, основная задача которого состоит в том, чтобы исключить мнения как явления. Как утверждает живописный анализ Гегеля, угроза субъекту — это путь отчаяния, на котором субъект теряет себя, потому что осознает непоследовательность и неполноту своего мировоззрения.Процесс обучения для субъекта происходит, когда он осознает, что возникающее ничто есть результат определенного отрицания, на котором зиждется конфликт. В тот момент, когда субъект понимает, что причиной конфликта является конкретная проблема, он осознает, что остальной мир все еще существует, что конкретная проблема занимает непропорциональное место в отношениях и что целое можно использовать для переопределения. условия конфликтного вопроса. При этом меняется не только рассматриваемая проблема, но и вся структурная основа возможных действий, которая должна быть пересмотрена в результате процесса, являющегося снятием всех моментов конфликтной ситуации.

Положительная энергия конфликтов

Второй аспект гегелевской диалектики, сохранившийся в теории трансформации конфликта, — это взгляд на конфликт как на возможность позитивных изменений, а не как на препятствие. Если мы рассматриваем гегелевскую асимметрию между понятием и объектом как идеальный случай развития и если мы рассматриваем конфликт как своего рода асимметрию на уровне общества, становится ясно, что конфликт способствует развитию. Похоже, именно такие рассуждения лежат в основе тезиса Ледераха о том, что «конфликт — это нормальное явление в человеческих отношениях, а конфликт — это двигатель перемен» 22 .Митчел, который пишет о различиях между подходами к разрешению конфликтов и трансформации конфликтов, также считает эту часть трансформационного подхода решающей 23 . Мы часто склонны воспринимать конфликты как проблемы, которые необходимо решить, но «Трансформация конфликта» предлагает нам воспринимать конфликты как энергию, которую можно использовать для морального роста.

Здесь, однако, Гегель кажется более радикальным, предлагая последователям трансформации конфликта пересмотреть свой подход.Для Гегеля такой подход означал бы простую психологизацию конфликтных ситуаций, когда субъект должен изменить свою оценку ситуации. Такое изменение установки рискует парализовать развивающийся потенциал из-за отвлечения на разговор о том, что мы делаем, и, следовательно, сокрытия видимых явлений. Другими словами, если я нахожусь в конфликте, меня не волнует, хорошо ли мое участие в этом конфликте для всего сообщества, я не хочу радоваться тому, что нахожусь в конфликтной ситуации, я хочу, чтобы мой голос слышал, и я хочу работать над конфликтом до такой степени, что аргументы и способы существования превращаются в новое предложение.Для природного сознания не прогрессивно позитивизировать путь отчаяния — оно просто не будет слушать — только через работу над проблемой оно может осуществить определенное отрицание.

Устойчивый социальный прогресс

Третий аспект – опора на критерий знаний/развития. Как для Гегеля, так и для трансформации конфликта развитие обеспечивается опорой на диалектическое движение, результатом которого является снятие начальной и конфликтной фаз.Образ этого процесса — не линия, поскольку развитие продолжает отрицать себя, и не круг, поскольку мы не возвращаемся к той же точке в доконфликтном пространстве, что и в постконфликтном пространстве. Таким образом, развитие часто изображают в виде спирали: «Процессы трансформационных изменений должны (…) быть как линейными, так и круговыми», чтобы быть краткосрочным реагированием, т. е., возможно, отрицающим себя, и долгосрочным стратегическим, т. е. процессом развития . 24 . Это влечет за собой не только предотвращение конфликтной ситуации, но и, как подчеркивает Митчелл, изменение также является изменением вовлеченных людей 25 .Гегель сказал бы, что понятие меняется вместе с объектом. В самом деле, трудно сказать, что первично: взгляд конфликтующих сторон на конфликт или сам конфликт, подчеркивая гегелевское понимание того, что понятие-застывание и объект-абстракция являются двумя сторонами одного и того же процесса.

В некотором смысле диалектика трансформации конфликта — это способ покончить с видимостью. Путем постоянного разрушения и инкорпорации противоположного взгляда система подготавливается к борьбе с социально несправедливыми положениями дел (видимостью).Предложения о несправедливых системах мышления и положениях дел в обществе автоматически создают асимметрии, которые делают систему в целом нестабильной и, таким образом, требуют пересмотра. Таким образом, критерий социального прогресса поддерживается, не полагаясь на внешние критерии, а работая над внутренней динамикой конфликтующих сторон.

Важная критика поступила от исследователя ненасилия Вероник Дюдуэ. Рассматривая конфликт как позитивный императив социальных изменений, многие трансформеры конфликта именно этой ссылкой, кажется, ссылаются на разрешение конфликта.Энергия положительна, поскольку она может помочь разрешить лежащие в основе конфликтующие структуры. Но кто сказал, что конфликты нужно деэскалировать? 26 Действительно, гегелевский тезис состоит в том, что у истории нет конца, у истории нет телоса, но есть непрерывное переопределение и развитие понятий и ситуаций, что есть история прогресса.

В своей книге 2005 года Моральное воображение Ледерах, похоже, развил свою теорию и выслушал критику, разработанную Дюдуэ и другими.Подчеркнув свой изначально диалектический подход к конфликту, он, по-видимому, пытается ответить на упомянутую здесь критику: «Мы отходим от образа одной восходящей колоколообразной кривой, линии во времени, продуктом которой является соглашение. Мы движемся к образу трансформирующей платформы: постоянные социальные и реляционные пространства» 27 . Социальная трансформация – это непрерывное преобразование социального пространства. Именно на этой незавершенности заставляет нас настаивать Гегель.

Заключение

Чтобы лучше понять теоретическую основу трансформации конфликта, я указал на важность понимания гегелевской диалектики как основы дискурса в этом подходе к конфликту.Диалектика была изучена путем исследования развития понятия и объекта в поисках эталона познания и в падении естественного сознания как прогрессии в отношении субъекта к себе. Кроме того, элементы отпускания прошлого, понимания конфликта как положительной энергии и поиска прогресса посредством структурного решения конфликтов прослеживаются в гегелевской структуре и связаны с современным подходом к трансформации конфликта, который в основном встречается у Ледераха.Это, в свою очередь, приводит не только к более структурированному пониманию более широкой теоретической картины, но и к переквалификации некоторых аспектов подхода.

Примечания

1 Фуко 1969: с. 2

2 Фуко 1969: с. 5

3 Фуко 1969: с. 10

4 Гегель 1977: с.48

5 Гегель 1977: с. 49

6 Гегель 1977: с. 53

7 Гегель 1977: с. 54

8 Гегель 1977: с. 54

9 Тейлор 1975: стр. 110-111

10 Гегель 1977: стр. 53-54

10 Гегель 1977: с. 49

12 Гегель 1977: с. 51

13 Гегель 1977: с. 51

14 Für uns в терминах Канта

15 Гегель 1977: с.54

16 Гегель 1977: с. 55

17 Гегель 1997: с. 55 и с. 51

18 Фрейре 1970: с. 17

19 Ледерах 2003: с. 2

20 Ледерах 2003: с. 35

21 Ледерах 2003: с. 3 и Ледерах 2005: с. 36ff

22 Ледерах 2003: с. 2

23 Митчелл 2002: с. 14

24 Ледерах 2003: с. 10, с. 12

25 Митчелл 2002: с.11

26 Дюдуэ 2008: с. 4

27 Ледерах 2005: с. 47

Связанные статьи

Pour Hegel: пожизненный долг Маркса перед гегелевской диалектикой

.

К настоящему времени любому, кто ознакомился со всем корпусом Карла Маркса, как опубликованными, так и неопубликованными работами, должно быть очевидно, что философия Георга Вильгельма Фридриха Гегеля оказала неизгладимое влияние на его мысли.Маркс, конечно, не терпел тех «злобных, высокомерных и посредственных эпигонов», которые относились к Гегелю как к «дохлой собаке» примерно так же, как лейбницианский философ Моисей Мендельсон относился к Спинозе как к «дохлой собаке». Это хорошо видно как в постфейсе 1873 года к его шедевру Capital , так и в частных письмах, написанных друзьям и коллегам между 1866 и 1870 годами.

