Как швед под полтавой – Как шведы под Полтавой

Как шведы под Полтавой были «гнаны и биты»? | Культура

Зимой 1708−1709 годов армия Карла XII медленно продвигалась по заснеженным украинским степям. Задача шведов заключалась в том, чтобы вытеснить русские войска за пределы Украины и открыть себе путь на Москву. С этой целью шведское командование разработало и стало осуществлять вторжение на Слобожанщину.

Но по мере дальнейшего продвижения вражеской армии народная война разгоралась все сильнее. Все большее распространение получала так называемая малая война. Отряды, созданные русскими из регулярных частей, казаков и местных жителей, активно действовали в тылу шведов, на их коммуникациях. Попытка пробиться к Москве в конце концов потерпела неудачу. Шведские полки вынуждены были отойти в междуречье р. Ворскла и р. Псла.

Учитывая сложившиеся явно неблагоприятные для своей армии условия, Карл XII принял решение двинуться к Полтаве. Захват этого городка позволял шведам контролировать узловой пункт, через который шли дороги к их союзникам: туркам и крымским татарам. Памятник шведам погибшим в Полтавской битве, Военный Музей Швеции, Стокгольм,
Фото: Источник

Штурм начался 3 апреля 1709 года и продолжался вплоть до 20-х чисел июня. На помощь осажденным спешили русские войска. 16 июня военный совет русской армии пришел к выводу, что единственным средством спасения Полтавы является генеральное сражение, к которому русские стали усиленно готовиться. Подготовка предусматривала переход русской армии на правый берег р. Ворскла, что и было совершено 19−20 июня.

25-го числа того же месяца у села Яковцы раскинулся русский лагерь. Местность, выбранная Петром I, была исключительно выгодна для расположения войск. Лощины, овраги и небольшие леса исключали возможность широкого маневра вражеской конницы. В то же время на пересеченной местности с лучшей стороны могла проявить себя русская пехота — главная сила русской армии.

Накануне сражения Петр I объехал все полки. Его краткие патриотические обращения к солдатам и офицерам легли в основу знаменитого приказа, требовавшего от воинов биться не за Петра, а за «Россию и российское благочестие…»

.

Пытался поднять дух своей армии и Карл XII. Воодушевляя солдат, Карл объявил, что завтра они будут обедать в русском обозе, где их ожидает большая добыча.

Накануне сражения противоборствующие стороны располагали следующими силами:

шведы имели около 35 тысяч человек при 39 орудиях; русская армия насчитывала 42 тысяч человек и 102 орудия (Харботл Т. Битвы мировой истории. М., 1993. С. 364.)

27 июня в 3 часа ночи шведская пехота и конница начали движение к русскому лагерю. Однако дозорные своевременно предупредили о появлении противника. Меньшиков вывел вверенную ему конницу и навязал неприятелю встречный бой. Началось сражение.

Столкнувшись с русской передовой позицией на редутах, шведы были удивлены. Огонь русских пушек встретил их ядрами и картечью на предельной дистанции, что лишало войска Карла важного козыря — внезапности удара. Однако шведам вначале все же удалось несколько потеснить русскую конницу и занять два первых (недостроенных) редута. Далее все попытки пройти поперечные редуты каждый раз кончались неудачей. Перекрестный огонь русской пехоты и артиллерии из редутов и атаки конницы опрокидывали врага. В жестокой схватке неприятель потерял 14 штандартов и знамен. Шарль Симоно, «Сражение между русскими и шведскими войсками у Полтавы»

Источник: artchive.ru

Тесня шведов, русская кавалерия загнала часть неприятельских сил к Яковецкому лесу, где окружила и заставила капитулировать. К 6 часам утра первый этап сражения окончился. Наступило трехчасове бездействие шведов, показавшее, что они уступают инициативу русским.

Передышку хорошо использовало русское командование. Через некоторое время разведка русских донесла, что шведы строятся в боевой порядок у Малобудищинского леса. Приближался тот решающий момент, когда главную роль в противоборстве сторон должна была сыграть пехота. Русские полки построились перед лагерем. Пехота стояла в две линии. Артиллерия была рассредоточена по всему фронту. На левом фланге располагались шесть отборных драгунских полков под началом Меньшикова. Командующим всеми войсками был назначен Б. П. Шереметев, в то время как Петр взял на себя руководство дивизией центра.

Первыми в атаку двинулись шведы. При сближении на ружейный выстрел обе стороны дали сильный залп из всех видов оружия. Устрашающий огонь русской артиллерии расстроил неприятельские ряды. Наступил момент жестокого рукопашного боя. Два шведских батальона бросились, сомкнув фронт, на первый батальон Новгородского полка, рассчитывая прорвать строй русских. Новгородские батальоны оказали упорное сопротивление, но под ударами штыков неприятеля отступили.

В этот опасный момент Петр сам повел в контратаку второй батальон и часть солдат первого. Новгородцы бросились в штыки и одержали верх. Опасность прорыва была ликвидирована. Второй этап боя длился с 9 до 11 часов утра. В первые полчаса оружейный и орудийный огонь принес шведам громадный урон. Воины Карла XII потеряли больше половины своего состава.

С течением времени натиск врага ежеминутно ослабевал. В этот момент Меньшиков атаковал правый фланг шведов. Отбросив конницу русские обнажили фланги неприятельской пехоты и поставили ее под угрозу уничтожения. Под натиском русских правый фланг шведов дрогнул и начал отступление. Заметив это, Петр отдал приказ ко всеобщей атаке. Отступление врага началось по всему фронту и в скором времени превратилось в паническое бегство. Армия шведов была разгромлена. А. Е. Коцебу, «Полтавская победа»
Фото: Источник

27 июня 1709 года произошло одно из выдающихся событий в истории борьбы России против иноземных захватчиков. Русские войска во главе с Петром I одержали блестящую и сокрушительную победу над войсками Карла XII. Победа под Полтавой знаменовала собой коренной перелом в ходе многолетней изнурительной Северной войны (1700—1721) и предрешила ее исход в пользу России. Именно под Полтавой был заложен прочный фундамент последующих побед русской армии.

Источником для написания статьи послужила книга «Сто великих битв», М. «Вече», 2002.

shkolazhizni.ru

Как швед под Полтавой...

В Северной войне (1700-1721 гг.) шведский король Карл XII вынашивал планы овладеть Смоленском и Москвой. Но зимняя кампания 1708 - 1709 гг. оказалась для него неудачной.

В апреле 1709 г. 35-тысячное войско Карла XII при 32 орудиях осадило Полтаву, чтобы, захватив ее, пополнить запасы и открыть себе путь для наступления на Харьков, Белгород и далее на Москву. Но гарнизон во главе с комендантом полковником А.С. Келиным, в котором было лишь 4,2 тысячи солдат и 2,5 тысячи вооруженных горожан, не думал сдаваться.

Поддержанный подошедшей кавалерией генерал-поручика А.Д. Меншикова и украинскими казаками, полтавский гарнизон в апреле - июне героически отбивал штурмы, сковал силы Карла XII и дал возможность русской армии сосредоточиться неподалеку от города.

Петр I решил дать неприятелю генеральное сражение. Его замечательно отразил великий А.С. Пушкин. Примечательно, что в поэме «Полтава» он стремился отразить исторические события, в том числе и перипетии сражения не только эмоционально, образно, но и достоверно, точно с военной точки зрения. Чтобы убедиться в этом, сравним поэтические строки с выверенными оценками военных историков.

И царь туда ж помчал дружины.

Они, как буря, притекли -

И оба стана средь равнины

Друг друга хитро облегли.

20 июня главные силы русской армии (42,5 тысячи человек, 102 орудия) перешли на правый берег реки Ворскла, 25 июня передвинулись к деревне Яковцы в 5 км от Полтавы и разместились в укрепленном лагере. Перед ним было поле, прикрытое с флангов густым лесом и зарослями. Русские создали систему инженерных сооружений - редутов. Разместили в них 2 батальона солдат и гренадер, за редутами - кавалерию под командованием Меншикова.

Петр I решил сначала измотать врага на передовой позиции (линии редутов), а затем перейти в наступление.

27 июня (8 июля по новому стилю) в 2 часа ночи шведское войско четырьмя колоннами пехоты и шестью колоннами кавалерии двинулось к позиции русских. А затем...

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов

рвутся шведы;

Волнуясь, конница летит...

Так и было. На первом этапе сражения шла борьба за передовую позицию. Завязался упорный бой между русской и шведской кавалерией у редутов. Атаку неприятельской конницы русские отбили, но...

Пехота движется за нею

И тяжкой твердостью своею

Ее стремление крепит.

Шедшая за кавалерией шведская пехота овладела первыми двумя редутами русских.

Меншиков попросил подкрепления, но Петр I, следуя своему замыслу, приказал ему отойти за линию редутов. Шведы устремились вперед за русской кавалерией.

И битвы поле роковое

Гремит, пылает здесь и там,

Но явно счастье боевое

Служить уж начинает нам.

Расчет Петр I оправдался. Правый фланг врага попал под перекрестный ружейный и пушечный огонь из русского лагеря.

