Какие нравственные проблемы поднимает островский в свои люди сочтемся: Какие нравственные проблемы поднимает островский в комедии свои люди

Содержание

Какие нравственные проблемы поднимает островский в комедии свои люди

Пьеса Островского “Свои люди — сочтемся” очень интересна современному читателю. В пьесе автор с присущим ему юмором описывает купеческую среду со своими привычками и стремлениями. Главные герои произведения одновременно недалеки и самонадеянны, упрямы и недальновидны. Каждый из персонажей пьесы заслуживает пристального внимания.

Самсон Силыч Большов, купец, глава семьи, превыше всего озабочен своими денежными делами. Он невежествен и корыстен, именно эти его качества и сыграли с ним злую шутку. Его жена, Аграфена Кондратьевна, представляет собой типичную купеческую жену. Не получившая никакого образования, она, тем не менее, весьма высокого мнения о себе. Аграфена Кондратьевна ведет на удивление примитивную жизнь. Она ни о чем не заботится, не стремится хоть как-то разнообразить повседневную действительность. Она живет только насущными, бытовыми проблемами.

Дочь Олимпиада Самсоновна, или Липочка, на редкость забавна. Она дурно воспитана, необразованна, даже не умеет как следует танцевать. Но вместе с тем она твердо уверена, что заслуживает самого выгодного жениха. Особенно смешны и нелепы рассуждения Липочки о желании выйти замуж за благородного. Приказчик Лазарь Елизарыч Подхалюзин, за которого в результате и выходит замуж Липочка, корыстен, эгоистичен, у него нет ни малейшей благодарности к купцу Вольтову, которому Подхалюзин, можно сказать, обязан всем. Подхалюзин превыше всего ценит свою собственную персону. И в результате добивается того, что для него так важно.

Остальные персонажи дополняют нарисованную автором картину купеческого быта. Среди персонажей есть и бойкая сваха Устинья Наумовна, и стряпчий Сысой Псоич Рисположенский, и ключница Фоминишна, и мальчик Тишка, который служил в доме Большовых. Все герои пьесы одинаково примитивны, в них нет ни малейшего намека на благородство, стремление к прекрасному и возвышенному. Пределом мечтаний для них является обеспечение будничных, повседневных нужд.

Интересны отношения “отцов” и “детей” в данной пьесе. В самом начале произведения читатель получает возможность понаблюдать за ссорой между Липочкой и ее матерью. В дочери не заметно ни •малейшего почтения. Липочка просто и откровенно заявляет: “Вас на то и бог создал, чтобы жаловаться. Сами-то вы не очень для меня значительны!”

Липочка твердо уверена, что она намного воспитаннее и образованнее, чем мать. Конечно, такие заявления со стороны кажутся особенно смешными. Липочка высокомерно говорит: “. вы и сами-то, признаться сказать, ничему не воспитаны”. И тут же она с гордостью хвастается: “А выросла да посмотрела на светский тон, так и вижу, что я гораздо других образованнее. Что ж мне, потакать вашим глупостям!”

Во время ссоры Липочки с матерью они обмениваются нелестными друг для друга характеристиками. Потом, правда, мирятся. В результате Аграфена Кондратьевна обещает купить браслеты с изумрудами. И на этом между ними воцаряется полное согласие. О чем может свидетельствовать такая сцена? Липочка совершенно лишена такого качества, как уважение к старшим. Она равнодушна к своим матери и отцу. Липочка думает только о себе. Она мелочна и глупа Липочка полностью соответствует семейной атмосфере, которая изображена в данной пьесе.

“Отцы” относятся к своим “детям” также с полнейшим равнодушием. Для купца Большова дочь — только средство для увеличения капитала. Первоначально он намеревается выдать дочь замуж за богатого человека. А потом, когда на ум купцу приходит денежная авантюра, которая позволит ему выглядеть в глазах всех вокруг банкротом, оставаясь при этом на самом деле состоятельным человеком, женихом Липочки становится Подхалюзин.

По отношению к дочери купец большое кажется настоящим самодуром. Он держит Липочку взаперти, затем выдает ее замуж исключительно по своему усмотрению. большое уверенно заявляет относительно своей дочери: “За кого велю, за того и пойдет, мое детище: хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю”. Такое отношение к дочери впоследствии дает свои результаты. Липочка становится женой Подхалюзина, благодаря этому вырывается из-под власти своего отца. И уже не желает проявлять к пожилому отцу ни жалости, ни сострадания. большое обращается к Подхалюзину и к Липочке: “Выручайте, детушки, выручайте!”. И в ответ слышит уверения: “Что ж, тятенька, нельзя же нам самим ни при чем остаться. Ведь мы не мещане какие-нибудь”. При этом Липочка упрекает отца: “Я у вас, тятенька, до двадцати лет жила — света не видала. Что ж, мне прикажете отдать вам деньги, да самой опять в ситцевых платьях ходить?”

Такие высказывания “детей” говорят сами за себя. Подхалюзин и его жена не желают выручить своего отца из долговой ямы, они совершенно равнодушны к тому факту, что пожилой человек находится в столь плачевном положении.

В пьесе “Свои люди — сочтемся” показан мир бездуховных людей, в котором каждый живет по собственным законам. И “дети”, взрослея, перенимают отношение “отцов” к жизни, поэтому у них не возникает ни малейшего сомнения в том, как поступить в дальнейшем.

19711 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Доклад на тему осень в музыке
Одиссей описание внешности

Монолог Липочки (начало I действия) в комедии А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся!» как средство характеристики героини

Вопрос экзаменационного билета (билет № 8, вопрос 2)

Монолог Липочки (начало I действия) в комедии А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся!» как средство характеристики героини

«Свои люди — сочтемся» (другое название — «Банкрот»), первая большая комедия Александра Николаевича Островско­го, была написана в 1848 году, читалась автором в присутствии Николая Васильевича Гоголя 3 декабря 1849 года и была напе­чатана в журнале «Москвитянин» в марте 1850 года. Однако к постановке на сцене комедию сразу не допустили, так как цен­зор не усмотрел в ней осуждения безнравственных поступков героев.

Главным героем комедии Островский сделал злостного, умышленного банкрота — купца Самсона Силыча Большова. Драматург анализирует нравственную сторону банкротства Большова и показывает его в отношениях с представителями молодого поколения — дочерью Липочкой и главным приказ­чиком Подхалюзиным. На сцене мы видим семейную жизнь Большовых в тот короткий период, когда банкротство задумы­вается и осуществляется.

Монолог Липочки в первом явлении первого действия ко­медии «Свои люди — сочтемся» композиционно представляет собой часть экспозиции этого драматического произведения. Через его посредство читатель и зритель знакомится с дочерью главного героя комедии и имеет возможность получить первое представление о ее характере и интересах.

В характере Липочки комически сочетаются претензии на образованность и духовная неразвитость. Это с самого начала подчеркиваются контрастом между начальной авторской ре­маркой («сидит у окна с книгой») и первой репликой героини: «Какое приятное занятие эти танцы!»

Весь монолог, занимающий более страницы текста, вертит­ся вокруг танцев и мечтаний Липочки о замужестве. Ее пред­ставления о людях крайне примитивны: «Больше всего не люб­лю я танцевать с студентами да с приказными. То ли дело отли­чаться с военными! Ах, прелесть! восхищение! И усы, и эполеты, и мундир, а у иных даже шпоры с колокольчиками. Одно убий­ственно, что сабли нет! И для чего они ее отвязывают?..»

В эполетах и шпорах Липочка видит высшее проявление мужской привлекательности. А свое обучение танцам рассмат­ривает как необходимую ступень в завоевании благосклонно­сти будущего жениха: «Воображаю я себе: вдруг за меня посва­тается военный, вдруг у нас парадный сговор: горят везде свеч­ки, ходят официанты в белых перчатках; я, натурально, в тюлевом либо в газовом платье, тут вдруг заиграют вальс. А ну как я перед ним оконфужусь! Ах, страм какой! Куда тогда деваться-то? Что он подумает? Вот, скажет, дура необразован­ная!» Но и эти ее претензии не подтверждаются соответствую­щим умением — конец ее монолога отмечен авторской ремар­кой «дурно вальсируя». То есть весь монолог обрамляется авторскими репликами, указывающими на противоречие меж­ду тем, что думает о себе Липочка, и тем, что она представля­ет собой на самом деле.

Этим приемом драматург подчеркивает комизм между пре­тензиями героини и ее реальным внутренним содержанием. Уже из первого монолога Липочки можно составить предвари­тельное мнение о героине, как о недалекой, легкомысленной и нравственно неразвитой особе.

Сочинение: Монолог Липочки (начало I действия) в комедии А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся!» как средство характеристики героини

Оцените пожалуйста этот пост
На этой странице искали :
  • какие нравственные проблемы поднимает островский в комедии свои люди сочтемся
  • какие нравственные проблемы подняты в комедии свои люди сочтемся
  • нравственные проблемы в комедии свои люди сочтемся
  • свои люди сочтемся характеристика героев
  • смысл названия свои люди сочтемся

Сохрани к себе на стену!

Нравственные проблемы в пьесах А. Н. Островского 👍

“Колумб Замоскворечья”. А. Н. Островский хорошо знал купеческую среду и видел в ней средоточие национальной жизни. Здесь широко представлены, по мнению драматурга, все типы характеров.

Написанию драмы “Гроза” предшествовала экспедиция А. Н. Островского по Верхней Волге в 1856-1857-х гг. “Волга дала Островскому обильную пищу, указала ему новые темы для драм и комедий и вдохновила его на те из них, которые составляют честь и гордость отечественной литературы” . Сюжет драмы “Гроза” не стал следствием реальной истории семьи

Клыковых из Костромы, как считали долгое время. Пьеса была написана раньше произошедшей в Костроме трагедии. Этот факт свидетельствует о типичности конфликта между старым и новым, все громче заявлявшем о себе в купеческой среде.

Проблематика пьесы достаточно многогранна.

Центральная проблема – противостояние личности и среды. Проблема противостояния личности и среды раскрывается на основе центрального конфликта пьесы: происходит столкновение “горячего сердца” и мертвенного уклада жизни купеческого общества. Живая натура Катерины Кабановой, романтичная, свободолюбивая, горячая, не в состоянии

терпеть “жестокие нравы” города Калинова, о которых в 3-м явл. 1-го действия повествует Кулигин: “А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. .. Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти.

Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных…” Все беззакония и жестокости совершаются под видом благочестия. Мириться с лицемерием и самодурством, среди которых возвышенная душа Катерины задыхается, героиня не в состоянии. И совершенно невозможен для молодой Кабановой, натуры честной и цельной, принцип “выживания” Варвары: “Делай, что хочешь, только бы шито да крыто было”.

Противостояние “горячего сердца” косности и ханжеству, даже если платой за такой бунт станет жизнь, критик Н. А. Добролюбов назовет “лучом света в темном царстве”.

Трагическое положение ума и прогресса в мире невежества и самодурства. Этот сложный вопрос раскрывается в пьесе посредством введения образа Кулигина, заботящегося об общем благе и прогрессе, но наталкивающегося на непонимание со стороны Диких: “… я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работы надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего”.

Но те, кто имеет деньги, например Дикой, не спешит с ними расставаться, да еще и расписывается в своей необразованности: “Какое еще там елестричество! Ну как же ты не разбойник! Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости Господи, обороняться”.

Невежество Феклуши находит глубокое “понимание” у Кабановой: “Вот у вас в этакой прекрасный вечер редко кто и за вороты-то выйдет посидеть; а в Москве-то теперь гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идет, стон стоит. Да чего, матушка Марфа Игнатьевна, огненного змия стали запрягать: все, видишь, для-ради скорости”.

Подмена жизни по благодатным христианским заповедям на слепое, фанатичное, “домостроевское” православие, граничащее с мракобесием. Совершенно разной предстает религиозность натуры Катерины, с одной стороны, и набожность Кабанихи и Феклуши, с другой. Вера молодой Кабановой несет в себе созидательное начало, исполнена радости, света и бескорыстия: “А знаешь: в солнечный день из купола такой светлый столб вниз идет, и в этом столбе ходит дым, точно облака, и вижу я, бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют. .. Или рано утром в сад уйду.

Еще только солнышко восходит, упаду на колена, молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем плачу; так меня и найдут. И об чем молилась тогда, чего просила, не знаю; ничего мне не надобно, всего у меня было довольно”. Жесткие религиозно-нравственные постулаты и суровый аскетизм, столь чтимые Кабанихой, помогают ей оправдывать свой деспотизм и жестокость.

Проблема греха. С религиозным вопросом тесно связана и тема греха, возникающая в пьесе не единожды. Супружеская измена становится непосильной ношей для совести Катерины, и потому женщина находит единственно для нее возможный выход – прилюдного покаяния. Но самой сложной проблемой становится решение вопроса о грехе.

Большим грехом, чем самоубийство, Катерина считает жизнь среди “темного царства”: “Все равно, что смерть придет, что сама… а жить нельзя! Грех! Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться…”

Проблема человеческого достоинства. Решение этой проблемы напрямую связано с основной проблемой пьесы. Лишь главная героиня своим решением покинуть этот мир отстаивает собственное достоинство и право на уважение. Молодежь города Калинова решиться на протест не в состоянии.

Их моральной “силы” хватает только на тайные “отдушины”, которые каждый находит для себя сам: Варвара тайком уходит гулять с Кудряшом, Тихон пьянствует, как только выходит из-под бдительной материнской опеки. Да и у других персонажей выбор небольшой. “Достоинство” может позволить себе только тот, кто имеет солидный капитал и как следствие – власть, к остальным же можно отнести совет Кулигина: “Что ж делать, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь!”

H. А. Островский охватывает широкий круг нравственных проблем, остро стоявших в современном ему купеческом обществе, причем трактовка и осмысление их выходит за рамки конкретного исторического периода и получает общечеловеческое звучание.

Анализ «Свои люди – сочтёмся» Островский

Одним из ярких примеров драматургической русской литературы считается комедия Александра Николаевича Островского «Свои люди – сочтёмся». В ней автор с присущим ему юмором раскрывает проблематику взаимоотношений в купеческой среде, наделяя своих героев яркими и самобытными чертами. Предлагаем литературный анализ пьесы по плану, который будет полезен ученикам 10 класса при подготовке к уроку литературы.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории

Опыт работы учителем русского языка и литературы - 27 лет.

Краткий анализ

Год написания – 1849 год.

История создания – Пьеса была опубликована в журнале «Москвитянин», и была очень тепло принята в литературных кругах. Однако из-за поднятой тематики произведение оказалось под запретом, и пьесу смогли поставить в театре лишь после смерти императора Николая I.

Тема – Конфликт двух поколений, который происходит в купеческой среде, живущей по принципу «не обманешь – не продашь».

Композиция – Особенность композиции пьесы заключается в отсутствии экспозиции. Завязка – купец Большов занимает крупную сумму денег, его дочь Липочка мечтает о замужестве. Развитие событий – Большов признаёт себя банкротом и все свои деньги переписывает на Подхалюзина, а для упрочнения сделки женит его на Липочке.

Кульминация – отказ Липочки выплачивать долги отца, оказавшегося в долговой тюрьме. Развязка – логический итог – обманщик обманул обманщика.

Жанр – Пьеса. Комедия.

Направление – Реализм.

История создания

Первым серьёзным произведением Александра Николаевича стала пьеса «Свои люди – сочтёмся», написанная в 1849 году. Островский в течение трех лет упорно работал над комедией, название которой менялось на протяжении всего творческого процесса: «Несостоятельный должник», «Банкрот», окончательной же версией стало название «Свои люди – сочтёмся».

Впервые пьеса была опубликована в 1850 году в мартовском номере журнала «Москвитянин». Её появление вызвало большое оживление в литературных кругах России, поскольку молодой автор в ироничной форме поднял серьезные проблемы общества. Неудивительно, что остросоциальная пьеса была запрещена цензурой, а Островский оказался под негласным полицейским надзором.

Лишь после смерти императора Николая I в 1859 году постановка пьесы оказалась возможной, но только при условии более «смягченного» её варианта. Представление комедии на суд публики в оригинальной версии состоялось только в 1881 году.

Тема

Для своего произведения Островский выбрал одну из популярных в 19 веке тем – противостояние двух поколений, «отцов» и «детей». Однако фоном для развития конфликта им был выбран мощный социальный пласт в России – купечество. Сквозь призму взаимоотношений главных героев автору удалось в полной мере раскрыть насущные проблемы общества.

Купеческую среду, в которой царит пошлость и невежество, Островский изображает во всей своей неприглядности. Примечательно, что ни один из главных героев пьесы не вызывает положительных эмоций. Большов отталкивает своей жадностью и тяжелым характером, а его дочь Липочка видит в образовании лишь дань моде и мечтает лишь об одном – удачно выйти замуж и избавиться от гнета отца-самодура.

Видя смысл жизни только в получении наживы и считая абсолютно нормальным жить по принципу «не обманешь – не продашь», Большов сам остаётся у разбитого корыта. Для него страшным ударом становится предательство Липочки, которая отказывается выплачивать его долги и равнодушно оставляет «гнить» в долговой тюрьме.

Основная мысль произведения заключается в простой истине – «что посеешь, то пожнёшь». Невозможно требовать от своих детей быть честными, благородными и душевно чуткими, если сам не обладаешь этими качествами.

Композиция

При анализе композиции пьесы «Свои люди – сочтёмся» следует отметить, что в завязке Островский знакомит читателя с купцом-самодуром Большовым, который занимает крупную сумму денег, но не спешит её возвращать. Его дочь Липочка страстно мечтает удачно выйти замуж, и навсегда покинуть дом, в котором так тяжело живётся под отцовским гнётом.

Развитие действий пьесы сводится к тому, что Большов, не желающий выполнять свои долговые обязательства, решает признать себя банкротом. Он переписывает все свое огромное состояние на приказчика Подхалюзина и выдаёт за него Липочку, чтобы таким образом обеспечить сохранность своего капитала. Большов отправляется в долговую тюрьму, но он не сомневается в том, что Липочка и Подхалюзин вызволят его оттуда.

Кульминация пьесы – решительный отказ Липочки, довольной своей новой жизнью, оплачивать кредиты отца.

В развязке автор подводит итог своей комедии, раскрывая перед читателем главную её идею – обманщик всегда будет обманут другим обманщиком

Жанр

Александр Николаевич отнёс своё произведение к жанру комедии, хотя, по мнению некоторых литературных критиков, оно имеет в себе ряд трагических черт. Направление – реализм.

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Кинозал Рдк-Им-Ги-Невельского

    15/15

  • Нина-Васильевна Сергиевская

    13/15

  • Marina Semenenko

    12/15

  • Заира Магомедова

    10/15

  • Андрей Бордюгов

    10/15

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.7. Всего получено оценок: 71.

Урок kbnthfnehs по пьесе А.Н. Островского «Свои люди – сочтемся!»


Середина XIX столетия была самым плодотворным периодом в русской литературе, в том числе и для драматургии. Одним из известных представителей «золотого века» является А. Н. Островский. В своих произведениях он описывал жизнь мещанства, купечества и дворянства того времени. Анализ пьесы «Свои люди — сочтемся» будет полезен школьникам в 10 классе при подготовке к написанию сочинения.

История создания

«Свои люди — сочтемся» — это первое серьезное произведение автора, которое было написано в 1849 г. Писатель на протяжении 3 лет упорно трудился над пьесой, при этом ее название изменялось в течение всего творческого процесса: «Банкрот», «Несостоятельный должник», но Островский окончательным вариантом выбрал название «Свои люди — сочтемся».

Произведение было впервые издано в 1850 г. в газете «Москвитянин». Афористичность речи, яркость образов, реализм — это то, что привлекало современников в первой комедии Островского. Причем появление этой пьесы вызвало огромное оживление в литературных кругах, так как Александр Николаевич в ироничной форме описал актуальные проблемы общества того времени. Вполне логично, что это произведение цензура полностью запретила, а писатель после находился под негласным надзором полиции.

Постановку пьесы разрешили только после смерти царя Николая Первого в 1859 г., но с условием более «мягкой» ее версии. Комедию полностью представили в оригинальном варианте лишь в 1881 г.

В свое время иллюстрации к книге делали художник Владимир Александрович Тронов и академик Андрей Дмитриевич Гончаров, при этом последний выполнял рисунки к пьесам Островского в течение всего своего творческого пути, развивая эту тему.

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Платонов Еще мама
    В своём произведении Ещё мама Андрей Платонов написал о маленьком мальчике — семилетним Артёме, который первый раз пошел в школу. Рассказ начинается с диалогом между маленьким Артёмом и его матерью — Евдокией Алексеевной.
  • Краткое содержание Распутин Женский разговор
    Откровенный разговор между внучкой и ее бабушкой занимает значительную часть произведения. Главная героиня – непутевая девчонка 16 лет отроду была отправлена к бабушке в глухую деревню, где даже электричество включали по выходным да по праздникам
  • Краткое содержание Платонов Котлован
    Произведение Котлован было начато Андреем Платоновым в 1929 году, после выхода в свет статьи Сталина, которая называлась Год великого перелома. За тему произведения можно взять рождение социализма в городах и деревнях
  • Краткое содержание Платонов В прекрасном и яростном мире
    Героем рассказа Андрея Платонова является молодой и талантливый водитель пассажирского паровоза Мальцев. Этот молодой и амбициозный юноша, которому около тридцати лет, уже занимает должность машиниста высшего класса
  • Краткое содержание Шукшин Живёт такой парень
    Пашка Колокольников, — водитель грузового транспорта, водит машины по Чуйскому тракту. Он открыт миру, приветлив, любит пошутить и всегда помогает людям по мере своих возможностей. Однажды он ехал на фуре со своим напарником Кондратом Степановичем

Комедия «Свои люди — сочтемся» имеет свою четко определенную композицию. В начале комедии мы не видим экспозиции: автор не рассказывает нам краткую предысторию того, о чем будет идти речь в произведении.

Жанр и композиция

Пьеса имеет направление реализм. В ней Островский пытался наиболее достоверно показать окружающую реальность того времени. Созданные автором образы, мысли главных персонажей, их цитаты и действия выглядят очень натурально. Читатель начинает легко верить в то, что указанные в произведении события происходили в действительности. Отдельно нужно выделить литературный язык пьесы: в нем можно найти неприкрытые и живые лестные речи купцов.

Пьеса была специально создана для постановки на сцене театра. Островский использовал юмористичный подход для разоблачения общественных и человеческих пороков. Произведение насыщено множеством комичных обстановок и ситуаций. К примеру, Липочка хвастается своими утонченными манерами при их абсолютном отсутствии, сваха меняет собственное мнение раз в пять минут, а юрист в важных эпизодах беседы все время просит выпить.

В пьесе классическая композиция, в ней четыре действия:

  1. Экспозиция, где читателю представляют описание главных персонажей и предысторию, а также завязку, в которой намечается и в дальнейшем развивается основной конфликт.
  2. Кульминация, где конфликт достигает своего апогея.
  3. Развязка, где конфликт логично заканчивается.
  4. Финал, приводящий все сюжетные линии к завершению и подводящий итог всей пьесы.

В основе произведения находится конфликт безнравственного человека с обществом и непосредственно с судьбой, его противостояние изначально обречено на поражение. Другой особенностью представленной конфликтной ситуации является ее неоднозначность и моральная посредственность, читатель не может четко выделить отрицательных и положительных персонажей, все имеют свои достоинства и недостатки.

Непосредственно название пьесы произносится в самом произведении один раз, эта крылатая фраза кратко описывает общественное положение с господствующими в обществе клановостью, коррупцией и кумовством, что Островский и пытался показать.

Но в комбинации с сюжетом название получает дополнительно и ироничное значение, поскольку во время окончания пьесы оно противоречит само себе. Свои люди в действительности оказываются более жесткими и скупыми, в отличие от чужих. Родная дочка готова была сгноить отца в долговой яме, а зять пожалел его же денег, чтобы выплатить долг.

Сочинение-анализ

За основу комедии легла довольно распространённая ситуация – мошенничество купцов. Самсон Силыч Большов одолжил просто огромную сумму денег, для того, чтобы увеличить свое богатство. Время подошло, чтобы вернуть деньги, однако, он не собирается этого делать.

В это время в Москве было распространенно банкротство. Он захотел провернуть махинацию, где главная роль достается дочке Липочки. Он объявляется себя банкротом и должником. Все, что было у Самсона, он переписал на приказчика Лазаря. Чтобы приказчик не предал Большова, он выдает свою дочь за него замуж.

Самсона отправляют в тюрьму. Лазарь и его дочь должны были заплатить за свободу отца. Мужчина был уверен, что его семья спасет его. Однако, молодые люди решили не тратить деньги на отца, а потратить на себя. В этом эпизоде и проявилось двуличие дочери Самсона.

В начале рассказа девушка с виду очень милая. Однако, становиться ясно, что яблоко от яблони недалеко упало. Девушка винит отца за то, что он держал ее в клетке. Мол, за всю жизнь она даже мира не видела. Она теперь хочет жить в свое удовольствие и девушку не заботит, что родной отец сидит в тюрьме. Она росла в семье, где вранье было привычным делом. Поэтому, Липочка выросла эгоистичной и самовлюбленной.

Подхалозин запросто мог разрушить семейные узы. Раньше он кому-то подчинялся, а сейчас имеет собственное состояние. Всю свою жизнь пень ждал, когда займет место Самсона. Поэтому нет ничего удивительного, что Лазарь не захотел помогать бывшему начальнику.

Дочь ухватила состояние отца и была счастлива. Это не странно и даже не дико, ведь дети, глядя на родителей, становятся такими же. Они становятся безразличны ко всему.

Главный сюжет заключается в эгоистичности и самодурстве героев. Многие из них понимаю, что такое мораль, но не хотят по ней жить. К сожалению, все ищут выгоду только для себя. Общество того времени погрязло во лжи, алчности, цинизме, безразличии ко всему, даже к своим ближним. Конечно же, это категорически неправильно, однако, тогда были другие ценности.

Пьеса Островского « Свои люди» очень полезна и поучительная. Читая ее, мысленно выносишь для себя что-то полезное. В данном случае это то, что никогда не нужно обманывать, чтобы нажиться. Особенно, когда есть дети. Ведь их нужно учить лучшему, чтобы они не повторяли ошибки родителей. Ведь потом сами же родители будут страдать от того, что не доглядели.

Осень всем известна как очень дождливая пора. Не всем приятно после не длительной прогулки приходить домой в промокшей насквозь одежде

  1. Главная мысль
  2. Краткое содержание
  3. Краткое содержание по действиям
  4. Вывод

Краткое содержание

Столичный купец Самсон Большов решает провернуть аферу, чтобы избавиться от бесчисленных долгов — он объявил о своем банкротстве, временно отдав состояние доверенному лицу.

В сообщники Самсон выбрал своего приказчика и старого друга Лазаря Подхалюзина. Он посвящает его в хитроумный план, и тот с ним соглашается, но в действительности хочет обмануть своего покровителя и забрать себе все состояние. Лазарь плетет интриги, пытаясь переманить к себе на сторону стряпчего Рисположенского, тот также помогает Самсону в его махинации, а также сваху Наумовну, чтобы она помешала свадьбе дочке Большова — Олимпиаде, которую любил Подхалюзин.

План Лазаря начинает работать. Помолвка девушки срывается, и Самсон объявил Подхалюзина новым женихом. Дочь закатывает скандал, но будущий супруг говорит ей о том, что все состояние ее отца уже у него. Он соблазняет Олимпиаду, обещая ей огромный дом и дорогие одежды, та соглашается выйти за него замуж.

Через определенное время пара поженилась, они проживают в богатом имении. Лазарь на пике успеха, Большова отправили в долговую тюрьму, а Наумовна и Рисположенский обмануты и прогнаны из дома. Неожиданно появляется Самсон и просит зятя с дочкой помочь ему погасить долги. Ни Подхалюзин, обязанный Большову всем, ни Олимпиада не проявляют к нему сочувствия и выгоняют его. Лазарь все-таки оказался не полностью подлым человеком и отправляется договариваться с кредиторами, надев свой самый негодный костюм, чтобы снизить цену.

Читать краткое содержание Свои люди сочтемся Островского по действиям

Действие 1

Олимпиада Большова, или как ее ласково называют Липочка, достигла возраста, когда самое время подошло выходить замуж. Эта девушка целыми днями просиживает с книгой, глядя в окно, но мысли ее вовсе не о прочитанном, а о танцах.

Олимпиада предается воспоминаниям о бале, который проходил около полутора лет назад. Сейчас ее печалит тот факт, что она растеряла навыки прекрасного танца. И если бы ей пришлось танцевать сегодня, то вышло бы скверно. Она пытается выполнять разные танцевальные па, но ей это занятие не приносит удовольствия.

В следующем эпизоде Александр Островский показывает читателю еще одну героиню – матушку Липы, которую зовут Аграфена Кондратьевна. Матушка журит Липочку за ранние танцы и за то, что она маковой росинки с утра во рту не держала. В итоге этот разговор перерастает в ссору. Главный укор со стороны доченьки Липочки в том, что маманя до сих пор не подобрала ей подходящую партию.

Далее описана истерика Липочки, а главное, Олимпиада не успокоится до той поры, пока не сосватают ее за доброго молодца. Матушка не может смотреть на слезы дочери и приглашает сваху. Сваху зовут Устинья Наумовна. Она приходит шустро и выпивает с матерью Липы, попутно обсуждая разные события.

Устинья Наумовна сетует, что не представляется возможным подобрать Олимпиаде жениха из-за того, что все они не знают, чего хотят. И, самое главное, мать и отец Липы тоже не могут определиться, какого же молодца надо в мужья их единственной любимой доченьке.

Пока идут толки про жениха, приходит Сысой Псоич Рисположенский. Это мелкий служащий, которого некогда выгнали из суда за злоупотребление алкогольсодержащими напитками. В это же время приходит Большов и вместе с Сысоем Псоичем они обсуждают, как батюшке Липочки улучшить свое финансовое положение.

В итоге Большов принимает решение объявить себя банкротом. Но прежде, все свое имущество он думает оформить на своего приказчика Лазаря Подхалюзина.

Действие 2

Островский Александр Николаевич знакомит читателя с Подхалюзиным, который на этот момент всеми мыслями только об Олимпиаде Большовой. Он ее давно и безнадежно любит. Умом Подхалюзин понимает, что Липа имеет образование и требуется ей хороший женишок, «ровня». У Подхалюзина на этот момент времени есть некоторые сбережения. В итоге Подхалюзин принимает решение идти к Большову и свататься к его дочке.

Подхалюзин находится в хорошем расположении духа и даже отправляет своего слугу за настоечкой на рябине. Примерно в это же время Подхалюзина посещает Рисположенский, который рассказывает о Большове и его щедрой плате за услуги. Подхалюзин понимает, что наступил удобный случай и предлагает вдвое больше, со своей стороны.

После этого разговора появляется сваха Липочки – Устинья, которая ведет разговоры, что трудно найти сейчас невесте благородного жениха. Подхалюзин начинает сваху расспрашивать о том о сём, и в итоге она ему говорит, что выгодную партию для Липочки нашла-таки. Подхалюзин обещает свахе Устиньюшке определенную сумму денег, если она распространит сплетни о том, что купец нищий.

Затем Островский Александр Николаевич описывает эпизод в конторе. Подхалюзин исподволь намекает на женитьбу с Липочкой. Большов не допускает этой мысли. А Липа и Подхалюзин говорят о предстоящей помолвке и говорят о взаимной любви.

Действие 3

Снова Александр Островский переносит действие в дом Липы. Она в этот момент очень нарядна, весела и ждет суженого. Матушка умиляется дочерью. Отец же, наоборот, сдержан и мало эмоционален, как и положено истинному мужчине.

Появляется Устинья – сваха, и говорит о том, что жених медлит, никак сватать идти Липочку не решится. Женщины бурно эмоционируют. Большов принимает решение найти выгодную партию для дочки самостоятельно. Липочка уже собирается уходить к себе в девичью светелку, но отец говорит, что именно в этот момент и появится жених. В этот момент в дом входит Лазарь. Батюшка объявляет женихом Олимпиады Подхалюзина.

Все присутствующие в шоке. Липочка недовольна выбором отца. Она мечтала об образованном женихе. Подхалюзин же для нее – это неподходящая партия. Лазарь же видит, что произошло не совсем то, чего он хотел. Сам Большов непреклонен. Говорит, что своего мужского решения менять не станет. Он велит молодым сесть рядом и перемолвиться словом, а остальных приглашает к столу.

Жена и сваха высказывают Большову недовольство по поводу выбора жениха для Липочки. Он непреклонен в своем решении и менять ничего не будет.

Оставшись наедине с Липой, Лазарь решает выяснить, почему же он попал в ее немилость. Она же ссылается на его необразованность. Он, в свою очередь, признает свою бедность, но при этом подчеркивает, что богатому женишку понадобится богатое приданое невесты и батюшка ее через это может обанкротиться.

После этого разговора Лазарь демонстрирует Олимпиаде официальные бумаги, согласно которым он является хозяином всего «большовского добра». Липа начинает задумываться… Она в итоге решает, что выбор отца даже и «будто ничего».

Далее Липа наблюдает за его речью, понимает, что он не владеет французским. Этот факт ее по какой-то причине угнетает. Лазарь же, стоя на коленях умоляет осчастливить его. Ведь Липочка для него – это вся его жизнь, его счастие… Тогда Олимпиада просит Лазаря увезти ее куда-нибудь подальше из «этого ада».

В итоге молодые играют свадебку. Всем весело и хорошо…. Никто не задумывается о том, а что там, в недалеком будущем?

Действие 4

Островский Александр Николаевич переносит читателя в дом молодых Подхалюзиных. В этом доме все устроено по новому порядку. Лазарь восхищается ужасным произношением на французском свой возлюбленной. Она для него – идеал.

Появляется Устинья. Она приходит к Лазарю Подхалюзину за вознаграждением, но вместо обещанных денег и дорогой шубы, она получает копейки и рванье. Выходя из их дома, сваха кричит, что ославит молодых на всю деревню.

Вдруг Олимпиада в окошко видит отца. Он с маменькой входит в дом молодых и объясняет, что банкрот. Ни дочь, ни зять не хотят помочь родителям…. Из уважаемого человека Большов превратился в посмешище. Его на улицах сопровождают, он не свободен.

Большов взбешен поступком зятя и сожалеет о содеянном. Его тревожит мысль, что он собственными руками, как говорится, выкопал себе яму. Но, как известно, сделанного не вернешь.

Большов снова вынужден просить денег у дочери, а то его в острог посадят и в Сибирь сошлют. Она ему ничего не дает и тогда отец и мать желают молодым и впредь тешить дьявола. В конце своего посещения они проклинают дочку.

Лазарь Подхалюзин растерян после визита тестя и тещи. Он даже хочет ехать хлопотать за долги Большова. Но, в этот момент появляется Рисположенский за долгом. Ему отказано в деньгах, тогда этот человек хочет рассказать всем о документальных и денежных махинациях Лазаря. Лазарь же уверяет почтеннейшую публику, что ему можно верить.

Описание персонажей

Характеристика образов персонажей интересна своей неоднозначностью. Все из них имеют свои достоинства и недостатки. Главные герои пьесы:

  1. Самсон Большов. Богатый купец, жесткий, пьющий и скупой человек, он готов любым способом увеличивать свою прибыль. Держит в страхе людей, которые его окружают, равнодушно относится к супруге и дочке. Делит всех на «чужих», которых цинично эксплуатирует и обманывает, и «своих», к которым у него есть доверие. Именно это и привело его к разорению, когда в категории «своих» оказался предатель Лазарь.
  2. Аграфена Большова (Липочка). Супруга Самсона, темная и жесткая женщина, но она безмерно любит дочку и всячески ей помогает. В конце потеряла все и оказалась в зависимости от Подхалюзина и Олимпиады.
  3. Олимпиада Большова. Дочка Самсона, это изменчивая и легкомысленная особа, плохо образованная и недальновидная девушка. Презирает свои купеческие корни, хочет замуж за дворянина, чтобы уехать из дома родителей-деспотов. Но поддается на соблазны Лазаря и выходит за него из-за состояния.
  4. Лазарь Подхалюзин. Юный приказчик у Самсона. Двуличный и низкий человек. Перед людьми, которые сильней его, ведет себя вежливо и покорно, перед теми, кто слабей — гордо и надменно. В отличие от купца Большова, всех относит к «чужим», поэтому готов бесцеремонно обманывать людей. Но в финале повествования показывает некоторую человечность, отправившись торговаться за долги Самсона.

Основная тематика

Для своей пьесы писатель выбрал самую популярную тему в XIX столетии — отношение «отцов» и «детей». Но фоном описанного конфликта было выбрано новое для России социальное сословие — купечество. Островский поднимает следующую тематику:

  1. Любовь. На примере взаимоотношений дочки Большова и Подхалюзина писатель показал, что искренней любви в обществе нет, здесь преобладают эгоистичные и корыстные интересы. В браке этому чувству давно нет места: люди женятся лишь для удовлетворения своих амбиций.
  2. Семья. Она в среде купечества производит только негативные впечатления. Каждый думает только о собственном благополучии, а к другим членам семьи относится с враждебностью и равнодушием.
  3. Честь. Самсон предпочел позор честному выполнению его долговых обязанностей, что также описывает купеческий класс.
  4. Быт и нравы. Островский ярко описывает грубость, невежественность, жестокость, эгоизм, которые царили в купеческих семьях. Как считал писатель, эти порядки вызывают отвращение у всех порядочных людей.

Тема

Для своего произведения Островский выбрал одну из популярных в 19 веке тем — противостояние двух поколений

, «отцов» и «детей». Однако фоном для развития конфликта им был выбран мощный социальный пласт в России — купечество. Сквозь призму взаимоотношений главных героев автору удалось в полной мере раскрыть насущные проблемы общества.

Купеческую среду, в которой царит пошлость и невежество, Островский изображает во всей своей неприглядности. Примечательно, что ни одни из главных героев пьесы не вызывает положительных эмоций. Большов отталкивает своей жадностью и тяжелым характером, а его дочь Липочка видит в образовании лишь дань моде и мечтает лишь об одном — удачно выйти замуж и избавиться от гнета отца-самодура.

Видя смысл жизни только в получении наживы и считая абсолютно нормальным жить по принципу «не обманешь — не продашь», Большов сам остается у разбитого корыта. Для него страшным ударом становится предательство Липочки, которая отказывается выплачивать его долги и равнодушно оставляет «гнить» в долговой тюрьме.

Основная мысль

произведения заключается в простой истине — «что посеешь, то пожнешь». Невозможно требовать от своих детей быть честными, благородными и душевно чуткими, если сам не обладаешь этими качествами.

Раскрытие проблем

Через призму отношений главных действующих лиц у Островского получилось полноценно раскрыть актуальные общественные проблемы. Проводя анализ «Свои люди — сочтемся», можно выделить следующую проблематику в пьесе:

  1. Алчность — жадность писатель считает основным пороком купеческого класса. Если бы Самсон не был таким амбициозным и не пытался увеличить богатство любыми способами, он бы так печально не закончил.
  2. Безразличие — эгоизм, который показывает семья Подхалюзиных к Большову, стал низшей точкой их морального разложения.
  3. Нравственность — купеческое сословие представлено в произведении сосредоточием ужаснейших пороков: высокомерие, двуличие, ханжество, невежественность, фальшивость. Невозможно описать все мерзости, скрывающиеся за дорогими фасадами купеческих поместий.

Композиция

При проведении в пьесе «Свои люди — сочтемся» анализа композиции, следует отметить, что в произведении отсутствует экспозиция. Автор не раскрывает перед читателем предысторию событий, и сразу приступает к повествованию.

В завязке

Островский знакомит читателя с купцом-самодуром Большовым, который занимает крупную сумму денег, но не спешит ее возвращать. Его дочь Липочка страстно мечтает удачно выйти замуж, и навсегда покинуть дом, в котором так тяжело живется под отцовским гнетом.

Развитие действий

пьесы сводится к тому, что Большов, не желающий выполнять свои долговые обязательства, решает признать себя банкротом. Он переписывает все свое огромное состояние на приказчика Подхалюзина, и выдает за него Липочку, чтобы таким образом обеспечить сохранность своего капитала. Большов отправляется в долговую тюрьму, но он не сомневается в том, что Липочка и Подхалюзин вызволят его оттуда.

Кульминация

пьесы — решительный отказ Липочки, довольной своей новой жизнью, оплачивать кредиты отца.

Главная мысль

Писатель показал момент из жизни купеческого класса. Через этот эпизод читатель погружается в жизнь людей, которые жили в России в XIX столетии. Также зритель наблюдает особенности быта, которые царили среди представителей этого сословия. Пьеса обличает основные пороки, настраивая порядочных людей против описанного уклада вещей. В этом и заключается смысл произведения. Островский порицает пороки купцов, когда деньги начинают цениться выше всего. Жадность торговцев рушит их семьи, отнимая самое дорогое.

Основная идея заключается в том, что поступки «своих» частично закономерны в обществе, в котором они проживают и развиваются. Самсон грубостью сам настраивает против себя юное поколение. Не считаясь с дочкой и не обращая на нее какого-то внимания, он решил судьбу девушки, только бы сохранить свое состояние. Деньги он все время ценил выше семейных отношений, потому отступничество Липочки выглядит вполне логично. Лазаря же Большов часто ловил на воровстве, но не прогонял, а покровительствовал ему в махинациях.

Комедия заставляет подумать о том, до чего доводит человека алчность. На примере Самсона писатель показал, что все злые деяния, совершенные людьми, непременно возвратятся к ним возмездием, и что насколько бы коварным ни был мошенник, всегда отыщется кто-то более хитрый.

Писатель порицает безразличие и циничность, призывает всех больше уделять времени семье, задуматься о возвышенном, относиться с любовью и состраданием к остальным людям — это и есть мораль пьесы. Такой вывод сделал автор, опираясь на свой опыт жизни в купеческом сословии, поэтому его моральные уроки подкрепляются весомыми основаниями. Поучительность произведения Островского бесспорна.

Нравственные проблемы в пьесе Гроза Островского

А.Н. Островский написал пьесу «Гроза» в 1859 году. В то время у критиков был неоднозначный взгляд на это творение автора. Для кого-то она была надеждой на другую жизнь, для других – протест существующей власти, а некоторые вовсе не приняли пьесу. Но несмотря на все разногласия критиков, произведение А.Н. Островского отражает огромный спектр проблем того времени. Одни из главных – это проблемы нравственности.

В пьесе поднимается проблема внутренней и внешней свободы человека. Главная героиня Катерина не по своей воле становится в городке Калинове «белой вороной» в глазах общества. В начале произведения девушка пытается доказать, что она сильная личность, которая может дать отпор, а не слабая и бесхарактерная девушка. Героине хотелось стать свободной, как птица, чтобы не находиться в этом городе, отравленном ложью и лицемерием. Она мечтала сбежать из своей клетки. Возможность на свободу Катерина увидела в лице Бориса. Молодой человек оказался таким же как и жители городка. Ложь, лицемерие, выгода в делах – для важнее всего. Главной героине не удалось сбежать из своей клетки. Она погибла, бросившись со скалы в реку.

Так же в произведении четко прослеживается проблема конфликта поколений. Старшие навязывают патриархальный уклад жизни молодому поколению. Последние, со своей стороны, готовы жить по новым порядкам, где на одном уровне стоит равенство и свобода. Для старшего поколения, в лице Марфы Игнатьевны, для которой власть и деньги на первом месте, не понятна как это дети хотят «на волю». Она не хочет, чтобы это случилось, ведь тогда все перестанут её бояться и патриархат рухнет.

Сильнее всего это проблема затрагивает Катерину – главную представительницу молодого поколения. Девушка не понимает, как люди могут жить в городке, где правят деньги и ложь, а не настоящая власть. Главная героиня чиста душой и не может жить в такой атмосфере. Девушка искренняя по отношению к своему мужу. Но Кабаниха быстро и резко пресекала все попытки искренности и любви в сторону Тихона, который не мог перечить матери. Катерина не смогла вынести этого, видела для себя только один выход – смерть.

Нравственные проблемы поднимаемые автором в пьесе «Гроза» всегда будут актуальны. А.Н. Островский в своём произведении хотел показать, что творят с обществом деньги, власть, ложи и лицемерие. Каждый человек должен понимать, как это жить в таком «темном царстве» и надо искать выход, но порой, его просто нет.

2 вариант

В данном замечательном произведении сокрыто много проблем, что заставляют читателя пересмотреть свое мировоззрение, и задуматься об очень важных для человека вещах. Среди данных размышлений, можно отметить такие, которые касаются существования родных и близких людей, общества и народа, а также той среды, где проживает человек. Стоит отметить и более глубинные и философские проблемы, которые будут рассмотрены далее.

Стоит отметить такую проблему, как вопрос человеческой свободы, проявляющийся во внутренней и внешней ее форме. Главенствующей проблемой в данной истории, выступает именно эта. Лишь такая героиня действа, как Екатерина, очень сильно отличается от большинства, которое ее окружает. С первых строк, касательно Кати, читатель может понять, что это довольно смелая и отважная девушка, которая ценит свободу личности. Она говорит о том, что не может жить в столь душном и тесном мире, так как ей нужно больше свободы для того, чтобы проявлять потенциал своей личности.

Также, автор поднимает проблему, связанную с трудностью принятия решений. Ведь из-за своих душевных переживаний, связанных именно с выбором решений, героиня теряет душевный покой, и становится более эмоционально неустойчивой. Она говорит о том, что даже в своих молитвах, никак не может собраться с мыслями, так как те идеи, которые приходят ей в голову, являются навязчивыми и неприятными. Девушка решает, что ей следует покинуть данный мир, потому что продолжать жизнь в таком русле она просто не могла. Она не хотела просто существовать, героиня мечтала о том, чтобы проявить себя, показать, насколько многогранна ее личность. Однако, ей этого не удалось осуществить, и это можно рассматривать как одну из проблем, которую хотел затронуть автор данного произведения.

Также, писатель поднял и тему запретной любви. Ведь, когда героиня встречает Бориса, то она на миг понимает, что способна быть счастлива, способна ощутить то, что не может получить в своем доме. Тогда, в девушке закрадывается страх, ведь данная любовь является запретной, и героине не понять причин этому. Катерину можно назвать прогрессивной личностью, которая жила по-новому, а закоренелые и устаревшие устои общества, с навязчивыми принципами, ей были чужды и не милы.

Сочинение 3

Произведение Островского «Гроза» после опубликования было встречено критиками неоднозначно. Кто-то воспринял его, как свежий глоток воздуха в то непростое время, другие не приняли пьесу вовсе, третьи посчитали, что автор написал его в пику власти.

Но все сошлись на одном – в пьесе отражен широкий спектр проблем разного характера, присущих не только современникам Островского, но и людям, живущим сегодня.

Нравственность в общепринятом смысле – это модель поведения и оценка действий окружающих людей на основе внутренних устоев, правил и ценностей человека. Поэтому для определения нравственных проблем пьесы «Гроза, стоит проанализировать поведенческие линии ее главных и второстепенных персонажей.

Центральной проблемой произведения Островского становится отсутствие свободы, как таковой, и право выбора. Как одно из событий, которое указывает на это, прозвище главной героини. Катерину нарекли «белой вороной» за неспособность и нежелание примириться с рамками, в которые ее загнали.

Угнетенное состояние в доме Кабанихи и страстное желание освободиться из этой клетки, приводит к тяжелому, нестабильному душевному состоянию Катерины.

Еще одну проблему обнажает тема отношений Бориса и Катерины. Он был не столько объектом любви, сколько способом спастись. Об этом говорить и ее независимое к нему отношение.

Катерина – представитель молодого поколения, а отношение к ней в доме Кабанихи, и отрицание ее свободы другими жителями, обнажает еще одну проблему пьесы – конфликт поколений.

Желание навязать свое патриархальное отношение к жизни, мнение и уклад не увязывается с желанием молодежи жить по новым порядкам, где каждый наделяется правом выбора, возможностью открыто любить, и выражать свои чувства.  

Лицемерная и хладнокровная Марфа Игнатьевна всю жизнь ценила превыше всего деньги и власть, которую они могли дать. Она не желает дать волю детям, ведь это прямая угроза ее существованию.

Чистая душой Катерина не желала мириться с лживостью горожан, не могла жить по их правилам. Девушка всячески пыталась переменить это, искренне и с любовью пытаясь объяснить неправильность такой ситуации мужу. Но его мать на корню пресекала все ее попытки, а Тихон не смел перечить. Что и подтолкнуло главную героиню к единственно правильному выходу – смерти.

По замыслу Островского, пьеса «Гроза» должна была обнажить разложившееся лживое общество людей, которые не хотят ничего менять. В условиях произвола свободной и желающей развиваться личности остается только выживать. 

Также читают:

Картинка к сочинению Нравственные проблемы в пьесе Гроза

Популярные сегодня темы

  • Сочинение по роману Шолохова Тихий Дон рассуждение

    Страшное время изобразил в своем романе «Тихий Дон» Михаил Шолохов. Хотя действие романа начинается еще в мирном 1912, все же в Российской империи далеко не спокойно

  • Эзопов язык в произведениях Салтыкова-Щедрина (сказках, баснях)

    Форма художественной речи, которая получила название эзопов язык или по-другому иносказание, восходит к далеко незапамятным временам. Ее очень просто связать с именем Эзопа, который является гениальным создателем

  • Сочинение Первый раз в музее 6 класс

    Сегодня самый лучший день в моей жизни, вместо скучных уроков мы идем в музей. На это уйдет целый день. Большинство моих одноклассников уже неоднократно ходили туда, но для меня это первый раз. Они неоднократно рассказывали, как там интересно

  • Характеристика и образ Анны Николаевны в повести Куприна Гранатовый браслет сочинение

    Образ Анны Николаевны складывается из портретных зарисовок, описания семейного положения и отношений с мужем, упоминаний о роде занятий, черт характера, отношении к природе и жизни.

  • Сочинение Остап и Андрий в повести Тарас Бульба Гоголя (6, 7 класс)

    Остап и Андрей являются сыновьями главного героя повести – Тараса Бульбы. Это красивые и здоровые парни, близкие по возрасту, но по характеру - совершенно разные. Оба брата с двенадцати обучались в киевской академии.

Мотивы поведения героя (по комедии А. Н. Островского «Свои люди сочтемся») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

- Рассказ «Священник Кронид» представляется возможным определить как первый опыт Б.К. Зайцева в создании литературного жития.

Библиографический список

1. Зайцев Б.К. Сочинения: в 3 т. Т. 1. - М.: Ху-дож. лит.; ТЕРРА, 1993. -571 с.

2. Воропаева Е. Жизнь и творчества Бориса Зайцева // Зайцев Б.К. Сочинения: в 3 т. Т. 1. - М.: Худож. лит.; ТЕРРА, 1993. - С. 5-47.

3. Колтоновская Е.А. Борис Зайцев // Русская литература XX века (1890-1910): в 2 кн. Кн. 2. -М.: Издательский дом «XXI век - Согласие», 2000.

УДК 888.09

Павлов Александр Вячеславович

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

МОТИВЫ ПОВЕДЕНИЯ ГЕРОЯ (по комедии А.Н. Островского «Свои люди - сочтемся»)

В пьесах А.Н. Островского имя героя не исчерпывает образ, а лишь задает настроение. Герой может быть понятен в движении глубоких пластов своего характера в народнопоэтическом и религиозно-культурном контексте. Ключевые слова: традиция, патриархальное сознание, народнопоэтический и религиозно-культурный контекст.

Герой комедии А.Н. Островского «Свои люди - сочтемся» Самсон Силыч Большов появляется на сцене не сразу. Сначала драматург знакомит зрителей с другими персонажами. После Большова в действие вступают только его приказчик Подхалюзин и мальчик Тишка. В этом есть особая логика, поскольку экспозиция героя в пьесе выполняет важную композиционную функцию [6, с. 112].

Первоначально Островский хотел, видимо, выделить образ Большова и с помощью названия, опубликовав 9 января 1847 года в «Московском городском листке» отрывок как сцену из комедии «Несостоятельный должник». После существенных доработок и переработок автор остановился на названии «Банкрот», которое снова фокусировало внимание на одном герое. В определенной мере это выдает характер замысла, несмотря на то что в окончательном варианте и такое заглавие пришлось изменить.

При жизни Островского и комедия «Свои люди - сочтемся», и образ Большова не получили должной оценки. Н.А. Добролюбов в статье «Тёмное царство» сожалел: «Пьеса Островского не только не была играна на театре, но даже не могла встретить подробной и серьезной оценки ни в одном журнале... Литературная критика и не замкнулась на них. Так эта комедия и пропала - как будто в воду канула на некоторое время» [3, с. 7-8]. Тем не менее сам критик рассматривал комедию в основном в рамках общих закономерностей драматургии Островского. В комментариях к последнему полному собранию сочинений драматурга отмечено, что «отзывы о ней после 1861 года связывались главным образом с оценкой сценического воплощения пьесы и игры актеров» [5, с. 513]. И до наших дней наблюдается такая тенденция: исследователи как бы «проходят» мимо первой комедии Островского, изучая сначала более поздние пьесы,

а потом сквозь призму этих пьес смотрят на «Свои люди - сочтемся».

Устойчивая формула типа купца-самодура переносится и на Большова, хотя по поводу неоднозначности этой фигуры исследователи оговаривались не раз.

В.Я. Лакшин считал этого героя трагикомичным, с иронией называл его «замоскворецким Лиром», полагал, что «смелые переходы из комедийного тона в драматический» «сильно могут действовать на душу публики». И это, по его мнению, понял Островский, наблюдая за игрой М.С. Щепкина в роли городничего в гоголевском «Ревизоре». Поэтому будто бы мы видим в Большове «жизненную глубь человека в разных обстоятельствах, поворачивающегося по-разному: то - притеснителя, то - угнетенного, то - палача, то - жертвы...». В.Я. Лакшин считает искренним негодование героя по поводу чужих банкротств и задается вопросом: «Откуда же у Большова такая искренность тона, такая убежденность в своем праве проделывать то, за что он бранит других». И отвечает: «Разгадка -в привычной психологии самодурства» [5, с. 469470]. В этом выводе мы снова обнаруживаем устоявшуюся оценку. А между тем уже в ранних пьесах Островского купцы разные. Автор явно делит их на «торговых» и «фабричных». К первым, например, относятся Пузатов («Семейная картина»), Большов («Свои люди - сочтемся»). Ко вторым -Ширялов («Семейная картина»), Коршунов («Бедность не порок»).

Причем оценочные характеристики не в пользу «фабрикантов». И то, что торговый купец, «русак», крепче держится за традиции предков, не всегда плохо и не является указанием на славянофильство Островского.

Традиция многое определяет в образе Большова, объясняет поведение. Автор наделяет его «говорящей» фамилией, которая содержит определен-

124

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2013

© Павлов А.В., 2013

ную заданность образа, узнаваемость еще до момента действия. Традиция узнаваемости героя сложилась еще в фольклоре. Позднее похожий прием использовала литература классицизма, но с иными, более узкими задачами. Фольклорная задан-ность образа, заключенная в его имени, не ограничивала функцию героя. Сравнивая Мольера и Шекспира, А.С. Пушкин писал: «У Мольера скупой скуп - и только; у Шекспира Шайлок скуп, сметлив, мстителен, чадолюбив, остроумен. <...> Анжело лицемер... А какая глубина в этом характере!» [8, с. 339-340].

У Островского, как и у Шекспира, имя героя не исчерпывает образ, не ставит его в смысловые границы, а лишь задает направление, по которому выстраивается читательское и зрительское восприятие. Поэтому неоправданно надевать без разбора маску самодура и на этом ограничиваться в оценках.

Герой Островского может быть понятен в движении глубоких пластов свого характера, не совсем ясных ему самому и, может быть, неожиданных для него самого. В одной из работ, посвященных типологии образа и типологическим моделям в романе, Л.Я. Гинзбург писала: «В психологическом романе XIX века непредвидимость поведения, тем самым несовпадение между ролью и функцией, становится структурно значимым. <...> Реализм XIX века искал новую типологию в текучести, в изменчивости самого жизненного процесса» [1, с. 382].

Драматургия Островского - не изолированное явление в литературе XIX века, она соизмерима с романом в передаче «изменчивости жизненных процессов», и метаморфозы, которые происходят с купцом Большовым, пример тому.

Первые реплики Большова в комедии знаменательны. Он появляется на сцене, когда Рисположен-ский рассказывает Аграфене Кондратьевне притчу о «маститом» старце, который жил по-божески в честной бедности, растил двенадцать дочерей, но от бедности «возроптал». Большов насмешливо и бесцеремонно прерывает рассказ: «А! И ты, барин, здесь! Что ты тут проповедуешь? .Что это ты, али за святость взялся? Ха, ха, ха! Пора очувствоваться». На что Аграфена Кондратьевна отвечает: «Ну, уж ты начнешь. Не дашь по душе потолковать» [5, с. 97-98].

Духовное пока чуждо герою. Но, с другой стороны, он как бы дает понять, что из уст Рисполо-женского рассказ о духовном звучит кощунственно. И предлагает лучше поведать, как тот украл дело из суда.

Казалось бы, Большов весь погружен в бытовые проблемы, кипит желанием еще больше разбогатеть. Но Подхалюзин, озадаченный намерениями хозяина, рассуждает сам с собой: «Самсон Силыч - купец богатейший, и теперича все это дело, можно сказать, так для препровождения времени затеял» [5, с. 109]. Значит, в основе ложного банк-

ротства лежат не чисто корыстные намерения, а некая игра, сходная, например, с карточным надувательством, кураж в духе тех отношений, которые издавна ведутся между купцами. Это обман богатого богатым, развлечение: сегодня - ты меня, а завтра - я тебя, сочтемся. Согласно купеческой морали, в этой игре нет нарушения христианского закона. Так было всегда, это стало традицией деловых контактов, в которых нет места духовному содержанию. Чем глубже вживается человек в эту традицию, тем большее потрясение может ожидать его. Интересно, что с приближением финансового краха в диалогах героев чаще звучат слова «чувствовать», «душа», «совесть», словно автор готовит к истинному пониманию их.

Финансовый крах ведет к прозрению героя, очищению души, приходит новое миропонимание. Кажется, что Большов меняется неоправданно быстро, но в этом выражена особенность сословного сознания. Позднее Г. Успенский напишет о таком типе купца: «.В глубине души он чувствовал, что дело его “не чисто”, что каждую минуту его могут уличить и поступить на законном основании, да и на том свете, пожалуй, будет не очень хорошо. Вот почему старомодный купец считал своею глубокою обязанностью радеть ко храму Божию, заглушать голос совести стопудовым колоколом или пудовою свечкой местному образу» [11, с. 10-11].

Успенский не допускает, что раскаяние купца как любого другого человека может быть искренним, но он точно называет три духовных ориентира, которые играли важную роль в жизни купечества и которые проясняют образ и поведение Большова в комедии «Свои люди - сочтемся». Это храм Божий, колокола, икона.

Исследователи не раз обращали внимание на неожиданные финалы в пьесах Островского, неожиданные прозрения героев. Для этих неожиданных поворотов не находилось объяснения в тексте пьесы. Но общекультурный контекст помогает многое расставить по своим местам.

В 1855 году была опубликована драма Островского «Не так живи, как хочется». В финальной сцене герой, задумавший убийство жены, вдруг прозревает, услышав удар колокола, и кается перед людьми в своем грехе. Кажется, что такой финал слабо подготовлен. Но для православного человека колокол был важным атрибутом религиозного обряда и особенным для купца. Фраза «стоять под колоколами» имела переносный смысл и означала «слышать правду». В Москве существовал обычай устраивать для провинившегося купца «очистительную присягу». Он должен был пройти мимо храма под звон колоколов под взглядами толпы и покаяться. С.В. Максимов вспоминал, что присяга эта не была уничтожена и в 60-е годы XIX века. Вот что он писал: «Шел он туда посреди живой стены народа с непокрытой головой, но шел (как и всегда

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2013

125

во всех таких случаях) не оправленным: люди таким крайним и редким случаям опасаются верить. Они внутренне убеждены, что Бог очистительной присяги не принимает. Она остается лишь в виде добровольной сделки ответчика со своей совестью, да приканчивает дело с наследниками или вообще обвинителями, не добившимися удовлетворения иными способами.

Московский купец, среди белого дня, на виду всей Ножовой линии Гостиного двора, наполненной праздными зубоскалами и несомненными остряками, - купец, прогулявшийся по Красной площади под колоколами Василия Блаженного и Казанской, считался человеком отпетым: на него указывали пальцами. Жил он точно на том свете, всеми покинутый и презираемый» [4].

Понятно, почему от звука колокола прозревает Петр в драме «Не так живи, как хочется» и что ожидает Большова. Но это только часть возможных объяснений.

Самсон Силыч происходит из «низов». «.Добрые люди Самсошкою звали, подзатыльниками кормили», - говорит сваха Устинья Наумовна. Это интеллигент будет прозревать долго и мучительно, а для народа Бог - последняя надежда и защита. Можно поверить в искренность слов Большова: «.Знаешь, Лазарь, Иуда ведь он тоже Христа за деньги продал, как мы совесть за деньги продаем» [5, с. 147]. Он говорит «мы», сознавая, что сказанное относится и к нему самому. И это не игра, тем более что Аграфена Кондратьевна обещает дочери проклятье за отношение к отцу: «Да я прокляну тебя на всех соборах! .Умрешь, не сгниешь» [5, с. 148].

В кульминационной сцене возникает тема иконы. Сначала она звучит в монологе Большова, затем его жены. Прощаясь, Самсон Силыч произносит слова, которые обращены не только к тем, кто на сцене, но как бы ко всем, кто слышит: «А вы подумайте, каково мне теперь в яму-то идти. Что же мне, зажмуриться, что ли? Мне Ильинка-то теперь за сто вест покажется. Вы подумайте только, каково по Ильинке идти. Это все равно, что грешную душу дьяволы, прости Господи, по мытарствам тащат». В этих словах нарисован сюжет, который встречается и в иконах, и в лубочных картинках. И далее: «А там мимо Иверской, как мне взглянуть-то на нее, на матушку?..» [5, с. 147].

Аграфена Кондратьевна, обещая, что проклянет дочь «на всех соборах», возможно тоже имеет в виду иконы, которые в простонародье назывались сокращенно «Соборы»: «Собор Пресвятой Богородицы», «Собор Михаила Архангела» и др.

Чудотворная икона Иверской Божьей Матери была особенно почитаема в Москве. Вот что писал о ней М.И. Пыляев: «Недалеко от Лобного места существует еще другое место, мимо которого не проходит москвич, не снявши шапки. Это - Иверс-

кая часовня. Икона Богоматери, находящаяся в часовне, в таком почтении, что нет в целом году дня, в который бы он с утра до вечера не переходила из дома в дом» [9]. Рассказ примечательный для характеристики народной веры. Большов называет Иверскую Божью Мать по-простонародному, по-домашнему - «Матушка». Он боится осуждения «Матушки».

Существует целый ряд сказаний об Иверской иконе. Среди славянских сказаний наиболее известное - «О Святогорском монастыре, зовомом Иверский...». В нем рассказывается, что икона принадлежала богатому купцу, который еще назван «человеком от великих вельмож». Он жил с единственным сыном в Трапезунде, умер, а имущество расхитили приказчики. Малолетний сын сумел сохранить только семейную икону [7, с. 11].

Сказания об Иверской иконе были хорошо известны среди ее почитателей. Московским купцам наверняка импонировало то, что первым ее хранителем тоже был купец. И это рождало особые чувства к иконе. Для комедии Островского все это может рассматриваться как «закадровое» содержание.

Островский не упоминает о часовне, где хранилась икона. Но это значимое умолчание. Икона и храм неразделимы. По этому поводу русский религиозный философ Е. Трубецкой писал: «Икона в ее идее составляет неразрывное целое с храмом, а потому подчинена его архитектурному замыслу... Единство всей этой храмовой архитектуре дается новым жизненным центром, вокруг которого собирается вся тварь» [10, с. 353]. Ношение Иверской иконы по домам - это тоже выстраивание храма. Для комедии Островского это важный религиозно-культурный контекст. Благодаря ему действие комедии ложится на реальный жизненный материал.

Конечно, Островский не показывает такого чудесного влияния иконы на героя, какое мы видим в повести Н.С. Лескова «Запечатленный ангел». Здесь решается другая художественная задача. Автору важно показать, как в современном купце сохранились архаические формы сознания и на каком культурном «настое» замешаны его житейские представления.

Патриархальное сознание героя комедии в определенной мере выстроено с ориентацией на народный лубок, поскольку герой обнаруживает крайние формы этических и эстетических представлений, проявляющихся вкупе. Лубочные картинки и книги тоже имели самое неожиданное содержание. В них было все: высокое и низкое, святое и вульгарное, доброе и злое, серьезное и смешное, авантюрное, пародийное и т.д. И все это есть в характере Большова.

В лубочных изданиях в народном понимании использовались и перерабатывались сюжеты самых разных фольклорных, литературных, церковных

126

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2013

жанров. Купец был одним из героев лубочных книг, а лубочная картинка часто была близка иконе. Л. Гроссман в монографии о Н.С. Лескове писал: «Лубочные картинки благочестивого содержания в сущности продолжали традиции иконописи и нередко напоминали иллюстрации духовных книг» [2, с. 222]. Как правило, художники и граверы - создатели лубков - в большинстве своем были из купечества или из среды священнослужителей.

Большов показан Островским как тип «живой старины» в современном мире. Его тип нельзя понять вне народнопоэтического и религиозно-культурного контекста. Архаику жизни Островский выводит на театральные подмостки, делает сценически актуальной, потому что на самом деле она не сошла с жизненной сцены, а была где-то рядом, например, за Москвой-рекой.

Библиографический список

1. Гинзбург Л.Я. О структуре литературного персонажа // Искусство слова. - М., 1973.

2. Гроссман Л.Н. С. Лесков. Жизнь - творчество - поэтика. - М., 1945.

3. ДобролюбовН.А. Собр. соч.: в 9 т. Т. 5. - М., 1962.

4. Максимов С.В. Избранное / подг. текста, сост., примеч. С.И. Плеханова.- М.: Сов. Россия, 1981. -[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// az.lib. ru/m/maksimow_s_w/text_0100. shtml (дата обращения: 11.02.2013 г.).

5. Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 12 т. Т. 1. - М., 1973.

6. Павлов А.В. Экспозиция героя в структуре образа и сюжета (по комедии А.Н. Островского «Свои люди - сочтемся») // Духовно-нравственные основы русской литературы. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2009.

7. Православная энциклопедия. Т. XXI. - М., 2009.

8. ПушкинА.С. Мысли о литературе. - М., 1988.

9. Пыляев М.И. Старая Москва. История былой жизни первопрестольной столицы. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://statehistory.ru/ books/Mikhail-Pylyaev_Staraya-Moskva--Istoriya-byloy-zhizni-pervoprestolnoy-stolitsy/

10. Трубецкой Е.Н. Этюды по русской иконописи // Избранные произведения. - Ростов-на-Дону, 1998.

11. Успенский Г.И. Собр. соч.: в 9 т. Т. 3. - М., 1956.

УДК 882. 09

Тихомиров Владимир Васильевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

[email protected]

«МОСКОВСКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ И УЧЁНЫЕ СБОРНИКИ» (1846 И 1847 ГОДОВ) В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И ЖУРНАЛИСТИКИ 1840-Х ГОДОВ Статья первая

Автор статьи анализирует специфику эстетической и литературной позиции двух выпусков «Московского литературного и учёного сборника», изданных славянофилами в 1846 и 1847 годах и ещё недостаточно изученных в отечественном литературоведении.

Ключевые слова: эстетика и литературная критика славянофилов, конфронтация художественных систем.

Появление двух выпусков «Московского литературного и учёного сборника», изданных В.А. Пановым в 1846 и 1847 годах, современники справедливо восприняли как полемический ответ на «Петербургский сборник» Н.А. Некрасова (1846 г.), в котором утверждалась программа натуральной школы, возглавляемой В.Г. Белинским. В московских сборниках опубликованы художественные произведения (поэзия и проза), публицистические, исторические, искусствоведческие, литературно-критические статьи, переводы, преимущественно со славянских языков. Почти все публикации имели славянофильскую и панславистскую направленность.

Структура этих сборников существенно отличалась от «Петербургского сборника»: в них больше публицистики, научных (исторических и этнографических) статей, писем. Среди художественных

текстов преобладала поэзия (В. А. Жуковский, П.А. Вяземский, Н.М. Языков, К.К. Павлова, К. и И. Аксаковы, Ю.В. Жадовская и др.). Не забыта была и литературная критика, и именно на её основе, а также по статьям теоретического и искусствоведческого характера можно судить об эстетической и литературной позиции сборников, представляющих собой в этом отношении единое целое.

Представление создателей московских сборников о природе художественного творчества заявлено уже в статье первого сборника «О современном направлении искусств пластических», автором которой был историк-архивист А.Н. Попов. Автор статьи порицает современное европейское изобразительное искусство за академизм и формализм, приведшие к бездуховности - как следствие утраты религиозной идеи: «Искусство, лишённое жи-

© Тихомиров В.В., 2013

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2013

127

Основы принятия этических решений

ВЫБОР: ОСНОВА ДЛЯ ПРИНЯТИЯ ЭТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ

Решения о правильном и неправильном пронизывают повседневную жизнь. Этика должна касаться всех уровней жизни: действовать правильно как отдельные личности, создавать ответственные организации и правительства и делать наше общество в целом более этичным. Этот документ разработан как введение в принятие этических решений. Он признает, что решения о «правильном» и «неправильном» могут быть трудными и могут быть связаны с индивидуальным контекстом.Сначала приводится краткое изложение основных источников этического мышления, а затем представлена ​​структура для принятия решений.

1. ЧТО ТАКОЕ ЭТИКА? :

Этика предоставляет набор стандартов поведения, которые помогают нам решить, как нам следует действовать в различных ситуациях. В некотором смысле мы можем сказать, что этика - это все, чтобы делать выбор и указывать причины, по которым мы должны делать этот выбор.

Этику иногда путают или путают с другими способами принятия решений, включая религию, закон или мораль.Многие религии поощряют принятие этических решений, но не всегда рассматривают весь спектр этических решений, с которыми мы сталкиваемся. Религии могут также пропагандировать или запрещать определенные виды поведения, которые могут не считаться надлежащей сферой этики, например ограничения в питании или сексуальное поведение. Хорошая система права должна быть этичной, но закон создает прецедент, пытаясь диктовать универсальные руководящие принципы, и, таким образом, не может реагировать на индивидуальный контекст. Законодательству может быть сложно разработать или обеспечить соблюдение стандартов в некоторых важных областях, и он может медленно решать новые проблемы.И закон, и этика имеют дело с вопросами о том, как мы должны жить вместе с другими, но иногда считается, что этика применима и к тому, как люди действуют, даже когда другие не участвуют. Наконец, многие люди используют термины мораль и этика как синонимы. Другие оставляют мораль для состояния добродетели, рассматривая этику как кодекс, который делает возможной мораль. Еще один способ подумать о взаимосвязи между этикой и моралью - это увидеть в этике рациональную основу морали, то есть этика дает веские причины того, почему что-то является моральным.

2. ТРАДИЦИОННОЕ ОБОРУДОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ЭТИКИ :

Существует множество этических систем и множество способов думать о правильных и неправильных действиях или о хорошем и плохом характере. Сфера этики традиционно делится на три области: 1.) метаэтика, которая имеет дело с природой права или блага, а также с природой и обоснованием этических требований; 2) нормативная этика, которая касается стандартов и принципов, используемых для определения того, является ли что-то правильным или хорошим; 3.) прикладная этика, которая касается фактического применения этических принципов в конкретной ситуации. Хотя полезно подходить к области этики именно в таком порядке, мы могли бы иметь в виду, что этот несколько подход «сверху вниз» не исчерпывает изучение этики. Наш опыт применения определенных этических стандартов или принципов может помочь нам понять, насколько хороши эти стандарты или принципы.

Три широких типа этической теории:
Этические теории часто делятся на три типа: i) теории консеквенциализма, которые в первую очередь касаются этических последствий конкретных действий; ii) не-консеквенциалистские теории, которые, как правило, в целом связаны с намерениями человека, принимающего этические решения относительно конкретных действий; и iii) агентно-центрированные теории, которые, в отличие от консеквенциалистских и неконсеквенциалистских теорий, больше озабочены общим этическим статусом индивидов или агентов и меньше озабочены выявлением морали конкретных действий.Каждая из этих трех широких категорий содержит различные подходы к этике, некоторые из которых имеют общие характеристики для разных категорий. Ниже приведены некоторые из наиболее важных и полезных из этих этических подходов.

i.) Консеквенциалистские теории :

Утилитаристский подход
Утилитаризм восходит к школе древнегреческого философа Эпикура Самосского (341–270 гг. До н.э.), который утверждал, что лучшая жизнь - это та, которая причиняет меньше всего боли и страданий.Британский философ Джереми Бентам (1748-1832) 18-го века г. применил аналогичный стандарт к индивидуальным действиям и создал систему, в которой действия могут быть описаны как хорошие или плохие в зависимости от количества и степени удовольствия и / или боли, которые они испытывают. будет производить. Ученик Бентама, Джон Стюарт Милль (1806-1873) изменил эту систему, сделав ее стандартом блага более субъективным понятием «счастье», в отличие от более материалистического представления о «удовольствии».

Утилитаризм - один из наиболее распространенных подходов к принятию этических решений, особенно решений с последствиями, которые затрагивают большие группы людей, отчасти потому, что он инструктирует нас взвешивать различные количества хорошего и плохого, которые будут произведены нашими действиями.Это согласуется с нашим чувством, что некоторые хорошие и плохие обязательно будут результатом наших действий, и что лучшим действием будет то, что принесет больше всего пользы или принесет наименьший вред, или, другими словами, приведет к наибольшему балансу. добра над вредом. Таким образом, этические экологические действия приносят наибольшую пользу и наносят наименьший вред всем, кого затрагивают: правительству, корпорациям, сообществу и окружающей среде.

Эгоистический подход
Один из вариантов утилитарного подхода известен как этический эгоизм или этика личных интересов.При таком подходе человек часто использует утилитарный расчет, чтобы произвести наибольшее количество благ для себя. Древнегреческие софисты, такие как Фразимак (ок. 459–400 до н. Э.), Которые, как известно, утверждали, что сила делает правильным, и ранние современные мыслители, такие как Томас Гоббс (1588–1679), могут считаться предшественниками этого подхода. Одним из самых влиятельных сторонников этического эгоизма в последнее время была русско-американский философ Айн Рэнд (1905-1982), которая в книге Добродетель эгоизма (1964) утверждает, что личный интерес является предпосылкой для самореализации. уважение и уважение к другим.Существует множество параллелей между этическим эгоизмом и экономическими теориями невмешательства, в которых преследование личных интересов рассматривается как ведущее к благу общества, хотя благо общества рассматривается только как удачный побочный продукт следования личным личным интересам. , а не его цель.

Подход общего блага
Древнегреческие философы Платон (427–347 до н. Э.) И Аристотель (384–322 до н. Э.) Придерживались точки зрения, согласно которой наши действия должны способствовать этической общественной жизни.Самым влиятельным современным сторонником этого подхода был французский философ Жан-Жак Руссо (1712–1778), который утверждал, что лучшее общество должно руководствоваться «общей волей» людей, которая затем производит то, что лучше для людей. в целом. Такой подход к этике подчеркивает сетевые аспекты общества и подчеркивает уважение и сострадание к другим, особенно к тем, кто более уязвим.

ii.) Неконсеквенциалистские теории :

Подход, основанный на долге
Подход, основанный на долге, иногда называемый деонтологической этикой, чаще всего ассоциируется с философом Иммануилом Кантом (1724–1804 гг.), Хотя он имел важные предшественники в более ранних неконсвенциалистских, часто явно религиозных формах. думать о таких людях, как святой Августин Гиппопотам (354–430), который подчеркивал важность личной воли и намерения (и всемогущего Бога, который видит это внутреннее ментальное состояние) для принятия этических решений.Кант утверждал, что правильные поступки связаны не с последствиями наших действий (чем-то, что мы в конечном итоге не можем контролировать), а с правильным намерением при выполнении действия. Этичное действие является следствием долга, то есть совершается именно потому, что это наша обязанность. Этические обязательства одинаковы для всех разумных существ (они универсальны), и знание того, что они влекут за собой, достигается путем открытия правил поведения, которым не противоречит разум.

Известная формула Канта для открытия нашего этического долга известна как «категорический императив». У него есть несколько различных версий, но Кант считал, что все они сводятся к одному и тому же императиву. Самая основная форма повеления такова: «Действуйте только в соответствии с той максимой, по которой вы в то же время можете пожелать, чтобы она стала универсальным законом». Так, например, ложь неэтична, потому что мы не можем универсализировать максиму, гласящую: «Всегда нужно лгать». Такая максима сделала бы все речи бессмысленными.Однако мы можем универсализировать максиму «Всегда говори правдиво», не впадая в логическое противоречие. (Обратите внимание, что подход, основанный на долге, ничего не говорит о том, насколько легко или сложно было бы выполнять эти максимы, только то, что это наш долг как разумных существ.) Действуя в соответствии с законом, который, как мы обнаружили, является рациональным. в соответствии с нашим собственным универсальным разумом мы действуем автономно (саморегулирующимся образом) и, таким образом, связаны своим долгом - долгом, который мы возложили на себя как на разумные существа.Таким образом, мы свободно выбираем (мы будет ) связать себя моральным законом. Для Канта выбор повиновения универсальному моральному закону является самой природой этичного поведения.

Правозащитный подход
Правозащитный подход к этике - это еще один неконсеквенциалистский подход, который в значительной степени черпает свою нынешнюю силу из кантовской этики, основанной на долге, хотя он также имеет историю, которая восходит, по крайней мере, к стоикам Древней Греции и Рим, и имеет другое влиятельное течение, которое вытекает из работ британского философа-эмпирика Джона Локка (1632–1704).Этот подход предусматривает, что наилучшее этическое действие - это то, что защищает этические права тех, на кого это действие влияет. Он подчеркивает веру в то, что все люди имеют право на достоинство. Это основано на формулировке категорического императива Канта, который гласит: «Действуйте так, чтобы относиться к человечеству, будь то в себе или в лице другого, всегда одновременно как цель и никогда просто как средство. к концу." Список этических прав обсуждается; многие сейчас утверждают, что животные и другие нечеловеческие существа, такие как роботы, также имеют права.

Подход справедливости или справедливости
Кодекс законов Хаммурапи в Древней Месопотамии (ок. 1750 г. до н. Э.) Постановил, что со всеми свободными людьми следует обращаться одинаково, как и со всеми рабами. В сочетании с универсальностью правового подхода подход справедливости может применяться ко всем людям. Наиболее влиятельная версия этого подхода сегодня находится в работе американского философа Джона Ролза (1921-2002), который утверждал, в соответствии с кантианскими принципами, что именно этические принципы - это те принципы, которые были бы выбраны свободными и рациональными людьми в исходной ситуации. равенства.Этот гипотетический контракт считается справедливым или просто потому, что он обеспечивает процедуру того, что считается справедливым действием, и не касается последствий этих действий. Справедливость отправной точки - это принцип того, что считается справедливым.

Подход Божественного командования
Как следует из названия, этот подход рассматривает то, что правильно, как то, что заповедует Бог, а этические стандарты являются творением Божьей воли. Следование воле Бога рассматривается как само определение этичного.Поскольку Бог рассматривается как всемогущий и обладающий свободной волей, Бог может изменить то, что сейчас считается этичным, и Бог не связан никакими стандартами правильного или неправильного, за исключением логического противоречия. Средневековый христианский философ Уильям Оккам (1285–1349) был одним из самых влиятельных мыслителей этой традиции, и его труды служили руководством для протестантских реформаторов, таких как Мартин Лютер (1483–1546) и Жан Кальвин (1509–1564). Датский философ Сорен Кьеркегор (1813-1855), восхваляя готовность библейского Патриарха Авраама убить своего сына Исаака по повелению Бога, утверждал, что истинно правильные действия должны в конечном итоге выйти за рамки повседневной морали и перейти к тому, что он назвал «телеологической приостановкой этического, »Снова демонстрируя несколько слабую связь между религией и этикой, упомянутую ранее.

iii.) Агентно-центрированные теории :

Подход добродетели
Один давний этический принцип утверждает, что этические действия должны соответствовать идеальным человеческим добродетелям. Аристотель, например, утверждал, что этика должна касаться всей жизни человека, а не отдельных отдельных действий, которые человек может совершить в любой данной ситуации. Человек с хорошим характером - это тот, кто достиг определенных добродетелей. Этот подход также заметен в незападных контекстах, особенно в Восточной Азии, где традиция китайского мудреца Конфуция (551-479 гг. До н.э.) подчеркивает важность добродетельных действий (надлежащим образом) в различных ситуациях.Поскольку этика добродетели касается всей жизни человека, она серьезно относится к процессу обучения и подготовки и подчеркивает важность ролевых моделей для нашего понимания того, как участвовать в этических дискуссиях.

Феминистский подход
В последние десятилетия добродетельный подход к этике дополнялся, а иногда и значительно пересматривался мыслителями феминистской традиции, которые часто подчеркивали важность опыта женщин и других маргинализованных групп для этических размышлений.Одним из наиболее важных вкладов этого подхода является то, что он выдвигает на первый план принцип заботы как законно основную этическую заботу, часто в противоположность кажущемуся холодному и безличному подходу к правосудию. Как и этика добродетели, феминистская этика касается всей человеческой жизни и того, как эта жизнь влияет на то, как мы принимаем этические решения.

Прикладная этика

Термины, используемые в этических суждениях
Прикладная этика касается вопросов частной или общественной жизни, которые являются предметом этических суждений.Ниже приведены важные термины, используемые при вынесении моральных суждений о конкретных действиях.

Обязательно: Когда мы говорим, что что-то этически «обязательно», мы имеем в виду, что это не только правильно, но и неправильно не делать этого. Другими словами, у нас есть этическое обязательство выполнить действие. Иногда самый простой способ узнать, является ли действие этически обязательным, - это посмотреть, что означает НЕ выполнять действие. Например, мы могли бы сказать, что забота о своих детях является этически обязательной для родителей не только потому, что это правильно для них, но также потому, что для них неправильно не делать этого.Дети пострадают и умрут, если родители не будут о них заботиться. Таким образом, родители этически «обязаны» заботиться о своих детях.

Недопустимо: Противоположностью этически обязательного действия является действие, которое этически недопустимо, что означает, что делать это неправильно и правильно не делать. Например, мы бы сказали, что убийство недопустимо с этической точки зрения.

Допустимые: Иногда действия называются этически допустимыми или этически «нейтральными», потому что совершать или не делать их ни правильно, ни неправильно.Мы могли бы сказать, что проведение пластической хирургии этически допустимо, потому что операция не является неправильной (это не недопустимо), но и не является этически необходимой (обязательной) операцией. Некоторые утверждают, что самоубийство допустимо при определенных обстоятельствах. То есть человек не ошибется, если совершит самоубийство, и не ошибется, если не совершит самоубийство. Другие сказали бы, что самоубийство недопустимо с этической точки зрения.

Сверхподчинение: Четвертый тип этического действия называется сверхнормативным.Подобные действия рассматриваются как выходящие за рамки служебного долга. Они поступают правильно, но не делать их неправильно. Например, два человека идут по коридору и видят, как третий бросает их сумку с книгами, рассыпая все их книги и бумаги на пол. Если один человек останавливается, чтобы помочь третьему человеку забрать свои книги, но другой продолжает идти, мы каким-то образом чувствуем, что человек, который остановился, чтобы помочь, действовал более этически приемлемым образом, чем человек, который не останавливался, но мы не могу сказать, что человек, который не остановился, поступил неэтично, не остановившись.Другими словами, человек, который не помог, никоим образом не был обязан (это не было этически обязательным) помогать. Но мы, тем не менее, хотим с этической точки зрения похвалить человека, который остановился, поэтому мы называем его или ее действия чрезмерными.

3. ОСНОВЫ ПРИНЯТИЯ ЭТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ :

Принятие правильных этических решений требует обученного восприятия этических вопросов и отработанного метода изучения этических аспектов решения и взвешивания соображений, которые должны повлиять на наш выбор курса действий.Важно иметь метод принятия этических решений. При регулярной практике метод становится настолько привычным, что мы работаем с ним автоматически, не обращая внимания на конкретные шаги. Это одна из причин, по которой мы иногда можем сказать, что у нас есть «моральная интуиция» относительно определенной ситуации, даже если мы не продумали ее сознательно. Мы привыкли выносить этические суждения, точно так же, как мы можем научиться играть на пианино и можем хорошо сидеть и играть, «не задумываясь». Тем не менее, не всегда рекомендуется следовать нашей непосредственной интуиции, особенно в особо сложных или незнакомых ситуациях.Здесь наш метод принятия этических решений должен позволить нам распознавать эти новые и незнакомые ситуации и действовать соответственно.

Чем новее и труднее стоит перед нами этический выбор, тем больше нам нужно полагаться на обсуждение и диалог с другими о дилемме. Только путем тщательного изучения проблемы, опираясь на мнения и различные точки зрения других, мы можем сделать правильный этический выбор в таких ситуациях.

Три концепции
Основываясь на разделении на три части традиционных нормативных этических теорий, о которых говорилось выше, имеет смысл предложить три широкие концепции для руководства принятием этических решений: концепция консеквенциализма; Структура обязанностей; и рамки добродетели.

Хотя каждая из трех схем полезна для принятия этических решений, ни одна из них не идеальна - иначе совершенная теория давно бы вытеснила другие несовершенные теории. Знание преимуществ и недостатков фреймворков поможет решить, какая из них наиболее полезна в подходе к конкретной ситуации, которую мы представляем.

Концепция консеквенциализма
В рамках концепции консеквенциализма мы сосредотачиваемся на будущих эффектах возможных вариантов действий, учитывая людей, которые будут прямо или косвенно затронуты.Мы спрашиваем, какие результаты желательны в данной ситуации, и считаем этичным поведением то, что приведет к наилучшим результатам. Человек, использующий структуру «Последствия», желает производить как можно больше пользы.

Одним из преимуществ этой этической основы является то, что сосредоточение внимания на результатах действия является прагматическим подходом. Это помогает в ситуациях, в которых участвует много людей, некоторые из которых могут извлечь выгоду из действия, а другие - нет. С другой стороны, не всегда можно предсказать последствия действия, поэтому некоторые действия, которые, как ожидается, приведут к положительным последствиям, могут в конечном итоге навредить людям.Кроме того, люди иногда негативно реагируют на использование компромисса, которое является неотъемлемой частью этого подхода, и отшатываются от того, что цель оправдывает средства. Он также не включает заявление о том, что определенные вещи всегда ошибочны, поскольку даже самые отвратительные действия могут привести к хорошему результату для некоторых людей, и эта структура позволяет таким действиям быть этичными.

Структура обязанностей
В структуре обязанностей мы фокусируемся на обязанностях и обязательствах, которые мы имеем в данной ситуации, и рассматриваем, какие этические обязательства у нас есть, а какие вещи мы никогда не должны делать.Этическое поведение определяется выполнением своих обязанностей и правильными поступками, а целью является выполнение правильных действий.

Эта структура имеет то преимущество, что она создает систему правил, которая соответствует ожиданиям всех людей; если действие является этически правильным или требуется обязанность, оно применимо к каждому человеку в данной ситуации. Эта беспристрастность побуждает относиться ко всем с равным достоинством и уважением.

Эта концепция также фокусируется на следовании моральным правилам или долгу независимо от результата, поэтому она допускает возможность того, что кто-то мог действовать этично, даже если результат плохой.Следовательно, эта структура лучше всего работает в ситуациях, когда есть чувство обязательства, или в тех, в которых нам нужно учитывать, почему долг или обязательство предписывает или запрещает определенные действия.

Однако эта структура также имеет свои ограничения. Во-первых, он может показаться холодным и безличным, поскольку может потребовать действий, которые, как известно, причиняют вред, даже если они строго соответствуют определенному моральному правилу. Это также не дает возможности определить, какую обязанность мы должны выполнять, если мы столкнулись с ситуацией, в которой две или более обязанности противоречат друг другу.Он также может быть жестким в применении понятия долга ко всем, независимо от личной ситуации.

Структура добродетели
В рамках концепции добродетели мы пытаемся определить черты характера (положительные или отрицательные), которые могут мотивировать нас в данной ситуации. Нас волнует, какими людьми мы должны быть и что наши действия говорят о нашем характере. Мы определяем этическое поведение как то, что добродетельный человек поступил бы в данной ситуации, и мы стремимся развивать подобные добродетели.

Очевидно, что эта структура полезна в ситуациях, когда спрашивают, каким человеком нужно быть. Как способ осмыслить мир, он позволяет называть этическим широкий спектр поведения, поскольку может быть много разных типов хорошего характера и множество путей его развития. Следовательно, он принимает во внимание все аспекты человеческого опыта и их роль в этических размышлениях, поскольку считает, что все переживания, эмоции и мысли могут влиять на развитие характера.

Хотя эта схема учитывает различный человеческий опыт, она также затрудняет разрешение споров, поскольку часто может быть больше разногласий по поводу добродетельных качеств, чем этических действий. Кроме того, поскольку структура смотрит на характер, она не особенно хороша для того, чтобы помочь кому-то решить, какие действия предпринять в данной ситуации, или определить правила, которыми будут руководствоваться эти действия. Кроме того, поскольку он подчеркивает важность ролевых моделей и образования для этического поведения, иногда он может просто укрепить существующие культурные нормы как стандарт этического поведения.

Объединение рамок
Обрамление ситуации или выбора, с которыми вы сталкиваетесь, одним из представленных выше способов, позволит более четко выделить конкретные особенности. Однако следует отметить, что у каждой структуры есть свои ограничения: если сосредоточить внимание на одном наборе функций, другие важные функции могут быть скрыты. Следовательно, важно знать все три концепции и понимать, как они соотносятся друг с другом - где они могут пересекаться, а где могут отличаться.

Приведенная ниже таблица предназначена для выделения основных контрастов между тремя системами:

Consequentialist

Дежурный

Добродетель

D Избирательный процесс

Какие результаты я должен получить (или попытаться добиться)?

Каковы мои обязанности в этой ситуации и чего мне никогда не следует делать?

Каким человеком я должен быть (или попытаться быть), и что мои действия скажут о моем характере?

Фокус

Обращает внимание на будущие последствия действия для всех людей, которые будут прямо или косвенно затронуты действием.

Обращает внимание на обязанности, которые существуют до ситуации, и определяет обязанности.

Попытки различить черты характера (достоинства и пороки), которые являются или могли бы мотивировать людей, вовлеченных в ситуацию.

Определение этического поведения

Этическое поведение - это действие, которое приведет к наилучшим последствиям.

Этичное поведение предполагает всегда поступать правильно: никогда не нарушать свой долг.

Этическое поведение - это то, что добродетельный человек поступил бы в данных обстоятельствах.

Мотивация

Цель - производить как можно больше хорошего.

Цель - совершить правильное действие.

Цель - развить характер.

───

Поскольку ответы на три основных типа этических вопросов, задаваемых каждой структурой, не исключают друг друга, каждая система может быть использована для достижения хотя бы некоторого прогресса в ответах на вопросы, поставленные двумя другими.

Во многих ситуациях все три структуры приводят к одним и тем же - или, по крайней мере, очень похожим - выводам о том, что вы должны делать, хотя обычно приводят разные причины для таких выводов. .

Однако, поскольку они сосредоточены на различных этических особенностях, выводы, сделанные с помощью одной системы, иногда будут отличаться от выводов, сделанных с помощью одной (или обеих) других.


4.ПРИМЕНЕНИЕ РАМКИ К СЛУЧАЯМ:

При использовании структур для вынесения этических суждений по конкретным случаям будет полезно следовать приведенному ниже процессу.

Распознавание этической проблемы
Одна из самых важных вещей, которую нужно сделать в начале этического обсуждения, - это выявить, насколько это возможно, специфические этические аспекты рассматриваемой проблемы. Иногда то, что кажется этическим спором, на самом деле является спором о фактах или концепциях.Например, некоторые утилитаристы могут утверждать, что смертная казнь этична, потому что она сдерживает преступность и, таким образом, приносит наибольшую пользу при наименьшем вреде. Однако другие утилитаристы могут возразить, что смертная казнь не удерживает преступников и, таким образом, приносит больше вреда, чем пользы. Аргумент здесь заключается в том, какие факты говорят в пользу морали конкретного действия, а не просто в пользу морали определенных принципов. Все утилитаристы придерживались бы принципа приносить наибольшее благо при наименьшем вреде.

Учитывайте вовлеченные стороны
Еще один важный аспект, о котором следует подумать, - это различные лица и группы, на которых может повлиять ваше решение. Подумайте, кому может быть причинен вред, а кому может быть выгодно.

Соберите всю релевантную информацию
Прежде чем предпринимать какие-либо действия, рекомендуется убедиться, что вы собрали всю необходимую информацию и что были изучены все потенциальные источники информации.

Сформулируйте действия и рассмотрите альтернативы
Оцените варианты принятия решений, задав следующие вопросы:

Какое действие принесет наибольшую пользу и наименьший вред? (Утилитарный подход)

Какое действие уважает права всех, кто участвует в принятии решения? (Правозащитный подход)

Какое действие относится к людям одинаково или пропорционально? (Подход правосудия)

Какое действие служит сообществу в целом, а не только отдельным участникам?
(Подход общего блага)

Какое действие заставляет меня действовать как человек, которым я должен быть? (Подход добродетели)

Примите решение и рассмотрите его
После изучения всех возможных действий, какое из них лучше всего разрешает ситуацию? Как я отношусь к своему выбору?

Act
Многие этические ситуации вызывают дискомфорт, потому что мы никогда не можем получить всю информацию.Даже в этом случае мы должны часто действовать.

Размышляйте о результате
Каковы были результаты моего решения? Каковы были запланированные и непредвиденные последствия? Мог бы я что-нибудь изменить сейчас, когда увидел последствия?

5. ВЫВОДЫ :

Принятие этических решений требует чуткости к этическим последствиям проблем и ситуаций. Это также требует практики. Принципиально важно иметь основу для принятия этических решений.Мы надеемся, что приведенная выше информация поможет вам развить собственный опыт в принятии решений.

Благодарности:

Эта основа этического мышления является продуктом диалога и дебатов на семинаре Делая выбор: этические решения на рубеже глобальной науки , проведенном в Университете Брауна в весеннем семестре 2011 года. Он основан на этических основах, разработанных в Центре Марккула. для прикладной этики в Университете Санта-Клары и этических рамок, разработанных Центром этических дискуссий в Университете Северного Колорадо, а также этических рамок для принятия академических решений на сайте Faculty Focus, который, в свою очередь, опирается на понимание этических рамок для E -Принятие решения об обучении, 1 декабря 2008 г., Отчет о дистанционном обучении (найти URL)

Основными участниками являются Шейла Бонд и Пол Фиренце, а критический вклад внесли Джеймс Грин, Марго Гринберг, Жозефина Корин, Эмили Левой, Алиша Найк, Лаура Учик и Лиза Вайсберг.Последний раз он редактировался в мае 2013 г.

Связанные файлы

этических проблем в исследованиях стволовых клеток

Endocr Ред. 2009 Май; 30 (3): 204–213.

Программа по медицинской этике, Отделение общей внутренней медицины и Медицинский факультет Калифорнийского университета в Сан-Франциско, Сан-Франциско, Калифорния 94143

Всю корреспонденцию и запросы на перепечатку направляйте по адресу: доктору Бернарду Ло, Калифорнийский университет в Сан-Франциско. Программа Франциско по медицинской этике, 521 Parnassus Avenue, Suite C-126, Сан-Франциско, Калифорния 94143.Электронная почта: ude[email protected]

Поступило 10 июля 2008 г .; Принято 10 марта 2009 г.

Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.
Дополнительные материалы

[Примечание RPHR]

GUID: F71CC505-D7C5-47E1-80B3-6CCCEC708051

GUID: 3FA9B56E-7CE3-49CF-9AB9-C46497FDE547

Abstract

Исследования стволовых клеток открывают большие перспективы для понимания основных механизмов человеческого развития и дифференциации, а также дают надежду на новые методы лечения таких заболеваний, как диабет, травмы спинного мозга, болезнь Паркинсона и инфаркт миокарда.Однако исследования стволовых клеток человека (ЧСК) также вызывают острые этические и политические споры. Получение линий плюрипотентных стволовых клеток из ооцитов и эмбрионов чревато спорами о зарождении человеческой личности. Перепрограммирование соматических клеток для получения индуцированных плюрипотентных стволовых клеток позволяет избежать этических проблем, характерных для исследований эмбриональных стволовых клеток. Однако в любом исследовании hSC возникают сложные дилеммы, касающиеся чувствительных последующих исследований, согласия на предоставление материалов для исследования hSC, ранних клинических испытаний методов лечения hSC и надзора за исследованиями hSC.Эти этические и политические вопросы необходимо обсудить наряду с научными проблемами, чтобы гарантировать, что исследования стволовых клеток проводятся этически приемлемым образом. В этой статье представлен критический анализ этих проблем и того, как они решаются в текущих политиках.

  • I. Введение

  • II. Мультипотентные стволовые клетки

  • III. Исследование эмбриональных стволовых клеток

    • A. Существующие линии эмбриональных стволовых клеток

    • B.Новые линии эмбриональных стволовых клеток из замороженных эмбрионов

    • C. Этические проблемы донорства ооцитов для исследований

  • IV. Перенос ядра соматических клеток (SCNT)

  • V. Фетальные стволовые клетки

  • VI. Индуцированные плюрипотентные стволовые клетки (iPS-клетки)

  • VII. Клинические испытания стволовых клеток

  • VIII. Институциональный надзор за исследованиями стволовых клеток

I.Введение

ИССЛЕДОВАНИЕ СТВОЛОВЫХ КЛЕТК открывает большие перспективы для понимания основных механизмов человеческого развития и дифференциации, а также дает надежду на новые методы лечения таких заболеваний, как диабет, травмы спинного мозга, болезнь Паркинсона и инфаркт миокарда (1). Плюрипотентные стволовые клетки сохраняются в культуре и могут дифференцироваться во все типы специализированных клеток. Ученые планируют дифференцировать плюрипотентные клетки в специализированные клетки, которые можно будет использовать для трансплантации.

Однако исследования стволовых клеток человека (hSC) также вызывают острые этические и политические споры. Получение линий плюрипотентных стволовых клеток из ооцитов и эмбрионов чревато спорами относительно возникновения человеческой личности и репродукции человека. Несколько других методов получения стволовых клеток вызывают меньше этических проблем. Перепрограммирование соматических клеток для получения индуцированных плюрипотентных стволовых клеток (iPS-клетки) позволяет избежать этических проблем, характерных для эмбриональных стволовых клеток. Однако при любом исследовании hSC возникают сложные дилеммы, включая согласие на предоставление материалов для исследования hSC, ранние клинические испытания методов лечения hSC и надзор за исследованиями hSC (2).В таблице 1 обобщены этические вопросы, возникающие на разных этапах исследования стволовых клеток.

Таблица 1

Этические вопросы на разных этапах исследования стволовых клеток

ESC
Фаза исследования Этические вопросы
Донорство биологических материалов Информированное и добровольное согласие 03
Уничтожение эмбрионов
Создание эмбрионов специально для исследовательских целей
1.Выплаты донорам ооцитов
2. Медицинские риски извлечения ооцитов
3. Защита репродуктивных интересов женщин при лечении бесплодия
Использование линий стволовых клеток, полученных в другом учреждении Конфликтный закон и этические стандарты
Клинические испытания стволовых клеток Риски и преимущества экспериментального вмешательства
Информированное согласие

II.Мультипотентные стволовые клетки

Взрослые стволовые клетки и стволовые клетки пуповинной крови не вызывают особых этических проблем и широко используются в исследованиях и клинической помощи. Однако эти клетки не могут быть размножены in vitro, и окончательно не доказано, что они обладают плюрипотентностью.

A. Стволовые клетки пуповинной крови

Гематопоэтические стволовые клетки из пуповинной крови можно хранить в банках, и они широко используются для трансплантации аллогенных и аутологичных стволовых клеток при гематологических заболеваниях у детей в качестве альтернативы трансплантации костного мозга.

B. Взрослые стволовые клетки крови

Взрослые стволовые клетки встречаются во многих тканях и могут дифференцироваться в специализированные клетки в своей ткани происхождения, а также трансдифференцироваться в специализированные клетки, характерные для других тканей. Например, гемопоэтические стволовые клетки могут дифференцироваться во все три типа клеток крови, а также в нервные стволовые клетки, кардиомиоциты и клетки печени.

Взрослые стволовые клетки можно выделить с помощью плазмафереза. Они уже используются для лечения гематологических злокачественных новообразований и для коррекции побочных эффектов химиотерапии рака.Кроме того, аутологичные стволовые клетки используются в клинических испытаниях у пациентов, перенесших инфаркт миокарда. Их использование в некоторых других условиях не было подтверждено или является экспериментальным, несмотря на некоторые утверждения об обратном (3).

III. Исследование эмбриональных стволовых клеток

Линии плюрипотентных стволовых клеток могут быть получены из внутренней клеточной массы бластоцисты возрастом 5-7 дней. Однако исследование эмбриональных стволовых клеток человека (hESC) является этически и политически спорным, потому что оно связано с разрушением человеческих эмбрионов.В Соединенных Штатах вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь, является весьма спорным и тесно связан с дебатами по поводу абортов. То, что эмбрионы могут стать людьми, не оспаривается; при имплантации в матку женщины на соответствующей гормональной фазе эмбрион может имплантироваться, развиться в плод и стать живорожденным ребенком.

Некоторые люди, однако, считают, что эмбрион - это человек с таким же моральным статусом, что и взрослый или живорожденный ребенок. С точки зрения религиозной веры и моральных убеждений они считают, что «человеческая жизнь начинается с момента зачатия» и, следовательно, эмбрион - это личность.Согласно этой точке зрения, у эмбриона есть интересы и права, которые необходимо уважать. С этой точки зрения взятие бластоцисты и удаление внутренней клеточной массы для получения линии эмбриональных стволовых клеток равносильно убийству (4).

Многие другие люди по-другому смотрят на моральный статус эмбриона, например, что эмбрион становится человеком в моральном смысле на более поздней стадии развития, чем оплодотворение. Однако мало кто считает, что эмбрион или бластоциста - это просто скопление клеток, которое можно использовать для исследований без ограничений.Многие придерживаются золотой середины, что ранний эмбрион заслуживает особого уважения как потенциальный человек, но что его можно использовать для определенных типов исследований при условии хорошего научного обоснования, тщательного контроля и осознанного согласия женщины или пары на донорство. эмбрион для исследования (5).

Оппозиция исследованиям hESC часто ассоциируется с противодействием аборту и движением «за жизнь». Однако такое противодействие исследованиям стволовых клеток не является монолитным.Ряд лидеров сторонников жизни поддерживают исследования стволовых клеток с использованием замороженных эмбрионов, которые остаются после того, как женщина или пара завершили лечение бесплодия, и которые они решили не передавать другой паре. Такого мнения придерживаются, например, бывшая первая леди Нэнси Рейган и сенатор США Оррин Хэтч.

На своем веб-сайте Сената сенатор Хэтч заявляет: «Поддержка исследований эмбриональных стволовых клеток согласуется с ценностями, защищающими жизнь и семью.

«Я считаю, что человеческая жизнь начинается в утробе матери, а не в чашке Петри или холодильнике….Для меня мораль ситуации диктует, что эти эмбрионы, которые обычно выбрасываются, должны использоваться для улучшения и спасения жизней. Трагедия заключалась бы в том, что эти эмбрионы не использовались для спасения жизней, в то время как альтернатива состоит в том, чтобы их выбросить »(6).

A. Существующие линии эмбриональных стволовых клеток

В 2001 году президент Буш, который придерживается решительных взглядов на жизнь, разрешил федеральным национальным институтам здравоохранения (NIH) финансировать исследования стволовых клеток с использованием линий эмбриональных стволовых клеток, которые уже существовали в то время. , запрещая при этом финансирование NIH для получения или использования дополнительных линий эмбриональных стволовых клеток.Эта политика была ответом на растущее ощущение того, что исследования hESC открывают большие перспективы для понимания и лечения дегенеративных заболеваний, при этом все еще выступая против дальнейшего разрушения человеческих эмбрионов. Многие исследователи рассматривали финансирование NIH как необходимое условие для привлечения ученых к долгосрочному изучению базовой биологии стволовых клеток; без сильной фундаментальной научной платформы терапевтический прорыв был бы менее вероятен.

Президент Буш объяснил эту политику тем, что эмбрионы, из которых были получены эти линии, уже были уничтожены.Если разрешить исследование линий стволовых клеток, то их разрушение может принести пользу. Однако использование только существующих линий эмбриональных стволовых клеток с научной точки зрения проблематично. Первоначально NIH объявил, что более 60 линий hESC будут приемлемы для финансирования NIH. Однако большинство этих линий не подходили для исследования; например, они не были действительно плюрипотентными, были заражены или были недоступны для транспортировки. По состоянию на январь 2009 г. 22 линии hESC имеют право на финансирование NIH.Однако эти линии могут быть небезопасными для трансплантации человеку, и было показано, что давно существующие линии накапливают мутации, в том числе некоторые из них, которые, как известно, предрасполагают к раку. Кроме того, были высказаны опасения по поводу процесса получения согласия на вывод некоторых из этих утвержденных NIH линий (7). Подавляющее большинство научных экспертов, включая директора Национального института здоровья при президенте Буше, считают, что отсутствие доступа к новым линиям эмбриональных стволовых клеток препятствует прогрессу в трансплантации на основе стволовых клеток (8).Например, линии от более широкого круга доноров позволят большему количеству пациентов получить трансплантаты стволовых клеток, соответствующие человеческому лейкоцитарному агенту (9).

В настоящее время федеральные фонды не могут быть использованы для получения новых линий эмбриональных стволовых клеток или для работы с линиями чЭСК, не включенными в утвержденный список NIH. Оборудование и лабораторные помещения, финансируемые NIH, не могут использоваться для исследований неутвержденных линий hESC. Как создание новых линий hESC, так и исследования с линиями hESC, не одобренными NIH, могут проводиться при нефедеральном финансировании.Из-за этих ограничений на финансирование NIH ряд штатов учредили программы по финансированию исследований стволовых клеток, включая получение новых линий эмбриональных стволовых клеток. Калифорния, например, выделила 3 ​​миллиарда долларов в течение 10 лет на исследования стволовых клеток.

При президенте Обаме ожидается, что федеральное финансирование будет доступно для проведения исследований с линиями hESC, не включенными в список NIH, и для получения новых линий hESC из замороженных эмбрионов, пожертвованных для исследований после того, как женщина или пара использовали in vitro оплодотворение (ЭКО) определило, что они больше не нужны для репродуктивных целей.Однако федеральное финансирование может быть запрещено для создания эмбрионов специально для исследований или для получения линий стволовых клеток с использованием переноса ядра соматических клеток (SCNT) (10,11).

B. Новые линии эмбриональных стволовых клеток из замороженных эмбрионов

У женщин и пар, которые проходят лечение от бесплодия, часто остаются замороженные эмбрионы, оставшиеся после завершения лечения бесплодия. Решение относительно размещения этих замороженных эмбрионов часто является трудным для них (12). Некоторые предпочитают жертвовать оставшиеся эмбрионы на исследования, а не передавать их другой паре для репродуктивных целей или уничтожать их.При донорстве замороженного эмбриона возникает ряд этических проблем, в том числе информированное согласие женщины или пары, передающей эмбрион, согласие доноров гамет, участвующих в создании эмбриона, и конфиденциальность информации о доноре.

1. Информированное согласие на передачу материалов для исследования стволовых клеток.

Со времен Нюрнбергского кодекса информированное согласие считается основным требованием для исследований с участием людей. Согласие особенно важно при исследованиях с человеческими эмбрионами (13).Представители общественности и потенциальные доноры эмбрионов для исследований придерживаются сильных и разнообразных мнений по этому поводу. Некоторые считают все исследования эмбрионов неприемлемыми; другие поддерживают только некоторые формы исследований. Например, человек может считать исследование бесплодия приемлемым, но возражать против исследования с целью получения линий стволовых клеток или исследований, которые могут привести к патентам или коммерческим продуктам (14). Получение информированного согласия на возможное использование донорского эмбриона в будущем учитывает это разнообразие взглядов.Кроме того, люди обычно придают особое эмоциональное и моральное значение своим репродуктивным материалам по сравнению с другими тканями (15).

2. Отказ от согласия.

В Соединенных Штатах федеральные правила проведения исследований разрешают отказ от информированного согласия на использование в исследованиях деидентифицированных биологических материалов, которые не могут быть связаны с донорами (16). Таким образом, с логистической точки зрения можно будет проводить исследования эмбрионов и стволовых клеток на деидентифицированных материалах без согласия.Например, во время процедур ЭКО обычно выбрасываются ооциты, которые не могут оплодотворяться, или эмбрионы, которые не могут развиться в достаточной степени для имплантации. Эти материалы могут быть деидентифицированы, а затем использованы исследователями. Кроме того, если у пациентов с бесплодием остались замороженные эмбрионы, оставшиеся после завершения лечения, программа ЭКО обычно связывается с ними, чтобы решить, хотят ли они продолжать хранить эмбрионы (и платить ли они за хранение в морозильной камере), передать их другой бесплодной женщине или пара или отказаться от них.Если пациент решит выбросить эмбрионы, вместо этого можно будет удалить идентификаторы и использовать их для исследований. Еще одна возможность связана с замороженными эмбрионами от пациентов, которые не отвечают на запросы о принятии решения относительно утилизации замороженных эмбрионов. Некоторые практики ЭКО имеют политику отбрасывания таких эмбрионов и информируют пациентов об этой политике, когда они дают согласие на процедуры ЭКО. Опять же, вместо того, чтобы выбрасывать такие замороженные эмбрионы, логично деидентифицировать их и передать исследователям.

Однако этическое обоснование разрешения использования деидентифицированных биологических материалов для исследований без согласия не всегда справедливо для исследований эмбрионов (13). Например, одно из оснований для разрешения использования деидентифицированных материалов состоит в том, что этические риски очень низкие; не может быть нарушения конфиденциальности, что является основной проблемой в исследованиях такого типа. Второе объяснение состоит в том, что люди не возражали бы против использования их материалов таким образом, если бы их спросили.Однако это предположение не обязательно справедливо в контексте исследования эмбрионов. Исследование 2007 года показало, что 49% женщин с замороженными эмбрионами были бы готовы пожертвовать их для исследования (12). Такие доноры могут обидеться или почувствовать себя обиженными, если их замороженные эмбрионы будут использоваться для исследований, на которые они не давали согласия. Деидентификация материалов не решит их проблемы.

3. Согласие доноров гамет.

Замороженные эмбрионы могут быть созданы из сперматозоидов или ооцитов доноров, которые больше не участвуют в вспомогательной репродукции или воспитании детей.Некоторые люди утверждают, что согласие от доноров гамет не требуется для исследования эмбрионов, потому что они уступили свое право на дальнейшее использование своих гамет пациентам, получавшим искусственные репродуктивные технологии (ВРТ). Однако доноры гамет, которые хотят помочь женщинам и супружеским парам иметь детей, могут возражать против использования их генетических материалов для исследований. В одном исследовании 25% женщин, пожертвовавших ооциты для лечения бесплодия, не хотели, чтобы созданные эмбрионы использовались в исследованиях (17). Этот процент не является неожиданным, потому что репродуктивные материалы имеют особое значение, и многие люди в Соединенных Штатах выступают против исследований эмбрионов.Мало что известно о пожеланиях доноров спермы относительно исследований.

Существуют существенные практические различия между получением согласия на исследование эмбрионов от доноров ооцитов и от доноров спермы. Клиники АРТ могут легко обсудить вопрос о донорстве для исследования с донорами ооцитов во время визитов для стимуляции и извлечения ооцитов. Однако большинство клиник АРТ получают донорскую сперму из банков спермы и, как правило, не имеют прямого контакта с донорами. Кроме того, сперма часто передается анонимно банкам спермы с соблюдением строгих положений о конфиденциальности.

Из уважения к донорам гамет их пожелания относительно получения стволовых клеток должны быть определены и соблюдены (13). Доноры гамет, которые хотят помочь женщинам и супружеским парам иметь детей, могут возражать против использования их генетических материалов для исследований. Конкретное согласие на исследование стволовых клеток от доноров эмбрионов и гамет было рекомендовано Национальной академией наук 2005 г. в Руководстве по исследованиям стволовых клеток человека и было принято Калифорнийским институтом регенеративной медицины (CIRM), государственным агентством, финансирующим исследования стволовых клеток. (18,19).Это требование согласия не обязательно означает, что эмбрионы являются людьми или что гаметы или эмбрионы являются объектами исследования.

4. Конфиденциальность донорской информации.

Конфиденциальность должна быть тщательно защищена в исследованиях эмбрионов и чЭСК, поскольку нарушение конфиденциальности может стать причиной нежелательной огласки или даже преследования доноров со стороны противников исследования чЭСК (20). Хотя идентифицирующая информация о донорах должна быть сохранена в случае аудита Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в рамках процесса утверждения новых методов лечения, опасения по поводу конфиденциальности могут удерживать некоторых доноров от согласия на повторный контакт.

В последнее время конфиденциальность личной медицинской информации была нарушена в результате преднамеренных нарушений со стороны персонала, взломов компьютерных хакеров, а также в результате потери или кражи портативных компьютеров. Файлы, содержащие данные о лицах, чьи гаметы или эмбрионы использовались для получения линий hESC, должны быть защищены с помощью повышенных мер безопасности (20). Любой компьютер, на котором хранятся такие файлы, должен быть заперт в безопасном помещении и защищен паролем, а доступ должен быть ограничен минимальным числом лиц на основе строгой служебной необходимости.Вход в компьютерное хранилище также должен быть ограничен с помощью ключа-карты или аналогичной системы, которая фиксирует каждую запись. Журналы аудита доступа к информации должны регулярно проверяться на предмет несоответствующего доступа. Файлы с идентификаторами должны быть защищены от копирования и дважды зашифрованы, причем один из ключей должен находиться у высокопоставленного должностного лица учреждения, не участвующего в исследованиях стволовых клеток. Компьютер, на котором хранятся эти данные, не должен быть подключен к Интернету. Чтобы защитить информацию от повестки в суд, следователи должны получить федеральный сертификат конфиденциальности.Также следует учитывать человеческий фактор при нарушении конфиденциальности. Персонал, имеющий доступ к этим идентификаторам, может пройти дополнительную проверку биографических данных, интервью и обучение. Персонал, ответственный за ведение этой конфиденциальной базы данных и контакты с любым донором, не должен входить в состав какой-либо исследовательской группы.

Исследование hESC с использованием свежих ооцитов, пожертвованных для исследований, также поднимает несколько дополнительных этических проблем, которые мы обсудим ниже (21).

C. Этические опасения по поводу донорства ооцитов для исследований

Обеспокоенность по поводу донорства ооцитов специально для исследований особенно серьезна после скандала с Хванем в Южной Корее, в ходе которого были сфабрикованы широко разрекламированные заявления о получении линий SCNT человека.Помимо научного мошенничества, скандал был связан с ненадлежащими платежами донорам ооцитов, серьезными недостатками в процессе получения информированного согласия, ненадлежащим влиянием на персонал и молодых ученых в качестве доноров и неприемлемо высокой частотой медицинских осложнений при донорстве ооцитов (22,23). , 24). В Калифорнии некоторые законодатели и представители общественности заявили, что клиники по лечению бесплодия преуменьшают риски донорства ооцитов (19). CIRM ввел в действие несколько средств защиты женщин, жертвующих ооциты, в рамках финансируемых государством исследований стволовых клеток.

1. Медицинские риски при извлечении ооцитов.

Медицинские риски извлечения ооцитов включают синдром гиперстимуляции яичников, кровотечение, инфекцию и осложнения анестезии (25). Эти риски можно минимизировать путем исключения доноров с высоким риском этих осложнений, тщательного мониторинга количества развивающихся фолликулов и корректировки дозы хорионического гонадотропина человека, вводимой для индукции овуляции или отмены цикла (25).

Поскольку тяжелый синдром гиперовуляции может потребовать госпитализации или хирургического вмешательства, женщины, сдающие ооциты для исследований, должны быть защищены от затрат, связанных с осложнениями, связанными с гормональной стимуляцией и извлечением ооцитов (19).В США нет всеобщего медицинского страхования. Честно говоря, женщины, которые подвергаются инвазивной процедуре в интересах науки и не получают оплаты сверх расходов, не должны нести никаких затрат на лечение осложнений. Даже если у женщины есть медицинская страховка, доплаты и отчисления могут быть значительными, и если она позже подаст заявку на индивидуальное страхование здоровья, ее взносы могут оказаться непомерно высокими. Компенсация за травмы, полученные в результате исследований, была рекомендована несколькими У.S. Panel (26), но не был принят из-за трудностей с расчетом долгосрочного актуарного риска и оценкой влияющих факторов, которые могут способствовать или вызывать нежелательные явления.

Требование бесплатной медицинской помощи при краткосрочных осложнениях донорства ооцитов возможно. В Калифорнии научно-исследовательские институты должны обеспечить бесплатное лечение доноров ооцитов в случае прямых и ближайших медицинских осложнений при извлечении ооцитов в рамках исследований, финансируемых государством. Термин «прямой и непосредственный» - это юридическая концепция, определяющая, насколько тесно травма должна быть связана с событием или условием, чтобы возложить ответственность за травму на лицо, выполнившее событие или создавшее состояние.Полисы коммерческого страхования доступны для покрытия краткосрочных осложнений при извлечении ооцитов. CIRM позволяет государственным грантам на стволовые клетки покрывать стоимость такой страховки. Обоснование возложения ответственности за лечение на исследовательские учреждения состоит в том, что они находятся в лучшем положении, чем отдельные исследователи, для определения страховых полисов и у них будет стимул рассмотреть вопрос о распространении такого покрытия на другие травмы, полученные в результате исследований.

2. Защита репродуктивных интересов женщин при лечении бесплодия.

Если женщины, проходящие лечение от бесплодия, делятся ооцитами с исследователями - либо их собственные, либо от донора ооцитов - их перспективы репродуктивного успеха могут быть поставлены под угрозу, поскольку для репродуктивных целей доступно меньшее количество ооцитов (21). В этой ситуации врач, занимающийся извлечением ооцитов и лечением бесплодия, должен уделять приоритетное внимание репродуктивным потребностям пациентки при ЭКО. Ооциты самого высокого качества следует использовать в репродуктивных целях (21).

Как описано в Разделе B.2 , в программах ЭКО некоторые ооциты не могут оплодотворяться, а некоторые эмбрионы не могут развиться в достаточной степени для имплантации. Такие материалы могут быть переданы исследователям. Чтобы защитить репродуктивные интересы доноров, необходимо принять ряд мер безопасности (20). Что касается донорства свежих эмбрионов для исследований, решение эмбриолога о том, что эмбрион не подходит для имплантации и, следовательно, от него следует отказаться, является предметом суждения. Точно так же определение того, что ооцит не смог оплодотвориться и, следовательно, не может быть использован для воспроизводства, является требованием суждения.Во избежание конфликта интересов эмбриолог не должен знать, согласилась ли женщина на пожертвование на исследование, а также не должен получать финансирование из грантов, связанных с исследованием. Кроме того, лечащие врачи по лечению бесплодия не должны знать, согласны ли их пациенты жертвовать материалы для исследования.

3. Выплата донорам ооцитов.

Политики многих юрисдикций в отношении выплат донорам ооцитов противоречивы. Возмещение донорам ооцитов личных расходов не представляет этических проблем, поскольку доноры не получают финансовой выгоды от участия в исследовании.Однако оплата донорам ооцитов сверх разумных личных расходов вызывает споры, и юрисдикции имеют противоречивую политику, которая также может быть внутренне непоследовательной (27,28).

Можно привести веские аргументы как за, так и против выплаты донорам ооцитов, превышающих их расходы (29). С одной стороны, некоторые возражают, что такие выплаты побуждают женщин брать на себя чрезмерный риск, особенно женщин с низким уровнем образования, у которых ограниченные возможности трудоустройства, как это произошло в хванском скандале.Однако такие опасения по поводу ненадлежащего влияния могут быть устранены без запрета на оплату. Например, участникам могут быть заданы вопросы, чтобы убедиться, что они понимают ключевые особенности исследования и чувствуют, что у них есть выбор в отношении участия (19). Кроме того, тщательный мониторинг и корректировка доз гормонов могут минимизировать риски, связанные с донорством ооцитов (25). Еще одно возражение состоит в том, что оплата труда женщин, предоставляющих ооциты для исследований, подрывает человеческое достоинство, поскольку человеческие биологические материалы и интимные отношения обесцениваются, если эти материалы покупаются и продаются как товары (14,30).

С другой стороны, некоторые утверждают, что несправедливо запрещать выплаты донорам ооцитов для исследований, в то же время позволяя женщинам получать тысячи долларов США для прохождения тех же процедур по предоставлению ооцитов для лечения бесплодия (29). Более того, здоровым добровольцам, мужчинам и женщинам, платят за прохождение других инвазивных исследовательских процедур, таких как биопсия печени, в исследовательских целях. Более того, запреты на оплату донорства ооцитов для исследований критиковались как патерналистские, лишающие женщин права принимать самостоятельные решения (31).С практической точки зрения, без такой оплаты очень сложно привлечь доноров ооцитов для исследования.

4. Информированное согласие на донорство ооцитов.

В Калифорнии CIRM ввел повышенные требования к информированному согласию на донорство ооцитов для исследований (19). Правила CIRM выходят за рамки требований раскрытия информации донорам ооцитов (19). Главный этический вопрос заключается в том, ценят ли доноры ключевую информацию о донорстве ооцитов, а не просто то, была ли им раскрыта эта информация или нет.Как обсуждалось ранее, в других условиях исследования участники исследования часто не понимают информацию в подробных формах согласия (32). Таким образом, CIRM считает, что раскрытие информации, хотя и необходимо, не является достаточным для гарантии информированного согласия. В исследованиях, финансируемых CIRM, донорам ооцитов необходимо задавать вопросы, чтобы убедиться, что они понимают ключевые особенности исследования (19). Оценка понимания возможна, поскольку она проводилась в других исследовательских контекстах, таких как испытания средств профилактики ВИЧ в развивающихся странах (33).Согласно показаниям, представленным CIRM, оценка понимания также проводилась в отношении донорства ооцитов для служб клинического бесплодия.

IV. Перенос ядра соматических клеток (SCNT)

Линии плюрипотентных стволовых клеток, ядерная ДНК которых соответствует конкретному человеку, имеют несколько научных преимуществ. Линии стволовых клеток, сопоставленные с людьми с конкретными заболеваниями, могут служить в качестве моделей in vitro, заболеваний, выяснять патофизиологию заболеваний и проверять потенциальные новые методы лечения.Линии, предназначенные для конкретных людей, также обещают индивидуальную трансплантацию аутологичных стволовых клеток.

Один из подходов к созданию таких линий - использование SCNT, техники, которая позволила создать овечку Долли. В SCNT перепрограммирование достигается после переноса ядерной ДНК из клетки-донора в ооцит, из которого было удалено ядро. Однако создание линий стволовых клеток человека SCNT на сегодняшний день не только невозможно с научной точки зрения, но и является спорным с этической точки зрения (34,35).

A. Этические проблемы SCNT

1. Возражения против создания эмбрионов специально для исследований.

Некоторые люди, возражающие против SCNT, считают, что создание эмбрионов с намерением использовать их для исследований и их уничтожение в этом процессе нарушает уважение к зарождающейся человеческой жизни. Даже те, кто поддерживает получение линий стволовых клеток из замороженных эмбрионов, которые в противном случае были бы отброшены, иногда отвергают намеренное создание эмбрионов для исследований. В качестве опровержения, однако, некоторые утверждают, что плюрипотентные сущности, созданные посредством SCNT, биологически и этически отличаются от эмбрионов (36).

2. Возражения против воспроизводства человека с использованием SCNT.

Есть несколько веских возражений против использования SCNT для репродукции человека. Во-первых, из-за ошибок при перепрограммировании генетического материала клонированные эмбрионы животных не могут активировать ключевые эмбриональные гены, а новорожденные клоны неправильно экспрессируют сотни генов (37,38). Риск серьезных врожденных дефектов у людей будет недопустимо высоким. Во-вторых, даже если бы SCNT можно было безопасно проводить на людях, некоторые считают, что это нарушает человеческое достоинство и подрывает традиционные, фундаментальные моральные, религиозные и культурные ценности (34).Клонированный ребенок будет иметь только одного генетического родителя и будет генетическим двойником этого родителя. С этой точки зрения, клонирование приведет к тому, что детей будут рассматривать скорее как «продукты продуманного производственного процесса, чем как« подарки », которые их родители готовы принять такими, какие они есть». Более того, клонирование нарушило бы «естественные границы между поколениями» (34). По этим причинам клонирование в репродуктивных целях считается морально неправильным и незаконным в ряде штатов. Более того, некоторые люди утверждают, что, поскольку метод SCNT может быть использован для воспроизведения, его разработка и использование для фундаментальных исследований должны быть запрещены.

3. Использование ооцитов животных для создания линий SCNT с использованием ДНК человека.

Из-за нехватки человеческих ооцитов для исследования SCNT некоторые ученые хотят использовать нечеловеческие ооциты для получения линий с использованием ядерной ДНК человека. Эти так называемые «цитоплазматические гибридные эмбрионы» вызывают ряд этических проблем. Некоторые противники опасаются создания химер - мифических зверей, которые выглядят наполовину людьми и наполовину животными и имеют характеристики как людей, так и животных (39). Оппоненты могут испытывать глубокое моральное беспокойство или отвращение, не выражая своих опасений более конкретно.Некоторые люди считают, что такие гибридные эмбрионы противоречат моральному порядку, воплощенному в мире природы и законах природы. С этой точки зрения, у каждого вида есть определенная моральная цель или цель, которую человечество не должно пытаться изменить. Другие рассматривают такие исследования как неуместное преодоление видовых барьеров, что должно быть неизменной частью естественного замысла. Наконец, некоторые обеспокоены тем, что могут быть попытки имплантировать эти эмбрионы в репродуктивных целях.

В качестве опровержения сторонники такого исследования указывают, что биологические определения видов не являются естественными и неизменными, а являются эмпирическими и прагматическими (40,41,42).Гибриды животных и животных различных видов, такие как мул, существуют и не считаются неприемлемыми с моральной точки зрения. Более того, в медицинских исследованиях человеческие клетки обычно вводятся нечеловеческим животным и включаются в их функционирующие ткани. Действительно, это широко применяется в исследованиях со всеми типами стволовых клеток, чтобы продемонстрировать, что клетки плюрипотентны или дифференцировались в клетки желаемого типа. Кроме того, некоторые проблемы могут быть решены посредством строгого надзора (40), например, запрета репродуктивного использования этих эмбрионов и ограничения развития in vitro и до 14 дней или развития примитивной полоски, ограничений, которые широко приняты для других исследований чЭСК. .Наконец, некоторые люди считают отвращение per se неубедительным руководством к этическим суждениям. Люди расходятся во мнениях относительно того, что отвратительно, и их взгляды со временем могут измениться. Переливание крови и трансплантация трупных органов изначально считались отвратительными, но теперь они стали широко распространенной практикой. Более того, после публичного обсуждения и обучения многие люди преодолевают свои первоначальные опасения.

V. Стволовые клетки плода

Плюрипотентные стволовые клетки могут быть получены из ткани плода после аборта.Однако использование тканей плода является спорным с этической точки зрения, потому что оно связано с абортом, против чего многие люди возражают. В соответствии с федеральными правилами исследования с тканями плода разрешены при условии, что возможность передачи ткани для исследования рассматривается только после принятия решения о прерывании беременности. Это требование сводит к минимуму возможность того, что на решение женщины о прерывании беременности может повлиять перспектива участия ткани в исследовании. В настоящее время проходит фаза 1 клинических испытаний болезни Баттена, летального дегенеративного заболевания, поражающего детей, с использованием нервных стволовых клеток, полученных из ткани плода (43,44).

VI. Индуцированные плюрипотентные стволовые клетки (iPS-клетки)

Соматические клетки могут быть перепрограммированы с образованием плюрипотентных стволовых клеток (45,46), называемых индуцированными плюрипотентными стволовыми клетками (iPS-клетки). Эти линии iPS-клеток будут иметь ДНК, совпадающую с ДНК доноров соматических клеток, и будут полезны в качестве моделей заболеваний и, возможно, для аллогенной трансплантации.

Ранние клеточные линии iPS были получены путем вставки генов, кодирующих факторы транскрипции, с использованием ретровирусных векторов. Исследователи пытались устранить опасения, связанные с безопасностью внедрения онкогенов и инсерционного мутагенеза.Перепрограммирование было успешно выполнено без известных онкогенов и с использованием аденовирусных векторов, а не ретровирусных векторов. Следующим шагом была недавняя демонстрация того, что человеческие эмбриональные фибробласты могут быть перепрограммированы до плюрипотентного состояния с использованием плазмиды с пептидно-связанной кассетой репрограммирования (47,48). Мало того, что перепрограммирование было выполнено без использования вируса, трансген может быть удален после завершения перепрограммирования. Конечная цель - вызвать плюрипотентность без генетических манипуляций.Из-за нерешенных проблем с iPS-клетками, которые в настоящее время исключают их использование для клеточной терапии, большинство ученых призывают к продолжению исследований с hESC (49).

iPS-клетки избегают жарких споров по поводу этики исследования эмбриональных стволовых клеток, поскольку не используются эмбрионы или ооциты. Кроме того, поскольку биопсия кожи для получения соматических клеток является относительно неинвазивной, риск для доноров вызывает меньше опасений по сравнению с донорством ооцитов. Президентский совет по биоэтике назвал iPS-клетки «этически беспроблемными и приемлемыми для использования на людях» (39).Ни передача материалов для получения iPS-клеток, ни их получение не вызывают особых этических проблем.

A. Последующие исследования

Некоторые потенциальные последующие применения производных iPS-клеток могут быть настолько чувствительными, что ставит под сомнение согласие первоначальных доноров соматических клеток на такое использование (50). iPS-клетки будут широко использоваться исследователями, которые будут проводить различные исследования с iPS-клетками и их производными, используя общепринятые и общепринятые научные практики, такие как:

  • Генетические модификации клеток

  • Инъекция производных клеток в нечеловеческих животных, чтобы продемонстрировать их функции, включая инъекции в мозг нечеловеческих животных.

  • Крупномасштабное секвенирование генома

  • Совместное использование клеточных линий с другими исследователями с соответствующей защитой конфиденциальности и

  • Патентование научных открытий и разработка коммерческих тестов и методов лечения без разделения гонорара с донорами (51) .

Эти стандартные методы исследования широко используются в других типах фундаментальных исследований, включая исследования стволовых клеток из других источников. Как правило, доноры биологических материалов явно не информируются об этих исследовательских процедурах, хотя такое раскрытие теперь предлагается для полногеномного секвенирования (52,53).

Такие исследования имеют фундаментальное значение в биологии стволовых клеток, например, для характеристики линий и демонстрации их плюрипотентности. Крупномасштабное секвенирование генома позволит получить представление о патогенезе заболевания и выявить новые цели для лечения. Инъекции человеческих стволовых клеток в мозг нечеловеческих животных потребуются для доклинических испытаний клеточной терапии многих состояний, таких как болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера и инсульт.

Однако некоторые последующие исследования могут также вызвать этические проблемы.Например, крупномасштабное секвенирование генома может вызвать опасения по поводу конфиденциальности и конфиденциальности. Доноры могут посчитать это нарушением конфиденциальности, если ученые будут знать их будущую предрасположенность ко многим генетическим заболеваниям. Кроме того, можно повторно идентифицировать донора деидентифицированной крупномасштабной последовательности генома, используя информацию из судебно-медицинских баз данных ДНК или в интернет-компании, предлагающей индивидуальное геномное тестирование (54,55). Другие доноры могут возражать против введения их клеток животным.Например, они могут выступать против всех исследований на животных или иметь религиозные возражения против смешения видов людей и животных. Инъекция человеческих нейральных клеток-предшественников нечеловеческим животным вызвала этические опасения по поводу развития у животных характеристик, которые считаются исключительно человеческими (56,57). Тем не менее, другие доноры могут не захотеть патентовать клеточные линии, полученные из их биологических материалов, в качестве шага к разработке новых тестов и методов лечения. Люди вряд ли откажутся от таких возражений, даже если клеточные линии были деидентифицированы или даже если с момента первоначального пожертвования прошло много лет.Таким образом, может возникнуть противоречие между уважением автономии доноров и получением научной пользы от исследований, которое может быть разрешено в процессе получения согласия на первоначальное пожертвование материалов.

Было бы прискорбно, если бы линии iPS-клеток, которые оказались чрезвычайно полезными с научной точки зрения (например, из-за устойчивого роста в тканевой культуре), нельзя было бы использовать в дополнительных исследованиях из-за возражений донора соматических клеток. Один из подходов, позволяющих избежать этого, состоит в том, чтобы преимущественно использовать соматические клетки от доноров, которые готовы разрешить все такие базовые исследования стволовых клеток и чтобы с ними связывались для будущих чувствительных исследований, которые нельзя ожидать во время получения согласия (50).Донорам также может быть предложено согласие на дополнительные специфические типы чувствительных, но не фундаментальных последующих исследований, таких как аллогенная трансплантация другим людям и исследования в области репродукции, включающие создание тотипотентных сущностей.

Поскольку эти опасения по поводу согласия на чувствительные последующие исследования также применимы к другим типам стволовых клеток, было бы разумно ввести аналогичные стандарты для согласия на пожертвование материалов для получения других типов стволовых клеток.Однако эти опасения особенно важны для iPS-клеток из-за широко распространенного мнения, что эти клетки не вызывают серьезных этических проблем, и потому, что они, вероятно, будут играть все более важную роль в исследованиях стволовых клеток.

VII. Клинические испытания стволовых клеток

Трансплантация клеток, полученных из плюрипотентных стволовых клеток, открывает новые перспективы эффективных методов лечения. Однако такая трансплантация также связана с большой неопределенностью и возможностью серьезных рисков. Было показано, что некоторые методы лечения стволовыми клетками являются эффективными и безопасными, например, трансплантация гемопоэтических стволовых клеток при лейкемии и лечение ожогов и заболеваний роговицы на основе эпителиальных стволовых клеток (58).Однако «в мире есть несколько клиник, которые уже эксплуатируют надежды пациентов, предлагая эффективную терапию стволовыми клетками для тяжелобольных пациентов, как правило, за большие суммы денег, но без надежного научного обоснования, прозрачности, надзора или защиты пациентов» ( 58). Поддерживая медицинские инновации в очень ограниченных обстоятельствах, Международное общество исследований стволовых клеток осудило такое использование недоказанной трансплантации hSC.

Эти клинические испытания должны следовать этическим принципам, которыми руководствуются все клинические исследования, включая надлежащий баланс рисков и преимуществ и информированное, добровольное согласие.Также необходимы дополнительные этические требования для улучшения дизайна испытаний, координации научных и этических обзоров, проверки понимания участниками ключевых особенностей испытания и обеспечения публикации отрицательных результатов (59). Эти меры уместны из-за в высшей степени инновационного характера вмешательства, ограниченного опыта работы с людьми и больших надежд пациентов, у которых нет эффективных методов лечения.

A. Риски и предполагаемые преимущества при клинических испытаниях стволовых клеток

Риски инновационных вмешательств на основе стволовых клеток включают «образование опухоли, иммунологические реакции, неожиданное поведение клеток и неизвестные долгосрочные последствия для здоровья» (58).Доказательства безопасности и доказательства принципа должны быть получены с помощью соответствующих доклинических исследований на соответствующих моделях животных или с помощью исследований на людях аналогичных клеточных вмешательств. Требования к доказательству принципа и безопасности должны быть выше, если клетки подвергались интенсивным манипуляциям in vitro или были получены из плюрипотентных стволовых клеток (58).

Однако даже с этими мерами предосторожности из-за высоко инновационного характера вмешательства и ограниченного опыта у людей могут возникнуть непредвиденные серьезные побочные эффекты.В более ранних клинических испытаниях трансплантации дофаминергических нейронов плода людям с болезнью Паркинсона трансплантированные клетки не улучшали клинические исходы (60,61). Действительно, примерно у 15% пациентов, перенесших трансплантацию с опозданием, развились дискинезии, приводящие к потере трудоспособности, при этом некоторым потребовалась абляционная операция для купирования этих побочных эффектов (60,61). Хотя трансплантированные клетки, локализованные в целевых областях мозга, прижились и функционировали, чтобы производить намеченные нейротрансмиттеры, должным образом регулируемая физиологическая функция не была достигнута.Участники испытаний фазы I могут не полностью осознавать возможность того, что трансплантация чЭСК может ухудшить их состояние.

B. Информированное согласие в ранних клинических испытаниях стволовых клеток

Проблемы с информированным согласием хорошо задокументированы в клинических испытаниях фазы I. Участники клинических испытаний рака обычно ожидают, что они лично выиграют от испытания, хотя основная цель испытаний фазы I - проверить безопасность, а не эффективность (62). Эта тенденция рассматривать клинические исследования как приносящие личную пользу была названа «терапевтическим заблуждением» (32,63).Анализ клинических испытаний рака показывает, что информация в формах согласия в целом является адекватной. Однако на ранней фазе I клинических испытаний генного переноса описания исследователями непосредственной пользы для участников обычно были расплывчатыми, двусмысленными и неопределенными (64).

Участники фазы I клинических испытаний стволовых клеток могут переоценить свои преимущества и недооценить риски. Научное обоснование трансплантации hSC и доклинические результаты могут показаться убедительными.Кроме того, весьма оптимистичное освещение в прессе может укрепить нереалистичные надежды.

Некоторые меры могут улучшить информированное согласие в ранних клинических испытаниях на основе стволовых клеток (59). Во-первых, исследователи должны реалистично описать риски и предполагаемые преимущества. Исследователи должны объяснить разницу между долгосрочными надеждами на эффективное лечение и неопределенностью, присущей любому исследованию фазы I. Участники исследований фазы I должны понимать, что это вмешательство никогда ранее не применялось на людях для лечения конкретного состояния, что исследователи не знают, сработает ли оно так, как предполагалось, и что подавляющее большинство участников исследований фазы I не получают прямая выгода.

Во-вторых, исследователи в клинических испытаниях hESC должны обсуждать более широкий спектр информации с потенциальными участниками, чем в других клинических испытаниях. Доктрина информированного согласия требует, чтобы исследователи обсуждали с потенциальными участниками информацию, имеющую отношение к их решению добровольно участвовать в клиническом испытании (65). Как правило, соответствующая информация касается характера изучаемого вмешательства, а также рисков и предполагаемых преимуществ. Однако при трансплантации чЭСК немедицинские проблемы могут быть важными или даже решающими для некоторых участников.Люди, которые считают эмбрион имеющим моральный статус человека, вероятно, будут категорически возражать против пересадки чЭСК. Хотя это вмешательство может принести им пользу с медицинской точки зрения, такие люди могут рассматривать его как соучастие в безнравственном поступке. Таким образом, исследователи в клинических испытаниях трансплантации чЭСК должны проинформировать соответствующих участников о том, что трансплантированный материал произошел от человеческих эмбрионов.

В-третьих, и это наиболее важно, исследователи должны убедиться, что участники реалистично понимают клиническое испытание (59).Ключевым этическим вопросом об информированном согласии является не то, что исследователи раскрывают в формах согласия или обсуждениях, а то, что понимают участники клинических испытаний. В других контекстах некоторые исследователи убедились, что участники понимают ключевые особенности испытания, оценивая свое понимание. В клинических испытаниях ВИЧ в развивающихся странах, где утверждалось, что участники не понимали этого испытания, многие исследователи сейчас тестируют каждого участника, чтобы убедиться, что он или она понимают основные особенности исследования (33).Такая прямая оценка понимания участниками исследования рекомендуется в более широком смысле в контекстах, в которых вероятны недопонимания (26). Мы настаиваем на проведении таких тестов понимания в фазе I испытаний трансплантации hSC (58,59).

Пристальное внимание к согласию в инновационных клинических испытаниях может предотвратить споры в будущем. В ранних клинических испытаниях трансплантации органов, имплантируемого полностью искусственного сердца и переноса генов возникновение серьезных побочных эффектов привело к утверждениям о том, что участники исследования не совсем понимали природу исследования (66,67,68).Возникшие в результате этические противоречия вызвали негативную огласку и привели к задержкам в последующих клинических испытаниях.

VIII. Институциональный надзор за исследованиями стволовых клеток

Исследования стволовых клеток человека поднимают некоторые этические вопросы, выходящие за рамки миссии институциональных наблюдательных советов (ЭСО) по защите людей, а также опыта членов ЭСО. Должно быть веское научное обоснование использования человеческих ооцитов и эмбрионов для получения новых линий человеческих стволовых клеток. Однако обычно ЭСО не проводят углубленную научную экспертизу.Некоторые этические вопросы в исследованиях hESC не связаны с защитой людей, например, опасение, что трансплантация человеческих стволовых клеток нечеловеческим животным может привести к характеристикам, которые считаются исключительно человеческими.

A. Комитет по надзору за исследованиями стволовых клеток (SCRO)

Институциональный SCRO с соответствующими научными и этическими знаниями, а также общественные члены должны быть созваны в каждом учреждении для рассмотрения, утверждения и надзора за исследованиями стволовых клеток (18, 69,70).SCRO необходимо будет тесно сотрудничать с IRB и, в случае исследований на животных, с институциональным комитетом по уходу за животными и их использованию. Из-за деликатного характера исследования hSC, SCRO должен включать неаффилированных и непрофессиональных членов, которые могут обеспечить учет интересов общественности.

B. Использование линий стволовых клеток, полученных в другом учреждении

Совместное использование стволовых клеток между учреждениями способствует научному прогрессу и сводит к минимуму количество используемых ооцитов, эмбрионов и соматических клеток.Однако этические проблемы возникают, если исследователи работают с линиями, выведенными в других юрисдикциях, в условиях, которые не были бы разрешены в их учреждении. Исследователи и SCRO должны отличать основные этические стандарты, принятые на основе международного консенсуса - информированное согласие и приемлемый баланс преимуществ и рисков, - от стандартов, которые различаются в зависимости от юрисдикции и культуры. Использование линий, происхождение которых нарушает основные стандарты, подорвало бы этическое проведение исследования, создавая стимулы для других нарушать эти стандарты.

Процесс обзора должен быть сосредоточен на тех типах производных hSC, которые вызывают повышенный уровень этической озабоченности (71). Линии hSC, полученные с использованием свежих ооцитов и эмбрионов, требуют тщательного изучения из-за опасений по поводу медицинских рисков донорства ооцитов, чрезмерного влияния и неудач в достижении репродуктивных целей женщины, проходящей лечение от бесплодия.

Дилеммы возникают, когда доноры исследовательских ооцитов получают платежи, превышающие их расходы, и такие платежи не разрешены в юрисдикции, где будут использоваться клетки hSC.Например, Соединенное Королевство ввело в действие четкую политику, разрешающую такую ​​оплату после публичных консультаций и обсуждений, и предоставило причины для обоснования своего решения (72,73,74,75). Юрисдикции, которые запрещают платежи, должны принять такую ​​тщательно продуманную политику как разумное расхождение во мнениях по сложному вопросу. Опасения по поводу оплаты должно быть меньше, если линии были получены из замороженных эмбрионов, оставшихся после лечения ЭКО, а донорам платили в репродуктивном контексте. Такие платежи, которые производились до того, как фактически рассматривалась возможность пожертвования на исследование, не являются стимулом для исследования чЭСК (71).

Другие дилеммы возникают с линиями hESC, полученными из эмбрионов с использованием доноров гамет. Как обсуждалось ранее, явное согласие на использование репродуктивных материалов в исследованиях стволовых клеток должно быть получено от любых доноров гамет, а также доноров эмбрионов (13,76). Исключение может быть сделано для «дедушек и дедушек» более старых линий, полученных из замороженных эмбрионов, созданных до того, как такое явное согласие стало стандартом ухода, например, до рекомендаций Национальной академии наук 2005 г. (76). Использование таких старых линий уместно, поскольку было бы неразумно ожидать от врачей соблюдения стандартов, которые еще не были разработаны (71).Было бы также приемлемо для линий бабушек и дедушек, если бы доноры гамет согласились на неопределенное будущее исследование или передали контроль над замороженными эмбрионами женщине или паре в ЭКО. Тем не менее, вывод должен соответствовать этическим и юридическим стандартам, действовавшим на момент вывода строки.

Таким образом, исследования hSC предлагают захватывающие возможности для научных достижений и новых методов лечения, но также поднимают некоторые сложные этические и политические вопросы. Эти вопросы необходимо обсудить наряду с научными проблемами, чтобы гарантировать, что исследования стволовых клеток проводятся этически приемлемым образом.

Сноски

Эта работа была поддержана грантом 1 UL1 RR024131-01 Национальных институтов здравоохранения (NIH) Национального центра исследовательских ресурсов (NCRR) и Дорожной картой медицинских исследований NIH, а также Фондом Гринволла. Его содержание является исключительной ответственностью авторов и не обязательно отражает официальную точку зрения NCRR или NIH.

Б.Л. является сопредседателем Рабочей группы по стандартам научной и медицинской отчетности Калифорнийского института регенеративной медицины.

Раскрытие информации Резюме: Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Впервые опубликовано в Интернете 14 апреля 2009 г.

Сокращения: ART, Искусственные репродуктивные технологии; hESC, эмбриональные стволовые клетки человека; hSC, человеческие стволовые клетки; iPS-клетки, индуцированные плюрипотентные стволовые клетки; IRB, институциональный наблюдательный совет; ЭКО, in vitro, оплодотворение; SCNT, перенос ядра соматической клетки.

Ссылки

  • Комитет по биологическому и биомедицинскому применению исследований стволовых клеток, Комиссия по наукам о жизни, Национальный исследовательский совет, Совет по неврологии и поведенческому здоровью, Институт медицины 2002 Стволовые клетки и будущее регенеративной медицины.Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press [Google Scholar]
  • Lo B 2009 Решение этических дилемм в клинических исследованиях. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс, Уилкинс [Google Scholar]
  • Смит С., Невз В., Тейтельбаум С. 2007 Взрослые и эмбриональные стволовые клетки: методы лечения. Science 316: 1422–1423; ответ автора, 1422–1423 [PubMed] [Google Scholar]
  • 2004 Мониторинг исследований стволовых клеток. Вашингтон, округ Колумбия: Президентский совет по биоэтике [Google Scholar]
  • Отчет Группы исследований человеческих эмбрионов, 1994 г.Бетесда, Мэриленд: Национальные институты здравоохранения [Google Scholar]
  • 17 июля 2001 г. Заявление сенатора Оррина Г. Хэтча об исследовании стволовых клеток. Доступно по адресу: http://hatch.senate.gov/public/index.cfm? FuseAction = PressReleases.Print & PressRelease_id = fca0c5e3–40c8–4cd3-822e-efff0f2633de & suppresslayouts = true & IsTextOnly = True. По состоянию на 18 декабря 2008 г. [Google Scholar]
  • Streiffer R 2008 Информированное согласие и федеральное финансирование исследований стволовых клеток. Hastings Cent Rep, 38: 40–47 [PubMed] [Google Scholar]
  • Алансо-Зальдивар Р., Каплан К. 2007 Ослабление ограничений стволовых клеток.Los Angeles Times, 20 марта 2007 г .; A1 [Google Scholar]
  • Dawson L, Bateman-House AS, Mueller Agnew D, Bok H, Brock DW, Chakravarti A, Greene M, King PA, O'Brien SJ, Sachs DH, Schill KE, Siegel A, Solter D, Suter SM, Verfaillie CM, Walters LB, Gearhart JD, Faden RR 2003 Проблемы безопасности в клеточных интервенционных испытаниях. Fertil Steril 80: 1077–1085 [PubMed] [Google Scholar]
  • 2009 г. Вновь введен счет стволовых клеток. The New York Times, 27 февраля 2009 г .; A15 [Google Scholar]
  • Hulse C 2009 Демократы обсуждают методы прекращения запрета стволовых клеток.The New York Times, 3 января 2009 г .; A11 [Google Scholar]
  • Lyerly AD, Faden RR 2007 Эмбриональные стволовые клетки. Готовность сдать замороженные эмбрионы для исследования стволовых клеток. Science 317: 46–47 [PubMed] [Google Scholar]
  • Lo B, Chou V, Cedars MI, Gates E, Taylor RN, Wagner RM, Wolf L, Yamamoto KR 2003 Согласие доноров на исследования эмбрионов и стволовых клеток . Science 301: 921 [PubMed] [Google Scholar]
  • Радин М.Дж. 1996 Спорные товары.Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar]
  • 1998 Вспомогательные репродуктивные технологии. Нью-Йорк: Целевая группа штата Нью-Йорк по вопросам жизни и права; 165–169 [Google Scholar]
  • 1999 Исследование биологических материалов, хранящихся у человека. Роквилл, Мэриленд: Национальная консультативная комиссия по биоэтике [Google Scholar]
  • Kalfoglou AL, Geller G 2000 Последующее исследование с участием доноров ооцитов, изучающее их опыт, знания и отношение к использованию их ооцитов и результатам донорства .Fertil Steril 74: 660–667 [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет и Институт медицины 2005 г. Рекомендации по исследованию эмбриональных стволовых клеток человека. Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press [Google Scholar]
  • Lomax GP, Hall ZW, Lo B 2007 Ответственный надзор за исследованиями стволовых клеток человека. Медицинские и этические стандарты Калифорнийского института регенеративной медицины. PLoS Med 4: e114 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lo B, Zettler P, Cedars MI, Gates E, Kriegstein AR, Oberman M, Reijo Pera R, Wagner RM, Wuerth MT, Wolf LE , Yamamoto KR 2005 Новая эра в этике исследования стволовых клеток человеческого эмбриона.Стволовые клетки 23: 1454–1459 [PubMed] [Google Scholar]
  • Levens ED, DeCherney AH 2008 Исследование человеческих ооцитов: этика донорства и защиты доноров. JAMA 300: 2174–2176 [PubMed] [Google Scholar]
  • Holden C 2006 Корейский скандал со стволовыми клетками. Шаттен: Комиссия Питта находит «ненадлежащее поведение», но не проступок. Science 311: 928 [PubMed] [Google Scholar]
  • Chong S 2006 Нарушение научной дисциплины. Исследования документально подтверждают еще больше проблем для исследователей стволовых клеток.Science 311: 754–755 [PubMed] [Google Scholar]
  • Chong S, Normile D 2006 Стволовые клетки. Как молодые корейские исследователи помогли разжечь скандал. Science 311: 22–25 [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет и институт медицины 2007 Оценка медицинских рисков донорства человеческих ооцитов для исследования стволовых клеток. Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press [Google Scholar]
  • 2001 Этические и политические вопросы в исследованиях с участием людей.Роквилл, Мэриленд: Национальная консультативная комиссия по биоэтике [Google Scholar]
  • Spar D 2007 Торговля яйцами - понимание рынка человеческих ооцитов. N Engl J Med 356: 1289–1291 [PubMed] [Google Scholar]
  • 2007 г. Пожертвование. Глава 8. Fertil Steril 87: S28 [Google Scholar]
  • Hyun I 2006 Справедливая оплата или необоснованное побуждение? Nature 442: 629–630 [PubMed] [Google Scholar]
  • Holland S 2001 Спорные товары на обоих концах жизни: покупка и продажа гамет, эмбрионов и тканей тела.Kennedy Inst Ethics J 11: 263–284 [PubMed] [Google Scholar]
  • Steinbock B 2004 Оплата за донорство яйцеклеток и суррогатное материнство. Mt Sinai J Med 71: 255–265 [PubMed] [Google Scholar]
  • Аппельбаум PS, Lidz CW 2008 Терапевтическое заблуждение. В: Emanuel EJ, Grady C, Crouch RA, Lie RK, Miller FG, Wendler D, eds. Оксфордский учебник этики клинических исследований. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 633–644 [Google Scholar]
  • Woodsong C, Karim QA 2005 Модель, разработанная для улучшения информированного согласия: опыт сети испытаний средств профилактики ВИЧ.Am J Public Health 95: 412–419 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • 2002 Клонирование человека и человеческое достоинство: этическое исследование. Вашингтон, округ Колумбия: Президентский совет по биоэтике [Google Scholar]
  • 1997 Клонирование человека. Роквилл, Мэриленд: Национальная консультативная комиссия по биоэтике [Google Scholar]
  • McHugh PR 2004 Зигота и «клонот» - этическое использование эмбриональных стволовых клеток. N Engl J Med 351: 209–211 [PubMed] [Google Scholar]
  • Jaenisch R 2004 Клонирование человека - наука и этика ядерной трансплантации.N Engl J Med 351: 2787–2791 [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет и институт медицины 2002 Научные и медицинские аспекты репродуктивного клонирования человека. Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press [Google Scholar]
  • 2005 Белая книга: альтернативные источники плюрипотентных стволовых клеток человека. Вашингтон, округ Колумбия: Президентский совет по биоэтике [Google Scholar]
  • Управление оплодотворения человека и эмбриологии 2007 Гибриды и химеры: результаты консультации.Доступно по адресу: http: // www. hfea.gov.uk/en/1581.html. Проверено 22 сентября 2007 г. [Google Scholar]
  • Robert JS 2006 Наука и этика создания полулюдейных животных в биологии стволовых клеток. FASEB J 20: 838–845 [PubMed] [Google Scholar]
  • Бейлис Ф., Роберт Дж. С. 2007 Химеры, относящиеся к полулюдям: беспокойство по поводу фактов, исследование этики. Am J Bioeth 7: 41–45 [PubMed] [Google Scholar]
  • Обзор клинических испытаний: нейрональный цероид липофусциноз (NCL, часто называемый болезнью Баттена).Доступно по адресу: http://www.stemcellsinc.com/clinicaltrials/clinicaltrials.html. По состоянию на 4 марта 2009 г. [Google Scholar]
  • 18 декабря 2008 г. StemCells, Inc. получает одобрение FDA на начало клинических испытаний клеток HuCNS-SC при миелиновой болезни. Доступно по адресу: http://www.stemcellsinc.com/news/081218.html. По состоянию на 3 марта 2009 г. [Google Scholar]
  • Такахаши К., Танабе К., Охнуки М., Нарита М., Ичисака Т., Томода К., Яманака С. 2007 Индукция плюрипотентных стволовых клеток из фибробластов взрослого человека определенными факторами.Ячейка 131: 861–872 [PubMed] [Google Scholar]
  • Park IH, Arora N, Huo H, Maherali N, Ahfeldt T., Shimamura A, Lensch MW, Cowan C, Hochedlinger K, Daley GQ 2008 Специфично для заболевания индуцированные плюрипотентные стволовые клетки. Cell 134: 877–886 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Каджи К., Норрби К., Пака А., Милейковский М., Мохсени П., Вольтьен К. 1 марта 2009 г. Безвирусная индукция плюрипотентности и последующее удаление акторов перепрограммирования. Nature 10.1038 / nature07864 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Woltjen K, Michael IP, Mohseni P, Desai R, Mileikovsky M, Hämäläinen R, Cowling R, Wang W, Liu P, Gertsenstein M, Kaji K, Sung HK, Nagy A 1 марта 2009 г. Транспозиция piggyBac перепрограммирует фибробласты в индуцированные плюрипотентные стволовые клетки.Nature 10.1038 / nature07863 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Международное общество исследования стволовых клеток, 2008 г. Поддержите открытое письмо. Поддержите все формы исследований стволовых клеток. Доступно по адресу: http://www.isscr.org/ScienceStatementEndorsers.cfm. По состоянию на 7 января 2009 г. [Google Scholar]
  • Aalto-Setala K, Conklin BR, Lo B 24 февраля 2009 г. Получение согласия на будущие исследования индуцированных плюрипотентных клеток: возможности и проблемы. ПЛоС Биол 10.1371 / журнал.pbio.1000042 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Коробкин Р 2007 Стволовые клетки века. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета [Google Scholar]
  • Колфилд Т., Макгуайр А.Л., Чо М., Бьюкенен Дж. А., Берджесс М. М., Данилчик Ю., Диас К. М., Фрайер-Эдвардс К., Грин С. К., Ходош М. А., Юенгст Е. Т., Кей Дж, Кедес Л., Кнопперс Б.М., Лемменс Т., Меслин Э.М., Мерфи Дж., Нуссбаум Р.Л., Отловски М., Пуллман Д., Рэй П.Н., Шугарман Дж., Тиммонс М. 2008 Рекомендации по этике исследований для исследования полного генома: заявление о консенсусе.PLoS Biol 6: e73 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Макгуайр А.Л., Колфилд Т., Чо МК 2008 Этика исследования и проблема секвенирования всего генома. Nat Rev Genet 9: 152–156 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lowrance WW, Collins FS 2007 Этика. Идентифицируемость в геномных исследованиях. Science 317: 600–602 [PubMed] [Google Scholar]
  • Макгуайр А.Л., Гиббс Р.А. 2006 Генетика. Больше не деидентифицирован. Science 312: 370–371 [PubMed] [Google Scholar]
  • Greely HT, Cho MK, Hogle LF, Satz DM 2007 Думая о человеческом нейроне мыши.Am J Bioeth 7: 27–40 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Greely HT, Cho MK, Hogle LF, Satz DM 2007 Ответ на открытые комментарии коллег по теме «Размышления о человеческом нейроне мыши. ” Am J Bioeth 7: W4–6 [PubMed] [Google Scholar]
  • Hyun I, Lindvall O, Ahrlund-Richter L, Cattaneo E, Cavazzana-Calvo M, Cossu G, De Luca M, Fox IJ, Gerstle C, Гольдштейн Р.А., Эрмерен Дж., Хай К.А., Ким Х.о., Ли ХП, Леви-Лахад Э, Ли Л., Ло Б., Маршак Д.Р., Макнаб А., Манси М., Накаучи Х., Рао М., Рук Х.М., Валлес К.С., Шривастава А., Sugarman J, Taylor PL, Veiga A, Wong AL, Zoloth L, Daley GQ 2008 г. В новых рекомендациях ISSCR подчеркиваются основные принципы ответственных исследований трансляционных стволовых клеток.Cell Stem Cell 3: 607–609 [PubMed] [Google Scholar]
  • Lo B, Kriegstein A, Grady D 2008 Клинические испытания трансплантации стволовых клеток: руководящие принципы для научного и этического обзора. Clin Trials 5: 517–522 [PubMed] [Google Scholar]
  • Olanow CW, Goetz CG, Kordower JH, Stoessl AJ, Sossi V, Brin MF, Shannon KM, Nauert GM, Perl DP, Godbold J, Freeman TB 2003 г. Двойное слепое контролируемое испытание двусторонней трансплантации черного плода при болезни Паркинсона. Ann Neurol 54: 403–414 [PubMed] [Google Scholar]
  • Freed CR, Greene PE, Breeze RE, Tsai WY, DuMouchel W, Kao R, Dillon S, Winfield H, Culver S, Trojanowski JQ, Eidelberg D, Fahn S 2001 Трансплантация эмбриональных дофаминовых нейронов при тяжелой болезни Паркинсона.N Engl J Med 344: 710–719 [PubMed] [Google Scholar]
  • Joffe S, Cook EF, Cleary PD, Clark JW, Weeks JC 2001 Качество информированного согласия в клинических испытаниях рака: перекрестное исследование. Lancet 358: 1772–1777 [PubMed] [Google Scholar]
  • Lidz CW, Appelbaum PS, Grisso T., Renaud M 2004 Терапевтическое заблуждение и оценка рисков в клинических испытаниях. Soc Sci Med 58: 1689–1697 [PubMed] [Google Scholar]
  • Хендерсон Г.Е., Дэвис А.М., Кинг Н.М., Истер М.М., Циммер С.Р., Ротшильд Б.Б., Уилфонд Б.С., Нельсон Д.К., Черчилль LR 2004 г. Неопределенная польза: исследователи 'взгляды и сообщения в ранней фазе испытаний генного переноса.Mol Ther 10: 225–231 [PubMed] [Google Scholar]
  • Berg JW, Lidz CW, Appelbaum PS 2001 Информированное согласие: юридическая теория и клиническая практика. 2-е изд. Нью-Йорк: Oxford University Press [Google Scholar]
  • Fox RC, Swazey JP 1992 Запасные части. Нью-Йорк: Oxford University Press [Google Scholar]
  • Couzin J, Kaiser J 2005 Генная терапия. Когда дело Гельсингера заканчивается, генная терапия терпит еще один удар. Science 307: 1028 [PubMed] [Google Scholar]
  • Steinbrook R 2008 Дело Гелсингера.В: Emanuel EJ, Grady C, Crouch RA, Lie RK, Miller FG, Wendler D, eds. Оксфордский учебник этики клинических исследований. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 110–120 [Google Scholar]
  • Zettler P, Wolf LE, Lo B 2007 Установление процедур институционального надзора за исследованиями стволовых клеток. Acad Med 82: 6–10 [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет и Институт медицины 2008 Поправки к руководствам национальных академий по исследованиям эмбриональных стволовых клеток человека.Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press [Google Scholar]
  • Lo B, Parham L, Broom C, Cedars M, Gates E, Giudice L, Halme DG, Hershon W., Kriegstein A, Kwok PY, Oberman M, Roberts C, Wagner R 2009 Импорт линий плюрипотентных стволовых клеток человека, полученных в другом учреждении: адаптация обзора к этическим соображениям. Cell Stem Cell 4: 115–123 [PubMed] [Google Scholar]
  • Управление оплодотворения человека и эмбриологии 2007 Свод правил. 7-е изд. Доступно по адресу: http: // www.hfea.gov.uk/en/371. html. Проверено 16 октября 2008 г. [Google Scholar]
  • Human Fertilization and Embryology Authority 2007 Донорство яйцеклеток для исследований: защита доноров. Доступно по адресу: http://www.hfea.gov.uk/en/1417.html. Проверено 18 октября 2008 г. [Google Scholar]
  • Human Fertilization and Embryology Authority 2006 Регулирование донорского зачатия: консультации по политике и нормативным мерам, влияющим на донорство спермы, яйцеклеток и эмбрионов в Соединенном Королевстве.Доступно по адресу: http://www.hfea.gov.uk/docs/SeedConsult.pdf. Проверено 18 октября 2008 г. [Google Scholar]
  • Human Fertilization and Embryology Authority 21 февраля 2007 г. Заявление HFEA о пожертвовании яйцеклеток для исследований. Доступно по адресу: http://www.hfea.gov.uk/cps/rde/xchg/SID-3F57D79B-EF42B079/hfea/ hs.xsl / 1491.html. По состоянию на 8 марта 2007 г. [Google Scholar]
  • 2005 г. Руководство по исследованию эмбриональных стволовых клеток человека. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press [Google Scholar]

Frontiers | Этика реализма в виртуальной и дополненной реальности

«Не делай того, что тебе ненавистно.В этом весь Закон; остальное - объяснение; пойди и узнай это ». (Золотое правило взаимности, отрицательная форма, Гиллель).

Введение

Золотое правило взаимности («относитесь к другим так, как вы хотели бы, чтобы они относились к вам») присутствует в большинстве философских традиций и религий, и его можно рассматривать как фундаментальный нравственный императив человека. Первый и самый положительный аспект виртуальной реальности (VR) заключается в том, что с ее помощью люди могут испытать золотое правило в действии.Например, виртуальная реальность может помещать людей виртуально в тело другого человека, так что член «внутренней группы» может временно занимать тело и положение члена «внешней группы»: человек с бледной кожей может временно иметь темную кожу (Maister et al. , 2013, 2015; Peck et al., 2013; Banakou et al., 2016) или наоборот, взрослый может стать ребенком (Banakou et al., 2013; Tajadura-Jiménez et al., 2017), а кто-то может испытать мир, в котором они выше или ниже своего реального роста (Yee and Bailenson, 2007; Freeman et al., 2013).

Помимо смены тел, виртуальная реальность позволяет получить множество возможных переживаний от первого лица. Например, можно подвергнуться виртуальному представлению фобического агента (например, пауков): участник знает, что не реально, но ощущает , как если бы он был. Благодаря этому VR все чаще используется в терапевтических целях, включая обезболивание (Matamala-Gomez et al., 2019) и лечение фобий и тревожных расстройств (Freeman et al., 2017). Терапевтический потенциал в других сферах уже был экспериментально протестирован, например, для физической реабилитации (Levin et al., 2015), для реабилитации насильственных преступников (Seinfeld et al., 2018) и для оценки симптомы и нейрокогнитивный дефицит у людей, страдающих психозом или находящихся в группе риска (Rus-Calafell et al., 2018). Его использование в учебных целях в нескольких областях, включая, среди прочего, военную промышленность, медицину, хирургию и реагирование на стихийные бедствия, также набирает популярность (Spiegel, 2018; Vehtari et al., 2019). Все эти преимущества зависят от того, насколько опыт воспринимается как реальный. Разумно предположить, что больший реализм в этих сценариях виртуальной реальности увеличивает их эффективность.

В дополненной реальности (AR) виртуальные функции добавляются в реальную среду с помощью какого-либо устройства (например, очков или смартфона), и для представленной информации часто требуется фактическое местоположение пользователя. Например, посещая некоторые руины, можно было увидеть изображение того, как раньше выглядело это место, наложенное на останки.Это полезно не только для исторических представлений, но и для образовательных целей (например, для архитекторов и инженеров). С помощью AR можно также визуализировать продукт перед его покупкой - даже виртуально опробовать - или увидеть соответствующую информацию на лобовом стекле автомобиля. AR также предлагает огромную ценность для компаний, которые используют его в маркетинговых целях. Как и в случае с VR, увеличение реалистичности технологии AR, вероятно, усилит ее влияние.

Кроме того, системы VR и AR (XR) могут использоваться для визуализации данных, промышленного дизайна в архитектуре и городском планировании и, естественно, для развлечений - игровая индустрия имеет огромный потенциал в этой области (Brey, 1999, 2008; Wassom , 2014).Более того, сегодня обычным явлением является возможность разговаривать в виртуальном (VR) или реальном (AR) пространстве с другим человеком, который физически находится где-то в другом месте, но чье виртуальное представление находится в том же пространстве, что в конечном итоге может снизить потребность в поездки для встреч.

Однако, несмотря на все преимущества, технология XR поднимает множество интересных и важных этических вопросов, о которых читатели должны знать. Например, тот факт, что XR позволяет человеку взаимодействовать с виртуальными персонажами, ставит вопрос о том, следует ли применять золотое правило взаимности к вымышленным виртуальным персонажам и, с развитием инструментов, обеспечивающих больший реализм, должно ли это также распространяться на виртуальные представления реальных людей.

Таким образом, в этом смысле неправильно ли совершать аморальные поступки в виртуальной реальности? Это исследуется в пьесе Дженнифер Хейли «Пустота» (2013), где в полностью иммерсивном виртуальном мире мужчина занимается педофилией. Столкнувшись с полицией в реальности (в пьесе), он утверждает, что это безопасный способ реализовать свои неприемлемые побуждения, не причиняя никому никакого вреда. Как заявил Джайлс Фрейзер в газете The Guardian: «Даже глядя на постановку и аплодируя ей, я чувствовал себя каким-то образом соучастником или, по крайней мере, слишком большим количеством людей в том, что я воображал.Некоторые мысли не следует думать. Некоторые идеи следует выбросить из головы ». Но, с другой стороны, «Управление воображением - это высший фашизм. Возьмите «Девятнадцать восемьдесят четыре» Оруэлла. Но суть в том, что воображение не отрезано от последствий. Мы все в конечном итоге сформированы тем, что мы представляем ».

Последний пункт был частью аргумента Брея (1999), который рассматривал этические проблемы, связанные с виртуальной реальностью. Следуя кантианской этике долга (разновидность золотого правила), он утверждал, что это фундаментальный моральный принцип, «что люди обязаны относиться к другим людям с уважением, то есть относиться к ним как к цели, а не как к средству, или поступать с ними так, как можно ожидать от других.Но применимо ли это к виртуальным персонажам? Он привел два аргумента в пользу того, что это так. Во-первых, следуя Канту в отношении обращения с животными, мы должны относиться к виртуальным персонажам с уважением, потому что в противном случае мы можем в конечном итоге также плохо относиться к людям (обратите внимание, что это философский, а не эмпирический аргумент). Во-вторых, если мы относимся к виртуальным персонажам с неуважением или жестоко к ним относимся, это может нанести психологический вред людям, которых эти персонажи могут представлять.Конечно, это происходит в фильмах постоянно (подумайте о «плохих парнях» в фильмах, они часто представлены как представители определенных этнических групп или социального класса). В XR все по-другому: в фильмах это другие люди, которые плохо относятся к другим людям, тогда как в XR это могут быть мы сами, или другие (виртуальные или онлайн) люди могут плохо относиться к нам. Хотя это уже происходит в видеоиграх, особенно когда персонаж в видеоигре виден и управляется от первого лица, XR идет еще дальше в том смысле, что он может чувствовать себя более реальным, если участник полностью воплощен. как этот персонаж.Таким образом, Брей приходит к выводу, что разработчики приложений VR, также применимых к AR, должны учитывать возможные аморальные действия, которые они могут изобразить или позволить своим участникам выполнять.

Следует отметить, что причинение вреда само по себе не всегда может быть нежелательным. Например, в законе велась активная дискуссия о том, может ли причинение вреда по обоюдному согласию, когда преступник утверждает, что жертва согласилась на причинение вреда, оправдать себя (Bergelson, 2007). Другой пример: по закону дети могут быть вакцинированы от болезней для общего блага, даже если родители считают это потенциально вредным для детей.Утилитарная философия выбора действий, которые максимизируют счастье и минимизируют боль для наибольшего числа людей, также может оправдать причинение вреда, опять же для большего блага. Однако есть также исследования, предполагающие, что моральные суждения могут зависеть не от результата, а от действий, связанных с его достижением. Например, в известной задаче о троллейбусе (Thomson, 1985) сбежавший троллейбус на пути собирается убить 5 ничего не подозревающих людей, но его можно перенаправить на другой путь, где он убьет только 1 человека, таким образом спасая пятерых.Утилитаризм предполагает, что отклонение троллейбуса - правильное действие, даже если оно связано с причинением вреда одному человеку. Однако люди находят личное столкновение «тяжелого человека» с моста, чтобы заблокировать троллейбус (Hauser et al., 2007), более нежелательным, чем нажатие на рычаг, чтобы сбросить тяжелого человека с моста, даже если оба действия приведут именно к тот же результат. Некоторые эксперименты, демонстрирующие этот результат, обсуждаются в Miller et al. (2014). Интересно то, что виртуальная реальность оказалась отличным методом для выяснения того, как люди могут вести себя на практике в подобных обстоятельствах, а не того, как они думают, что они могут вести себя, отвечая на анкету (Pan and Slater, 2011 ; Navarrete et al., 2012; Фридман и др., 2014; Skulmowski et al., 2014).

Этика использования XR

Прежде чем мы углубимся в этику конкретного аспекта XR - суперреализма - мы должны рассмотреть этические вопросы, которые уже обсуждались относительно использования XR в целом. Как обсуждается ниже, некоторые из этих проблем усугубляются увеличением реалистичности виртуального опыта.

В научном контексте использование технологии XR регулируется этическими руководящими принципами и законами, которые различаются в разных странах, но, как правило, придерживаются некоторых общих принципов.В Соединенном Королевстве, например, типичные требования этики исследований в научном контексте включают уважение автономии и достоинства людей, научную ценность, социальную ответственность и максимизацию пользы и минимизацию вреда.

Помимо рисков в исследовании в целом (например, воздействие на уязвимых людей, воздействие на деликатные темы, проблемы, связанные с данными, влияние на физическое и психологическое благополучие, а также на социальное положение участников), XR-исследование также необходимо учитывать риски, присущие этой технологии.Behr et al. (2005) резюмирует эти риски в исследовании VR следующим образом: (i) укачивание; (ii) информационная перегрузка; (iii) усиление опыта (любое чувство может усиливаться в среде VR, потенциально напрягая способности участников справляться с ситуацией, вызывая тем самым неблагоприятные реакции), и (iv) когнитивные, эмоциональные и поведенческие нарушения после повторного входа в реальный мир после VR опыт. Хотя они были описаны для VR, они также действительны для AR (особенно ii – iv).

Вышеупомянутое относится к тому, что происходит в научной лаборатории в строго контролируемых условиях, при условии проверки и надзора со стороны властей. Тем не менее, XR находится на грани того, чтобы стать массовым потребительским продуктом, и, поскольку мы знаем, что присутствие, опыт от первого лица и свобода действий являются очень мощными сигналами для мозга о том, что «это действительно происходит», необходимо уделять пристальное внимание демонстрация насилия или оскорбительного поведения в этих контекстах.

Уже есть литература по этике использования VR и AR.Некоторые авторы обсуждают это подробно и поднимают ряд вопросов, важных для индустрии XR и практикующих специалистов, и, в конечном итоге, для рассмотрения регулирующими органами на различных уровнях (Wassom, 2014; Madary and Metzinger, 2016):

• Виртуальное воплощение может привести к эмоциональным, когнитивным и поведенческим изменениям. Хотя до настоящего времени исследовались те методы, которые обычно считались полезными для человека и общества (например, против расовой дискриминации), существует вероятность того, что тот же метод может быть использован во вредных целях.

• Выход из VR может быть проблематичным в некоторых обстоятельствах, когда люди жили в виртуальном фантастическом мире с улучшенным виртуальным телом. Это обратная сторона положительных эффектов переноса, которые, как известно, возникают при психологической терапии с использованием виртуальной реальности.

• Длительное и частое использование XR может привести к тому, что люди будут отдавать предпочтение виртуальному миру над реальным.

• Должно быть ясно, какова юридическая и этическая ответственность за действия, выполняемые на расстоянии, если они воплощены в виртуальном теле или удаленном роботе, управляемом каким-либо интерфейсом.Предположим, удаленное представление причиняет психологический или физический вред другим. Кто несет ответственность - особенно в случае, когда участник может утверждать, что его или его намерения не были должным образом реализованы через интерфейс, так что вредоносное поведение не было запланировано? В случае физического робота, к какой правовой юрисдикции относится проблема - участнику, роботу или производителю робота?

• В XR можно будет представить ситуации, которые могут нанести психологический вред, например, представление умерших родственников, с которыми можно будет взаимодействовать.Неясно, повлияет ли это, например, на процесс принятия после потери или может вызвать такие чувства, как горе или гнев.

• Технология XR очень убедительна - в этом весь смысл и в этом то, как она проявляет свои преимущества (например, обучение реагированию на стихийные бедствия в виртуальной среде является формой убеждения). Тем не менее, убеждение может быть использовано в злонамеренных целях, например, чтобы побудить кого-то сделать что-то, чего он, естественно, не сделал бы, или даже сделать что-то незаконное или аморальное.

• Сбор, использование и передача личных данных третьим лицам - обширная тема, заслуживающая пристального внимания. Поскольку могут собираться большие объемы личных данных, эти данные могут быть взломаны и / или использованы в злонамеренных целях. Особое значение имеют сбор данных, включая, например, распознавание лиц, политику обмена данными (должен ли правительство или другие третьи стороны иметь доступ к тому, что вы делаете виртуально?), Мошенничество с использованием чьих-либо данных или личных данных, а также поддельные коммерческие транзакции (например, вы купить товар через фальшивый виртуальный магазин, который крадет ваши банковские реквизиты).

• Виртуальное насилие и порнография будут легко доступны - как сейчас в видеоиграх и в Интернете - и они станут более реальными. Это может иметь серьезные социальные последствия.

Цель этого списка (и есть другие вопросы) - поставить проблемы. Некоторые из них - совершенно новые проблемы. Хотя XR в основном ограничивался лабораторией, клиникой и учебными / образовательными учреждениями, эти вопросы можно рассматривать как достойные обсуждения в академических кругах и в бизнесе.Теперь, когда XR вот-вот станет инструментом, широко используемым в обществе, они могут стать насущными проблемами. Конкретный набор проблем может быть вызван тем, что мы называем « суперреализм », где элементы и даже переживания в виртуальной или дополненной реальности могут стать неотличимы от реальности.

Сверхреализм

Очень качественный визуальный и поведенческий реализм виртуальных людей становится все более вероятным и доступным в ближайшем будущем. Например, Facebook, как и Dimension Studios, проводит исследования и разработки в этой области с впечатляющими результатами.Со временем ситуация будет только улучшаться, поскольку исследователи и компании будут тратить на эту проблему все больше ресурсов. В этом разделе мы рассмотрим некоторые последствия.

Высококачественная сенсорная обратная связь

В гипотетическом суперреализме мы сначала требуем, чтобы сенсорный рендеринг стал настолько высокого качества, что он стал бы неотличимым от реальности. Достижения в области компьютерной графики, такие как трассировка лучей в реальном времени, световое излучение и, что самое важное, рендеринг светового поля, значительно сократили разрыв между фотографическим реализмом и виртуальным реализмом за последние три десятилетия.Однако доказательства (такие, какие есть) предполагают, что в контексте того, как люди реагируют на события и ситуации в XR, уровень такого визуального реализма не так важен, как можно было бы представить. Люди считали виртуальную реальность привлекательной даже в конце 1980-х и 1990-х годах, когда качество было на порядок хуже, чем сейчас, и, например, люди стали беспокоиться о том, что аудитория некачественный рендеринг (Pertaub et al., 2002), или стоя перед виртуальной ямой (Usoh et al., 1999). Зиммонс и Пантер (2003) обнаружили, что участники демонстрировали одинаковый уровень тревоги перед ямой независимо от того, какой из пяти уровней визуализации использовался (от каркаса до радиосигнала).В двух экспериментах (Slater et al., 2009; Yu et al., 2012) снова было обнаружено, что более высокое качество рендеринга (трассировка лучей в реальном времени или метод на основе светового поля) по сравнению с рендерингом более низкого качества не влияет на отзывы участников. Однако динамических элементов рендеринга, таких как тени в реальном времени и отражения, которые перемещались вместе с движениями участника, действительно усиливали тревогу в ответ на событие в виртуальной среде.

В сегодняшних XR-системах улучшенному визуальному реализму все больше способствуют стереоскопическое зрение, отслеживание головы и глаз для достижения синхронизации с движениями глаз человека.Рендеринг звука с эффектом присутствия также может быть очень реалистичным. Тем не менее, есть еще большой путь к тактильному рендерингу; рукопожатия и легкие прикосновения к плечу можно делать, но не так, как это будет доступно потребителям в ближайшем будущем. Достижения последних лет включают создание воздушного вихря для создания тактильной обратной связи на расстоянии (Sodhi et al., 2013) и интегрированные в кожу беспроводные интерфейсы, которые представляют собой потенциально значительный прогресс в области тактильной обратной связи (Yu et al., 2019). Однако тактильная обратная связь - это только половина тактильного интерфейса. Также требуется обратная связь по силе (например, вас толкает виртуальный человеческий персонаж). Несмотря на то, что существуют достижения в области тактильных устройств с силовой обратной связью в определенных областях, таких как здравоохранение и хирургия, например, (Vaughan et al., 2016; Rose et al., 2018), проблема с тактильной обратной связью по силе заключается в том, что они необходимы для громоздких и дорогие робототехнические устройства и отсутствие общности. С помощью зрения или звука, в принципе, можно визуализировать все, что угодно.Куда бы участники ни посмотрели в VR, они что-то увидят и услышат. Однако для случайного столкновения их колена с движущимся виртуальным объектом требуется устройство, которое может создавать случайные эффекты в любом месте тела. Вряд ли в ближайшем будущем это будет реализовано в качестве потребительского продукта. Обонятельные сигналы (запахи) также недоступны на уровне потребителей и вряд ли появятся в течение некоторого времени, хотя в этом направлении есть успехи (Niedenthal et al., 2019; Yanagida et al., 2019). Поэтому в первую очередь нас интересуют визуальные и поведенческие аспекты суперреализма.

Сенсорный ввод и синхронизация - далеко не единственные аспекты сверхреализма. Например, если изображены люди, то они не только должны выглядеть реальными (например, с точки зрения геометрии, отражения света, рассеяния света и т. Д.), Но и их поведение должно быть реалистичным, начиная от незначительных изменений в выражении лица, движениях глаз, тела. движения и жесты, изменения складок одежды при движении персонажей. Реализм включает в себя персонажей, которые явно видят и смотрят на участника, и могут участвовать в значимых взаимодействиях, даже если не в разговорах.В некоторой степени это становится возможным благодаря объемному захвату и рендерингу людей - конечно, на стороне рендеринга, если еще не в отношении взаимодействия.

Устройство-зазор

Даже если бы все это было достигнуто, существует еще одна проблема: виртуальные представления в VR должны отображаться через устройство. Головные дисплеи (HMD) сегодня и в обозримом будущем не могут отображаться с разрешением, близким к разрешению естественного зрения, вместе с горизонтальным полем обзора более 180 градусов и вертикальным полем около 150 градусов. мнение, которое есть у людей.Более того, сам факт надевания HMD отделяет реальность от виртуальной реальности, так что, если участников не заставят каким-то образом забыть, что они носят HMD, они не будут поверить, , что виртуальный сценарий является реальным. Мы называем это устройством , которое обеспечивает четкую границу между реальностью и виртуальной реальностью посредством надевания устройств.

AR может отличаться по отношению к устройству-зазору. Мы можем представить себе будущее, в котором устройства с дополненной реальностью станут такими же повсеместными, как сегодня смартфоны, и люди, как правило, носят устройства долгое время, например, на улице.Так как «реальность» будет ощущаться через устройство, виртуальные аспекты могут стать неотличимыми от реальных - хотя при условии значительного прогресса в отношении поля зрения и разрешения. Соответственно, разрыв между устройствами, возможно, уменьшается или может даже быть устранен в системе AR, где «известная основная истина» (реальный мир) объединяется с виртуальным контентом, который подчиняется законам физики и с которым участник может взаимодействовать. Таким образом, системы AR создают парадокс визуально подтвержденной истины, состоящий из одновременного появления реальной истины и возможной (виртуальной) истины, что, возможно, еще больше усложняет разделение реального и виртуального миров.Эта концепция может представить вариант сверхреализма, в котором то, что, по мнению участника, он / она знает о реальном мире, может быть изменено в виртуальном опыте. С другой стороны, сама реальность наземной истины может повысить реализм виртуальных аспектов, очевидно присутствующих в физической реальности.

Физический реализм против психологического

Несмотря на достижения в области реализма в XR, чрезвычайно важно различать веру и иллюзию .Мы не предполагаем, что в обозримом будущем люди на самом деле будут поверить в , что виртуальные ситуации и события реальны. За последние 25 лет проведено множество исследований, которые показывают, что люди, тем не менее, реагируют на реалистично в виртуальных средах, даже если они с уверенностью знают, что ничего реального не происходит (Slater and Sanchez-Vives, 2016). Следовательно, многие проблемы, возникающие в отношении сверхреализма, могут быть применимы даже к сегодняшним системам XR.Например, кто-то может автоматически, не задумываясь, попытаться сесть на виртуальный стул, не имеющий аналогов в реальности, что может нанести вред.

Поэтому стоит отметить, что существует разница между физическим и психологическим реализмом, первый относится к физическому внешнему виду виртуальных функций, а второй - к психологическому ощущению, что то, что происходит виртуально в мире XR, может происходить. в реальности. Ожидается, что (физический) суперреализм в XR-системах, достигнутый за счет достижений в компьютерной графике, обеспечивающих больший фотографический реализм, улучшение сенсорной обратной связи и возможность взаимодействия с виртуальными элементами, среди прочего, также увеличивает ощущение реальности виртуального опыта. я.е., психологический реализм.

Наихудшие этические проблемы сверхреализма

В этом разделе мы очерчиваем некоторые возможные этические проблемы в XR, которые усугубляются улучшением реальности благодаря сверхреализму. Другими словами, проблемы, описанные ниже, могут в определенной степени возникнуть при использовании систем XR, но, вероятно, будут усугубляться из-за ощущения, что то, что происходит виртуально, может быть на самом деле происходящим. Следует подчеркнуть, что это наихудших сценариев, основанных вовсе не на свидетельствах, а на предположениях .Здесь цель состоит в том, чтобы спровоцировать дебаты и подчеркнуть необходимость дальнейших исследований, поскольку они представляют собой опасения, опережающие факты. Проблемы делятся на несколько категорий, и мы рассматриваем каждую по очереди: уязвимость определенных групп людей, последствия использования XR, различие между реальным и виртуальным, проблемы с данными, XR как интерфейс для нанесения физического вреда, и возможные психологические и социальные последствия. Порядок не отражает уровни важности.

Уязвимые группы

Неявное предположение во введении заключалось в том, что участники виртуальной среды обычно выбираются из групп взрослых и лиц, не являющихся пациентами, и, как правило, из неуязвимых групп населения.Однако, поскольку устройства и приложения XR становятся потребительскими товарами, нет никаких гарантий, что это так, если только они не подпадают под некоторые нормативные меры (например, такие, которые применяются при покупке сигарет, фильмах с рейтингом X и т. Д.). Например, дети или подростки могут плохо различать реальность и виртуальную реальность. Это также может иметь место для определенных групп пациентов, например, склонных к психозу. С такими группами населения разумно предположить, что даже разрыв устройства не обязательно сработает, возможно, особенно для очень маленьких детей.У нас есть ограниченные данные об этих возможностях, хотя одно исследование, которое было сконцентрировано конкретно на устойчивости осанки и симуляционной болезни среди детей, пришло к выводу, что виртуальная реальность не привела к изменениям по сравнению с исходным уровнем (Tychsen and Foeller, 2018), поддерживая идею о том, что маленькие дети не отличают виртуальную реальность от реальности. как это делают взрослые.

Последствия

В подавляющем большинстве случаев использования основной задачей XR является предоставление людям опыта, который, по-видимому, происходит лично с ними в пространстве, в котором они, по-видимому, находятся прямо сейчас.Таким образом, хотя опыт основан на данных виртуальных ощущений и виртуальных действиях, тем не менее он реален как опыт . Например, когда виртуальный персонаж улыбается участнику, а участник автоматически улыбается в ответ, «улыбка» и «улыбка» - это реальный опыт (Chalmers, 2017). Мы меняемся благодаря нашему опыту: опыт вызывает изменения в теле и мозге. Другими словами, как реальный жизненный опыт имеет последствия, так и виртуальный опыт может иметь физические, эмоциональные и когнитивные последствия, которые могут быть полезными или вредными.Например, укачивание после использования XR может привести к несчастному случаю или быть оскорбленным виртуальным персонажем - будь то вымышленный персонаж или аватар, управляемый реальным человеком - может повлиять на его благополучие в реальной жизни. Некоторые последствия могут быть долгосрочными.

Другой ключевой вопрос - это то, как можно управлять восприятием нашего тела с помощью рентгеновского излучения, а также связанные с этим последствия. В виртуальной реальности можно создать иллюзию того, что у людей есть другое тело (Yee et al., 2009; Slater et al., 2010), и что их тело каким-то фундаментальным образом изменилось. Например, у взрослых может быть иллюзия, что у них есть детское тело (Banakou et al., 2013), а у белых людей - черное тело (Peck et al., 2013; Banakou et al., 2016), и этот опыт меняет участников. - например, родители меняют свое поведение по отношению к своим детям (Hamilton-Giachritsis et al., 2018), белые люди становятся более (Groom et al., 2009) или менее неявно предвзято относятся к черным (Maister et al., 2015), насилие в семье правонарушители улучшают свое распознавание страха на лицах женщин после воплощения в виде женщины, подвергшейся насилию со стороны виртуального мужчины (Seinfeld et al., 2018) и так далее. Научные исследования, как правило, выявляют такие положительные преимущества. Однако продолжительное пребывание в таком воплощенном опыте может также вызвать у людей заблуждение относительно своего реального тела, что приведет к некоторому типу телесной дисморфии. Тело может быть радикально изменено, например иметь хвост (Steptoe et al., 2013) или дополнительную конечность (Laha et al., 2016), или очень длинную руку, делающую тело асимметричным (Kilteni et al., 2012). Было обнаружено, что исчезновение виртуальной руки может вызвать некоторую реорганизацию коры (например, изменения в мозговых связях) после короткого воздействия (Kilteni et al., 2016). Возможно, что повторное воздействие на дополнительные конечности или другие драматические трансформации тела могут вызвать нежелательные изменения или даже боль (вызывая фактически вызванную фантомную боль в конечностях). Однако маловероятно, что такие исходы следует учитывать.

Поскольку люди проводят все больше и больше времени в Интернете в XR, их виртуальные тела могут иметь тенденцию оцениваться как более красивые или предпочтительные во многих отношениях по сравнению с их реальными телами. Так же, как современные социальные сети, такие как Snapchat, по-видимому, приводят к более высокому уровню дисморфии тела (неудовлетворенности телом), что приводит к увеличению спроса на косметические операции (Rajanala et al., 2018), так что то же самое может произойти и в отношении будущих виртуальных тел.

Это реально?

В той степени, в которой система виртуальной реальности поддерживает естественные сенсомоторные непредвиденные обстоятельства (способность использовать тело для восприятия способом, достаточно похожим на восприятие в повседневной реальности), это обычно приводит к тому, что участники испытывают «иллюзию места», иллюзию пребывания в место, изображенное виртуальной реальностью. Система виртуальной реальности может поддерживать (i) достоверные ответы на действия участника, (ii) случайные события, которые направлены конкретно и лично на участника (например, виртуальный человеческий персонаж улыбается участнику), и (iii) сценарии, которые верны ожиданиям, когда моделируют события, которые могут произойти в реальности в области, в которой участник имеет опыт.В той мере, в какой эти три поддерживаются, опыт виртуальной реальности может стать правдоподобным , когда участники будут иметь иллюзию, что изображенные события действительно происходят (с ними). Эти две иллюзии, иллюзия места и правдоподобие, обеспечивают основу для реалистичного реагирования людей в виртуальных средах (Slater, 2009). В AR этих иллюзий легче достичь, потому что виртуальные компоненты накладываются или вставляются в реальный мир.

Представьте себе повторные воздействия XR с сильной иллюзией места и правдоподобием.Возможны следующие отрицательные исходы:

Неопределенность прошлых и текущих событий : участники запоминают виртуальные события, как если бы они были реальными, и не могут отличить с течением времени события, которые действительно произошли, и те, которые произошли в XR. Это также может привести к недоверию к событиям, которые действительно происходят. Проведя некоторое время в сценарии, люди забывают о разрыве устройства и не уверены, что они переживают - реальность или виртуальную реальность.

Ложное приписывание определенной группе людей : в XR могло произойти событие, когда участник отрицательно взаимодействовал с представителем определенного типа человека (например, другой расы или пола). Хотя это произошло только в XR, участник обобщает помимо этого и приписывает, например, вредоносные намерения реальным людям этого типа. Это может происходить даже с изображениями отдельных людей, известных участнику (см. Взлом идентификационной информации ниже).

Опасные предпосылки, ведущие к физическому ущербу : Люди выполняют некоторые физические действия в XR, которые не имеют аналогов в реальном мире, в который встроен XR. Ранее мы упоминали проблему стула, когда кто-то пытается сесть на виртуальный стул, у которого нет физического аналога. Представьте, что в VR или AR участник видит, как другие ныряют в бассейн, и решает последовать его примеру - а на самом деле они ныряют в твердый пол.

Трудный переход в реальный мир : После интенсивного и эмоционального опыта в XR вы снимаете гарнитуру и внезапно оказываетесь в совершенно другом реальном мире.Мы не умеем быстро регулировать поведение и эмоции. Возвращение в реальный мир (Behr et al., 2005; Lanier, 2017), особенно после многократного воздействия XR, может привести к нарушениям различного типа: когнитивным (произошло ли что-то в XR или в реальной жизни?), Эмоциональным ( Причина эмоций не реальная , например, ваш аватар был оскорблен вымышленным виртуальным персонажем), а не поведенческая (например, действия, принятые в XR, могут быть социально неприемлемыми в реальном мире).

XR как интерфейс для физического нападения

Тип «VR» обычно используется для ударов дронов. Оператор, находящийся за тысячи километров от намеченной цели, использует интерфейс для управления дроном, который стреляет из оружия по назначенному враждебному персоналу. В литературе по военной этике ведутся споры об этическом статусе таких ударов (Braun and Brunstetter, 2013), при этом некоторые утверждают, что они следуют доктрине соразмерности (поскольку обычно существует меньше «побочного ущерба»), а другие утверждают, что это тем не менее нарушает принцип справедливости с применением силы за исключением войны ( jus ad vim ).Менее драматично, чем удары дронов, были проведены исследования, в которых участники через виртуальную реальность воплощались в удаленном физическом роботе и управляли им в реальном времени. Такие роботы также могут быть использованы для нанесения вреда. В AR можно также представить, что человек убежден другими или ситуацией, что суперреалистичный аватар, видимый в физическом пространстве, может быть атакован, потому что это всего лишь аватар, но он оказывается реальным человеком. Неясно, являются ли эти примеры этическими проблемами в области XR.В ударах дронов VR используется исключительно как интерфейс. Корпус удаленного робота - это просто современная версия телеоператорской системы. Интерфейсы VR используются для доставки сенсорной информации от удаленного робота к участнику и для отслеживания участника, чтобы передать инструкции движения удаленному роботу. Является ли эта этическая проблема присущей самой виртуальной реальности? Более серьезной проблемой могут быть эффекты дистанцирования и дегуманизации. В примере AR это может произойти случайно или может быть намеренно, что реальный человек подвергнется нападению, потому что злоумышленник полагал, что человек был только виртуальным.

Конфиденциальность и проблемы с данными

Сверхреализм можно повысить за счет сбора личных данных, таких как местоположение, движения тела, предпочтения и действия в виртуальной или полувиртуальной среде. Это имеет большое значение для ряда приложений, от рассказывания историй до рекламы и здравоохранения, но также поднимает важные этические проблемы, связанные с конфиденциальностью, обменом данными и неправомерным использованием личных данных для взлома и других преступных целей.

Персональные данные

С увеличением реалистичности может произойти увеличение сбора персональных данных системой XR, например, чтобы лучше сформулировать движения виртуального представления участника, персонализировать рекламу или включить функции, относящиеся к географическому положению, в котором вы находитесь.Могут быть записаны характеристики, включая двигательные действия, модели движения глаз и рефлексы («кинематический отпечаток пальца» человека), а также информация о предпочтениях, привычках и интересах (Spiegel, 2018). Этот тип персональных данных обычно не собирается с помощью текущих продуктов или опыта, не относящихся к XR, на рынке сегодня, поэтому потребуется новое мышление и рассмотрение для решения проблемы сбора данных, специфичных для XR. Это также критическая проблема для поглощения XR. Если по умолчанию устройства XR собирают и регистрируют такие персональные данные, даже если анонимно, то использование таких систем в таких местах, как больницы, без нарушения правил защиты данных, и в Европе, особенно строгие правила GDPR, будет невозможно. последовал.

Право на неприкосновенность частной жизни - это право на то, чтобы личность в любой форме (включая имя, изображение, голос, предпочтения) оставалась частной, то есть не раскрывалась публично. Брей (2008) противопоставляет право на неприкосновенность частной жизни праву на свободу слова, свободу печати и свободу художественного выражения. Принимая во внимание, что последние три заслуживают отдельного внимания, крайне важно поддерживать право на неприкосновенность частной жизни людей, учитывая, что раскрытие частной информации может нанести серьезный вред психологическому благополучию и социальному положению пострадавшего.Возможно, придется изменить законодательство, чтобы приспособить тип индивидуальных данных, которые могут храниться в результате использования XR. Примером неправомерного использования раскрытой частной информации является взлом личных данных, описанный ниже; другим примером может быть неправомерное использование глубоко личных данных, например чьи-то фобии, для шантажа или других незаконных целей.

Защита данных и обмен данными

Как и в случае с современными технологиями, данные, собранные системами XR, будут переданы третьим лицам.Последствия аналогичны тем, которые уже существуют сегодня в других формах СМИ, за исключением того, что объем и тип информации могут подвергнуть человека, чьи данные передаются, более высокому риску (как описано в следующих параграфах). Кроме того, из-за реализма в мирах XR, если, например, кто-то совершает действие в XR, которое в действительности было бы незаконным, и если это отслеживалось и регистрировалось, это могло быть позже использовано в качестве доказательства характера этого человека. в судебных процессах, касающихся действий в реальном мире.

Взлом личных данных

С помощью суперреализма можно будет создавать виртуальные «копии» людей, которые выглядят, действуют, разговаривают как настоящие люди, даже демонстрируя аспекты личности (например, с помощью машинного обучения, применяемого к поведению на основе записей реального человека. ). В этом случае некоторые потенциально гнусные применения этого будут включать:

Фальшивые новости : Люди могут быть изображены как совершающие действия и говорящие то, чего они не делали.Это уже достаточно эффективно для фотографий и видео, но в XR может быть еще более опасным, потому что правдоподобие включает автоматическое приписывание реальности виртуальным людям. После того, как вы испытали виртуальное изображение того, как кто-то выполняет действие, может быть трудно удалить это из памяти, и это может стимулировать неявные изменения отношения к этому человеку. Еще один шаг - клевета , при которой в XR изображен человек, совершающий что-то аморальное или нелепое, что, как следствие, негативно влияет на его социальное положение или репутацию.

Преднамеренно ошибочная идентификация : В XR вы ведете частную беседу в своей гостиной или в виртуальном пространстве со значимым другом, который физически удален, но очевидно находится в том же пространстве, что и вы. Вы говорите о личной информации или проблемах безопасности, о которых никогда бы не упомянули никому. Однако, хотя это изображение значимого другого, на самом деле это кто-то другой взломал аватар этого человека.

Кража личных данных : Тот же метод может быть применен к виртуальным изображениям нас самих, которые нам не «принадлежат» и не контролируются.Мы могли бы быть изображены как выполняющие виртуальные действия, которые мы никогда бы не сделали в реальности, с негативными последствиями для наших отношений с другими людьми в целом, с работодателями или другими властями.

Обмен телами : Техника обмена телами в VR, когда один человек разговаривает с самим собой, последовательно занимая два разных виртуальных тела, до сих пор использовалась для позитивных средств, таких как решение личных проблем, например, люди могут поочередно переключаться между описанием личной проблемы при воплощении виртуального тела, очень похожего на них самих, и предложением консультирования при воплощении виртуального представления доктораЗигмунд Фрейд (Osimo et al., 2015; Slater et al., 2019). Возможно - если маловероятно, - что та же технология может быть использована для понимания разума другого человека, поскольку разум в некотором смысле отражает физическое тело и, таким образом, получает преимущество. Это может быть очень похоже на ролевую игру и не может считаться этической проблемой, присущей виртуальной реальности.

Психологические и социальные последствия

Использование XR влечет за собой изменение нашего текущего восприятия реальности: вход в VR обязательно предполагает уделение небольшого внимания физической реальности (кроме очевидных аспектов, таких как гравитация и физические ограничения, такие как стены), а использование AR делает то же самое, хотя, возможно, в меньшей степени, поскольку виртуальные функции встроены в реальный мир.В этом нет ничего нового - то же самое можно было (и было) сказать о просмотре телевизора или игре в компьютерные игры. Тем не менее, можно утверждать, что иллюзия места, правдоподобие и трансформированное агентство помещает XR в особую категорию, в которой следует учитывать следующее:

Социальная изоляция : Если частота использования XR будет соответствовать или приближаться к текущему использованию мобильных устройств, например, возможно, что способность людей взаимодействовать в реальной жизни может быть сильно ограничена.

Предпочтение виртуальным социальным взаимодействиям : Возможно, социальное взаимодействие в XR могло бы стать более приятным и желательным, чем взаимодействие в реальной жизни, так что люди уходят из общества (крайний случай - Хикикомори в Японии).Если довести это до крайности, мы могли бы в конечном итоге стать абстрактным обществом , как его определяет Карл Поппер, в котором люди никогда не встречаются лицом к лицу (Popper, 2012, глава 10). Как и в случае с любой новой технологией, которая получает широкое распространение (например, телевидение, игры, социальные сети), возникнут вопросы о потенциальных негативных последствиях для психического здоровья и социальных норм, и ожидается, что XR не станет исключением.

Пренебрежение телом : Сообщалось о крайних случаях, когда люди проводили так много времени, играя в видеоигры, что в конечном итоге пренебрегали своим телом и даже своими детьми - иногда заканчиваясь смертью , .При большем реализме и большей желательности для виртуальной жизни вполне возможно, что пренебрежение телом также встречается у людей, которые злоупотребляют XR.

Имитационное поведение : Сила виртуального опыта может стимулировать поведение, которое человек обычно не выполняет в реальности. Это может происходить через разоблачение - например, человеку может быть трудно совершить свой первый акт насилия в XR, но в конечном итоге это становится легким и приводит к большей склонности к насилию в реальности - или это также может происходить через поведение подражателя - имитация вредоносного поведения других виртуальных персонажей, например, давление группы сверстников, похоже, действует в виртуальной реальности (Neyret et al., 2020).

Убеждение : VR и AR обязательно убедительны в том смысле, что они предоставляют участнику альтернативный опыт, который кажется реальным и может даже изменить его восприятие, и тем более, если виртуальный мир сверхреалистичен; однако убеждение, направленное на изменение чьих-либо эмоций или поведения во вредных целях, крайне неэтично. В группе риска могут оказаться все и особо уязвимые группы населения.

Неожиданный ужас : В рамках, например, художественной виртуальной среды люди могут подвергаться ужасам, которых они не ожидали и о которых они не были предупреждены, что приводит к своего рода посттравматической стрессовой реакции или, наоборот, , в десенсибилизации к непристойным взглядам.

Порнография и насилие : Люди, несомненно, будут сталкиваться с реалистичными сценами с порнографическим или насильственным содержанием (это уже факт в других формах СМИ). Последствия того, что такие изображения более реалистичны и воспринимаются от первого лица (как уже происходит в видеоиграх), вероятно, будут иметь последствия для общества. Тем не менее, это, похоже, больше связано с самой порнографией и насилием, а не столько с технологиями XR.

Экстремальное насилие и нападение : реалистичное изображение очень непристойных сцен, изображающих крайние акты физического или сексуального насилия, включая изображение виртуальных персонажей с детскими чертами лица, вовлеченных в любой сексуальный контекст, вызывает критические этические проблемы. Неясно, приведет ли это к увеличению или уменьшению непристойного поведения в реальной жизни, и это очень сложно оценить экспериментально. С одной стороны, участие или наблюдение за этими действиями, выполняемыми виртуальными персонажами, может вызвать десенсибилизацию, которая может нормализовать и, таким образом, усилить эти действия в реальной жизни; с другой стороны, это может подавить побуждения агрессоров к таким действиям в реальном мире.

Отсутствие общей среды : Социальные науки учит нас, что наша среда дает нам нормы поведения и идентичности (определяемые, например, рекламой в СМИ или индустрией моды). Среда, с которой мы сталкиваемся в XR, может стать новой нормой, если мы будем использовать XR достаточно. Особая этическая проблема здесь заключается в том, что другие люди не знают или не имеют доступа к индивидуальной XR-среде, тогда как каждый может видеть реальную среду и вести публичные дискуссии о ней.Продолжительное использование XR в больших масштабах может бросить вызов обычным общественным и общественным механизмам для мониторинга, обсуждения и улучшения среды, в которой мы живем. Сочетание погружения и персонализации может привести к расколу того, что социальная и политическая мысль называет «общественностью». сфера ».

Отсутствие достоверной информации : Существуют риски, связанные со способностью XR предоставлять убедительные сенсорные доказательства, которые люди принимают за истину. Например, в юридических условиях свидетель может сказать: «Я видел, как подозреваемый оставил чемодан у входа в станцию, осмотрелся и быстро ушел.«Визуальный опыт свидетеля имеет решающее значение для правосудия, и суд полагает, что визуальный опыт свидетелей в целом соответствует истине. XR потенциально позволяет людям, которые контролируют систему (т. Е. Генерируемые сенсорные данные и возможности для взаимодействия), контролировать, реорганизовывать и манипулировать сенсорным опытом других. Общество основано на предпосылке, что чувственный опыт дает основание истины. XR в социальных масштабах обладает способностью отделять сенсорный опыт от реальной истины, потенциально подрывая некоторые ключевые элементы социальной ткани.

Убедительная реклама : Следует учитывать потенциальные негативные проявления рекламного контента в XR. До недавнего времени реклама была публичной: каждый, кто смотрел один и тот же материал по телевизору или читал газеты, видел одну и ту же рекламу. Позже реклама в Интернете и социальных сетях стала персональной, так что один человек мог видеть набор персонализированной рекламы, основанной на его собственном онлайн-профиле и истории. Однако такую ​​рекламу легко проигнорировать. Теперь с AR возможно, что когда мы занимаемся повседневной жизнью (носим гарнитуры AR), нас могут засыпать рекламой, где виртуальные человеческие персонажи постоянно приближаются к нам, разыгрывая рекламные сценарии, продавая продукты и напрямую пытаясь убедить нас.Также возможно, что мы можем не знать, что нас активно убеждают таким образом. Это нельзя игнорировать, и это может быть очень убедительным. Возможно, следя за определенными типами рекламы в Интернете и играх, людям придется платить, чтобы остановить такую ​​бомбардировку.

Принципы действий

Вместо того, чтобы пытаться рассматривать каждую из поднятых выше проблем по отдельности, здесь мы очерчиваем некоторые общие принципы, которые могут быть применены к каждому типу проблемы. Обратите внимание, что эти принципы особенно актуальны для суперреализма в контексте XR, а не XR как такового .

Сведение к минимуму потенциального вреда от неумеренного использования

Прежде всего, важно различать риски, возникающие в результате неумеренного использования, и риски, исходящие от содержимого приложений XR. Провести 2 часа в неделю в виртуальном мире - это не то же самое, что посвятить большую часть своего бодрствования творчеству и проживанию в виртуальной жизни. Действительно, исследование подростков показало, что умеренное использование социальных сетей не является вредным по своей природе и может даже быть полезным (Przybylski and Weinstein, 2017), так что то же самое может быть верно и в отношении использования XR.Тем не менее, еще нет социальной нормы для того, что составляет разумную частоту использования, или действительно понимания того, кто несет ответственность за ограничение или на самом деле соблюдение количества времени, которое пользователь проводит в XR. Например, уход из публичной сферы общей реальности в «частный мир» индивидуального опыта, который (хотя и не реальный) переживается так, как если бы он был частной реальностью, может быть реальным риском для благополучия пользователей XR. Тем не менее, является ли жизнь в этом частном мире правильным ? Можем ли мы, , потребовать, чтобы человек были частью общей публичной сферы? Можем ли мы оправданно запретить поставщикам XR предоставить мир, в который они уходят?

На самом деле, здесь полезны социальные нормы: обычно мы не разрешаем поставщикам поставлять потенциально вредный продукт, а затем перекладываем весь этический риск на пользователя.Вместо этого мы регулируем поставки продукта, чтобы гарантировать его правильное использование. Например, если продукт потенциально вызывает привыкание, мы с осторожностью предоставляем его (подумайте о табаке или алкогольных напитках). Поэтому важно, чтобы разработчики знали об этических последствиях, которые могут возникнуть в результате того, как сконструированы их продукты, чтобы они осознавали, что они играют важную роль в предотвращении опасностей неумеренного использования, и что они должны принимать нормативные акты, основанные на фактах, для минимизации вред.Вместе с юридическими органами поставщики оказывают огромное влияние на то, как использует их продуктов и воспринимается обществом. Однако также признается, что для этого как разработчикам, так и властям необходим доступ к дополнительным исследованиям, на которых можно было бы основывать свои ответы и рекомендации.

Минимизация риска, связанного с содержанием

Другой важный фактор связан с рисками, связанными с содержанием приложений XR. Опять же, нельзя сравнивать гоночные автомобили с совершением особо жестоких преступлений в XR.Это особенно актуально для разработки приложений, таких как игры, продукты для обучения или терапии или приложения для исследований. Брей утверждает, что дизайнеры должны учитывать, какие виды действий становятся возможными в XR, как эти действия представлены, и поощряются ли эти действия или отговариваются (Brey, 1999, 2008). В игре или другом приложении, в котором возможно убийство, например, поощряется или отговаривается это действие? Вознаграждается или наказывается? Реалистично ли изображение такого действия или приглушено ? Является ли конкретная социальная группа (например, определенная раса) целью таких действий? Будет ли одно конкретное событие, происходящее в XR, моральным или аморальным, зависит от множества факторов, некоторые из которых были описаны здесь, а не от события как такового .Некоторые авторы предложили разработчикам отрицать потенциальное влияние контента на пользователей. Если разработчики прозрачны и открыто и понятно сообщают о возможных последствиях для своих пользователей, они ограничивают свою юридическую ответственность помимо защиты людей от потенциального вреда (Brey, 2008; Spiegel, 2018).

Фактически, определенные принципы, применимые к другим формам СМИ, таким как радиовещание, также подходят для технологии XR. Например, многие аспекты, относящиеся к системам XR, охватываются существующими руководящими принципами редакционной политики BBC.В обычных средствах массовой информации есть четкие предупреждения, например, что то, что демонстрируется, является реконструкцией или что некоторые материалы содержат изображения, которые могут беспокоить некоторых, чтобы люди не были застигнуты врасплох или неверно истолковали правдивость того, что они наблюдать. Доверие имеет решающее значение; если BBC реконструирует что-то (например, место преступления), это должно быть очень четко обозначено, чтобы визуально показать, что это не так. Тем не менее, XR имеет другой уровень интенсивности - и часто другую цель, - который требует разработки новых конвенций, а иногда и модификации существующих (например, четкое изображение насилия может быть необходимо в военном обучении с помощью XR, а принципы или рекомендации, направленные на облегчение страданий участников, могут не применяться в этом случае).Всегда желательны четкие предупреждения, а в некоторых случаях могут быть достаточны требования к минимальному возрасту. Кроме того, неизвестны краткосрочные и долгосрочные эффекты; следовательно, рекомендации по использованию XR необходимо будет изменить, поскольку исследования раскрывают новые результаты.

Выбор уровней обмана

Наряду с ожиданиями от индустрии XR, мы должны учитывать природу инструментов XR, а также то, какой тип использования их дает общество. VR и AR по своей сути «обманчивы» в том смысле, что они предоставляют данные виртуального восприятия, которые могут восприниматься людьми как альтернативную реальность, и предоставляют средства для взаимодействия в этой реальности.Хотя это «обманчиво», в этом суть XR. Люди могут свободно принять участие в этом обмане, и существует неявный контракт с разработчиком виртуального опыта, в котором участник говорит: «Я хочу испытать ваш виртуальный мир», а разработчик / исполнитель говорит: «Одеться в таким образом с этими устройствами, и вы испытаете это ». Тогда возникает вопрос: насколько контракт должен выходить за рамки этого?

Чтобы снизить уровень реальности, разработчики (например, исследователи) и участники могут выбрать уровень обмана.Например, уровень 10 означает, что XR должен сделать все возможное, чтобы полностью убедить участников в том, что то, что они испытывают, реально. Уровень 1 может быть таким: «Дайте мне немного опыта, но постарайтесь постоянно напоминать мне, что этого не происходит, это нереально». Как это можно сделать, уже проблематично - поскольку мы видели, что, например, рендеринга всего в каркасе (то есть чего-то, что явно кажется нереалистичным) само по себе почти наверняка недостаточно, чтобы полностью уменьшить иллюзию места и правдоподобие.Примером может быть то, что участники AR могут захотеть иметь настройку, в которой виртуальные человеческие персонажи всегда (например) в ореоле, чтобы они всегда знали, что они не настоящие. Что означают значения от 1 до 10? У нас нет данных, которые могли бы пролить свет на этот вопрос. Было бы важно выявить факторы, которые влияют на вероятность того, что люди смогут отличить реальное от виртуального, когда они носят устройство, и после того, как они перестанут носить устройство, снова будут различать реальные и виртуальные воспоминания.Путаница - это суть проблемы, учитывая, что сама идея XR включает в себя путаницу. Более простой альтернативой , выбравшей уровень обмана в приложении XR, было бы, по крайней мере, знать о том, насколько он реалистичен, возможно, на основе какой-то стандартизированной шкалы оценок, которая позволяет пользователям выбирать приложение XR на основе уровень обмана. Телетрансляции и кино имеют хорошо известные и понятные рейтинги, но нет известной системы рейтингов для VR и AR.

Обучение исполнителей и участников

Обучение разработчиков и участников мощи технологии должно быть основополагающим принципом и обязанностью производителей материалов.Реализм, безусловно, жизненно важен в чрезвычайно важных приложениях, таких как тренировка (наглядный тому пример - авиасимуляторы). Однако следует учитывать не только положительные аспекты, но и возможные отрицательные последствия. Возможно, мы можем применить те же принципы, что и в медицине: мы принимаем это за положительный эффект, но нас также предупреждают о возможных побочных эффектах. Обучение также должно учитывать, что, хотя XR может тайно влиять на поведение, в этом нет ничего нового.В повседневной жизни предпринимаются бесчисленные попытки повлиять на наше отношение и поведение. Однако вопрос в том, знают ли люди, что это происходит. Например, в 1950-х годах были попытки подсознательной рекламы в кинотеатрах (показывать рекламу так быстро, что ее невозможно было увидеть сознательно), которые в конечном итоге были обнаружены и запрещены.

Education также включает обучение конечных пользователей. Например, при просмотре телевизора или во время видеоигры, если контент становится неудобным или тревожным для зрителей, они могут просто отвести взгляд и сразу же увидеть реальный мир.В XR самое очевидное, что нужно сделать при возникновении проблем, - это закрыть глаза и снять устройство. Однако, возможно, не так просто выйти из зацепления - именно потому, что иллюзия места и правдоподобие могут привести к тому, что некоторые участники просто забудут, что они могут это сделать. Некоторая форма обучения для напоминания пользователям об их способности «отказаться», иначе кнопка остановки может поэтому быть важной концепцией, чтобы всегда уважать право участника остановиться. Кроме того, может потребоваться некое «очищение» после переживания.

Наряду с образованием, еще одним фундаментальным вопросом является доверие. Некоторые люди могут бояться гипотетического случая, в котором реальность и XR не различимы, например, они могут бояться, что они сами или другие будут сбиты с толку, используя сверхреальный XR, даже не попробовав его. Очевидно, это можно было бы предположить из-за отсутствия опыта, но, тем не менее, можно решить, если есть доверие. Как можно убедить потребителей виртуального опыта в том, что они могут доверять контенту? В этом направлении можно разработать отраслевые стандарты или даже межотраслевой кодекс поведения, которого должны придерживаться производители виртуального контента.Технологическое решение может включать в себя некоторую концепцию, такую ​​как эквивалент XR с «водяными знаками». Для любого подхода к предотвращению негативных влияний должны быть разработаны стандарты, согласованные во всех отраслях, с просвещением участников о том, что означают конкретные эффекты. В качестве простого примера, если у виртуальных персонажей всегда есть ореол, необходимо понять значение этого соглашения.

Защита личной информации

Наконец, следует тщательно рассмотреть проблемы с данными.Некоторые авторы предложили компаниям публично раскрывать, какую личную информацию они получают и передают третьим сторонам, некоторые поощряют законы о запрете на передачу данных или варианты отказа пользователя от них (Pase, 2012; Spiegel, 2018). В Европе это почти наверняка уже охвачено законодательством GDPR, в частности статьей 6. Преимущества этих юридических ограничений, которые они защищают, перевесили бы ущерб, нанесенный личной свободе, например, праву на неприкосновенность частной жизни. В контексте сверхреализма, в котором могут использоваться большие объемы личных данных, этот вариант кажется как минимум осторожным.Если бы это было сделано, раскрытие информации для непрофессионала должно быть простым и понятным.

Во всех случаях кажется, что правоохранительные органы, в частности, могут извлечь выгоду из рассмотрения реализации принципа предосторожности , в соответствии с которым дискреционные меры принимаются, когда последствия новой ситуации еще не известны; в этом случае эффекты использования XR еще не полностью поняты, неясно, как контент, и в частности сверхреальный контент, может влиять на людей и общество в целом, а вопросы данных остаются дискуссионной темой.Таким образом, необходимы исследования для понимания этих вопросов.

Вопросы науки

Как мы видели, по существу нет данных, которые могли бы помочь в решении этих этических проблем. Проблема в том, что, хотя XR был ограничен лабораторией и промышленностью, он находился под жестким контролем с помощью стандартных этических процедур учреждений, которые руководствовались правилами и принципами, кратко изложенными во введении. Теперь, когда технология XR выпускается для массового потребления, нет никаких средств контроля и соответствующих данных.

Более того, важно понимать, что этические проблемы не заканчиваются конкретным опытом - то, что происходит в долгосрочной перспективе, имеет решающее значение. Последействие может быть продолжительным. Даже один травмирующий эпизод может иметь длительные последствия. После просмотра фильма вы перемещаетесь в реальном пространстве, где видны другие люди, вы взаимодействуете с реальным миром, и, возможно, этот процесс рассеивает впечатление. Но может случиться так, что это не работает в XR - поскольку, как мы утверждали ранее, опыт XR - это реальный и личный опыт, даже если источник опыта виртуальный.То, что было пережито, касалось не кого-то другого (как в кино), а личного.

Краткосрочные последствия теперь должны быть экспериментально устранены. Подходящие поведенческие тесты и меры могут сравнивать поведение участников в простых когнитивных и социальных задачах сразу после короткого периода в VR или AR, возможно, сравнивая два сценария XR, которые вызывают противоположные эмоции.

Долгосрочные эффекты аккультурации нелегко изучить экспериментально, по крайней мере, в настоящее время.Мы не знаем, сколько требуется воздействия, и мы не можем контролировать дополнительную стимуляцию, которую получает участник, когда он не находится в XR.

Сенсорное заземление теперь можно изучать. Это можно было бы начать с исследования, можно ли успешно использовать VR или AR для управления памятью о событии. Например, во время предварительного тестирования я мог испытать, что Билл дал мне яблоко, а Джейн попросила одолжить мой телефон. Может ли последующий сеанс XR перезаписать, стереть или изменить эти воспоминания? Этот тип исследования имеет огромное этическое значение для области «ложной памяти» и жестокого обращения с детьми в прошлом и вызовет много этических дискуссий.Это было бы очень чувствительно с моральной и политической точек зрения. Это вызовет дискуссию о том, следует ли использовать AR и иммерсивную виртуальную реальность в ситуациях с восстановленной памятью и жестокого обращения с детьми в прошлом; если такого использования еще нет, вероятно, оно будет развиваться. Было бы важно привлекать соответствующих академических и клинических исследователей к любой экспериментальной работе и тщательно обдумывать заинтересованные стороны.

Мы можем дополнительно рассмотреть для экспериментов следующие вопросы, представленные в виде серии вопросов:

• Доверяют ли люди виртуальным персонажам больше, если они более реалистичны?

• Приводит ли больший реализм к большей путанице между реальным и виртуальным?

• Приводит ли больший реализм к большему поведенческому и эмоциональному воздействию?

• Приводит ли больший реализм к большей вероятности негативных последствий?

• Можно ли уже сегодня путать реальность и виртуальную реальность?

• Будет ли большая правдоподобность (иллюзия того, что события действительно происходят) при взаимодействии со сверхреалистичными персонажами?

• Каково общественное восприятие этих вопросов сегодня, если таковое имеется?

• Как можно в долгосрочной перспективе отслеживать эффекты виртуального опыта?

• Каковы долгосрочные культурные эффекты сверхреального использования XR?

Другой способ подумать об этом - изучить концепцию распознавания в виртуальных средах.Мы знакомы со сверхъестественными эффектами просмотра аватаров, и хотя анимация способна создавать все более и более реалистичные фигуры, мы все же можем сказать, что реально, а что нет. Итак, существует ли умение различать, которое позволяет людям научиться различать реальное и виртуальное? При некоторых обстоятельствах одни потребители могут быть более способны различать, чем другие, некоторых можно научить распознавать - точно так же, как некоторых людей можно научить отличать фальшивые новости от реальных новостей в Интернете - но многие этого не сделают.Могут возникнуть более долгосрочные вопросы о скорости, с которой такое образование может быть развито и распространено в сообществе: какое может быть отставание между созданием виртуального контента и развитием навыков распознавания?

Выводы

Развитие все более реалистичных виртуальных миров позволяет использовать прогрессивные технологии XR в тренировках, образовании, психотерапии, физической и психической реабилитации, маркетинге, развлечениях, а также для дальнейшего применения в исследованиях.Преимущества сверхреализма очевидны: реалистичные виртуальные сценарии могут сделать приложения XR более эффективными. Например, авиаторы могут быть лучше обучены, потому что виртуальная симуляция, в которой они работают, более точна и ближе к реальности; Экспозиционная терапия, при которой пациенту представляется реалистичная виртуальная версия агента, которого он боится (например, паука), может быть более эффективной, если агент кажется реальным, и так далее. Как и в случае с большинством вещей в мире, выгоды связаны с возможным неправильным использованием, злоупотреблением или пренебрежением, что влечет за собой этические проблемы.

Мы начали с версии золотого правила: «То, что вам ненавистно, не делайте с ближним. В этом весь закон; остальное - объяснение; пойди и узнай это ». Речь идет вовсе не о «сочувствии», а о практическом руководстве. Когда мы создаем опыт для других, нам нужно подумать о том, хотим ли мы получить этот опыт - без предварительного предупреждения, образования, обучения и гарантированного соблюдения общепринятого и обсуждаемого кодекса поведения. Теперь перед исследователями, создателями контента и дистрибьюторами XR-систем стоит задача определить, что должно быть в рамках этого кодекса поведения.

Авторские взносы

MS написал первый черновик статьи. PH и CV предоставили дополнительную информацию из первых рук. CG-L систематически участвовала в написании, редактировании и систематизации статьи. Все другие авторы внесли свой вклад в статью и рецензировали ее. Идеи статьи были сформулированы в ходе серии встреч, в которых участвовали все авторы.

Финансирование

Эта работа была инициирована и профинансирована Digital Catapult, Лондон, Великобритания. Отдельные члены Digital Catapult принимали участие в исследованиях и написании статей.М.С. был иммерсивным научным сотрудником в Digital Catapult, а CG-L использовался для этой цели в Digital Catapult. Digital Catapult не имеет финансовой заинтересованности в публикации этой статьи.

Конфликт интересов

MS был консультантом компании Digital Catapult as Immersive Fellow при выполнении этой работы. CG-L был консультантом Digital Catapult при выполнении этой работы. CV работал в компании Magic Leap. RG-C и JS использовались компанией Digital Catapult.SJ работал в компании Dimension - Hammerhead VR. ZW работал на BBC. GB был нанят компанией HTC Vive. RS, WS и SH работали в компании Facebook. DS работал в компании Jigsaw. DF работал в фонде Nesta.

Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Этот документ был подготовлен в результате встреч Рабочей группы Digital Catapult по этике реализма в XR.Кроме того, мы благодарим Эндрю Фитцгиббона из Microsoft Cambridge UK за ценный вклад, а также Наиму Камара, Пола Чайлдса, Мэнди Мазлиа, Корделию О'Коннелл и Филипа Янга из Digital Catapult за редактирование. М.С. руководил этой работой, в то время как научный сотрудник Digital Catapult Immersive Fellow. MS также поддерживается программой ERC Advanced Grant MoTIVE (# 742989).

Сноски

Список литературы

Банаку Д., Гротен Р. и Слейтер М. (2013). Иллюзорное владение виртуальным детским телом приводит к переоценке размеров объекта и неявным изменениям отношения. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 12846–12851. DOI: 10.1073 / pnas.1306779110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Банако, Д., П. Д., Х., Слейтер, М. (2016). Виртуальное воплощение белых людей в виртуальном черном теле ведет к устойчивому снижению их скрытых расовых предубеждений. Фронт. Гм. Neurosci. 10: 601. DOI: 10.3389 / fnhum.2016.00601

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бер, К.-M., Nosper, A., Klimmt, C., and Hartmann, T. (2005). Некоторые практические аспекты этических проблем в исследованиях виртуальной реальности. Присутствие 14, 668–676. DOI: 10.1162 / 105474605775196535

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун М., Брунстеттер Д. Р. (2013). Переосмысление критерия оценки убийств, совершенных ЦРУ: дроны, соразмерность и jus ad vim. J. Milit. Этика 12, 304–324. DOI: 10.1080 / 15027570.2013.869390

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брей, П.(1999). Этика представления и действия в виртуальной реальности. Этика Инф. Technol. 1, 5–14. DOI: 10.1023 / A: 1010069

1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брей, П. (2008). «Виртуальная реальность и компьютерное моделирование», в Справочник по информации и компьютерной этике , ред. К. Химма и Х. Тавани (Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons, Inc.), 361–384.

Фриман Д., Эванс Н., Листер Р., Энтли А., Данн Г. и Слейтер М.(2013). Рост, социальное сравнение и паранойя: иммерсивное экспериментальное исследование виртуальной реальности. Psychiatry Res. 213, 348–352. DOI: 10.1016 / j.psychres.2013.12.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фриман Д., Рив С., Робинсон А., Элерс А., Кларк Д., Спанланг Б. и др. (2017). Виртуальная реальность в оценке, понимании и лечении психических расстройств. Psychol. Med. 47, 2393–2400. DOI: 10.1017 / S0033200040X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фридман Д., Писарро, Р., Ор-Беркерс, К., Нейрет, С., Пан, X., и Слейтер, М. (2014). Метод создания иллюзии обратного путешествия во времени с помощью иммерсивной виртуальной реальности - исследовательское исследование. Фронт. Psychol. 5: 943. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00943

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грум В., Байленсон Дж. Н. и Насс К. (2009). Влияние расового воплощения на расовые предубеждения в иммерсивных виртуальных средах. Soc. Influ. 4, 231–248.DOI: 10.1080/15534510802643750

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гамильтон-Гиакрицис, К., Банаку, Д., Гарсия Кирога, М., Гиакрицис, К., и Слейтер, М. (2018). Снижение риска и улучшение материнского восприятия и сочувствия с помощью виртуального воплощения. Sci. Реп. 8: 2975. DOI: 10.1038 / s41598-018-21036-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаузер М., Кушман Ф., Янг Л., Кан-Син Цзинь Р. и Михаил Дж.(2007). Диссоциация между моральными суждениями и оправданиями. Mind Lang. 22, 1–21. DOI: 10.1111 / j.1468-0017.2006.00297.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Килтени, К., Грау-Санчес, Дж., Весиана де лас Херас, М., Родригес-Форнеллс, А., и Слейтер, М. (2016). Снижение кортикоспинальной возбудимости после иллюзии отсутствия части руки. Фронт. Гм. Neurosci. 10: 145. DOI: 10.3389 / fnhum.2016.00145

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Килтени, К., Норманд, Ж.-М., Санчес Вивес, М.В., и Слейтер, М. (2012). Расширение пространства тела в иммерсивной виртуальной реальности: иллюзия очень длинной руки. PLoS ONE 7: e40867. DOI: 10.1371 / journal.pone.0040867

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаха Б., Бейленсон Дж. Н., Вон А. С. и Бейли Дж. О. (2016). Оценка схем управления третьей рукой аватара. Присутствие 25, 129–147. DOI: 10.1162 / PRES_a_00251

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланье, Дж.(2017). Рассвет всего нового: встречи с реальностью и виртуальной реальностью . Лондон: Vintage Publishing.

Левин, М. Ф., Вайс, П. Л., Кешнер, Э. А. (2015). Появление виртуальной реальности как инструмента для реабилитации верхних конечностей: включение принципов моторного контроля и моторного обучения. Phys. Ther. 95, 415–425. DOI: 10.2522 / ptj.20130579

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мадари, М., и Метцингер, Т.(2016). Настоящая виртуальность: кодекс этического поведения, рекомендации для передовой научной практики и потребителей VR-технологий. Фронт. Робот. AI. 3: 3. DOI: 10.3389 / frobt.2016.00003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майстер Л., Себанс Н., Кноблич Г. и Цакирис М. (2013). Владение темнокожим телом снижает скрытые расовые предубеждения. Познание 128, 170–178. DOI: 10.1016 / j.cognition.2013.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майстер, Л., Слейтер, М., Санчес-Вивес, М.В., и Цакирис, М. (2015). Смена тела меняет сознание: владение другим телом влияет на социальное познание. Trends Cogn. Sci. 19, 6–12. DOI: 10.1016 / j.tics.2014.11.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Матамала-Гомес, М., Донеган, Т., Боттироли, С., Сандрини, Г., Санчес-Вивес, М. В., и Тассорелли, К. (2019). Иммерсивная виртуальная реальность и виртуальное воплощение для снятия боли. Фронт. Гм. Neurosci. 13: 279. DOI: 10.3389 / fnhum.2019.00279

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер Р. М., Ханникайнен И. А. и Кушман Ф. А. (2014). Плохие действия или плохие результаты? Различение аффективных вкладов в моральное осуждение вреда. Эмоция 14, 573–587. DOI: 10.1037 / a0035361

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наваррете, К. Д., Макдональд, М. М., Мотт, М. Л., и Ашер, Б. (2012).Виртуальная мораль: эмоции и действия в смоделированной трехмерной «проблеме тележки». Эмоция 12, 364–370. DOI: 10.1037 / a0025561

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нейрет, С., Олива, Р., Бекко, А., Наварро, X., Валенсуэла, Дж., И Слейтер, М. (2020). Воплощенная перспектива жертвы сексуальных домогательств в виртуальной реальности снижает согласованность действий в более позднем сценарии подчинения милграму. Отправлено.

Ниденталь, С., Лунден, П., Эрндаль, М., и Олофссон, Дж. К. (2019). «Портативный обонятельный дисплей для VR-игр с поддержкой запахов», 2019 IEEE International Symposium on Olfaction and Electronic Nose (ISOEN) (Fukuoka: IEEE), 1–4. DOI: 10.1109 / ISOEN.2019.8823162

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осимо, С. А., Писарро, Р., Спанланг, Б., и Слейтер, М. (2015). Разговоры между собой и собой как Зигмунд Фрейд - парадигма виртуального владения телом для самоконсультирования. Sci. Реп. 5: 13899. DOI: 10.1038 / srep13899

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пэн, X., и Слейтер, М. (2011). «Противостояние моральной дилемме в виртуальной реальности: пилотное исследование», BCS-HCI '11 Proceedings of the 25th BCS Conference on Human-Computer Interaction (Swindon), 46–51. DOI: 10.14236 / ewic / HCI2011.26

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пазе, С. (2012). «Этические соображения в приложениях дополненной реальности», в материалах Международной конференции по электронному обучению, электронному бизнесу, корпоративным информационным системам и электронному правительству (EEE): Руководящий комитет Всемирного конгресса по информатике, компьютер (Лас-Вегас, Невада), 1.

Google Scholar

Пек, Т. К., Сайнфельд, С., Аглиоти, С. М., и Слейтер, М. (2013). Облачение себя в образ черного аватара снижает скрытые расовые предубеждения. Сознательное. Cogn. 22, 779–787. DOI: 10.1016 / j.concog.2013.04.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пертауб Д.-П., Слейтер М. и Баркер К. (2002). Эксперимент по изучению тревожности публичных выступлений в ответ на три разных типа виртуальной аудитории. Присутствие 11, 68–78. DOI: 10.1162 / 105474602317343668

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Przybylski, A. K., and Weinstein, N. (2017). Масштабная проверка гипотезы Златовласки: количественная оценка взаимосвязи между использованием цифрового экрана и психическим благополучием подростков. Psychol. Sci. 28, 204–215. DOI: 10.1177 / 0956797616678438

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раджанала, С., Мэймон, М.Б., Ваши Н. А. (2018). Селфи - жизнь в эпоху фильтрованных фотографий. JAMA Facial Plast. Surg. 20, 443–444. DOI: 10.1001 / jamafacial.2018.0486

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рус-Калафель, М., Гарети, П., Сэсон, Э., Крейг, Т. Дж., И Валмаджиа, Л. Р. (2018). Виртуальная реальность в оценке и лечении психоза: систематический обзор ее полезности, приемлемости и эффективности. Psychol. Med. 48, 362–391.DOI: 10.1017 / S00332001945

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сейнфельд, С., Арройо-Паласиос, Дж., Ируретагойена, Г., Гортензиус, Р., Сапата, Л. Е., Борланд, Д. и др. (2018). Преступники становятся жертвами в виртуальной реальности: влияние изменения взглядов на домашнее насилие. Sci. Реп. 8: 2692. DOI: 10.1038 / s41598-018-19987-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скулмовски, А., Бунге, А., Каспар, К., Пипа, Г. (2014). Принудительный выбор решений в ситуациях дилеммы модифицированной тележки: виртуальная реальность и исследование отслеживания взгляда. Фронт. Behav. Neurosci. 8: 426. DOI: 10.3389 / fnbeh.2014.00426

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слейтер, М. (2009). Place Illusion и Plausibility могут привести к реалистичному поведению в иммерсивных виртуальных средах. Philos Trans R Soc Lond. B. Biol. Sci. 364, 3549–3557. DOI: 10.1098 / rstb.2009.0138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слейтер М., Ханна П., Мортенсен Дж. И Ю. И. (2009). Визуальный реализм усиливает реалистичность отклика в иммерсивной виртуальной среде. IEEE Comput. График. Прил. 29, 76–84. DOI: 10.1109 / MCG.2009.55

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слейтер М., Нейрет С., Джонстон Т., Ируретагойена Г., Креспо Д. Л. С., Алаберния-Сегура М. и др.(2019). Экспериментальное исследование парадигмы консультирования в виртуальной реальности с использованием воплощенного самодиалога. Sci. Реп. 9: 10903. DOI: 10.1038 / s41598-019-46877-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слейтер, М., и Санчес-Вивес, М. В. (2016). Улучшение нашей жизни с помощью иммерсивной виртуальной реальности. Фронт. Робот. AI. 3:74. DOI: 10.3389 / frobt.2016.00074

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слейтер, М., Спанланг, Б., Санчес-Вивес, М. В., Бланке, О. (2010). Перенос тела в виртуальной реальности от первого лица. PLoS ONE 5: e10564. DOI: 10.1371 / journal.pone.0010564

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Содхи Р., Пупырев И., Глиссон М., Исрар А. (2013). AIREAL: интерактивные тактильные ощущения на открытом воздухе. ACM Trans. График. 32: 134. DOI: 10.1145 / 2461912.2462007

CrossRef Полный текст

Steptoe, W., Стид, А., Слейтер, М. (2013). Человеческие хвосты: владение и контроль над протяженными гуманоидными аватарами. IEEE Trans. Vis. Comput. График. 19, 583–590. DOI: 10.1109 / TVCG.2013.32

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таджадура-Хименес, А., Банаку, Д., Бьянки-Бертуз, Н., и Слейтер, М. (2017). Воплощение в детском говорящем виртуальном теле влияет на восприятие размера объекта, самоидентификацию и последующую реальную речь. Sci. Rep. 7: 9637. DOI: 10.1038 / s41598-017-09497-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tychsen, L., and Foeller, P. (2018). Влияние иммерсивного просмотра виртуальной реальности на маленьких детей: зрительно-моторная функция, стабильность осанки и визуально вызванное укачивание. ЯАПОС 22, e5. DOI: 10.1016 / j.jaapos.2018.07.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Усох, М., Артур, К., Уиттон, М. К., Бастос, Р., Стид, А., Слейтер М. и др. (1999). «Ходьба> ходьба на месте> полёт в виртуальных средах», в материалах Труды 26-й ежегодной конференции по компьютерной графике и интерактивным методам (SIGGRAPH) (Нью-Йорк, Нью-Йорк), 359–364. DOI: 10.1145 / 311535.311589

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Воан, Н., Дуби, В. Н., Уэйнрайт, Т. В., и Миддлтон, Р. Г. (2016). Обзор тренажеров для ортопедической хирургии на основе виртуальной реальности. Med.Англ. Phys. 38, 59–71. DOI: 10.1016 / j.medengphy.2015.11.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вехтари А., Симпсон Д. П., Яо Ю. и Гельман А. (2019). Ограничения «ограничений байесовской перекрестной проверки с исключением по одному для выбора модели». Comput. Мозг и поведение. 2, 22–27. DOI: 10.1007 / s42113-018-0020-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васом, Б. (2014). Закон о дополненной реальности, конфиденциальность и этика: закон, общество и новые технологии дополненной реальности. Уолтем, Массачусетс: Syngress. DOI: 10.1016 / B978-0-12-800208-7.00003-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янагида Ю., Накано Т. и Ватанабэ К. (2019). «На пути к точному пространственно-временному контролю запахов и воздуха для обонятельной дополненной реальности», в 2019 IEEE International Symposium on Olfaction and Electronic Nose (ISOEN) (Fukuoka: IEEE), 1–4. DOI: 10.1109 / ISOEN.2019.8823180

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йи, Н., Бейленсон, Дж. Н., и Дюшено, Н. (2009). Эффект Протея: влияние трансформированного цифрового саморепрезентации на поведение в сети и офлайн. Коммуник. Res . 36, 285–312. DOI: 10.1177 / 0093650208330254

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йи, Н., Бейленсон, Дж. Н. (2007). Эффект Протея: влияние трансформированного представления о себе на поведение. Хум. Commun. Res. 33, 271–290. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2007.00299.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю., И., Мортенсен, Дж., Ханна, П., Спанланг, Б., и Слейтер, М. (2012). Визуальный реализм усиливает реалистичность отклика в иммерсивной виртуальной среде - Часть 2. IEEE Comput. График. Прил. 32, 36–45. DOI: 10.1109 / MCG.2012.121

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yu, X., Xie, Z., Yu, Y., Lee, J., Vazquez-Guardado, A., Luan, H., et al. (2019). Встроенные в кожу беспроводные тактильные интерфейсы для виртуальной и дополненной реальности. Природа 575, 473–479.DOI: 10.1038 / s41586-019-1687-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зиммонс П. и Пантер А. (2003). « Влияние качества визуализации на присутствие и производительность задач в виртуальной среде » в Proceedings of IEEE Virtual Reality (Лос-Анджелес, Калифорния: IEEE), 293–294.

Google Scholar

ценностей в напряжении: этика вдали от дома

Когда мы выходим из дома и пересекаем границы нашей страны, моральная ясность часто размывается.Без общих взглядов и без знакомых законов и судебных процедур, определяющих стандарты этичного поведения, уверенность неуловима. Следует ли компании инвестировать в чужую страну, где нарушаются гражданские и политические права? Следует ли компании соглашаться с дискриминационной практикой приема на работу в принимающей стране? Если компании из развитых стран переводят производственные мощности в развивающиеся страны, в которых отсутствуют строгие экологические и санитарные нормы, или если эти компании решают заполнить руководящие и другие руководящие должности в принимающей стране людьми из родной страны, чьи стандарты должны преобладать?

Даже наиболее информированные руководители с лучшими намерениями должны пересмотреть свои представления о деловой практике в зарубежных странах.То, что работает в стране происхождения компании, может потерпеть неудачу в стране с другими стандартами этического поведения. Подобные трудности неизбежны для бизнесменов, которые живут и работают за границей.

Но как менеджеры решить проблемы? Какие принципы могут помочь им преодолеть лабиринт культурных различий и установить кодексы поведения для этичной деловой практики в глобальном масштабе? Как компании могут ответить на самый сложный вопрос глобальной деловой этики: что происходит, когда этические стандарты принимающей страны кажутся ниже, чем этические стандарты страны происхождения?

Конкурирующие ответы

Один ответ стар, как философский дискурс.Согласно культурному релятивизму, ни одна культурная этика не может быть лучше любой другой; следовательно, нет никаких международных прав и ошибок. Если народ Индонезии терпит подкуп своих должностных лиц, что с того? Их отношение не лучше и не хуже, чем у людей в Дании или Сингапуре, которые отказываются предлагать или принимать взятки. Точно так же, если бельгийцы не находят инсайдерскую торговлю морально противной, кого это волнует? Не соблюдение законов об инсайдерской торговле не более или менее этично, чем соблюдение таких законов.

Кредо культурного релятивизма - находясь в Риме, делай, как римляне, - соблазнительно, особенно когда не делать того, что делают местные жители, означает упускать возможности для бизнеса. Однако неадекватность культурного релятивизма становится очевидной, когда рассматриваемая практика наносит больший ущерб, чем мелкое взяточничество или инсайдерская торговля.

В конце 1980-х некоторые европейские кожевенные заводы и фармацевтические компании искали дешевые свалки. Они приблизились практически ко всем странам западного побережья Африки от Марокко до Конго.Нигерия согласилась принимать высокотоксичные полихлорированные дифенилы. Незащищенные местные рабочие в стрингах и шортах разгрузили бочки с ПХД и поместили их рядом с жилым районом. Ни жители, ни рабочие не знали, что в бочках были токсичные отходы.

Мы можем осуждать правительства, которые допускают такие злоупотребления, но многие страны не могут надлежащим образом контролировать транснациональные корпорации, даже если они этого хотят. А во многих странах сочетание неэффективного правоприменения и неадекватных правил приводит к явно неправильному поведению недобросовестных компаний.Например, несколько лет назад группа инвесторов заинтересовалась реставрацией SS United States , некогда роскошного океанского лайнера. Прежде чем приступить к реставрации, с корабля пришлось снять асбестовую обшивку. Предложение американской компании, основанное на стандартах США на удаление асбеста, оценило работу более чем в 100 миллионов долларов. Компания в украинском городе Севастополе предложила выполнить работы менее чем за 2 миллиона долларов. В октябре 1993 года судно было отбуксировано в Севастополь.

Культурный релятивист не возражал бы против такого исхода, но я считаю. Страна имеет право устанавливать свои собственные правила охраны труда и техники безопасности, но в описанном выше случае стандарты и условия контракта не могли защитить рабочих в Севастополе от известных рисков для здоровья. Даже если контракт соответствует украинским стандартам, этичные бизнесмены должны возражать. Культурный релятивизм морально слеп. Существуют фундаментальные ценности, пересекающиеся между культурами, и компании должны их отстаивать.(Экономический аргумент против культурного релятивизма см. Во вставке «Культура и этика компьютерного пиратства».)

На другом конце спектра культурного релятивизма находится этический империализм, который побуждает людей поступать везде точно так же, как они делают дома. Опять же, подход, понятный и привлекательный, но явно неадекватный. Возьмем, к примеру, крупную американскую компанию по производству компьютерных товаров, которая в 1993 году ввела курс по сексуальным домогательствам на своем предприятии в Саудовской Аравии.Под знаменем глобальной согласованности инструкторы использовали тот же подход к обучению менеджеров из Саудовской Аравии, который они использовали с менеджерами из США: участников попросили обсудить случай, когда менеджер делает откровенно сексуальные замечания новой сотруднице-женщине за напитками в ресторане. бар. Инструкторы не смогли продумать, как это упражнение будет работать в культуре со строгими соглашениями, регулирующими отношения между мужчинами и женщинами. В результате тренировки были просто смехотворными. Они сбили с толку и оскорбили саудовских участников, и призыв избегать принуждения и дискриминации по признаку пола был утерян.

Теория этического империализма - абсолютизм, основанный на трех проблемных принципах. Абсолютисты считают, что существует единый список истин, что они могут быть выражены только одним набором концепций и что они призывают к точно такому же поведению во всем мире.

Первое утверждение противоречит убеждению многих людей в том, что необходимо уважать различные культурные традиции. В некоторых культурах верность сообществу - семье, организации или обществу - является основой любого этического поведения.Японцы, например, определяют деловую этику как лояльность к своим компаниям, своим деловым сетям и своей нации. Американцы больше ценят свободу, чем лояльность; традиция прав США подчеркивает равенство, справедливость и индивидуальную свободу. Трудно сделать вывод, что правда лежит на той или иной стороне, но абсолютист хотел бы, чтобы мы выбрали только одну.

Вторая проблема абсолютизма - это предположение, что люди должны выражать моральную истину, используя только один набор понятий.Например, некоторые абсолютисты настаивают на том, что язык основных прав обеспечивает основу для любого обсуждения этики. Однако это означает, что следует игнорировать все культурные традиции. Понятие права возникло с ростом демократии в Европе и США после Возрождения, но этот термин не встречается ни в конфуцианской, ни в буддийской традициях. Все мы изучаем этику в контексте наших конкретных культур, и сила принципов глубоко связана с тем, как они выражаются.Признанные на международном уровне списки моральных принципов, такие как Всеобщая декларация прав человека Организации Объединенных Наций, основаны на многих культурных и религиозных традициях. Как заметил философ Майкл Уолцер: «В глобальной этике не существует эсперанто».

Третья проблема абсолютизма - это вера в глобальный стандарт этического поведения. Контекст должен формировать этическую практику. Например, очень низкая заработная плата может считаться неэтичной в богатых, развитых странах, но развивающиеся страны могут действовать этично, если они поощряют инвестиции и повышают уровень жизни, принимая низкую заработную плату.Точно так же, когда люди недоедают или голодают, правительству может быть разумно использовать больше удобрений для повышения урожайности, даже если это означает довольствоваться относительно высоким уровнем загрязнения термальной воды.

Когда в культурах действуют разные стандарты этического поведения и разные способы борьбы с неэтичным поведением, компания, придерживающаяся абсолютистского подхода, может совершить катастрофическую ошибку. Когда менеджер крупной американской компании по производству специализированных товаров в Китае поймала сотрудника на краже, она последовала практике компании и передала сотрудника властям провинции, которые его казнили.Менеджеры не могут работать в другой культуре, не зная об отношении этой культуры к этике.

Если компании не могут ни принять этические нормы принимающей страны, ни расширить стандарты своей страны, каков будет ответ? Даже традиционная лакмусовая бумажка - что бы люди подумали о ваших действиях, если бы они были написаны на первой полосе газеты? - является ненадежным руководством, поскольку нет международного консенсуса в отношении стандартов делового поведения.

Уравновешивание крайностей: три руководящих принципа

Компании должны помогать менеджерам отличать просто разные практики от неправильных.Для релятивистов нет ничего святого и плохого. Для абсолютистов многие вещи неверны. Ни одна из крайностей не освещает реальный мир принятия деловых решений. Ответ лежит где-то посередине.

Когда дело доходит до формирования этичного поведения, компании должны руководствоваться тремя принципами.

  • Уважение к основным человеческим ценностям, которые определяют абсолютный моральный порог для всей деловой активности.
  • Уважение к местным традициям.
  • Убеждение, что контекст имеет значение при принятии решения, что правильно, а что нет.

Рассмотрите эти принципы в действии. В Японии люди, ведущие совместный бизнес, часто обмениваются подарками, иногда дорогими, в соответствии с давними японскими традициями. Когда американские и европейские компании начали вести активный бизнес в Японии, многие западные бизнесмены думали, что практика дарения подарков может быть неправильной, а не просто иной. Для них принятие подарка было похоже на взятку.Однако по мере того, как западные компании стали более знакомыми с японскими традициями, большинство из них стали терпимо относиться к этой практике и устанавливать другие ограничения на дарение подарков в Японии, чем где-либо еще.

Уважение различий - важнейшая этическая практика. Исследования показывают, что этика управления различается в разных культурах; Уважение этих различий означает признание того, что у некоторых культур есть очевидные слабости, а также скрытые сильные стороны. Менеджеры в Гонконге, например, более терпимы к некоторым формам взяточничества, чем их западные коллеги, но они гораздо менее терпимы к непризнанию работы подчиненного.В некоторых частях Дальнего Востока украсть кредит у подчиненного - почти непростительный грех.

Люди часто приравнивают уважение к местным традициям к культурному релятивизму. Это неверно. Некоторые практики явно неверны. Один из примеров - трагический опыт компании Union Carbide в Бхопале, Индия. Руководители компании серьезно недооценили, насколько необходимо участие руководства на заводе в Бхопале, чтобы компенсировать слабую инфраструктуру и возможности регулирования в стране.После катастрофической утечки газа урок очевиден: компании, использующие сложные технологии в развивающейся стране, должны оценить способность этой страны контролировать ее безопасное использование. После инцидента в Бхопале Union Carbide стала лидером в консультировании компаний по безопасному использованию опасных технологий в развивающихся странах.

Некоторые действия неправильны независимо от того, где они происходят. Но некоторые практики, которые неэтичны в одной обстановке, могут быть приемлемы в другой. Например, химический почвенный фунгицид EDB запрещен для использования в США.Однако в жарком климате он быстро становится безвредным из-за воздействия интенсивной солнечной радиации и высоких температур почвы. Пока химическое вещество находится под контролем, компании могут использовать EDB с соблюдением этических норм в определенных частях мира.

Определение этического порога: основные ценности

На несколько этических вопросов менеджерам легко ответить. Но есть некоторые суровые истины, которыми должны руководствоваться менеджеры, набор того, что я называю основных человеческих ценностей , которые определяют минимальные этические стандарты для всех компаний. 1 Право на хорошее здоровье и право на экономический прогресс и повышение уровня жизни являются двумя основными человеческими ценностями. Другой - то, что западные люди называют золотым правилом, которое узнаваемо во всех основных религиозных и этических традициях по всему миру. Например, в книге 15 своего Analects Конфуций советует людям поддерживать взаимность или не делать другим то, что они не хотят делать с собой.

Хотя ни один список не удовлетворил бы каждого ученого, я считаю, что можно сформулировать три основных ценности, которые включают работы множества богословов и философов со всего мира.Чтобы иметь широкое значение, эти ценности должны включать элементы, присущие как западным, так и незападным культурным и религиозным традициям. Рассмотрим примеры ценностей во вставке «Что общего у этих ценностей?»

Что общего у этих ценностей?

На первый взгляд значения, выраженные в двух списках, кажутся совершенно разными. Тем не менее, в духе того, что философ Джон Ролз называет перекрывающимся консенсусом , можно увидеть, что кажущиеся расходящимися значения сходятся в ключевых точках.Несмотря на важные различия между западными и незападными культурными и религиозными традициями, обе они выражают общие взгляды на то, что значит быть человеком. Во-первых, люди не должны обращаться с другими просто как с инструментами; Другими словами, они должны признать ценность человека как человеческого существа. Далее, отдельные лица и сообщества должны относиться к людям таким образом, чтобы уважать их основные права. Наконец, члены сообщества должны работать вместе, чтобы поддерживать и улучшать институты, от которых зависит сообщество.Я называю эти три ценности уважением человеческого достоинства , уважением основных прав и хорошим гражданством.

Эти ценности должны быть отправной точкой для всех компаний при формулировании и оценке стандартов этичного поведения дома и за рубежом. Но это только отправная точка. Компаниям нужны гораздо более конкретные руководящие принципы, и первым шагом к их разработке является преобразование основных человеческих ценностей в основные ценности для бизнеса. Что, например, означает для компании уважать человеческое достоинство? Как компания может быть хорошим гражданином?

Я считаю, что компании могут уважать человеческое достоинство, создавая и поддерживая корпоративную культуру, в которой к сотрудникам, клиентам и поставщикам относятся не как к средствам достижения цели, а как к людям, внутренняя ценность которых должна быть признана, а также путем производства безопасных продуктов и услуг в безопасное рабочее место.Компании могут уважать основные права, действуя таким образом, чтобы поддерживать и защищать индивидуальные права сотрудников, клиентов и окружающих сообществ, и избегая отношений, которые нарушают права людей на здоровье, образование, безопасность и достаточный уровень жизни. И компании могут быть хорошими гражданами, поддерживая важные социальные институты, такие как экономическая система и система образования, и работая с правительствами принимающих стран и другими организациями по защите окружающей среды.

Основные ценности устанавливают моральный компас для деловой практики. Они могут помочь компаниям определить методы, которые являются приемлемыми и недопустимыми, даже если такие методы совместимы с нормами и законами принимающей страны. Сброс загрязняющих веществ рядом с домами людей и принятие неадекватных стандартов обращения с опасными материалами - два примера действий, нарушающих основные ценности.

Аналогичным образом, если трудоустройство детей не позволяет им получить базовое образование, такая практика является недопустимой.Ложь о характеристиках продукта в процессе продажи может не повлиять напрямую на человеческую жизнь, но она также недопустима, поскольку подрывает доверие, необходимое для поддержания корпоративной культуры, в которой уважают клиентов.

Иногда проблемы создают не действия компании, а действия поставщика или клиента. Возьмем, к примеру, семью Тан, крупного поставщика Levi Strauss. Танцы якобы заставляли 1200 китайских и филиппинских женщин работать 74 часа в неделю на охраняемых территориях на Марианских островах.В 1992 году, после неоднократных предупреждений в адрес загара, Леви Стросс разорвал с ними деловые отношения.

Эта статья также встречается в:

Создание этичной корпоративной культуры

Основные ценности для бизнеса, которые я перечислил, могут помочь компаниям начать применять этические суждения и думать о том, как действовать этично в чужих культурах, но они недостаточно конкретны, чтобы направлять менеджеров через реальные этические дилеммы. Леви Стросс опирался на письменный кодекс поведения, когда выяснял, как вести себя с семьей Тан.В Глобальном руководстве компании по поиску и работе, ранее называвшемся Условиями взаимодействия с бизнес-партнерами, говорится, что Леви Страусс будет «стремиться выявлять и использовать бизнес-партнеров, которые индивидуально и при ведении всего своего бизнеса стремятся к набору этических стандартов, которые не являются несовместимыми. с нашими собственными ». Всякий раз, когда возникают невыносимые бизнес-ситуации, менеджеры должны руководствоваться точными заявлениями, которые разъясняют поведение и методы работы, которых требует компания.

Девяносто процентов из всех Fortune 500 компаний имеют кодексы поведения, а 70% имеют заявления о видении и ценностях.В Европе и на Дальнем Востоке процентные показатели ниже, но быстро растут. Означает ли это, что у большинства компаний есть то, что им нужно? Едва ли. Несмотря на то, что у большинства крупных американских компаний есть как заявления о ценностях, так и кодексы поведения, многим могло бы быть лучше, если бы они этого не сделали. Слишком много компаний ничего не делают с документами; они просто наклеивают их на стену, чтобы произвести впечатление на сотрудников, клиентов, поставщиков и общественность. В результате руководители высшего звена, составлявшие заявления, теряют доверие, провозглашая ценности и не соблюдая их.Однако такие компании, как Johnson & Johnson, Levi Strauss, Motorola, Texas Instruments и Lockheed Martin, очень много делают для того, чтобы слова имели смысл. Johnson & Johnson, например, стала хорошо известна благодаря своим сессиям Credo Challenge, на которых менеджеры обсуждают этику в контексте своих текущих бизнес-проблем, и им предлагается критиковать кредо компании и вносить предложения по изменениям. Идеи участников передаются руководству компании. Lockheed Martin создала инновационный сайт во всемирной паутине и в своей локальной сети, который дает сотрудникам, клиентам и поставщикам доступ к этическому кодексу компании и возможность высказывать жалобы.

Многие компании ничего не делают со своими кодексами поведения; их просто наклеивают на стену.

Кодексы поведения должны давать четкие указания относительно этичного поведения, когда соблазн вести себя неэтично является самым сильным. Заявление в кодексе поведения о недопустимости взяточничества бесполезно, если оно не сопровождается инструкциями по дарению подарков, платежам за товары через таможню и «просьбами» от посредников, нанятых для получения взяток.

Ценности

Motorola сформулированы очень просто: «Как мы всегда будем действовать: [с] постоянным уважением к людям [и] бескомпромиссной честностью». Однако кодекс поведения компании четко определяет реальную деловую практику. В отношении взяточничества, например, кодекс гласит, что «средства и активы Motorola не могут прямо или косвенно использоваться для незаконных платежей любого рода». Однозначно, какой вид платежа является незаконным: «дача взятки государственному служащему или откат денежных средств сотруднику клиента…». Далее в кодексе прописаны определенные процедуры для обработки комиссионных посредникам, продажи счета-фактуры и раскрытие конфиденциальной информации в сделке купли-продажи - все ситуации, в которых сотрудники могут иметь возможность принять или предложить взятки.

Кодексы поведения должны быть четкими, чтобы быть полезными, но они также должны оставлять место для менеджера, чтобы он мог использовать свое суждение в ситуациях, требующих учета культурных особенностей. Сотрудников страны пребывания не следует принуждать к принятию всех ценностей страны проживания и отказу от своих собственных. Опять же, код Motorola является образцовым. Во-первых, он дает четкое указание: «Сотрудники Motorola будут уважать законы, обычаи и традиции каждой страны, в которой они работают, но в то же время не будут участвовать в поведении, которое, даже если оно является законным, обычным, и принятые в любой такой стране, могут быть сочтены нарушающими принятую деловую этику Motorola или законы США, касающиеся деловой этики.Изложив такие принципы, код Motorola ясно дает понять, когда потребуется индивидуальное суждение. Например, сотрудники могут иногда принимать определенные виды небольших подарков «в редких случаях, когда отказ принять подарок» может нанести ущерб «законным деловым интересам Motorola». При определенных обстоятельствах такие подарки «могут быть приняты до тех пор, пока подарок действует в пользу Motorola», а не «в пользу сотрудника Motorola».

Достижение надлежащего баланса между четким указанием направления и предоставлением возможности для индивидуального суждения делает разработку заявлений о корпоративных ценностях и кодексов этики одной из самых сложных задач, с которыми сталкиваются руководители.Слова - это только начало. Руководители компании должны часто ссылаться на кредо и кодекс своей организации, а сами должны быть заслуживающими доверия, приверженными и последовательными. Если старшие менеджеры действуют так, как будто этика не имеет значения, остальные сотрудники компании тоже не думают, что они имеют значение.

Конфликты развития и конфликты традиций

Менеджеры, живущие и работающие за границей, которые не готовы бороться с моральной двусмысленностью и напряжением, должны собрать чемоданы и вернуться домой.Мнение о том, что все методы ведения бизнеса можно разделить на этические или неэтичные, слишком простое. Как сообщается, Эйнштейн сказал: «Все должно быть как можно проще, но не проще». Многие методы ведения бизнеса, считающиеся неэтичными в одних условиях, могут быть этичными в других. Такие действия не являются ни черными, ни белыми, но существуют в том, что мы с Томасом Данфи назвали морально свободным пространством . 2 В этой серой зоне нет жестких предписаний для поведения компании.Менеджеры должны наметить свои собственные курсы, если они не нарушают основных человеческих ценностей.

Многие виды деятельности не являются ни хорошими, ни плохими, но существуют в морально свободном пространстве .

Рассмотрим следующий пример. Некоторые успешные индийские компании предлагают сотрудникам возможность для одного из их детей устроиться на работу в компании после того, как ребенок завершит определенный уровень в школе. Компании соблюдают это обязательство, даже если другие кандидаты более квалифицированы, чем ребенок сотрудника.Этот бонус чрезвычайно ценен для страны, где трудно найти работу, и он отражает веру индийской культуры в то, что Запад зашел слишком далеко, допуская экономические возможности для разделения семей. Неудивительно, что этот бонус является одним из самых любимых среди сотрудников, но в большинстве западных стран это будет заклеймено как неприемлемое кумовство. В Соединенных Штатах, например, этический принцип равных возможностей гласит, что рабочие места должны получать кандидаты с наилучшей квалификацией. Если U.Компания S. дала такие обещания своим сотрудникам, что это нарушит правила, установленные Комиссией по равным возможностям при трудоустройстве. Учитывая эту разницу в этических установках, как менеджеры США должны реагировать на кумовство Индии? Должны ли они осуждать индийские компании, отказываясь принимать их в качестве партнеров или поставщиков до тех пор, пока они не согласятся исправить свои действия?

Несмотря на очевидное противоречие между кумовством и принципами равных возможностей, я не могу осуждать эту практику для индийцев.В такой стране, как Индия, которая делает упор на клановые и семейные отношения и имеет катастрофический уровень безработицы, эту практику следует рассматривать в моральном свободном пространстве. Решение предоставить специальный бонус для сотрудников и их детей не обязательно является неправильным - по крайней мере, для жителей этой страны.

Как менеджеры могут открыть пределы морального свободного пространства? То есть, как они могут научиться отличать ценность, находящуюся в противоречии с их собственной, от ценности, которая является невыносимой? Чтобы помочь менеджерам выработать правильные этические суждения, компании должны четко понимать свои основные ценности и кодексы поведения.Но даже самые подробные инструкции не всегда могут дать ответы. Это особенно верно в отношении самых сложных этических дилемм, когда этические стандарты принимающей страны не только отличаются, но и кажутся более низкими, чем этические стандарты страны происхождения. Менеджеры должны осознавать, что, когда страны имеют разные этические стандарты, обычно возникают два типа конфликтов. Каждый тип требует своего рассуждения.

В конфликте первого типа, который я называю конфликтом относительного развития , конфликтом этических стандартов является разный уровень экономического развития стран.Как упоминалось ранее, развивающиеся страны могут принимать ставки заработной платы, которые кажутся бесчеловечными для более развитых стран, для привлечения инвестиций. По мере улучшения экономических условий в развивающейся стране частота конфликтов такого рода обычно уменьшается. Второй тип конфликта - это конфликт культурной традиции . Например, Саудовская Аравия, в отличие от большинства других стран, не позволяет женщинам работать в качестве корпоративных менеджеров. Вместо этого женщины могут работать только в нескольких профессиях, таких как образование и здравоохранение.Запрет проистекает из твердых религиозных и культурных убеждений; любое повышение уровня экономического развития страны, которое и так достаточно высоко, вряд ли изменит правила.

Чтобы разрешить конфликт относительного развития, менеджер должен задать следующий вопрос: была бы такая практика приемлемой дома, если бы моя страна находилась на аналогичной стадии экономического развития? Рассмотрим разницу между стандартами заработной платы и безопасности в США и Анголе, где граждане принимают более низкие стандарты по обоим параметрам.Если американская нефтяная компания нанимает ангольцев для работы на оффшорной ангольской нефтяной платформе, может ли компания платить им более низкую заработную плату, чем она платит американским рабочим в Мексиканском заливе? Разумные люди должны ответить утвердительно, если альтернативой Анголе является потеря как иностранных инвестиций, так и рабочих мест.

Учтите также различия в нормативно-правовой базе. В 1980-х годах правительство Индии упорно боролось, чтобы иметь возможность импортировать Entero Vioform компании CibaGeigy, препарат, который, как известно, чрезвычайно эффективен в борьбе с дизентерией, но был запрещен в США из-за побочных эффектов.Хотя дизентерия не была большой проблемой в Соединенных Штатах, в Индии плохая санитария способствовала эпидемическому уровню заболевания. Было ли неэтичным делать препарат доступным в Индии после того, как он был запрещен в Соединенных Штатах? Напротив, разумные люди должны считать неэтичным не делать этого. Примените наш тест: использовали ли Соединенные Штаты на более ранней стадии разработки этот препарат, несмотря на его побочные эффекты? Ответ однозначно положительный.

Но есть много случаев, когда ответ на подобные вопросы отрицательный.Иногда стандарты принимающей страны неадекватны на любом уровне экономического развития. Если стандарты загрязнения в стране настолько низкие, что работа на нефтяной вышке значительно увеличивает риск заболевания раком, иностранные нефтяные компании должны отказываться вести там бизнес. Точно так же, если опасные побочные эффекты медикаментозного лечения перевешивают его преимущества, менеджеры не должны соглашаться со стандартами здоровья, игнорирующими риски.

Когда относительные экономические условия не вызывают напряженности, существует более объективный тест для решения этических проблем.Руководители должны считать такую ​​практику допустимой только в том случае, если они могут ответить «нет» на оба следующих вопроса: Возможно ли успешное ведение бизнеса в принимающей стране, не прибегая к этой практике? и Является ли практика нарушением основных человеческих ценностей? Подарки в Японии - прекрасный пример конфликта культурных традиций. Большинство опытных бизнесменов, как японцев, так и неяпонцев, согласятся, что ведение бизнеса в Японии было бы практически невозможно без принятия этой практики.Нарушает ли дарение подарков основную человеческую ценность? Я не могу определить тот, который он нарушает. В результате дары могут быть разрешены для иностранных компаний в Японии, даже если это противоречит этическим нормам в стране. Фактически, этот вывод широко принят даже такими компаниями, как Texas Instruments и IBM, которые открыто выступают против взяточничества.

Если компания объявила, что все дарения неэтична, она не сможет вести бизнес в Японии.

Отсюда следует, что все неденежные подарки приемлемы или что взятки в целом приемлемы в странах, где они распространены? Нисколько.(См. Вставку «Проблема взяточничества».) То, что делает обычную практику дарения подарков приемлемой в Японии, - это ограничения ее объема и цели. Когда дарение подарков выходит за эти рамки, это вскоре вступает в противоречие с основными человеческими ценностями. Например, когда Карл Котчиан, президент Lockheed в 1970-х годах, нес чемоданы с деньгами японским политикам, он вышел за рамки норм, установленных японской традицией. Этот инцидент пробудил общественное мнение в Конгрессе США и помог принять Закон о борьбе с коррупцией за рубежом.Точно так же Ро Тэ У вышел за рамки норм, установленных корейской культурной традицией, когда он принял взятки в размере 635,4 миллиона долларов в качестве президента Республики Корея в период с 1988 по 1993 год.

Руководящие принципы этического лидерства

Чтобы научиться замечать недопустимые действия и принимать здравые решения при возникновении этических конфликтов, требуется практика. Создание корпоративной культуры, поощряющей этичное поведение, имеет важное значение. Могут помочь следующие рекомендации по выработке глобальных этических взглядов среди менеджеров.

Относитесь к корпоративным ценностям и формальным стандартам поведения как к абсолютным.

Какие бы этические стандарты ни выбрала компания, она не может отступать от своих принципов ни дома, ни за рубежом. Рассмотрим, что стало частью корпоративной истории Motorola. Примерно в 1950 году один из руководителей высшего звена вёл переговоры с представителями правительства Южной Америки о продаже на 10 миллионов долларов, которая увеличила бы годовую чистую прибыль компании почти на 25%. Однако, когда переговоры приближались к завершению, исполнительный директор отказался от сделки, потому что чиновники просили 1 миллион долларов в качестве «гонорара».Генеральный директор Роберт Галвин не только поддержал решение исполнительного директора, но и дал понять, что Motorola не примет сделку ни на каких условиях и больше не будет вести дела с этими правительственными чиновниками. Пересказываемая на протяжении десятилетий эта история, демонстрирующая решимость Гэлвина, помогла укрепить этическую культуру для тысяч сотрудников Motorola.

Разработайте и внедрите условия взаимодействия для поставщиков и клиентов.

Будет ли ваша компания вести дела с клиентами или поставщиками? Что делать, если покупатель или поставщик использует детский труд? Что, если у него прочные связи с организованной преступностью? Что, если это заставит вашу компанию нарушить законы принимающей страны? Такие вопросы лучше не решать спонтанно.Некоторые компании это осознали. Sears, например, разработала политику отказа от заключения контрактов на производство с компаниями, которые используют тюремный труд или нарушают права рабочих на здоровье и безопасность. И BankAmerica определил в качестве условия для многих своих кредитов развивающимся странам, что экологические стандарты и права человека должны соблюдаться.

Разрешить иностранным бизнес-подразделениям помогать формулировать этические стандарты и интерпретировать этические вопросы.

Французская фармацевтическая компания Rhône-Poulenc Rorer разрешила зарубежным дочерним компаниям дополнять списки корпоративных этических принципов своими собственными предложениями.Texas Instruments уделила особое внимание вопросам международной деловой этики, создав Совет по глобальной деловой практике, в который входят менеджеры из стран, в которых работает компания. С всеобъемлющим намерением создать «глобальную этическую стратегию, развернутую на местном уровне», мандат совета заключается в обучении этике и создании местных процессов, которые помогут менеджерам зарубежных бизнес-подразделений компании разрешать этические конфликты.

Поддержать в принимающих странах усилия по снижению институциональной коррупции.

Индивидуальные менеджеры не смогут искоренить коррупцию в принимающей стране, сколько бы взяток они ни отказали. Когда налоговая система, процедуры импорта и экспорта и практика закупок в принимающей стране благоприятствуют неэтичным игрокам, компании должны принять меры.

Многие компании начали участвовать в реформировании институтов принимающей страны. General Electric, например, заняла твердую позицию в Индии, используя средства массовой информации для неоднократного осуждения взяточничества в бизнесе и правительстве.Однако General Electric и другие обнаружили, что одна компания обычно не может избавиться от укоренившейся коррупции. Transparency International, организация, базирующаяся в Германии, эффективно помогает коалициям компаний, правительственным чиновникам и другим лицам в работе по реформированию взяточниковой бюрократии в России, Бангладеш и других странах.

Тренируйте нравственное воображение.

Использование морального воображения означает ответственное и творческое разрешение противоречий. Coca-Cola, например, постоянно отклоняла просьбы о взятках от египетских чиновников, но сумела заручиться политической поддержкой и общественным доверием, спонсируя проект по посадке фруктовых деревьев.Возьмем, к примеру, компанию Levi Strauss, которая в начале 1990-х годов обнаружила, что двое ее поставщиков в Бангладеш нанимали детей в возрасте до 14 лет - практика, которая нарушала принципы компании, но допускалась в Бангладеш. Принуждение поставщиков к увольнению детей не гарантировало бы получение детьми образования и создало бы серьезные трудности для семей, зависящих от заработной платы детей. В рамках творческой договоренности поставщики согласились выплачивать детям обычную заработную плату, пока они учились в школе, и предложить каждому ребенку работу в возрасте 14 лет.Леви Стросс, в свою очередь, согласился оплатить обучение детей и предоставить им книги и форму. Эта договоренность позволила Levi Strauss отстаивать свои принципы и обеспечить долгосрочную выгоду для принимающей страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *