Как суворов взял измаил: Русскими войсками взята турецкая крепость Измаил

Содержание

Как Суворов взял Измаил. | История России

Падение Измаила

Крепость Измаил пала 11 декабря 1790 г. В результате тяжелой битвы армия под предводительством А. Суворова одержала великую победу, захватив силами, уступающими по количеству солдат, крепость, которую многие считали неуязвимой.

Результатом этой виктории стало укрепление позиций Российской Империи на Балканах и в Черном море, а также это событие стало кардинальным переломом в русско-турецкой войне.

Причины и подготовка к штурму

Мотивы взятия укрепленного сооружения несли скорее стратегический характер. Крепость давала возможность контролировать движение пехотных войск и флот в устье Дуная и значительно сужала возможности противников.

Также непреступная ранее крепость могла укрыть большое число солдат, которые, находясь в идеальных условиях, могли вести наступательные операции и контрнаступления.

Екатерина Великая приказала Потемкину любой ценой взять крепость, но все генералы под разными предлогами отказывались, в основном аргументируя свой отказ тем, что крепость взять невозможно.

До появления в русской армии легендарного Суворова солдаты находились в пессимистичном настроении. Продовольствия было мало, все устали от долгих переходов и сражений. Укреплений и шалашей не было, армия находилась просто под открытым небом.

В начале декабря Суворов прибыл под Измаил. Он сразу начал с организации разведывательных отрядов, расставил войска так, чтобы сложилось впечатление, что русские не собираются штурмом брать крепость, а просто готовятся к длительной осаде. Генерал приказал вяло обстреливать стены Измаила, заставил флот совершать различные маневры и тоже вести огонь под стенами крепости. Все эти хитрости привели к тому, что турки переоценили численность армии русских.

Суворов даже создал подлинный макет крепости со всеми ее оборонительными постройками, валами и рвами. На этой модели Измаила он обучал свои войска, показывал, как нужно действовать во время реального боя.

Ход штурма и последствия победы

Уже после, Суворов не раз признавался об Измаиле в порыве откровенности: «На штурм подобной крепости можно было решиться только один раз в жизни…». Незадолго до штурма Суворов послал письмо начальнику крепости: «Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть». Ответ сераскера был следующим: «Скорее Дунай потечёт вспять и небо упадёт на землю, чем сдастся Измаил».

9 декабря был отдан приказ о начале штурма.
Решиться на такой штурм ему и в самом деле было непросто: даже по нынешним нормативам для успешного наступления на укрепленную оборону надо обладать трехкратным превосходством над противником, а у Суворова было около 31000 против 35000 сидящих даже не в окопах, а в мощной крепости, восточная часть которой была незадолго до этого обновлена! Сил и ресурсов для долгой осады тоже не хватало. Поэтому единственным выходом был быстрый и решительный штурм, что как раз было в «стиле» Суворова: «глазомер — быстрота — натиск!» Этот вариант требовал очень хорошей подготовки войск и организации боя, что и было выполнено. Чтобы растянуть войска противника по всему периметру стен был приказ вести «беспокоящий» огонь со всех сторон, в т. ч. Дунайской флотилией кораблей с юга. Именно обстрел крепости и был начат 9 декабря. Велся он 2 суток непрерывно, а штурм был начат под прикрытием канонады в темноте ранним утром 11 декабря. Несколько колонн, во главе которых были группы, забрасывающие рвы фашинами, ударили одновременно с нескольких направлений. Весь расчет строился на внезапности: надо было прорвать оборону на узких участках до того, как противник успеет подтянуть к ним резервы и заткнет эти бреши, реализуя свое численное превосходство.

На самый опасный участок — восточную «новую крепость»,- Суворов назначил своего ученика Кутузова. Увидев, что там дела идут с трудом, он направил вестового с приказом о назначении Кутузова комендантом крепости (еще не взятой!). Тому пришлось нарастить усилия, чтобы оправдать доверие своего великого учителя. Тренировки на «учебной стене» дали прекрасный результат: стена крепости была преодолена в нескольких местах практически ОДНОВРЕМЕННО, что затруднило туркам рационально применить резервы (у них всегда с управлением было плоховато, а тут еще и САМ Суворов в противниках — блестящий как сейчас бы назвали «кризисный менеджер», способный молниеносно оценивать обстановку, принимать эффективные решения, быстро и умело воплощать их в жизнь, да и просто одним своим присутствием внушать веру в победу своим войскам и страх — неприятельским!..)

Когда дело дошло до «свалки» на улицах города-крепости, то началось форменное истребление отчаянно защищавшегося но уже деморализованного противника (тем более что большую часть гарнизона составляло ополчение, а из регулярного войска было много «ссыльных» из других формирований, уже не раз битых русскими…)

Перед штурмом Суворов издал краткий приказ по войскам: «День поститься, день молиться, на третий — штурм!» (Вот эти первые два дня и шел обстрел крепости). Войска уже прошли «тренаж» на «учебной» стене, осталось их только максимально подготовить в «духовно-моральном» отношении. Ну а с силой духа РУССКОГО ВОИНА кто в мире может потягаться?!..
К вечеру на крепости уже развивался российский флаг. Турки потеряли 26 000 убитыми и около 9 000 взято в плен. Потери русских составили 4582 человека.

Как атаковали и какими силами изображено на схеме.

Виктория генерала Суворова под стенами Измаила имела великое значение. Был открыт прямой путь на столицу Константинополь и нанесен серьезный удар по независимости Турции.

После этого штурма другие турецкие крепости стали без боев сдаваться русским. Турция потерпела поражение в войне и была вынуждена пойти на мирное соглашение.

«Штурм Измаила 11 декабря 1790 года», фрагмент диорамы, Данилевский Е.И., Сибирский В.М., Музей А.В.Суворова в г. Измаил, 1972 год.

«Штурм Измаила 11 декабря 1790 года», фрагмент диорамы, Данилевский Е. И., Сибирский В.М., Музей А.В.Суворова в г. Измаил, 1972 год.

Фотоматериал использован из свободного доступа Яндекс и является иллюстрацией мыслей автора.

Если вам понравилась публикация — не забудьте:

— нажать «палец вверх»;

— подписаться на канал;

— оставить комментарий.

Еще больше материалов на нашем телеграмм канале История Российской Империи.
Подпишись

Кто построил крепость Измаил и как Суворову удалось отвоевать ее у турков

24 декабря в России празднуют день воинской славы, посвященный взятию русскими войсками под командованием Суворова турецкой крепости Измаил. Хотя, справедливости ради, взята она была не 24, а 22 декабря 1790 года, если считать по новому стилю. Почему именно так, нам неизвестно, но сама операция стала вершиной воинского искусства и отваги того времени. Как и положено в таких случаях, за этим событием стоит крайне увлекательная история.

История Измаила

В начале X века здесь выросло славянское городище Смил. В XIII веке его захватили золотоордынцы. Лишь спустя столетие после освобождения из-под ига выросло новое славянское городище.

Турецкий след

В 1538 году сюда вторглись турецкие войска. Разбив поселение, османы решили обосноваться здесь навеки. Стремясь уничтожить самобытную культуру славян, турки переименовали Смил в исламский Ишмасль. (в переводе с турецкого «услышь, Господь».

Османские завоеватели проводили жесткую политику, поэтому народ протестовал. Поддержанное Запорожской Сечью местное население штурмом овладело Ишмаслем. В ответ султанские правители укрепили оборонную мощь поселения, построив на его месте мощную крепость, назвав ее Измаилом.

Возникновение города Измаил

В начале XIX века Россия прочно утвердилась в устье Дуная и на берегах Черного моря. Сюда устремились беглые крепостные, находили приют болгары, греки, албанцы, гонимые турецким гнетом.

В 1810 году у восточных стен крепости Измаил стал расти посад, который по указу Сената получил название город Тучков и вошел в состав Российского государства. С ростом населения Измаил (Тучков) становится для России важным морским и речным портом на Дунае. В нем зарождается новая отрасль промышленности – судостроение.

В истории русско-турецких войн крепость Измаил была четырежды взята русской армией. Каждый раз при подписании мирного договора она отходила обратно в подчинение Турции. Окончательно присоединен Измаил к России только в 1878 году в результате победы русских войск в очередной войне с Турцией.

Измаил в xx веке

Во время империалистической войны город пережил голод. С 1918 по 1940 год он был в составе земель королевской Румынии. Измаил той поры был ухоженным патриархальным городом.

В годы Великой Отечественной войны полторы тысячи советских воинов успешно оборонялись от 20-тысячной армии врага и оставили оборону по приказу выступить на защиту Одессы. Через три года вернулись и освободили Измаил.

Прибытие Суворова под Измаил и подготовка к штурму

Надо сказать, что Александр Васильевич сразу откликнулся на призыв главнокомандующего и начал действовать, поняв что у него приказом развязаны руки. Он незамедлительно выехал к Измаилу, призвав подкрепления, и заворачивая обратно уже отходящие от крепости войска.

Сам он был в таком нетерпении, что за несколько километров до цели оставил охрану и пустился вперед на лошади в сопровождении только одного казака, который вез личные вещи командующего.

Турецкие воины XVIII века.

Прибыв на место, деятельный Суворов немедленно приказал не только обложить город со всех сторон, но и построить на удалении от турок копию их валов и рва, на котором из фашин (связок прутьев) были сделаны куклы-турки. После этого начались ночные тренировки солдат по взятию этих укреплений, возглавляемые самим командующим. Вместе они преодолевали ров, забирались на вал, кололи штыками и рубили саблями эти фашины.

Появление прославленного полководца, которому на тот момент было за шестьдесят, необычайно воодушевило солдат, ведь среди них были и ветераны, которые сражались с ним плечом к плечу, и молодняк, наслышанный от товарищей о живой легенде.

Да и сам Александр Васильевич деятельно занялся поднятием боевого духа, обходя солдатские костры и по-простому общаясь с солдатами, не скрывая, что штурм будет тяжелым и вспоминая с ними подвиги, которые они уже совершили.

Балканские иррегулярные войска XVIII века.

В поднятии боевого духа не обошлось и без приманки — по традиции того времени город был обещан солдатам на разграбление на три дня. Приободрив самых нерешительных и заинтересовав самых алчных, Суворов разработал план неожиданного штурма.

Так как гарнизон не собирался сдаваться, и предвиделись затяжные городские бои, было решено пойти с трех сторон за два часа до рассвета, в 5.30 утра. При этом нападение должно было начаться с пуска сигнальной ракеты. Однако, дабы турки не поняли, когда именно будет штурм, сигнальные ракеты стали пускать каждую ночь.

Самое любопытное, что в штурме принимали участие многие титулованные иностранцы, которые, узнав о таком предприятии, прибыли в русские войска. Например, из иностранцев упомянем Ланжерона, Рожера Дамаса, принца Шарля де-Линя и неразлучного с ним герцога Фронсака, сделавшегося впоследствии известным на государственном поприще под именем герцога Ришелье, и принца Гессен-Филиппстальского. Также нужно сказать, что флотилией, блокирующей Измаил с воды, командовал испанец Хосе де Рибас. Все они показали себя храбрыми воинами и военачальниками и получили различные награды.

Проведя все приготовления, Суворов поставил ультиматум защищавшему город великому сераскеру Айдозле-Мехмет-паше с такими словами:

«Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть».

Но турки готовились к смертельной битве, и даже, по некоторым данным, тренировали семилетних мальчиков держать оружие. К тому же разозленный неудачами султан издал приказ о том, что любого, кто сбежит из Измаила, ждет смерть. Да и соотношение сторон было в их пользу — 31 000 (из них 15 тыс. нерегулярных) — в русской армии и 35 000 (15 тыс. регулярных войск, 20 тыс. ополчения) — у турок.

Неудивительно, что сераскер ответил отказом: «Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Правда по другим данным, это были слова одного из высших сановников, которые передавали русским посланцам ответ турецкого командира.

После суточного артобстрела, начался штурм города.

Крепость Измаил в настоящее время

21 мая 1990 года территории бывшей крепости Измаил присвоен статус памятника истории и архитектуры. На территории сохранились фрагменты земляных валов, следы бастионов, оборонительный ров глубиной 11 метров.

Здесь активно ведут поиски «черные копатели». Любой желающий при небольшом усилии сегодня может найти старинные монеты, курительные трубки, керамику, ядра и другие исторические ценности.

Территория крепости объявлена заповедной зоной, на ней запрещено любое строительство.

Решение это нарушалось неоднократно. Здесь построены учебные заведения, многоэтажные и частные жилые дома с гаражами и подвалами, судоремонтный завод.

Как Суворов взял неприступную крепость

Чтобы превратить крепость в неприступный бастион, для строительства пригласили французских военных инженеров. Измаил – важный стратегический пункт Османской империи на Дунае, и турки хотели быть уверены в его прочности.

Особенности оснащения

Крепость состояла из двух частей – старой и новой, их разделяла широкая низина. Снаружи она была окружена мощными каменными стенами, построенными из самых прочных материалов. Их высота достигала 10-20 метров.

Земляной вал высотой 6-8 метров с каменными бастионами на верху, ров шириной 12 и глубиной 10 метров, наполненный водой, были препятствием на пути противника. Крепость состояла из 11 бастионов, на крепостном валу которых были установлены 265 мощных артиллерийских орудий.

35-тысячный хорошо вооруженный гарнизон янычар днем и ночью зорко охранял крепость с периметром 12 км и площадью 170 гектаров. Бастионы имели тайные подземные выходы за пределы крепости во все четыре стороны для пропуска лазутчиков.

Огневые позиции располагались так, что наступающие на крепость должны были попасть под яростный артиллерийский огонь с трех сторон. Через такую огневую завесу пробраться можно было только в одиночку.

Для обстрела местности, скрытой от основного огня, высилась каменная башня с 22 мощными орудиями. Подход к ней охранял земляной вал 14-метровой высоты.

Выступающие стены с пушками, подъемный мост с усиленной охраной, ров, вал и стены – все призвано усилить неприступность крепости. И горе тому, кто пытался взять ее приступом.

Попытки штурма крепости

Конец XVIII века – время постоянных конфликтов России с Турцией. В ходе русско-турецких войн 1787-1791 годов крепость Измаил не смогли покорить ведущие полководцы: ни Репнин, ни Гудович, ни Потемкин.

В 1790 году главнокомандующий Южной армией Г.А. Потемкин-Таврический приказал штурмовать крепость войскам под командованием прославленного полководца генерал -аншефа Александра Васильевича Суворова.

Великий полководец, отдавший армии более 50 лет, тепло и заботливо относился к солдатам. Суворов, понимая всю сложность и непредсказуемость штурма крепости, провел тщательную подготовку.

Подготовка штурма крепости Суворовым

В течение 10 дней военные тренировались забрасывать ров, быстро ставить лестницы, колоть и рубить установленные на самодельной стене чучела противника.

Лазутчики провели тщательную разведку крепости. Сам Суворов, одевшись в лохмотья, на худой лошаденке, чтобы не привлечь внимание противника, лично объехал крепость по периметру.

Командующий пришел к неутешительному заключению, что слабых мест в обороне крепости нет. Он послал предельно краткое письмо-ультиматум начальнику крепости с предложением сдаться.

Получив высокомерный ответ паши о том, что скорее небо упадет на землю, чем Измаил поддастся натиску противника, Суворов еще тщательней начал готовиться к штурму. После приказа султана казнить каждого, кто попытается сдаться в плен, он понял, что турки будут стоять насмерть.

Общими усилиями была составлена подробная карта-схема всей крепости. Все, что удалось узнать, занесли в эту карту: расположение пушек, пороховых погребов, проходов и укрытий. Отметив все важные огневые точки, не оставили без внимания и то, что ночью вокруг крепости ходит дозор, и янычары ведут досмотр сверху.

Штурм Измаила войсками Суворова

Такие крепости, как Измаил, в то время считались неприступными. Два дня Суворов вел артиллерийскую подготовку. Крепость ожесточенно бомбили 600 орудий. В ночь на 22 декабря русская артиллерия разрушила турецкие укрепления.

Крепость была атакована с трех сторон. Отряды морской флотилии в 200 судов атаковали крепость со стороны Дуная. В этом сражении русская армия терпела большие трудности. Янычары дрались за каждый дом. Много солдат и офицеров полегло на мокрых и скользких от крови крепостных валах. Неожиданно выскочившие из потайных ворот турки начали бить казаков саблями. Положение спас командующий, выслав подкрепление.

Крепостной мост, по которому двигались гусары на штурм, турки успели взорвать, но командир отряда все же организовал переправу. Три его эскадрона вовремя ворвались в город.

Штурм крепости начался утром в 8 часов, а к 11 уже стало ясно, на чьей стороне будет победа. Турки сопротивлялись ожесточенно, но их оборона была сломлена, и крепость занята русскими войсками 24 декабря 1790 года. Борьба с турками продолжалась до 16 часов.

В своем рапорте Суворов писал: «Не бывало крепости крепче, не бывало обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят! Солдаты мои проявили массовый героизм»! Непобедимая крепость была взята за один день, турки потеряли убитыми в несколько раз больше, чем русские.

Окончание битвы за Исмаил

24 декабря 1790 года – День воинской Славы России, день взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием Суворова.

Штурм крепости закончился большими потерями турок, около 30 тысяч янычар было убито, русских погибло 4 тысячи человек. Их тела похоронили на кладбище, тела турок бросили в Дунай. Необычайно богаты трофеи: захвачены все орудия, 400 знамен, 42 судна, огромные запасы провианта и драгоценностей, которые янычары награбили во всем Придунавье.

За взятие Измаила Суворов получил звание подполковника Преображенского полка. Солдаты и офицеры были награждены серебряными медалями и золотыми крестами с георгиевской лентой.

Крепость существовала до 1856 года, после окончания Крымской войны была разоружена. В 1791 году был заключен мирный договор, согласно которому Россия получила земли, в состав которых не входила крепость Измаил. Екатерининские дипломаты не сумели воспользоваться плодами блестящей победы русских войск.

Предыстория

Штурм Измаила произошел на завершающем этапе Русско-Турецкой войны 1787-1791 годов. Сама война началась из-за желания Турции вернуть себе потерянные в прошлых конфликтах территории, в том числе и Крым. Шла она для султана не слишком удачно, и к моменту взятия Измаила турецкая армия потерпела множество поражений, а также потеряла несколько крепостей недалеко от Измаила, куда стекались остатки сбежавших из них гарнизонов.

Сам Измаил не имел «крепостных стен» в нашем понимании. Он был построен французскими инженерами по последнему слову инженерной мысли того времени, так что основу его укреплений составляли земляные валы с огромным рвом, на которых были установлены многочисленные пушки. Это было сделано для того, чтобы защититься от современной артиллерии, для которой разбить вертикально стоящие старинные стены не составляло труда.

Измаил.

К тому времени как под Измаил прибыл Суворов, русские войска уже не раз пытались взять крепость штурмом, но терпели неудачу. Произошло это в том числе из-за нерешительности командования, которое уже отдало приказ отводить войска, и те начали сворачивать лагерь под ликующими взглядами осажденных турок.

В этот момент командующий, князь Потемкин, пытаясь переложить ответственность на Суворова, предоставил ему настоящий карт-бланш, дав такой приказ:

«Предоставляю Вашему Сиятельству поступить тут по лучшему Вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного. Ваше Сиятельство, будучи на месте и имея руки развязанные, не упустите конечно ничего того, что только к пользе службы и славе оружия может способствовать».

Взятие крепости Измаил. Вся правда об Украине [Кому выгоден раскол страны?]

Взятие крепости Измаил

Под Одессой есть монастырская обитель города Измаил. Не так давно ее называли крепостной – когда-то на этой территории располагалась турецкая крепость Измаил. В XVIII веке она считалась неприступной. Но сегодня от нее остались только фрагменты фундамента.

Об Измаиле помнит весь мир – ведь именно на его примере полководец Александр Суворов доказал, что неприступных крепостей не бывает. Во время второй Русско-турецкой войны зимой 1790 года войскам под командованием Суворова удалось невероятное – всего лишь за 16 часов они штурмом взяли Измаил, крепость, которая месяцами могла бы сдерживать осаду всех армий Европы!

Ольга Елисеева говорит об Измаиле как об очень защищенном сооружении: «Суворов взял не просто турецкую крепость, которая веками стояла с тех пор, как ее построил Баязит. Нет, это была первоклассная европейская крепость с новыми, наращенными на нее укреплениями, с новыми бастионами, с новым количеством пушек. И взять ее было действительно практически невозможно».

Для подготовки к штурму Суворов разработал четкий план и построил для солдат целый тренировочный лагерь с макетами рвов и валов почти в натуральную величину, как в самой крепости. Учения длились шесть дней. А ранним утром 11 декабря, после предварительного артиллерийского обстрела, русские войска, разделившись на несколько колонн, пошли в атаку.

Каждая из русских колонн двинулась на бастионы, расположенные с разных сторон крепости. Чтобы попасть в город, солдатам предстояло преодолеть рвы, высокие валы и крепостные стены. Лестницы для штурма стен оказались слишком короткими, и прямо под градом турецких пуль их приходилось связывать вместе. Тогда командующий 6-й колонной Михаил Кутузов отослал гонца к Суворову с известием – удержать валы под шквальным огнем невозможно. Но Суворов отправил своему подчиненному неожиданный ответ, после чего Кутузову все-таки удалось взять неприступную турецкую крепость.

Об этом случае я узнал от Ирины Абрамовой: «Суворов ответил ему очень кратко – что гонец с известием о взятии Измаила уже отправлен в Петербург. Поэтому Кутузову не оставалось ничего, кроме как взять крепость штурмом».

Схема штурма Измаила

Невероятно, но русские войска при штурме турецкой крепости Измаил потеряли всего 4,5 тысячи солдат. И это при том, что в гарнизоне Измаила погибло 29 тысяч турок – целая армия! За всю историю штурма крепостей потери осажденных никогда не превышали потери осаждающих.

За победу над турками Екатерина II подарила Суворову свой собственный орден Александра Невского, просто потому, что к тому моменту он уже имел все остальные существующие ордена.

Ольга Елисеева процитировала мне одно из писем Екатерины Потемкину: «Суворову уже брильянтами телега накладена», – писала императрица. Это не буквально, конечно, она так шутила, что ему телегу бриллиантов отправили, но он получил щедрое вознаграждение, получил все, что хотел».

Проекту Екатерины II по возрождению христианской Византии и присоединению ее к России не суждено было сбыться – такому усилению российского влияния воспрепятствовала вся Европа. Однако Екатерине все же удалось сделать Российскую империю самой могущественной державой в мире – присоединить к ней Крым, а значит, сделать Черное море естественной границей на юге.

Так считает и Ольга Елисеева: «Екатерине удалось решить те вопросы, которые несколько столетий до нее пыталась решить русская политика. Она вела блестящую внешнюю политику. Ей удалось поставить точку в польском вопросе, в турецком – ну, скажем, татарском – вопросе, а главное – она продвинулась в южном направлении».

Расцвет Крыма начался благодаря наместнику, которого поставила Екатерина II, – графу Григорию Потемкину. Именно при нем население полуострова за какие-то несколько лет выросло до 100 тысяч человек, именно он возвел многие крымские города и крепости. На полуострове появились Севастополь и Симферополь, а Крым в России стали называть «жемчужиной короны империи».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Темрюк | Суворов. Штурм Измаила.

22 декабря 1790 года генерал Александр Суворов взял неприступнейшую крепость Османской империи — Измаил. Штурм этой крепости стал одной из самых ярких страниц истории русской армии и ярчайшей страницей в судьбе одного из самых знаменитых полководцев, Александра Суворова.

В мировую военную историю это сражение вошло как уникальный пример успешного и быстрого штурма хорошо укрепленной цитадели войском, численность которого уступала численности обороняющихся, да еще и в кратчайшие сроки. А для Османской империи, которая вела в то время очередную войну с Россией за Северное Причерноморье, падение Измаила стало тяжелейшим ударом как с политической, так и с психологической точки зрения, ускорившим начало мирных переговоров между Константинополем и Санкт-Петербургом.

Подробно о предшествующих событиях, самом штурме турецкой крепости Измаил, а также его последствиях читайте на портале История. РФ:

  • Сергей Антонов. Взятие Измаила. День, когда небо упало на землю и Дунай потек вспять.
  • На сайте Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина собрана коллекция, посвященная великому русскому полководцу А.В. Суворову. В коллекции представлены цифровые копии исследований, научно-популярных изданий, сборников документов и визуальных материалов. Часть работ раскрывает различные стороны военной деятельности генералиссимуса, в том числе его участие в штурме крепости Измаил.

  • Орлов, Николай Александрович. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году : (С портретами, рисунками и планами) / составил Генерального штаба полковник Н. Орлов. — С.-Петербург : В. А. Березовский, 1890. — [2], 197 с. , 1 л. фронт. (портр.), 3 л. ил., карт. : ил. ; 25 см. — Перед загл.: 11 декабря 1790 г. — 11 декабря 1890 г. 
  • Предлагаем посмотреть документальный фильм «Суворов. Штурм Измаила» из цикла «Военная приемка. След в истории» (телеканал «Звезда», 2018 г.)
  • В фильме использована реконструкция боя, в котором приняли участие не профессиональные актеры, а самые обычные военнослужащие российской армии. Переодевшись в форму русских солдат и офицеров екатерининской эпохи, с оружием того времени, они проверили на себе все суворовские приемы, чтобы взять штурмом крепость XVIII века, максимально похожую на Измаил.

    Хоть история и не терпит сослагательного наклонения, но все-таки, пожалуй, не было бы в истории такой блестящей победы при взятии считавшейся непреступной крепости Измаил, если бы не полководческий талант Александра Васильевича Суворова. Имя Суворова стало легендарным еще при его жизни. Он прославился как непревзойденный тактик и стратег, как создатель собственной школы военного искусства и воинского воспитания. В сокровищницу военной науки вошла суворовская «Наука побеждать», равной которой нет и по сей день.

    ИЗ ФОНДА МЕЖПОСЕЛЕНЧЕСКОЙ БИБЛИОТЕКИ:

    Замостьянов, А. А. Александр Суворов. «Мы Русские — враг пред нами дрожит!» /

    А. А. Замостьянов. — Москва : Яуза : Эксмо, 2014. — 448 с. — (Имя Победы).

    «Мы Русские — какой восторг!», «Мы Русские! С нами Бог!», «Мы Русские — враг пред нами дрожит!» — так говорил великий Суворов. Его «Наука побеждать» стала настольной книгой любого офицера. Его триумфы вошли в легенду. Его имя навеки вписано в святцы русской воинской славы. В его честь наречен высший полководческий орден СССР, а портреты висят в каждом военном училище и каждой воинской части. Генералиссимус Российской Империи, национальный герой, не просто гений, а Бог войны, А.В. Суворов по праву признан на всенародном конкурсе «Имя победы» лучшим полководцем за всю нашу тысячелетнюю историю.

    Данная книга посвящена разным граням суворовского феномена. Из «Предисловия»: «Сила Суворова – в верности и православной человечности. Агрессия, вырастающая из низменных страстей человека, меркла перед суворовской простотой, перед его нравственной неуязвимостью. Наше повествование – про человека, сильного верой, духом и – педантичным профессионализмом».

    Михайлов, О. Н. Суворов / О. Н. Михайлов. — Ростов-на-Дону :

    Феникс, 1997. — 640 с. — (След в истории).

    Писатель Олег Михайлов, используя богатый документальный материал, живо и увлекательно воссоздает образ А.В. Суворова, непобедимого полководца, который был воистину «отец солдатам». Автор показывает своего героя не только на поле битвы. Он раскрывает личную драму Суворова, передает его горячую любовь к дочери Наташе — «Суворочке» и неприязнь к некоторым вельможам.

    Основное повествование книги предваряет отрывок «

    Война с турцией и Суворов» из книги А.О. Ишимовой «Русская история».

    Ростунов, И. И. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов :

    жизнь и полководческая деятельность / И. И. Ростунов. — Москва : Воениздат, 1989. — 496 с.

    В монографии заслуженного деятеля науки РСФСР, доктора исторических наук, профессора И. И. Ростунова всесторонне раскрывается жизни и полководческая деятельность А. В. Суворова. Автор считал своей главной задачей показать Суворова на широком фоне военно-исторических событий того времени, раскрыть его роль в развитии военного искусства путем анализа конкретных решений полководца и их воплощения в практике вооруженной борьбы.

    Раковский, Л. И. Суворов. Генералиссимус Суворов : ист. роман / Л. И. Раковский. — Москва :

    АСТ : Астрель, 2004. — 539 с. : ил. — (Золотая библиотека исторического романа).

    Л.И. Раковский — известный прозаик середины ХХ века, чьи многочисленные повести и романы пользовались большой популярностью у современников. Но по истечении времени писателю суждено было остаться в литературе автором двух, лучших, произведений — исторических романов о Суворове и Кутузове. «Генералиссимус Суворов» — это впечатляюще яркое и достоверное произведение о жизни и военных подвигах великого полководца России.

    Соловьев, В. А. Суворов на Кубани / В. А. Соловьев. — 3-е изд.,

    испр. и доп. — Краснодар : Периодика Кубани, 2001. — 263 с.

    Соловьев, В. А. По следам Суворова: записки краеведа / В. А. Соловьев. — Краснодар : ГУП «Центр информационного и экономического развития печати, телевидения и радио Краснодарского края«, 2004. — 316 с.

    Книги написаны известным историком-краеведом Виктором Соловьевым и посвящены пребыванию А.В. Суворова на Кубани. Как писал автор, «потребовались годы, чтобы собрать необходимый материал и приоткрыть тайну пребывания Суворова на Кубани, тайну, созданную намеренно еще при жизни великого полководца различного рода недоброжелателями, которых у него было предостаточно».

    Шишов, А. В. Суворов. Генералиссимус Великой империи. Новое прочтение биографии /

    А. В. Шишов. — Москва : ОЛМА-ПРЕСС, 2005. — 480 с. : ил. — (Загадки истории).

    Александр Васильевич Суворов. Кто он был для отечественной и мировой истории? Военный гений? Баловень судьбы? Почему полководческое искусство Суворова изучал Наполеон I и его маршалы? Автор находит разгадку суворовской личности и секрет его легендарных свершений на полях брани, в результате которых имя Суворова стало синонимом гарантированной победы. Суворовская эпоха в летописании боевого пути русской армии давно стала достоянием отечественной истории и благодарной памяти народной. Эта книга, написанная на широкой документальной основе, является еще одним прочтением биографии великого полководца.

    Элина Соколова, заведующая отделом обслуживания.

    Использованы материалы следующих источников:

  • https://www.prlib.ru
  • https://histrf.ru
  • https://runivers.ru/galleries/466060/?IBLOCK_ID=42
  • Профессор МПГУ В.

    А.Волков на радио «Спутник» в программе «Интервью. Как Суворов брал Измаил»

    Профессор МПГУ В.А.Волков на радио «Спутник» в программе «Интервью. Как Суворов брал Измаил».

    Новости библиотеки
    Книги в дар библиотеке Института математики и информатики от преподавателей
    28 / 01 / 2022

    Библиотека Института математики и информатики МПГУ получила издания в дар от членов редакционной коллегии: Анатасяна Сергея Левоновича, заведующего кафедрой геометрии, профессора, доктора педагогических наук; Гусевой Надежды Ивановны, профессора, кандидата физико-математических наук; Денисовой Натальи Серафимовны, кандидата физико-математических наук, профессора Кафедры геометрии;. ..

    Новости МПГУ
    Студенты МПГУ побывали на практике в Калининградской области
    28 / 01 / 2022

    Летом 2021 года руководство МПГУ и Калининградской области договорились о взаимном сотрудничестве и открытии нового филиала нашего университета в этом регионе. МПГУ впервые отправил студентов на практику в Калининградскую область, которая испытывает серьезную потребность в педагогических кадрах.

    Новости МПГУ
    Быстрее, выше и сильнее мы знаем будут только наши!
    28 / 01 / 2022

    Кузьменко Андрей Александрович 04.02.1996 Аспирант института физической культуры, спорта и здоровья, 2 курс Хоккей (запасной) Каминский Юрий Михайлович 06.08.1961 Профессор кафедры физического воспитания и спорта МПГУ Биатлон, старший тренер мужской команды РФ по биатлону Никита КрюковВалерьевич 30. 05.1985 Выпускник, окончил педагогический…

    Новости МПГУ
    «Вспомним всех поимённо»: Светлой памяти Евгения Борисовича Бабского (15/28.01.1902 – 10.09.1973)
    28 / 01 / 2022

    28 января исполняется 120 лет со дня рождения Евгения Борисовича Бабского. Евгений Борисович Бабский – ветеран-участник Великой Отечественной войны, физиолог, майор медицинской службы, член Академии наук Украины, доктор биологических наук, доцент кафедры физиологии педагогического факультета 2-го МГУ, профессор Московского индустриально-педагогического института имени Карла Либкнехта, заведующий кафедрой физиологии Московского государственного педагогического института имени В.И. Ленина.

    Новости МПГУ
    В Санкт-Петербурге открыли памятник блокадным учителям
    Журнал ректора
    27 / 01 / 2022

    С чувством глубокого волнения и искренней радости мы восприняли сегодня сообщение о том, что в День воинской славы России – снятия блокады Ленинграда по инициативе учителя блокадного города Надежды Васильевны Строгоновой торжественно открыта скульптурная композиция «Памяти блокадным учителям». Мы передаем также наилучшие пожелания успехов в работе организаторам и посетителям выставки «Блокадная школа», которая открылась в Мемориальном музее обороны и блокады города.

    Новости библиотеки
    Новые поступления в ЭБ МПГУ
    27 / 01 / 2022

    Уважаемые читатели, в Электронной библиотечной системе МПГУ вам доступна монография, подготовленная автором МПГУ Половецким Сергеем Дмитриевичем, доктором исторических наук, профессором Кафедры новейшей отечественной истории Института истории и политики, в соавторстве с Миловановым Константином Юрьевичем, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником…

    Новости МПГУ
    27 января – День снятия Ленинградской блокады
    26 / 01 / 2022

    Дню снятия блокады Ленинграда (27 января 1944 года) был посвящён Вечер памяти, прошедший накануне этой даты на факультете музыкального искусства. Вечер был организован и проведён заместителем декана по воспитательной работе, доцентом, кандидатом педагогических наук Еленой Геннадьевной Савиной. Участниками Вечера памяти…

    Новости
    Выстояли и победили!
    26 / 01 / 2022

    27 января отмечается День воинской славы России – День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В историю героического города на Неве навечно вписаны имена ветеранов МГПИ им. В.И. Ленина – МПГУ –  защитников Ленинграда.

    Институт биологии и химии (новости)
    А ты вакцинировался?
    26 / 01 / 2022

    Уважаемые студенты! Помните о необходимости вакцинироваться и ревакцинироваться. По данным сайта стопокоронавирус.рф, заболеваемость новой коронавирусной инфекцией возрастает и лидирующую роль среди заболевших играют штаммы “Дельта” и “Омикрон”. По данным Минздрава РФ, штамм “Омикрон” отличается повышенной вирулентностью, то есть риск заразиться…

    Новости МПГУ
    C Днём российского студенчества!
    25 / 01 / 2022

    Поздравляем с Днём российского студенчества всех студентов и преподавателей Института детства! Дорогие студенты, пусть учеба будет в удовольствие, сдавайте экзамены легко, а учитесь с интересом! В Татьянин день желаем вам ярких встреч, наполненной  студенческой жизни, радостных эмоций, вдохновения, свежих идей,…

    Новости МПГУ
    Институт детства празднует День студента!
    25 / 01 / 2022

    Настал тот долгожданный день, когда все зачёты и экзамены сданы – сессия закончилась! И теперь каждый студент с лёгкой душой отмечает День российского студенчества! Ежегодно в России 25 января является началом каникул для студентов. Позади осталась зимняя сессия, и наступило…

    Новости МПГУ
    Что общего между преподавателем МПГУ и Сильвой? Евгения Морозова-Кутюгина!
    24 / 01 / 2022

    Евгения Алексеевна Морозова-Кутюгина, ведя преподавательскую деятельность как педагог-вокалист на кафедре музыкально-исполнительского искусства ФМИ Института изящных искусств МПГУ, имеет большой практический опыт концертно-сценического творчества: она является солисткой Калужской областной филармонии. Недавно она исполнила главную партию в премьерной постановке (14 января 2022…

    Кто построил крепость Измаил и как Суворову удалось отвоевать ее у турков

    Город и крепость Измаил, расположенные на левом берегу реки Дунай в 80 км от Черного моря, сейчас имеют мусульманское название, но основали город не мусульмане. Появление Измаила овеяно легендами. Первые поселения появились на этом месте во втором тысячелетии в эпоху бронзового века. На берегу Дуная проживало много народностей.

    История Измаила

    В начале X века здесь выросло славянское городище Смил. В XIII веке его захватили золотоордынцы. Лишь спустя столетие после освобождения из-под ига выросло новое славянское городище.

    Турецкий след

    В 1538 году сюда вторглись турецкие войска. Разбив поселение, османы решили обосноваться здесь навеки. Стремясь уничтожить самобытную культуру славян, турки переименовали Смил в исламский Ишмасль. (в переводе с турецкого «услышь, Господь».

    Османские завоеватели проводили жесткую политику, поэтому народ протестовал. Поддержанное Запорожской Сечью местное население штурмом овладело Ишмаслем. В ответ султанские правители укрепили оборонную мощь поселения, построив на его месте мощную крепость, назвав ее Измаилом.

    Возникновение города Измаил

    В начале XIX века Россия прочно утвердилась в устье Дуная и на берегах Черного моря. Сюда устремились беглые крепостные, находили приют болгары, греки, албанцы, гонимые турецким гнетом.

    В 1810 году у восточных стен крепости Измаил стал расти посад, который по указу Сената получил название город Тучков и вошел в состав Российского государства. С ростом населения Измаил (Тучков) становится для России важным морским и речным портом на Дунае. В нем зарождается новая отрасль промышленности – судостроение.

    В истории русско-турецких войн крепость Измаил была четырежды взята русской армией. Каждый раз при подписании мирного договора она отходила обратно в подчинение Турции. Окончательно присоединен Измаил к России только в 1878 году в результате победы русских войск в очередной войне с Турцией.

    Измаил в xx веке

    Во время империалистической войны город пережил голод. С 1918 по 1940 год он был в составе земель королевской Румынии. Измаил той поры был ухоженным патриархальным городом.

    В годы Великой Отечественной войны полторы тысячи советских воинов успешно оборонялись от 20-тысячной армии врага и оставили оборону по приказу выступить на защиту Одессы. Через три года вернулись и освободили Измаил.

    Крепость Измаил в настоящее время

    21 мая 1990 года территории бывшей крепости Измаил присвоен статус памятника истории и архитектуры. На территории сохранились фрагменты земляных валов, следы бастионов, оборонительный ров глубиной 11 метров.

    Здесь активно ведут поиски «черные копатели». Любой желающий при небольшом усилии сегодня может найти старинные монеты, курительные трубки, керамику, ядра и другие исторические ценности.

    Территория крепости объявлена заповедной зоной, на ней запрещено любое строительство.

    Решение это нарушалось неоднократно. Здесь построены учебные заведения, многоэтажные и частные жилые дома с гаражами и подвалами, судоремонтный завод.

    Как Суворов взял неприступную крепость

    Чтобы превратить крепость в неприступный бастион, для строительства пригласили французских военных инженеров. Измаил – важный стратегический пункт Османской империи на Дунае, и турки хотели быть уверены в его прочности.

    Особенности оснащения

    Крепость состояла из двух частей – старой и новой, их разделяла широкая низина. Снаружи она была окружена мощными каменными стенами, построенными из самых прочных материалов. Их высота достигала 10-20 метров.

    Земляной вал высотой 6-8 метров с каменными бастионами на верху, ров шириной 12 и глубиной 10 метров, наполненный водой, были препятствием на пути противника. Крепость состояла из 11 бастионов, на крепостном валу которых были установлены 265 мощных артиллерийских орудий.

    35-тысячный хорошо вооруженный гарнизон янычар днем и ночью зорко охранял крепость с периметром 12 км и площадью 170 гектаров. Бастионы имели тайные подземные выходы за пределы крепости во все четыре стороны для пропуска лазутчиков.

    Огневые позиции располагались так, что наступающие на крепость должны были попасть под яростный артиллерийский огонь с трех сторон. Через такую огневую завесу пробраться можно было только в одиночку.

    Для обстрела местности, скрытой от основного огня, высилась каменная башня с 22 мощными орудиями. Подход к ней охранял земляной вал 14-метровой высоты.

    Выступающие стены с пушками, подъемный мост с усиленной охраной, ров, вал и стены – все призвано усилить неприступность крепости. И горе тому, кто пытался взять ее приступом.

    Попытки штурма крепости

    Конец XVIII века – время постоянных конфликтов России с Турцией. В ходе русско-турецких войн 1787-1791 годов крепость Измаил не смогли покорить ведущие полководцы: ни Репнин, ни Гудович, ни Потемкин.

    В 1790 году главнокомандующий Южной армией Г.А. Потемкин-Таврический приказал штурмовать крепость войскам под командованием прославленного полководца генерал -аншефа Александра Васильевича Суворова.

    Великий полководец, отдавший армии более 50 лет, тепло и заботливо относился к солдатам. Суворов, понимая всю сложность и непредсказуемость штурма крепости, провел тщательную подготовку.

    Подготовка штурма крепости Суворовым

    В течение 10 дней военные тренировались забрасывать ров, быстро ставить лестницы, колоть и рубить установленные на самодельной стене чучела противника.

    Лазутчики провели тщательную разведку крепости. Сам Суворов, одевшись в лохмотья, на худой лошаденке, чтобы не привлечь внимание противника, лично объехал крепость по периметру.

    Командующий пришел к неутешительному заключению, что слабых мест в обороне крепости нет. Он послал предельно краткое письмо-ультиматум начальнику крепости с предложением сдаться.

    Получив высокомерный ответ паши о том, что скорее небо упадет на землю, чем Измаил поддастся натиску противника, Суворов еще тщательней начал готовиться к штурму. После приказа султана казнить каждого, кто попытается сдаться в плен, он понял, что турки будут стоять насмерть.

    Общими усилиями была составлена подробная карта-схема всей крепости. Все, что удалось узнать, занесли в эту карту: расположение пушек, пороховых погребов, проходов и укрытий. Отметив все важные огневые точки, не оставили без внимания и то, что ночью вокруг крепости ходит дозор, и янычары ведут досмотр сверху.

    Штурм Измаила войсками Суворова

    Такие крепости, как Измаил, в то время считались неприступными. Два дня Суворов вел артиллерийскую подготовку. Крепость ожесточенно бомбили 600 орудий. В ночь на 22 декабря русская артиллерия разрушила турецкие укрепления.

    Крепость была атакована с трех сторон. Отряды морской флотилии в 200 судов атаковали крепость со стороны Дуная. В этом сражении русская армия терпела большие трудности. Янычары дрались за каждый дом. Много солдат и офицеров полегло на мокрых и скользких от крови крепостных валах. Неожиданно выскочившие из потайных ворот турки начали бить казаков саблями. Положение спас командующий, выслав подкрепление.

    Крепостной мост, по которому двигались гусары на штурм, турки успели взорвать, но командир отряда все же организовал переправу. Три его эскадрона вовремя ворвались в город.

    Штурм крепости начался утром в 8 часов, а к 11 уже стало ясно, на чьей стороне будет победа. Турки сопротивлялись ожесточенно, но их оборона была сломлена, и крепость занята русскими войсками 24 декабря 1790 года. Борьба с турками продолжалась до 16 часов.

    В своем рапорте Суворов писал: «Не бывало крепости крепче, не бывало обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят! Солдаты мои проявили массовый героизм»! Непобедимая крепость была взята за один день, турки потеряли убитыми в несколько раз больше, чем русские.

    Окончание битвы за Исмаил

    24 декабря 1790 года – День воинской Славы России, день взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием Суворова.

    Штурм крепости закончился большими потерями турок, около 30 тысяч янычар было убито, русских погибло 4 тысячи человек. Их тела похоронили на кладбище, тела турок бросили в Дунай. Необычайно богаты трофеи: захвачены все орудия, 400 знамен, 42 судна, огромные запасы провианта и драгоценностей, которые янычары награбили во всем Придунавье.

    За взятие Измаила Суворов получил звание подполковника Преображенского полка. Солдаты и офицеры были награждены серебряными медалями и золотыми крестами с георгиевской лентой.

    Крепость существовала до 1856 года, после окончания Крымской войны была разоружена. В 1791 году был заключен мирный договор, согласно которому Россия получила земли, в состав которых не входила крепость Измаил. Екатерининские дипломаты не сумели воспользоваться плодами блестящей победы русских войск.

    Диорама «Штурм Измаила»

    В 1973 году в здании турецкой мечети, единственном сохранившимся на территории бывшей крепости, установлена диорама «Штурм крепости Измаил в 1970 году». Авторы – военные художники Данилевский и Сибирский.

    На огромном полотне 20 на 7 метра мастера батальной живописи запечатлели переломный момент ожесточенного сражения. В штыковую атаку движутся отряды гренадеров. Солдаты, преодолев ров, взбираются по штурмовым лестницам. Яростные схватки на стенах крепости и в ней самой.

    На одной из башен уже развевается русский флаг. В центре – врывающиеся в крепостные ворота колонны штурмующих солдат. Слева – Суворов, руководящий сражением.

    26 августа 1945 года в первую годовщину освобождения города Измаила от фашистских оккупантов А. В. Суворову был открыт монумент.

    В центре города возвышается бронзовая скульптура. Осадив горячего скакуна, привстав на стременах, Александр Васильевич Суворов поднял в приветствии треуголку. Сейчас территории я бывшей крепости Измаил – мемориальный парк-музей.

    Загрузка…

    Ещё интересные сооружения

    Республика Алтай МолАлтай- Памятные даты воинской истории России: Взятие Измаила

    КРЕПОСТЬ ИЗМАИЛ

    Измаил же являлся одной из самых сильных крепостей Турции. Со времени войны 1768–1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость была расположена на склоне высот, покатых к Дунаю. Широкая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная — новой крепостью. Крепостная ограда бастионного начертания достигала б верст длины и имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к северу, а основанием – к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров высоты и был обнесен рвом глубиной до 11 метров, шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой. В ограде было четверо ворот: на западной стороне – Царьградские (Бросские) и Хотинские, на северо-восточной — Бендерские, на восточной – Килийские. Валы оборонял 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной стороне. Городские строения внутри ограды были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных запасов. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паша.

    ДЕЙСТВИЯ ПОД ИЗМАИЛОМ ДО ПРИБЫТИЯ СУВОРОВА

    Во главе обороны стоял поседелый в боях трехбунчужный Айдозли-Мехмет-паша. Дважды предлагали ему звание визиря, и каждый раз он отклонял его от себя. Без кичливости и без слабодушия, он постоянно выказывал твердость и решимость скорее похоронить себя под развалинами крепости, нежели сдать ее. […] Боевых припасов было в изобилии, продовольствия – месяца на 1½; только в мясе чувствовался недостаток, и мясную порцию получали лишь знатнейшие чиновники. Турки считали Измаил неодолимым.

    Таким образом, сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою смертной казни, – вот трудности, которые нужно было преодолеть Русским.

    Овладеть же Измаилом было необходимо, не только вследствие указанных выше соображений военных, но и политических.

    Уже с августа месяца статский советник Лошкарев, по поручению Потемкина, вел в Журжеве переговоры о мире с верховным визирем. Как и всегда, турки тянули переговоры до бесконечности. […] Казалось бы, что падение Килии, Тульчи, Исакчи и поражение Баталь-паши на Кубани должны были сделать Шерифа-пашу сговорчивее; но интриги Пруссии, назойливо предлагавшей свое посредничество с крайне невыгодными условиями, вели к постоянным проволочкам. Потемкин уже давно был выведен из терпения («Наскучили уже турецкие басни», пишет он Лошкареву от 7 сентября).

    Императрица требовала скорейшего заключения мира. В рескрипте Потемкину от 1 ноября 1790 г., который был им получен, вероятно, во время упомянутых операций Рибаса, Потемкина и Гудовича под Измаилом, она приказывает: «обратить все силы и внимание, и стараться достать мир с турками, без которого не можно отваживаться ни на какие предприятия. Но о сем мире с турками я скажу, что ежели Селиму нужны, по его молодости, дядьки и опекуны, и сам не умеет кончить свои дела, для того избрал себе пруссаков, англичан и голландцев, дабы они более еще интригами завязали его дела, то я не в равном с ним положении, и с седой головой не дамся им в опеку».

    Потемкин видел, что кампания 1790 г. подходит к концу, окончить ее, ограничившись взятием ничтожных крепостей, будет важным промахом в политическом отношении, что, пока не пал Измаил, переговоры о мире будут только потерею времени, а Императрица требует этого мира. Он отлично понимает, что грандиозный подвиг овладения Измаилом не по плечу ни одному из находящихся там генералов, вероятно, чувствует, что и сам к этому не способен, а потому решается поручить дело Суворову. 25 ноября Потемкин из Бендер послал Суворову собственноручный секретный ордер: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города. Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех частей в нашу команду… прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею…[…]».

    Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб, 1890 

    ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА

    В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду.

    Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее. Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. У Суворова было около 30000, из коих четвертая часть – казаки, вооруженные одними только пиками. Измаил защищало 40000 под начальством сераскира Мехмет-Эмина. Суворов немедленно отправил коменданту предложение сдаться:

    «Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление». На это сераскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил»… Из 40000 турок не спасся никто, сераскир и все старшие начальники были убиты. В плен взято всего 6000 человек, с 300-ми знамен и значков и 266 орудиями. Урон Суворова – 4600 человек.

    Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. 

    ТАКИМ ОБРАЗОМ СОВЕРШЕНА ПОБЕДА

    Таковой жестокий бой продолжался 11 часов; пред полуднем господин генерал-порутчик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил сто восемьдесят пеших казаков открыть Броския ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Мелина. А в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные сто тридцать гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то же время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку. Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

    Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощью божиею, наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами. Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечете, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали к господину генерал-порутчику и кавалеру Потемкину своих чиновников при наших офицерах просить пощады. Первые из сих приведены подполковником Тихоном Денисовым и дежур-майором премьер-майором Чехненковым, а те, кои засели в двух ханах, взяты военнопленными генерал-майором и кавалером Де-Рибасом; число оных было более четырех тысяч. Равно им же взяты и в казематной батарее бывшие с Мухафиз трехбунчужным пашою двести пятьдесят человек.

    Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков; упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто. Хотя число войска, получающего таинь, полагалось сорок две тысячи, но по точному исчислению полагать должно тридцать пять тысяч. Число убитого неприятеля до двадцати шести тысяч. Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

    Какой полководец взял крепость Измаил. Взятие Измаила: просто и красочно

    24 декабря в России отмечается День воинской славы России – День взятия турецкой крепости Измаил. Более двадцати лет страна отмечает эту памятную дату. Еще в 1790 году русские войска под командованием графа Александра Васильевича Суворова взяли штурмом крепость Измаил — один из важнейших оборонительных пунктов Османской империи в Северном Причерноморье.

    Земли Нижнего Дуная были завоеваны Османской империей в конце 15 века. Османская империя, завоевавшая к тому времени почти все причерноморские земли, нуждалась в создании своих опорных пунктов на завоеванных землях. Одним из таких пунктов стала Измаильская крепость, первые упоминания о которой относятся к 1590-1592 гг. Хотя на самом деле крепость, вероятно, была основана немного раньше. Постепенно Измаил превратился в небольшой городок, а в 1761 году здесь даже была учреждена кафедра митрополита Браиловского, управлявшего православными храмами в придунайских владениях Османской империи.


    Стратегически важное положение Измаила объясняет повышенное внимание к этой крепости со стороны русских войск во время практически всех русско-турецких войн XVIII-XIX вв. Первый раз Измаил был взят русскими войсками под командованием генерал-лейтенанта Николая Репнина 5 августа (26 июля по старому стилю) 1770 года. Но после окончания войны, по условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора , крепость Измаил была возвращена в ведение Османской империи.

    Мир между Российской и Османской империями, однако, длился недолго. Через тринадцать лет после окончания русско-турецкой войны 1768-1774 гг. началась новая война. Османская империя была крайне недовольна условиями Кучук-Кайнарджийского мирного договора, по которому важнейший вассал Порты, Крымское ханство, получал политическую самостоятельность и, следовательно, мог попасть под влияние России. Османские власти очень боялись этого, поэтому пошли на реванш, стремясь вновь обеспечить себе господство в Причерноморье. Ситуация усугублялась тем, что Грузия перешла под протекторат Российской империи. Заручившись поддержкой Великобритании и Франции, Османская империя в 1787 г. предъявила России ультиматум — восстановить вассальную зависимость Крымского ханства в отношении Порты и отказаться от протектората Грузии, а также согласиться с инспекциями русских корабли, проходящие через Босфор и Дарданеллы. Естественно, Россия не могла удовлетворить требования Османской империи.

    13 (24) августа 1787 года началась очередная русско-турецкая война. Как и предыдущие войны с Османской империей, она имела как морской, так и сухопутный характер. Для удара по турецким позициям весной 1788 г. были созданы две мощные армии. Первая, Екатеринославская, насчитывала около 80 тысяч солдат и офицеров под командованием Григория Потемкина. На нее была возложена задача овладения Очаковым. Вторая, украинская, численностью 37 тысяч солдат и офицеров под командованием Румянцева, была нацелена на Бендеры.Восточные фланги должны были оборонять войска генерала Текели численностью 18 тысяч солдат и офицеров, занявшие позиции на Кубани. Однако, несмотря на многочисленные силы, задействованные в боевых действиях, война приняла затяжной характер. Поскольку о ходе боевых действий написано немало, приступим непосредственно к штурму Измаила.

    Генерал-фельдмаршал Григорий Потемкин, командовавший русской армией, поручил взятие этой стратегически важной крепости генерал-аншефу Александру Суворову, одному из самых талантливых русских полководцев.2 декабря 1790 года генерал-аншеф Суворов прибыл в расположение частей Южной армии, подошедших к этому времени к Измаилу, и немедленно начал готовить штурм крепости. Как известно, большое внимание Александр Суворов уделял боевой подготовке войск. Свой подход он применил и в этом случае, прекрасно понимая, что лучше потратить время на хорошую подготовку войск к предстоящему штурму крепости, чем потом нести большие потери при штурме из-за неподготовленности войск. солдат и отсутствие координации между подразделениями.

    В окрестностях Измаила Суворов приказал построить земляные и деревянные копии рва, вала и стен турецкой крепости. После этого Суворов приступил к обучению войск. Солдат учили бросать ров, как можно быстрее ставить лестницы и молниеносно взбираться по ним на крепостные стены. Генерал-аншеф лично инспектировал учения, наблюдая за уровнем подготовки солдат и офицеров. Шесть дней Суворов готовился к штурму Измаила.За это время он не только обучил личный состав войск, но и лично проехал вдоль крепостных стен Измаила, убедившись, к своему огорчению, в том, что система укреплений крепости практически безупречна.

    7 (18) декабря 1790 года генерал-аншеф Суворов направил коменданту крепости Измаил ультиматум, в котором требовал сдать крепость в течение 24 часов после предъявления ультиматума. Турецкий паша с негодованием отверг ультиматум.После этого Суворов начал подготовку к прямому штурму. Военный совет, созванный Суворовым, назначил дату штурма на 11 декабря.

    Для осуществления штурма Суворов разделил свои войска на три отряда, каждый из которых, в свою очередь, включал по три колонны. Восточную часть крепости должен был штурмовать 12-тысячный отряд генерал-лейтенанта А. Н. Самойлова, западная часть — 7,5-тысячному отряду генерал-лейтенанта П.С. Потемкина, а берег реки должен был занять отряд генерал-майора И.де Рибас, насчитывавший 9 тыс. человек. Всего в штурме Измаила с российской стороны должно было принять участие более 31 тыс. человек, в том числе около 15 тыс. человек иррегулярных войск. Прекрасно понимая, что первый удар лучше наносить в темноте, а главный штурм проводить днем, Суворов решил начать штурм около 5 часов утра.

    Артиллерийская подготовка к штурму началась 10 (21) декабря 1790 года. Рано утром фланговые батареи русской армии и корабельные батареи кораблей флотилии начали обстрел Измаила.Она длилась сутки и прекратилась за 2,5 часа до того, как русские войска пошли на штурм крепости. В ночь на 11 (22) декабря 1790 года русские войска покинули лагерь и двинулись к Измаилу. Первой в атаку пошла 2-я колонна, которой командовал генерал-майор Борис Ласси. Его подразделениям удалось форсировать вал. Действия 1-й колонны, которой командовал генерал-майор С. Л. Львов. Его подчиненные — гренадеры и стрелки — смогли захватить первые турецкие батареи и овладеть Хотинскими воротами.Это был настоящий успех.

    Львовские воины открыли Хотинские ворота, после чего в них ворвалась русская конница. В свою очередь колонна генерал-майора М.И. Кутузова-Голенищева захватила бастион в районе Килийских ворот, после чего установила контроль над большим участком вала. Сложнее пришлось солдатам и офицерам 3-й колонны, которой командовал генерал-майор Федор Мекноб. Его воины штурмовали северный бастион крепости, но глубина рва и высота вала в этом районе были очень велики.Длины лестницы не хватило, чтобы преодолеть бастион. Мне пришлось связать лестницу надвое. Однако эта непростая задача в конце концов была решена. Русские войска заняли северный бастион Измаила.

    Около 7 часов утра началась высадка речного отряда, которым командовал генерал-майор Дерибас. Хотя русским десантникам противостояло более 10 тысяч османских воинов, высадка также прошла успешно. Десант прикрывался ударившей во фланг колонной генерала Львова, а также войсками, действовавшими на восточных подступах к крепости.Во время штурма отлично проявили себя херсонские егеря, которыми командовал полковник Валериан Зубов, брат фаворита Екатерины II Платона Зубова. Не менее успешными были действия и других частей, в частности батальон ливонских егерей под командованием полковника Роже Дамаса смог захватить батарею, контролировавшую береговую линию.

    Однако, ворвавшись в Измаил, русские войска столкнулись с серьёзным сопротивлением турецко-татарского гарнизона. Османы не собирались сдаваться без боя.Почти в каждом доме поселились обороняющиеся турецкие и татарские аскеры. В центре Измаила отряд крымскотатарской конницы под командованием Максуда Гирея вступил в бой с отрядом генерал-майора Ласси. Бой между русскими воинами и татарами был ожесточенным, от отряда татар, насчитывавшего около 1 тысячи человек, в живых осталось только 300 аскеров. В конце концов, Максуд-Гирей был вынужден сдаться вместе с остатками своего отряда.

    Понимая, что уличные бои могут привести к большим человеческим потерям, генерал-аншеф Суворов решил применить легкую артиллерию для нейтрализации защитников Измаила.На территорию крепости было введено 20 орудий легкой артиллерии, которые открыли огонь картечью по турецким и татарским воинам, еще сражавшимся на улицах Измаила. Однако отдельные группы турок даже после артобстрела пытались удержать одни из самых крепких зданий Измаила. Только к 14:00 русские войска смогли окончательно установить контроль над центром города, а спустя два часа сопротивление последних защитников Измаила было ликвидировано. Редкие уцелевшие турецкие и крымскотатарские солдаты сдались.

    Подсчет потерь показал весь масштаб события, вылившегося в штурм Измаила. В результате осады крепости и боев погибло более 26 тысяч турецко-татарских воинов. В плен попало более 9 тысяч турок, из которых около 2 тысяч скончались от ран уже на следующий день, так как не было возможности оказать медицинскую помощь такому большому количеству людей. Трупов погибших турецких и татарских воинов было так много, что русское командование не могло даже обеспечить их захоронение.Было приказано сбросить трупы неприятеля в Дунай, но и эта мера позволила очистить территорию Измаила от трупов только на шестой день.

    Трофеями русской армии были 265 турецких артиллерийских орудий, огромное количество боеприпасов, вспомогательные суда — 12 паромов и 22 легких корабля. Русские войска потеряли несоизмеримо меньше солдат и офицеров, чем защитники крепости. Убито 64 офицера и 1816 нижних чинов, ранено 253 офицера и 2450 нижних чинов.Еще 95 человек были убиты и 278 человек ранены русским флотом, также участвовавшим в штурме Измаила.

    Победа в Измаиле стала огромным успехом россиянина. Императрица Екатерина II щедро наградила фельдмаршала Григория Потемкина, который был награжден фельдмаршальским мундиром, расшитым бриллиантами и оцененным в 200 тысяч рублей, и Таврическим дворцом. Однако заслуги генерал-аншефа Александра Суворова ценились гораздо меньше. Он получил медаль и чин подполковника Преображенского полка (напомним, что звания подполковников и полковников гвардейских полков приравнивались к высшим армейским генеральским чинам), хотя к тому времени в Преображенском полку было уже десять подполковников. полк. Штурм Измаила прочно вошел в русский военный и армейский фольклор, о нем сложено множество песен и легенд. Он еще больше укрепил авторитет в войсках генерал-аншефа Суворова, став еще одним свидетельством полководческого гения русского генерала.

    Если говорить о политических последствиях захвата Измаила, то они тоже были впечатляющими. Когда в 1791-1792 гг. Между Российской и Османской империями был заключен Ясский мир, Крымское ханство окончательно отошло к Российской империи. Граница с Османской империей была установлена ​​по реке Днестр. Таким образом, все Северное Причерноморье — территории современного юга Украины, Крыма и Кубани — вошли в состав Российского государства. Конечно, Османская империя не собиралась отказываться от реваншистских планов, но по ее позициям был нанесен серьезный удар. Однако сам Измаил, за который была пролита кровь русских воинов, был возвращен Османской империи по Ясскому договору. Измаил вошел в состав Российского государства только в 1878 году, почти через столетие после его грандиозного штурма. Затем, в 1918—1940 годах, Измаил, как и вся Бессарабия, входил в состав Румынии, а затем — до 1991 года — в состав УССР.

    День воинской славы в память о штурме Измаила имеет большое значение для всех. Это еще один повод вспомнить о наших предках, отважных русских воинах, проливших кровь за Родину во всех многочисленных войнах и сражениях.

    Штурм Измаила — осада и штурм в 1790 г. турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием генерал-аншефа А.В. Суворов во время русско-турецкой войны 1787-1792 гг.

    Фон

    Не желая смириться с итогами русско-турецкой войны — лет., Турция в июле 1787 г. потребовала от России ультиматума о возврате Крыма, отказе от покровительства Грузии и согласии осматривать русские торговые суда, проходящие через проливы.Не получив удовлетворительного ответа, турецкое правительство 12 (23) августа 1787 г. объявило войну России. В свою очередь Россия решила воспользоваться ситуацией для расширения своих владений в Северном Причерноморье, полностью вытеснив оттуда турецкие войска.

    В октябре 1787 г. русские войска под командованием А.В. Суворов почти полностью уничтожил 6-тысячный десант турок, намеревавшихся захватить устье Днепра, на Кинбурнской косе. Несмотря на блестящие победы русской армии при Очакове (г.), у Фокшана (г.) и на реке Рымник (1789 г.) противник не соглашался принять условия мира, на которых настаивала Россия, и всячески затягивал переговоры. Русские военачальники и дипломаты осознавали, что взятие Измаила во многом будет способствовать успешному завершению мирных переговоров с Турцией.

    Измаильская крепость лежала на левом берегу Килийского рукава Дуная между озерами Ялпух и Катлабух, на склоне пологой высоты, заканчивающемся у Дунайского русла невысоким, но довольно крутым склоном.Стратегическое значение Измаила было очень велико: здесь сходились пути из Галаца, Хотина, Бендер и Килии; здесь было самое удобное место для вторжения с севера через Дунай в Добруджу. К началу русско-турецкой войны 1787-1792 годов турки под руководством немецких и французских инженеров превратили Измаил в мощную крепость с высоким валом и широким рвом от 3 до 5 саженей (6,4-10,7 м) глубокие, местами заполненные водой. На 11 бастионах было 260 орудий. Гарнизон Измаила составлял 35 тысяч человек под командованием Айдозле-Мехмет-паши. Частью гарнизона командовал Каплан-Гирей, брат крымского хана, которому помогали пять его сыновей. Султан очень рассердился на свои войска за все предшествовавшие им капитуляции и приказал фирману в случае падения Измаила казнить всех из его гарнизона, где бы он ни был обнаружен.

    Осада и штурм Измаила

    На следующий год после взятия крепостей Килия, Тульча и Исакча главнокомандующий русской армией князь Г.А. Потемкин-Таврический, приказал отрядам генералов И.В. Однако их действия были нерешительны. 26 ноября военный совет постановил снять осаду крепости ввиду приближающейся зимы. Главнокомандующий не одобрил это решение и приказал генерал-аншефу А. В. Суворову, войска которого стояли в Галаце, принять командование частями, осаждавшими Измаил. Приняв командование 2 декабря, Суворов вернул отступавшие из крепости войска к Измаилу и блокировал его с суши и со стороны реки Дунай.Завершив подготовку штурма за 6 дней, Суворов 7 (18) декабря 1790 г. направил коменданту Измаила ультиматум с требованием сдать крепость не позднее 24 часов после вручения ультиматума. Ультиматум был отклонен. 9 декабря созванный Суворовым военный совет постановил немедленно начать штурм, который был назначен на 11 декабря. Наступающие войска были разделены на 3 отряда (крыла) по 3 колонны в каждом. Со стороны реки атаковал отряд генерал-майора де Рибаса (9 тыс. человек); правое крыло под командованием генерал-лейтенанта П. С. Потемкина (7500 чел.) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-лейтенанта А.Н. Самойлов (12 тыс. чел.) — с востока. Кавалерийские резервы бригадного генерала Вестфалена (2500 человек) находились на суше. Всего армия Суворова насчитывала 31 тысячу человек, в том числе 15 тысяч — нерегулярных, плохо вооруженных. (Орлов Н. Штурм Измаила Суворова в 1790 г. СПб., 1890. С. 52.) Суворов планировал начать штурм в 5 часов утра, примерно за 2 часа до рассвета. Темнота нужна была для внезапности первого удара и взятия вала; тогда воевать в темноте было невыгодно, так как трудно было управлять войсками. Предвидя упорное сопротивление, Суворов хотел иметь в своем распоряжении как можно больше светового дня.

    10 (21) декабря с восходом солнца началась подготовка к штурму огнем фланговых батарей, с острова и с кораблей флотилии (всего около 600 орудий). Она длилась почти сутки и закончилась за 2,5 часа до начала штурма. В этот день русские потеряли убитыми 3 офицера и 155 нижних чинов, ранеными 6 офицеров и 224 нижних чина. Нападение не стало неожиданностью для турок.Каждую ночь их готовили к атаке русских; кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им план Суворова.

    В 3 часа ночи 11 (22) декабря 1790 г. взлетела первая сигнальная ракета, по которой войска вышли из лагеря и, перестроившись в колонны, выдвинулись к обозначенным расстоянием местам. В половине седьмого утра колонны пошли в атаку. Первой к крепости подошла вторая колонна генерал-майора Б. П. Ласси. В 6 часов утра под градом вражеских пуль егерь Ласси преодолел вал, и на вершине начался ожесточенный бой.Абшеронские стрелки и фанагорийские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С. Л. Львова опрокинули противника и, захватив первые батареи и Хотинские ворота, соединились со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для конницы. В то же время на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора М.И. Наибольшие трудности выпали на долю 3-й колонны Мекноба. Она штурмовала большой северный бастион, примыкавший к нему с востока, и куртину между ними.В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестницы в 5,5 саженей (около 11,7 м) были короткими, и их приходилось связывать между собой под огнем по две за раз. Главный бастион был взят. Четвертая и пятая колонны (соответственно полковник В.П. Орлов и бригадир М.И.

    Десантный десант генерал-майора де Рибаса тремя колоннами под прикрытием гребного флота двинулся по сигналу к крепости и построился боевым порядком в две линии.Высадка началась около 7 утра. Она была проведена быстро и точно, несмотря на сопротивление более 10 тысяч турок и татар. Успеху десанта во многом способствовали львовская колонна, атаковавшая во фланг береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны крепости. Первая колонна генерал-майора Н. Д. Арсеньева, плывшая на 20 кораблях, высадилась на берег и разделилась на несколько частей. Батальон херсонских гренадеров под командованием полковника В.А.Зубов взял в плен очень крутого кавалера, потерявшего 2/3 людей. Батальон ливонских егерей полковника графа Роже Дамаса занял батарею, которая окружила берег. Другие части также овладели лежащими перед ними укреплениями. Третья колонна бригадира Е. И. Маркова высадилась у западной оконечности крепости под картечным огнем редута Табия.

    Когда рассвело, стало ясно, что вал взят, враг выбит из крепостей и отступает во внутреннюю часть города.Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города — Потемкин справа, казаки с севера, Кутузов слева, де Рибас со стороны реки. Началась новая битва. Особо ожесточенное сопротивление продолжалось до 11 часов утра. Несколько тысяч лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в ярости помчались по улицам, усилив суматоху. Почти каждый дом приходилось брать с боем. Около полудня Ласси, первым поднявшийся на вал, первым достиг середины города.Здесь он встретил тысячу татар под командованием Максуд-Гирея, князя крови Чингисхана. Максуд-Гирей оборонялся упорно, и только когда большая часть его отряда была перебита, он сдался в плен с 300 уцелевшими воинами.

    Для поддержки пехоты и обеспечения успеха Суворов приказал ввести в город 20 легких орудий, чтобы картечью очищать улицы от турок. В час дня, по сути, была одержана победа. Однако борьба еще не закончилась.Противник пытался атаковать отдельные русские отряды или располагаться в прочных постройках типа цитаделей. Попытку вырвать Измаила обратно предпринял Каплан-Гирей, брат крымского хана. Он собрал несколько тысяч конных и пеших татар и турок и повел их навстречу наступавшим русским. Но эта попытка не удалась, он пал, было убито более 4 тысяч тюрков, в том числе пятеро сыновей Каплан-Гирея. В два часа дня все колонны вошли в центр города. В 4 часа победа была окончательно одержана.Измаил упал.

    Результаты штурма

    Потери турок были огромны, только убито более 26 тысяч человек. В плен было взято 9 тысяч, из них на следующий день 2 тысячи умерли от ран. Из всего гарнизона в живых остался только один человек. Легко раненый, он упал в воду и переплыл Дунай на бревне. В Измаиле было взято 265 орудий, до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и много других боеприпасов, до 400 знамен, обагренных кровью защитников, 8 лансонов, 12 переправ, 22 легких корабля и много богатой добычи по наследству армии на общую сумму до 10 миллионов пиастров (свыше 1 миллиона рублей).Русские убили 64 офицера (1 бригадир, 17 штаб-офицеров, 46 обер-офицеров) и 1816 рядовых; Ранено 253 офицера (в том числе три генерал-майора) и 2450 нижних чинов. Общее число пострадавших составило 4582 человека. Одни авторы определяют количество убитых до 4 тысяч, а раненых до 6 тысяч, всего 10 тысяч, в том числе 400 офицеров (из 650).

    По заранее данному Суворовым обещанию, по обычаю того времени, город был отдан во власть воинам, в результате чего около 10 тысяч мирного населения города, включая женщин и детей, умер. В то же время Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, расставил караулы в наиболее важных местах. В городе была открыта огромная больница. Тела убитых русских были вывезены за город и погребены по церковному обряду. Турецких трупов было так много, что был отдан приказ сбрасывать тела в Дунай, а пленных поручили этой работе, разбив их на очереди. Но даже при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней.Пленных партиями отправили в Николаев под конвоем казаков. Суворов надеялся получить за штурм Измаила чин генерал-фельдмаршала, но Потемкин, ходатайствуя о его награде перед императрицей, предложил наградить его медалью и званием гвардии подполковника или генерал-адъютанта. Медаль выбили, а Суворова назначили подполковником Преображенского полка. Таких подполковников было уже десять; Суворов стал одиннадцатым. Сам главнокомандующий русской армией князь Г. А. Потемкин-Таврический, прибыв в Петербург.Петербург, получивший в награду фельдмаршальский мундир, расшитый бриллиантами, стоимостью 200 тысяч рублей, Таврический дворец; в Царском Селе планировалось построить обелиск князю с изображением его побед и завоеваний. Овальные серебряные медали были вручены нижним чинам; для офицеров, не получивших ордена Святого Георгия или Владимира, на георгиевской ленте устанавливался золотой крест; начальники получали ордена или золотые мечи, некоторые — чины.

    Распределение на штурм Измаила и взятие этой крепости 11 декабря 1790 года
  • Рапорт генерал-аншефа А.В. Суворов князю Г.А. Потемкин о штурме Измаила 21 декабря 1790 г.
  • Вторая турецкая война: Измаил; 1790 г., — глава из кн. Петрушевский А. Ф. «Генералиссимус князь Суворов»
  • Измаил, — стихотворение Невидицына Р.В., посвященное взятию Измаила
  • Петров, кто взял Измаила?
    — Марья Ивановна, честное слово, не брал!
    Из классического анекдота

    Как Турция проснулась лихо

    Среди выдающихся исторических побед, одержанных русской армией, не так уж много таких, которые не только остались в памяти потомков, но даже вошли в фольклор и стали частью языка.Штурм Измаила как раз такое событие. Оно фигурирует и в анекдотах, и в обыденной речи — «взятие Измаила» ​​часто в шутку называют «штурмом», когда за короткий промежуток времени приходится проделать чрезвычайно большой объем работы.

    Штурм Измаила стал апофеозом русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Война началась с подачи Турции, пытавшейся взять реванш за предыдущие поражения. В этом начинании турки опирались на поддержку Великобритании, Франции и Пруссии, которые, однако, сами не вмешивались в боевые действия.

    В ультиматуме Турции 1787 г. требовалось от России вернуть Крым, отказаться от покровительства Грузии и согласиться досматривать русские торговые суда, проходящие через проливы. Естественно, Турция получила отказ и начала боевые действия.

    Россия, в свою очередь, решила использовать благоприятный момент для расширения владений в Северном Причерноморье.

    Командир Александр Суворов. Репродукция картины. Источник: www.russianlook.com

    Бои развивались катастрофически для турок. Русские армии наносили врагу поражение за поражением как на суше, так и на море. В боях войны 1787—1791 годов блистали два русских военных гения — полководец Александр Суворов и флотоводец Фёдор Ушаков .

    К концу 1790 года стало очевидно, что Турция терпит решительное поражение. Однако русским дипломатам не удалось убедить турок подписать мирный договор. Нужен был еще один решающий военный успех.

    Лучшая крепость в Европе

    Русские войска подошли к стенам Измаильской крепости, являвшейся ключевым объектом турецкой обороны.Измаил, расположенный на левом берегу Килийского рукава Дуная, прикрывал важнейшие стратегические направления. Его падение создало возможность прорыва русских войск через Дунай в Добруджу, что грозило туркам потерей огромных территорий и даже частичным распадом империи. Готовясь к войне с Россией, Турция максимально усилила Измаил. К фортификационным работам были привлечены лучшие немецко-французские военные инженеры, так что Измаил на тот момент стал одной из самых мощных крепостей Европы.

    Высокий вал, широкий ров глубиной до 10 метров, 260 орудий на 11 бастионах. Кроме того, гарнизон крепости к моменту подхода русских превышал 30 тысяч человек.

    Князь Григорий Потемкин. Репродукция картины. Источник: www.russianlook.com

    Светлейший князь, Главнокомандующий Русской Армией Григорий Потемкин отдал приказ овладеть Измаилом, а отряды генералов Гудович , Павел Потемкин , также флотилия генерала де Рибаса приступила к его реализации .

    Однако осада велась вяло, генеральный штурм не назначался. Генералы вовсе не были трусами, но в их распоряжении было меньше войск, чем было в гарнизоне Измаила. Казалось безумием предпринимать решительные действия в такой ситуации.

    Просидев в осаде до конца ноября 1790 г., на военном совете Гудовича Павел Потемкин и де Рибас решили отвести войска на зимние квартиры.

    Безумный ультиматум военного гения

    Когда такое решение стало известно Григорию Потемкину, он пришел в ярость, немедленно отменил приказ об отходе и назначил начальником штурма Измаила генерал-аншефа Александра Суворова.

    Между Потемкиным и Суворовым к тому времени пробежала черная кошка. Амбициозный Потемкин был талантливым администратором, но его лидерские способности были весьма ограничены. Наоборот, слава о Суворове прокатилась не только по России, но и за ее пределами. Потемкин не горел желанием давать генералу, успехам которого он завидовал, новый шанс отличиться, но делать было нечего — Измаилу было важнее личных отношений. Хотя, возможно, Потемкин втайне питал надежду, что Суворов сломает себе шею на бастионах Измаила.

    Решительный Суворов прибыл к стенам Измаила, с ходу развернув уже покидавшие крепость войска. Как обычно, он заразил всех вокруг своим энтузиазмом и уверенностью в успехе.

    Лишь немногие знали, что на самом деле думал командир. Лично объехав подступы к Измаилу, он коротко сказал: «Эта крепость не имеет слабых мест».

    И спустя годы Александр Васильевич скажет: «Решиться на штурм такой крепости можно было только раз в жизни…».

    Но в те дни главнокомандующий у стен Измаила сомнений не высказывал. На подготовку к общему штурму он отвел шесть дней. Солдат отправили на учения – в ближайшем селе спешно возвели земляные и деревянные аналоги рва и стен Измаила, на которых отрабатывались приемы преодоления препятствий.

    Сам Измаил с приходом Суворова был взят в жесткую блокаду с моря и суши. Завершив приготовления к битве, главнокомандующий направил ультиматум начальнику крепости, великому сераскеру Айдозле Мехмет Паше .

    Переписка двух военачальников вошла в историю. Суворов: «Я прибыл сюда с войсками. Двадцать четыре часа на размышления — и свобода. Мой первый выстрел уже бондаж. Нападение — это смерть. Айдозле-Мехмет-паша: «Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем Измаил сдастся».

    Судите сами: мы уже говорили о мощи крепости, а также о ее 35-тысячном гарнизоне.А русская армия насчитывала всего 31 тысячу бойцов, из которых треть составляли иррегулярные войска. По канонам военной науки штурм в таких условиях обречен на провал.

    Но дело в том, что 35 тысяч турецких солдат на самом деле были смертниками. Разъяренный военными неудачами, турецкий султан издал специальный фирман, в котором обещал казнить всех, кто покинет Измаил. Так что русским противостояли 35 тысяч вооруженных до зубов, отчаянных бойцов, намеревавшихся биться насмерть в укреплениях лучшей европейской крепости.

    Поэтому ответ Айдозле-Мехмет-паши Суворову не хвастливый, а вполне резонный.

    Гибель турецкого гарнизона

    Любой другой полководец действительно сломал бы себе шею, но мы говорим об Александре Васильевиче Суворове. За день до штурма русские войска начали артиллерийскую подготовку. Вместе с тем надо сказать, что момент штурма не стал неожиданностью для измаильского гарнизона — его открыли туркам перебежчики, видимо, не поверившие в гениальность Суворова.

    Суворов разделил войска на три отряда по три колонны в каждом. Со стороны реки атаковал отряд генерал-майора де Рибаса (9000 человек); правое крыло под командованием генерал-лейтенанта Павла Потемкина (7500 человек) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-лейтенанта Самойлова (12000 чел. ) — с вост. 2500 кавалеристов оставались последним резервом Суворова на самый крайний случай.

    В 3 часа ночи 22 декабря 1790 года русские войска вышли из лагеря и стали сосредотачиваться в исходных пунктах для штурма.В 5:30 утра, примерно за полтора часа до рассвета, штурмовые колонны начали наступление. На оборонительных валах завязался ожесточенный бой, где противники не щадили друг друга. Турки яростно оборонялись, но удар с трех разных направлений дезориентировал их, не позволив сосредоточить силы на одном направлении.

    «Штурм Измаила 11 декабря 1790 года», фрагмент диорамы, Данилевский Е.И., Сибирский В.М., Музей А.В. Суворов в Измаиле, 1972 г. Источник: www.russianlook.com

    К 8 часам утра, с рассветом, стало ясно, что русские войска захватили большую часть внешних укреплений и начали теснить противника на центр города. Уличные бои превратились в настоящую бойню: дороги были усеяны трупами, прямо по ним скакали тысячи лошадей, оставшихся без всадников, горели дома. Суворов отдал приказ выставить на улицы города 20 легких орудий и картечью поразить турок прямой наводкой.К 11 часам утра передовые русские части под командованием генерал-майора в/ч Бориса Ласси заняли центральную часть Измаила.

    К часу дня организованное сопротивление было сломлено. Отдельные очаги сопротивления подавлялись русскими до четырех часов вечера.

    Отчаянный прорыв совершили несколько тысяч турок под командованием Каплан-Гирея … Им удалось выйти за городские стены, но тут Суворов выдвинул против них резерв.Опытные русские егеря прижали противника к Дунаю и полностью уничтожили прорвавшихся.

    К четырем часам дня Измаил пал. Из 35 тысяч его защитников спасся и сумел спастись один человек. Русские убили около 2200 человек, более 3000 были ранены. Турки потеряли убитыми 26 тыс. человек, из 9 тыс. пленных около 2 тыс. скончались от ран в первые сутки после штурма. Русские войска захватили 265 орудий, до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и много других боеприпасов, до 400 знамен, большие запасы провизии, а также драгоценностей на несколько миллионов.

    Фотофакт АиФ

    Чисто русское награждение

    Для Турции это была полная военная катастрофа. И хотя война закончилась только в 1791 году, а Ясский мир был подписан в 1792 году, падение Измаила окончательно морально сломило турецкую армию. Одно только имя Суворова приводило их в ужас.

    По Ясскому миру 1792 г. Россия получила контроль над всем северным Причерноморьем от Днестра до Кубани.

    Суворовский солдат в восторге от триумфа, поэт Гавриил Державин написал гимн «Гром победы, звучи!», ставший первым, пока еще неофициальным гимном Российской империи.

    Фотофакт АиФ

    Но был в России один человек, который сдержанно отнесся к взятию Измаила — князь Григорий Потемкин. Челобитная перед Екатериной II о награждении отличившихся, он предложил императрице наградить его медалью и подполковником гвардии Преображенского полка.

    Сам чин подполковника Преображенского полка был очень высоким, потому что звание полковника носил исключительно действующий монарх. Но дело в том, что к тому времени Суворов был уже 11-м подполковником Преображенского полка, что сильно обесценивало награду.

    Сам Суворов, который, как и Потемкин, был человеком честолюбивым, надеялся получить звание фельдмаршала, и был крайне обижен и раздражен полученной наградой.

    Кстати, сам Григорий Потемкин за взятие Измаила награжден фельдмаршальским мундиром, расшитым бриллиантами, стоимостью 200 000 рублей, Таврическим дворцом, а также специальным обелиском в его честь в Царском Селе.

    Измаил «из рук в руки»

    Интересно, что взятие Суворовым Измаила было не первым и не последним штурмом этой крепости русскими войсками. Впервые он был взят в 1770 году, но после войны возвращен Турции. Героический штурм Суворова в 1790 году помог России выиграть войну, но Измаила снова вернули Турции. В третий раз Измаил будет взят русскими войсками генерала Засса в 1809 г., но в 1856 г., после неудачной Крымской войны, перейдет под контроль турецкого вассала Молдавии. Правда, укрепления будут снесены и взорваны.

    АиФ фотофакт

    Четвёртое взятие Измаила русскими войсками произойдёт в 1877 году, но произойдёт без боя, так как Румыния, контролировавшая город во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов, завершится соглашение с Россией.

    И после этого Измаил еще не раз будет переходить из рук в руки, пока в 1991 году не станет частью независимой Украины. Это навсегда? Тяжело сказать.Ведь когда дело касается Измаила, нельзя быть ни в чем полностью уверенным.

    С восходом солнца 10 декабря началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась весь день, особенно усиливаясь с 12 часов ночи. Русские вели огонь из 607 орудий (40 полевых и 567 морских). Турки ответили 300 орудиями. Постепенно обстрел из крепости стал ослабевать и, наконец, прекратился. Огонь русских орудий нанес потери гарнизону крепости и подавил турецкую артиллерию.

    В 3 часа ночи 11 декабря 1790 года во мраке ночи прогремел первый сигнал. По этому сигналу русские войска со своих исходных позиций выдвинулись к местам, обозначенным приказом Суворова. К рву подошли стрелковые и рабочие группы. В 4 часа взлетела вторая ракета, а это означало, что пора строить колонны и команды в установленном для штурма боевом порядке и начинать движение к стенам крепости. В 5 часов. 30 минут.Утром поднялась третья ракета, с появлением которой русские войска двинулись на штурм крепости.

    В темноте и тумане штурмовые колонны русских быстро подошли к стенам Измаила. Русская артиллерия начала в это время обстреливать крепость холостыми снарядами, что маскировало подход штурмовых колонн.

    Турки не стреляли, пока русские не подошли на 400 шагов. Когда первые шеренги русских истребителей оказались на этом расстоянии, турецкая артиллерия поразила приближающиеся колонны картечью.Несмотря на огонь, русские воины, подбегая к рву, умело бросали в него фашины или храбро переходили его вброд, хотя вода доходила им до плеч. Впереди колонн шли стрелки и саперы с топорами и лопатами, сзади двигались резервы.

    Русские воины пристроили к стенам крепости лестницы, длина которых достигала 10 метров. Однако в некоторых местах стены были даже выше. Пришлось соединить две 10-метровые лестницы. Часто падали шаткие лестницы, но русские солдаты карабкались вверх, помогая друг другу.Бойцы карабкались по отвесным стенам и крутому валу, втыкая в него штыки и клинки. Те, кто взбирался на стены крепости, спускали с них веревки и сражались в рукопашной с турками, которые стреляли в упор, толкали лестницы, бросали ручные бомбы.

    Лучшие в то время русские стрелки встали у края рва и, улучив момент начала орудийных выстрелов, метко расстреляли турок, находившихся на стенах крепости.

    Уже в 6 часов.Утром 11 декабря солдаты второй колонны генерал-майора Ласси, на глазах у которых майор Л.Я. Неклюдов прошел с секундантами, взобрался на вал и овладел люнетом слева от редута Табия.

    Возглавляя штурм своих стрелков, секундант-майор Л.Я. Неклюдов личным примером показал пример мужества. Опередив бойцов, Л.Я. Неклюдов первым перешел через ров и первым взобрался на вал. Бросившись на стоящих на стене турок, Л.Я. Неклюдов начал бой на укреплениях Измаила и был тяжело ранен. Солдаты спасли Л.Я. Неклюдова, одного из самых смелых участников штурма Измаила, который первым вошел в крепостную стену.

    Когда эти события развивались слева от редута Табия, первая колонна генерал-майора Львова ввиду невозможности лобовой атаки обошла каменный редут Табия с правой стороны, но из-за яростного огня турецких батарей, оно не могло этого вынести.Турки тем временем нанесли сильный контрудар по второй колонне, в ходе которого был ранен генерал-майор Ласси. На этом участке сражались любимцы Суворова — гренадеры Фанагории под командованием полковника Золотухина; гренадеры смогли взломать Бросские и Хотинские ворота, пропустить резерв внутрь крепости и соединиться с колонной Ласси. Сменив раненого Ласси, полковник Золотухин принял на себя командование второй колонной. Тем временем первая львовская колонна, продолжая агрессивное наступление, захватила несколько турецких батарей и ворвалась в крепость, где соединилась со второй колонной.

    В тяжелом положении оказалась колонна генерал-майора Мекноба, которая вместо указанной ей по приказу Суворова куртины у Хотинских ворот атаковала большой бастион в северо-западном углу крепости, а также примыкающий бастион и куртина между ними. Здесь вал имел наименьшую высоту, и поэтому этот участок оборонял комендант крепости Айдозли-Мехмет-паша с отборными янычарами. В самом начале штурма был ранен генерал-майор Мекноб.Его сменил полковник Хвостов, стоявший во главе атакующих солдат; сломив ожесточенное сопротивление турок, русские воины преодолели вал и загнали турок вглубь крепости.

    С северо-восточной стороны действовала казачья колонна бригадира Орлова, которая начала взбираться на вал, но в это время турки сделали вылазку из Бендерских ворот значительными силами. А. В. Суворов зорко наблюдал за штурмом. Увидев, что противник ударил во фланг казакам Орлова, он послал им на помощь подкрепление — пехотный батальон, семь кавалерийских эскадронов и казачий полк.Контратака турок была отбита, но колонна Орлова так и не смогла захватить вал.

    Колонна бригадира Платова, наступая по оврагу, встретила препятствие-завесу, которая, пересекая протекающий по оврагу ручей, образовала плотину глубиной выше пояса. Казаки переходят плотину вброд. Турки контратаковали колонну Платова, разрезали ее надвое и сбросили в ров. Благодаря батальону пехоты, присланному Суворовым на помощь, Платов вскоре захватил занавес.Вслед за этим часть войск Платова двинулась на поддержку колонны Орлова, а другая часть вступила во взаимодействие с наступавшей с юга десантной бригадой Арсеньева.

    С восточной стороны русские войска штурмовали самое мощное укрепление Измаила — Новую крепость. Здесь турки встретили атакующую градом пуль и картечи шестую колонну. Им командовал генерал-майор М. И. Кутузов. Бойцам колонны во главе с Кутузовым удалось взобраться на стену Новой крепости.Однако турки не дали развить первоначальный успех. Атакуя со всех сторон, не давая русским воинам растечься по стене и ворваться в глубь восточного бастиона, они немедленно контратаковали 10-тысячным отрядом. Турки своим численным превосходством подавили казаков из колонны Кутузова и загнали их в ров, наполненный водой. На помощь казакам, вооруженным лишь короткими деревянными мордами, не выдерживавшими ударов турецких ятаганов, Кутузов двинул батальон бугских егерей.Подоспевшие на помощь егеря сдержали могучим штыковым ударом, а затем стали теснить турецкие полчища. Сам Кутузов с саблей в руках сражался в первом ряду нападающих. Под ударами русских воинов турки отошли.

    Развивая этот успех, Кутузов взял из резерва еще один батальон бугских егерей, который продолжал теснить турок и расширял захваченные участки крепостной стены. Турки дрались, как смертники — они помнили приказ султана предать смерти каждого оставшегося в живых солдата в случае сдачи крепости.В темноте на валу, у моста и у рва происходили кровавые рукопашные бои. К туркам все время прибывали новые подкрепления. Сосредоточив свежие силы в численности, намного превосходившей отряд Кутузова, турки повторили сильнейшую контратаку.

    Дважды Кутузов взбирался на вал, увлекая за собой на штурм войска, и дважды противник отбрасывал их назад. Понеся большие потери, Кутузов запросил поддержки у Суворова, но получил ответ, что в Россию уже отправлено донесение о взятии Измаила, и назначил Кутузова комендантом крепости.Тогда Кутузов собрал бугских егерей, взял свой последний резерв (два батальона Херсонского гренадерского полка) и в третий раз повел войска в атаку. Развернув простреленное пулями и картечью полковое знамя, Кутузов побежал вперед и первым бросился на турок, высоко подняв обеими руками тяжелый шест. Увидев своего полководца и развевающееся над ним боевое знамя, бугские егеря, гренадеры и казаки с громкими возгласами «ура!» последовал за Кутузовым. В очередной раз шестая колонна штыковой атакой рассеяла атакующих турок, сбросила их в ров, затем овладела двумя бастионами и Килийскими воротами, соединившись средним валом с колонной Платова и обеспечив блестящую победу левому крылу русские войска.

    Колонна М. И. Кутузова штыками проложила путь к центру крепости для соединения с остальными штурмовыми колоннами.

    Уже через 45 минут после начала штурма крепостная ограда Измаила была захвачена русскими войсками.

    Начинался рассвет. Крики воевавших, крики «ура!» и «алла!» раздавались вокруг, на всех ступенях Измаила турки сражались с отчаянным мужеством. Большой отряд турецкой кавалерии совершил лихую вылазку через Бендерские ворота, но был взят на пиках и шашках русскими конными казаками и уничтожен.В то же время два эскадрона воронежских гусар ворвались в открытые Бендерские ворота, ворвались в крепость, где успешно атаковали турецкую конницу и оказали помощь егерям Бугского корпуса во взятии ворот.

    Одновременно с атакой сухопутных войск Измаил был атакован десантными частями с Дуная. Русские корабли с десантом из морской пехоты и черноморскими казаками на 130 ладьях двинулись к крепости в первой линии. Во второй линии, поддерживая десант огнем артиллерии, шли бригантины, лансоны, двухместные катера и плавбатареи. Русский флот наступал так быстро и умело, что турки были вынуждены бросить уцелевшие корабли и отступить за стены крепости. Атакующие русские корабли встретил огонь из 99 тяжелых орудий, минометов и гаубиц. Несмотря на яростный картечный огонь, русский десант высадился в 7 часов. утром я высадился на берег у крепостной стены. Прибрежную сторону Измаила обороняли до 10 тысяч турок. В это же время с западной стороны Измаила отряды генерала Львова и полковника Золотухина, которым удалось соединиться, пробирались по валу сквозь толпы отчаянно сражавшихся турок навстречу отряду полковника Хвостова.Совместными усилиями всех трех колонн весь западный вал был полностью очищен от турецкого гарнизона. Удар Кутузова с восточной стороны, помогавший войскам Орлова и Платова, наступавшим с северо-востока, окончательно предопределил взятие Измаила, ибо падшая Новая крепость была самым неприступным участком турецкой обороны.

    В 8 часов. Утром русские войска и матросы захватили все крепостные стены и главный вал турецкой обороны. Атака закончилась. Атакующие Измаил штурмовые колонны соединились, замкнув фронт окружения. Турки отступили в город, приготовившись защищать многочисленные каменные строения, приспособленные для обороны.

    Полное объединение всех русских колонн произошло около 10 часов. утром.

    А. В. Суворов объявил короткий отдых, чтобы привести в порядок войска, участвовавшие в ночном штурме. Он приказал атаковать город со всех сторон одновременно всеми силами.Русская артиллерия приготовилась оказать помощь в атаке. Резервы сблизились, чтобы, соединившись с наступающими войсками, усилить удар в глубине города-крепости.

    Через некоторое время под музыку оркестров суворовские чудо-богатыри стройными рядами с разных сторон устремились в страшную для неприятеля русскую штыковую атаку. Завязалась кровопролитная битва. До 11 часов дня на окраине города продолжалась ожесточенная бойня. Турки не сдались и не отступили.Каждый дом приходилось брать с боем. Но кольцо атакующих войск смыкалось все ближе.

    Битва распалась на множество мелких рукопашных схваток, которые происходили на улицах, площадях, в переулках, во дворах и садах, внутри различных зданий.

    турки поселились в каменных постройках дворцов, мечетей, гостиниц и домов. Еще не была взята каменная кавалерия (казематная батарея), за толстыми стенами которой оборонялись лучшие янычары.

    По приказу А.В. Суворова через ворота стремительным шагом ввели 20 легких пушек для сопровождения продвигавшейся внутрь крепости русской пехоты. Из этих пушек артиллеристы быстро стреляли картечью по улицам. Наступление русской артиллерии внутри города крепости имело большое значение, так как турки к этому времени уже потеряли почти всю свою артиллерию, находившуюся на крепостных стенах, а подвижных орудий для уличных боев у них не было вообще . В течение первой половины дня 11 декабря бой в городе продолжался, то затихая, то разгораясь с новой силой.Уцелевшая часть гарнизона группами по две-три тысячи человек с отдельным вооружением пыталась продолжать сопротивление в крепких и высоких каменных зданиях. Подошедших к этим постройкам турок турки встречали залпами, обливали кипящей смолой и колотили по ним камнями и бревнами. Такие небольшие крепости брали штурмом, используя лестницы для преодоления высот и ломая ворота артиллерийским огнем.

    Л.В.Суворов, находившийся в числе сражавшихся русских воинов, сразу указывал на местности, что делать, как применять артиллерию, как обойти противника с тыла, как взаимодействовать с различными подразделениями, перемешавшимися в ходе боя и т.д. .захваченные пороховые погреба и оружейные склады были немедленно поставлены в караулы. Суворов категорически запретил что-либо зажигать, так как пожар на улицах города мог скорее затруднить наступление русских войск, чем оборону турок.

    Рядом с каменным кавалером возвышалось очень солидное здание. В нем сераскир Айдозли-Мехмет-паша оборонялся от 2 тысяч лучших янычар, имевших несколько пушек. Батальон гренадерского полка «Фанагория» с артиллерией начал штурм этой цитадели.Бой длился почти два часа. Сначала русские артиллеристы громили ворота пушечными ядрами, затем гренадеры ворвались в здание, где завязался ожесточенный рукопашный бой. Янычары не сдавались и защищались до последнего человека. Весь гарнизон цитадели русские солдаты проткнули штыками. Среди убитых врагов был комендант Исмаил Айдозли-Мехмет-паша.

    Турки упорно сопротивлялись под командованием Махмут-Гирей-Султана в здании армянского монастыря, имевшего высокие и толстые стены.Русские разбили ворота монастыря пушечными ядрами и уничтожили его защитников в рукопашной схватке.

    Около 5 тысяч турецких янычар и крымских татар во главе с Каплан-Гиреем, собравшись на городской площади, под звуки их музыки яростно атаковали отряд черноморских казаков и даже отняли два орудия. На помощь бросились два морских гренадерских батальона и батальон егерей, которые штыковой атакой сокрушили врагов и убили их. Дольше продержался каменный кавалер с гарнизоном в несколько тысяч янычар во главе с мегафисом (наместником) Измаила. Морская пехота, егеря и казаки взяли штурмом этот опорный пункт.

    К часу дня русские сухопутные войска и моряки флотилии, очистив от врага улицы и строения Измаила, с боем вышли на середину города, где турки продолжали упорно обороняться, используя малейшую возможность сопротивляться. Невероятное ожесточение обеих сторон в сражении объяснялось просто: для русских взятие Измаила означало скорое окончание войны с Турцией и удар по формирующейся враждебной коалиции западноевропейских держав; для всего турецкого гарнизона оборона крепости была вопросом жизни и смерти, ибо султан приказал казнить всех, кто выжил после капитуляции Измаила.

    Бдительно наблюдая за ходом боя, Суворов решил нанести противнику последний удар. Он приказал находящейся в резерве коннице — четырем эскадронам карабинеров, четырем эскадронам гусар и двум казачьим полкам — одновременно через Броссские и Бендерские ворота атаковать с флангов остатки турецкого гарнизона, еще оборонявшегося внутри города. Действуя конными шеренгами, гусары, казаки и карабинеры врезались в толпы турок. Очищая улицы и переулки от врага, русские кавалеристы время от времени спешивались для борьбы с вражескими засадами.Умело взаимодействуя, пехота, артиллерия и кавалерия успешно разгромили турок в уличном бою. Казачьи разъезды, рассредоточенные по городу, выискивали затаившихся врагов.

    К 4 часам. дня русские сухопутные войска и моряки полностью овладели крепостью и городом Измаил. Нападение было окончено. Однако ружейный огонь продолжался всю ночь с 11 на 12 декабря. Отдельные группы турок, засевшие в мечетях, домах, подвалах и сараях, внезапно открыли огонь по русским солдатам.

    Из гарнизона Измаила никто не спасся, кроме одного турка, который был легко ранен и упал с крепостной стены в Дунай, а затем переплыл его на бревне. Этот единственный уцелевший турок принес великому визирю первые известия о штурме Измаила.

    Такими выразительными словами Суворов немедленно доложил главнокомандующему генерал-фельдмаршалу Потемкину о взятии города-крепости Измаил и уничтожении в нем турецкой армии. «Российский флаг на стенах Измаила».

    Потери турок составили: 33 000 убитых и тяжелораненых, 10 000 пленных. Среди убитых, помимо коменданта Измаила Айдозли-Мехмет-паши, было 12 пашей (генералов) и 51 старший офицер — командиры частей.

    Трофеями русских войск были: 265 (по другим данным 300) орудий, 345 знамен, 42 боевых корабля, 3 тысячи пудов пороха, 20 тысяч ядер, 10 тысяч лошадей, на 10 миллионов пиастров золота, серебра, жемчуга и драгоценных камней и шестимесячный запас продовольствия для всего гарнизона и населения Измаила.

    Потери русских: 1830 убитых и 2933 раненых. Убито 2 генерала и 65 офицеров, ранено 2 генерала и 220 офицеров.

    На следующее утро, 12 декабря 1790 г., из всей русской артиллерии в войсках и на кораблях Дунайской флотилии, а также из всех трофейных пушек, минометов и гаубиц, находившихся на стенах и в бастионах крепости Измаил и по захваченным турецким кораблям велась стрельба. салют в честь русских войск и флота, взявших эту могучую твердыню. Состоялся парад войск и флота, на котором А. В. Суворов благодарил солдат, матросов и казаков за героические действия в бою. Один из батальонов гренадерского полка «Фанагория», находившийся в карауле, не смог присутствовать на параде. Суворов подошел к солдатам батальона и поблагодарил каждого из них в отдельности за участие в штурме.

    Русские войска сражались с большим мастерством и высоким героизмом. При штурме особенно отличился Михаил Илларионович Кутузов, возглавивший наступление на самый мощный и главный участок обороны противника — Новую крепость.В отчете от 21 декабря 1790 г., сообщая о штурме Измаила Г.А. Потемкин, А.В.Суворов писали о Кутузове:

    «Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов показали новые опыты своего искусства и отваги, под шквальным огнем противника преодолели все трудности, взобрались на вал, овладели бастионом, и когда превосходный противник заставил его остановиться, он, отслужив как образец мужества, удержал место сильного врага, закрепился в крепости и затем продолжил разгром врагов.

    Великий полководец А. В. Суворов пользовался исключительным доверием к М. И. Кутузову. Он сказал: «Одному прикажи, другому намекни, а Кутузову и говорить не надо, он сам все понимает».

    Впоследствии Кутузов спросил Суворова, что имелось в виду под назначением его комендантом Измаила на момент штурма.

    — Ничего, — ответил он. «Кутузов знает Суворова, а Суворов знает Кутузова. Если бы они не взяли Измаил, Суворов погиб бы у его стен и Кутузов тоже.

    После штурма М.И. Кутузов писал жене: «Веками такого не увижу. Волосы встают дыбом. Ужасный город в наших руках. За Измаила Кутузов был награжден орденом и произведен в генерал-лейтенанты. С этого времени он уже выступал в качестве известного военачальника, которому поручались все более ответственные поручения.

    В 1768 году турецкий султан объявил войну России, которую тогда возглавляла Екатерина II. Лидер Османской империи хотел получить Подолье и Волынь, расширить свои владения в Северном Причерноморье и на Кавказе, а также установить протекторат над Речью Посполитой.

    В ходе войны русская армия под руководством Петра Румянцева и Александра Суворова нанесла поражение турецким войскам, а Средиземноморская эскадра русского флота под командованием Алексея Орлова и Григория Спиридова разгромила турецкий флот. В результате Россия вынудила противника подписать Кучук-Кайнарджийский договор, по которому Крымское ханство формально получило независимость, но фактически стало зависеть от России. Кроме того, Османская империя выплатила России военные контрибуции в размере 4.5 миллионов рублей. и уступил северное побережье Черного моря вместе с двумя важными портами.

    В 1783 году манифестом Екатерины II Крымское ханство было присоединено к России.

    В 1787 году Османская империя предъявила России ультиматум с требованием восстановления вассалитета Крымского ханства и Грузии. Кроме того, нападающая сторона хотела получить разрешение Екатерины II на осмотр судов, проходящих через Босфор и Дарданеллы. Императрица отказала, и султан немедленно объявил России новую войну. Правда, он не знал, что

    Австрия также будет воевать против Османской империи, которая незадолго до этого подписала военный договор с Российской империей.

    «Я сам поражен ловкостью и отвагой моего народа.»

    В войне Россия одерживала победы одну за другой. Так, русско-австрийская армия под командованием Александра Суворова разгромила турецкую армию под Фокшанами. А Севастопольская эскадра под руководством Марко Войновича и Федора Ушакова разгромила неприятельский флот у острова Фидониси.Екатерина II писала главнокомандующему русской армией князю Григорию Потемкину о морском сражении: «Действие Севастопольского флота осчастливило меня: почти невероятно, с какой малой силой Бог помогает бить сильное турецкое оружие! Скажите, чем мне угодить Войновичу? Вам уже прислали кресты третьего класса, подарите ему один, или шпагу?

    Вскоре у Керченского пролива произошел бой, в ходе которого русская эскадра под командованием Федора Ушакова одержала победу и не позволила Османской империи высадить свои войска в Крыму.

    «Я сам поражаюсь ловкости и мужеству моего народа, — сказал Ушаков. «Стреляли по неприятельскому кораблю нечасто и с такой ловкостью, что казалось, будто все учатся стрелять по мишени».

    А вот что писала Екатерина II об итогах сражения: «Победу Черноморского флота над турецким флотом мы отпраздновали вчера молебном в Казани… Прошу контр-адмирала Ушакова поблагодарить всех своих подчиненных. »

    Казнить всех

    Однако, несмотря на многократные победы русской армии, Османская империя не согласилась принять условия мира, на которых настаивала Россия, и султан всячески затягивал переговоры.Стало ясно, что ускорить переговорный процесс можно будет с захватом Измаила — мощной крепости с высоким валом и широким рвом, гарнизон которой составлял около 35 тысяч человек под командованием Айдозлы-Мухаммад-паши.

    Султан издал приказ, что в случае падения Измаила необходимо будет казнить каждого солдата, защищающего крепость.

    В конце ноября 1790 года Григорий Потемкин приказал Александру Суворову принять командование частями, осаждавшими Измаил. Полководец немедленно направил коменданту Измаила ультиматум с требованием сдать крепость не позднее, чем через сутки после вручения ультиматума. Ультиматум был отклонен.

    Александр Суворов созвал военный совет, который постановил, что необходимо как можно скорее начать штурм. По воспоминаниям современников, великий русский полководец приказал своим воинам «во что бы то ни стало взять Измаил».

    Государственный мемориальный музей А.В. Суворов «Портрет А. В. Суворова в мундире гвардейского Преображенского полка», Иосиф Крайзингер. Холст, масло, 40,5 × 31,5 см. 1799 г.

    «Были заключенные, которые умерли от страха при виде бойни.»

    Штурм крепости был назначен на раннее утро 22 декабря: Суворов считал, что для внезапного первого удара нужна темнота. Однако, по словам историков, нападение русских не стало для турок неожиданностью: последние были готовы к штурму каждую ночь и к тому же знали от перебежчиков о планах полководца.

    В пять часов утра начался штурм, и вскоре противник был вытеснен с крепостных вершин и отступил во внутреннюю часть города. Через захваченные Бросские, Хотинские и Бендерские ворота Александр Суворов двинул в бой резервы. Турецкий гарнизон продолжал сопротивляться — войска Айдозлы-Мухаммед-паши сражались за каждый дом. По воспоминаниям, турки «дорого продали свои жизни, никто не просил пощады, женщины зверски бросались с кинжалами на воинов.Неистовство жителей увеличивало свирепость войска, не щадили ни пола, ни возраста, ни чина; повсюду лилась кровь — пеленой прикроем зрелище ужасов.

    К четырем часам дня крепость была полностью взята. 26 тысяч турок были убиты, остальные взяты в плен. Общие потери русских составили 4582 человека.

    «Наши воины с копьями и штыками атаковали турок, вооруженных саблями и кинжалами, — вспоминал французский офицер Ланжерон, доброволец русской армии.- Этот бой длился пять часов: турки были отброшены от стен, они забаррикадировались на улицах, и каждый дом был осажден. Наконец, в полдень четыреста турок (оставшиеся из 30 000, защищавших город) сложили оружие, и битва закончилась. Последовавшее за этим страшное ограбление закончилось только на следующий день. Почти во всех колоннах мы потеряли убитыми и ранеными треть, а в одной — две трети. На 23 тысячи участников штурма приходилось от 6 тысяч до 7 тысяч потерь, в том числе три генерал-майора, один бригадный генерал, шесть полковников, более сорока подполковников или майоров и от двухсот до трехсот младших офицеров.

    Несколько дней ушло на вывоз трупов, заполнивших рвы, земляные валы, улицы и большие площади. О спасении раненых не могло быть и речи, почти все были безжалостно добиты. Были заключенные, которые при виде этой страшной бойни умирали от страха.

    Если павших русских хоронили по церковному обряду, то погибших воинов Османской империи бросали прямо в Дунай. Пленные турки были отправлены в город Николаев под конвоем казаков.

    Суворов назначил комендантом крепости Михаила Кутузова – будущего знаменитого полководца и победителя Наполеона.

    Кто получил алмазную тунику

    «Таким образом, победа совершена», — вскоре доложил Александр Суворов Григорию Потемкину. — Крепость Измаил, столь укрепленная, столь обширная и казавшаяся неприятелю непобедимой, была взята страшным оружием русских штыков, упорство врага, высокомерно полагавшегося на свою численность войска, было низвергнуто.Хотя численность войск, принимающих таины, предполагалась в 42 тысячи, но по точному расчету следовало принять 35 тысяч. Количество убитых противников составляло до 26 тысяч.

    Сераскир Айдос Мехмет трехбунчужный паша, командовавший Измаилом, засевший толпой более 1000 человек в каменном здании и не сдавшийся, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И он, и все, кто был с ним, были избиты и зарезаны.

    В крепости Измаил найдено 245 пушек, в том числе девять мортир, а на берегу двадцать, всего 245; большой пороховой магазин и различные снаряды. В трофеях было взято 345 знамен, кроме порванных в боях, семь бунчуков и два санжака, восемь лансонов.

    Принося Вашей светлости с победой этой знаменитой победы поздравления и благодарность за то, что Вы доверили мне только знаменитый подвиг, считаю своим прямым долгом засвидетельствовать стойкость и мужество начальства и безграничное трудолюбие и мужество всех чинов и ходатайствовать с вашей милостью и покровительством о вознаграждении моим коллегам и товарищам.

    За штурм Измаила Александр Суворов мечтал получить чин генерал-фельдмаршала — высшее воинское звание в сухопутных войсках. Однако Потемкин получил расшитый бриллиантами фельдмаршальский мундир, а Суворов был назначен подполковником Преображенского полка.

    Гром победы, гряни!

    После взятия Измаила в Османской империи началась паника. Султан был вынужден согласиться с условиями Ясского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну.Согласно документу, Османская империя отказалась от претензий на Грузию и обязалась не предпринимать никаких враждебных действий против грузинских земель. Однако Россия закрепила за собой все Северное Причерноморье и укрепила свои политические позиции на Кавказе и Балканах.

    В 1794 году на землях, полученных по Ясскому мирному договору, был основан город Одесса.

    Неофициальный гимн России «Гром победы, звучи!» Посвящен штурму Измаила.Автором слов был поэт Гавриил Державин. Неофициальный гимн Российской империи начинался со следующих строк:

    .

    Гром победы, гряни!
    Веселись, храбрый Росс!
    Украсьте себя звучной славой.
    Ты погубил Мохаммеда!

    Вскоре после победы над турками Александр Суворов приступил к укреплению новой русско-турецкой границы, проходящей по реке Днестр. По его приказу в 1792 году на левом берегу Днестра был основан Тирасполь, крупнейший город современного Приднестровья.

     

    Результат Победа Российской Империи
    Стороны
    Российская империя Османская империя
    Командиры
    генерал-аншеф
    Суворов А.В.
    Сераскир Айдозле-Мехмет Паша
    Силы сторон
    31 тысяча 35 тысяч
    Потери
    2136 убитых (в том числе 1 бригадир, 66 офицеров, 1816 солдат, 158 казаков, 95 матросов), 3214 раненых (в том числе 3 генерала, 253 офицера, 2450 солдат, 230 казаков, 278 матросов). Всего — 5350 человек, потоплена 1 бригантина. 26 тыс. убитых,
    9 тыс. пленных

    Кто командир, берущий Измаила. Взятие Измаила

    Посвящается взятию турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием Суворова. Хотя, справедливости ради, взят он был не 24 декабря, а 22 декабря 1790 года, если считать по новому стилю. Почему так, мы не знаем, но сама операция стала вершиной военного искусства и мужества того времени.Как и положено в таких случаях, за этим событием стоит чрезвычайно увлекательная история.

    Фон

    Штурм Измаила произошел на завершающем этапе русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Сама война началась из-за стремления Турции вернуть утраченные в прошлых конфликтах территории, в том числе и Крым. Оно было не слишком удачным для султана, и к моменту взятия Измаила турецкая армия потерпела немало поражений, а также потеряла несколько крепостей близ Измаила, куда стекались остатки бежавших от них гарнизонов.

    Сам Измаил не имел «крепостных стен» в нашем понимании. Он был построен французскими инженерами по последним инженерным идеям того времени, так что основу его укреплений составили земляные валы с огромным рвом, на котором были установлены многочисленные пушки. Сделано это было для защиты от современной артиллерии, для которой было несложно разбить вертикальные древние стены.

    К моменту прибытия Суворова в Измаил русские войска неоднократно пытались взять крепость штурмом, но безуспешно.Произошло это, между прочим, из-за нерешительности командования, которое уже отдало приказ отводить войска, и они стали сворачивать лагерь под ликующими взорами осажденных турок.

    В этот момент полководец князь Потемкин, пытаясь переложить ответственность на Суворова, дал ему настоящий карт-бланш, отдав следующий приказ:

    «Я предоставляю вашему превосходительству действовать здесь по вашему усмотрению, продолжая ли предприятия на Измаиле или отказываясь от него.Ваше превосходительство, находясь на месте и имея развязанные руки, не упускайте, конечно, ничего, что может только способствовать пользе службы и ратной славе.

    Прибытие Суворова под Измаил и подготовка к штурму

    Надо сказать, что Александр Васильевич немедленно откликнулся на призыв главнокомандующего и начал действовать, понимая, что руки у него развязаны приказом. Он немедленно направился к Измаилу, вызвав подкрепление и повернув назад войска, уже отступавшие из крепости.

    Он сам был настолько нетерпелив, что за несколько километров до цели оставил караул и отправился верхом в сопровождении лишь одного казака, который вез личные вещи командира.

    Турецкие воины 18 века.

    Прибыв на место, активный Суворов немедленно приказал не только осадить город со всех сторон, но и построить на удалении от турок копию их вала и рва, на котором из фашин были сделаны турецкие куклы (связки стержней).После этого начались ночные тренировки солдат по взятию этих укреплений, которыми руководил сам командир. Вместе они преодолели ров, взобрались на вал, закололи штыками и рубили этих фашистов саблями.

    Появление знаменитого полководца, которому на тот момент было за шестьдесят, очень воодушевило воинов, ведь среди них были как ветераны, сражавшиеся с ним плечом к плечу, так и молодые люди, наслышанные от своих товарищей о живой легенде.

    Да и сам Александр Васильевич активно занимался поднятием боевого духа, минуя солдатские костры и просто общаясь с солдатами, не скрывая, что штурм будет труден и помня с ними дела, которые они уже совершили.

    Балканские иррегулярные войска 18 века.

    Поднятие боевого духа не обошлось без приманки — по традиции того времени, город обещали разграбить солдатам на три дня. Подбодрив самых нерешительных и заинтересовав самых жадных, Суворов разработал план неожиданного штурма.

    Так как гарнизон сдаваться не собирался, а предвиделись затяжные городские бои, было решено идти с трех сторон за два часа до рассвета, в 5.30 утра. При этом атака должна была начинаться с пуска сигнальной ракеты. Однако, чтобы турки не поняли, когда именно состоится штурм, каждую ночь стали запускать сигнальные ракеты.

    Самое любопытное, что в штурме принимало участие много титулованных иностранцев, которые, узнав о таком предприятии, прибыли в русские войска. Например, среди иностранцев упомянем Ланжерона, Роже Дамаса, принца Шарля де Линя и неразлучного с ним герцога Фронсака, впоследствии ставшего известным на публике под именем герцога Ришелье, и Принц Гессен-Филиппшталь. Необходимо также сказать, что флотилией, блокирующей Измаил с воды, командовал испанец Хосе де Рибас.Все они проявили себя отважными воинами и полководцами и были отмечены различными наградами.

    Сделав все приготовления, Суворов предъявил ультиматум великому сераскеру Айдозле-Мехмет-паше, защищавшему город, следующими словами:

    «Я прибыл сюда с войсками. Двадцать четыре часа на размышления — и свобода. Мой первый выстрел уже бондаж. Нападение — это смерть.

    Но турки готовились к смертельной битве и даже, по некоторым данным, обучали держать оружие семилетних мальчиков.Кроме того, султан, разгневанный неудачами, издал приказ, что любой, кто сбежит из Измаила, должен умереть. И соотношение сторон было в их пользу — 31 000 (из них 15 000 иррегулярных) у русской армии и 35 000 (15 000 регулярных войск, 20 000 ополченцев) у турок.

    Неудивительно, что сераскёр отказался: «Скорее Дунай потечёт вспять и небо рухнет на землю, чем Измаил сдастся». Правда, по другим данным, это были слова одного из самых высоких сановников, который передал ответ турецкого полководца русским посланникам.

    После ежедневного обстрела начался штурм города.

    Штурм стен и городские бои

    Утром 11 декабря по старому стилю (то есть 22 декабря по новому) русские войска в три часа ночи начали подготовку к штурму сигнальной ракеты. Правда, совершенно неожиданного нападения не получилось, так как турки не только сами постоянно дежурили на валах, но и казаки-перебежчики сообщили им о дате нападения.Тем не менее, на третьей ракете, в 5.30 утра, штурмовые колонны пошли вперед.

    Воспользовавшись тем, что турки прекрасно знали повадки самого Суворова, он пошел на хитрость. Раньше он сам всегда возглавлял штурмовые колонны на самом важном участке, а теперь стал во главе отряда напротив самой укрепленной части стен — и никуда не ушел. Турки повели и оставили в этом направлении многочисленные войска. А нападавшие штурмовали город с трех других сторон, в тех местах, где укрепления были наиболее слабыми.

    Бои на валах были кровопролитными, турки храбро оборонялись, русские войска наступали. Здесь нашлось место как беспримерному мужеству, так и ужасающей трусости. Например, Полоцкий полк, которым командовал полковник Яцунский, бросился в штыки, но в самом начале атаки Яцунский был смертельно ранен, и солдаты стали медлить; увидев это, полковой священник высоко поднял крест с изображением Христа, воодушевил воинов и бросился с ними на турок.Позже именно он отслужит молебен в честь взятия города.

    Или другая легендарная история: во время затяжной атаки, услышав громкие крики «Аллах» и шум боя справа от себя, казаки Платова, увидев много убитых и раненых товарищей (колонны подверглись перекрестному огню из двух близлежащих бастионов), замешкались немного, но Платов увлек их за собой с криком: «Бог и Екатерина с нами! Братцы, за мной!

    Правда, были и другие примеры: Ланжерон в своих воспоминаниях уверяет, что генерал Львов, фаворит князя Потемкина, во время атаки притворился раненым.Один из офицеров расстегнул форму и осмотрел рану. Пробежавший мимо солдат принял Львов в темноте за грабимого турка и ударил генерала штыком, но только разорвал у него рубаху. После этого Львов укрылся в одном из подвалов. Впоследствии хирург Массо не нашел во Львове следов ранений.

    Не прошло и часа, как внешние укрепления были захвачены, а ворота открыты, и через них в город вошла конница и ввела полевые орудия.И тут началось самое кровавое — городские бои.

    Турки превратили каждый большой дом в маленькую крепость и обстреливали наступающие войска из каждого окна. Женщины бросились на солдат с ножами, а мужчины отчаянно атаковали колонны, наступавшие на центр города.

    Во время боя из горящих конюшен убежали тысячи лошадей, и на некоторое время бой пришлось остановить, так как бешеные лошади, носившиеся по городу, затоптали множество турок и русских.Каплан-Гирей, брат татарского хана, с двумя тысячами татар и турок пытался бежать из города, но наткнулся на отпор, погиб вместе с пятью сыновьями.

    Сам Сераскер Айдозла-Мехмет с лучшими воинами яростно оборонялся в большом доме. И только когда ворота были выбиты с помощью артиллерии, а ворвавшиеся гренадеры проткнули штыками большую часть сопротивлявшихся, остальные сдались. И тут случилось неприятное происшествие – во время сдачи оружия самим Мехмет-пашой один из янычар выстрелил в русского офицера.Разъяренные солдаты убили большую часть турок, и только вмешательство других офицеров спасло нескольких пленных.

    Правда, существует и другая версия этих событий, согласно которой, когда тюрки были разоружены, проходивший мимо егерь пытался отобрать у Айдозли-Мегмет дорогой кинжал. Возмущенные таким обращением, янычары выстрелили в него, попав в офицера, чем спровоцировали ответную жестокость солдат.

    Несмотря на героизм защитников, к одиннадцати часам город был взят.И тут началось самое страшное – Суворов сдержал свое обещание, отдав воинам Измаил на разграбление. По словам иностранцев, они шли по щиколотку в кровавой грязи, трупы турок потом шесть дней сбрасывали в Дунай, и многие пленные, наблюдавшие за этим, умерли от страха. Весь город был разграблен, многие жители убиты.

    Всего во время штурма и после него погибло около 26 тыс. турок, а 9 тыс. попало в плен. Русские потеряли убитыми и ранеными немногим более пяти тысяч, хотя по другим данным потери составили около десяти тысяч.

    Взятие Измаила потрясло Европу, а в Турции началась настоящая паника. Оно было настолько сильным, что население бежало из близлежащих городов, а в Браилове, крепости с 12-тысячным гарнизоном, население умоляло местного пашу сдаться, как только прибудут русские войска, чтобы их не постигла участь Измаила.

    Как бы то ни было, взятие Измаила — славная веха русской военной истории, достойная своего дня воинской славы.

    (двоюродный брат любимого).Командующий речной флотилией был младшим по званию, но у него не было ни малейшего желания подчиняться генерал-лейтенантам.

    Карта крепости Измаил — 1790 — План крепости Измаил

    Измаил был одной из самых мощных крепостей Турции. После войны 1768-1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость располагалась на склоне возвышенностей, спускавшихся к Дунаю.Широкий овраг, протянувшийся с севера на юг, делил Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная — новой крепостью. Крепостная ограда очертания бастиона достигала 6 верст в длину и имела форму прямоугольного треугольника, обращенного прямыми углами к северу, а основанием к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров в высоту и был окружен рвом глубиной до 11 метров и шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой.В ограде было четверо ворот: с западной стороны — Царьградские (Бросские) и Хотинские, с северо-восточной — Бендерские, с восточной — Килийские. Валы обороняли 260 орудий, из них 85 орудий и 15 минометов со стороны реки. Городские постройки внутри забора были приведены в оборонительное состояние. Было подготовлено большое количество огнестрельного оружия и продовольствия. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паши.

    Русские войска осадили Измаил и обстреляли крепость. Сераскиру было отправлено предложение сдать Измаила, но он получил насмешливый ответ. Генерал-лейтенанты созвали военный совет, который постановил: снять осаду и отступить на зимние квартиры. Войска стали медленно отходить, флотилия де Рибаса осталась у Измаила.

    Еще не зная о решении военного совета. Потемкин решил назначить командующим осадной артиллерией генерал-аншефа Суворова А. Суворов был наделен очень широкими полномочиями. 29 ноября Потемкин писал Суворову: «…. Я предоставляю вашему превосходительству действовать здесь по вашему усмотрению, продолжая ли предприятия на Измаиле или отказываясь от него. »

    2 декабря Суворов прибыл в Измаил. Вместе с ним из его дивизии прибыл Фанагорийский полк и 150 стрельцов Апшеронского полка. К 7 декабря под Измаилом было сосредоточено до 31 тыс. военнослужащих и 40 орудий полевой артиллерии. Около 70 орудий было в отряде генерал-майора де Рибаса, находившемся на острове Шатал напротив Измаила, и еще 500 орудий было на кораблях. Орудия отряда де Рибаса не ушли на зимние квартиры, а остались на прежних семи огневых позициях. С этих же позиций артиллерия де Рибаса обстреляла город и крепость Измаил при подготовке к штурму и во время штурма. Кроме того, по приказу Суворова 6 декабря там была заложена еще одна батарея из 10 орудий. Таким образом, на острове Чатал было восемь батарей.

    Суворов расположил свои войска полукругом в двух верстах от крепости.Их фланги упирались в реку, «где флотилия де Рибаса и отряд у Чаталы завершили окружение. Несколько дней подряд велась разведка. Одновременно были добыты лестницы и фашины. туркам, что русские собирались провести правильную осаду, в ночь на 7 декабря на обоих флангах были заложены батареи по 10 орудий каждая, две с западной стороны, в 340 метрах от крепости, и две с восточной стороны, 230 метрах.от забора. Для обучения войск производству штурма в стороне был вырыт ров и насыпаны валы, подобные измаильским. В ночь с 8 на 9 декабря Суворов лично показал войскам приемы эскалады и научил их действовать штыком, а фашисты представляли турок.

    7 декабря в 14 часов дня Суворов отправил коменданту Измаила записку: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: Я прибыл сюда с войсками.24 часа на размышления о капитуляции и волеизъявлении; мои первые выстрелы уже бондаж; буря-смерть. Который я оставляю для вас рассмотреть. На следующий день пришел ответ от сераскира, который просил разрешения послать к визирю двух человек для повеления и предлагал заключить перемирие на 10 дней с 9 декабря. Суворов ответил, что не может согласиться с просьбой сераскир и дал срок до утра 10 декабря. В назначенное время ответа не последовало, что и определило судьбу Измаила.Штурм был назначен на 11 декабря.

    Накануне штурма, в ночь на 10 декабря, Суворов отдал войскам воодушевивший их и вселивший уверенность в грядущей победе приказ: «Отважные воины! Принесите к себе в этот день все наши победы и докажите, что ничто не может устоять перед мощью русского оружия. Нам предстоит не битва, которую вы могли бы отложить, а необходимый захват известного места, которое решит судьбу кампании и которое гордые турки считают неприступным. Русская армия дважды осаждала Измаил и дважды отступала; нам остается в третий раз или победить, или со славою умереть». Приказ Суворова произвел на солдат сильное впечатление.

    Подготовка к штурму началась артиллерийским огнем. Утром 10 декабря около 600 орудий открыли по крепости мощный артиллерийский огонь и продолжали его до глубокой ночи. Турки ответили из крепости огнем своих 260 орудий, но безрезультатно. Действия русской артиллерии оказались очень эффективными.Достаточно сказать, что к вечеру артиллерия крепости была полностью подавлена ​​и прекратила огонь. «…После восхода солнца, с флотилии, с острова и с четырех батарей, на обоих флангах на берегу Дуная, вдоль крепости открылась канонада и продолжалась беспрестанно, пока войска не двинулись к атака. В этот день из крепости сначала ответили бойкой артиллерийской стрельбой, но к полудню стрельба ослабла, а к ночи совсем прекратилась и всю ночь стояла тишина…».

    В 3 часа дня 11 декабря взорвалась первая сигнальная ракета, по которой войска выстроились в колонны и двинулись в назначенные места, а в 17:30 по сигналу третьей ракеты , все колонны пошли в атаку. Турки подпустили русских на картечь и открыли огонь. 1-я и 2-я колонны Львова и Ласси успешно атаковали ворота Бросс и редут Таби. Под огнем противника войска захватили вал и штыками проложили путь к Хотинским воротам, через которые в крепость вошли конница и полевая артиллерия.3-я колонна Мекноба остановилась, так как на этом участке приготовленные для штурма лестницы оказались недостаточно длинными и их пришлось связать надвое. С огромными усилиями войскам удалось взобраться на вал, где они встретили упорное сопротивление. Положение спас резерв, позволивший опрокинуть турок с вала в город. 4-я колонна Орлова и 5-я Платова добились успеха после ожесточенного боя с турецкой пехотой, внезапно сделавшей вылазку и ударившей в хвост 4-й колонне.Суворов немедленно изгнал резерв и заставил турок отступить к крепости. Первой на вал поднялась 5-я колонна, за ней 4-я.

    В тяжелейшем положении оказалась 6-я колонна Кутузова, которая атаковала новую крепость. Войска этой колонны, выйдя на вал, были контратакованы турецкой пехотой. Однако все контратаки были отбиты, войска овладели Килийскими воротами, что позволило усилить наступающую артиллерию.В то же время «достойный и храбрый генерал-майор и шевалье Голенцев-Кутузов своей отвагой был примером для подчиненных».

    Больших успехов добились 7-я, 8-я и 9-я колонны Маркова, Чепиги и Арсеньева. Между семью и восемью часами вечера они высадились у Измаиловых укреплений на Дунае. 7-я и 8-я колонны быстро захватили батареи на действующих против них укреплениях. Сложнее было 9-й колонне, которой предстояло вести штурм под огнем редута Табие.После упорного боя 7-я и 8-я колонны соединились с 1-й и 2-й колоннами и ворвались в город.

    Содержанием второго этапа стала борьба внутри крепости. К 11 часам утра русские войска овладели Бросскими, Хотинскими и Бендерскими воротами, через которые Суворов двинул в бой свои резервы. Многочисленный турецкий гарнизон продолжал сопротивление. Хотя турки не имели возможности маневрировать, и без поддержки артиллерии их борьба была малоэффективной, тем не менее они упорно сражались за каждую улицу и каждый дом. Турки «дорого продали свои жизни, никто не просил пощады, большинство женщин жестоко бросались с кинжалами на воинов. Неистовство жителей увеличивало свирепость войска, не щадили ни пола, ни возраста, ни чина; повсюду лилась кровь — зрелище ужасов прикроем занавесом». Когда так говорят в документах, несложно догадаться, что на самом деле население просто вырезали.

    Известным нововведением стало использование русскими полевых орудий в уличных боях.Например, комендант крепости Айдозли-Махмет-паша засел в ханском дворце с тысячей янычар. Русские вели безуспешные атаки более двух часов. Наконец были доставлены орудия майора Островского, огнем которых были уничтожены ворота. Фанагорские гренадеры пошли на штурм, ранив всех, кто находился во дворце. Артиллерия разрушила армянский монастырь и ряд других построек внутри крепости.

    К 4 часам дня город был полностью взят.26 тысяч турок и татар (военнослужащие) были убиты, 9 тысяч взяты в плен. О потерях среди мирного населения в те времена было принято не упоминать. В крепости русские взяли 245 орудий, из них 9 минометов. Кроме того, на берегу было захвачено еще 20 орудий.

    русских потери составили 1879 убитых и 3214 раненых. По тем временам это были огромные потери, но игра стоила свеч. В Стамбуле началась паника. Султан обвинил во всем великого визиря Шариф-Гассан-пашу.Голову несчастного визиря повесили у ворот султанского дворца.

    — Нет, ваше сиятельство, — раздраженно ответил Суворов, — я не купец и не торговаться с вами пришел. Чтобы наградить меня. Кроме Бога и милостивейшей Государыни, никто не может! Лицо Потемкина изменилось. Он повернулся и молча вошел в зал. Суворов последовал за ним. Генерал-аншеф подал боевой рапорт. Оба прошлись по комнате, не в силах выдавить из себя ни слова, поклонились и разошлись.Больше они никогда не встречались.

    Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 годов обеспечила России выход к Черному морю. Но по условиям Кучук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.

    В 1787 году Турция при поддержке Англии и Франции потребовала от России пересмотра договора: возвращение Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих договоров. Получив отказ, она начала боевые действия.Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и уничтожить российскую военно-морскую базу Севастополь. Для развертывания военных действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани в Сухум и Анапу были направлены значительные турецкие силы. Для поддержки своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линкоров, 16 фрегатов, 5 бомбардировочных корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.


    Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек).Отдельно от Екатеринославской армии располагались два сильных военных корпуса на Кубани и в Крыму.

    Черноморский флот России базировался в двух пунктах: главные силы находились в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М. И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России была крупная европейская страна — Австрия, стремившаяся расширить свои владения за счет балканских государств, находившихся под властью Турции.

    План действий союзников (России и Австрии) носил наступательный характер. Он заключался во вторжении в Турцию с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и захватить Хотин; Екатеринославская армия должна была развернуть боевые действия на побережье Черного моря, захватить Очаков, затем форсировать Днепр, очистить от турок местность между Днестром и Прутом, для чего взяли Бендеры. Российский флот должен был активно действовать в Черном море, чтобы сковать флот противника и помешать Турции провести десантные операции.

    Военные действия для России развивались успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для окончания войны и подписания выгодного для России мира. Турция не располагала в это время силами для серьезного сопротивления армиям союзников. Однако политики не смогли воспользоваться этой возможностью. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.


    Ю.Х. Садиленко. Портрет А.В. Суворов

    В кампании 1790 года русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести боевые действия за Дунай.

    В этот период блестящих успехов добились русские моряки под командованием Федора Ушакова. Крупные поражения турецкий флот потерпел в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, создав условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае.Вскоре, захватив крепости Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.

    Измаильская крепость считалась неприступной. Перед войной он был перестроен под руководством французских и немецких инженеров, которые значительно усилили его укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость была окружена валом длиной 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 м и глубиной до 10 м, местами заполненный водой.С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые можно было активно использовать для обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.


    К. Лебежко. Суворов обучает солдат

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Горация де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, блокировала крепость со стороны Дуная.

    Два штурма Измаила закончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийскому обстрелу крепости. С началом осенней непогоды в войске, находившемся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, генералы, руководившие осадой, решили отвести войска на зимние квартиры.

    25 ноября Суворову было поручено командование войсками под Измаилом. Потемкин предоставил ему право действовать по своему усмотрению: «продолжая ли предприятия на Измаиле или оставляя его.В своем письме к Александру Васильевичу он отмечал: «Моя надежда на Бога и на ваше мужество, поторопитесь, мой милый друг…».

    Прибыв 2 декабря в Измаил, Суворов остановил отход войск из-под крепости. Оценив обстановку, он решил немедленно подготовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он в донесении Потемкину отметил, что они «без слабых мест». девять дней.Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего вел подготовку к наступлению скрытно. Особое внимание уделялось подготовке войск к штурмовым действиям. Валы и стены, подобные измаильским, были сооружены у села Броска. В течение шести дней и ночей воины отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал солдат словами: «Больше пота — меньше крови!» При этом, чтобы обмануть противника, имитировались приготовления к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

    Суворов удосужился разработать специальные инструкции для офицеров и солдат, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где сегодня возвышается небольшой обелиск, стояла командирская палатка. Здесь велась кропотливая подготовка к штурму, все было продумано и предусмотрено до мелочей. «На такой штурм, — признавался позднее Александр Васильевич, — можно было отважиться лишь раз в жизни».

    Перед сражением на военном совете Суворов сказал: «Дважды стояли русские перед Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, у них нет выбора, кроме как взять крепость или умереть…». Военный совет единогласно выступил в поддержку великого полководца.

    7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. В случае добровольной сдачи турки были гарантированную жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «судьба Очакова последует вместе с городом». сделай это.И Суворов приложил к письму свою записку: «Я прибыл сюда с войсками. 24 часа на размышление о капитуляции и волеизъявлении; мои первые выстрелы — уже кабалы; штурм — смерть». Неизвестный автор

    Турки отказались сдаться и в ответ заявили, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо склонится к земле, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказу Суворова был зачитан в каждой роте, чтобы воодушевить солдат перед штурмом.

    Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов письменного приказа не отдавал, а ограничился устной постановкой задачи командирам. Командующий планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Главный удар был нанесен по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. Колонна насчитывала до пяти батальонов.Шесть колонн действовали с суши и три колонны с Дуная.

    Отряд под командованием генерала П.С. Потемкин численностью 7500 человек (в нее входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлов численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М. И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) — северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадного генерала Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать речной фронт крепости со стороны Дуная.Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и располагался напротив каждых из крепостных ворот.

    Из девяти колонн шесть были сосредоточены на главной линии. Здесь же располагалась основная артиллерия. Впереди каждой колонны должна была двигаться команда из 120-150 стрелков рассыпным строем и 50 рабочих с шанцевым орудием, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный квадратом.


    Ф.И. Усыпенко.Действия русской артиллерии при штурме крепости Измаил в 1790 г.

    Готовясь к штурму, с утра 10 декабря русская артиллерия с суши и кораблей вела непрерывный огонь по укреплениям и батареям противника, который продолжался до начала атака. В 5 часов 30 минут 11 декабря колонны двинулись на штурм крепости. Речная флотилия под прикрытием огня корабельной артиллерии (около 500 орудий) высадила десант. Осажденные встретили атакующие колонны артиллерийским и стрелковым огнем, а на отдельных участках — контратаками.

    Несмотря на шквальный огонь и отчаянное сопротивление, 1-я и 2-я колонны сразу ворвались в вал и захватили бастионы. В ходе боя генерал Львов был тяжело ранен и полковник Золотухин принял командование 1-й колонной. 6-я колонна сразу же захватила вал, но затем задержалась, отразив сильную контратаку турок.

    Третья колонна оказалась в тяжелейших условиях: глубина рва и высота бастиона, который ей предстояло взять, оказались больше, чем в других местах.Солдатам приходилось под огнем противника связывать лестницы, чтобы взобраться на вал. Несмотря на большие потери, она выполнила свою задачу.

    4-я и 5-я колонны, составленные из спешенных казаков, выдержали тяжелый бой. Их контратаковали турки, вышедшие из крепости, и казакам Платова тоже пришлось преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после высадки разделилась на четыре части и пошла в атаку под фланговым огнем турецких батарей.В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжелораненого генерала Самойлова. Остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная, также успешно справились с поставленными задачами.

    На рассвете внутри крепости уже шла битва. К 11 часам ворота были открыты и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны вынуждены были разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами.Их усилия постоянно возрастали за счет ввода в бой резервов. Для поддержки наступающих в крепость была также введена часть артиллерии.

    «Крепость Измаил, столь укрепленная, сколь обширная и казавшаяся неприятелю непобедимой, была взята страшными для него русскими штыками. Упорство неприятеля, надменно надеявшегося на численность войска, было ниспровергнуто», — писал Потемкин в рапорте Екатерине II.

    При штурме турки потеряли более 26 тыс. .Русские захватили около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 корабля, большие запасы боеприпасов и многие другие трофеи. Потери русских составили 4 тысячи убитыми и 6 тысяч ранеными.

    Взятие Измаила русскими войсками резко изменило стратегическую ситуацию в войне в пользу России. Турция была вынуждена перейти к мирным переговорам.


    В зале Измаильского Исторического музея А.В. Суворов

    «Никогда не было крепче крепости, не было обороны более отчаянной, чем оборона Измаила, но Измаил был взят», — эти слова из доклада Суворова Потемкину высечены на памятнике, воздвигнутом в честь великого русского командир.

    Результат

    Победа Российской Империи

    Стороны
    Силы сторон
    Русско-турецкая война (1787-1792)
    Австро-турецкая война (1787-1791)

    Штурм Измаила — осада и штурм в 1790 году турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием генерал-аншефа А.В. Суворов в период русско-турецкой войны 1787-1792 гг.

    Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, расставил караулы в наиболее важных местах. В городе была открыта огромная больница. Тела убитых русских были вывезены за город и погребены по церковному обряду. Турецких трупов было так много, что был отдан приказ сбрасывать тела в Дунай, а пленных поручили этой работе, разбив их на очереди.Но даже при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней. Пленных партиями отправили в Николаев под конвоем казаков.

    Надписи: «За отменную храбрость» на лицевой стороне и «Измаил взят в плен 11 декабря 1790 года» на оборотной стороне.

    Суворов надеялся получить за штурм Измаила чин генерал-фельдмаршала, но Потемкин, ходатайствуя о его награде перед императрицей, предложил наградить его медалью и званием гвардии подполковника или генерал-адъютанта.Медаль выбили, а Суворова назначили подполковником Преображенского полка. Таких подполковников было уже десять; Суворов стал одиннадцатым. Сам главнокомандующий русской армией князь Г. А. Потемкин-Таврический, прибыв в Петербург, получил в награду расшитый бриллиантами фельдмаршальский мундир стоимостью 200 тысяч рублей, Таврический дворец; в Царском Селе планировалось построить обелиск князю с изображением его побед и завоеваний.Овальные серебряные медали были вручены нижним чинам; для офицеров, не получивших орденов Святого Георгия или Владимира, на георгиевской ленте устанавливался золотой крест; начальники получали ордена или золотые мечи, некоторые — чины.

    Завоевание Измаила имело большое политическое значение. Оно повлияло на дальнейший ход войны и заключение в 1792 г. Ясского мира между Россией и Турцией, подтверждавшего присоединение Крыма к России и устанавливавшего русско-турецкую границу по реке Днестр.Таким образом, все северное Причерноморье от Днестра до Кубани было закреплено за Россией.

    Гимн «Гром победы, звучи!» Был посвящен победе при Измаиле! », который до 1816 года считался неофициальным гимном Российской империи.

    Примечания (редактировать)

    Источники

    • Данилов А.А. История России IX-XIX веков.
    • Коллектив авторов. «Сто великих битв», М. «Вече», 2002 г.

    Звенья

    • Штурм Измаила, — из кн.«Кутузов», Раковский Л. И.: Лениздат, 1971.
    • .

    Однажды в декабре 1790 года Александр Васильевич Суворов пришел к коменданту крепости Измаил-паше Айдозле-Мехмету и предложил сдаться по-хорошему. Ну это как если бы интеллигентный молодой человек подошел по улице к роте бамперов и предложил отдать ему все деньги и ценности — крепость, которую русские уже взяли в 1770 году, была перестроена по последнему слову техники, а при в то время считалось, что взять его штурмом невозможно.Паша ответил: «Скорее небо рухнет на Землю, запрудив своими осколками Дунай и заставив его течь вспять, чем падет Измаил!»
    Что было дальше — все знают. Непобедимая крепость была взята за один день, и турки потеряли убитыми в десять раз больше, чем русские. Россия захватила побережье Черного моря от Днестра до Кубани, что позволило основать Одессу. Многие герои штурма прославились своими дальнейшими победами. Штурм Измаила потряс современников (например, Байрона) и навсегда вошел в историю.И хотя сама крепость, к тому времени безнадежно устаревшая, была снесена в 1856 году, предлагаю посмотреть на место тех событий.

    Измаильская крепость была огромна — периметр ее куртины достигал шести километров, она значительно превосходила районный центр нынешнего Измаила. На этой схеме можно примерно оценить его территорию в сравнении с нынешними стадионами и жилыми массивами:

    Собственно, турецкий Измаил и не был городом — это была просто крепость с инфраструктурой.Осмотреть можно лишь малую ее часть, так называемую Старую Крепость — на схеме между «Туротель Дунай», «ПУВХ» и «Жилмассив». Западнее бывшая Новая крепость, южнее бывшая Цитадель, но их территории в основном застроены. Большая часть крепости сейчас выглядит так:

    От центра до крепости километров три по улице Кутузова, которая отходит от Суворовского проспекта возле этого дома румынской постройки и проходя через старые кварталы, упирается в ворота…не самой крепости, а бывшего воинского кладбища:

    Малоизвестный факт, но русские трижды брали Измаил. За 20 лет до Суворова крепость взял Николай Репнин, но тогда Измаил был совсем другим: турки извлекли уроки из той войны и фактически построили крепость заново. Через полтора десятка лет после Суворова, в 1806-09 годах, Измаил тоже пытались взять — но смогли это сделать только с третьей попытки (Ришелье, Михельсон, Засс): основательно обшарпанная и морально стареющая крепость была еще очень грозной, и гениальности Суворова очень не хватает.После этого Измаил полностью отошел к России, а крепость была ликвидирована в 1856 году, когда по итогам Крымской войны город пришлось отдать под турецкий протекторат Молдавии.
    На этой схеме хорошо показан план крепости, но главное смотреть на эти названия:

    Кто такой Кутузов — думаю, даже объяснять не стоит. Именно здесь он стал одноглазым. В штурме принимал участие Хосе де Рибас, основатель Одессы; Запорожские атаманы Захарий Чапега — основатель Краснодара, и Антон Головатый — основатель Тамани и кубанского казачества в целом; донской атаман Матвей Платов – основатель Новочеркасска и великий реформатор казачества; Фавориты Екатерины Зубов и Орлов.Вряд ли в истории России были еще короткие сражения, в которых участвовало столько выдающихся полководцев. И хотя этот штурм удался, в первую очередь, благодаря гению и энергии Суворова, свою лепту внесли все — так, именно казаки Головатого первыми вошли в крепость.

    За воротами находится «Кавалерский» бастион Новой крепости, считавшийся самым мощным. Штурм Кавалера был ключевым эпизодом Измаильского пня, и самым кровавым — в бою за Кавалера погибло 2/3 нападавших…Однако общие потери русской армии были сравнительно невелики — 2136 человек против 26000 у турок. Сейчас участок «Кавалер», бывший до середины ХХ века воинским кладбищем, густо усеян памятниками, которые, к тому же, сильно поредели в советское время:

    Например, мавзолей (1909 г.) ранее был увенчан обелиском с орлом:

    (отсюда)

    А изнутри сейчас выглядит так:

    В 1930 году румыны поставили «Троицу» по соседству — ведь для них русско- Турецкие войны имели прямое отношение к обретению независимости, поэтому слова на плакате — по крайней мере, с точки зрения румын, болгар, греков — не такое уж лицемерие:

    Кладбище разрушено в 1970-х, и все же фрагмент его ограды, стилизованной под зубчатую стену, остались на берегу Дуная:

    Дунайское русло в «Кавалере» видно до самой Румынии — отсюда видно, насколько на самом деле широка эта река, которая всего на треть уступает V ольга:

    Вид вдоль Дуная — вдалеке морской порт и судоходная компания:

    Спускаясь по склону, как-то не ожидаешь, что к Дунаю обрывается совсем крутой берег:

    Хотя он высотой всего 14 метров, из-за крутизны сверху кажется, что не менее пятидесяти:

    Отсюда видны и другие постройки крепости — из аутентичных сохранилась только Малая мечеть 16 века над городским пляжем:

    И два церкви — Успенская (1841 г., на переднем плане) и Никольская (1852 г.), на базе которых ныне возрожден монастырь, действовавший еще при турках:

    Успенская церковь, судя по ее форме, была гарнизонная церковь русской крепости, а Никольская церковь была, по-видимому, приходской:

    Где-то здесь, в оврагах по улице Матросской, сохранились чудом уцелевшие фундаменты подлинных укреплений… но мы их не нашли. А вот небольшое здание, гарнизонная мечеть, потерявшая минареты — последний свидетель Суворовского штурма:

    В нее можно зайти — под аркадой сейчас зал музея:

    Даже некоторые архитектурные детали есть сохранилось:

    А там, где когда-то был молельный зал, сейчас музей-диорама, открытый в 1973 году:

    Советую не пожалеть 20 минут и как следует считать. Точнее, это почти как просмотр фильма — диорама сопровождается аудиолекцией, и здесь можно быстро и наглядно понять, как была устроена крепость, кто и как ее штурмовал, и где искать следы тех или иных эпизодов.И не могу не отметить, что лекция идет на русском языке и без каких-либо попыток сказать посетителям «правду», соответствующую политической ситуации.

    И вообще, господа, пол года назад белорусский дворянский оппозиционер объяснил мне, что Суворов в основном в Литве и Польше «режал детей мечом», и вот так он в чести в России только за его естественное отвращение к благородной польско-литовской культуре. Отвечаю со всей ответственностью: не за это, а за штурм Измаила и Альпийский поход.В истории было не так много полководцев, умевших с минимальными потерями разгромить 2-3 раза силы противника на его территории. Такого не мог сделать даже Наполеон — по тактической гениальности Суворова можно поставить в один ряд с Александром Македонским.

    Вокруг мечети пушки разных эпох:

    Камни и черепки — то ли обломки крепости, то ли антикварные находки:

    Клопы вылезли из камней, нагретых Солнцем:

    Большая часть крепости сейчас парк и пляж с летними кафе, гуляющими мамами с детьми и пьющей молодежью.На пляже, хоть и было +18, некоторые уже пробовали купаться. И эта вода, прежде чем подойти к Измаилу, успела вымыть подножия замков Германии, набережные Братиславы, Вены, Будапешта, Белграда, сотни километров побережья Румынии и Болгарии. Официально это самая интернациональная река в мире, и вряд ли берега какой-либо другой реки видели столько исторических событий.

    В следующих частях мы рассмотрим еще два города украинского Дуная — Килия и Вилково.Точнее, даже три, но об этом в следующей части.

    НОВОРОССИЯ-2011
    … Введение.
    ДОРОГА К МОРЮ
    По России

     

    Взятие Измаила. День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790 г.)

    г.

    Штурм Измаила

    Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 годов обеспечила России выход к Черному морю.Но по условиям Кучук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.

    В 1787 году Турция при поддержке Англии и Франции потребовала от России пересмотра договора: возвращение Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих договоров. Получив отказ, она начала боевые действия. Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и уничтожить российскую военно-морскую базу Севастополь.

    Для развертывания боевых действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани в Сухум и Анапу были направлены значительные турецкие силы. Для поддержки своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линкоров, 16 фрегатов, 5 бомбардировочных корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.

    Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек).Отдельно от Екатеринославской армии располагались два сильных военных корпуса на Кубани и в Крыму.
    Черноморский флот России базировался в двух пунктах: главные силы находились в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М.И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России была крупная европейская страна — Австрия, стремившаяся расширить свои владения за счет балканских государств, находившихся под властью Турции.

    План действий союзников (России и Австрии) носил наступательный характер. Он заключался во вторжении в Турцию с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и захватить Хотин; Екатеринославская армия должна была развернуть боевые действия на побережье Черного моря, захватить Очаков, затем форсировать Днепр, очистить от турок местность между Днестром и Прутом, для чего взяли Бендеры. Российский флот должен был активно действовать в Черном море, чтобы сковать флот противника и помешать Турции провести десантные операции.

    Военные действия для России развивались успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для окончания войны и подписания выгодного для России мира. Турция не располагала в это время силами для серьезного сопротивления армиям союзников. Однако политики не смогли воспользоваться этой возможностью. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.

    Портрет А.В. Суворов. Капот. Ю.Х. Садиленко

    В кампании 1790 г. русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести боевые действия за Дунай.

    В этот период блестящих успехов добились русские моряки под командованием Федора Ушакова. Крупные поражения турецкий флот потерпел в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, создав условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае.Вскоре, захватив крепости Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.

    Измаильская крепость считалась неприступной. Перед войной он был перестроен под руководством французских и немецких инженеров, которые значительно усилили его укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость была окружена валом длиной 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 м и глубиной до 10 м, местами заполненный водой.С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые можно было активно использовать для обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Горация де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, блокировала крепость со стороны Дуная.

    Два штурма Измаила закончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийскому обстрелу крепости. С началом осенней непогоды в войске, находившемся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, генералы, руководившие осадой, решили отвести войска на зимние квартиры.

    25 ноября Суворову было поручено командование войсками под Измаилом.Потемкин дал ему право действовать по своему усмотрению: «продолжив ли предприятия на Измаиле, или оставив его». В своем письме к Александру Васильевичу он отмечал: «Моя надежда на Бога и на ваше мужество, поторопитесь, мой милый друг…».

    Придя 2 декабря к Измаилу, Суворов остановил отход войск из-под крепости. Оценив обстановку, он решил немедленно подготовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он отметил в донесении Потемкину, что они «без слабых мест.

    Карта действий российских войск при штурме Измаила

    Подготовка к штурму велась девять дней. Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего вел подготовку к наступлению скрытно. Особое внимание уделялось подготовке войск к штурмовым действиям. Валы и стены, подобные измаильским, были сооружены у села Броска. В течение шести дней и ночей воины отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен.Суворов подбадривал солдат словами: «Больше пота — меньше крови!» При этом, чтобы обмануть противника, имитировались приготовления к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

    г. Суворов удосужился разработать специальные инструкции для офицеров и солдат, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где сегодня возвышается небольшой обелиск, стояла командирская палатка. Здесь велась кропотливая подготовка к штурму, все было продумано и предусмотрено до мелочей.«На такой штурм, — признавался позднее Александр Васильевич, — можно было отважиться лишь раз в жизни».

    Перед сражением на военном совете Суворов сказал: «Дважды стояли русские пред Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, им ничего не остается, как взять крепость или умереть…». Военный совет единогласно высказался в поддержку великого полководца.

    7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости.В случае добровольной сдачи туркам гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «судьба Очакова последует с городом». Письмо заканчивалось словами: «Для этого назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский». А Суворов приложил к письму свою записку: «Я прибыл сюда с войсками. 24 часа на размышления о капитуляции и волеизъявлении; мои первые выстрелы уже бондаж; нападение — смерть.

    Суворов и Кутузов перед штурмом Измаила в 1790 году.Капот. О. Г. Верейский

    Турки отказались сдаться и в ответ заявили, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо склонится к земле, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказу Суворова был зачитан в каждой роте, чтобы воодушевить солдат перед штурмом.

    Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов письменного приказа не отдавал, а ограничился устной постановкой задачи командирам.Командующий планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Главный удар был нанесен по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. Колонна насчитывала до пяти батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три колонны с Дуная.

    Отряд под командованием генерала П.С. Потемкин численностью 7500 человек (в нее входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М. И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) — северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадного генерала Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать речной фронт крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и располагался напротив каждых из крепостных ворот.

    Из девяти колонн шесть были сосредоточены на главной линии. Здесь же располагалась основная артиллерия. Впереди каждой колонны должна была двигаться команда из 120-150 стрелков рассыпным строем и 50 рабочих с шанцевым орудием, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный квадратом.

    Действия русской артиллерии при штурме крепости Измаил в 1790 г. Худ. Ф.И. Усыпенко

    10 декабря с восходом солнца началась подготовка к штурму огнем фланговых батарей, с острова и с кораблей флотилии (всего около 600 орудий).Она длилась почти сутки и закончилась за 2,5 часа до начала штурма. Нападение не стало неожиданностью для турок. Каждую ночь их готовили к атаке русских; кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им план Суворова.

    В 3 часа ночи 11 декабря 1790 г. взлетела первая сигнальная ракета, по которой войска вышли из лагеря и, перестроившись в колонны, выдвинулись к обозначенным расстоянием местам. В половине седьмого утра колонны пошли в атаку.Вторая колонна генерал-майора Б.П. Ласси. В 6 часов утра под градом вражеских пуль егерь Ласси преодолел вал, и на вершине начался ожесточенный бой. Абшеронские стрелки и фанагорские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С.Л. Львов был опрокинут противником и, захватив первые батареи и Хотинские ворота, соединился со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для конницы. В то же время на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора в/ч М.И. Голенищева-Кутузова овладела бастионом у Килийских ворот и заняла вал до соседних бастионов. Наибольшие трудности давались на долю 3-й колонны Мекноба. Она штурмовала большой северный бастион, примыкавший к нему с востока, и куртину между ними. В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестницы в 5,5 саженей (около 11,7 м) были короткими, и их приходилось связывать между собой под огнем по две за раз.Главный бастион был взят. Четвертая и пятая колонны (соответственно полковник В. П. Орлов и бригадир М. И. Платова) также выполнили поставленные перед ними задачи, преодолев вал на своих участках.

    Десантный десант генерал-майора де Рибаса тремя колоннами под прикрытием гребного флота двинулся по сигналу к крепости и построился боевым порядком в две линии. Высадка началась около 7 утра. Она была проведена быстро и точно, несмотря на сопротивление более 10 тысяч турок и татар.Успеху десанта во многом способствовали львовская колонна, атаковавшая во фланг береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны крепости. Первая колонна генерал-майора Н. Д. Арсеньева, плывшая на 20 кораблях, высадилась на берег и разделилась на несколько частей. Батальон херсонских гренадеров под командованием полковника В.А. Зубов завладел очень крепким кавалером, потеряв 2/3 людей. Батальон ливонских егерей полковника графа Роже Дамаса занял батарею, которая окружила берег.Другие части также овладели лежащими перед ними укреплениями. Третья колонна бригадира Е.И. Маркова приземлилась в западной оконечности крепости под картечным огнем редута Табия.

    В ходе боя генерал Львов был тяжело ранен и полковник Золотухин принял командование 1-й колонной. 6-я колонна сразу же захватила вал, но затем задержалась, отразив сильную контратаку турок.

    4-я и 5-я колонны, составленные из пеших казаков, выдержали тяжелый бой.Их контратаковали турки, вышедшие из крепости, и казакам Платова тоже пришлось преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после высадки разделилась на четыре части и пошла в атаку под фланговым огнем турецких батарей. В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжелораненого генерала Самойлова. Остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная, также успешно справились с поставленными задачами.

    Подъезд А.В. Суворова в Измаил. Капот. СРЕДНИЙ. Русин

    На рассвете внутри крепости уже шла битва. К 11 часам ворота были открыты и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны вынуждены были разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами. Их усилия постоянно возрастали за счет ввода в бой резервов. Для поддержки наступающих в крепость была также введена часть артиллерии.

    Когда рассвело, стало ясно, что вал взят, враг выбит из крепостей и отступает во внутреннюю часть города. Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города — Потемкин справа, казаки с севера, Кутузов слева, де Рибас со стороны реки. Началась новая битва. Особо ожесточенное сопротивление продолжалось до 11 часов утра. Несколько тысяч лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в ярости помчались по улицам, усилив суматоху.Почти каждый дом приходилось брать с боем. Около полудня Ласси, первым поднявшийся на вал, первым достиг середины города. Здесь он встретил тысячу татар под командованием Максуд-Гирея, князя Чингисхановой крови. Максуд-Гирей упорно оборонялся, и только когда большая часть его отряда была перебита, он сдался с уцелевшими 300 воинами.

    «Крепость Измаил, столь укрепленная, сколь обширная и казавшаяся неприятелю непобедимой, была взята страшным оружием русских штыков.Упорство неприятеля, надменно полагавшегося на свою надежду на численность войска, было ниспровергнуто», — писал Потемкин в рапорте Екатерине II.

    Офицерский крест и солдатская медаль за участие в штурме Измаила в декабре 1790 г.

    Для поддержки пехоты и обеспечения успеха Суворов приказал ввести в город 20 легких орудий, чтобы картечью очищать улицы от турок. В час дня, по сути, была одержана победа.Однако борьба еще не закончилась. Противник не пытался атаковать отдельные русские отряды или селиться в крепких зданиях, как в цитаделях. Попытку вырвать Измаила обратно предпринял Каплан-Гирей, брат крымского хана. Он собрал несколько тысяч конных и пеших татар и турок и повел их навстречу наступавшим русским. В отчаянной битве, в которой было убито более 4 тысяч мусульман, он пал вместе со своими пятью сыновьями. В два часа дня все колонны вошли в центр города.В 4 часа победа была окончательно одержана. Измаил упал. Потери турок были огромны, только убито более 26 тысяч человек. В плен было взято 9 тысяч, из них на следующий день 2 тысячи умерли от ран. (Н. Орлов, указ. соч., с. 80.) Из всего гарнизона спасся только один человек. Легко раненый, он упал в воду и переплыл Дунай на бревне. В Измаиле было взято 265 орудий, до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и много других боеприпасов, до 400 знамен, обагренных кровью защитников, 8 лансонов, 12 переправ, 22 легких корабля и много богатой добычи по наследству армии на общую сумму до 10 миллионов пиастров (свыше 1 миллиона рублей).Русские убили 64 офицера (1 бригадир, 17 штаб-офицеров, 46 обер-офицеров) и 1816 рядовых; Ранено 253 офицера (в том числе три генерал-майора) и 2450 нижних чинов. Общее число пострадавших составило 4582 человека. Одни авторы определяют количество убитых до 4 тысяч, а раненых до 6 тысяч, всего 10 тысяч, в том числе 400 офицеров (из 650). (Н. Орлов, указ. соч., стр. 80-81, 149.)

    По заранее данному Суворовым обещанию, город, по обычаю того времени, был отдан во власть воинам.В то же время Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, расставил караулы в наиболее важных местах. В городе была открыта огромная больница. Тела убитых русских были вывезены за город и погребены по церковному обряду. Турецких трупов было так много, что был отдан приказ сбрасывать тела в Дунай, а пленных поручили этой работе, разбив их на очереди. Но даже при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней.Пленных партиями отправили в Николаев под конвоем казаков.

    Взятие Измаила русскими войсками резко изменило стратегическую ситуацию в войне в пользу России. Турция была вынуждена перейти к мирным переговорам.

    «Никогда не было крепче крепости, не было обороны более отчаянной, чем оборона Измаила, но Измаил был взят», — эти слова из доклада Суворова Потемкину высечены на памятнике, воздвигнутом в честь великого русского полководца.

    Владимир Рогоза

    И еще парочка исторических подвигов русского воина: и «Русские не сдаются! » Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью с которой сделана данная копия

    (двоюродный брат любимого). Командующий речной флотилией был младшим по званию, но у него не было ни малейшего желания подчиняться генерал-лейтенантам.

    Карта крепости Измаил — 1790 — План крепости Измаил

    Измаил был одной из самых мощных крепостей Турции.После войны 1768-1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость располагалась на склоне возвышенностей, спускавшихся к Дунаю. Широкий овраг, протянувшийся с севера на юг, делил Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная — новой крепостью. Крепостная ограда очертания бастиона достигала 6 верст в длину и имела форму прямоугольного треугольника, обращенного прямыми углами к северу, а основанием к Дунаю.Главный вал достигал 8,5 метров в высоту и был окружен рвом глубиной до 11 метров и шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой. В ограде было четверо ворот: с западной стороны — Царьградские (Бросские) и Хотинские, с северо-восточной — Бендерские, с восточной — Килийские. Валы обороняли 260 орудий, из них 85 орудий и 15 минометов со стороны реки. Городские постройки внутри забора были приведены в оборонительное состояние. Было подготовлено большое количество огнестрельного оружия и продовольствия.Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паши.

    Русские войска осадили Измаил и обстреляли крепость. Сераскиру было отправлено предложение сдать Измаила, но он получил насмешливый ответ. Генерал-лейтенанты созвали военный совет, который постановил: снять осаду и отступить на зимние квартиры. Войска стали медленно отходить, флотилия де Рибаса осталась у Измаила.

    Еще не зная о решении военного совета.Потемкин решил назначить командующим осадной артиллерией генерал-аншефа Суворова А. Суворов был наделен очень широкими полномочиями. 29 ноября Потемкин писал Суворову: «… Предоставляю вашему превосходительству действовать здесь по вашему усмотрению, продолжая ли предприятия на Измаиле или оставляя его. »

    2 декабря Суворов прибыл в Измаил. Вместе с ним из его дивизии прибыл Фанагорийский полк и 150 стрельцов Апшеронского полка.К 7 декабря под Измаилом было сосредоточено до 31 тыс. военнослужащих и 40 орудий полевой артиллерии. Около 70 орудий было в отряде генерал-майора де Рибаса, находившемся на острове Шатал напротив Измаила, и еще 500 орудий было на кораблях. Орудия отряда де Рибаса не ушли на зимние квартиры, а остались на прежних семи огневых позициях. С этих же позиций артиллерия де Рибаса обстреляла город и крепость Измаил при подготовке к штурму и во время штурма.Кроме того, по приказу Суворова 6 декабря там была заложена еще одна батарея из 10 орудий. Таким образом, на острове Чатал было восемь батарей.

    Суворов расположил свои войска полукругом в двух верстах от крепости. Их фланги упирались в реку, «где флотилия де Рибаса и отряд у Чаталы завершили окружение. Несколько дней подряд велась разведка. Одновременно были добыты лестницы и фашины. туркам, что русские собирались провести правильную осаду, в ночь на 7 декабря на обоих флангах были заложены батареи по 10 орудий каждая, две с западной стороны, в 340 метрах от крепости, и две с восточной стороны, 230 метрах.от забора. Для обучения войск производству штурма в стороне был вырыт ров и насыпаны валы, подобные измаильским. В ночь с 8 на 9 декабря Суворов лично показал войскам приемы эскалады и научил их действовать штыком, а фашисты представляли турок.

    7 декабря в 14 часов дня Суворов отправил коменданту Измаила записку: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: Я прибыл сюда с войсками.24 часа на размышления о капитуляции и волеизъявлении; мои первые выстрелы уже бондаж; буря-смерть. Который я оставляю для вас рассмотреть. На следующий день пришел ответ от сераскира, который просил разрешения послать к визирю двух человек для повеления и предлагал заключить перемирие на 10 дней с 9 декабря. Суворов ответил, что не может согласиться с просьбой сераскир и дал срок до утра 10 декабря. В назначенное время ответа не последовало, что и определило судьбу Измаила.Штурм был назначен на 11 декабря.

    Накануне штурма, в ночь на 10 декабря, Суворов отдал войскам воодушевивший их и вселивший уверенность в грядущей победе приказ: «Отважные воины! Принесите к себе в этот день все наши победы и докажите, что ничто не может устоять перед мощью русского оружия. Нам предстоит не битва, которую вы могли бы отложить, а необходимый захват известного места, которое решит судьбу кампании и которое гордые турки считают неприступным.Русская армия дважды осаждала Измаил и дважды отступала; нам остается в третий раз или победить, или со славою умереть». Приказ Суворова произвел на солдат сильное впечатление.

    Подготовка к штурму началась артиллерийским огнем. Утром 10 декабря около 600 орудий открыли по крепости мощный артиллерийский огонь и продолжали его до глубокой ночи. Турки ответили из крепости огнем своих 260 орудий, но безрезультатно. Действия русской артиллерии оказались очень эффективными.Достаточно сказать, что к вечеру артиллерия крепости была полностью подавлена ​​и прекратила огонь. «…После восхода солнца, с флотилии, с острова и с четырех батарей, на обоих флангах на берегу Дуная, вдоль крепости открылась канонада и продолжалась беспрестанно, пока войска не двинулись к атака. В этот день из крепости сначала ответили бойкой артиллерийской стрельбой, но к полудню стрельба ослабла, а к ночи совсем прекратилась и всю ночь стояла тишина…».

    В 3 часа дня 11 декабря взорвалась первая сигнальная ракета, по которой войска выстроились в колонны и двинулись в назначенные места, а в 17:30 по сигналу третьей ракеты , все колонны пошли в атаку. Турки подпустили русских на картечь и открыли огонь. 1-я и 2-я колонны Львова и Ласси успешно атаковали ворота Бросс и редут Таби. Под огнем противника войска захватили вал и штыками проложили путь к Хотинским воротам, через которые в крепость вошли конница и полевая артиллерия.3-я колонна Мекноба остановилась, так как на этом участке приготовленные для штурма лестницы оказались недостаточно длинными и их пришлось связать надвое. С огромными усилиями войскам удалось взобраться на вал, где они встретили упорное сопротивление. Положение спас резерв, позволивший опрокинуть турок с вала в город. 4-я колонна Орлова и 5-я Платова добились успеха после ожесточенного боя с турецкой пехотой, внезапно сделавшей вылазку и ударившей в хвост 4-й колонне.Суворов немедленно изгнал резерв и заставил турок отступить к крепости. Первой на вал поднялась 5-я колонна, за ней 4-я.

    В тяжелейшем положении оказалась 6-я колонна Кутузова, которая атаковала новую крепость. Войска этой колонны, выйдя на вал, были контратакованы турецкой пехотой. Однако все контратаки были отбиты, войска овладели Килийскими воротами, что позволило усилить наступающую артиллерию.В то же время «достойный и храбрый генерал-майор и шевалье Голенцев-Кутузов своей отвагой был примером для подчиненных».

    Больших успехов добились 7-я, 8-я и 9-я колонны Маркова, Чепиги и Арсеньева. Между семью и восемью часами вечера они высадились у Измаиловых укреплений на Дунае. 7-я и 8-я колонны быстро захватили батареи на действующих против них укреплениях. Сложнее было 9-й колонне, которой предстояло вести штурм под огнем редута Табие.После упорного боя 7-я и 8-я колонны соединились с 1-й и 2-й колоннами и ворвались в город.

    Содержанием второго этапа стала борьба внутри крепости. К 11 часам утра русские войска овладели Бросскими, Хотинскими и Бендерскими воротами, через которые Суворов двинул в бой свои резервы. Многочисленный турецкий гарнизон продолжал сопротивление. Хотя турки не имели возможности маневрировать, и без поддержки артиллерии их борьба была малоэффективной, тем не менее они упорно сражались за каждую улицу и каждый дом.Турки «дорого продали свои жизни, никто не просил пощады, большинство женщин жестоко бросались с кинжалами на воинов. Неистовство жителей увеличивало свирепость войска, не щадили ни пола, ни возраста, ни чина; повсюду лилась кровь — зрелище ужасов прикроем занавесом». Когда так говорят в документах, несложно догадаться, что на самом деле население просто вырезали.

    Известным нововведением стало использование русскими полевых орудий в уличных боях.Например, комендант крепости Айдозли-Махмет-паша засел в ханском дворце с тысячей янычар. Русские вели безуспешные атаки более двух часов. Наконец были доставлены орудия майора Островского, огнем которых были уничтожены ворота. Фанагорские гренадеры пошли на штурм, ранив всех, кто находился во дворце. Артиллерия разрушила армянский монастырь и ряд других построек внутри крепости.

    К 4 часам дня город был полностью взят.26 тысяч турок и татар (военнослужащие) были убиты, 9 тысяч взяты в плен. О потерях среди мирного населения в те времена было принято не упоминать. В крепости русские взяли 245 орудий, из них 9 минометов. Кроме того, на берегу было захвачено еще 20 орудий.

    русских потери составили 1879 убитых и 3214 раненых. По тем временам это были огромные потери, но игра стоила свеч. В Стамбуле началась паника. Султан обвинил во всем великого визиря Шариф-Гассан-пашу.Голову несчастного визиря повесили у ворот султанского дворца.

    — Нет, ваше сиятельство, — раздраженно ответил Суворов, — я не купец и не торговаться с вами пришел. Чтобы наградить меня. Кроме Бога и милостивейшей Государыни, никто не может! Лицо Потемкина изменилось. Он повернулся и молча вошел в зал. Суворов последовал за ним. Генерал-аншеф подал боевой рапорт. Оба прошлись по комнате, не в силах выдавить из себя ни слова, поклонились и разошлись.Больше они никогда не встречались.

    Они одержали одну из самых ярких побед в истории, взяв турецкую крепость Измаил.

    Как лихо проснулась Турция

    Среди выдающихся исторических побед, одержанных русской армией, не так уж много таких, которые не только остались в памяти потомков, но даже вошли в фольклор и стали частью языка. Штурм Измаила как раз такое событие. Оно фигурирует и в анекдотах, и в обыденной речи — «взятие Измаила» ​​часто в шутку называют «штурмом», когда за короткий промежуток времени приходится проделать чрезвычайно большой объем работы.Штурм Измаила стал апофеозом русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Война началась с подачи Турции, пытавшейся взять реванш за предыдущие поражения. В этом начинании турки опирались на поддержку Великобритании, Франции и Пруссии, которые, однако, сами не вмешивались в боевые действия. Ультиматум Турции в 1787 г. требовал от России вернуть Крым, отказаться от покровительства Грузии и согласиться досматривать русские торговые суда, проходящие через проливы.Естественно, Турция получила отказ и начала боевые действия. Россия, в свою очередь, решила использовать благоприятный момент для расширения владений в Северном Причерноморье.

    Бои закончились для турок катастрофой. Русские армии наносили врагу поражение за поражением как на суше, так и на море. В сражениях войны 1787-1791 годов блистали два русских военных гения — полководец Александр Суворов и флотоводец Федор Ушаков.
    К концу 1790 года стало очевидно, что Турция терпит решительное поражение.Однако русским дипломатам не удалось убедить турок подписать мирный договор. Нужен был еще один решающий военный успех.

    Лучшая крепость Европы

    Российские войска подошли к стенам Измаильской крепости, являвшейся ключевым объектом турецкой обороны. Измаил, расположенный на левом берегу Килийского рукава Дуная, прикрывал важнейшие стратегические направления. Его падение создало возможность прорыва русских войск через Дунай в Добруджу, что грозило туркам потерей огромных территорий и даже частичным распадом империи.Готовясь к войне с Россией, Турция максимально усилила Измаил. К фортификационным работам были привлечены лучшие немецко-французские военные инженеры, так что Измаил на тот момент стал одной из самых мощных крепостей Европы.
    Высокий вал, широкий ров глубиной до 10 метров, 260 орудий на 11 бастионах. Кроме того, гарнизон крепости к моменту подхода русских превышал 30 тысяч человек.
    Главнокомандующий русской армией Светлейший князь Григорий Потемкин отдал приказ овладеть Измаилом, и отряды генералов Гудовича, Павла Потемкина, а также флотилия генералада Рибаса приступили к его выполнению .
    Однако осада велась вяло, генеральный штурм не назначался. Генералы вовсе не были трусами, но в их распоряжении было меньше войск, чем было в гарнизоне Измаила. Казалось безумием предпринимать решительные действия в такой ситуации.
    Просидев в осаде до конца ноября 1790 г., на военном совете Гудовича Павел Потемкин и де Рибас решили отвести войска на зимние квартиры.

    Военный гений безумный ультиматум

    Когда такое решение стало известно Григорию Потемкину, он пришел в ярость, тут же отменил приказ об отступлении, а начальником штурма Измаила назначил генерал-аншефа Александра Суворова .

    Между Потемкиным и Суворовым к тому времени пробежала черная кошка. Амбициозный Потемкин был талантливым администратором, но его лидерские способности были весьма ограничены. Наоборот, слава о Суворове прокатилась не только по России, но и за ее пределами. Потемкин не горел желанием давать генералу, успехам которого он завидовал, новый шанс отличиться, но делать было нечего — Измаилу было важнее личных отношений. Хотя, возможно, Потемкин втайне питал надежду, что Суворов сломает себе шею на бастионах Измаила.
    Решительный Суворов прибыл к стенам Измаила, с ходу развернув уже покидавшие крепость войска. Как обычно, он заразил всех вокруг своим энтузиазмом и уверенностью в успехе.

    Лишь немногие знали, что на самом деле думал командир. Лично объехав подступы к Измаилу, он коротко сказал: «Эта крепость не имеет слабых мест».
    И спустя годы Александр Васильевич скажет: «Решиться на штурм такой крепости можно было только раз в жизни…».
    Но в те дни у стен Измаила генерал-аншеф не выражал сомнений. На подготовку к общему штурму у него ушло шесть дней. наскоро возводились земляные и деревянные аналоги рва и стен Измаила, на которых отрабатывались приемы преодоления препятствий.
    Сам Измаил с приходом Суворова был взят в жесткую блокаду с моря и суши.После завершения подготовки к сражения, генерал-аншеф направил ультиматум начальнику крепости, великому сераскеру Айдозле-Мехмет-паше.

    Начался обмен письмами между двумя военачальниками. Суворов: «Я прибыл сюда с войсками. Двадцать четыре часа на размышления — и свобода. Мой первый выстрел уже бондаж. Нападение — это смерть. Айдозле-Мехмет-паша: «Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Впрочем, до штурма можно было сказать, что Суворов был излишне самонадеян.
    Судите сами: мы уже говорили о мощи крепости, а также о ее 35-тысячном гарнизоне. А русская армия насчитывала всего 31 тысячу бойцов, из которых треть составляли иррегулярные войска. По канонам военной науки штурм в таких условиях обречен на провал.
    Но дело в том, что 35 тысяч турецких солдат на самом деле были смертниками. Разъяренный военными неудачами, турецкий султан издал специальный фирман, в котором обещал казнить всех, кто покинет Измаил.Так что русским противостояли 35 тысяч вооруженных до зубов, отчаянных бойцов, намеревавшихся биться насмерть в укреплениях лучшей европейской крепости.
    Поэтому ответ Айдозле-Мехмет-паши Суворову не хвастливый, а вполне резонный.

    Гибель турецкого гарнизона

    Любой другой полководец действительно сломал бы себе шею, но речь идет об Александре Васильевиче Суворове. За день до штурма русские войска начали артиллерийскую подготовку.Вместе с тем надо сказать, что момент штурма не стал неожиданностью для измаильского гарнизона — его открыли туркам перебежчики, видимо, не поверившие в гениальность Суворова.
    Суворов разделил войска на три отряда по три колонны в каждом. Со стороны реки атаковал отряд генерал-майора де Рибаса (9000 человек); правое крыло под командованием генерал-лейтенанта Павла Потемкина (7500 человек) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-лейтенанта Самойлова (12 000 чел.) — с востока.2500 кавалеристов оставались последним резервом Суворова на самый крайний случай.
    В 3 часа ночи 22 декабря 1790 года русские войска вышли из лагеря и стали сосредотачиваться в исходных пунктах для штурма. В 5:30 утра, примерно за полтора часа до рассвета, штурмовые колонны начали наступление. На оборонительных валах завязался ожесточенный бой, где противники не щадили друг друга. Турки яростно оборонялись, но удар с трех разных направлений дезориентировал их, не позволив сосредоточить силы на одном направлении.
    К 8 часам утра, когда рассвело, стало ясно, что русские войска овладели большей частью внешних укреплений и начали теснить противника к центру города. Уличные бои превратились в настоящую бойню: дороги были усеяны трупами, прямо по ним скакали тысячи лошадей, оставшихся без всадников, горели дома. Суворов отдал приказ выставить на улицы города 20 легких орудий и картечью поразить турок прямой наводкой.К 11 часам утра передовые русские части под командованием генерал-майора Бориса Ласси заняли центральную часть Измаила.

    К часу дня организованное сопротивление было сломлено. Отдельные очаги сопротивления подавлялись русскими до четырех часов вечера.
    Несколько тысяч турок под командованием Каплан-Гирея предприняли отчаянный прорыв. Им удалось выйти за городские стены, но тут Суворов выдвинул против них резерв.Опытные русские егеря прижали противника к Дунаю и полностью уничтожили прорвавшихся.
    К четырем часам дня Измаил пал. Из 35 тысяч его защитников спасся и сумел спастись один человек. Русские убили около 2200 человек, более 3000 были ранены. Турки потеряли убитыми 26 тыс. человек, из 9 тыс. пленных около 2 тыс. скончались от ран в первые сутки после штурма. Русские войска захватили 265 орудий, до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и много других боеприпасов, до 400 знамен, большие запасы провизии, а также драгоценностей на несколько миллионов.

    Чисто русское награждение

    Для Турции это была полная военная катастрофа. И хотя война закончилась только в 1791 году, а Ясский мир был подписан в 1792 году, падение Измаила окончательно морально сломило турецкую армию. Одно только имя Суворова приводило их в ужас.
    По Ясскому миру 1792 г. Россия получила контроль над всем северным Причерноморьем от Днестра до Кубани.
    Обрадованный триумфом суворовского солдата, поэт Гавриил Державин написал гимн «Гром победы, звучи!», ставший первым, до сих пор неофициальным гимном Российской империи.

    Но был в России один человек, который сдержанно отнесся к взятию Измаила — князь Григорий Потемкин. Просив Екатерину II о награждении отличившихся, он предложил императрице наградить его медалью и званием подполковника гвардейского Преображенского полка.
    Сам чин подполковника Преображенского полка был очень высоким, потому что звание полковника носил исключительно действующий монарх. Но дело в том, что к тому времени Суворов был уже 11-м подполковником Преображенского полка, что сильно обесценивало награду.
    Сам Суворов, который, как и Потемкин, был человеком честолюбивым, надеялся получить звание генерал-фельдмаршала, и был крайне обижен и раздражен полученной наградой.

    Кстати, сам Григорий Потемкин за взятие Измаила награжден фельдмаршальским мундиром, расшитым бриллиантами, стоимостью 200 000 рублей, Таврическим дворцом, а также специальным обелиском в его честь в Царском Селе.
    В память о взятии Измаила в современной России День воинской славы отмечается 24 декабря.

    Измаил «из рук в руки»

    Интересно, что взятие Суворовым Измаила было не первым и не последним штурмом этой крепости русскими войсками. Впервые он был взят в 1770 году, но после войны возвращен Турции. Героический штурм Суворова в 1790 году помог России выиграть войну, но Измаила снова вернули Турции. В третий раз Измаил будет взят русскими войсками генерала Засса в 1809 г., но в 1856 г., после неудачной Крымской войны, перейдет под контроль турецкого вассала Молдовы.Правда, укрепления будут снесены и взорваны.

    Четвертое взятие Измаила русскими войсками произойдет в 1877 году, но пройдет без боя, так как Румыния, контролировавшая город во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов, заключит договор с Россией.
    И после этого Измаил еще не раз будет переходить из рук в руки, пока в 1991 году не станет частью независимой Украины. Это навсегда? Тяжело сказать. Ведь когда дело касается Измаила, нельзя быть ни в чем полностью уверенным.

    русскими войсками под командованием графа Александра Суворова состоялось 22 декабря (11 декабря по старому стилю) 1790 года. День воинской славы отмечается 24 декабря, поскольку в действующей редакции федерального закона «О днях воинской Славные и памятные даты в России» даты исторических событий, происходивших до введения григорианского календаря, были получены простым добавлением 13 дней к датам юлианского календаря. Однако разница в 13 дней между григорианским и юлианским календарями накопилась только к 20 веку.В 18 веке разница между юлианским и григорианским календарями составляла 11 дней.

    Штурм и взятие турецкой крепости Измаил явилось ключевым сражением русско-турецкой войны 1787-1791 гг.

    Не смирившись с поражением в войне 1768-1774 годов, Турция в 1787 году потребовала от России вернуть Крым и отказаться от покровительства Грузии, в августе объявила войну России.

    В свою очередь Россия решила воспользоваться ситуацией и расширить свои владения в Северном Причерноморье.

    Военные действия для России развивались успешно. Турецкие войска потерпели тяжелые поражения, потеряв Очаков и Хотин, были разбиты у Фоксанов и на реке Рымник. Крупные поражения турецкий флот потерпел в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, создав условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, захватив крепости Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к турецкой крепости Измаил на Дунае, прикрывавшей стратегическое балканское направление.

    Накануне войны крепость была сильно укреплена с помощью французских и немецких инженеров. С запада, севера и востока он был окружен высоким валом длиной шесть километров, высотой до восьми метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 м и глубиной до 10 м, местами заполненный водой. С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые можно было активно использовать для обороны.Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Осипа де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, блокировала крепость со стороны Дуная.

    Главнокомандующий русской армией генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин направил для руководства осадой генерал-аншефа (на тот момент) Александра Суворова, который 13 декабря (2 декабря по старому стилю) прибыл в Измаил. .

    Для начала Суворов решил провести тщательную подготовку к взятию неприступной твердыни. Валы и стены, подобные измаильским, строились у близлежащих деревень. В течение шести дней и ночей воины отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. При этом, чтобы обмануть противника, имитировались приготовления к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

    18 декабря (7 декабря по старому стилю) Суворов направил командующему турецкими войсками Айдозли-Мехмет-паше ультиматум с требованием сдачи крепости; командир приложил к официальному письму примечание: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я прибыл сюда с войсками.Двадцать четыре часа на размышления о капитуляции и свободе, мои первые выстрелы уже неволя, штурм — смерть. Что я оставляю вам на рассмотрение.»

    Отрицательный ответ турок, по мнению ряда, сопровождался заверениями, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо рухнет на землю, чем Измаил сдастся».

    Суворов решил начать немедленный штурм. В течение 20 и 21 декабря (9 и 10 декабря по старому стилю) крепость подверглась ожесточенному обстрелу из 600 орудий.

    Штурм, ставший классикой военного искусства, начался в половине седьмого утра 22 декабря (11 декабря по старому стилю).

    Суворов планировал сбить противника с вала в темное время суток, а затем максимально использовать дневное время, чтобы не прерывать бой ночью. Он разделил свои силы на три отряда по три штурмовые колонны в каждом. Отряд генерал-лейтенанта Павла Потемкина (7500 человек) наступал с запада, отряд генерал-лейтенанта Александра Самойлова (12000 человек) — с востока, отряд генерал-майора Осипа де Рибаса (9000 человек) — с юга через реку Дунай.Кавалерийский резерв (2500 человек) бригадного генерала Федора Вестфалена четырьмя группами занял позиции напротив каждых из крепостных ворот.

    На западе колонны генералов Бориса де Ласси и Сергея Львова сразу же форсировали вал, открыв ворота для кавалерии. Левее солдатам колонны генерала Федора Мекноба пришлось под огнем связать попарно штурмовые лестницы, чтобы преодолеть более высокие укрепления. С восточной стороны спешенные казаки полковника Василия Орлова и бригадира Матвея Платова выдержали сильный контрудар турок, от которого была нанесена и колонна генерала Михаила Кутузова, занявшая бастион у восточных ворот.На юге кольцо под прикрытием речной флотилии замкнули начавшие штурм чуть позже колонны генерала Николая Арсеньева и бригадного генерала Захара Чепеги.

    К рассвету внутри крепости уже шла битва. Около полудня колонна де Ласси первой достигла его центра. Для поддержки пехоты использовались полевые пушки, картечью расчищавшие улицы от турок. К часу дня победа была фактически одержана, но местами бой продолжился.При отчаянной попытке отбить крепость был убит брат крымского хана Каплан-гирей. Айдозли-Мехмет-паша с тысячей янычар два часа удерживал каменный постоялый двор, пока почти все его люди (и он сам) не были перебиты гренадерами. К 16 часам сопротивление полностью прекратилось.

    Турецкий гарнизон потерял убитыми 26 тысяч человек, девять тысяч попали в плен, но в течение суток до двух тысяч из них скончались от ран. Победителям досталось около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 корабля, много богатой добычи.

    Потери русских войск убитыми и ранеными первоначально оценивались в четыре с половиной тысячи человек. По другим данным, погибло всего четыре тысячи, еще шесть тысяч получили ранения.

    Русская победа имела большое значение для дальнейшего хода войны, завершившейся в 1792 г. Ясским миром, закрепившим за Россией Крым и северное Причерноморье от Кубани до Днестра.

    Гимн «Гром победы, звучи!» Посвящается пленению Измаила! (музыка — Осип Козловский, слова — Гавриил Державин), считающийся неофициальным гимном Российской империи.

    Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

    Однажды в декабре 1790 года Александр Васильевич Суворов явился к коменданту крепости Измаильскому паше Айдозле-Мехмету и предложил сдаться по-хорошему. Ну это как если бы интеллигентный молодой человек подошел по улице к роте бамперов и предложил отдать ему все деньги и ценности — крепость, которую русские уже взяли в 1770 году, была перестроена по последнему слову техники, а при в то время считалось, что взять его штурмом невозможно.Паша ответил: «Скорее небо рухнет на Землю, запрудив своими осколками Дунай и заставив его течь вспять, чем падет Измаил!»
    Что было дальше — все знают. Непобедимая крепость была взята за один день, и турки потеряли убитыми в десять раз больше, чем русские. Россия захватила побережье Черного моря от Днестра до Кубани, что позволило основать Одессу. Многие герои штурма прославились своими дальнейшими победами. Штурм Измаила потряс современников (например, Байрона) и навсегда вошел в историю.И хотя сама крепость, к тому времени безнадежно устаревшая, была снесена в 1856 году, предлагаю посмотреть на место тех событий.

    Измаильская крепость была огромна — периметр ее куртины достигал шести километров, она значительно превосходила районный центр нынешнего Измаила. На этой схеме можно примерно оценить его территорию в сравнении с нынешними стадионами и жилыми массивами:

    Собственно, турецкий Измаил и не был городом — это была просто крепость с инфраструктурой.Осмотреть можно лишь малую ее часть, так называемую Старую Крепость — на схеме между «Туротель Дунай», «ПУВХ» и «Жилмассив». Западнее бывшая Новая крепость, южнее бывшая Цитадель, но их территории в основном застроены. Большая часть крепости сейчас выглядит так:

    От центра до крепости километров три по улице Кутузова, которая отходит от Суворовского проспекта возле этого дома румынской постройки и проходя через старые кварталы, упирается в ворота…не самой крепости, а бывшего воинского кладбища:

    Малоизвестный факт, но русские трижды брали Измаил. За 20 лет до Суворова крепость взял Николай Репнин, но тогда Измаил был совсем другим: турки извлекли уроки из той войны и фактически построили крепость заново. Через полтора десятка лет после Суворова, в 1806-09 годах, Измаил тоже пытались взять — но смогли это сделать только с третьей попытки (Ришелье, Михельсон, Засс): основательно обшарпанная и морально стареющая крепость была еще очень грозной, и гениальности Суворова очень не хватает.После этого Измаил полностью отошел к России, а крепость была ликвидирована в 1856 году, когда по итогам Крымской войны город пришлось отдать под турецкий протекторат Молдавии.
    На этой схеме хорошо виден план крепости, но главное смотреть на эти названия:

    Кто такой Кутузов — думаю, даже объяснять не стоит. Именно здесь он стал одноглазым. В штурме принимал участие Хосе де Рибас, основатель Одессы; Запорожские атаманы Захарий Чапега — основатель Краснодара, и Антон Головатый — основатель Тамани и кубанского казачества в целом; донской атаман Матвей Платов – основатель Новочеркасска и великий реформатор казачества; Фавориты Екатерины Зубов и Орлов.Вряд ли в истории России были еще короткие сражения, в которых участвовало столько выдающихся полководцев. И хотя этот штурм удался, в первую очередь, благодаря гению и энергии Суворова, свою лепту внесли все — так, именно казаки Головатого первыми вошли в крепость.

    За воротами находится «Кавалерский» бастион Новой крепости, считавшийся самым мощным. Штурм Кавалера был ключевым эпизодом Измаильского пня, и самым кровавым — в бою за Кавалера погибло 2/3 нападавших…Однако общие потери русской армии были сравнительно невелики — 2136 человек против 26000 у турок. Сейчас участок «Кавалер», бывший до середины ХХ века воинским кладбищем, густо усеян памятниками, которые, к тому же, сильно поредели в советское время:

    Например, мавзолей (1909 г.) ранее был увенчан обелиском с орлом:

    (отсюда)

    А изнутри сейчас выглядит так:

    В 1930 году румыны поставили «Троицу» по соседству — ведь для них русско- Турецкие войны имели прямое отношение к обретению независимости, поэтому слова на плакате — по крайней мере, с точки зрения румын, болгар, греков — не такое уж лицемерие:

    Кладбище разрушено в 1970-х, и все же фрагмент его ограды, стилизованной под зубчатую стену, остались на берегу Дуная:

    Дунайское русло в «Кавалере» видно до самой Румынии — отсюда видно, насколько на самом деле широка эта река, которая всего на треть уступает V ольга:

    Вид вдоль Дуная — вдалеке морской порт и судоходная компания:

    Спускаясь по склону, как-то не ожидаешь, что к Дунаю обрывается совсем крутой берег:

    Хотя он высотой всего 14 метров, из-за крутизны сверху кажется, что не менее пятидесяти:

    Отсюда видны и другие постройки крепости — из аутентичных сохранилась только Малая мечеть 16 века над городским пляжем:

    И два церкви — Успенская (1841 г., на переднем плане) и Никольская (1852 г.), на базе которых ныне возрожден монастырь, действовавший еще при турках:

    Успенская церковь, судя по ее форме, была гарнизонная церковь русской крепости, а Никольская церковь была, по-видимому, приходской:

    Где-то здесь, в оврагах по улице Матросской, сохранились чудом уцелевшие фундаменты подлинных укреплений… но мы их не нашли. А вот небольшое здание, гарнизонная мечеть, потерявшая минареты — последний свидетель Суворовского штурма:

    В нее можно зайти — под аркадой сейчас зал музея:

    Даже некоторые архитектурные детали есть сохранилось:

    А там, где когда-то был молельный зал, сейчас музей-диорама, открытый в 1973 году:

    Советую не пожалеть 20 минут и как следует считать. Точнее, это почти как просмотр фильма — диорама сопровождается аудиолекцией, и здесь можно быстро и наглядно понять, как была устроена крепость, кто и как ее штурмовал, и где искать следы тех или иных эпизодов.И не могу не отметить, что лекция идет на русском языке и без каких-либо попыток сказать посетителям «правду», соответствующую политической ситуации.

    И вообще, господа, пол года назад белорусский дворянский оппозиционер объяснил мне, что Суворов в основном в Литве и Польше «режал детей мечом», и вот так он в чести в России только за его естественное отвращение к благородной польско-литовской культуре. Отвечаю со всей ответственностью: не за это, а за штурм Измаила и Альпийский поход.В истории было не так много полководцев, умевших с минимальными потерями разгромить 2-3 раза силы противника на его территории. Такого не мог сделать даже Наполеон — по тактической гениальности Суворова можно поставить в один ряд с Александром Македонским.

    Вокруг мечети пушки разных эпох:

    Камни и черепки — то ли обломки крепости, то ли антикварные находки:

    Клопы вылезли из камней, нагретых Солнцем:

    Большая часть крепости сейчас парк и пляж с летними кафе, гуляющими мамами с детьми и пьющей молодежью.На пляже, хоть и было +18, некоторые уже пробовали купаться. И эта вода, прежде чем подойти к Измаилу, успела вымыть подножия замков Германии, набережные Братиславы, Вены, Будапешта, Белграда, сотни километров побережья Румынии и Болгарии. Официально это самая интернациональная река в мире, и вряд ли берега какой-либо другой реки видели столько исторических событий.

    В следующих частях мы рассмотрим еще два города украинского Дуная — Килия и Вилково.Точнее, даже три, но об этом в следующей части.

    НОВОРОССИЯ-2011
    … Введение.
    ДОРОГА К МОРЮ
    По России

    русско-турецкая война взятие Измаила. Взятие Измаила Суворовым

    В 1768 году турецкий султан объявил войну России, которую тогда возглавляла Екатерина II. Лидер Османской империи хотел получить Подолию и Волынь, расширить свои владения в Северном Причерноморье и на Кавказе, а также установить протекторат над Речью Посполитой.

    В ходе войны русская армия под руководством Петра Румянцева и Александра Суворова нанесла поражение турецким войскам, а Средиземноморская эскадра русского флота под командованием Алексея Орлова и Григория Спиридова разгромила турецкий флот. В результате Россия вынудила противника подписать Кучук-Кайнарджийский договор, по которому Крымское ханство формально получило независимость, но фактически стало зависеть от России. Кроме того, Османская империя выплатила России военные контрибуции в размере 4.5 миллионов рублей. и уступил северное побережье Черного моря вместе с двумя важными портами.

    В 1783 году манифестом Екатерины II Крымское ханство было присоединено к России.

    В 1787 году Османская империя предъявила России ультиматум с требованием восстановления вассалитета Крымского ханства и Грузии. Кроме того, нападающая сторона хотела получить разрешение Екатерины II на осмотр судов, проходящих через Босфор и Дарданеллы. Императрица отказала, и султан немедленно объявил России новую войну.Правда, он не знал, что

    Австрия также будет воевать против Османской империи, которая незадолго до этого подписала военный договор с Российской империей.

    «Я сам поражаюсь ловкости и мужеству моего народа»

    В войне Россия одерживала победы одну за другой. Таким образом, русско-австрийская армия под командованием Александра Суворова разгромила турецкую армию под Фокшанами. А Севастопольская эскадра под руководством Марко Войновича и Федора Ушакова разгромила неприятельский флот у острова Фидониси.Екатерина II писала главнокомандующему русской армией князю Григорию Потемкину о морском сражении: «Действие Севастопольского флота осчастливило меня: почти невероятно, с какой малой силой Бог помогает бить сильное турецкое оружие! Скажите, чем мне угодить Войновичу? Вам уже прислали кресты третьего класса, подарите ему один, или шпагу?

    Вскоре у Керченского пролива произошел бой, в ходе которого русская эскадра под командованием Федора Ушакова одержала победу и не позволила Османской империи высадить свои войска в Крыму.

    «Я сам поражаюсь ловкости и мужеству моего народа, — сказал Ушаков. «Стреляли по неприятельскому кораблю нечасто и с такой ловкостью, что казалось, будто все учатся стрелять по мишени».

    А вот что писала Екатерина II об итогах сражения: «Победу Черноморского флота над турецким флотом мы отпраздновали вчера молебном в Казани… Прошу контр-адмирала Ушакова поблагодарить всех своих подчиненных. »

    Казнить всех

    Однако, несмотря на многократные победы русской армии, Османская империя не согласилась принять условия мира, на которых настаивала Россия, и султан всячески затягивал переговоры.Стало ясно, что ускорить переговорный процесс можно будет с захватом Измаила, мощной крепости с высоким валом и широким рвом, гарнизон которой составлял около 35 тысяч человек под командованием Айдозлы-Мухаммад-паши.

    Султан издал приказ, что в случае падения Измаила необходимо будет казнить каждого солдата, защищающего крепость.

    В конце ноября 1790 года Григорий Потемкин приказал Александру Суворову принять командование частями, осаждавшими Измаил.Полководец немедленно направил ультиматум коменданту Измаила с требованием сдать крепость не позднее, чем через сутки после вручения ультиматума. Ультиматум был отклонен.

    Александр Суворов созвал военный совет, который постановил, что необходимо как можно скорее начать штурм. По воспоминаниям современников, великий русский полководец приказал своим воинам «во что бы то ни стало взять Измаил».

    Государственный мемориальный музей А.В. Суворов «Портрет А. В. Суворова в мундире гвардейского Преображенского полка», Иосиф Крайцингер. Холст, масло, 40,5 × 31,5 см. 1799 г.

    «Были заключенные, умершие от страха при виде бойни»

    Штурм крепости был назначен на раннее утро 22 декабря: Суворов считал, что для внезапного первого удара нужна темнота. Однако, по словам историков, нападение русских не стало для турок неожиданностью: последние были готовы к штурму каждую ночь и к тому же знали от перебежчиков о планах полководца.

    В пять часов утра начался штурм, и вскоре противник был выбит из крепостей и отступил во внутреннюю часть города. Через захваченные Бросские, Хотинские и Бендерские ворота Александр Суворов двинул в бой резервы. Турецкий гарнизон продолжал сопротивляться — войска Айдозлы-Мухаммед-паши сражались за каждый дом. По воспоминаниям, турки «дорого продали свои жизни, никто не просил пощады, женщины зверски бросались с кинжалами на воинов.Неистовство жителей увеличивало свирепость войска, не щадили ни пола, ни возраста, ни чина; повсюду лилась кровь — пеленой прикроем зрелище ужасов.

    К четырем часам дня крепость была полностью взята. 26 тысяч турок были убиты, остальные взяты в плен. Общие потери русских составили 4582 человека.

    «Наши солдаты с копьями и штыками атаковали турок, вооруженных саблями и кинжалами, — вспоминал французский офицер Ланжерон, доброволец русской армии.- Этот бой длился пять часов: турки были отброшены от стен, они забаррикадировались на улицах, и каждый дом был осажден. Наконец, в полдень четыреста турок (оставшиеся из 30 тысяч, защищавших город) сложили оружие, и битва закончилась. Последовавшее за этим страшное ограбление закончилось только на следующий день. Почти во всех колоннах мы потеряли убитыми и ранеными треть, а в одной — две трети. На 23 тысячи участников штурма приходилось от 6 тысяч до 7 тысяч потерь, в том числе три генерал-майора, один бригадный генерал, шесть полковников, более сорока подполковников или майоров и двести-триста младших офицеров.

    Несколько дней ушло на то, чтобы убрать трупы, заполнившие рвы, земляные валы, улицы и большие площади. О спасении раненых не могло быть и речи, почти все были безжалостно убиты. Были заключенные, которые умерли от страха при виде этой страшной бойни.

    Если павших русских хоронили по церковному обряду, то погибших воинов Османской империи бросали прямо в Дунай. Пленные турки были отправлены в город Николаев под конвоем казаков.

    Комендантом крепости Суворов назначил Михаила Кутузова — будущего прославленного полководца и победителя Наполеона.

    Кто получил алмазную тунику

    «Таким образом, победа совершена», — вскоре доложил Александр Суворов Григорию Потемкину. — Крепость Измаил, столь укрепленная, столь обширная и казавшаяся неприятелю непобедимой, была взята страшным оружием русских штыков, упорство неприятеля, надменно надеявшегося на численность войска, низвергнуто.Хотя численность войск, принимающих тайны, предполагалась в 42 тысячи, но по точному подсчету следовало принять 35 тысяч. Число убитых противников достигало до 26 тысяч.

    г. Сераскир Айдос Мехмет трехбунчужный паша, командовавший Измаилом, засевший толпой более 1 тыс. человек в каменном здании и не сдавшийся, был атакован фанагорийскими гренадерами под командованием полковника Золотухина. И он, и все, кто был с ним, были избиты и зарезаны.

    В крепости Измаил найдено 245 орудий, в том числе девять минометов, а на берегу двадцать, всего 245; большой пороховой магазин и различные снаряды. В качестве трофеев было взято 345 знамен, кроме порванных в боях, семь бунчуков и два санжака, восемь лансонов.

    Принося Вашей светлости с победой знаменитой победы поздравление и благодарность за то, что Вы доверили мне только знаменитый подвиг, считаю своим прямым долгом засвидетельствовать стойкость и мужество начальства и безграничное трудолюбие и мужество всех чинов и ходатайствовать о Вашей милости и покровительстве для награждения моих коллег и товарищей.

    За штурм Измаила Александр Суворов мечтал получить чин генерал-фельдмаршала — высшее воинское звание в сухопутных войсках. Однако Потемкин получил расшитый бриллиантами фельдмаршальский мундир, а Суворов был назначен подполковником Преображенского полка.

    Гром победы, гряни!

    После взятия Измаила в Османской империи началась паника. Султан был вынужден согласиться с условиями Ясского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну.Согласно документу, Османская империя отказалась от претензий на Грузию и обязалась не предпринимать никаких враждебных действий против грузинских земель. Россия же закрепила за собой все Северное Причерноморье и укрепила свои политические позиции на Кавказе и Балканах.

    В 1794 году на землях, полученных по Ясскому мирному договору, был основан город Одесса.

    Неофициальный гимн России «Гром победы, звучи!» Посвящен штурму Измаила.Автором слов был поэт Гавриил Державин. Неофициальный гимн Российской империи начинался со следующих строк:

    .

    Гром победы, гряни!
    Веселись, храбрый Росс!
    Украсьте себя звонкой славой.
    Ты погубил Мохаммеда!

    Вскоре после победы над турками Александр Суворов приступил к укреплению новой русско-турецкой границы, проходящей по реке Днестр. По его приказу на левом берегу Днестра в 1792 году был основан Тирасполь, крупнейший на сегодняшний день город Приднестровья.

    Штурм Измаила

    Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 годов обеспечила России выход к Черному морю. Но по условиям Кучук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.

    В 1787 году Турция при поддержке Англии и Франции потребовала от России пересмотра договора: возвращение Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих договоров. Получив отказ, она начала боевые действия.Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и уничтожить базу российского флота Севастополь.

    Для развертывания боевых действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани в Сухум и Анапу были направлены значительные турецкие силы. Для поддержки своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линкоров, 16 фрегатов, 5 бомбардировочных корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.

    Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек).Отдельно от Екатеринославской армии располагались два сильных военных корпуса на Кубани и в Крыму.
    Черноморский флот России базировался в двух пунктах: главные силы находились в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М.И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России была крупная европейская страна — Австрия, стремившаяся расширить свои владения за счет балканских государств, находившихся под властью Турции.

    План действий союзников (России и Австрии) был наступательным. Он заключался во вторжении в Турцию с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и захватить Хотин; Екатеринославская армия должна была развернуть боевые действия на побережье Черного моря, захватить Очаков, затем форсировать Днепр, очистить от турок местность между Днестром и Прутом, для чего берут Бендеры. Российский флот должен был активно действовать в Черном море, чтобы сковать флот противника и помешать Турции провести десантные операции.

    Военные действия для России развивались успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для окончания войны и подписания выгодного для России мира. В то время у Турции не было сил, чтобы серьезно противостоять союзным армиям. Однако политики не смогли воспользоваться этой возможностью. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.

    Портрет А.В. Суворов. Капот. Ю.Х. Садиленко

    В кампании 1790 г. русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести боевые действия за Дунай.

    В этот период блестящих успехов добились русские моряки под командованием Федора Ушакова. Крупные поражения турецкий флот потерпел в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, создав условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае.Вскоре, захватив крепости Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.

    Измаильская крепость считалась неприступной. Перед войной он был перестроен под руководством французских и немецких инженеров, которые значительно усилили его укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость была окружена валом длиной 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и глубиной до 10 метров, местами заполненный водой.С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые можно было активно использовать для обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Горация де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, блокировала крепость со стороны Дуная.

    Два штурма Измаила закончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийскому обстрелу крепости. С началом осенней непогоды в войске, находившемся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, генералы, ведущие осаду, решили отвести войска на зимние квартиры.

    25 ноября Суворову было поручено командование войсками под Измаилом. Потемкин предоставил ему право действовать по своему усмотрению: «продолжая ли предприятия на Измаиле или отказываясь от него.В своем письме к Александру Васильевичу он отмечал: «Моя надежда на Бога и на ваше мужество, поторопитесь, мой милый друг…».

    Придя 2 декабря к Измаилу, Суворов остановил отход войск из крепости. Оценив обстановку, он решил немедленно подготовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он в донесении Потемкину отметил, что они «без слабых мест».

    Карта действий российских войск при штурме Измаила

    Подготовка к штурму велась девять дней.Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего вел подготовку к наступлению скрытно. Особое внимание уделялось подготовке войск к штурмовым действиям. Валы и стены, подобные измаильским, были сооружены у села Броска. В течение шести дней и ночей воины отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал солдат словами: «Больше пота — меньше крови!» При этом, чтобы обмануть противника, имитировались приготовления к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

    г. Суворов удосужился разработать специальные инструкции для офицеров и солдат, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где сегодня возвышается небольшой обелиск, стояла командирская палатка. Здесь велась кропотливая подготовка к штурму, все было продумано и предусмотрено до мелочей. «На такой штурм, — признавался позднее Александр Васильевич, — можно было отважиться лишь раз в жизни».

    Перед сражением на военном совете Суворов сказал: «Дважды стояли русские пред Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, у них нет выбора, кроме как взять крепость или умереть…». Военный совет единогласно выступил в поддержку великого полководца.

    7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. В случае добровольной сдачи туркам гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «судьба Очакова последует с городом». Письмо заканчивалось словами: «Для этого назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский.А Суворов приложил к письму свою записку: «Я прибыл сюда с войсками. 24 часа на размышление о сдаче и воле; мои первые выстрелы уже кабалы; штурм — смерть».

    Суворов и Кутузов перед штурмом Измаила в 1790 году. Худ. О. Г. Верейский

    Турки отказались сдаться и в ответ заявили, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо склонится к земле, чем Измаил сдастся». Этот ответ по приказу Суворова был зачитан в каждой роте для воодушевления солдат перед штурмом.

    Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов письменного приказа не отдавал, а ограничился устной постановкой задачи командирам. Командующий планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Главный удар был нанесен по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. Колонна насчитывала до пяти батальонов.Шесть колонн действовали с суши и три колонны с Дуная.

    Отряд под командованием генерала П.С. Потемкин в составе 7500 человек (в нее входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлов численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М. И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) — северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадного генерала Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать речной фронт крепости со стороны Дуная.Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и располагался напротив каждых из крепостных ворот.

    Из девяти колонн шесть были сосредоточены на главной линии. Здесь же располагалась основная артиллерия. Впереди каждой колонны должна была двигаться команда из 120-150 стрелков рассыпным строем и 50 рабочих с шанцевым инструментом, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный квадратом.

    Действия русской артиллерии при штурме крепости Измаил в 1790 году.Капот. Ф.И. Усыпенко

    10 декабря с восходом солнца началась подготовка к штурму огнем фланговых батарей, с острова и с кораблей флотилии (всего около 600 орудий). Она длилась почти сутки и закончилась за 2,5 часа до начала штурма. Нападение не стало неожиданностью для турок. Каждую ночь их готовили к атаке русских; кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им план Суворова.

    В 3 часа ночи 11 декабря 1790 г. взлетела первая сигнальная ракета, по которой войска вышли из лагеря и, перестроившись в колонны, выдвинулись к обозначенным расстоянием местам.В половине седьмого утра колонны пошли в атаку. Вторая колонна генерал-майора Б.П. Ласси. В 6 часов утра под градом вражеских пуль егерь Ласси преодолел вал, и на вершине начался ожесточенный бой. Абшеронские стрелки и фанагорийские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С.Л. Львов был опрокинут противником и, захватив первые батареи и Хотинские ворота, соединился со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для конницы. В то же время на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора в/ч М.И. Голенищева-Кутузова овладела бастионом у Килийских ворот и заняла вал до соседних бастионов. Наибольшие трудности давались на долю 3-й колонны Мекноба. Она штурмовала большой северный бастион, примыкавший к нему с востока, и куртину между ними. В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестница в 5,5 сажени (около 11,7 м) оказалась короткой, и нам пришлось связать их вместе под огнем. Главный бастион был взят.Четвертая и пятая колонны (соответственно полковник В. П. Орлов и бригадир М. И. Платова) также выполнили поставленные перед ними задачи, преодолев вал на своих участках.

    Десантный десант генерал-майора де Рибаса тремя колоннами под прикрытием гребного флота двинулся по сигналу к крепости и построился боевым порядком в две линии. Высадка началась около 7 утра. Она была проведена быстро и точно, несмотря на сопротивление более 10 тысяч турок и татар.Успеху десанта во многом способствовали львовская колонна, атаковавшая во фланг береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны крепости. Первая колонна генерал-майора Н. Д. Арсеньева, плывшая на 20 кораблях, высадилась на берег и разделилась на несколько частей. Батальон херсонских гренадеров под командованием полковника В.А. Зубов завладел очень жестким кавалером, потеряв 2/3 людей. Батальон ливонских егерей полковника графа Роже Дамаса занял батарею, проникшую на побережье.Другие части также овладели лежащими перед ними укреплениями. Третья колонна бригадира Е.И. Маркова приземлилась в западной оконечности крепости под картечным огнем редута Табия.

    В ходе боя генерал Львов был тяжело ранен и полковник Золотухин принял командование 1-й колонной. 6-я колонна сразу же захватила вал, но затем задержалась, отразив сильную контратаку турок.

    4-я и 5-я колонны, составленные из пеших казаков, выдержали тяжелый бой.Их контратаковали турки, вышедшие из крепости, и казакам Платова тоже пришлось преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после высадки разделилась на четыре части и пошла в атаку под фланговым огнем турецких батарей. В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжелораненого генерала Самойлова. Остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная, также успешно справились с поставленными задачами.

    Подъезд А.В. Суворова в Измаил. Капот. СРЕДНИЙ. Русин

    На рассвете внутри крепости уже шла битва. К 11 часам ворота были открыты и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны вынуждены были разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами. Их усилия неуклонно возрастали за счет ввода в бой резервов. Для поддержки наступающих в крепость была также введена часть артиллерии.

    Когда рассвело, стало ясно, что вал взят, враг выбит из крепостей и отступает во внутреннюю часть города. Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города — Потемкин справа, казаки с севера, Кутузов слева, де Рибас со стороны реки. Началась новая битва. Особенно ожесточенное сопротивление продолжалось до 11 часов утра. Несколько тысяч лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в ярости помчались по улицам, усилив суматоху.Почти каждый дом приходилось брать с боем. Около полудня Ласси, первым поднявшись на вал, первым достиг середины города. Здесь он встретил тысячу татар под командованием Максуд-Гирея, князя чингисханов крови. Максуд-Гирей упорно оборонялся, и только когда большая часть его отряда была перебита, он сдался в плен с оставшимися в живых 300 воинами.

    «Крепость Измаил, столь укрепленная, столь же обширная и казавшаяся врагу непобедимой, была взята страшным оружием русских штыков.Упорство неприятеля, надменно полагавшегося на свою надежду на количество войск, низвергнуто», — писал Потемкин в рапорте Екатерине II.

    Офицерский крест и солдатская медаль за участие в штурме Измаила в декабре 1790 г.

    Для поддержки пехоты и обеспечения успеха Суворов приказал ввести в город 20 легких орудий, чтобы картечью очищать улицы от турок. В час дня, по сути, была одержана победа.Однако борьба еще не закончилась. Противник старался атаковать не отдельными русскими отрядами или располагаться в крепких постройках, как в цитаделях. Попытку вырвать Измаила обратно предпринял Каплан-Гирей, брат крымского хана. Он собрал несколько тысяч конных и пеших татар и турок и повел их навстречу наступавшим русским. В отчаянной битве, в которой было убито более 4 тысяч мусульман, он пал вместе со своими пятью сыновьями. В два часа дня все колонны вошли в центр города.В 4 часа победа была окончательно одержана. Измаил упал. Потери турок были огромны, только убито более 26 тысяч человек. В плен попало 9 тыс., из них на следующий день 2 тыс. скончались от ран. (Н. Орлов, указ. соч., с. 80.) Из всего гарнизона бежал только один человек. Легко раненный, он упал в воду и переплыл Дунай на бревне. В Измаиле было взято 265 орудий, до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и много других боеприпасов, до 400 знамен, обагренных кровью защитников, 8 лансонов, 12 переправ, 22 легких корабля и много богатой добычи которые пошли в армию на общую сумму до 10 миллионов пиастров (свыше 1 миллиона рублей).Русские убили 64 офицера (1 бригадир, 17 штаб-офицеров, 46 обер-офицеров) и 1816 рядовых; Ранено 253 офицера (в том числе три генерал-майора) и 2450 нижних чинов. Общее число пострадавших составило 4582 человека. Одни авторы определяют количество убитых до 4 тысяч, а раненых до 6 тысяч, всего 10 тысяч, в том числе 400 офицеров (из 650). (Н. Орлов, указ. соч., стр. 80-81, 149.)

    По заранее данному Суворовым обещанию, город, по обычаю того времени, был отдан во власть воинам.В то же время Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, расставил караулы в наиболее важных местах. В городе была открыта огромная больница. Тела убитых русских были вывезены за город и погребены по церковному обряду. Турецких трупов было так много, что был отдан приказ сбрасывать тела в Дунай, а для этой работы были назначены заключенные, разделенные по очереди. Но даже при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней.Пленных партиями отправили в Николаев под конвоем казаков.

    Взятие Измаила русскими войсками резко изменило стратегическую ситуацию в войне в пользу России. Турция была вынуждена перейти к мирным переговорам.

    «Никогда не было крепче крепости, не было обороны более отчаянной, чем оборона Измаила, но Измаил взят», — эти слова из доклада Суворова Потемкину высечены на памятнике, воздвигнутом в честь великого русского полководца .

    Владимир Рогоза

    И еще парочка исторических подвигов русского солдата: и «Русские не сдаются! » Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью с которой сделана данная копия

    В эпоху русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Измаил был мощной современной турецкой крепостью. Взятие Измаила русской армией произошло 11 (22) декабря 1790 г. Одна из значительных побед А.В. Суворова было взятие крепости, считавшейся неприступной, в открытой атаке силами меньшими, чем силы противника. Взятие Измаила окончательно решило исход русско-турецкой войны в пользу России.

    Фон

    1787, лето — Турция при поддержке Франции, Великобритании и Пруссии потребовала от России возврата Крыма и отказа Грузии от ее покровительства. Кроме того, они хотели получить согласие на осмотр всех русских торговых судов, проходящих через черноморские проливы.Не дожидаясь ответа на свои претензии, турки объявили войну Российской империи.

    Победы 1789 г. при Фоксанах и Рымнике, одержанные Суворовым, сами по себе явились серьезным ударом по военной мощи турецкой армии. Но русская армия одержала в этой войне и другие победы. Русские смогли захватить Бендеры, Аккерман и небольшую крепость Хаджи-бея на берегу моря. Флот Ушакова отлично действовал на Черном море. Но эти успехи не были использованы в полной мере, и турки смогли оправиться от поражений.

    Крепость Измаил. Место расположения. Укрепления

    Центром турецкой обороны на Дунае была мощная крепость Измаил. Турки называли его «Ордукалеси» — армейская крепость. 1774 г. — перестроен по проекту французских и немецких инженеров в соответствии со всеми современными требованиями военного строительства. Крепость располагалась на левом берегу Килийского рукава Дуная между озерами Ялпух и Катлабух, на склоне пологой высоты, оканчивавшейся у Дунайского русла с невысоким, но крутым склоном.

    Крепость была окружена большим валом, достигавшим в высоту восьми метров. Вал имел длину 6 км, на нем было построено 7 земляных и каменных бастионов, проход обеспечивали четверо ворот. Вал опоясывал город с трех сторон — с севера, запада и востока. С юга город защищал Дунай, ширина которого там составляет полкилометра. Перед валом находился ров шириной 12 м и глубиной 6-10 м, местами заполненный водой. Каменные постройки внутри крепости позволяли эффективно бороться с нападавшими, если им удавалось проникнуть в город.Командовал гарнизоном Айдозли-Мехмет-паши. Частью гарнизона командовал Каплан-гирей, брат крымского хана. Крепость имела более 200 крупных орудий и гарнизон в 35 тысяч человек. Русские войска под Измаилом насчитывали 31 тысячу человек.

    Александр Васильевич Суворов (Художник Я. Кройцингер 1799)

    Стоимость

    От взятия этой крепости зависело окончание русско-турецкой войны. (Союзница России Австрия уже заключила с Портой сепаратный мир.) Крепость сыграла важную роль: она не только серьезно мешала освобождению Добруджи русской армией, но и была прекрасным убежищем для остатков султанской армии, бежавших из разрушенных русскими войсками крепостей Аккерман, Бендеры и Хотин . В те времена за крепостными валами прятались не только беглецы из этих крепостей, но и наиболее зажиточное мусульманское население края со своими семьями.

    Развитие событий

    Русская армия осадила Измаил, но не смогла его взять.Ни Репнин в 1789 г., ни И.В. Гудович и П.С.Потемкин в 1790 г. смогли решить эту проблему. Поэтому 25 ноября 1790 г. главнокомандующий Г.А. Потемкин послал к Суворову гонца с приказом оставить Галац и вести русскую армию под Измаил. На следующий день под городом состоялось заседание военного совета, который признал невозможность активных действий против неприступной цитадели. Некоторые части стали отходить от Измаила, и командующий флотилией де Рибас принял решение направиться в Галац к Суворову.

    Прибытие Суворова

    Командир, прибывший 2 декабря под Измаил, имел отличное от совета мнение относительно возможности штурма. Он хотел атаковать крепость. Оставив коня у подножия скифского кургана, Александр Васильевич Суворов поднялся на его вершину. Отсюда хорошо были видны в подзорную трубу бастионы и валы, за которыми упирались в небо шпили остроконечных мечетей и минаретов, виднелись красные крыши магазинов и складов.«Крепость без слабых мест», — после осмотра сооружения доложил Суворов главнокомандующему на второй день. — Этот номер начал готовить осадные материалы, которых не было для батарей, и мы постараемся сделать их к следующему штурму через 5 дней…»

    Фрагмент диорамы «Штурм крепости Измаила русскими войсками в 1790 году»

    Подготовка к штурму

    Штурму предшествовала обширная инженерная подготовка (из Галаца доставлено 70 штурмовых лестниц и 1200 фашин), а затем — обучение солдат обращению с лестницами и инженерными инструментами.По приказу полководца у деревни Сафьяны построили валы и рвы того же типа, что и измаильские; именно там солдаты научились штурмовать город.

    Ультиматум

    Командующий турецкими войсками в городе Суворов предъявил ультиматум: «Я прибыл сюда с войсками. 24 часа на размышление — будет; мой первый выстрел уже бондаж; нападение — смерть.

    Айдозли-Мехмет-паша отказался принять ультиматум, заявив, что Дунай скорее остановится в своем течении и небо рухнет на землю, чем Измаил сдастся.Полководец созвал военный совет и отдал приказ о штурме крепости.

    План штурма

    Штурм был назначен на 11 декабря. Суворов планировал атаковать крепость одновременно в нескольких местах: шестью колоннами (19 500 чел.) с суши и тремя колоннами под командованием де Рибаса с Дунай (9 тыс. человек). Главный удар был нанесен по приречной части города, где было сосредоточено две трети сил (части де Рибаса, колонны Кутузова, Львова, Ласси).С востока (Килийские ворота новой крепости) должны были наступать три колонны под командованием А.Н. Самойлова, три — с запада (Бросские ворота) под командованием П.С. Потемкин. Кавалерийские резервы бригадного генерала Вестфалена (2500 человек) находились на суше.

    Передний край русского боевого порядка состоял из стрелков. За ними следовали саперные группы, вооруженные топорами, кирками и лопатами. Затем шли пехотные колонны, за которыми располагался резерв, построенный каре, для отражения кавалерийских атак из крепости.

    Флотилия строилась в две линии. 145 легких кораблей и казачьих лодок с десантом находились в первой линии, а 58 больших кораблей — во второй. Крупные корабли должны были прикрыть высадку десанта на побережье сильным артиллерийским огнем.

    10 декабря начали вести артиллерийскую подготовку с использованием полевой и корабельной артиллерии (выстрелили до 600 орудий). Обстрел крепости продолжался весь день. 11 декабря в 3 часа дня по сигналу ракет началось сосредоточение войск в указанных пунктах.В 5.30 начался штурм. Атакующие войска были встречены 250 орудиями противника.

    Бой за взятие бастионов и всего вала продолжался до 8 часов утра. Первой к крепости подошла 2-я колонна генерал-майора Б.П. Ласси. В 6 часов утра егеря Ласси преодолели вал, и на вершине начался ожесточенный бой.

    Самый мощный западный бастион — Табия — был атакован С.М. Львов. Тяжелораненого генерала Львова сменил верный соратник Суворова полковник В.И. Золотухин. Он втянул в бой гренадеров Апшеронского полка, овладел береговой батареей противника, обошел Тавию с тыла и открыл Броссовские ворота — ключ ко всей крепости.

    Штурм Измаила (Гравюра С.Шифляра)

    С другой стороны крепости, в районе гранитных Килийских редутов, воины М.И. Кутузова и дважды отступала под напором противника. Взяв Херсонский полк из резерва, Кутузов в третий раз повел своих гренадеров на штурм и смог захватить бастион.

    Сложным оказался северный Бендерский бастион, который штурмовала 3-я колонна под командованием Мекноба. Его собственный отряд штурмовал прилегающий к Бендерам бастион и пролом между ними. Там глубина рва и высота вала были так велики, что лестницу пришлось соединить надвое. Многие солдаты и офицеры погибли на валах, мокрых и скользких от крови. Турки сделали несколько вылазок и контратаковали русских, но бастионы были взяты.Они смогли выполнить свои задачи и колонны полковника В.П. Орлов и бригадир М.И. Платова.

    Произошла успешная атака с Дуная, где три русские колонны смогли опрокинуть турок и закрепиться в городе. Высадка началась около 7 утра. Здесь более 10 тысяч турок и татар оказали сопротивление русскому десанту. Зиновий Чепега, бригадир запорожских казаков, командуя 2-й колонной речного десанта, бросился с казаками к берегу и занял редуты по Дунаю.Успеху десанта способствовала львовская колонна, атаковавшая во фланг береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны Измаила. Запорожские казаки во главе с атаманом А.А. Головатый нанес смелый и сокрушительный удар с севера в самую середину крепости. Тем временем к центру двинулись другие части — Потемкин справа, Кутузов слева.

    Ожесточенные уличные бои продолжались до 16.00. В город была введена часть русской полевой артиллерии.Турки упорно защищали каждую площадь и каждый дом. Для их полного разгрома в критический момент в Измаил вошел резерв Суворова.

    В своем рапорте Александр Васильевич писал: «Сильнее крепости никогда не было, не было обороны отчаянной обороны Измаила, но Измаил взят», «Мои воины проявили массовый героизм, забыв чувство страха и самосохранение».

    Итоги штурма
    Потери

    Итак, город, считавшийся турками неприступным, был взят в ходе одного суворовского штурма.Потери гарнизона составили 26 тысяч убитыми и около 9 тысяч пленными — свидетельство упорного сопротивления русских. Турки потеряли всю артиллерию, боеприпасы, 42 корабля. Русские потеряли 10 тысяч человек — 4 тысячи убитыми и 6 тысяч ранеными. Пленных под конвоем отправили в Николаев, трупы сбрасывали в Дунай еще на шесть дней.

    Награды

    Отличившийся умелым руководством своей колонной и показавший пример личного мужества генерал-майор М.Новым комендантом города был назначен И. Кутузов. Суворову, напротив, не было присвоено звание генерал-фельдмаршала, на которое он надеялся. Императрица по настоянию Г.А. Потемкина ограничилась медалью и почетным званием подполковника Преображенского полка, таких подполковников было уже 10, а Суворов стал одиннадцатым. Сам Потемкин получил фельдмаршальский мундир, расшитый бриллиантами, еще дворец и т. д.

    Нижние чины получили овальные серебряные медали; для офицеров, не награжденных орденом Св.Георгия или Владимира, устанавливал на георгиевской ленте золотой крест; начальники получали ордена или золотые мечи, некоторые были награждены чинами.

    Исход

    Считается, что на примере Измаила Суворов смог доказать ошибочность западноевропейских представлений о взятии крепостей, основанных на необходимости длительной и методичной инженерной подготовки. Великий русский полководец предпринял открытую атаку, которая, к тому же, была проведена меньшими силами, чем у противника (случай уникальный, ибо, как обычно, наоборот, меньшие силы, засевшие в укрепленной крепости, могли дать отпор огромным армиям наступающего противника).

    Взятие Измаила и победы русского флота на море решили исход русско-турецкой войны в пользу России. Эта победа позволила открыть русской армии прямую дорогу на Константинополь. Это был прямой удар по суверенитету Турции, которая впервые столкнулась с угрозой полной утраты государственности. 1791 г. — заключен Ясинский мир, по которому Турция признала присоединение Крыма, побережья Черного моря от Южного Буга до Днестра и земель по р.Кубань. Порт также обязался не вмешиваться в дела Грузии.

    Настоящей вершиной воинской славы русской армии в конце XVIII века стал штурм сильнейшей турецкой крепости Измаил 11 (22) декабря 1790 года. Она всегда считалась неприступной. Французские и немецкие инженеры много работали над его усилением. Второй такой крепости в Турции не было.

    Измаильская крепость представляла собой неправильный треугольник, примыкавший к берегу Дуная.С трех сторон — с севера, запада и востока — он был окружен валом длиной 6 км, высотой 6 — 8 м с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 м и глубиной 6-10 м, местами заполненный водой на глубину 1 м. В валу было четверо ворот. С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, способствовавших ведению упорной обороны. Его гарнизон насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

    Под стенами Измаила находилась крупная турецкая Дунайская военная флотилия, скрывавшаяся здесь от русской гребной флотилии после ряда проигранных на р.

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) и свыше 500 орудий осадила Измаил с суши. Слабость пехоты, которой пришлось идти на штурм, заключалась в том, что почти половину ее составляли казаки, потерявшие на войне лошадей.Их укороченные пики и сабли не могли заменить ружья с багетами в рукопашном бою, чего у казаков не было, как и навыков пехотинцев. Кроме того, у русских почти не было, в отличие от турок, крупнокалиберных орудий, из которых формировались осадные бреш-батареи. Артиллерия военных флотилий отличалась малыми калибрами и могла вести огонь только с близких дистанций.

    Речная флотилия под командованием генерала О.М. де Рибаса блокировал крепость со стороны Дуная, уничтожив артиллерийским огнем почти всю турецкую речную флотилию.Две попытки русских войск взять Измаил штурмом закончились неудачей. Бои ограничивались артиллерийским огнем. С началом осенней непогоды в армии распространились массовые заболевания. Боевой дух войск падал. Генералы, руководившие осадой, полагая, что Измаил захватить невозможно, решили на военном совете вывести войска из-под крепости и разместить их на зимних квартирах.

    25 ноября (6 декабря) А.В. был назначен командующим войсками, сосредоточенными под Измаилом.Суворов. Ему было предоставлено право действовать по своему усмотрению: либо предпринять штурм, либо прекратить осаду и отвести войска.

    Суворов прибыл в Измаил 2 (13) декабря, когда уже начался отход войск из крепости. Быстро оценив обстановку, он решил штурмовать крепость. Не теряя времени, Суворов стал готовиться к штурму, который длился девять дней. Для использования фактора внезапности эта подготовка велась скрытно, ночью.Для создания видимости подготовки к длительной осаде он приказал заложить четыре батареи, одновременно в войсках были приготовлены штурмовые лестницы, фашины, накоплено шанцевое орудие.

    Перед штурмом особое внимание уделялось подготовке и обучению войск. Вдали от крепости Суворов приказал вырыть ров и построить вал, который напоминал бы измаильские, и на них войска тренировались в преодолении этих укреплений. При этом большое внимание уделялось морально-этической подготовке войск.Суворов созвал военный совет, на котором произнес вдохновенную речь, после которой все согласились, что штурм необходим.

    7 (18) декабря Суворов направил коменданту Измаила ультиматум о сдаче крепости. Турки отказались сдаться и в ответ заявили, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказу Суворова был зачитан в каждой роте для воодушевления солдат.

    Идеей штурма была внезапная ночная концентрическая атака сухопутных войск и речной флотилии. При этом основные усилия были сосредоточены на менее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. В состав колонны входило пять батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три с Дуная.

    Отряд под командованием генерала П.С. Потемкин в составе 7500 человек должен был атаковать западный фас крепости, отряд под командованием генерала А.Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек — северо-восточный фронт крепости и отряд генерала О.М. де Рибаса численностью 9 тыс. человек должен был атаковать речной фронт крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и располагался напротив каждых крепостных ворот.

    Впереди каждой колонны рассыпным строем должны были двигаться команды стрелков (120 — 150 человек) и 50 рабочих с шанцевым орудием, затем выдвигались три батальона с фашинами и лестницами, а замыкал колонны резерв.

    Весь день и ночь 10 (21) декабря русская артиллерия с суши и кораблей вела непрерывный огонь, готовя штурм. В 5 часов 30 минут 11 (22) декабря по сигналу ракеты колонны двинулись к крепостным стенам. Речная флотилия высадила десант. Осажденные встретили атаку русских жестоким артиллерийским и ружейным огнем. Контратаками они отбросили атакующие батальоны от стен крепости. Бой за овладение валом длился восемь часов. Ответственная роль в штурме Измаила принадлежала М.И. Кутузов, колонна которого, сломив сопротивление противника, первой ворвалась в город.

    На рассвете внутри крепости началась борьба. Кровавые уличные бои продолжались до 17 часов. Приходилось драться за каждую улицу, за каждый дом. Штурмовые колонны, как правило, были расчленены и действовали батальонными и портовыми номерами. Егеря во взаимодействии с артиллерией обеспечивали продвижение колонн, прикрывали их фланги и отражали контратаки противника. Действия десантов усиливались за счет частных и общих резервов, вводившихся одновременно на нескольких направлениях.Измаильский опорный пункт пал к 4 часам дня. Так закончилась битва за крепость Измаил, победа в которой прославила русское оружие и увековечила имя полководца А.В. Суворов-Рымникский.

    Турки потеряли в ходе штурма более 26 тысяч человек убитыми и 9 тысяч пленными. Трофеями русских были 400 знамен, 265 орудий, остатки речной флотилии, большие запасы боеприпасов и многие другие трофеи. Русские потеряли 1815 тысяч человек убитыми и 2445 тысяч ранеными.

    По потерям противоборствующих сторон при штурме Измаила, своей ожесточенности и кровопролитию это сражение русско-турецкой войны 1787-1791 годов не имеет себе равных в мировой военной истории.

    В тот же день, 11 декабря, генерал-аншеф А.В. О взятии неприятельской крепости Суворов доложил главнокомандующему русской армией на юге России генерал-фельдмаршалу гражданской авиации. Потемкин-Таврический: «Нет крепче крепости, нет отчаяннее обороны, как Измаил, кровавым штурмом пал перед высочайшим престолом Ее Императорского Величества! Нижайшие поздравления вашей светлости! Генерал граф Суворов-Рымникский.

    Успех штурма обеспечивался внезапностью действий, тщательной и всесторонней подготовкой, умелым построением боевого порядка, четко организованным взаимодействием наступающих частей и подразделений, неукоснительным соблюдением плана штурма в сочетании с широким проявлением разумной инициатива командиров, решительность и настойчивость в достижении цели, сосредоточение сил на направлении главного удара, массированное применение артиллерии, взаимодействие сухопутной армии и речной флотилии.

    Взятие Измаила означало крупный вклад в развитие русского военного искусства. Штурм Измаила показал, что существовавшие тогда на Западе способы захвата крепостей путем длительной осады давно изжили себя. Опираясь на высокие боевые качества русской армии, Суворов выдвинул и блестяще реализовал идею овладения крепостью методом открытого штурма в сочетании с искусной инженерной подготовкой. Новый способ позволял брать крепости в более короткие сроки и с меньшими потерями для войск, чем при длительных осадах.При штурме Измаила получила дальнейшее развитие тактика колонн и рассыпного строя. Войска штурмовали колоннами, впереди которых стрелки действовали рассыпным строем. В этом построении широко использовались огонь и маневр. На улицах города войска дрались рассыпным строем. Победа была достигнута не только благодаря полководческим качествам Суворова, но и высоким моральным качествам русских воинов. (В память об этом событии установлен День воинской славы — 24 декабря.)

    Ровно 220 лет назад, в декабре 1790 года, в ходе русско-турецкой войны была взята неприступная крепость Измаил.

    Карта Измаила.

    г. Измаил — оплот Османского порта на берегу Дуная — был перестроен под руководством французских и немецких инженеров в армейскую крепость: «орда калеси». Он рассчитывал на развертывание целой армии. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость была окружена валом длиной 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами.Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и глубиной до 10 метров, местами заполненный водой. С южной стороны Измаил был покрыт Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые можно было активно использовать для обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях. Комендантом Измаила был опытный турецкий военачальник Айдос Мехмет-паша.

    Измаил был костью в горле или главным бриллиантом в короне.Надоел и в руки не попал. В целом кампания, начавшаяся в 1787 г., шла благополучно. Измаил должен был стать решающим пунктом, самым весомым аргументом в ведении мирных переговоров. И, как всегда бывает в таких случаях, дело застопорилось.

    В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. пехоты и 2,5 тыс. конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Горация де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, блокировала крепость со стороны Дуная.

    Два штурма Измаила закончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийскому обстрелу крепости. С началом осенней непогоды в войске, находившемся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, генералы, ведущие осаду, решили отвести войска на зимние квартиры. Все, кроме де Рибаса, сдались. Он даже не думал о выводе своих войск. Последняя русско-турецкая компания порадовалась за него.

    Иосиф Михайлович де Рибас.

    Бригадиру де Рибасу поручено командовать небольшим флотом канонерских лодок. Романтическое название «канонерская лодка» подразумевало беспалубную гребную лодку, вооружение которой состояло из одной носовой пушки. Но под командованием деятельного и предприимчивого Рибаса именно отряд канонерских лодок рассеял прорвавшийся в Днепровский лиман турецкий флот, защитив таким образом верфи в Херсоне.

    В ноябре 1788 г. канонерские лодки Рибаса поддержали огнем черноморский казачий десант при штурме укрепленной Березани, взятие которой обеспечило полную блокаду Очакова, что в конечном итоге позволило взять его.

    «Для облегчения действий сухопутных войск Вашего Императорского Величества я приказал Гребнону Черноморской флотилии под командованием господина генерал-майора Рибаса, прибавляя к Дунаю катера верных черноморских казаков… По мере приближения кораблей берега, усердие войск Вашего Императорского Величества было таково, что, пренебрегая жизнью, они бросились в воду и, сохраняя одно орудие, достигли берега, в этом случае невозможно было высадить более шестисот человек.а кавалер де рибас, видя, что неприятель уже начал ее вскрывать и что флотилия, против ветра, ничем не может ему помочь, пошел на марше атаковать батареи, неприятель укрылся в камышах, обстрелял его из винтовка, на что он не реагировал, пытаясь ее открыть, водить и лезть в бат с ним ты…

    Среди света подполковник де Рибас отправил отряд на оставшихся турецких катерах, для занятия западной батареи это было сделано очень быстро и успешно, ибо противник оставил батарею без дальнего сопротивления и нарвался на тростник.здесь было взято семь транспортных кораблей; на батареях тринадцать пушек, а на взорванном корабле шесть; также несколько снарядов и запасы еды. «(Из доклада Г. Потемкина Екатерине II)

    Именно де Рибасу пришла в голову гениальная идея пополнить флот затопленными турецкими кораблями, поднятыми со дна лиманов. Это очень важно, поскольку корабли ВМФ с большой осадкой не могли вести боевые действия в мелководной прибрежной полосе, лиманах рек и лиманах, а камбузных и гребных судов катастрофически не хватало.

    В июне 1789 г., командуя отдельным отрядом — «авангардом» армии Гудовича, де Рибас взял штурмом укрепленный Хажубей (здесь впоследствии его усилиями будет основана Одесса), а 4 ноября, уже в качестве командующего Днепровской греблей флотилии, принимал участие во взятии Бендер.

    За участие в знаменитом сражении у мыса Тендра, взятие крепостей Толчи и Исакчи.

    «На рассвете 7-го дня флотилия подошла к Тулче.Замок был занят гранодерами под командованием подполковника де Рибаса. Здесь в добыче было только одно военное судно. В замке было всего одно транспортное судно и других мелких тридцать восемь, десять пороховых двести сорок стволов и немалое количество различных боевых снарядов. Весь берег перед тулчей был прикрыт составами подбитых вражеских кораблей. Турок было больше сотни. Мы не потеряли ни одного человека.»(Из доклада Г. Потемкина Екатерине II)

    «После уничтожения и истребления вражеских кораблей у Тульчи и после овладения этим Городом, флотилия Вашего Императорского Величества, поднявшись к мысу Чаталу, заняла там свои позиции, чем была пресечена всякая связь с «Измаилом» с Отсюда генерал-майор Рибас направил к Исакчи две дивизии под командованием флота подполковника Литке и подполковника Дерибаса. этот месяц.Противник встретил их жестокой коннадой как с Сухого пути, так и с флотилии, состоящей из одной сайтии, одной Кирлангичи и тринадцати 2 лансонов. Но когда наш отряд, сблизившись на полпушечного выстрела, открыл свой жестокий непрерывный огонь и обстрелял вражескую флотилию, часть наших кораблей обошла противостоящую и еще острова, зашла ей в тыл, то противник, приведенный в полное замешательство, стремился спасения в бегстве, бросив свои корабли, набережные батареи и громадный замок, который занят войсками, немедленно высадившимися на берег, здесь было сожжено двадцать два лансона, остальные корабли перешли в наши руки, а в замке нашли много всяких припасов, инструментов всех видов, веревок, тряпок, якорей и знатное количество пороха.»(Из доклада Г. Потемкина Екатерине II)

    Его флотилия вместе с флотилией черноморских казаков, а также десантом, высадившимся на Лансонах (которыми, кстати, командует его брат Эммануил), уничтожила значительную часть турецкого Дунайского флота (около 200 кораблей всего), трофейные пушки, обширные склады по берегам Дуная с продовольствием и военным снаряжением, что затрудняло снабжение осажденного Измаила. За это он добавил к уже имевшимся у него орденам Георгиевский 2-й степени.Награда была вручена по личному распоряжению императрицы.

    Рибас приближался к Измаилу. Он верил в свое военное счастье. И вдруг приказ был двигаться на зимние квартиры.

    «Когда за Измаилом ухаживали сильные войска, учитывая последние показания 8 марта Н.Н., бежавшего оттуда, о количестве гарнизона и артиллерии, притом о пунктах обороны крепости, отличный , к тому же договорились: осадной артиллерии нет, кроме корабельных орудий в составе эскадры, а полевая артиллерия имеет один комплект зарядов, и для ее ближних выстрелов батареи, расставленные с флангов крепости, ненадежны, при суровой зиме приближается погода и расстояние до зимовки уже не близко, нанести последние показания по речным батареям и затем перейти к штурму.Но как это успешно, и хотя бы последовало, то может быть и несколько тысяч войск, которые ради этого должны подчиняться высокому уважению Его Светлейшего Высочества Главнокомандующего. никакого штурма, то по правилам военного следует сменить блокадой, так как гарнизон имеет продовольствие только на полтора месяца; необходимые части войск для этого определялись достаточным количеством провизии, а также достаточным количеством дров и имели необходимые пособия на крупы и на отопление прочами для стояния.
    Для этого должны быть приняты благоприятные меры. В силу воинского устава главы…. пункта….»

    Рибас засыпал Потемкина письмами и планами кампании.

    Потемкин Григорий Александрович, генерал-фельдмаршал, командующий Южной армией.

    Может, и не помогло бы, но у него был могущественный союзник… Екатерина II. Она понимала, что если не покончить с Турцией сейчас, то весной европейские державы встанут на ее сторону.Потемкин не выдержал — сдался и отправил письмо… Александру Суворову, чья воинская слава сияла, затмевая своими жаркими лучами заслуги других. Легендарная оборона Кинбургской крепости, не менее легендарная битва при Рымнике, победа при Фокшанах — это только труды последнего похода.

    В. Суриков. Портрет А.В. Суворов

    «Измаил остается гнездом для врага, и хотя сообщение прерывается через флотилию, он все же вяжет руки для предприятий вдали, моя надежда на Бога и на ваше мужество, поторопитесь, мой милый друг.По моему приказу, ваше личное присутствие там объединит все части.
    Есть много тамо равных генералов, и от этого всегда происходит какая-то нерешительность сейма. Рыбас принесет вам пользу во всем, и в плане предприимчивости, и в трудолюбии. Вы будете довольны и Кутузовым; все осмотри и порядок, и моли Бога предприми; есть слабые места, если только они идут вместе.
    Дайте указания князю Голицыну, когда Бог поможет подняться выше, оригинал подписан:
    Вернейший друг и покорнейший слуга князь
    Потемкин-Таврический.

    Гренадерский (предположительно Екатеринославского полка) 1790-е гг. С офорта Жаккара 1790-х гг.

    Потемкин снял ответственность с себя. «Не дойдя до моего приказа господину генералу Аншефу Гудовичу, генерал-лейтенанту Потемкину и генерал-майору де Рибасу о поручении вам командования всеми войсками на Дунае и о штурме Измаила, они решили отступить. вашей Сиа-ву действовать здесь по вашему усмотрению, продолжая ли предприятия на Измаиле или оставляя его.«Ваша Сия-находясь на месте и имея развязанные руки, не упускайте ничего, что может только способствовать пользе службы и славе оружия. Только поспешите сообщить мне о принятых вами мерах и снабдите вышеупомянутых генералов своими указаниями. Суворов должен был сам решить, как действовать дальше. Что, собственно, мог решить генерал Форвард, как его потом назовут австрийские союзники, — конечно, штурм. Хотя, риск, безусловно, был. «Такой штурм мог только рискнуть раз в жизни.Но риск Суворова никогда не был необдуманным. Как только он появился в лагере со своими доверенными фанагорцами и абшеронцами, настроение в войсках изменилось. Магия имени начала работать — Суворов с нами, так что все будет хорошо. Работа закипела: проверялось оружие, готовились лестницы, вязались фашины.

    Устроен полигон: стены и валы, подобные Измаильским, где отрабатывались штурмовые приемы. «Больше пота — меньше крови»

    Бойцы сводно-гренадерских батальонов Екатеринославской армии, вооруженные кавалерийскими карабинами и холодным оружием на шестах, ножах у Ратовищ.

    7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости.

    «Подойдя войска к Измаилу, и окружив этот город со всех сторон, я уже принял решительные меры, чтобы подчинить Его.
    Огонь и меч уже готовы уничтожить всякую тварь, дышащую в нем; на милость моих милостивейших Монархини, ненавидящих пролитие человеческой крови, я требую, чтобы вы добровольно сдали город.В этом случае все жители и войска измаильских турок татар и прочих закона магометанского будут отпущены за Дунай с их имением, но если вы продолжите свое бесполезное упорство, то судьба Очакова последует с город, и тогда на твоем ответе останется невинная кровь жен и младенцев.
    Для этого назначен храбрый генерал граф Александр Суворов Рымникский.

    К письму была приложена записка Суворова — Сераскиру, старшинам и всему обществу: «Я прибыл сюда с войском.24 часа на размышления о сдаче и свободе: мои первые выстрелы уже плен: штурмовая смерть. Который я оставляю вам на рассмотрение.»

    Турки сначала попросили денек на размышление, а потом ответили не менее образно: «Скорее Дунай остановится в своем течении и небо склонится к земле, чем Измаил сдастся».

    Штурм был назначен на 11 декабря. Суворов везде успевал, он чувствовал себя совершенно в своей стихии — достойный противник, совершенно неприступная крепость, и он наконец остался один.Ни одного советника-начальника за ним. При Козлудже Каменский «висел» у него на руках, при Фокшанах и Рымнике приходилось считаться с князем Кобургским. Он не упустил несколько мелочей. Был составлен подробный план, назначены командиры колонн, проведена разведка.

    Рядовой и обер-офицер стрелкового полка в форме 1786-1796

    Решено атаковать тремя отрядами (по три колонны). Де Рибасу было приказано наступать со стороны реки (три колонны — генерал-майор Арсеньев, бригадный Чепеги и гвардии майор Марков).Правое крыло под командованием генерал-лейтенанта П. С. Потемкина (7500 человек — три колонны генерал-майоров Львова, Ласси и Мекноба) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-лейтенанта А.Н. Самойлов (12 тыс. чел., три колонны бригадиров Орлова, Платова и генерал-майора Голенищева-Кутузова,) — с востока. Кавалерийские резервы бригадного генерала Вестфалена (2500 человек) находились на суше. Всего армия Суворова насчитывала 31 тысячу человек, в том числе 15 тысяч — нерегулярных, плохо вооруженных.

    10 декабря (21 декабря) с восходом солнца началась подготовка к штурму огнем фланговых батарей, с острова и с кораблей флотилии (всего около 600 орудий).

    О. Верейский. Суворов и Кутузов перед штурмом Измаила.

    Он длился почти сутки и закончился за 2,5 часа до начала штурма. В 3 часа ночи 11 декабря (22 декабря) взлетела первая сигнальная ракета, по которой войска вышли из лагеря и, перестроившись в колонны, выступили в обозначенные расстоянием места.

    Карта действий русских войск при штурме Измаила.

    В половине пятого утра колонны пошли в атаку. Был ли страх, волнение? Конечно, но паники не было, все знали, где ему стоять и что делать. Впереди были стрелки (они должны были остановиться у крепостного рва и огнем подавить защитников) и повозки с лестницами и фашинами — бросить ров.

    Турки услышали: с бастионов и валов открылся яростный огонь — винтовочные пули, картечь, ядра…Егеря и гренадеры на шатких скользких фашинах перелезли через ров под стенами крепости. Сверху летели камни и бревна, но для артиллерии это была мертвая зона. Здесь, у стен, можно было перевести дух. Дождитесь лестницы и поднимайтесь наверх. Впереди были самые опытные, штурмовавшие Очаков и уцелевшие. Джаначары визжали со стен, размахивая короткими изогнутыми саблями.

    Штыки использовались наверху.

    Русские пехотинцы в рукопашной схватке

    Сам Суворов находился с северной стороны, недалеко от третьей колонны.

    Шкатулка. Лаковая миниатюра. Н. М. Зиновьев. Взятие Измаила Суворовым.

    В 6 часов утра под градом вражеских пуль егерь Ласси преодолел вал, и на вершине начался ожесточенный бой. Абшеронские стрелки и фанагорийские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С. Л. Львова опрокинули противника и, захватив первые батареи и Хотинские ворота, соединились со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для конницы.

    Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11 (22) декабря 1790 года». Выполнен по акварельному рисунку известного художника-баталиста М.М. Иванова Рисунок основан на зарисовках, сделанных художником во время боя.

    В то же время на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора М. И. Голенищева-Кутузова овладела бастионом у Килийских ворот и заняла вал до соседних бастионов. 4-й и 5-й колоннам повезло меньше, они состояли из спешенных казаков с укороченными пиками, а пятая — исключительно из казачьих рекрутов; обе колонны подчинялись генерал-майору Безбородко.Пики легко рубились турецкими саблями, и казаки были практически безоружны перед неприятелем. Воспользовавшись замешательством, турки открыли Киликские ворота и атаковали во фланг. И если бы не помощь резервов, казакам пришлось бы очень тяжело.

    Фрагмент диорамы «Штурм Измаила». Измаильский исторический музей им. А.В. Суворов

    Трудности возникли и у 3-й колонны Мекноба: она штурмовала большой северный бастион, примыкавший к нему с востока, и куртину между ними.В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестницы в 5,5 саженей (около 11,7 м) оказались короткими, и их пришлось связывать между собой под огнем. Главный бастион был взят. Четвертая и пятая колонны (соответственно полковник В.П. Орлов и бригадир М.И.

    А де Рибас? Его десант высадился около 7 часов утра.

    Стремительному и успешному ходу наступления, в самом начале, способствовала первая штурмовая сухопутная колонна, которая овладела несколькими дунайскими батареями и тем облегчила высадку десанта.

    Турки были сбиты со стороны реки так же успешно, как и с суши, а Рибас вышел на связь с колоннами Львова и Кутузова.

    Штурм Измаила.

    К 11 часам почти над всеми бастионами и куртинами реяли российские флаги. Началось самое страшное — бои в городе. Для каждой улицы, для каждого дома. Жестокий, кровавый, беспощадный. Несколько тысяч лошадей вырвались из конюшен и в ужасе метались по городу, усиливая общее смятение.Генерал Ласси первым достиг середины города, здесь он встретил тысячу татар под командованием Максуд-Гирея, принца крови Чингисхана. Максуд-Гирей упорно оборонялся, и только когда большая часть его отряда была перебита, он сдался в плен с оставшимися в живых 300 воинами. За Ласси к центру стали постепенно приближаться остальные. Для поддержки пехоты и обеспечения успеха Суворов приказал ввести в город 20 легких орудий, чтобы картечью очищать улицы от турок.К часу весь город был занят; Турки продолжали обороняться только в мечети, двух ханах и редуте Табия, но долго продержаться не смогли и частью были выбиты, частью сдались.

    Суворов приказал коннице окончательно очистить улицы. Чтобы выполнить этот приказ, потребовалось время; некоторые люди и небольшие толпы защищались как сумасшедшие, а другие прятались, так что им пришлось спешиться, чтобы найти их. Попытку вырвать Измаила обратно предпринял Каплан-Гирей, брат крымского хана.Он собрал несколько тысяч конных и пеших татар и турок и повел их навстречу наступавшим русским. Но эта попытка не удалась, он пал, было убито более 4 тысяч тюрков, в том числе пятеро сыновей Каплан-Гирея. В два часа дня все колонны вошли в центр города. В 4 часа победа была окончательно одержана. Измаил упал. Крепость была взята армией, уступавшей по численности своему гарнизону. Крайне редкий случай в истории военного искусства.

    А.Русин. Вход А.В. Суворова в Измаил.

    «…нет крепче крепости, отчаяннее обороны, как Измаил, павший перед высочайшим престолом Ее Императорского Величества в кровавом штурме. Нижайше поздравляю вашу светлость» (Из доклада А.В. Суворова Г.А. Потемкину)

    Р. Волков. Портрет М.И. Кутузов

    По заранее данному Суворовым обещанию, город, по обычаю того времени, был отдан победителям на три дня.Им достались богатые трофеи. Суворов, как всегда, ничего не тронул. Он даже отказался от великолепной лошади, привезенной ему в роскошном головном уборе. «Донская лошадь привела меня сюда, и я ускачу отсюда на ней». В то же время Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный в разгар боя комендантом Измаила (Суворов своеобразно «стимулировал» 6-ю колонну на подвиги), расставил караулы в наиболее важных местах. В городе была открыта огромная больница.Тела убитых русских были вывезены за город и погребены по церковному обряду. Турецких трупов было так много, что был отдан приказ сбрасывать тела в Дунай, а для этой работы были назначены заключенные, разделенные по очереди. Но даже при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней. Пленных партиями отправили в Николаев под конвоем казаков.

    Медаль для нижних чинов за взять Измаил .

    Награды «за дело» раздавались, как всегда, причудливо. Суворов надеялся получить за штурм Измаила чин генерал-фельдмаршала, но Потемкин, ходатайствуя о его награде перед императрицей, предложил наградить его медалью и званием гвардии подполковника или генерал-адъютанта.

    Наградной офицерский крест за взять Измаил .

    Медаль была выбита, а Суворов назначен подполковником Преображенского полка.Таких подполковников было уже десять; Суворов стал одиннадцатым. Очевидно, Григорий Александрович не простил Александру Васильевичу ни его полководческого таланта, ни дерзкой фразы. В ответ на вопрос Потемкина: «Чем вас наградить, Александр Васильевич?» Суворов ответил: «Я не купец и не торговаться пришел сюда; кроме бога и государыни, никто меня наградить не может». Главнокомандующий русской армией князь Г.А. Потемкин-Таврический, приехав в Петербург.В Петербурге получил в награду фельдмаршадский мундир, расшитый бриллиантами, стоимостью 200 тысяч рублей. Таврический дворец; в Царском Селе планировалось построить обелиск князю с изображением его побед и завоеваний. Овальные серебряные медали были вручены нижним чинам; для офицеров установлен золотой значок; начальники, по очень подробному и справедливому отчету Суворова, получили ордена или золотые мечи, некоторые из них чины.

    8 — Офицерский крест и солдатская медаль за участие в штурме Измаила в декабре 1790

    9 — Офицерский знак Фанагорийского гренадерского полка с изображением Измаильского креста.19 век

    Завоевание Измаила имело большое политическое значение. Оно повлияло на дальнейший ход войны и заключение в 1791 г. Ясского мира между Россией и Турцией, подтверждавшего присоединение Крыма к России и устанавливавшего русско-турецкую границу по р. Днестр. Таким образом, все северное Причерноморье от Днестра до Кубани было закреплено за Россией.

    Портрет А.В. Суворов. Капот. Ю.Х. Садиленко

    Везувий извергает пламя,
    Во мраке стоит огненный столб,
    Зияет малиновое зарево
    Черный дым летит вверх.
    Понт бледнеет, гремит пламенный гром,
    Гром бьет за ударами,
    Земля дрожит, дождь искр льется,
    Бурлят реки красной лавы, —
    О Росс! Это твой образ славы
    Что свет созрел под Измаилом.

    Г. Державин. «Ода взятию Измаила» ​​

    Использованы материалы Википедии и сайтов.

    ВЗГЛЯД / Как Суворов столкнул Османскую империю в пропасть :: Общество

    Ровно 230 лет назад, 22 декабря 1790 года, русская армия под командованием генерала Суворова штурмом взяла крепость Измаил.Взятие Измаила было бременем, склонившим чашу весов в пользу мира, которого Россия ждала во время той затяжной войны. И условия которого в итоге сделали Россию хозяином Крыма и Северного Причерноморья.

    К концу XVIII века существование Османской империи в немалой степени основывалось на мессианском чувстве избранности турок. Османы всерьез считали себя избранным народом, которому суждено объединить весь мусульманский мир и сокрушить его врагов.И хотя к тому времени империя потерпела немало поражений, они не воспринимались как свидетельство кризиса Турецкого государства. Наоборот, тюрки считали, что это лишь испытания, которые Аллах посылает им для того, чтобы в конечном итоге даровать правоверным победу над неверными.

    Несмотря на это убеждение, Османскую империю поразил тяжелейший кризис. Государство нуждалось в модернизации и европеизации. Ее система управления устарела, армия в лучшем случае соответствовала требованиям столетней давности, экономика развивалась очень медленно, потому что Турция зависела от западных технологий.Без иностранных специалистов военного дела, кораблестроения, артиллерии турки даже воевать не смогли бы. Многие натуральные тюрки презирали науку и ремесла, считая достойным заниматься только войной и торговлей. Презренные занятия охотно отдавались иностранцам.

    С 1768 по 1774 год Россия вела длительную войну против Османской империи. В отличие от предыдущих конфликтов, этот был уже не просто оборонительной войной, ведущейся с целью ослабления господства османов на Черноморском побережье, а реализацией политической программы царствования императрицы Екатерины II.Россия должна была установить свою власть над Новороссией – степями Северного Причерноморья и Кубани, Крым должен был превратиться из гнезда татарского разбоя в оазис тишины и покоя. Позиции России на Кавказе и Балканах должны были укрепляться, открывая перспективы получения черноморских проливов и восстановления Византийской империи.

    Все эти задачи были успешно выполнены и даже перевыполнены. Крым, впервые получив независимость, в 1783 году мирно вошел в состав Российской империи.Его присоединение было вызвано необходимостью установления правопорядка на территории полуострова, где татары постоянно восставали против власти крымского хана.

    Именно присоединение Крыма, «жемчужины османской короны», как называли его турки, стало последним аргументом в пользу новой войны. Османы отказались признать этот факт – и хотя не сразу объявили войну России, но стали ждать удобного предлога. Несмотря на слабость государства, турки были фанатичны и считали, что пришло время расквитаться с гяурами за прошлые поражения.

    В этом туркам помогали Великобритания и Пруссия, недовольные усилением России и желавшие ослабить тех, в ком они видели угрозу, чужими руками. Великобритания была главным торговым партнером России на протяжении всего XVIII века, но в то же время хотела, чтобы Россия оставалась незначительным периферийным государством Европы и не вмешивалась в мировую политику.

    В Пруссии в 1786 году умер король Фридрих Великий, неоднократно потерпевший поражение от русской армии в Семилетней войне и после этого твердо решивший не связываться с русскими.Его преемник, Фридрих Вильгельм II, был противником России, которая всегда поддерживала Австрийскую империю, давнего врага Пруссии, и рассматривала Турцию как оружие, которым русские будут поражены. На севере, в Швеции, к власти пришли сторонники реванша, выжидавшие удобного момента, чтобы вернуть утраченные Карлом XII земли.

    Таким образом, война стала неизбежной. Поводом для его начала послужили вполне мирные события – поездка Екатерины II и австрийского императора Иосифа в Крым, чтобы своими глазами увидеть, как управляются недавно завоеванные владения.Это путешествие вызвало невообразимое раздражение в турецких правящих кругах. Несмотря на мир 1774 года с Россией, подписанный года вечные времена года, от русского посла требовалось отказаться от покровительства Грузии и предоставить Турции право контроля над черноморской торговлей и особые права в Крыму.

    А потом и вовсе выдвинули ультиматум – вернуть Крым. Конечно, такие условия не могли быть выполнены. Российского посла бросили в тюрьму, а 24 августа 1787 года Османская империя объявила о начале войны.

    Хотя турки и рассчитывали на внезапный удар, они не учли того, что Россия тщательно готовилась к боевым действиям как на военном, так и на дипломатическом фронтах. Князь Потемкин во главе военной коллегии (тогда министерства) провел реформу, облегчавшую ведение боевых действий на южных рубежах. Увеличивалась численность легкой кавалерии, формировались части легкой пехоты – егерей, мундиры русских солдат, хотя и теряли свою красоту, но делались более утилитарными, приспособленными к полевым действиям.Союз с Австрией скрепляли общие цели и дружба Екатерины II и Иосифа. Так что, думая, что воевать придется только на один фронт, турки серьезно просчитались. Узнав о начале войны, Иосиф немедленно написал письмо в Петербург: «Получив известие, что один из ваших слуг в Константинополе заточен в Семибашенный замок, я, другой ваш слуга, посылаю всю свою армия против мусульман».

    Начав боевые действия с нападения на Кинбурн, русскую крепость в устье Днепра, османы, добившись некоторых успехов, успокоились и с наступлением холодов почти прекратили боевые действия.В следующем году турки очень успешно действовали против австрийских войск в Сербии и Венгрии. Вера в то, что началась эпоха побед, вспыхнула в Турции с новой силой.

    При этом русская армия действовала крайне осторожно. Часть войск была отправлена ​​на защиту Кубани, часть — для действий в районе Днестра и Буга, а главные силы должны были взять крепость и порт Очаков — важное турецкое укрепление, позволившее османам контролировать западную часть Черного моря.После полугодовой осады Очаков пал 17 декабря 1788 года. К этому времени австрийцам удалось переломить неудачную кампанию и добиться первых успехов, взяв крепость Нови Град в Сербии.

    События 1789 года были очень благоприятны для союзников. Суворов одержал победу при Фокшанах и Рымнике, австрийские генералы Лаудон и принц Кобургский взяли Белград и Бухарест. Наконец, после долгой осады были взяты Бендеры – ключ к реке Днестр и молдавским землям.

    Но, несмотря на успехи, союзные армии стояли на границе Османской империи и не могли нанести по ней такого удара, после которого турки были бы вынуждены просить мира. Несмотря на поражение, османы верили в победу, в чем их поддержали англичане и пруссаки. Король Фридрих-Вильгельм II в начале следующего года заключил договор с Турцией и сосредоточил большую часть своей армии на границе с Россией и Австрией. Эта угроза серьезно обеспокоила австрийцев, где сторонники непопулярного в обществе окончания войны приобрели большое влияние.Австрийцы считали, что император Иосиф боролся за русские интересы, и никакой прибыли Австрия от этого не получала.

    Но воля Иосифа была твердой, и он собирался продолжать боевые действия, но в конце 1789 г. у него возобновился хронический туберкулез, от которого император умер в феврале 1790 г. Новый австрийский император Леопольд II не был готов воевать на два фронта , а потому под угрозой войны с Пруссией был вынужден заключить мир с Османской империей.Россия осталась наедине с Турцией. Для этого требовалось нанести османам мощный удар, который продемонстрировал бы невозможность продолжения боевых действий.

    Хотя в 1790 г. турки потерпели ряд поражений в полевых и морских столкновениях, русская армия и русское общество нуждались в оглушительном успехе. Но любые попытки начать активные действия в турецких владениях требовали форсирования Дуная, который был закрыт Измаилом – самым мощным укреплением Турции в Северном Причерноморье.Кроме того, контроль над Дунаем — важнейшим торгово-транспортным путем — имел стратегическое значение и для османов, и для австрийцев, и для русских, собиравшихся продолжать войну. Измаил был восстановлен незадолго до начала войны, укреплен новейшей европейской фортификацией, с помощью иностранных специалистов. В крепости находился большой гарнизон в 35 тысяч человек, недостатка в провианте и порохе не было.

    Османы считали Измаил неприступным и смеялись над попытками гяуров завладеть этой крепостью.

    Русские войска под командованием адмирала де Рибаса подошли в октябре к Измаилу и стремились как можно быстрее взять укрепления. Но, несмотря на артиллерийский обстрел и успешные действия против турецких кораблей, крепость оказалась несокрушимой. С приближением зимы русский военный совет высказался за временное прекращение осады, но главнокомандующий князь Потемкин не принял этого решения и приказал генералу Суворову принять командование осадой и захватить Измаил до начала войны. наступление холодов.Русский полководец, отличавшийся решительностью, прибыл к Измаилу и, тщательно осмотрев местность, приказал готовиться к штурму. На подготовку атаки было отведено пять дней. 18 декабря коменданту Измаила был направлен ультиматум с требованием сдать крепость в 24 часа. Турки отказались. Штурм был назначен на 22 декабря.

    21 декабря весь день велась мощная артиллерийская подготовка. Многие орудия турок были подавлены огнем русской артиллерии, а укрепления повреждены.В ночь на 22 декабря русские войска, выстроившись в атакующие колонны, пошли на штурм. Никогда прежде крепость не подвергалась такой мощной атаке с нескольких направлений. Несмотря на то, что наступающие неизбежно несли большие потери, русские войска на рассвете форсировали первую линию укреплений и начали бой за город. Бои на улицах и в домах были очень ожесточенными. Турки сражались с невиданным фанатизмом.

    Перелом в ходе боевых действий был достигнут после того, как на улицы города были выведены артиллерийские орудия, которые огнем в упор рассеяли защитников крепости.К двум часам дня Измаил пал.

    За одержанную им победу Суворов получил личную медаль, отчеканенную в его честь, офицеры – золотые кресты с гордой надписью «Измаил взят», солдаты – особого рода овальные серебряные медали. В память о великой победе первый поэт России Державин и лучший композитор Козловский написал торжественный полонез «Гром победы грянет», который некоторое время использовался в качестве национального гимна.

    Дело сделано.В следующем, 1791 году, русские войска переправились через Дунай и вошли в земли Османской империи. Турецкая армия, возглавляемая самим великим визирем Юсуфом-пашой, была наголову разбита при Мачине генералом князем Репниным. На море адмирал Ушаков одержал блестящую победу при Калиакрии, уничтожив превосходящие силы османского флота под командованием Капудан-паши Хусейна.

    А 9 января 1792 года (по старому стилю 29 декабря 1791 года) в Яссах в Молдове был подписан мирный договор. Турция признала вхождение Крыма в состав России, отказалась от претензий на Грузию, граница с Турцией была установлена ​​по рекам Днестр и Кубань.С этого момента закат великой Османской империи, некогда угрожавшей всей Европе, стал лишь вопросом времени.

    Александр Суворов

    30  Октябрьские 1730 В Москве в семье отставного бригадного генерала Василия Ивановича Суворова и его жены Авдотьи Федосеевны родился мальчик, которого назвали Сашенькой – в честь знаменитого князя Александра Невского. Так родился будущий генералиссимус Александр Васильевич Суворов.

    Род Суворовых имеет шведские корни: их предком был шведский дворянин, приехавший в Россию в начале 1930-х годов. 1622 года при царе Михаиле Федоровиче и принял имя Суворова.

    Ранние годы

    Еще мальчиком Саша увлекся чтением книг, особенно о военных сражениях и подвигах, он читал их запоем, и сам решил стать военным: кажется, вместе с именем его дух великого полководца, победившего псов-рыцарей на Чудском озере, тоже овладел им.

    Целыми днями он только и делал, что лазал по деревьям, ямам и канавам и катался на деревенских лошадях.Под дождем он намеренно выбегал на улицу, чтобы промокнуть, так как считал, что «солдат ко всему должен привыкнуть». Он вообще умел плавать до самых морозов, родителям пришлось чуть ли не силой вытаскивать его из воды.

    Однако Саша был так мал ростом, выглядел таким худым и слабым, что отец и слышать не хотел ни о какой военной службе: было ясно, что это не для него.

    К счастью, однажды к ним в гости приехал генерал Ганнибал, араб Петра Великого, и сразу заметил увлечение мальчика военным делом.Именно он уговорил отца Саши исполнить мечту сына и отправить его в какой-нибудь военный полк.

    Итак 12- лета Александр Суворов был зачислен в лейб-гвардии Семеновский полк.

    Однако еще три года, до 15 много лет Александр продолжал жить дома с родителями, и только в 1745 году поступил на службу.

    Свою военную карьеру начал с нуля – из рядового, хотя дворянское происхождение давало ему возможность сразу стать офицером.
    Но Александр решил пройти все с самого начала. Он с удовольствием нес караул в ненастье или в мороз, почти все свободное время проводил с солдатами в казармах, ел с ними их грубую пищу и был им как брат. И вскоре Александр был вознагражден за свое усердие — дослужился до ефрейтора.

    В этом помог один счастливый случай. Однажды юный Александр стоял на страже в Монплезире (Петергофе), мимо проходила императрица Елизавета Петровна.Александр отдал ей честь согласно уставу. Елизавета спросила его имя и дала ему рубль серебром. Однако Александр вежливо ответил, что закон запрещает солдату принимать деньги в карауле.

    Такой благородный и честный ответ понравился императрице. «Молодец! Ты знаешь службу», — сказала она. «Я положу деньги на землю, и ты сможешь взять их, когда почувствуешь облегчение».

    На следующий день Суворова приказали произвести в ефрейторы вне очереди.

    В 1754 году Суворов был произведен в лейтенанты с переводом в Ингерманландский пехотный полк.Александру в это время было 25 лет.

    Семилетняя война

    Впервые Суворову довелось участвовать в боевых действиях во время Семилетней войны за австрийское наследство, которую вела Австрия в союзе с Саксонией, Францией и Швецией против молодых и агрессивный король Пруссии Фридрих II. Россия также присоединилась к союзу с Австрией.

    В 1759 году Суворов уже в чине подполковника Казанского пехотного полка назначается дивизионным дежурным в штаб графа Фермора.
    Под Кунерсдорфом произошло первое сражение, в котором принял участие Суворов. Молодой подполковник отличился в нескольких героических операциях, при этом всегда заботился о своих солдатах, за что его просто обожали.

    Один из его офицеров позже писал своим сослуживцам, что необычайное мужество Суворова произвело впечатление не только на его солдат, но даже на неприятельскую армию, которой Суворов один доставил немало хлопот.

    Под Кунерсдорфом завязался не просто бой, а настоящая бойня.В этом сражении Суворов появился как раз там, где было наиболее опасно, встал перед полком и повел его в атаку, даже не спросив, где и кто командир.

    За считанные недели Суворов превратил своих гусар и казаков в настоящих ястребов и орлов, так что его авангард не шел, а просто летал.

    По тем временам это был настоящий прорыв в вопросе подготовки войск, секрет скоростных переходов суворовцев и ключ к настоящим и будущим победам Суворова.

    За одну ночь Суворов вместе с сотней казаков пробежал шесть миль (42 версты) и к утру был у стен Ландсберга, где генерал Платен готовился вступить в Польшу.

    По команде Суворова солдаты выломали ворота и ворвались в город. Прусские гусары не ожидали атаки и не готовились к обороне. В итоге пруссаки в панике сдались, хотя и были в пять раз сильнее русских. Суворов приказал часть моста сломать, другую часть сжечь, а затем ускакал.

    Однажды арьергард, которым командовал Суворов, попал в окружение. Пруссаки стали требовать, чтобы русские сдались. В ответ Суворов сказал, что не знает такого слова, и бросился на врага, который был в девять раз сильнее его. К счастью, отважному полковнику Текели и его солдатам удалось прийти на помощь Суворову, в результате чего пруссаки потеряли около 1000 солдат и 40 офицеров.
    В другой раз десять эскадронов отборных прусских гусар стали так сильно теснить русских гренадеров, что те не выдержали и начали отступать.Вдруг откуда-то появился Суворов и крикнул: «Стой!.. Я здесь!» И солдаты остановились. Суворов скомандовал, и солдаты повиновались, как на простой муштре.

    После этого Суворов сам повел гренадеров в атаку, врезался в прусскую конницу, разбил ее и, угрожая перерезать их всех, заставил сдаться и взял в плен 800 человек нижних чинов и 40 Он также освободил русского полковника Фукера, попавшего в плен при первой же атаке.
    Такие чудеса героизма совершил Суворов в этой австро-прусской войне, практически в одиночку одержав победу русской армии. Все генералы были очарованы им, а больше всего генерал Фермор.

    Выход России из Семилетней войны

    В 1761 Елизавета Петровна умерла в прошлом году.

    В  1762 В 1945 году на российский престол взошла императрица Екатерина II, которая сразу же заключила мир с Пруссией, и русские войска были выведены с фронта.

    Подполковник Суворов в награду за отличие был отправлен в Петербург от Кенигсбергского генерал-губернатора Панина с докладом Ее Величеству о выводе русских войск из Пруссии.

    Когда Суворов почтительно предстал перед Екатериной II с рапортом, он был немедленно пожалован в чин полковника армии и назначен командиром Астраханского пехотного полка. Ему в это время было 33 лет.

    Прошло шесть лет после окончания Семилетней войны с Пруссией.Все это время Суворов командовал Суздальским пехотным полком, который располагался в городе Новая Ладога и насчитывал 1000 человек.

    Летом 1765 перед дворцом в Царском Селе прошли традиционные военные маневры с участием 30 000 воинов. Сама Екатерина командовала дивизией лично, верхом, в специально сшитом мужском мундире Преображенского полка. Полк Суворова прикрывал Императорскую дивизию с тыла во время этих маневров.

    Конфедеративная война с Польшей

    В  1768 В 1945 году Суздальский полк под командованием Суворова отправляется в Польшу на помощь стоявшим там русским частям под командованием генерала Веймарна.

    В Польше разгорелась очередная борьба за власть с религиозным уклоном: местная знать выступала против тех, кто не был католиком. На самом деле это была благородная революция по отнятию власти у короля, замаскированная под религиозный фанатизм.
    Польские дворяне созвали в городе Баре свой съезд, получивший название «конфедерация», на котором они провозгласили свои требования и права, больше похожие на непомерно завышенные привилегии.

    Тогда Екатерина приказала русским частям, дислоцированным в Польше, открыть боевые действия против этих «господских единомышленников».
    Отряд под командованием генерала Нумерса, в состав которого входил пехотный Суздальский полк Суворова, отправился на помощь русскому гарнизону, стоявшему в Польше.

    Вейнмарн сообщил Суворову, что Варшава тоже накануне бунта, и что они ждут только своего командира Котелуповского, у которого было 8000 человек.

    Суворов решил проверить эти слухи.В семи верстах от Варшавы он нашел на правом берегу польских всадников, тотчас же перешел реку вброд, атаковал их и разбил. Как оказалось, это был Котелуповский отряд, состоящий всего из 400 человек.

    После этого Суворов узнал, что в Литве собираются два крупных отряда конфедератов под командованием братьев Пулавских.
    Он пробрался через болото к лесу, где стояли конфедераты, бросился на них и обратил в бегство.При этом был убит Франц Пулавский, один из двух братьев-заводил.

    Екатерина одобрила решительные действия Суворова, произведя его в январе 1770 года в генерал-майоры.
    Суворов стал главным героем войны против конфедератов.

    Как только стало известно о сборе поляков, Суворов тут же налетел и рассеял все их группы, забрав трофейное оружие и пытаясь пощадить людей, которых конфедераты собрали в свои отряды.

    При этом сам Суворов чуть не погиб на переправе через Вислу. Прыгнув на переправу, Суворов сорвался, ударился грудью о край переправы и потерял сознание. Его вытащили, но он болел 3 месяцев.

    Екатерина прислала ему в качестве поддержки орден Святого Иоанна Крестителя. Анна.

    Штурм Ланцкороны

    В городе Ланцкорона, в  28 В трех верстах от Кракова Суворова встретил объединенный отряд конфедератов численностью около 5000 человек.Среди них был полковник Дюмурье, специально присланный из Франции на помощь конфедератам.

    Штурмовать Ланцкоронский замок было бесполезно: силы русских были слишком неравны против засевших внутри конфедератов. Тогда Суворов изменил свою тактику, и его молниеносная атака ввела Дюмурье в заблуждение своей очевидной безрассудностью, в результате он оттянул момент, когда можно было дать отпор русским, после чего сопротивляться было уже поздно, и конфедераты обратились в бегство.

    Дюмурье понял полную бесперспективность поддержки не выдержавших сопротивления конфедератов и уехал обратно во Францию.

    Сталовичская битва

    Самой выдающейся была победа Суворова над литовским гетманом Огинским у города Сталовичей.

    Часть разгромленных при Ланзкороне конфедератов бежала за границу, а другие укрылись в Литве, пополнив отряд гетмана Огинского. К Огинскому подтянулся полк «черных гусар» под командованием генерала Косаковского. Добровольцы Конфедерации стекались к нему отовсюду. Итак, Огинский собрал целую армию в 5000 человек.

    Конфедераты уже видели в Огинском лидера своего движения и спасителя Польши.

    Суворов действовал как всегда молниеносно, атаковал с тыла, откуда конфедераты в панике отступили к деревне Сталовичи. Вслед за ними устремились суворовские части. Сам гетман Огинский бежал в Кенигсберг.

    Вот Суворов опять чуть не погиб. Было так темно, что он принял крадущегося польского солдата из армии Огинского за русского и начал отдавать ему приказы.Он выстрелил в Суворова в упор, но промахнулся.

    Суворов беспокоился о победе в этой странной и нелепой войне, когда вся его роль сводилась к тому, чтобы распугивать толпы конфедератов.

    Поэтому он старался не убивать врага, а брать пленных. В результате узников скопилось столько, что их число почти сравнялось с самими победителями.

    Кроме того, русским пришлось тащить за собой огромный обоз, так как русские забрали себе все польские орудия.Суворов также выгружал пленных в Несвиже, что его тормозило, так как он рвался в Краков.

    Взятие Кракова

    За Краков отвечал полковник Штакельберг, сменивший Суворова в командовании Суздальским полком. Он был достаточно смелым человеком, но беспечным, больным и пожилым. Так что для защиты Кракова он явно не подходил.

    За время своего правления в Кракове он постепенно довел дело до того, что рано или поздно конфедератам пришлось этим воспользоваться, что они и сделали.

    Дошло до того, что охрану либо вообще не расставили, либо дежурные просто спали. Краков остался практически без охраны. В таком виде было бы просто глупо его не взять.

    Внутри города явно находились сторонники Конфедерации, которые без труда спилили решетки на дренажных каналах, через которые они прошли. 22 январь 1772 затем в город вошли ожидающие французы.

    Так Краков постигла катастрофа, в результате которой город попал в руки конфедератов.

    В таком состоянии город нашел подошедший Суворов.

    Первое, что пришло в голову Суворову, это послать своих солдат на штурм Кракова, но он лучше всех знал, что штурмы в этой польской кампании не увенчались успехом из-за малочисленности русских частей и артиллерии, так как все главные силы были участвовал в турецкой войне.

    Потом Суворов остановился на блокаде города. Чтобы взять Краков, нужно было его осадить.

    В апреле к Суворову прибыли крупнокалиберные орудия, позволившие пробить стену, что и было сделано сразу в нескольких местах.

    Во избежание ненужных потерь Суворов сообщил краковскому гарнизону, что если они не сдадутся, то будут истреблены.
    В это время в городе уже ели конину и ворон, поэтому гарнизон стал склоняться к сдаче Кракова русским.

    В итоге после недолгих переговоров 15 Апрель 1772 год сдачи Кракова.

    Французы отдали свои шпаги Суворову, но он вернул их со словами: «Моя госпожа не воюет с вашим королем.Вы не мои пленники, а мои гости». Затем он обнял их и велел угостить их выпивкой.

    После падения Кракова Конфедерации не за что было держаться, и война пошла на убыль сама собой.

    За победу над конфедерацией Екатерина пожаловала Суворову 1000 рублей, а его войску 10 000 рублей. Успехи Суворова не могли не вызывать зависти и ревности у других генералов. обвиняли в незнании тактики и стратегии, в том, что он воевал не по правилам, утомлял воинов длительными переходами.

    В итоге выяснилось, что Екатерина одновременно получила доклад Суворова о победе и жалобу на нее от генералов Веймарна и Зальдерна.

    Ответом Екатерины была отставка Веймарна и Зальдерна, которых заменил друг Суворова А. И. Бибиков.

    Турецкая война

    В 1772 В следующем году Суворова вызвали в Петербург, и Екатерина поручила ему осмотреть русские крепости со стороны шведской границы, так как ожидалась война со Швецией.

    Однако, пока война со Швецией еще не началась, Суворов попросился на русско-турецкий фронт, где война тянулась пятый год. Это была настоящая серьезная война, а не какая-то мелкая стычка с конфедератами.

    Русско-турецким походом руководил Румянцев, сам к тому времени уже известный богатырь. Поэтому приезд еще одного известного героя в лице генерала Суворова был встречен им очень холодно. Он сухо определил Суворова в корпус Салтыкова, охранявший левый берег Дуная, и все.

    Суворов прошел хорошую школу в Польше, поэтому пришел на Турецкую войну опытным и закаленным воином, сочетавшим в себе умение видеть слабости противника, дерзость в атаках, неутомимое преследование и бдительность.

    Штурм Туртукая

    Суворов с двумя полками отправлен исследовать крепость Туртукай.

    Суворов сразу увидел, что можно перейти реку и взять крепость. Получив разрешение Салтыкова, он повел отряд к месту переправы, но ему пришлось дожидаться подхода пехоты и обозов, чтобы переправить лодки на воду: остальная армия не успевала за слишком активным Суворовым .

    В ожидании подкрепления Суворов дает отряду отдохнуть, а сам ложится на берег, закутавшись в плащ.
    Однако турки заметили приготовления русских и решили их остановить. Они поспешили через Дунай, сняли часовых и пошли в наступление с такой яростью, что почти дошли до Суворова, который прилег отдохнуть. Суворова спасло только то, что он вовремя очнулся и успел вскочить на коня.

    Русские карабинеры остановили вылазку турок, раздавили их и отбросили к реке.Поскольку русский штурм уже был рассекречен, откладывать его уже нельзя было, и Суворов решил взять Туртукая через устье реки Аржиш, впадающей в Дунай.

    Пехота переправилась на лодке, а кавалерия уплыла. Турки открыли огонь, но в темноте стреляли наугад, так что русским удалось благополучно выбраться на берег.

    По дороге нашли заряженную пушку, выстрел из которой едва не стоил Суворову жизни: пушку разорвало, и Суворов упал, сильно контуженный.

    Однако тот тут же вскочил на ноги, бросился к турецкому редуту и ​​схватил бородатого янычара. Русские ворвались в город, который турки оставили почти без боя. Туртукай был взят и отдан суворовцам на разграбление, после чего город был сожжен.
    В качестве трофеев было взято 6 знамен, 14 орудий, 30 судов и 21 лодок.

    Суворов стал героем Туртукая.

    Однако он боялся, что победа не спасет его от гнева главнокомандующего, так как эту победу он добыл самовольно, без разрешения начальства.Чтобы сгладить ситуацию, Суворов написал рапорт о победе в шутливой форме: «Слава Богу, слава тебе! Туртукай взят, а я там!»

    Но это не помогло: Румянцев принял шутку за насмешку, вызвал Суворова на парадную квартиру, сделал ему строгий выговор, после чего Суворов был отстранен от командования, предан военно-полевому трибуналу и приговорен к смертной казни за неповиновение командиру- приказ главнокомандующего

    В одно мгновение Суворов из победителя превратился в подсудимого.

    Решение трибунала было отправлено Екатерине на рассмотрение, а тем временем Суворову велено вновь явиться к Салтыкову для дальнейшей службы.

    Но от полученной контузии и нервного напряжения, что над ним нависла смертная казнь, самочувствие Суворова так пошатнулось, что его повели два адъютанта.

    Тем временем приговор Суворову дошел до императрицы, она узнала своего храброго полководца и написала поверх приговора: «Победителей не судят», и отправила Суворову Крест св.Георгия II степени «За отвагу и мужественный труд».
    В начале 1774 годов Суворов был произведен в генерал-лейтенанты.

    Видя покровительство императрицы, Румянцеву волей-неволей пришлось терпеть Суворова в армии.

    Гирсовская оборона

    Затем Румянцев, повторяя библейскую историю о царе Давиде и его полководце Урии, ставит перед Суворовым опаснейшую задачу: защитить город Гирсово, занятый русскими, и, скорее всего, лелея тайное желание избавиться от рук турок от более талантливого полководца, чем он сам.

    Суворов приезжает на площадку, видит ее крайнюю уязвимость и тут же укрепляет несколькими окопами и глубоким рвом.

    В ночь с на 3 сентября года появились турецкие всадники. Суворов решил подманить их поближе и поэтому приказал сразу не открывать огонь, как бы прикидываясь бесполезными солдатами. В результате турецкая пехота так близко подошла к укреплениям Гирсова, что Суворову, стоявшему на открытом месте, чудом удалось спастись внутрь.Турки были встречены русской картечью и, не ожидая ее шквала, бросились во все стороны. В погоню за бегущими турками Суворов отправил гусар, которые погнали врага дальше 30 и остановились только потому, что кони были измотаны.

    Пугачев

    После заключения мира с Турцией Суворов уже летел в почтовом вагоне в Москву, срочно вызванный императрицей для особого поручения.

    Это спецзадание было не совсем обычной для Суворова ролью — поимка и доставка государственного преступника Емельяна Пугачева.

    С этой целью Суворов собрал в Царицыне три роты солдат, 200 казаков и 2 во главе этого отряда, он пошел по следам неуловимого мятежника, бежавшего на Волгу.

    По дороге выяснилось, что Пугачева уже схватили свои и увезли в Уральск. Туда прибыл Суворов, и комендант передал Пугачеву Суворову. Была изготовлена ​​железная клетка, которую установили на телегу и посадили в нее Пугачева, скованного по рукам и ногам.
    Суворов лично конвоировал клетку Пугачева из Уральска в Симбирск, где передал своего пленника Панину. Оттуда Пугачева препроводили в Москву, где он был расстрелян 10 января 1775 года.

    После этого Суворову была дана армия численностью 80 000 человек для окончательного подавления пугачевского мятежа.

    В награду за службу Суворов был награжден мечом, усыпанным бриллиантами.

    Жениться

    Выбрав военную карьеру, которой он уже отдал двадцать лет своей жизни, Суворов к сорока годам был еще холостяком.Его единственной любовью была армия, поэтому о создании семьи он даже не думал. Но пожилой отец уговорил Александра вступить в брак.

    В 1775 В том же году Суворов женился на дочери своего сослуживца, князя И. А. Прозоровского, княжне Варваре Ивановне.

    В следующем году умер отец Суворова, и он приехал в Москву, чтобы найти утешение от горя в семейной жизни. Однако военные дела вновь призвали его на подвиги, и он помчался к своим воинам.

    Вторая Турецкая война

    В 1787 году Суворову исполнилось 57 лет.

    После заключения мира между Россией и Турцией прошло 13 лет. Однако этот мир был в тягость Турции, и она решила начать новую военную кампанию.

    В августе 1787 Через два года Константинополь объявил России новую войну.

    Эта война была явно не вовремя для России: Она только начала осваивать земли, отнятые у Турции в первую военную кампанию, строить корабли, строить крепости и выполнять большую работу, когда стало ясно, что Турция снова нуждалась.

    России пришлось срочно передислоцировать свои войска, в результате чего оборона важнейшего участка границы была возложена на Суворова.

    На этот раз главнокомандующим был князь Потемкин.

    Кинбурнская битва

    После заключения мира после первого турецкого похода крепость Очаков осталась в руках турок, хотя территориально находилась теперь на русской земле.

    Возле Очакова постоянно стоял турецкий флот, намеревавшийся атаковать русскую крепость Кинбурн, далеко выступавшую в море на узкой косе.

    Турецкий флот в составе 18 фрегатов и 38 малых кораблей начал бомбардировку Кинбурна и одновременно высадил свой десант на Кинбурнскую косу.

    Это полностью парализовало Потемкина, который впал в какое-то вялотекущее оцепенение. Суворов, как всегда, выручил его.

    Суворов решил использовать ту же технику, что и при Гирсове в 1773 году. Он приказал не открывать огня, чтобы подпустить турок поближе. — Пусть все выходят, — сказал Суворов.

    Битва была ужасной. Русская пехота стояла насмерть, но турки наступали. Суворов бросился вперед, крича: «Я здесь!.. Идите за мной!»..» Но в тот же миг мячом снесло его лошади морду, и он упал. Солдаты бросились спасать своего генерала. Суворов был ранен в руку. Он промыл его морской водой, быстро перевязал и вернулся в бой.

    Турецкий флот подошел и обстрелял русские войска бомбами и картечью.Суворова ранило картечью в левый бок, ниже сердца, от чего он потерял сознание без памяти.

    Русские и турки перепутались так, что нельзя было разобрать, кто есть кто. Турки были выбиты, но Суворову дорого досталась эта победа: в этом бою погибла половина гарнизона, оборонявшего Кинбурн: русских было убито 200 и ранено 800 человек. В турках участвовало 5300 человек, из которых выжило не более 700 человек.

    Турецкий флот отступил к Константинополю.

    Суворов награжден орденом Святого Иоанна Крестителя. Св. Андрея Первозванного, о котором он с гордостью писал любимой дочери Наташе, которую ласково называл Суворочкой.

    Осада Очакова

    Под Кинбурном туркам был нанесен серьезный удар, но на этом война не закончилась. Турки тихо сидели в своем Очакове и уходить не собирались.

    Русская армия черепашьими шагами двигалась из разных мест и невероятно долго собиралась, что злило и раздражало Суворова, привыкшего к решительным и быстрым действиям.

    В 1788 В этом году началась медленная осада Очакова, во время которой Суворов был измотан нерешительностью и некомпетентностью главнокомандующего.

    Наконец, на свой страх и риск Суворов решился на собственное наступление, не дожидаясь приказа осторожного Потемкина.

    Турки только что сделали вылазку из крепости, и Суворов тут же приказал атаковать штыками. Турки выходили и выходили тысячами. Суворов усилил подкрепления своих гренадеров и, наконец, повел полки в атаку.

    Теперь пришло время отправить всю армию на помощь Суворову и одержать победу. Суворов прислал к тупоголовому Потемкину адъютанта с просьбой поддержать его подкреплением. Потемкин плакал от гнева и досады, не зная, что делать.

    Победа была уже практически в руках Суворова, он бы взял Очаков и без Потемкина, потому что его воины уже стояли на валах, чуть ли не одной ногой в крепости, но случилась катастрофа: Суворов был ранен в шею, так что пуля застряла в затылке.Суворов имел мужество прикрыть рану рукой и прискакать к своим. Вместо него ушел генерал-лейтенант Бибиков.

    Но Бибиков упустил момент, не сообразил вовремя, что делать, растерялся, что нет подкрепления, потом турки опомнились и стали теснить русских, в итоге несколько сотен бойцов погибло под сабли янычар.: убито 3 офицеров и 150 рядовых и ранено 6 офицеров и 200 рядовых.

    Когда Суворову вырезали пулю, он потерял сознание. Когда расседлали его коня, на котором он возвращался с поля боя, он упал замертво от ран.

    Победа была не просто поражением, а позором. Это безобразие перечеркнуло все прошлые победы Суворова.

    Потемкин не хотел его видеть. Он послал ему письмо с выговором за бесполезную гибель солдат, и над Суворовым нависла настоящая отставка.

    Тем временем пришла зима.Суворов медленно выздоравливал, и в Очакове дела шли так же медленно. Морозы ударили под 20 градусов. Русские солдаты замерзли в землянках, страдая от недостатка еды и одежды. 30 человек умирали от холода и голода в день -40 человек. Падали сотни лошадей.

    6 декабря 1788 года Потемкин с грехом пополам рисковал идти на штурм Очакова, во время 23- х градусного мороза. Бой был коротким, но жестким. Русские потеряли убитыми более 3000 человек.

    Потемкин ругал Суворова за ненужные человеческие жертвы при его самовольном штурме, хотя сам заморозил на 4 после месяца бездействия, в бою погибло больше людей, чем Суворов. Но при Суворове люди гибли хоть в бою, а при Потемкине — вообще просто так.

    Но эти явные ошибки не помешали Потемкину уехать в столицу, чтобы упиваться победой, которая должна была принадлежать Суворову.
    Императрица осыпала Потемкина наградами: фельдмаршальским жезлом с бриллиантами, шпагой с бриллиантами и орденом Св.Георгия I степени.

    Здесь на радостях вспомнили опального Суворова и тоже позвали его. Награждать Суворова было не за что: он не выиграл Очаков, но вспомнили, что он выиграл Кинбурн, и наградили его снова за Кинбурн особым бриллиантовым пером на шляпе.

    Битва на реке Рымник

    Эта битва вошла в историю, потому что навсегда связана с именем Суворова.

    Тем временем Австрия присоединилась к войне России против Турции.

    Командующий австрийской армией князь Кобургский сообщил Суворову, что на него идет турецкий визирь с войском в 100 000 человек, и умолял о помощи.

    Суворов прибыл так быстро и так тихо, что, когда визирю, который пил кофе, сообщили, что Суворов прибыл и уже сражается, чашка выпала из его рук. Визирь в ужасе бежал за реку Рымник, где вскоре и умер от позора.

    Принц Кобургский радовался, и вся Австрия радовалась вместе с ним.

    От имени Австрии Суворову был пожалован титул графа Римской империи, а от России к этому титулу добавились имя «Рымникский» и орден Св. Георгия I степени. Отныне его фамилия граф Суворов-Рымникский.

    Измаил

    25  Ноябрь Потемкин приказал Суворову взять Измаил.

    Надо сказать, что Измаил был в то время одной из самых мощных и гордых крепостей Европы, гарнизон которой равнялся целой армии — 40 000 человек.

    Попытка штурмовать этот грозный бастион была либо величайшей глупостью, либо величайшим подвигом.

    Только Суворов или никто другой мог взять Исмаила штурмом. Единственная надежда была на его военный дар от Бога, гениальный ум полководца и госпожу удачу.

    Суворов лично учил солдат ставить лестницы, взбираться на стены и сражаться на валах, ведь им предстояло победить вдвое более сильного врага, чем они сами.

    На связи 5 Сегодня около семи часов утра.-й колонны двинулись на штурм. Кстати, 6- 1-й колонной командовал никому не известный генерал-майор Голенищев-Кутузов.

    К  8 К утру суворовцы захватили внешние укрепления.

    Каплан-Гирей яростно защищался вместе со своими пятью сыновьями, которые вскоре пали один за другим, а их отец пал последним на их труппы. Среди побежденных были также 60 паша.

    Воевали даже женщины, которые не хотели сдаваться.

    Кому 4 К часу дня Измаил лежал в море крови, в одной гигантской братской могиле.

    Измаил взят.

    Суворов получил звание подполковника лейб-гвардии Преображенского полка, что было очень обидно, ведь он рассчитывал на фельдмаршальский жезл.

    Все считали главным героем Измаила Потемкина, устроившего пир на весь Петербург в своем Таврическом дворце, а Суворова — истинного виновника этой величайшей победы — даже не пригласили на это торжество.

    Триумф Суворова постепенно переходил в позор.

    Не при делах

    Под видом важного задания он был отправлен Екатериной в Финляндию – осмотреть границы и привести их в боевую готовность. Однако Суворов понимал, что его просто убирают из поля зрения.

    В  1792 В следующем году Суворова назначают начальником войск Екатеринославской губернии и Тавриды, то есть Крыма, и направляют туда.

    Польское восстание

    Суворов не терял надежды, что он еще понадобится, и ждал своего часа.

    Необходимость в нем возникла в связи с событиями в Польше, где началось восстание под предводительством Тадеуша Костюшки.
    Казалось, без Суворова пытались обойтись, как могли.

    Сначала Екатерина хотела назначить Румянцева главнокомандующим армией в Польше. Но к тому времени Румянцеву уже было 70 он был стар и болен, поэтому отказался.

    При этом сам Румянцев указывал Суворову на Екатерину: казалось, что Суворов не старел, а в свои годы 64 Года был бодр и энергичен, как юноша.

    Так пост главнокомандующего войсками в Польше достался Суворову.

    Благодаря особой искусной подготовке воинов и знаменитой суворовской быстроте переходов, Костюшко попал в окружение у города Мацеевица. Пытаясь бежать, он увяз в болоте, был ранен щукой и попал в плен.

    Пленение Костюшки стало концом Польши.

    30 000 конфедератов заперлись в Праге, пытаясь договориться с Суворовым. Ответ Суворова был один: немедленная сдача оружия и подчинение законной власти царя.

    Конфедераты предпочли скорее умереть на руинах Праги, чем сдаться, чем самим решать свою судьбу. Их поражение было катастрофическим: 30 000 человек погибли в самом городе, 2000 утонули в реке Висла, 1500 попали в плен, 800 Человек бежал в Варшаву.
    За победу в этом польском походе Суворов был произведен в генерал-фельдмаршалы.

    В ссылке

    ноября 1796 год умерла Екатерина II.

    Суворов переживал это как личное горе. Но и это не все беды, которые ждали великого фельдмаршала.
    Нервный и истеричный император Павел взошел на престол.

    При нем в армии были введены новые правила: введена военная форма прусского образца, железная муштра солдат и, практически, диктатура монархии. Любая инициатива пресекалась и наказывалась.

    Не успел Суворов оглянуться, как на него обрушился приказ: «Поскольку в данный момент войны нет, генерал-фельдмаршал Суворов увольняется со службы.» Это была отставка.

    Прощание Суворова с любимым Фанагорийским гренадерским полком было очень трогательным. Суворов отправился в полк в фельдмаршальском мундире, со всеми орденами и регалиями, и произнес прощальную речь, призвав их к верности государя и отечества. Затем он снял с себя медали и возложил их на барабан со словами: «Я оставляю здесь все, что я с вами заработал!».

    Суворов уехал в Москву, где у него был встретить старость в семье любимой дочери.
    Однако Суворов был слишком нетрадиционен, не вписывался в новую военную машину Павла, поэтому раздражал и мешал императору даже в отставке.

    К Суворову пришел милиционер и сказал ему, что он должен немедленно уехать в свое село Кончанское.

    Это была уже не просто отставка, а изгнание. Суворов встретил ее очень мужественно. Когда его пустили на сборы 4 Однако он заявил, что даже победы над турками ему достаточно, чтобы собраться всего за час.Потом взял дорожный ящик с документами, надел свой старый плащ, попрощался с семьей и уехал.

    Возле дома стояла разъездная карета, но Суворов в нее садиться отказался, сказав, что даже ездил во дворец на почтовой телеге, и, верный своему слову, сел в последнюю. Полицейские были вынуждены сесть рядом с ним, потому что им приходилось везде его сопровождать. Таким образом, Суворова отправили в деревню практически под конвоем.

    В деревне вел активный образ жизни: рано вставал, потом ходил на колокольню звонить, на заутрене или обедне служил пономарем и давал священнику кадило, читал апостола или пел в церковном хоре .В свободное время он играл с деревенскими детьми или слушал местные истории.

    Когда Павел пришел в себя, он, должно быть, уже пожалел о своем решении относительно Суворова.

    В один прекрасный день у ворот дома, где Суворов провел свои дни, остановилась дорожная повозка, из нее выскочил военный курьер и принес Суворову сверток с надписью «Фельдмаршал Суворов».

    — Это не мне, — отрезал Суворов, — если я фельдмаршал, то я должен быть в армии, а не здесь в заключении.Обескураженный, курьер был вынужден взять с собой нераспечатанный пакет.

    Через некоторое время прибыл другой курьер с приглашением для фельдмаршала приехать в Петербург, которое было отправлено Суворовым по тому же адресу.

    Наконец, третий курьер вручил Суворову рукописное письмо Павла I, в котором император сообщал, что союзники просят Суворова возглавить их армию.

    Это был полный триумф Суворова, сменивший ему унижение.

    Война в Италии

    Суворов прибыл в Петербург и предстал перед Павлом, сменившим гнев на милость, который собственноручно возложил на богатырского фельдмаршала цепь Большого креста ордена Святого Николая. Святой Иоанн Иерусалимский.

    Все друзья и сослуживцы Суворова, уволенные одновременно с ним, были возвращены Павлом в строй, в том числе бессменный адъютант Суворова капитан Ставраков.

    По просьбе Суворова Павел также наградил пристава, надзиравшего за ним в деревне, и передал в гвардию своего сына, армейского офицера.

    Когда Суворов начал обсуждать свои военные планы, он понял, что он и его армия играли лишь второстепенную роль в войне, которую Австрия вела в Италии. Он остался помощником в этой инопланетной войне, а не главным героем. Но это все равно было лучше, чем ничего.

    Выехал в Вену, чтобы приступить к исполнению обязанностей главнокомандующего русской армией за границей, куда прибыл 15 марта.
    Утром вся Вена вышла на улицы встречать знаменитого полководца.

    Император Франц присвоил Суворову звание австрийского фельдмаршала, после чего Суворов принял присягу на новый чин в церкви св. Стефана на заседании австрийского двора.

    Проходившие через Вену русские войска со слезами на глазах встречали своего старого командира.

    Суворов встретил своих старых друзей, принца Кобургского и принца де Линя.

    Тем временем в Италии французы победили и свергли короля Неаполя и установили там республику.

    Под командованием Суворова было всего 20 Остальные были австрийцами, которых он тут же приказал обучить владению штыками.

    Битва при Лоди

    У города Лоди произошло первое крупное сражение между союзными войсками под командованием Суворова и французами под командованием генерала Моро. Она продолжалась 12 часов, после чего французы потеряли убитыми 2000 человек и столько же попали в плен.

    Турин подарил Суворову меч, украшенный бриллиантами.

    Суворов отбил у французов бывшие владения Австрии и короля Сардинии. Он хотел вернуть короля Сардинии на свои территории, но австрийцы были против, так как преследовали прежде всего свои интересы.

    Суворову особенно мешал Австрийский Военный Совет под руководством первого министра Тугута. Не привыкший быть в стороне, Суворов чувствовал себя очень неуютно. Он чувствовал зависть и ревность к себе как к чужому со стороны австрийских генералов, несмотря на то, что одерживал у них одну победу за другой.

    Зато король Сардинии вручил Суворову ордена Аннонсиады, Св. Маврикия и Лазаря, звание фельдмаршала сардинских войск, а также титул князя с правом передачи его по наследству через своих первенцев и даже выразил желание служить под началом Суворова в итальянской армии в знак благодарности.

    Итак, постепенно Суворов завоевал почти всю северную часть Италии. Тогда французский генерал Макдональд отправился к нему с Моро и вместе разбили Суворова.Сам Суворов вышел им навстречу, и на реке Требия произошло сражение, продолжавшееся 3 дня.
    Суворов запросил у австрийцев подкрепления, но их все еще не было, и суворовцам, уставшим от тяжелого марша, пришлось вместо отдыха сражаться. 3 дня.

    Сам Суворов в это время был уже 70 Однако долгие годы он ни разу не покидал поля боя и не слезал с коня, подбадривая ослабевших воинов.При виде Суворова солдаты так воодушевились, что с новой силой ударили по врагу, и французы решили, что к ним подошли новые подкрепления.

    Битва закончилась полной победой Суворова.

    Тем временем в Южной Италии восстали сами неаполитанцы и с помощью небольшого русского отряда также победили французов.
    г. Французские войска были изгнаны из всех неаполитанских и папских владений, и законная власть была полностью восстановлена.
    За освобождение Италии Суворову пожалован титул князя Российской империи, с правом именоваться итальянцем и передавать его как по мужской, так и по женской линии.

    Кроме того, император Павел повелел всему русскому войску, даже в его присутствии князю Итальянскому графу Суворову-Рымникскому, воздать все воинские почести, подобные тем, которые воздаются особе Его Императорского Величества.

    Таким триумфом закончился Суворовский поход 1799 год, в котором австрийцы под его командованием одержали победу 10 Взяли 3000 орудий в качестве трофеев из боев., 200 000 орудий, 80 000 пленных и завоевано 25 крепостей.

    Для самого Суворова этот поход с лихвой компенсировал все унижения и позор, которые он зря перенес от Павла I, так странно начавшего свое царствование.

    Война в Швейцарии

    После триумфального похода в Италию, закончившегося полной победой русской армии под командованием Суворова, ей предстояло совершить еще одну невероятнейшую победу – покорить природу в лице Альпийских гор .

    Ситуация складывалась таким образом, что после того, как Суворов и его армия одержали победу Австрии в Италии, ни Суворов, ни русская армия были более нужны венскому двору и больше мешали, чем приносили пользу.

    Для Суворова и его армии была выбрана странная кампания, которая убрала бы русских с основного театра военных действий, но в то же время держала бы их под рукой на всякий случай.

    Армии Суворова нужно было добраться из Италии в Швейцарию, для чего ей предстояло совершить великий переход через Альпы для вторжения во Франш-Конте.

    Очень странно, что для русской армии, не привыкшей к гористой местности, был выбран этот самый сложный, самый опасный и самый сложный маршрут.

    Скорее всего, план ведения боевых действий был продиктован австрийцами, Суворов был всего лишь приглашенным командиром, и не мог толком выбирать дорогу по своему желанию. Роль тарана в этой войне играла русская армия, и Австрия направляла этот таран по своему усмотрению.

    Итак, русская армия двинулась в Швейцарию, не зная, что ее там ждет, но горячо веря в своего любимого вождя, готовая следовать за ним хоть на край света.

    Погода была отвратительная: лил непрекращающийся дождь, солдаты промокли до нитки. На привалах трудно было найти дрова, чтобы разжечь костер и согреться.

    Вместе с Суворовым все тяготы этого похода разделил великий князь Константин Павлович, присоединившийся к русской армии в Италии.

    Положение армии постепенно становилось бедственным: солдаты голодали, потому что обещанных мулов для поклажи австрийцы не предоставили, а казачьи лошади суворовского войска для этой цели не годились.

    Обувь и у солдат, и у офицеров быстро изнашивалась, подошвы отставали, ступни натирались кровью. Ребиндер ходил по войскам в ботинках без подошвы.

    На подступах к вершине Сен-Готар русская армия разделилась. Половина под командованием Багратиона стала штурмовать его справа, взбираясь и цепляясь за уступы и скалы: солдаты подымали друг друга, уперев штыки.

    Подниматься в горы было невероятно сложно.Из-за тумана ничего не было видно, пришлось лезть, чуть ли не на ощупь.

    Другая часть армии начала атаковать французский гарнизон, засевший на вершине горы. Лишь третьей атакой удалось сломить сопротивление французов, увидевших, как в их тылу внезапно появились передовые воины Багратиона.

    Сен-Готар был взят. Блестящий дебют русских в этой горной войне обошёлся ценой потерь 2000 человек.

    Теперь русская армия должна была спуститься по другую сторону Сен-Готара после бегства французов.

    Спуск был еще хуже: крутой обледенелый склон не позволял удержаться на ногах, поэтому многие солдаты предпочитали просто садиться и спускаться с горы.

    Дальше путь русской армии шел по берегу реки Рейс и выходил прямо к Чертову мосту – диковинному сооружению самой природы, состоящему из двух каменных арок.

    При виде приближающегося врага в лице русских солдат французы в панике начали разрушать небольшую арку моста, чтобы замедлить русских, однако не успели все разрушить и бежали.

    Русские тут же в спешке приступили к ремонту моста: разобрали ближайший сарай, привезли бревна и доски, перекинули через щель и стали скреплять, чем могли.

    Князь Мещерский пожертвовал на это дело свой офицерский шарф, и другие офицеры последовали его примеру. Так было восстановлено подобие парома.

    Однако, добравшись до Альторфа, Суворов с ужасом обнаружил, что дорога закончилась, а дальнейший путь проходит по воде.О чем думали австрийские генералы, когда утверждали эту диспозицию Суворову, неизвестно. Только благодаря им Суворов оказался в каменной ловушке, из которой, практически, не было выхода.

    Вся военная карьера Суворова грозила окончиться катастрофой в этом горном ущелье, куда русскую армию загнали вероломные австрийцы.

    Единственным путем отхода отсюда была козья тропа, по которой едва помещалась человеческая нога. Идти приходилось по одному, по скользкой глине или мелким осыпающимся камням, где каждый шаг мог стать последним.Страшный след из разбитых и искалеченных солдат, лошадей и мулов шел за несчастным войском.

    Когда мы спустились в Муттенскую долину, вместо союзников мы нашли французов под командованием Массена, который был так уверен в победе, что заявил пленным русским: «Я скоро приведу вашего Суворова и его великую Герцог тебе».

    Жалкое войско Суворова оказалось в одиночестве перед врагом, без всякой надежды на чью-либо помощь. Все союзники либо были разбиты, либо просто отступили, оставив Суворова на произвол судьбы.

    Было ясно, что Суворову нужно было думать уже не о том, как помочь предавшим его союзникам, а о том, чтобы спасти честь России, спасти великого князя Константина Павловича и спасти остатки русской армии, которую приволокли австрийцы в эту фатальную и катастрофическую войну, используя ее как пушечное мясо.

    Таким образом, одна половина русской армии под командованием неустрашимого Багратиона стала прорезать французов, обеспечив выход из Муттенской долины, а другая половина прикрывала ее с тыла.

    Поняв, что победа в этой битве — их единственный выход из этой каменной западни, русские сражались с такой яростью, что французы в полной панике бежали.

    В результате войска Суворова смогли подняться на гору Брагель и подойти к Гларису, после чего Суворов принял решение о выводе русских войск из Швейцарии.

    Смертельно уставшая, голодная, промокшая до нитки и простуженная, русская армия сумела из последних сил переправиться через переправу Рингенкопф и дойти до Баварии, где остановилась на зимовку и получила долгожданный отдых и пропитание .

    11  октября Павел I разорвал союз с Австрией, почти уничтоживший его армию и ее лучшего полководца, и приказал Суворову вернуться в Россию.

    Так закончился этот трагический для русской армии и для самого Суворова швейцарский поход, который в результате интриг и коварства австрийцев обернулся полным поражением в военном смысле, но, с другой стороны, была одержана небывалая победа другого рода — победа русского духа над силами природы.

    29  Октября Суворову присвоено звание генералиссимуса за непреклонное мужество в борьбе со стихией и спасение русской армии и чести России.

    Трагический Швейцарский поход стал славным завершением всей военной карьеры Суворова, положив конец всему его большому ратному пути.

    Болезнь и кончина

    Неудачная швейцарская компания, ледяной дождь, снег и ветер, а также постоянные стрессы и заботы о судьбе армии, попавшей в каменный плен, подорвали здоровье Суворова, который на тот момент время было уже ну 70 лет.

    Накануне ухода русских войск из Баварии Суворов тяжело заболел, поэтому был вынужден остаться в Праге, и армия ушла в Россию без него.

    Суворова начал мучить кашель, появившийся, скорее всего, в результате переохлаждения в Альпах, а кроме того, все тело покрылось сыпью, перешедшей в язвы и фурункулы.

    Тем временем в Петербурге Суворову готовился настоящий триумф: ему были приготовлены комнаты в Зимнем дворце, ему приказали встречать придворные экипажи, по улицам Петербурга должны были стоять войска.в Петербурге и приветствуют генералиссимуса криками «ура!».

    Все это произвело на Суворова благотворное впечатление, он повеселел и почувствовал себя лучше.

    Однако Суворов не успел как следует оправиться, как ни с того ни с сего на него обрушилась новая непонятная опала Павла I, причиной которой стало то, что в армии Суворов был оставлен в должности генерала на долг, отмененный Павлом I.
    Видимо, этого было достаточно, чтобы вызвать очередной сдвиг в психике Павла, и истеричный император лишил престарелого полководца своей благосклонности.Все торжественные приготовления к встрече Суворова были отменены.

    Этот новый удар окончательно подкосил Суворова, и болезнь стала прогрессировать с новой силой.

    Вечером въехал в Петербург 20 Марта, доехал пустынными улицами до дома Хвостова и тут же лег спать насовсем.

    Вскоре последовала агония: Суворов был во власти мечтаний о войне и в состоянии боевого бреда, бессвязно бормоча команды, воображая себя снова среди солдат, оставаясь до конца верным своей единственной любви – армии.

    май 1880 затем сердце великого генерала перестало биться. Суворов лежал со спокойным лицом, как будто заснул. Похоронен великий воин в Александро-Невской лавре, на надгробии лаконичная надпись: «Здесь покоится Суворов».

    ishmael — Перевод на русский — примеры английский

    Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

    И Измаил , и Исаак присутствовали на похоронах своего отца Авраама.

    Beide Ismael und Isaak waren bei der Beerdigung des Vaters, Авраам.

    Есть ряд подробностей об Аврааме и Измаиле .

    Es gibt eine Reihe von Details zu Abraham und Ismael .

    Не закрывай глаза, ишмаэль .

    Измаил спокойно мы спим снаружи сегодня ночью.

    Komm, Ishmael , wir schlafen heute Nacht draussen.

    Измаил , познакомьтесь с нашим другом из Огайо, братом Езакией.

    Измаил , bitte begrüße unseren Freund aus Ohio, Bruder Hezekiah.

    Измаил , теперь можешь вставать.

    Измаил , Sie können jetzt aufstehen.

    Измаил , я тут подумал.

    Измаил , ich hatte gerade so einen Gedanken.

    Измаил , добро пожаловать в мою церковь.

    Измаил . Willkommen в meiner Kirche.

    Измаил , пора домой.

    Ishmael , es ist Zeit nach Hause zu gehen.

    16 Авраму было восемьдесят шесть лет, когда Агарь родила Авраму Измаила .

    16 Und Abram war sechsundachtzig Jahre alt, als Hagar ihm den Ismael gebar.

    Дункан, это Владимир, Измаил , и Минг Ли.

    Дункан, дас Синд Владимир, Измаил и Минг Ли.

    Его зовут Измаил Бакир.

    Er ist unter dem Namen Ishmael Bakir bekannt.

    Я беспокоюсь о раненом заложнике, Измаил .

    Ich sorge mich um die verletzte Geisel, Ishmael .

    Измаил умер в возрасте 137 лет.

    Исмаэль Старб им Альтер фон 137.

    20 Что касается Измаила , то я вас услышал.

    20 Dazu um Ismael habe ich dich auch erhört.

    Сыновьями Авраама были Исаак и Измаил .

    Die Söhne Abrahams waren Isaak und Ismael .

    Русская армия в бою за г. Измаил г. понесла большие трудности.

    Die russische Armee in der Schlacht um Ismael hatte große Schwierigkeiten.

    На этот раз Измаил стал укрепленным гарнизоном.

    Diesmal wurde Ismael eine befestigte Garnison.

    ЧУЧЕЛО N.W.A. удалось сделать шаг вперед своим последним усилием Ishmael .

    ЧУЧЕЛО N.W.A. ist mit dem neuen Werk Ishmael ein Sprung nach vorne gelungen.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.