Пальбой отбитые дружины,

Мешаясь, падают во прах.

Шведы понесли большие потери и отошли к лесу. Их правофланговые колонны, отрезанные от главных сил и отошедшие в лес, по приказу Петра I атаковала и уничтожила кавалерия Меншикова.

Тесним мы шведов

рать за ратью;

Темнеет слава их знамен,

И Бога браней благодатью

Наш каждый шаг запечатлен.

Так завершился первый этап Полтавского сражения. Но главные события того дня были еще впереди. Именно на втором этапе сражения развернулась борьба главных сил. Великий поэт убедительно и достоверно описывает предшествующие ему минуты. Избегая длинных цитат, рекомендуем заглянуть в томик Пушкина.

Перед вторым этапом сражения Петр I построил русскую армию впереди лагеря в две линии. В центре находилась пехота, на флангах - кавалерия. В первой линии между батальонами развернулась артиллерия.

Равняясь, строятся полки.

Молчит музыка боевая.

На холмах пушки, присмирев,

Прервали свой голодный рев.

Шведская армия также выстроилась в линейный боевой порядок. В 9 часов враг пошел в наступление.

И грянул бой, Полтавский бой!

В огне, под градом раскаленным,

Стеной живою отраженным,

Над падшим строем свежий строй

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча,

Сшибаясь, рубятся с плеча...

Швед, русский - колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть, и ад со всех сторон.

В ожесточенной рукопашной схватке шведы потеснили центр первой линии русских. Но Петр I лично возглавил контратаку батальона новгородцев, которая ликвидировала угрозу наметившегося прорыва боевого порядка русских, отбросила шведов.

Вскоре русская пехота стала теснить врага, а кавалерия охватывать его фланги. К 11 часам шведы начали отходить, затем панически бежали.

Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

О славный час! О славный вид!

Еще напор - и враг бежит.

И следом конница пустилась...

Непосредственно в сражении шведы потеряли 9334 человека убитыми и 2977 пленными. Потери русских войск - 1345 убитыми и 3290 ранеными.

Карл XII, бросив свою армию, бежал под защиту турецкого султана. Остатки шведских войск (около 16 тысяч человек) отступили к селу Переволочна на левом берегу Днепра у устья реки Ворскла, намереваясь переправиться через Днепр и уйти в Турцию. Но Петр I для их преследования выслал полки (всего 9 тысяч человек) во главе с генерал-поручиком Меншиковым. Они настигли врага. Меншиков потребовал немедленной капитуляции. Несмотря на численное превосходство, вражеское командование решило сдаться в плен. Карл XII полностью лишился своих войск.

Военная мощь Швеции была подорвана, миф о непобедимости Карла XII развеян. Победа под Полтавой подняла международный авторитет России и предопределила победоносный для нашего Отечества исход Северной войны.

www.ug.ru

Швед под Полтавой - там и тогда

Отличный пост, Борис.
К сожалению, исторические, географические и общественные обстоятельства до сих пор не позволяют Украине рассчитывать на подлинный суверенитет, а протекторат - это вещь скользкая: бескорыстной защиты не бывает.

Протекторат и колониальное господство все же разные вещи.

Два конца одной палки.)

Украинцы воевали не на стороне шведов, а на обеих сторонах. И в этом, пожалуй, главная наша проблема - неспособность выбрать. Мы ощущаем ущербность и бесчеловечность "русского мира", но его пути слишком близки нам, чтобы мы не впадали в них слишком легко.
Возможно мы и можем объединить "русский мир" и мир цивилизованный. Но для этого, нам нужно, как советовал некто Ленин, сначала решительно размежеваться.

На самом деле сами шведы считают Карла 12 сумасбродом и паршивой овцой. Его авантюра была чем-то похожа на гитлеровскую Барбаросу и была обречена на провал. Что подтвердил чуть позже Наполеон.

Но они благодарны этой овце за то, что его авантюра отвратила шведов от имперских амбиций...

Его взгляды и тогда многие не разделяли.

From: vvz
2015-04-23 01:07 am (UTC)

(Link)

Борис, простите, но если мы говорим о достоинствах нынешней Швеции, то чем они отличаются от достоинств Дании (воевала и была оккупированна во Вторую Мировую), Норвегии (за неё воевали куда больше, чем за Данию) и Финляндии (за неё и с ней воевали куда больше)?

И как достоинства невоевавшей двести лет Швеции отличаются от достоинств столько же лет невоевавшей на своей территории Португалии?

Еще раз простите.

Думаю - никак. Но тут Полтавская битва, победа и поражение - основные точки отсчета. Дания как бы отношения к делу не имеет.

Мазепа мечтал о том, чтобы Украина была под протекторатом (защитой) Швеции.
Порошенко мечтает о том, чтобы Украина была под протекторатом (защитой) США.

Ну, в добрый час...

Я уже давно понял - Вы считаете, что Украина должна быть в составе РФ. Ну, в добрый час...

Как интересно преломилось у Вас мое отношение к моей Родине. Если найдете и покажете, где я ратую за то, чтобы Украина была под протекторатом (защитой) России, буду Вам очень благодарен.

Для Украины не существует сегодня вариантов классической "самостийности". Он реально превратилась в поле боя и ей необходимо искать союзников, защитников. Я никогда не думал, что доживу по той войны, которая ведется сейчас. Я понимаю, что Вам не нравится то, что происходит в Украине и Вы не на нашей стороне.

Но, согласитесь, либо мы должны опираться на Европу и США, либо практически возвращаться в РФ. Все то, что я говорю имеет отношение к политике, а не к культуре.

Хорошо. Зафиксируем позиции.

1. Вы полагаете, что "Для Украины не существует сегодня вариантов классической "самостийности"."
Тогда о чем весь этот кошмар?
Я думаю, что "незаслежна" может быть. Только будет она нишей побирушкой. А хочется шелков и брильянтов.

2. "Она реально превратилась в поле боя" - увы, вы правы. Мы только не зафиксировали воюющие стороны. Я полагаю что с одной стороны воюют украинцы, а с другой - украинцы. Назовем их У1 и У2. Для У1 поставляют инструкторов, кое-какое вооружение и разведданные из России; для У2 все то же самое делают из США. Пословица известна - "паны дерутся, у холопов чубы трещат". Я лично полагаю что козлы оба два, которые таскают каштаны из огня для чужого дяди.

3. Я тоже не думал что дети тех, среди кого я вырос, дойдут до такого. Что среди них найдутся выродки, способные пошутить про "майские шашлыки".

4. Вы предполагаете, что я могу быть на той стороне, где смерть женщины на асфальте сопровождают словами "самка колорада"? Вы вообще вдумывались ли в ужас ситуации, когда дружат "против"? Когда обьединяющей силой пытаются сделать ненависть к соседу? Когда гордятся не тем что умели сделать, а тем как надавали ему "по сопатке"?

Нет, я не согласен что либо-либо. Это позиция проститутки, выбирающедй клиента. Мне от этого - больно.

А про культуру - там вообще происходящее не укладывается даже вот в такую примитивную схему торговли телом.

Но есть и победа внутренняя, и именно такая победа обеспечивает стране мир и процветание. Такая победа часто начинается с поражения. Примеров много – Япония, Германия…
И История показывает, какая победа надежнее.

Не смогу с вами согласиться: исторррия как раз показывает, что во всяком веке войн, голода, эпидемий и катастроф хватало. И в 21 веке будут и мировые войны (3-я, 4-я, 5-я? - кто знает, сколько их будет?) и местные - всё будет. И голод будет большой, потому мы, люди, чрезмерно расплодились на планете и истребляем живую природу быстрее, чем она может залечить нанесённые ей раны. И экологические кризисы/катастрофы неизбежны. И истощение запасов нефти/газа/угля и прочего.

И выжить смогут как раз те, кто умеет воевать и кто умеет быть жёстким и сохранять цельность государственного организма.

В Швецию рано или поздно придёт и война и разруха, и взаимная ненависть.
Есть же объективные законы истории: за расцветом следуют упадок и деградация.

Может быть. Но я говорю о сегодняшнем дне.

Нет, вы пишете в историческом разрезе, пишете как минимум о столетиях. Логично предположить, что "присоединяться к победителю" имеет смысл ради тех же "двухсот лет" мира и процветания, но уже в будущем.

А его-то как раз может и не быть - вот такого желанного, стабильного, спокойного, - такая вот охота за миражами получается. Вечная погоня за миражами.

Вас никогда не преследовали мысли, что, быть может, мы, здесь и сейчас, доживаем последние мирные годы? Ещё пять лет или семь - а что потом?

Извините, ещё хочу дописать: каждый видит/воспринимает события в стране через призму той стороны жизни, которая его затрагивает непосредственно.

Был 91-ый, мне было 17, я видел по ТВ весь этот энтузиазм, видел майдан (площадь Независимости - да тот же майдан по сути ("на майдані коло церкви революція іде! хай чабан - усі гукнули - за атамана буде!"). Потом был 94-ый... я попал, вы сами помните куда, в первый раз... 96, 98, 2000-ый... 2002-ой... куча времени! Независимость ничего, к сожалению, в моей жизни к лучшему не поменяла. Зарплаты у моих родных позволяли прозябать, напрягая все силы... больница... она при СССР была построена, и год за годом на моих глазах, скорее, разваливалась.

