Как первоначально назывались марафоны начало и спарта: Олимпийские игры Древней Греции — Учреждение образования Белорусский государственный университет физической культуры

Содержание

Со щитом или на щите? Чем сейчас заняты потомки спартанцев

  • Став Димитропулос
  • BBC Travel

Автор фото, Robert George Young/Getty Images

Этот полуостров на одной из оконечностей греческого Пелопоннеса долгое время жил изолированной от остальной Греции жизнью: здесь правили кланы - по своим законам, берущим начало, как утверждают местные жители, в порядках древней Спарты.

Зазубренные скалы полуострова Мани - это самая южная оконечность Пелопоннеса. Здесь кончается материковая Греция, дальше - только море и острова.

Ландшафт здесь напоминает морские волны - то вверх, то вниз. На вершинах холмов - каменные башни домов, словно маленькие замки, обращенные спиной к горному массиву Тайгет и глядящие вдаль, за горизонт, туда, где Ионическое море сливается с небом.

Это земля маниотов, жителей патриархальной общины полуострова Мани и потомков, как сами они утверждают, легендарных воинов древней Греции, спартанцев, известных своими жесткими нравами и военными порядками в обществе.

Автор фото, HowardOates/Getty Images

Подпись к фото,

Полуостров Мани - это самый юг материковой Греции

"Ваша лалаггия", - говорит Гиоргос Ойкономеас, подавая мне поджаренное до хруста в оливковом масле местное блюдо из теста.

Он сложен как воин - крепок и широкоплеч. Но его морщинистое лицо излучает тепло и спокойствие.

Ойкономеас вырос в деревушке Неохори на северо-западном берегу полуострова Мани и никогда отсюда не уезжал.

Всю свою жизнь он хозяйничал в кафенейо, традиционной греческой кофейне, а сейчас отошел от дел - больше не обслуживает посетителей, а по утрам приходит в свою кафенейо поболтать с друзьями о политике, местных новостях и о семейной жизни.

Пока я надкусываю хрустящую лалаггию, и тесто как будто тает у меня на языке, Ойкономеас объясняет, что этот вкус был знаком воинам Спарты тысячи лет назад.

"Первый спартанский царь Лелег, наверное, был первым и в приготовлении лалаггии", - говорит он.

"Если вам интересно, какой была жизнь в древней Спарте, вы в правильном месте, - добавляет он. - Мы здесь настолько спартанцы, насколько это вообще возможно".

Автор фото, STRINGER/Getty Images

Подпись к фото,

Маниоты считают, что произошли от древних спартанцев

Почти три тысячелетия назад, когда Древняя Греция состояла из полисов, городов-государств, большая часть полуострова Пелопоннес принадлежала Спарте и ее союзникам.

В отличие от жителей другого, соперничающего полиса, Афин, где жили философы и художники, спартанцы были воинами. Говорят, что мальчиков начинали обучать военному делу с семи лет, чтобы к 20 они превратились в полностью готовых к боям солдат.

Женщины не имели никакого отношения к армии, но часто получали формальное образование и имели право владеть собственностью, что было редкостью для других греческих городов-государств. Спартанки были известны своим независимым нравом.

Разгромив Афины в Пелопоннесской войне, Спарта достигла пика могущества в V веке до нашей эры.

Однако владычество Спарты, сумевшей восстановить против себя все остальные полисы Греции, продлилось недолго. Уже в 371 году до н. э. режим спартанцев пал под ударами армии другого полиса - Фив.

(Фивы до этого долгое время были союзниками Спарты, но попытки спартанцев подавить складывающуюся в Фивах демократию разгневали фиванцев. Они объединились в несколькими другими полисами, в том числе с Афинами, против Спарты - Прим. переводчика.)

Тогда и начался закат Спарты, но те спартанцы, кто укрылся на крошечном полуострове Мани, отделенном от остальной Греции горами Тайгет, защищали свою территорию на протяжении веков - и от фиванцев, и от Османской империи, и от египтян, и от франков.

На море маниоты были так же коварны, как и на суше: совершали пиратские нападения, а в качестве наемников участвовали в набегах на другие приморские страны.

Они настолько прославились своей жестокостью, что иноземные захватчики обходили Мани стороной.

Автор фото, Robert George Young/Getty Images

Подпись к фото,

Вплоть до XIX века маниоты хозяйничали на своем полуострове, изолированном от остального Пелопоннеса

Вплоть до середины XIX столетия регион оставался самоуправляемым, но в конце века греческое правительство урезало его автономию.

Однако только в 1970-х, когда были построены новые шоссе, ведущие на Мани, на полуострове появились пришельцы из окружающего мира, в том числе туристы.

Конфликтность маниотов распространялась не только на внешний мир. Во времена автономии на полуострове правили местные кланы, или семьи, и эти кланы боролись между собой за власть. Кровавые вендетты вспыхивали и длились годами.

"Если член другой семьи вдруг чем-то опозорил члена вашей семьи, вся семья созывалась за круглый стол, чтобы решить, до какой степени суровым должно быть наказание", - объясняет Ойкономеас.

"Это наказание распространялось на весь другой клан, не только на виновника. Так маниоты понимали семейную гордость", - Ойкономеас рассказывает, что вплоть до недавнего времени сыновей здесь называли ружьями, а дочерей - бочками с порохом в фундаменте семейного дома.

Ныне маниоты посвящают свою жизнь более мирному делу - например, выращиванию оливковых деревьев.

Регион славен своим оливковым маслом, которое здесь добавляют повсюду - от сыра до блюд из морепродуктов.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Современные маниоты заняты мирными делами - например, ловят рыбу

Однако воинственное прошлое не забыто. Древняя спартанская максима "со щитом или на щите", впервые, как считается, произнесенная женой спартанского царя Леонида перед битвой при Фермопилах против захватчиков-персов (480 г. до н.э.), популярна здесь и поныне.

Почти каждый, кто родился и вырос здесь, скажет вам, что в его венах течет спартанская кровь.

"Маниоты происходят от древних спартанцев, точка", - подчеркивает Ойкономеас.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Туристы смогли оценить красоту этих мест только в 1970-х

В свои 86 лет Ойкономеас прекрасно помнит, как мать засовывала ему в рот сваренные вкрутую яйца, приговаривая, что он должен вырасти сильным, потому что он - единственный сын и от него будет зависеть продолжение рода и сохранение семейных традиций.

Он вспоминает, как его тетки в ночь перед похоронами одного из родственников пели траурные песни, оплакивая мертвого так, что волосы вставали дыбом - ритуал, описанный в "Одиссее" Гомера.

Однако ученые не располагают твердыми доказательствами того, что нынешние жители Мани - прямые потомки древних спартанцев.

В наше время невозможно добыть ДНК настоящего спартанца, все что осталось - это легенды.

Некоторые историки и антропологи говорят, что в древних и современных ритуалах (например, оплакивания умерших) так много сходства, что это можно рассматривать как признак родства древних спартанцев и современных маниотов, однако с этим не согласен Басил Гунарис, профессор новейшей истории в Университете Аристотеля в Салониках.

"Естественная антропология и история не пересекаются, - говорит он. - Когда люди живут в одной и той же местности, в одном и том же природном окружении, это приводит к тому, что во многом их традиции и привычки могут быть схожими. Но это не имеет никакого отношения к их ДНК".

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Некоторые эксперты указывают на схожесть традиций и обычаев спартанцев и маниотов. Но как насчет ДНК?

Кофейня, где мы сидим с Ойкономеасом, быстро наполняется обгоревшими на греческом солнце посетителями. Мой собеседник прихлебывает кофе, наблюдая за тем, как его преемник справляется с наплывом клиентов.

Кафенейо маленькая, но на бойком месте, рядом с центральной площадью Неохори. Сюда втиснут десяток квадратных деревянных столов, а клацанье тарелок и жужжание кофейного автомата не оставляют шансов посидеть в тишине.

"Я тут беседовал с одним профессором, который не согласен с утверждениями о вашем родстве с древними спартанцами", - говорю я ему, вытирая с пальцев крошки от жареной выпечки.

Ойкономеас невозмутимо пододвигает мне еще одну лалаггию. "Надо было ему сказать: и тан и эпи тас, - говорит он. - Со щитом или на щите".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

«Это Спарта!»: 9 мифов о спартанцах, которые опровергают историки

Спарта — один из крупнейших городов‑государств Древней Греции. Она существовала в XI–II веках до н. э. и располагалась в южной части полуострова Пелопоннес. С тех пор прошло много времени, и сегодня массовые представления о Спарте и её жителях больше похожи на парк развлечений, чем на историческую реконструкцию. Вот некоторые из популярных мифов.

1. Спартанцы сами себя так называли

Мы знаем о спартанцах со школьной скамьи, но мало кто догадывается, что жители Спарты раньше назывались иначе. Чтобы разобраться в вопросе, придётся немного рассказать о политическом строе Эллады .

Древняя Греция не была единым государством: она состояла из множества полисов со своей территорией, властью и законами. Город, который сегодня зовётся Спартой, древние греки знали как Лакедемон. Своё наименование он получил от области Лакония в южной части полуострова Пелопоннес. Жителей Лакедемона называли лакедемонянами. Именно поэтому на щитах воинов из Спарты была изображена греческая буква лямбда (Λ).

Спартанцами же местные жители стали с лёгкой руки римлян. Название произошло от слова «спартиаты». Оно обозначало полноправных граждан (см. миф 4) лакедемонского полиса и было распространено на всех его жителей римлянами по ошибке.

Сейчас читают 🔥

2.

300 спартанцев спасли Грецию

Сражение в Фермопильском ущелье (480 год до н. э.), пожалуй, самая известная битва эпохи античности. О подвиге царя Леонида, который с горсткой храбрецов сдерживал огромную армию персидского царя Ксеркса и спас Грецию от разорения, рассказывает фильм «300 спартанцев» Зака Снайдера. Но древнегреческие историки Геродот и Эфор Кимский, из сочинений которых мы знаем о тех событиях, описывали эту битву несколько иначе.

Иллюстрация: картина Жака Луи Давида «Леонид при Фермопилах» / Louvre / Wikimedia Commons

Во‑первых, при Фермопилах сражалось 5–7 тысяч греков, и далеко не все из них были спартанцами. На стороне Леонида и его 300 тяжеловооружённых гоплитов бились 1 000 тегейцев и мантинейцев, 1 120 воинов из Аркадии, 680 пелопоннессцев и 700 беотийцев.

Когда после предательства Эфиальта стало понятно, что персы скоро окружат войско, Леонид отправил большую часть греков домой. При этом со спартанцами остались 700 беотийцев — жителей Фив и Феспии. Современные греки даже решили восстановить историческую справедливость и возвели возле памятника спартанцам монумент в честь фиванцев и феспийцев.

Монумент греческим воинам, павшим в Фермопилах. Фото: EntaXoyas / Wikimedia Commons

Во‑вторых, битва была проиграна. Ксеркс лишь ненадолго задержался в Фермопильском ущелье и позднее смог захватить большую часть территории Древней Греции. Более того, непримиримость спартанцев принесла много бед беотийцам, афинянам и всей Центральной Элладе. Так, например, персы дотла сожгли Афины. Разбить их на суше эллины смогли только через год в битве при Платеях (479 год до н. э.). Мир же был заключён и вовсе 30 лет спустя.

3. Спартанцы сбрасывали детей в пропасть

Всё тот же Зак Снайдер рассказывает нам о том, что немощных младенцев спартанцы сбрасывали в пропасть. Жестокую систему отбора будущих граждан упоминал ещё Плутарх (46–127 годы н. э.) в «Сравнительных жизнеописаниях»:

Родители не имели власти воспитывать детей своих. Отец приносил младенца вскоре по рождении на место, именуемое «лесха», где сидели всех колен старейшины, которые его тут осматривали. Если находили его крепким и здоровым, то приказывали кормить и уделяли ему одну из десяти тысяч частей земли. Если же он был слаб и безобразен, то отсылали его в так называемые Апофеты, место, исполненное пропастей, близ Тайгета. Они думали, что родившийся слабым и нездоровым не может быть полезным ни себе, ни обществу.

Плутарх

древнегреческий писатель и философ

Но это всего лишь миф. В 2010 году сотрудник Университета Афин Теодорус Пициос опубликовал результаты археологического и антропологического изучения останков, найденных в ущелье Апофеты под горой Тайгет. Выяснилось, что возраст захороненных там людей колеблется от 18 до 50 лет. Это никак не соответствует мифу, изложенному Плутархом, зато хорошо вписывается в систему древнегреческого правосудия. Сбрасывание в пропасть было ритуальным наказанием за предательство и преступления и использовалось не только в Спарте. Сведения об этом можно найти и в других источниках, например в гомеровских эпосах.

4. Все жители Спарты были равными

Спарта — это община воинов, где все были равны, так как в бою нет богатых и бедных. Так можно подумать, если не знать некоторых фактов.

На самом деле спартанское общество было основано на принципах свободы и равенства, но далеко не для всех его членов, а только для упомянутых выше спартиатов. Это были полноправные граждане — владельцы земель, аристократы, обязанные нести военную службу, если потребуется. Сами себя они называли гомеями («равными»). На положении рабов у спартиатов были илоты — земледельцы, покорённые предками спартиатов в древности.

Также общественный строй Спарты знал много переходных состояний между гомеями и илотами:

  • периэки — лично свободные граждане, в основном населявшие побережье и предгорные районы;
  • мофаки — дети неспартиатов, получившие полное спартанское образование и возможность стать гражданами;
  • неодамоды — илоты, получившие свободу и право на военную службу, но не имевшие полных гражданских прав;
  • гипомейоны — опустившиеся, обедневшие или физически неполноценные гомеи, лишённые за это части прав.

Но даже статус спартиата ещё нужно было получить. До 18–20 лет юноши воспитывались в специальных интернатах — агелах. После этого спартанец ещё 10–12 лет находился под наблюдением наставников и только после 30 лет мог покинуть казарму и начать частную жизнь.

Иллюстрация: картина Эдгара Дега «Юные спартанцы» / National Gallery, London / Wikimedia Commons

Зато принадлежащие к родам спартиатов женщины, в отличие от жительниц Афин и других древнегреческих полисов, пользовались уважением и имели статус, сопоставимый с мужским. Они воспитывались дома, занимались спортивными упражнениями, учились держать оружие и управлять рабами. Когда мужчины уходили на войну, они должны были уметь сами себя обеспечить и защитить. Девушкам запрещалось вступать в брак раньше 20 лет, чтобы они могли родить здоровых детей. Права на расторжение союза были одинаковы для обоих полов.

5. У спартанцев была непобедимая армия

Конечно, армия Спарты была серьёзной силой и в конце V века до н. э. доминировала в греческом мире, но назвать её непобедимой можно только с большой натяжкой.

Пробитый шлем спартанца. Такой тип доспеха, кстати, носит название коринфского. Фото: British Museum / Wikimedia Commons

До начала греко‑персидских войн (499–449 годы до н. э.) армия Спарты на фоне других полисов выделялась разве что числом. Об этом пишет профессор Лейденского университета Роэл Конийнендейк, основываясь на многолетних исследованиях группы историков. Лакедемон мог выставить крупнейшее войско в Элладе — около 8 тысяч человек. Для сравнения: 300 спартанцев, погибших при Фермопилах, — это всего лишь 4% от количества воинов, которые могли сражаться за Лакедемон. 700 беотийцев же составляли всё мужское население Фив и Феспии, способное держать оружие.

При этом ни один источник не свидетельствует об особой свирепости, уникальности военных учреждений спартанцев или их ратных подвигах. Тот же Геродот пишет , что в Битве чемпионов (около 550 года до н. э.) при равных условиях воины из Аргоса показали себя лучше, чем спартанцы. Также источники сообщают, что лакедемонская конница была бесполезна.

Иллюстрация: персидский воин убивает греческого гоплита. Отпечаток с древней цилиндрической ахеменидской печати / Marco Prins / Wikimedia Commons

Поворотным моментом в формировании имиджа спартанской армии, считает Конийнендейк, стала битва при Фермопилах и особенно её описание Геродотом. Самый ранний источник данных об этом сражении сделал из него миф, который спартанцы с радостью поддерживали. Это нередко помогало им сломить дух противников, даже не вступая в бой.

Спартанцев запомнили как героев, а о том, что они сдались афинянам в битве на Сфактерии (425 год до н. э.), уступили Малую Азию персам в Коринфской войне (395–387 годы до н. э.) и проиграли Фивам (битва при Левктрах в 371 году до н. э.), никто обычно не говорит. Свою роль в этом сыграли и римляне, искавшие пример воинственного государства, на которое можно равняться, и поддерживавшие репутацию спартанцев‑воинов. Рим, кстати, и сам подчинил Спарту в 146 году до н. э.

6. Тренировки с детства и отточенное искусство владения оружием — причина спартанских побед

Авторы, составляющие топы самых крутых воинов, расскажут вам, что спартанцы с самого детства учились обращаться с оружием, поэтому им не было равных. Но историки опровергают это заблуждение.

Спартанцы не жили только ради войны, и их общественное устройство ничем не отличалось от типичной древнегреческой олигархии . Система образования и воспитания, при которой мальчиков‑граждан с малого возраста государство забирает из семьи, существовала и в других полисах. Поэтому говорить об особом индивидуальном военном мастерстве спартанцев нельзя.

Иллюстрация: сражающаяся фаланга на древнегреческой амфоре. 560 год до н. э. / Bibi Saint‑Pol / Wikimedia Commons

Правильнее сказать, что главным преимуществом воинов из Лаконии была дисциплина, привитое с детства послушание и разделение армии. Фаланга не была уникальным изобретением спартанцев, но они единственные среди эллинов догадались разделить её на отряды по 15 человек и заставить их двигаться в ногу единым строем. Простое правило «следуй за человеком перед собой» спартанцы прививали даже подчинённым союзникам, буквально за несколько дней делая из толпы войско.

Чёткая система командования, раздачи и выполнения приказов — вот настоящая причина успеха воинов с лямбдой на щите. Кстати, только в Спарте войско имело одинаковую униформу.

Реконструкция облика гоплитов V века до н. э. Спартанский воин стоит справа от бойца с быком на щите. Фото: Megistias / Wikimedia Commons

7. Спартанцы не интересовались ничем, кроме войны

На самом деле молодых спартиатов, несмотря на казарменные условия жизни, не воспитывали только как воинов и убийц. В агелах они не только занимались физическими упражнениями, но и учились писать и читать, танцевать, декламировать стихи. Военная служба была обязанностью граждан Спарты, а не профессией. Большую часть времени они являлись землевладельцами, поэтому должны были уметь управлять илотами, знать законы и стать полноценными гражданами.

Мифический сюжет кисти спартанского художника. Фото: Louvre / Wikimedia Commons

О том, что в Спарте не только война была в почёте, говорит история поэта Алкмана. Он родился в Малой Азии и прибыл в Спарту рабом, но за поэтический талант был освобождён и даже удостоен памятника на своей второй родине.

Другим творческим героем Спарты был Терпандр — легендарный основатель классической древнегреческой музыки и лирической поэзии. Правда, он тоже не был уроженцем этого полиса, а прибыл туда для подавления народных волнений.

8. Афины и Спарта были союзниками

После просмотра фильма «300 спартанцев: Расцвет империи» можно подумать, что Спарта и Афины были если не дружественными государствами, то хотя бы союзниками. Однако это далеко от правды.

Два крупнейших полиса Эллады неизбежно шли к столкновению за гегемонию в греческом мире. Афины были сильны на море, Спарта — на суше; афиняне придерживались принципов античной демократии, а у спартанцев были цари и олигархия. Когда Ксеркс подошёл к Афинам после сражения при Фермопилах, спартанцы медлили с отправкой войска. То же самое произошло перед знаменитой битвой при Марафоне (490 год до н. э.). Впрочем, афиняне и сами не пришли на помощь Леониду в Фермопилах.

Иллюстрация: спартанцы против персов. Эпизод битвы при Платеях / John Steeple Davis / Wikimedia Commons

Неудивительно, что после того, как персы были отбиты, Афины и Спарта схлестнулись в череде войн, привлекая на свою сторону другие полисы. Они значительно ослабили друг друга и в итоге спустя два с половиной столетия были покорены римлянами.

9. Спартой руководил один царь

Даже смотря не такой мифологизированный фильм, как «300 спартанцев» 1962 года, можно подумать, что Спартой управлял один харизматичный лидер. В действительности всё было иначе. У лакедемонян было сразу два царя из династий Агиадов и Еврипонтидов. Например, соправителем Леонида (из Агиадов) был Леотихид II (из Еврипонтидов). Власть их передавалась по наследству.

Скульптура гоплита, возможно, изображающая Леонида. Фото: Archæological Museum of Sparta / Wikimedia Commons

Кроме царей в Спарте существовала герусия — совет 28 знатных старейшин. Она имела равное с царями количество голосов при решении вопросов. Геронты, члены герусии, оставались на своём посту до конца жизни.

Цари и геронты правили Спартой и составляли основу её олигархического строя. Обычные же спартиаты на общих собраниях могли только принимать или отклонять их решения.

Читайте также 🏛🏺🗡

Спартанский эксперимент | Публикации | Вокруг Света

Положение спартанских женщин расценивалось в Греции как нечто ненормальное, далеко выходящее за рамки привычного и приемлемого. Греческие государства были «мужскими клубами», где женщине не отводилось никакого места. Роль женщины в обществе ограничивалась кругом ее домашних обязанностей и их выполнением. Когда афинский комедиограф Аристофан в комедии «Лисистрата» показывает, как женщины завладевают Афинами и объявляют мужьям сексуальную забастовку, мы на самом деле абсолютно не понимаем юмора. А юмор состоит в том, что большего абсурда жители Афин и других греческих городов не могли себе даже представить. То, что творилось в Спарте, в глазах всей Эллады походило на такую уморительную и неприличную комедию. Греки считали спартанок распутными и неуправляемыми, вышедшими из повиновения своих мужей и даже смеющими ими командовать, а это казалось тем более странным на фоне строгостей легендарных законов Ликурга. По словам Аристотеля, Ликург сумел создать законы только для мужской половины Спарты, с распущенностью и своеволием спартанских женщин великий законодатель якобы не смог ничего поделать. В действительности же «женская эмансипация» выглядит органичной частью «революции Ликурга». Если во всей Греции семья являлась ячейкой общества, а женщины были чем-то вроде семейного имущества, то спартанские законы стремились во всем ограничить роль семьи. Идеи спартанского коллективизма и воспитания личности распространились на женщин, а это означало, что в существе женского пола уважали человека и личность. Именно этого остальные греки не могли или не хотели понять.

Юные спартанки не сидели взаперти в ожидании замужества. Подобно мальчишкам, они разбивались на отряды и проходили спортивную подготовку, упражняясь в беге, борьбе, метании копья и диска. Пикантность этим атлетическим упражнениям добавляло то, что молодые люди обоего пола состязались на глазах друг у друга. Юноши были обнаженными, а девушки занимались спортом то ли нагишом, то ли в эфемерных хитончиках, которые, в общем, ничего не прикрывали. На праздники нагие юноши и девушки устраивали торжественные шествия, сопровождавшиеся гимнастическими упражнениями, песнями и плясками. Древние греки придавали наготе огромное значение, они считали ее одним из своих отличий от варваров, в частности то, что на спортивных играх атлеты выступали обнаженными. Подобное внимание к нагому человеческому телу можно понять только в свете греческой философии. Однако во всей Греции это касалось мужчин, а не женщин. Греческие женщины ходили с головы до ног стыдливо укутанные в бесформенные одежды. В манере спартанок публично обнажаться многие в Греции упорно видели одно беспутство. Один Плутарх смог разглядеть присущие обнаженным спартанкам высокие моральные принципы, хотя, повествуя о выступлениях голых гимнасток, он не отрицал присущего им момента эротической демонстрации. И тем не менее главным было другое. Плутарх подчеркивает: публичное обнажение и спортивные состязания спартанок способствовали возвышенному образу мыслей и укрепляли в них чувство собственного достоинства: «В наготе девушек не было ничего неприличного. Они были по-прежнему стыдливы и далеки от соблазна, напротив, этим они приучались к простоте, заботам о своем теле. Кроме того, женщинам внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она может приобщиться к доблести и почету. Вот почему спартанки могли говорить и думать так, как рассказывают о жене царя Леонида по имени Горго. Одна афинянка сказала ей: «Одни вы, спартанки, делаете что хотите со своими мужьями». — «Да, но ведь одни мы и рожаем мужей», — ответила царица».

Полученное воспитание делало спартанок мужественными и дерзкими на язык, что первыми чувствовали на себе их мужья. Их женщины свободно высказывали свое мнение и отличались независимым поведением. И если греки смотрели на подобное с удивлением, то спартанцы считали только естественным, чтобы женщины включались в жизнь государства. С гордыми словами «со щитом или на щите» на устах спартанки посылали в битву своих сыновей и с презрением отказывались от них, если сыновья не исполняли воинского долга достойно. Само спартанское государство в такую минуту говорило их устами. Спартанки рожали будущих воинов, и общественное мнение Спарты признавало за женщинами немалую свободу в выборе полового партнера и отца своего ребенка. Кто, как не сама женщина, сможет выбрать будущему воину лучшего отца? И вовсе не обязательно, чтобы отцом становился муж. Как изящно выразился Плутарх, Ликург стремился вытравить из умов сограждан «глупую ревность» и предоставлял достойным людям возможность «сообща заводить детей». Остальная Греция называла это распутством. Спартанцы же заботились об улучшении человеческой породы.

Платонический идеал

Типичная для Древнего Востока авторитарная форма государства, деспотия, не прижилась в Греции. Излюбленный греками тип общественного устройства — коллективы граждан, самостоятельно решающих свою судьбу. Политика находилась в совместном ведении граждан, и от того, насколько успешно они формировали и проводили политику государства, напрямую зависело благополучие всех и каждого. Поэтому все, что происходило в Спарте, затрагивало всех на личном уровне. Такая плотная жизненная среда обнаруживала и свои темные стороны. Когда все зависят друг от друга, жизнь в государстве легко превращается в кошмар. Бедой греческих городов-государств являлась хроническая внутренняя нестабильность.