В этом посте я ясно укажу, что Маркс по-прежнему высоко ценил Гегеля до и после публикации его «зрелых» работ (если кто-то все еще настаивает, вслед за Альтюссером и Коллетти, на проведении жесткого различия между молодым Марксом и Старый Маркс).Далее я покажу, что Маркс понимал свой диалектический метод как критическое приложение или «инверсию» гегелевского. По мнению Маркса, принципиальное различие между его собственной теоретической базой и теорией Гегеля заключалось в их соответствующих исходных точках. В конце концов, Гегель был идеалистом и начал с Идеи. Маркс, с другой стороны, начал с реального мира. «У [Гегеля], — писал Маркс, — [диалектика] стоит с ног на голову. Его нужно перевернуть, чтобы обнаружить рациональное зерно в мистической оболочке.

Сначала, однако, пара предостережений:

  1. Ничто из этого не должно означать, что Маркс все еще тратит свое время на философию , когда он сел писать Капитал . Он и Энгельс свели этот счет еще в 1840-х годах, проведя ряд ожесточенных полемик против младогегельянцев. Философия была, во всех смыслах, закончена к тому времени. Гегель завершил его, и оставалось только реализовать то, что философия лишь декларировала, идеологически , на уровне Идеи.Любая попытка вернуться по этой дороге обречена на тупик. Сам Энгельс подтвердил в 1886 г., что «с Гегелем философия заканчивается».
    .
    Йозеф Дицген, вероятно, ближе всех подошел к философскому изложению теории Маркса; Маркс и Энгельс ласково называли его «философом социализма». Однако в целом идея создания марксистской «философии» абсурдна — Альтюссер не смог этого осознать. Это не значит, что бесполезно повторять шаги, по которым Маркс и Энгельс распрощались с философией.Выдающееся эссе Карла Корша «Марксизм и философия» (1923) служит убедительным аргументом в пользу этого упражнения.
    .
  2. Моя цель здесь едва ли состоит в том, чтобы «повторно мистифицировать» мысль Маркса или превратить его в некую безобидную фигуру, чьи книги можно найти в разделе философии в «Барнс и Ноубл». Несомненно, есть жестокая ирония в том факте, что Маркс был признан подавляющим большинством голосов «величайшим философом» всех времен в опросе BBC 2005 года. Он, несомненно, был бы потрясен приговором, так как понимал свое призвание как нефилософское.Вместо этого я намерен разъяснить марксову рационализацию и демистификацию диалектики Гегеля, поместив ее на terra firma , а не высоко в облаках.

Существует множество подсказок, подтверждающих благоприятное мнение Маркса о Гегеле, не только в самом постфейсе 1873 года (хотя и здесь), но и в письмах, которые Маркс отправил своим коллегам примерно в то же время, подтверждая его раздражение «злобным» антигегельянцем. хамы. Правильная хронология поможет многое прояснить.

Итак, прежде чем мы взглянем на его письма, давайте еще раз взглянем на соответствующий отрывок из постфейса:

Мой диалектический метод в своих основаниях не только отличен от гегелевского, но и прямо противоположен ему. Для Гегеля процесс мышления, который он даже превращает в самостоятельный субъект, под именем «Идея», есть творец реального мира, а реальный мир есть лишь внешний вид идеи. Со мной верно обратное: идеальное есть не что иное, как материальный мир, отраженный в уме человека и переведенный в формы мысли.

Я критиковал мистификационную сторону гегелевской диалектики почти тридцать лет назад, в то время, когда она еще была в моде. Но как раз в то время, когда я работал над первым томом «Капитала », злобные, заносчивые и заурядные эпигоны, которые теперь широко разглагольствуют в образованных немецких кругах, начали получать удовольствие от того, что относились к Гегелю так же, как относился к нему добрый Моисей Мендельсон. Спиноза во времена Лессинга, именно как «мертвая собака». Поэтому я открыто признавал себя учеником этого могущественного мыслителя и даже кое-где в главе о теории стоимости кокетничал со свойственным ему способом выражения.Та мистификация, которой подвергается диалектика в руках Гегеля, отнюдь не мешает ему быть первым, кто всесторонне и сознательно изложил всеобщие формы ее движения. С ним он стоит на голове. Его нужно перевернуть, чтобы обнаружить рациональное зерно в мистической оболочке. ( Капитал , стр. 102-103)

Ясно, что Маркс считает Гегеля «первым, кто представил общие формы движения [диалектики] всеобъемлющим и сознательным образом», несмотря на мистификации, которым он подвергается.Это не делает излишними собственные теоретические усилия Маркса: его задача как раз и состоит в том, чтобы демистифицировать его и поставить на ноги. Его «общие формы движения» те же самые, как указывали читатели от Ленина до Постона, но его траектория совершенно обратная («прямо противоположная»). Он ставит диалектику Гегеля на прочные основания. Ведь Маркс прямо говорит, что «[его] диалектический метод» прямо противоположен гегелевскому «в своих основаниях».

Но подождите, вы могли бы спросить: а кто же были эти «злобные, высокомерные и посредственные эпигоны, которые теперь много говорят в образованных немецких кругах»? И когда это Маркс был спровоцирован их неграмотным антигегельянством открыто объявить себя учеником этого «великого мыслителя» (Гегеля)? Маркс не приводит никаких примеров того, о ком он говорит в постфейсе 1873 года, и не указывает, когда он так обиделся на их обращение с Гегелем, как с дохлой собакой.

К счастью, есть письма, написанные Марксом, в которых он использовал язык, почти идентичный тому, что появляется в послесловии 1873 года, многие из которых сохранились до сих пор. Здесь он называет имена, а письма датированы, поэтому мы можем точно знать, когда он высказывал эти мнения и о ком говорил. Можно с некоторой долей справедливости возразить, что неопубликованным письмам не следует придавать такой же вес, как и опубликованным материалам, но их кумулятивный эффект, несомненно, должен иметь значение, особенно если они отражают, разъясняют или подкрепляют заявления, сделанные в официальных публикациях.Кроме того, было бы неразумно предполагать, что Маркс будет лгать или лукавить со своими корреспондентами, многие из которых были его близкими интеллектуальными соотечественниками на протяжении всей его жизни. Энгельс и особенно Кугельман.

Начиная с письма Энгельсу от 11 января 1868 года (то есть месяцев после выпуска Капитал ):

В музее, где я только и делал, что листал каталоги, я также отметил, что Дюринг — великий философ.Ибо он написал Natürliche Dialektik против «неестественного» Гегеля. Hinc Mae lacrimae . Господа в Германии (за исключением теологических реакционеров [т. е. старогегельянцев]) считают диалектику Гегеля «дохлой собакой». У Фейербаха в этом отношении много на совести.

Главной мишенью здесь является антигегелевский булавкоголовый Евгений Дюринг, но Маркс также смутно намекает на «господ в Германии», которые считают диалектику Гегеля «дохлой собакой».Он добавляет, что «у Фейербаха в этом отношении много на совести», предполагая, что это предполагаемое устаревание Гегеля действительно досадно, и что вклад Фейербаха в это неправильное восприятие должен тяготить его совесть.

Маркс расширяет неуклюжее непонимание Дюрингом Гегеля в письме, написанном Людвигу Кугельману от  6 марта 1868 г. :

Мне теперь понятен странно смущенный тон г-на Дюринга в его рецензии. Обычно, видите ли, это очень самоуверенный, наглый парень, выдающий себя за революционера в политической экономии.Он сделал две вещи. Сначала (опираясь на Кэри) он опубликовал Kritische Grundlegung der Nationalökonomie (около 500 страниц) и новый Natürliche Dialektik (против диалектики Гегеля). Моя книга похоронила его в обоих отношениях. Он пересматривал ее из ненависти к Рошеру и т. д. Между прочим, он занимается обманом, наполовину умышленно, наполовину по незнанию. Он прекрасно знает, что мой метод изложения не гегелевский, так как я материалист, а Гегель идеалист.Гегелевская диалектика есть основная форма всякой диалектики, но только после лишается своей мистической формы, и именно это отличает мой метод.

Еще раз Маркс ясно дает понять, что форма Гегеля есть «основная форма всякой диалектики», и что его собственная диалектика отличается от гегелевской тем, что он материалист, а Гегель идеалист. Однако из этих двух писем неясно, о ком конкретно он думает вне Дюринга.Давайте взглянем на другое письмо Кугельманну, тогда, это, датированное 27 июня 1870 (через три года после вышел первый том Capital ):

[Что] [Фридрих] Ланге может сказать о гегелевском методе, и мое применение того же самого просто ребячество. Во-первых, он понимает rien о методе Гегеля и, следовательно, во-вторых, еще меньше о моем критическом способе его применения. В одном отношении он напоминает мне Моисея Мендельсона.Этот прототип пустозвона однажды написал Лессингу, спрашивая, как он мог взять «эту дохлую собаку Спинозу» au sérieux . Точно так же г-н Ланге выражает удивление по поводу того, что Энгельс, я и др. берем au sérieux мертвую собаку. Гегель, вслед за Бюхнером, Ланге, д-р Дюринг, Фехнер и т. д., давно согласились, что они — БЕДНЯДНЯЯ ДОРОГАЯ — давно его похоронили. Ланге достаточно наивен, чтобы сказать, что я «двигаюсь с редкой свободой» в эмпирической материи. Он не имеет ни малейшего представления о том, что это «свободное движение в материи» есть не что иное, как парафраз метода обращения с материей, т. е. диалектического метода.

Маркс выражает здесь свое презрение ни к «детскому» отношению Ланге к Гегелю, ни к его полному непониманию гегелевского метода, ни к «применению того же самого» Марксом. Он называет Ланге «болтуном» за обращение с Гегелем как с «дохлой собакой». Таким образом, прошедшее время, которое Маркс использует в постфейсе 1873 г., в котором он «открыто объявил [себя] себя учеником этого могущественного мыслителя» и защищал Гегеля от того, что Ланге отверг философа как «дохлую собаку», был июнь 1870 г. Это означает он все еще считал себя учеником Гегеля и после того, как был опубликован первый том «Капитала », так как Маркс все еще защищал его три года спустя.

Кто же тогда были те «злобные» невежды, о которых упоминал Маркс в постфейсе 1873 г.? Легко: «Бюхнер, Ланге, доктор Дюринг, Фехнер и т. д.». — имена, перечисленные им в 1870 г.

Маркс, очевидно, не считал Гегеля «дохлым псом», если он защищал его от пренебрежительных жестов, сделанных против него в 1868 и 1870 годах. Гегеля как «дохлую собаку», конечно, если он на самом деле соглашался с ними, что Гегель заслужил такое обращение.

Наконец, давайте взглянем на письмо, которое Маркс написал Дицгену в 1868 г., но которое Маркс одобрил для публикации 9 января 1876 г. , даже после постфейса 1873 г.:

Когда я сброшу с себя бремя политической экономии, я напишу «Диалектику». Истинные законы диалектики содержатся уже у Гегеля, хотя и в мистической форме. Что необходимо, так это избавиться от этой формы.

Вот еще раз. Маркс прямо заявляет , что «истинные законы диалектики содержатся уже у Гегеля, хотя и в мистической форме.Это подтверждает то, что Маркс писал в предисловии 1873 года: «Мистификация, которой диалектика подвергается в руках Гегеля, никоим образом не мешает ему быть первым, кто всесторонне и сознательно представил ее общие формы движения». Итак, истинные законы диалектики, ее общие формы движения уже есть у Гегеля, хотя и в мистифицированной форме.

Это далее подтверждается примечанием Марксом, подготовленным ко второму тому  Капитала  в 1870-е годы:

В рецензии на первый том Капитал г.Дюринг отмечает, что в моем ревностном увлечении схемой гегелевской логики я даже открыл гегелевские формы силлогизма в процессе обращения. Мои отношения с Гегелем очень просты. Я ученик Гегеля, и самонадеянная болтовня эпигонов, которые думают, что они похоронили этого великого мыслителя, кажутся мне откровенно смешными. Тем не менее я взял на себя смелость отнестись к моему учителю критически, освободив его диалектику от ее мистицизма и, таким образом, подвергнув ее глубокому изменению и т. д.

Да, безусловно, глубокое изменение. Маркс поставил диалектику Гегеля на прочную основу, обосновав ее на материалистическом фундаменте. Но всякому, кто имеет глаза, очевидно, что Маркс был и оставался «учеником» Гегеля, по его собственному признанию, несмотря на его критику. Было бы prima facie нелепо утверждать обратное или предполагать, что он будет называть себя «учеником» или «учеником» мыслителя только для того, чтобы вырезать любые следы мысли этого мыслителя.

Закончим постфейс 1873 г., сравнив то, что написал Маркс, с пояснением Энгельса в Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии :

В своей мистифицированной форме диалектика вошла в моду в Германии, потому что она, казалось, преображала и прославляла сущее.В своей рациональной форме она есть скандал и мерзость для буржуазии и ее доктринерских представителей, потому что она включает в свое положительное понимание сущего одновременное признание его отрицания, его неизбежного уничтожения; потому что оно рассматривает каждую исторически развитую форму как находящуюся в текучем состоянии, в движении и потому схватывает и ее преходящий аспект; и потому, что он не поддается ничему впечатлению, будучи по самой своей сути критическим и революционным.

Вот Энгельс:

[Т]гегелевское положение [о том, что реальное есть разумное] превращается в свою противоположность благодаря самой гегелевской диалектике: все, что реально в сфере человеческой истории, становится иррациональным в процессе времени, поэтому иррационально по самому своему назначению. , заранее запятнано иррациональностью, и всему, что разумно в умах людей, суждено стать реальным, как бы это ни противоречило существующей кажущейся действительности.По всем правилам гегелевского метода мышления положение о разумности всего действительного сводится к другому положению: все сущее заслуживает гибели.

Кроме того, в самом «Капитале» есть примеры, когда Маркс вовсе не «кокетничает» с отчетливой фразеологией Гегеля, а делает  ясные и эмфатические утверждения об общей справедливости прозрений старого философа. И без намека на иронию.Маркс пишет:

[Т]овладелец денег или товаров действительно превращается в капиталиста только в том случае , когда минимальная сумма, авансированная для производства, значительно превышает известный средневековый максимум. Здесь, как и в естествознании, показана правильность открытого Гегелем в его «Логике » закона, что в известном пункте только количественные различия переходят диалектическим обращением в качественные различия. ( Капитал , стр. 423)

В сноске в конце этого предложения Маркс добавляет: «Молекулярная теория современной химии, впервые научно разработанная Лораном и Герхардтом, не опирается ни на какой другой закон.

Как будто одного этого недостаточно, Маркс поясняет далее, что он имел в виду под этим, в письме к Энгельсу от 22 июня 1867 :

Между прочим, вы видите из заключения к моей главе III, где я намечаю превращение мастера в капиталиста — в результате чисто количественных изменений — что в тексте там я цитирую открытие Гегеля закон превращения чисто количественного изменения в качественное  , как подтверждается как историей, так и естествознанием.В примечании к тексту (я был, как это случилось, на лекциях Гофмана в то время) я упоминаю молекулярную теорию , но не Гофмана, который ничего не открыл в этом вопросе, кроме внесения общего направления ; вместо этого я упоминаю Лорана, Герхардта и Вюрца , причем последний является настоящим мужчиной .

Какие еще нужны доказательства?

40.712784-74.005941

Молниеносными телеграммами:

Вот так:

Нравится Загрузка…

Что такое гегелевская диалектика?

Гегелевская диалектика. / (hɪˈɡeɪlɪan, heɪˈɡiː-) / существительное. философия метод интерпретации, в котором противоречие между утверждением (тезисом) и его антитезисом разрешается на более высоком уровне истины (синтеза)

Как работает диалектика Гегеля?

Гегелевская диалектика, обычно представленная в тройственной форме, была сформулирована Генрихом Морицем Халибоем как состоящая из трех диалектических стадий развития: тезис, порождающий его реакцию; антитезис, который противоречит или отрицает тезис; и напряжение между ними разрешается с помощью …

Что такое гегелевский марксизм?

Наиболее очевидным аспектом влияния Гегеля на Маркса является так называемый диалектический метод, с помощью которого, как говорят, теоретические и социальные сущности внутренне порождают свои противоположности.… Значение Гегеля для понимания Маркса было предметом споров среди последователей Маркса.

Что такое гегелевское противоречие?

Противоречие Гегеля означает не просто механическое отрицание или противопоставление. В самом деле, он бросает вызов классическому понятию статической самоидентичности, А = А или А не = не-А. Под отрицанием или противоречием Гегель понимает самые разнообразные отношения различия, противопоставления, отражения или отношения.

Каковы 3 основных закона диалектики?

Энгельс свел диалектику к трем законам: законам перехода количества в качество; взаимопроникновение противоположностей; и отрицание отрицания.

Что значит мыслить диалектически?

Диалектическое мышление относится к способности рассматривать проблемы с разных точек зрения и приходить к наиболее экономичному и разумному согласованию кажущейся противоречивой информации и позиций.

В чем разница между использованием диалектики Гегелем и Марксом?

Маркс применил диалектику для «оправдания» пролетарской революции и радикализма. Гегель идеализировал государство диалектическим методом, и в конечном итоге это привело к фашизму.Применение Марксом диалектики привело к пролетарской революции и установлению коммунизма. Маркс не интересовался метафизикой.

Что такое гегелевская теория?

Гегельянство — это философия Г. В. Ф. Гегеля, которая может быть резюмирована изречением, что только рациональное реально, а это значит, что вся действительность может быть выражена в рациональных категориях. Намерение Гегеля состояло в том, чтобы свести реальность к более синтетическому единству внутри системы абсолютного идеализма.

Что является примером диалектики?

Диалектика — это когда две, казалось бы, противоречащие друг другу вещи истинны одновременно.Например, «Идет снег, и сейчас весна». Вы также можете увидеть диалектику, когда конфликтуете с другими людьми. Мне нравится думать об этом, как о слоне в комнате с двумя людьми с завязанными глазами на противоположных концах слона.

Является ли Гегель марксистом?

В то время как Маркс принимал это широкое понимание истории, Гегель был идеалистом, и Маркс стремился переписать диалектику в материалистических терминах. … В этой краткой популяризации своих идей Маркс подчеркивал, что общественное развитие вытекает из внутренних противоречий материальной жизни и социальной надстройки.

Верит ли Гегель в Бога?

Учение Гегеля о Боге дает средства для понимания этой фундаментальной взаимосвязи. Хотя Гегель утверждал, что Бог есть абсолютный Дух, а христианство есть абсолютная религия, совместимость гегелевского учения о Боге с христианской теологией была предметом непрекращающихся и жарких споров.

Как Маркс перевернул Гегеля с ног на голову?

Маркс, поставил Гегеля с ног на голову, в его собственном видении своей роли, превратив идеалистическую диалектику в материалистическую, предположив, что материальные обстоятельства формируют идеи, а не наоборот.В этом Маркс следовал примеру Фейербаха.

Что такое диалектическое мышление?

Диалектическое рассуждение — это процесс достижения истины посредством процесса сравнения и противопоставления различных решений. Этот процесс, также известный как логика, зародился в классической Греции философом Аристотелем и развился в настоящее время благодаря работам других философов, таких как Гегель.

Почему важен Гегель?

Гегель был последним из великих системообразователей западной философии и величайшим и самым экстравагантным представителем школы абсолютного идеализма.Его философия вдохновляла таких идеалистов конца XIX века, как FH

.

Каковы принципы диалектического материализма?

В книге «О противоречии» (1937) Мао Цзэдун изложил версию диалектического материализма, включающую в себя два из трех основных законов диалектики Энгельса: переход количества в качество и отрицание отрицания как подзаконы (а не основные законы их собственный) первого закона, единства и …

Что является примером диалектического мышления?

Подумайте о том, кто вам небезразличен.… Я забочусь о своем брате и думаю, что он великолепен, И то, что с ним трудно связаться, мне в нем не нравится. Это диалектическая ситуация. Эти два, казалось бы, противоположных факта о том, как я отношусь к своему брату, верны одновременно.

Что имел в виду Карл Маркс под диалектическим материализмом?

Диалектический материализм, философский подход к реальности, основанный на трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса. … Они не отрицали реальности психических или духовных процессов, но утверждали, что идеи могут возникать поэтому только как продукты и отражения материальных условий.

Какие 3 основных закона диалектики изложил Гегель?

Читатель спрашивает, знаю ли я происхождение так называемых «трех законов диалектики» Энгеля: количество переходит в качество, взаимопроникновение противоположностей и отрицание отрицания. Я сначала отвечу о возможных источниках этих законов в гегелевской логике, а затем покритикую их как неудовлетворительные.

Что противоположно диалектическому мышлению?

▲ Противоположно диалектике или диалектике.нелогично. иррациональный.

Что такое DBT в двух словах?

ОПИСАНИЕ КУРСА. Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) — это высокоэффективный метод лечения, разработанный Маршей М. Линехан, доктором философии, для людей с тяжелыми расстройствами, страдающих мультидиагностикой, с повсеместным нарушением регуляции эмоций.

Как вы практикуете диалектику?

Способы мыслить и действовать диалектически:

  1. Потренируйтесь смотреть на другие точки зрения. …
  2. Помните, что ни у кого нет абсолютной истины.
  3. Используйте Я чувствую ______ утверждений. …
  4. Не думайте, что вы знаете, что у кого-то в голове. …
  5. Признайте, что разные мнения могут быть законными (хотя вы не обязаны с ними соглашаться).

Почему Маркс не соглашался с Гегелем?

Таким образом, Марксова критика Гегеля была критикой философской науки как таковой. Он пришел к выводу, что философия не может ответить на вопросы, которые философия вынесла на поверхность. В конце концов, эти вопросы не философские, а практические.

Что такое теория классовой борьбы Карла Маркса?

Согласно марксизму, есть два основных класса людей: буржуазия контролирует капитал и средства производства, а пролетариат обеспечивает рабочую силу. Карл Маркс и Фридрих Энгельс говорят, что на протяжении большей части истории между этими двумя классами шла борьба. Эта борьба известна как классовая борьба.

Что такое марксизм?

Марксизм — это метод социально-экономического анализа, который использует материалистическую интерпретацию исторического развития, более известную как исторический материализм, для понимания классовых отношений и социальных конфликтов, а также диалектическую перспективу для рассмотрения социальных преобразований.

Что понимается под гегелевским?

Гегельянство, собрание философских течений, возникших на основе мысли немецкого философа XIX века Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Термин здесь истолковывается так, чтобы исключить самого Гегеля и, следовательно, включить только последующие гегелевские движения.

Что такое гегелевский абсолют?

Понятие абсолюта было введено в новейшую философию Гегелем, определяемым как сумма всего сущего, актуального и потенциального.Для Гегеля, как его понимал Мартин Хайдеггер, Абсолют есть дух, то, что присутствует в себе в достоверности безусловного самопознания.

Какова цель гегелевской «Феноменологии духа»?

Феноменология духа, таким образом, есть история сознания в живом мире. Философия Гегеля есть феноменология, поскольку он смотрит на мир таким, каким он представляется сознанию. Эта наука о явлениях стремится уловить сущность вещей в мире.

В чем разница между дидактикой и диалектикой?

Диалектика — это слово, происходящее от греческого слова dialektiké и означающее искусство диалога, искусство спорить, убеждать или рассуждать. Дидактика — это анализ и разработка приемов и методов, которые можно использовать для обучения определенному содержанию человека или группы.

Что такое диалектическое мировоззрение?

Это мировоззрение подчеркивает, что все вокруг нас наполнено противоположностями, которые не только не противоречат друг другу, но и могут быть истинными одновременно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.