2004-ый, 06-ой, 10-ый... Простите... а? чем Вы тут все занимались уйму времени? я-то понятно, чем 🙂 как и где, а чем занималось государство всю эту Независимость?

Вот вы пишете о социальной заботе в Швеции. Ко мне в голову часто приходили вопросы: ну, если Киев (да и Украина) начинали во вполне благоприятных после СССР условиях, то как мы скатились до такой нищеты? Моя пенсия (и не только моя) 1049 гривень. Когда я выглядываю из окна, то часто вижу бомжей или просто ниществующих, которые копаются в мусорных контейнерах. Я вижу бедных стариков и старушек, которые ходят в пальто 25-тилетней давности.

О каком, собственно, присоединении к победителям может идти речь, если говорить не о хорошо адаптированных специалистах в той или иной профессии, вплоть до сфер бизнеса, а о массе вышвырнутых на обочину жизни хороших, но не приспособленных людей? Простите, да кому мы нужны-то? С долгами, с кредитами, с разваленным нашим домом (культурой, наукой, медициной, социальной сферой)? До Швеции далеко, и шведам на нас также наплевать, как нам на сомалийских пиратов, голых и с автоматами. А мы остаёмся здесь: жить и умирать как придётся.
===

Сколько я живу после 91-го, я вижу, слышу, читаю эту странную надежду: вот мы к кому-то присоединимся, и всё будет хорошо. Но эта надежда ни на чём реалистичном не основана на самом деле!

Вы лично можете присоединиться, а остальные-то - кому там нужны?

borkhers.livejournal.com

как швед под Полтавой - это... Что такое как швед под Полтавой?


как швед под Полтавой
• КАК ШВЕД (ПОД ПОЛТАВОЙ) пропал, погиб, горит и т.п. coll, often humor [как + NP; nom only; adv; fixed WO]

=====

⇒ (one was or is about to be) destroyed, ruined; (one finds o.s.) in a hopeless, disastrous situation:

- (perish <be destroyed etc>) like a Swede at Poltava;

- go up in smoke;

- [when the verb is in fut or subjunctive](perish <be destroyed etc>) as surely as a Swede at Poltava.

     ♦ "С хорошею, может быть, душой был человек, а вот пропал, как швед, от пьянства и беспорядка!" (Достоевский 2). "He was probably a man of good soul, and then came to grief like a Swede at Poltava, from drinking and disorder!" (2a).

     ♦ "Воровал мой оголец, как ни попадя [ungrammat = всё, что попадётся]. Я тряпье на базар таскала. Сколько верёвочке ни виться... Сгорели мы, как шведы. Он подельников выгораживал, всё на себя взял, ему на всю катушку, а мне, по моей глупости, - пять без поражения" (Максимов 3). "He stole everything he could lay his hands on, this man of mine. I used to take it all down to the market to sell. It caught up with us in the end. We went up in smoke. He wouldn't squeal on his mates, he took all the blame, so they gave him the full treatment and I got five years without deprivation of rights for being stupid" (3a).

—————

Большой русско-английский фразеологический словарь. — М.: ACT-ПРЕСС КНИГА. С.И. Лубенская. 2004.

  • как швед
  • и швец, и жнец, и в дуду игрец

Смотреть что такое "как швед под Полтавой" в других словарях:

  • КАК ШВЕД ПОД ПОЛТАВОЙ — быть разбитым; гореть, погореть Окончательно, без надежды на спасение; наголову. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х), реже организация (Z) терпит сокрушительное поражение, переживает полный крах. реч. стандарт. ✦ Х <Z> погорел как… …   Фразеологический словарь русского языка

  • Пропал, как швед под Полтавой. — Пропал, как швед без масла. Пропал, как швед под Полтавой. См. ДОСТАТОК УБОЖЕСТВО Пропал, как швед под Полтавой. См. ПОИСК НАХОДКА …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • пропал, как швед под Полтавой — Пропал как мышь на подтопе. Ср. При всем либерализме мы не только не отрицали необходимости помпадура, но даже прямо говорили, что без помпадура мы пропадем, как шведы под Полтавой. Салтыков. Помпадуры. 8. См. полтавский бой …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Пропал, как Швед под Полтавой — Пропалъ, какъ Шведъ подъ Полтавой. Пропалъ какъ мышь на подтопѣ. Ср. При всемъ либерализмѣ, мы не только не отрицали необходимости помпадура, но даже прямо говорили, что безъ помпадура мы пропадемъ, какъ Шведы подъ Полтавой. Салтыковъ. Помпадуры …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • КАК ШВЕДЫ ПОД ПОЛТАВОЙ — быть разбитым; гореть, погореть Окончательно, без надежды на спасение; наголову. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х), реже организация (Z) терпит сокрушительное поражение, переживает полный крах. реч. стандарт. ✦ Х <Z> погорел как… …   Фразеологический словарь русского языка

  • Пропал, как швед без масла. — Пропал, как швед без масла. Пропал, как швед под Полтавой. См. ДОСТАТОК УБОЖЕСТВО …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • ДОСТАТОК - УБОЖЕСТВО — На бедняка и кадило чадит. Лучше подать через порог, чем стоять у порога. Лучше подать в окно, чем стоять под окном. Дай Бог подать, не дай Бог брать (т. е. подаяние). Приведи Бог подать, не приведи Бог принять! Богатому старость, а убогому… …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • червь — I. (иноск.) о грызущем, снедающем, как горе, совесть, сомнение Что червь в орехе, то печаль в сердце . Ср. (Ксения) несколько успокоилась, хотя в глубине ее сердца и копошился червячок недоверия. А.А. Соколов. Тайна. 22. Ср. Лишь только червь… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • ПОЛТАВСКАЯ БИТВА — Битва русской и шведской армий (см. армия*) под г. Полтавой во время Северной войны 1700–1721 гг. Официальное название Полтавское сражение. В 1699 г., чтобы вернуть земли и выход к Балтийскому морю*, утерянные Россией в период Смуты*, царь* Пётр… …   Лингвострановедческий словарь

  • ПОИСК - НАХОДКА — Чего не поищешь, того не сыщешь (того и не найдешь). Ищай обрящет, а толкущему отверзется. Ищите и обрящете, толцыте и отверзется. За чем пойдешь, то и найдешь. Кто за чем пойдет, то и найдет. За худым пойдешь, худое и найдешь. Язык до Киева… …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • ПРОПАДАТЬ — ПРОПАДАТЬ, пропасть, теряться, деваться невесть куда; исчезать, скрываться, прятаться; гибнуть, погибать, уничтожаться; тратиться даром, нипочем, ни за что. Куда моя шапка пропала? Ушел человек из дому, и другой день пропадает! Пропасть без вести …   Толковый словарь Даля

Книги

  • Как Петр Первый усмирил Европу и Украину или Швед под Полтавой, Букейханов П., Полтавская битва - центральное событие Северной войны - войны России против Швеции. Это война, которая окончательно сделала Украину частью России. В книге детальноизучены стратегическое… Категория: История России до XIX века Подробнее  Купить за 339 руб
  • Как Пётр Первый усмирил Европу и Украину, или Швед под Полтавой, Петр Букейханов, Полтавская битва – центральное событие Северной войны. В книге детально изучены стратегическое положение и планы сторон, развитие кампании шведской армии в России, оборонительная стратегия… Категория: История Серия: Собирая империю Издатель: Алгоритм, Подробнее  Купить за 139 руб электронная книга (fb2, fb3, epub, mobi, pdf, html, pdb, lit, doc, rtf, txt)

phraseology_ru_en.academic.ru

«Как швед под Полтавой». Почему битва века длилась всего два часа?

 

Северная война началась для России катастрофически — с сокрушительного поражения при Нарве в 1700 году.

Разгром при Нарве нанёс России не только материальный, но и политический ущерб — державу Петра I в Европе перестали принимать всерьёз, в то время как к шведскому королю Карлу XII, победителю «русских варваров», относились с нескрываемой симпатией.

Однако обескураживающее начало войны не сломило ни воли, ни политических устремлений Петра. Руководствуясь принципом «за одного битого двух небитых дают», русский царь, избегая генерального сражения со шведами, вновь приступил к захвату их крепостей на берегах Балтики.

Этому способствовал и сам Карл XII. Шведский король, наделённый несомненными военными талантами, одновременно был наделён и чрезмерной самоуверенностью. Именно она заставила шведского короля посчитать Россию разгромленной окончательно и полностью сосредоточиться на борьбе с союзником Петра I, королём Речи Посполитой Августом II.

Погоня за изворотливым Августом растянулась на несколько лет, которые русский царь с успехом использовал для реформирования и перевооружения армии, а также для постепенного завоевания Ингерманландии. В 1703 году в устье Невы был основан Петербург, после чего русские продолжили тактику неторопливого «отъёма шведских земель».

Карл XII решил по окончании войны с Августом II вторгнуться в Россию, захватив и предав огню Москву, тем самым покончив с притязаниями Петра I.

