Какая военная операция русской армии началась с успеха: Контрольная работа по теме Внешняя политика России в п.п. ХХ в | Тест по истории (11 класс) по теме:

Содержание

Контрольная работа по теме Внешняя политика России в п.п. ХХ в | Тест по истории (11 класс) по теме:

A1. Какая военная операция русской армии началась с успеха, но закончилась крупным поражением?  

  1. Брусиловский прорыв;
  2. Восточно-Прусская;
  3. Галицийская;
  4. оборона Порт-Артура.

A2. Начало первой мировой войны привело к…  

  1. началу революционных выступлений в армии и флоте;
  2. всплеску забастовочного движения;
  3. патриотическому подъему в русском обществе;
  4. беспорядкам на национальных окраинах России.

A3. Союзник России в первой мировой войне:  

  1. Англия;
  2. Италия;
  3. Франция;
  4. все вышеназванные.

А4. СССР был принят постоянным членом в Лигу Наций в

1) 1922 г.

2) 1928 г.

3) 1934 г.

4) 1939 г.

А5. Тегеранская конференция состоялась в

  1. декабре 1941 г.
  2. декабре 1943 г.
  3. январе 1944 г.
  4. мае1945 г.

А6. Какое из событий Великой Отечественной войны произошло раньше других?

  1. Крымская конференция
  2. Сталинградская битва
  3. Смоленское сражение
  4. Операция «Багратион»

А7. По Портсмутскому мирному договору 1905 г. Россия

  1. приобрела Крым
  2. присоединила территорию Финляндии
  3. потеряла Аляску
  4. потеряла Южный Сахалин

А8. По Брестскому миру в 1918 г. Советская Россия потеряла территории

  1. Польши, Литвы, часть Латвии и часть Белоруссии
  2. Финляндии, Польши, Грузии
  3. Латвии, Литвы, Эстонии
  4. Эстонии, часть Польши, Армении

А9. Какая из названных операций произошла на начальном этапе Великой Отечественной войны?

  1. сражение на Курской дуге
  2. форсирование Днепра
  3. Московская битва
  4. Снятие блокады Ленинграда

А10. Крупнейшее танковое сражение в Великой Отечественной войне произошло в ходе битвы

  1. Курской
  2. под Москвой
  3. за Кавказ
  4. Сталинградской

А11. 5-6 декабря началось контрнаступление Красной Армии под

  1. Киевом
  2. Москвой
  3. Ленинградом
  4. Сталинградом

А12. В феврале 1945 г. состоялась встреча руководителей трех союзных держав в

  1. Москве
  2. Тегеране
  3. Ялте
  4. Потсдаме

А13. Позиция большевиков в отношении Первой мировой войны выражалась в лозунге

  1. продолжение войны до «победного конца»
  2. превращение войны империалистической в гражданскую
  3. защиты Отечества от германского нашествия
  4. провозглашение «гражданского мира»

А14. К какому времени  относится появление понятия «Потсдамская система международных отношений»?

  1. началу 1920-х гг.
  2. середине 1930-х гг.
  3. середине 1940-х гг.
  4. концу 1980-х гг.

А15. Последствием Московской битвы было то, что

  1. был открыт Второй фронт в Европе
  2. был сорван немецкий план «молниеносной войны»
  3. произошел коренной перелом в войне
  4. Германия начала терять своих союзников в войне

А16. К причинам, обусловившим быструю перестройку советской экономики на военный лад в 1941-1942 гг., относится

  1. использование труда немецких и других военнопленных
  2. разрешение частной собственности в деревне
  3. помощь союзников армейским подразделениям
  4. плановый характер управления хозяйством

А17. Что из названного относится к причинам победы СССР над фашистской Германией?

  1. военная слабость Германии и ее союзников
  2. успешная реорганизация Красной Армии в предвоенные годы
  3. отсутствие стратегических просчетов у военного руководства СССР
  4. высокие мобилизационные возможности советской системы

А18. Что из названного относится к внешнеполитическому курсу СССР в период 1945-1953 гг.?

А) проведение политики разрядки международной напряженности

Б) поддержка Северной Кореи в Корейской войне

В) утверждение сталинской модели социализма в восточноевропейских странах

Г) отказ от давления и диктата в отношениях со странами Восточной Европы

Д) создание ядерного оружия

Е) созданий Организации Варшавского Договора

Укажите верный ответ.

1) АБВ    2) АГЕ     3) БВД     4) ГДЕ

B1. Расположите в хронологическом порядке следующие события. Запишите буквы, которыми обозначены события, в правильной последовательности, НЕ делая пропусков и НЕ ставя запятые. Например: БВАГ.

А) героический бой крейсера «Варяг»

Б) капитуляция Порт-Артура

В) Цусимский бой

Г) гибель адмирала Макарова

В2. Установите соответствие между датами и событиями внешней политики СССР. К каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию второго и запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

А) 1933 г.        1)  заключение советско-германского пакта о ненападении

Б) 1934 г.        2) принятие СССР в Лигу Наций

В) 1935 г.        3) установление дипломатических отношений между США и СССР

Г) 1939 г.        4) подписание советско-французского договора о взаимопомощи

                5) подписание советско-финляндского мирного договора

В3. Установите соответствие  между событиями Великой Отечественной войны и их датами. К каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию второго и запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

А) под Смоленском                        1) 1941 г.

Б) форсирование Днепра                2) 1942 г.

В) под Харьковом                        3) 1943 г.

Г) за освобождение Минска        4) 1944 г.

                                        5) 1945 г.        

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

2

3

4

3

2

3

4

1

3

1

2

3

2

3

2

4

4

3

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

В1. АГБВ

В2. 3241

В3. 1324

Брусиловский прорыв Самая успешная войсковая наступательная операция Первой мировой войны : Первая мировая: Библиотека: Lenta.ru

Самую успешную наступательную войсковую операцию Первой мировой войны по праву связывают с именем генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова, однако мало кто знает, какое именно новое слово в военном искусстве сказал великий русский военачальник. О Брусиловском прорыве «Ленте.ру» рассказывает историк Георгий Олтаржевский — правнук одного из непосредственных участников этой блестящей наступательной операции, кавалера ордена Станислава с мечами, прапорщика 4-й Лейб-гвардии конноартиллерийской батареи Лундгрена Аркадия Альфредовича.

Война — дело коллективное, в нем мало места для индивидуального творчества. Но бывают исключительные ситуации, когда действия конкретного человека оказывают решающее влияние на общий успех. Именно так сложились обстоятельства во время наступления Юго-Западного фронта русской императорской армии, более известного как Брусиловский прорыв. Конечно, общий успех был бы невозможен без героизма наших солдат и офицеров, но не менее важную роль сыграло нестандартное полководческое решение и личное мужество их военачальника. И не случайно эта операция стала единственной в истории Великой войны, общепринятое название которой связанно с именем конкретного человека — генерала Алексея Алексеевича Брусилова.

К весне 1916 года ситуация на фронтах Великой войны стратегически складывалась в пользу стран Антанты. С огромным трудом союзникам удалось выдержать натиск противника в тяжелейших боях 1914 и 1915 годов, а в затяжной войне рано или поздно должно было сказаться превосходство стран Антанты в людских и сырьевых ресурсах. В марте 1916 года на конференции в Шантийи союзники приняли стратегическое решение об общем переходе в наступление. А поскольку на тот момент перевес союзников еще был минимальным, добиться успеха можно было лишь совместными и скоординированными действиями на Западном, Восточном и Южном направлениях, которые лишили бы немцев и австрийцев возможности перебрасывать силы. Об этом союзники и договорились.

Алексей Алексеевич Брусилов

Фото: РИА Новости

По плану Ставки Верховного главнокомандующего русской армии, главный удар должен был наносить Западный фронт под командованием генерала А.Е. Эверта. Северный фронт генерала А.Н. Куропаткина и Юго-Западный фронт генерала Брусилова должны были провести вспомогательные наступательные операции. На направлении главного удара была сосредоточена почти вся тяжелая артиллерия и людские резервы русской армии, благодаря чему было достигнуто почти двукратное преимущество над немецкими войсками — 1 миллион 220 тысяч против 620 тысяч у противника. Северный фронт тоже имел ощутимое численное преимущество, хотя и не мог задействовать все силы при наступлении. На юго-западном направлении силы русской и австро-венгерской армий были почти равны, а по количеству тяжелых пушек противник даже превосходил наши войска. Прорыв вражеской обороны каждый фронт планировал самостоятельно, Ставка лишь координировала общее направление ударов для дальнейшего взаимодействия войск при развитии наступления. Операция была запланирована на середину лета.

Пока наши фронтовые штабы неспешно готовили планы операций, ситуация в Европе резко изменилась: в начале мая австро-венгерская армия неожиданно перешла в наступление в Альпах — на удивление удачное. Италия оказалась на грани военной катастрофы. Союзники попросили Россию как можно быстрее нанести удар, причем именно против австрийцев, то есть на направлении Юго-Западного фронта. Далее события развивались стремительно. 11 мая (по старому стилю) Брусилов получил депешу от начальника штаба Ставки генерала В.М. Алексеева с просьбой рассмотреть вопрос о скорейшем наступлении. Брусилов заявил о готовности атаковать 19 мая, но попросил о взаимодействии с Западным фронтом, дабы не получить от немцев удар во фланг. Генерал Эверт затребовал на подготовку еще две недели. В итоге было решено, что Брусилов наступает 22 мая, а Эверт — 1 июня.

Брусилов отправил в Ставку свой план наступления, утвержденный на военном совете фронта. План оказался настолько неожиданным, что вызвал бурную дискуссию. Верховный главнокомандующий Николай II долго не мог принять решение и лишь накануне наступления, когда тянуть было уже невозможно, осторожно попросил Брусилова изменить план и вернуться к более традиционной тактике. На переработку предлагалась неделя. Вечером 21 мая генерал Алексеев сообщил о царской просьбе Брусилову. Алексей Алексеевич заявил, что абсолютно уверен в своей правоте, и попросил в случае несогласия с его планом освободить себя от командования фронтом. Слово было за Верховным, но он уже спал. А до начала операции оставалось несколько часов — войска уже выдвинулись на исходные позиции.

Фото: РИА Новости

Вступление русских войск в Коломыю. Брусиловский прорыв, май-июль 1916 года.

Ситуация сложилась тупиковая: окончательного решения не было, а интересы дела не терпели отлагательств. И генералы, в отличие от Николая, это отлично понимали. Мудрый Алексеев намекнул Брусилову, что подождет с докладом до утра, тем самым предоставляя Алексею Алексеевичу возможность самостоятельно принять решение отменять ему наступление или нет. По сути, оба они рисковали не только карьерой, но и головой. Брусилов взял на себя ответственность, и на рассвете артиллерия Юго-Западного фронта начала артподготовку.

Военная наука к началу мировой войны сильно отставала от реалий, причиной чему стала промышленная революция конца XIX — начала XX веков. За несколько десятилетий военная техника сделала огромный шаг вперед: появилось скорострельное и автоматическое оружие, встали на конвейер снаряды и патроны, поднялись в небо самолеты и дирижабли, были разработаны боевые отравляющие вещества, бурно прогрессировала инженерная техника и автомобильный транспорт, совершенствовалась тяжелая артиллерия и т.д. В то же время больших войн, в которых встречались бы многомиллионные армии, в начале века не случилось. Фрагментарно новые технологические веяния проявились в англо-бурском и русско-японском конфликтах, но все же там преобладала маневренная война без образования единой, глубоко эшелонированной линии фронта. То есть проверенного боевой практикой опыта, на основании которого можно было бы разрабатывать отвечающую новым реалиям тактику, к началу мировой войны не было ни у кого.

В начале Великой войны единого фронта еще не было, он сложился позже: на Западе к началу 1915 года, на Востоке — к концу. Лишь после этого стороны возвели сплошные линии мощных полевых укреплений, и началась знаменитая «окопная война».

Именно в 1915 году были проведены первые операции по штурму и, соответственно, обороне глубоко эшелонированных и инженерно подготовленных позиций. Постепенно стали формироваться тактические приемы и стереотипы. Для прорыва фронта выбирался ограниченный участок, где атакующая сторона создавала многократное численное превосходство, сосредотачивала полевую и тяжелую артиллерию, проводила разведку боем для выявления огневых точек противника. Наступление начиналось с многочасовой артподготовки, которая постепенно переносилась вглубь вражеских позиций. Затем в дело вступала пехота. Не гнушались противники и химическим оружием.

Фото: Юрий Каплун / РИА Новости

Русские войска преследуют неприятеля, июнь 1916 года. Брусиловский прорыв, май-июль 1916 года. Юго-Западный фронт. Первая мировая война (1914-1918). Государственный Исторический музей.

Параллельно вырабатывались и оборонительные приемы. Позиции стали глубоко эшелонированными — по три-четыре линии окопов, соединенных переходами и укрепленные многочисленными, часто бетонированными, огневыми точками. Для защиты солдат от артиллерийских ударов строились надежные блиндажи-убежища. Перед окопами создавались минные поля, ямы-ловушки, многочисленные линии колючей проволоки и т.д. При начале артподготовки солдаты уходили на запасные позиции, потом, когда огонь переносился вглубь, возвращались. Артиллерия обороняющихся заранее пристреливалась по квадратам, создавались специальные «мешки», куда попадал наступающий противник. В итоге, попытки прорыва превращались в жуткую бойню, и за продвижение на несколько километров приходилось платить страшную цену.

Вернемся к плану Брусилова, который так поразил Ставку. Вопреки общепринятой тактике, генерал предложил отказаться от единого главного удара, а атаковать сразу по всему фронту. Каждая из четырех армий Юго-Западного фронта (7-я, 8-я, 9-я и 11-я) наносила удар самостоятельно, причем не один, а несколько. Таким образом, противник был сбит с толку и практически не имел возможности использовать резервы, а нашим войскам на основных направлениях удалось добиться двукратного превосходства, хотя, в целом, серьезного численного перевеса Брусилов не имел. Русские резервы использовались на тех участках, где наступление развивалось наиболее успешно и дополнительно увеличивали эффект от прорывов, коих всего оказалось тринадцать.

Идея оказалась блестящей, но важно, что и реализация ее была отменной. Отлично сработала разведка, четко функционировал штаб фронта под началом генерала В.Н. Клембовского. Великолепно проявила себя артиллерия, которой руководил генерал М.В. Ханжин. Каждая батарея имела четкую цель, благодаря чему уже в первые дни наступления удалось почти полностью подавить артиллерию противника. Важно и то, что русским войскам удалось сохранить относительную секретность, во всяком случае, австрийцы и немцы не ожидали наступления в тех местах, где оно в итоге состоялось.

Противник отступал по всему фронту, образовалось несколько котлов. Уже к 27 мая было взято в плен 1240 австрийских и немецких офицеров и свыше семидесяти тысяч нижних чинов, захвачено 94 орудия, 179 пулеметов, 53 бомбомета и миномета. На основном Луцком направлении восьмая армия генерала А.М. Каледина за несколько недель продвинулась на 65 километров вглубь фронта, а в конечном итоге русские войска ушли на 150 километров. Потери противника достигли полутора миллионов человек.

Фото: РИА Новости

01.07.1916 Пленные, захваченные русскими войсками в ходе наступательной операции на Юго-Западном фронте (Брусиловский прорыв)

К сожалению, наступление Брусилова не было в должной степени поддержано остальными фронтами. Лобовая атака Западного фронта Эверта потерпела фиаско, Северный фронт Куропаткина активных действий предпринять так и не сподобился. Ставка оперативно не отреагировала на изменение ситуации, продолжая следовать изначальному плану. Вот как охарактеризовал итоги кампании в своих воспоминаниях сам Алексей Алексеевич: «Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета от первого апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны «терпение, терпение и терпение». Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооруженной силой. Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего Верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена».

Брусиловский прорыв так и остался прорывом, к коренному перелому ситуации на Восточном фронте он не привел. Австрийцы и немцы вынуждены были снять войска с других направлений (всего 34 дивизии), и к концу лета русское наступление в Волыни и Галиции остановилось — ушедшие вперед на 100-120 километров, но обескровленные полки Юго-Западного фронта вынуждены были перейти к обороне. Но не будет преувеличением сказать, что наши воины сыграли важнейшую роль в спасении Италии и помогли наступавшим на Сомме французам и англичанам.

Брусиловский прорыв вошел во все учебники по военному искусству, и впоследствии схожая тактика неоднократно применялась как в первой, так и во второй мировых войнах. Жаль, что почти незамеченным остался гражданский подвиг самого Алексея Алексеевича, который ради пользы общего дела не побоялся пойти против монаршей воли. Кстати, Николай ему этого не простил и, несмотря на представление Государственной Думы, не подписал осенью 1916-го указ о награждении Брусилова орденом Святого Георгия 2-й степени. Впрочем, так ли важна царская милость в сравнении с благодарной памятью потомков…

Алексей Алексеевич Брусилов — это один из тех людей, которыми вправе гордиться любой русский человек. Всю жизнь он без страха и упрека служил Родине, а не режиму. Он бился за Российскую империю, хотя не был в фаворе у монарха, он был Верховным главнокомандующим при Временном правительстве, одновременно споря с политикой Керенского, он пошел в Красную армию (как инспектор кавалерии), хотя не разделял большевистских взглядов и отказывался воевать против бывших соратников. Написанные им в последние годы жизни воспоминания сильно не понравились советской власти, и имя генерала постарались по возможности вычеркнуть из истории. Нельзя сказать, что имя Брусилова забыто, но очевидно, что в табели о рангах великих русских полководцев он занимает не подобающее ему место. Впрочем, это не его вина, а скорее, наша беда.

как Брусиловский прорыв повлиял на ход Первой мировой войны — РТ на русском

105 лет назад начался Брусиловский прорыв, ставший одной из наиболее масштабных операций и крупных побед российской армии в годы Первой мировой войны. По словам историков, благодаря этой операции австро-венгерским войскам был нанесён значительный ущерб, от которого те так и не смогли оправиться. Однако воспользоваться плодами этой победы на стратегическом уровне официальный Санкт-Петербург не смог из-за отсутствия достаточных фронтовых резервов и неудачных действий на других фронтах. В итоге позитивный эффект от Брусиловского прорыва ощутили только западные союзники России — Австро-Венгрия и Германия в спешном порядке перебросили войска на восток и ослабили давление на силы Антанты в Италии и Франции.

4 июня 1916 года началась операция Юго-Западного фронта Российской армии, известная как Брусиловский, или Луцкий, прорыв. Австро-венгерские войска были отброшены на 80—120 км в западном направлении, вглубь территории противника.

Помощь союзникам

«В 1915 году Российская армия потерпела ряд серьёзных поражений и оставила значительные территории на западе. Однако к 1916 году России удалось, благодаря развитию промышленности, преодолеть ранее возникший «снарядный голод», и это усилило армию», — рассказал в беседе с RT научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Как отмечают историки, к 1916 году и государства Антанты (Россия, Франция, Англия и их союзники), и Центральные державы (Германия, Австро-Венгрия и другие) оказались в тупике. Обе стороны мобилизовали колоссальные человеческие и материальные ресурсы, однако решающего успеха ни один из блоков добиться не смог.

Также по теме

«Разбалансировка системы отношений»: почему началась и как завершилась Первая мировая война

105 лет назад началась Первая мировая война. Она возникла из-за масштабных противоречий между великими державами, связанных с…

По словам профессора МПГУ Василия Цветкова, российское командование запланировало к лету 1916 года синхронное наступление на различных участках Восточного фронта.

«Брусиловский прорыв задумывался изначально не как отдельная операция, а как часть комплекса боевых действий. Главный удар должен был быть нанесён силами Западного фронта, а боевые действия Юго-Западного фронта, получившие затем название Брусиловского прорыва, виделись командованию вспомогательными. Успешная реализация общего замысла ставки могла привести к разгрому немцев и завершению войны», — подчеркнул эксперт.

Главный удар был запланирован в направлении Вильно (современного Вильнюса). Войскам Западного фронта должны были оказать содействие силы Северного. А Юго-Западному фронту из-за серьёзных потерь, понесённых им в 1915 году, сначала хотели поручить оборонительные бои, которые должны были сковать неприятеля, однако командующий фронтом генерал Алексей Брусилов убедил ставку разрешить ему наступательные действия в направлении Луцка.

  • Военный совет в апреле 1916 года
  • © Wikimedia commons

Общее наступление российских войск должно было начаться 15 июня 1916 года. Однако у союзников по Антанте возникли проблемы на западе. Немцы усилили давление на французском участке фронта, а австро-венгерские войска серьёзно потеснили итальянцев. По словам историков, западные страны стали просить российское верховное командование ускорить начало наступления на востоке, чтобы заставить Центральные державы ослабить натиск.

В конце мая 1916 года Николай II отправил итальянскому королю Виктору-Эммануилу III телеграмму, в которой пообещал в ближайшее время начать атаку на австрийцев, чтобы «оказать помощь храбрым итальянским войскам».

Как отметил действительный член Академии военных наук России Андрей Кошкин, первыми к наступлению оказались готовы как раз войска Юго-Западного фронта, способные оказать давление на Австро-Венгерскую империю. Их действия были наиболее актуальны в контексте помощи итальянцам. Находящиеся под командованием Алексея Брусилова силы насчитывали свыше 600 тыс. человек (около 573 тыс. пехоты и порядка 60 тыс. кавалеристов), а также почти 2 тыс. орудий, включая 168 тяжёлых. В свою очередь, им противостояла австро-германская группировка численностью свыше 470 тыс. человек, обладавшая примерно 1,9 тыс. орудий.

  • Алексей Брусилов
  • РИА Новости

«С учётом необходимости действия в наступлении численное преимущество российских войск было недостаточным, особенно ввиду того, что войска Центральных держав успели оборудовать на Восточном фронте мощные оборонительные сооружения. Брусилов мог рассчитывать только на хорошо продуманные манёвры и стойкость своих солдат. Он решил применить новаторскую для таких крупных сил тактику — прорывать фронт сразу в нескольких местах, лишая противника возможности сконцентрировать в одном месте свои резервы», — рассказал Кошкин.

Брусиловский прорыв

Утром 4 июня 1916 года артиллерия Юго-Западного фронта открыла мощный огонь по позициям противника. По словам историков, обстрел на некоторое время прекращался, затем вновь возобновлялся, чтобы дезориентировать врага относительно момента начала основной атаки пехоты и кавалерии.

Российские пехотинцы двинулись в наступление ещё до завершения артобстрела. Под прикрытием орудийного огня пехота двигалась волнами, линиями через каждые 150—200 шагов. Противник сдержать российскую пехоту не смог. Сразу четыре армии, входившие в состав Юго-Западного фронта, прорвали вражескую оборону. Вскоре от войск Центральных держав были освобождены Луцк и Черновцы.

«Русская атака в излучине Стрыя (река во Львовской области. — RT

), восточнее Луцка, имела полный успех. Австро-венгерские войска были прорваны в нескольких местах, германские части, которые шли на помощь, также оказались здесь в тяжёлом положении. Это был один из наисильнейших кризисов на Восточном фронте», — писал немецкий генерал Эрих Людендорф.

Также по теме

Талантливый полководец или расчётливый карьерист: каким был генерал Алексей Брусилов

31 августа исполняется 165 лет со дня рождения русского и советского военачальника Алексея Брусилова. Во время Первой мировой войны он…

Однако стратегический замысел российской ставки в целом реализован не был. Командование Северного и Западного фронтов сначала оттягивало начало наступления, а затем действовало не слишком успешно.

«Атака на Барановичи состоялась, но, как это нетрудно было предвидеть, войска понесли громадные потери при полной неудаче, и на этом закончилась боевая деятельность Западного фронта по содействию моему наступлению», — писал затем Брусилов в своих воспоминаниях.

По словам Андрея Кошкина, войска Юго-Западного фронта смогли продвинуться на 80—120 км вглубь фронта и выбить австрийцев из ряда крупных городов. Однако резервы были получены с запозданием, а эффективной поддержки со стороны соседей Юго-Западный фронт так и не дождался, поэтому бои стали принимать позиционный характер.

  • Боевые действия Российской армии в 1916 году
  • РИА Новости

«Брусиловский прорыв позволил изгнать неприятеля со значительных территорий на Волыни, Буковине и в Галиции, но за несколько недель боёв войска сильно выдохлись. Новая попытка наступления, предпринятая в конце июля, была уже не столь успешна и дала возможность продвинуться лишь на несколько километров. Потери на этом этапе возросли и стали неприемлемыми», — отметил эксперт.

В июльских боях погибла почти половина состава гвардейских полков — элитных частей российской армии.

В августе 1916 года войска Юго-Западного фронта перешли к обороне, наступление завершилось. За время операции общие потери австро-венгерских и германских войск достигли около 1,5 млн человек (в том числе 420 тыс. пленными). Потери российского Юго-Западного фронта были в три раза меньше, что, по словам Андрея Кошкина, является удивительным результатом с учётом ведения боёв в наступлении на хорошо подготовленные позиции противника.

  • Боевые действия Российской армии в 1916 году
  • РИА Новости

«Юго-Западный фронт стал в ходе операции главным благодаря решимости генерала Брусилова», — заявил Василий Цветков.

По словам Михаила Мягкова, Брусиловским прорывом Россия фактически спасла Италию, подтолкнула Румынию к вступлению в войну на стороне Антанты и помогла англо-французским войскам удержать позиции в Западной Европе.

«После неудач 1915 года российская армия показала, что она боеспособна и может представлять серьёзную угрозу для противника. Однако превратить оперативный успех в стратегический самой России, к сожалению, не удалось», — подчеркнул эксперт.

  • Брусиловский прорыв
  • © Wikimedia commons

Как отметил Андрей Кошкин, Брусиловский прорыв стал одной из важнейших операций российской армии и Антанты в целом, однако его плодами воспользовались только западные союзники.

«Австро-Венгрия до конца так и не смогла оправиться от понесённых в ходе Брусиловского прорыва потерь, и это оказало серьёзное влияние на весь дальнейший ход боевых действий. Но, как это часто бывало в нашей истории, мы благородно помогли кому-то другому», — пояснил эксперт.

Россия же, по мнению Кошкина, получила в ходе Брусиловского прорыва опыт, который Красная армия в дальнейшем использовала уже в годы Великой Отечественной войны.

«Брусиловский прорыв — это одна из самых ярких побед российской армии времён Первой мировой войны. Однако, несмотря на то что население освобождённых территорий симпатизировало России, закрепиться на этих территориях, как мы знаем, тогда не удалось — в феврале 1917 года грянула революция, полностью изменившая ход истории», — резюмировал Михаил Мягков.

Дорогой памяти к победе

3 июля 1944 года  советские войска освободили Минск

3 июля 1944 года в ходе операции «Багратион» советские войска освободили Минск от вражеских захватчиков. В современной Беларуси это не только дата освобождения Минска, столицы государства, но и общенародный праздник – День независимости.

Минск был занят германскими войсками 28 июня 1941 года. 3 года Беларусь жила в оккупации. В Минске было организовано гетто. В городе и его окрестностях от геноцида погибло свыше 400 тысяч человек, разрушено до 80% жилых домов, уничтожены почти все предприятия и учреждения науки и культуры. Несмотря на это, даже в оккупации жители не прекращали бороться. С первых же дней войны в Белоруссии развернулось самое массовое в Советском Союзе партизанское движение.  Партизаны и подпольщики, ставшие народными мстителями, постоянно устраивали засады на фашистов, подрывали эшелоны, железнодорожные мосты, склады с оружием и боеприпасами, проводили другие героические операции против немецко-фашистских захватчиков.

Минская наступательная операция стала одним из ключевых этапов Белорусской стратегической операции 1944 года под кодовым наименованием «Багратион», целями которой были разгром немецкой группы армий «Центр» и освобождение Белоруссии от фашистских захватчиков. Началась она 29 июня, когда войска 3-го Белорусского и 1-го Белорусских фронтов нанесли удар по противнику. Далее совместно с войсками 2-го Белорусского фронта было завершено окружение Минска.

Весомую помощь войскам оказали белорусские партизаны, устраивавшие засады на путях отступления немецких сил, громили штабы, уничтожали мосты и переправы.

29–30 июня войска 3-го Белорусского фронта вышли к Березине, форсировали ее и продолжили стремительное продвижение на Минск.

3 июля советские танкисты ворвались в город и к исходу дня, Минск был полностью очищен от врага. В честь этого события в Москве был дан салют из трехсот двадцати четырех орудий.

Вскоре было завершено окружение основных сил минской группировки немцев, всего 105 тысяч человек. Войска Красной Армии получили возможность стремительно продвигаться к западным границам Советского Союза.

За умелые и героические действия в ходе Минской операции 1944 года, 52 соединения и части были удостоены почетного наименования «Минские».

 

29 июня — День памяти партизан и подпольщиков

 

День партизан и подпольщиков увековечивает память о павших народных мстителях и воздает почести ныне живущим партизанам и подпольщикам, действовавшим в тылу врага.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима развернулась и велась народная война в форме партизанского и подпольного движения. Это было уникальное явление. По своему размаху и эффективности оно оказалось неожиданным для противника, хотя в СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению достаточного количества кадров. Массовое партизанское движение на оккупированных территориях стало символом народного сопротивления агрессорам.

Организующим началом развертывания массового партизанского движения стали Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) 29 июня 1941 года о необходимости создания на оккупированной врагом территории организованного партизанского сопротивления. «Создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями армии противника в занятых им областях… создавать для врага и всех его пособников невыносимые условия, преследовать их на каждом шагу и уничтожать, срывать любые их мероприятия».

Деятельность партизан была многогранной. Они нарушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т.д. Наиболее крупной в 1943 году была проведенная партизанами операция «Рельсовая война», которая являлась составной частью битвы под Курском. В ходе операции было взорвано 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что способствовало успешному наступлению Красной Армии.

Всего в 1941-1944 гг. в тылу врага действовало 6 200 партизанских отрядов общей численностью в 1 миллион человек. С 1942 года в тылу у противника образовывались целые «партизанские края», в которых восстанавливалась советская власть. Особую роль они сыграли в нарушении тыловых коммуникаций. За годы войны ими было произведено 20 тысяч крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тысяч мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тысяч автомашин, 350 тысяч вагонов, цистерн и платформ, выведено из строя 6 тысяч танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, уничтожено более 600 тысяч и взято в плен более 50 тысяч солдат и офицеров противника.

Более 300 тысяч партизан были награждены орденами и медалями. 249 партизанам было присвоено звание Героя Советского Союза

22 июня 1941 года –  день начала Великой Отечественной войны

  

Именно в этот день летом 1941 года началась самая кровопролитная и страшная война в истории нашей страны, явившаяся основной частью Второй мировой войны 1939-1945 годов.

На рассвете 22 июня 1941 г. германская армия всей своей мощью обрушилась на советскую землю. Открыли огонь тысячи артиллерийских орудий. Авиация атаковала аэродромы, военные гарнизоны, узлы связи, командные пункты Красной Армии, крупнейшие промышленные объекты Украины, Белоруссии, Прибалтики. Началась Великая Отечественная война.  Священная война, на которую встала наша огромная страна. Тогда еще никто не знал, что в историю человечества она войдет как самая кровопролитная. Никто не догадывался, что советскому народу предстоит пройти через нечеловеческие испытания, пройти и победить. Избавить мир от фашизма, показав всем, что дух солдата Красной Армии не дано сломить. Никто и предположить не мог, что названия городов-героев станут известны всему миру, что Сталинград станет символом стойкости наших людей, Ленинград – символом мужества, Брест – символом отваги. Что, наравне с мужчинами-воинами, землю от фашисткой чумы геройски станут защищать старики, женщины и дети.

Тяжелая кровопролитная война, длившаяся 1418 дней и ночей, завершилась 9 мая 1945 года полным разгромом стран фашистского блока. Мы победили. Ценой миллионов жизней. И вот этого забывать нельзя. Указом Президента России от 8 июня 1996 года установлена  Памятная дата «День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны (1941 год)» как дань памяти жертвам Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, а также жертвам всех войн за свободу и независимость России. В этот день народы России скорбят по всем соотечественникам, которые ценой жизни защитили свое Отечество или стали жертвами войн, прежде всего Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

26 мая 1942 года был подписан советско-английский союзный договор.

В 1942 году в войне с фашистской Германией ситуация для Советского Союза складывалась довольно драматически. Наши войска потерпели поражение в Крыму и под Харьковом. Немецкие войска стремительно продвигались на запад, к берегам Каспия и верховьям Кавказа.

В этих условиях СССР начал добиваться от союзников открытия Второго фронта, чтобы отвлечь с Восточного фронта часть немецких дивизий. С этой целью весной 1942 года В.М. Молотов по указанию И.В. Сталина направляется в Англию, а затем и в США.

19 мая самолет с советской делегацией во главе с народным комиссаром иностранных дел В. М. Молотовым благополучно приземлился в Северной Шотландии, а 20 мая В.М. Молотов уже был на переговорах в британской столице.

Главными задачами советской делегации было согласова­ние единой коалиционной стратегии – обсуждение жизненно важной проблемы открытия второго фронта в 1942 году, укрепле­ние антифашистской коалиции, и подписание договора с Великобританией о дружбе и военном сотрудничестве.

26 мая в торжественной обстановке, в кабинете Идена (министра иностранных дел Великобритании), в присутствии Черчилля, Эттли и Синклера (трех лидеров-партий, составлявших правительственную коалицию), при огромном стечении фотографов и кинооператоров, договор был подписан Молотовым и Иденом. Он носил наименование «Договор о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны».

В первой части договора говорилось о том, что обе стороны на протяжении войны оказывают друг другу военную и всяческую иную помощь в борьбе против гитлеровской Германии и ее европейских сообщников, а также обязываются не вести с ними переговоров иначе, как по общему согласию. Во второй части устанавливались основные принципы послевоенного сотрудничества СССР и Англии. Договор вступил в силу после обмена ратификационными грамотами 4 июля 1942 года.

В обстановке того времени советско-британский договор от 26 мая 1942 года имел очень большую военную и политическую ценность. Он ускорил процесс консолидации сил в составе антигитлеровской коалиции. 11 июня 1942 года в Вашингтоне по итогам состоявшихся переговоров был подписан еще один документ – Соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии. Таким образом, накануне коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны позиции СССР в борьбе с фашизмом еще больше окрепли среди народов мира. Число сторонников СССР продолжало расти как на Западе, так и на Востоке.

12 мая 1944 года — день освобождения Крыма.

 

В этот день была успешно завершена наступательная операция советских войск с целью освобождения Крыма от немецких войск во время Великой Отечественной войны.

В начале войны немецко-румынским войскам понадобилось 250 суток, чтобы овладеть героически защищавшимся Севастополем. Наши войска освободили Крым всего за 35 дней. Наступление началось 8 апреля 1944 года, а 12 мая противник был полностью разгромлен.

Освобождение Крыма от фашистов стало одной из самых героических страниц в его и без того богатой яркими событиями истории. Нацисты рассчитывали остаться здесь навсегда. В их планах  Крым должен был превратиться в немецкую колонию «Готенланд». На его территорию хотели переселить германцев, а большую часть местного населения уничтожить. Во время оккупации Крыма гитлеровские охранные и карательные подразделения проводили политику геноцида, уничтожалось мирное население, партизаны, подпольщики, военнопленные, осуществлялась политика Холокоста.

Для Гитлера было очень важно сохранить контроль над Крымом. Полуостров имел большое стратегическое значение – это центр морских и воздушных коммуникаций на Черном море, а кроме того, его захват Красной армией создавал условия для наступления на Румынию и Болгарию. Поэтому приказом Гитлера было – удерживать Крым любой ценой.

Час расплаты, за разрушенные Севастополь и Керчь, за сотни тысяч убитых советских воинов и мирных жителей,  для германских войск наступил весной 1944 года.  Ставка Верховного главнокомандующего поставила задачу стремительными ударами прорвать вражескую оборону и освободить весь Крым и город русской славы Севастополь. Операция была поручена войскам 4-го Украинского фронта  и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией.

26 марта – 14 апреля 1944 года Красная Армия провела успешную Одесскую операцию. Крымская группировка врага оказалась в тылу наступающих советских войск. Моральное состояние частей противника значительно упало. Тем не менее, командование вермахта готовилось ожесточённо оборонять полуостров, опираясь на мощные линии обороны.

Сражение за Крым началось утром 8 апреля. Два с половиной часа тысячи орудий, миномётов и сотни бомбардировщиков сокрушали оборону противника на Перекопском перешейке и на южном берегу Сиваша. Вслед за артиллерией, ещё продолжавшей громить первые линии вражеских траншей, на всех направлениях одновременно двинулись в атаку пехота и танки. Враг отчаянно сопротивлялся, но задержать лавину наших войск не мог. А 10 апреля отход фашистов с Перекопского перешейка превратился в беспорядочное бегство. 11 апреля 1944 года был освобождён город Керчь, 13 апреля — Симферополь. 15–16 апреля советские войска вышли на подступы к Севастополю. 9 мая 1944 года город русской славы Севастополь был освобождён. Немцы и румыны в панике бежали. Врага добили уже на мысе Херсонес 12 мая 1944 года, скинув его в море. В этот день завершилась и вся Крымская наступательная операция.

Гитлеровские планы по оккупации Крыма дорого обошлись частям вермахта и румынским войскам — их потери составили около 300 тысяч человек. Десятки вражеских транспортных судов были потоплены, вся её боевая техника и припасы оказались в руках советских войск.

Освобождение Крыма нарушило морские коммуникации противника и позволило СССР восстановить главную базу Черноморского флота в Севастополе. Москва салютовала в честь освобождения Севастополя. В 1965 году ему было присвоено звание «Город-герой».

9 мая 1945 года в Берлине Маршал Жуков подписал капитуляцию фашисткой Германии, документ, ознаменовавший победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов и завершение Второй мировой войны в Европе.

Акт о капитуляции подписывался дважды. В первый раз – 7 мая 1945 года в Реймсе (Франция). Документ был составлен на английском языке, и только английский текст был признан официальным. 8 мая руководители США, Великобритании и Франции объявили о победе над Германией. Советское правительство не согласилось и потребовало подписания официального акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, так как боевые действия на советско-германском фронте ещё продолжались. Иосиф Сталин заявил, что акт должен быть торжественно подписан в Берлине: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции». Союзники согласились провести церемонию вторичного подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии и её вооруженных сил в Берлине.

Представителем Верховного Главнокомандования советских войск для подписания Акта был назначен Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. Подходящее помещение было найдено в пригороде немецкой стлицы Карлхорсте, так как в Берлине было сложно найти целое здание.

Поздним вечером 8 мая, как это было оговорено заранее, участники церемонии вошли в зал, украшенный государственными флагами Советского Союза, США, Англии и Франции. В зале присутствовали советские генералы, войска которых участвовали в легендарном штурме Берлина, а также советские и иностранные журналисты. Георгий Жуков открыл заседание словами: «Мы, представители Верховного главнокомандования советских вооруженных сил и Верховного командования союзных войск уполномочены правительствами стран антигитлеровской коалиции принять безоговорочную капитуляцию Германии от немецкого военного командования».

В 22.43 по центральноевропейскому времени (9 мая в 0.43 по московскому времени) процедура по подписанию Акта о безоговорочной капитуляции Германии была завершена. Данный юридический документ устанавливал перемирие на направленных против Германии фронтах Второй мировой войны, обязывал германские вооруженные силы к прекращению сопротивления, сдаче личного состава в плен и передаче материальной части противнику и фактически означал выход Германии из войны.

Самая страшная война в истории человечества завершилась победой союзников по антигитлеровской коалиции. Ныне в Карлсхорсте действует российско-германский Музей Капитуляции.

Полный экземпляр (на трех языках) Акта о военной капитуляции Германии хранится в фонде международных договорных актов Архива внешней политики Российской Федерации. Еще один подлинный экземпляр акта находится в Вашингтоне в Национальном архиве США.

Дата официального объявления о подписании капитуляции (8 мая в Европе и Америке, 9 мая в СССР) стала праздноваться как День Победы соответственно в Европе и в СССР.

День Победы советского народа в Великой Отечественной войне стал главным праздником нашей страны. Сотни тысяч москвичей высыпали тогда на улицы города посмотреть на величественный праздничный салют. Тогда же, 9 мая 1945 года, была учреждена медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Сегодня День Победы торжественно празднуется в России каждый год. Проходит шествие «Бессмертного полка», возлагаются цветы к Могиле Неизвестного Солдата, молодёжь встречается с ветеранами. Память о Победе, достигнутой ценой жизни 26,6 миллионов советских людей – священна.

6 мая 1945 года советские войска начали Пражскую операцию – последнюю стратегическую операцию Красной Армии в Великой Отечественной войне, в ходе которой была освобождена столица Чехословакии — древний город Прага и разгромлена последняя крупная группировка вермахта.

Военная операция  проходила в период с 6 по 12 мая 1945 года при участии 1-го, 4-го и 2-го Украинских фронтов под руководством Маршала Советского Союза И.С. Конева. В состав группировки, помимо советских войск, входили 2-я армия Войска Польского, 1-й Чехословацкий армейский корпус, 1-я и 4-я румынские армии.

Немецкое командование рассчитывало превратить Прагу во второй Берлин и оборонять ее как можно дольше от Красной Армии в расчете на капитуляцию перед американцами. Кроме того, Чехословакия, оккупированная немцами практически без единого выстрела в марте 1939 года, имела стратегическое значение с точки зрения природных ресурсов и развитой промышленности, в том числе военного назначения. Сдавать её без боя, или, по крайней мере, не выторговав у западных союзников выгодных условий капитуляции, немцы не планировали.

1 мая 1945 года на фоне успешных боевых действий войск Красной Армии во многих чешских населенных пунктах начались вооруженные выступления жителей. Утром 5 мая в Праге вспыхнуло народное восстание, для подавления которого немецко-фашистское командование бросило крупные силы войск группы армий «Центр». В ночь на 6 мая пражская радиостанция обратилась к советским войскам с просьбой о помощи. 

В тот же день войска 1-го Украинского фронта начали наступление на Прагу. В рядах наступавших войск насчитывалось свыше 1 миллиона солдат, более 23 тысяч единиц оружия и минометов, около 2 тысяч танков и более 3 тысяч самолетов. Численность противника и его арсенала боевой техники было в два раза меньше.

Особенность Пражской операции состоит в том, что она была подготовлена в сравнительно небольшой срок и имела сложную оперативную перегруппировку войск. Следует также отметить, что танковые армии воевали в сложных природных условиях – в горах и лесах, а само наступление развивалось весьма стремительно. Средний темп продвижения танковых войск в горах составлял 50-60 км в сутки.

Прорвав оборону противника на рубеже Рудных гор, 8 мая 1945 войска Красной Армии заняли Дрезден и вошли на территорию Чехословакии. К утру 9 мая 1945 года советские войска вошли в Прагу и в течение дня взяли контроль над городом. Завершилась Пражская операция уже после официального Дня Победы – 11 мая 1945 года полной капитуляцией вражеских войск. Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев был награжден медалью «За освобождение Праги» и стал почетным гражданином Праги.

 

25 апреля 1945 года – Встреча советских и американских войск

25 апреля 1945 года,  недалеко от города Торгау на реке Эльба, войска 1-го Украинского фронта армии СССР встретились с войсками 1-й армии США. Эта встреча фактически ознаменовала конец Третьего Рейха – через 15 дней Германия капитулировала.

Как ни странно, но этой встречи с нетерпением ожидали не только союзники по антигитлеровской коалиции, но и нацистские вожди. В Берлине бытовало мнение, что встреча русских и американцев неизбежно перетечёт в вооружённый конфликт, который, как надеялись нацисты, положит конец антигитлеровской коалиции и даст им шанс на спасение. Но надежды гитлеровцев не оправдались.

Стоит отметить, что Иосиф Сталин и Уинстон Черчиль заранее договорились о границе, на которой должны встретиться советские и англо-американские войска. Поэтому когда армия США подошла к Эльбе чуть раньше войск СССР, то не стала переходить эту водную преграду и терпеливо дожидалась, когда с другой стороны к ней прибудут советские войска, занятые окружением Берлина.

Встречи советских и американских военных произошли 25 апреля 1945 в нескольких местах. Но среди них была только одна официальная, когда на полуразрушенном мосту через Эльбу близ Торгау встретились и пожали друг другу руки командир взвода 58-й стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта Александр Сильвашко и командир разведгруппы 69-й американской пехотной дивизии Уильям Робертсон. Сделанные при этом фотографии обошли все газеты мира. В Москве это событие отметили 24 залпами из 324 орудий, в Нью-Йорке ему посвятили торжества на Таймс-сквер.

Встречи советских и американских солдат и офицеров были лучшим свидетельством боевой дружбы, взаимного интереса друг к другу, общей радости от сознания, что война кончается, что полный разгром гитлеровской Германии уже не за горами. Солдаты и офицеры союзных армий крепко обнимались, дарили друг другу сувениры. Трудно было с языком, но поистине с солдатской находчивостью русские  и американцы как-то ухитрялись объясняться друг с другом. То там, то тут завязывались дружеские беседы, солдаты рассказывали о боевых делах, показывали друг другу фотокарточки жён и детей, вместе фотографировались, обменивались автографами.

Встреча на Эльбе — поистине историческое событие В результате – остатки вооруженных сил Германии были расколоты на две части — северную и южную. Это значительно ослабило их сопротивление, лишило маневренности, нарушило единую систему управления, ускорило окончательный разгром вермахта. Моральный дух немецкой армии фактически был подавлен. Солдаты понимали, что Германия проиграла войну.

16 апреля 1945 года – началась Берлинская наступательная операция

Берлинская стратегическая наступательная операция  – одна из последних  операций советских войск во время Великой Отечественной войны, закончившаяся взятием Берлина и победой в войне.

Операция продолжалась 23 дня — с 16 апреля по 8 мая 1945 года, в ходе которой советские войска ликвидировали самую крупную в истории войн группировку вражеских войск.

Операция готовилась очень тщательно. К окраинам города были переброшены огромные запасы боевой военной техники и боеприпасов, были стянуты силы трех фронтов. Командовали операцией маршалы Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский и И.С. Конев. Всего в сражении с обеих сторон участвовало более 3 миллионов человек.

Штурм города начался 16 апреля в 3 часа ночи. При свете прожекторов полторы сотни танков и пехота атаковали оборонительные позиции немцев. Ожесточённая битва велась четыре дня, после чего силами трех советских фронтов и войск польской армии удалось взять город в кольцо.

Однако, несмотря на наступление, Гитлер не собирался сдавать Берлин, он настаивал на том, что город должен быть удержан во что бы то ни стало. Гитлер бросал все имеющиеся человеческие ресурсы, включая детей и стариков, на поле военных действий.

21 апреля советская армия смогла выйти на окраины Берлина и завязать там уличные бои – немецкие солдаты сражались до последнего, следуя приказу Гитлера не сдаваться в плен.

29 апреля советские солдаты начали штурм здания Рейхстага. 30 апреля на здании был водружен советский флаг. В ночь на 2 мая немцы сообщили по радио о том, что просят прекращения огня в Берлине. Командующий обороной города, генерал Вейдлинг, утром 2 мая сдался в плен, подписав приказ о капитуляции.

Падение столицы Третьего рейха 2 мая 1945 года означало, что гитлеровская Германия потерпела полный крах. Вечером 8 мая 1945 года в Карлсхорсте (пригород Берлина) подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии.

Берлинская операция положила конец Великой Отечественной и Второй Мировой войне. Она дорого обошлась советским войскам. Их безвозвратные потери составили 78 291 человек.

Более 600 участников Берлинской операции были удостоены звания Героя Советского Союза. 13 человек награждены второй медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза. Более одного миллиона человек награждено медалью «За взятие Берлина».

13 апреля 1945 года – Освобождение Вены

13 апреля 1945 года в ходе Венской наступательной операции во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов советскими войсками была освобождена столица Австрии Вена.

Венская наступательная операция была проведена 16 марта — 15 апреля 1945 года войсками 3-го Украинского фронта, левого крыла 2-го Украинского фронта и Дунайской военной флотилией.

Немецкое командование придавало обороне венского направления большое значение, рассчитывая остановить советские войска и удержаться в горно-лесистых районах Австрии в надежде на заключение сепаратного мира с Англией и США. Однако советские войска 4 апреля прорвали вражескую оборону, нанесли поражение группе армий «Юг» и вышли на подступы к Вене.

Для обороны австрийской столицы немецко-фашистское командование создало крупную группировку войск, был мобилизован весь гарнизон, включая пожарные команды. Обороняющейся стороне благоприятствовали и природные условия местности. С запада город прикрывает гряда гор, а с севера и востока — широкий и многоводный Дунай. На южных подступах к городу немцы построили мощный укрепленный район, состоявший из противотанковых рвов, широко развитой системы окопов и траншей и многих дотов и дзотов. Гитлеровское командование намеревалось сделать город непреодолимой преградой на пути советских войск.

5 апреля 1945 года советские войска начали операцию по взятию Вены. Столица Австрии была последним бастионом в нацистской обороне на подступах к южным районам Германии. Поэтому бои за город были очень упорными. Жестокие схватки разгорались за каждый квартал, а порой и за отдельное здание. Особенно ожесточенное сопротивление противник оказывал в районе мостов через Дунай, так как в случае выхода к ним советских войск вся группировка, оборонявшая Вену, оказалась бы в окружении. К исходу 10 апреля оборонявшиеся немецко-фашистские войска были взяты в тиски. Противник продолжал оказывать сопротивление лишь в центре города. В ночь на 11 апреля началось форсирование Дунайского канала советскими войсками. Развернулись последние, завершающие бои за Вену. К полудню 13 апреля Вена была полностью очищена от немецко-фашистских войск.

Стремительные и самоотверженные действия советских войск не позволили гитлеровцам разрушить один из красивейших городов Европы. Были предотвращены взрыв Имперского моста через Дунай, а также разрушение многих ценных архитектурных сооружений, подготовленных к взрыву или подожженных гитлеровцами при отступлении, среди них собор Святого Стефана, Венская ратуша и другие.

В честь одержанной победы 13 апреля 1945 года в 21 час в Москве был дан салют 24 артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий.

В центре Вены 19 августа 1945 года был открыт памятник советским воинам-освободителям.

9 апреля 1945 года – захват советскими войсками города-крепости Кёнигсберга

Кёнигсбе́ргская опера́ция  — военная наступательная операция Вооружённых Сил СССР против войск нацистской Германии, длившаяся с 6 по 9 апреля 1945 года, с целью ликвидации кёнигсбергской группировки противника и захвата города-крепости Кёнигсберг. Является частью Восточно-Прусской операции 1945 года. Кёнигсбергская операция известна также под названием «Штурм Кёнигсберга».

Германское командование приняло все возможные меры, чтобы подготовить город-крепость Кёнигсберг к длительному сопротивлению в условиях осады. В городе имелись многочисленные военные арсеналы и склады. Для окружения и уничтожения группировки противника советские войска должны были нанести по Кёнигсбергу удары по сходящимся направлениям одновременно с севера и с юга.

Наступление войск фронта началось 6 апреля с мощной артподготовки, затем, в полдень, под прикрытием огневого вала в наступление пошли пехота, танки и самоходные орудия. Согласно плану, основные силы обходили форты, которые блокировались стрелковыми батальонами или ротами при поддержке самоходных орудий, подавлявших вражеский огонь, сапёров, использовавших подрывные заряды, и огнемётчиков.

Немцы оказывали упорное сопротивление, однако к исходу дня 39-я армия вклинилась в оборону противника на несколько километров и перерезала железную дорогу Кенигсберг — Пиллау. 43-я, 50-я и 11-я гвардейская армии прорвали 1-й оборонительный обвод. Спустя два дня советские войска захватили порт и железнодорожный узел города, промышленные объекты и отрезали гарнизон Кенигсберга от земландской группировки немцев.

После массированной бомбардировки и штурма крепости 11-й гвардейской армией, 9 апреля генерал немецкого гарнизона Ляш подписал акт о капитуляции. 10 апреля были ликвидированы последние очаги сопротивления немцев в Кёнигсберге. На башню Der Dona было водружено Знамя Победы.

Завершение штурма отмечено салютом высшей категории — в Москве 324 орудия совершили 24 артиллерийских залпа, а 9 июня 1945 года была учреждена медаль «За взятие Кёнигсберга».

25 марта 1945 года началась Братиславско-Брновская операция

Освобождение Братиславы – главного города Словакии –  крупного узла путей сообщения и мощного опорного пункта обороны фашистов на Дунае стало частью масштабной Братиславско-Брновской операции (25 марта – 5 мая 1945 года) войск 2-го Украинского фронта под командованием маршала Р.Я. Малиновского.

Противник тщательно подготовил город к обороне, создав многочисленные железобетонные огневые точки, противотанковые рвы, минные поля. На улицах города были возведены баррикады, противопехотные и противотанковые препятствия.

Штурм начался 2 апреля 1945 года. Бои шли за каждый квартал, за каждую улицу, за каждый дом. Всего два дня потребовалось нашим войскам для овладения городом. 4 апреля произошла последняя, самая отчаянная схватка. Немцы постоянно переходили в контратаки, стремясь во что бы то ни стало сдержать продвижение наших войск, но это им уже не помогало. В полдень на последний приступ пошли штурмовые отряды. За ними лавиной двигались части и подразделения Красной Армии. А уже через несколько часов на домах центральной части города появились флаги освободителей. 

Вторую мировую Словакия начинает союзником гитлеровской Германии, но в 44-м вспыхивает Национальное словацкое восстание – словацкая армия почти в полном составе переходит на сторону повстанцев, присоединяются к 18 тысячам партизан, словаки вступают в Красную Армию. Русских, братьев-славян, так ждут, что в газетах то и дело появляются ошибочные сводки – они уже здесь. Когда, наконец, освобождена Братислава, понимают: скоро свободной будет вся Словакия.

4 апреля 1945 года советские войска освободили столицу Словакии,  и  Москва двадцатью орудийными залпами салютовала освободителям Братиславы. На холме Славин, откуда видна вся столица нынешней Словакии, захоронены 6845 бойцов, погибших при ее освобождении.

Брусиловский прорыв в ходе Первой мировой войны (1916)

В марте 1916 года страны Антанты на конференции в Шантильи (Франция) поставили цель согласованными ударами сокрушить Центральные державы в срок до конца года.

Ради ее достижения Ставка императора Николая II в Могилеве подготовила план летней кампании, исходивший из возможности наступать только к северу от Полесья (болота на границе Украины и Белоруссии). Главный удар в направлении Вильно (Вильнюс) должен был наносить Западный фронт (ЗФ) при поддержке Северного фронта (СФ). ЮЗФ, ослабленному неудачами 1915 года, поручалось сковывать противника обороной. Однако на военном совете в Могилеве в апреле Брусилов добился разрешения тоже наступать, но с частными задачами (от Ровно на Луцк) и рассчитывая только на свои силы.

По плану, русская армия выступала 15 июня (2 июня по старому стилю), но в связи с усилившимся давлением на французов под Верденом и майским разгромом итальянцев в районе Трентино союзники просили Ставку начать раньше.

ЮЗФ объединял четыре армии: 8-ю (генерал от кавалерии Алексей Каледин), 11-ю (генерал от кавалерии Владимир Сахаров), 7-ю (генерал от инфантерии Дмитрий Щербачев) и 9-ю (генерал от инфантерии Платон Лечицкий). Всего — 40 пехотных (573 тысяч штыков) и 15 кавалерийских (60 тысяч сабель) дивизий, 1770 легких и 168 тяжелых орудий. Имелись два бронепоезда, бронеавтомобили и два бомбардировщика «Илья Муромец». Фронт занимал полосу шириной около 500 километров к югу от Полесья до румынской границы, тыловым рубежом служил Днепр.

Противостоящая группировка противника включала армейские группы германского генерал-полковника Александра фон Линзингена, австрийских генерал-полковников Эдуарда фон Бём-Эрмоли и Карла фон Плянцер-Балтина, а также австро-венгерскую Южную армию под командованием германского генерал-лейтенанта Феликса фон Ботмера. Всего — 39 пехотных (448 тысяч штыков) и 10 кавалерийских (30 тысяч сабель) дивизий, 1300 легких и 545 тяжелых орудий. В пехотных порядках имелось более 700 минометов и около сотни «новинок» — огнеметов. За предшествующие девять месяцев противник оборудовал две (местами — три) оборонительных полосы в трех-пяти километрах одна от другой. Каждая полоса состояла из двух-трех линий окопов и узлов сопротивления с бетонированными блиндажами и имела глубину до двух километров.

План Брусилова предусматривал главный удар силами правофланговой 8-й армии на Луцк при одновременных вспомогательных ударах с самостоятельными целями в полосах всех остальных армий фронта. Этим достигалась оперативная маскировка главного удара, исключался маневр резервами противника и их сосредоточенное применение. На 11 участках прорыва был обеспечен значительный перевес в силах: по пехоте — до двух с половиной раз, по артиллерии — в полтора раза, причем по тяжелой — в два с половиной раза. Соблюдение мер маскировки обеспечило оперативную внезапность.

Что произошло с Сирией за десять лет войны — РБК

Некогда одно из самых успешных государств региона — Сирия — превратилось в центр притяжения политических экстремистов и международных террористов, в универсальную площадку для выяснения отношений между иранцами и израильтянами, турками и курдами, шиитами и суннитами, Москвы и Вашингтона, описывает пеструю картину конфликта генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Длительность войны не случайна, а вполне закономерна — с самого начала в стране налицо было жесткое присутствие внешних сил и игроков, которое все и предопределило, уверен бывший посол России в Саудовской Аравии, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов.

История сирийского конфликта

Назвать точную дату начала гражданской войны в Сирии, которая идет вот уже десять лет, достаточно трудно. Одним из первых крупных выступлений стала акция в Дамаске 15 марта 2011 года, когда несколько сотен человек стихийно собрались и вышли на улицы столицы. Звучали лозунги против коррупции, за демократию и свободу слова, а также требования к Башару Асаду покинуть пост президента.

Митингу в Дамаске предшествовали события в городе Дераа у границы с Иорданией. В начале марта там были задержаны школьники из известных в городе семей, которые написали на школе: «Твоя очередь, доктор», — намек на то, что президента Башара Асада, офтальмолога по образованию, постигнет участь президентов Туниса и Египта Зин Абидина бен Али и Хосни Мубарака, подавших в отставку из-за массовых акций протеста в своих странах. Против задержания собралась уличная демонстрация, и полиция применила силу против протестующих.

В Дераа митинги тоже продолжались и тоже были разогнаны. 18 марта по несогласным был открыт огонь, жертвами стали четыре человека. После похорон погибших начались новые беспорядки, и вскоре часть города перешла под контроль протестующих. В апреле стихийные массовые демонстрации охватили всю страну. При столкновениях с полицией гибли уже десятки людей.

15 июля Международный комитет Красного Креста (МККК) объявил, что расценивает внутриполитическую ситуацию в Сирии как гражданскую войну и требует соблюдения международного гуманитарного права на территории страны.

29 июля у повстанцев появилась армия: нелояльные режиму сирийские офицеры под руководством полковника Рияда Асада объявили о формировании Свободной сирийской армии (ССА).

В конфликте почти с самого его начала проявились интересы стран региона и мировых держав. В 2014 году из соседнего Ирака началось проникновение бойцов запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). К осени 2015 года террористы стояли на пороге Дамаска.

В 2014 году США, возглавлявшие коалицию по борьбе с террористами, начали наносить удары по их позициям в Сирии. В октябре 2015 года свою антитеррористическую операцию начала Россия. В конце 2017 года российский президент Владимир Путин объявил о разгроме террористов, в заслугу разгром ИГ ставят себе и США. К этому же времени военные силы правительства Асада начали восстанавливать контроль над территорией страны.

Попытки мирно урегулировать конфликт до сих пор результата не принесли. Основой для урегулирования являются принципы, принятые в Женеве в 2012 году, — создание переходного правительства с участием всех заинтересованных сторон, проведение президентских и парламентских выборов, формирование новых органов власти. Одним из элементов урегулирования должно стать и принятие новой Конституции — 30 октября 2019 года начал работу Сирийский конституционный комитет. Однако к непосредственному написанию нового закона его участники (они собираются в Женеве) до сих пор не приступили, поэтому очередные выборы президента (должны пройти до конца мая) пройдут по существующему законодательству.

Кто сейчас управляет Сирией

К десятой годовщине большая часть страны вернулась под контроль Башара Асада. Поддерживать баланс ему помогают Иран и Россия. «У России достаточно точечное присутствие — помимо Латакии, где находятся российские военные объекты, это район Заевфратья и Идлиба, где российские военные проводят патрулирование, в том числе совместно с Турцией. В отличие от России, которая присутствует в Сирии под своим флагом, Иран предпочитает интегрироваться в сирийские силы, мимикрировать под собственно сирийский режим», — уточняет диспозицию эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. Иранские военные и советники контролируют и территории, и политику в Сирии; в первом случае это прежде всего так называемый шиитский коридор, который ведет из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан к еще одному союзнику — «Хезболле», говорит Семенов. При этом в 2012 году была изменена Конституция Сирии, и в 2014 году Асад был переизбран на семилетний президентский срок (очередные выборы должны пройти до конца мая этого года, он вновь имеет право в них участвовать). В июле прошлого года прошли очередные выборы в парламент, большинство получили пропрезидентские силы. К голосованию не были допущены проживающие за рубежом сирийцы.

Значительные территории на севере, вдоль границы с Турцией, управляются протурецкими силами — проведенные Анкарой три военные операции позволили ей создать буферную зону на границе. Турция строит больницы и медучилища, открывает филиалы университетов и тянет со своей территории ЛЭП для снабжения региона электричеством (по цене $0,09 за 1 киловатт), пишет Al Monitor. По данным Семенова, подобные контракты заключаются на десять лет.

Вдоль границы ближе к Ираку — зона ответственности курдов, исторически там проживающих, но выступивших против Асада во время войны. Поддержку им оказывают США, которые сохраняют базы в Сирии, в том числе защищая нефтяные месторождения. По факту площадь, контролируемая Россией и США, больше благодаря использованию ими авиации, указывает Семенов.

Еще две зоны остаются под контролем вооруженной оппозиции. В Идлибе среди оппозиционных групп действуют запрещенные в России «Хайат Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») и ИГИЛ. В районах на юго-западе (провинции Дераа и Кунейтра) «властью» являются несколько групп примиренной с правительством Асада вооруженной оппозиции.

В прошлом году военная ситуация по всей стране была самой спокойной за годы конфликта. Можно говорить о том, что сложился довольно устойчивый баланс, выгодный на данном этапе почти всем участникам сирийского конфликта, за исключением Башара Асада, говорит Семенов. Сирийскому президенту продолжение войны необходимо для укрепления поддержки среди населения, оправдания отсутствия реформ и прочих проблем, уверен эксперт, — любая военная операция, если последует, чревата тем, что будет не просто операцией против местных сил, а против тех региональных и мировых игроков, которые за ними стоят.

На что живет Сирия

Сирия с декабря 1979 года находится под американскими санкциями: Америка тогда признала республику государством — спонсором терроризма.

В настоящее время в американский список стран — спонсоров терроризма наряду с Сирией входят Куба, Иран и Северная Корея. Эти страны не могут получать от США финансовую помощь, в их отношении также действуют запрет на экспорт товаров двойного назначения и финансовые рестрикции. Впоследствии США вводили дополнительные ограничения, которые ужесточились после начала войны в 2011 году. Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) грозило ограничениями лицам и организациям, которые оказывают финансовую помощь сирийскому правительству.

Однако до начала войны Сирия была одной из богатейших стран региона. В период с 2011 по 2018 год годовой ВВП страны упал почти на две трети — с $55 млрд до $20 млрд. Жизнь 80% сирийцев за годы войны опустилась ниже черты бедности, а ее продолжительность сократилась на 20 лет. Страна страдает от нехватки врачей и медсестер, учителей, технических специалистов, квалифицированных государственных служащих, описывает ситуацию чрезвычайный и полномочный посол Александр Аксененок. За годы войны сформировались центры влияния и теневые структуры, не заинтересованные в переходе к мирному развитию, хотя в сирийском обществе, в кругах бизнеса из секторов реальной экономики и среди части госслужащих, сформировался запрос на проведение политических реформ, но в атмосфере всеобщего страха и засилья спецслужб он не звучит открыто, продолжает он.

Нынешний год может стать для Сирии одним из самых сложных — в этом году бюджет меньше, чем за все годы конфликта. В сирийских фунтах его объем вырос, но в долларах составляет всего $3,36 млрд, на 10% меньше, чем годом ранее. Основные проблемы — падение курса сирийского фунта (до конфликта курс составлял 45 сирийских фунтов за $1, в этом году он достиг исторического минимума — на черном рынке стоимость $1 может достигать 4 тыс. фунтов), рост цен на продовольствие (по многим позициям в прошлом году они удвоились), нехватка нефти и газа. Всемирная продовольственная программа ООН считает, что 60% сирийцев (около 12,4 млн человек) находятся в зоне риска голода. Например, продавец овощей в Дамаске с семьей из девяти детей зарабатывает $5 в день, двое его сыновей не ходят в школу, потому что он не может позволить себе платить за них, один из сыновей уехал в Германию и поддерживает семью переводами, еще один сын проводит в день от трех до пяти часов в очереди за хлебом, цены на который субсидирует государство. Без дотации шесть батонов стоят $0,35 — в шесть раз дороже государственного хлеба. Однако из-за нехватки муки многие пекарни, которые дотирует государство, работают с перебоями.

Нехватка энергоресурсов после потери контроля за крупными нефтяными месторождениями на востоке восполняется по большей части из Ирана и за счет контрабандных поставок из Ливана и Ирака. Но в условиях обвала нефтяных цен, нарастающих санкций и военного давления на Иран график поставок нарушился.

Еще один удар по сирийской экономике был нанесен финансовым кризисом в Ливане — около четверти депозитов в ливанских банках принадлежат сирийскому бизнесу, в том числе связанному с правительством. Введение валютных ограничений в Ливане затормозило сделки на импорт товаров первой необходимости, в том числе закупки пшеницы, нарушило цепочку поставок комплектующих, повлекло за собой резкий рост цен, указывает Аксененок.

В этих условиях правительству Сирии остается только печатать деньги, полагаться на кредиты Ирана и заставлять сирийских бизнесменов напрямую помогать государству, утверждает консалтинговая компания COAR Global. В начале этого года в оборот была введена купюра 5000 сирийский фунтов (около $3,98), до этого самой крупной была банкнота 2000 фунтов.

Сирия и нефть

2011 году Сирия находилась на 33-м месте по объемам добычи нефти, следуя за Южным Суданом и опережая Вьетнам. Если в 2011 году доля ее добычи составляла 0,4% мирового объема, то в 2012 году этот показатель сократился до 0,25% (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

На Ближнем Востоке доля Сирии до начала вооруженных столкновений также была очень незначительной: 1,2% всей добычи в регионе в 2011 году и 0,75% — в 2012 году (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

Уровень добычи нефти в Сирии в 2010 году составлял 386 тыс. барр. в день, с началом кризиса в 2011 году добыча упала до 333,3 тыс. барр., а в 2012 году уже составляла почти половину от объема 2011 года, или 182 тыс. барр.

Что дало вмешательство России

Осенью 2015 года Россия военными средствами вмешалась в сирийский конфликт — по инициативе Башара Асада российская группировка была развернута на западе страны. Это изменило весь ход конфликта — позволило Асаду удержаться у власти и сделало Россию одним из главных политических игроков в регионе. На тот момент отношения России с западными странами находились в глубоком кризисе из-за присоединения Крыма и начала войны в Донбассе, вмешательство в сирийский конфликт изменило динамику контактов Москвы с международным сообществом, в частности активизировалось сотрудничество по линии военных с США, на новый уровень вышли отношения с Израилем.

С точки зрения тактики Россию можно считать одним из бенефициаров конфликта, отмечает Кортунов. Успешная и относительно низкобюджетная военная операция быстро превратила Москву в ключевого внешнего игрока на сирийском поле, объясняет он. «Но, насколько можно судить, у Москвы за пять лет непосредственного участия в сирийском конфликте так и не появилось стратегии выхода из него. Степень влияния России на режим в Дамаске тоже остается открытым вопросом. Кто все-таки вертит кем: собака хвостом или хвост собакой?» — задается эксперт риторическим вопросом.

Активная фаза российской военной операции в Сирии длилась 804 дня, с 30 сентября 2015 года по 11 декабря 2017-го, рассказывал в прошлом году министр обороны Сергей Шойгу. По его словам, в результате ударов ВКС России было уничтожено более 133 тыс. объектов террористов, в том числе заводы по незаконной переработке нефти, ликвидированы 865 главарей бандформирований и более 133 тыс. боевиков (4,5 тыс. из них — из России и стран СНГ). В декабре 2017 года президент Владимир Путин во время посещения авиабазы Хмеймим отдал приказ о выводе большей части российских войск из страны.

По данным комитета Совета Федерации по обороне и безопасности на сентябрь 2018 года, потери России в Сирии с момента начала операции составили 112 человек. Почти половина приходится на катастрофу транспортника Ан-26 (39 человек) и сбитый сирийскими ПВО Ил-20 (20 человек). Помимо этого агентства Bloomberg и Reuters сообщали о сотнях погибших в Сирии «русских наемников». Минобороны России эти данные не подтверждало.

Список погибших россиян с начала кампании ВКС в Сирии

При этом у России остались две точки присутствия в арабской республике. Это авиабаза Хмеймим, где дислоцируется 555-я авиагруппа, которая по данным на 2018 год включает в себя 28 боевых самолетов ВКС РФ (семь Су-24М, пять Су-25, четыре Су-30СМ, пять Су-34, шесть Су-35 и Су-57) и десять транспортных и специальных самолетов (три Ил-76МД, два Ту-154М, Ил-62, Ил-22, A-50У, Aн-72, Aн-26) и девять вертолетов. Пункт материально-технического обеспечения ВМФ расположен в порту Тартус. В декабре 2019 года курирующий оборонную отрасль вице-премьер Юрий Борисов сообщил, что в ближайшие четыре года в модернизацию переданного в управление России Тартуса планируется вложить $500 млн. «Российская сторона намерена наладить работу старого порта и построить новый торговый порт», — пояснял вице-премьер.

Точное количество российских военнослужащих и гражданского персонала, находящееся на этих двух объектах, неизвестно. По данным Центризбиркома, в 2020 году в Сирии 6424 россиянина приняли участие в голосовании по внесению поправок в Конституцию России.

Пожалуй, впервые после окончания Второй мировой войны Россия приняла участие в боевых операциях на удаленном театре военных действий, говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. Наблюдались определенные проблемы и с логистикой, и со снабжением, и с созданием группировки войск, и управлением этой группировкой. В связи с этим пришлось провести серьезную ревизию многих элементов применения войск, напоминает эксперт. «Это касалось не только авиации и систем ПВО, но и практически всего спектра боевого обеспечения — разведка, инженерное, техническое, боевое обеспечение и так далее», — отметил Мураховский. По его мнению, в итоге Москве удалось проверить уже в реальных боевых условиях огромную номенклатуру уже имеющегося и перспективного вооружения. «Стало понятно направление, в котором надо совершенствоваться. Некоторых необходимых систем вооружений у нас просто не было, по крайней мере на момент начала операции, — тех же ударных беспилотников», — подчеркивает эксперт.

Реальный боевой опыт, полученный офицерским корпусом и профессиональным сержантским корпусом, также имеет неоценимое значение, отметил Мураховский. Он напомнил, что в период антитеррористических операций на Северном Кавказе центры управления, планирования, финансирования и снабжения находились за рубежом России. «Так что операция в Сирии была необходима с военно-политической точки зрения. Если бы на территории Сирии возникло псевдогосударство ИГИЛ со всеми ресурсами страны — это представляло бы смертельную угрозу и для близлежащих государств, и для нас в том числе», — заключил эксперт.

Какими санкциями обернулся для Москвы приход в Сирию

Никаких секторальных санкций в отношении России из-за конфликта в Сирии ни Евросоюз, ни США не применяли. Персональные ограничения со стороны США действуют в отношении 12 россиян. Санкции США также введены против семи компаний: Темпбанк (ЦБ отозвал лицензию в 2017 году), банк «АКБ «РФА», «Рособоронэкспорт», «Российская финансовая корпорация», «Глобальные концепции групп», «Промсырьеимпорт» и «Маритайм Асистанс».

Российские компании до сих пор не ведут масштабной деятельности на территории Сирии. Ранее Financial Times писала о том, что «дочка» «Стройтрансгаза» — компания «Стройтрансгаз Логистика», связанная с семьей миллиардера Геннадия Тимченко — получила разрешение от властей Сирии заниматься добычей фосфатов, а также контракт на эксплуатацию порта Тартус для поставок за рубеж. Однако Тимченко уже находится под санкциями США, а ЕС заниматься поставками фосфатов не запрещает. СМИ также писали об интересах в Сирии бизнесмена Евгения Пригожина. Утверждалось, что в 2019 году сирийский парламент одобрил заключение контрактов на разведку, разработку и добычу нефти с двумя российскими компаниями — Vilada и Mercury Limited. «Новая газета» писала, что обе компании имеют отношение к структурам Пригожина, с которыми СМИ ранее связывали деятельность Частной военной компании (ЧВК) Вагнера. Сам бизнесмен наличие такой связи опровергал. Впрочем, Пригожин в любом случае уже находится под санкциями как ЕС, так и США.

Однако санкции препятствуют более широкому участию российских компаний в сирийской экономике. Во время визита главы МИД России Сергея Лаврова в Абу-Даби министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бен Зайд Аль Нахайян посетовал, что принятый в США в прошлого году закон «О защите гражданского населения Сирии» («Акт Цезаря») усложняет отношения страны с Сирией и мешает налаживанию диалога. В российском МИДе назвали этот закон мешающим предоставлению стране даже гуманитарной помощи.

В 2019 году президент США Дональд Трамп подписал новый исполнительный указ, расширяющий возможности для введения санкции против третьих лиц, которые «препятствуют достижении политического решения сирийского конфликта». В июне 2020 года в силу вступил «Акт Цезаря», закрепляющий существующие ограничения против союзников Дамаска и расширяющий их. Закон позволяет вводить вторичные санкции против иностранных граждан и компаний за поддержку режима Асада. В нем говорится о запрете на «значительную финансовую, материальную или технологическую поддержку», участие в «значительной сделке» с сирийским правительством. Также в нем идет речь об ограничении взаимодействия с иностранными гражданами, которые являются наемниками или участниками вооруженных формирований, «действующих на территории от имени правительства Сирии, Российской Федерации или Ирана». В частности, под санкции могут попасть иностранцы, которые:

  • предоставляют Дамаску товары, услуги, технологии, информацию или другую поддержку, которая способствует развитию нефтегазовой промышленности;
  • предоставляют самолеты или детали к ним, которые будут использоваться в военных целях в Сирии в интересах Дамаска;
  • предоставляют Дамаску услуги в сфере обороны и строительства или инженерных технологий.

Госсекретарь Майк Помпео говорил, что санкции останутся в силе, пока власти в Сирии не перестанут блокировать мирное решение конфликта на основании резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, призывающей к созданию «инклюзивного» правительства и разработке новой Конституции. Несмотря на критику ОАЭ по поводу проблем частного сектора из-за «Акта Цезаря», в администрации Джо Байдена отметили, что пока не собираются ослаблять санкционное давление.

Евросоюз ввел санкции в отношении Сирии в 2011 году. В общей сложности под ними находятся 273 физических лица и 70 компаний. Кроме того, в отношении Сирии действуют секторальные санкции — ограничения действуют на импорт в Сирию нефти, инвестиций в определенные секторы, покупку сирийских гособлигаций и экспортные ограничения на оборудование и технологии, которые могут быть использованы для внутренних репрессий, а также на оборудование и технологии для мониторинга или перехвата связи. Санкции могут быть применены к гражданам ЕС или гражданам и компаниям из третьих стран, которые имеют связи с Евросоюзом.

Какова перспектива политического урегулирования в стране

Нет сомнений в том, что на президентских выборах в этом году 55-летний Башар Асад победит, говорят опрошенные РБК эксперты. США уже заявили, что голосование не признают, если оно пройдет вразрез с резолюциями СБ ООН. Пройти в соответствии с ними выборы никак не смогут, так как ведущийся в Женеве конституционный процесс пока дошел только до стадии формирования конституционного комитета (на это понадобилось два года). К созданию новой Конституции делегаты пока не приступили. Оппозиция винит Асада в несговорчивости — сначала Дамаск не присылал своих кандидатов, потом группы долго согласовывали формат работы.

Все, что предпринималось в рамках женевских усилий, делалось в совершенно другой обстановке, в разгар военных действий, напоминает Бакланов. Но оппозиция совершила ошибку, поставив условием отставку Асада, а сейчас правительство перевернуло ситуацию — победило на основной территории страны, поэтому, очевидно, оно не видит смысла в переговорах с проигравшими, полагает эксперт.

Оппозиция действительно проиграла, но Турция, США и другие ее спонсоры сохраняют свои интересы в регионе, а значит, сбрасывать со счетов их нельзя, говорит эксперт Семенов. Дамаск потерял суверенитет, решения часто принимаются без него Россией, Турцией и Ираном. Так что можно говорить, что Асад выиграл войну, но не выиграл мир, а оппозиция проиграла войну, но не проиграла мир. Тем более что на территориях, которые контролирует режим, проживает только половина изо всех сирийцев в стране.

Режим Асада и дальше будет демонстрировать чудеса выживаемости на фоне растущих экономических проблем, новых санкций и продолжающейся борьбы за власть в самом Дамаске, надежд на прорыв или даже на прогресс в Женеве очень мало, прогнозирует Кортунов. В обозримой перспективе, по его мнению, страну не ждут ни полное восстановление территориальной целостности, ни возвращение миллионов беженцев и вынужденных переселенцев, ни масштабный план постконфликтной реконструкции — финансовых ресурсов на это нет ни у стран Европы, ни у стран Залива.

Последний прорыв империи

Сто лет назад началась самая известная операция русских войск времен Первой мировой войны, вошедшая в историю под названием Брусиловский прорыв.

Атака казаков. Худ. А.Ю. Аверьянов

Наступление русской армии 1916 года – как потом оказалось, последний прорыв Российской империи – имело неплохие шансы на успех. Равно как и сама империя, которая в военном и экономическом плане вполне могла рассчитывать на то, чтобы победоносно завершить войну в 1917 году. Однако ни того, ни другого так и не случилось…

«Ускорить наступление русской армии»

План наступательной операции разработал начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии Михаил Алексеев. Он считал очевидной необходимость комбинированного прорыва позиций врага по всему фронту. В наступление, не давая возможности противнику сосредоточиться и тесно взаимодействуя друг с другом, должны были идти все три ведущих фронта – Северный, Западный и Юго-Западный. Стратегическая цель была весьма амбициозна: переломить ход военных действий в пользу русской армии.

То, что в 1916 году фронт придет в движение, определилось еще в декабре 1915-го. На Межсоюзнической конференции во французском городе Шантильи было принято решение начать в мае всеобщее наступление. В этом смысле план Алексеева являлся только частью масштабного замысла по разгрому Германии и ее союзников.

Заседание Ставки Верховного главнокомандующего. Могилев. 1 апреля 1916 года (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Генерал Алексеев представил свой план в конце марта 1916 года. Изначально предполагалось провести наступление войск двух фронтов – Северного и Западного – сходящимися ударами в направлении на Вильно. А задача Юго-Западного фронта, которому противостояли многочисленные силы австро-венгерской армии, согласно этому плану заключалась всего лишь в сковывании противника и лишении его возможности перебросить подкрепление на помощь немцам.

В апреле план был утвержден. Однако не прошло и месяца, как в Ставку поступили тревожные телеграммы из Рима. Италия – бывший член Тройственного союза, а теперь союзник Антанты – оказалась под ударом сильных австро-венгерских корпусов в районе Трентино и просила «ускорить во имя общих интересов начало наступления русской армии». Опасность серьезного поражения союзных войск заставила переработать план операции. Поскольку Италии угрожали австрийцы, теперь начать наступление предстояло частям Юго-Западного фронта под командованием генерала Алексея Брусилова – с целью оттянуть на себя войска австро-венгерской армии.

В ходе Первой мировой войны Россия неоднократно оказывала поддержку своим союзникам по Антанте, даже испытывая недостаток сил и средств, необходимых для успешных операций. Однако на этот раз дела у нашей армии обстояли существенно лучше. Был достигнут численный перевес: против 128 русских дивизий действовало всего 87 австро-германских. Заметно улучшилось снабжение армии вооружением и техникой. Высок был дух русских солдат и офицеров. По словам Алексея Брусилова, войска находились «в блестящем состоянии и имели полное право рассчитывать сломить врага и вышвырнуть его вон из наших пределов».

Главное наступление 1916 года

Сам Брусилов настаивал: вверенные ему армии могут и должны наступать. Он предложил, чтобы рассредоточить внимание, силы и средства неприятеля и не позволить ему сманеврировать резервами, нанести удар сразу по четырем направлениям: частями 8-й армии – на Луцк, 11-й – на Золочев, 7-й – на Станислав (ныне Ивано-Франковск) и 9-й – на Коломыю. По его расчетам, в таком случае оставшиеся в «мертвых» зонах (между указанными четырьмя векторами прорыва) части противника под угрозой попасть в окружение неминуемо бросят свои позиции или сдадутся в плен. В результате австро-венгерский фронт, противостоящий Юго-Западному, полностью рухнет, чего и стремился добиться генерал-новатор.

Генерал от инфантерии М.В. Алексеев – начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего в 1915–1917 годах (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Осознавая громадные трудности предстоявшей операции, Брусилов готовил ее максимально тщательно. Так, район расположения неприятеля хорошо изучила армейская и авиационная разведка (в том числе с помощью аэрофотосъемки), в намеченных для начала наступления пунктах под руководством талантливого военного инженера генерал-майора Константина Величко были проделаны большие фортификационные работы. Туда скрытно подтягивали войска, натренированные в преодолении препятствий и обученные новым приемам ведения атаки; в каждой пехотной роте создали штурмовые группы – прообраз современного спецназа; очень четко спланировали артиллерийское наступление (кстати, в те дни родился и сам этот термин) и т. д.

Около 5 часов утра 22 мая (4 июня) 1916 года на четырех вышеназванных участках Юго-Западного фронта орудия открыли шквальный огонь по австро-венгерским позициям. Временами он прекращался, и оглушенные солдаты неприятельской армии выбирались из укрытий в стремлении остановить русскую пехоту. Но через 15 минут артиллерийский обстрел возобновлялся, и так повторялось несколько раз. Этим приемом удалось ввести противника в заблуждение относительно момента развертывания атаки и сохранить много жизней наших бойцов. Наконец двинулась вперед 9-я армия; вслед за ней, преодолев вражеские укрепления, 8-я начала преследование неприятеля, поспешно отходившего на Луцк, и вскоре взяла город. Наступали брусиловцы и на других направлениях. В итоге за первые три дня боев они углубились в австро-венгерский тыл в зонах прорыва на 25–35 км, захватив немало пленных и большое количество военного имущества.

В связи с этими успехами Ставка Верховного главнокомандующего решила выделить в помощь Юго-Западному фронту свежие корпуса из своего резерва. И Алексей Брусилов издал директиву о наращивании силы удара. Тогда как 11-я армия продолжала движение на Золочев, 7-я – на Станислав, а 9-я – на Коломыю, 8-й армии отводилась ведущая роль – наступать на стратегически важный железнодорожный узел Ковель, что отвечало задаче объединения сил Юго-Западного и Западного фронтов для разгрома врага на данном ключевом участке. Однако, ссылаясь на незаконченность сосредоточения своих войск, главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии Алексей Эверт отсрочил наступление соседней с Юго-Западным фронтом 3-й армии.

* Указаны даты по новому стилю

Следствием такой медлительности стал сильный контрудар противника 3 июня в направлении Луцка, не получивший, впрочем, развития благодаря героизму солдат и офицеров 8-й и 11-й армий. В те дни на левом фланге Юго-Западного фронта 9-я армия форсировала Прут, овладела столицей Северной Буковины Черновицами (ныне Черновцы), а затем, преследуя неприятеля, вышла к реке Серет. Вскоре начались беспрерывные дожди, и Брусилов приказал приостановить наступление.

К тому времени брусиловские войска добились успеха почти на всех направлениях, продвинувшись на некоторых участках вперед на глубину до 60 км, захватив почти 200 тыс. военнопленных, большое количество орудий, пулеметов и других трофеев. Об этой победе заговорил весь мир. Лишь ее вдохновитель считал, что подводить итоги рано, и вместе со своим начальником штаба генералом от инфантерии Владиславом Клембовским работал над следующим этапом наступления. И вот наконец телеграфировал командармам:«Завтра, 21 июня, с рассветом армиям фронта атаковать противника…»

«Сковать войска противника»

В назначенный срок военные действия возобновились. После трех дней боев 8-я армия и наконец-то приданная Брусилову из состава Западного фронта 3-я, наступавшие на правом фланге, вынудили врага в беспорядке отойти. На левом фланге 9-я армия захватила город Делятин, а в центре фронта 7-я армия с боями продвигалась к Галичу. Однако попытка форсировать реку Стоход, чтобы взять Ковель, на плечах отступавшего неприятеля не удалась: тот заблаговременно разрушил переправы и контратаками мешал русским войскам преодолеть водную преграду. Требовались поддержка артиллерии и дополнительные резервы.

Смотр войск на Юго-Западном фронте. Весна 1916 года

В последних числах июня в Ставке Верховного главнокомандующего наконец поняли: судьба кампании 1916 года на Восточноевропейском театре военных действий решается на Юго-Западном фронте. С явным опозданием фронту придали только что сформированную Особую армию, получившую полосу для наступления между 3-й и 8-й армиями. Ближайшей задачей всех трех армий, как и ранее, поставили форсирование Стохода, овладение Ковельским районом, а также городом Владимиром-Волынским. На 11-ю возлагалось наступление на Броды и Львов, на 7-ю и 9-ю – захват рубежа Галич – Станислав.

Однако австро-венгерское командование сосредоточило на пути наших войск крупные силы, оказавшие ожесточенное сопротивление, и добиться удалось лишь частичных успехов. К тому же Брусилов окончательно потерял надежду на поддержку наступления Северным и Западным фронтами, а силами одного Юго-Западного фронта достичь ощутимых стратегических результатов не считал возможным.«Поэтому, – писал он в воспоминаниях, – я продолжал бои на фронте уже не с прежней интенсивностью, стараясь возможно более сберегать людей, а лишь в той мере, которая оказывалась необходимой для сковывания возможно большего количества войск противника, косвенно помогая этим нашим союзникам – итальянцам и французам».

В итоге русские войска заняли Броды, Галич, Станислав, всю Северную Буковину, и к середине сентября фронт стабилизировался на линии река Стоход – город Киселин – Золочев – Галич – Станислав – Делятин – Ворохта. Наступательная операция армий Юго-Западного фронта завершилась. А ее организатор еще в ходе боевых действий был награжден золотым Георгиевским оружием – шашкой, украшенной бриллиантами, с надписью «За поражение австро-венгерских армий на Волыни, в Буковине и Галиции».

Что почитать?

ВЕТОШНИКОВ Л.В. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. М., 1940

УТКИН Б.П. Брусиловский прорыв // Первая мировая война. Пролог XX века. М., 1998

«Вся Россия ликовала»

В этой операции, вошедшей в историю как Брусиловский прорыв, неприятель, по данным нашей Ставки, потерял убитыми, ранеными и пленными до 1,5 млн человек, тогда как наш Юго-Западный фронт – втрое меньше (и это при наступательной операции!). Русскими трофеями стали почти 600 орудий, 1800 пулеметов, до 500 бомбометов и минометов. Было занято 25 тыс. кв. км территории в Галиции и Прикарпатье. Так что без преувеличения можно сказать, что Брусиловский прорыв предопределил общий успешный для Антанты итог кампании 1916 года.

Мир оказался свидетелем крупного достижения военного искусства, новой формы прорыва позиционного фронта – внезапного удара одновременно на нескольких направлениях с образованием между ними «мертвых» зон, грозивших противнику окружением, причем без численного и огневого превосходства над ним.

Кстати, подобная тактика будет использована англо-американским командованием во Второй мировой войне в ходе Нормандской десантной операции (1944), ставшей полной неожиданностью для немцев. Тогда войска наших союзников по антигитлеровской коалиции высадились на пяти участках на побережье Северной Франции (под условными наименованиями «Юта», «Омаха», «Голд», «Джуно» и «Суорд») и через несколько дней соединились, образовав общий плацдарм, обрушивший германскую оборону.

Русские войска в захваченном городе. Юго-Западный фронт. Весна 1916 года (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Казалось бы, Брусилов мог в целом удовлетвориться результатом наступления. «Вся Россия ликовала», – восторженно отмечал он в мемуарах. Однако генерала крайне огорчало, что Ставка не использовала исключительно благоприятную обстановку для нанесения врагу решающего поражения, в связи с чем и операция Юго-Западного фронта не получила стратегического развития. Среди имевших место отрицательных факторов он особо выделял роль Верховного главнокомандующего.«Преступны те люди, – писал Брусилов в воспоминаниях, – которые не отговорили самым решительным образом, хотя бы силой, императора Николая II возложить на себя те обязанности, которые он по своим знаниям, способностям, душевному складу и дряблости воли ни в коем случае нести не мог».

В итоге планам Брусилова не суждено было сбыться в полной мере. Одной из причин стала несогласованность действий, не позволившая реализовать главную стратегическую задачу – наступление сразу тремя фронтами. Также нельзя не признать, что успех был бы куда более значительным и в случае своевременной поддержки со стороны союзников. Позднее начальник германского полевого Генерального штаба генерал Эрих фон Фалькенгайн вспоминал:«В Галиции опаснейший момент русского наступления был уже пережит, когда раздался первый выстрел на Сомме».

Вместо того чтобы осуществить предполагавшийся главный удар, части соседнего с Юго-Западным Западного фронта, начав наступление с месячным опозданием, практически не смогли «сдвинуться с места». Из-за этого Брусилов вынужден был постоянно ожидать вероятного контрудара со стороны немецких войск на стыке его 8-й армии и 3-й армии Западного фронта.

Кроме того, в ходе наступления достаточно слабо действовали кавалерийские части, поэтому развить преследование отступавшего противника не удавалось. Лишь к концу операции Ставка заговорила о нанесении завершающего удара, но было уже поздно. Противник получил подкрепление, и наступление Юго-Западного фронта остановилось. Русские войска перешли к обороне, возобновилось положение позиционной войны.

Новый почерк русской армии

Впрочем, успех даже одного только брусиловского фронта оказал серьезную помощь союзникам. Для ликвидации прорыва немецким и австрийским командованием с других фронтов было переброшено 30 пехотных и три кавалерийские дивизии. Австро-Венгрии пришлось прервать наступление на Италию. Изменилась ситуация и у французов, где при Вердене, а потом и на реке Сомме атаки немецкой армии были приостановлены.

Опыт боев лета 1916 года оказался важен для будущих военных операций. Вполне можно говорить о сложившемся к концу 1916 года новом стратегическом почерке русской армии, основанном не исключительно на следовании таким каноническим правилам военного искусства, как обязательное боевое превосходство над противником, четко разработанный план действий и слаженность во взаимодействии наступающих или обороняющихся сил.

Стратегия русской армии, как она определилась к началу 1917 года, – это уже не «стратегия атаки», заключавшаяся в проведении активных наступательных действий при обязательном наличии подвижных резервных групп (как планировалось в 1908–1913 годах и в 1914 – начале 1915 года). «Стратегия атаки» преобразовалась в «стратегию прорыва», стратегию хорошо подготовленного, мощного контрудара, нанесенного из глубоко эшелонированной оборонительной линии позиционной войны. Эта стратегия опиралась на экономический потенциал, вполне достаточный для победы. Ей, пожалуй, действительно недоставало смелости суждений и «дерзновения» (столь характерных для 1914–1915 годов), но зато с избытком хватало надежности и предсказуемости.

Артиллеристы возле орудия в годы Первой мировой войны (Фото предоставлено М. Золотаревым)

Ставка на семнадцатый год

Русская армия и флот вступали в 1917 год с большим военно-экономическим потенциалом, существенно возросшим по сравнению с началом войны. В подтверждение уместно привести статистику из исследования эмигрантского историка Ивана Бобарыкова «Мобилизация промышленности»:«Месячное производство винтовок на русских ружейных заводах возросло с 32 000 штук в октябре 1914 года до 128 000 штук в январе 1917 года. Месячное производство пулеметов на Тульском оружейном заводе было до войны 60 штук, а к январю 1917 года – 1200 штук. Месячное производство патронов к 1 января 1917 года было увеличено с начала войны в 30 раз и достигло 150 млн штук; производство трехдюймовых пушек от 48 штук возросло до 418 штук в месяц, а ежемесячная поставка армии орудий всех калибров достигла к 1 января 1917 года 900 штук. Ежемесячная подача на фронт трехдюймовых снарядов возросла с 39 500 до 3 350 000. Ежемесячное производство взрывчатых веществ возросло с 1350 пудов до 157 840 пудов, а количество артиллерийских химических заводов с начала войны до начала революции возросло: заводы взрывчатых веществ – с 24 на 100; кислотные заводы – с 1 на 33; заводы удушливых газов – с 1 на 42».

Россия имела, как видим, серьезные экономические ресурсы и мощный военный потенциал для победоносного завершения войны. К разработке планов боевых действий на 1917 год в Ставке приступили в ноябре 1916 года. Первоначально намечалось развивать совместные действия с союзниками на Балканах. Но поскольку вступившая в войну на стороне Антанты Румыния терпела поражения от австро-венгерской и болгарской армий, решено было сохранить преимущество наступления за Юго-Западным фронтом, доказавшим свою боеспособность во время Брусиловского прорыва.

Главный удар предстояло нанести на Львовском направлении. Северный, Западный и Румынский фронты также должны были наступать. Перед первыми двумя ставилась прежняя, не достигнутая в 1916 году задача нанесения ударов по сходящимся направлениям на Вильно, а Румынскому фронту предписывалось отвоевать захваченную противником Добруджу.

Генерал Алексеев обращал внимание командования Румынского фронта на возможность в случае благоприятной обстановки развития наступления на Балканы вместе с Черноморским флотом. В свою очередь, командующий флотом вице-адмирал Александр Колчак должен был подготовить десантную операцию по овладению проливом Босфор и Константинополем. Общее наступление предполагалось начать не позднее 1 (14) мая 1917 года. Налицо были вполне реальные предпосылки победоносного для Антанты завершения войны весной-летом 1917 года.

Однако претворению в жизнь этих планов помешали начавшиеся в феврале 1917 года революционные события. История пошла совсем по другому сценарию…Сергей Базанов, доктор исторических наук;

Василий Цветков, доктор исторических наук

Чем хороша российская армия?

Военная интервенция России в Сирии, начатая в спешке чуть больше месяца назад, стала неожиданностью; Возможно, не столь шокирующий, как быстрая оккупация и аннексия Крыма, но тем не менее сюрприз. Но доказывает ли способность России удивлять и использовать силу в Сирии, как утверждает Гаррет Кэмпбелл, что попытки Запада «дискредитировать российский военный потенциал» были неточными?

Фактически, первый месяц операции мало что говорит нам о военных возможностях России.Это действительно показывает, что российское руководство готово играть с военными инструментами политики, выходя далеко за пределы приемлемого для западных политиков риска. Эта готовность нести большие риски представляет собой своего рода политическое преимущество. Но остается неясным, справятся ли российские военные с этой задачей. На поле боя в Сирии надвигается множество катастроф, и российские военные неизбежно возьмут на себя вину, если они произойдут.

Реформы и перевооружение

Оглядываясь назад, поразительно, что в начале этого десятилетия, когда ключевым внутриполитическим ориентиром в России была «модернизация» (а внешнеполитический ориентир был «перезагружен»), единственной реальной модернизацией, которая произошла, была модернизация вооруженных сил. .Военная реформа, начатая министром обороны Анатолием Сердюковым, началась всего через пару месяцев после бесславной «победы» в августовской войне 2008 года с Грузией. Его замена в ноябре 2012 года Сергеем Шойгу помогла исправить некоторые ошибки в непоследовательной схеме реформ, а также сместила акцент на боевую подготовку. Повышение боеготовности, особенно российского спецназа, позволило провести в марте 2014 года эффектную операцию по захвату Крыма.Но многие ключевые элементы военной машины все еще остаются недостаточно реформированными и не затронуты модернизацией.

Реформы никогда не обходятся без боли, и больше всего пострадали от непродуманных сокращений и реорганизаций военно-воздушные силы. Решение о расформировании традиционной структуры авиационных полков и дивизий, а также об организации расширенных авиабаз создало ситуацию, когда боевые самолеты десятков различных типов и модификаций объединены в неудобную систему обслуживания.Реформы также серьезно нарушили процесс высшего образования, так что в настоящее время выпускается очень мало новых пилотов и инженеров. Результатом стал организационный и логистический кошмар, который этим летом привел к длинной серии аварий, включая потерю двух стратегических бомбардировщиков Ту-95МС. Последней записью в этом печальном послужном списке стала потеря истребителя МиГ-31 над Камчаткой в ​​минувшую субботу.

Массовое перевооружение должно было компенсировать дезорганизацию, вызванную радикальными реформами.К 2020 году ВВС обещали 350 новых тактических самолетов и 1000 вертолетов. Но по мере того, как в России наступил экономический застой, эти планы периодически пересматриваются. Заказ на давно разрекламированный истребитель пятого поколения Т-50 (ПАК-ФА) был сокращен с 50 до 12 самолетов с неопределенной датой поставки. А увеличение парка транспортной авиации пришлось отменить из-за разрыва кооперационных связей с КБ Антонова в Украине.

Смелое продвижение в сирийскую ловушку

Осуществление ограниченного вмешательства в изменяющуюся сирийскую гражданскую войну не ставит под сомнение эти оценки, даже если оно и произвело чрезмерный политический эффект.Как указывает Гаррет, важно не смотреть на возможности России через призму западных способов ведения войны. Но также важно помнить, что определенные суровые реалии поля битвы будут проявляться независимо от того, какой способ ведения войны вы используете.

Массовое перевооружение должно было компенсировать дезорганизацию, вызванную радикальными реформами.

Российская интервенция в Сирию вообще возможна только потому, что «гибридная война» на востоке Украины, сковавшая большую часть боеспособных российских батальонов, практически не использовала военно-воздушные силы.Москва стремилась использовать эту бесплатную возможность для демонстрации авиации над Балтийским театром, но столкнулась с эффективным сдерживанием — с тех пор она уменьшила свои провокации. Сирия оказалась более легким вариантом, и развертывание авиационного полка на спешно подготовленной авиабазе Хмеймим за пределами Латакии прошло на удивление гладко. Однако по мере того, как воздушная война переходит во второй месяц, возникли проблемы с ее траекторией.

Состав полка (с эскадрильей легких истребителей-бомбардировщиков Су-25СМ и эскадрильей ударных вертолетов Ми-24) делает его наиболее пригодным для непосредственной поддержки с воздуха.Но такая сложная миссия имеет смысл только в том случае, если она проводится в поддержку наземного наступления сирийских правительственных сил, которые оказались неспособными провести какую-либо успешную кампанию. Поддержание воздушной кампании на нынешнем уровне может быть не очень дорогим (консервативная оценка России дает цифру в 2,5 миллиона долларов в день по сравнению с примерно 9 миллионами долларов в день, которые Соединенные Штаты тратят на борьбу с ИГИЛ), но это техническая неудача. наверняка ударит раньше, чем позже.

Эскалация будет затруднена, потому что доступно несколько других вариантов проецирования мощности.Залп крылатых ракет фрегатов Каспийской флотилии в день рождения президента России Владимира Путина стал сенсацией, но он серьезно расстроил Казахстан и Азербайджан, и поэтому не может повториться. В любом случае это не имело большого резонанса на поле боя. Расширение масштабов вмешательства было бы очень сложно с логистической точки зрения. Российскому флоту пришлось арендовать и закупить восемь коммерческих транспортов, чтобы доставлять припасы для операции в объеме до 50 самолето-вылетов в сутки (что означает один боевой вылет на самолет).Единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» находится в ремонте (как и большую часть времени), а командование ВМФ могло только мечтать о постройке десантного корабля, который сравнивался бы с кораблями класса «Мистраль», от поставки которых Франция отказалась.

Что дальше для растянутой и измученной армии?

План российского режима явно заключался в том, чтобы использовать начальный успех на поле боя для переговоров о прекращении гражданской войны с позиции силы. Но, увы, первоначального успеха на поле боя было мало.ИГИЛ и другие части оппозиции уже начали контратаку. А собрать вместе различные стороны для переговоров как никогда сложно. Если эти переговоры потерпят неудачу, российскому руководству будет сложно найти возможность объявить о победе и отправиться домой.

[F] или ради выживания режима Путин вернулся к «безопасной» позиции военного противостояния.

Но поддерживать российскую военную авантюру означает ждать катастрофы — и даже с высокой терпимостью к риску Путин не решается на это.По мере того, как экономика продолжает падать, ему нужны новые победы, чтобы сохранить мобилизацию страны вокруг патриотической повестки дня. И только военные инструменты работают на его амбициозные попытки проецировать силу с позиции слабости. Тупиковая ситуация на Донбассе была успешно замаскирована сирийской авантюрой, но в ближайшем будущем этому новому болоту, возможно, понадобится еще одно отвлечение. Грузия может быть снова выбрана в качестве удобной цели, но суть в том, что остается все меньше и меньше незадействованных военных возможностей.

Суть в том, что ради выживания режима Путин вернулся к «безопасной» позиции военной конфронтации. Но российские военные не могут победить в этом противостоянии, а российская экономика не может его выдержать.

Россия идет на войну: учения, сигналы, страхи войны и военные столкновения

28 июля 2021 г.

Краткое содержание

В сентябре Россия и Беларусь проведут четырехлетние «Запад», или западные оперативно-стратегические учения.В последний раз эти учения проводились в 2017 году в то время, когда отношения России с Западом находятся на самом низком уровне после аннексии Россией Крыма и развертывания боевых войск на востоке Украины в 2014 году. Российские силы и техника также будут размещены рядом с Украиной в апреле 2021 года. Заявление российского правительства о развертывании 20 дополнительных воинских частей в Западном военном округе (ЗВО) указывает на то, что учения будут особенно масштабными. Это будет важным упражнением для лучшего понимания российско-белорусской военной интеграции и потенциального будущего использования территории Беларуси Россией.

В чем разница: упражнение или изменение положения силы?

В апреле этого года ВС России провели беспрецедентные по масштабу учения по готовности. Он включал в себя передислокацию войск, которые в лучшем случае могли бы провести учения стратегического уровня или создать новую ось наступления против Украины в худшем случае. Основным компонентом учений были учения по мобильности, в ходе которых было передислоцировано от 20 000 до 30 000 российских военнослужащих из Южного, Западного и Центрального военных округов на полигоны Персиановский и Погоновский возле Украины, а также на Опук и Новоозерное в Крыму.Внезапный и крупный масштаб развертывания и неоднозначность целей учений вызвали опасения, что Россия готовится к новому военному вмешательству на Украине. Самая последняя передислокация войск в Западный военный округ (ЗВО) показала, что в течение месяца Россия может перебросить подразделения из других округов для создания благоприятного соотношения обычных вооружений на выбранных направлениях, в том числе против стран Балтии. Однако не все российские крупномасштабные, оперативно-стратегические учения или учения готовности являются прелюдией к военному вмешательству.Некоторые российские военные учения — это просто учебные мероприятия; другие стремятся продемонстрировать решимость России сохранить статус-кво; а остальные служат целям внутренней и международной пропаганды. Предстоящие учения «Запад-2021», вероятно, отметят все эти поля, хотя основной акцент можно сделать на защите Беларуси, подчеркнув успехи, достигнутые в отношениях Беларуси и России в области обороны.

Что отличает тренировочные упражнения и сигналы от смены расстановки сил и прелюдии к российскому военному вмешательству? Несколько факторов помогают различать эти два фактора, но для понимания недавних перемещений России вблизи границы с Украиной и «Запада-2021» наиболее важными являются три фактора: (1) значительное перемещение персонала и техники вблизи границ; (2) значительное размещение техники и персонала вблизи районов учений «Запад-2021»; и (3) враждебный международный контекст и угрозы политическим интересам России.

Счетные поезда и платформы

Тщательное изучение подготовки материально-технического обеспечения и, в частности, движения военных поездов может дать более качественную оценку истинного характера российских военных действий и их масштабов. В начале 2021 года на российских рельсах было около 66 тысяч рабочих вагонов-платформ, что более чем достаточно для перевозки техники всех частей Сухопутных войск России. 1 Эта доступность позволяет российскому Генеральному штабу перебрасывать свои силы в любой момент и с определенной частотой, особенно в условиях довоенного или военного времени, когда нарушение гражданского железнодорожного сообщения не вызывает большого беспокойства.

Действительно, масштаб последнего передвижения российских подразделений вдоль ее западных и южных границ вызвал нехватку железнодорожных вагонов, что, в свою очередь, нарушило способность гражданских компаний снабжать своих клиентов сельскохозяйственной техникой. Эти проблемы и сбои вызывают удивление, особенно с учетом того, что передислокация растянулась на месяц и затронула только элементы двух групп армий и примерно пяти воздушно-десантных / десантно-штурмовых полков.

Чтобы понять важность железнодорожной составляющей для мобилизации российских войск на ее западном фланге, необходимо сосредоточить внимание на трех бригадах железнодорожных войск в составе ОМУ и двух бригадах в Южном военном округе (ЮВО), каждая из которых подчиняется своему подчинению. соответствующие командиры ПРО.Их задачи в основном технические и включают восстановление, заграждение, разминирование, техническое прикрытие, строительство железных дорог, а также повышение их живучести и пропускной способности. Они также обеспечивают возможность использования плавучего железнодорожного моста для сухопутных войск.

На тактическом уровне для перемещения мотострелкового батальона из 120 машин с личным составом и средствами ПВО по железной дороге требуется от 78 до 80 железнодорожных вагонов, что требует использования двух эшелонов поездов на батальон. Передислокация всей мотострелковой бригады потребует от 16 до 18 воинских эшелонов. 2 При этом загрузка одного поезда оборудованием занимает от трех до пяти часов. Это означает, что процесс передислокации подразделения на уровне бригады займет несколько дней, в зависимости от их доступа к платформам, предварительных предупреждений о движении и навыков войск в процессе погрузки. Темп движения также зависит от условий противовоздушной обороны, создаваемых воздушными операциями противостоящих сил. Глубокая тыловая или беспрепятственная транспортировка может преодолевать расстояние от 1000 до 1200 километров за 24 часа.Поэтому эффективное функционирование железнодорожных войск является залогом обеспечения боевых и мобилизационных возможностей Вооруженных Сил и, в частности, сухопутных войск.

При изучении видео, размещенных в различных социальных сетях в апреле 2021 года о движении российской военной техники к украинской границе и Крыму, выяснилось, что каждый российский военный эшелон перемещался по двум группам, состоящим из рот. 3 В целом Россия передислоцировала больше войск, чем в ходе любых других учений с 2014 года.Чтобы понять масштабы наращивания сил, важно оценить это движение в контексте предыдущих российских оперативно-стратегических учений. При подготовке к ежегодным учениям военных округов на Дальнем Востоке — Восток-2018 — Министерство обороны задействовало более 60 воинских эшелонов и более 1500 вагонов и платформ, в среднем по 25 автомобилей на эшелон. Более 50 самолето-пролетов также доставили военнослужащих на различные полигоны на востоке России. Однако в апреле Минобороны сообщило, что 40 воинских эшелонов использовались только для вывода воздушно-десантных войск из Крыма в дополнение к 30 вылетам транспортных самолетов.Дополнительные подразделения, развернутые в Погоново (две бригады, в каждой требуется не менее 16 поездов), увеличили общее количество воинских эшелонов с 75 до 80, что превышает официальное количество поездов, использованных на Восток-2018, и количество платформ, предназначенных для движения в Беларусь в 2017 году.

Предварительно размещенный персонал и оборудование рядом с учениями

Решение Москвы оставить элементы 41-й общевойсковой армии (САА) на полигоне Погоново под Воронежем означает, что Россия имеет подразделения повышенной готовности, готовые к будущим учениям мобильности.Более того, Погоново находится всего в 60-70 милях от маневренных частей 3-й мотострелковой дивизии 20-й САА, которая дислоцируется в Богучаре и Валуйках недалеко от границы с Украиной. Следовательно, подразделения в Погоново могли быть использованы для быстрого увеличения российских передовых сил в случае нападения России на Украину. Южнее, принадлежащая 8-й САА, у Украины также дислоцируется 150-я мотострелковая дивизия. Подразделение охватывает Донецкий и Луганский секторы, и в связи с этой ролью ожидается повышение его готовности.Эти две дивизии в общей сложности имеют четыре мотострелковых и три танковых полка, в общей сложности около 400 основных боевых танков и 700 бронетранспортеров / боевых машин пехоты (БТР / БМП).

Международный контекст

Россия начнет войну против соседней страны или Организации Североатлантического договора (НАТО), чтобы политически влиять на события, когда она почувствует, что теряет влияние. Другими словами, в случае международного кризиса Россия будет прибегать к конфликту только для защиты своих интересов и влияния.Ключом к пониманию подготовки России к войне является понимание контекста, в котором происходят конкретные события. Крупномасштабные военные учения, которые проводятся в (относительно) мирный период в отношениях между Россией и Западом, не равносильны крупномасштабным военным учениям, которые проводятся в условиях очень высокой напряженности между Россией и НАТО. В Москве считают, что любому крупномасштабному применению военной силы будет предшествовать период усиления напряженности между Россией и противником, а также исчерпание всех других разумных вариантов для достижения своих целей.Если Россия готовилась к войне, масштаб передового развертывания войск был бы достаточно значительным, чтобы вызывать беспокойство: наращивание сил превышало бы разумное развертывание для учений и было бы еще одним индикатором вероятной подготовки к наступательным действиям. Разница в наращивании российских войск в апреле 2021 года и в 2017 году во время подготовки и проведения «Запада-2017» заключалась в уровне напряженности между Западом и Россией и Россией и Украиной. Несмотря на близость к событиям 2014 года и сирийской интервенции России в 2015 году, евроатлантическая политическая обстановка в 2017 году была относительно спокойной по сравнению с сегодняшним днем, когда западно-российские и российско-украинские отношения находятся на самом низком уровне с момента окончания холодной войны. .

В совокупности масштабы наращивания российских войск возле Украины в этом году позволяют предположить, что российские силы были готовы к проведению глубоких наступательных операций, а не использоваться просто в качестве сдерживающего фактора против предполагаемых попыток Украины вернуть Донбасс. После того, как Кремль добился своих политических целей (например, протестировал Запад и оказал давление на украинское правительство) другими способами, он объявил о выводе некоторых сил, размещенных на границе. Хотя это решение могло деэскалировать ситуацию, предварительно размещенное российское оборудование в Погоново оставалось неизменным до конца июля, когда российские войска начали перемещать оборудование в еще неизвестном направлении.Это движение совпало с вводом российских подразделений в Беларусь для сентябрьских учений. Эти два события указывают на то, что Россия продвигается и наращивает свои силы в ожидании активной фазы учений «Запад-2021».

В совокупности масштабы наращивания российских войск возле Украины в этом году позволяют предположить, что российские силы были готовы к проведению глубоких наступательных операций, а не использоваться просто в качестве сдерживающего фактора против предполагаемых попыток Украины вернуть Донбасс.

Понимание Запада-2017 для прогнозирования Запада-2021

В 2017 году, через три года после военного вторжения России на Донбасс и наращивания военного присутствия в аннексированном Крыму, Россия и ее союзник Беларусь провели четырехлетние стратегически-оперативные учения «Запад». Это были первые крупномасштабные учения, проведенные в западном оперативном направлении после российских операций на Украине в 2014 году. Это отчасти привело к общественным предположениям о том, что «Запад-2017» будет очень крупными и потенциально опасными учениями, которые после учений были явное преувеличение со стороны Кремля, западных правительств и средств массовой информации. 4 Тем не менее, за несколько месяцев и недель до учений существовали опасения, что Россия может либо оставить свои войска в Беларуси и доминировать над страной в военном отношении, либо что Запад был учением готовности, которое замаскировало более воинственный план нападения на страны Балтии. .

Ни один из сценариев не реализовался. Хотя действительно было возможно, что некоторое российское военное присутствие могло остаться в Беларуси после «Запада-2017», маловероятно, что сами учения были прелюдией к военному вмешательству, будь то против Беларуси или стран Балтии.Тем не менее паника вокруг Запада-2017 имела интересное происхождение. Похоже, что весь рассказ, который сформировал опасения Запада по поводу учений, основывался на одной истории о материально-технической подготовке к учениям. В нем утверждалось, что в 2017 году Вооруженные силы России арендовали 4 162 вагона-платформы для доставки военных грузов в Беларусь (туда и обратно), что предположительно позволит передислоцировать мотострелковую дивизию в дополнение к тому, что уже планировалось отправить. в Беларусь. Однако новая дивизия, даже если бы она была развернута, определенно не изменила бы военную позицию России с оборонительной на наступательную просто потому, что силы были слишком малы.Развертывание подразделения на уровне дивизии должно было рассматриваться в лучшем случае как сигнальное усилие, а не как реальная попытка провести наступательные операции против соседнего государства.

По иронии судьбы, в то время как основное внимание уделялось количеству железнодорожных вагонов, ввозимых в Беларусь, что было слишком мало, чтобы указывать на воинственные намерения, именно учения, проведенные в России в течение нескольких недель и дней, предшествовавших Западу, заслуживали большего внимания. Он показал уровень подготовки, которую Россия потенциально могла бы предпринять, если бы столкнулась с НАТО.Российские Вооруженные Силы перешли от мирного времени к периоду угрозы, а затем к первоначальному периоду войны. Это проявилось в широком спектре учений, проведенных в России и Беларуси в августе и сентябре. Сюда входили учения по гражданской обороне, полевое развертывание почти всех частей баллистических ракет малой дальности ОМУ, учения по рассредоточению ракетных войск стратегического назначения России 5 и усилия по формированию сил в рамках стратегического развертывания вооруженных сил.Эти учения были направлены на то, чтобы сигнализировать о готовности России провести крупномасштабные военные действия против почти равного противника.

В то же время они заявили о готовности России к дальнейшей эскалации конфликта для достижения удовлетворительного завершения. Действительно, активная фаза «Запада» завершилась запуском межконтинентальной баллистической ракеты РС-24 «Ярс», возможно, в качестве меры по прекращению войны. Таким образом, ключом к пониманию намерений России является сочетание двух факторов.С одной стороны, это количество перемещаемого оборудования, а с другой — контекст, в котором это перемещение происходит. Хотя состояние западно-российских отношений в 2017 году было напряженным, у России не было политических причин для начала военных действий. И наоборот, в начале 2014 года с уходом президента Виктора Януковича Россия потеряла рычаги влияния и влияние на внутреннюю политику Украины. Это в сочетании с двумя одновременными учениями по обеспечению готовности на районном уровне, увеличением количества воздушных патрулей и блокадой украинского порта в Севастополе свидетельствует об агрессивных намерениях.

Уроки преувеличения учения «Запад-2017» двояки. С политической точки зрения Москва получила огромную выгоду от сигналов, которые усиливали неопределенность в соседних странах и в столицах НАТО. Но с военной точки зрения было мало понимания масштабов наращивания военного потенциала, необходимого России для изменения своей позиции. Россия вряд ли создаст силы для ограниченного вторжения в открыто враждебную страну, такую ​​как Украина, не говоря уже о члене НАТО.Наращивание российской военной мощи требует постоянных усилий по перемещению и обеспечению достаточных сил, чтобы обеспечить немедленный перевес в силе для быстрого достижения тактических и оперативных успехов. Не было никаких свидетельств того, что это произошло до «Запада-2017», а это означало, что не было никаких указаний на подготовку к крупномасштабному и продолжительному конфликту. Размещение российских войск в Беларуси ограничивалось уровнем батальонов и рот, а не бригадами и полками, которые Россия должна была перебросить в случае вступления в бой с НАТО.Россия не будет использовать батальонные тактические группы в интенсивном конфликте против НАТО. Вместо этого он будет в полной мере использовать бригады, полки и дивизии на широком фронте, чтобы расширить поле боя и поредить силы НАТО.

Опережая Запад-2021

Если 41-я САА останется дислоцированной возле Воронежа и примет активное участие в учениях в сентябре, Запад уже будет значительно увеличен в размерах по сравнению с итерацией учений 2017 года.Это произойдет в то время, когда российско-белорусское сотрудничество в области обороны значительно ускорилось после президентских выборов в Беларуси в августе 2020 года, включая создание трех новых учебных центров (два в России и один в Беларуси), которые еще больше улучшат взаимодействие между российскими и белорусскими подразделениями. . Кроме того, в 2021 году российские войска начнут «совместное боевое дежурство» ПВО на одном из аэродромов Беларуси. Возможно, это относится к авиабазе Бобруйск, где в прошлом размещались российские боевые самолеты.Еще до выборов Белорусские вооруженные силы были фактически продолжением российских сил, размещенных в ОМУ, с обоими вооруженными силами, интегрированными на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях. 6 Например, в военное время все белорусские сухопутные и спецподразделения будут подчинены штабу Региональной группировки войск (РГВ), которым командует российский генерал. Кроме того, Россия сохраняет значительное присутствие сухопутных войск в виде мотострелковой дивизии, дислоцированной в Смоленской и Брянской областях.

Если 41-я САА останется дислоцированной возле Воронежа и примет активное участие в учениях в сентябре, Запад уже будет значительно увеличен в размерах по сравнению с итерацией учений 2017 года.

Белорусские военнослужащие также регулярно проходят обучение в России на российской технике. В последние годы Беларусь инвестировала в улучшение военно-материально-технического обеспечения. Железнодорожные линии и вокзалы были отремонтированы с целью увеличения их пропускной способности. Например, на вокзале в городе Уречье шесть железнодорожных веток, что позволяет свободное маневрирование грузовых поездов.В городе также находится 969-я база хранения резервуаров с прямым железнодорожным сообщением между базой и железнодорожной станцией. Модернизированы и другие складские помещения по всей Беларуси. Почти все белорусские базы поддержки (с продовольствием, нефтью и оружием) расположены рядом с железнодорожной линией большой пропускной способности, идущей с востока на запад. Эти разработки вписываются в программу «Развитие и совершенствование единой системы технического обеспечения региональных железных дорог» на 2016–2020 годы. Инициатива направлена ​​на создание совместной российско-белорусской системы развития и технического обслуживания региональных железнодорожных линий с целью улучшения транспортных и мобилизационных возможностей.Одновременно, согласно соглашению между двумя странами от октября 2016 года, Россия несет ответственность за поддержание необходимого уровня вооружений и военной техники на белорусских базах хранения. Эти поставки затем будут использоваться во время войны для поддержки боевых действий России и Белоруссии.

Вторым аспектом анализа «Запад-2021» является военная оккупация России и конфронтация с Украиной. С 2014 года Россия создала две группировки армий (20-й и 8-й САА) возле Украины и усилила свое военное присутствие в Крыму за счет 22-го армейского корпуса.Всего в этих трех формированиях находится около 50 000 военнослужащих. Дальше на восток 58-я САА добавляет 25000 человек. Предварительное размещение оборудования 41-й САА на полигоне Погоново к югу от Воронежа означало, что с относительно небольшими материально-техническими усилиями Вооруженные силы России могли мобилизовать до 90 000 военнослужащих наземных войск вблизи Украины. Включение четырех авиадесантных дивизий (три дислоцируются в ОМУ и одна в СМД) увеличило бы эту цифру примерно до 110 000. Этих сил достаточно, чтобы создать одну группировку фронта и провести широкомасштабные наземные операции.Силы, развернутые вокруг Украины, вероятно, повысили уровень готовности, а военная техника, оставшаяся после последнего развертывания, принадлежащая 41-й САА в Погоново, только повысила уровень своей готовности. Персонал теперь можно было перебрасывать в Воронеж по воздуху, а не на военных поездах.

Следовательно, с учетом требований по усилению российско-белорусской военной интеграции и реагированию на предполагаемую украинскую агрессию и движения НАТО неясно, будет ли Запад-2021 иметь единственную поучительную направленность или будет смесью ответных мер.Тем не менее, он, безусловно, предложит новое понимание российско-белорусской военной интеграции и потенциального будущего использования Россией белорусской территории. Также очевидно, что «Запад-2021» будет использоваться Кремлем в качестве инструмента пропаганды, поскольку он будет изображен как оборонительные учения в ответ на учения НАТО «Стойкий защитник 2021» и усиление военного присутствия США и НАТО в Польше.

Заключение

Маловероятно, что предстоящие учения «Запад-2021» послужат учением «Троянский конь», чтобы подготовить почву для вторжения России на одного из своих соседей, но это будут значительные учения по размеру, масштабу и продолжительности.Учения подтвердят особые отношения между Россией и Беларусью и способность двух вооруженных сил вести боевые действия против почти равного противника по всему спектру боевых действий, включая миротворческие миссии и ядерный удар. Это самые привлекательные части Запада. Тем не менее, наиболее важные, но менее обсуждаемые аспекты будут происходить до и после активной фазы учений. В июне Россия и Беларусь начали организовывать несколько учений, включая логистику, мобильность, противовоздушную оборону, радиоэлектронную борьбу, а также командование и управление.Также возможны дополнительные учения по обеспечению готовности на районном уровне. Эти учения будут служить сигнальным целям и набирать очки внутренней пропаганды, которые будут стремиться к достижению целей в области внутренних связей с общественностью. В конце июля Россия начала переброску частей своей 1-й гвардейской танковой армии в Беларусь, подтвердив начало стратегической передислокации сил на Запад. В этом контексте Запад не запускается и не завершается во время своей активной фазы. Упражнения и упражнения, проводимые перед Западом, являются неотъемлемой, если не более важной частью, чем фактическая активная фаза учений.Они покажут, как Россия планирует силой создать новые подразделения, развернуть их и сотрудничать с Беларусью, чтобы атаковать и победить НАТО. Будет много чему поучиться после упражнений.

Конрад Музыка — независимый аналитик в области обороны и директор компании Rochan Consulting, которая предоставляет консультационные услуги по вооруженным силам России и Беларуси.

Публикация финансировалась Стратегической инициативой России, Европейское командование США в Штутгарте, Германия.Мнения, аргументы, точки зрения и выводы, выраженные в этой работе, не отражают точку зрения RSI, US EUCOM, Министерства обороны или правительства США.

Этот отчет подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2021 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Ссылки можно найти в PDF-файле.

Россия проводит крупнейшие военные учения в Европе за 40 лет

T он запад («запад») военные учения 1981 года были крупнейшими и грандиозными учениями, когда-либо проводившимися Советским Союзом. около 150 000 военнослужащих из СССР и его альянса государств-сателлитов — Варшавского договора.Ностальгикам по холодной войне, возможно, будет приятно узнать, что итерация этого года, начавшаяся 10 сентября, может быть еще масштабнее. «Запад-21» может включать до 200 000 военнослужащих из России, Белоруссии и ряда других стран, если верить министерству обороны России, что превосходит даже самые крупные учения НАТО за последнее время. Это отражает как холодность отношений России с Западом, так и их укрепление с Беларусью.

Будет ли Запад-21 соответствовать зрелищу 1981 года, не совсем ясно.Отчасти это связано с тем, что Россия находится между преуменьшением масштабов своих учений по дипломатическим причинам и их приукрашиванием, чтобы запугать своих врагов. Венский документ, мера по укреплению доверия, согласованная между Россией и Западом в 1990 году, гласит, что учения с участием более 13 000 военнослужащих должны сообщаться и открываться для иностранных наблюдателей. В последние годы Россия просто настаивала на том, что то, что кажется огромными учениями, на самом деле представляет собой серию отдельных, более мелких учений, и поэтому от них не требуется.

Такие же ухищрения идут на Запад-21.Беларусь заявляет, что разместит 12 800 военнослужащих, что удобно незадолго до порога. Россия заявила, что на территории России будут обучаться не более 6400 человек. На одном дыхании он повторил цифру в 200 000 военнослужащих. Америка попросила Россию объяснить «очевидное несоответствие», отмечает представитель Госдепартамента. Истинная цифра, вероятно, находится где-то посередине, хотя и ближе к верхнему пределу. «Российское военное руководство, вероятно, надеется, что западные СМИ сообщат преувеличенные цифры, — говорит Майкл Кофман, эксперт по российским вооруженным силам из аналитического центра CNA , — которые помогут подтвердить масштаб и успех учений.«Хотя учения формально проходят с 10 по 16 сентября, войска и техника наводняют районы учений в течение нескольких месяцев, и некоторые из них почти наверняка останутся там после этого, как это произошло после большого скопления войск вокруг Украины весной.

Но не только размер «Запада-21» беспокоит Запад. Учения проходят в России и Белоруссии, в последней находятся тысячи российских военнослужащих (см. Карту). И хотя Запад-81 произошел на фоне политического кризиса в Польше, с растущими протестами против тогдашнего коммунистического правительства, сегодня обстановка также является неспокойной.После поражения на выборах в августе 2020 года диктатор Беларуси Александр Лукашенко жестко подавил протесты и неуклонно приближался к Кремлю. 9 сентября в Москве Лукашенко встретился с президентом России Владимиром Путиным в шестой раз за последний год и объявил о своей готовности к «еще более тесной военной, политической или … экономической интеграции». Владимир Путин отметил, что с сентября по конец 2022 года российские кредиты Беларуси превысят 600 миллионов долларов.

Запад-21 отражает это дружелюбие.Его предпосылка состоит в том, что западные агрессоры — вымышленные государства Ньярис (в основном Литва), Поморие и Полярная Республика (обе — Польша) — создают «незаконные вооруженные банды, сепаратистские и международные террористические организации» внутри Беларуси и в конечном итоге вторгаются в нее. Россия и Беларусь переходят в дерзкое контрнаступление, чтобы освободить страну. Все это перекликается с давними опасениями России по поводу поддерживаемых Западом «цветных революций» на бывших советских территориях; потрясения в Беларуси придают военным играм современный резонанс.

Первые признаки учений заключаются в том, что российские войска будут находиться намного дальше на запад и, следовательно, ближе к границе Беларуси с Польшей, чем во время прошлых учений «Запад», отмечает г-н Кофман. Некоторые маневры будут проходить в районе Бреста, прямо на этой границе, всего в 200 км от Варшавы. В начале учений Россия также направила систему ПВО в Гродно, где весной создала совместный центр ПВО с Беларусью. Гродно находится недалеко от точки пересечения Беларуси, Польши и Литвы.Этот Запад также будет первым, где будут задействованы резервные силы Беларуси.

Все это взбесило Польшу. 6 сентября премьер-министр Польши Матеуш Моравецки объяснил, почему правительство хотело продлить чрезвычайное положение, объявленное на границе страны с Беларусью на прошлой неделе. По мнению Моравецкого, это было в значительной степени ответом на приток беженцев, которых Беларусь подталкивала к оказанию давления на Польшу и другие соседние страны, но надвигающиеся учения тоже сыграли свою роль.

То, что Запад-21 спровоцирует такую ​​реакцию, может обрадовать Кремль. Хотя военные расходы России значительно уступают американским и значительно отстают от китайских (см. Диаграмму), ее вооруженные силы претерпели драматические преобразования за последние 15 лет. Они прошли путь от оборванной и нуждающейся в ресурсах постсоветской организации, плохо проявившей себя в войне против Грузии в 2008 году, до более компактной, маневренной и смертоносной организации с многолетним боевым опытом на Украине и в Сирии. Смысл учений, подобных Западу, заключается не только в том, чтобы улучшить готовность России к большой войне и ее способность вести ее вместе с Беларусью, но и в демонстрации этого прогресса потенциальным противникам.Запад-21 будет включать не только традиционные наземные, воздушные и морские наступательные операции — вплоть до Арктики, — но также наземный боевой робот Уран-9 и крупнейшие в истории учения по радиоэлектронной борьбе.

Учения дают возможность и для военной дипломатии, подчеркивая, что Россия может быть изгоем на Западе, но имеет друзей в других местах. Участвуют несколько сотен военнослужащих из Армении, Индии, Казахстана, Киргизии, Монголии, Пакистана и Шри-Ланки, некоторые заимствуют российские танки. Китай не участвует, но в прошлом месяце провел большие учения с Россией в ее северо-западном регионе Нинся.

Беларусь стала самым близким другом. Раньше Лукашенко опасался слишком доминирующего присутствия России в своей стране, но был вынужден полагаться на помощь России в подавлении демократического движения. В прошлом именно Беларусь представляла себя стойким защитником западного фланга России. Сейчас, говорит Анна Мария Дайнер из Польского института международных отношений, «у нас сложилась ситуация, когда Россия пытается защитить Беларусь … акцент на том, кто кого защищает, отличается от 2017 года», года, когда последний Запад был проведен.

Неуверенность Лукашенко была полезна для Путина, однако она может стать помехой. Россия, хотя и любит поиграть мускулами, не хочет, чтобы ее втягивали в конфликт. «Впервые существует реальный риск непреднамеренных вооруженных инцидентов на белорусской границе, — предупреждает Артем Шрайбман из Московского центра Карнеги, аналитического центра, — не потому, что одна из сторон планирует атаковать другую, а из-за ожиданий. взаимных провокаций и склонности интерпретировать действия друг друга в самом враждебном свете.«Г-н Лукашенко так нервничает и так зол на своих европейских соседей, что нетрудно представить себе случайное обострение конфликта. ■

Эффективность сирийских вооруженных сил: анализ российской помощи — Ближневосточный центр Карнеги

Конфликт в Сирии далек от завершения, и режим Башара Асада теперь стоит перед трудной задачей организации своих сил для победы война и обеспечение мира после. Дальнейшее укрепление сирийского суверенитета может вызвать новую волну полномасштабных боевых действий.Даже если режим полностью контролирует сирийскую территорию, сохранится длительный период внутренней нестабильности с риском нового восстания и регионального сепаратизма. Поэтому развитие армии остается приоритетом для сирийского правительства и его союзников. Нынешнее плохое состояние вооруженных сил страны является результатом поспешных, разовых шагов во время войны за выживание, но пауза в боевых действиях позволяет упорядочить и реформировать вооруженные силы. Главный вопрос по-прежнему заключается в том, будут ли сирийские вооруженные силы (СВС) сосредоточиться на обычных операциях или внутренней безопасности.

Россия может стать ключевым игроком в будущем сирийских вооруженных сил. Российское командование уже экспериментировало с реформированием сирийской армии, формируя новые крупномасштабные квазирегулярные подразделения и объединяя в них различные нерегулярные и повстанческие группы. Трудно ожидать восстановления довоенной армии, которая была ориентирована на полномасштабную обычную войну с внешними противниками.

Антон Лавров

Антон Лавров — независимый аналитик, специализирующийся на военных конфликтах, в которых участвует Россия, в частности сирийском конфликте.

Реалии сирийского конфликта делают силы внутренней безопасности более вероятным вариантом реформы. На данный момент внешние угрозы не являются приоритетом для Сирии. К тому же такая реставрация обошлась бы слишком дорого для разоренной войной страны. Помимо нехватки денег, нехватка рабочей силы уже несколько лет является острой проблемой. Опыт России в Сирии показывает, что главными проблемами, стоящими перед послевоенной реформой СВС, являются организация и эффективность подразделений, структура сил и интеграция бывших повстанцев.

Российские впечатления о состоянии сирийской армии

В 2015 году, планируя вмешаться в сирийскую гражданскую войну, российские политические лидеры рассчитывали на быструю победу. Они думали, что при поддержке российских ВВС сирийская армия и вспомогательные проправительственные силы быстро переломят ситуацию и вернут себе территорию страны. Вся активная операция планировалась всего на три-четыре месяца. Поэтому изначально планов масштабной модернизации сирийской армии не было.Это явно демонстрирует недостаточную осведомленность России о ситуации на местах, несмотря на то, что Россия поддерживала режим с самого начала гражданской войны.

Как и другие внешние силы, участвующие в Сирии, Россия быстро осознала, что одних ударов с воздуха недостаточно для успеха на земле. По словам первого главкома российских вооруженных сил в Сирии генерал-полковника Александра Дворникова, «к лету 2015 года сирийские вооруженные силы полностью исчерпали себя, личный состав деморализован, офицерский состав деградировал, а вооруженные силы показали крайне низкую эффективность. эффективность в командовании и управлении.”

Победа могла быть достигнута только путем серьезного улучшения СВС или путем создания новых дружественных сил. Россия имеет опыт создания небольших дружественных вооруженных сил. За последние тридцать лет русские участвовали в создании квазирегулярных воинских формирований в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии. В последние годы при поддержке России в сепаратистских регионах Украины с нуля были сформированы две более крупные вооруженные силы. Это тяжелые соединения, насчитывающие десятки тысяч бойцов, вооруженные сотнями танков, артиллерийскими орудиями, зенитными комплексами и беспилотниками.В то же время в современной России мало опыта взаимодействия с иррегулярными образованиями. Неудивительно, что в Сирии Россия предпочла работать с регулярной армией, предоставив иранскому влиянию нерегулярные войска.

Российское военное и политическое руководство официально не объявило о планах дальнейшего развития сирийской армии, но Россия начала участвовать в ее совершенствовании еще до того, как вступила в войну в сентябре 2015 года. После официального начала интервенции эти усилия возросли. значительно по масштабу.Они подсказывают, как Россия видит будущее сирийской армии.

Первая попытка модернизации: 4-й корпус

Первой попыткой России модернизировать сирийские силы было создание 4-го штурмового корпуса, которое началось незадолго до начала операции ВВС России в сентябре 2015 года. Эта модернизация была в основном административной. По данным Минобороны России, разнородный состав из 2-й пехотной дивизии, 103-й бригады республиканской гвардии, 1-й штурмовой бригады, 48-го, 53-го полка специального назначения и батальона морской пехоты стал частью нового формирования, находящегося под контролем. новой штаб-квартиры в Латакии.Были также включены новые подразделения, созданные из нерегулярных сил Национальной обороны и призывников из Латакии. В итоге 4-й корпус насчитывал более двадцати отдельных штурмовых групп примерно по 100 солдат в каждой. Таким образом, весь «корпус» едва превышал 2000 фронтовых бойцов и не достиг численности полноценной дивизии.

Россия также помогла с ремонтом тяжелой военной техники 4-го корпуса, включая танки и бронетранспортеры. Новобранцы также прошли быструю и базовую боевую подготовку у российских военных советников.Тем не менее, значительных российских инвестиций в этот корпус, особенно в малотоннажное оборудование, не было. Основная добавленная стоимость должна была заключаться в улучшении управления и контроля. Старшие российские офицеры были назначены советниками в штабы корпусов и частей и помогали управлять операциями и взаимодействовать с российскими военно-воздушными силами.

Первая наступательная операция 4-го корпуса началась 8 октября 2015 года, всего через неделю после начала российской интервенции. Штурмовые группы были отправлены на равнину Аль-Габ и горный район Латакии, чтобы устранить угрозу для провинции и российской авиабазы ​​там.Интенсивные удары российской авиации и атаки крылатых ракет поддерживали наступление корпуса. Повторный захват горного района провинции Латакия занял шесть месяцев, а равнина Габ еще не контролируется Дамаском.

Несмотря на то, что операция в Габе / Латакии не увенчалась полным успехом, некоторый опыт, накопленный в ходе военного взаимодействия России и Сирии, быстро распространился на другие части страны. Советники из высших чинов русской армии были назначены почти в каждый батальон, бригаду и дивизию регулярной правительственной армии.Российские военные и нанятые государством частные военные подрядчики также работали с некоторыми квазирегулярными формированиями, такими как элитные Силы тигров.

Минобороны России признает, что иногда российские советники играли более активную роль, чем планировалось. После смерти командира 124-й бригады Республиканской гвардии в мае 2017 года подразделением фактически руководил российский советник в течение недели, пока не прислали сирийскую замену. Таким образом, по оценке России, реорганизация на базе существующих подразделений с минимальными вложениями была бы неэффективной, а их боевая ценность была бы недостаточной.Проблемы возникли не только со структурой управления, но и с мотивацией войск, их подготовкой, боеспособностью. Поэтому Россия решила потратить гораздо больше внимания и ресурсов на создание нового 5-го добровольческого штурмового корпуса, также известного в Сирии как 5-й легион.

Модель будущего? 5-й корпус

С ноября 2016 года началась гораздо более амбициозная попытка создания нового боеспособного подразделения сирийской армии. Несмотря на то, что штурм Восточного Алеппо к тому времени завершился успешно, для российского командования было очевидно, что существующие проправительственные силы, как регулярные, так и нерегулярные, по-прежнему крайне неэффективны.

Новый 5-й корпус полностью состоял из добровольцев, чтобы избежать типичных проблем призывников с дезертирством и недостаточной мотивацией. Бойцы получали 200–300 долларов США в месяц, что является довольно привлекательной зарплатой в разоренной войной Сирии. Неизвестно, откуда поступили средства на финансирование корпуса, но, судя по всему, Россия является одним из основных источников вооружения, техники и боевых машин для корпуса. Персонал прошел базовую подготовку у российских инструкторов, а также более длительную и обширную тактическую подготовку.

Из-за нехватки человеческих ресурсов состав 5-го корпуса стал смешанным. Он объединил подразделения самого разного происхождения и мотивации, в основном бывшие нерегулярные подразделения, не входящие в структуру военного командования, такие как Национальные силы обороны или верные батальоны Баас. Дополнительные подразделения формировались за счет набора новых добровольцев и демобилизованных ветеранов. Специальные центры вербовки для 5-го корпуса были созданы по всей Сирии, в том числе в Дамаске, Хомсе, Хаме, Алеппо, Тартусе, Латакии и Свейде.В 2018 году в 5-й корпус также были завербованы бывшие повстанцы из провинции Дараа.

Первоначально российские военные не только консультировали сирийских командиров, но и полностью контролировали новый корпус на оперативном и тактическом уровнях, что было необходимо для решения проблемы прогнившей сирийской структуры командования и управления. По мере накопления сирийским персоналом большего боевого опыта ситуация сместилась в сторону того, что российские советники обладают меньшей властью в 5-м корпусе.

Важным отличием от типичных российских или украинских армейских корпусов сепаратистов было практически полное отсутствие корпусных частей поддержки.В составе регулярной армии корпус будет иметь многочисленные артиллерийские, ракетные бригады и полки противовоздушной обороны, а также специализированные батальоны поддержки, подготовленные для совместной борьбы. 5-й штурмовой корпус оставался организованным в основном в виде самостоятельных пехотных частей, объединенных единым командованием. Лишь несколько избранных частей получили дополнительное тяжелое вооружение, но в отличие от 4-го корпуса это были не только устаревшие танки. Помимо старых Т-62М, эти избранные подразделения 5-го корпуса получили модернизированные танки Т-72Б3 и Т-90А, которые и сегодня закупаются российской армией.

Вновь созданные ополчение и нерегулярные части, в том числе в 5-м корпусе, уже оснащаются пулеметами и пикапами, оснащенными автоматическими пушками. Прикрепленная артиллерия включает в себя реактивные системы залпового огня, установленные на одном автомобильном шасси. Такие соединения серьезно уступают по боевой эффективности мотопехоте, но из-за невысокой стоимости являются наиболее доступным вариантом для создания и переформирования будущих регулярных воинских частей.

Несмотря на это, проблемы остаются.5-й корпус остается в неструктурированном виде. Хотя общее количество бойцов в корпусе оценить сложно, вероятно, оно превышает 10 тысяч человек. Для Сирии создание с нуля такой крупной и относительно «тяжелой» войсковой части — большое достижение. Практика показала, что этот корпусный проект оказался более успешным, чем с 4-м корпусом. 5-й корпус использовался для штурма Пальмиры, установления контроля над сирийской пустыней, снятия блокады Дейр-эз-Зора и захвата долины Евфрата и Дараа.В марте 2019 года корпус почти в полном составе был отправлен для подготовки к атаке на удерживаемую оппозицией провинцию Идлиб.

Российское военное командование высоко оценило эффективность 5-го корпуса. Особого внимания заслуживает тот факт, что полностью добровольная и относительно хорошо оплачиваемая структура была достаточно лояльной, чтобы ее можно было использовать не только на региональном уровне, но и по всей стране. По мобильности 5-й корпус догнал наиболее боеспособные сирийские подразделения, такие как 4-я бронетанковая дивизия и элитные силы Тигра.Тем не менее, важный вопрос заключается в том, останутся ли этот корпус и его последователи относительно легкими по составу или позже получат дополнительную тяжелую военную технику и более тяжелую структуру? Сегодня такая структура компенсируется российской авиацией, но для самодостаточности может потребоваться более мощная огневая мощь.

Структура будущего: тяжелая или легкая?

Трудно ожидать восстановления тяжелой довоенной армии, ориентированной на полномасштабную обычную войну с внешним противником.На данный момент внешние угрозы не являются приоритетом для Сирии. Кроме того, это было бы слишком дорого для разоренной войной страны. У Сирии нет возможности восстановить прежнее количество танков и бронетехники, самолетов и систем ПВО, имевшихся до войны. Единственным их источником может быть Россия. Но пока о планах масштабных закупок не сообщалось, а те, что имели место, были ограничены. Особенно это актуально для сложного современного оружия.

Единственной существенной поставкой ЗРК С-300 стала ситуативная реакция России на потерю самолета-разведчика Ил-20 под дружественным огнем сирийских средств ПВО.Полного восстановления или серьезного наращивания сил ПВО страны до уровня, способного эффективно защитить ее от Израиля и Соединенных Штатов, не произошло. Никаких закупок и поставок новых самолетов ни с неподвижным, ни с винтокрылом не было. В ближайшем будущем Сирия может ожидать лишь небольшую поставку транспортных вертолетов, жизненно важных для обеспечения мобильности сирийской армии.

Опыт поставки передовых танков сирийским войскам оказался не очень удачным.Экипажи, которым не хватало достаточной подготовки, использовали их с той же тактикой, что и старые модели Т-55 и Т-72, ​​без особого влияния на поле боя. Жизненно важным в военных действиях была помощь России в восстановлении бронетехники. В Сирию переправлено более 1100 тонн запчастей для бронетехники. Россия помогла открыть завод по ремонту и ремонту танков в Хомсе и небольшие ремонтные мастерские в Джабле и Латакии. В 2015–2017 годах отремонтировано 3572 бронетранспортера, а в 2018 году — еще 1244.Столь высокий уровень поддержки позволил сухопутным войскам страны сохранять определенную боеспособность бронетехники на протяжении многих лет, несмотря на большие потери.

Россия также была щедра на поставку тяжелого пехотного вооружения, такого как 23-мм зенитные орудия ЗУ-23, крупнокалиберные пулеметы и противотанковые системы «Корнет», которые также используются в качестве многоцелевого вспомогательного оружия. Противотанковые управляемые ракеты играли все более важную роль в действиях сирийских наземных сил и давали СВС необходимое техническое преимущество над силами повстанцев.Такое пехотное оружие не только дешевле, но и его легче освоить, и оно идеально подходит для тактики небольших и квази-регулярных подразделений. Тем не менее, массовая подготовка и удержание высококлассных офицеров и солдат, способных управлять современным современным оружием, является сложной задачей для современной Сирии. Это серьезный ограничивающий фактор при восстановлении тяжелой армии.

Проблема объединения бывших отрядов повстанцев

Восстановление государственного контроля над обширными территориями в 2018 году и многочисленные предполагаемые соглашения о примирении с бывшими мятежными регионами дали правительству важный источник кадров для восстановления сирийских регулярных сил.Тем не менее, нет никаких указаний на то, что сирийское правительство разработало единый подход к реинтеграции бывших повстанцев в национальные вооруженные силы.

Режим предпочитает проводить политику разоружения сдавшихся повстанческих отрядов, затем их роспуска и набора отдельных бойцов. Такой подход превращает бывших повстанцев в спящий источник столь необходимой рабочей силы. Для многих сдавшихся повстанцев служба в армии или вспомогательных войсках остается единственным способом заработать на жизнь и избежать политических преследований.

Помимо очевидных сомнений в сомнительной лояльности крупных контингентов бывших повстанцев, их вооружение и снаряжение не соответствует таковому у проправительственных сил, что затрудняет снабжение. У бойцов смешанный уровень подготовки, и у многих его нет. В результате согласованные подразделения, как правило, не представляют собой сплоченную и боеспособную силу, полезную для призыва в армию, и в любом случае потребуют полной перестройки.

Есть лишь несколько примеров небольших повстанческих формирований размером в роту и батальон, которые были переведены для обслуживания и боевых действий в сирийские вспомогательные подразделения в целом.Россия также проявила гибкость в создании местных временных союзов с неправительственными силами, такими как отряды племенной милиции в долине реки Евфрат и группировки YPG сирийских демократических сил там. На заключительном этапе разгрома самопровозглашенного Исламского государства в Сирии в декабре 2017 года российские офицеры и солдаты Сил специальных операций были отправлены в эти фракции YPG в качестве военных советников. Российская авиация оказывала непосредственную поддержку наступающим курдам с воздуха. Создан совместный штаб для координации действий России и ополченцев долины Евфрата.

Однако это было исключением из правила, и нет оснований ожидать, что этот подход изменится в отношении сил повстанцев в Идлибе и Ат-Танфе. Здесь правительство, скорее всего, предпочтет распустить местные силы, даже если им удастся достичь с ними мирного соглашения. Учитывая долгую историю вооруженной вражды и большое количество радикальных исламистов в их рядах, надежность и лояльность таких подразделений всегда будут под вопросом.

Будущее сил на территориях, находящихся сейчас под контролем Турции, будет полностью зависеть от условий политического урегулирования.Но после операции «Весна мира» стало ясно, что Турция не собирается покидать Сирию. Из бывших повстанцев Турция сформировала хорошо организованную доверенную организацию — Сирийскую национальную армию. Трудно представить, что эти подразделения, полностью лояльные и контролируемые враждебным иностранным государством, могут быть как-то интегрированы в сирийские вооруженные силы даже в долгосрочной перспективе.

Иная ситуация в регионе страны, контролируемом СДС. Турецкая операция «Источник мира» в октябре 2019 года подтолкнула курдов к примирению с центральным правительством.Сирийские вооруженные силы в настоящее время мирно дислоцированы на значительной части территорий группировки SDF. Министерство обороны Сирии заявило о готовности интегрировать войска SDF в регулярную армию. Генеральное командование SDF осторожно заявило о своей готовности к такому шагу в будущем, но не раньше полного политического урегулирования между курдскими регионами и центральным правительством страны. Такое сближение определенно возможно, учитывая низкий уровень враждебности между сторонами на протяжении всего конфликта.

Неизбежно встанет вопрос о судьбе хорошо организованных и закаленных в боях сил группировки SDF. Роспуск курдских подразделений и последующий набор отдельных бойцов будет неэффективным. Режим должен найти другой способ интегрировать их в вооруженные силы, соблюдая при этом тонкий баланс между автономией подразделений SDF и их подчинением центральному командованию.

Один из способов достижения этого баланса может заключаться в использовании правительственных штабов дивизий или армейских корпусов.Существующие бригады и батальоны группировки SDF могут быть подчинены этому штабу, что приведет к оперативному контролю и планированию, персоналу, снабжению, материально-техническому обеспечению и финансированию.

Заключение

Россия не планирует воссоздавать сирийскую армию в ее довоенном виде. Современная Сирия не в состоянии платить за это, и другие союзники не могут это спонсировать. Конечная цель России — создать самодостаточные СВС, которые смогут поддерживать единство и внутреннюю стабильность страны без прямой военной помощи.Такая цель хорошо совпадает с интересами сирийского режима и обеспечит стратегию выхода для России.

Планы России по объединению сил под единым командованием находятся в прямом противоречии с интересами Ирана, на который Сирия опирается как разветвленную сеть лояльных, но нерегулярных формирований. Эти агрегаты финансируются Ираном и поэтому более верны Тегерану, чем Дамаску. Окончательное слово о составе регулярной армии по-прежнему будет за Россией, и вряд ли Россия готова уступить в этом вопросе Ирану.Плотно интегрированная вертикальная командная структура — важнейший элемент российской военной стратегии.

В любом случае мобильный бронетанковый кулак немногих элитных механизированных частей останется. Его наличие необходимо не только для быстрой концентрации и единства сил, но и из соображений национальной гордости. Модель, испытанная в 5-м корпусе, предлагает рентабельный способ организации множества различных небольших подразделений в более крупные, лучше управляемые военные структуры. Объединение цепочки командования необходимо для преобразования нерегулярных подразделений в регулярные и квазирегулярные статусы.Такая структура позволила бы при необходимости легко интегрировать подразделения оппозиции, включая SDF, поскольку их организация, тактика и вооружение не сильно отличаются от таковых у SAF.

Серьезным вызовом для сирийского режима будет необходимость создания собственной эффективной структуры управления и контроля после ухода российских советников. Кроме того, будет непросто найти финансирование, чтобы мотивировать всю армию так же, как 5-й корпус. Вооружение сирийских вооруженных сил в обозримом будущем будет состоять почти исключительно из устаревшей техники.Исходя из чистой необходимости, правительство должно сконцентрироваться на ресурсах, уже имеющихся на местах. Значительное развитие сирийской авиации, противовоздушной обороны и военно-морских сил не является приоритетом.

Сирийской армии должно хватить для подавления местных восстаний и сохранения целостности страны. В то же время в этом контексте СВС не будут представлять серьезной угрозы для соседей, включая Израиль и Турцию. Поскольку Россия пытается поддерживать хорошие отношения с региональными державами, это решающий фактор.

Главной проблемой для режима остается лояльность обновленной армии. В начале конфликта целые воинские части перешли на сторону. В последние годы Асад смог остановить такие случаи, сочетая более выгодное материальное вознаграждение, воспитывая патриотизм среди людей и используя жестокие репрессии. Если в армию будет включено большое количество бывших антагонистов, даже этих средств может оказаться недостаточно, поэтому поддержание лояльности и стабильности вооруженных сил всегда останется головной болью.

В более отдаленном будущем, после установления прочного мира в стране, структура армии может снова измениться. Учитывая десятилетнюю историю использования тяжелых механизированных воинских частей в стране, СВС неизбежно будут стремиться к более тяжелой регулярной структуре. Тем не менее, такая перспектива потребует значительного укрепления экономики и политической стабильности режима, и ее даже нет на горизонте.

Повторный визит России в русско-грузинскую войну

В августе 2008 года российские военные воевали с грузинскими войсками в ходе короткой пятидневной войны.Россия нанесла поражение грузинским войскам, но война выявила серьезные недостатки в российских вооруженных силах. Москва была удивлена ​​плохой работой своей авиации и, что более важно, неспособностью различных служб работать вместе. Это действительно была последняя война войск, унаследованных от Советского Союза. Конфликт выявил явные пробелы в возможностях, проблемы с командованием и контролем и плохую разведку. Как эвфемистически выразился тогдашний начальник Генштаба России Николай Макаров, «невозможно не заметить определенного разрыва между теорией и практикой.После этого Россия занялась реформированием и модернизацией этого военного инструментария.

С 2014 года естественное внимание уделялось операциям России на Украине и российской кампании в Сирии, но августовская война заслуживает еще одного взгляда в свете современных военных событий в России. С тех пор многое изменилось в российских вооруженных силах, но война по-прежнему дает ценные сведения. Россия победила, но российские вооруженные силы просто не были созданы для ведения современной войны даже против меньшего соседа, не говоря уже о равном конкуренте.Пропустив целое поколение в развитии возможностей и связанных с ними концепций ведения войны, Россия осталась в ловушке советского оборудования и операционных концепций начала 1980-х годов. Целое было меньше суммы частей.

Ведущие русские генералы и военные теоретики поняли, что характер войны изменился. Первоначальный период конфликта стал решающим, бесконтактная война (русский термин для противостояния), воздушно-космические операции теперь преобладали в формировании поля боя, а высокоточные боеприпасы были огромным мультипликатором силы.Оружие дальнего боя могло нанести ущерб и эффекты, которые когда-то были зарезервированы для тактических ядерных боеприпасов на поле боя, не говоря уже о некинетических средствах, таких как кибервойна. Линии боевых действий и преимущество глубины исчезли, поскольку оружие могло эффективно наносить урон по всей стране.

Советский Генеральный штаб предвидел эти события в начале и середине 1980-х годов. Просто Советский Союз умер, не успев что-то сделать. Лишенный денег и политической воли для перестройки вооруженных сил, российский Генеральный штаб с тех пор проводил большую часть времени, наблюдая за тем, как Соединенные Штаты сражаются за границей, обсуждая военные концепции и экспериментируя с частичными реформами в российских вооруженных силах.Две войны в Чечне также отняли внимание и ресурсы, в то же время предлагая относительно мало понимания того, как следует вести войну против сверстников.

Затем последовала российско-грузинская война 2008 года. Министерство обороны России объявило о крупной военной реформе в октябре 2008 года, всего через два месяца после конфликта. Эти планы реформ и модернизации обсуждались годами. Война помогла урегулировать давние споры в российских военных кругах о том, как преобразовать вооруженные силы, или, точнее говоря, позволила руководству России объявить эти споры исчерпанными.

Война 2008 года кажется довольно далекой от боевых действий России на Украине и в Сирии, но она помогает проиллюстрировать историческую траекторию российских вооруженных сил и их эволюцию от наследия советских вооруженных сил, унаследованного Россией. Некоторые из проблем, с которыми столкнулись российские вооруженные силы в этом конфликте, остаются серьезными проблемами для нынешних российских вооруженных сил, от чрезмерно разнообразного автопарка до низкой доступности высокоточного оружия и слабых средств разведки и разведки для нацеливания на них.С другой стороны, крупные инвестиции в технологии, особенно в области командования и управления, значительно улучшили способность российских вооруженных сил проводить военные операции и обеспечивать эффективное сотрудничество между различными видами вооруженных сил России. Спустя десять лет после российско-грузинской войны сейчас хорошее время, чтобы взглянуть на наиболее важные аспекты боевых действий России в 2008 году, от мобильности и логистики до командования и управления и воздушного боя, и сделать выводы из малоизученного конфликта. .

Мобильность и логистика

В преддверии конфликта российское военное руководство полагало, что боевые действия будут происходить в основном в Абхазии, больше, чем в Южной Осетии, но они разработали оперативный план усиления своих миротворцев в обоих сепаратистских анклавах. Российские войска тренировались в течение трех лет до войны посредством крупных учений (Кавказский рубеж 2006, 2007 и 2008 гг.), А также множества других небольших учений. За несколько месяцев до конфликта российские войска отремонтировали железную дорогу в Абхазию, отрабатывали переброску туда войск морским подъемником и отрабатывали быстрое перемещение частей 58-й армии в сторону Грузии.В первые два дня боевых действий этот план был выполнен в соответствии с планом, несмотря на устаревшее оборудование с хорошо задокументированной склонностью к выходу из строя.

Несмотря на приготовления Москвы, российские военные оказались застигнутыми врасплох, когда грузины начали военные действия в ночь на 7 августа. За исключением сил быстрого реагирования, российские войска вернулись на свои базы 2 августа после завершения крупных учений. готовится к войне. Главное оперативное управление Генерального штаба находилось в процессе переезда, а его начальник управления военных операций был недавно отправлен в отставку.Время было неподходящим для высших эшелонов командования.

Две заранее подготовленные тактические группы российских батальонов из 19-й мотострелковой дивизии двинулись на юг, чтобы захватить Рокский туннель в Южной Осетии в течение нескольких часов после грузинского нападения на Цхинвали. 58-я армия России двинулась в путь довольно быстро, а подразделения воздушно-десантных дивизий прибывали в Абхазию морским и железнодорожным транспортом. За первые три дня российские силы Северо-Кавказского военного округа перешли от численного превосходства по сравнению с грузинскими войсками к их превосходству.Ясно, что российские военные знают, как перемещать металл в больших количествах, и делают это хорошо. Однако в 2008 году большая часть техники вышла из строя, когда бронетранспортеры проехали сотни километров, чтобы добраться до поля боя. Значительное число жертв среди россиян, потенциально до 40 процентов, произошло в результате дорожно-транспортных происшествий на пути к месту боевых действий. В бою Россия потеряла всего три танка, около двадцати бронетранспортеров различных типов и большее количество грузовых автомобилей.

Проблема заключалась не просто в нехватке финансирования или плохой готовности, хотя российские силы тогда определенно не выиграли от политического внимания и щедрости, которые они оказывают сейчас.Дело в том, что российские военные унаследовали от советских вооруженных сил несколько хронических заболеваний и все еще борются с ними. Советская армия представляла собой зоопарк, состоящий из множества различных типов танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров и грузовых автомобилей. Это превратило обслуживание в кошмар. С тех пор российские сухопутные войска добились значительных успехов в консолидации своего разнообразного автопарка, наряду с крупными инвестициями в подразделения материально-технической поддержки, предназначенные для обслуживания техники и ее обслуживания на поле боя.

Сегодня Россия не только имеет постоянную постоянную армию вместо нескольких частей высокой боеготовности, но и материально в другом состоянии. Однако проблемы 2008 года еще далеки от решения. Например, российские воздушно-десантные подразделения по-прежнему выставляют свои собственные линии боевых машин пехоты и вспомогательных машин, в то время как российские сухопутные войска никогда не могли сократить бронетанковые силы до одной платформы основного боевого танка. Также существует тенденция никогда ничего не выбрасывать. У СССР была проблема накопления, и Россия это демонстрирует в меньшей степени.Недавняя подготовка к учениям «Восток-2018» демонстрирует подготовку российских подразделений боевого обеспечения по восстановлению танков Т-62М с длительного хранения. Старинный Т-62, успешно воевавший в Грузии, до сих пор хранится где-то в России, и в случае крупномасштабной войны в 2018 году российские вооруженные силы планируют развернуть его снова.

Управление и контроль

Русская разведка была довольно слабой, а обновленная разведка недоступна для наземных и воздушных сил.В нескольких местах их подразделения попали в засаду грузин, а в ряде случаев стороны случайно столкнулись друг с другом. В авторитетном описании этого конфликта в книге Центра анализа стратегий и технологий « Танки августа года» колонна командующего 58-й армией наткнулась на грузинское разведывательное подразделение, в результате чего командующий генерал был ранен. Первоначальные российские подразделения, вступившие в бой, плохо знали, где находятся грузинские силы, поэтому они продвигались вперед, чтобы вступить в контакт.У армейских элементов не было никаких обычных средств разведки, никакой эффективной связи с теми, кто имел к ним доступ, и не было много средств хорошего управления и контроля.

Для некоторых военных отсутствие разведки может стать похоронным звеном для скорости и принятия решений на поле боя. Средства связи и разведки, доступные сегодня российским войскам на уровне роты, батальона и бригады, для армии, вторгшейся в Грузию, можно было бы считать научной фантастикой.Российские вооруженные силы теперь могут участвовать в гораздо более совместных боях, а отдельные подразделения резко повысили свою боевую эффективность на тактическом уровне, но технологии командования и управления не обязательно изменили основы того, как российские командиры принимают решения. Они используют более жесткий процесс, при котором командиры выполняют отработанные боевые упражнения, выбирая из меню тактик, а затем объединяя ряд относительно простых тактик в сложный маневр.

За процессом наблюдает крошечный штат планирования, которому в значительной степени помогают математические формулы и таблицы.Российские силы придают большое значение выполнению отработанных «пьес», которые можно комбинировать в зависимости от ситуации. Это делает упор на скорость и простоту, уменьшая зависимость от вида информации или ситуационной осведомленности, обычно доступной западным командирам поля боя. Как пишет мой коллега Чарльз Бартлз в замечательной книге Управления иностранных военных исследований, «все, что обычно требуется в российском операционном приказе, — это карта, подписанная командующим, с несколькими пометками на полях.Он продолжает: «Русские придерживаются философии ведения войны, согласно которой в высокоинтенсивной маневренной войне гораздо лучше выполнить удовлетворительный план раньше, чем великий план поздно». Российские командиры рассматривают планирование в западном стиле как тяжелую работу.

Российская система жестче, но быстрее и проще. Преимущество состоит в том, что вы тратите меньше времени на планирование, быстро добиваетесь своей огневой мощи и массы, обладая инерцией и придерживайтесь того, как вы тренировались для боя. У негибкости есть и обратная сторона, поскольку силы могут быстро выполнить план, который приведет к катастрофе.При этом российский подход — это не робот, а просто другой способ ведения бизнеса. В среде, где ситуационная осведомленность существенно ухудшена, а связь ненадежна, этот подход может работать лучше, чем тот, который зависит от множества технологий командования и управления для координации и ситуационной осведомленности.

Технологии

Технологии — важный фактор, увеличивающий силу, но они не сыграли решающей роли в войне 2008 года. Этот конфликт следует считать последним «ура» советских военных.По некоторым данным, от 60 до 75 процентов танков 58-й армии составляли Т-62М и Т-72Б1, с небольшим количеством модернизированных Т-72БА. Как показывают The Tanks of August и другие отчеты, ни один из них не мог противостоять грузинским противотанковым управляемым ракетам. Многие из российских Т-72 имели пустые канистры с реактивной броней, а это означало, что реактивная броня была в основном декоративной. Немало боевых машин пехоты были старых типов БМП-1 или БМД-1, с довольно примитивными прицелами и устаревшим оборудованием, а командирские машины 58-й армии были описаны как «разваливающиеся на части».«Если бы у грузин была хваленая противотанковая управляемая ракета« Джавелин », которой они пользуются сейчас, это не имело бы большого значения, потому что у них уже было достаточно мощное вооружение, чтобы уничтожить устаревшие российские танки.

К августу 2008 года в Грузии было около 190 танков Т-72, ​​из которых 120 были модернизированы Израилем до более совершенного варианта SIM-1, и значительная часть боевых машин пехоты. Израильская, чешская и украинская модернизация предложила грузинскому оборудованию не только недавний капитальный ремонт, но и преимущества по сравнению с оборудованием Северо-Кавказского военного округа России.Соотношение сил поначалу благоприятствовало и Грузии: почти четыре бригады, несколько легких пехотных батальонов и силы Министерства внутренних дел вокруг Южной Осетии, вероятно, выставили 16 000 военнослужащих. Проблема Грузии заключалась в плохом руководстве, планировании и неопытности. Кроме того, в их оперативном плане не учтено противостояние российским войскам Северо-Кавказского военного округа. Это предположение исчезло через несколько часов после начала войны. К третьему дню российские силы в Грузии выросли до 14 тысяч в Южной Осетии и еще 9 тысяч в Абхазии.

К концу войны Россия забрала изрядное количество грузинской техники в качестве трофеев, большая часть которой осталась неиспользованной на поле боя или захвачена с грузинских военных баз. Ни одна из технологий, которые приобрела Грузия, не была особенно неэффективной в борьбе, просто в конфликте высокой интенсивности, который длится всего неделю или две, вряд ли будет разница между одной из сильнейших сухопутных держав в мире и небольшой страной … Русские войска быстро захватили и подавили позиции на передовой, на которых стояла эта техника.Это также не оказало сдерживающего воздействия на Россию.

Эволюция бесконтактной войны

В Грузии российские наземные обстрелы атаковали противника в глубину, и они действительно были нацелены на гражданские районы, если они сочли их имеющими военное значение. Российские войска выпустили оперативно-тактические ракеты SS-21 «Точка-У» и SS-26 «Искандер» по фиксированным целям и потенциальным группировкам грузинских войск (возможно, от 15 до 20 SS-21 и двух SS-26), хотя им не хватало оперативной информации. Три ракеты попали в грузинский портовый город Поти.Один «Искандер» поразил городскую площадь Гори боевой частью кассетного боеприпаса. Накануне грузинские силы использовали городскую площадь в качестве сборного пункта, но с тех пор они ушли, когда наступил удар «Искандера». В общем, российские ракеты не попали в цель, потому что у них не было действенной разведки. Несмотря на обещания получить приемники спутниковой системы определения местоположения ГЛОНАСС, российские войска не имели спутниковых данных и были вынуждены полагаться на карты и старинное оборудование для наведения, которому уже несколько десятилетий.

Проблема российских войск заключалась в том, что они не могли видеть своего противника в реальном времени, и даже если бы они могли, не было своевременного способа передать эту информацию элементам, которые могли бы провести наводку и нанести удар по цели. Зрение было исторической слабостью Советских вооруженных сил. Были доступны тактические ракеты, как и другие типы боеприпасов с дистанционным наведением, но создание системы, объединяющей датчики, средства связи и высокоточное оружие, — непростая задача, особенно на дальностях в сотни километров.В некотором смысле эта проблема до сих пор беспокоит российских военных. Здания не могут двигаться, но вражеские юниты двигаются. Не менее сложно дело обстоит и с попытками поразить цели на море.

Спустя десять лет российские вооруженные силы решили эту проблему двумя способами, но работа над ней продолжается. Сегодня для таких задач доступно множество высокоточного оружия наземного, воздушного и морского базирования с большей дальностью противостояния, хотя у российских вооруженных сил все еще может быть довольно мало возможностей по количеству доступного оружия.Боевая авиация — это история успеха, но ВВС по-прежнему испытывают недостаток в боеприпасах с высокоточным наведением в достаточном количестве. Вторая часть картины, разведка и целеуказание, также вышла за рамки примитивных подходов, применявшихся в Грузии. Тогда разведка, связь и контроль явно отсутствовали по сравнению с сегодняшним днем. Умному оружию нужно говорить умные вещи, чтобы его можно было использовать. Первое боевое применение SS-26 не было особенно заметным после обстрела в 2008 году. Теперь бригады «Искандер-М» распространились по российским военным округам, с баллистическими и крылатыми ракетами и, конечно же, с ядерными вариантами.Однако более важным достижением является не широкомасштабное развертывание высокоточных ударных средств, а улучшение способности русских видеть то, что они планируют поразить в реальном времени на поле боя.

Воздушный бой

4-я армия ПВО и ПВО России действовала довольно плохо, и различные службы вели совершенно разрозненные кампании. Плохая координация, слабая связь и отсутствие возможности осуществлять нацеливание в реальном времени серьезно затрудняли работу российской авиации. Воздушный бой и бой противовоздушной обороны походили на двух пьяных боксеров.Военно-воздушные силы России были неэффективны в подавлении грузинской ПВО, а грузинские ПВО были неэффективны в подавлении российских военно-воздушных сил. Военно-воздушные силы проводили воздушные налеты на всю глубину Грузии, но с плохой разведкой, а наземные силы не имели никакого отношения к их боям. Военно-воздушные силы России не могли вести боевые действия ночью, и у них было мало управляемых боеприпасов. Однако настоящая проблема заключалась в коммуникации. Командующие сухопутными войсками имели при себе координаторов авиации, но не имели связи с 4-й армией ПВО, наносящей удары.Есть даже история о том, что командующий 58-й армией однажды позаимствовал у журналиста спутниковый телефон, чтобы перезвонить в штаб. У российских вооруженных сил просто не было возможности разговаривать друг с другом.

Россия потеряла шесть самолетов в Грузии, но только два оказались потерями для грузинских войск. Дружественные силы, вероятно, сбили три или четыре из шести самолетов, которые Россия потеряла в войне. Системы «Определить друга или врага» (IFF) не работали, управление воздушным пространством было беспорядочным, а наличие советских устаревших платформ с обеих сторон приводило к неразберихе на поле боя.Как вспоминал генерал Владимир Шаманов, «в Южной Осетии система МКФ фактически не работала, и нашим подразделениям было очень трудно распознать, чью технику они видели — нашу или грузинскую». Российская противовоздушная оборона была намного эффективнее против ее собственных ВВС, чем все модернизированные средства, которые купила Грузия.

Россия не предпринимала усилий по подавлению грузинской ПВО только через несколько дней после начала войны. При этом российские военно-воздушные силы не сдерживались средствами ПВО Грузии и направились прямо к каждому аэродрому и военным базам, которые они могли найти по всей стране.Например, 8 августа российские военно-воздушные силы трижды атаковали главную авиабазу Грузии далеко за линией фронта, и вылеты прошли без помех. Несмотря на инвестиции Грузии в противовоздушную оборону, радар и управление боевым пространством, российские военно-воздушные силы имели в целом свободную операционную среду. Роторная авиация сыграла второстепенную, но относительно несущественную роль в этом конфликте.

В целом, российские ВВС были обвинены в потерях, которые фактически были нанесены российской ПВО, отсутствием координации, плохой связью и неисправными системами, позволяющими отличить друга от врага.Многое из этого изменилось к 2015 году, когда российские воздушно-космические силы вторглись в Сирию. У российских войск теперь есть средства для связи и координации, что резко снижает проблему дружественного огня, но согласованное планирование воздушных и наземных операций остается следующим шагом в их развитии. Российские воздушно-космические силы все еще ломаются из-за своего желания вести собственную войну, независимо от того, что делают наземные подразделения. Это также помогает объяснить, почему в 2017 году Генштаб назначил командующего сухопутными войсками, отвечающим за род воздушно-космических сил.

Обычная война Плюс

Сочетание российских марионеток в качестве нерегулярного военного компонента, подкрепленного традиционной военной мощью России в качестве молота, остается важным элементом. По сей день цикл эскалации, приведший к всплеску открытых боевых действий в Грузии, остается неясным. Тем не менее, роль спонсируемых или поддерживаемых марионеточных сил остается важной чертой других российских конфликтов, где в конечном итоге в игру вступает обычная военная мощь.Россия эффективно использует своих доверенных лиц для борьбы с противником, а затем направляет на поле боя обычную военную мощь с решающим эффектом. Обычные российские войска являются определяющей силой, но не первой силой на поле боя. Прокси-серверы часто являются той силой, которая формирует условия перед столкновением. Конечно, Грузия, Украина и Сирия — разные войны. В русской военной мысли нет модели или единого шаблона; во всяком случае, как раз наоборот. Однако взаимодействие между нерегулярными силами, марионетками и обычной военной мощью остается важным.

В 2008 году югоосетинские ополченцы замедлили продвижение Грузии на достаточно долгое время, чтобы российские войска вышли на поле боя и сменили их. Они сковали грузинские силы, что дало российским частям тактическое преимущество, учитывая, что время было важным фактором для обеих сторон. Они также сыграли важную роль в эскалации насилия в преддверии открытых боевых действий, хотя неясно, какой тактический контроль Россия фактически имела над процессом принятия решений в Осетии.

Различные военизированные или прокси-силы, имеющиеся в России или из близлежащих замороженных конфликтов, стали важным дополнением к российским операциям в последние годы.Батальон «Восток», опытное и окровавленное чеченское подразделение второй чеченской войны, было одним из формирований, которые впоследствии воевали в Грузии в 2008 году. Точно так же бойцы со всего Северного Кавказа затем использовались в Украине в 2014 и 2015 годах. Некоторые из них С тех пор боевики покинули Украину, заключив контракты с наемными подразделениями для ведения боевых действий в Сирии. Что касается численности личного состава, боевого опыта и степени организованности, доступные для России силы доверенных лиц неуклонно росли. Это важный вспомогательный элемент, который можно использовать для решения самых разных задач — от простого сдерживания территории, как на Донбассе Украины, до опровергающих опосредованных операций против первоклассных вооруженных сил, таких как неудавшаяся атака российской наемной фирмы Вагнера на У.Силы С. в Сирии.

Конфликт также представлял собой первую попытку Москвы начать битву за повествование в информационной сфере, используя репортеров, представителей и новостное освещение, предназначенное для поддержки российской позиции. Это был подход, совершенно отличный от того, что медиа закрыли во время второй чеченской войны. Вначале предпринимались попытки киберопераций, организованных через квазигосударственные структуры (то есть поддерживаемые государством или контролируемые государством). Эти попытки были примитивными, но Россия впоследствии усовершенствовала, расширила и применила их в более поздних конфликтах с гораздо большим эффектом.Грузия не стала успехом российских информационных операций, а была ранним вторжением в сферу деятельности.

Последствия

Собственная оценка Россией своих военных показателей была весьма критичной после войны, особенно ужасающей работы военно-воздушных сил. Генеральный штаб России признал необходимость коренного реформирования унаследованной советской мобилизационной армии, чтобы сделать ее пригодной для конфликтов на постсоветском пространстве. Примечательно, что в российском оборонном истеблишменте успешная война использовалась как катализатор военных реформ и модернизации.Российский Генштаб и гражданское руководство относились к себе критически, возможно, резко, особенно начальник Генштаба Николай Макаров. Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков собирался реализовать спорный план реформы, который предполагал широкомасштабную консолидацию и трансформацию вооруженных сил. Это потребовало бы глубоких сокращений в офицерском составе, многочисленных отставок и упразднения различных командований, а также множества радикальных мер.

В октябре 2008 года Сердюков объявил о реформах «New Look», заявив, что на них «сильно повлияли» события в Грузии.Вместо того, чтобы преувеличивать успех, руководство России поощряло критику в СМИ, потому что они хотели заручиться поддержкой против внутренней оппозиции. Кажется несколько странным видеть, как военный истеблишмент публично бичевает себя после успешной войны. Как прокомментировал Роджер Макдермотт еще в 2009 году, «мало различий между критикой кампании в гражданских СМИ или официальных источниках, предполагающей наличие организованных усилий правительства по« продаже »реформы военным и заручению поддержки среди них. население.”

На самом деле, планы уничтожить советскую мобилизационную армию и заменить ее гораздо более компактными постоянными войсками заранее были в ходу, но война послужила своевременным политическим оружием. Между службами, Генеральным штабом и старшими офицерами существовало ожесточенное сопротивление, которое было преодолено за счет того, что российские недостатки в этом конфликте были подчеркнуты как внутренняя дубинка. Со временем взгляды некоторых традиционалистов также подтвердились, поскольку следующий министр обороны Сергей Шойгу отменил наименее популярные и наиболее проблемные идеи реформ и воскресил элементы первоначальной структуры вооруженных сил.

Аспекты реформ после войны оказались скорее эволюционными, чем революционными. Можно было бы легко отклонить это как последнюю войну советских вооруженных сил, если предположить, что с 2008 года все изменилось, но конфликт по-прежнему остается загадкой для тех, кто интересуется сегодняшними российскими вооруженными силами. За десять лет, прошедших после войны, Россия фактически отказалась от советской армии массовой мобилизации, но работа над более современными силами, способными вести общевойсковую войну и работать совместно между службами, все еще продолжается.Российские силы объединяют то, что они считают наиболее успешными элементами западной войны, адаптированными к мощи огневой мощной армии и потребностям евразийской сухопутной державы. Они рассмотрели наиболее вопиющие аспекты плохих боевых действий, продемонстрированных в Грузии. Но упор на простоту над гибкостью остается, и использование косвенных сил в качестве дополнения к регулярным силам только растет. Многое из этого было продемонстрировано в русско-грузинской войне 2008 года. Было бы глупо упустить это из виду.

Майкл Кофман — старший научный сотрудник CNA Corporation и научный сотрудник Института Кеннана при Центре Вильсона. Ранее он работал менеджером программ в Университете национальной обороны. Высказанные здесь взгляды являются его собственными.

Наращивание российской военной мощи в Крыму и на Черном море — Европейский совет по международным отношениям

Сводка

  • Способность России проводить крупномасштабные военные операции против черноморских государств позволяет ей принуждать и вымогать их.
  • Снижение предсказуемости таких операций — первый шаг к их сдерживанию, потому что Москва тщательно взвешивает их риски.
  • Западные страны должны повысить оперативную совместимость своих вооруженных сил с вооруженными силами черноморских государств и улучшить инфраструктуру, которую они используют для размещения подкреплений в регионе.
  • Это позволило бы им отреагировать на эскалацию российской военной эскалации и тем самым увеличить риски для Москвы.
  • Поскольку Украина и Грузия ведут сухопутные войны против России, уязвимости воздушного пространства и территориальных вод Украины и Грузии уделяется относительно мало внимания.
  • Западные государства могли бы начать устранение этих уязвимостей, установив международное военно-морское присутствие в Черном море.
  • Это будет противодействовать попыткам России запретить другим странам свободное использование моря и может помочь смягчить давнее соперничество между союзными государствами в регионе.
  • Эти усилия по укреплению безопасности черноморских государств будут зависеть от улучшений в других областях, особенно в области безопасности правительственных коммуникаций, контрразведки, верховенства закона и борьбы с коррупцией.

Введение

18 марта 2014 года российские войска в Крыму провели референдум, пытаясь узаконить свою постоянную оккупацию и аннексию полуострова Российской Федерацией. Войска двигались в Крым с 27 февраля, после того как так называемые добровольцы взяли под контроль правительственные здания. Вскоре Россия спровоцирует другие инциденты на Украине: в Одессе, Луганске, Славянске, Харькове и Донецке пророссийские группы действий, поддерживаемые и организованные российской военной разведкой, попытались спровоцировать новые восстания против правительства в Киеве.Их поддерживали тайные военные операции, направленные на раскол Украины.

Хотя эти события хорошо задокументированы, реакции украинцев на них на Западе мало внимания. Доминирующий нарратив о кризисе состоит в том, что временному правительству, которое пришло к власти после того, как президент Виктор Янукович бежал из страны, нужно было время, чтобы взять на себя выполнение своих обязанностей, и что военные и правоохранительные органы Украины, находясь в плачевном состоянии, в основном не могли отреагировать. к быстрому военному вмешательству России.

Хотя это правда, но это только часть картины. К середине марта 2014 года Россия уже собрала войска на украинско-российской границе. К середине апреля на Западе уже заговорили о перспективе полномасштабного вторжения. Наращивание российской армии было подкреплено мобилизацией персонала из российских «силовых» министерств — Министерства внутренних дел и Министерства по чрезвычайным ситуациям, — которые подходили бы для задач, которые они будут выполнять в качестве оккупационных сил.Следовательно, в то время Киев опасался худшего, и он или Запад мало что могли сделать, чтобы сорвать планы России (особенно в короткие сроки).

Российские войска сгруппированы в три оперативно-маневровые группы — одна у российско-белорусской границы, одна в Белгороде и одна в Ростове-на-Дону. Направления действий этих группировок можно было легко угадать по их местонахождению: первые двинутся на Киев, вторые — на Харьков, третьи — на Донбасс. Географически Украина находилась в аналогичной ситуации с Польшей в 1939 году: нападающий был не только сильнее и технологически лучше, но и начинал с позиции, которая позволяла ему обойти и окружить любую военную оппозицию вблизи границы.В тотальной конфронтации с Россией у Украины не было бы шансов.

Украинское правительство решило развернуть небольшое количество своих вооруженных сил, которые были в боевой готовности для защиты Киева. Это было наиболее разумное решение с учетом общей ситуации — оно позволило бы правительству отложить наступление России на западную Украину и выиграть время для обращения за международной помощью. Если войска будут развернуты дальше на восток, они окажутся на незащищенной позиции. В случае полномасштабного вторжения они будут окружены.Украинское государство, вероятно, перестало бы существовать в нынешнем виде, если бы Россия захватила Киев.

Однако такой подход означал, что немногочисленные украинские силы безопасности на востоке (полиция и силы Министерства внутренних дел, некоторые из которых были распущены после революции) действовали сами по себе. У них не было подразделений, подготовленных для предотвращения захвата административных зданий «сепаратистскими» силами, состоящими из организованных преступных группировок при поддержке российских спецназовцев. Россия воспользовалась вакуумом — началась война на Донбассе.

Кризис показал, как Россия может влиять на поведение других государств, просто угрожая полномасштабным военным вторжением. Такого вторжения в Украину никогда не было, но его угроза оказала ощутимое влияние на историю. Вероятно ли полномасштабное вторжение на Украину, или Россия просто блефует? Невозможно узнать, как бы отреагировала Россия, если бы украинское правительство решило усилить Донбасс и оставить Киев уязвимым, сделав ставку на российский блеф.

Россия повторила наращивание военной мощи и бряцание оружием по Украине весной 2021 года, показывая, что военная сила продолжает оставаться одним из ключевых инструментов внешней политики, которые Кремль использует против Киева.На этот раз стратегическая цель российской угрозы казалась довольно ограниченной: заставить Киев выполнить концепцию Минских соглашений Москвой. Но, учитывая, что Россия рассматривает эти соглашения как средство разделения (и управления) Украиной, ее общая цель не изменилась с 2014 года.

Некоторые страны ЕС, особенно Франция и Германия, похоже, игнорируют шансы на полномасштабное вторжение России в Украину, придерживаясь своей дипломатической рутины, выступая с заявлениями о беспокойстве, призывая обе стороны к деэскалации и напоминая всем, что конфликт может быть разрешен только дипломатическим путем.Однако такой подход недооценивает опасности, связанные с военными действиями России.

В то время как случай с Украиной является самым недавним и очевидным примером того, как военная мощь Москвы ощутимо влияет на политику других государств, такая же динамика применима и к другим странам, находящимся поблизости от России. А с наращиванием военной мощи в Крыму после аннексии Россия резко расширила свои военные возможности по отношению ко всем прибрежным государствам Черного моря. Это дает Москве возможность использовать явные и неявные военные угрозы для влияния на свои внутренние дела.

Европейские лидеры должны перестать рассматривать военную мощь как пережиток прошлого и любую перспективу российской военной эскалации как «немыслимую» или «неразумную». Слишком часто они делали вид, что знают, в чем должны заключаться интересы Кремля, из-за чего неправильно оценивали степень, в которой он будет использовать силу для достижения своих целей. Этот документ направлен на то, чтобы помочь европейским политикам понять, что поставлено на карту и что может произойти, если сдерживание не сработает. Он также направлен на устранение наиболее серьезных уязвимостей черноморских государств.

Не все сценарии, обсуждаемые в этой статье, скорее всего, будут происходить регулярно, и они не обязательно являются предпочтительным исходом для России. Но все они реалистичны и соответствуют диапазону возможностей соответствующих вооруженных сил. Москва может использовать свои военные возможности, чтобы угрожать и влиять на внутренние дебаты в странах, на которые она нацелена. Политики на Западе должны будут так или иначе подготовиться к этим сценариям — не в последнюю очередь потому, что, если Москва будет медленно изучать свои варианты и продвигаться к таким сценариям, она может их реализовать, если Европа или Соединенные Штаты не дадут сигнал, что она столкнется с этим. сопротивление.

Если Запад серьезно подготовится к широкому спектру военных действий в Восточной Европе, он сможет удержать Россию от применения там военной силы. В этой статье объясняется, как эти сценарии могут разворачиваться, чтобы подорвать стабильность по соседству с Россией. В документе не утверждается, что Россия немедленно предпримет все эти шаги — которые во многом будут зависеть от дипломатической и политической ситуации в момент кризиса, — но что такие сценарии беспокоят специалистов по оборонному планированию в регионе и окажут ощутимое влияние на формирование политики в этом регионе.

Когда Россия вступит в войну?

Обсуждение каждого случая, когда Россия вступает в войну, могло заполнить целую книгу. Однако европейским политикам важно понимать некоторые из наиболее вероятных сценариев, в которых Москва прибегнет к военной силе в Черноморском регионе.

Во-первых, для России способность использовать военное принуждение против своих соседей является ключевым атрибутом любой великой державы. Военное превосходство — это самоцель, независимо от того, намеревается ли действовать.По мнению Кремля, уязвимость других государств перед российской армией должна заставить их бояться ее и, соответственно, уважать интересы России. Во многом это восприятие проистекает из проецирования Кремлем своей озабоченности военными делами на другие страны. На самом деле государства, которые в военном отношении уязвимы для России или зависимы от нее, особенно Украина, Грузия и Армения, часто действуют независимо, сбивая Кремль с толку своей способностью игнорировать ее мощь.

Москва сочетает эту озабоченность с упорным сопротивлением разведывательной информации о политике соседних государств, которая противоречит ее предубеждениям, часто заставляя ее подозревать, что Запад обеспечивает тайную военную поддержку так называемого антироссийского поведения этих государств.Как следствие, российские лидеры иногда вовлекают себя в спираль эскалации, которая основана только на их собственном воображении, но может иметь трагические последствия в реальном мире, особенно для соседних государств.

Действительно, за последнее десятилетие Европа стала свидетелем такой спирали: Москва усилила давление, вмешательство и шантаж, которые она направляет против своих соседей, чтобы добиться своего требования превосходства на постсоветском пространстве. Чем больше он это делал, тем больше государств и обществ в этом пространстве начинали смотреть на Запад, чтобы противостоять этому давлению.

Но, несмотря на эти неудачи, Москва до сих пор не изменила своей главной внешнеполитической цели: восстановить контроль над постсоветскими странами, особенно Украиной, и удержать Запад от вмешательства в этот процесс. С этой целью Москва использует военное принуждение (включая явные и явные ядерные угрозы), диверсионные атаки во многих сферах (от избирательного процесса до киберпространства) и агрессивную информационную войну, чтобы помешать Западу взаимодействовать с государствами, которые российские лидеры считают геополитическими. пешки.

Сможет ли Россия выполнить свои угрозы и агрессивные сигналы — это другой вопрос. Хотя Кремль хочет создать впечатление могущества, агрессивности и смелости, он имеет тенденцию отступать, когда риски становятся слишком большими или непредсказуемыми. Россия смягчила войну на Донбассе, как только первые сражения показали, что летнее наступление 2015 года обойдется слишком дорого. Он прекратил бряцание оружием весной 2021 года, когда стало ясно, что он не сможет добиться дальнейших успехов и что шантаж путем эскалации может спровоцировать ответ Запада, который поставит под угрозу интересы России.

Другой фактор, который часто недооценивают, вступит ли Москва в войну, — это предсказуемость ее военных усилий. Западным лидерам (особенно европейцам) оккупация Крыма и начало подпольной военной кампании на Донбассе могут показаться смелыми и дерзкими. Но Россия была уверена в исходе Крымской кампании из-за ее проникновения в украинский политический аппарат и систему безопасности в то время, присутствия ее Черноморского флота в Севастополе и ее способности читать сообщения украинского правительства и военных.Ситуация на Донбассе была менее ясной, что требовало большей осторожности.

Точно так же в Сирии Москва проверила решимость и готовность Запада вступить в войну за три года до своего вмешательства. И, учитывая многолетнее военное сотрудничество режима Асада с Советским Союзом, а затем с Россией, Сирия была знакомой территорией для российских лидеров.

Западным специалистам по планированию обороны следует помнить, что Москва хочет как можно лучше измерить свои шансы на успех, прежде чем действовать, о чем свидетельствуют неустанные усилия российских спецслужб по проникновению в системы безопасности и политические системы соседних государств.Поэтому отказ Москвы в этом преимуществе — первый шаг к успешному сдерживанию.

В то время как российские элиты безопасности считают США своим главным противником, их великая стратегия по разгрому этого врага все еще остается в некоторой степени иллюзорной. Кремль пытается связать Запад, усиливая политический раскол в США и Европе, совершая диверсионные атаки и поддерживая всевозможные антизападные движения и вооруженные группы по всему миру. Хотя она недостаточно мощна, чтобы противостоять Западу в лоб, Россия будет нацеливаться на любую уязвимость, которая возникнет, когда даже слабый удар может вывести противника из строя.

Когда-то казалось, что ограниченное наступление России в странах Балтии, призванное показать, что США не будут выполнять свои обязательства в области безопасности, было наиболее вероятным сценарием, при котором Россия и НАТО скатились к войне. Однако страны Балтии больше не являются главной уязвимостью Европы. Запад также сталкивается с трудностями географии, удаленными резервами и временным преимуществом российских войск в Черноморском регионе. Можно спорить, насколько вероятны такие сценарии и какие обстоятельства могут к ним привести — например, война в Тихом океане, отвлекающая США, победа Такера Карлсона в президентской гонке в США в 2024 году и т. Д. — но для европейских лидеров важно понять, как авторитарные державы могут использовать кризис в регионе.

Наращивание российских войск в Крыму

К 2014 году большая часть военной инфраструктуры в Крыму — аэропорты, радиолокационные станции, бункеры и казармы — пришла в упадок. Украина не воспринимала Крым в качестве приоритета и не готовилась к борьбе за него. И ни одно другое черноморское государство не воспринимало как вероятного врага. Конечно, это изменилось после аннексии полуострова Россией.

Официально Россию беспокоит ответный удар украинцев, шансы на который очень малы.Но на практике Россия использует Крым как платформу для военного господства на Черном море и его прибрежных государствах. Сухопутное сообщение между Украиной и Крымом можно защитить небольшими силами. А Украине не хватает возможностей для эффективного морского десанта на Крым. Следовательно, с оборонительной точки зрения необходимость в большом военном присутствии в Крыму практически отсутствует. Но, поскольку мышление российских военных по своей сути является наступательным и упреждающим, их подход к защите полуострова требует принуждения и господства над регионом Черного моря.

Россия в настоящее время использует следующие силы в Крыму:

А также следующие авиационные части:

Россия модернизировала и расширила Черноморский флот быстрее, чем любой другой флот. К крупным надводным кораблям Черноморского флота — ракетному крейсеру советской эпохи «Москва» и двум фрегатам типа «Кривак» присоединились три новых ракетных фрегата типа «Адмирал Григорович» (четвертый находится в стадии строительства). К подводным лодкам класса Kilo присоединились шесть модернизированных лодок, а количество малых судов и патрульных судов с 2014 года увеличилось примерно вдвое.Из них три ракетных корабля класса «Буян-М» могут нести до восьми крылатых ракет «Калибр». Черноморский флот включает три десантных корабля класса «Аллигатор» и четыре десантных корабля типа «Ропуча», которые могут вместе высадить до 160 боевых бронированных машин (в зависимости от их размера и веса) на берегах противника. Эти суда были заняты доставкой российской военной техники, а затем и войск в Сирию на протяжении всей сирийской гражданской войны, которая началась в 2011 году. Еще одним значительным потенциалом флота являются четыре корабля для сбора разведданных, в том числе Ivan Khurs , который был завершен в 2018 году — самое современное судно подобного типа в составе ВМФ России.

Россия может усилить Черноморский флот кораблями Каспийской флотилии через Волго-Донской канал. Среди этих потенциальных подкреплений два фрегата типа «Жерар» и шесть корветов типа «Буян» (половина из которых может запускать крылатые ракеты «Калибр») добавят значительную огневую мощь. В составе флотилии один десантный корабль класса «Дюгон», один «Акула» и шесть десантных кораблей класса «Серна» имеют небольшую транспортную вместимость, но они хорошо подходят для плавания на мелководье. Следовательно, они могут получить доступ к большей части побережья Азовского моря, в отличие от более крупных десантных судов.

Ударная способность этих двух флотов больше всего беспокоит специалистов по планированию НАТО. Калибр имеет дальность действия около 2500 км и способен нести ядерные боеголовки. Из хорошо защищенных вод вокруг Крыма Россия может нанести ядерные удары по целям в большей части Европы, при этом Париж и Лондон находятся на максимальной дальности. Размещение Россией примерно 48 наземных 9M729 (наземная мобильная версия 3M54 Kalibr) привело к прекращению действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности и серьезной дипломатической напряженности между Западом и Россией, но общая пусковая способность этих двух флотов почти в три раза больше.

Роль Крыма как плацдарма, из которого можно угрожать некоторым частям Европы, и сообщать об этой угрозе в рамках более широких усилий по контролю над эскалацией, имеет стратегические последствия далеко за пределами Черноморского региона. (Существуют и другие системы оружия двойного назначения, развернутые в Крыму, которые теоретически могут нести ядерные боеголовки, включая противокорабельные крылатые ракеты, ракеты ПВО, артиллерийские ракеты и баллистические ракеты малой дальности, но из-за их ограниченного дальность действия или отсутствие возможности атаковать с суши, они не играют той же стратегической роли, что и Калибр).Реконструкция и восстановление Россией хранилищ ядерного оружия на базе Краснокаменка (Феодосия-13) усиливают опасения европейцев, что Россия будет использовать Крым для развертывания этих систем. Хранение их относительно близко к предполагаемым пусковым установкам сократит время предупреждения для Запада в случае атаки.

Таким образом, нынешняя военная позиция России в области обычных вооружений уже далеко выходит за рамки оборонительной. Хотя они все еще слишком малы или им не хватает десантных возможностей для быстрого завоевания любых других черноморских государств, эти силы способны проводить рейдерские операции: их сочетание разведки, глубокого удара и высокомобильных сил — спецназа, морской пехоты и авиации. -Мобильные войска — позволяют быстро наносить удары с моря и с воздуха, чтобы застать врага врасплох и оглушить его.Тем не менее, эти силы могут столкнуться с трудностями при поддержке длительных операций через Черное море, для которых потребовались бы более крупные бронированные наземные соединения, поскольку это создало бы узкие места в материально-техническом обеспечении для морских и воздушных перевозок.

Но такие узкие места могут быть временными. Даже спутниковые снимки из открытых источников показывают интенсивную работу на нескольких военных базах и объектах на оккупированном полуострове. (Поскольку некоторым общедоступным фотографиям этих объектов несколько лет, Россия, возможно, уже завершила или расширила большую часть строительных и ремонтных работ на них).Предварительный перечень объектов, находящихся на реконструкции или ожидающих реконструкции, включает:

Реконструкция военной инфраструктуры России опережает любую программу гражданского развития на полуострове. Это особенно поразительно с учетом того, что нехватка воды и электроэнергии по-прежнему мешает экономическому и социальному развитию Крыма. Но у Москвы свои приоритеты.

Даже по нынешним меркам у России на полуострове чрезмерное количество военной инфраструктуры по сравнению с численностью постоянно базирующихся там сил.Резкого увеличения количества постоянно дислоцированных в Крыму воинских формирований не ожидается. Например, бомбардировщики Ту-22М3, которые, по слухам, будут размещены на авиабазе Новофедоровка, не размещались там вне учений (потому что это отвлекло бы их от баз ближе к их ежедневным тренировочным и оперативным маршрутам). Но военная инфраструктура, превышающая текущие потребности, позволяет Москве быстро увеличивать свое военное присутствие за счет развертывания сил из других регионов.В условиях кризиса Крым мог бы служить платформой для проецирования военной мощи на регион.

Россия дала представление о том, чего ожидать в этом сценарии, проведя внезапные учения и развернув войска в Крыму и на границах Украины в марте и апреле 2021 года. особая роль в любой силе вторжения или рейдов. Учения, которые Россия провела в Крыму в то время, включали быстрый штурм вражеского аэродрома, который затем использовался для переброски подкреплений.Европейские политики должны понимать стратегический контекст, в котором Россия может проводить подобные молниеносные налеты.

Непредвиденные расходы и военные варианты

Описанные выше военные средства предоставляют России множество возможностей для применения военной силы в Черноморском регионе. Но они не являются защитной мерой противодействия действиям Запада, несмотря на заявления об обратном со стороны России и некоторых западных аналитиков. Например, для России не было большой угрозы со стороны проводимых США учений Defender-Europe 21, которые прошли после наращивания российской военной мощи на границах Украины в апреле и мае этого года.В учениях, возможно, участвовали 28000 солдат из НАТО и нескольких нейтральных стран, но они были сосредоточены на логистике и развертывании на всем Балканском полуострове. Хотя материально-техническое обеспечение и развертывание имеют решающее значение для любой военной операции, только около 1000 солдат в боевых частях были отправлены в Румынию и Болгарию каждый в ходе учений. По словам начальника штаба российской армии Валерия Герасимова, около 300 тысяч военнослужащих приняли участие в дислокации на границе с Украиной. По оценкам экспертов, от 80 000 до 120 000 из них были боевыми войсками (остальные, вероятно, составляли склад и персонал материально-технического снабжения).В отличие от Defender-Europe 21, маневры, в которых участвовали эти силы, были формой принудительной дипломатии и демонстрации силы. И подобные российские операции в Черноморском регионе не ограничиваются Украиной. Также существует риск того, что Россия может использовать военное принуждение в Грузии и в гибридных вторжениях на территорию НАТО и ЕС.

Операции против Украины

Украина, похоже, является наиболее вероятной целью усиленной российской агрессии, о чем свидетельствуют опасения по поводу войны в марте и апреле 2021 года.Но инцидент также указал на некоторые ограничения Крыма как плацдарма для эффективного военного нападения на территорию, контролируемую Украиной. Оккупированный полуостров отделен от остальной Украины болотами, лагунами и водными путями, которые многие российские войска смогли пересечь только после тщательной подготовки саперов. Эти препятствия замедлили бы продвижение тяжелых механизированных войск и обеспечили бы украинскую артиллерию множеством неподвижных целей. Десантные возможности Черноморского флота по-прежнему ограничены, кроме того, мелководность края Азовского моря дает лишь несколько точек, в которых тяжелые десантные корабли могут высаживать войска.Россия могла бы проводить десантные операции на самом берегу Черного моря Украины, но слабо усиленный полк, который она могла бы вывести на берег, имел бы военное значение только в том случае, если бы служил диверсией или поддержкой наземного нападения с восточной или северной границы Украины. В противном случае резервы Украины — особенно 45-я штурмовая бригада высокой степени готовности, дислоцированная в Болграде, Одесской области, — были бы готовы с ней справиться.

Диверсионные силы все еще могут быть использованы в военных целях, особенно если Москва намерена повысить ставки в войне на Донбассе путем эскалации и хочет связать как можно больше украинских резервов.Предположительно, это и было целью операции по сосредоточению сил в Крыму и вокруг Воронежа весной 2021 года. И авиация, базирующаяся в Крыму, могла действовать против Украины независимо от препятствий на суше и на море.

Крым играет ключевую роль в политике России, направленной на оказание давления на Украину до начала полномасштабной войны. Спор вокруг Азовского моря является наиболее ярким примером этого: рассматривая море как внутренний водный путь России и, следовательно, его территориальные воды, Россия препятствует доступу к нему военно-морским силам других стран, а зачастую и их коммерческим грузовым судам.Россия построила мост через Керченский пролив, чтобы остановить проход судов высотой более 33 метров, что серьезно ограничило размер грузовых судов, которые могут пересекать Азовское море в украинские порты Мариуполь и Бердянск.

Более того, Россия использует свое господство над Крымом и свои силы прибрежного патрулирования и морской безопасности, чтобы задержать или полностью перекрыть военно-морской транспорт в украинские порты, запрещая проход через Керченский пролив. Он также ограничил использование Украиной Азовского моря путем задержания украинских рыбаков и других коммерческих субъектов.С марта 2021 года — и, предположительно, по крайней мере до октября 2021 года — Россия полностью заблокировала доступ к Азовскому морю, сославшись на «маневры» как на причину, запрещающую всем, кроме российских военно-морских судов, приближаться к Керченскому проливу. Эти маневры произошли в марте и апреле, во время паники. Но Россия оставила ограничения, чтобы Украина не могла экспортировать зерно и урожай кукурузы через Мариуполь и Бердянск. Это будет иметь долгосрочные экономические последствия для большей части Украины.

Чтобы оспорить нарушение Москвой доступа к Азовскому морю, Украина возбудила иск против России в Международном арбитражном суде, который будет рассматриваться как минимум до 2022 года.После завершения дела Россия, скорее всего, проигнорирует приговор и продолжит блокировать Украину. Это создало бы опасный международный прецедент, особенно в отношении Китая, который, заявив об исключительном контроле над Южно-Китайским морем, продемонстрировал такое же безразличие к морскому праву. Действительно, Пекин проиграл морское дело в Международном арбитражном суде, которое он, кажется, счастлив проигнорировать.

Тем временем блокада Украины ложится тяжелым экономическим бременем на районы Донецка, все еще находящиеся под контролем Украины.Промышленность там сильно зависит от экспорта через порты. Железнодорожная сеть в регионе сосредоточена вокруг узла в Донецке, который сейчас оккупирован Россией. Европейский Союз пообещал поддержать Киев в расширении автомобильной и железнодорожной инфраструктуры, обслуживающей Мариуполь. Но морские перевозки — это наиболее эффективный способ транспортировки для таких секторов, как сталелитейная промышленность, железнодорожные вагоны, специализированное машиностроение и тяжелая промышленность.

Даже если украинские фирмы в будущем направят свой экспорт через Одессу, Россия сможет заблокировать и порт там.В 2014 году российские силы специальных операций взяли под свой контроль украинские нефтегазодобывающие платформы в Черном море, которые простираются на запад до Крымского полуострова. Россия оккупирует не только объекты у берегов Крыма, но и все бывшие украинские, включая нефтяные вышки у румынского побережья. С тех пор эти объекты находятся под усиленной охраной, а пограничные патрульные корабли Черноморского флота России и Федеральной службы безопасности (ФСБ) предупреждают о приближении любого корабля. Под предлогом соображений безопасности Россия может распространить ограничения на украинское побережье, завершив тем самым военно-морскую блокаду.Кроме того, Россия установила на этих платформах датчики наблюдения, отслеживая надводные и подводные морские перевозки у побережья Украины.

Сама по себе Украина мало что может сделать в ответ на агрессивное поведение России. В ноябре 2018 года украинский буксир и группа патрульных судов попытались пройти через Керченский пролив в Азовское море, чтобы подчеркнуть право Украины на доступ к собственным портам. На них напали, посадили на абордаж и схватили в международных водах еще до того, как они подошли к Керченскому проливу.Атака на них, проведенная военно-морскими кораблями и воздушными средствами, базирующимися в Крыму, при поддержке РЭБ, ПВО и береговых ракетных подразделений на полуострове, продемонстрировала как эскалационное господство России, так и то, что любое развертывание украинских истребителей в ответ столкнулось бы с нападение из Крыма. Кремль будет интерпретировать любое взаимодействие Украины с наземным активом в Крыму как нападение на Россию как таковое и, следовательно, повод для полномасштабной войны.

Вот почему международное военно-морское патрулирование Одессы жизненно важно, чтобы подчеркнуть право Украины на доступ к ее портам.Подобное нападение на американские или европейские суда или их вытеснение имело бы более серьезные последствия. Однако Россия все чаще испытывает и их, постоянно раздвигая границы того, что Запад будет терпеть. Когда корабли НАТО заходят в украинские порты, Россия внезапно объявляет об учениях с боевой стрельбой и связанных с ними закрытиях, чтобы помешать их операциям. И Россия агрессивно размещает самолеты и корабли, пытаясь оттеснить другие суда от вод вблизи Крыма. Фактически Москва хочет превратить Черное море в запретную зону для Запада.Для защиты полуострова в этом нет необходимости. Подход Москвы направлен на то, чтобы лишить Киев международной поддержки, усилить влияние России на черноморские государства и усилить доминирование России в регионе.

Операции против Грузии

Хотя конфликт на Украине приобрел международное значение, это не единственная война, которую Россия ведет в Черноморском регионе. После пятидневной войны в Грузии в августе 2008 года напряженность в отношениях между Москвой и Тбилиси в основном возникла из-за «приграничности» Россией Южной Осетии и Абхазии — отколовшихся регионов, которые она оккупирует, снабжает и управляет.Иногда пограничники ФСБ толкают границу на несколько метров вглубь территории, контролируемой Грузией, чтобы арестовать или иным образом запугать людей, и произвольно закрывают границу, чтобы ограничить небольшое оставшееся приграничное движение.

Хотя эти инциденты, безусловно, вызывают беспокойство среди грузин, Москва может полагаться на внутреннюю политику Грузии, чтобы помешать ее собственному сближению с ЕС или НАТО. Партия «Грузинская мечта» захватила государство и отказывается от реформ; гиперпартийность препятствует любому сотрудничеству по всему политическому спектру; предостаточно взаимных обвинений в политическом противодействии и фальсификации выборов; а олигархические экономические структуры посягают на независимость судебной системы и иным образом подрывают верховенство закона.В апреле ЕС при посредничестве заключил соглашение о преодолении послевыборного политического кризиса, но в настоящее время оно не действует. Активация в июле 2021 года старого соглашения о сотрудничестве между Службой государственной безопасности, внутренней разведкой Грузии и белорусским КГБ высмеивала заявление грузинского правительства о приверженности западным ценностям и стремлении к евроатлантической интеграции. Похоже, что грузинские лидеры приложили все возможные усилия, чтобы убедить западную аудиторию в том, что их политическая система — беспорядок.

При этом вступление как в НАТО, так и в ЕС останется популярным в грузинском обществе независимо от выходок политического класса страны. Россия остается крайне непопулярной. И однажды в Грузии может появиться дееспособное правительство, которое не только обещает, но и реализует реформы, тем самым улучшая отношения страны с Западом. Поскольку в начале 2000-х Тбилиси провел некоторые базовые реформы, препятствия на пути переговоров о вступлении в ЕС могут быть не такими уж большими (до тех пор, пока грузинское руководство не отменит ключевые реформы).Однако, если бы Тбилиси начал эти переговоры, Москва прибегла бы к своему запасному плану, который для неприсоединившихся стран по соседству означает военное давление, если не войну.

У российских вооруженных сил уже давно есть возможности для завоевания Грузии — они разместили силы размером примерно с бригады в Южной Осетии и Абхазии, а также подкрепления через Кавказский хребет, — но оперативные базы в Крыму, безусловно, полезны в этом отношении. Параноидально относясь к поддержке Грузии Западом — реальной или воображаемой — Москва может использовать Крым, чтобы перерезать американские или европейские линии поддержки Тбилиси.

Даже в условиях кризиса, не считая войны, Москва могла бы объявить учения с боевой стрельбой к югу от Крыма вплоть до территориальных вод Турции, фактически разделив Черное море на две зоны. Россия использовала меры безопасности в отношении таких учений, чтобы воспрепятствовать или перекрыть морское движение в Балтийском море и перекрыть украинские порты в Черном море с марта 2021 года. Россия может сделать то же самое с Грузией — остановив, обыскав и перенаправив прибывающие и исходящие военно-морские суда.

При дальнейшей эскалации Москва может начать морское и воздушное нападение на Аджарию и Самцхе-Джавахети с целью установления контроля над грузино-турецкой границей.Хотя протяженность границы составляет примерно 200 км, она пересекает гористую местность, и по ней мало дорог, по которым можно доставлять военные грузы. России нужно будет только захватить и удержать эти точки. Поскольку основные маневренные силы Грузии изо всех сил пытаются удержать российские войска в Абхазии и Южной Осетии, только резервные территориальные силы будут доступны для отражения российского вторжения с запада. Грузия начала возрождать свои силы территориальной обороны только в 2017 году, поэтому судить об их нынешнем состоянии сложно.Учитывая пробелы в возможностях Грузии по наблюдению за побережьем и воздушным пространством, Россия могла бы проводить такие атаки в начале перехода от гибридной конфронтации к открытой войне.

Как только начнется полномасштабный конфликт, основная цель российских активов в Крыму будет состоять в том, чтобы эффективно играть роль непотопляемого авианосца и ракетной платформы. Они будут оказывать огневую поддержку наземным операциям России и удерживать союзников по НАТО в регионе от оказания помощи или иной поддержки Грузии.

Гибридные вторжения на территорию НАТО и ЕС

Хотя запугивание и подчинение бывших советских республик останется основной целью российской внешней политики и военного мышления, Кремль также считает, что необходимо дестабилизировать Запад, чтобы держать его в страхе. Конечно, открытые нападения на территорию НАТО будут сопряжены со значительными рисками. Следовательно, эти операции должны быть отрицательными и быстро обратимыми. Тогда, если будет согласованная реакция, можно отступить. Если есть только замешательство и двусмысленность, можно продвигаться вперед и использовать ситуацию.

До аннексии Крыма Россией морские границы в Черном море не были зафиксированы. Правительства стран региона уделяли этому вопросу мало внимания, пока в 2012 году Румыния не открыла шельфовые месторождения газа, а после этого Украина сделала это. Сейчас делимитация — спорный вопрос, поскольку Украина не контролирует воды, окружающие часть ее территории, Крым. Москва выдвигает свои территориальные претензии и подкрепляет их агрессивной военной позицией и патрулированием, чтобы предотвратить дальнейшее исследование или эксплуатацию этих вод.Такой подход предназначен для целенаправленного давления на членов НАТО без пересечения жестких границ.

Но дестабилизирующие разведывательные и специальные операции России не ограничиваются нефтяными вышками и морскими установками. Операции российской разведки в Болгарии не являются секретом — даже если трудно оценить, насколько глубоко они проникли в правительство и аппарат безопасности и насколько они способны парализовать институты и задерживать реагирование на кризисы. Один случай, затрагивающий многие из этих проблем, связан с несколькими попытками убийства болгарского торговца оружием Эмилианом Гебревом в 2014 году и взрывом на чешском оружейном складе, где хранится оружие, принадлежащее его компании.Якобы это оружие предназначалось для Украины. Управление военной разведки России, ГРУ, пыталось предотвратить попадание военной техники в украинские военные. Тем не менее, как сообщается, оружие на чешском складе и большинство другого оружия, принадлежащего фирме Гебрева, не предназначалось для Украины; они направлялись к поддерживаемым США группам на Ближнем Востоке. Это поднимает вопрос о том, было ли ГРУ небрежно проверяло разведданные, или ему преднамеренно передавалась неверная информация.

В 2014 году печально известный болгарский олигарх хотел заняться торговлей оружием, взяв на себя или отодвинув на второй план.Журналисты-расследователи, пишущие для болгарского СМИ «Бивол», подозревают, что болгарские организованные преступные группы, олигархи и сотрудники спецслужб вступили в сговор с ГРУ для урегулирования внутреннего спора. Некоторые коррупционные сети проходят через болгарских политиков и частный бизнес в российские компании при содействии бывших «коллег» из соответствующих КГБ (имя, разделяемое болгарскими и советскими спецслужбами коммунистической эпохи). ЕС должен обратить внимание на эти проблемы, особенно с учетом того, что СМИ подвергались преследованиям после публикации статей, описывающих токсичное слияние бизнеса, организованной преступности и спецслужб в Болгарии.

Во время кризиса беженцев 2015 года в Европе в Румынии и Болгарии сформировали самопровозглашенные полувоенные формирования «пограничного патруля». Они прошли обучение и, возможно, получили другую поддержку из России. Такие ополчения были бы идеальными доверенными лицами для спонсируемых государством актов дестабилизации и терроризма, а также, при определенных обстоятельствах, разжигания более широких общественных беспорядков. Учитывая возраст и техническую слабость инфраструктуры наблюдения на побережье Черного моря, было бы легко усилить такие ополчения оружием, советниками и материальной частью с использованием небольших судов.Поскольку Россия становится все более репрессивным авторитарным государством, она также может вынудить любую российскую компанию предоставлять услуги или разрешать использование своих объектов для операций по контрабанде и проникновению. У некоторых российских энергетических компаний есть крупные объекты и порты на болгарском побережье Черного моря, которые Кремль мог бы использовать для такого скрытого проникновения.

Гибридное военизированное давление было бы особенно полезно для России, заставившей Румынию или Болгарию разрешить военный доступ на Западные Балканы.Новый кризис в регионе, спровоцированный, например, сепаратистскими силами в Боснии, заставит Россию искать транзитный путь в Сербию.

В 2015 году Болгария заблокировала свое воздушное пространство для российских транспортных самолетов, летевших в Сирию, но тогда Россия могла переключиться на маршрут над Ираном и Ираком. При перелете в Сербию альтернативного маршрута нет. Возбуждение правых националистических субъектов создаст внутреннее давление, чтобы предоставить России доступ, который она хотела, в то время как агрессивная демонстрация силы и маневры в Черном море создаст внешнее давление.Запугивание Россией членов НАТО в Черном море, скорее всего, позволит избежать открытых нападений и оккупации, вместо этого вынудив их подчиниться ее стратегическим требованиям.

Турция как противовес?

После войны 2020 года в Нагорном Карабахе некоторые на Западе считают Турцию потенциально способной уравновесить гегемонистские амбиции России в Черном море. На первый взгляд, Турция кажется естественным выбором для этой роли: она является членом НАТО, владеет всем южным берегом Черного моря, обладает мощным флотом и поддерживает марионеток, выступающих против России в ливийской и сирийской войнах. как и в Азербайджане.Учитывая, что турецкие военные советы и поставки оружия Азербайджану были решающими факторами в недавней победе страны над Арменией в нагорно-карабахском конфликте, можно предположить, что Турция воспроизведет эту поддержку в других постсоветских государствах. Но не все так однозначно.

С момента своего прихода к власти президент Реджеп Тайип Эрдоган переделал Турцию по своему собственному образу, отвернув страну от Запада, секуляризма и традиционной турецкой внешней политики. Неудачная попытка государственного переворота в Турции в 2016 году только усилила эти тенденции.«Новая Турция» Эрдогана, охватывающая докемалистскую Османскую империю и стремящаяся к лучшему под солнцем, часто отражает Россию в ее внешней политике и нормативных интересах. Как и в случае любой авторитарной системы, международные последствия сохранения власти дома — подавление критики и даже преследование оппозиции за рубежом — занимают значительное место во внешней политике Турции и создают стойкий раздражитель в ее отношениях с Западом.

Для Анкары сдерживание России не является самоцелью.Хотя Россия является соперником Турции во многих зарубежных театрах, она также является источником стабильности для Эрдогана. Как любой другой авторитарный правитель, он озабочен внутренними угрозами и оппонентами. В то время как повестка Запада в области прав человека и демократии является скрытой угрозой и раздражением, политика России не содержит ни одного из этих вызовов. Напротив, президент Владимир Путин предупредил Эрдогана о попытке государственного переворота в 2016 году, доказав, что он не будет стремиться или пассивно мириться с отстранением Эрдогана от власти. Это доверие между двумя лидерами является самостоятельным стратегическим фактором, который нельзя недооценивать.Пока что благодаря этому доверию два лидера заключают сделки и проводят красные линии в конфликтах, в которых они поддерживают противоборствующие стороны, и даже размещают свои собственные ресурсы на местах для поддержки местных союзников.

При этом Эрдоган не будет подчиняться интересам Путина. Турецкий экспорт оружия в Украину, поддержка членства Украины в НАТО и отказ признать Крым российским — явные признаки того, что Анкара готова игнорировать чувствительность Кремля — ​​а иногда и соглашаться на это.Чтобы сохранить независимость Турции, Анкара не может допустить полного разрыва отношений с западными столицами. Следовательно, с тех пор, как администрация Байдена пришла к власти, Анкара рассматривала поддержку Киева как средство создания политического капитала в Вашингтоне.

Тем не менее, оборонно-промышленные отношения с Украиной важны для собственной повестки дня Турции, независимо от Запада и России. С момента прихода к власти в 2002 году Эрдоган стремился создать отечественную оборонную промышленность, которая была бы как можно более независимой от Запада.Эрдоган понимал, что чрезмерная зависимость от США и Европы в импорте оружия сделает его уязвимым при проведении своей новой внешней политики в Африке и на Ближнем Востоке, которая часто расходится с политикой западных стран. Этот прогноз сбылся, когда: США приостановили поставки истребителей F-35 в ответ на покупку Турцией системы ПВО С-400; многие европейские страны и Канада прекратили поставки оружия и военных компонентов в Турцию после военных действий Турции против курдов на севере Сирии; и во время нагорно-карабахского конфликта в 2020 году.Турция начала несколько амбициозных оборонно-промышленных проектов: основной боевой танк Altay, истребитель-невидимка TF-X, крылатая ракета SOM увеличенной дальности, фрегат типа Istanbul и легкий штурмовик Hürjet. Но большинство этих проектов застопорились, потому что ключевые компоненты — реактивные двигатели, танковые двигатели, трансмиссии, оптико-электронное оборудование, специальная броня и т. Д. — должны были быть импортированы западными компаниями, которые больше не работают с Турцией из-за политической напряженности. .

Войти в Украину.Когда-то являвшаяся опорой военно-промышленного комплекса Советского Союза, страна производила широкий спектр систем вооружения — от танков до военных кораблей и межконтинентальных баллистических ракет — и теперь отчаянно ищет инвестиции для возрождения оборонного сектора, в котором она нуждается в время войны. Украина давно пыталась получить доступ к другим оборонным рынкам и искать сотрудничества для реализации проектов развития. Но европейский оборонный рынок остается закрытым, потому что его внутренние чемпионы опасаются конкуренции со стороны своих украинских коллег (которые производят некоторые из тех же товаров).До 2014 года Украина надеялась, что сотрудничество с Китаем поможет развитию оборонного сектора. Например, китайские технологии для создания истребителей-носителей и управления авианосцами пришли из Украины, поскольку советские предприятия по развитию этих возможностей располагались на Украине. Однако Киев прекратил сотрудничество с Пекином после 2014 года в ответ на давление США.

Военное сотрудничество Украины с Турцией вряд ли вызовет у Вашингтона такую ​​же озабоченность, как украинский экспорт в Китай или Иран, равно как и покупка Турцией оружия или комплектующих у Украины, а не у России.Следовательно, оборонно-промышленные отношения между Киевом и Анкарой гораздо менее «геополитические», чем могло бы думать или надеяться большинство наблюдателей. Отношения будут расти исключительно по финансовым, промышленным и технологическим причинам, вероятно, независимо от того, что обе страны делают в политическом плане. Анкара, безусловно, не пожертвует этими отношениями ради хорошей погоды с Москвой, поскольку они служат слишком многим долгосрочным интересам Турции. Точно так же Анкара не обязательно будет прыгать в кризис от имени Киева, потому что это создаст ряд рисков и последствий, которых она хочет избежать.

Итак, в конечном счете, трудно предсказать, где будет стоять Турция в каждом из вышеупомянутых сценариев. Многое будет зависеть от более общих обстоятельств и краткосрочных выгод, которые можно получить или потерять. В Вашингтоне понятны призывы к искреннему контакту с Анкарой и началу привилегированного стратегического диалога. Но с европейской точки зрения этот подход сложно реализовать. Эрдоган захочет вести переговоры не только по внешней политике и экономике, но и по вопросам, выходящим за пределы зоны комфорта Европы.Когда Эрдоган нарушает права своих предполагаемых оппонентов внутри страны, таких как журналисты, диссиденты или организации гражданского общества, а также тех, кто имеет двойное гражданство, сделка между Турцией и Европой может оказаться несостоятельной. Любое требование к европейским организациям гражданского общества или судам вести себя так, как он хочет, и оказывать давление на европейские правительства, чтобы добиться этого, приведет к аналогичным результатам.

Следовательно, для сближения Турции и Европы потребуется поддержка Вашингтона.Экономические, социальные и другие связи между США и Турцией относительно незначительны и, следовательно, вызывают гораздо меньше раздражений и тупиков, чем европейско-турецкие. И, наконец, Анкара хочет заверений Вашингтона в безопасности. Европа может и должна предоставить Турции экономические стимулы к сотрудничеству, пока эти стимулы остаются в пределах того, что Европа реально может терпеть.

Европа и США должны попытаться взаимодействовать с Турцией во всем, что они делают на Черном море, чтобы не усугубить подозрения Анкары в отношении Запада и максимально расширить участие Турции в их инициативах там.Даже если бы турецкие вооруженные силы были всего лишь партнером по обучению для других черноморских вооруженных сил, они бы многое сделали — особенно в области противолодочной войны, взаимодействия между воздушным и морским флотом и радиоэлектронной борьбы. Но США и Европа не должны ставить все, что они делают в регионе, в зависимость от участия и доброй воли Турции. Главный интерес Анкары состоит в том, чтобы повысить свою позицию по отношению как к Москве, так и к Вашингтону. И он будет использовать любую зависимость, чтобы увеличить свое влияние на любую из сторон.

Как следствие, Турция не является ни проблемой, ни решением в Черноморском регионе. Анкара не продвигает там ревизионистскую или конфронтационную повестку дня, как это делается в восточном Средиземноморье. Но его готовность противодействовать действиям России имеет пределы. Европа должна поощрять и даже вознаграждать турецкие усилия по повышению безопасности на Черном море, если они произойдут, но не должна воспринимать их как должное. Позиция Турции по умолчанию в территориальных спорах России с другими черноморскими государствами — это позиция амбивалентного нейтралитета.

Уязвимые и сильные стороны стран Причерноморья

Уязвимости Болгарии, Грузии, Румынии и Украины похожи по своей природе, хотя и различаются по масштабу. Учитывая, что только две из этих стран являются членами НАТО и ЕС, им необходимо будет по-разному устранять свои уязвимые места.

Междоменная защита

Первая проблема — ситуационная осведомленность. Западным странам необходимо постоянно следить за Черноморским флотом России, поскольку недавнее увеличение его активности и материально-технической подготовки указывает на то, что он что-то планирует.Болгарский, украинский и румынский военно-морские силы имеют подразделения разведки, но трудно оценить их способность перехватывать и интерпретировать российские военно-морские коммуникации — особенно с учетом того, что российские вооруженные силы полностью пересмотрели свои сети командования и управления с 2008 года. Ни для кого не секрет, что Украине приходится полагаться на обмены разведывательными данными США, чтобы отслеживать военные передвижения России за ее пределами. Другие прибрежные страны используют такое же старое оборудование для сбора разведданных и, за исключением Румынии, еще не подверглись модернизации.Хотя соответствующие возможности засекречены, отслеживание и расшифровка коммуникаций России, похоже, выходит за рамки возможностей других черноморских государств. Турция может быть единственным исключением, имеющим возможность, по крайней мере, отслеживать российские сигналы, но мало свидетельств того, что она делится такой информацией.

Кроме того, Россия стремится перехватить и интерпретировать военно-морские коммуникации этих государств. Помимо возможностей технической разведки, о которых говорилось выше, Россия в значительной степени полагается на человеческий интеллект для проникновения в иностранные бюрократические, политические, службы безопасности и экономические структуры — ее агенты не только предоставляют информацию о планах и намерениях страны, но и, при необходимости, препятствуют ответам на российские действие.Эти хорошо финансируемые и всеобъемлющие усилия по подрывной деятельности нацелены на нереформированные разведывательные службы, внутренние коррупционные сети, неоптимальные системы защиты верховенства закона и захваченные государственные учреждения.

Общественное недоверие к Москве иногда помогает ограничить масштабы этих российских операций, но оно не может компенсировать институциональные слабости, которыми может воспользоваться противник (которые варьируются от страны к стране). Хотя стратегическое значение борьбы с коррупцией, реформы верховенства закона и реформы сектора разведки обсуждались в предыдущих документах ECFR, следует помнить, что недостатки в этих областях также имеют военные последствия — особенно если их не устранить.Точно так же реформа разведки и иностранная помощь для расширения возможностей внутренних спецслужб — особенно в Украине, Грузии и Молдове — не только меры по борьбе с коррупцией и защите прав человека; они также важны для улучшения обычной военной безопасности этих государств.

Береговая оборона и военно-морская мощь

Береговая оборона и прибрежное наблюдение также являются ключевыми проблемами. Во всех черноморских странах, кроме Турции, есть прибрежные сооружения для наблюдения и защиты советской конструкции.Это означает, что Россия знает точные технические характеристики их радаров и систем связи — и, соответственно, способы их обнаружения и подавления (хотя в любом случае она знает местонахождение стационарных установок). Учитывая, что угроза со стороны России переходит от подрывной к открытой военной сфере, черноморские государства должны модернизировать и разработать общие оперативные концепции для своих военизированных береговых войск, военно-морских сил и сил береговой обороны.

Эти слабые места в обороне наиболее очевидны в Болгарии.Военно-морские силы и береговая охрана страны в основном используют средства связи и наблюдения времен холодной войны. Как и большинство бывших членов Варшавского договора, Болгария переориентировала свои вооруженные силы на экспедиционную войну и развертывание солдат для выполнения международных стабилизационных миссий после вступления в НАТО, в результате чего военно-морской флот опустился в списке приоритетов. Для развертывания в Афганистане не было необходимости во флоте. Немногочисленные средства пошли на модернизацию сухопутных войск, особенно тех, которые дислоцированы за границей.Были отдельные попытки модернизации при покупке трех бывших в употреблении фрегатов типа Wielingen 1970-х годов из Бельгии. А Болгария ведет переговоры о возможной покупке у Норвегии подводных лодок класса «Ула». Проблема в том, что эти платформы будут единственными изделиями западного производства на флоте, которые все еще используют советское оборудование для связи, радиоэлектронной борьбы и логистики. Более глубокая модернизация и обновление береговой обороны ВМФ Болгарии потребуют большего финансирования, чем имеется в настоящее время.

Грузия испытывала трудности с созданием военно-морского флота после обретения независимости — и то немногое, что у него было, было уничтожено Россией в 2008 году. В некотором смысле это было как благословением, так и проклятием: это побудило Грузию создать эффективную военно-морскую пограничную охрану (вместо этого военно-морского флота), который был смоделирован по образцу береговой охраны США и впоследствии прибыл с советами и обучением из США. Морская пограничная служба имеет наземные объекты и флотилию малых судов для наблюдения и иного наблюдения за береговой линией Грузии и исключительной экономической зоной.Силы могут действовать во всевозможных гибридных сценариях против спонсируемых государством «частных» предприятий. Но у Грузии нет никаких возможностей береговой обороны. Учитывая подверженность российской атаке с суши из отколовшихся регионов, у страны есть другие приоритеты, помимо создания дорогостоящего военно-морского флота. Но это означает, что Грузия не сможет подвергнуть Россию операционным рискам или затратам в связи с военно-морским вторжением, описанным выше.

Военно-морские силы и морская охрана Украины пострадали от вторжения России в 2014 году и аннексии Крыма, где расположено большинство украинских военно-морских объектов (таких как верфи, логистические центры, базы, академии и учебные полигоны).Восстановление инфраструктуры в Одессе и Мариуполе было первоочередной задачей Киева. И, как и их товарищи на суше, флот и морская охрана Украины постоянно заняты гибридной войной: борются с диверсантами, подрывными офицерами внешней разведки, лазутчиками и теми, кто занимается незаконным рыболовством, особенно в Азовском море. Нынешний набор украинских в основном малых и быстрых патрульных катеров хорошо подходит для этой задачи.

Каждый раз, когда они выходят за пределы прибрежных вод Украины, эти военные корабли подвергаются преследованиям со стороны Черноморского флота России, который значительно превосходит их по численности и вооружению.В 2014 году Россия оккупировала украинские морские объекты не только в водах Крыма, но и в исключительной экономической зоне Украины вокруг Одессы. С тех пор он использовал их в качестве усиленно охраняемых форпостов. Приближающиеся к ним украинские малые суда силой отгоняют. Малые суда Украины не способны создать серьезную угрозу для морских десантных операций России на территории Украины. Они не могут оспаривать закрытие международных вод военно-морскими силами России, потому что их легко захватить и посадить на абордаж, если они покинут защищенные прибрежные воды, как это произошло в Азовском море в 2018 году.

Украина приступила к модернизации своей береговой обороны и систем наблюдения за береговой полосой, в том числе военно-морской аппаратуры связи и разведки. Например, в стране внедрена противоракетная система береговой обороны «Нептун». Киев сделал много амбициозных заявлений о модернизации своей береговой обороны — таких как заявление президента Владимира Зеленского в июне 2021 года о том, что Украина построит мощный военно-морской флот, — но трудно сказать, насколько быстро он реализует эти планы, если вообще.Даже если первые батареи Neptune появятся в 2021 году, их эксплуатационная эффективность будет зависеть от способности Украины обнаруживать, определять местонахождение и классифицировать российские военно-морские корабли далеко в море. Тем не менее, ракета расширяет серую зону, в которой Украина может увеличить издержки запугивания со стороны России.

Значительный прирост морских возможностей Украины может быть обеспечен соглашением о военно-морском сотрудничестве, которое она подписала с Соединенным Королевством 23 июня 2021 года. На первом этапе соглашения Королевский флот будет поддерживать подготовку личного состава и подразделений ВМС Украины.Великобритания окажет помощь в модернизации украинских военно-морских баз и логистических систем, чтобы они могли эксплуатировать и обслуживать современные суда. Великобритания также предоставит два корабля противоминной обороны и, если будет завершен первый этап военно-морской модернизации, поможет Украине построить новые ракетные корабли и фрегаты. Соглашение включает планы по модернизации существующих платформ новым вооружением, датчиками и оборудованием для управления и контроля.

Когда это будет завершено, это действительно позволит ВМС Украины внести значительный риск в наступательные операции России против него и оспорить ограничения ВМФ России на свободу судоходства в Украине.Однако можно только надеяться, что у Украины есть бюджет для реализации этих устремлений. В соглашении не указаны сроки реализации проектов, и Великобритания не привлекала к участию другие страны, намереваясь управлять своими собственными силами. Этот подход может вскоре вступить в противоречие с реальностью бюджетов, затронутых как Brexit, так и covid-19. Точно так же Украина также взяла на себя обязательство строить фрегаты с Турцией — и, опять же, можно задаться вопросом, как будут финансироваться все проекты.

Румыния сосредоточила свои военные реформы на требованиях экспедиционной войны, но, по сравнению с Болгарией, изменила свой подход быстрее после вторжения России в Крым.Как и ее соседи, Румыния приобрела большую часть своей военной техники — как наземной, так и военно-морской — во время холодной войны. И хотя страна создавала свои датчики и оружие дома, они были советского происхождения или совместимы с советскими конструкциями, потому что в то время румынский флот действовал в рамках Варшавского договора. Исключение составляют два британских фрегата Type 22 1970-х годов.

Как и другие государства в регионе, Румыния планирует модернизировать свою военно-морскую и прибрежную оборонную инфраструктуру, наиболее очевидным свидетельством чего является приобретение ею ударной ракеты Naval Strike Missile для сил береговой обороны и ее контракт на строительство четырех новых корветов.Румыния увеличила свой оборонный бюджет с 2,78 млрд долларов в 2016 году до 5,21 млрд долларов в 2020 году, что позволило ей провести более широкую модернизацию вооруженных сил, чем в соседних странах.

Однако самым большим переломным моментом для Румынии могло бы стать создание Юго-восточного многонационального корпуса НАТО со штаб-квартирой в Чинку. Новое оперативное командование отражает Северо-восточный многонациональный корпус НАТО, штаб-квартира которого находится в Щецине и который будет руководить совместными операциями союзников в странах Балтии в случае войны, и должно обеспечивать не только совместное оперативное командование во время войны, но и штаб, который обрабатывает и оценивает разведданные. и силовое планирование в мирное время.Такое высшее командование, если оно полностью готово к работе и обучено в мирное время, является эффективным способом повышения оперативной совместимости между странами и различными видами вооруженных сил в самых разнообразных кризисных ситуациях. Однако на данный момент Юго-восточный многонациональный корпус — это скорее румынское предприятие, получившее мало взносов и незначительное финансирование от остальной части альянса.

Пневматическая мощность

Обследование и защита побережья и прибрежных вод от гибридных и обычных вторжений — одна из проблем; наблюдение и защита своего воздушного пространства — совсем другое.Есть множество непредвиденных обстоятельств, к которым нужно подготовиться — от проникновения разведывательных групп и диверсантов, которые парашютируют с гражданских самолетов в черноморские страны, до нарушений воздушного пространства обычными самолетами в качестве средства устрашения, до атак военного времени с самолетов и ракет из базирующихся российских войск. в Крыму. И, опять же, черноморские страны в основном полагаются на оборудование и инфраструктуру советских времен, включая радары и сети наблюдения за воздушным пространством, истребители, наземные средства ПВО и соответствующие сети, — чтобы справиться с этими угрозами.Поэтому Россия знает, как заглушить их радары и использовать средства противодействия их ракетам. Модернизация этой инфраструктуры потребует много времени и денег. Это будет означать не просто покупку нескольких систем, но изменение инфраструктуры, логистики и процедур с нуля.

Грузия вложила средства в модернизацию своего оборудования для наблюдения за воздушным пространством и раннего предупреждения до войны 2008 года — и добилась некоторых неожиданных успехов, например, когда она сбила российский бомбардировщик Ту-22М с помощью Бук-М1, но, в конечном итоге, конфликт уничтожил то, что осталось от этих возможностей.Грузия распустила военно-воздушные силы после войны (сохранив за собой воздушное крыло сухопутных войск), но восстановила его в 2016 году. Страна также получила некоторое новое оборудование — в частности, радары наблюдения за воздушным пространством и точечную оборону ближнего действия. ракеты в воздух — из Франции. Однако ракеты большой дальности, пригодные для защиты территорий, были слишком дороги для Грузии, даже если Франция была готова их продать.

В условиях кризиса, за исключением тотальной войны, у Грузии нет самолетов для патрулирования ее воздушного пространства и обеспечения соблюдения правил воздушного движения.Это могло бы стать проблемой, если бы, например, нагорно-карабахский конфликт побудил Россию предоставить подкрепление Армении, нарушив воздушное пространство Грузии, а Турция протестовала бы против этого шага. Грузию легко втянуть в конфликт, в котором она не намеревалась участвовать. Россия могла бы использовать непатрулируемое воздушное пространство Грузии для целенаправленных провокаций, но для Грузии было бы решительной мерой сбить вторгшийся самолет в напряженной ситуации, используя один из своих ракеты класса «земля-воздух». Это также было бы политически нежизнеспособным вариантом, если бы другая сторона ждала предлога для эскалации конфликта.Но создание независимого полицейского потенциала в воздушном пространстве обходится дорого для такой небольшой страны, как Грузия, особенно если ей необходимо одновременно укреплять возможности своих территориальных сил обороны и сухопутных войск. По сравнению с патрулированием воздушного пространства наземные возможности более важны для противодействия полномасштабному вторжению со стороны России.

Украина также уделяла относительно мало внимания силам авиации и ПВО при реконструкции вооруженных сил. После того, как военно-воздушные силы страны выполнили патрульные и транспортные обязанности на начальном этапе войны на Донбассе, решение России в июле 2014 года разместить на Донбассе широкий спектр ракет класса «земля-воздух» положило конец этим операциям.К тому времени ВВС и армейская авиация Украины потеряли один Су-24, шесть Су-25, два МиГ-29, один Ан-26, один Ан-30, один Ил-76, пять Ми-8/17 и пять Ми-24 — тенденция, которая привлекла международное внимание, когда российские войска сбили гражданский авиалайнер MH-17 в июле 2014 года.

С тех пор Киев находится под постоянной угрозой эскалации России, начав использовать свои военно-воздушные силы над Донбассом или другими частями Украины. Такие воздушные операции не обязательно должны происходить в контексте тотальной войны между двумя странами.Кремль может рассмотреть возможность проведения целенаправленных воздушных операций или вторжений, чтобы спровоцировать Украину или дестабилизировать ее политическую систему. Поскольку Украина полагается на технологии советских времен для наблюдения за воздушным пространством (с помощью наземных радаров и связи воздух-земля), наземной противовоздушной обороны и перехватчиков, российские ВВС могут не только читать сообщения страны, но и воспроизводить украинские структуры сил в Сибири и заранее отрепетировать воздушные операции в вполне реальных условиях — тем самым снизив риски, с которыми они сталкиваются при проведении таких операций.

Украина разрабатывала планы модернизации своих ВВС с нуля за последние пять лет, но еще не приступила к их реализации. Например, Украина заявила, что заменит свои стареющие истребители советских времен современными американскими или европейскими. Но после того, как Франция предложила продать Украине истребители Rafale, стала очевидной высокая стоимость приобретения и обслуживания западных самолетов (даже если по сравнению с Eurofighter и F-35, Rafale относительно прост в обслуживании, поскольку он предназначен для эксплуатации в сложных условиях Африки).И хотя истребители являются наиболее престижной частью модернизации ВВС, этот процесс также требует соответствующей вестернизации процедур, обучения, командования и управления, наблюдения за воздушным пространством, установок электронной разведки, боеприпасов и протоколов логистики.

Болгария начала модернизацию, к которой стремится Украина. После вступления Болгарии в НАТО военно-воздушные силы страны выпали из списка приоритетов модернизации, поскольку они не подходили для международных миссий.Тем не менее в 2019 году Болгария закупила у США восемь истребителей F-16 для модернизации своих военно-воздушных сил. Однако, как обсуждалось выше, вестернизация ВВС требует большего, чем просто приобретение истребителей. Многие в болгарских вооруженных силах надеются, что покупка F-16 приведет к более широким усилиям по модернизации, которые также коснутся других служб для повышения функциональной совместимости (в данном конкретном случае, позволяя военно-морскому флоту обмениваться данными с самолетами). Другие опасаются, что правительство прекратит эти усилия, как только осознает затраты на модернизацию.

Примерно то же самое произошло в Румынии, хотя румынский стратегический консенсус в отношении целей и роли вооруженных сил значительно помог. В отличие от Болгарии, в Румынии нет крупных пророссийских внутриполитических сил. Следовательно, нет никаких сомнений в том, чтобы обозначить российские угрозы даже в официальных документах и ​​скорректировать оборонную политику в сторону сдерживания и обороны. До 2014 года Румыния, как и большинство других членов НАТО, уделяла основное внимание экспедиционной войне: единственными новыми авиационными средствами, которые Румыния приобрела в период между вступлением в НАТО и 2014 годом, были транспортные самолеты, поскольку страна считала, что основной задачей ВВС является транспортировка грузов и персонала для удаленных конфликтов. театры.Затем в результате вторжения России в Крым Румыния в мгновение ока столкнулась с одной из самых милитаризованных частей Европы, что вынудило ее планировщиков пересмотреть свои планы. Самая заметная часть усилий Румынии по модернизации — это покупка 17 самолетов F-16 у Португалии с 2015 года (другие будут позже). Но Румыния также инвестирует в радары наблюдения за воздушным пространством, инфраструктуру управления и контроля, боеприпасы и многоуровневую интегрированную противовоздушную оборону, включая семь батарей зенитно-ракетных комплексов Patriot, новейшие партии которых страна закупит с 2022 года, и в коренной модернизации инфраструктуры, обучения и операционных схем.Как обсуждалось выше, резкое увеличение оборонного бюджета Румынии после 2016 года позволяет провести наиболее комплексные усилия по модернизации в Черноморском регионе. Тем не менее, страна завершит этот процесс только в 2030-х годах благодаря огромному количеству программ и процедур закупок, которые ей необходимо реализовать.

Политические рекомендации для Европы и НАТО

Ни одна из черноморских стран не может справиться с вызовом России в одиночку. Все они нуждаются в поддержке Запада, чтобы повысить свою сопротивляемость и обороноспособность, а также противостоять провокациям России или даже эскалации военного времени.Эта поддержка — включая, если возможно, силы передового развертывания — должна позволить этим государствам не выиграть войну с применением обычных вооружений (не говоря уже о войне с применением ядерного оружия), но нанести значительный ущерб российской военной агрессии. Чтобы значительно снизить шансы Москвы на успех и увеличить риск потери ею войск и техники, черноморским государствам необходимо: уменьшить проникновение российской разведки в свои учреждения; создать безопасные военные и гражданские сети командования и управления; управлять военными системами, которые Россия плохо знает и сигналы которых она не может перехватить и расшифровать; применять западные военные процедуры и тактику, которым российским планировщикам будет труднее противостоять, чем советским доктринам; и, наконец, обучить и оснастить свои вооруженные силы до уровня, позволяющего им в полной мере участвовать в совместных маневровых операциях с союзниками.Как уже говорилось, вероятность того, что Кремль начнет драку, уменьшается с предсказуемостью исхода.

Повышенная ситуационная осведомленность и безопасность связи

Первый выпуск — это разведданные о Черноморском флоте и вооруженных силах России в Крыму. В настоящее время США предоставляют большую часть этой разведки, используя спутники, P-8 Poseidons и беспилотные летательные аппараты для наблюдения за флотом в Севастополе и его электронными выбросами (от активации антенн радара и команд сигнализации).Затем США передают эту информацию своим союзникам и партнерам. Возможности американского морского наблюдения, безусловно, являются самыми передовыми в мире, но они также являются дефицитным ресурсом, потому что им поручено следить за военно-морскими силами Китайской Народно-освободительной армии по мере того, как они расширяют свою деятельность по всему миру. В то время как черноморские страны должны регулярно улучшать свои возможности сбора разведывательной информации на суше, развертывание большего количества европейских беспилотных летательных аппаратов и других самолетов для сбора разведданных в их регионе быстро увеличит их возможности.К сожалению, недавние программы приобретения в основных европейских странах сталкиваются с задержками.

Морской патрульный самолет обеспечивает быстрый и эффективный способ реагировать и собирать информацию о происшествиях на море. Внезапное появление турецких патрульных самолетов заставило российские корабли отступить от украинских кораблей в Черном море. Если бы государства-члены ЕС использовали морские патрульные и разведывательные самолеты с румынских и болгарских баз, это могло бы увеличить частоту таких полетов.

И стоит повторить, что средства сбора разведывательной информации, встроенные в вооруженные силы, не могут быть эффективными без поддержки со стороны функционирующих, способных и интегрированных гражданских разведывательных, контрразведывательных, правоохранительных и антикоррупционных институтов. Хотя помощь черноморским странам с использованием технических средств разведки НАТО относительно легко, будет гораздо труднее компенсировать тот факт, что предыдущие раунды расширения ЕС и текущая политика соседства не уделяли первоочередного внимания реформе разведки (область, в которой сами государства-члены много недостатков).

Многонациональные надводные силы

В условиях кризиса надводные корабли важны как сигнал решимости и солидарности. Во время предыдущих кризисов, таких как конфликт между Россией и Грузией в 2008 году и угроза войны 2021 года на Украине, США в ответ пытались перебросить военные корабли через Босфор. Однако транзит через Босфор идет медленно — поскольку Конвенция Монтрё требует уведомления о таких шагах за восемь дней — и побуждает Россию оказать давление на Турцию, чтобы она заблокировала его. Но, если члены НАТО развернут военные корабли в Черном море на постоянной основе ротации, они смогут реагировать гораздо быстрее.Как и усиление передового присутствия в странах Балтии, присутствие кораблей нескольких союзных стран усложнило бы расчеты России, увеличив риск того, что военная агрессия против черноморских государств приведет к эскалации. Это также сняло бы часть давления с этих состояний, чтобы решить, как реагировать в одиночку.

Конечно, Конвенция Монтрё накладывает ограничения на международное военно-морское присутствие в Черном море. Европейские страны должны будут перебрасывать суда — на ротационной основе — в море, где совокупное водоизмещение судов всех иностранных военно-морских сил не должно превышать 30 000 тонн.В этих операциях должны участвовать несколько стран, поскольку конвенция запрещает любой стране самостоятельно использовать лимит. Но ни один из этих вопросов не должен быть проблемой для многонационального альянса. Современный фрегат имеет водоизмещение около 5000 тонн, а противолодочный корвет — примерно вдвое меньше, в то время как суда снабжения и небольшие суда, такие как минные охотники, исключены из режима тоннажа. Можно было бы собрать союзную оперативную группу, состоящую из двух или трех фрегатов, а также некоторых вспомогательных и вспомогательных кораблей, которые регулярно меняли бы отдельные корабли.Такая оперативная группа могла бы гибко отреагировать на любой инцидент в Черном море и тем самым укрепить европейские политические позиции в регионе.

В 2016 году НАТО попыталась создать такую ​​оперативную группу, состоящую исключительно из кораблей ее членов — Болгарии, Румынии и Турции. Но идея быстро развалилась: поскольку только турецкий флот мог предоставить большое количество надводных кораблей, Болгария опасалась, что Турция будет доминировать в оперативной группе. В то время как все члены и партнеры НАТО могли бы внести свой вклад в наземные силы, предоставленные и возглавляемые не прибрежными государствами, подход, опирающийся на внешних игроков, помог бы разрядить такого рода политическое соперничество между черноморскими странами.

Патрули свободы судоходства

Свобода навигационного патрулирования, подобное тому, которое западные государства проводят в Южно-Китайском море, — еще один способ подчеркнуть, что Европа отвергает претензии России на Крым и произвольное закрытие морских путей. Однако европейским государствам необходимо будет сочетать эти патрули с эффективной коммуникационной стратегией: поскольку такие операции являются лишь заявлениями судов, сообщение должно быть ясным с самого начала.

В июне 2021 года эсминец Королевских ВМС HMS Defender вошел в объявленную Россией зону ограниченного доступа к югу от Крыма на пути из Одессы в Грузию, чтобы подчеркнуть обеспокоенность британского правительства односторонними действиями Москвы.В принципе, эта операция прошла нормально, но Великобритания никому не сообщила, что делает корабль и куда он направляется, давая российской прессе возможность сначала опубликовать преувеличенные истории о «вторжении» и тем самым сформировать повествование вокруг инцидент. Министерство обороны Великобритании опубликовало лишь короткое заявление, в котором опровергает утверждения России через несколько часов после операции, несмотря на то, что бортовой репортер зафиксировал напряженную ситуацию с российскими судами, пытающимися их отогнать. Операция не только не дала четкого представления об отсутствии легитимности претензий России на Крым, но и вызвала путаницу, которая помогала подчеркнуть главный посыл Москвы: оспаривание российских завоеваний означает проблемы.Предварительные консультации с союзниками, взаимная поддержка и ясный обмен сообщениями предотвратили бы это. В последнее время Королевский флот Нидерландов справился с этой задачей намного лучше — после того, как один из его кораблей, HNLMS Evertsen, подвергся нападениям со стороны российских самолетов в международных водах около Керченского пролива.

Тем не менее, российские вооруженные силы все более агрессивно преследуют корабли НАТО в международных водах как в Черном, так и в восточном Средиземноморье. Москва хочет раздвинуть границы закрытых для сил НАТО зон в нарушение международного морского права.Россия настаивает на своем праве на свободу судоходства при движении военных кораблей через Пояс и пролив или Ла-Манш, или когда ее авианосцы хотят дозаправиться в испанских портах, или корабли ВМФ России пытаются переждать шторм в защищенных британских водах. Поскольку западные страны хотят поддерживать свободу судоходства, они отказываются вводить натуральные ограничения. Но им необходимо решительно дать отпор российским провокациям и продемонстрировать готовность применить силу.

Наращивание военного потенциала

Более того, черноморские государства нуждаются в программах по наращиванию потенциала, чтобы помочь улучшить свои возможности береговой обороны и противовоздушной обороны.Как уже говорилось выше, затраты на модернизацию вооружений огромны. Страны Восточного партнерства и прибрежные государства, являющиеся членами НАТО и ЕС, не имеют достаточных финансовых ресурсов для того, чтобы делать это в одиночку — поскольку они сталкиваются с российской угрозой, исходящей из-за моря. А наиболее уязвимые черноморские страны — особенно Грузия и Украина — имеют более высокие приоритеты, чем прибрежная и противовоздушная оборона. В частности, Европа должна предоставить им конкретную военную помощь в виде ссуд и подержанного оборудования, чтобы облегчить финансовое бремя модернизации.В настоящее время союзным и ассоциированным странам в регионе доступны только программы американской иностранной военной помощи. Западная подготовка и советы также будут полезны, поскольку оперативная совместимость украинских, грузинских и НАТОвских сил является ключом к координации реагирования на кризисы. Даже если Грузия и Украина не являются членами НАТО, западные государства должны дать понять Москве, что эти две страны не обязательно будут одни в противостоянии с ней.

НАТО также необходимо рассмотреть возможность распространения миссий по охране воздушного пространства на страны, не являющиеся членами.Этот тип миссии обычно известен тем, что охраняет воздушное пространство трех балтийских стран, каждая из которых слишком мала, чтобы иметь собственные истребительные силы. Но есть и другие примеры таких миссий: Италия проводит воздушное патрулирование в Словении. А с 2014 года усиленное воздушное патрулирование НАТО помогло заполнить пробелы в этой области в Румынии. Эта миссия также увеличивает оперативную совместимость действующих там военно-воздушных сил НАТО и помогает румынским военно-воздушным силам в их усилиях по модернизации, обеспечивая обучение и маневрирование.Пока такие операции зарезервированы за государствами-членами НАТО. Но, учитывая нестабильную обстановку в плане безопасности на Южном Кавказе, было бы опасно оставлять воздушное пространство Грузии без охраны. В связи с нынешней политической ситуацией в Грузии такая служба должна быть связана строгими условиями.

Также важно, чтобы НАТО оказала содействие усилиям Румынии и Болгарии по модернизации их портов, инфраструктуры морского наблюдения (включая радары и гидролокаторы морского дна), авиабаз, радиолокаторов воздушного наблюдения, а также инфраструктуры морского и воздушного командования и управления.Это связано с тем, что во время кризиса подкреплениям союзников придется использовать эту инфраструктуру. Расширение роли многонационального корпуса на юго-востоке и увеличение его финансирования могло бы поддержать модернизацию румынских и болгарских структур командования и управления. В Балтийском море НАТО обладает значительной стратегической глубиной, поскольку она может использовать датские и немецкие порты и авиабазы ​​для доставки подкреплений или выполнения других задач. Однако в Черном море альянсу не хватает этой глубины и он зависит от тамошних объектов.

Юго-восточный многонациональный корпус

Многонациональный корпус на юго-востоке должен получить больше внимания со стороны европейских стран. Он служит общей структурой командования для проведения операций во время кризисов, планирования и подготовки к ним в мирное время, преобразования разведывательных данных о российских приготовлениях в планирование сил союзников и поддержания связи с властями принимающих стран. Но для того, чтобы эффективно играть эту роль, корпусу потребуется дополнительная бюджетная поддержка НАТО для модернизации местной инфраструктуры командования и управления.Как и любому военному командованию, многонациональному корпусу «Юго-Восток» необходимы тренировки, учения и другая подготовка для выполнения своих функций военного времени. Учитывая, что корпус сыграл важную роль в учениях «Защитник 21» под руководством США, можно только надеяться, что в ближайшие годы последуют новые учения, отрепетирующие как развертывание, так и совместные операции (протесты России против «Защитника 21» отражают стратегическое значение учений).

Основополагающий акт Россия-НАТО ограничивает размер постоянно дислоцированных боевых формирований странами бывшего Варшавского договора.Однако в действии нет ничего, что могло бы помешать развертыванию средств обеспечения сил и формирований боевой поддержки, чтобы облегчить роль корпуса в маневрах, обучении, сборе разведданных и планировании. И это поможет облегчить местные усилия по модернизации вооруженных сил. США начали эти усилия в 2000-х годах, когда группа поддержки Черноморского региона Европейского командования США модернизировала учебные полигоны и создала объекты, способные разместить до бригады в Румынии и Болгарии каждая. Однако главной целью прежней инициативы было обучение местных сухопутных войск для экспедиционных миссий в Афганистане и Ираке, а не совместный бой воздух-море-земля против возможной российской угрозы.

С европейской точки зрения поразительно, что США играют ключевую роль в большинстве военных усилий Запада в Черноморском регионе. США организуют там больше учений, чем любая другая страна, направляют войска для обучения на ротационной основе в Румынию и Болгарию, имеют базу в Румынии, обеспечивают большую часть военной разведки черноморским государствам и вносят много офицеров и средств в совместные структуры. В то время как европейские лидеры часто любят заявлять, что они должны взять на себя большую ответственность за свою безопасность, взгляд на их деятельность на местах показывает, что они этого не сделали.

Это не означает, что европейские действия не востребованы. Например, Румыния когда-то намеревалась присоединиться к рамочной национальной инициативе Германии (в соответствии с которой румынская бригада была бы подчинена немецкой дивизии для обучения и тренировок с ней). Но вскоре стало очевидно, что инициативе будет препятствовать географическая удаленность между странами и практическая подготовка Бундесвера к операциям по статье 5, сосредоточенным на его непосредственных окрестностях и Балтийском море.Некоторые болгарские политики отмечают, что, учитывая напряженные европейские дебаты по геополитике, многие усилия по модернизации вооруженных сил было бы легче продать, если бы ими руководили европейцы. То же самое относится к иностранной военной помощи, которая предоставляется только из США.

Военная мобильность

Стратегическая мобильность также является проблемой. В условиях кризиса США и европейские страны должны иметь возможность быстро развернуть силы сдерживания. Этим усилиям препятствует не только низкая боеготовность большинства европейских вооруженных сил, но и проблемы с инфраструктурой.Отряды тяжелой брони нужно перевозить поездом. Однако проведение такого развертывания из Германии через Польшу, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию занимает много времени. Частично это связано с тем, что в большинстве стран Центральной и Восточной Европы железнодорожным сообщениям восток-запад уделяется гораздо больше внимания и инвестициям в реконструкцию, чем железнодорожным сообщениям север-юг из-за их более высокой коммерческой ценности. Альтернативным маршрутом мог бы стать транзит через Средиземное и Эгейское моря с последующим судоходством из Греции в Болгарию.В последние годы этот маршрут все чаще используется в коммерческих целях, но еще не прошел испытания для развертывания войск.

Структурные фонды ЕС являются важным ресурсом для модернизации инфраструктуры, такой как дороги, железные дороги, мосты и порты. Блок уже сделал важный шаг по включению военных стандартов в проекты модернизации инфраструктуры. Тем не менее, другие важные типы инфраструктуры — такие как военные аэродромы, порты и базы — не покрываются текущими фондами ЕС, но по-прежнему имеют решающее значение для обеспечения подкреплений в черноморских странах.Для размещения самолетов союзников в случае кризиса Румынии и Болгарии необходимо модернизировать свои авиабазы ​​до стандартов, по которым они могут эксплуатировать и обслуживать современные западные истребители, одновременно размещая потенциально расширенные подразделения своих собственных военно-воздушных сил. В 1950-х годах Германия и Италия предоставили авиабазы ​​ВВС США, которые затем расширили их для размещения своих военно-воздушных сил. Но, учитывая ограничения, налагаемые Основополагающим актом Россия-НАТО, повторить это в Черном море невозможно. Поскольку у НАТО ограниченные средства, ЕС должен ответить на эти вызовы, создав проект постоянного структурированного сотрудничества для военной инфраструктуры.Между тем Вашингтон признал наличие проблемы: в 2021 году США выделили 152 миллиона долларов на модернизацию и расширение авиабазы ​​Кампия-Турзий в Румынии для размещения союзных войск во время кризиса или войны.

Членство в ЕС и НАТО дает Румынии и Болгарии некоторые инструменты для решения стоящих перед ними задач. Напротив, Грузия и Украина сталкиваются с аналогичными проблемами и не имеют таких преимуществ. Эти две страны никогда не могут быть уверены в том, какую поддержку они получат от Запада во время кризиса или, соответственно, насколько им потребуется взаимодействие с западными силами.Конечно, чем более совместимы их вооруженные силы, тем больше Запад может предоставить такую ​​поддержку, но всегда будет риск инвестировать в это. Хотя Грузия вложила больше, чем Украина, в обеспечение оперативной совместимости, внутриполитический кризис первой страны заставляет США и большинство европейских стран несколько колебаться в отношении углубления своего взаимодействия с ней.

Тем не менее, этот риск будет всегда. Создание оперативной совместимости между вооруженными силами требует значительного времени, в то время как повседневная политика правительства меняется быстро — один день к лучшему, другой к худшему.Но в случае кризиса только приличный уровень оперативной совместимости позволит Западу отреагировать — или, по крайней мере, достоверно угрожать Москве ответной реакцией — увеличивая неопределенность и непредсказуемость военных усилий Кремля.

Снова и снова многие европейские страны путают необходимость поддержки своих соседей — даже в военном отношении для повышения их оперативной совместимости — с вопросом о вступлении в НАТО или ЕС. Во время холодной войны Великобритания и США поддерживали связи с австрийскими и шведскими вооруженными силами, тем самым обеспечивая минимальную степень взаимодействия в логистике, оборудовании и обучении офицеров, а также готовясь к различным сценариям кризиса и войны посредством неофициальных консультаций (которые шведы восприняли это гораздо серьезнее, чем австрийцы).Ничего из этого не требовало вступления Австрии или Швеции в НАТО. Это также не означало, что западный альянс безоговорочно защитит их в случае войны. Сотрудничество проистекает из осознания в Вашингтоне и Лондоне того, что собственная безопасность, а также безопасность и стабильность Европы требуют взаимодействия за пределами формальных границ альянса.

европейских стран должны подойти к Трио ассоциаций Восточного партнерства — Грузии, Молдове и Украине — с такой же непредвзятостью.Членство в НАТО и ЕС — это только вопрос, который нужно решать после того, как эти государства выполнят все необходимые требования. Но сделать это быстро у них не получится. Между тем, есть много устрашающих проблем безопасности, которые государства Восточного партнерства должны решить, если они хотят выжить как независимые страны.

Об авторе

Густав Грессель — старший научный сотрудник программы «Расширенная Европа» в берлинском офисе Европейского совета по международным отношениям.Его основные темы включают Россию, Восточную Европу и оборонную политику. До прихода в ECFR Грессель работал ответственным за политику и стратегию международной безопасности в Бюро политики безопасности Министерства обороны Австрии с 2006 по 2014 год, а также научным сотрудником Комиссара по стратегическим исследованиям Министерства обороны Австрии. с 2003 по 2006 год. Он также был научным сотрудником Международного института либеральной политики в Вене. Перед своей академической карьерой он пять лет служил в австрийских вооруженных силах.Грессель имеет докторскую степень по стратегическим исследованиям на факультете военных наук Национального университета государственной службы в Будапеште и степень магистра политических наук Зальцбургского университета. Он является автором многочисленных публикаций по политике безопасности и стратегическим вопросам, а также частым комментатором по международным делам.

Благодарности

Эта статья имеет долгую предысторию, поскольку вопросы безопасности Черного моря были в поле зрения автора в течение некоторого времени. Однако, поскольку другие события помешали написанию, а пандемия прервала запланированные раунды интервью в государствах Черного моря, проекту потребовалось некоторое время, чтобы созреть.Будем надеяться, что, как и хорошее вино, со временем он не потерял свой аромат.

Все это время Нику Попеску и Весела Чернева поддерживали автора в его усилиях по написанию статьи, за что они заслуживают особой благодарности. Газета была бы невозможна без Тани Лессенской и Даниэля Стефанова, которые обеспечили бы контакты и предоставили отличных партнеров для интервью в регионе. Автор хотел бы искренне поблагодарить их обоих за все время и усилия, которые они вложили. И последнее, но не менее важное: Крис Рэггетт заслуживает благодарности за гладкое, быстрое и профессиональное редактирование статьи, равно как и Марлен Ридель за то, что она сделала нечитабельный текст автора. каракулей в привлекательную графику.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Украинские военные: от деградации к обновлению

В августе 2015 года Министерство обороны Украины официально начало комплексные усилия по перестройке вооруженных сил страны в условиях конфликта, охватившего Донбасс. Три года спустя боевые возможности достигли наивысшего уровня с момента обретения независимости в 1991 году.Тем не менее, проблема безопасности Украины сохраняется, поскольку ее военный потенциал остается значительно ниже, чем у ее основного противника: России. Этот недостаток не был бы таким большим, если бы Украина не отказалась от своего ядерного оружия в 1996 году в соответствии с гарантиями безопасности Будапештского меморандума или если бы у страны была четкая перспектива присоединения к Организации Североатлантического договора (НАТО). Однако, поскольку ни один из этих вариантов сегодня не существует, Украина должна полагаться на собственные обычные вооруженные силы.

В 2014 году украинская армия начала выходить из состояния полной деградации, последовавшей за распадом Советского Союза.Эта слабая отправная точка объясняет, почему нынешний уровень армии, достигнутый при международной поддержке, следует считать значительным успехом. Однако военная реформа далека от завершения, и проблемы, с которыми пришлось столкнуться при реформировании вооруженных сил, такие как (1) низкое качество управления (советский стиль управления), (2) коррупция и (3) отсутствие адекватное финансирование, не позволяют быть абсолютно уверенными в успехе реформ.

После распада Советского Союза Украина унаследовала одну из крупнейших армий в Европе.В ее вооруженных силах находилось 780 000 военнослужащих, 6 500 танков, 1100 боевых самолетов и более 500 кораблей. Имея 176 межконтинентальных баллистических ракет и более 1000 единиц тактического ядерного оружия, страна обладала третьим по величине ядерным арсеналом в мире после США и России. В то время украинские официальные лица считали эту огромную армию излишней. НАТО превратилось из противника в партнера, а мирный распад Советского Союза снизил вероятность вооруженного конфликта с Россией. Украина пережила глубокий экономический кризис и не могла позволить себе содержать такую ​​большую армию.Поэтому, когда страна приступила к своей первой реформе вооруженных сил в 1990-х годах, направленной на преобразование советских вооруженных сил в современные силы, первым делом было сокращение военных структур и персонала и, под международным давлением, отказ от ядерного оружия. .

До 2014 года развитие украинских вооруженных сил определялось тремя целями: противодействие террористическим угрозам, участие в международных гуманитарных и миротворческих операциях и, при необходимости, ведение локальной войны.Однако нехватка средств во многом помешала их реализации. В то время как Украина успешно развивала силы быстрого реагирования и специальных операций, чье оборудование и профессионализм позволили стране участвовать в миротворческих миссиях ООН (например, в Демократической Республике Конго, Либерии, Южном Судане и Кот-д’Ивуаре) и миротворческих силах НАТО, операции поддержки — основные силы обороны находились в плачевном состоянии. В начале 2013 года украинская армия сократилась по сравнению с ее советским предшественником и насчитывала 184 000 солдат, примерно 700 танков, 170 боевых самолетов и 22 боевых корабля.Но это было далеко не так, как могло бы быть.

Война с Россией естественным образом повысила военные цели Украины, продемонстрировав необходимость в армии, способной не только участвовать в миротворческих и контртеррористических операциях, но и восстанавливать суверенитет Украины над Донбассом и эффективно защищать территорию Украины. Новые реформы начались оперативно в 2014 году. В отличие от предыдущих, эти реформы имеют другой набор задач, более системный подход и более тесное сотрудничество с западными партнерами.Армия реформируется в соответствии со стандартами НАТО с помощью инструкторов Североатлантического союза. Прежде всего, они происходят в контексте вооруженного конфликта. Этот конфликт, конечно же, представляет собой мощный стимул для перемен и дает боевой опыт, необходимый для реорганизации армии и обучения будущих офицеров. В то же время это также тормозит скорость реализации реформы. Но после 2015 года интенсивность боевых действий на востоке Украины снизилась, что позволило сосредоточить внимание на реформах.

Хотя мы часто называем этот процесс «реформой», правильнее было бы говорить о создании новых вооруженных сил. Изменения произошли во всех сферах — от стратегических оборонных документов до менеджмента и логистики. Наиболее важно то, что Украина официально объявила членство в НАТО стратегической государственной целью, отказавшись, таким образом, от проводившейся два десятилетия многовекторной политики сотрудничества как с НАТО, так и с Россией. Он изменил управление своими вооруженными силами, т. Е. Подготовку личного состава, материально-техническое обеспечение и медицинское обеспечение, соответственно, чтобы обеспечить совместимость с государствами-членами НАТО.

Правительство также увеличило свой бюджет для вооруженных сил, которые получают больше средств, чем когда-либо с момента обретения независимости. Если в 2013 году военный бюджет Украины составлял примерно 1,9 миллиарда долларов, то в 2015 году — 3,1 миллиарда долларов. Конечно, перед Россией сложно сказать, что достаточно какого-либо финансирования. Тем не менее, средства идут не только на содержание вооруженных сил, но и на развитие новых возможностей.

Увеличение финансирования помогло Украине значительно увеличить как численность, так и боеготовность своих войск.С 2013 года численность военнослужащих увеличилась на 36% до 250 тысяч. Это особенно заметно, поскольку украинская армия постепенно отказывается от непопулярного призыва и переходит на контрактную модель службы. Согласно официальным планам (утвержден в 2017 году) к 2020 году до 80% военнослужащих будут профессиональными военнослужащими. В то же время украинские военные также начали проводить при поддержке иностранных государств многочисленные учения для повышения уровня боевой подготовки личного состава. Только в 2016 году украинские военные провели около 900 учений, в том числе с международным участием.Для сравнения, в 2009 году нулевые полномасштабные многонациональные военные учения на территории Украины не проводились из-за отсутствия финансирования. Таким образом, в случае возобновления активной фазы боевых действий на Донбассе украинская армия будет эффективнее, чем в 2014 году, за счет сочетания собственного боевого опыта с технологиями и опытом военных из стран НАТО.

Наконец, военные создали подразделения для информационных и психологических специальных операций и реформировали систему территориальной обороны.Сегодня в каждом регионе государства сформированные отряды территориальной обороны состоят из резервистов, добровольцев и демобилизованных солдат. До конца этого года эти части будут реорганизованы в батальоны и объединены в бригады, которыми будет руководить командование Сухопутных войск Вооруженных Сил Украины. Следующим этапом станет подготовка бригад по стандартам НАТО. Правительство также планирует создать военную полицию, которая должна быть создана в этом году при поддержке Канады.В его задачи будет входить обеспечение правопорядка среди военнослужащих, а также предотвращение и раскрытие преступлений, совершенных военнослужащими, по которым ему будет предоставлено право проводить досудебное расследование. Кроме того, в этом году президент Украины описал планы создания военного суда в качестве дополнения к полиции и военной прокуратуре. Благодаря этим изменениям армия становится более современной и лучше оснащенной для решения стоящих перед ней задач.

Многие страны оказали Украине материально-техническую поддержку и помощь в обучении военного и медицинского персонала.В этих усилиях Соединенные Штаты сыграли особую роль. Он предоставил военным специалистам миллиарды финансовой помощи и нелетальное вооружение, такое как оборудование связи и радары. В начале марта США расширили свои обязательства перед Украиной, одобрив продажу противотанкового ракетного комплекса Javelin. 30 апреля первая из этих ракет американского производства прибыла в страну. В результате эти изменения имели значительные политические последствия. Для Украины возможность приобрести Javelin — признак того, что армейская реформа продвигается в правильном направлении.Военный эффект более ограничен ввиду небольшого количества противотанковых ракетных комплексов (210 ракет и 37 пусковых установок), которые Украина имеет в настоящее время. Тем не менее, по крайней мере, у украинских военных есть возможность завладеть новым типом оружия.

Продолжается процесс капитального ремонта, который планируется завершить в 2020 году. Реформы были одними из самых успешных с момента обретения страной независимости. Украина наконец-то создала боеспособную армию. Но для этого необходимо закупить дополнительное новое оборудование и эффективно внедрять изменения.

Задача переоснащения армии современной техникой остается актуальной. На протяжении всего конфликта Украина максимально использовала советские технологии, имеющиеся в ее распоряжении. Тем не менее, учитывая устаревший характер этого оборудования, поставки оружия с Запада — средств связи, контрбатарейных радаров и приборов ночного видения — имеют жизненно важное значение. Хотя эти поставки значительно укрепят украинскую армию, стратегическая проблема модернизации вооружения остается нерешенной. В конечном итоге Украине придется закупать новое оружие в значительных количествах.Поскольку экономическое положение страны остается безрадостным, в настоящее время у нее нет на это средств.

Альтернатива — отечественное производство модернизированного оружия. Это тоже непростая задача. Исторически военная промышленность Украины была тесно связана с Россией. Таким образом, разрыв отношений с Россией вынудил Украину искать военно-промышленных партнеров где-то еще, но пока не удалось добиться значительного прогресса. Из-за войны Украина прекратила военно-техническое сотрудничество с Россией в июне 2014 года.В 2014 году глава Минпромторга России Дмитрий Мантуров оценил общий объем российских военных и гражданских заказов, размещенных на украинских предприятиях, в 15 миллиардов долларов, или 8,2 процента ВВП Украины. Украина не опубликовала собственной оценки стоимости потерянных военных контрактов, но они явно существенны. В качестве компенсации украинские военно-промышленные предприятия стали получать поддержку от государства. Тем не менее, финансовые возможности правительства ограничены, а денег не хватает для обновления оборудования и инвестирования в развитие новых технологий.

Вот почему так важна военно-техническая помощь, оказываемая Украине странами НАТО. Основными потребностями Украины остаются противотанковые системы, средства разведки и связи, которые будут эффективны в средствах радиоэлектронной борьбы, противобатарейных радарах и приборах ночного видения. Украине также необходимо восстановить свой военно-морской флот и систему береговой обороны в дополнение к своей авиации и системам противовоздушной обороны. Украина сможет приобрести все необходимое оборудование только с помощью Запада.

Однако успех военной реформы зависит от способности украинских властей не только найти финансирование для военных реформ, но, что более важно, эффективно их реализовать.Осуществление изменений в вооруженных силах сталкивается с обычными проблемами украинской реформы: сопротивление консерваторов, коррупция и отсутствие общественного и парламентского контроля.

Западная помощь будет иметь решающее значение в вопросе финансирования, но не обязательно в вопросе реализации. Иногда странам НАТО сложно понять, как будет использоваться техника в украинских условиях. Например, в Украину было доставлено 130 военных автомобилей Humvee, но запчасти и шины не были доставлены.В результате в Украине возникли проблемы с ремонтом автомобилей, и их использование было ограничено. Более того, Украина и Запад часто по-разному понимают, какие задачи должна решать украинская армия. В своей помощи Запад руководствуется тем, что первоочередной задачей украинской армии является отражение агрессии. Между тем Украина видит задачи более обширные, в том числе восстановление территориальной целостности.

Тем не менее, даже при оптимальной поддержке Запада, Украина сталкивается с другими проблемами при проведении реформ.Один из них — подходы, практика и образ мышления украинских военных, особенно старших офицеров, прошедших подготовку в советское время. Управление в армии остается в основном советским, основанным на контроле и наказании без поддержки независимости и инициативы. Этот стиль не позволяет обученному персоналу оставаться в армии. Так, по последним данным, через год после обучения, проведенного при поддержке США и Канады, около 80% обученных военнослужащих покидают армию.Эта статистика сводит на нет текущую работу по совершенствованию обучения персонала. Для удержания специалистов необходимы лучшие методы управления.

Действительно, было бы наивно полагать, что можно модернизировать украинскую армию без реформ в других сферах управления Украиной. Военная реформа будет успешной только в том случае, если Украина найдет способы ограничить коррупцию, разработать более демократическую политическую систему и уважать гражданские права, особенно языковые и культурные права национальных меньшинств.Усилия по военной реформе Украины — это, в конечном счете, не только вопрос модернизации ее оборудования. Модернизация и улучшение управления украинскими вооруженными силами в конечном итоге является более важным — хотя и более сложным — определяющим фактором успеха военной реформы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.