Спарта подала пример радикального и окончательного разрешения «социального вопроса». Законы, приписываемые Ликургу, делали ставку на принципиальную невозможность возникновения внутренних конфликтов, расшатывающих гражданский коллектив. После «революции Ликурга» реальным фактом спартанской жизни стал идеал единства и равенства граждан как залог стабильности и силы Спарты. Все спартанцы до единого переместились в правящее сословие. Все законы служили поддержанию гражданского равенства и единомыслия граждан — и ничему другому, это и придавало государству небывалую мощь. В начале V века до н. э. Спарта возглавила сопротивление нашествию полчищ персидского царя Ксеркса. Затем вопрос о первенстве в Греции решался в споре с Афинами, другим крупнейшим и влиятельным греческим государством, антагонистом и антиподом Спарты. Вопреки прогнозам противников спартанцы вышли из этой схватки победителями: победа над Афинами в Пелопоннесской войне на время принесла Спарте гегемонию над большей частью Эллады.

Древние греки смотрели на спартанское государство со смешанным чувством. Величайшие философы Платон и Аристотель были далеки от преклонения перед спартанскими порядками, но и они в своих проектах идеального государства с большей или меньшей решительностью берут за основу пример Спарты. Для Платона и Аристотеля Спарта являла собой эталон стабильности и гражданского мира, позволяющий избежать тирании, с одной стороны, и анархии — с другой. Казалось, именно спартанцы лучше остальных жителей Эллады воплотили в жизнь идею греческого государства как дееспособного коллектива. Платон же ценит как основную спартанскую идею тотального единства и равенства, так и практические способы ее реализации, изображая идеальное государство своих «Законов» со многими чертами спартанского царства. Основываясь на примере Спарты, философ писал: «Никто никогда не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины. Ни в серьезных занятиях, ни в играх никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению. На войне и в мирное время всегда надо жить с постоянной оглядкой на начальника и следовать его указаниям. Даже в самых незначительных мелочах надо ими руководствоваться, например, по первому его приказу останавливаться на месте, идти вперед, приступать к упражнениям, умываться, питаться и пробуждаться ночью для несения охраны и для исполнения поручений. Словом, пусть человеческая душа научится не уметь делать что-либо отдельно от других людей, и человек не будет понимать, как это возможно».

Игорь Дубровский

История Спарты - History of Sparta

Древнее дорийское греческое государство, известное как Спарта

Тот же вид, но повернут на северную сторону руин.

История Спарты описывает судьбу древнего Дориан греческого государства , известного как Спарте с самого начала в легендарном период его включения в ахейских Лиги под конец Римской республики , как и Союзного государства, в 146 году до н.э., в период примерно 1000 лет . Поскольку дорийцы не были первыми, кто поселился в долине реки Еврот на Пелопоннесе в Греции, описаны предшествующие микенские периоды и периоды каменного века. Спарта стала районом современной Греции. Кратко упоминаются события постклассического периода.

Дориан Спарта завоевал господство в 6 веке до нашей эры. Во время персидских войн он был признанным лидером греческих городов-государств. Впоследствии он потерял это согласие из-за подозрений в том, что афиняне замышляли разрушить спартанское государство после землетрясения, разрушившего Спарту в 464 году до нашей эры. Когда Спарта победила Афины в Пелопоннесской войне , она обеспечила непревзойденную гегемонию над южной Грецией . Превосходство Спарты было сломлено после битвы при Левктре в 371 году до нашей эры. Он так и не смог восстановить свое военное превосходство и был окончательно поглощен Ахейской лигой во 2 веке до нашей эры.

Доисторический период

Каменный век в Спарте

Самым ранним достоверным свидетельством человеческого поселения в районе Спарты является керамика, датируемая периодом среднего неолита, найденная в окрестностях Купховуно примерно в двух километрах к юго-западу от Спарты.

Легендарный аккаунт

Согласно мифу, первым королем региона, который позже был назван Лаконией , но затем назван Лелегией, был одноименный король Лекс . За ним, согласно традиции, последовала череда королей, аллегорически изображающих некоторые черты будущей Спарты и Лаконии, таких как короли Майлес , Еврот , Лакедемон и Амиклас Спартанский . Последним королем из их семьи был Тиндарей , отец Кастора и Клитемнестры и приемный отец Поллукса и Елены Троянской . Среди женских фигур этой легендарной родословной - нимфа Тайгете (мать Лакедемона), Спарта (дочь Еврота) и Эвридика Аргосская (бабушка Персея ).

Позже ахейцы , связанные с микенской Грецией , иммигрировали с севера и заменили лелегийцев в качестве правящего племени . Елена, дочь Зевса и Леды , выйдет замуж за Менелая и, таким образом, пригласит Атрейд на лаконский трон. В конце концов гераклиды , обычно отождествляемые с дорийцами , захватили землю и трон Лаконии и основали город-государство Спарта. Последнее Atreidae Tisamenus и Penthilus , согласно мифу, приведут ахеец к Ахому и Малой Азии , в то время как Heraclids Еврисфен и Прокл основали Spartan царских Родов Agiad и Eurypontid династий соответственно.

Микенский период в Спарте

Вид на Спарту из Терапны

Дорийское вторжение

Дорианская, предположительно микенская , цивилизация, похоже, пришла в упадок к концу бронзового века , когда, по словам Геродота, македонские племена с севера вошли на Пелопоннес, где их называли дорийцами, и поселились там, покорив местные племена.

Традиция описывает, как примерно через шестьдесят лет после Троянской войны произошла миграция дорийцев с севера, которая в конечном итоге привела к возвышению классической Спарты. Однако эта традиция противоречива и была записана спустя много времени после событий, которые они якобы описывают. Следовательно, такие скептики, как Карл Юлиус Белох , отрицали, что такое событие произошло. Чедвик утверждал на основе небольших региональных вариаций, которые он обнаружил в линейном письме B, что дорийцы ранее жили в дорийских регионах как угнетенное большинство, говоря на региональном диалекте, и возникли, когда они свергнули своих хозяев.

Темный век в Спарте

Археологически сама Спарта начинает проявлять признаки поселения только около 1000 г. до н.э., примерно через 200 лет после краха микенской цивилизации . Форрест предполагает, что из четырех деревень, составлявших Спартанский Полис, две, наиболее близкие к Акрополю, были первоначальными, а два более удаленных поселения возникли позже. Двойное царство может возникнуть в результате слияния первых двух деревень. Одним из последствий микенского коллапса стало резкое сокращение населения. После этого произошло значительное восстановление, и этот рост населения, вероятно, был более заметным в Спарте, поскольку она располагалась в наиболее плодородной части равнины.

Между 8 и 7 веками до нашей эры спартанцы пережили период беззакония и междоусобиц, о чем позже свидетельствовали Геродот и Фукидид. В результате они провели серию политических и социальных реформ своего общества, которые позже приписали полумифическому законодателю Ликургу . Эти реформы положили начало истории классической Спарты.

Протоисторический период

Реформы Ликурга

Именно во времена правления короля Чарилла самые древние источники описывают жизнь Ликурга . Действительно, спартанцы приписывали свой последующий успех Ликургу, который начал свои реформы в то время, когда Спарта была ослаблена внутренними разногласиями и не имела стабильности сплоченного и хорошо организованного сообщества. Есть основания сомневаться, существовал ли он когда-либо, поскольку его имя происходит от слова «волк», которое ассоциировалось с Аполлоном , следовательно, Ликург мог быть просто олицетворением бога.

Дж. Ф. Лазенби предполагает, что двойная монархия может начаться с этого периода в результате слияния четырех деревень Спарты, которые до этого сформировали две фракции деревень Питана-Мезоа против деревень Лимнаи-Конура. Согласно этой точке зрения, короли, которые, как гласит традиция, правили до этого времени, были либо полностью мифическими, либо в лучшем случае фракционными вождями. Лазенби также предполагает, что другие реформы, такие как введение Эфоров, были более поздними нововведениями, которые были приписаны Ликургу.

Расширение Спарты на Пелопоннесе

Похоже, дорийцы приступили к расширению границ спартанской территории почти до того, как основали собственное государство. Они сражались против аргосских дорийцев на востоке и юго-востоке, а также против аркадских ахейцев на северо-западе. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что Спарта, относительно недоступная из-за рельефа равнины Спарты, с самого начала была в безопасности: она никогда не была укреплена.

Спарта делила равнину с Амиклаем, лежащим к югу, и была одним из немногих мест, уцелевших со времен микенских времен, и, вероятно, была ее самым грозным соседом. Следовательно, предание о том, что Спарта при ее королях Архелаосе и Хариллосе двинулась на север, чтобы обеспечить верховную долину Еврота, вполне правдоподобно. Затем были захвачены Фарис и Геронтры и, хотя традиции немного противоречивы, также был захвачен Амиклай, который, вероятно, пал примерно в 750 г. до н. Вероятно, жители Геронтры были изгнаны, в то время как жители Амиклая были просто подчинены Спарте. Павсаний изображает это как конфликт дорийцев и ахейцев . Однако археологические данные ставят под сомнение такое культурное различие.

7 век до н.э.

Тиртей рассказывает, что война за завоевание мессенцев , их соседей на западе, во главе с Феопомпом длилась 19 лет и велась во времена отцов наших отцов . Если эту фразу понимать буквально, это будет означать, что война произошла примерно в конце 8-го века до нашей эры или в начале 7-го века. Историчность Второй мессенской войны долгое время подвергалась сомнению, поскольку ни Геродот, ни Фукидид не упоминают о второй войне. Однако, по мнению Кеннелла, фрагмент Тиртея (опубликованный в 1990 г.) дает нам некоторую уверенность в том, что это действительно произошло (вероятно, в конце VII века). Согласно довольно поздним источникам, именно в результате этой второй войны мессенцы были низведены до полурабаевского статуса илотов .

Доминировала ли Спарта в регионах к востоку от нее в то время, не известно. Согласно Геродоту аргивяне территории "однажды включен весь Кинурия (восточное побережье Пелопоннеса) и остров Cythera . Низкая численность населения Кинурии - очевидная из археологических находок - предполагает, что за эту зону оспаривали две державы.

Во время Второй мессенской войны Спарта зарекомендовала себя как местная держава на Пелопоннесе и в остальной части Греции. В течение следующих столетий репутация Спарты как сухопутной силы была бесподобной.

6 век до н.э.

Пелопоннесская лига

В начале VI века до нашей эры спартанские цари Леон и Агасикл предприняли решительную атаку на Тегею , самый могущественный из аркадских городов. Некоторое время Спарта не имела успеха против Тегеи и потерпела заметное поражение в Битве за Оковы - название отражало спартанские намерения заставить Тегею признать ее гегемоном . Для Форреста это ознаменовало изменение спартанской политики от порабощения к политике построения союза, который привел к созданию Пелопонезийской лиги. Форрест нерешительно приписывает это изменение Эфор Чилон . Создавая свой союз, Спарта добилась двух целей: защиты от завоевания Мезены и развязки рук против Аргоса . Битва Чемпионов выиграли около 546 г. до н.э. (то есть в то время, когда лидийская империя упала до того Киры Персии ) сделала мастер спартанцев в Кинурия, пограничных между Лаконием и Арголидом.

В 494 г. до н.э. царь Клеомен I начал то, что было задумано как окончательное сведение счетов с городом Аргос - вторжение с захватом самого города в качестве цели. Аргос не пал, но ее потери в битве при Сепее нанесут урон Аргосу в военном отношении и на некоторое время приведут к глубоким гражданским конфликтам. Спарта была признана ведущим государством Эллады и поборницей эллинизма. Крез из Лидии образовали союз с ним. Скифские послы обратились к нему за помощью, чтобы остановить вторжение Дария ; в Спарту греки Малой Азии обратились с призывом противостоять персидскому наступлению и помочь Ионическому восстанию ; Платея просила защиты Спарты; Мегара признала его превосходство; и во время вторжения персов при Ксерксе ни одно государство не ставило под сомнение право Спарты руководить греческими войсками на суше или на море.

Экспедиции за пределы Пелопоннеса

В конце 6 века до н.э. Спарта совершила первое вторжение к северу от перешейка, когда она помогла свергнуть афинского тирана Гиппия в 510 году до нашей эры. Раскол в Афинах с последующим конфликтом между Клисфеном и Исагором . Царь Клеомен появился в Аттике с небольшим отрядом войск, чтобы поддержать более консервативного Исагора, которого Клеомен успешно установил у власти. Афиняне, однако, вскоре устали от иностранного царя, и Клеомен оказался изгнан афинянами.

Затем Клеомен предложил экспедицию всей Пелопоннесской Лиги во главе с ним и его соправителем Демаратосом с целью сделать Исагора тираном Афин. Конкретные цели экспедиции держались в секрете. Секретность оказалась катастрофической, и по мере того, как вспыхнули разногласия, истинные цели стали яснее. Сначала ушли коринфяне. Затем между Клеоменом и Демаратосом вспыхнула ссора с Демаратосом, который тоже решил вернуться домой. В результате этого фиаско спартанцы решили в будущем не посылать армию с обоими королями во главе. Похоже, это также изменило природу Пелопоннесской лиги. С этого времени обсуждались важные решения. Спарта по-прежнему была у власти, но теперь ей нужно было сплотить своих союзников в поддержку своих решений.

5 век до н.э.

Персидские войны

Битва при Марафоне

Услышав призыв о помощи от Афин , которые столкнулись с персами в Марафоне в 490 г. до н.э., Спарта решила соблюдать свои законы и дождаться полнолуния, чтобы послать армию. В результате армия Спарты прибыла в Марафон после того, как битва была выиграна афинянами.

Битва при Фермопилах

Во второй кампании, проведенной десятью годами позже Ксерксом , Спарта столкнулась с той же дилеммой. Персы выбрали неудобное нападение во время олимпийского перемирия, которое, по мнению спартанцев, они должны соблюдать. Другие греческие государства, которым не хватало такой щепетильности, прилагали большие усилия для создания флота - как могла Спарта не вносить свой вклад на суше, когда другие так много делали на море? Решение состояло в том, чтобы предоставить под Леонидом небольшой отряд для защиты Фермопил . Однако есть признаки того, что религиозные угрызения совести Спарты были всего лишь прикрытием. Исходя из этого толкования, Спарта полагала, что защита Фермопил безнадежна, и желала закрепиться на перешейке, но они должны были пройти через передвижение, иначе Афины могли бы вступить в союз с Персией. Потеря афинского флота была бы слишком большой потерей для греческого сопротивления, чтобы рисковать. Альтернативная точка зрения состоит в том, что, судя по свидетельствам реальных боев, перевал был в высшей степени защищенным и что спартанцы могли разумно ожидать, что посланные силы будут адекватными.

В 480 г. до н.э. небольшая группа спартанцев, феспийцев и фиванцев во главе с царем Леонидом (примерно 300 были спартианцами, 700 - феспийцами и 400 - фиванцами; эти числа не отражают потерь, понесенных до финальной битвы), Легендарный последний бой в битве при Фермопилах против огромной персидской армии, нанесший очень большие потери персидским силам, прежде чем был окончательно окружен. С тех пор Спарта приняла более активную долю и приняла на себя командование объединенными греческими войсками на море и на суше. Решающая победа Саламина не изменила существенной дилеммы Спарты. В идеале они хотели бы сражаться на перешейке, чтобы избежать риска того, что их пехота будет поймана персидской кавалерией.

Битва при Платеях

Однако в 479 г. до н.э. оставшиеся персидские войска под командованием Мардония опустошили Аттику, давление Афин вынудило Спарту возглавить наступление. Результатом было противостояние, в котором и персы, и греки пытались сражаться на благоприятной территории, и это было разрешено, когда персы атаковали во время неудачного вывода греков. В результате битвы при Платеях греки под командованием спартанца Павсания свергли легко вооруженную персидскую пехоту, убив Мардония. Превосходное вооружение, стратегия и бронзовые доспехи греческих гоплитов и их фаланги доказали свою ценность, когда Спарта собралась в полную силу и возглавила греческий союз против персов. Решающая победа греков при Платеях положила конец греко-персидской войне, а также амбициям персов по экспансии в Европу. Несмотря на то, что эта война была выиграна пан-греческой армией, заслуга была отдана Спарте, которая помимо того, что была главным героем в Фермопилах и Платеях, была фактическим лидером всей греческой экспедиции.

Битва при Микале

В том же году объединенный греческий флот под командованием спартанского царя Леотихида выиграл битву при Микале . Когда эта победа привела к восстанию ионийских греков, именно Спарта отказалась принять их в эллинский союз. Спарта предложила им покинуть свои дома в Анатолии и поселиться в городах, которые поддерживали персов. Именно Афины, предложив этим городам союз, посеяли семена Делосского союза . В 478 г. до н.э. греческий флот во главе с Павсанием, победителем при Платеях, двинулся на Кипр и Византию. Однако его высокомерное поведение заставило его вспомнить. Павсаний настолько оттолкнул ионийцев, что они отказались принять преемника, Дорциса , которого Спарта послала заменить его. Вместо этого те, кто только что освободился из Персии, обратились в Афины. Источники дают совершенно разные представления о реакции Спарты на растущую мощь Афин, и это может отражать расхождение во мнениях внутри Спарты. Согласно этой точке зрения, одна спартанская фракция была вполне довольна тем, что Афины рискнули продолжить войну с Персией, в то время как противостоящая фракция глубоко возмущалась вызовом Афин их греческому превосходству.

В более поздние классические времена Спарта вместе с Афинами , Фивами и Персией были главными державами, борющимися за господство друг против друга. В результате Пелопоннесской войны Спарта, традиционно континентальная культура, превратилась в военно-морскую державу. На пике своего могущества Спарта покорила многие ключевые греческие государства и даже сумела одолеть элитный афинский флот. К концу V века до нашей эры он выделился как государство, которое победило Афинскую империю и вторглось в персидские провинции Анатолии, в период, который знаменует собой спартанскую гегемонию .

464 г. до н.э., землетрясение в Спарте.

Землетрясение в Спарте 464 г. до н.э. разрушило большую часть Спарты. Исторические источники предполагают, что число погибших могло достигать 20 000 человек, хотя современные ученые предполагают, что эта цифра, вероятно, является преувеличением. Землетрясение вызвало восстание илотов, класса рабов спартанского общества. События, связанные с этим восстанием, привели к усилению напряженности между Спартой и их соперником Афинами и расторжению договора между ними. После того, как войска экспедиции по оказанию помощи, посланной консервативными афинянами, были отправлены обратно с холодной благодарностью, сама афинская демократия попала в руки реформаторов и перешла к более популистской и антиспартанской политике. Поэтому исторические источники называют это землетрясение одним из ключевых событий, приведших к Первой Пелопоннесской войне.

Начало вражды с Афинами

Внимание Спарты в это время было полностью занято проблемами, близкими к дому; такие как восстание Тегеи (около 473–471 гг. до н.э.), которое стало еще более грозным благодаря участию Аргоса. Однако самым серьезным был кризис, вызванный землетрясением, которое в 464 г. до н.э. опустошило Спарту и унесло жизни многих людей. Сразу после этого илоты увидели возможность восстать. За этим последовала осада Итома, который укрепили илоты мятежников. Спартанцу Кимону удалось добиться от Афин помощи, чтобы подавить восстание, но в конечном итоге это имело неприятные последствия для спартанского движения в Афинах. Афинские гоплиты, составлявшие основную часть армии, были из зажиточной части афинского общества, но, тем не менее, были открыто шокированы, обнаружив, что мятежники были такими же греками, как и они сами. Спарта начала опасаться, что афинские войска могут объединиться с мятежниками. Впоследствии спартанцы отправили афинян домой. Официальное обоснование того, что, поскольку первоначальный штурм Итхома потерпел неудачу, теперь требовалась блокада, задача, с которой спартанцы не нуждались в помощи Афин. В Афинах это пренебрежение привело к тому, что Афины разорвали союз со Спартой и вступили в союз со своим врагом Аргосом. Дальнейшие трения были вызваны завершением аттической демократии при Эфиальте и Перикле .

Пол Картледж опасается, что восстание илотов и периэков заставило спартанцев реорганизовать свою армию и интегрировать периэки в полки гражданских гоплитов . Конечно, система, в которой граждане и неграждане сражались вместе в одних и тех же полках, была необычной для Греции. Однако Ханса ван Виза не убеждает объяснение нехватки рабочей силы спартанцами использования гоплитов-неграждан. Он согласен с тем, что интеграция периоев и граждан произошла когда-то между Персидской и Пелопоннесской войнами, но не считает это важным этапом. Задолго до этого спартанцы использовали неграждан в качестве гоплитов, и это соотношение не изменилось. Он сомневается, что спартанцы когда-либо подписывались под гражданином только идеалом силы гоплитов, столь любимым такими писателями, как Аристотель.

Пелопоннесские войны

Спарта и ее союзники во время Пелопоннесской войны. Описанные стратегии преобладали в начале войны. Ближе к концу персидское вмешательство сделало возможным создание сильного спартанского флота, который в конечном итоге разрушил морскую мощь Афин.

Пелопоннесской войны были затянувшаяся вооруженные конфликты, вели на море и на суше, в последней половине 5 века до н.э. между Delian Лиги под контролем Афин и Пелопоннесской лиги доминируют Спарты над управлением других греческих городов-государств. Ученые часто называют Делосский союз «Афинской империей». Пелопоннесский союз считал, что защищает себя от афинского возвышения.

Война имела этнический подтекст, который обычно, но не всегда, применялся: Делосская лига включала население афинян и ионийцев, в то время как Пелопоннесская лига состояла в основном из дорийцев , за исключением того, что третья держава, беотийцы , предварительно примкнула к Пелопоннесской лиге. Спартанцы никогда полностью не доверяли им. Этническая враждебность подогревалась насильственным включением небольших дорийских государств в Делосский союз, который обратился к Спарте. Однако мотивы были сложными, включая местную политику и соображения богатства.

В конце концов Спарта победила, но вскоре пришла в упадок и вскоре была вовлечена в войны с Беотией и Персией, пока наконец не была побеждена Македонией.

Первая Пелопоннесская война

Когда разразилась Первая Пелопоннесская война , Спарта все еще была занята подавлением восстания илотов, поэтому ее участие было несколько бессистемным. Это были не более чем изолированные экспедиции, наиболее заметные из которых заключались в оказании помощи афинянам в битве при Танагре в 457 г. до н.э. в Беотии . Однако затем они вернулись домой, дав афинянам возможность победить беотийцев в битве при Энофите и таким образом свергнуть Беотию . Когда восстание илотов было окончательно прекращено, Спарта нуждалась в передышке, добиваясь и заключив пятилетнее перемирие с Афинами. В отличие от этого, однако, Спарта стремилась к 30-летнему миру с Аргосом, чтобы гарантировать, что они могут нанести удар по Афинам беспрепятственно. Таким образом, Спарта смогла полностью использовать ситуацию, когда Мегара , Беотия и Эвбея восстали, отправив армию в Аттику. Война закончилась тем, что Афины лишились своих владений на материке, но сохранили свою обширную Эгейскую империю в неприкосновенности. Оба короля Спарты были изгнаны за то, что позволили Афинам вернуть себе Эвбею, а Спарта согласилась на Тридцатилетний мир, но договор был нарушен, когда Спарта воевала с Эвбеей.

Вторая Пелопоннесская война

В течение шести лет Спарта предлагала своим союзникам начать войну с Афинами в поддержку восстания на Самосе . В этом случае Коринф успешно выступил против Спарты, и они были отклонены. Когда в 431 г. до н.э. наконец разразилась Пелопоннесская война , главной общественной жалобой на Афины был их союз с врагом Коринфа Коркирой и обращение афинян с Потидеей . Однако, согласно Фукидиду, настоящей причиной войны был страх Спарты перед растущей мощью Афин. Вторая Пелопоннесская война, которая велась в 431–404 годах до нашей эры, будет самой продолжительной и самой затратной войной в истории Греции.

Архидамианская война

Спарта вошла с провозглашенной целью «освобождения греков» - целью, которая требовала полного разгрома Афин. Их метод заключался в том, чтобы вторгнуться в Аттику в надежде спровоцировать Афины на битву. Афины тем временем планировали оборонительную войну. Афиняне останутся в своем городе за неприступными стенами и воспользуются своим военно-морским превосходством, чтобы беспокоить спартанское побережье. В 425 г. до н.э. отряд спартанцев сдался афинянам в Пилосе , что поставило под сомнение их способность выиграть войну. Это было улучшено экспедицией Брасида во Фракию, единственную область, где владения Афин были доступны по суше, что сделало возможным компромисс 421 г. до н.э., известный как Никиевский мир . Война между 431 и 421 г. до н.э. названа «Архидамианской войной» в честь спартанского царя, вторгшегося в Аттику, когда она началась, Архидама II .

Сиракузская экспедиция

Война возобновилась в 415 году до нашей эры и продолжалась до 404 года до нашей эры. В 415 г. до н.э. Афины решили захватить Сиракузы , колонию Дориана Коринфа . Аргументы, выдвинутые на собрании, заключались в том, что это будет выгодное владение и усиление империи. Они вложили значительную часть государственных средств в военную экспедицию, но отозвали одного из ее командиров, Алкивиада , по сфабрикованному обвинению в нечестии (некоторые религиозные статуи были изуродованы), за что ему грозила смертная казнь. Спасаясь на своем корабле, он дезертировал в Спарту. Не явившись на дознание, он был заочно осужден и приговорен к смертной казни.

Поначалу Спарта не решалась возобновить военные действия. В 414 г. до н.э. объединенные силы афинян и аргивян совершили набег на побережье Лаконии, после чего Спарта начала прислушиваться к совету Алкивиада. Успеху Спарты и возможному захвату Афин в 404 г. до н.э. отчасти способствовал этот совет. Он убедил Спарту послать Гилипа для защиты Сиракуз , для укрепления Децелеи в северной Аттике и проведения энергичной политики помощи афинским союзникам в восстании. В следующем году они двинулись на север, укрепили Децелей , вырубили все оливковые рощи, которые давали главную товарную культуру Афин, и лишили их возможности использовать сельскую местность. Афины теперь полностью зависели от своего флота, а затем существенно превосходили спартанский флот. Спартанские генералы показали себя не только неопытными в морской войне, но, по оценке Форреста, они часто были некомпетентными или жестокими, или и тем, и другим.

Гилипп прибыл в Сиракузы не один. Собрав значительные силы из Сицилии и спартанских гоплитов, служивших за границей, он взял на себя командование обороной. Первоначальные афинские силы под командованием Никии смело вошли в Великую гавань Сиракуз, чтобы разбить лагерь у подножия города, который находился на мысе. Гилипп собрал международную армию спартанских элементов из многих частей восточного Средиземноморья на платформе освобождения Греции от тирании Афин. В конечном итоге афинские силы оказались недостаточно большими, чтобы провести эффективную осаду. Они попытались возвести город стеной, но им помешала стена. Прибыла вторая армия Демосфена . В конце концов афинские полководцы сделали ставку на единственную атаку на слабое место на мысе Эпиполы, но были отброшены с большими потерями. Они собирались отправиться в Афины, когда затмение в полнолуние заставило прорицателей настоять на том, чтобы они оставались еще на девять дней - как раз время, необходимое сиракузцам, чтобы подготовить флот, чтобы заблокировать вход в гавань.

События быстро приближались к катастрофе для афинян. При попытке вырваться из гавани они потерпели поражение в морском сражении. Адмирал Эвримедон погиб. Потеряв уверенность в своей способности победить, они бросили оставшиеся корабли и раненых и попытались выйти по суше. Маршрут блокировался на каждом переходе сиракузцами, которые ожидали этого шага. Афинская армия шла под градом ракет. Когда Никий непреднамеренно двинулся вперед Демосфена, сиракузцы окружили последнего и вынудили его сдаться, к чему вскоре добавился и Никий. Оба лидера были казнены, несмотря на протесты Гилиппуса, который хотел вернуть их в Спарту. Несколько тысяч заключенных были заперты в каменоломнях без всяких предметов первой необходимости и без выноса мертвых. Через несколько месяцев оставшиеся афиняне были выкуплены. Провал экспедиции в 413 г. был материальным ущербом, который афиняне вряд ли могли вынести, но война продолжалась еще десять лет.

Вмешательство персов

К этому времени им стали очевидны спартанские недостатки на море, особенно под руководством Алкивиада. Недостаток средств, который мог оказаться фатальным для спартанской морской войны, был восполнен вмешательством Персии, которая предоставила большие субсидии. В 412 г. агенты Тиссаферна , наместника Великого царя тех частей побережья Малой Азии, которые он мог контролировать, обратились к Спарте с сделкой. Великий король предоставит средства для спартанского флота, если спартанцы будут гарантировать королю то, что он считает исконными землями; а именно побережье Малой Азии с ионическими городами. Было достигнуто соглашение. В Малую Азию был отправлен спартанский флот и переговорщик. Переговорщиком был Алкивиад, ныне персонаж нон-грата в Спарте из-за своей новой любовницы, жены короля Агиса, которая тогда командовала гарнизоном в Децелее. После дружбы с Тиссаферном Алкивиаду было тайно предложено почетное возвращение в Афины, если он будет влиять на последних от их имени. Он был двойным агентом, 411–407. Спартанцы не получали ни денег, ни советов специалистов.

К 408 году Великий король понял, что соглашение со спартанцами не выполняется. Он послал своего брата Кира младшего освободить Тиссаферна от его командования Лидией . Тиссаферн был отстранен от должности губернатора Карии . Разоблаченный, Алкивиад отправился в Афины в 407 году. На его место Спарта послала агента с такими же способностями, друга царя Агиса, Лисандра , который как «дипломат и организатор ... был почти безупречным, если не считать высокомерия, нечестности и беспринципности. и жестокость как изъяны ". Он и Сайрус хорошо ладили. Обновление спартанского флота шло стремительно. В 406 году Алкивиад вернулся в качестве командира афинской эскадры с намерением уничтожить новый спартанский флот, но было уже слишком поздно. Он потерпел поражение от Лисандра в битве при Нотиуме . Подозрительное афинское правительство отказалось от договоренности с Алкивиадом. Он отправился в изгнание во второй раз, чтобы поселиться на удаленной вилле в Эгейском море, теперь человек без страны.

Срок пребывания Лисандра в качестве наварха подошел к концу. Его заменил Калликратид, но Кир теперь скупился на оплату спартанского флота. Средства, выделенные Великим Королем, были израсходованы. После поражения и смерти Калликратида в битве при Аргинусах спартанцы предложили мир на щедрых условиях. Делосская лига останется на месте. Афинам по-прежнему будет разрешено собирать дань для своей защиты. Однако военная партия в Афинах не доверяла Спарте. Один из ее лидеров, Клеофон , обратился к собранию в своих доспехах, пьяный. Он потребовал, чтобы спартанцы удалились со всех мест, которые они тогда занимали, в качестве предварительного условия мира. Собрание отклонило предложение спартанцев. Он предпринял новое наступление на спартанских союзников в Эгейском море.

Зимой 406/405 года эти союзники встретились с Киром в Эфесе . Вместе они сформулировали призыв к Спарте отправить Лисандра на второй срок. И спартанские политические нормы, и спартанская конституция должны были предотвратить его второй срок, но после нового спартанского поражения был найден обходной путь. Лисандр будет секретарем номинального наварха Аракуса в звании вице-адмирала. Лисандру снова были доверены все ресурсы, необходимые для содержания и эксплуатации спартанского флота. Кир предоставил средства из собственных средств. Великий король отозвал Кира, чтобы тот ответил за казнь некоторых членов королевской семьи. Кир назначил губернатором Лисандра вместо себя, дав ему право собирать налоги. Это доверие было оправдано в 404 году до нашей эры, когда Лисандр уничтожил афинский флот в битве при Эгоспотами .

Затем Лисандр на досуге отплыл в Афины, чтобы ввести блокаду. Если на своем пути он встречал государство Делосского союза, он давал афинскому гарнизону возможность отступить в Афины; если они отказывались, с ними обращались сурово. Он заменил демократии проспартанскими декархиями под самым строгим спартанским влиянием.

Условия сдачи

После битвы при Эгоспотами спартанский флот плыл туда, где ему было угодно, без сопротивления. Флот из 150 кораблей вошел в Саронический залив, чтобы наложить блокаду на Пирей . Афины были отрезаны. Зимой 404 года афиняне послали делегацию к царю Агису в Децелею с предложением стать союзником Спарты, если только им будет позволено сохранить стены нетронутыми. Он отправил их в Спарту. Эфоры вернули делегацию на дорогу. Выслушав условия, они предложили афинянам вернуться с лучшими.

Афиняне назначили Ферамена, чтобы обсудить этот вопрос с Лисандром , но последний сделал себя недоступным. Ферамен нашел его, вероятно, на Самосе . После трехмесячного ожидания он вернулся в Афины, заявив, что Лисандр задержал его и что он должен вести переговоры напрямую со Спартой. Правление из девяти делегатов было назначено, чтобы отправиться с Терменом в Спарту. На этот раз делегации пропустили.

Затем позиция Афин обсуждалась на спартанском собрании, которое, по-видимому, имело право обсуждать, вето и возражать. Более того, люди в собрании были последней властью. Коринф и Фивы предложили выровнять Афины и превратить эту землю в пастбище для овец. Агис при поддержке Лисандра также рекомендовал разрушить город. Собрание отказалось, заявив, что они не будут разрушать город, который так хорошо служил Греции в прошлом, намекая на вклад Афин в поражение персов.

Вместо этого афинянам были предложены условия безоговорочной капитуляции: длинные стены должны быть демонтированы, Афины должны выйти из всех государств Делосского союза, а афинским изгнанникам должно быть разрешено вернуться. Афиняне могли сохранить свою землю. Вернувшиеся делегаты обнаружили, что население Афин умирает от голода. Капитуляция была принята собранием в апреле 404 г., через 27 лет после начала войны, при небольшом сопротивлении. Через несколько недель прибыл Лисандр со спартанским гарнизоном. Стены начали сносить под дудку, которую играли юные волынщики. Лисандр доложил эфорам, что «Афины взяты». Эфоры пожаловались на его многословие, заявив, что «взято» было бы достаточно.

Некоторые современные историки предложили менее альтруистическую причину милосердия спартанцев - потребность в противовесе Фивам, - хотя Антон Пауэлл видит в этом избыток ретроспективного взгляда. Сомнительно, чтобы спартанцы могли предвидеть, что именно Фивы когда-нибудь будут представлять серьезную угрозу, позже победив спартанцев в битве при Левктре . Политические противники Лисандра могли защищать Афины не из благодарности, а из страха сделать Лисандра слишком сильным.

Дело тридцати

Весной 404 г. до н.э. условия капитуляции требовали от афинян снести длинные стены между городом и портом Пирей . Когда внутреннее разногласие помешало афинянам восстановить правительство, Лисандр распустил демократию и создал правительство из 30 олигархов, которое впоследствии стало известно как Тридцать . Это были спартанские мужчины. Первоначально пришедшие к власти Собранием с мандатом кодифицировать законы, они немедленно обратились за помощью к спартанскому гарнизону в аресте своих врагов. С их помощью они убивали продемократических людей и конфисковали их собственность.

Беспокойство союзников Спарты по Пелопоннесской лиге можно увидеть в неповиновении Беотии , Элиды и Коринфа, которые предлагали убежище тем, кто выступал против правления Тридцати. Лисандр покинул Афины, чтобы установить декархии, правления из 10 человек, в других частях бывшей Афинской империи, оставив спартанский гарнизон под командованием Тридцати. Воспользовавшись общей антиспартанской реакцией и сменой режима в Беотии на антиспартанское правительство, изгнанники и сторонники неафинцев (которым было обещано гражданство) начали атаку из Беотии на Афины при Фрасибуле и в битве при Фрасибуле. Фил, за которым последовали битва при Мюнхии и битва при Пирее, победил афинских сторонников Тридцати, при этом спартанский гарнизон восстановил частичный контроль над Афинами. Они установили декархию.

Афины были на грани гражданской войны. Обе стороны послали делегатов, чтобы представить свою позицию королю Павсанию . Первыми послышались Тридцать. Они жаловались, что Пирей был оккупирован беотийским марионеточным правительством. Павсаний немедленно назначил Лисандра Хармоста (правителя), что требовало согласия эфоров , и приказал ему отправиться в Спарту со своим братом, который был поставлен наварком на более 40 кораблей. Они должны были подавить восстание и изгнать иностранцев.

После того, как Десять были полностью выслушаны, Павсаний, получив согласие трех из пяти эфоров, сам отправился в Афины с отрядом, включающим людей от всех союзников, кроме подозреваемых Беотии и Коринфа. Он встретил и вытеснил Лизандра на дороге. Завязалась битва против Фрасибула, войска которого убили двух спартанских полемархов, но в конце концов были отброшены в болото и оказались там в ловушке. Павсаний замолчал. Он создал правление из 15 мирных комиссаров, которые были отправлены с ним спартанским собранием, и пригласил обе стороны на конференцию. Окончательное примирение восстановило демократию в Афинах. Тридцать человек удерживали Элевсин, так как ранее они вырезали все население. Он был сделан независимым от Афин как убежище для сторонников Тридцати. Была объявлена ​​всеобщая амнистия. Спартанцы прекратили свою оккупацию.

Бывшие олигархи отказались от мира. После того, как другие государства Греции не смогли помочь своему делу, они предприняли попытку государственного переворота. Столкнувшись с непреодолимой силой нового афинского государства, их заманили на конференцию, схватили и казнили. Элевсин вернулся в Афины. Спарта отказалась от дальнейшего участия. Между тем, Лисандр, который был отозван в Спарту после того, как ему помог Павсаний, с помощью царя Агиса (второго царя) обвинил Павсания в излишней снисходительности к афинянам. Он не только был оправдан подавляющим большинством присяжных (за исключением сторонников Агиса), включая все пять эфоров, но и спартанское правительство отвергло все декархи, установленные Лизандром в бывших штатах Афинской империи, и приказало первым правительства восстановлены.

4 век до н.э.

Спартанское превосходство

Двумя крупнейшими державами в восточном Средиземноморье в V веке до нашей эры были Афины и Спарта. Поражение Афин Спартой привело к гегемонии Спарты в начале 4 века до нашей эры.

Неудачная интервенция в Персидскую империю

Близкие отношения Спарты с Киром Младшим продолжились, когда она тайно поддержала его попытку захватить персидский престол. После того, как Кир был убит в битве при Кунаксе , Спарта на короткое время попыталась примириться с персидским царем Артаксерксом . Однако в конце 401 г. до н.э. Спарта решила ответить на призыв нескольких ионических городов и отправила экспедицию в Анатолию. Хотя война велась под знаменем греческой свободы, поражение спартанцев в битве при Книде в 394 г. до н.э. было широко встречено греческими городами региона. Хотя персидское правление означало для городов материковой Азии уплату дани, это, кажется, считалось меньшим злом, чем правление Спарты.

Мир Анталкида

В конце 397 г. до н.э. Персия отправила родосского агента с подарками противникам Спарты на материковую часть Греции. Однако эти побуждения служили в основном для поощрения тех, кто уже был обижен на Спарту. В конце концов, именно Спарта сделала первый агрессивный шаг, используя в качестве предлога поддержку Беотией своего союзника Локриса против союзницы Спарты Фокиды . Была отправлена ​​армия под командованием Лисандра и Павсания. Поскольку Павсаний был несколько равнодушен ко всему предприятию, Лисандр пошел дальше. Отделив Орхоменос от Беотийского союза, Лисандр был убит в битве при Галиарте . Когда Павсаний прибыл, вместо того, чтобы отомстить за поражение, он просто попытался заключить перемирие, чтобы похоронить тела. За это Павсаний был привлечен к ответственности, на этот раз успешно, и ушел в изгнание.

В битве Coronea , Агесилай I , новый царь Спарты, был немного лучше из беотийцев и в Коринфе, спартанцы сохранили свои позиции, но они сочли необходимым избавиться от персидской враждебности и , если это возможно использование персидской власти укрепить свое собственное положение дома: поэтому они заключили с Артаксерксом II унизительный Анталкидский мир в 387 г. до н.э., которым они сдались Великому Царю греческих городов побережья Малой Азии и Кипра , и оговорили автономию всех другие греческие города. Наконец, Спарта и Персия получили право вести войну с теми, кто не соблюдал условия договора. Спарта должна была придерживаться одностороннего толкования автономии. Беотийская лига была разбита, с одной стороны, в то время как Пелопоннесская лига с доминированием спартанцев была исключена. Кроме того, Спарта не считала, что автономия включает в себя право города выбирать демократию по сравнению с предпочитаемой Спартой формой правления. В 383 г. до н.э. обращение двух городов Халкидики и царя Македонии дало Спарте предлог для развала Халкидского союза, возглавляемого Олинфом . После нескольких лет борьбы Олинф потерпел поражение, и города Халкидики были включены в Пелопоннесский союз. Реальным бенефициаром этого конфликта была Македония , хотя Пол Картледж считает, что она предается ретроспективе, обвиняя Спарту в том, что она способствовала возвышению Филиппа II .

Новая гражданская война

Во время Коринфской войны Спарта столкнулась с коалицией ведущих греческих государств: Фив , Афин , Коринфа и Аргоса . Первоначально альянс был поддержан Персией, чьи земли в Анатолии были захвачены Спартой и которая опасалась дальнейшего спартанского вторжения в Азию. Спарта одержала ряд сухопутных побед, но многие из ее кораблей были уничтожены в битве при Книде греко-финикийским наемным флотом, который Персия предоставила Афинам. Это событие серьезно подорвало военно-морскую мощь Спарты, но не положило конец ее стремлению к дальнейшему вторжению в Персию, пока Афин Конон не разорил спартанское побережье и не спровоцировал старый спартанский страх перед восстанием илотов .

После еще нескольких лет боев в 387 г. до н.э. был заключен Анталкидский мир , согласно которому все греческие города Ионии вернутся под контроль персов, а азиатская граница Персии будет свободна от спартанской угрозы. Последствия войны должны были подтвердить способность Персии успешно вмешиваться в греческую политику и утвердить ослабленную гегемонистскую позицию Спарты в греческой политической системе.

В 382 г. до н.э. Фибид , возглавляя спартанскую армию на север против Олинфа, сделал крюк в Фивы и захватил Кадмею , цитадель Фив. Лидер антиспартанской фракции был казнен после показательного суда, а узкая клика спартанских партизан пришла к власти в Фивах и других беотийских городах. Это было вопиющим нарушением Анталкисского мира. Именно захват Кадмеи привел к фиванскому восстанию и, следовательно, к началу беотийской войны . Спарта начала эту войну со стратегической инициативы, однако Спарта не смогла достичь своих целей. Вначале неудачное нападение на Пирей спартанского полководца Сфодрия подорвало позиции Спарты, загнав Афины в объятия Фив. Затем Спарта потерпела поражение на море ( битва при Наксосе ) и на суше ( битва при Тегире ) и не смогла предотвратить воссоздание Беотийского союза и создание Второй афинской лиги .

Мир Каллии

В 371 г. до н.э. в Спарте был созван новый мирный конгресс для ратификации Каллийского мира . И снова фиванцы отказались отказаться от своей беотийской гегемонии, и спартанцы отправили войска под командованием короля Клеомброта в попытке добиться принятия Фив. Когда фиванцы дали бой при Левктре , это было вызвано скорее смелым отчаянием, чем надеждой. Однако именно Спарта потерпела поражение, и это, наряду со смертью царя Клеомброта, нанесло сокрушительный удар по военному престижу Спарты. Результатом битвы стала передача господства Спарты Фивам.

Убыль населения

Поскольку спартанское гражданство передавалось по крови, Спарта все чаще сталкивалась с населением илотов, численность которого значительно превосходила ее граждан. Тревожный упадок спартанских граждан прокомментировал Аристотель , который рассматривал его как внезапное событие. Хотя некоторые исследователи рассматривают это как результат военных потерь, похоже, что количество граждан после определенного момента начало неуклонно сокращаться со скоростью 50% каждые пятьдесят лет, независимо от масштабов сражений. Скорее всего, это было результатом неуклонного перераспределения богатства между гражданами, что было не так очевидно до тех пор, пока не были приняты законы, разрешающие гражданам отдавать свои земельные участки.

Перед лицом фиванской гегемонии

Сфера влияния Спарты в 362 г. до н.э. показана желто-зеленым цветом.

Спарта так и не оправилась от потерь, понесенных при Левктре в 371 г. до н.э., и последующих восстаний илотов . Тем не менее, она могла оставаться региональной державой более двух столетий. Ни Филипп II, ни его сын Александр Великий не пытались покорить саму Спарту.

К зиме конца 370 г. до н.э. царь Агесилай выступил не против Фив, а в попытке сохранить хотя бы оплот влияния Спарты в Аркадии . Это имело неприятные последствия, когда в ответ аркадийцы отправили в Беотию призыв о помощи. В ответ Беотия отправила большую армию во главе с Эпаминондом , которая сначала двинулась на Спарту, а затем двинулась в Мессению, где илоты уже восстали. Эпаминонд сделал это восстание постоянным, укрепив город Мессен .

Финальная схватка произошла в 362 г. до н.э. , когда к Спарте присоединились несколько бывших союзников Боэтии, такие как Мантинея и Элида . Афины также воевали со Спартой. В результате битва при Мантинее была выиграна Боэтией и ее союзниками, но в момент победы Эпаминонд был убит. После битвы и враги Спарты, и ее союзники поклялись в общем мире. Только сама Спарта отказалась, потому что не приняла независимость Мессении.

Лицом к Македонии

У Спарты не было ни мужчин, ни денег, чтобы восстановить утраченное положение, и продолжающееся существование на ее границах независимых Мессении и Аркадии держало ее в постоянном страхе за свою безопасность. Она действительно объединилась с Афинами и Ахеей в 353 г. до н.э., чтобы помешать Филиппу II Македонскому пройти Фермопилы и войти в Фокиду , но кроме этого, она не принимала участия в борьбе Греции с новой державой, которая возникла на ее северных границах. . В финальном поединке Филипп сражался с Афинами и Фивами у Херонеи . Спарта была скована у себя дома македонскими союзниками, такими как Мессена и Аргос, и не принимала участия.

После битвы при Херонеи Филипп II Македонский вступил на Пелопоннес. Одна только Спарта отказалась присоединиться к «Коринфской лиге» Филиппа, но Филипп организовал передачу некоторых приграничных районов соседним государствам Аргос, Аркадия и Мессения.

Во время походов Александра на восток спартанский царь Агис III в 333 г. до н.э. послал войска на Крит с целью обезопасить остров для Спарты. Затем Агис принял командование союзными греческими войсками против Македонии, добившись первых успехов, прежде чем осадить Мегаполис в 331 году до нашей эры. Большая македонская армия под командованием генерала Антипатра вышла на помощь и в решительном сражении разбила войска под предводительством спартанцев . В боях погибло более 5300 спартанцев и их союзников и 3500 солдат Антипатра. Агис, который теперь был ранен и не мог стоять, приказал своим людям оставить его, чтобы встретиться с наступающей македонской армией, чтобы выиграть время для отступления. Стоя на коленях, спартанский царь убил нескольких вражеских солдат, прежде чем был наконец убит копьем. Александр проявил милосердие и лишь вынудил спартанцев присоединиться к Коринфской лиге, к которой они ранее отказывались присоединиться.

Память об этом поражении была еще свежа в умах спартанцев, когда вспыхнуло всеобщее восстание против македонского правления, известное как Ламийская война , поэтому Спарта оставалась нейтральной.

Даже в период своего упадка Спарта никогда не забывала своих притязаний на «защитницу эллинизма» и своего лаконичного остроумия . Анекдот гласит, что когда Филипп II послал в Спарту послание, в котором говорилось: «Если я войду в Лаконию, я разрушу Спарту», ​​спартанцы ответили одним кратким ответом: «Если».

Когда Филипп создал союз греков под предлогом объединения Греции против Персии, спартанцы предпочли не присоединяться - они не были заинтересованы в присоединении к пангреческой экспедиции, если она не находилась под спартанским руководством. Таким образом, после завоевания Персии Александр Великий послал в Афины 300 комплектов персидских доспехов со следующей надписью: « Александр, сын Филиппа, и все греки, кроме спартанцев , приносят эти подношения, взятые у иностранцев, живущих в Азии [ курсив добавлен] ".

3 век до н.э.

Во время кампании Деметрия Полиоркета по завоеванию Пелопоннеса в 294 г. до н.э. спартанцы во главе с Архидамом IV пытались сопротивляться, но потерпели поражение в двух битвах. Если бы Деметрий не решил обратить свое внимание на Македонию, город пал бы. В 293 г. до н.э. спартанские силы под командованием Клеонима вдохновили Беотию бросить вызов Деметрию, но Клеоним вскоре ушел, оставив Фивы в беде. В 280 г. до н.э. спартанская армия во главе с царем Ареем снова двинулась на север, на этот раз под предлогом спасения священной земли недалеко от Дельф от этолийцев . Они несколько вытащили из-под себя моральную высоту, разграбив местность. Именно в этот момент этолийцы поймали их и победили.

В 272 г. до н.э., Cleonymus Спарты (которые были перемещены в Короля Арей ), убедил Пирра вторгнуться в Пелопоннес. Пирр осадил Спарту, будучи уверенным, что сможет легко взять город, однако спартанцам, даже с участием женщин, участвовавших в обороне, удалось отбить атаки Пирра. В этот момент Пирр получил призыв от оппозиционной аргосской фракции за поддержку прогонатского правителя Аргоса, и он ушел из Спарты. В 264 г. до н.э. Спарта заключила союз с Афинами и Птоломеевым Египтом (вместе с рядом меньших греческих городов) в попытке вырваться из Македонии. Во время разразившейся Хремонидовой войны спартанский царь Арей возглавил две экспедиции на перешеек, где в Коринфе находился гарнизон Македонии, во второй он был убит. Когда Ахейский союз ожидал нападения Этолии, Спарта послала армию под командованием Агиса, чтобы помочь защитить перешеек, но спартанцы были отправлены домой, когда казалось, что нападение не состоится. Примерно в 244 г. до н.э. этолийская армия совершила набег на Лаконию, захватив (как было сказано) 50 000 пленников, хотя это, вероятно, будет преувеличением. Грейнджер предположил, что этот рейд был частью проекта Этолии по созданию коалиции пелопоннесских городов. Хотя Этолия была в первую очередь озабочена ограничением Ахеи, поскольку соответствующие города были враждебны Спарте, Этолия должна была продемонстрировать свои антиспартанские полномочия.

Испытание Агиса

В течение 3-го века до нашей эры постепенно возник социальный кризис: богатство сконцентрировалось среди примерно 100 семей, а количество равных (которые всегда составляли основу спартанской армии) упало до 700 (менее одной десятой от ее 9000 сильных). высшая точка в 7 веке до нашей эры). Агис IV был первым спартанским царем, предпринявшим попытку реформ. Его программа объединила списание долгов и земельную реформу. Противодействие со стороны царя Леонида было снято, когда он был низложен на несколько сомнительных основаниях. Однако его противники воспользовались периодом, когда Агис IV отсутствовал в Спарте, и по возвращении он подвергся пародии на судебный процесс.

Следующая попытка реформы была предпринята Клеоменом III , сыном царя Леонида. В 229 г. до н.э. Клеомен совершил нападение на Мегаполис, спровоцировав войну с Ахеей. Арат, возглавлявший силы Ахейского союза, избрал очень осторожную стратегию, несмотря на то, что у Клеомена было от 20 000 до 5 000 человек. Клеомен столкнулся с препятствиями со стороны эфоров, что, вероятно, отражало общее отсутствие энтузиазма среди жителей Спарты. Тем не менее ему удалось победить Аратуса. После этого успеха он оставил гражданские войска на поле боя и с наемниками двинулся на Спарту, чтобы устроить государственный переворот. Эфорат был упразднен - ​​действительно, четверо из пяти из них были убиты во время захвата власти Клеоменом. Земля была перераспределена, что позволило расширить круг граждан. Долги аннулированы. Клеомен поручил Сферусу , своему стоическому советнику, восстановить старые суровые тренировки и простую жизнь. Историк Питер Грин комментирует, что возложение такой ответственности на неспартанца было убедительным показателем того, насколько Спарта утратила свои ликургийские традиции. Эти реформы вызвали враждебность среди богатых жителей Пелопоннеса, опасавшихся социальной революции. Для других, особенно среди бедных, Клеомен вселил надежду. Эта надежда была быстро разбита, когда Клеомен начал захватывать города, и стало очевидно, что социальная реформа за пределами Спарты была последним, о чем он думал.

Реформы Клеомена имели своей целью восстановление спартанской власти. Первоначально Клеомен добился успеха, взяв города, которые до этого входили в Ахейский союз, и получил финансовую поддержку Египта. Однако Арат, лидер Ахейского союза, решил вступить в союз с врагом Ахеи, Македонией. Когда Египет решил сократить финансовую помощь, Клеомен решил рискнуть всем ради одной битвы. В результате битвы при Селласии в 222 г. до н.э. Клеомен потерпел поражение от ахейцев и Македонии. Антигон III Досон , царь Македонии, торжественно вошел в Спарту со своей армией, чего Спарта никогда раньше не терпела. Эфоры были восстановлены, а королевская власть была приостановлена.

В начале Социальной войны в 220 г. до н.э. послы из Ахеи безуспешно пытались убедить Спарту выступить против Этолии. Этолийские посланники поначалу также потерпели неудачу, но их присутствие было использовано в качестве предлога спартанскими роялистами, которые устроили государственный переворот, восстановивший двойное царство. Спарта сразу же вступила в войну на стороне Этолии.

Роман Спарта

Источники о Наби , пришедшем к власти в 207 г. до н.э., настолько враждебны, что сегодня невозможно судить об истинности обвинений против него - что его реформы были предприняты только для того, чтобы служить интересам Наби. Конечно, его реформы пошли гораздо глубже, чем реформы Клеомена, который освободил 6000 илотов просто в качестве чрезвычайной меры. Британская энциклопедия утверждает:

Если бы мы доверяли рассказам Полибия и Ливия , мы бы уволили его немногим лучше, чем вождя бандитов, удерживающего Спарту с помощью крайней жестокости и угнетения и широко использующего наемные войска в своих войнах.

Историк У. Г. Форест готов принять эти обвинения за чистую монету, в том числе в том, что он убил своего подопечного и участвовал в спонсируемом государством пиратстве и грабежах, но не в приписываемых ему корыстных мотивах. Он видит в нем безжалостную версию Клеомена, искренне пытающуюся разрешить социальный кризис Спарты. Он инициировал строительство первых стен Спарты, которые простирались примерно на 6 миль.

Именно в этот момент Ахея переключила свой союз с Македонией на поддержку Рима. Поскольку Ахея была главным соперником Спарты, Наби склонялся к Македонии. Македонии становилось все труднее удерживать Аргос , поэтому Филипп V Македонский решил отдать Аргос Спарте, что усилило напряженность с Ахейским союзом . Тем не менее, он был осторожен, чтобы не нарушить букву своего союза с Римом. После завершения войн с Филиппом V контроль Спарты над Аргосом противоречил официальной римской политике свободы для греков, и Тит Квинкций Фламинин организовал большую армию, с которой он вторгся в Лаконию и осадил Спарту. Наби был вынужден капитулировать, эвакуируя все свое имущество за пределы Лаконии, сдав лаконские морские порты и флот и заплатив компенсацию в размере 500 талантов, в то время как освобожденные рабы были возвращены своим бывшим хозяевам.

Гифий, построенный на месте древнего порта Спарты.

Хотя территория под его контролем теперь состояла только из города Спарта и его ближайших окрестностей, Наби все еще надеялся восстановить свою былую власть. В 192 г. до н.э., видя , что римляне и их союзники Ахейского отвлеклись от неминуемой войны с королем Антиохом III в Сирии и Этолийский союзом , Nabis попытались отбить гавани города Gythium и Laconian береговой линии. Первоначально он добился успеха, захватив Гитий и победив Ахейский союз в небольшом морском сражении. Однако вскоре после этого его армия была разбита ахейским генералом Филопеменом и заперта в стенах Спарты. После разорения окрестностей Филопемен вернулся домой.

Через несколько месяцев Наби обратился к Этолийской лиге с просьбой прислать войска, чтобы он мог защитить свою территорию от римлян и ахейской лиги. Этолийцы ответили отправкой армии в Спарту. Однако, оказавшись там, этолийцы предали Наби, убив его, когда он тренировал свою армию за пределами города. Затем этолийцы попытались взять город под свой контроль, но им помешало это сделать из-за восстания граждан. Ахейцы, стремясь воспользоваться возникшим хаосом, отправили Филопема в Спарту с большим войском. Оказавшись там, он заставил спартанцев присоединиться к Ахейскому союзу, положив конец их независимости.

Спарта не принимала активного участия в ахейской войне 146 г. до н.э., когда ахейский союз потерпел поражение от римского полководца Луция Мумия . Впоследствии Спарта стала вольным городом в римском понимании, некоторые учреждения Ликурга были восстановлены, и город стал туристической достопримечательностью для римской элиты, которая приехала соблюдать экзотические спартанские обычаи. Прежние периэкские общины не были восстановлены в Спарте, и некоторые из них были организованы как « Лига свободных лаконийцев ».

После 146 г. до н.э. источники по спартанской истории несколько фрагментарны. Плиний описывает ее свободу как пустую, хотя Краймс утверждает, что, хотя это может быть правдой в области внешних отношений, Спарта сохранила высокий уровень автономии во внутренних делах.

Проход в Светонии показывает , что спартанцы были клиентами мощного патриция клана Клавдиев . Жена Октавиана Ливия была членом Клавдиев, что может объяснить, почему Спарта была одним из немногих греческих городов, которые поддержали Октавиана сначала в войне против Брута и Кассия в 42 г. до н.э., а затем в войне против Марка Антония в 30 г. до н.э.

В конце 1-го века до нашей эры и большей части 1-го века нашей эры в Спарте доминировала могущественная семья Эвриклидов, которая действовала для римлян чем-то вроде «династии клиентов» . После падения Евриклид во время правления Нерона, городом правили республиканские учреждения, и гражданская жизнь, похоже, процветала. Во II веке нашей эры был построен акведук длиной 12 километров.

Римляне выставляли спартанские вспомогательные войска в своих войнах против парфян под властью императоров Луция Вера и Каракаллы . Вероятно, римляне хотели использовать легенду о спартанской доблести. После экономического спада в 3-м веке городское процветание вернулось в 4-м веке, и Спарта даже стала второстепенным центром высоких исследований, о чем свидетельствуют некоторые письма Либания .

Постклассические периоды

Спарта в период миграции

В 396 году нашей эры Аларих разграбил Спарту, и, хотя она была восстановлена, возрожденный город был намного меньше, чем раньше. Город был окончательно заброшен в тот период, когда многие населенные пункты Пелопоннеса подверглись набегам аваро-славянской армии. Примерно в это время произошло поселение протославянских племен. Масштабы славянских вторжений и поселений в конце VI и особенно в VII веке остаются предметом споров. Славяне занимали большую часть Пелопоннеса, о чем свидетельствуют славянские топонимы, за исключением восточного побережья, которое оставалось в руках Византии. Последний был включен в THEMA из Эллады , установленного Юстиниан II ок 690.

При Никифоре I , после восстания славян и нападения на Патры , был проведен решительный процесс эллинизации . Согласно (не всегда достоверным) хроникам Монемвасии , в 805 году византийский правитель Коринфа вступил в войну со славянами, истребил их и позволил коренным жителям претендовать на свои земли. Они восстановили контроль над городом Патры, и полуостров снова заселили греки. Многие славяне были переселены в Малую Азию , а многие азиатские, сицилийские и калабрийские греки были переселены на Пелопоннес. Весь полуостров был сформирован в новый THEMA из Пелопоннеса , со столицей в Коринфе. Также существовала преемственность греческого населения Пелопоннеса. С повторной эллинизацией славяне, вероятно, стали меньшинством среди греков, хотя историк Дж.В.А. Файн считает маловероятным, что большое количество людей могло быть легко переселено в Грецию в IX веке; это говорит о том, что многие греки остались на территории и продолжали говорить по-гречески в течение всего периода славянской оккупации. К концу IX века Пелопоннес снова стал греческим в культурном и административном отношении, за исключением нескольких небольших славянских племен в горах, таких как Мелингои и Эзеритай .

Согласно византийским источникам, полуостров Мани в южной части Лаконии оставался языческим вплоть до X века. В своей книге «De administrando imperio» император Константин Порфирогеннет также утверждает, что маниоты сохранили автономию во время славянского вторжения и что они происходят от древних греков. Население, говорящее на дорическом языке, сегодня выживает в Цаконии . В средние века политический и культурный центр Лаконии переместился в соседнее поселение Мистра .

Спарта позднего средневековья

По прибытии в Морею франкские крестоносцы обнаружили укрепленный город под названием Лакедемония (Спарта), занимающий часть территории древней Спарты, и он продолжал существовать, хотя и сильно обезлюдел, даже после того, как в 1249 году поселился принц Ахайи Вильгельм II Виллеардуэн. основал крепость и город Мистра на отроге Тайгета (примерно в 3 милях к северо-западу от Спарты).

Это прошло вскоре после этого в руки византийцев и стал центром Despotate Мореи , пока турки - османы под Мехмеда II не захватили его в 1460. В 1687 году он вступил в обладание из венецианцев , от которого она была вырвали снова в 1715 году турками. Таким образом, на протяжении почти шести веков именно Мистра, а не Спарта составляла центр и фокус лаконской истории.

В 1777 году, после орловских событий , некоторые жители Спарты, носившие имя «Карагианнакос» ( греч . Καραγιαννάκος ), мигрировали в Колдере, недалеко от Магнезии ( ad Sipylum ).

Регион полуострова Мани в Лаконии сохранил некоторую степень автономии в период Османской империи и сыграл значительную роль в войне за независимость Греции .

Современная Спарта

До наших дней на месте древней Спарты находился небольшой городок с населением в несколько тысяч человек, который жил среди руин, в тени Мистры, более важного средневекового греческого поселения неподалеку. Семья Палеологов (последняя византийская греческая имперская династия) также жила в Мистре. В 1834 году, после греческой войны за независимость, король Греции Отто издал указ о расширении города до города.

Известные спартанцы

Смотрите также

Примечания

Рекомендации

 Эта статья включает текст из публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии :  Chisholm, Hugh, ed. (1911). « Спарта ». Британская энциклопедия . 25 (11-е изд.). Издательство Кембриджского университета. С. 609–614. (См. Стр. 610–613.)

Библиография

  • Бак, Роберт Дж (1998). Фрасибул и афинская демократия: жизнь афинского государственного деятеля . Historia, Heft 120. Штутгарт: Ф. Штайнер.
  • Бакли, Т. (2010). Аспекты греческой истории 750–323 гг. До н.э .: подход, основанный на источниках (Второе изд.). Группа Тейлор и Фрэнсис. ISBN   978-0-415-54977-6 .
  • Форрест, WG (1968). История Спарты 950–192 гг . До н . Э. Нью-Йорк; Лондон: У. В. Нортон. ISBN   0-393-00481-3 .
  • Картледж, Пол. Агесилаос и кризис Спарты. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1987.
  • Печатнова, Лариса (2001). История Спарты (архаический и классический периоды) . Гуманитарная Академия. ISBN   5-93762-008-9 .

Непостоянный «Ростов» – Спорт – Коммерсантъ

В команде российской футбольной премьер-лиги «Ростов» может смениться главный тренер. На место Сергея Балахнина, руководившего ростовчанами с июля прошлого года, прочат Анатолия Байдачного, который, по информации белорусского издания «Прессбол», уже урегулировал все детали контракта.

Первым о грядущем назначении Анатолия Байдачного сообщил «Прессбол». По данным авторитетной белорусской газеты, руководство «Ростова первоначально планировало пригласить господина Байдачного в качестве помощника нынешнего главного тренера Сергея Балахнина с тем, чтобы новый специалист присмотрелся к команде. Однако в результате переговоров было решено не тянуть с перестановкой. Предполагается, что Анатолий Байдачный будет руководить «Ростовом» уже в ближайшем матче 40-го тура против «Крыльев Советов». Ростовчане занимают двенадцатое место в турнирной таблице, на 3 очка опережая самарцев.

Для «Ростова» частые тренерские отставки уже давно стали нормой. Только по ходу нынешнего, самого длинного в истории чемпионатов России, ростовчан возглавляли аж четыре специалиста. Начинал сезон Олег Протасов, но в мае прошлого года его сменил Владимир Лютый. С ним результаты команды не улучшились, и уже в июне на должность главного тренера заступил Андрей Талалаев, который с самого начала рассматривался как временная фигура. Спустя девять дней его место занял Сергей Балахнин, державшийся на должности главного тренера с прошлого июля.

Последним местом работы нового главного тренера «Ростова» Анатолия Байдачного был клуб первый лиги «Факел», который в нынешнем сезоне под его руководством шел на предпоследнем месте в чемпионате. Последняя строчка была зарезервирована за расформированной «Жемчужиной». В 2010 году господин Байдачный работал в «Тереке». Кроме того, в 2001-2002 годах он возглавлял «Ростсельмаш», который впоследствии переименовали в «Ростов».

В ближайшие часы в Ростове состоится пресс-конференция, на которой официально объявят имя нового главного тренера команды.

Арнольд Кабанов


СПАРТА (др.-греч. Σπάρτη, дор. Σπάρτα, также ἡ Λακεδαίμων)

Город в Лаконике.

Официальное название Спартанского государства, расположенного на юге Пелопоннеса в области Лакония, – Лакедемон. Жителей Лакедемона называли лакедемонянами, в их число входили как периэки, так и собственно спартанские граждане. Спартой обычно называли город, столицу Спартанского государства, расположенную на низких холмах на западном берегу реки Эврот между Тайгетом и Парноном.

В результате дорийского нашествия (XI в. до н.э.) территорию Лаконии заняли дорийские племена. В ходе двух Мессенских войн (VIII–VII вв. до н.э.) Спарта завоевала Мессению и превратила ее население в илотов. В конце VI в. до н.э. добилась гегемонии в Пелопоннесском союзе. Героическое поведение спартанцев во время Греко-персидских войн сделало Спарту лидером Греции. В результате победы в Пелопоннесской войне была образована Спартанская держава. Гегемония Спарты над Грецией продолжалась до 371 г. до н.э., когда Эпаминонд разбил спартанцев под Левктрами. В 195 г. до н.э. потеряла свою независимость и была присоединена в Ахейскому союзу. В 146 г. до н.э. стала частью римской провинции Ахайя.

Спарта как город была образована из пяти соседних поселений (об), до конца не слившихся в единое целое. Обы представляли собою территориальные образования, которые также назывались деревнями или филами. Первоначально Спарта состояла из четырех об: Лимны, Киносура, Месоа и Питана. Пятой обой, или территориальной филой, стали ахейские Амиклы, находящиеся в 5 км от остальных об. В Спарте, которая бесспорно представляла собой теснейшее политическое единство, во время раскопок архаических слоев не найдено было каких-либо значительных остатков сооружений городского типа. И литературные источники подтверждают, что политический центр всей Лаконии даже в классическое время имел вид скорее группы близлежащих поселков, чем правильного города. Недаром Фукидид назвал Спарту несинойкизированным полисом, т.е. государством, не имеющим центра городского типа (I, 10, 2).

Хотя Спарта была бедна архитектурными памятниками и долго не имела оборонительных стен, однако уже в VI в. до н.э. здесь появились такие памятника, как храм Афины Меднодомной на спартанском акрополе, построенный лаконским зодчим Гитиадом, т. н. Трон Аполлона в Амиклах, Скиада, помещение для народного собрания. В классический период строительная активность в Спарте резко спадает. Частично оборонительные стены в спешке были построены для защиты от Деметрия Полиоркета и позже укреплены Набисом. Только при римлянах здесь снова возникают значительные сооружения, такие как театр, выстроенный из белого мрамора в начале императорского периода. ajnj% August Baumeister , Public Domain

После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э. После смерти Дария его трон занял Ксеркс. Подавив египетское восстание, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию.

Источники

Основным дошедшим до сегодняшнего времени источником, описывающим битву при Марафоне, является VI книга «Истории» Геродота. Подход «отца истории» к написанию своего труда - «мой долг передавать всё, что рассказывают, но, конечно, верить всему я не обязан. И этому правилу я буду следовать во всём моём историческом труде» - вызывает определённую критику.


Pe-Jo , Public Domain

Достоверность сведений в его «Истории» различна. Отдельные рассказы можно отнести к новеллам и легендам. В то же время специальные исследования подтверждают данные Геродота. При написании своих исторических произведений он использовал труды логогра́фов, записи изречений оракулов, памятники официального характера (списки магистратов, жрецов и жриц и пр.), рассказы очевидцев и устные предания. Также Геродоту не была чужда политическая тенденциозность. Проживая в Афинах, он очень высоко оценивает их вклад в окончательную победу над персами. О Спарте он пишет сдержанно, не отрицая при этом её заслуги в войне. Особенно отрицательно относится он к предавшим общеэллинское дело Фивам.

Ктесий в определённой мере дополняет и в то же время противопоставляет себя Геродоту. Будучи потомственным врачом, он попал в плен к персам и в конечном итоге стал придворным у царя Артаксеркса II. Являясь лечащим врачом персидского владыки, Ктесий якобы получил доступ к архивным материалам. По возвращении на родину он написал «Персидскую историю» (др. -греч. Περσικά ).

Ктесия критикуют как античные, так и современные исследователи. Недостоверность и баснословность приводимых им данных отмечали Аристотель, Феопомп, Страбон, Лукиан и Плутарх. Современные историки ставят под сомнение сам факт использования Ктесием официальных персидских летописей. Полемизируя с историками-предшественниками, он многое переписывал у них, изменяя лишь детали. Ктесий обвиняет Геродота во лжи и сочинительстве. При этом современные историки отмечают наличие в его «Персидской истории» выдуманных персонажей. Также Ктесий совершает грубые ошибки в датировке происходивших событий и оценке численности войск.

Событиям греко-персидских войн также уделяли внимание жившие намного позже античные историки-биографы Плутарх и Корнелий Непот. Данные о битве при Марафоне приведены в жизнеописаниях Аристида Плутархом и Мильтиада Корнелием Непотом.

Живший семь столетий спустя Павсаний описывает на месте сражения сохранившиеся 4 могильных холма со стелами - один для афинян, другой для платейцев, третий для участвовавших в бою рабов. Также, согласно древнегреческому географу, в Марафонской долине впоследствии похоронили и Мильтиада. Захоронения на поле боя упоминает в своей «Истории» Фукидид. Археологические раскопки подтверждают информацию из античных источников. При раскопках знаменитого археолога-любителя Г. Шлимана и В. Стаиса были обнаружены описанные Павсанием и Фукидидом захоронения.

Предыстория

Ситуация в Афинах

После смерти тирана Писистрата в 527 г. до н. э. власть перешла к его сыновьям Гиппарху и Гиппию. После убийства Гиппарха в 514 г. до н. э. оставшийся в живых Гиппий окружил себя наёмниками, с помощью которых надеялся сохранить власть. В 510 г. до н. э. спартанский царь Клеомен предпринял военный поход против Афин, в результате которого тиран был свергнут. В Афины вернулся представитель рода Алкмеонидов Клисфен. Ему была поручена подготовка новых законов. Осуществлённые им нововведения сделали Афины демократией (др. -греч. δημοκρατία ). Также им был введён остракизм - изгнание из города путём голосования выдающихся граждан, которые угрожали демократии. Нововведения Клисфена не нравились представителям афинской аристократии - эвпатридам. Сумев избрать архонтом своего представителя Исагора, они изгнали Клисфена и отменили его реформы. Исагора и его сторонников поддерживали спартанцы. Демос воспротивился этой перемене, поднял восстание и сумел выдворить из Афин как Исагора, так и спартанцев.

После их изгнания могущество города стало возрастать. Однако жители опасались мести со стороны спартанцев. Страх перед их армией был настолько велик, что Клисфен отправил в 508/507 г. до н. э. посольство в Сарды к персидскому сатрапу и брату царя Артаферну. Целью посланников было обеспечение оборонительного союза против спартанцев. Персы потребовали от афинян «земли и воды». Послы согласились. Этот символический акт означал формальное признание своего подчинения. Хотя по возвращении домой послы подверглись «суровому осуждению», персы стали считать афинян своими подданными, подобно ионийским грекам. Дальнейшее неповиновение рассматривалось ими как мятеж. Одной из основных целей последующих военных кампаний империи Ахеменидов в Грецию (поход Мардония 492 г. до н. э., экспедиция Датиса и Артаферна в 490 г. до н. э., а также вторжение армии Ксеркса) стало завоевание Афин.

Начало греко-персидских войн

В 499 году до н. э. греческие полисы на территории Малой Азии, находящиеся под властью персидского царя, подняли восстание. Представители повстанцев отправились к родственным им грекам западного побережья Эгейского моря. Спартанцы не захотели вступать в военный конфликт с персами, в то время как афиняне приняли решение отправить на помощь 20 кораблей. Повстанцам, совместно с афинянами, удалось захватить и сжечь важный город империи и столицу сатрапии Сарды. Дарий желал отомстить участвовавшим в восстании и неподвластным его власти грекам.


Anton Gutsunaev , CC BY-SA 3.0

Также Дарий видел возможность покорить разрозненные древнегреческие города. В 492 году до н. э. во время военной экспедиции персидского военачальника Мардония была завоёвана Фракия, Македония признала верховную власть персидского царя. Таким образом, персы обеспечили своему сухопутному войску проход к территории Древней Греции.

В 491 году до н. э. Дарий отправил послов во все независимые греческие города с требованием «земли и воды», что соответствовало покорности и признанию власти персов. Осознавая силу и военную мощь государства Ахеменидов, все города древней Эллады, кроме Спарты и Афин, приняли унизительные требования. В Афинах послы были преданы суду и казнены. В Спарте их сбросили в колодец, предложив взять оттуда земли и воды.

Экспедиция Датиса и Артаферна

Дарий отстранил Мардония от командования и назначил на его место своего племянника Артаферна, придав ему опытного полководца мидийца Датиса. Основными целями военной экспедиции были завоевание или подчинение Афин и Эретрии на острове Эвбея, которая также оказывала помощь повстанцам, а также Кикладские острова и Наксос. Согласно Геродоту, Дарий приказал Датису и Артаферну «обратить в рабство жителей Афин и Эретрии и привести пред его царские очи». При экспедиции находился и бывший тиран Афин Гиппий.

Во время экспедиции персидское войско завоевало Наксос и в середине лета 490 г. до н. э. высадилось на острове Эвбея. Когда это произошло, жители Эретрии приняли решение не покидать город и постараться выдержать осаду. Войско персов не ограничилось осадой, а пыталось взять город штурмом. Геродот писал о том, что борьба была ожесточённой, и обе стороны понесли тяжёлые потери. Тем не менее после шести дней боёв два знатных эретрийца, Евфорб и Филагр, открыли ворота врагу. Персы вошли в город, разграбили его, сожгли храмы и святилища в отместку за сожжение Сард. Захваченные в плен граждане были обращены в рабство.

Перед битвой

После завоевания Эретрии персы отплыли по направлению к Аттике. По совету находившегося в составе их армии бывшего афинского тирана Гиппия они высадились на равнине неподалёку от города Марафон. Для завоевателей она имела ряд преимуществ. Во-первых, равнина находилась ближе всего к Эретрии. Гавань была удобна и безопасна. В долине персы могли найти богатые и нетронутые пажити, на которых можно было бы пасти коней. Также Датис и Артаферн даже не думали о сражении в открытом поле, а предполагали, что афиняне ограничатся обороной стен своего города. По уверениям Гиппия, из долины можно было выйти по удобным дорогам прямо к Афинам.


Kingturtle , Public Domain

Узнав об этом, афиняне также направили своё войско к Марафону. Во главе армии по древней традиции находилось десять стратегов. На помощь также прибыло ополчение из Платей. Мнения стратегов относительно дальнейших действий кардинально разошлись. Одни высказывались против битвы в связи с малочисленностью войска, другие же, напротив, советовали вступить в битву. Тогда стратег Мильтиад обратился к полемарху Каллимаху, от решения которого зависело окончательное решение, со словами:

В твоих руках, Каллимах, сделать афинян рабами или же освободить их Ведь с тех пор как существуют Афины, никогда им ещё не грозила столь страшная опасность, как теперь. Мы - десять стратегов - разошлись во мнениях: одни советуют дать битву, а другие - нет. Если мы теперь же не решимся на битву, то я опасаюсь, что нахлынет великий раздор и так потрясёт души афинян, что они подчинятся мидянам. Если же мы сразимся с врагом, прежде чем у кого-либо возникнет гнусный замысел, то мы одолеем, так как ведь существует же божественная справедливость. Всё это теперь в твоей власти и зависит от тебя. Присоединись к моему совету, и твой родной город будет свободен и станет самым могущественным городом в Элладе. А если ты станешь на сторону противников битвы, тогда, конечно, мы погибли.

Своими словами Мильтиад убедил Каллимаха в необходимости немедленного сражения. После принятия принципиального решения дать битву, а не придерживаться оборонительной тактики, все стратеги вслед за Аристидом уступили своё командование Мильтиаду.

Войско из афинян и платейцев прибыло к месту, где высадились персы. Равнина представляла обширную территорию, которая тянулась с юга на северо-восток вдоль моря и делилась ниспадавшим с Пентельского хребта водопадом на две половины. Южная её часть была ограничена горой Пентеликон, которая доходила непосредственно до морского побережья. Северная, отдалённая от Афин половина равнины также была окружена горными цепями. При этом ширина плоского пространства была кажущейся. На северо-востоке простирались обширные болотистые места, зелёная поверхность которых обманывала глаз.

Мильтиад распорядился стать лагерем на вершинах Пентельского хребта, перекрыв таким образом единственную дорогу к Афинам. Именно по ней Гиппий намеревался провести персов. Несколько дней оба войска стояли напротив друг друга и не предпринимали никаких военных действий.

Силы сторон

Греческие силы

У Геродота не приведены данные о численности армии греков, участвовавшей в битве при Марафоне. Корнелий Непот и Павсаний говорят о 9 тысячах афинян и тысяче платейцев. Римский историк III века н. э. Юстин пишет о 10 тысячах афинян и тысяче платейцев. Эти цифры сопоставимы с количеством воинов, которые, согласно Геродоту, участвовали в битве при Платеях через 11 лет после описываемых событий.


Tungsten , Public Domain

В своём сочинении «Описание Эллады» Павсаний при рассказе о марафонской долине указывает на наличие на ней братских могил - афинян, платейцев и рабов, которых во время битвы впервые привлекли к военным сражениям. Современные историки в целом соглашаются с приведённой в античных источниках численностью участвовавших в битве эллинов.

Армия персов

Согласно Геродоту, изначально флот персов составлял 600 кораблей. При этом он не указывает численности непосредственно войска, говоря лишь о том, что оно было «многочисленным и прекрасно снаряжённым». Для античных источников характерно завышение численности армии своего побеждённого противника. Это делало победы эллинов ещё более героическими. В диалоге Платона «Менексен» и «Надгробном слове» Лисия указывается 500 тысяч. Живший намного позже римский историк Корнелий Непот оценивает численность армии Датиса и Артаферна в 200 тысяч пехотинцев и 10 тысяч всадников. Наибольшая цифра в 600 тысяч встречается у Юстина.


mshamma , CC BY 2.0

Современные историки оценивают вторгшуюся на территорию Эллады армию в среднем в 25 тысяч пеших воинов и одну тысячу всадников (хотя встречаются и цифры в 100 тысяч).

Сравнительная характеристика греческого и персидского войск

Войско персов состояло из представителей множества народов и племён, подвластных империи Ахеменидов. Воины каждой народности имели собственное оружие и доспехи. Подробное описание Геродота утверждает, что персы и мидяне носили мягкие войлочные шапки, штаны и пёстрые хитоны. Доспехи их были собраны из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи, щиты сплетены из прутьев. На вооружении они имели короткие копья и большие луки с камышовыми стрелами. На правом бедре находился меч-кинжал (акинак). Воины других племён были вооружены значительно хуже, в основном луками, а зачастую просто дубинками и обожжёнными кольями. Из защитного снаряжения, кроме щитов, Геродот упоминает у них медные, кожаные и даже деревянные шлемы.

Греческая фаланга представляла собой плотное боевое построение тяжеловооружённых воинов в несколько шеренг. Во время боя главной задачей являлось сохранение её целостности: место павшего воина занимал другой, стоявший за ним. Главным фактором, оказавшим влияние на развитие фаланги, стало применение большого круглого щита (гоплона) и закрытого шлема коринфского типа. На внутренней поверхности гоплона крепились кожаные ремни, через которые просовывалась рука. Таким образом, щит держался на левом предплечье. Воин управлял щитом, держась за ремень ближе к его краю.

Защищая гоплита слева, такой щит оставлял открытой правую половину туловища. Из-за этого в греческой фаланге воины должны были держаться плотной линией так, чтобы каждый гоплит прикрывал своего соседа слева, будучи прикрытым соседом справа. Для грека потерять щит в бою считалось бесчестьем, так как он использовался не только для собственной безопасности, но и для защиты всей шеренги. Голову гоплита в VI-V вв. до н. э. предохранял бронзовый шлем коринфского (или «дорийского») типа, который носился на войлочной подкладке-шапочке. Глухой коринфский шлем обеспечивал полную защиту головы, но стеснял боковое зрение и слух. Воин видел только врага перед собой, что не представляло особой опасности в плотном боевом построении.

Во времена греко-персидских войн ещё были распространены так называемые «анатомические» бронзовые панцири, состоявшие из нагрудной и спинной пластин. Пластины рельефно со скульптурной точностью воспроизводили мышечные контуры мужского торса. Под панцирем гоплиты носили льняные туники, а спартанцы традиционно укрывались поверх доспехов красными плащами. Недостатком бронзовых кирас были незащищённые бедра. В эту эпоху уже появились так называемые линотораксы, панцири на основе многих слоёв пропитанного клеем льна, которые через несколько десятилетий вытеснили в Греции «анатомические» бронзовые панцири. Линотораксы позволяли прикрыть бёдра, не стесняя движений воина.

В состав защитного снаряжения также входили бронзовые поножи. Они повторяли рельеф передней части голени, чтобы плотно облегать ноги и не мешать ходьбе.

Битва

Немецкий историк-антиковед Эрнст Курциус на основании анализа и сопоставления описаний битвы при Марафоне и предшествующих ей событий объясняет, почему Мильтиад атаковал вражеское войско утром 12 сентября 490 г. до н. э., не дождавшись идущего на помощь спартанского войска. Он обращает внимание на то, что во всех дошедших до нас источниках отсутствует описание действий конницы, на которую персы возлагали большие надежды. На определённых этапах сражения она могла бы сыграть решающую роль. Также у Курциуса вызывает удивление быстрота, с которой якобы была произведена посадка персидского войска на корабли.


Kaidor , CC BY-SA 3.0

В условиях полного разгрома это является маловероятным. Исходя из этого, немецкий историк приходит к выводу, что персы, видя укреплённые позиции афинян и платейцев на горных склонах, отказались от мысли идти на Афины через Марафонский проход. Они предпочли предпринять высадку в более удобном для манёвров месте, где не было бы горных проходов и единственной хорошо укреплённой дороги. Курциус делает вывод, что Мильтиад предпринял своё нападение только тогда, когда персидское войско разделилось и конные отряды уже находились на судах. Таким образом, он напал на войска, оставленные позади и прикрывавшие отъезд армии. При данных предпосылках становится понятным, почему афиняне не дождались выступивших в поход профессиональных воинов спартанцев.

LiYan , CC0 1.0

Расстояние между греками и персами составляло не менее 8 стадий (около 1,5 километра). Мильтиад выстроил своё войско в боевом порядке - на правом фланге расположились афиняне под командованием Каллимаха, на левом - платейцы, в центре находились граждане из фил Леонтиды и Антиохиды под командованием Фемистокла и Аристида. Боевая линия эллинов оказалась равной по ширине персидской, однако её центр составлял всего несколько рядов в глубину. Именно в центре войско греков было слабее всего. На флангах боевая линия была выстроена значительно плотнее.

После построения греки начали наступление. Согласно Геродоту, все 8 стадиев они пробежали. Современные исследователи подчёркивают невозможность такого наступления для тяжеловооружённых воинов без нарушения боевого порядка. Делается предположение, что первую часть пути афиняне и платейцы прошли маршем и лишь после достижения расстояния, когда до них стали долетать вражеские стрелы (около 200 м), устремились бегом. Для персов нападение стало неожиданным. Как подчёркивает Геродот:

они первыми из всех эллинов напали на врагов бегом и не устрашились вида мидийского одеяния и воинов, одетых по-мидийски. До сих пор даже ведь одно имя мидян приводило в страх эллинов.

Битва длилась долго. В центре боевой линии, где стояли отборные отряды армии Датиса и Артаферна - персы и саки, а греческая линия была слабой, эллины начали отступать. Персы прорвали ряды афинян и стали их преследовать. Однако на обоих флангах победу одержали греки. Вместо преследования отступающих врагов они повернули и атаковали прорвавшие центр войска. В результате среди персов началась паника, и они стали беспорядочно отступать к кораблям. Грекам удалось захватить семь вражеских судов.


Dorieo , Public Domain

Согласно Геродоту, потери греков составили всего 192 афинянина, среди которых были полемарх Каллимах и брат Эсхила Кинегир. Потери персов «отец истории» оценивает в 6400 человек. Судьба одного из главных военачальников империи Ахеменидов Датиса разнится в различных античных источниках. Так, согласно Геродоту, Датис возвратился обратно в Азию. Согласно использовавшему персидские летописи Ктесию, Датис погиб во время сражения. Более того, греки отказались выдать персам тело их военачальника.

После битвы

В Афинах существовала влиятельная «проперсидская» партия. Согласно Геродоту, врагу был дан условный сигнал щитом с вершины горы Пентеликон. Впоследствии распространилась молва, что это сделали Алкмеониды, предав таким образом общегреческое дело. Отчалив от Марафона, персидские суда направились к Суниону, чтобы, обогнув его, захватить Афины. Город оставался беззащитным, так как всё ополчение находилось на поле боя на расстоянии в 42 км.

Планы врагов были вовремя разгаданы Мильтиадом. Победителям при Марафоне не суждено было отдохнуть после боя. Оставив отряд во главе с Аристидом для охраны пленных и военных трофеев, греческая армия в полном вооружении совершила форсированный марш к Афинам.

Когда персы достигли Фалерской бухты, то обнаружили, что вся греческая армия снова стоит перед ними. Увидев, что город надёжно охраняется, персы не решились на сражение и отплыли домой.

Keith Schengili-Roberts , GNU 1.2

На следующий день к Афинам прибыла спартанская армия, пройдя расстояние от Спарты (220 км) за 3 дня. Опоздав к сражению, они осмотрели поле боя, воздали хвалу афинянам и возвратились домой. Погибшие были удостоены величайших по меркам древних афинян почестей - их похоронили на поле боя.


Tomisti , CC BY-SA 4.0

Победителям при Марафоне Симонид посвятил одну из своих эпиграмм:

В первых рядах на полях Марафона с врагами сражаясь,
Силу блестящих мидян дети Афин разнесли.

Развеяв миф о непобедимости персов, битва при Марафоне значительно подняла боевой дух афинян и впоследствии осталась в их памяти как символ величия Афин. О том значении, которое придавали греки данной победе, свидетельствует большое количество памятников и цитат, посвящённых Марафону. Участвовавший в бою Эсхил пишет в своей эпитафии:

В заливе воют трубы Марафона,
И челюстями брат, уже безрукий,
За скользкую хватается корму.
Нам суждена победа в дивной сече…

Значение битвы для дальнейшего хода греко-персидских войн

Значение битвы по-разному оценивалось воюющими сторонами. Для эллинов она стала первой победой над войском империи Ахеменидов. Для персов поражение их армии не имело больших последствий. Их государство находилось на пике могущества и обладало огромными ресурсами. После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э. В том же году Дарий умер. Его трон занял Ксеркс. Подавив египетское восстание, молодой царь продолжил подготовку к походу на Грецию.

За 10 лет, которые прошли от сражения при Марафоне до нового вторжения персов в Элладу, одним из участников битвы Фемистоклом был проведён ряд реформ по созданию в Афинах мощного флота. Именно его действия впоследствии привели к полному поражению армии Ксеркса.

Фотогалерея












Артаферн

Легенды

С битвой при Марафоне связано несколько легенд. Согласно одной из них, дошедшей до нас из «Истории» Геродота, афиняне отправили некоего гонца Фидиппида в Спарту, чтобы он поторопил лакедемонян с выступлением в поход. По дороге к нему явился бог Пан и сказал, что благосклонно относится к жителям Афин, которые им пренебрегают, и придёт на помощь. Согласно легенде, бог сдержал своё обещание, после чего ему ежегодно стали приносить жертвы. Предание может иметь символический характер, так как от имени данного мифологического персонажа происходит слово «паника», которую Пан внушал при своём появлении. Возникшая паника среди войска персов была одним из важных факторов победы эллинов.

Согласно другой легенде, в битве принимал участие легендарный герой Тесей. В описании портика на афинском акрополе - расписной стои - Павсаний говорит об изображении на картине, посвящённой битве, и других богов-покровителей города. Таким образом, долю победы в столь важной для них битве греки приписывали богам.

Другая недостоверная историческая легенда дала название спортивной дисциплине - марафонскому бегу (бегу на 42 км 195 м). Согласно Плутарху, писавшему свои труды спустя более чем 500 лет после описываемых событий, Мильтиад отправил гонца Евкла в Афины с вестью о победе. Пробежав сразу после боя около 40 километров к городу, скороход выкрикнул «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» и умер. Лукиан трансформирует имя Плутархова гонца Евкла в Геродотова Фидиппида. Указанный Геродотом Фидиппид должен был бы пробежать несколько сотен километров (расстояние от Марафона до Спарты, оттуда обратно с посланием в Марафон, участвовать в битве, а затем со всеми греками вернуться быстрым бегом к Афинам - около 500 км). Так как к Афинам направлялся не один человек, а вся армия, легенда не выдерживает критики. Учитывая явную историческую недостоверность марафонского бега Фидиппида, с 1983 года группой энтузиастов ежегодно устраивается спартатлон - пробег между Афинами и Спартой в 246 км.

Битва при Марафоне в искусстве

Когда во главе Афин стал сын победителя битвы при Марафоне Мильтиада Кимон, то по его поручению на северной стороне Агоры (центральной площади) была воздвигнута одна из самых знаменитых построек древних Афин - Расписная стоя. Она представляла собой портик, расписанный лучшими художниками того времени. Одна из картин изображала отца Кимона Мильтиада во время битвы при Марафоне. В целом росписи Стои современные исследователи считают образцом монументальной пропаганды раннеклассической эпохи. Также памятник в честь сражения был установлен около южной стены Афинского акрополя.

Поэтическое описание битвы дано в стихотворном цикле «Марафон» немецкого поэта Георга Гейма. Лорд Байрон, принимавший участие в греческой революции против Османской империи, в своём произведении «Паломничество Чайльд-Гарольда» обращается к патриотическим чувствам греков, напоминая об их былых победах.

В 2010 году Национальный банк Греции выпустил памятную биметаллическую монету номиналом в 2 евро, тиражом 2,5 млн экземпляров, посвящённую 2500-летию Марафонской битвы. На реверсе монеты изображены щит и воин, которые обозначают борьбу за свободу и благородные идеалы. Птица на щите символизирует рождение западной цивилизации в её нынешнем виде.

Лорд Байрон. Паломничество Чайльд-Гарольда (пер. П. Козлова)

Прошли века, разрушены Афины!
А Марафонский дол дивит, как прежде, свет
Всё тот же он, лишь пахарь изменился.
В ту землю он рабом вонзает плуг;
Как в дни былые, с нею лавр сроднился;
Её, как встарь, лучами греет юг.
Но иностранца стала достояньем
Земля, где перед греками главу
Склонили персы. Живы те преданья
При слове: Марафон - воспоминанья
Нам представляют тень былого на яву.
Войска схватились: длится бой кровавый;
Мидянин лук бросает и колчан.
За ним несётся грек, покрытый славой.
Какой трофей оставили нам годы
В стране, где слёзы Азия лила,
Где озарил Элладу блеск свободы?
Немых гробниц разрушенные своды;
Обломки урн, - вот всё, что лет скрывала мгла.

Очередную революцию в военном деле совершили в V-IV веках до нашей эры греческие города-полисы. Главной ударной силой их войска стали не конники или лучники, а плотно сомкнутый строй пеших копьеносцев, получивший название «фаланга». Некоторая неповоротливость такого построения искупалась тем, что его почти невозможно было пробить ни конницей, ни обычной пехотой. Остановить наступающую фалангу, таким образом, было просто некому. Это тактическое изобретение царствовало на полях сражений около 300 лет.

Само по себе слово «фаланга» не означает ничего особенного (произошло от греческого «ствол дерева», который она действительно отдалённо напоминает). А вот внутреннее содержание нового военного термина было очень любопытным. Если говорить упрощенно, то фаланга - плотная «живая стена» из щитов и длинных копий, медленно, но неотвратимо двигавшаяся на врага. Глубина построения фаланги варьировалась в зависимости от ситуации, но классическим считается строй в восемь рядов.

Греческая фаланга. Современная реконструкция.

Однако у этого построения изначально был серьезный недостаток. Фаланга, практически непробиваемая с фронта (причем особенно безнадежны попытки бросаться на нее конницей - получится просто месиво из людей и лошадей), оказалась очень уязвимой при атаке с флангов и с тыла. К тому же, она была довольно медлительной: перестроение такой «стенки» требует времени, да и тяжелое вооружение фалангитов (копье, щит, защитный панцирь, на всякий случай - короткий меч) не способствует скорости. Но греческие полководцы нашли выход: они старались выбрать место для боя таким образом, чтобы растянуть фалангу по всей ширине фронта и исключить возможность её обхода. Именно так афинский военачальник Мильтиад одержал победу в первом крупном сражении греко-персидских войн - битве при Марафоне 12-го или, по другим источникам, 13 сентября 490 г. до н.э.

О размерах армий противоборствующих сторон историки спорят до сих пор. Традиционно считается, что войска Афин вместе с небольшим отрядом из города Платеи насчитывали около 10-11 тысяч человек, армия Персии под командованием военачальников Датиса и Артаферна была чуть ли не в 10 раз больше. Немецкий исследователь Ганс Дельбрюк путем скурпулезного подсчета установил, что Афины могли выставить на поле боя примерно 5 тысяч бойцов, плюс тысячный отряд из Платей. Соответственно, вполовину уменьшается и численность персидской армии. Не подлежит сомнению, что у персов было серьезное количественное превосходство, а в пользу их противников играли более современная тактика и боевой дух, ведь сражение развернулось на территории Греции.


Битва при Марафоне 12 или 13 сентября 490 г. до н.э. Схема сражения.

В построении греков заключается главный тактический нюанс битвы. Мильтиад растянул фалангу почти по всей ширине поля битвы, по некоторым данным - на 4-5 тысяч шагов! Однако от построения в 8 рядов пришлось отказаться - элементарно не хватало людей. И тогда афинский военачальник применил остроумный прием. Сильнейшие его отряды встали на флангах, глубиной в 5-6 рядов, в то время как фаланга в центре насчитывала всего 2-3 ряда. Греки первыми двинулись в атаку - это объяснялось тем, что основу персидского войска составляла легкая пехота и лучники. Первых из них нужно было как можно скорее лишить свободы маневра, а вторых - сделать бесполезными в ближнем бою, чтобы они не могли расстрелять гоплитов (так называли в Греции тяжеловооруженных пеших бойцов) издалека.

Можно сказать, что битва развернулась точно в соответствии с планом Мильтиада. Персы, стесненные со всех сторон стеной из щитов и копий, естественным образом вынуждены были направить свой контрудар в центр - самое слабое место греческого войска. Им удалось прорвать строй в нескольких местах. Но в то же время мощные «крылья» армии Мильтиада опрокинули противников на флангах. После этого они хладнокровно развернулись и ударили на прорвавшихся в центре персов с двух сторон. Под угрозой окружения персидское воинство срочно ретировалось к кораблям, с которых оно перед боем высаживалось на побережье Греции. Афиняне и платейцы преследовали врагов, жестоко расправляясь с ними. Они успели даже захватить шесть или семь судов, но большей части персов удалось уйти от погони - все-таки фаланга, как уже говорилось, не создана для быстрых маневров. Тем не менее, разброс потерь при Марафоне - весьма существенный: персы потеряли убитыми около 6,4 тысяч воинов, греки - всего 192 человека.


Мильтиад Афинский. Рисунок с древнегреческой скульптуры.

По-своему интересны, хотя и не имеют прямого отношения к тактике, события, случившиеся после битвы. Персидские полководцы попытались воспользоваться ситуацией и организовать морской рейд прямо на Афины. Так что греческому войску пришлось в буквальном смысле бегом возвращаться на защиту родного города. Мильтиад успел вернуться в Афины до прихода персов, и отсюда впоследствии пошла легенда о марафонском бегуне, который преодолел около 40 километров, чтобы сообщить согражданам весть о победе. А спортивная дисциплина «марафонский бег» и поныне числится в программе Олимпийских игр.

Любопытный факт. Позднейшим вариантом фаланги можно считать пехотные квадраты-«каре», которые с успехом применялись русскими полководцами в войнах с Турцией второй половины XVIII века нашей эры. Исчезли доспехи, копья сменились штыками, добавилась дистанционная атака (залпы из ружей), но в остальном принцип действия остался прежним. Главное усовершенствование касалось уязвимости с флангов и тыла: бывшая фаланга теперь стала четырехугольником, прикрытым «стеной копий» со всех сторон.


Каре русской пехоты XVIII-начала XIX веков. Реконструкция.

«В 510 году до н.э. в Афинах был свергнут тиран Гиппий. Он отбыл в родовое владение своей семьи Сигей, а оттуда – ко двору Дария I. Через два года афиняне направили в Персию посольство. Его целью было заключить союз между полисом и империей Ахеменидов. В Сардах афинские послы встретились с сатрапом Артаферном. Он заявил, что союз возможен при условии дачи афинянами царю Персии «земли и воды». Это была формула, означавшая подчинение.»

Не совсем ясно, что произошло потом. Предполагают, что послы согласились на это, но решение должны были принять афиняне. Ратификация договора так и не состоялась, поэтому с точки зрения афинян они не были вассальным государством. Но Дарий мог посчитать, что Афины стали зависимым от них городом.

Перед началом Ионийского восстания в Афинах узнали, что Гиппий находится при персидском дворе и подговаривает персов против Афин. Их послы прибыли в Сарды и начали убеждать Артаферна не верить изгнанникам. Ответ сатрапа был жестким: если афинянам дороги их жизни, они должны снова принять тираном Гиппия.

В 500-494 годы до н.э. греческие полисы Малой Азии и близлежащих островов боролись на свою независимость с империей Ахеменидов. Из материковых греков на призыв собратьев о помощи откликнулись только афиняне и эретрийцы. Они послали в Малую Азию небольшие эскадры, которые вскоре отозвали. Но для персидской стороны это было casus belli, который оправдывал их нападение на эти города.
После 494 года до н.э. было очевидно, что персидские армии рано или поздно переправятся через Геллеспонт или Эгейское море, и греки будут перед выбором – сдаваться или бороться с крупнейшим государством того времени.

В Афинах в 490-е годы до н.э. действовало несколько группировок. Члены аристократической семьи Алкмеонидов выступали за мир с Персией. Мира с Ахеменидами хотели и оставшиеся в городе сторонники изгнанного тирана Гиппия.

В эти годы среди сторонников Алкмеонидов начинал карьеру молодой политик Фемистокл. После 494 года до н.э. он порвал с прежними союзниками и создал собственную группировку. Его позиция была твердой – противостояние с Персией и отстаивание свободы.
В 493 году до н.э. Фемистокл был избран на годичную должность архонта-эпонима. В том же году драматург Фриних поставил трагедию «Взятие Милета». Пьеса рассказывала о событии годичной давности – уничтожении главного города Ионии и колонии Афин персами. По требованию Алкмеонидов Фриниха оштрафовали.

Фемистокл в год своего архонтства сделал первый шаг созданию морской силы Афин. Он выбрал место для гавани (дем Пирей) и приказал начать работы по ее строительству. Но после истечения срока его полномочий эти работы прервались на десять лет. В это время в Афины вернулся человек, который сыграл решающую роль в событиях 490 года до н.э. – Мильтиад.

Мильтиад

Мильтиад происходил из знатного рода Филаидов. Будущий победитель при Марафоне родился около 550 года до н.э. Его дядя, тоже Мильтиад, захватил Херсонес Фракийский и правил там как тиран. Около 520 года до н.э. власть над этой областью унаследовал Мильтиад. Филаиды правили на Херсонесе как полунезависимые правители, но оставались гражданами Афин.

В Херсонесе Мильтиад женился на дочери фракийского царя. Когда в 513 году до н.э. в Европу переправился с войском Дарий I, афинянин признал его власть над собой и прибыл в персидский лагерь. Во время похода персидского царя против скифов Мильтиад и другие греческие тираны со своими отрядами охраняли мост, который Дарий навел через Дунай.

Вскоре после отступления персов из степей, скифы перешли в наступление. Они напали на Херсонес, и Мильтиад бежал из своих владений. Афинянин прибыл на остров Лемнос и основал там новую колонию, которую стали пополнять переселенцы из Афин. Через какое-то время тиран восстановил свою власть в Херсонесе.

В 493 году до н.э. после Ионийского восстания персидский флот отплыл к Херсонесу, чтобы подчинить эти земли себе. Мильтиаду пришлось снова бежать. Бывший тиран и его спутники спасались на пяти кораблях. Один из них персы захватили. На борту был сын Мильтиада Метиох. Его отослали в Персию, но Дарий обошелся с ним милосердно. Он выделил ему земельный надел, нашел жену из знатной персидской семьи.

Прибыв в Афины, Мильтиад вскоре стал обвиняемым на судебном процессе за свое правление как тирана. Филаид не только смог оправдаться, но и сразу стал ведущим политиком Афин.

Перед вторжением 492-490 годы до н.э.

В 492 году до н.э. сатрап Мардоний повел на Грецию армию и флот. Но он даже не довел армию до границ Фессалии. Он занял остров Фасос и часть македонских территорий Во Фракии он потратил много времени и сил для борьбы с племенем бригов. Около мыса Афон буря уничтожила его флот. После этого Мардоний отступил в Персию.

В 491 году до н.э. в греческие города направились персидские послы. Они требовали у греков дать «землю и воду». Геродот писал, что многие материковые греки и все островитяне подчинились. Точный список сдавшихся городов неизвестен. Вероятно, покорность персам выразили фессалийцы и общины, зависимые от них. Из островитян землю и воду дала Эгина, которая в то время была врагом Афин.
Послы достигли и Афин, где их казнили. Решение убить послов было принято на заседании народного собрания. Персов приговорили к сбрасыванию в баратрон (яма, в которую бросали приговоренных к смертной казни). От Античности остался текст псефизмы (постановления народного собрания), по которой так казнили тех, кто оскорблял афинский народ. В яму сбросили не только персов, но и переводчика-грека с Самоса, за то, что он пересказал по-гречески повеления царя Персии.

Поход Датиса и Артаферна

В 490 году до н.э. Дарий назначил новыми командующими армией своего племянника Артаферна и опытного военачальника мидийца Датиса. Поход был направлен против Афин и Эретрии. Войско погрузилось на корабли в Киликии, и флот двинулся к Самосу.

Персы решили не повторять маршрут флота Мардония и двинулись к Кикладским островам. Первым они достигли Наксоса. Жители островного полиса бежали из Наксоса в горы. Персы захватили немногих пленных и сожгли город.

После захватчики высадились на священном острове Делос, где, наоборот, почтили местное святилище. На других островах Киклад завоеватели набирали новых воинов и брали заложников. Жители Кариста попробовали сопротивляться, но после осады сдались.
Наконец флот Датиса и Артаферн достиг Эретрии и занял три местечка на острове. Жители Эретрии шесть дней обороняли свой город от персов, но знатные граждане открыли захватчикам ворота, и Эретрия пала.

Персы сожгли город. Они представляли это как месть за сожжение Сард в во время Ионийского восстания. Выживших эретрийцев сделали рабами и отослали в Персию. Через несколько дней флот отплыли из Эретрии их взял курс на Аттику.

Противостояние у Марафона

Персидский флот пересек Еврипский пролив, и армия вторжения высадилась недалеко от городка Марафон. Место высадки указал Гиппий. Он отмечал, что марафонская равнина удобна для кавалерии. В этом же месте полувеком раньше высадился его отец Писистрат, возвращаясь из второго изгнания.

Высадка стала неожиданностью для Афин, но Мильтиад твердо взял в свои руки подготовку ополчения к обороне. Он предложил псефизму, согласно которой все боеспособные мужчины призывались в ополчение. В их число вошли даже те, чей возраст не подходил для военной службы. Некоторое число рабов было освобождено, и они пополнили войско.

Но собранное ополчение насчитывало всего девять тысяч гоплитов. Еще тысяча воинов пришла из беотийских Платей, полиса, который несколько десятилетий был союзником Афин.

В Классических Афинах войсками командовали десять стратегов, которых избирали каждый год. От древних времен в полисе сохранилась должность полемарха, которая утратила реальное значение. В 490 году до н.э. одним из стратегов был Мильтиад.

Кто были другие стратеги, которые вели войско к Марафонской равнине? Согласно биографиям, написанным Плутархом, среди стратегов были Фемистокл и Аристид, два афинянина, которые будут играть ведущую роль в Афинах в последующие годы. Известно имя еще одного стратега – Стесилей. Возможно, еще двумя стратегами были Полизел и Кинегир. Последний был братом драматурга Эсхила. Но он мог быть не стратегом, а простым гоплитом.

Когда войско пришло к Марафону, мнения стратегов разделились. Половина (в их числе Мильтиад) считали, что нужно вступать в бой, половина – отступать. Решение зависело от голоса полемарха Каллимаха. Мильтиад убедил полемарха поддержать его, и войско осталось на месте.

Стратеги, поддерживавшие план Мильтиада, уступили ему свои дни командования войском. Он прождал несколько дней и вывел афинян на битву. Стратег сделал более слабым центр войска, но усилил оба фланга.

По сигналу афиняне и платейцы быстрым шагом двинулись на персов. В центре персидского войска стояли отряды самих персов и саков. Они сумели прорвать центр афинского войска и обратить ополченцев в бегство. Но на обоих флангах победили эллины, которые, развернувшись, ударили по персидскому центру. Как замечает Николас Хэммонд, Мильтиад должен был предвидеть прорыв центра, который он сделал более слабым. Вероятно, он отдал приказ флангам заранее, чтобы, победив своих противников, они разворачивались к центру.
Ход битвы описан в источниках детально, но остается один вопрос – где была персидская конница. Персы во время боя оказались обороняющимися, и нет указаний, что в начале битвы кавалеристы были с ними. Предположительно, ночью перед битвой персы отвели своих коней на водопой к источнику Макария, который находился на расстоянии от персидских позиций. Персидские кавалеристы не успели вернуться в лагерь, и греки-ионийцы, бывшие в армии Датиса и Артаферна, тайно сообщили это афинянам. Когда всадники вернулись, было уже поздно.

Армия Датиса и Артаферна побежала. Афиняне начали преследовать их к кораблям и захватили семь судов. Афиняне потеряли 192 человека, персы – больше шести тысяч. Среди погибших оказались полемарх Каллимах, стратеги Стесилей и Кинегир, который, согласно эпитафии, погиб, схватившись рукой за борт вражеского корабля.

Персы поплыли к Афинам, которые оставались без войска. Но Мильтиад повел ополчение обратно, и, когда персидский флот прибыл к гавани Фалер, афиняне уже были готовы к новой битве. После этого Датис и Артаферн решили возвращаться в Азию.

Паросская экспедиция и закат Мильтиада

После победы при Марафоне Мильтиад предложил афинской экклесии организовать поход против островных греков, которые подчинились Персии. Если бы афиняне установили над ними контроль, они бы обезопасили себя от новых ударов с моря.

Флот из семидесяти судов под началом одного Мильтиада отплыл к Кикладам. Описание последнего похода Мильтиада – пример, когда свидетельство Геродота менее значимо, чем свидетельства менее значимых авторов.

Согласно «отцу истории», Филаид напал на остров Парос, чтобы свести счеты с местной знатью. Там он решил пробраться на священный участок Деметры, впал в панику и сломал ногу. Впрочем, Геродот честно признавал, чтобы эту историю ему рассказали сами жители Пароса.

Обстоятельнее изложение этого эпизода у Корнелия Непота, который писал на основе утраченного труда аттидографа Демона. Афиняне направили флот против островных полисов, которые в прошлой кампании помогали персам. Некоторые из них Мильтиад сумел покорить.
В 489 году до н.э. стратег прибыл к острову Парос. Жители этого полиса предоставили годом раньше триеру с экипажем для похода Датиса и Артаферна на Афины. Сначала Мильтиад попытался договориться с паросцами. Затем он начал осаду. Стратег умело вел кампанию и почти покорил город. Но однажды ночью вдали вспыхнуло пламя. Обе стороны подумали, что это плывет персидская эскадра. Мильтиад приказал уничтожить деревянные навесы, которые использовал для осады Пароса, и увел свое войско.

При осаде Мильтиад получил рану (вероятно не при тех обстоятельствах, которые описал Геродот) и прибыл в Афины больным. Его состояние не помешало врагам привлечь неудачливого стратега к суду по обвинению во введении в заблуждение афинского народа. Суд проходил в народном собрании, обвинителем был Ксантипп, будущий победитель в битве при Микале. Сыновья Мильтиада и Ксантиппа, Кимон и Перикл, тоже будут потом соперниками.

Мильтиаду удалось избежать смертного приговора, но ему навязали огромный штраф – 50 талантов. Вскоре победитель в Марафонской битве умер от полученной раны. Выплата штрафа и восстановление доброго имени семьи стало задачей его сына Кимона, который спустя годы стал одним из лидеров Афин. Имена Мильтиада и Кимона в позднейшей литературной традиции эллинов будут идти вместе, как пример отца и сына в равной мере послуживших своему государству.

Марафонское сражение — 12 сентября 490 года до н. э. В южной части Марафонской равнины, в восьмистах метрах от моря, возвышается холм - общая могила афинян, павших в легендарной битве. Все имена четко начертаны на 10-ти надгробных плитах. Сделать это было нетрудно - в решающей схватке с персами греки потеряли менее двухсот человек.

Надумай их противники создать подобный мемориал, им довелось бы выбивать на камне 6 500 имен! Счет потерь был до такой степени неравным, что уже за одно это Марафонское сражение можно отнести к числу самых необыкновенных в мировой истории.

А ведь персы так были уверены в поражении греков! На 600 триер они погрузили 10 000 пехотинцев и столько же конников с лошадьми. Флот без происшествий пересек Эгейское море. На одном из судов везли огромную глыбу мрамора - из нее персы хотели построить памятник в честь своей победы…

К тому времени персидская держава смогла подчинить себе огромную территорию. В том числе - города Малой Азии (нынешняя Турция), населенные греками. И надо же - их непокорные жители имели наглость поднять мятеж! Да еще и афиняне отправили на помощь восставшим подкрепление. Конечно, персы подавили восстание. Но про коварство афинян не позабыли.

И вот уже Греции объявлена война. Первый поход оказался неудачным. Корабли персов попали в шторм, а пешее войско понесло потери. Но царь Дарий начал готовить свое второе пришествие. Правда, на всякий случай, отправил в греческие полисы послов - с требованием покорности. Некоторые согласились признать власть персов, а вот и афиняне наотрез отказались…

Ну что ж, вызов был принят. И вот уже персидские войска высадились недалеко от местечка Марафон на небольшой равнине, окруженной горами и морем. До Афин только один дневной переход - на этот город и должен был обрушиться первый удар завоевателей…

Место для сражения выбрали по совету Гиппия, прежнего афинского тирана, изгнанного за 20 лет до того из родных краев. Разведка доложила, что равнину никто не охранял. Если дозорная служба и сообщит в город о высадке неприятеля, пройдет не менее восьми часов, пока войско доберется до Марафона. Персы встретят их в полной боевой готовности! В Афинах колебались - дать неприятелю бой или допустить осаду?

Мнение большинства - сражение. Навстречу персам поспешил афинский полководец Мильтиад, хорошо знавший их тактику. На открытом пространстве всадники персов легко атаковали бы афинян с обоих флангов, в то время как лучники осыпали ее фронт стрелами. Значит, задача в том, чтобы не допустить сражения на равнине.

Сомкнутый строй перегородил километровое ущелье между горными склонами. Афинян было примерно 10 000 - вдвое меньше, чем персидского войска. Но - отступать некуда, позади Афины!.. И они стали готовиться к обороне.

Все начиналось около Афинской дороги на выходе из долины. Греческие гоплиты - воины с тяжелыми копьями, мечами и щитами - выстроились фалангой. Однако долина все же была слишком широка. И Мильтиад намеренно ослабил центр, укрепив оба фланга, чтобы они смогли оказать должное сопротивление коннице персов. Самых ловких и храбрых отправили в горы, чтобы они затрудняли подступ неприятеля, осыпая его сверху стрелами, камнями и дротиками.

Мильтиад отдал приказ валить деревья, которыми щедро покрыты горы. Впереди правого и левого флангов устроили засеки, в которых укрылась легкая пехота - воины с луками, дротиками и пращами. Заняв такую позицию, Мильтиад лишил персов их основного козыря - ударов конницы по флангам. Для этого лошадям довелось бы пробираться по склонам и завалам под огнем стрел. Конница не могла ударить и спереди: в узком месте пехота-то едва умещалась!

Как в сказке - три дня и три ночи они простояли друг против друга. Грекам вовсе не хотелось менять выгодной позиции, да и к тому же они отправили гонца к спартанцам - за подкреплением. Персы напрасно пытались выманить противника на равнину. И, в конце концов, решили, не дожидаясь спартанцев, начать наступление.

Мильтиад подпустил неприятеля поближе - шагов на сто. Все строилось на точном выборе мгновения атаки. Взмах меча - и гоплитская фаланга ринулась вперед - не шагом, а практически бегом. Бег имел тройную цель: увеличение напора, деморализовать противника и уйти из-под стрел. А стрелы сыпались на греческое войско ливнем! Персы, при виде греков, приближающихся с угрожающей быстротой, в действительности остановились. И фланговые греческие отряды беспрепятственно ударили по ним, сжав персов в смертоносные клещи.

Конечно, принимая решение о такой скоростной атаке, афинский полководец очень рисковал. Бег мог расстроить ряды его собственных воинов. Да и пращники, и дротикометатели не успевали за строем, а стало быть, не могли оказывать ему поддержку огнем. Однако расчет оправдался! На некоторое время замершие как истуканы ионийцы не выдержали таранного удара и кинулись наутек. Они мчались к кораблям, их по пятам преследовали греки. Любой кто замешкался тут же падал на землю, пронзенный копьем…

В своих «Записках» приводил подобный случай в сражении при Фарсале. Тогда солдаты Помпея, стоя на месте, приняли удар цезарианцев. Напор солдат попросту опрокинул и смял мощнейшую армию! Это неизбежная участь войск, стоящих на месте во время столкновения, - так сказал Цезарь, а он знал, что говорил.

В пылу сражения персидский полководец Датис вдруг обнаружил себя отрезанным от судов. Что оставалось ему? Остановить своих воинов, развернуться и снова атаковать. Но теперь ненавистные эллины уверены в своем преимуществе. Они совсем рядом, да и хваленое персидское метательное оружие осталось где-то на поле брани… Полевое укрепление также захвачено противником. А позади снова собираются потрепанные, но не истребленные центральные филы…

Надо во что бы то ни стало атаковать противника, прорываться к кораблям! Греки кинулись вперед, но то ли им помешала болотистая речка, то ли в рукопашном бою персы были сильней… Так или иначе, персидская кавалерия прорубилась сквозь афинских гоплитов и освободила путь пехоте.

К тому времени некоторые персы уже отчалили от берега. Рабы афинян, преследовавшие их, бросились грабить вражеский лагерь. Следом за ними в лагерь ворвалась персидская кавалерия - и также стала грузиться на корабли. Обезумевшие кони упирались, и конные задержались настолько, что их смогли догнать и пехота, и фалангиты Мильтиада.

Ожесточенный бой на мелководье, в котором погибли два афинских стратега и полемарх… И вот уже остатки хваленой персидской армии в открытом море. Афиняны захватили 7 триер (гребцы и экипажи составили немалую часть потерь персов). Воинственными криками провожали они убегающего противника. В Афины тут же отправили гонца с радостным известием. Как стрела полетел он по тропам и кручам. Победа, победа!.. - учащался ритм сердца. Он мчится, даже не сняв доспехи. Достигнув Афин, он прокричал; «Ликуйте, мы победили!» - и тут же, бездыханный, рухнул наземь.

От Марафона до Афин 42 км и 195 м. В память о воине, передавшем ценой своей жизни радостное известие, у спортсменов такая дистанция стала называться марафонской. Но это уже история из нашего времени. А тогда, едва оправившийся от пыла сражения Датис вовсе не счел его проигранным. Персы на кораблях выдвинулись к Афинам, убежденные, что войск в городе нет. Но и Мильтиад получил сообщение из Афин - флот персов направляется к городу!

И афиняне, измотанные битвой, семи километровым марш-броском по болоту и сражением за корабли, совершили настоящее чудо. Сорок километров прошагали они быстрым, почти маршевым шагом. И вот, когда персидский флот приблизился к гавани, Датис, к своему ужасу, увидел на берегу все ту же армию, с которой сражался с самого утра! Конечно, высаживаться на глазах у противника потрепанные персы не стали. Постояв немного у Афин, они отплыли обратно.

Как же смогло немногочисленное греческое войско одолеть казавшиеся непобедимыми персидские соединения? Несомненна заслуга Мильтиада, который сумел занять выгодную во всех отношениях позицию. Военным Марафон по сей день напоминает об искусстве располагать войска на местности так, чтобы она сама увеличивала их силу.

Сказалась и разность в вооружении во время Марафонского сражения: афиняне являли собой тяжелую и хорошо защищенную пехоту, основное же оружие персов это лук. Плетеный щит, который стрелок выставлял перед собой, не спасал от почти 2-х метровых копий греков. «Они идут в бой в шапках и штанах», - так описывал Аристагор разношерстных персидских воинов, набранных из жителей многих завоеванных стран. Однако сила фаланги не только в мужестве и вооружении. Она сплочена и едина. Ловкость и мужество каждого из воинов сжаты в «один громящий кулак».

Разница между войсками обеих сторон лучше всего показывается в греческом предании о беседе персидского царя Ксеркса и изгнанного спартанского правителя Демарата. Великий царь похваляется, что среди его телохранителей найдется не один человек, который готов потягаться силами с тремя эллинами сразу. Демарат утверждает - это бесполезно. Конечно, спартанцы не более храбры, чем другие люди, но их подлинная сила - в единении. Закон повелевает им, не выходя из строя, вместе победить или вместе умереть…

Следует отметить, в день Марафонского сражения спартанцы так и не пришли на помощь своим собратьям. Гонцу они ответили, что не могут выступать на войну во время религиозного праздника Карнейя, который закончится к следующему полнолунию. Скороход отправился назад и по дороге, согласно легенде, встретил не кого иного, как бога Пана. Тот, в отличие от союзников, предложил афинянам свою помощь. Он пообещал посеять в рядах противника замешательство - и блестяще исполнил свое обещание. А заодно и подарил нам слово «паника».

Кстати, общепринятая дата Марафонского сражения - 12 сентября 490 года до н. э. Ее вычислил в XIX столетии Август Бекх основываясь на записках Геродота. Именно праздник Карнейя стал основой для расчетов ученого. Но Бекх взял за основу афинский календарь. А вот Дональд Олсон из техасского университета в свое время счел это ошибкой. Карнейя - спартанский праздник, потому и привязывать его надо к спартанскому календарю. Афинский год начинался с новолуния после летнего солнцестояния, а спартанский - с первой полной луны после осеннего равноденствия.

Олсон и его коллеги высчитали, что между осенним равноденствием и летним солнцестоянием в 491 - 490 годах было 10 новолуний - на одно больше, чем обычно. Потому в том году спартанский календарь шел на месяц вперед от афинского. Это может означать, что битва при Марафоне в действительности состоялась 12 августа. А значит, именно летняя жара могла довести легендарного гонца до перегрева, что, вероятно, и вызвало его внезапную смерть.

P. S. А что же кусок мрамора, привезенный самоуверенными персами? Он так и остался лежать на поле Марафонской битвы. После многих странствований красивый камень оказался в мастерской греческого скульптора Фидия, и афиняне заказали сделать из него изображение богини любви Афродиты, чтобы украсить им городской сад. Самый достойный из учеников Фидия - Агоракрит из Фароса создал из трофейного мрамора это прекрасное произведение искусства.

12 сентября 490 года до н. э. недалеко от греческого селения Марафон произошло сражение между войсками Афин и армией персидского царя Дария. Эта битва известна нам как Марафонское сражение. Благодаря Марафонской битве удалось остановить продвижение Персидской империи в Европу.

Предистория: В 510 г. до н.э. граждане Афин изгнали из города своего тирана Гиппия, и тот бежал под покровительство Дария. В 508 или 507 г. до н. э. послы Афин, направленные Клисфеном, просили у Дария помощи ввиду предполагаемой спартанской интервенции и в знак покорности поднесли ему «землю и воду»; это дало Дарию основания рассматривать Афины, как подвластный ему город.

Причиной битвы послужило то, что в 500 г. до н. э. жители малоазийского греческого города Милета (который был в то время покорён персами) подняли восстание против персидского господства. Афиняне, которые подбили милетян к этому, сначала оказали им помощь своим флотом, но в критический момент покинули восставших. Восстание было подавлено. Однако царь Дарий I решил наказать афинян за помощь Милете. Морской поход был запланирован как карательная акция против Афин, а также города Эретрии на острове Эвбея, который тоже помогал повстанцам. Предыдущая попытка наказать греков (в 493 г. до н. э.) завершилась неудачей из-за бури, которая разметала корабли, перевозившие персидское войско и разбила их о скалы.

Летом 490 г. до н. э. флот, состоявший из 600 судов (в том числе особые корабли для перевозки лошадей) был собран в Киликии и отплыл оттуда для покорения Греции. Точное количество войск, принимавших участие в марафонском сражении, источники не называют. Историки оценивают минимальную численность персидского войска в 20 тысяч солдат, и максимальное количество всех участников похода в 100 тысяч. Количество конницы было небольшим, и в бою конница не участвовала. Афинское войско, как считают исследователи, насчитывало около 10 тысяч гоплитов (тяжеловооруженные пехотинцы), и 1000 гоплитов прислало союзное Афинам город Платеи. Из Спарты отправились к Марафону ещё 2000 пехотинцев, но этот отряд опоздал и не принял участия в бою.

Командующими персов в этом походе были Датис и Артаферн. Руководил походом бывший афинский тиран Гиппий, он жаждал отомстить афинянами и вернуть себе власть. Персидский флот двигался от острова к острову, разрушая города и уводя в рабство жителей. В конце-концов корабли персов пристали к берегам Аттики, где в ближайшее удобным для высадки местом была Марафонская бухта, к которому примыкала небольшая долина.

Марафонская равнина имеет вид полумесяца, концами упирающейся в Марафонскую бухту, а с наружной стороны окаймленной рядом высот. К той самой долине пришло из Афин греческое войско и стало лагерем на расстоянии 1-2 км от места высадки персов. Командующим афинскими войсками был полемарх Каллимах.

Перед боем Мильтиад построил греческую фалангу при входе в Марафонскую долину. На правом фланге находились лучшие афинские гоплиты, левее выстроились остальные воины по филам; левый фланг составил отряд платеян. Правым крылом предводительствовал Каллемарх, левым флангом командовал храбрый Аемнест.

Вследствие численного превосходства персов и значительной ширины долины Мильтиад не мог дать своей фаланге необходимой глубины. Кроме того, он учитывал возможность охвата своих флангов персидской конницей. Поэтому он уменьшил количество шеренг в центре и соответственно увеличил число шеренг на флангах. Общее протяжение фронта достигало примерно 1 км.

Боевой порядок персов состоял из пеших лучников, располагавшихся в центре, и конницы, строившейся на флангах. Чтобы не дать персидской коннице времени атаковать греков на равнине и чтобы вслед за стрельбой из луков непосредственно перейти к рукопашному бою, Мильтиад двинулся с высот на неприятеля "беглым маршем". "Беглый марш" позволял быстро преодолевать поражаемое стрелами пространство и морально действовал на противника.

Выдержав первый натиск, персидские лучники контратаковали греков, прорвали слабый центр афинской фаланги и преследовали афинян в глубь долины. Но сильные фланги греческой фаланги опрокинули персидскую конницу, которой не удалось прорвать здесь ряды афинян, и пошли против персидского центра, спеша на помощь своим стесненным товарищам. Следствием этой атаки стало поражение персидских лучников. Окруженные со всех сторон, персы обратились в бегство.

Битва продолжалась до темноты. Оружие и защита греков, их физическая подготовка, лучшая слаженность действий в строю, дали им большое преимущество над легким вооружением и неслаженными действиями персов и саков. Вечером, уже в темноте, персидский центр не выдержал, и бросился в бегство к стоянке своего флота.

Афинянам победа стоила 192 граждан, в числе которых были полемарх Каллимах. Потери персов Геродот исчисляет в 6400 человек. Персидский флот направился от Марафонской долины до Афин, вокруг Аттики, огибая мыс Сунион. Персы надеялись добраться туда раньше пеших гоплитов, но афиняне опередили их. Увидев с кораблей, что афинское войско уже ждет их, персидские военачальники не решились высадиться на берег и покинули берега Эллады

Персы, несмотря на потери, которые они понесли в марафонской долине, и общую неудачу того похода, не считали себя побежденными и готовились к полномасштабной войне против Греции.

Однако моральное воздействие победы под Марафоном на все греческое общество было весьма значительным. Впервые были продемонстрированы преимущество греческого оружия и греческого военного искусства над персидскими. Эта уверенность сыграла важную роль в дальнейших событиях.

Известна также легенда, согласно которой, греческий воин по имени Фидиппид после битвы при Марафоне пробежал, не останавливаясь, от Марафона до Афин, чтобы возвестить о победе греков. Добежав до Афин без остановок, он успел крикнуть «радуйтесь, афиняне, мы победили!» и умер. Эта легенда не подтверждается документальными источниками; согласно Геродоту, Фидиппид был гонцом, безуспешно посланным за подкреплением из Афин в Спарту и преодолевшим дистанцию в 230 км менее чем за два дня.

Легенда была выдумана более поздними авторами и появилась у Плутарха в «Этике» в I веке нашей эры (более чем через 550 лет после реальных событий). Международный олимпийский комитет в 1896 году оценил фактическую длину дистанции от поля битвы в Марафоне до Афин в 34.5 км. На первых Играх современности в 1896 году и на Играх 2004 года марафонский бег действительно проходил по дистанции, проложенной от Марафона до Афин.

Настоящая история Фидиппида | Мир бегунов

Многие бегуны знакомы с историей происхождения современного марафона. Как гласит известная легенда, после того, как сильно превосходившие по численности греки каким-то образом сумели отбросить персов, вторгшихся на прибрежную равнину Марафона, афинский посланник по имени Фейдиппид был отправлен с поля битвы в Афины, чтобы доставить новости о победе Греции. Пробежав около 25 миль до Акрополя, он ворвался в палаты и храбро приветствовал своих соотечественников с помощью «Nike! Nike! Nenikekiam » (« Победа! Победа! Радуйтесь, мы побеждаем! »).А потом он тут же потерял сознание от истощения и умер. Однако, как выясняется, история шире. Намного больше.

Сама идея воссоздать древнее путешествие казалась мне фантастической. В поисках предлога посетить страну моих предков, я записался на малоизвестный спартатлон в 2014 году - ультрамарафон из Афин в Спарту, который примерно следует по пути настоящих Фидиппидов. Это казалось правильным способом рассказать его историю - настоящую историю марафона. Вот что я обнаружил:

Фидиппид не был гражданским спортсменом, , а hemerodromos: один из мужчин в греческих вооруженных силах, известных как однодневные бегуны.То, что они делали, считалось вне конкуренции, больше сродни чему-то священному. Много написано о тренировках и подготовке олимпийских спортсменов, и существуют довольно подробные отчеты о ранних греческих играх. О загадочных hemerodromoi известно сравнительно немного, кроме того, что они преодолевали невероятные расстояния пешком, по каменистой и гористой местности, отказываясь от сна, если это необходимо для выполнения своих обязанностей посланников.

Как и Фидиппид, я бегаю на длинные дистанции - ультрамарафоны.Несколько лет назад, в свой 30-летний юбилей, я пробежал 30 миль, преодолевая праздничную милю за каждый из моих непостижимых лет существования. Эта ночь навсегда изменила ход моей жизни. Я хотел пойти дальше, даже попробовать забеги на 50 миль. Я так и сделал. Обучение и жизнь стали неразделимы, одно и то же, тесно переплелись. Бег на такие длинные дистанции был освобождением. Я почувствовал близость к Фидиппиду и решил узнать, что на самом деле происходило там, на склонах древней Греции.

Автор в дедушкином доме.

Владимир Рысь

История, которую все знают с , - это история о том, как Фидиппид бежал с поля битвы при Марафоне в Афины, чтобы объявить о победе Греции, на расстояние около 25 миль. Но сначала он бежал из Афин в Спарту, чтобы собрать спартанские войска, чтобы помочь афинянам в борьбе с персами. Расстояние было намного больше, чем один марафон, больше похоже на шесть марафонов, наложенных друг на друга, около 150 миль.

В современном спартатлоне я должен был повторить эти шаги.Это сложная гонка с агрессивным временем отсечки. Бегуны должны добраться до древней стены на фабрике Hellas Can в Коринфе - 50,33 мили - в течение девяти часов 30 минут, иначе им предстоит выбывание. Для сравнения, у многих ультрамарафонов на 50 миль время отсечки составляет 13 или 14 часов, чтобы завершить гонку полностью.

В начале я был окружен 350 воинами, свернувшимися в предрассветный туман у подножия Афинского Акрополя. Для меня поиски были глубоко личными. Я всю жизнь ждал, чтобы оказаться на этом месте.Я, наконец, побежал бы вместе со своим древним братом Фидиппидом, хотя бы два с половиной тысячелетия после него. Сработала стартовая пушка, и мы пошли по улицам, заполненным утренним движением. На большинстве основных перекрестков стояли полицейские, чтобы останавливать автомобили, но после перехода улиц нам, бегунам, приходилось бегать по тротуарам, избегая бродячих собак, мусорных баков и блуждающих пешеходов.

Старт Спартатлона-2014.

Яннис Димоцис

Древнегреческие спортсмены, как известно, ели инжир и другие фрукты, оливки, сушеное мясо и особую смесь, состоящую из молотых семян кунжута и меда, смешанных в пасту (теперь называемую пастели). Hemerodromoi также съел горстями небольшого плода, известного как hippophae rhamnoides (облепиха), который, как считается, повышает выносливость и выносливость. Вот как Фидиппид, вероятно, заправлялся во время своего забега, и как я управлял гонкой тоже.

Каждые несколько миль в Спартатлоне были пункты помощи, переполненные современной спортивной едой, но никаких инжиров, оливок, пастели, или вяленого мяса не было. По пути меня доставляла моя команда, но к тому времени, когда я собрал мешок с едой в Коринфе (около 50 миль), некогда восхитительный pasteli теперь имел вкус кленового сиропа, смешанного с тальком, меловой и отталкивающе сладкий. , и я больше не мог терпеть то, что было во время тренировок.Я попробовал грызть кусок вяленого мяса, но он оказался резиновым, и хрящ застрял между моими зубами. Я съел несколько инжира, которые, казалось, лучше всего сидели в желудке. Примерно через 50 миль, после восхождения на гору Парфенион и падения примерно на 1200 футов от вершины, меня, в конце концов, поместили в отдаленный форпост Сангас, где моя команда ждала меня, спрашивая, могу ли я поесть. Я отрицательно покачал головой, слишком измученный, чтобы ответить. Я продолжал бежать.

Марафон Силиконовой долины 2010 года в тоге.

Кейт Астле

Рассвет - это чарующий час во время ночного бега. Бегая по предгорьям Аркадии, я боролся, чтобы не заснуть. Медленно, очень постепенно мои веки опускались. Тем не менее, я продолжал. Когда я снова открыл глаза, я оказался посреди дороги. Что за черт? подумал я. Потом это случилось снова, и я понял, что сплю на бегу. Учитывая древнегреческие записи, Фидиппид, вероятно, прошел бы через этот самый участок Аркадии ранними утренними часами, как и я тогда.Мысль о том, что здесь 2500 лет назад работал древний hemerodromos , очаровывала меня, а знание того, что это земля моих предков, сделало этот опыт еще более интуитивным. Когда я полностью осознавал всю глубину своей связи с этим местом, большой дизельный грузовик несся по шоссе прямо на меня, толкая меня обратно в сегодняшнюю реальность современного Спартатлона. Это было суровым напоминанием о том, что, хотя некоторые вещи не изменились с древних времен, другие изменились.Я приближался к Тегее, а это означало, что мне осталось пройти еще около 30 миль.

Generic Stock Free

Фидиппид пробежал дистанцию ​​ за два дня. Я дошел до конца за 34:45:27. Здесь нет финишной черты, которую нужно пересечь, нет циновки, через которую можно перешагнуть, или ленты, которую можно сломать; Вместо этого вы завершите путешествие, прикоснувшись к ногам высокой бронзовой статуи царя Леонида в центре города. Мэр Спарты возлагает венок из оливковых листьев на голову каждого финишера, и вам вручают золотой кубок воды для питья из реки Евротас, как в древние времена чествовали олимпийских победителей.Каким бы измученным он, должно быть, был после путешествия, работа Фидиппида не была завершена. Ему нужно было представить убедительные доводы в пользу того, почему спартанцы должны присоединиться к афинянам в битве. «Жители Спарты, - якобы сказал он, - афиняне умоляют вас поспешить к их помощнику и не допустить, чтобы это государство, самое древнее во всей Греции, было порабощено варварами».

Судя по всему, его просьба была убедительной, потому что она сработала. Но луна не была полной, и религиозный закон запрещал спартанцам сражаться до ее наступления, чего не будет в ближайшие шесть дней.Фидиппиду пришлось сообщить своему народу о задержке. Итак, он совершил немыслимое. После короткого сна и некоторой еды он проснулся перед восходом солнца и отправился в обратный путь - примерно в 150 милях обратно в Афины. С его довольно скомпрометированным телосложением, Фидиппид обнаружил, что плетется обратно через гору Парфенион, когда внезапно ему представилось видение бога Пана, стоящего перед ним. С лицом человека, но с телом и рогами козла, Пан был тревожной фигурой. По словам историка Геродота, Пан объяснил, что, хотя он был верен афинянам, они должны должным образом поклоняться ему, чтобы сохранить союз.Пан обладал огромными способностями, которые могли разгромить врага, и он наделил афинян этими способностями, но только если они должны были уважать его, как должны.

«Каким бы измученным он ни был, работа Фидиппидеса не была завершена. После сна он отправился в обратный путь - примерно в 150 милях обратно в Афины ».

Джонатан Спраг

И снова Фидиппид совершил путешествие примерно за два дня. После того, как он добрался до Афин, город отправил 10 000 взрослых афинских граждан мужского пола на Марафон, чтобы отбиться от 60 000 персов.Несмотря на численное превосходство, греки находились в выгодном боевом положении, поэтому генерал Мильтиад, лидер афинских войск, заставил людей сесть на корточки в ожидании прибытия спартанцев. Но на следующий день Мильтиад получил известие, что персы отправили свою конницу на свои корабли и планируют разделиться на две группы и окружить греков. Самой разумной стратегией было бы отступить в Афины, чтобы защитить город и дождаться, пока спартанцы присоединятся к битве. Но благодаря Фидиппиду Мильтиад знал, что спартанцы не придут достаточно скоро, и афиняне будут вывешены сушиться.Он решил, что афиняне проснутся рано утром на следующее утро и атакуют текущую позицию персов, пока их всадники отсутствуют и прежде, чем они успеют осуществить свой план.

Бабис Гиритциотис / Go Experience

Если бы Фидиппидес провалил в своем 300-мильном ультрамарафоне, то, что называют самой важной битвой в истории, могло бы быть проиграно. Таким образом, битва в Марафоне была выиграна.В конце концов, спартанцы прибыли в Афины и узнали о результате. Прежде чем они прибыли туда, посланник - но не Фейдиппид, по мнению ученых, - пробежал 25 миль, чтобы доставить благую весть. Так почему мы запускаем 26.2? Почему мы не пробегаем около 300 миль, расстояние, которое пробежал Фидиппид от Афин до Спарты и обратно? Зачем выделять более короткий пробег, когда произошел гораздо больший подвиг? Возможно, потому, что в той последней поездке с поля битвы при Марафоне в Афины мистический посланник якобы умер в конце.Для древних греков ничто не могло быть благороднее смерти, совершив героический поступок за свою страну.

* *

Адаптировано с разрешения Дорога в Спарту, Дина Карназеса. Опубликовано Rodale.

Послушайте разговор с Дэвидом Уилли и Дином Карназесом на «Шоу RW». Доступно на iTunes, Stitcher и других платформах для подкастов.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Первый марафон, История Фидиппида

Битва, изменившая историю человечества

Павел Остапук


Настройка сцены

Первые два десятилетия V века до нашей эры. ознаменовал один из великих поворотных моментов в Всемирная история.Это были годы персидской и греческой войн. Могущественный перс Империя в 546 г. до н. Э. простиралась от Азии до Эйгпта до современной Турции. Эта великая империя построил первый Суэцкий канал, который соединил Средиземное море с Красным морем.

Греция, с другой стороны, состояла из множества независимых городов-государств, называемых полис. Эти ранние города-государства породили демократические идеи, которые сохранились в современное время. Афины со временем стали самым крупным и процветающим полисом.Другой Греческий полис Спарта не был таким демократичным. Они сохранили своих королей и поддержали консервативное, управляемое общество, построенное на военной подготовке и военном искусстве.

Персидско-греческая война

Персидская империя с годами расширилась до Средиземного моря. В процессе некоторые Были завоеваны греческие поселения. Иония была одним из таких поселений. Спустя много лет они пытались восстать против персов, но восстание было немедленно подавлено мощная персидская армия.К 490 г. до н. Э. Персидская армия была готова расширить свои владения. территории и переехать в Европу. Они высадили большие силы недалеко от Афин на равнины Марафона и приготовились к атаке.

Роль Фидиппида

Афины, значительно превосходившие численностью, отчаянно нуждались в помощи военной базы Спарты, чтобы помочь отразить атаку. Времени было мало, поэтому афинские генералы послали Фидиппида (или Филиппид) профессиональный бегун в Спарту с просьбой о помощи.Курс в 140 миль был очень горный и труднопроходимый. Фидиппид провел курс примерно за 36 часов. Спарта согласилась помогите, но сказали, что они не будут выходить на поле, пока луна не станет полной из-за религиозных законов. Это оставило бы афинян в одиночестве сражаться с персидской армией. Фидиппид вернулся к Афины (еще 140 миль!) С неутешительными новостями. Сразу же маленький афинский Армия (включая Фидиппеда) двинулась к равнинам Марафона, чтобы подготовиться к битве.

Битва при Марафоне

Афинскую армию превосходили численностью 4: 1, но они нанесли неожиданный наступательный удар который в то время казался самоубийственным. Но к концу дня 6400 персидских тел лежали мертвыми на поле, в то время как только 192 афинянина были убиты. Выжившие персы бежали в море и направились на юг в Афины, где они надеялись атаковать город до того, как греческая армия сможет собрать там заново.

Фидиппиду снова пришлось бежать в Афины (26 миль), чтобы нести весть о победа и предупреждение о приближающихся персидских кораблях.Несмотря на его усталость после его недавний пробег в Спарту и обратно, и все утро сражаясь в тяжелых доспехах, Фидиппид принял вызов. Преодолевая нормальные пределы человеческой выносливости, он прибыл в Афины примерно через 3 часа, доставил свое послание и вскоре умер после этого от истощения.

Спарта и другие греческие полисы в конце концов пришли на помощь Афинам, и в конце концов они смогли отбить персидскую попытку завоевать Грецию.

Заключительные замечания и начало олимпийского марафона

Победа Греции ознаменовала одно из решающих событий мировой истории, потому что она сохранила Восточная держава (персы) от завоевания того, что сейчас является Европой. Победа дала Греки невероятно уверены в себе, своей власти и своей культуре.

В последующие два столетия греческая культура распространилась на многие известные Мир. Это сделало Европу возможной и, по сути, дала цивилизации возможность развивать собственную экономическую жизнь.

Современные европейские страны, такие как США и Канада, могут проследить их рост прямо через непрерывную цепь западных исторических событий назад к Победе в марафоне.

Спустя столетия современные Олимпийские игры представили "марафонскую" гонку (40000 метров или 24,85 миль). Победителем стал греческий почтальон Спиридон Луи. из села Маруси и ветеран нескольких длительных военных походов, ему было 2 года. часов, 58 минут, 50 секунд на дистанцию ​​40 километров (средний темп 7:11 минут на милю).

На Олимпийских играх 1908 года в Лондоне марафонская дистанция была изменена с 26 миль на покрыть землю от стадиона Виндзорский замок до Уайт-Сити, добавив 385 ярдов, чтобы гонка могла закончиться перед королевской ложей короля Эдуарда VII. После 16 лет чрезвычайно горячая дискуссия, эта дистанция в 26,2 мили была установлена ​​на Олимпийских играх 1924 года в Париже. как официальная марафонская дистанция.

Марафонская битва | Резюме, факты и значение

Битва при Марафоне г. (сентябрь 490 г. до н. Э.), В греко-персидских войнах, решающее сражение на равнине Марафона в северо-восточной Аттике, в котором афиняне за один день отразили первый Персидское вторжение в Грецию.Командование поспешно собранной афинской армией было возложено на 10 генералов, каждый из которых должен был держать оперативное командование в течение одного дня. Генералы поровну разделились в вопросе, ждать ли персов или атаковать их, и связь была прервана гражданским чиновником Каллимахом, который принял решение в пользу атаки. Затем четыре генерала передали свои команды афинскому генералу Мильтиаду, что фактически сделало его главнокомандующим.

Марафонская битва

Марафонская битва, деталь рельефа из римского саркофага, II век до нашей эры.

© А. Дагли Орти — ДеА Картинная библиотека / возрастной фотосток

События греко-персидских войн

keyboard_arrow_left

keyboard_arrow_right

Греки не могли надеяться встретить контингент персов на открытой равнине, но однажды до рассвета греки узнали, что кавалерия временно отсутствует в персидском лагере, после чего Мильтиад приказал атаковать персидскую пехоту. В последовавшей битве Мильтиад привел свой контингент из 10 000 афинян и 1 000 платейцев к победе над персидскими силами численностью 15 000 человек, укрепив фланги своей боевой линии и, таким образом, уловив лучшие войска персов оттеснить его центр, где они были окружены внутренними войсками греческие крылья.Будучи почти окруженными, персидские войска обратились в бегство. К тому времени, когда разбитые персы достигли своих кораблей, они потеряли 6 400 человек; греки потеряли 192 человека, включая Каллимаха. Битва доказала превосходство длинного греческого копья, меча и доспехов над оружием персов.

Согласно легенде, афинский посланник был отправлен из Марафона в Афины, на расстояние около 25 миль (40 км), и там он объявил о поражении персов, прежде чем умер от истощения. Эта сказка легла в основу современного марафонского забега.Геродот, однако, сообщает, что обученный бегун, Фидиппид (также пишется Фидиппид или Филиппид), был отправлен из Афин в Спарту перед битвой, чтобы просить помощи у спартанцев; Говорят, что он преодолел около 240 км примерно за два дня.

История олимпийского марафона

Современные Олимпийские игры - это, пожалуй, самых современных зрелищ на планете. Их зрелищность, ритуалы и традиции передаются миллиардам людей через спутник, и каждый аспект их соревнований не просто окрашен, но и управляется современными технологиями.Тем не менее, Олимпийские игры уходят корнями в праздник, более древний, чем обряды христианства, ислама или буддизма. В самом деле, если, как часто предполагалось, колизеи и стадионы, построенные нашим обществом в двадцатом веке, в конечном итоге будут рассматриваться как соборы нашего времени, то Олимпийские игры станут нашим самым священным обрядом, а олимпийские чемпионы - нашими первосвященниками. Но Олимпийские игры начались до появления спутников и телевидения, до электронных таймеров, фотофиниш и компьютерных рейтингов, когда величайшим из богов был не спорт, а Зевс.

Происхождение древних Олимпийских игр окутано легендами, но, возможно, они начались как ознаменование победы Зевса над Кроносом в схватке, призом которой было владение землей. Точная дата проведения первых Олимпийских игр также утеряна. Некоторые источники говорят о 1253 г. до н. Э., Другие о 884 г. до н. Э. Одно можно сказать наверняка, однако, каждые четыре года, начиная с 776 г. до н. Э. до 394 года нашей эры самые сильные и быстрые мужчины Греции собирались для участия в Олимпийских играх.

Игры проводились в Олимпии, большом комплексе, включающем стадион на 60 000 мест, обширный ипподром для конных соревнований и спортзал для борцов, боксеров, гимнастов и других.Религиозные здания также были важной частью Олимпии, так же как религиозные церемонии были важной частью Игр. В одном здании, Олимпиуме, находилась сорокфутовая статуя Зевса из слоновой кости в золотых одеждах, одно из семи чудес света.

Когда Зевс наблюдал за Олимпийскими играми, Игры росли как в размерах, так и в значении. Войны были приостановлены на время олимпийских соревнований, настолько велико было уважение к Играм. Олимпийские игры начались с одиночных гонок, но затем стали включать в себя множество соревнований, многие из которых похожи на те, что проводятся в современной легкой атлетике.Однако ни одна гонка на древних Олимпийских играх не превышала двадцати четырех кругов вокруг олимпийского стадиона, то есть дистанции около трех миль.

Древние греки были знакомы с бегом на длинные дистанции, но для них он служил средством общения, а не соревнований. Греки использовали пеших курьеров для доставки важных сообщений из города в город. Из этой традиции выросла легенда, настолько стойкая, что почти 2500 лет спустя она пробудила воображение людей.

В 490 г.К. и армия из Персии высадились на равнине Марафон, примерно в двадцати пяти милях от Афин, с намерением захватить и поработить этот город. Афиняне готовились к битве, которая определит ход истории на века. Победа могущественной Персидской империи могла разрушить независимость греческих городов-государств и фактически положить конец греческой цивилизации и культуре.

Когда огромная персидская армия высадилась, афиняне отправили гонца по имени Филиппид (его имя было искажено в более поздних текстах Фидиппиду) в Спарту, чтобы заручиться помощью спартанцев в предстоящей битве.Он преодолел расстояние около 150 миль менее чем за два дня, что является выдающимся достижением по любым стандартам.

Однако вернувшись в Марафон, было принято решение не ждать спартанцев. Афинская армия напала на значительно более крупные персидские силы, когда они все еще готовились к битве. Несмотря на большие трудности, греки победили. Хотя историки, пишущие незадолго до битвы, не упоминают об этом событии, примерно 600 лет спустя писатели утверждают, что в Афины был отправлен бегун, чтобы нести весть о великой победе.Согласно легенде, он добрался до города, сказал: «Радуйтесь, мы побеждаем», и упал на землю мертвым. Хотя в одном из источников имя бегуна называется Филиппидом, маловероятно, что он сделал бы такой забег после того, как только что добежал до Спарты. Если бы это было так, современные историки наверняка заметили бы это.

Посланник ли вообще в Афины с вестью о победе был предметом некоторых сомнений, но, конечно, Филиппид не был посланником. Тем не менее, в последующие столетия легенда о Фидиппиде (как его стали называть) и легенда о бегуне, который умер, чтобы принести весть афинянам о победе, слились воедино, и многие более поздние авторы дали имя Фидиппиду больным. обреченный бегун.В девятнадцатом веке Роберт Браунинг в своей «Драматической идиллии », «» написал о рывке Фидиппида в Афины, его объявлении о победе и его смерти. Хотя Фидиппид определенно не был тем бегуном, который донес весть о греческой победе до Афин, и хотя маловероятно, что какой-либо профессиональный пеший курьер Древней Греции погиб бы после такого забега, легенда прижилась, и из этой легенды выросла современный марафон.

В 394 году нашей эры римский император Феодосий запретил все нехристианские праздники в Империи, фактически положив конец Олимпийским играм.Религия на время отделилась от спорта и узурпировала его.

В середине 1900-х годов интерес к Древней Греции рос. Археологи начали обнаруживать руины древнего стадиона в Олимпии, а идею возрождения Олимпийских игр преследовал греческий бизнесмен по имени Евангелиос Заппас. При поддержке греческого правительства Заппас провел олимпийское соревнование 15 ноября 1859 года. Это соревнование и три других (в 1870, 1875 и 1889 годах), организованных греческим правительством на деньги, оставленные Заппасом в его завещании, не увенчались успехом. .Из-за плохого планирования и неподходящего оборудования зрители не могли видеть соревнования, а некоторые дрались, которые перекинулись на трассу. Оказалось, что Олимпийские игры, бездействующие 1500 лет, не продолжатся в новом столетии.

Французский барон Пьер де Кубертен все изменил. Кубертен был аристократом, который в течение нескольких лет работал над улучшением качества физического воспитания во Франции. Помимо большого интереса к легкой атлетике, Кубертен был сторонником интернационализма - сотрудничества между странами, которое, как он считал, будет способствовать миру.Вдохновленный обнаружением руин Олимпии, неудачными попытками возродить древние Игры и своим интересом к спорту, Кубертен задумал восстановить Олимпийские игры. В 1892 году он устроил банкет для Союза французских спортивных спортивных клубов, группы, которую он основал пятью годами ранее. В речи на банкете он предложил возродить Олимпийские игры, но это предложение было встречено со смесью апатии и насмешек. Предлагал ли Кубертен соревноваться в обнаженном виде, как это делали древние греки? Неужели он всерьез предлагал цивилизованным европейцам соревноваться с африканцами и азиатами?

Несмотря на недальновидность соотечественников, Кубертен не сдавался.В 1894 году он организовал Международный конгресс любителей. В программе после нескольких тем, касающихся любительства и спорта, он включил «Восстановление Олимпийских игр». Съезд должен был обсудить не вопрос о возрождении Олимпиады, а вопрос о том, как это сделать. К концу конференции Кубертен сформировал Международный олимпийский комитет (МОК), и в планах было провести первые современные Олимпийские игры в Афинах, Греция, в 1896 году. Ему удалось убедить делегатов из многих стран с энтузиазмом поддержать идея.Хотя до начала Игр еще предстояло проделать большую работу, мечта Кубертена казалась обреченной на реальность.

Другой французский делегат конференции, лингвист и историк Мишель Бреаль, был очарован легендой о Фидиппиде и знаменитым пробегом от Марафона до Афин. Хотя забег не имел отношения к олимпийским соревнованиям, Бреаль предложил организовать бег на длинные дистанции в ознаменование этой попытки. Он предложил серебряный трофей тому, кто выиграет такую ​​гонку.Кубертену понравилась эта идея, и он во многих выступлениях продвигал гонку, чтобы вызвать интерес к Играм. Новая гонка получила название «марафон» и была включена в качестве заключительного мероприятия в олимпийскую повестку дня.

Таким образом, благодаря достижению древнего грека, легенде, искаженной историками и поэтами от Греции до Англии, и мечтам двух французов родилась самая смелая из гонок - марафон. Мало ли Бреаль знал, что он взял струну, которая будет звучать еще громче в следующем столетии.Ибо в человеке есть что-то такое, что стремится к вызову, особенно к вызову отдельного человека, берущего на себя задачу, в которой все силы природы, а часто и мнения людей, настроены против него; задача, в которой его собственное одиночество может стать его самым большим врагом; задача, которую его собственное стремление, его собственное желание и его собственное эго не могут не заставить его выполнить. В человеке есть что-то, что ищет вызов неизвестному. По мере того как мир вокруг нас становился все более и более известным в этом столетии, человек все больше обращался к неизвестному внутри себя и стремился бросить вызов ограничениям самого своего существа.В человеке есть что-то, что заставляет его бегать марафоны.

В Олимпийских играх тоже есть что-то, что делает их марафон величайшим из всех, не только потому, что он был первым, или потому, что легенда о Фидиппиде связывает этот забег с Древней Грецией. После первых современных Олимпийских игр в Афинах в 1896 году группа из Бостона, выступавшая за Соединенные Штаты, вернулась домой, полная энтузиазма по поводу марафонской гонки, свидетелями которой они были. Результатом этого ажиотажа стало учреждение Бостонского марафона в следующем году.

Бостонский забег, который проводится каждый апрель с 1897 года, считается одним из самых престижных из всех марафонов. В конце концов, олимпийская гонка проводится раз в четыре года, а в Бостоне - ежегодно. Сколько великих марафонцев будут лишены олимпийской медали, потому что они не достигли пика своей карьеры в нужный год? Бостон проводится в прохладную погоду, если весной в Новой Англии, в то время как олимпийские гонки проводятся в зачастую неблагоприятно жарких условиях середины лета. Как в таких плохих условиях бега стать настоящим чемпионом?

Тем не менее, победа в олимпийском марафоне остается высшим достижением для бегуна на длинные дистанции, отчасти из-за самих ограничений гонки.Как и любой другой забег на длинные дистанции, Олимпийский марафон требует силы, мужества и выносливости, но он также требует чего-то еще, что скептики могут назвать благословением богов. Итак, если многие из величайших марафонцев мира никогда не были олимпийскими чемпионами, это тем более повод хвалить тех немногих, кто победил в этой гонке, поскольку в той религии, в которую превратился спорт двадцатого века, они действительно были тронуты боги.

Неясные истоки современного марафона

В ноябре прошлого года я пробежал свой первый марафон «Афины Аутентик».Я сделал это главным образом потому, что хотел пойти по стопам первого в мире марафонца - древнего афинского посланника Фидиппида.

История, насколько я знал, была следующей. После победы над персидскими силами вторжения в приграничной деревне Марафон афиняне послали гонца по имени Фейдиппид, чтобы тот доставил новости городским властям. Пробежав 42 километра до Афин, Фидиппидес ахнул: «Мы выиграли!» ( nenikēkamen ) и вскоре умер от истощения.

Это отличная история, но была ли она правдой? Чем больше я вглядывался в это за несколько недель до гонки, тем менее в этом был уверен. Неужели я собирался бежать 42 км за ложь?

Разные источники и разные истории

В нашем лучшем источнике событий 490 г. до н.э. историк V века Геродот не упоминает о посланнике, посланном из Марафона после битвы. Однако он говорит, что бегун по имени Фидиппид (или Филиппид, в некоторых рукописях) был отправлен в Спарту просить о помощи перед битвой года.

Эта поездка приурочена к спартатлону, дистанции 246 км, которую я не пробегал и никогда не буду.

Наш следующий по древности источник - интеллектуальный Гераклид Понтик, живший в четвертом веке до нашей эры. Он, очевидно, упомянул марафонца, но назвал его Терсиппос - по крайней мере, согласно моралисту I века нашей эры Плутарху.

Сам Плутарх является первым автором, рассказывающим историю о посланнике с Марафона, умирающем от истощения после провозглашения победы.Но его посланник зовется Евкл и его последнее слово - никёмен (мы выигрываем).

Впервые мы слышим эту историю с посланником по имени Фидиппид (или Филиппид) на языке Лукии, и к тому времени мы уже во втором веке нашей эры, примерно через 600 лет после битвы при Марафоне. Бегун говорит и в этой версии nikōmen .

Что делать с разными источниками

Геродот был ближе всех по времени к событиям. А поскольку он действительно рассказывает историю бегства Фидиппида в Спарту и обратно, он наверняка добавил бы в историю смерти бегуна, если бы знал об этом.

Но если Фидиппидес не пробежал первый марафон, то сделал ли кто-то другой?

Наш следующий кандидат - Евкл. Плутарх говорит, что имя марафонца дает большинство историков. Но здесь есть важная деталь: Евкл, по словам Плутарха, убежал с боя «в тепле, с оружием».

Если это так, Евкл пробежал бы первый марафон после трех часов отчаянной битвы за выживание своего города. Более того, он сделал бы это с традиционным оружием и доспехами греческого гоплита (тяжелого пехотинца): копьем, щитом, шлемом и (если он мог себе это позволить) нагрудником.Все панцири весили бы от десяти до 20 килограммов, что составляло примерно одну треть веса тела среднего классического грека.

Излишне говорить, что я еще не делал этого.

Где остается Терсипп, имя, данное Гераклидом Понтиком?

Возможно, как предположил греческий историк Христос Дионисопулос, был второй бегун, посланный утром после битвы, когда афиняне поняли, что персы, которых они отбросили на свои корабли, могут просто использовать их, чтобы плыть по побережью. и атаковать Афины через традиционную гавань.Этим вторым бегуном мог быть Терсиппос.

Но стратегическая ситуация, в которой они находились, вероятно, была ясна афинянам даже после того, как битва закончилась. Кто-то должен был добраться до Афин раньше персов, чтобы убедить население в том, что афинская армия все еще стоит, и, следовательно, нет причин сдавать город персам.

Им также нужно было сигнализировать всем потенциальным перебежчикам на персидскую сторону, что афиняне по-прежнему стреляют в Афины.

Объявление Евкла о победе афинян - возможно, с его последним вздохом - стало бы частью пути к достижению этих целей.

Но чтобы действительно успокоить людей и послать сильный сигнал потенциальным «посредникам» (персидским сторонникам), армия должна была явиться лично. Итак, афинские гоплиты, только что перешедшие в самую важную битву в своей жизни, прошли около 40 км назад в Афины как раз вовремя, чтобы отпугнуть персидский флот, который, наконец, направился обратно в Персию.

Афинским гоплитам, как и Евклу, пришлось бы взять с собой свое оружие, потому что оно было ценным имуществом, и потому, что оно им было нужно, чтобы запугать персов. В отличие от Евкла, афиняне, вероятно, не бежали.

Британский историк Н.Г.Л. Хаммонд подсчитал, что они могли пройти это расстояние за шесть или семь часов - что не намного дольше, чем мне потребовалось, чтобы пробежать его.

Как долго это было на самом деле?

Если говорить о расстоянии, какое именно?

Я пробежал 42 195 метров, стандартную длину для марафона, и потом ощупал каждый метр.Но если это была дистанция, которую пробежал Евкл, почему современные гонки заставляют вас пробежать 2 км вокруг памятника захоронения афинян?

Ответ в том, что современная марафонская дистанция лишь приблизительно основана на дистанции, которую пробежал Юкл. Современная дистанция взята из Олимпийских игр 1908 года в Лондоне, когда участники бежали от Виндзорского замка до стадиона Уайт-Сити, а затем немного дальше по трассе и финишировали перед королевской ложей.

Таким образом, забег 1908 года был длиннее, чем первый олимпийский марафон в 1896 году.Этот курс составлял 40 км, расстояние между деревней Марафон и стадионом Панафинаикос, где я финишировал.

Ежегодный афинский «аутентичный» марафон не начинался до 1972 года. К тому времени 42 195 метров давно стали стандартной дистанцией. Вот почему у меня была прекрасная возможность пробежать еще 2 км вокруг гробницы афинян.

Итак, где все это оставило меня, когда я плелся вверх по дороге из Марафона в Афины? («Вверх», кстати, очень правильное слово.)

Я не пошел по стопам Фидиппида - к счастью, поскольку его бег в Спарту и обратно был намного дольше, чем тот, который делал я. Я мог идти по стопам человека по имени Терсиппос, но, скорее всего, я шел по стопам человека по имени Евкл, хотя и не нес на себе одну треть своего веса в доспехах.

Но кое-что еще пришло мне в голову, когда я в конце концов замедлил шаг до части маршрута. Возможно, я делал это потому, что устал, но я также делал свое путешествие более похожим на путешествие афинских гоплитов в 490 году до нашей эры.Они пошли резво после победы над абсолютистскими силами вторжения, которые стремились сокрушить их зарождающуюся демократию.

Примерно 2500 лет спустя я медленно бегал по той же земле, невооруженный и не беспокоясь, за исключением следующего крайнего срока исследования. И этого для меня было достаточно.

Связь между Nike, марафонами и Древней Грецией | Сайед Адиль | Пять фактов о парнях

Когда история и спорт делают ребенка любовью

6–6–2017, Адиль (опубликовано 6–27–17)

Когда мы с Лейфи бегали по Афинам за 4 часа бодрствования, которые у нас были там, мы взяли пешеходная экскурсия, в которой ботаник-историк рассказал нам классную историю.Возможно, вы, ребята, уже слышали об этом, но подумали, что было бы здорово уточнить и передать его дальше.

Греко-персидские войны длились с 499 г. до н.э. по 449 г. до н.э. В качестве оговорки: большая часть наших знаний о греко-персидских войнах получена от греческого парня Геродота (которого иногда называют «отцом истории»), но некоторые историки действительно думают, что он придумал большую часть истории. Всегда будут сомнения, но многочисленные археологические находки с тех пор подтвердили многие части истории Геродота. Я не буду описывать весь период времени, но позвольте окунуться в небольшую предысторию.

Все началось с Ионического восстания. В этой первой фазе войн афиняне и эретрийцы (Эретрия была еще одним известным древнегреческим городом-государством, таким как Афины и Спарта) отправили войска в Ионию (на территории современной Турции), чтобы свергнуть персидское владычество. В 498 г. до н.э. греки успешно захватили важную столицу Сарды и сожгли ее дотла, но затем были вынуждены отступить с большими потерями. Это надоедливое ионическое восстание было окончательно подавлено к 494 году до нашей эры. После этого небольшого столкновения персидский царь Дарий I поклялся уничтожить Афины и Эретрию.Как гласит история, к нему приходил один из своих слуг и повторял: «Учитель, помни афинян» три раза каждую ночь перед тем, как он начал обедать.

Интенсивный. Дарий начал видеть в нескольких греческих городах-государствах угрозу стабильности своей империи, поэтому он расширил свою цель и решил завоевать всю Грецию.

Перенесемся в историю первого персидского вторжения в Грецию. В 490 г. до н.э. Дарий послал военно-морские силы через Эгейское море, чтобы захватить Киклады (острова, где мы с Лефко только что отдыхали), а затем, наконец, совершить мстительную атаку на Афины и Эретрию.Им удалось захватить острова, они захватили и сожгли Эретрию и направились к Афинам.

Персидские войска высадились в бухте близлежащего города Марафон, где произошло одно из самых известных сражений всех времен.

По современным оценкам, в состав греческих войск входило около 9–10 тыс. Афинян и 1 тыс. Подкреплений из близлежащих Платей. У персов, с другой стороны, было примерно в 3 раза больше солдат: ~ 25 тыс. Пехоты и 1 тыс. Кавалерии (хотя некоторые современные историки предлагали оценки до 100 тыс.; Древние источники дают цифры столь же дикие и широкие, как от 200 тыс. До 600 тыс.).У них также было более 100 тысяч вооруженных парней на лодках, но они мало что видели, потому что в основном защищали корабли. Кстати, у персов было 200+ кораблей снабжения и 600 триер (тип древнего военного корабля).

Итак, афиняне двинулись на Марафон. Первым их ходом была блокировка двух основных выходов с равнины Марафон, что не позволило персидским войскам продвинуться вглубь суши. В то же время они отправили в Спарту величайшего бегуна Афин Фидиппида (которого в некоторых источниках называют Филиппидом) просить подмогу.Я бой чудесным образом пробежал ~ 150 миль до Спарты за 2 дня (прибыв на следующий день после отъезда). К несчастью для афинян, Фидиппид прибыл во время религиозного праздника спартанцев, и ему сообщили, что спартанцы не могут идти на войну до восхода полнолуния - подкрепления не могло быть как минимум 10 дней.

Вместо того, чтобы отступить, будучи в соотношении 3: 1 превосходящей по численности могущественной персидской армией, которая только что сокрушила все греческие острова и Эритрею, афиняне решили удержать свои позиции.В течение пяти дней армии стояли в тупике на равнине Марафон. Примерно к 5-му дню греки наконец атаковали персов (возможно, потому, что они считали, что персы собираются атаковать, или потому, что они думали, что их кавалерия временно отсутствует; это неясно, но, по-видимому, было бы более выгодно подождать полные 10 дней для спартанцы). Греческих солдат называли гоплитами , и они были более хорошо вооружены, чем персидские солдаты, хотя их также называют «солдатами-любителями» без очень сложной подготовки.

Учитывая это отсутствие подготовки, удивительно, что афиняне использовали передовую военную тактику в своей атаке: они намеренно оставили свой центр слабым и укрепили свои фланги. Некоторые считают, что греки только проредили свой центр, чтобы соответствовать длине персидской линии, а не то, что они сделали это как блестящий тактический ход. Но, тем не менее, это оказалось в высшей степени эффективным: греческие фланги были настолько сильны, что они смогли успешно перерезать персидские фланги и полностью окружить персидский центр, в результате чего персы запаниковали * и отступили к своим кораблям.Афиняне ловко выбрали место для этой битвы, так как оно было покрыто не только гористой местностью, но также болотами и болотами. Отступающие персы не знали об этом, и неизвестное количество из них утонуло. Конечный результат стал для греков оглушительным. Сегодня эта тактика известна как с двойным охватом или с клещами на военном жаргоне, и битва при Марафоне, возможно, была ее первым применением. Позже его использовали Александр Македонский, Ганнибал, Чингисхан и нацисты.

[* Mini FF: слово «паника» также имеет свои корни в битве при Марафоне. Одна из легенд гласит, что греческий бог Пан пришел к Фидиппиду во время его бегства в / из Спарты, спрашивая, почему афиняне не чтят его. В страхе Фидиппидес пообещал, что они будут делать это с тех пор. В битве Пан, очевидно, чувствовал, что афиняне сдержат свое обещание, и вселил мощный, неистовый страх в персидские сердца - panic .]

Сразу после битвы (или, возможно, даже незадолго до битвы) , персидские корабли начали плавать вокруг мыса Сунион, чтобы напрямую атаковать Афины.На картинке ниже вы можете видеть, что они начнут плыть на юг от Марафона, чтобы обогнуть рог и поразить Афины.

Осознав это, афиняне как можно быстрее отправились обратно в свой город, у которого не было реальной защиты, поскольку вся армия ушла на Марафон. Афиняне прибыли вовремя, чтобы предотвратить высадку персов, поэтому побежденные персы развернули свои корабли и отправились обратно в Азию.

В настоящий момент спартанцы прибыли на следующий день, великолепно пройдя 150 миль всего за три дня.Они бродили по полю битвы и сошлись во мнении, что афиняне проделали отличную работу, защищая всю Грецию.

На самом деле это конец реальной истории Марафонской битвы, но есть классная легенда (или она реальна ??; впервые задокументирована Плутархом в первом веке нашей эры… наверное, нет), чтобы присоединиться к ней. Как гласит история, были некоторые афиняне, которым персы заплатили за то, чтобы убедить афинских горожан сдаться, когда персидские корабли прибыли из-за мыса, потому что афинская армия была «разбита» при Марафоне (это то, что историк кто дал нашу пешеходную экскурсию сказал).Если предположить отсутствие коррупции, альтернативная возможность состоит в том, что отцы города немедленно сдадут город персидским кораблям, как только увидят их приближение. Чтобы избежать этого и гарантировать, что весть о победе дошла до Афин раньше персидских кораблей, снова войдите в легенду, самого Фидиппида. Несмотря на то, что он недавно пробежал 300 миль в / из Спарты и весь день сражался в тяжелой броне, его снова отправили бежать из Марафона обратно в Афины, чтобы сообщить новости о победе Греции - расстояние в 26 миль.Фидиппид доблестно бежит назад, достигает собрания в Афинах и на последнем вздохе восклицает: «Мы победили!»… Или по-гречески: «Ne nikē kamen!» прежде чем рухнул насмерть от истощения. Благодаря его героическому бегу Афины остались сильными. Марафонская битва имела решающее значение в истории - она ​​ознаменовала собой первый раз, когда персидская армия перестала считаться непобедимой, и она позволила установить классическую греческую цивилизацию (включая демократию) и заложить основу западной цивилизации в том виде, в каком мы ее знаем.

Так вот, нам с Лефко сказали, что это восклицание «Nenikēkamen» послужило вдохновением для названия глобального бренда Nike. Однако, как вы, вероятно, знаете, «Ника» - это также просто имя крылатой греческой богини победы, которое широко цитируется как основание для названия компании (не удалось найти в Интернете ничего, подтверждающего всю эту историю с Фидиппидом, служившим как вдохновение). Тем не менее, что-то греческое вдохновило первого сотрудника Джеффа Джонсона на предложение Nike в качестве названия компании своему боссу Филу Найту, который неохотно согласился (к счастью, выбрав его среди других идей, таких как «Бенгалия» или «Dimension Six»).Так что в следующий раз, когда вы увидите культовую галочку, вы сможете вспомнить Фидиппида, древнюю Грецию и спасение западной цивилизации.

Сторона FF: В 1971 году студентка Портлендского государственного университета Кэролин Дэвидсон случайно встретилась с доцентом Филом Найтом, который позже предложил ей 2 доллара в час за разработку логотипа для своего нового стартапа. Дэвидсон нуждалась в дополнительных деньгах, чтобы посещать уроки масляной живописи, поэтому она согласилась, и в конце концов ей дали колоссальные 35 долларов за работу над Swoosh. В 1983 году компания устроила вечеринку в ее честь и подарила ей золотое кольцо Swoosh со встроенным бриллиантом + 500 акций Nike, которые с тех пор разделились на другие акции.Она никогда не продавала ничего из этого, и они оценивались в 643 тысячи долларов в 2011 году и намного больше сегодня (потенциально более 1 миллиона долларов).

Конечно, этот -секундный пробег Фидиппидеса - знаменитый, вдохновивший на современную марафонскую гонку. Сегодня люди во всем мире пробегают 26,2 мили в ознаменование пробега Фидиппида, и это всегда считается последним событием Олимпийских игр. Однако кажется, что более исторически точная дань будет ~ 150 миль, что соответствует первому и более исторически точному пробегу до Спарты.По сути, спартатлон - это ежегодная гонка на 153 мили от Афин до Спарты.

Сторона FF 2: Знаменитый слоган Nike «Просто сделай это» также имеет интересную подоплеку - по-видимому, он был вдохновлен последними словами печально известного убийцы из Портленда Гэри Гилмора, который сказал: «Давайте сделаем это» перед тем, как его казнил расстрельной в 1977 году.

Источники:

Битва при Марафоне - Всемирная историческая энциклопедия

Битва на равнине Марафона в сентябре 490 г. до н.э. между греками и вторгшимися войсками персидского царя Дария I (г.522-486 г. до н.э.) была победой, которая вошла в фольклор как момент, когда греческие города-государства продемонстрировали миру свое мужество и превосходство и завоевали свободу. Хотя на самом деле битва только задержала персов в их империалистических амбициях, и последовали еще более масштабные сражения, Марафон был первым случаем, когда могучую Персидскую империю Ахеменидов показали побежденной, и битва была представлена ​​в греческом искусстве - литературе, скульптуре, архитектуре и керамика - как решающий и определяющий момент в истории Греции.

Персидская империя

Персия под властью Дария I уже расширялась в континентальную Европу и к началу V века до нашей эры покорила Ионию, Фракию и Македонию. Следующими в поле зрения царя Дария были Афины и остальная Греция. Непонятно, почему Персия так обожала Грецию. Богатство и ресурсы кажутся маловероятными мотивами; другие более правдоподобные предложения включают необходимость повысить престиж короля дома или раз и навсегда подавить скопление потенциально проблемных мятежных государств на западной границе империи.Не были забыты и Ионическое восстание, символическое подношение земли и воды персидскому сатрапу в 508 г. до н. Э. И нападение Афин и Эретрии на город Сардис в 499 г. до н. Э.

Захватчики встретят свой бой в 490 г. до н. Э., Когда греческие войска во главе с Афинами соберутся на равнине Марафона.

Каковы бы ни были точные мотивы, в 491 г. до н.э. Дарий снова отправил послов, чтобы призвать греков подчиниться персидскому правлению. Греки прислали серьезный ответ, казнив послов, а Афины и Спарта пообещали заключить союз для защиты Греции.В ответ на это дипломатическое возмущение Дарий направил военно-морские силы из 600 кораблей и 25000 человек для атаки на Киклады и Эвбею, оставив персов всего в одном шаге от остальной Греции. Однако захватчики встретят свой соперник в 490 г. до н.э., когда греческие войска во главе с Афинами соберутся на равнине Марафона, чтобы защитить свою страну от иностранного порабощения.

Персидская армия

Общее командование персидской армией находилось в руках Датиса, поскольку Дарий не руководил вторжением лично.Заместителем командующего был Артаферн, племянник Дария, который, возможно, возглавлял персидскую конницу. Общая численность персидской армии неясна, но, судя по количеству кораблей, в ней могло быть около 90 000 человек. Фактическое количество бойцов могло составлять две единицы байварабам или 20 000-25 000 человек. Большинство из них были лучниками и, возможно, еще с двумя тысячами кавалерийских войск. Персидская армия на самом деле происходила из разных государств по всей империи, но персы и сакаи были признаны лучшими боевыми единицами.

Персидские лучники

мшамма (CC BY)

Греческая армия

Греками руководил либо афинский полемарх Каллимах (также пишется Каллимах), либо Мильтиад, который фактически сражался под командованием Дария в кампании последнего в Скифии и поэтому имел ценную военную информацию о персидской войне. 1000 платейцев находились под командованием Аримнеста, а афиняне выставили около 9000 гоплитов. Общая численность войск оценивается между 10 000 и 20 000 человек, но, вероятно, была ближе к нижней цифре.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Гоплиты v Лучники

Персы могли выставить превосходящие силы, и их репутация была грозной.

Две противостоящие армии по существу представляли два подхода к классической войне - персы предпочитали дальний удар с использованием лучников, за которыми следовала кавалерийская атака, в то время как греческая война предпочитала хорошо бронированные гоплиты, расположенные в плотно упакованном построении, называемом фалангой , каждый из которых нес тяжелый круглый бронзовый щит и сражался на близком расстоянии, используя копья и мечи.Персидская пехота несла легкий (часто прямоугольный) плетеный щит ( spara ) и была вооружена длинным кинжалом или изогнутым мечом ( kopis ), коротким копьем и составным луком. Обычно те, у кого были щиты ( спарабарай, ), образовывали защитный барьер, в то время как из-за спины лучники стреляли своими стрелами. Персидские силы также включали пару отрядов по 1000 человек ( хазарбам ) элитных копьеносцев ( аристабара ). У них были более легкие доспехи, чем у гоплитов, обычно они носили тунику (возможно, с прикрепленной бронзовой чешуей или кожаную кирасу для некоторых), брюки с ярким рисунком, сапоги и мягкий капюшон.

Греческий гоплит

Джонни Шумате (общественное достояние)

Персидская кавалерия была вооружена как пехотинцы - луком и двумя дополнительными дротиками для метания и колющих ударов. Кавалерия, обычно действовавшая на флангах основного сражения, использовалась для уничтожения пехоты противника, приведшей в замешательство после того, как она подвергалась неоднократным залпам лучников. Хотя персидская тактика быстрого выпуска огромного количества стрел во врага должна была быть устрашающей, легкость стрел означала, что они были в значительной степени неэффективными против гоплитов в бронзовых доспехах.В ближнем бою более длинные копья, более тяжелые мечи, лучшая броня и жесткая дисциплина фаланги означали, что греческие гоплиты будут иметь все преимущества, но персы могли выставить превосходящие силы, и их репутация была грозной.

Открытие позиций

Персидские силы сначала высадились в Каристосе, а затем в Эретрии на севере Эвбеи, разграбили оба города и двинулись через пролив к восточной оконечности залива Марафон 1 и 2 сентября.Марафон был выбран как подходящее место для высадки персов, потому что он обеспечивал идеальную местность для кавалерийских частей; действительно, само название «Марафон» может происходить от дикого фенхеля ( marathos ), который до сих пор растет на этой исключительно плодородной равнине. Кроме того, поблизости находилось озеро, в котором в изобилии водились как мужчины, так и лошади. Преимущества этого места, вероятно, заключаются в том, что Писистрат также выбрал место для приземления c. 546 г. до н. Э. На пути к становлению тираном Афин.Здесь, в укрытии на полуострове Киносура, персы разбили лагерь.

Когда греки обнаружили точку вторжения, между афинскими стратегами или генералами возникла дискуссия, стоит ли остаться или встретить захватчиков, но последний вариант был выбран и по прибытии в Марафон 3 или 4 сентября. они разбили лагерь возле святилища Геракла на западном конце залива, к которому вскоре присоединились платейцы. Спартанцы, прославившиеся как лучшие бойцы в Греции, к сожалению, задержали свою мобилизацию, потому что они участвовали в священном фестивале Карнейи и, возможно, были озабочены местным восстанием мессенцев.Фактически, спартанцы пропустили бы битву на день.

Греческая фаланга

CA (Авторское право)

Детали битвы, как и большинство сражений начала V века до нашей эры, отрывочны и противоречат друг другу в древних источниках. Однако 11 сентября кажется, что греки выстроили свои боевые порядки в центре залива, в то время как персы погрузили на борт только половину своей пехоты. Выстроив фронт в восемь человек, греки удлинили свои шеренги, чтобы соответствовать персам, и сократили свою центральную группу до четырех человек.Платеи располагались на правом фланге, а афиняне - в центре и слева. Лучшие персидские и сакайские войска командовали из центра, возможно, до десяти человек в глубину. Это была обычная персидская тактика, поэтому истончение греческих гоплитов в центре могло быть преднамеренной тактикой Мильтиада или Каллимахоса, чтобы позволить флангам окружить персов, когда они продвигались в центре. С другой стороны, греки не могли позволить себе более узкий фронт, чем персы, поскольку это позволило бы им пройти за греческими линиями на флангах и сделать формирование фаланги безнадежным для атаки.Две шеренги мужчин - захватчики и защитники - растянулись на 1500 метров в длину и теперь стояли на расстоянии 1500 метров друг от друга.

Битва

Персидская кавалерия таинственным образом отсутствует на месте сражения, и снова древние источники и современные историки не достигли консенсуса. Возможно, Датис не мог использовать их с пользой из-за спорадических деревьев, которые усеивали равнину, или что он действительно отправил их (или планировал отправить их) с другими войсками в Афины, либо в попытке захватите город, пока греки были в Марафоне, или, возможно, само их отсутствие должно было соблазнить греческую армию вступить в битву до прибытия спартанцев.

Согласно преданию, погибло 6 400 персов из 192 греков.

Однако в конце концов пехота с обеих сторон вступила в бой. Двигаясь навстречу друг другу и, возможно, вместе с греками, пробегающими последние 400 метров под огнем персидских лучников, две армии столкнулись. Последовала длительная и кровопролитная борьба, в которой в конечном итоге персы, возможно, предсказуемо, оттеснили ослабевшего греческого центра. Однако и правый, и левый фланг греков взяли верх над персов, оттеснив их.Таким образом, линии были разорваны, и в результате произошла беспорядочная рукопашная схватка. Персы, теперь разбитые слева и справа, отступили к своим кораблям, но, чтобы добраться до них, им пришлось пересечь широкую болотистую местность. В беспорядочном отступлении греческие фланги сомкнулись в центре и атаковали оба персидских центра и преследовали бегущие персидские фланги, нанеся тяжелые потери. Вокруг персидских кораблей продолжались ожесточенные бои, и именно в этом бою Каллимах был убит. Греки захватили семь вражеских кораблей, но остальная часть флота бежала вместе с персов, которым удалось подняться на борт.

Греки одержали великую победу. Согласно преданию, погибло 6 400 персов из 192 греков. Первая цифра достаточно точна, но последняя, ​​вероятно, сильно занижена в пропагандистских целях. Однако с персами не было покончено, так как Датис отплыл к мысу Сунион в попытке атаковать Афины, пока греческая армия отсутствовала. Греки могли быть предупреждены об этом событии по сигналу щита предателя с горы. Пентеликос, который, возможно, несправедливо был приписан клану Алкемеонидай.Несомненно, измученная, греческая армия, тем не менее, была вынуждена двинуться обратно в Афины, чтобы защитить город. Их прибытия ночью того же дня, кажется, было достаточно, чтобы отбить охоту у персов, бросивших якорь у Фалерона, и флот отступил в Азию. К этому моменту, наконец, прибыли 2000 спартанцев, но они были не нужны для полной победы.

Последствия

Вернувшись в Марафон, мертвые были кремированы и захоронены на этом месте (необычная ступенька и курган все еще видны сегодня), и была возведена памятная колонна-трофей (фрагменты которой сейчас находятся в Археологическом музее Марафона).В благодарность богам приносились жертвы, в частности 500 коз для Артемиды Агротеры, и каждый год после этого на этом месте совершались жертвоприношения, ритуал продолжался еще 400 лет. Афиняне установили колонну и статую Ириды (или Ники) на своем акрополе в честь Каллимахоса, и его роль в победе, а также статуи и военные трофеи были посвящены в великом святилище Дельф. О победе также свидетельствует греческая скульптура известного скульптора Фидия - бронзовая группа в Дельфах, в которую входили Аполлон, Артемида и Мильтиад, и колоссальная бронзовая Афина на афинском акрополе.Храм Артемиды Евклеи был построен в Афинах, и битва была также предметом скульптуры на южной стороне храма Афины Ники ок. 425-400 г. до н.э. в Афинах.

Сокровищница Афин, Дельфы

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Победа была большим подъёмом морального духа греков, и о сентябрьских событиях росли всевозможные легенды. Видения мифического афинского героя Тесея во время битвы и вмешательства Пана были лишь некоторыми из историй, которые помогли объяснить, как грекам удалось победить могущественную персидскую армию.Кроме того, ветераны битвы затем несли на своем щите марафонский бык (из мифа о Геракле), чтобы с гордостью продемонстрировать свое участие в этой великой победе.

Несмотря на греческую эйфорию от победы, однако, персидские амбиции не были ослаблены поражением при Марафоне, так как в течение десяти лет царь Ксеркс продолжал замыслы своего предшественника Дария, и в 480 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *