Какой титул принял кромвель в 1653 году: Титул, который принял Кромвель в 1653 г.:

Содержание

55470 (История Англии в период Республики и Протектората Оливера Кромвеля) — документ, страница 5

«Неприкосновенность собственности» — таков был для Кромвеля основ­ной и незыблемый прин­цип всякого государствен­ного устройства. «Когда я встречаю че­ловека противного мнения в этом вопросе, я мысленно готов произнести над ним проклятие… я готов изгнать его из пределов государства… Он недостоин жить»74.

Все это вызвало крайнее недовольство правящей верхушки. Под давлением Кромвеля и высших чинов армии 12 декабря 1653 г. группа консервативных членов Малого парла­мента, наиболее преданных интересам Кромвеля, явилась в палату в ранний час, когда значительная часть её радикальных членов, не подозревавших о заговоре, ещё не прибыла на заседание75. Вместе с умеренными депутатами, которые также явились на это заседание, образовалось большинство, которое после недолгих прений, постановило, что парламент проработал слишком долго и приняло решение распустить его. Во главе со своим спикером Роузом депутаты 12 декабря 1653 года отправились к Кромвелю и торжественно передали ему верховную власть, которою он своею волей наделил их ранее76.

4.2. Внутренняя политика в период Протектората

Оливер Кромвель принял титул «Лорда-протектора свободного государства Англии, Шотландии и Ирландии» 16 декабря 1653 года 77.

Впоследствии многие политические деятели, получившие власть в результате демократических революций, превращались в диктаторов. Многие из них, принимая на себя диктаторские полномочия, облекали это в хорошо проработанные демократические формы. По-видимому, первым в истории человечества демократическим конституционным диктатором стал именно Кромвель.

В день провозглашения Кромвеля лордом-протектором была принята и новая конституция Свободного государства Англии, Шотландии и Ирландии, так называемое «Орудие управления»78. Этот документ, написанный под руководством Кромвеля группой высших офицеров армии во главе с Джоном Ламбертом, до настоящего времени остается примером демократической конституции. Хотя «Орудие управления» и носит на себе следы поспешных обсуждений, компромиссных поправок. Хотя в нем немало умышленных и нечаянных противоречий и неясностей, но все же это акт замечательный по силе политической мысли.

4.2.1. «Орудие управления» как образец демократической конституции

Новая конституция Англии была попыткой достигнуть равно­весия сил между Кромвелем, Государственным советом и парламентом. В соответствии с конституцией в стране учреждался постоянно действующий выборный однопалатный парламент, избираемый каждые три года людьми, имевшими не меньше 200 фунтов стерлингов годового дохода. Впервые право делегирования своих представителей в парламент получили также и избиратели Ирландии и Шот­ландии. В парламент могли быть избраны лишь люди богобоязненные и доброго поведения. К выборам не допускались католики и участники ирландского мятежа. Сторонники короля во время гражданской войны лишались участия в четырех ближайших выборах.

Парламент объявлялся носителем верховной законодательной власти в стране. Он должен был созываться каждые три года и не мог быть распущен ранее, чем через 5 месяцев после откры­тия его заседаний. Его единственная палата состояла из 400 членов, причем две трети мест отдавалось графствам, а одна треть городам и крупным поселениям прямого «парламент­ского» подчинения. Так осуществлено было требование о перераспреде­лении избирательных округов с целью усиления предста­вительства «средних слоев» населения.

Законодательная власть принадлежала Лорду-протектору совместно с народными представителями, а исполнительная – Лорду-протектору совместно с Государственным Советом.

Полномочия Лорда-протектора были огромны, и в чем-то даже больше, чем у старых английских монархов. Ему принадлежало право помилования преступников, право производить в рыцари и другие права, бывшие раньше прерогативами короля. От имени Лорда-протектора писались все государственные акты. Он был главнокомандующим армии и флота Англии, Шотландии и Ирландии и ведал сбором налогов, он контролировал полицию и правосудие, руководил внеш­ней политикой, с согласия Государственного совета объяв­лял войну и заключал мир. Впредь до созыва очередного парламента он был вправе от своего имени издавать ордо­нансы, имевшие силу законов.

Лорду–протектору предоставлялись на утверждение все парламентские билли. Его право вето, впрочем, было неясно, если не фиктивно, так как акты парламента могли получить силу закона и без согласия протек­тора, правда, лишь в том случае, если Лорд-протектор не наложил на них вето в течение 20 дней с момента их принятия.

Власть Лорда-протектора сильно ограничивал Государственный Совет, состоящий, по конституции из 15 членов (7 офицеров и 8 гражданских лиц), поименно указанных в самом «Орудии управления». Лорд-протектор мог назначить еще 6 членов Госсовета, увеличив его состав до 21 человека79.

Однако дальнейшее замещение освобождающихся вакансий должно было происходить по сложной демократической процедуре: парламент выбирает на каждое место 6 кандидатов, Государственный Совет из них выбирает 2-х и протектор делает окончательный выбор.

По конституции должность Лорда-протектора являлась пожизненной. Новый Лорд-протектор избирался Государственным Советом. Международная политика республики и все иностранные сношения должны были вестись только с согласия Госсовета. Согласие совета требовалось так же для созыва чрезвычайных заседаний парламента.

Право законодательства в вопросах налогообложения и чрезвычайных сборов принадлежало парламенту, но государственные расходы на армию и флот были заранее фиксированы конституцией, и парла­мент не мог их сократить, так же как и уменьшить числен­ность вооружённых сил. Согласно «Орудию», парламент должен был обеспечить доходы, достаточные для содержания тридцатитысячной армии

Лорд-протектор имел право распускать парламент, но парламент должен был обязательно избираться каждые 3 года.

Не были забыты в «Орудии управления» и вопросы свободы совести. Пуританизм признавался государственным вероисповеданием, но никто к нему не принуждается. Вероисповедания, расходящиеся с государственными, но признающие Христа, пользовались покровительством республики в организации церквей и иных возможностей для отправления культа. Англикане и католики свободой вероисповедания не пользуются.

Тем не менее, законодательство протектората в области регулирования религиозных и моральных вопросов было весьма жестким. Правда, искоренение порока было возложено не на церковные, а на обычные светские суды. Уже в 1650 году был проведен закон о наказании смертью80. Но это дикое наказание в действительности было при­менено лишь в трех случаях. После того как даже пуритане-присяжные отказались выносить приговоры, эта попытка про­валилась.

По закону, людям, которые отрицали троичность бога, полагались суровая кара. Категорически запрещалось англиканам быть учителями детей джентльменов.

Но религиозная практика протектората была мягче его законодательства. Так, например, за отрицание троичность бога правительство ограничилось ссылкой только одного человека. Смертная казнь за супружескую неверность была при­менена лишь в трех случаях. После того как даже пуритане-присяжные отказались выносить приговоры, эта попытка про­валилась.

Правительство, также вопреки закону, не препятствовало англиканам быть учителями детей джентльменов. Даже с католиками в период протектората обращались мягче, чем в другое время

Наиболее поучительный пример веротерпимости правительства Лорда-протектора – это отношение к евреям. В октябре 1655г. в Лондон явился раввин и врач Манассия Бен-Израель из Амстердама и потребовал равноправия для евреев81. Комиссия совета с участием лондонских купцов отнеслась к евреям не очень благосклонно, но все же 2 юриста доказали, что в действующих законах нет никаких ограничений для евреев. Кромвель неофициально обещал им широкую терпимость. Евреи построили себе в Лондоне синагогу и устроили свое кладбище.

Несмотря на свою демократичность, «Орудие управления» устраивало далеко не все политические силы республики. Поэтому первая сессия парламента протектората, проходившая с 3 сентября 1654 по 22 января 1655 года была озабочена скорее пересмотром «Орудия управления», чем разработкой и принятием новых законов82. Хотя по условиям избирательного закона новый, правый парламент не был ни народным, ни представительным орга­ном, это не помешало ему отказаться от роли конституционной ширмы для господства высших офицерских чинов, управлявших в то время армией. Правый парламент оказался таким же неподатливым, как и левый, и 22 января 1655 г. был рас­пущен Лордом-протектором83.

Сразу же после роспуска парламента последовало восстание роялистов в марте. Хотя оно было быстро и жестко подавлено, но одновременно в стране был раскрыт целый ряд роялистских заговоров. Агенты республики сообщили Лорду-протектору, что Карл II поддерживает связи не только с подпольной роялистской организацией «Запечатанный узел», но и с пресвитерианами и с некоторыми левеллерами.

4.2.2. Политическая разведка в период республики и Протектората

Необходимо отметить, что в республике с первых дней ее существования огромную роль играли, как сказали бы сегодня, «спецслужбы». Вся страна, да и вся Европа была наводнена английскими шпионами.

Еще в 1649 году республика создала так называемую «Пуританскую» разведку84. Руководство разведкой было возло­жено на Томаса Скотта — одного из депутатов-«цареубийц», голосо­вавших за вынесение смертного приговора королю Кар­лу I. Роялист Клемент Уокер, жаловался, что агентами Скотта «вся Англия кишела, как Египет кишел вшами и лягушками»85. В первые годы республики Скотт не брезговал и провокацией, организуя, с помощью своих агентов плохо организованные выступ­ления «кавалеров».

Энергичным помощником Скотта вскоре стал капи­тан Джордж Бишоп, занявшийся организацией шпиона­жа внутри страны. Другим сотрудником начальника кромвелевской разведки был профессор геометрии Окс­фордского университета Джон Уоллис, осно­вавший новую науку — криптографию. Уоллис расшиф­ровал многие коды роялистов. Утверждали, что не было шифра, который ему не удалось бы раскрыть.

Гайд, канцлер жившего в эмиграции Кар­ла II, долгое время не мог поверить, что Уоллис раскры­вает роялистские шифры. Гайд считал, что ключи к шиф­рам были выданы кем-то из «кавалеров». Лишь после Реставрации, получив в свои руки образцы работы Уоллиса, Гайд должен был признать, что недооценил талан­ты оксфордского геометра.

Вскоре после провозглашения Кромвеля лордом-протектором он произвел смену руководства спецслужбами. Общее управление разведкой перешло от Скотта и Бишопа к Джону Терло. Этот до революции скромный адвокат из графства Эссекс стал при Кромвеле государственным министром, министром внутренних дел, министром иностранных дел, военным министром, чле­ном Государственного совета и, наконец, главой полиции и разведки, что едва ли не более всего способствовало его влиянию.

Терло был, несомненно, одним из самых способных руководи­телей секретной службы Англии. Он предпочи­тал создавать свою сеть, нередко минуя английские мис­сии и посольства. Среди агентов Терло были роялисты, готовые перебежать в лагерь Кромвеля, и экзальтирован­ные проповедники наступления «царства божьего» на земле, мужчины и женщины, старики и молодежь. Глава тайной службы даже спасал от виселицы приговоренных к смерти, при условии, что они станут шпионами лорда-протектора.

Терло создал обширную сеть наблюдения не только за противниками Кромвеля, но и за иностранными пра­вительствами.

Во время первой англо-голландской войны (1652— 1654 гг.) Терло узнавал о секретных решениях Генераль­ных штатов Голландии чуть ли не на следующий день после их принятия.

Английские путешественники, даже симпатизировав­шие роялистам, боялись встречаться с находившимся в Париже в 1654 году Карлом II, так как об этих посеще­ниях немедленно узнавали в Лондоне86.

Однако самым большим успехом секретной службы Терло в борьбе против роялистов явилось проникновение в так называемый «Запечатанный узел». Это был верхов­ный орган партии «кавалеров» в Англии, состоявший все­го из нескольких влиятельных вельмож. Особых успехов разведка протектората достигла в борьбе против роялистского под­полья как раз за немногие месяцы до Реставрации, хотя окончательно разгромить «Запечатанный узел» так и не удалось.

После возвращения Карла II горевшие жаждой мщения роялисты требовали расправы с Терло. Однако тот предупредил, что, если ему нанесут ущерб, он опубли­кует «черную книгу», которая приведет на виселицу по­ловину «кавалеров». Эта угроза подействовала, хотя в ней имелся сильный элемент блефа.

Не менее активно разведка Терло действовала и против врагов протектора слева — партии левеллеров.

4.3. Внутренняя политика Лорда-протектора в период диктатуры

Распустив парламент, Кромвель в течение почти двух лет не предпринимал никаких попыток поставить свою власть на конституционные основы. Более того, он фактически ввел в стране полицейский режим.

Была введена цензура. Страна была разделена на 11 военно-административных округов во главе с генерал-майорами, наделенными всей полнотой полицейской власти87.

Карл II вместо Оливера I

Еще один экскурс в британскую историю: 360 лет назад Англия лишилась потенциального короля Оливера I – 8 мая 1657 года лорд-протектор Свободного государства Англии, Шотландии и Ирландии Оливер Кромвель окончательно отклонил ходатайство английских парламентариев принять королевский титул. А тремя годами позже, 8 мая 1660 года королем будет объявлен Карл II Стюарт.
Как мы все помним со школы, в 1649 году после казни короля Карла I Стюарта Англия будет провозглашена «Содружеством и Свободным государством», т.е. республикой. Заодно была упразднена и палата лордов. А еще через 4 года главнокомандующий («лорд-генерал») английской революционной армией (т.н. «Армией нового образца») Оливер Кромвель, явившись с конвоем из сорока стрелков на заседание провозгласившего эту республику парламента (т.н. «Долгого») в довольно неделикатной форме предложит депутатам разойтись, что те, немного поскандалив, и сделали. Поэкспериментировав после этого с парламентом, избранным конгрегациями «благочестивых людей» (т.н. «параментом святых» или Бербонским) Кромвель не сошелся и с ним и распустив его, с декабря 1653 года правил самостоятельно в чине лорда-протектора. Тем не менее какие-то твёрдые законодательные основы и властные институты его правительству требовались. Кромвель попытается править страной через систему «генерал-майоров» — полномочных представителей из военных, направляемых в различные регионы страны для контроля местных властей, однако, такой режим слишком уж напоминал оккупацию – в обществе генерал-майоры были непопулярны, местные власти их распоряжения саботировали, а одной военной силы для борьбы с таким саботажем не хватало. Да и сам Кромвель не был беспринципным тираном с манией абсолютной власти – у него были свои представления о благе страны, которым он старался по мере сил следовать.
В сентябре 1656 года Кромвель созовет новый парламент (т.н. «Второй парламент Протектората»). При этом около сотни из четырехсот избранных в него депутатов («коммонеров» — от «House of commons» т.е. «Палата общин») не будет допущено на его заседания ввиду их «недостаточной честности и богобоязненности», еще пятьдесят уйдут в знак протеста против этого. Остальные возьмутся за законотворчество.
Несостоявшийся король Оливер I Кромвель и его герб, как лорда-протектора Англии, Шотландии и Ирландии
В их-то среде и родится в феврале 1657 года проект документа, первоначально озаглавленный как «Ремонстрация о королевском сане». Инициатором ее разработки будет некто Кристофер Пек, влиятельный лондонский купец и бывший лорд-мэр Лондона. Первой статьей этого документа и предлагалось восстановить сообразный древним британским традициям сан короля, присвоив его Оливеру Кромвелю с правом назначения наследника. В качестве короля Кромвелю предлагалось финансовое обеспечение на сумму в почти полтора миллиона фунтов стерлингов в год. Этим, впрочем документ не ограничивался: он предусматривал необходимость созыва трёхгодичного парламента с присущими таковому «древними и бесспорными вольностями и привлегиями», восстановления Палаты лордов (под завуалированным названием «Второй палаты»), вопросов налогообложения и т.п., т.е. фактически речь шла о проекте нового конституционного акта. Около месяца парламентарии обсуждали предложеный проект, название его было изменено на «Смиренную петицию и совет» ( «The Humble Petition and Advice») и в таком виде принят и 31 марта представлен Кромвелю.
Кромвель принял петицию благосклонно, сказав, что ее принятие будет способствовать «урегулированию главнейших вещей, которые могут наполнить сердца людей желаниями». Но королевский титул его всё-таки смущал. И не только его – против его принятия высказалась и делегация высшего армейского руководства, с которой он встречался в эти дни. Ссориться со своей главной опорой – «Армией нового образца» – для Кромвеля было чревато. В конце концов, после долгих размышлений Кромвель пришел к выводу, что само провидение Божье, допустив упразднение монархии «преднамеренно отмело королевский титул». «Я не буду воздвигать то, что провидение разрушило и сравняло с землей; и я не буду снова строить Иерихон» — сказал он, и 8 мая 1657 года окончательно отказался от этого предложения, вернув проект петиции в парламент.
Петиция, однако, вновь будет представлена парламентом – с тем лишь изменением, что Кромвель продолжит именоваться лордом-протектором, но с правом самому назначить себе преемника на этом посту, т.е. в сущности тем же монархом, хоть и с парламентом. В таком виде «Смиренная петиция…» устроит Кромвеля и 25 мая будет им утверждена. 26 июня будет проведена церемония повторного вступления Кромвеля в должность лорда-протектора, уже, так сказать конституционного – и пройдет она с пышностью, достойной коронации: Кромвель войдет в Вестминстерский дворец в горностаевой мантии, и по произнесении присяги ему будет даже вручен скипетр.
Вскоре Кромвель в соответствии с нормами «Петиции» назначит свою палату лордов («Вторую палату») – в основном из парламентариев, оказывавших ему поддержку (причем один из аристократов, которому придет предложение занять место, в новоиспеченной палате, откажется это сделать, когда узнает в числе таковых своего бывшего работника). А позже, раздобрившись, позволит принять участие во второй сессии парламента, собравшейся в январе 1658 года, той сотне депутатов, которых он не допустил туда при его созыве. Те будут естественно настроены к нему и его режиму крайне враждебно – примутся с парламентской трибуны обличать его тиранические замашки и даже подадут петицию о восстановлении полномочий неправедно разогнанного Кромвелем Долгого парламента. Разозлённый Кромвель снова самолично явится в парламент, обругает депутатов и снова прикажет им разойтись. Больше парламентов он не будет созывать до самой своей смерти в сентябре того года.
Ричард Кромвель и генерал Монк
После него в полном соответствии со «Смиренной петицией. ..» лордом-протектором станет его сын Ричард. Однако вскоре выяснится, что на нем, как обычно на детях гениев, природа очевидным образом отдохнула – он проявит полную неспособность к власти и уже в следующем году будет от нее отстранен. Армейское командование его в отличие от отца в упор не замечало, других сторонников он найти не сумел. Пытаясь опереться хоть на кого-то, он снова созовет парламент в «легитимном» составе 1653 года (т.н. «Охвостье»), а его члены 7 мая пост лорда-протектора упразднят и объявят «Содружество без короля либо какого-то господствующего лица или семейства». Долго это положение не продержится – к концу того года после короткой вспышки гражданской войны власть, победив соперница, генерала Ламберта, захватит генерал Джордж Монк, который сначала добъется созыва Долгого парламента в его еще более раннем и по его мысли более легитимном составе – в составе до т.н. «Прайдовой чистки» 1648 года – но потом распустил и его (но уже «легитимно», с его согласия). Однако, решив, что стопами Кромвеля идти будет утомительно, Монк 8 мая 1660 года на очередном парламенте (т. н. Конвенционном) объявил все постановления со времен той чистки недействительными, а британскую конституцию – существующей в том виде, «как если бы этих двенадцати лет никогда не было». Таким образом, перечеркивались и провозглашение республики, и упразднение Палаты лордов, и многое другое.
Карл II Стюарт после коронации
Королем провозглашался сын казненного Карла I Карл II, каковой 29 мая прибыл в Лондон, а в апреле следующего 1661 года коронован в Вестминстере.

2. «Святые» у власти. Кромвель

2. «Святые» у власти

«Поскольку после роспуска последнего парламента необходимо позаботиться о мерах к обеспечению мира, безопасности и хорошего управления республикой, для этого мною с ведома моего совета офицеров назначены различные лица, известные страхом божьим, верностью и честностью, на которых возлагаются великие задачи и высокое доверие… Будучи уверен в вашей любви к господу, мужестве во имя его и преданности делу его и всего доброго народа нашей республики, я, Оливер Кромвель, главнокомандующий всех армий и вооруженных сил этой республики, настоящим призываю и обязываю вас явиться лично и присутствовать в зале совета, именуемом Уайтхолл в Сити Вестминстера, 4-го числа ближайшего месяца июля… И от этого вы не должны уклоняться.

Дано за моей личной подписью и печатью 6 июня 1653 года.

Оливер Кромвель».

Такие приглашения получили сто двадцать восемь человек в Англии, шесть в Ирландии и пять в Шотландии. В указанный день они явились в Вестминстер и начали править республикой и называть себя «парламентом». Их уполномочил на это, как явствует из текста приглашения, лично Оливер Кромвель.

После разгона «охвостья» Долгого парламента Кромвель стал единоличным владыкой в Англии. И сам теперь должен был позаботиться об устроении государственной власти.

Разгон бесстыдного «огузка» вызвал в стране всеобщее удовлетворение. «Даже ни одна собака не тявкнула, не то чтобы раздался хоть какой-то заметный ропот», — вспоминал позднее Кромвель. Жизнь в стране шла своим чередом: в Сити бойко торговали лавочники, работали суды и муниципальные власти, проповедники с кафедр призывали народ к покаянию. Иностранных послов заверили в неизменной дружбе английской республики.

На Кромвеля смотрели с восхищением и страхом. Самые ярые враги его — роялисты и пресвитериане — преисполнились теперь почтением и шепотом передавали друг другу, что теперь Карл Стюарт женится на дочери Кромвеля, который станет герцогом и вице-королем Ирландии. Нет, возражали другие, он сам возложит на себя корону, об этом уже есть договоренность с офицерами.

И другие враги его — враги слева, левеллеры, воспрянули духом. Изгнанник Джон Лилберн, недавно еще метавший громы и молнии против «тирана», прислал ему из Голландии полное надежд и восторгов письмо. Разгон Долгого парламента, писал он, — мера, ведущая к освобождению Англии. Это событие показалось «свободнорожденному Джону» настолько благоприятным переворотом, что он вопреки приговору суда сел на корабль и полетел на родину, обновленную и свободную.

Только городские власти Сити выразили протест и потребовали вернуть парламент на место. Но на это никто не обратил внимания.

Кромвель, однако, был далек от того, чтобы наслаждаться положением единоличного диктатора.

Наоборот, ему казалось, что он не вынесет этого бремени. Власть в стране должна быть законной. Он чувствовал необходимость как можно скорее передать свои полномочия представительному органу.

Но какому? Ясно было, что всеобщих выборов назначить нельзя: если созвать парламент на основе старой, королевской конституции с ее высоким имущественным цензом и неравномерным распределением округов, — к власти, чего доброго, снова придут пресвитериане и замаскированные роялисты, и тогда все достигнутое в долгой борьбе пойдет насмарку; если же взять за основу левеллерское «Народное соглашение», — власть получат бунтари-уравнители, и тогда страна будет ввергнута в смуту и анархию.

Нет, править Англией должны люди благочестивые, умеренные, преданные богу и в то же время доказавшие свою верность республике. Ведь и от «охвостья» требовалось, чтобы оно передало свою власть «известным лицам, людям богобоязненным и с установленной безупречностью».

В долгих совещаниях с приближенными Кромвель выяснил, что Ламберт, вождь офицерства, хочет видеть во главе государства небольшой совет из десяти-двенадцати человек; ведущую роль в нем должны играть офицеры армии. Этот совет составляет письменную конституцию и назначает выборы в новый парламент. Гаррисон, вождь сектантов, мечтал о большом «совете мудрых» из семидесяти человек, подобно иудейскому Синедриону.

Кромвель колебался, положение его было более затруднительным, чем когда-либо. Речь сейчас шла не о том, с кем идти, кого возглавить, кого поразить своим непобедимым мечом, а о том, чтобы выбрать новое политическое устройство страны, создать законную и справедливую власть. Как решиться на это? Какой путь выбрать? Кого послушаться?

Вероятно, Кромвель никогда не молился так усердно, как в эти недели. И решение пришло: он склонился к мнению Гаррисона. Новый правящий орган составлен был следующим образом: местные индепендентские конгрегации в каждом графстве по требованию Кромвеля и совета офицеров представили списки наиболее подходящих лиц; из них были отобраны 139 человек; после чего Кромвель, сознавая всю тяжесть и величие своей ответственности, разослал им за своей подписью приглашения явиться 4 июля в Вестминстер, дабы исполнять функции верховной власти.

В назначенный день в большом зале совета в Уайт-холле собрались члены нового законодательного собрания. Они расселись вокруг длинного стола. Зал наполнился офицерами. Кромвель вошел широкими, твердыми шагами солдата и остановился посредине, у окна. Его тяжелое лицо горело вдохновением, глаза были устремлены ввысь. Зал затих. Кромвель мысленно призвал имя божье на помощь и начал говорить.

Он честно, горячо рассказал им о том, чем вызван был разгон «охвостья»; о недовольстве народа этим нечестивым собранием и о последнем неизбежном насилии над ним — для спасения республики. Стыд за свое неистовство все еще жег его, и он говорил:

— Я совершенно откровенно могу сказать, как перед господом: сама мысль о каком-нибудь акте насилия была для нас хуже, чем любое сражение, в котором мы когда-либо участвовали…

Да, армия, которой народ доверил охрану своих прав, свершила это жестокое деяние, но армия же теперь вручает им, божьим избранникам, всю полноту власти, чтобы они употребили ее на благо народное. Совет офицеров теперь складывает свои полномочия; он прекратит свои заседания, как только они ему прикажут. Он подчеркнул, что они совсем особое собрание. И потому они должны следовать своему призванию и быть «мудрыми, чистыми, мирными, добрыми, отзывчивыми, плодоносными, беспристрастными, нелицеприятными».

— Мы должны быть сострадательными, — снова и снова повторял он, — терпимыми ко всем. Любить всех, прощать, заботиться и поддерживать всех… И если самый беднейший, самый грешный христианин захочет мирно и спокойно жить под властью вашей, — я говорю, если кто-либо захочет вести жизнь благочестивую и мирную, — пусть ему будет оказано покровительство.

Несколько часов длилась эта бессвязная, восторженная, полная ссылок на пророков и апостолов речь.

Прощаясь, Кромвель сообщил собранию, что оно будет действовать до ноября 1654 года; за три месяца до роспуска своего оно должно будет избрать тех, кто наследует его власть на следующие двенадцать месяцев. В ответ собрание пригласило Кромвеля, Ламберта, Десборо и еще двух офицеров войти в их состав.

Эти люди недаром с таким восторгом встретили апокалипсическую речь Кромвеля: они сами были проникнуты мистическими настроениями. Это были члены религиозных общин из Лондона и графств — в большинстве своем лавочники, небогатые сквайры, торговцы.

Среди них были родственники и приближенные Кромвеля: сын его Генри, тесть Дика Ричард Мэр, брат покойного Генри Айртона Джон Айртон; были и офицеры-соратники: полковник Монк, лорд Брогхилл. Вэн и Фэрфакс были приглашены, но заседать в собрании они отказались.

Самым активным членом нового органа власти показал себя впоследствии некто Прейзгод Бэрбон, кожевник и анабаптистский проповедник. Само имя его — Прейзгод, что значит «хвала богу», говорит о сектантской среде, из которой он вышел. Бэрбон был такой яркой фигурой, что весь парламент скоро стали называть не иначе как бэрбонским.

Большинство было настроено весьма умеренно; но имелись среди них и фанатики, готовые немедля ринуться в новый Армагеддон и установить в Англии Моисеев кодекс вместо основанного на римском праве законодательства.

Новая ассамблея начала свою деятельность с того, что 12 июля объявила себя парламентом. Они были полны рвения, эти «святые», они заявляли о своей вере в то, что над страной «занимается заря освобождения».

Они действительно собирались совершить огромную работу и принялись за нее с наивным усердием простых людей, незнакомых с юриспруденцией, не ведающих колебаний, прямо идущих к цели. «Реформа права, — говорил им Кромвель, — столь сильно взволновавшая умы, и ныне стоит на очереди». Они и принялись прежде всего за реформу права. В считанные дни назначили комитет для сведения всей запутанной массы английских законов в один небольшой кодекс — размера карманной книжки. Суд канцлера, существовавший века (его волокита и беспримерное крючкотворство вошли в поговорку), было сплеча решено отменить совсем. Они упразднили также церковный брак и заменили его гражданским; ввели регистрацию актов гражданского состояния; предложили не судить карманников и конокрадов за преступления, совершенные впервые; отменили сожжение для женщин.

Выдвигались еще более невероятные проекты: действительных, не мнимых, банкротов не следует заключать в долговые тюрьмы. Государственные налоги следует перераспределить и привести в соответствие с доходами населения. Казне не хватает средств — так пусть получающие высокое жалованье офицеры год прослужат бесплатно.

Кромвелю такая политика начинала казаться самонадеянной и неумной. Выходило, что не «святые», а дураки правили Англией, и дураки эти стали вскоре беспокоить его больше, чем мерзавцы, сидевшие в «охвостье». Они еще и не того понаделают!

И правда, их реформаторский пыл становился в его глазах все более оголтелым. Вот они уже отменили систему откупов при сборе податей; вот они обсуждают вопрос о компенсации беднякам убытков, нанесенных огораживаниями; вот они хотят совсем отменить акцизы…

Хуже всего — члены бэрбонского парламента с такой же смелостью взялись за церковные реформы. Они отменили право патроната, то есть право лендлордов-землевладельцев выставлять кандидатов на церковные должности.

Тем самым церковное устройство изымалось из-под контроля собственников. А потом взялись за десятину. То, чего так настоятельно требовали от Долгого парламента многочисленные петиции, было уже близко к разрешению. «Пусть священников, — заявили „святые“, — содержат те, кто в них нуждается». А поскольку доход от десятины давно уже в большой своей части перешел в руки крупных сквайров и новых лендлордов (сам Кромвель получал от десятины существенную часть своих доходов), вся имущая Англия пришла в волнение: новый парламент, кажется, посягает на собственность! Пресвитериане и индепенденты начали находить общий язык: они вместе возмущались радикальностью новых законодателей, которые и парламентом-то называться не могут: ведь они не избраны народом, а назначены сверху. Особенно же неистовствовали офицеры: кому хочется целый год служить бесплатно?

Кромвель теперь мучительно краснел, когда вспоминал свою восторженную речь при открытии парламента. Это было глупо, это было непростительной слабостью — возлагать высокие надежды на простоватых самонадеянных мужиков. Вместо умеренных и разумных реформ, которые привели бы к установлению в стране порядка и спокойствия, они собирались, как казалось ему, совсем упразднить законы и собственность.

В середине июля в Лондон самовольно вернулся из изгнания главный бунтовщик — Лилберн. Его взяли под стражу и назначили суд. В парламент потоком пошли петиции в его защиту. Во время суда многочисленные толпы осаждали присяжных; Кромвелю пришлось держать наготове три полка во избежание всяких неожиданностей. 20 августа под громкие приветствия зала (даже солдаты, охранявшие вход, трубили в трубы и били в барабаны от радости) Лилберн был оправдан. Могло показаться, что снова наступают дни агитаторов и левеллеров. В народе говорили радостно: «Ренту лендлордов и десятины надо уничтожить разом…» Кромвель понимал, что сделал страшную, непоправимую ошибку. Четыре года спустя он еще будет со стыдом вспоминать то, что назовет «историей своей собственной слабости и глупости». «Право же, — скажет он тогда, — это было сделано по простоте душевной. Тогда казалось, что люди нашего закала, цельные, испытанные в боях, годятся на это дело и смогут достичь той цели, которая перед ними стояла. Мы все тогда так думали, и я тоже — к моему несчастью. Вот такие-то люди были отобраны и допущены к делу. И горькая правда в том, что результат, как оказалось, не соответствовал чистоте и простосердечию замысла». «Святые» вели себя так, что выходило: если человек имеет двенадцать коров, а сосед его — ни одной, то имущий должен поделиться своим достоянием. «Кто бы мог назвать хоть что-нибудь своей собственностью, если бы они дошли до этого?»

Это Кромвель скажет позже, а сейчас, осенью 1653 года, он в глубоком раздумье, в черной меланхолии, овладевшей им, писал зятю Флитвуду, мужу Бриджет, в Ирландию: «Поистине никогда более, чем сейчас, я не нуждался в помощи моих друзей-христиан!» Сознав тщету своих усилий, он хотел уйти от всего, удалиться в пустыню. «О, если бы я имел крылья, как голубь», — сетовал он.

И другие сомнения одолевали Кромвеля. Не было ли его желание передать верховную власть этим лицам просто выражением слабости, трусливой попыткой уйти от ответственности, возложенной на него богом? Не было ли это, как он сам говорил, «желанием, боюсь, весьма греховным, сбросить с себя ту власть, которую бог посредством совершенно явственных указаний вложил в мои руки?.. Сбросить, не дожидаясь, пока благородные цели нашей борьбы будут достигнуты и упрочены?».

Но одно дело сомнения, другое — открытые действия. Кромвель всегда долго колебался, прежде чем что-либо предпринять. И сейчас, в конце ноября, когда к нему пришел от имени офицеров Ламберт с проектом разогнать парламент и возложить на него, Кромвеля, корону, он колебался. Ламберт сказал ему, что, пока он не возьмет дело управления страной всецело в свои руки, неустройства будут продолжаться, снова начнутся смуты, польется кровь… Но Кромвель упорно отказывался. Как принять титул короля после казни законного монарха и торжественного провозглашения республики? Как разогнать собрание благочестивых проповедников, если ему твердо обещана спокойная деятельность до конца будущего года? Может быть, они еще одумаются и поведут себя мудрее?

Однако «святые» (они же «дураки») не собирались отступать. 10 декабря, в субботу, большинством в два голоса они решили возобновить вопрос об отмене десятины. Надо было действовать срочно — иначе они все перевернут вверх дном.

Ламберт все взял на себя. 11 декабря, в воскресенье, он собрал совещание умеренных членов парламента и ведущих офицеров. Он особенно напирал на то, что, если парламент будет заседать еще хоть один день, собственность «всех честных людей» будет поставлена под угрозу. Такая постановка вопроса убедила присутствующих. После того как они разошлись, Ламберт еще весь день встречался с разными людьми, вел переговоры, уламывал колеблющихся. К концу дня соглашение было достигнуто, и, что самое главное, — спикер Рауз, благочестивый ректор Итона, из бывших пресвитериан, заверил Ламберта в своей поддержке. Кромвеля в это дело решено было не посвящать.

На следующее утро, в понедельник, умеренная половина бэрбонского парламента явилась в зал заседаний очень рано — задолго до прихода радикалов. Немедленно по открытии спикер предоставил слово сэру Чарльзу Уолсли, бывшему роялисту, который обрушился на парламент с потоком обвинений. Попытка отменить десятину, сказал он, — это покушение на собственность. Присутствующие шестьдесят или семьдесят членов согласно кивали. Затем взял слово полковник Сайденхэм. Он заявил, что «назначенцы» пытаются уничтожить армию, задерживая налоги для выплаты ей жалованья, стремятся ниспровергнуть законы, церковь и собственность. «Законы и права англичан, — сказал он, — они хотят заменить собственным кодексом, составленным по закону Моисея». Присутствующие выразили согласие. Спешно, пока не прибыли фанатики-сектанты, было принято решение: «Дальнейшие заседания настоящего парламента в данном его составе не послужат для блага республики, и потому необходимо передать в руки лорда-генерала Кромвеля те полномочия, которые члены парламента от него получили».

Спикер поднялся со своего кресла, приказал сардженту взять в руки жезл, символ власти парламента, и торжественно направился к выходу. Сарджент с жезлом шел впереди, за спикером следовал клерк, а за ним — 50 или 60 депутатов. В таком порядке они прибыли в Уайтхолл, прошли к Кромвелю и передали ему жезл вместе с бумагой, в которой отрекались от своей власти в его пользу.

Когда радикалы-анабаптисты, милленарии и члены других народных сект явились на свои места в парламент, все было уже кончено. Бэрбонского, или Малого, парламента не существовало. Они расселись по местам и сидели до тех пор, пока отряд мушкетеров не вошел в зал.

— Что вы здесь делаете? — спросил их полковник, командир отряда.

— Ищем господа, — смиренно отвечали «святые».

— Ну так идите куда-нибудь в другое место, — грубовато скомандовал полковник. — Насколько я знаю, господь здесь не бывал за последние двенадцать лет…

Четыре дня спустя, 16 декабря 1653 года, в час дня из Уайтхолла вышла торжественная процессия. Офицеры в парадных мундирах, судьи в мантиях, чиновники, лорд-мэр и олдермены Сити в бархатных кафтанах с неизменными знаками своего достоинства шествовали между двумя шеренгами солдат к Вестминстеру. В большом зале канцлеровского суда на богатом ковре стоял обитый алым бархатом трон. Процессия с подобающей величавостью влилась в зал, заполнила его и расступилась, притихла: по пышному ковру тяжелой солдатской поступью прошел на середину, к красному трону, верховный правитель Англии. На нем был простой черный костюм и черный сюртук. Только шляпа, которую он не снимал в продолжение всей церемонии, была обшита широким золотым галуном. Его некрасивое умное лицо пятидесятичетырехлетнего человека было серьезно, брови нахмурены. Новая великая миссия тяжелым бременем ложилась на его широкие плечи.

Он встал возле трона. Вперед выступил генерал Ламберт со свитком в руке. От имени присутствующих он просил Кромвеля принять на себя титул и обязанности лорда-протектора Англии, Шотландии и Ирландии. Тут же была прочитана новая письменная конституция «Орудие управления».

Согласно ей Кромвель получал пожизненный пост лорда-протектора (покровителя) трех соединенных республик. Пост этот был не наследственным, а пожизненным. Протектор получал законодательную власть совместно с парламентом из четырехсот человек, который должен был избираться раз в три года; сессия продолжалась не менее пяти месяцев. Избирать в него могли только люди, имеющие не менее 200 фунтов стерлингов — в земле или движимости. Это был ценз, значительно более высокий, чем даже при Стюартах. Протекторат покоился исключительно на поддержке средних и крупных собственников. С другой стороны, избирательные округа были перераспределены в пользу городов и средних слоев населения — осуществилось то, чего требовали и Долгий парламент в начале своих заседаний, и «Главы предложений», и левеллерское «Народное соглашение».

Исполнительная власть вручалась протектору совместно с пожизненным Государственным советом из пятнадцати лиц, список которых был выдвинут советом офицеров и тут же прочитан. В него вошли родственники Кромвеля — генерал Десборо, Ричард Мэр, полковники Сайденхэм и Монтэгю, даже несколько представителей старых аристократических фамилий, вполне, впрочем, лояльных. Этот совет, конечно же, во всем будет послушен Кромвелю. Ни парламент, ни совет не имеют права изменить форму государственного правления, начертанную в настоящей конституции.

Очевидно было, что и парламент и совет — только камни в гигантской пирамиде, на вершине которой оказался он, Оливер Кромвель, выходец из скромной семьи хантингдонского сквайра. «Всякого рода указы, — читал Ламберт, — вызовы в суд, полномочия, патенты, пожалованья и другие распоряжения, которые до сих пор издавались… властью парламента, должны издаваться от имени и титула лорда-протектора, которым на будущее время будут производиться назначения всех должностных лиц и пожалования почетных званий в названных выше трех нациях… Он имеет право помилования и получения всех конфискаций, сделанных для публичных целей… Он должен располагать и руководить милицией и войсками как на море, так и на суше… Он должен руководить всеми делами, относящимися к поддержанию и укреплению добрососедских отношений с иностранными королями, правителями и государствами, а также с согласия большинства членов совета имеет право вести войну и заключать мир… Законы не могут быть изменены, налоги не могут вводиться без его согласия…»

Высшая власть, подобная королевской, вручалась этому грубоватому мужлану с красным обветренным лицом и мясистой складкой под подбородком, этому солдату с крупными мозолистыми руками. Высшей власти достиг он с помощью своего ума и характера, своей воли, своих военных талантов.

Хотел ли он этой власти? Стремился ли к ней как к заветной заманчивой цели, безоглядно сметая или, наоборот, коварно, втихомолку устраняя встающие на его пути препятствия? Вряд ли. Скорее он принимал ее как неизбежную и почетную, но тяжкую ношу, возлагаемую на него, но не этими людьми, которые подобострастно заглядывали ему в глаза, а самим богом. Перед принятием почетного титула он со слезами говорил, что лучше возьмет пастушеский посох, чем протекторский жезл, ибо мирское величие претит его духу. Но он видел, что принять на себя это бремя необходимо, чтобы удержать нацию от распада, от беспорядка, от внешних и внутренних врагов, которые готовы были отнять с таким трудом завоеванные свободы. Правление «святых» было его последним и, может быть, самым горьким разочарованием в возможностях демократии. «Другим ничего доверить нельзя; придется все делать самому», — вот какое чувство владело им в этот день, когда он публично соглашался принять знаки своего нового, высокого достоинства.

Ламберт кончил читать. Оливеру, не снимавшему шляпы (это полагалось по ритуалу), поднесли государственную печать; его усадили на трон. Затем подошел лорд-мэр и с поклоном вручил ему государственный меч и коронационную шляпу — древние символы, которые прежде вручались королю во время коронации. Кромвель вежливо принял их и потом возвратил мэру. Затем он подписал текст присяги. Церемония была окончена. Вереницей потянулись к нему люди с непокрытыми головами — принести свои поздравления, поклониться, польстить, напомнить о себе. Когда их долгий поток иссяк, Кромвель поднялся и, встав во главе этой многоликой, пестро-нарядной, подобострастной толпы придворных, двинулся обратно в Уайтхолл, в Банкетный зал. Лорд-мэр с непокрытой головой нес за ним государственный меч. Солдаты сопровождали его приветственными криками.

Пока празднество продолжалось в Банкетном зале, герольды в Сити, на Палас-ярд, на других площадях Лондона громко читали перед толпами народа текст провозглашения нового властителя. В четыре часа пополудни ударили пушки — троекратный салют увенчал великий день.

К верховной власти Кромвель пришел усталый, разочарованный, почти старый. Он еще был уверен в своей собственной особой миссии, возложенной на него богом, но веру в «божий народ» потерял окончательно. Его задача отныне — удерживать порядок, следить, чтобы англичане не перерезали друг другу глотки. Он теперь не вождь парламента, не революционер, не борец за правое дело; не глава армии, идущей к свободе и славе, не строитель конституции. Он, по собственному его слову, стал теперь просто-напросто «констеблем» — стражем порядка.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Кавалеры versus круглоголовые — 25: qebedo — LiveJournal

И кромвелизация всея страны

Неудача с «парламентом святых» охладила энтузиазм Кромвеля в отношении проекта Харрисона и вернула к проекту Ламберта. Разработанный группой сторонников диктатуры документ «Орудие управления» стал новой конституцией страны. Место короля занимал лорд-протектор — титул, уже существовавший ранее, его принимали люди, бравшие власть на период несовершеннолетия монарха, но которым не нравился итул регента (ими были Симон де Монфор, Роджер Мортимер, последним лордом-протектором был Эдуард Сеймур, 1-й герцог Сомерсет, правивший в 1547-1549 годах на время несовершеннолетия своего племянника Эдуарда VI), который принимал решения по соглосованию с Государственным советом (от 13 до 21 человек). И протектор, и участники Госсовета назначались на свои должности пожизненно. В случае смерти лорда его преемника выбирал Госсовет.


Личный штандарт лорда-протектора

Парламент тоже предполагался — 460 депутатов выбирались в одну палату гражданами, имевшими 200 и более фунтов годового дохода (по тем временам и ценам — это отнюдь не демократия получалась), каждые три года, и распустить их лорд-протектор мог не ранее чем через пять месяцев. Постановления парламента становились законами через 20 дней даже без одобрения высшего лица, но изменять «Орудие управления» без санкции протектора и Госсовета депутаты права не имели. Заполучив наконец в свои руки авторитарную власть, Кромвель принялся «нам обустраивать Англию».

Все индепенденты и диссентеры получили свободу вероисповедания, но с гуманизмом и свободой совести это никак не было связано — католики оставались «людьми у параши», а теперь к ним в правовом статусе «людей-свиней» присоединились еще и англикане, так что вместо тирании религиозного большинства протестантов в стране установилась диктатура религиозного фанатичного меньшинства пуритан. Зато без принятия какого-либо юридического решения, своей волей Кромвель отменил запрет еще аж XIII века селиться и жить в Англии для евреев. По сути же, протекторат с самого начала оставался военной диктатурой, опиравшийся на весьма узкий слой индепендентов и диссентеров, который навязывал обществу свой диктат с помощью подконтрольной армии.


Я Кромвель, я ваш король лорд-протектор!

Инаугурация Кромвеля состоялась 16 декабря 1653 года, и первые пять месяцев он парламента не собирал — зачем портить такую прекрасную возможность установить нужный режим, а потом презентовать его депутатам как данность? Англия, Уэльс, Шотландия и Ирландия были разбиты на 12 военных округов с высшей властью генерал-майоров, подотчетных только лорду-протектору. Специальная инструкция предписывала генерал-майорам жестко истреблять пьянство, курение табака, богохульства (уличенных детей до 12 лет пороли, взрослых штрафовали или заключали в тюрьмы), азартные игры и пари (под это дело запретили бокс и скачки), работу в воскресенье, театральные представления и танцы (грязное обязьянское сатанинство!). Вводилась жестокая цензура, за несоблюдение постных дней кидали в каталажку, а за доказанную супружескую измену полагалась смертная казнь…

В общем, а чем еще должна заниматься армия в стране, правда? В Англии дорвались до власти люди с протестантизмом головного мозга. Для разнообразия (чтобы людям не казалось, что они уже при жизни померли) ввели государственную регистрацию брака, снизили налоги и упорядочили процедуры фиска и судопроизводства. Итого, в Содружестве власть приобрела строгое и постное лицо религиозного ханжи с палкой в заду, который так радеет о «справедливости», что готов биться за нее до последнего еретика.


Томас Харрисон

3 сентября 1654 года собрался на первое заседание новый парламент, выбранный согласно положениям «Орудия управления«. Тут-то и оказалось, что ко всем потугам и стараниям лорда-протектора его ощастливить насильственным путем народ Содружество повернулся задом — в депутаты «пролезли » и республиканцы (Вэн-младший, Хезлриг, Джон Брэдшо[у]), и сектанты — сторонники Харрисона (генерал обиделся на бывшего друга за «несотрудничество» с «собранием святых»), и «недобитые» пресвитериане, а от западных графств — вообще роялисты. И с самого первого дня они принялись обсуждать механизмы изменения «Орудия управления«. Кромвель возбурлил и заставил депутатов присягнуть на верность «конституции» — 70 человек отказались сие сделать и были изгнаны из парламента. Но и оставшиеся не успокоились (присяга — присягой, но обсуждать всё равно можно, чать, не Библия).

В общем, лорд-протектор даже не дождался положенных пяти месяцев — распустил парламент на 12 дней раньше с иезуитской формулировкой, что в «Орудии» имелись в виду месяцы… лунные. Харрисона выгнали из армии, но в ней оставались его соратники полковники Рич и Роберт Овертон. Осенью 1654 года (еще в период работы парламента) в армейской среде появилась петиция, написанная бывшим левеллером Джоном Уайлдменом, в которой солдат призывали «свергнуть тираническую власть» и защитить «полный и свободный парламент». На флоте вице-адмирал Джон Лоусон на собрании капитанов кораблей агитировал за поддержку петиции. Против режима Кромвеля агитировал и бывший полковник-левеллер Эдвард Сэксби, эмигрировавший в 1651 году во Францию, где налаживал контакты с тамошними гугенотами, и вернувшийся в августе 1653 года.


Шиллинг с Кромвелем (1658 год)

Протекторат немедленно нанес ответный удар — Овертон и Уайлдмен были арестованы, зимой 1655 года к ним в застенках присоединились 6 милленариев, в том числе Харрисон и Клемент Айртон (родной брат покойного зятя Кромвеля). Как пишет один не в меру добрый к «железному Оливеру» историк «зато никто не был казнен, и лишь немногие, включая Овертона, томились в заключение до самой смерти протектора«… В принципе, да — могли же ведь и четвертовать. В марте 1655 года в западных графствах раскрыли большой роялистский заговор — полковник Джон Пенраддок смог даже захватить Уилтшир и удерживать его несколько дней.

Пришлось применить войска, а генерал-майоры получили полномочия отыскивать всех «подозреваемых в симпатии к роялизму» и применить к ним «децимацию» — отнимать у них 10% доходов. Так, кстати, Кромвель собирался решить проблему с выплатой жалования армии, ибо несмотря на его «гениальную реорганизацию фиска» денег в казне по-прежнему не было (в год смерти лорда-протектора государственный дефицит составит 1,5 млн фунтов). Кромвель хотел распространить «децимацию» на всех жителей Содружества, но тут даже Госсовет посмотрел на него с возмущением — пришлось похоронить эту великолепную идею…

Буржуазная революция в Англии: дата, причины, возможные последствия

Знаменитая буржуазная революция в Англии (1642-1660) известна в нашей стране под таким названием благодаря советским учебникам, в которых акцентировалось внимание на классовой борьбе в английском обществе XVII века. В то же время эти события в Европе известны просто как «гражданская война». Она стала одним из ключевых явлений своей эпохи и определила вектор развития Англии на протяжении последующих столетий.

Спор между королем и парламентом

Главной причиной войны стал конфликт между исполнительной и законодательной властью. С одной стороны был король Карл I из династии Стюартов, который правил Англией в качестве абсолютного монарха, лишая граждан их прав. Против него выступил парламент, существовавший в стране еще с XII века, когда была дарована Великая хартия вольностей. Палата представителей разных сословий не желала мириться с тем, что король отбирает у нее полномочия и ведет сомнительную политику.

Буржуазная революция в Англии имела и другие важные предпосылки. Во время войны пытались выяснить отношения представители разных христианских течений (католики, англикане, пуритане). Этот конфликт стал отголоском другого важного европейского события. В 1618-1648 гг. на территории Священной Римской империи бушевала Тридцатилетняя война. Она началась как борьба протестантов за свои права, чему противились католики. Со временем в войну втянулись все сильнейшие европейские державы, кроме Англии. Однако и на изолированном острове религиозный спор должен был быть разрешен с помощью оружия.

Еще одна особенность, которой отличалась буржуазная революция в Англии, заключалась в национальном противостоянии англичан, а также шотландцев, валлийцев и ирландцев. Эти три народа были покорены монархией и хотели добиться независимости, воспользовавшись войной внутри королевства.

Начало революции

Основные причины буржуазной революции в Англии, описанные выше, должны были рано или поздно привести к использованию оружия. Однако для этого был необходим весомый повод. Он нашелся в 1642 году. За несколько месяцев до этого началось национальное восстание в Ирландии, местное население которой сделало все, чтобы изгнать английских интервентов со своего острова.

В Лондоне тут же начали готовиться к тому, чтобы отправить армию на запад, дабы усмирить недовольных. Но началу кампании воспрепятствовал спор между парламентом и королем. Стороны не могли договориться о том, кто будет руководить войском. Согласно недавно принятым законам, армия подчинялась парламенту. Однако Карл I хотел перехватить инициативу в свои руки. Чтобы запугать депутатов, он решил неожиданно арестовать самых яростных своих противников в парламенте. Среди них были такие политические деятели, как Джон Пим и Дензил Холлис. Но все они сбежали от преданной королю гвардии в последний момент.

Тогда Карл, перепугавшись, что из-за своей ошибки сам станет жертвой ответной реакции, бежал в Йорк. Король дистанционно начал прощупывать почву и убеждать умеренных членов парламента перейти на свою сторону. Некоторые из них действительно уехали к Стюарту. То же самое касалось части армии. Представители консервативного дворянства, желавшие сохранить старые порядки абсолютной монархии, оказались тем слоем общества, который поддержал короля. Тогда Карл, поверив в свои силы, с войском направился в Лондон, чтобы расправиться с мятежным парламентом. Его поход стартовал 22 августа 1642, а вместе с ним началась и буржуазная революция в Англии.

«Круглоголовые» против «кавалеров»

Сторонники парламента получили название круглоголовых, а защитники королевской власти – кавалеров. Первая серьезная битва между двумя враждующими силами произошла 23 октября 1642 года около местечка Эджхилла. Благодаря своей первой победе кавалерам удалось отстоять Оксфорд, который стал резиденцией Карла I.

Король сделал своим главным военачальником своего племянника Руперта. Он был сыном курфюрста Пфальца Фридриха, из-за которого в Германии началась Тридцатилетняя война. В конце концов, император изгнал семью Руперта из страны, и юноша стал наемником. До появления в Англии он получил богатый военный опыт благодаря службе в Нидерландах и обучению в Швеции. Теперь племянник короля повел вперед войска роялистов, желая захватить Лондон, который оставался в руках сторонников парламента. Таким образом, Англия во время буржуазной революции раскололась на две половины.

Круглоголовых поддержала зарождавшаяся буржуазия и торговцы. Эти социальные классы были самыми инициативными в своей стране. На них держалась экономика, благодаря им развивались инновации. Из-за неразборчивой внутренней политики короля оставаться предпринимателем в Англии становилось все сложнее. Именно поэтому буржуазия выступила на стороне парламента, надеясь в случае победы получить обещанную свободу в ведении своих дел.

Личность Кромвеля

Политическим лидером в Лондоне стал Оливер Кромвель. Он был родом из небогатой помещичьей семьи. Свое влияние и состояние заработал благодаря хитрым сделкам с церковной недвижимостью. С началом войны он стал офицером парламентской армии. Его талант полководца раскрылся во время битвы при Марстон-Муре, которая состоялась 2 июля 1644 года.

В ней против короля выступили не только круглоголовые, но и шотландцы. Эта нация уже на протяжении нескольких столетий боролась за свою независимость от южных соседей. Парламент в Англии заключил с шотландцами союз против Карла. Таким образом король оказался между двумя фронтами. Когда армии союзников объединились, они отправились в сторону Йорка.

В битве при Марстон-Муре участвовало в общей сложности около 40 тысяч человек с обеих сторон. Сторонники короля, которыми руководил принц Руперт, потерпели сокрушительное поражение, после чего весь север Англии был очищен от роялистов. Оливер Кромвель и его кавалерия получили прозвище «железнобоких» за свою стойкость и выдержку в критическую минуту.

Реформы в армии парламента

Благодаря победе при Марстон-Муре Оливер Кромвель стал одним из лидеров внутри парламента. Осенью 1644 года в палате выступили представители графств, которых обложили самыми большими налогами (для обеспечения нормального функционирования армии). Они сообщили о том, что больше не могут вносить деньги в казну. Это событие стало толчком для реформ внутри армии круглоголовых.

Первые два года итоги войны были неудовлетворительными для парламента. Успех при Марстон-Муре был первой победой круглоголовых, но никто не мог с уверенностью сказать, что удача и в дальнейшем будет сопутствовать противникам короля. Армия парламента отличалось низким уровнем дисциплины, поскольку пополнялась в основном за счет неумелых рекрутов, которые, кроме всего прочего, еще и воевали с неохотой. Некоторые новобранцы подозревались в связях с кавалерами и предательстве.

Армия нового образца

Парламент в Англии хотел избавиться от этой болезненной обстановки в своей армии. Поэтому осенью 1644 года состоялось голосование, по результатам которого контроль над войском единолично перешел к Кромвелю. Ему было поручено провести реформы, что и было с успехом проделано за короткий срок.

Новое войско получило название «армия нового образца». Она была создана по модели полка «железнобоких», которыми с самого начала руководил сам Кромвель. Теперь армия парламента была подчинена суровой дисциплине (было запрещено употребление алкоголя, игра в карты и т. д.). Кроме того, ее основным костяком стали пуритане. Это было реформаторское течение, полностью противоположное монархическому католицизму Стюартов.

Пуритане отличались суровым бытом и сакральным отношением к Библии. В Армии нового образца стало нормой зачитывание Евангелия перед боем и другие протестантские обряды.

Окончательное поражение Карла I

После реформы Кромвелю и его войску предстояла решающая проверка в бою против кавалеров. 14 июня 1645 года в графстве Нортгемптоншире состоялось сражение при Несби. Роялисты потерпели сокрушительное поражение. После этого первая буржуазная революция в Англии перешла на новую стадию. Король был не просто разгромлен. Круглоголовые захватили его обоз и получили доступ к секретной переписке, в которой Карл Стюарт призывал на помощь французов. Из корреспонденции стало ясно, что монарх был готов буквально продать свою страну иностранцам, лишь бы удержаться на троне.

Эти документы скоро получили широкую огласку, и общественность окончательно отвернулась от Карла. Сам король сначала оказался в руках шотландцев, которые за большую сумму денег продали его англичанам. Сперва монарх содержался в тюрьме, но формально еще не был свергнут. С Карлом пытались договориться (парламент, Кромвель, иностранцы), предлагая разные условия возвращения к власти. После того как он бежал из камеры, а потом вновь попал в плен, его участь была решена. Карл Стюарт попал под суд и был приговорен к смертной казни. 30 января 1649 года его обезглавили.

Прайдова чистка парламента

Если рассматривать революцию в Англии как конфликт Карла и парламента, то она закончилась еще в 1646 году. Однако в историографии распространена более широкая трактовка этого термина, которая охватывает весь период неустойчивого состояния власти в стране в середине XVII века. После того как король был побежден, начались конфликты внутри парламента. Разные группировки боролись за власть, желая избавиться от конкурентов.

Основным признаком, по которому делились политики, стала религиозная принадлежность. В парламенте между собой боролись пресвитериане и индепенденты. Это были представители разных течений протестантизма. 6 декабря 1648 года произошла Прайдова чистка парламента. Армия поддержала индепендентов и изгнала пресвитериан. Новый парламент, названный Охвостьем, в 1649 году ненадолго учредил республику.

Война с шотландцами

Масштабные исторические события приводят к неожиданным последствиям. Свержение монархии только усилило национальную рознь. Ирландцы и шотландцы попытались с помощью оружия добиться независимости. Парламент отправил против них армию, во главе которой вновь встал Оливер Кромвель. Причины буржуазной революции в Англии заключались также и в неравном положении разных народов, поэтому, пока этот конфликт не был исчерпан, она не могла закончиться мирно. В 1651 году армия Кромвеля разбила шотландцев в битве при Вустере и положила конец их борьбе за независимость.

Диктатура Кромвеля

Благодаря своим успехам Кромвель стал не только популярным, но и влиятельным политиком. В 1653 году он разогнал парламент и установил протекторат. Другими словами, Кромвель стал единоличным диктатором. Он принял титул лорда-протектора Англии, Шотландии и Ирландии.

Кромвелю удалось ненадолго успокоить страну благодаря своим жестким мерам по отношению к противникам. По сути, республика оказалась в военном положении, к чему привела буржуазная революция в Англии. Таблица показывает, как менялась власть в стране на протяжении долгих лет гражданской войны.

Переход власти во время Буржуазной революции в Англии
ДатаПравитель
1625-1649Карл I Стюарт
1649-1653Парламент (Охвостье)
1653-1658Оливер Кромвель
1658-1659Ричард Кромвель
1660-1685Карл II Стюарт

Конец протектората

В 1658 году Кромвель скоропостижно скончался от тифа. К власти пришел его сын Ричард, однако он по характеру был полной противоположностью своему волевому отцу. При нем началась анархия, и страну заполонили разные авантюристы, желавшие захватить власть.

Исторические события происходили одно за другим. В мае 1659 года Ричард Кромвель добровольно подал в отставку, уступив требованиям армии. В сложившихся обстоятельствах хаоса парламент начал вести переговоры с сыном казненного Карла I (также Карлом) о восстановлении монархии.

Реставрация монархии

Новый король вернулся на родину из эмиграции. В 1660 году он стал очередным монархом из династии Стюартов. Так закончилась революция. Однако реставрация привела к тому, что с абсолютизмом было покончено. Старый феодализм был полностью разрушен. Буржуазная революция в Англии, кратко говоря, привела к зарождению капитализма. Он позволил Англии (а позже Великобритании) стать ведущей экономической державой в мире в XIX веке. Таковы были итоги буржуазной революции в Англии. Начался промышленный и научный переворот, ставший ключевым событием для прогресса всего человечества.

Английская буржуазная революция by zelanna31 on Genially

Английскаябуржуазнаяреволюция

Сразу после восшествия монарха на престол началось противостояние с парламентом, которое привело к финансовому кризису.Парламент долгое время не утверждал королю субсидии, из-за чего тот ввел в стране высокие налоги и прибегал к продаже титулов.Под конец своего правления король нажил огромные государственные долги, достигавшие миллиона фунтов стерлингов.Монарх пытался объединить британские государства, однако оба парламента были против сближения.В стране назревалареволюция.Продолжалась колонизация Америки и Ирландии.

Ставил своей целью усиление королевской власти, но проводил свою политику плохо продуманными методами.В результате, он получил восстание в Шотландии в 1637 году и последовавшие за ним “Епископские войны” 1639-1640 годов. Они закончились подписанием Рипонского перемирия. Шотландцы оккупировали шесть графств на севере Англии и получили от короля контрибуцию. За перемирием последовал Лондонский мир, но вскоре его результаты были перечеркнуты гражданской войной в Англии. В 1640 году началось восстание в Ирландии и король вынужден был пойти на созыв “Долгого парламента”, который проработал 13 лет. Вскоре началось противостояние короля и парламента, что привело к первой гражданской войне 1642-1646 годов.

Датой провозглашения Англии республикой стало 19 мая 1649 года. В результате двух гражданских войн 1640-ых годов была свергнута династия Стюартов, а король Карл I казнен.В тот день парламент принял “Акт об объявлении Англии республикой”. Согласно ему, государством вместо монарха должен был управлять парламент. Де-факто власть в своих руках сосредоточила группа военных деятелей, которых возглавлял Оливер Кромвель. Их опорой стали радикальные пуритане-индепенденты.С 1653 года группа членов парламента решила сделать свои должности пожизненными. Это событие стало поводом к их разгону мушкетерами Оливера Кромвеля, который с апреля того года стал править единолично. 16 декабря он получил титул “Лорда-протектора” с полномочиями на уровне королевских.

Джерард Уинстенли выступил с призывом изменить привычный уклад, чтобы навсегда избавиться от власти монарха. Он подробно описал методы, и они понравились простому люду. В апреле 1649 г. повстанцы захватили холм Святого Георгия рядом с деревней и распахали его. Эта община именовала себя копателями, или диггерами. Согласно уставу, который предложил Уинстенли, землю следовало забрать у аристократии и обрабатывать совместными усилиями. Продукты должны были распределяться по потребности, причем, всякий, кто присоединялся к коммуне, немедленно получал все необходимое.

Наиболее прогрессивные взгляды были представлены Джоном Лильберном (1613—1657), английским политическим деятелем XVII в., лидером партии левеллеров, выражавшим интересы мелкой буржуазии и крестьянства.Родился он в Гринвиче в дворянской семье. Во время гражданской войны Лильберн вступил в ряды парламентской армии. До 1644 г. Лильберн служил под начальством Кромвеля, которого считал приверженцем свободы и веротерпимости. Затем Лильберн выступил с рядом памфлетов, где выражены и обоснованы основные идеи радикального движения левеллеров — верховенство народа и ограничение парламентской власти основными законами страны. В 1653 г. после возвращения из Ирландии в Англию арестован, предан суду, но оправдан. В конце жизни перешел в квакерство.

Король Англии и Шотландии с 1660 года, старший сын Карла I и Генриетты Французской. Важнейшее политическое событие его царствования — принятие Хабеас корпус акта (акт о гражданских правах) (1679г.). Англия переживала экономический расцвет и территориальную экспансию в колониях. К концу его царствования всё большую политическую власть сосредоточил в своих руках непопулярный младший брат короля, католик герцог Йоркский. Сам Карл за несколько дней до смерти также принял католицизм.

Оливер Кромвель — реформатор и лорд-протектор Англии (часть1)

Детство и юность Оливера Кромвеля.

    Кромвель родился 25 апреля 1599 в Хантингдоне (центре одноименного графства) в семье типичных английских дворян — Роберта Кромвеля и Элизабет Стюард. Хантингдон тогда был провинциальным городком с населением в 1000-1200 человек, монотонная жизнь которого оживлялась только событиями на рыночной площади и большими недельными ярмарками. Род Кромвелей укоренился в качестве представителей местной элиты со времени Реформации и последовавших за нею закрытия монастырей и конфискаций их имуществ в пользу короны. Прадед Оливера, Ричард Уильямс, предпочел родовому имени фамилию своего дяди Томаса Кромвеля, могущественного временщика при короле Генрихе VIII, прозванного «молотом монахов».
     Отец Оливера, Роберт Кромвель, был младшим сыном в семье сэра Генри и, как предписывало действующее право, получил в наследство только малую долю отцовских владений. Его

 

Томас Кромвель — основатель фамилии
годовой доход составлял около 300 фунтов стерлингов, что для джентльмена с известным положением в графстве (о чем свидетельствуют занимавшиеся им в разное время должности мирового судьи, бейлифа города Хантингдона) было совсем немного. Этими обстоятельствами были, вероятно, обусловлены две черты в характере Оливера Кромвеля: во-первых, непреклонная приверженность Реформации, которой род его был обязан своим благополучием, и ненависть к католикам-папистам, этому благополучию угрожавшим; во-вторых, убеждение в своей «бедности», далекое от истинного положения вещей в годы его юности и совсем уже карикатурное в годы его зрелости.
     Это сознание, ущемлявшее его самолюбие в пору его детства, особенно обострялось, когда он сравнивал роскошь, царившую во дворце его дяди в Хинчинбруке, и быт родного дома, в котором помимо его самого росло еще шесть его сестер. Не этим ли сознанием объяснялись, с одной стороны, «резкость» и «вспыльчивость» его натуры, о которых гласила молва, а с другой — определенная неприязнь к чванливой знати, проявлявшаяся в случаях явной несправедливости и произвола, чинившихся ею по отношению к слабому и беззащитному.
     В целом мало что известно о детстве и юношеских годах Оливера. Только позднее вспоминали, что в родительском доме Кромвеля царили атмосфера пуританского благочестия, с его этическим идеалом «воздержания», «мирского призвания», т. е. делового практицизма, убеждение, что «каждый поступок на виду у Господа», и отношение к делу, как к молитве.  

Элизабет Кромвель (Стюард) — мать Оливера
Тон в семье задавала мать Оливера — Элизабет Стюард.
     В 1616 году Кромвель стал студентом наиболее пуританского среди колледжей Кембриджа — Сидней-Сассекс-колледжа, в котором проучился только год. Из преподававшихся в нем предметов его больше других привлекали математика и история. Однако, по сохранившимся свидетельствам, он за книгами сидел не очень прилежно, а с неизмеримо большим увлечением занимался верховой ездой, плаванием, охотой, стрельбой из лука и фехтованием.
     Весть о смерти отца летом 1617 года вынудила Оливера оставить университет и вернуться домой, чтобы помочь матери вести хозяйство, ведь он был единственным мужчиной в семье, состоявшей из семи женщин.
     Из университета Кромвель вынес сохранившееся на всю жизнь преклонение перед светскими науками и, в частности, особый интерес к истории. В родном доме он на этот раз прожил два года, выказав себя, на удивление соседям, весьма рачительным и способным сельским хозяином.
     В 1619 году Оливер отправился в Лондон изучать право. И в этом шаге не было ничего удивительного: сельский сквайр с его хозяйственными делами и публичными обязанностями как вероятный мировой судья или член парламента от родного графства нуждался в знании хотя бы азов так называемого общего права. Однако, в каком юридическом подворье он учился и как осваивал эту науку, осталось навсегда тайной. Известно только то, что 20-летний Оливер в августе 1620 года женился на старшей дочери богатого лондонского торговца мехами Элизабет Буршир и вскоре вернулся с нею в родной Хантингдон. Так началось 20-летие в жизни Кромвеля, в течение которого заботы сельского сквайра и отца многодетного семейства (в течение 11 лет его жена Элизабет родила ему семерых детей, шестеро из них — 4 сына и 2 дочери — выжили) почти целиком поглотили бурлящую и искавшую выхода энергию Кромвеля.

Начало политической карьеры Оливера Кромвеля.

     На протяжении последующих 20 лет Кромвель вел обычную жизнь сельского дворянина и помещика, правда, наполненную напряженными духовными исканиями; кроме того, он принимал активное участие в местной политической жизни.
     В 1628 году Кромвель был избран членом парламента от Хантингдона, того самого парламента, который принял знаменитую «петицию о праве» и был вскоре распушен Карлом I.
     Обращает на себя внимание и то, что первая фиксированная речь Кромвеля как члена парламента была посвящена защите пуританских воззрений его учителя Томаса Бирда, подвергшегося гонению со стороны прелатов англиканской церкви за обличение пригревшегося при дворе паписта. И еще одна характерная деталь: когда 2 марта 1629 года король распорядился прервать заседания парламента, среди ослушников королевской воли был и Оливер Кромвель.

 

Карл I — король Англии
После первого, более чем эпизодического его появления на сцене национальной истории он, вернувшись к своим обыденным занятиям сквайра, снова и надолго исчез с нее, чтобы, казалось, никогда больше на нее не вернуться. И можно не сомневаться в том, что именно это и случилось бы, если бы правление короля без парламента утвердилось надолго.
     С 1630 по 1636 год — самый тяжелый период в жизни Кромвеля. Потерпев поражение в столкновении с олигархией Хантингдона, Оливер принимает нелегкое решение. В мае 1630 года он продает все, чем владел в родном городе, и переезжает с семьей в Сен-Айвс, в соседний Кембриджшир, где оказался в явно приниженном положении: вместо прежнего статуса фригольдера ему здесь пришлось довольствоваться лишь положением арендатора чужой земли. Одновременно остро сказались и финансовые трудности (молва объясняет их экстравагантностями его молодости). По слухам, в это время Кромвель серьезно подумывал об эмиграции в североамериканскую колонию Новую Англию, являвшуюся прибежищем для многих истых пуритан, подвергавшихся гонениям на родине или просто не приемлевших господствовавших в стране распорядков. В дополнение ко всему он оказался в конфликте с королевской волей; на этот раз — за отказ приобрести, за плату разумеется, рыцарское звание, повлекший за собой штраф в 10 фунтов стерлингов. Очевидно, речь шла не о денежной стороне этого требования, а о принципе. Кромвель хорошо помнил школу парламента 1628-1629 годов — сопротивляться всеми силами попыткам короны пополнять казну в обход парламента.
     Наступила полоса тяжелого духовного кризиса Кромвеля. По ночам его терзают предчувствия адских мук, в холодном поту он вскакивает с постели, кричит, падает… Сознание своей греховности опаляет Кромвеля изнутри и меняет его поведение. Он становится серьезнее, сосредоточеннее. Его дом постепенно становится пристанищем для преследуемых пуритан. В саду, в большом сарае он устраивает молельню — там они собираются, проповедуют, спорят, распевают псалмы. К тридцати трем годам в Кромвеле завершается начертанный Кальвином процесс обращения. Беспощадный суд над собой, скорбь и терзания от собственной греховности, раскаяние, надежда и, наконец, уверенность в спасении приводят Кромвеля к осознанию своей святости, своей избранности Богом для великих дел. Смысл жизни своей он отныне осознает как служение справедливости.

Начало гражданской войны.

     В период беспарламентского правления Карл I нажил себе множество врагов, обложив непомерными поборами все слои общества. Пользуясь королевскими прерогативами, оставшимися еще от Средневековья, он требовал уплаты «корабельной подати» (1635), штрафовал дворян (в том числе и Кромвеля), если те отказывались принимать титул рыцаря, взимал т.н. «добровольные приношения» и увеличил подати. Карл делал все это, поскольку без согласия парламента он не имел права облагать население новыми налогами. Дальней его целью было обеспечить финансовую независимость королевской власти и ввести по всей стране «церковное единообразие». Последнее оттолкнуло от Карла как реформаторов-пуритан, так и многих из числа дворян и горожан. В 1638 году Карл развязал войну против своих шотландских подданных (по праву престолонаследия он был королем как Англии, так и Шотландии), потерпев неудачу в попытке навязать им молитвенник, аналогичный использовавшемуся в Англиканской церкви. Пресвитериане-шотландцы, усмотрев в этом угрозу своему вероисповеданию, восстали, и король был вынужден созвать парламент, чтобы запросить у него денег на войну.
     Парламент собрался весной 1640 года, Кромвеля вновь избрали в палату общин (от Кембриджа). Большое количество претензий к королю, накопившихся за 11 лет беспарламентного правления, настроило лидеров палаты общин на агрессивный и несговорчивый лад. Кромвель сразу же зарекомендовал себя как воинствующий пуританин, неизменно поддерживая критиков государственной церкви и правительства.
     Этот так называемый «Короткий парламент» (13 апреля — 5 мая 1640) был вскоре распущен, однако летом 1640 года шотландцы вновь разбили Карла и, что унизительнее всего, заняли северные области Англии.

 

Граф Страффорд — соратник Карла I, лорд-наместник Ирландии
Карл обратился за помощью к новому парламенту, собравшемуся осенью 1640 года, причем Кромвель снова был избран в него от Кембриджа. «Долгий парламент» (3 ноября 1640 — 20 апреля 1653) отверг политику короля и обязал его отказаться от многих прерогатив. Парламент настоял на взятии под стражу архиепископа Лода, он приговорил к смерти и отправил на плаху графа Страффорда, одного из наиболее близких к Карлу I людей, в 1633-1639 годах лорда-наместника в Ирландии. Кромвель был также избран в Долгий парламент, он переезжает в Лондон. Первое выступление его в палате общин — это требование свободы арестованному за распространение пуританской литературы Джону Лилберну. Речь его возымела действие, и Лилберна с другими узниками вскоре отпустили на свободу. В другой раз Кромвель выступил против привилегий епископов настолько страстно и резко, что его заставили извиниться за непарламентский язык. Палата общин приняла состоявшую из 204 пунктов «Великую ремонстрацию», в которой были выражены неприятие правительственного курса и недоверие королю. Кромвель голосовал за «Великую ремонстрацию» с величайшим энтузиазмом, заявив, что, если бы она не прошла, он уехал бы из Англии навсегда. Когда в 1641 году в Ирландии началось восстание против англичан, парламент решился на беспрецедентный шаг, потребовав для себя права назначать всех королевских министров и высшее командование армии. Выведенный из себя король совершил попытку лично арестовать пятерых лидеров парламента по обвинению в измене. Когда это ему не удалось, Карл I покинул Лондон (10 января 1642), чтобы собрать своих сторонников на севере Англии. Палата общин в свою очередь ввела в стране военное положение и отправила членов парламента по их избирательным округам для установления контроля над местными арсеналами и ополчением. По прибытии в Кембридж Кромвель овладел замком, арестовал капитана отряда графства и помешал колледжам отослать королю часть серебряной утвари в качестве пожертвований.
     С этого времени Кромвель, которому минуло уже 40 лет и никаким военным опытом он не обладал, выдвинулся на передний край — и как военный организатор, и как лидер пуританского движения. Он прославился своими радикально пуританскими взглядами в «Долгом парламенте», выступая за полное упразднение епископата, а по всей восточной Англии был известен как борец за право церковных общин избирать как своих священников, так и те формы религиозной жизни, которые устраивают данную общину.

Кромвель-полководец.

     С началом гражданской войны между парламентом и королем Кромвель вступает в парламентскую армию в чине капитана начинает собирать отряд кавалеристов среди своих земляков в Хантингдоне и Кембридже. В сентябре 1642 года у него в отряде уже 60 добровольцев. Этот отряд участвует в первых битвах, и Кромвель видит, что для победы над королем нужна совсем иная армия, дееспособная, сплоченная, воодушевленная высоким идеалом. Он набирает в свой отряд честных пуритан, ненавидящих королевский произвол и готовых сложить голову за правое дело. Оливер сам обучает новобранцев быстро заряжать мушкет, правильно держать пику, перестраивать ряды, слушаться команды. Он учит их безоговорочному подчинению слову командира и беспощадности в бою. К январю 1643 года парламент жалует Кромвелю чин полковника. Свой полк он разбивает на отряды и во главе каждого ставит командира — извозчика, сапожника, котельщика, корабельного шкипера. Это неслыханно для тех времен: командирами всегда назначались люди из высших сословий. Но Кромвель непреклонен. К марту 1643 года полк насчитывает уже около двух тысяч всадников.
     Самое ужасающее впечатление на роялистов производило то, что кромвелевские солдаты перед началом боя в полной боевой готовности пели псалмы. В начале 1644 года Кромвель получает чин генерал-лейтенанта.

 

Оливер Кромвель победно шествует по стране
Второго июля 1644 года на вересковой пустоши Марстон Мур, в пяти милях южнее Йорка, он одерживает блестящую победу над войсками Карла I. Кромвель командовал кавалерией, сражаясь бок о бок с шотландцами и с северной армией, во главе которой стояли лорд Фердинанд Ферфакс и его сын Томас (1612-1671). Численное преимущество оказалось тогда на стороне сил парламента, и королевская армия, которой командовал племянник Карла I принц Руперт, была разбита Более трех тысяч роялистов пали убитыми, полторы — взяты в плен, захвачено сто знамен, вся артиллерия, обозы и снаряжение. Через несколько дней сдался Йорк.
     Но победы Кромвеля как будто не радуют командование армией, которое затягивает войну, боится решительных действий. Да и парламент заражен трусостью и равнодушием, Кромвель убеждает, настаивает, требует решительного сражения. Он уверен в правоте своего дела. В конце ноября он едет в Лондон и выступает в парламенте, где открыто обвиняет главнокомандующего армией графа Манчестера в трусости и предательстве. Он требует реорганизации армии и смены командования. И добивается того, что палата общин принимает «Акт о самоотречении», членам парламента запрещается занимать высшие армейские должности. Это значит, что все те, кто затягивал войну, автоматически лишаются своих постов в армии. Все, кроме самого Кромвеля. Для него, учитывая его военные заслуги, парламент делает исключение. И принимает решение о создании регулярной парламентской армии — Армии нового образца.
     14 июня 1645 года эта армия под командованием Кромвеля наносит последнее сокрушительное поражение войскам короля. Кромвель писал в донесении спикеру нижней палаты: «Сэр, после трех часов упорного боя, шедшего с переменным успехом, мы рассеяли противника, убили и взяли в плен около пяти тысяч, из них много офицеров. Также было захвачено двести повозок, то есть весь обоз, и вся артиллерия. Мы преследовали врага за Харборо почти до самого Лестера, куда бежал король…»
     После окончания гражданской войны победоносный Кромвель приобрел в стране огромный авторитет, а его армия стала грозной силой. Это пугает пресвитерианский парламент. Он предпочитает договориться с плененным королем, а армию расформировать или послать на усмирение мятежной Ирландии. В ответ на это в армии начинается движение левеллеров — политических уравнителей. Летом 1647 года отряд корнета Джойса захватывает и перевозит в армейскую ставку плененного короля. Еще немного — и армия совсем выйдет из повиновения. Кромвель покидает Лондон и едет в расположение армии. И когда видит, что брожение там достигло наивысшего накала, что армия готова идти на Лондон и взять власть в свои руки, он переходит на ее сторону и шестого августа 1647 года во главе ее вступает в Лондон.

Конфликт парламента и армии.

     Все это время Кромвель сохранял за собой место в парламенте и появлялся там, как только представлялась возможность. В 1644 году он сыграл ключевую роль в принятии Билля о самоотречении, в соответствии с которым члены парламента, занимавшие командные посты в армии, должны были уйти с них, с тем чтобы в армию могла влиться новая кровь. Это открывало дорогу для назначения главнокомандующим аполитичного Томаса Ферфакса. Кромвель был готов сложить свои командирские полномочия, однако, уступив настояниям Ферфакса, остался, чтобы принять участие в битве при Нейзби. Кромвель не преуменьшал свои дарования, но на протяжении всей жизни приписывал победы Вседержителю.

 

Томас Ферфакс — главнокомандующий в армии Кромвеля
Именно свойственная Кромвелю в высшей степени самостоятельная, глубоко личная пуританская вера побудила его поднять оружие против короля и вдохновляла в битвах. Когда заключался союз с шотландцами, по которому в обмен на помощь в борьбе с роялистами пресвитерианство распространялось на всю Англию, Кромвель оговорил гарантии свободы вероисповедания себе самому и своим друзьям-индепендентам. Но на первых порах он предоставил право определять будущую форму государственного устройства гражданским руководителям парламента, в большинстве своем пресвитерианам.
     Однако обнаружилось, что палата общин (покинутая сторонниками короля еще в начале войны) и жалкие остатки палаты лордов стремятся навязать жесткую пресвитерианскую структуру всей Англиканской церкви и распустить по домам солдат Ферфакса, в большинстве своем индепендентов, не выплатив им сколько-нибудь удовлетворительного вознаграждения за службу. Поначалу Кромвель, как член парламента и человек, пользовавшийся огромным авторитетом в армии, пытался выступить в роли посредника между парламентом и солдатами, но в конечном счете был вынужден сделать выбор, связав свою дальнейшую судьбу с армией. Он приложил немалые усилия к тому, чтобы достичь соглашения с королем, которого шотландцы передали как пленника парламенту в феврале 1647 года, прежде чем их войска покинули Англию. Кромвель не возражал против объявления пресвитерианской церкви государственной церковью, однако настаивал на том, чтобы вне ее было позволено существовать пуританским сектам (индепендентам). Ведя от лица армии переговоры с парламентом и королем относительно послевоенного устройства, Кромвель неизменно проявлял неуступчивость в этом вопросе. В то же время он действовал в качестве посредника внутри самой армии, пытаясь убедить радикалов, желавших ввести демократическую республику, что для столь революционных преобразований еще не настало время. Его собственная программа подразумевала установление конституционной монархии с парламентом, выражающим интересы средних слоев, и церковью, проявляющей терпимость к другим вероисповеданиям.
     Но покончить с монархией, как требуют некоторые горячие головы, Кромвель еще не готов. Он начинает переговоры с Карлом, за что левеллеры объявляют его предателем. 28 октября — 11 ноября в Петни, предместье Лондона, Кромвель председательствует на заседаниях Совета армии при обсуждении проектов новой конституции. Споры становятся все ожесточеннее, Кромвель то предлагает остановиться на время, чтобы обратиться вместе к Богу и попросить у него помощи, то убеждает, что республика означает распад, гибель нации, хаос и разорение. А когда споры окончательно заходят в тупик, он распускает Совет армии и приказывает его участникам немедленно вернуться в полки к исполнению своих обязанностей. 15 ноября на армейском смотре в Уэре, где левеллеры попытались вновь выдвинуть свои требования, он в ярости поднимает коня на дыбы и с обнаженной шпагой врезается в ряды непокорных солдат. Четырех зачинщиков по его приказу хватают, их приговаривают к смертной казни. Остыв, Кромвель соглашается расстрелять только одного — на кого падет жребий.

Национальный архив | Гражданская война | Каким правителем был Оливер Кромвель?

Ключевые даты

Декабрь
1653
Кромвель стал лордом-протектором. Он правил с Государственным советом, избранными им советниками.
Сентябрь
1654
Первый парламент Кромвеля собрался. Депутаты были вынуждены присягнуть ему на верность или уйти в отставку. В то же время Кромвель прилагал большие усилия для достижения того, что он называл «исцелением и урегулированием».Это означало справедливое и эффективное правительство для всех.
Ноябрь
1654
Кромвель ввел акциз (налог на все товары, купленные и проданные). Это не было одобрено парламентом.
Январь
1655
Кромвель распустил свой первый парламент и правил без парламента.
Август
1655
Кромвель установил военное правление в Британии. Он назначил одиннадцать генерал-майоров для управления страной. Этот подход оказался неудачным и непопулярным.
Сентябрь
1656
Парламент Второго Протектората собрался, но только после того, как 100 депутатов, выступавших против Кромвеля, были запрещены.
Январь
1657
Кромвель согласился положить конец системе генерал-майоров.
Март
1657
Депутаты предложили новую систему для правительства в «Скромной петиции и совете». Многие депутаты и сторонники Кромвеля призывали его сделать себя королем. Кромвель отказался от короны, но был утвержден в качестве лорда-протектора.
Февраль
1658
Кромвель распустил парламент после новых споров с депутатами.
Сентябрь
1658
Кромвель умер. Его сын Ричард стал лордом-протектором, но был вынужден уйти в отставку в мае 1659 года. Парламент пригласил Карла II (сына Карла I) вернуться, чтобы восстановить монархию. Это известно как «Реставрация».

Начало страницы

Кромвель как лорд-протектор

Кромвель был выдающейся личностью. Большую часть времени он, казалось, разрывался в двух направлениях.

  • Он хотел, чтобы хорошие протестанты могли свободно поклоняться Богу так, как они считали правильным. Он не заставлял людей каждое воскресенье ходить на службу в англиканскую церковь, как это делал Карл I. С другой стороны, он был чрезвычайно жестким по отношению к тем, кто, по его мнению, мог представлять угрозу для протестантской церкви Англии.
  • Он и многие другие пуритане (протестанты, желавшие простой и строгой религиозной жизни) хотели сделать Англию более благочестивой. Этим они хотели, чтобы население было религиозным, имело хорошие манеры, было трезвым, избегало шумных развлечений и так далее. Это оказалось крайне непопулярным среди многих простых людей. Это одна из причин, по которой Кромвель имел репутацию несчастного человека, хотя на самом деле Кромвель любил хорошую шутку!
  • Кромвель верил в важность парламента и изо всех сил старался работать с депутатами.С другой стороны, он дважды распускал парламент во время своего правления и часто спорил с депутатами.
  • Власть Кромвеля опиралась на поддержку армии, и он хотел работать с парламентом над принятием законов. Кромвелю пришлось постараться, чтобы депутаты и армия были довольны. Однако депутаты и армия часто расходились во мнениях. Депутаты не любили армию и высокие налоги, необходимые для ее оплаты. Лидеры армии, как правило, были политическими и религиозными радикалами, придерживавшимися крайних взглядов. Они не доверяли депутатам, многие из которых вернули бы Карла I к власти после первой Гражданской войны.
  • Кромвель был могущественным, как король. Однако когда ему предложили трон в 1657 году, он отказался от него.

К началу страницы

Кромвель после его смерти

Возможно, наиболее трудным для понимания Кромвеля является то, что случилось с ним после его смерти. Когда Кромвель умер в 1658 году, не было действительно сильного кандидата, который мог бы его заменить. Его сын Ричард ненадолго стал лордом-протектором, но он не подходил для этой должности. В конце концов командующие армией и члены парламента решили попросить Карла II вернуться королем в 1660 году.

Карл II обвинил Кромвеля в смерти своего отца. Он вытащил тело Кромвеля из могилы и повесил его, как обычного преступника. Затем он взял голову Кромвеля и насадил ее на пику. Нападению подверглось не только тело Кромвеля. Таковы были его характер и его репутация правителя. Многие исторические источники о Кромвеле написаны людьми, знавшими Кромвеля до 1660 г., но писавшими после 1660 г. и имевшими личные причины критиковать его. Это означает, что мы должны быть очень осторожны с тем, что говорят о нем источники того периода.

К началу страницы

Узнать больше

Ассоциация Кромвеля
http://www.olivercromwell.org/

Интернет-выставка Cromwell
http://www.lib.cam.ac.uk/exhibitions/Cromwell/gallery/gallery.htm

Оливер Кромвель
http://www.bbc.co.uk/history/historic_figures/cromwell_oliver.shtml

XVII век: война
http://www.channel4.com/history/microsites/H/history/war/

Оливер Кромвель – План курсовых работ
http://www. cromwell-intl.com/oliver/
Этот американский сайт забавен, если вы знаете что-то о Кромвеле. Он предназначен для того, чтобы учащиеся не могли просто копировать и вставлять материалы из Интернета, не читая материал, так как в нем есть несколько преднамеренных ошибок!

К началу страницы

BBC — History — Британская история в деталях: Оливер Кромвель

Солдат (1642 — 1651)

Учитывая отсутствие предыдущего военного опыта, военный взлет Кромвеля был впечатляющим: капитан в 1642 г., полковник в начале 1643 г., командующий кавалерией второй по значимости региональной армии к концу года, генерал-лейтенант Новой Модель 1645-9 и лорд-генерал для кампаний в Ирландии (1649-50) и Шотландии (1650-1651).В 1642–1644 годах он помог поставить Восточную Англию под полный парламентский контроль и неустанно работал над созданием наиболее эффективной и гибкой гражданской структуры поддержки в стране, обеспечив приток денег и припасов для своих войск. Он принял участие в пяти из десяти крупных сражений, двигая свои войска на запад до Ньюбери и на север до Йорка. Его роль в величайшей из побед при Марстон-Мур в июле 1644 года была решающей.

В 1645-1646 годах он снова играл жизненно важную роль в планировании кампаний и на крупных полях сражений, поскольку Новая Модель систематически уничтожала оставшиеся армии роялистов в Нейсби в Нортгемптоне в июне 1645 года, в Лэнгпорте в Сомерсете месяцем позже, а затем в беспощадная серия осад крепостей роялистов.Он не был военным новатором или блестящим тактиком, но обладал необычайной способностью вселять в своих людей веру в себя, делиться с ними своим собственным абсолютным убеждением в том, что Бог был с ними и желал им победы; и он безжалостно и безжалостно добивался того, чтобы им платили и кормили лучше, чем другим армиям, даже если это означало некоторые спорные реквизиции припасов. В 1647 году он изо всех сил пытался сохранить единство армии перед лицом как попыток парламента распустить ее до того, как было достигнуто политическое соглашение с побежденным королем, так и радикальных попыток устранить монархию и установить конституцию, которая способствовала бы крупному перераспределению власти. богатства и социальной и экономической власти.В 1648 году Карл I попытался отменить свое поражение в Первой гражданской войне, заключив новый союз с шотландцами и призвав к восстанию бывших роялистов и разочарованных парламентариев. Столкнувшись с восстанием по всей Британии, Новая Модель разделилась, и Кромвель взял на себя львиную долю работы, подавив крупное восстание в Южном Уэльсе, разгромив силы вторжения шотландцев в Престоне, а затем умиротворив Йоркшир.

Летом 1649 года Кромвель был послан в Ирландию с двумя целями: поставить ее под прочный английский контроль; контролировать конфискацию земли всех «мятежников» — в результате почти сорок процентов земли Ирландии было перераспределено от католиков, родившихся в Ирландии, к протестантам, родившимся в Британии.Его первой целью был город Дроэда к северу от Дублина, который он штурмовал и захватил. Во время штурма было убито около 2500 человек, в основном с оружием в руках, и еще несколько сотен — все офицеры, все католические священники и монахи, каждый десятый простой солдат — были убиты, многие забиты до смерти. Это было в соответствии с законами войны, но выходило далеко за рамки того, что делал любой генерал в Англии. Затем Кромвель устроил более грязную резню в Уэксфорде. После этого большинство городов сдалось при его приближении, и он скрупулезно соблюдал статьи о капитуляции и щадил жизни солдат и мирных жителей.Это было и остается спорным завоеванием. Но, с английской точки зрения, это сработало. Летом 1650 года он вернулся в Англию и был отправлен в Шотландию, где Карл II был провозглашен и коронован как король Британии и Ирландии. В кампании, такой же безжалостной, но менее жестокой, он уничтожил королевские армии и установил военную оккупацию низменностей и запада, которая продлилась до 1660 года. В сентябре 1651 года он вернулся с триумфальным вступлением в римском стиле в Лондоне. Один иностранный посол, наблюдавший за происходящим, предсказал, что вскоре он станет королем.Он был почти прав.

ОЛИВЕР КРОМВЕЛЬ И ПРОТЕКТОРАТ на JSTOR

Абстрактный

Часто говорят, что если бы Оливер Кромвель прожил дольше, пуританская революция могла бы выжить. Считается, что монархический компонент протекторатного правления и попытки протектора расширить базу своего режима сигнализируют о возвращении к нормальности и, следовательно, к стабильности. Это настроение контрастировало с самоуничтожением революции в течение двух лет после смерти Кромвеля, периодом сумеречной анархии, который мог положить конец только реставрации Стюартов.Эта интерпретация имеет свои точки зрения, но она обманчиво односторонняя. У протектората были слабости, которые он так и не преодолел. Ему не удалось пережить свои истоки в военных переворотах 1653 года. Эти эпизоды оскорбили принципы гражданского правления и верховенства парламента, которые пользовались широкой поддержкой, но были затемнены «ревизионистской» тенденцией парламентской истории. Хотя он стремился к «исцелению и урегулированию», защитник мало исцелял и ничего не урегулировал. Его попытки добиться общественного мнения не увенчались успехом.В той мере, в какой он добился ее согласия или терпимости, достижение зависело от его готовности подчиниться принципам правления, которые нарушил его захват власти. Это было условие, которое он не мог или не хотел выполнить. К концу его жизни военное препятствование гражданскому и парламентскому правлению парализовало его режим и углубило разногласия между гражданскими и военными устремлениями, что вскоре привело к свержению его преемника и уничтожению всех последующих мимолетных режимов.

Информация о журнале

Труды Королевского исторического общества, постоянно издаваемые с 1872 года, включают документы, читаемые перед ведущим научным обществом историков Соединенного Королевства. Статьи охватывают все аспекты истории и, как правило, более содержательны и содержательны, чем стандартные журналы.

Информация об издателе

Издательство Кембриджского университета (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии. Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Ричард Кромвель уходит с поста лорда-протектора

Еще с его времен считалось, что Ричард Кромвель не был таким человеком, каким был его отец, что, возможно, было неплохо. Родившийся в 1626 году, он оставался в тени после окончания Гражданской войны, казни Карла I и основания Содружества. После женитьбы в 1649 году он спокойно жил среди дворянства Хэмпшира, наслаждаясь охотой и загородными занятиями, выступая в качестве магистрата и время от времени играя второстепенную роль в местном правительстве. Его отец критиковал его за «безделье» и любовь к хорошей жизни, из-за чего он влез в долги. Ему было 27, когда его отец стал лордом-протектором Содружества в конце 1653 года.

Ричард был теперь избран в Палату общин в качестве члена от Хэмпшира, но он не принимал заметного участия в парламенте. Однако в соответствии с новой конституцией страны Оливер Кромвель должен был назвать своего преемника, и с 1657 года он начал больше привлекать внимание общественности к своему сыну. Ричард был назначен в новую вторую палату парламента и в Государственный совет, оба из которых он добросовестно посещал.Назначил ли Оливер Ричарда своим преемником или нет, неизвестно, но он серьезно заболел в 1658 году, и когда он умер в сентябре, совет решил, что Протектор назначил Ричарда своим преемником и единогласно объявил «лорда Ричарда Кромвеля». глава государства.

Говорят, что ключевую роль в этом решении сыграл госсекретарь Оливера Джон Терло, но почему совет принял его, неизвестно. Возможно, дело было именно в том, что 32-летний Ричард не был той доминирующей фигурой, какой был его отец, и не был военным. К всеобщему удовлетворению он был провозглашен лордом-протектором по всей стране. Как выразился Джон Терло: «Нет собаки, которая бы виляла языком, в таком великом спокойствии мы находимся».

Затишье длилось недолго. В любом случае Содружество, вероятно, к этому времени было на последнем издыхании. Это было крайне непопулярным, режим был по уши в долгах, и между армией и парламентом образовалась пропасть. Тот факт, что у Ричарда было мало или совсем не было военного опыта, а также отсутствие у него показного благочестия, не пошли ему на пользу многим офицерам в армии, где он теперь официально был главнокомандующим.По мнению некоторых наблюдателей, в совете развернулась борьба за власть между теми, кто поддерживал военных, и Терло, а также теми, кто этого не делал. Парламент был созван на январь 1659 года, и там разгорелся тот же конфликт, когда военные опасались, что большинство в палате общин сократит численность армии, а также лишит религиозную свободу.

По словам Терло, в марте велась «много закулисных работ», чтобы «разочаровать армейских офицеров». Ситуация ухудшилась, поскольку парламент отказался голосовать за более высокие налоги, необходимые для поддержки армии в ее нынешнем размере, и отказался освободить заключенных квакеров.Когда палата представителей приняла меры по сокращению и реорганизации армии и установлению более жесткого контроля над ней, старшие офицеры потребовали, чтобы протектор отправил парламент в отставку. Ричард отказался, и офицеры угрожающе сосредоточили войска в Вестминстере. Ричард уступил и распустил парламент рано утром 22 апреля.

Формально он оставался Защитником, но армия взяла власть в свои руки, и, несмотря на внешнее уважение, Ричард, похоже, жил под домашним арестом во дворце Уайтхолл.Армия вызвала оставшихся в живых членов старого парламента Рэмпа обратно в Вестминстер, и 14 мая большая печать Ричарда как протектора была официально уничтожена в Палате общин. Приняв предложение парламента относиться к нему с уважением, выплатить его долги в размере около 30 000 фунтов стерлингов (что эквивалентно почти 4 миллионам фунтов стерлингов на сегодняшний день) и предоставить ему пенсию, он официально ушел в отставку в письме, которое, возможно, было ему продиктовано. Пообещав поддержать новый режим, он написал, что «я верю, что моя прошлая карета до сих пор демонстрировала мое согласие с Волей и расположением Бога, и что я люблю и ценю мир этого Содружества намного выше моих собственных интересов».

Недобрые прозвища — «Поваленный Дик» и «Королева Дик» — не смогли понять, насколько безвыходным было положение Ричарда. Теперь он удалился в Хэмпшир. Новый режим не смог выплатить ни его долги, ни пенсию, и когда в следующем году Карла II снова приветствовали на троне к всеобщему ликованию, Ричард отправился в изгнание за границу, возможно, в большей степени, чтобы избежать своих кредиторов, чем режим Стюартов, который не пытался беспокоить его. Он вернулся в Англию примерно через 20 лет. Его жена к тому времени умерла, и остаток своей долгой жизни он провел незаметно в разных квартирах, пока не умер в возрасте 85 лет в Чесханте в Хартфордшире в 1712 году.

с несколькими транзакциями с того времени.

Автор: Кромвель, Оливер, 1599–1658 гг.
Заголовок: Копия письма Его Превосходительства лорда-генерала Кромвеля, направленного членам парламента с призывом взять на себя доверие правительства этого государства: которое началось в понедельник, четвертого июня 1653 года, в назначенный день. письмом с вызовом его превосходительства лорда генерала.Кромвеля за встречу с этими джентльменами: с несколькими сделками с того времени.
Права/Разрешения: Библиотека Мичиганского университета предоставляет доступ к этим напечатанным на клавиатуре и закодированным изданиям произведений для образовательных и исследовательских целей. Считается, что эти транскрипции являются общественным достоянием в Соединенных Штатах; однако, если вы решите использовать любую из этих транскрипций, вы несете ответственность за собственную юридическую оценку и получение любого необходимого разрешения. Если у вас есть вопросы о коллекции, пишите на [email protected] Если у вас есть сомнения по поводу включения элемента в эту коллекцию, свяжитесь с [email protected] Это заявление не распространяется на какие-либо изображения страниц или другие дополнительные файлы, связанные с этой работой, которые могут быть защищены авторскими правами или другими лицензионными ограничениями. Пожалуйста, перейдите на http://www.textcreationpartnership.org/ для получения дополнительной информации.
Источник печати: Копия письма Его Превосходительства лорда-генерала Кромвеля, направленного членам парламента с призывом взять на себя доверие правительства этого государства: которое началось в понедельник, четвертого июня 1653 года, в день назначен повесткой от его превосходительства лорда генерала.Кромвеля за встречу с этими джентльменами: с несколькими сделками с того времени.
Кромвель, Оливер, 1599–1658 гг.
Лондон: Напечатано М.С. для Тхо. Дженнер …, 1656.
Условия предмета:

Англия и Уэльс. — Парламент.

Великобритания — История — Содружество и протекторат, 1649-1660 гг.

URL-адрес: http://имя.umdl.umich.edu/a35082.0001.001
Как цитировать: Рекомендации по цитированию этого текста см. в разделе Цитирование TCP на веб-сайте Text Creation Partnership.

Оливер Кромвель — Военная история

Введение

Оливер Кромвель родился 25 апреля 1599 года и умер 3 сентября 1658 года. скромная политическая безвестность, чтобы командовать Армией Новой Модели (NMA) и служить лордом-протектором (де-факто монархом) в Междуцарствие 1649–1660. Из семьи среднего дворянина Кромвель привлек внимание, командуя кавалерийским отрядом в парламентской армии Восточной ассоциации, несмотря на небольшой предыдущий военный опыт. Первая гражданская война в Англии (1642–1646) закончилась тем, что Кромвель стал генерал-лейтенантом кавалерии в NMA, который был сформирован в 1645 году путем объединения трех основных армий парламента. Он командовал парламентскими силами, которые разгромили вторгшуюся пророялистскую шотландскую армию Ангагеров в битве при Престоне (1648 г.), фактически положив конец Второй гражданской войне.В 1649–1650 годах он командовал экспедицией в Ирландию, чтобы противостоять союзу католиков Ирландской Конфедерации и английских роялистов. Ирландская кампания привела к окончательному подчинению Ирландии английскому правлению, но жестокая осада и резня в Дроэде и Уэксфорде вызвали огромные споры и длительную враждебность. С последней вспышкой гражданской войны в 1650 году, когда шотландская армия ковенантеров встала на сторону роялистов, Кромвель командовал силами вторжения, которые окончательно победили шотландцев и роялистов в Вустере в сентябре 1653 года. В политическом плане Кромвель доминировал в британской политике, сначала как ведущая фигура в парламенте «Охвостья» 1649–1653 годов, затем как член Государственного совета английского Содружества и, наконец, как лорд-протектор. Возмущенный неспособностью парламента решить вопрос о выборах и религиозном урегулировании, Кромвель возглавил государственный переворот, который распустил «Охвостье» в апреле 1653 года. установил Протекторат.Кромвель занял пост главного исполнительного директора в качестве лорда-протектора, но позже отказался от титула короля. По сути, правление NMA развивалось по мере того, как лидеры Протектората пытались установить более строгий политический и религиозный контроль. Но после естественной смерти Кромвеля в сентябре 1658 года его преемник и сын Ричард Кромвель не смог сплотить различные фракции; к началу 1660 года монархия вернулась с Реставрацией при короле Карле II. Будучи глубоко религиозным человеком, верившим, что его действиями руководит Бог (или «провиденциализм», согласно которому Бог активно руководит мирскими событиями и действиями через избранных лиц), Кромвель не может быть четко отождествлен с какой-либо одной сектой или ветвью протестантизма. Похоже, он был в основном связан с пуританством и отстаивал необходимость «благочестивой реформации» страны. Хотя его агрессивная внешняя, торговая и колониальная политика подвергалась критике после Реставрации, она определила динамику подъема Британской империи. В 19 веке «виггские» историки защищали Кромвеля и его роль в неизбежной эволюции от феодальной монархии к современной конституционной демократии. Таким образом, несмотря на то, что Кромвель подвергался критике после Реставрации как злой военный диктатор и религиозный фанатик, в наше время он стал положительной фигурой.

Журналы

В академических журналах продолжаются оживленные дебаты о влиянии Кромвеля на британские гражданские войны и английскую революцию 17 века. В частности, три журнала — English Historical Review , Journal of British Studies (JBS) и Albion — обычно предоставляют наиболее обширные комментарии. Однако многие более широкие исторические журналы иногда также затрагивают вопросы, касающиеся Кромвеля или того периода. Исторический журнал посвящен не только британской истории, но и темам европейской и мировой истории. История сегодня и Прошлое и настоящее в большей степени ориентированы на более широкую аудиторию и посвящены различным социальным, экономическим и культурным вопросам, в то время как Журнал военной истории и Война и общество посвящены военным и стратегическим вопросам, обычно с точки зрения исторического анализа (хотя и не сосредоточенного на Британии или какой-либо одной области как таковой).

  • Альбион .

    Издается ежеквартально Аппалачским государственным университетом с 1969 по 2005 год в качестве журнала Североамериканской конференции по британским исследованиям (NACBS).

  • Английское историческое обозрение (EHR) .

    Издаваемый шесть раз в год издательством Oxford Journals (Оксфордский университет) с конца 19 века, EHR является старейшим историческим журналом на английском языке. Записи включают научные статьи, обзоры книг и историографии, а также короткие эссе. Идеально подходит для ученых, аспирантов и студентов.

  • Исторический журнал .

    Издательство Cambridge University Press. Исторический журнал посвящен различным аспектам британской, европейской и мировой истории. Исторический журнал традиционно является местом публикации для молодых ученых, стремящихся утвердиться, а также для признанных историков.

  • История сегодня .

    Хотя в основном это популярный исторический журнал, издаваемый с 1951 года, ежемесячный журнал History Today содержит полезные статьи, написанные известными историками и учеными. Хотя издание ориентировано в большей степени на широкую аудиторию, оно предоставляет полезный контекст для военной и политической истории Гражданских войн и кромвельского периода.

  • Журнал британских исследований (JBS) .

    В 2005 году JBS объединился с Albion и теперь продолжает работать под тем же названием. JBS концентрируется на общей британской истории и культуре и представляет статьи, обзоры книг и комментарии. Многие статьи, особенно сильные в политической, военной и конституционной истории, посвящены периоду Кромвеля. Публикуется ежеквартально издательством Чикагского университета.

  • Военно-исторический журнал (JMH) .

    Публикуемый ежеквартально для Общества военной истории Военным институтом Вирджинии, JMH рассматривает все аспекты военной истории как в статьях, так и в обзорах книг.Хотя статьи о британском и кромвельском периодах не сосредоточены на каком-либо конкретном аспекте военной истории, они появляются часто. JMH также содержит обширный обзор новых работ и историографии.

  • Прошлое и настоящее (P&P) .

    Хотя больше внимания уделяется социальной истории, что опровергает ее марксистские корни с момента ее основания в 1952 году, тем не менее, есть полезные статьи о кромвельской эпохе, особенно с точки зрения социальных отношений, причин выбора роялистской или парламентской стороны, влияния гражданской войны. Войны, периоды английской республики и протектората.

  • Война и общество (W&S) .

    Публикуемый Maney Publishing три раза в год с 1980-х годов от имени Университета Нового Южного Уэльса, W&S рассматривает вопросы военной истории и войны в целом с точки зрения взаимодействия между войной и обществом. Также включены некоторые аспекты тактических, оперативных, стратегических и доктринальных статей.

Пользователи без подписки не могут видеть весь контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

13.10: Кромвель и круглоголовые

Условия

Новая модель армии

Армия, сформированная в 1645 году парламентариями во время Гражданской войны в Англии и расформированная в 1660 году после Реставрации. Он отличался от других армий в серии гражданских войн, известных как Войны Трех Королевств, тем, что он был задуман как армия, подлежащая службе в любой точке страны (включая Шотландию и Ирландию), а не привязанная к одной территории. или гарнизон.Его солдаты стали штатными профессионалами, а не ополченцами на полставки.

Круглые головки

Имя, данное сторонникам парламента Англии во время Гражданской войны в Англии. Также известные как парламентарии, они боролись против Карла I Английского и его сторонников, кавалеров или роялистов, которые требовали правления абсолютной монархии и божественного права королей. Их целью было дать парламенту высший контроль над исполнительной администрацией.

Длинный парламент

Английский парламент, просуществовавший с 1640 по 1660 год.Он последовал за фиаско Краткого парламента, который проводился в течение трех недель весной 1640 года и который, в свою очередь, последовал за одиннадцатью годами отсутствия парламента.

одиннадцатилетняя тирания

Период с 1629 по 1640 год, когда король Карл I Англии, Шотландии и Ирландии правил, не обращаясь к парламенту. Король имел право сделать это в соответствии с королевской прерогативой. Его действия вызвали недовольство среди правящих классов, но последствия были более популярны среди простых людей.

Кавальерс

Имя, впервые использованное Круглоголовыми как ругательный термин для более богатых мужчин-роялистов, поддерживающих короля Карла I и его сына Карла II в Англии во время Гражданской войны в Англии, Междуцарствия и Реставрации (1642–ок. 1679). Позже он был принят самими роялистами.

Крупный парламент

 Английский парламент после того, как полковник Томас Прайд 6 декабря 1648 года очистил Долгий парламент от членов, враждебно настроенных по отношению к намерению грандов судить короля Карла I за государственную измену.

Тридцатилетняя война

Серия войн в Центральной Европе между 1618 и 1648 годами. Первоначально война между различными протестантскими и католическими государствами в раздробленной Священной Римской империи постепенно переросла в более общий конфликт, в котором участвовало большинство великих держав.

тоннаж и фунт

Определенные пошлины и налоги впервые взимались в правление Эдуарда II с каждой бочки импортного вина, которое поступало в основном из Испании и Португалии, а также с каждого фунта веса товаров, экспортируемых или импортируемых.Традиционно парламент даровал его королю на всю жизнь до правления Карла I. 90 083

Заявление о праве

Основной английский конституционный документ, определяющий определенные свободы подданных, которые королю запрещается нарушать. Принятый в 1628 году, он содержит ограничения на непарламентское налогообложение, принудительное размещение солдат, тюремное заключение без причины и применение военного положения.

Смерть Елизаветы I в 1603 году привела к восшествию на английский престол ее двоюродного брата, дважды свергнутого короля Шотландии Якова VI, как короля Англии Якова I, создав первый личный союз шотландского и английского королевств.Как король Шотландии, Джеймс привык к слабой парламентской традиции Шотландии, и новый король Англии был искренне оскорблен ограничениями, которые английский парламент пытался наложить на него. Несмотря на напряженность в отношениях между королем и парламентом, миролюбивый нрав Джеймса способствовал установлению относительного мира как в Англии, так и в Шотландии. Однако его сын и преемник, Карл I Английский, не разделял личности своего отца и участвовал в еще более напряженных конфликтах с парламентом.Вера Карла, унаследованная от отца, в то, что власть короны дана Богом и что король не обязан уважать позицию английского парламента, сформировала его правление и привела к политическому кризису, который в конце концов стоил ему его собственная жизнь.

Распустив парламент в 1627 году после того, как он не отвечал требованиям короля и угрожал его политическим союзникам, но не имея возможности собрать деньги без него, Карл собрал новый в 1628 году. Новый парламент составил Петицию о праве, и Карл принял ее. в качестве уступки, чтобы получить его субсидию.Петиция не давала ему права тоннажа и фунта, которые Карл собирал без разрешения парламента с 1625 года. Карл I избегал созыва парламента на следующее десятилетие, период, известный как «личное правление» или «одиннадцать лет». тирания». В этот период нехватка денег определяла политику Чарльза. Прежде всего, чтобы избежать парламента, королю нужно было избегать войны. Карл заключил мир с Францией и Испанией, фактически положив конец участию Англии в Тридцатилетней войне.

Чарльз, наконец, уступил давлению и созвал еще один английский парламент в ноябре 1640 года. Известный как Долгий парламент, он оказался еще более враждебным Чарльзу, чем его предшественник, и принял закон, согласно которому новый парламент должен собираться не реже одного раза в три года. — без приглашения короля, если это необходимо. Другие законы, принятые парламентом, запрещали королю взимать налоги без согласия парламента, а позже передали парламенту контроль над королевскими министрами.Наконец, парламент принял закон, запрещающий королю распускать его без его согласия, даже если истекли три года.

Карл и его сторонники продолжали возмущаться требованиями парламента, в то время как парламентарии продолжали подозревать Карла в желании навязать епископализм и неограниченное королевское правление с помощью военной силы. Через несколько месяцев ирландские католики, опасаясь возрождения протестантской власти, нанесли удар первыми, и вскоре вся Ирландия погрузилась в хаос. В начале января 1642 года Чарльз в сопровождении 400 солдат попытался арестовать пятерых членов Палаты общин по обвинению в государственной измене, но ему это не удалось.
Через несколько дней после этой неудачи, опасаясь за безопасность своей семьи и свиты, Чарльз покинул район Лондона и отправился на север страны. Дальнейшие переговоры путем частой переписки между королем и Долгим парламентом оказались безрезультатными. В течение лета города и поселки заявляли о своих симпатиях к той или иной фракции.

За этим последовала Гражданская война в Англии (1642–1651), которая переросла в серию вооруженных конфликтов и политических махинаций между парламентариями («круглоголовыми») и роялистами («кавалерами»).В первой (1642–1646) и второй (1648–1649) войнах сторонники короля Карла I противостояли сторонникам Длинного парламента, а в третьей (1649–1651) войнах происходили столкновения между сторонниками короля Карла II (сына Карла I). ) и сторонники Охвостья Парламента. Война закончилась победой парламентариев в битве при Вустере 3 сентября 1651 года.

Общий исход войны был тройственным: суд и казнь Карла I, изгнание Карла II и замена английской монархии сначала Содружеством Англии (1649–1653), а затем Протекторатом ( 1653–1659) под личным правлением Оливера Кромвеля.Монополия англиканской церкви на христианское богослужение в Англии закончилась тем, что победители укрепили установившееся протестантское господство в Ирландии. Конституционно войны создали прецедент, согласно которому английский монарх не может править без согласия парламента, хотя идея парламента как правящей власти Англии была юридически закреплена в ходе Славной революции 1688 года.

Битва при Нейсби, автор неизвестен. Победа парламентской армии новой модели над армией роялистов в битве при Нейсби 14 июня 1645 года стала решающим поворотным моментом в гражданской войне в Англии.

Оливер Кромвель первые сорок лет своей жизни был относительно незаметен. Он был глубоко религиозным человеком (независимый пуританин), вступившим в гражданскую войну в Англии на стороне «круглоголовых» или парламентариев. По прозвищу «Старый Айронсайдс» он быстро продвинулся от командира единственного кавалерийского отряда до одного из главных командиров Армии Новой Модели, сыграв важную роль в разгроме сил роялистов. Кромвель был одним из тех, кто подписал смертный приговор королю Карлу I в 1649 году, и он доминировал в недолговечном Содружестве Англии в качестве члена Охвостного парламента (1649–1653).Он был выбран для командования английской кампанией в Ирландии в 1649–1650 годах. Его силы нанесли поражение коалиции Конфедерации и роялистов в Ирландии и оккупировали страну, положив конец войнам Ирландского Конфедерации. В этот период был принят ряд уголовных законов против католиков (значительное меньшинство в Англии и Шотландии, но подавляющее большинство в Ирландии), и значительная часть их земли была конфискована. Кромвель также вел кампанию против шотландской армии между 1650 и 1651 годами.

В апреле 1653 года он силой распустил парламент Румпа, учредив недолговечное назначенное собрание, известное как парламент Бэрбоуна, прежде чем его коллеги-лидеры пригласили его править в качестве лорда-протектора Англии (в которую в то время входил Уэльс), Шотландии. и Ирландия с декабря 1653 года. Как правитель он проводил агрессивную и эффективную внешнюю политику. Он умер естественной смертью в 1658 году, а роялисты вернулись к власти в 1660 году, и они выкопали его труп, повесили на цепях и обезглавили.

Оливер Кромвель работы Сэмюэля Купера (умер в 1672 г.), Национальная портретная галерея, Лондон. Кромвель — одна из самых противоречивых фигур в истории Британских островов, считающаяся цареубийцей, военным диктатором и героем свободы. Однако его меры против католиков в Шотландии и Ирландии были охарактеризованы как геноцид или почти геноцид, а в Ирландии его послужной список подвергается резкой критике.

 

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.