 

Полтавская битва – одно из крупнейших сражений Северной войны, которая длилась с 1700 по 1721 годы. Тогда амбициозный и молодой (на престол вошёл в 15, а на момент Полтавской битвы ему  всего 27 лет),  шведский король Карл XII одерживал одну победу за другой.  Он фактически вывел из строя Саксонию и Польшу, наших союзников, и на волне успеха  двинулся на Россию. В конце 1707 г. его армия перешла Вислу и устремилась  к нашим границам. Карл не скрывал:  он хотел при помощи оружия сделать  русское государство  колонией  Швеции и тем самым ослабить его экономическое и политическое развитие. Отрезать Россию от морских торговых путей. Король считал, что добиться этой цели просто: нужно  одним ударом разгромить русскую армию, а затем кратчайшим путем, через Смоленск, пробиться к Москве, взять столицу и, таким образом, захватить страну. Петра он собирался принудить подписать выгодный для Швеции мир. Однако этот  авантюрный план недооценивал силы армии Петра и стойкость нашего народа.

 

Прочувствовал Карл это очень быстро.  Первое серьёзное столкновение произошло уже 28 сентября 1708 года у деревни Лесной. Шведы потерпели там оглушительное поражение. Они потеряли весь обоз с провизией и до 8,5 тыс. человек убитыми.  В итоге из 16-ти тысячного корпуса генерала Левенгаупта к Карлу    добрались лишь остатки разбитого подразделения без артиллерии и боезапаса, крайне необходимого шведам. Победа у Лесной помимо венного имела большое моральное значение. Она показала силу русской армии, её готовность противостоять неприятелю. Недаром Петр назвал это  сражение «матерью Полтавской битвы»

Была у этой войны и ещё одна сторона, которая по особому воспринимается сегодня.  Наступая на Россию,  Карл XII очень надеялся  на усиление своей армии на Украине. Этому способствовала история гетмана Мазепы. Ранее верный соратник, в 1708-м он предал Петра и вместе с частью запорожских казаков присягнул на верность шведской короне. Но поступки элиты не нашли поддержки в народе. Украинцы не поддержали  изменника Мазепу. Наоборот -  крестьяне прятали от шведов продовольствие и вели партизанскую войну с врагом. Так что вместо предполагавшегося отдыха шведы вынуждены были всю зиму 1708- 1709 г. провести в бесплодных боях с русскими войсками и партизанами. А зимовка на Украине, по сути, в кольце окружения еще более ослабила шведскую армию.

 

 

 В 1709-м Карл снова задумал наступление на Москву через Харьков и Белгород.  На этом пути одним из опорных пунктов русских являлась крепость Полтава. В апреле шведы осадили Полтаву, однако  гарнизон, где служили всего 2200 человек, при поддержке населения  три месяца мужественно оборонялся. 

Было ясно, что главное сражение близко. 

Карл наметил  сражение на 26 июня. Одним из решающих моментов должна была стать внезапность. Но  с самого начала всё пошло не так.  В 23.00 26 июня король отдал приказ будить армию и построить её для  марша. Однако шведы не смогли быстро привести войска в  боевой порядок. Нужная готовность была достигнута только к двум часам ночи уже 27 июня. Таким образом, шведы потеряли три важных часа и напрочь упустили стремительность. Дальше – больше. Первыми на их пути встали русские редуты. Первые два они с ходу  взяли (многие историки утверждают, что это были недостроенные сооружения), а затем начались проблемы. Шведы собирались просто пройти через них, но не тут-то было. Атаки захлёбывались, а подоспевшая конница под руководством Меншикова не давала овладеть важными укреплениями.   В итоге редуты взяли с огромным трудом, только на подходе к основному месту сражения неприятель потерял до 3 тыс. человек.

Пётр применил интересную тактику. Измотав врага редутами, Пётр в 4 утра  отдаёт приказ об отступлении. Шведы тоже заняли выжидательную позицию, рассчитывая на подход своей кавалерии. Но поддержка так и не пришла и тогда  их пехота выстроилась в линию и приготовилась к бою. Построение в линию было  стратегическим коньком Карла XII. Считалось, что в таком боевом порядке победить его войска невозможно. Но реальность  оказалась иной.

Решающее наступление шведов началось в 9 утра. Однако русская артиллерия вместе со стрелками начала такой шквальный обстрел, что противник с первых минут понёс огромные потери.  Знаменитый строй оказался полностью разрушенным. Выстроить линию атаки, которая бы по длине превосходила русские отряды, растянувшиеся до 2 км, не получалось. В результате началась паника и бегство. В 11 утра всё было закончено. За 2 часа войска Петра одержали полную победу. Цена её была большой. Русская армия  потеряла 1345 человек убитыми, 3290 человек ранеными. Потери же шведской армии оказались катастрофическими.  Пехота и артиллерия просто перестали существовать. Погибли или попали в плен все генералы.  Было убито 9000 солдат и командиров, 3000  попали в  плен сразу и ещё 16000  пленили через 3 дня, когда настигли отступающих у  села Переволочны.

Тем не менее, нисколько не умаляя результат, специалисты обращают внимание и на другие факты. В армии Карла во время Полтавы было 37 тысяч, у русских – 60, а по современным оценкам 80 тыс. человек.  Кроме того, шведы были измотаны и полуголодные, ведь они почти год провели на территории неприятеля без необходимого провианта.  Также  и с вооружением.  Все историки  подтверждают, что у шведов имелось всего 4 орудия, а у русских 111!  О неравенстве сил говорит и сам ход боя.  Генеральное сражение длилось всего два часа. Для сравнения – Бородинская битва гремела сутки… Кроме того,  итоги победы могли стать ещё более внушительными, если бы русская армия не стала сразу праздновать «викторию», а немедленно устремилась в погоню за отступающим в панике неприятелем. Наверняка на тот момент им бы удалось догнать короля и взять его в плен, что сказалось и на дальнейшем ходе истории. Но шанс был упущен. В итоге Карлу удалось уйти и переправиться в Турцию, а затем  ещё 12 лет вести  войну. 

 

Память о Полтаве в России широко увековечена.

А.С.Пушкин написал свою знаменитую поэму «Полтава» (первоначально хотел назвать «Мазепа»).  В Петергофе к 25-летнему юбилею битвы  в 1735 году была установлена скульптурная группа «Самсон, разрывающий пасть льву», созданная по проекту Растрелли. Лев ассоциировался со Швецией, на гербе которой находится этот геральдический  зверь. В честь 200-летия сражения учреждена медаль, а на самом месте установлен храм. В народе же сохранилось устойчивое выражение «пропал, как швед под Полтавой», обозначающее полный провал, без надежды на спасение.

 Поражение под Полтавой оказалось для Карла XII куда более страшным, нежели поражение Петра I под Нарвой. Полтава не просто разрушила военный авторитет шведского короля, она нанесла решающий удар по шведской армии, которая уже никогда не восстановила былого могущества.

Война с Россией продлилась ещё 12 лет, однако это было, образно говоря, отложенное поражение. Русские войска постепенно добивали шведов, занимая всё новые и новые территории, в конце концов, доведя дело до разорительных десантов, действовавших едва ли не в окрестностях Стокгольма. Противопоставить этому что-то, кроме нежелания признать поражение, шведы более не могли.

Судьба самого Карла XII оказалась ещё более плачевной. Скрывшись во владениях султана Османской империи, бывший кумир Европы несколько лет провёл в Бендерах, не имея реальных сил для продолжения войны и одновременно теряя власть на родине.

 

В 1713 году султан буквально выставил «сидельца» из своих владений, и тот с трудом, практически тайком пробрался на принадлежащие Швеции земли. Правда, в Стокгольм он так и не вернулся — там Карла уже не воспринимали как короля. Шведская знать была донельзя раздражена неудачной и разорительной войной, которая буквально уничтожила влияние страны в Европе.

В 1718 году Карл XII, смирившись с очевидным, попытался заключить мир с Россией, признав большинство завоеваний Петра I на Балтике. Стороны, впрочем, так и не пришли к соглашению.

В ноябре того же года король Швеции во время своего последнего похода в Норвегию, которой на тот момент владела Дания, при осаде крепости Фредрикстен был убит шальной пулей.

Есть версия, правда, что Карл XII пал жертвой шведской элиты, решившей, что такой монарх-неудачник ей более не нужен.

Но и над наследниками Карла витала «тень Полтавы». Спустя три года после его смерти, в 1721 году, Швеция заключила с Россией Ништадтский мир на условиях значительно более тяжёлых, чем те, от которых в 1718 году отказался Карл XII.

 

 

maxpark.com

Разбили шведа под Полтавой… | Познавательный ресурс для думающих и любознательных

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

К 300-летию славной Полтавской баталии

Полтавская битва 27 июня (8 июля по новому стилю) 1709 года относится к тем немногим военным сражениям, которые не просто изменили ход какой-либо войны, но коренным образом преобразовали всю расстановку сил на международной арене. Швеция вступила в Северную войну 1700 – 1721 годов, будучи великой мировой державой и находясь в зените своего могущества. Проводя агрессивно-захватническую внешнюю политику, шведские короли опирались на огромную экономическую, политическую и военную мощь своей страны. Достаточно сказать, что по выплавке чугуна Швеция занимала в то время первое место в мире, опережая даже Англию. Швеция обладала крепкой финансовой системой – в этом отношении она была сильнее, чем, скажем, Франция и большинство германских княжеств. (Интересный факт: именно в этой стране в 1660-е годы были изобретены банкноты («банкоседлеры»)). Шведские армия и флот считались лучшими в мире по качеству вооружения и уровню боевой подготовки. Балтийское море было превращено в «шведское озеро», где безраздельно господствовали потомки воинственных викингов.

Россия же, напротив, не играла тогда в мировой политике первых ролей. Это была отсталая во всех отношениях и весьма слабая, несмотря на свои колоссальные размеры и богатейшие природные и людские ресурсы, страна. И одним из главных препятствий на пути экономического, политического и культурного развития России было отсутствие у страны выхода к Балтийскому морю – выход этот перекрывала могущественная Шведская держава. Попытки «прорубить окно в Европу» предпринимали ещё Иван Грозный и отец Петра царь Алексей Михайлович – но эти попытки непременно заканчивались неудачей. Можно с большой уверенностью говорить о том, что проиграй и Пётр борьбу за «прорыв» к Балтике, – и не была бы Россия великой державой уже никогда; был бы тогда русский народ окончательно и бесповоротно загнан врагами в глухие леса и непроходимые болота…

Полтава сразу изменила всё. Потерпев фиаско в этом сражении, а затем и в морских баталиях при Гангуте и Гренгаме, Швеция навсегда утратила статус великой державы и, после ещё парочки неудачных войн, окончательно успокоилась на роли мирной, нейтральной страны. Безусловно, ей это пошло на пользу: недаром сами шведы говорят, что мир – это такое же национальное богатство их страны, как железная руда и лес… Зато Россия после Полтавы сделалась великой державой и одним из главнейших участников большой европейской и мировой политики – и только лишь в самом конце минувшего столетия этот статус был поставлен под сомнение.

…Шведский король Карл XII был достойным противником нашего Петра Великого. Талантливый полководец и храбрый воин, он стал королём в 15 лет, а в 18 вступил в большую войну против коалиции России, Польши, Саксонии и Дании. Никто, включая Петра, поначалу не воспринимал Карла всерьёз. И дело было не столько в его юном возрасте, сколько в его легкомысленном поведении – в Европе все знали: малолетний монарх интересуется только охотой, вином и девушками. Однако с началом войны Карл вдруг «резко возмужал» и проявил воистину недюжинные способности. Всего за пару месяцев шведская армия разгромила и вывела из войны Данию. Затем Карл быстро перебросил своё войско на восток и в сражении под Нарвой наголову разбил в несколько раз большую по численности, но плохо подготовленную русскую армию. Европа восхищалась шведами и их правителем, льстиво именуя его в стихах и прозе не иначе как новым Александром Македонским! И вот тут-то Карл XII допустил свою первую стратегическую ошибку: решив, что с Россией «всё ясно», он, вместо того, чтобы «добить» русскую армию, перенёс боевые действия в Польшу. Этим Карл XII дал Петру Первому драгоценное время, чтобы – опираясь на исполинские ресурсы России, и ценою крайнего напряжения сил всей страны, ценою многочисленных людских жертв, ценою, прежде всего, ужесточения эксплуатации крепостного крестьянства! – провести столь необходимые стране экономические и военные реформы, собрать и подготовить новую, первоклассную армию, построить военный флот.

Ну а затем Карл XII, человек, сразу скажем, склонный к авантюрам и недооценке противника, великолепный тактик, но достаточно слабый стратег, совершил свою вторую – и роковую для него – стратегическую ошибку. Ту самую ошибку, которую неоднократно, и до Карла, и после него, совершали иноземные завоеватели: он углубился в самое сердце Российского государства. И завяз там. И был там нещадно бит. Бит настолько нещадно, что в русском языке даже поговорка появилась: «Разбили, как шведа под Полтавой»! По словам Фридриха Энгельса, одного из самых тонких и глубоких военных теоретиков в истории, Швеция проиграла «именно вследствие того, что Карл XII сделал попытку проникнуть внутрь России; этим он погубил Швецию и показал всем неуязвимость России». Да, Россия неуязвима – но только тогда, когда русский, украинский, белорусский и все другие братские народы нашей страны все вместе защищают её свободу и независимость; и об эту стойкость нашего народа, о непонятный Западу «проклятый русский патриотизм», сломали себе зубы и Карл XII, и Наполеон Бонапарт, и Адольф Гитлер!

К сожалению, славный юбилей Полтавской баталии Украина встречает в обстановке, опять-таки, разнузданной фальсификации истории. Всё поставлено с ног на голову: Мазепа объявлен героем и пламенным «борцом за волю Украины», а Карл XII – освободителем Украины от «проклятых москалей». Вроде бы, ему даже памятник в Полтаве собираются поставить! Так что, приходится углубляться в события 300-летней давности и разоблачать мифы, создаваемые и раздуваемые сегодняшними «свидомыми» псевдоисториками.

Нашим оружием в борьбе за историческую правду будет замечательная книга академика Евгения Викторовича Тарле «Северная война» (Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1958. – 480 с.). После Великой Победы 1945 года, на «волне» воодушевления нашего народа – Народа-Победителя, Е. Тарле задумал трилогию монографий, посвящённых борьбе русского народа против трёх наиболее масштабных агрессий, которым подвергалась наша Родина: шведского вторжения во время Великой Северной войны, нашествия Наполеона и нападения гитлеровской Германии. Последнюю книгу Е. Тарле, к сожалению, написать уже не успел – он умер в 1955 году… Все части данной серии объединяет общая идея: показать героический подвиг народных масс, как решающей силы, обеспечившей победу над захватчиками. Есть сведения (которые, правда, не подтверждены ещё документально), что незадолго до своей смерти с присланной ему на рецензию рукописью книги «Северная война» ознакомился И. В. Сталин – и дал ей самую высокую оценку.

Эта книга сочетает в себе лёгкость изложения, блестящий стиль и академичную строгость подачи фактов. Автор опирался на огромное множество работ дореволюционных, советских и иностранных (в т.ч. шведских – это надо особо подчеркнуть, ибо их нельзя заподозрить в симпатиях к России!) историков, а также на архивные документы той поры. Один только список использованных источников и литературных работ на разных языках занимает в книге почти 10 страниц! Очень рекомендуем данную книгу всем тем, кто интересуется историей Северной войны и Петровской эпохой.

Итак, давайте отправимся на «книжной машине времени» в 1709 год и попробуем разобраться, что же происходило тогда в Малороссии-Украине.

Для начала, думается, надо бы дать более расширенную характеристику личности Карла XII. А личность это была крайне противоречивая. С одной стороны – человек большой личной храбрости, необычайно решительный и находчивый в бою, по-спартански неприхотливый в походном быту. А с другой стороны – авантюрист, часто позволявший себе просто-таки сумасбродные, не поддающиеся нормальной логике поступки; человек, отличавшийся болезненным честолюбием, самоуверенностью, неуважением к противнику, упрямством в следовании по раз принятому ложному пути. И ещё: жестокостью – историки приводят на сей счёт немало соответствующих примеров (в частности – о бесчеловечной жестокости шведов, их генералов и лично короля к русским пленным). В этом отношении «европеец» Карл XII ничем, по крайней мере, не лучше «русского варвара» Петра Первого!

Будучи, безусловно, одарённым и образованным человеком, шведский король, однако, во многих политически важных вопросах проявлял совершенно недопустимое невежество: он, по словам Е. Тарле, «ничего не понимал в истории, в социальном строе, в государственном и экономическом состоянии тех стран, с которыми ему приходилось иметь дело» [с. 39]. Из-за этого его карьера просто изобилует политическими и военно-стратегическими ошибками, в итоге и приведшими Карла к закономерному краху. И даже после разгрома под Полтавой, испытав жестокое унижение, он не утратил слепой веры в свой успех и своего сумасбродства, продолжая вести политику в том же самом авантюристическом ключе – пока жизнь короля не оборвала под стенами норвежской крепости шальная пуля.

Всё это мы ведём к тому, что такой человек мог действовать только в интересах шведской дворянской знати, а также ради удовлетворения своего безмерного честолюбия, но уж никак не из благородного желания принести свободу угнетённой «москалями» Украине. Лепить из Карла XII «освободителя Украины» – это уж слишком! Думается, Карлу XII было точно так же наплевать на интересы, якобы, «дружественной» ему страны Украины, как и другому известному «освободителю» украинского народа – А. Гитлеру! Вообще, все без исключения завоеватели, с которыми вступали в сговор против России и СССР «борцы за волю Украины», относились к Украине только как к объекту грабежа, как к источнику всевозможных ресурсов и «пушечного мяса» для достижения своих собственных целей. И никто из них не собирался давать Украине подлинную независимость, никто не желал видеть её сильным государством. Украинские националисты, раз за разом идущие в услужение к очередным западным «освободителям» (вот и сейчас они ползают на брюхе перед американо-натовскими «благодетелями»!), либо выказывают абсолютное невежество в понимании действительных интересов и целей своих иноземных покровителей, либо сознательно предают интересы Украины в угоду своим холопски-шкурным «интересишкам».

В книге Е. Тарле достаточно много места уделено анализу поведения гетмана Ивана Мазепы, человека, бывшего долгие годы верным соратником царя и пользовавшегося его безграничным доверием – и внезапно перешедшего на сторону шведов. Факты, приводимые Тарле, убедительно опровергают домыслы М. Грушевского и прочих националистических историков о том, что Мазепа, якобы, действовал всецело из патриотических побуждений. По свидетельствам очевидцев (включая небезызвестного П. Орлика), Мазепа долго «сомневался» и «колебался». Но то отнюдь не были сомнения идейного и морального характера – «Мазепу явно одолевали лишь сомнения, во-первых, в выгодности для него лично подобного предприятия и, во-вторых, когда именно должен быть признан благоприятным момент для того, чтобы по возможности уменьшить риск этого опаснейшего шага. …Мазепа решился потому, что ошибочно поставил ставку на победу Карла, которая сулила ему положение “князя Украины”» [с. 232 – 233].

Итак, Мазепа всего-навсего желал удержать свою власть в схватке двух гигантов, и он сделал ставку на того, кто считался «непобедимым». Но «Мазепа жестоко ошибся в этом своём решении: поставив всё на карту шведской “непобедимости”, он всё и проиграл. …А в своей убийственной непоправимой ошибке он стал быстро убеждаться ещё задолго до Полтавы» [с. 233]. Ибо поддержала гетмана лишь небольшая кучка его сторонников (не более 2 – 4 тыс. человек) из числа казацкой верхушки (старшины) – подавляющая же часть казачества и всего украинского народа осталась на стороне Российского государства. Это – неопровержимый факт. И, думается, украинский народ тогда хорошо разобрался в политической ситуации и сделал правильный выбор, не пойдя за теми, кто продавал Украину под видом борьбы за её свободу.

«Явившись к Карлу со своими знаками гетманского достоинства, Мазепа произнёс на латинском языке льстивую верноподданническую речь, которая, однако, могла очень мало успокоить Карла XII [уж он-то надеялся на куда более многочисленное союзное украинское войско! – Авт.]. Один старый анонимный английский историк, компилировавший историю Петра по некоторым источникам и воспоминаниям XVIII в., правильно говорит, что гетман явился к шведскому королю “не как могущественный государь, приносящий свою поддержку союзнику”, попавшему в трудное положение, а как беглец, который сам нуждается в помощи» [с. 236]. Короче говоря, фатально ошиблись оба – и Мазепа, «поставивший не на ту карту», и сам Карл, рассчитывавший на серьёзную поддержку в Украине, но не получивший практически ничего. (Видно, он и впрямь «ничего не понимал в истории, в социальном строе, в государственном и экономическом состоянии» Украины!).

Особо следует отметить то, что Мазепа находился в сговоре не только с Карлом XII, но и с тогдашним польским королём Станиславом Лещинским – шведской марионеткой, посаженной на трон Карлом. Это следовало из перехваченного письма гетмана к польскому правителю. Фактически речь шла о том, чтобы превратить Украину в протекторат Польши, которая сама была, по сути дела, протекторатом Швеции. В письме «Мазепа просит “смиренно” и “общим всея Украины согласным позволением”, чтобы польский король взял Украину под свою высокую руку. При этом, как истый польский шляхтич, каковым Мазепа явно всегда себя чувствовал [а он в своё время служил при польском дворе – Авт.], изменник называет Украину достоянием отцов и дедов польских королей (“дедизной” их) и пишет: “ожидаем пришествия вашей королевской милости, яко заступника нашего”, чтобы “соединённым оружием и единомыслием неприятельскую московскую силу во способное победити время”» [с. 262 – 263].

(Через 200 лет всё это повторит другой «выдающийся патриот» Украины – С. Петлюра, – сдавший полякам Западную Украину в обмен на военную помощь в борьбе с большевиками. Он тоже хотел при помощи польских штыков и сабель завладеть Киевом, дабы «хозяйничать» в «самостийной» Украине, а фактически – в протекторате и полуколонии Польши и Антанты).

Русское правительство не преминуло воспользоваться вышеуказанным документом в агитационных целях, распространяя его по Украине в польском и русском списках. И ненависть малороссов к Речи Посполитой, несколько столетий угнетавшей Украину, была столь велика, что именно факт измены Мазепы в пользу Польши вызвал крайнее возмущение украинцев и поставил их как против Мазепы, так и против его шведских покровителей. Вдобавок, неприятие основной массой украинцев пропольской мазепинской партии слилось с классовой борьбой украинского селянства против казацкой старшины, чьи интересы выражал и защищал Мазепа. Будучи гетманом, он проводил крепостническую политику, беспощадно подавлял выступления народных масс против социального гнёта, что отнюдь не способствовало его популярности в массах. «Ещё до открытой измены Мазепы ненависть к нему была широко распространена. Мазепа был врагом угнетаемой сельской массы, всегда держал сторону старшины, его своекорыстие проявлялось на каждом шагу» [с. 265; выделено нами – Авт.]. Как бы то ни было, украинский народ отверг Мазепу как изменника, преследовавшего, вне всяких сомнений, лишь свои шкурные интересы и готового ради сохранения власти и богатства продаться хоть чёрту рогатому, – а «героем» и «патриотом – борцом за волю Украины» его сделали позднейшие историки-националисты.

Итак, шведский король не получил от Мазепы той военной поддержки, на которую он рассчитывал. Не получил он на Украине также продовольствия и фуража, жизненно необходимых для похода на Москву. Украинский народ не встречал шведов с распростёртыми объятьями, с караваем и солью; и не делился радостно хлебом и салом с «освободителями». Шведская армия, вообще, оказалась в крайне затруднительном положении. Карл XII, судя по всему, действительно, плохо представлял себе российские расстояния; шведская армия была оторвана от баз снабжения и начала испытывать нужду и лишения. Её положение усугубилось после того, как у белорусской деревни Лесной был разгромлен (28 сентября 1708 года) корпус Левенгаупта с крупным обозом, спешивший на соединение с основными силами армии.

Большие припасы были заготовлены в гетманской столице Батурине, но Пётр опередил шведов и разорил этот город. Данный эпизод сейчас всячески раздувается украинскими националистическими историками, живописующими зверства русских. Что ж, войны тех времён, вообще, не отличались гуманным отношением к врагу; и нужно ещё, наверное, учитывать особенности непростого характера Петра, который тоже часто проявлял вспыльчивость, резкость и жестокость. Жестокостью, при всех его позитивных качествах, отличался и А. Д. Меньшиков, непосредственно командовавший войском, бравшим Батурин, и особо рьяно выполнявший приказы государя. Однако нельзя не видеть, что кроме мотива мести за измену, у российского главнокомандующего был вполне оправданный, с точки зрения военной стратегии, резон провести такую операцию: уничтожить подготовленный опорный пункт врага, где противник смог бы найти продовольствие, фураж и тёплые зимние квартиры. (Между прочим, угроза того, что шведы окажутся под стенами Батурина раньше, была очень велика; неприятеля задержал ряд обстоятельств, включая то, что к тому времени Карл уже не доверял Мазепе).

У интервентов, застрявших в чужой земле, за тысячу вёрст от родины, остался только один способ добывать себе средства к существованию: грабёж местного населения. Надо заметить, что шведская армия бесчинствовала во всех странах, по которым она прошлась – в Польше, Прибалтике и т.д. (в книге приводятся сообщения очевидцев). Карл XII придерживался той точки зрения, что война должна сама себя кормить, и он безоговорочно одобрял «экспроприации» с применением самых изуверских мер устрашения к тем, кто не желал расставаться со свои добром и пытался оказывать сопротивление.

Но именно в Украине зверства шведов достигли невиданных масштабов. Е. Тарле приводит множество примеров. Вот, хотя бы, один из них – цитата из книги шведского историка Адлерфельда: «10 декабря полковник Функ с 500 кавалеристами был командирован, чтобы наказать и образумить крестьян, которые соединялись в отряды в различных местах. Функ перебил больше тысячи людей в маленьком городке Терее (Терейской слободе) и сжёг этот городок, сжёг также Дрыгалов (Недрыгайлово). Он испепелил также несколько враждебных казачьих деревень и велел перебить всех, кто повстречался, чтобы внушить ужас другим» [с. 279]. Подчеркнём: это пишет шведский историк, причём он полностью одобряет действия своих войск.

Практиковали шведы и такое: они, якобы, покупали зерно за деньги, а затем, уходя, силой забирали деньги обратно. Показания шведов – прежде всего их – не оставляют камня на камне на мифе об «освободительной миссии» шведской армии, а заодно, что крайне важно, дискредитируют Мазепу и мазепинцев, прислуживавших грабителям и насильникам украинского народа. Что же касается идеи поставить в Полтаве памятник Карлу XII, то её иначе как кощунственной назвать нельзя.

В ответ на грабежи и избиения, на Украине, а также и в Белоруссии, развернулась народная, партизанская война. К сожалению, она, в отличие от партизанской войны 1812 года, мало известна, а жаль. Вооружённое движение против шведов, возникавшее как стихийно, так и организованное русским командованием, носило подлинно всенародный, массовый характер. Дошло до того, что против иноземных захватчиков поднялись даже скрывавшиеся от преследования царского правительства в Стародубских лесах староверы! Крестьяне защищали свои сёла и истребляли небольшие отряды врага, рыскавшие в поисках продовольствия. Казаки же – профессиональные воины – совершали дальние рейды по тылам противника, перерезая его коммуникации. Депеши о боевых действиях в тылу неприятеля приходили к Петру, и он уже очень скоро понял: Украина не пошла за шведами, а, напротив, развернула против оккупантов истребительную войну; за Украину можно быть спокойным. Поняли это и многие из тех, кто поначалу пошёл за Мазепой, – дезертирство из подчинённых ему казацких отрядов приняло значительные масштабы. Силы врага, под которым, без преувеличения, горела земля, неумолимо таяли.

Народная война на Украине и в Белоруссии была главной причиной того, что к Полтаве шведская армия подошла численно поредевшей, голодной, плохо обеспеченной порохом и прочей амуницией, измотанной и истощённой. Это уже не была лучшая армия в мире! Достаточно привести лишь такой поразительный факт: против 72-х русских орудий шведы выставили на поле боя всего 4. Остальные 28 шведских пушек остались в обозе – ибо для них не было боеприпасов! Растеряли шведы всю свою артиллерию! Фактически, шведская армия проиграла генеральное сражение ещё до его начала, и, очевидно, только благодаря великолепной выучке солдат и офицеров шведы смогли оказать русскому войску упорное сопротивление, пытаясь даже в ходе сражения завладеть инициативой.

Отдельно нужно вспомнить героическую народную оборону Полтавы. Небольшой гарнизон и население этого плохо укреплённого города под командованием полковника Келина в течение трёх месяцев обороняли его, приковав к себе крупные силы шведов, нанеся им крупные потери и измотав их. Город так и не достался врагу. Другим героическим эпизодом стала оборона маленького городка Веприка (т.н. Веприкская оборона 1708 – 1709 годов), взять и разрушить который превосходящим силам шведов удалось лишь ценой больших потерь (шведы потеряли при его взятии 1200 человек убитыми). Вообще же, практически ни один мало-мальски значительный населённый пункт на Украине не сдался врагу без боя.

По глубокой и точной оценке В. Г. Белинского, «Полтавская битва была не просто сражение, замечательное по огромности военных сил, по упорству сражающихся и количеству пролитой крови, – нет, это была битва за существование целого народа, за будущность целого государства…». Именно это обстоятельство, как нам думается, и предопределило исход сражения: Полтавская битва закончилась полной и безоговорочной победой русской армии, не щадя живота своего защищавшей «будущность своего государства». Шведы потеряли 9234 человека убитыми и бол. 18 тыс. человек пленными (из них 16 тысяч сдались на Днепре, у Переволочной). Русским войскам достались большие трофеи, включая знамёна неприятеля. Шведская армия вторжения, по сути, перестала существовать. Потери русских составили всего 1345 убитых и 3290 раненных. По соотношению потерь видно, что это было настоящее избиение шведской армии! Развеялся миф о её непобедимости, и Европа стала сравнивать Карла XII уже не с Александром Македонским, а с Дон Кихотом!

Анализируя факторы, обусловившие блестящую победу русской армии в Полтавском сражении, нужно говорить не только о возросшей выучке молодой русской армии, о храбрости наших солдат и полководческом таланте Петра Великого, но и о том, что эта победа была подготовлена народной войной украинцев и белорусов в тылу врага. Полтавская Виктория – это победа не только русского оружия, но и русско-украинского боевого братства, крепкой русско-украинской, славянской дружбы.

Русско-украинские отношения, конечно, никогда не были безоблачными. Всякое случалось. Были притеснения украинцев со стороны царизма, были и ошибки в национальной политике, допущенные при Советской власти. Но бесспорным фактом является то, что в самые тяжёлые годы испытаний, когда решалась судьба наших народов, русские и украинцы всегда боролись вместе, в одних рядах, против общих врагов. И побеждали всегда тоже вместе – вопреки всем попыткам разъединить нас и противопоставить друг другу.

Мы просто обречены жить вместе и сообща решать стоящие перед нами проблемы. Без сильной и процветающей России невозможна сильная и процветающая Украина, и наоборот. Мы, по большому счёту, – один народ, несмотря на все различия между нами. И славный юбилей Полтавской победы – прекрасная возможность ещё раз заявить про единство и нерушимую дружбу наших народов, проверенную временем и испытаниями.

К. Дымов (Львов, Украина)
Сергей Рыченков (Москва, Россия)

zerkalov.org.ua

Битва под Полтавой - это... Что такое Битва под Полтавой?

Полтавская битва
Великая Северная война

«Полтавская баталия».
Фрагмент мозаики М. В. Ломоносова
Противники
Швеция Россия
Командующие
Карл Густав Реншильд Царь Пётр I
Силы сторон
Общие силы[1]:
26 000 шведов (около 11 000 кавалерии и 15 000 пехоты), 1000 валашских гусаров, 41 орудие, около 10 тыс. казаков
Всего: около 37 000
Силы в битве:
8 270 пехоты, 7 800 драгун и рейтаров, 1000 гусар, 4 орудия
Не принимали участие в сражении: казаки
Общие силы[1]:
около 37 000 пехоты (87 батальонов), 23 700 кавалерии (27 полков и 5 шквадронов), 102 орудия
Всего: около 60 000
Силы в битве:
25 000 пехоты, 9 000 драгун и казаков, 3 000 калмыков подошло к концу битвы
Гарнизон Полтавы:
4 200 пехоты, 2 000 казаков, 28 орудий
Военные потери
6 700 – 9 000 убитых и раненых
2 874 пленных во время сражения и 15−17 тыс. у Переволочны
1 345 убитых
3 290 раненых

Полта́вская би́тва — крупнейшее сражение Северной войны между войсками Царства Русского под командованием Петра I и шведской армией Карла XII. Состоялась утром 27 июня (8 июля) 1709 года в 6 верстах от города Полтава в Малороссии (Левобережная Украина). Решительная победа русской армии привела к перелому в Северной войне в пользу России и положила конец господству Швеции как главной военной силы в Европе.

После Битвы при Нарве 1700 года Карл XII вторгся в Европу и развязалась длительная война с участием многих государств, в которой армия Карла XII смогла продвинуться далеко на юг, одерживая победы.

После того, как Пётр I отвоевал у Карла XII часть Ливонии и основал в устье Невы новый город-крепость Санкт-Петербург, Карл принял решение атаковать центральную Россию с захватом Москвы. Во время похода им было принято решение вести свою армию на Украину, гетман которой — Мазепа — перешёл на сторону Карла, но не был поддержан основной массой малороссийского казачества. К тому моменту, когда армия Карла подошла к Полтаве, он потерял до трети армии, его тылы были атакованы русской легкой конницей — казаками и калмыками, перед самой битвой был ранен. Сражение Карлом было проиграно, и он бежал в Османскую империю.

Предыстория

В октябре 1708 года Петру I стало известно об измене и переходе на сторону Карла XII гетмана Мазепы, который вел с королем переговоры довольно долго, обещая ему, в случае прибытия на Украину, до 50 тысяч казацкого войска, продовольствие и удобную зимовку[2]. 28 октября 1708 года Мазепа во главе отряда казаков прибыл в ставку Карла.

Из всего левобережного казачества, которое насчитывало до 30 тыс., Мазепе удалось привести до 10 тысяч человек, включая запорожцев. Король Швеции Карл XII побоялся использовать казаков в сражении, как недостаточно надёжных союзников, и поэтому оставил их в обозе.

30 апреля 1709 шведские войска, вторгшиеся на территорию России, начали осаду Полтавы. Под руководством полковника А. С. Келина её гарнизон в составе 4,2 тыс. солдат (Тверской и Устюжский солдатские полки и по одному батальону ещё от трёх полков — Пермского, Апраксина и Фехтенгейма), 2 тыс. казаков Полтавского казачьего полка (полковник Иван Левенец) и 2,6 тыс. вооружённых горожан успешно отбил ряд штурмов. С апреля по июнь шведы предприняли 20 штурмов Полтавы и потеряли под её стенами более 6 тысяч человек[3]. В конце мая к Полтаве подошли главные силы русской армии во главе с Петром. Они расположились на противоположном от Полтавы левом берегу реки Ворсклы. После того как 16 июня на военном совете Пётр решился на генеральное сражение, в этот же день передовой отряд русских форсировал Ворсклу севернее Полтавы, у деревни Петровка, обеспечив возможность переправы всей армии.

19 июня главные силы русских войск совершили марш к переправе и на следующий день перешли Ворсклу. Пётр I расположил армию лагерем у деревни Семёновка. 25 июня русская армия передислоцировалась ещё южнее, заняв позицию в 5 километрах от Полтавы, у деревни Яковцы. Общая численность двух армий впечатляла: русская армия насчитывала 60 тыс. солдат[1] и 102 артиллерийских орудия. Карл XII располагал до 37 тыс. солдат (в том числе до десяти тысяч запорожских и украинских казаков гетмана Мазепы) и 41 орудием (30 пушек, 2 гаубицы, 8 мортир и 1 дробовик)[1]. Непосредственно в Полтавском сражении принимало участие меньшее количество войск. С шведской стороны около 8 000 пехоты (18 батальонов), 7 800 кавалерии и около 1 000 нерегулярной кавалерии, а с русской стороны — около 25 000 пехотинцев, часть из которых, даже присутствуя на поле, не принимали участие в боестолкновении. Кроме этого с русской стороны в бою участвовали конные подразделения численностью 9 000 солдат и казаков (в том числе украинских, верных Петру). С русской стороны в бою были задействованы 73 артиллерийских орудия против 4 шведских. Заряды для шведской артиллерии были почти полностью израсходованы за дни осады Полтавы.

26 июня русские начали строить передовую позицию. Было возведено десять редутов, которые заняли два батальона пехоты. Позади редутов находились 17 кавалерийских полков под командованием А. Д. Меншикова.

Карл XII, получив сведения о скором подходе к русским крупного калмыцкого отряда, решил атаковать войско Петра до того, как калмыки совсем нарушат его коммуникации. Получивший ранение во время рекогносцировки 17 июня, король передал командование фельдмаршалу К. Г. Реншильду, получившему в свое распоряжение 20 тыс. солдат. Около 10 тыс. человек, в том числе казаки Мазепы, остались в лагере под Полтавой.

Накануне сражения Петр I объехал все полки. Его краткие патриотические обращения к солдатам и офицерам легли в основу знаменитого приказа, требовавшего от воинов биться не за Петра, а за «Россию и российское благочестие…»

Пытался поднять дух своей армии и Карл XII. Воодушевляя солдат, Карл объявил, что завтра они будут обедать в русском обозе, где их ожидает большая добыча.

Ход битвы

Атака шведов на редуты

В два часа ночи 27 июня шведская пехота четырьмя колоннами двинулась на русские редуты, за ней следовали шесть конных колонн. Князь Меншиков, выстроив своих драгун в боевой порядок, двинулся навстречу шведам, желая встретить их как можно раньше и тем выиграть время для подготовки к бою главных сил.

Когда шведы увидели наступавших русских драгун, их конница быстро проскакала в промежутки между колоннами своей пехоты и стремительно бросилась на русскую конницу. В 3-м часу ночи перед редутами уже кипел горячий бой. Сперва шведские кирасиры потеснили русскую кавалерию, но, быстро оправившись, русская конница повторными ударами оттеснила шведов.

Шведская конница отступила и в атаку перешла пехота. Она направила все усилия на овладение редутами, которые мешали всему боевому порядку продвинуться. Шведы взяли первый и второй передовые редуты. Нападения на третий и другие редуты были отбиты.

Жестокий упорный бой продолжался больше часа; за это время главные силы русских успели подготовиться к бою, а потому коннице и защитникам редутов царь Пётр приказывает отойти на главную позицию у укреплённого лагеря. Однако Меншиков не подчинился приказу царя и, мечтая покончить с шведами у редутов, продолжает бой. Вскоре он всё же был вынужден отступить.

Реншильд произвёл перегруппировку войск, стремясь обойти русские редуты слева. После захвата 2-х редутов шведов атаковала кавалерия Меншикова, однако шведская кавалерия заставила её отступить. Согласно шведской историографии[4], Меншиков обратился в бегство. Однако шведская кавалерия, подчиняясь общему плану битвы не стала развивать успех.

Во время конного сражения шесть правофланговых батальонов генерала Росса штурмовали 8-й редут, но взять его не смогли, потеряв при атаке до половины личного состава. При левофланговом маневре шведских войск между ними и батальонами Росса образовался разрыв и последние были потеряны из виду. Стремясь найти их, Реншильд послал на их поиски ещё 2 батальона пехоты. Войска Росса были разбиты русской кавалерией.

Тем временем фельдмаршал Реншильд, видя отступление русской конницы и пехоты, приказывает своей пехоте прорваться сквозь линию русских укреплений. Приказание это тотчас же исполняется.

Прорвавшись через редуты, основная часть шведов попала под сильный артиллерийский и ружейный огонь из русского лагеря и в беспорядке отошла в Будищенский лес. Около шести часов утра Пётр вывел армию из лагеря и построил её в две линии, имея в центре пехоту, на правом фланге кавалерию Меншикова, а на левом — кавалерию генерала Р. Х. Боура. В лагере был оставлен резерв из девяти пехотных батальонов. Реншильд выстроил шведов напротив русской армии.

Решающий бой

Личный штандарт Карла XII, захваченный во время Полтавской битвы (Петропавловская крепость, Комендантский дом, экспозиция «История Санкт-Петербурга — Петрограда. 1703—1918»)

В 9 часов утра шведская пехота, численность которой составляла около 4-х тыс. человек[5], двинулась на стену русской пехоты численностью 22 000 человек. Сначала противники вступили в огнестрельный бой, затем начали рукопашную схватку.

Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало левый фланг русской армии. Под натиском шведов первая линия русских войск стала отступать. Напору противника, по словам Энглунда, поддались Казанский, Псковский, Сибирский, Московский, Бутырский и Новгородский полки. В передней линии русской пехоты образовался опасный разрыв боевого порядка. Царь Пётр I вовремя заметил это, взял 2-й батальон Новогородского полка и во главе его бросился в опасное место.

Прибытие царя положило конец успехам шведов и порядок на левом фланге был восстановлен. Сперва в двух-трёх местах под натиском русских дрогнули шведы.

Вторая линия русской пехоты влилась в первую, усилив напор на противника, а таявшая тонкая линия шведов не получала уже никаких подкреплений. Фланги русской армии охватили боевой порядок шведов. Шведы уже устали от напряжённого боя.

Карл XII пытался воодушевить своих воинов и появляется в месте самой горячей схватки. Но ядро разбивает носилки короля, и тот падает. По рядам шведской армии с молниеносной быстротой пронеслась весть о гибели короля. Среди шведов началась паника.

Очнувшись от падения, Карл XII приказывет посадить себя на скрещенные пики и высоко поднять вверх, чтобы все видели его, но и эта мера не помогла. Под натиском русских сил потерявшие строй шведы начали беспорядочное отступление, превратившееся к 11 часам в настоящее бегство. Впавшего в обморок короля едва успели вывезти с поля битвы, посадить в карету и отправить к Переволочне.

По словам Энглунда, самая трагичная судьба ожидала два батальона Уппландского полка, которые были окружены и полностью уничтожены (из 700 человек в живых осталось несколько десятков).

Потери сторон

Меншиков, получив к вечеру подкрепление 3-тысячной калмыцкой конницы, преследовал противника до Переволочны на берегу Днепра, где было пленено около 16 тыс. шведов.

В сражении шведы потеряли свыше 11 тыс. солдат. Потери русских составили 1345 человек убитыми и 3290 ранеными.

Итоги

Церковь на месте битвы

В результате Полтавской битвы армия короля Карла XII перестала существовать. Сам он с Мазепой сумел бежать и скрылся на территории Османской империи. Военное могущество Швеции было подорвано и в Северной войне произошёл перелом в пользу России.

Память о событии

На месте битвы установлен памятник Петру I.

Изображения

Денис Мартен. «Полтавская битва» (1726)

Маршрут Карла XII в ходе Северной войны

Документальное кино

См. также

Ссылки

Примечания

  1. 1 2 3 4 А. А. Васильев. О составе русской и шведской армий в Полтавском сражении.
  2. Документальных свидетельств о деталях предварительных предложений Мазепы Карлу не сохранилось. Однако известно, что переговоры велись и довольно долго. Как сообщает в своей книге «Мазепа» Т. Г. Таирова-Яковлева, он открылся своим приближённым 17 сентября 1707 года. В своей книге Таирова-Яковлевна приводит высказывание Мазепы, записанное его верным последователем писарем Орликом: «Я не желал и не хотел христианского кровопролития, но намеревался, прийдя в Батурин с шведским королем, писать к царскому величеству благодарственное за протекцию письмо, в нем описав все наши обиды…». Тем самым, планы привести Карла в Батурин существовали. Кроме того, в подписанном позднее договоре с Карлом Мазепа обязуется отдать ему как базу на время войны, помимо прочих городов, Батурин (который уже полностью сожжён и не подходит для этих целей). По всей видимости, само соглашение готовилось до сожжения Батурина.
  3. Сергей Куличкин. Пётр Первый. Исторический портрет полководца.
  4. Энглунд П. Полтава: Рассказ о гибели одной армии. — М: Новое книжное обозрение, 1995. — 288 с ISBN 5-86793-005-X
  5. Согласно П. Энглунду, из 8 000 шведских пехотинцев 2 000 погибло при штурме редутов, а примерно 2 000 отбилось вместе с Россом.

Wikimedia Foundation. 2010.

muller.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *