Итоги брестского мира кратко: Брестский мир 1918 — кратко.

Содержание

Брестский мир 1918 — кратко.

История России кратко

Брестский мир 1918 года – мирный договором между представителями Советской России и представителями Центральных Держав, который ознаменовал поражение и выход России из Первой мировой войны.

Брестский мир был подписан 3 марта 1918 года и аннулирован в ноябре 1918 года решением ВЦИК РСФСР.

Предпосылки к подписанию мирного договора

В октябре 1917 года в России прошла очередная революция. Временное Правительство, которое управляло страной после отречения Николая 2, было свергнуто и к власти пришли большевики, начало образовываться советское государство. Одним из главных лозунгов новой власти был «мир без аннексий и контрибуций», они ратовали за немедленное прекращение войны и выход России на мирный путь развития.

На первом же заседании Учредительного собрания большевики представили собственный декрет о мире, который предполагал немедленное прекращение войны с Германией и скорейшее перемирие.

Война, по мнению большевиков, слишком затянулась и стала слишком кровопролитной для России, поэтому ее продолжение невозможно.

Мирные переговоры с Германией начались 19 ноября по инициативе России. Сразу после подписания мира российские солдаты стали покидать фронт, причем не всегда это происходило легально – было множество самоволок. Солдаты просто устали от войны и хотели поскорее вернуться к мирной жизни. Российская армия больше не могла участвовать в военных действиях, так как была истощена, также, как и вся страна.

Подписание Брестского мирного договора

Переговоры о подписании мира шли в несколько этапов, так как стороны никак не могли достигнуть взаимопонимания. Российское правительство, хоть и хотело скорее выйти из войны, не намеревалось выплачивать контрибуцию (денежный выкуп), так как это считалось унизительным и никогда не практиковалось ранее в России. Германия не была согласна на такие условия и требовала уплаты контрибуции.

Вскоре союзные войска германии и Австро-Венгрии представили России ультиматум, согласно которому она может выйти из войны, но потеряет при этом территории Белоруссии, Польши и часть Прибалтики.

Российская делегация оказалась в затруднительном положении: с одной стороны, такие условия советское правительство не устраивали, так как казались унизительными, но, с другой стороны, страна, измученная революциями, не имела сил и средств для того, чтобы продолжать свое участие в войне.

В результате совещаний, советы приняли неожиданное решение. Троцкий сообщил, что Россия не намеревается подписывать мирный договор, составленный на таких условиях, однако и участвовать в войне дальше страна также не будет. По заявлению Троцкого, Россия просто отзывает свои армии с мест военных действий и не будет оказывать никакого сопротивления. Удивленное командование Германии заявило, что, если Россия не подпишет мир, то они снова начнут наступление.

Германия и Австро-Венгрия снова мобилизовали свои войска и начали наступление на русские территории, однако, вопреки их ожиданиям, Троцкий сдержал свое обещание, и русские солдаты отказывались воевать и не оказывали никакого сопротивления. Подобное положение вызывало раскол внутри партии большевиков, часть из них понимали, что подписать мирный договор придется, иначе страна пострадает, часть же настаивали на том, что мир будет позором для России.

3 марта Брестский мир все-таки был подписан.

Условия Брестского мира

Условия Брестского мирного договора не были слишком благоприятными для России, так как она теряла множество территорий, однако продолжающаяся война стоила бы стране гораздо большего.

Россия теряла территории Украины, частично Белоруссии, Польши и Прибалтики, а также Великого Княжества Финляндского;

Россия также теряла довольно значительную часть территорий на Кавказе;

Русская армия и флот должны были быть немедленно демобилизованы и полностью должны были покинуть места сражений;

Черноморский флот должен был отойти к командованию германии и Австро-Венгрии;

Договор обязывал советское правительство немедленно прекратить не только военные действия, но также всякую революционную пропаганду на территории Германии, Австрии и странах-союзниках.

Последний пункт вызывал особенно много споров в рядах партии большевиков, так как он фактически запрещал советскому правительство проводить идеи социализма в других государствах и мешал созданию социалистического мира, о котором большевики так мечтали. Германия также обязала советское правительство выплатить все убытки, которые понесла страна в результате революционной пропаганды.

Несмотря на подписание мирного договора, большевики опасались, что германия может возобновить военные действия, поэтому правительство было экстренно переведено из Петрограда в Москву. Москва стала новой столицей.

Итоги и значение Брестского мира

Несмотря на то, что подписание мирного договора было раскритиковано, как советским народом, так и представителями Германии и Австро-Венгрии, последствия оказались не такими плачевными, как предполагалось – Германия потерпела поражение в Первой Мировой войне, и Советская Россия тут же аннулировала мирный договор.

Суть Брестского мира


Брестский мирный договор — сепаратный мир, подписанный в период Первой Мировой войны. Подписание состоялось 3 марта 1918 года. Договор объявлял выход РСФСР из войны. Подписан мир был в Брест-Литовске после продолжительных переговоров, в которых участвовали представители Германии, РСФСР, Болгарии, Османской Империи и Австро-Венгрии.

Предыстория
На сегодняшний момент достоверной информации о том, что правительство РСФСР готовилось к подписанию мира на протяжении первых трёх лет войны, нет. Также неизвестно, велись ли тайные разговоры с представителями Германии. Когда произошла Февральская революция в

1917 году, германскому правительству стало ясно, что стоит ожидать подобного исхода в скором времени.
Уже в мае 1917 года был подготовлен проект сепаратного мира, однако Россия не хотела соглашаться на выход из войны. Вместо этого русская армия провела наступление в июне, но оно оказалось проигрышным, Россия утратила Ригу.
В октябре 1917 года произошла вторая революция, по результатам которого власть перешла в руки к советам. На Втором всероссийском съезде было решено покончить с войной и приняли «Декрет о мире». По условиям декрета все страны, участвовавшие в войне, должны подписать мирный договор без контрибуций и аннексий, а будущем вести переговоры о судьбе мира. При этом каждому человеку должно было быть предоставлено право на самоопределение.

В ноябре нарком иностранных дел Лев Троцкий опубликовал ноту, обращённую к послам союзных государств. Эта нота призывала начать переговоры с целью заключения мира. Чуть позже уже Владимир Ленин объявил о желании заключить мирный договор. Военные на фронтах сразу же начали брататься. В итоге начались переговоры в Брест-Литовске.
Данные переговоры были дебютом для советской власти на мировой арене, они начались 20 ноября. Германские представители имели несколько проектов сепаратного мира, при этом советские переговорщики не подготовили ни одного документа.
Лев Троцкий долго затягивал переговоры, так как пытался добиться наиболее выгодных условий мирного договора для РСФСР. В это время Германия наступала по всем фронтам. Советские представители тоже предлагали свои проекты, но они сразу же браковались другой стороной. В конечном итоге был подписан Брестский мир 3 марта
1918 года.

Условия мирного договора
Сам Владимир Ильич Ленин признавал, что условия этого мира унижают наше государство, однако других вариантов не было, и пришлось пойти на подписание договора. Большевиков обвиняли в предательстве родины, а немецкие войска наступали по всем фронтам, поэтому правительство было вынуждено заключить мир.
По условиям мирного договора РСФСР потеряло Польшу, Латвию, Литву, Финляндию, Украину, Белоруссию, Эстонию и ряд других земель. Мир был заключён без ведома союзников по «Антанте». После этого левые эсеры отошли от власти из-за недовольства заключением мира. Страны-союзники не ожидали такого поступка, поэтому они решили начать интервенцию. Страны «Антанты» стали внедряться во внутреннюю политику РСФСР с целью подорвать авторитет большевиков.

Итоги мирного договора
Подписав мирный договор, большевики смогли сохранить свой авторитет. На короткое время наступила передышка. Весной

1918 года начался страшнейший голод, умирало множество людей. Такая ситуация обусловила начало кризиса в правлении большевиков. По большей части страдали жители городов. Это связано с тем, что во время войны была разрушена торговля, и экономика страны пришла в упадок. В сельском хозяйстве производилось и выращивалось очень мало продуктов, которые не могли обеспечить едой жителей деревень. До города же продукты сельского хозяйства доходили крайне редко. Кроме того, Россия потеряла в войне Украину, которая являлась крупным поставщиком хлеба.
По итогам заключения Брестского мира внутренняя политика большевиков переживала кризис, а многие классы отвернулись от правительства и стали симпатизировать конкурентам большевиков. Кроме того, во внешней политики РСФСР тоже возникли проблемы, например, интервенция бывших союзников в Первой Мировой войне. Страна была полностью изолирована от внешнего мира. Экономика страны пришла в упадок, что привело к голоду и высокой смертности.
Брестский мир стал позорным договором для РСФСР. Подписание этого мира стало одной из причин начала Гражданской войны, которая унесла немало жизней и в очередной раз пошатнула авторитет правительства.

Брестский мир — это.

.. Что такое Брестский мир?

3 марта 1918, мирный договор между Советской Россией и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией. Германия аннексировала Польшу, Прибалтику, часть Белоруссии и Закавказья, получала контрибуцию в 6 млрд. марок. В. И. Ленин считал необходимым заключение Брестского мира, чтобы сохранить советскую власть. Заключение Брестского мира вызвало острый кризис в руководстве Советской России. Группа «левых коммунистов» во главе с Н. И. Бухариным выступила против Брестского мира и была готова «идти на возможность утраты советской власти» во имя интересов мировой революции. Тем не менее в условиях наступления германских войск договор был ратифицирован 4-м съездом Советов. Аннулирован правительством РСФСР 13 ноября 1918 после поражения Германии в 1-й мировой войне.

БРЕ́СТСКИЙ МИР, мирный договор, заключенный 3 марта 1918 между Советской Россией с одной стороны и государствами Четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией) — с другой, завершивший участие России в Первой мировой войне (см. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1914—18).
Мирные переговоры
Вопрос о выходе из Первой мировой войны был одним из ключевых в российской политике 1917—1918. Большевики (см. БОЛЬШЕВИКИ) заявляли, что поскольку война является империалистической и грабительской, необходим скорейший мир, даже если он будет сепаратным (см. СЕПАРАТНЫЙ МИР). Но этот мир должен быть для России почетным и не предусматривать аннексий (см. АННЕКСИЯ) и контрибуций (см. КОНТРИБУЦИЯ). Во время Октябрьского переворота 1917 (см. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917) был принят «Декрет о мире (см. ДЕКРЕТ О МИРЕ)», который предлагал всем участникам войны немедленно заключить мир без аннексий и контрибуций. На это предложение откликнулись только Германия и ее союзники, военное и экономическое положение которых, как и России, было крайне тяжелым. В декабре 1917 было заключено перемирие, начались российско-германские (с участием союзников Германии) переговоры в Брест-Литовске (см. БРЕСТ (в Белоруссии)). Они быстро показали: германская сторона не воспринимает всерьез лозунги мира без аннексий и контрибуций, рассматривая стремление России к заключению сепаратного мира как свидетельство ее поражения. Германская сторона выступала с позиции силы и диктовала условия, предполагающие и аннексии, и контрибуции. Германская и австро-венгерская дипломатия воспользовались также тем, что Советская Россия предоставила формальное право на самоопределение Польше, Финляндии, Украине, странам Прибалтики и Закавказья, поддерживая, однако, борьбу коммунистов за власть в этих странах. Государства Четверного союза требовали невмешательства в дела этих стран, надеясь воспользоваться их ресурсами, необходимыми для победы в войне против Антанты. Но и Россия остро нуждалась в этих ресурсах для восстановления хозяйства.
При этом Центральная рада (см. ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА) — руководящий орган Украинской народной республики — подписала отдельный мир с Германией и ее союзниками, по которому немецкие войска приглашались на Украину для защиты ее правительства от большевиков, а Украина поставляла продовольствие Германии и ее союзникам. Советская Россия не признавала власть Центральной Рады на Украине, считала законным представителем украинского народа советское украинское правительство в Харькове. Советские войска 9 февраля 1918 взяли Киев. Но Германия, продолжая признавать Центральную раду, заставила считаться с этим Л. Д. Троцкого (см. ТРОЦКИЙ Лев Давидович), занимавшего пост наркома по иностранным делам. Стало очевидно, что заключение мира приведет к оккупации Украины немцами.
Унизительное соглашение с империалистами было неприемлемо для революционеров и с точки зрения коммунистов-большевиков, и с точки зрения их партнеров по правительству левых эсеров (см. ЛЕВЫЕ ЭСЕРЫ). В итоге в Совнаркоме и ЦК РСДРП(б) было принято решение о том, что Троцкий должен затягивать переговоры как можно дольше, в ожидании, что революция охватит и Германию, которая также была истощена войной. Как показали последующие события, в Германии действительно назревала революция, только не «пролетарская», а демократическая.
Ультиматум
10 февраля Германия предъявила ультиматум советской делегации о невозможности бесконечно затягивать мирные переговоры. Германия требовала отказа России от прав на Польшу, Закавказье, Прибалтику и Украину, судьба которых будет решаться Германией и ее союзниками, от поддержки революционных выступлений в этих странах, выплаты Россией контрибуции и др. Не изменяя принципам, с которыми большевики шли к власти, они не могли подписать такой мир. Троцкий выразил протест против ультиматума, прекратил переговоры, объявил состояние войны прекращенным и выехал в Петроград, оставив немецких представителей недоумевать.
Среди большевиков и левых эсеров развернулись жаркие дискуссии. Председатель Совнаркома В. И. Ленин (см. ЛЕНИН Владимир Ильич), который считал, что в условиях разложения старой армии, широкого стремления к миру и в то же время при угрозе гражданской войны нельзя вести войну с Германией. Признавая, что мир тяжелый и позорный («похабный»), Ленин требовал принять ультиматум, чтобы обеспечить советской власти передышку. Он обвинял Троцкого в нарушении дисциплины с тяжелыми последствиями: немцы возобновят наступление и заставят Россию принять еще более тяжелый мир. Троцкий выдвинул лозунг: «Ни мира, ни войны, а армию распустить», то есть отказ от подписания мира и прекращение состояния войны, роспуск старой разложившейся армии. Оттягивая подписание мира, Троцкий рассчитывал, что Германия перебросит войска на Запад и не станет наступать на Россию. В этом случае подписание позорного мира становилось бы ненужным. Расчеты Троцкого были основаны на том, что Германия не имела сил для оккупации наряду с Украиной еще и России. Германия и Австрия стояли на грани революции. Кроме того, не заключая мира, большевики не компрометировали себя предательством интересов Родины и соглашательством с врагом. Распуская армию, они укрепляли свое влияние в солдатской массе, уставшей от войны.
Левые коммунисты (см. ЛЕВЫЕ КОММУНИСТЫ) во главе с Н. И. Бухариным (см. БУХАРИН Николай Иванович) и большинство левых эсеров считали, что нельзя оставлять под властью Германии другие народы, что придется вести революционную, прежде всего партизанскую войну с германским империализмом. Они считали, что немцы в любом случае, даже при подписании мира, продолжат давление на Советскую Россию, стремясь превратить ее в своего вассала, и поэтому война неизбежна, а мир деморализует сторонников советской власти. Такой мир предоставлял Германии дополнительные ресурсы для преодоления социального кризиса, революция в Германии не состоится.
Но Ленин считал расчеты Троцкого и Бухарина ошибочными, опасаясь, что в условиях немецкого наступления советское правительство не удержится у власти. Ленин, для которого вопрос о власти был «ключевым вопросом всякой революции», понимал, что успешное сопротивление вторжению немцев невозможно без широкой поддержки в стране. А социальная опора большевистского режима была ограничена, особенно после разгона Учредительного собрания (см. УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ). Это означало, что продолжение войны приведет к «сдвижке власти» от большевиков и левых эсеров к более широкой коалиции, где большевики могут потерять господствующие позиции. Поэтому для Ленина продолжение войны с отступлением в глубь России было неприемлемо. Большинство ЦК первоначально поддержало Троцкого и Бухарина. Позиция левых получила поддержку Московской и Петроградской парторганизаций РСДРП(б), а также примерно половины парторганизаций страны.
Социалистическое отечество в опасности
Пока в Совнаркоме и ЦК РСДРП(б) шли острые споры, немцы 18 февраля перешли в наступление и захватили Эстонию. Была предпринята попытка оказать им сопротивление. Под Псковом части отходящей русской армии столкнулись с немецким отрядом, уже занявшим город. Прорвавшись через город и взорвав склад с боеприпасами, русские заняли позиции под Псковом. Под Нарву были направлены отряды моряков и рабочих во главе с П. Е. Дыбенко (см. ДЫБЕНКО Павел Ефимович). Но рабочие отряды были ополченцами, не представлявшими серьезной военной силы, моряки плохо дисциплинированы и не умели воевать на суше. Под Нарвой немцы рассеяли красногвардейцев, Дыбенко поспешно отступил. К 23 февраля немцы поставили под угрозу Петроград. Правда, из-за растянутости коммуникаций немцы не имели возможностей для наступления в глубь России. Ленин написал воззвание «Социалистическое отечество в опасности!», где призвал к мобилизации всех революционных сил на отпор врагу. Но у большевиков пока не было армии, которая могла бы защитить Петроград.
Столкнувшись с сопротивлением в своей партии, Ленин угрожал отставкой (что в этих условиях означало раскол партии большевиков), если не будут приняты «похабные» условия мира. Троцкий понимал, что в случае раскола большевиков организовать сопротивление немецкому вторжению будет невозможно. Перед такими угрозами Троцкий уступил и стал воздерживаться при голосовании о мире. Левые коммунисты оказались в меньшинстве в ЦК. Это позволило Ленину получить большинство и предопределило заключение мира 3 марта 1918. По его условиям, которые были ухудшены даже по сравнению с ультиматумом 10 февраля, Россия отказывалась от прав на Финляндию, Украину, Прибалтику и Закавказье, части Белоруссии, должна была выплатить контрибуцию.
Развернулась борьба за ратификацию мирного договора. На VII съезде партии большевиков 6—8 марта столкнулись позиции Ленина и Бухарина. Исход съезда решил авторитет Ленина — его резолюция была принята 30 голосами против 12 при 4 воздержавшихся. Компромиссные предложения Троцкого сделать мир со странами Четверного союза последней уступкой и запретить ЦК заключить мир с Центральной радой Украины были отвергнуты. Полемика продолжилась на IV съезде Советов, где против ратификации выступили левые эсеры и анархисты, а левые коммунисты воздержались. Но благодаря существовавшей системе представительства большевики имели на съезде Советов заведомое большинство. Если бы левые коммунисты пошли на раскол партии, мирный договор был бы провален, но Бухарин не решился на это. В ночь на 16 марта мир был ратифицирован.
Брестский мир имел множество неблагоприятных последствий. Коалиция с левыми эсерами становилась невозможной (15 марта они покинули правительство в знак протеста, не желая компрометировать себя капитуляцией перед Германией). Оккупация Германией Украины (с последующей экспансией на Дону) нарушала связи центра страны с хлебными и сырьевыми районами. Одновременно страны Антанты начали интервенцию в России, стремясь снизить возможные издержки, связанные с ее капитуляцией. Оккупация Украины усугубляла продовольственную проблему и еще сильнее обостряла отношения горожан и крестьянства. Его представители в Советах, левые эсеры, развернули агитационную кампанию против большевиков. Капитуляция перед Германией стала вызовом национальным чувствам русского народа, миллионы людей независимо от их социального происхождения были настроены против большевиков. Только очень жесткая диктатура могла противостоять таким настроениям.
Мир с Германией не означал отказа большевиков от идеи мировой революции как таковой. Большевистское руководство считало, что без революции в Германии изолированная Россия не сможет перейти к строительству социализма. После начала Ноябрьской революции (см. НОЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1918 в Германии) в Германии Совнарком аннулировал Брестский мир 13 ноября 1918. Однако его последствия уже дали о себе знать, став одним из факторов начала широкомасштабной Гражданской войны (см. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА в России) в России. Послевоенные отношения России и Германии были урегулированы Рапалльским договором 1922 (см. РАПАЛЛЬСКИЙ ДОГОВОР 1922 года), по которому стороны отказались от взаимных претензий и территориальных споров, тем более, что к этому времени у них не было даже общей границы.

условия, причины, значение подписания мирного договора

Брестский мир 1918 года – мирный договором между представителями Советской России и представителями Центральных Держав, который ознаменовал поражение и выход России из Первой мировой войны.

Брестский мир был подписан 3 марта 1918 года и аннулирован в ноябре 1918 года решением ВЦИК РСФСР.

Блок: 1/5 | Кол-во символов: 289
Источник: http://historykratko.com/brestskiy-mirnyy-dogovor

Введение

Брест — литовский мирный договор, или Брестский мир, был подписан 3 марта 1918 года в Брест-Литовске. Во время переговоров шла речь о предстоящем мире и окончании Первой Мировой войны. Целью России, кратко говоря, был выход из боевых действий с сохранением нейтралитета. Однако на деле, все сложилось отнюдь не просто.

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 326
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/16510-brest-litovskij-mirnyj-dogovor-kratko.html

Предпосылки к подписанию мирного договора

В октябре 1917 года в России прошла очередная революция. Временное Правительство, которое управляло страной после отречения Николая 2, было свергнуто и к власти пришли большевики, начало образовываться советское государство. Одним из главных лозунгов новой власти был «мир без аннексий и контрибуций», они ратовали за немедленное прекращение войны и выход России на мирный путь развития.

На первом же заседании Учредительного собрания большевики представили собственный декрет о мире, который предполагал немедленное прекращение войны с Германией и скорейшее перемирие. Война, по мнению большевиков, слишком затянулась и стала слишком кровопролитной для России, поэтому ее продолжение невозможно.

Мирные переговоры с Германией начались 19 ноября по инициативе России. Сразу после подписания мира российские солдаты стали покидать фронт, причем не всегда это происходило легально – было множество самоволок. Солдаты просто устали от войны и хотели поскорее вернуться к мирной жизни. Российская армия больше не могла участвовать в военных действиях, так как была истощена, также, как и вся страна.

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 1138
Источник: http://historykratko.com/brestskiy-mirnyy-dogovor

Каковы были условия Брестского мира

Ленин признавал, что такой мир «похабный». Требования Германии были жёсткими, но воевать у России не было возможности. Положение немцев позволяло им диктовать любые условия.

Кратко об основных положениях Брестского мира:

  • освободить прибалтийские земли;
  • вывести войска из Украины, признать УНР;
  • освободить Карсскую и Батумскую области;
  • вывести войска из Османской империи.

Текст включал и другие положения:

  • демобилизацию армии;
  • разоружение Черноморского флота;
  • прекращение пропаганды на территории Центральных держав;
  • выплату контрибуций.

Россия окончательно осталась без армии (императорской) и потеряла территории.

Блок: 3/8 | Кол-во символов: 653
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html

Условия договора

Все условия были направлены на ущемление территорий России и на ослабление армии и флота. Согласно договору, большевики обязывались не претендовать на территорию Прибалтики и часть Белоруссии, признать Украину самостоятельным государством, вывести войска из Финляндии и Османской империи и демобилизовать военнослужащих. Жесткие условия, притесняющие как большевистское правительство, так и простых граждан не могли не вызвать резонансных настроений среди правящей верхушки, в результате чего гражданская война продолжилась с новым размахом.

13 ноября 1918 года решением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета договор был аннулирован и более не признавался легитимным, так как в Германии в это время происходили революционные события в ходе которых к власти пришла Социал-демократическая партия, благосклонно настроенная в отношении РСФСР.

Блок: 4/5 | Кол-во символов: 869
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/16510-brest-litovskij-mirnyj-dogovor-kratko.html

Позиция Ленина, Троцкого и Бухарина

В Петрограде не было однозначной позиции о сепаратном мире. Ленин настаивал на подписании договора, пусть и невыгодного. Однако левые коммунисты во главе с Бухариным были категорически против любого мира с империализмом.

Когда стало очевидным, что Германия не откажется от аннексий, за основу была взята компромиссная позиция Троцкого. Он был против военных действий, но рассчитывал на скорую революцию в Германии, что избавило бы большевиков от необходимости идти на невыгодные для них условия.

Ленин настоял на том, чтобы именно Троцкий возглавил делегацию. Но с условием: затягивать до ультиматума, потом сдавать. Однако делегаты отклонили ультиматум, и это стало для Центральных держав формальным поводом снова открыть Восточный фронт.

Немецкая армия продвигалась стремительно, и Ленин настаивал на принятии любых условий противников.

Возникает вопрос: почему Ленин называл Брестский мир позорным, но настаивал на его подписании и дальше? Ответ прост — вождь революции боялся потерять власть. Без армии противостоять немцам Россия не могла.

Левые категорически отклонили унизительный мир. Они полагали, что даже если враги займут Петроград, на Москву они не пойдут, а если потребуется, большевики начнут партизанскую войну.

Позиция левых имела больше сторонников, и только вмешательство Троцкого спасло Ленина от провала. В итоге большевики подписали договор.

Блок: 4/8 | Кол-во символов: 1401
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir. html

Итоги

Хоть действие Брестского мира было не долгим, однако ему удалось оставить свой след в истории. Внутри страны договор спровоцировал продолжение гражданской войны с новой силой. Л. Д. Троцкий был изгнан из России, а его переговорная стратегия использовалась, как компромат против него же. После аннулирования договора, вожделенные Украинские и Белорусские земли в конечном итоге были присоединены к растущему новому государству под названием СССР.

Что касается международной арены, то договор послужил важным аргументом в ходе дальнейшей Парижской конференции. Тезисы, взятые из переговоров использовались как доказательство стремления народов к праву на самоопределение, породив в итоге третью в истории человечества систему международных отношений – Версальско-Вашингтонскую.

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 780
Источник: https://www. istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/16510-brest-litovskij-mirnyj-dogovor-kratko.html

Причины и предпосылки подписания Брестского мира

Действительно ли были причины вступать в переговоры с явно проигрывавшими войну Центральными державами? И зачем это было нужно самой Германии?

Большевики пришли под лозунгом прекращения войны. А воевать страна уже действительно не могла (стоит отметить, что политика большевиков посодействовала тому, что Россия осталась без армии).

Изначально Ленин рассчитывал на всеобщий мир без аннексий, а не на невыгодный договор с уже почти проигравшей войну Германией.

Немцы еще с начала войны были заинтересованы в том, чтобы закрыть Восточный фронт. Германия и Австро-Венгрия голодали, и им срочно нужны были поставки продовольствия. Не зря именно договор с УЦР стал переломным в ходе переговоров.

Блок: 5/8 | Кол-во символов: 741
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html

Выход России из Первой мировой войны

Подписание сепаратного мира означало, что Россия вышла из войны. Это событие имело свои плюсы и минусы, но победой его никак нельзя назвать.

С одной стороны, война все-таки прекратилась. С другой, Россия утратила большую часть территории и населения.

Воспользоваться победой Антанты страна также не смогла. Англия и Франция не воспринимали большевистский режим, а договор с Германией тем более лишил страну права на репарации.

Блок: 6/8 | Кол-во символов: 466
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html

Заключение Брестского мира

1 марта российская делегация прибыла в Брест-Литовск (немецкое наступление при этом все еще продолжалось).

Троцкий не хотел ставить подпись под позорным документом. Его взгляды разделяли и другие большевики.

Кто подписал Брестский мир со стороны России? Григорий Сокольников, который сначала тоже отказывался быть председателем делегации.

Советская сторона сразу заявила, что страна идет на условия противников, но в дискуссию вступать не будет. Немецкая сторона возразила, что они могут как принять условия Германии, так и продолжать войну.

3 марта 1918 года был заключен знаменитый Брест-Литовский мир. Это произошло в Белом дворце Брест-Литовской крепости.

Документ состоял из 14 статей, 5 приложений (включая новую карту границ России) и дополнительные договоры.

Блок: 7/8 | Кол-во символов: 795
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html

Итоги, значение и результаты

Сепаратный мир стал тяжелым ударом для России.

Однако Германия проиграла войну, и одним из условий перемирия с Антантой стало аннулирование Брестского договора. 13 ноября договор был отменен и решением ВЦИК.

Брестский мир до сегодняшнего дня получает неоднозначную характеристику историков. Одни считают его предательством, другие – необходимостью. В целом же современные оценки сводятся к одному: переговоры стали дебютом большевиков на международной арене, но такой дебют закончился провалом.

Конечно, последствия оказались для новой власти не такими катастрофическими: все-таки удалось вернуть земли, однако на это ушло время. А мир с Центральными державами еще долго будет использоваться как доказательство спонсирования Ленина немцами.

Блок: 8/8 | Кол-во символов: 772
Источник: https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html

Кол-во блоков: 14 | Общее кол-во символов: 9731
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:
  1. https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/16510-brest-litovskij-mirnyj-dogovor-kratko.html: использовано 3 блоков из 5, кол-во символов 1975 (20%)
  2. http://historykratko.com/brestskiy-mirnyy-dogovor: использовано 4 блоков из 5, кол-во символов 2928 (30%)
  3. https://1001student.ru/istoriya/brestskij-mir.html: использовано 6 блоков из 8, кол-во символов 4828 (50%)

История подписания Брестского мира | ЧТО ОЗНАЧАЕТ

Подписание Брестского мира

Брестский мир — сепаратный мирный договор между Германией и Советской Россией, в результате которого последняя, в нарушении своих созных обязательств перед Англией и Францией, вышла из Первой мировой войны. Брестский мирный договор был подписан в Брест-Литовске

Брестский мир был подписан 3 марта 1918 года Советской Россией с одной стороны и Германией, Австро-Венгрией и Турцией — с другой

Суть Брестского мира

Главной движущей силой Октябрьской революции были солдаты, которым ужасно надоела война, длящаяся четвертый год. Большевики обещали в случае прихода к власти её прекратить. Потому первым декретом Советского правительства был Декрет о мире, принятый 26 октября по старому стилю

«Рабочее и Крестьянское правительство, созданное революцией 24-25 октября…, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире. Справедливым или демократическим миром, …Правительство считает немедленный мир без аннексий (т.е. без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций. Такой мир предлагает Правительство России заключить всем воюющим народам немедленно…»

Стремление советского правительства во главе с Лениным заключить мир с Германией пусть ценой некоторых уступок и территориальных потерь являлось с одной стороны выполнением своих «предвыборных» обещаний народу, с другой опасениями солдатского бунта

«В течение всей осени делегаты с фронта являлись ежедневно в Петроградский Совет с заявлением, что если до 1 ноября не будет заключен мир, то сами солдаты двинутся в тыл добывать мир своими средствами. Это стало лозунгом фронта. Солдаты покидали окопы массами. Октябрьский переворот до некоторой степени приостановил это движение, но, разумеется, не надолго» (Троцкий «Моя жизнь»)

Брестский мир. Кратко

Сначала было перемирие

  • 1914, 5 сентября — соглашение России, Франции, Англии, запрещавшее заключение союзниками сепаратного мира или перемирия с Германией
  • 1917, 8 ноября (ст. ст.) — Совет Народных комиссаров приказал командующему армией генералу Духонину предложить противникам перемирие. Духонин отказался.
  • 1917, 8 ноября — Троцкий, как народный комиссар иностранных дел, обратился к государствам Антанты и центральным империям (Германии и Австро-венгрии) с предложением заключить мир. Ответа не последовало
  • 1917, 9 ноября — генерал Духонин смещен с должности. его место занял прапорщик Крыленко
  • 1917, 14 ноября — Германия ответила на предложение Советской власти начать переговоры о мире
  • 1917, 14 ноября — Ленин безрезультатно обратился с нотой к правительствам Франции, Великобритании, Италии, США, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии и Китая с предложением вместе с советской властью приступить 1 декабря к мирным переговорам

«Ответ на эти вопросы должен быть дан сейчас же, и ответ не на словах, а на деле. Русская армия и русский народ не могут и не хотят больше ждать. 1 декабря мы приступаем к мирным переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с немцами переговоры одни»

  • 1917, 20 ноября — Крыленко прибыл в ставку главнокомандующего в Могилев, отстарнил и арестовал Духонина. В тот же день генерал был убит солдатами
  • 1917, 20 ноября — в Брест-Литовске начались переговоры России и Германии о перемирии
  • 1917, 21 ноября — советская делегация изложила свои условия: перемирие заключается на 6 месяцев; военные действия приостанавливаются на всех фронтах; немцы очищают Моонзундские острова и Ригу; запрещаются какие бы то ни было переброски немецких войск па Западный фронт. На что представитель Германии генерал Гофман заявил, что такие условия могут предлагать только победители и достаточно взглянуть на карту, чтобы судить, кто является побеждённой страной
  • 1917, 22 ноября — советская делегация потребовала перерыва в переговорах. Германия вынуждена была согласиться на предложения России. Было оглашено перемирие на 10 дней
  • 1917, 24 ноября — новое обращение России к странам Антанты с предложением присоединиться к мирным переговорам. Без ответа
  • 1917, 2 декабря — второе перемирие с немцами. На этот раз сроком на 28 дней

Мирные переговоры

  • 1917, 9 декабря по ст. ст. — в офицерском собрании Брест-Литовска началась конференция о мире. Делегация России предложила принять за основу следующую программу
    1. Не допускаются никакие насильственные присоединения захваченных во время войны территорий…
    2. Восстанавливается политическая самостоятельность тех народов, которые во время настоящей войны были этой самостоятельности лишены
    3. Национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью до войны, гарантируется возможность свободно решить вопрос …. о своей государственной самостоятельности…
    4. По отношению к территориям, населённым несколькими национальностями, право меньшинства ограждается специальными законами….
    5. Ни одна из воюющих стран не обязана платить другим странам так называемых военных издержек…
    6. Колониальные вопросы решаются при соблюдении принципов, изложенных в пунктах 1, 2, 3 и 4.
  • 1917, 12 декабря — Германия и её союзники приняли советские предложения за основу, однако с принципиальной оговоркой: «предложения русской делегации могли бы быть осуществлены лишь в том случае, если бы все причастные к войне державы … обязались соблюдать общие для всех народов условия»
  • 1917, 13 декабря — советская делегация предложила объявить десятидневный перерыв, чтобы правительства государств, которые не примкнули ещё к переговорам, могли ознакомиться с выработанными принципами
  • 1917, 27 декабря — после многочисленных дипломатических демаршей, в том числе требования Ленина перенести переговоры в Стокгольм, обсуждения украинского вопроса, мирная конференция снова заработала

На втором этапе переговоров советскую делегацию возглавлял Л. Троцкий

  • 1917, 27 декабря — Заявление германской делегации о том, что раз одно из самых существенных условий, которые были представлены российской делегацией 9 декабря — единогласное принятие всеми враждующими державами условий, обязательных для всех — не принято, значит документ стал недействительным
  • 1917, 30 декабря — после нескольких дней бесплодных разговоров немецкий генерал Гофман заявил: «Русская делегация заговорила так, будто бы она представляет собой победителя, вошедшего в нашу страну. Я хотел бы указать на то, что факты как раз противоречат этому: победоносные германские войска находятся на русской территории»
  • 1918, 5 января — Германия предъявила России условия подписания мира

«Вынув карту, генерал Гофман заявил: «Я оставляю карту на столе и прошу присутствующих с ней ознакомиться…Начерченная линия продиктована военными соображениями; она обеспечит народам, живущим по ту сторону линии, спокойное государственное строительство и осуществление права на самоопределение». Линия Гофмана отрезала от владений бывшей Российской империи территорию размером свыше 150 тысяч квадратных километров. Германия и Австро-Венгрия занимали Польшу, Литву, некоторую часть Белоруссии и Украины, часть Эстонии и Латвии, Моонзундские острова, Рижский залив. Это передавало им контроль над морскими путями к Финскому и Ботническому заливам и позволяло развить наступательные операции вглубь Финского залива, против Петрограда. В руки немцев переходили порты Балтийского моря, через которые шло 27% всего морского вывоза из России. Через эти же порты шло 20% русского импорта. Установленная граница была крайне невыгодна для России в стратегическом отношении. Она грозила оккупацией всей Латвии и Эстонии, угрожала Петрограду и в известной мере Москве. В случае войны с Германией эта граница обрекала Россию на потерю территорий в самом начале войны» («История дипломатии», том 2)

  • 1918, 5 января — По требованию российской делегации конференция взяла 10 дневнй тайм-аут
  • 1918, 17 января — Конференция возобновила работу
  • 1918, 27 января — подписан мирный договор с Украиной, которую 12 января признали Германия и Австро-Венгрия
  • 1918, 27 января — Германия предъявила России ультиматум

«Россия принимает к сведению следующие территориальные изменения, вступающие в силу вместе с ратификацией этого мирного договора: области между границами Германии и Австро-Венгрии и линией, которая проходит… впредь не будут подлежать территориальному верховенству России. Из факта их принадлежности к бывшей Российской империи для них не будут вытекать никакие обязательства по отношению к России. Будущая судьба этих областей будет решаться в согласии с данными народами, а именно на основании тех соглашений, которые заключат с ними Германия и Австро-Венгрия»

  • 1918, 28 января — в ответ на немецкий ультиматум Троцкий объявил, что войну Советская Россия прекращает, но мира не подписывает — «ни войны, ни мира». Мирная конференция кончилась

Борьба в партии вокруг подписания Брестского мира

«В партии господствовало непримиримое отношение к подписанию брестских условий… Наиболее яркое выражение оно нашло в группировке левого коммунизма, выдвинувшей лозунг революционной войны. Первое широкое обсуждение разногласий происходило 21 января на собрании активных работников партии. Выявились три точки зрения. Ленин стоял за то, чтобы попытаться еще затянуть переговоры, но, в случае ультиматума, немедленно капитулировать. Я считал необходимым довести переговоры до разрыва, даже с опасностью нового наступления Германии, чтобы капитулировать пришлось…уже перед очевидным применением силы. Бухарин требовал войны для расширения арены революции. 32 голоса получили сторонники революционной войны, Ленин собрал 15 голосов, я — 16…На предложение Совнаркома местным Советам высказать свое мнение о войне и мире откликнулось свыше двухсот Советов. Лишь Петроградский и Севастопольский — высказались за мир. Москва, Екатеринбург, Харьков, Екатеринослав, Иваново-Вознесенск, Кронштадт подавляющим числом голосов высказались за разрыв. Таково же было настроение и наших партийных организаций. На решающем заседании Центрального Комитета 22 января прошло мое предложение: затягивать переговоры; в случае немецкого ультиматума объявить войну прекращенной, но мира не подписывать; в дальнейшем действовать в зависимости от обстоятельств. 25 января состоялось заседание Центральных Комитетов большевиков и левых эсеров, на котором подавляющим большинством прошла та же формула» (Л. Троцкий «Моя жизнь»)

Косвенным образом идея Троцкого заключалась в том, чтобы дезавуировать упорные слухи того времени о том, что Ленин и его партия — агенты Германии, посланные в Россию, чтобы развалить её и вывести из Первой мировой войны (Германии было уже невозможно вести войну на два фронта). Покорное подписание мира с Германией подтверждало бы эти слухи. Но под влиянием силы, то есть германского наступления, утверждение мира выглядело бы вынужденной мерой

Заключение мирного договора

  • 1918, 18 февраля — Германия и Австро-Венгрия начали наступление по всему фронту от Балтики до Черного моря. Троцкий предложил запросить немцев, чего они хотят. Ленин возразил: «Теперь нет возможности ждать, это значит сдавать русскую революцию на слом… на карту поставлено то, что мы, играя с войной, отдаём революцию немцам»
  • 1918, 19 февраля — Телеграмма Ленина немцам: «Ввиду создавшегося положения, Совет Народных Комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного Союза»
  • 1918, 21 февраля — Ленин объявил «социалистическое отечество в опасности»
  • 1918, 23 февраля — рождение Красной армии
  • 1918, 23 февраля — новый германский ультиматум
«Первые два пункта повторяли ультиматум от 27 января. Но в остальном ультиматум шёл несравненно дальше
  1. Пункт 3 Немедленное отступление русских войск из Лифляндии и Эстляндии.
  2. Пункт 4 Россия обязывалась заключить мир с Украинской Центральной радой. Украина и Финляндия должны были быть очищены от русских войск.
  3. Пункт 5 Россия должна была возвратить Турции анатолийские провинции и признать отмену турецких капитуляций
  4. Пункт 6. Русская армия немедленно демобилизуется, включая и вновь образованные части. Русские корабли в Чёрном и Балтийском море и в Ледовитом океане должны быть разоружены.
  5. Пункт 7. Восстанавливается германо-русский торговый договор от 1904 г. К нему присоединяются гарантии свободного вывоза, право беспошлинного вывоза руды, гарантия наибольшего благоприятствования Германии по меньшей мере до конца 1925 года…
  6. Пункты 8 и 9. Россия обязуется прекратить всякую агитацию и пропаганду против стран германского блока как внутри страны, так и в оккупированных ими областях.
  7. Пункт 10. Условия мира должны быть приняты в течение 48 часов. Уполномоченные с советской стороны немедленно отправляются в Брест-Литовск и там обязаны подписать в течение трёх дней мирный договор, который подлежит ратификации не позже чем по истечении двух недель»
  • 1918, 24 февраля — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял германский ультиматум
  • 1918, 25 февраля — советская делегация заявила резкий протест против продолжения военных действий. И всё же наступление продолжалось
  • 1918, 28 февраля — Троцкий подал в отставку с поста министра иностранных дел
  • 1918, 28 февраля — советская делегация была уже в Бресте
  • 1918, 1 марта — возобновление мирной конференции
  • 1918, 3 марта — подписание мирного договора между Россией и Германией
  • 1918, 15 марта — Всероссийский съезд Советов большинством голосов ратифицировал мирный договор

Условия Брестского мира

Мирный договор между Россией и центральными державами состоял из 13 статей. В основных статьях было обусловлено, что Россия, с одной стороны, Германия и её союзники, с другой, объявляют о прекращении войны.
Россия производит полную демобилизацию своей армии;
Военные суда России переходят в русские порты до заключения всеобщего мира или же немедленно разоружаются.
От Советской России по договору отходили Польша, Литва, Курляндия, Лифляндия и Эстляндия.
В руках немцев оставались те районы, которые лежали восточнее установленной договором границы и были заняты к моменту подписания договора немецкими войсками.
На Кавказе Россия уступала Турции Карс, Ардаган и Батум.
Украина и Финляндия признавались самостоятельными государствами.
С Украинской Центральной радой Советская Россия обязывалась заключить мирный договор и признать мирный договор между Украиной и Германией.
Финляндия и Аландские острова очищались от русских войск.
Советская Россия обязывалась прекратить всякую агитацию против правительства Финляндии.
Вновь вступали в силу отдельные статьи невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 года
В Брестском договоре не были зафиксированы границы России, а также ничего не говорилось об уважении суверенитета и целостности территории договаривающихся сторон
Что касается территорий, которые лежали к востоку от линии, отмеченной в договоре, то Германия соглашалась их очистить только после полной демобилизации советской армии и заключения всеобщего мира.
Военнопленные обеих сторон отпускались на родину

Выступление Ленина на Седьмом съезде РКП(б): «Никогда в войне формальными соображениями связывать себя нельзя, …договор есть средство собирать силы…Некоторые определённо, как дети, думают: подписал договор, значит, продался сатане, пошёл в ад. Это просто смешно, когда военная история говорит яснее ясного, что подписание договора при поражении есть средство собирания сил»

Аннулирование Брестского мира

Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета от 13 ноября 1918 года
Об аннулировании Брест-Литовского мирного договора
Всем народам России, населению всех оккупированных областей и земель.
Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов всем торжественно заявляет, что условия мира с Германией, подписанные в Бресте 3 марта 1918 года, лишились силы и значения. Брест-Литовский договор (равно и дополнительное соглашение, подписанное в Берлине 27 августа и ратифицированное Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом 6 сентября 1918 г.) в целом и во всех пунктах объявляется уничтоженным. Все включенные в Брест-Литовский договор обязательства, касающиеся уплаты контрибуции или уступки территории и областей, объявляются недействительными….
Трудящиеся массы России, Лифляндии, Эстляндии, Польши, Литвы, Украины, Финляндии, Крыма и Кавказа, освобожденные германской революцией от гнета грабительского договора, продиктованного германской военщиной, призваны ныне сами решать свою судьбу. На место империалистического мира должен прийти социалистический мир, заключенный освободившимися от гнета империалистов трудящимися массами народов России, Германии и Австро-Венгрии. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика предлагает братским народам Германии и бывшей Австро-Венгрии, в лице их Советов рабочих и солдатских депутатов, немедленно приступить к урегулированию вопросов, связанных с уничтожением Брестского договора. В основу истинного мира народов могут лечь только те принципы, которые соответствуют братским отношениям между трудящимися всех стран и наций и которые были провозглашены Октябрьской революцией и отстаивались русской делегацией в Бресте. Все оккупированные области России будут очищены. Право на самоопределение в полной мере будет признано за трудящимися нациями всех народов. Все убытки будут возложены на истинных виновников войны, на буржуазные классы.

Другие статьи

«В прочность положения большевиков я не очень-то верю»

Информация о материале
Категория: Цех историков
Опубликовано: 20 марта 2021
Просмотров: 13903
Государственный деятель Леонид Борисович Красин. Генерал Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф

В ленинском фонде бывшего партийного архива (ЦПА) сохранился уникальный документ. Это описание тайной встречи с генералом Людендорфом, в 1916– 1918 годах фактическим главой Генштаба Германии, сделанное её участником, одним из самых неординарных соратников Ленина и будущим творцом советской экономической системы, Леонидом Красиным1O’Коннор Т. Э. Инженер революции. Л.Б. Красин и большевики. М., 1993.. До сих пор мы знали об этой встрече лишь из косвенных источников.

Беседа состоялась 8 июня 1918 года, в те дни Советская Россия находилась на грани возобновления боевых действий с кайзеровской Германией. Крах самодержавия и дальнейшее углубление Великой российской революции привели к власти в стране самую радикальную из левых партий – большевиков. Только они решились на сепаратный мир с Германией, отождествляя собственный режим с первой искрой мировой пролетарской революции. Брестский мирный договор, подписанный 3 марта 1918 года, привёл к колоссальным территориальным и материальным потерям Советской России, но сохранил власть в руках партии Ленина, позволив начать в стране невиданный социальный эксперимент.

Заключение мира подразумевало восстановление дипломатических отношений между бывшими противниками в мировой войне. В Берлине над историческим зданием российского полпредства был поднят красный флаг, на первых порах шокировавший горожан, чинно прогуливавшихся по бульвару Унтер-ден-Линден. В этом здании и велась работа по реализации политики «передышки», которую Ленин отстоял в острой внутрипартийной борьбе в период подписания и ратификации Брестского мира. Красин (в ту пору председатель Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии, член президиума ВСНХ, член Совета Обороны) прибыл в Берлин 20 мая по приглашению советского полпреда Адольфа Иоффе и сразу включился в работу по подготовке финансового соглашения.


Леонид Борисович Красин

Иоффе рассчитывал на то, что его соратник и однопартиец, используя обширные контакты в предпринимательских и финансовых кругах, наладит неформальные каналы связи с политической элитой Германской империи. (В довоенной Германии Красин занимал значительные посты в фирме «Сименс-Шуккерт», а накануне Первой мировой возглавил её представительство в России.) Сразу по приезде Красин, пользуясь протекцией бывших партнеров и сослуживцев, начал устанавливать полезные контакты. Крайне важно было найти выход на «военную партию», заправлявшую всеми делами в стране. На третий день он писал жене: «Уже поднят вопрос о поездке в ставку для переговоров с самим Людендорфом, у которого, видимо, все нити в руках… Я буду настаивать на точном соблюдении границ, установленных мирным договором, прекращении всякого дальнейшего наступления и в особенности наступления турок на Баку, потеря которого была бы смертельным ударом для всей промышленности и транспорта»2Красин Л. Б. Письма жене и детям. 1917–1926 // Вопросы истории. 2002. № 2. С. 98 Советской России.

Встреча генерала и дипломата состоялась по рекомендации Вильгельма Сименса, сына основателя электротехнической империи, он хорошо знал Красина по совместной работе в Берлине. Один из менеджеров фирмы отправился вместе с Красиным в Ставку Верховного главнокомандования в бельгийском городе Спа. Там находился центр принятия решений по ключевым вопросам военной и гражданской политики Германии, во главе которого стоял «дуумвират» генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга и 1-го генерал-квартирмейстера Эриха Людендорфа, прославившихся серией побед над русскими армиями в первые годы войны.


Генерал Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф

Проведя ночь в Спа, Красин и сопровождавшие его офицеры двинулись дальше – Людендорф выехал поближе к передовой Западного фронта, где своего апогея достигло одно из последних наступлений германской армии. Под звуки артиллерийской канонады на оккупированной территории Франции, в средневековом замке неподалеку от крепости Мобеж, прошёл этот отнюдь не протокольный визит. Германская армия продолжала продвижение в глубь России, пользуясь тем, что Брестский мир не установил четкой демаркационной линии между странами. А в середине мая берлинские власти выдвинули ультиматум, потребовав возвращения Черноморского флота из Новороссийска в Севастополь, оккупированный немцами 1 мая. В Москве отдавали себе отчёт в том, что отказ от выполнения этого условия грозит возобновлением полномасштабных боевых действий.

Красин должен был не просто разрядить ситуацию, но и убедить Людендорфа, что партия большевиков, несмотря на разгоравшуюся Гражданскую войну, твердо сидит в седле, сохраняя верность брестским договорённостям, а её лидеры – вполне состоявшиеся государственные мужи, способные отстаивать национальные интересы. Ему предстояло укрепить линию, которую в противовес военным отстаивал германский МИД: большевики – наши враги, но любое другое правительство в России разорвет сепаратный мир и вернет российскую армию на поля сражений 3См. : Baumgart W. Deutsche Ostpolitik 1918: von Brest-Litowsk bis zum Ende des Ersten Weltkrieges. Wien; München, 1966; Paul von Hintze: Marineoffi zier, Diplomat, Staatssekretär; Dokumente einer Karriere zwischen Militär und Politik, 1903–1918. München, 1998. .

Изложив свое видение советско-германских отношений, Красин сосредоточился на нарушениях германскими войсками Брестского мира. Людендорф «выслушал меня не прерывая, лишь время от времени мимикой, покачиванием головы, легкой усмешкой выражая свое отношение к содержанию той или иной части речи»4Красин Л.Б. Указ. соч. С. 98. . Обмен мнениями не привел к формальными договоренностям, но имел важное значение для последовавшей нормализации советско-германских отношений.


Военные представители делегаций Центральных держав и Советской России после заключения перемирия. Брест-Литовск. Бывшая территория Российской империи. Декабрь 1917 года. РГАСПИ

Наиболее удивительным, по мнению Красина, было то, что Людендорф решил воочию увидеть представителя большевистского режима. «Если в самый разгар боев он нашел нужным потратить несколько часов на эту поездку и разговор, то, очевидно, у них все-таки есть большой интерес прийти с Россией к более или менее удовлетворительному соглашению»5Красин Л.Б. Указ. соч. С. 102.. Такой договор был подписан 27 августа 1918 года, став последней кодификацией германского диктата по отношению к Советской России. Российская сторона согласилась с выплатой фантастической по тем временам суммы в 6 млрд марок золотом, подразумевая возмещение как Германии в целом, так и отдельным её гражданам военных потерь и революционной национализации. Красин активно участвовал в разработке финансового соглашения к Добавочному договору, продемонстрировав и дипломатические способности, и глубокие познания в сфере частного и международного права. Это предопределило его назначение членом Президиума ВСНХ, а затем и наркомом торговли и промышленности Советской России после возвращения в Москву.

В своём письме Красин по понятным причинам не называл имени своего собеседника – связь берлинского полпредства с Москвой осуществлялась при помощи курьеров, которым приходилось пробираться через линию временно замершего, но не исчезнувшего фронта. Попади послание в руки оппонентов военной партии в Германии или большевистской партии в России – и течение советскогерманских отношений летом 1918-го могло бы изменить свое русло…

Нет в письме и привычного обращения к адресату, хотя содержание письма однозначно свидетельствует о том, что таковым был лидер РКП(б) и советского правительства. Как и Иоффе, Красин писал Ленину от руки, не доверяя секретарям и машинисткам. В своих донесениях из Берлина он (в отличие от полпреда) избегал выпячивать свои заслуги. В условиях информационной блокады главным для него было полно и непредвзято донести до Москвы мнение своего влиятельного собеседника. Красин подробно привёл получасовой генеральский монолог с циничными, хладнокровными рассуждениями о судьбах России.


Фрагмент записи беседы Л.Б. Красина с генералом Людендорфом. 8 июня 1918 года

Свою ненависть к большевизму Людендорф, несдержанный и резкий в суждениях, сохранил до конца своих дней. Он видел в нём «кровавую диктатуру небольшой кучки людей, которая опиралась на преданные ей войска», «под властью этой диктатуры гибла страна, над которой она воцарилась. Для захвативших власть это было безразлично»6Э Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. М., 2016. С. 448. . Однако на исходе войны, когда Германия истекала кровью, Людендорфу пришлось соизмерять свои властные амбиции и представления с суровой реальностью. Страна находилась на грани истощения, на фронте и в тылу ощущался дефицит людских и материальных ресурсов. Военное руководство было вынуждено прислушаться к мнению крупнейших промышленников и финансистов, одним из которых был Вальтер Ратенау. Для них Россия продолжала оставаться страной невиданных возможностей, рынком сырья и местом вложения капиталов. На нормализации отношений с правительством Ленина настаивали и в МИДе, считая, что Германия не выдержит нового Восточного фронта. Это стало основой успеха политики балансирования между двумя воюющими лагерями, которую проводило советское руководство после Бреста.

Сделали свои выводы по итогам встречи и красные дипломаты. По возвращении Красина из Франции полпред Иоффе направил в Москву сообщение о его беседе с Людендорфом: «Военные пугают… но самый факт, что они разговаривают … показывает, что наше предположение об их заинтересованности все-таки правильно. Конечно, они рассуждают более примитивно, и, если не удается получить даром, – берут силой. В этом смысле гарантий нет, но их и вообще нет, поскольку мы силе не можем противопоставить силу. Наша сила в данный момент сводится к использованию внутренних противоречий в Германии» 7АВП РФ. Фонд. 4. Опись. 13. Папка 70. Дело 987. Л. 68. .

Через пять месяцев после того, как были написаны эти строки, германские власти признали поражение в Великой войне, а империю Гогенцоллернов смела революция, во многом ставшая отзвуком российских событий.

Встреча показала Людендорфу, что Россия – не у последней черты, что в известной мере удержало военную партию от новых авантюр на Востоке. Она вряд ли развеяла предубеждения генерала относительно договороспособности большевиков, но показала ему наличие среди них рационально мыслящих политиков, потенциальных партнеров.



Члены российской делегации в период мирных переговоров между представителями Советской России и Центральных держав в Брест-Литовске. Слева направо: капитан В.В. Липский, народный комиссар по иностранным делам Республики Л.Д. Троцкий, контрадмирал В.М. Альтфатер и член ЦК РСДРП(б) Л.Б. Каменев. 4 декабря 1917 года. РГВА

Л.Б.Красин – В.И.Ленину.
8 июня 1918 года.

«8-го июня имел свидание с одним из виднейших представителей военной партии. Самое значительное, быть может, не содержание разговора, а самый факт свидания: в самый разгар боев на Западе, где положение как раз в эти дни, кажется, не вполне соответствует победным реляциям, генерал, отказывающий за недосугом заместителю Кюльмана, тратит (включая езду) 3 часа времени на разговор с неофициальным представителем полупризнаваемого правительства. Это, пожалуй, наиболее убедительное доказательство, что известный компромисс, – какой и надолго ли, – другой вопрос, – является сейчас с Россией желательным и для военной партии

После моей речи, продолжавшейся полтора часа и содержавшей, главным образом, указания на постоянные нарушения Брест-Литовского договора, предупреждение, что продолжение такой политики вынудит Россию к новой войне и настоятельное требование возмещения всех убытков и потерь, причиненных России с 3 марта 1918 г. , генерал взял слово для ответа, по-солдатски краткого, местами резко раздраженного и по своей определенности оставляющего мало желать. Нарушение Брестского договора Германией он отрицает. То есть не отрицает отдельных фактов занятия территории etc., но объясняет их враждебными действиями с русской стороны. Эстляндию мы вынуждены были занять и дальше Нарвы не пошли. Финляндия просила нас о помощи, мы имеем бесчисленные доказательства содействия советской власти Красному правительству /Финляндии – А.В./ и тем не менее мы, дойдя до финляндско-русской границы, – остановились. Оршу – вокзал заняли после нападения с русской стороны. Не имели ни малейшего желания занимать Крым («ich weiß nicht wie die Berliner Regierung (!) sich zu der Frage der Angehörigkeit der Krim an die Ukraine stellt, das hat aber keine Bedeutung»8«Мне неизвестно, какого мнения придерживается берлинское правительство (!) относительно принадлежности Крыма к Украине, но это не имеет никакого значения» (нем. )), но были вынуждены к этому агрессивным поведением черноморского флота. Возможно, что ваши матросы действовали без ведома или вопреки приказам московского правительства, но для меня безразлично, по чьим приказам расстреливают немецких солдат, и как только я вижу, что мне откуда-либо грозит опасность, я – бью! (Ich schlage los! Es ist mir um jeden Soldat, der im Osten gefallen ist, Schade, ich habe eine andere Verwendung für meine Leute, aber wenn wir angegriffen oder bedroht werden, müssen wir uns sichern9Мне жалко каждого солдата, погибшего на Востоке, я бы нашел своим людям другое применение, но если на нас напали и мы видим угрозу, мы должны подумать о собственной безопасности (нем.). .)

Теперь ваши крупные суда укрылись в Новороссийске и наши сообщения на Черном море в опасности. Мы требуем перевода судов в Севастополь для разоружения. Мы подождем еще несколько дней, и, если требование это не будет фактически исполнено, мы возьмем Новороссийск. Нам недостаточно обещаний Москвы, что это будет сделано, недостаточно приказов вашего правительства этим судам, ибо мы знаем, что ваши солдаты и матросы далеко не всегда слушаются вашего правительства. Если у вас нет угля или людей для перевода судов в Севастополь, обратитесь к нам за помощью, но дальнейшего промедления в этом деле мы не потерпим, и, если наше требование не будет безотлагательно исполнено, мы возьмем суда сами, а для этого придется взять Новороссийск, который мы оставим в покое, если суда уйдут в Севастополь. Никакими отговорками, никакой дипломатией вы нас не заставите отступить от этого требования: наши черноморские пути мы не можем поставить в зависимость от матросов, завладевших вашими новороссийскими судами.

Питера и Москвы мы не хотели и не хотим занимать (если бы хотели, то уже заняли бы), но если хаос и беспорядки в вашей стране не позволят нам получать из нее то, на что мы рассчитываем, мы, может быть, вынуждены будем и это сделать. Ваше правительство до сих пор только разрушало. Если Вы жалуетесь, что вы отрезаны от угля и ваша промышленность замирает, вы виноваты сами: Донецкий бассейн не работает, копи полузатоплены, рабочие не дают десятой доли прежней добычи. На Кавказе у нас жизненные интересы и в Грузии мы должны утвердиться (festen Fuß fassen). Баку и Тифлису угрожаем не мы, а турки: «Mit den Türken ist es eine Sache für Sich, ich kann mich darüber nicht auslassen»10«Отношения с турками – вещь особая, и я не хочу по этому поводу особенно распространяться» (нем.), – но никаких разрушений нефтяных промыслов мы не допустим (я ему доказывал, что уже самая осада Баку вызовет пожар всех промыслов, а если еще к тому же будут разрушены обе бакинские электрические станции, то и сами немцы ранее 2–3 лет не восстановят там добычи). Мое впечатление, что турок в Баку и Тифлис они пока что не пустят: угроза разрушения промыслов и особенно центральной электрической станции на них подействовала.

Позиция вашего правительства до сих пор внушает нам величайшее недоверие. Переговоры о военнопленных не приводят ни к чему. В Киеве ваши представители ставят территориальные требования, ведущие к разрыву переговоров. Вы протежируете Антанте на Мурмане. Недавно мне донесли, что 50–60 тысяч чехословаков, прекрасно вооруженных, были двинуты на Мурман для дальнейшей переотправки на Западный фронт11На самом деле Чехословацкий корпус перебрасывался по Транссибирской магистрали на Дальний Восток. Людендорф был дезинформирован своей разведкой, что отразилось на его отношении к действиям советского правительства.. Правда, Вы мне рассказываете о тех боях, которые советская власть ведет сейчас с этими отрядами, но это, по-видимому, либо отвод глаз, либо случайные местные недоразумения, да наконец нам не легче от того, что Советская власть, может быть, и желая искренне справиться с интригами Антанты, не в состоянии этого сделать. Мы не можем допустить усиления западного фронта за счет присылки свежих сил из России, и каждый такой факт будем рассматривать как вопиющее нарушение нейтралитета. Вообще все, что сколько-нибудь походит на помощь и содействие Антанте, выводит генерала из равновесия: очевидно, успехи на Западе достаются с большим трудом (весь наш разговор шел под аккомпанемент отдаленной пушечной канонады на фронте Реймс-Суассон)

Я не друг чиновничества, но без чиновников нельзя обойтись. Ваше правительство не имеет этого аппарата и плохо верит в способности его сделать что-либо и вообще вести положительную работу. А в прочность положения большевиков я тоже не очень-то верю. Их внутренняя политика меня, впрочем, мало интересует. Процветёт ли у вас национализация или вы возвратитесь к частной собственности, это нам более или менее безразлично, главное для нас иметь возможность получить от вас нужные нам сырьё, материалы и прочее, а также иметь уверенность, что вы будете соблюдать свои обязательства.

Мое впечатление кратко такое: немцы хотят попробовать завязать с нами деловые отношения и в меру успешности этой политики оставят нас более или менее в покое. В случае резкого отказа с нашей стороны от такой работы, репрессии могут быть применены в самом близком будущем.

Но и в случае успешных торговых сношений всегда может наступить момент, когда им политически (например, для заморачивания глаз своим и поддержания Siegesstimmung12победного настроения (нем.) при неуспехах на Западе) станет необходим новый удар на Востоке, и тогда они не поцеремонятся.

При первой возможности свалить большевиков с заменой их Скоропадским № 2, – они это сделают 13Имеется в виду повторение событий на Украине в апреле-мае 1918 года, когда опиравшееся на вотум доверия Рады социалистическое правительство было свергнуто германскими оккупационными властями и генералом Скоропадским, принявшим титул гетмана и установившим в стране квазимонархический режим. . Это пока все, подробности лично. ЛК.».

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1992. Л. 76–78 с оборотами
Автограф, чернила.

Публикация подготовлена доктором исторических наук А. Ю. Ватлиным при участии кандидатов исторических наук Л. В. Ланника и Н. В. Ахрамович в рамках научно-публикаторского проекта, посвящённого деятельности А. А. Иоффе на посту советского полпреда в Германии и поддержанного Российско-Германской комиссией историков.

Текст: Александр Ватлин,
доктор исторических наук

Заключение брестского мира. Брестский мир: кто выиграл, кто проиграл

Подписание Брестского мира

Брестский мир — сепаратный мирный договор между Германией и Советской Россией, в результате которого последняя, в нарушении своих созных обязательств перед Англией и Францией, вышла из Первой мировой войны. Брестский мирный договор был подписан в Брест-Литовске

Брестский мир был подписан 3 марта 1918 года Советской Россией с одной стороны и Германией, Австро-Венгрией и Турцией — с другой

Суть Брестского мира

Главной движущей силой Октябрьской революции были солдаты, которым ужасно надоела война, длящаяся четвертый год. Большевики обещали в случае прихода к власти её прекратить. Потому первым декретом Советского правительства был Декрет о мире, принятый 26 октября по старому стилю

«Рабочее и Крестьянское правительство, созданное 24-25 октября…, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире. Справедливым или демократическим миром, …Правительство считает немедленный мир без аннексий (т.е. без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций. Такой мир предлагает Правительство России заключить всем воюющим народам немедленно…»

Стремление советского правительства во главе с Лениным заключить мир с Германией пусть ценой некоторых уступок и территориальных потерь являлось с одной стороны выполнением своих «предвыборных» обещаний народу, с другой опасениями солдатского бунта

«В течение всей осени делегаты с фронта являлись ежедневно в Петроградский Совет с заявлением, что если до 1 ноября не будет заключен мир, то сами солдаты двинутся в тыл добывать мир своими средствами. Это стало лозунгом фронта. Солдаты покидали окопы массами. Октябрьский переворот до некоторой степени приостановил это движение, но, разумеется, не надолго » (Троцкий «Моя жизнь»)

Брестский мир. Кратко

Сначала было перемирие

  • 1914, 5 сентября — соглашение России, Франции, Англии, запрещавшее заключение союзниками сепаратного мира или перемирия с Германией
  • 1917, 8 ноября (ст. ст.) — Совет Народных комиссаров приказал командующему армией генералу Духонину предложить противникам премирие. Духонин отказался.
  • 1917, 8 ноября — Троцкий, как народный комиссар иностранных дел, обратился к государствам Антанты и центральным империям (Германии и Австро-венгрии) с пердложением заключит мир. Ответа не последовало
  • 1917, 9 ноября — генерал Духонин смещен с должности. его место занял прапорщик Крыленко
  • 1917, 14 ноября — Германия ответила на предложение Советской власти начать переговоры о мире
  • 1917, 14 ноября — Ленин безрезультатно обратился с нотой к правительствам Франции, Великобритании, Италии, США, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии и Китая с предложением вместе с советской властью приступить 1 декабря к мирным переговорам

«Ответ на эти вопросы должен быть дан сейчас же, и ответ не на словах, а на деле. Русская армия и русский народ не могут и не хотят больше ждать. 1 декабря мы приступаем к мирным переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с немцами переговоры одни»

  • 1917, 20 ноября — Крыленко прибыл в ставку главнокомандующего в Могилев, отстарнил и арестовал Духонина. В тот же день генерал был убит солдатами
  • 1917, 20 ноября — в Брест-Литовске начались переговоры России и Германии о перемирии
  • 1917, 21 ноября — советская делегация изложила свои условия: перемирие заключается на 6 месяцев; военные действия приостанавливаются на всех фронтах; немцы очищают Моонзундские острова и Ригу; запрещаются какие бы то ни было переброски немецких войск па Западный фронт. На что представитель Германии генерал Гофман заявил, что такие условия могут предлагать только победители и достаточно взглянуть на карту, чтобы судить, кто является побеждённой страной
  • 1917, 22 ноября — советская делегация потребовала перерыва в переговорах. Германия вынуждена была согласиться на предложения России. Было оглашено перемирие на 10 дней
  • 1917, 24 ноября — новое обращение России к странам Антанты с предложением присоединиться к мирным переговорам. Без ответа
  • 1917, 2 декабря — второе перемирие с немцами. На этот раз сроком на 28 дней

Мирные переговоры

  • 1917, 9 декабря по ст. ст. — в офицерском собрании Брест-Литовска началась конференция о мире. Делегация России предложила принять за основу следующую программу
    1. Не допускаются никакие насильственные присоединения захваченных во время войны территорий…
    2. Восстанавливается политическая самостоятельность тех народов, которые во время настоящей войны были этой самостоятельности лишены
    3. Национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью до войны, гарантируется возможность свободно решить вопрос …. о своей государственной самостоятельности…
    4. По отношению к территориям, населённым несколькими национальностями, право меньшинства ограждается специальными законами….
    5. Ни одна из воюющих стран не обязана платить другим странам так называемых военных издержек…
    6. Колониальные вопросы решаются при соблюдении принципов, изложенных в пунктах 1, 2, 3 и 4.
  • 1917, 12 декабря — Германия и её союзники приняли советские предложения за основу, однако с принципиальной оговоркой: «предложения русской делегации могли бы быть осуществлены лишь в том случае, если бы все причастные к войне державы … обязались соблюдать общие для всех народов условия»
  • 1917, 13 декабря — советская делегация предложила объявить десятидневный перерыв, чтобы правительства государств, которые не примкнули ещё к переговорам, могли ознакомиться с выработанными принципами
  • 1917, 27 декабря — после многочисленных дипломатических демаршей, в том числе требования Ленина перенести переговоры в Стокгольм, обсуждения украинского вопроса, мирная конференция снова заработала

На втором этапе переговоров советскую делегацию возглавлял Л. Троцкий

  • 1917, 27 декабря — Заявление германской делегации о том, что раз одно из самых существенных условий, которые были представлены российской делегацией 9 декабря — единогласное принятие всеми враждующими державами условий, обязательных для всех — не принято, значит документ стал недействительным
  • 1917, 30 декабря — после нескольких дней бесплодных разговоров немецкий генерал Гофман заявил: «Русская делегация заговорила так, будто бы она представляет собой победителя, вошедшего в нашу страну. Я хотел бы указать на то, что факты как раз противоречат этому: победоносные германские войска находятся на русской территории»
  • 1918, 5 января — Германия предъявила России условия подписания мира

«Вынув карту, генерал Гофман заявил: «Я оставляю карту на столе и прошу присутствующих с ней ознакомиться…Начерченная линия продиктована военными соображениями; она обеспечит народам, живущим по ту сторону линии, спокойное государственное строительство и осуществление права на самоопределение». Линия Гофмана отрезала от владений бывшей Российской империи территорию размером свыше 150 тысяч квадратных километров. Германия и Австро-Венгрия занимали Польшу, Литву, некоторую часть Белоруссии и Украины, часть Эстонии и Латвии, Моонзундские острова, Рижский залив. Это передавало им контроль над морскими путями к Финскому и Ботническому заливам и позволяло развить наступательные операции вглубь Финского залива, против Петрограда. В руки немцев переходили порты Балтийского моря, через которые шло 27% всего морского вывоза из России. Через эти же порты шло 20% русского импорта. Установленная граница была крайне невыгодна для России в стратегическом отношении. Она грозила оккупацией всей Латвии и Эстонии, угрожала Петрограду и в известной мере Москве. В случае войны с Германией эта граница обрекала Россию на потерю территорий в самом начале войны» («История дипломатии», том 2)

  • 1918, 5 января — По требованию российской делегации конференция взяла 10 дневнй тайм-аут
  • 1918, 17 января — Конференция возобновила работу
  • 1918, 27 января — подписан мирный договор с Украиной, которую 12 января признали Германия и Австро-Венгрия
  • 1918, 27 января — Германия предъявила России ультиматум

«Россия принимает к сведению следующие территориальные изменения, вступающие в силу вместе с ратификацией этого мирного договора: области между границами Германии и Австро-Венгрии и линией, которая проходит… впредь не будут подлежать территориальному верховенству России. Из факта их принадлежности к бывшей Российской империи для них не будут вытекать никакие обязательства по отношению к России. Будущая судьба этих областей будет решаться в согласии с данными народами, а именно на основании тех соглашений, которые заключат с ними Германия и Австро-Венгрия»

  • 1918, 28 января — в ответ на немецкий ультиматум Троцкий объявил, что войну Советская Россия прекращает, но мира не подписывает — «ни войны, ни мира». Мирная конференция кончилась

Борьба в партии вокруг подписания Брестского мира

«В партии господствовало непримиримое отношение к подписанию брестских условий… Наиболее яркое выражение оно нашло в группировке левого коммунизма, выдвинувшей лозунг революционной войны. Первое широкое обсуждение разногласий происходило 21 января на собрании активных работников партии. Выявились три точки зрения. Ленин стоял за то, чтобы попытаться еще затянуть переговоры, но, в случае ультиматума, немедленно капитулировать. Я считал необходимым довести переговоры до разрыва, даже с опасностью нового наступления Германии, чтобы капитулировать пришлось…уже перед очевидным применением силы. Бухарин требовал войны для расширения арены революции. 32 голоса получили сторонники революционной войны, Ленин собрал 15 голосов, я — 16…На предложение Совнаркома местным Советам высказать свое мнение о войне и мире откликнулось свыше двухсот Советов. Лишь Петроградский и Севастопольский — высказались за мир. Москва, Екатеринбург, Харьков, Екатеринослав, Иваново-Вознесенск, Кронштадт подавляющим числом голосов высказались за разрыв. Таково же было настроение и наших партийных организаций. На решающем заседании Центрального Комитета 22 января прошло мое предложение: затягивать переговоры; в случае немецкого ультиматума объявить войну прекращенной, но мира не подписывать; в дальнейшем действовать в зависимости от обстоятельств. 25 января состоялось заседание Центральных Комитетов большевиков и левых эсеров, на котором подавляющим большинством прошла та же формула» (Л. Троцкий «Моя жизнь»)

Косвенным образом идея Троцкого заключалась в том, чтобы дезавуировать упорные слухи того времени о том, что Ленин и его партия — агенты Германии, посланные в Россию, чтобы развалить её и вывести из Первой мировой войны (Германии было уже невозможно вести войну на два фронта). Покорное подписание мира с Германией подтверждало бы эти слухи. Но под влиянием силы, то есть германского наступления, утверждение мира выглядело бы вынужденной мерой

Заключение мирного договора

  • 1918, 18 февраля — Германия и Австро-Венгрия начали наступление по всему фронту от Балтики до Черного моря. Троцкий предложил запросить немцев, чего они хотят. Ленин возразил: «Теперь нет возможности ждать, это значит сдавать русскую революцию на слом… на карту поставлено то, что мы, играя с войной, отдаём революцию немцам»
  • 1918, 19 февраля — Телеграмма Ленина немцам: «Ввиду создавшегося положения, Совет Народных Комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного Союза»
  • 1918, 21 февраля — Ленин объявил «социалистическое отечество в опасности»
  • 1918, 23 февраля — рождение Красной армии
  • 1918, 23 февраля — новый германский ультиматум

«Первые два пункта повторяли ультиматум от 27 января. Но в остальном ультиматум шёл несравненно дальше

  1. Пункт 3 Немедленное отступление русских войск из Лифляндии и Эстляндии.
  2. Пункт 4 Россия обязывалась заключить мир с Украинской Центральной радой. Украина и Финляндия должны были быть очищены от русских войск.
  3. Пункт 5 Россия должна была возвратить Турции анатолийские провинции и признать отмену турецких капитуляций
  4. Пункт 6. Русская армия немедленно демобилизуется, включая и вновь образованные части. Русские корабли в Чёрном и Балтийском море и в Ледовитом океане должны быть разоружены.
  5. Пункт 7. Восстанавливается германо-русский торговый договор от 1904 г. К нему присоединяются гарантии свободного вывоза, право беспошлинного вывоза руды, гарантия наибольшего благоприятствования Германии по меньшей мере до конца 1925 года…
  6. Пункты 8 и 9. Россия обязуется прекратить всякую агитацию и пропаганду против стран германского блока как внутри страны, так и в оккупированных ими областях.
  7. Пункт 10. Условия мира должны быть приняты в течение 48 часов. Уполномоченные с советской стороны немедленно отправляются в Брест-Литовск и там обязаны подписать в течение трёх дней мирный договор, который подлежит ратификации не позже чем по истечении двух недель»

  • 1918, 24 февраля — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял германский ультиматум
  • 1918, 25 февраля — советская делегация заявила резкий протест против продолжения военных действий. И всё же наступление продолжалось
  • 1918, 28 февраля — Троцкий подал в отставку с поста министра иностранных дел
  • 1918, 28 февраля — советская делегация была уже в Бресте
  • 1918, 1 марта — возобновление мирной конференции
  • 1918, 3 марта — подписание мирного договора между Россией и Германией
  • 1918, 15 марта — Всероссийский съезд Советов большинством голосов ратифицировал мирный договор

Условия Брестского мира

Мирный договор между Россией и центральными державами состоял из 13 статей. В основных статьях было обусловлено, что Россия, с одной стороны, Германия и её союзники, с другой, объявляют о прекращении войны.
Россия производит полную демобилизацию своей армии;
Военные суда России переходят в русские порты до заключения всеобщего мира или же немедленно разоружаются.
От Советской России по договору отходили Польша, Литва, Курляндия, Лифляндия и Эстляндия.
В руках немцев оставались те районы, которые лежали восточнее установленной договором границы и были заняты к моменту подписания договора немецкими войсками.
На Кавказе Россия уступала Турции Карс, Ардаган и Батум.
Украина и Финляндия признавались самостоятельными государствами.
С Украинской Центральной радой Советская Россия обязывалась заключить мирный договор и признать мирный договор между Украиной и Германией.
Финляндия и Аландские острова очищались от русских войск.
Советская Россия обязывалась прекратить всякую агитацию против правительства Финляндии.
Вновь вступали в силу отдельные статьи невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 года
В Брестском договоре не были зафиксированы границы России, а также ничего не говорилось об уважении суверенитета и целостности территории договаривающихся сторон
Что касается территорий, которые лежали к востоку от линии, отмеченной в договоре, то Германия соглашалась их очистить только после полной демобилизации советской армии и заключения всеобщего мира.
Военнопленные обеих сторон отпускались на родину

Выступление Ленина на Седьмом съезде РКП(б): «Никогда в войне формальными соображениями связывать себя нельзя, …договор есть средство собирать силы…Некоторые определённо, как дети, думают: подписал договор, значит, продался сатане, пошёл в ад. Это просто смешно, когда военная история говорит яснее ясного, что подписание договора при поражении есть средство собирания сил»

Аннулирование Брестского мира

Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета от 13 ноября 1918 года
Об аннулировании Брест-Литовского мирного договора
Всем народам России, населению всех оккупированных областей и земель.
Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов всем торжественно заявляет, что условия мира с Германией, подписанные в Бресте 3 марта 1918 года, лишились силы и значения. Брест-Литовский договор (равно и дополнительное соглашение, подписанное в Берлине 27 августа и ратифицированное Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом 6 сентября 1918 г.) в целом и во всех пунктах объявляется уничтоженным. Все включенные в Брест-Литовский договор обязательства, касающиеся уплаты контрибуции или уступки территории и областей, объявляются недействительными….
Трудящиеся массы России, Лифляндии, Эстляндии, Польши, Литвы, Украины, Финляндии, Крыма и Кавказа, освобожденные германской революцией от гнета грабительского договора, продиктованного германской военщиной, призваны ныне сами решать свою судьбу. На место империалистического мира должен прийти социалистический мир, заключенный освободившимися от гнета империалистов трудящимися массами народов России, Германии и Австро-Венгрии. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика предлагает братским народам Германии и бывшей Австро-Венгрии, в лице их Советов рабочих и солдатских депутатов, немедленно приступить к урегулированию вопросов, связанных с уничтожением Брестского договора. В основу истинного мира народов могут лечь только те принципы, которые соответствуют братским отношениям между трудящимися всех стран и наций и которые были провозглашены Октябрьской революцией и отстаивались русской делегацией в Бресте. Все оккупированные области России будут очищены. Право на самоопределение в полной мере будет признано за трудящимися нациями всех народов. Все убытки будут возложены на истинных виновников войны, на буржуазные классы.

В официальной советской истории Брестский мир описан как крайне необходимый в конце 1917 года ход, дающий молодой Советской республике передышку, позволяющий выполнить обещания, изложенные в первых декретах и данные народу в момент захвата власти. На том обстоятельстве, что подписание договора было не только необходимой, но и вынужденной мерой, внимание аудитории не заострялось.

Разложение армии

Армия — часть государственного аппарата. Самостоятельной силой она не является. С помощью этого инструмента правительство любой страны обеспечивает выполнение собственных решений тогда, когда ничто другое не действует. В наши дни широко распространено выражение «силовое ведомство», оно лаконично и емко описывает роль вооруженных сил в общем государственном механизме. До февральской революции партия большевиков активно проводила разложение Российской армии. Целью было поражение царского правительства в Мировой войне. Задача непростая, и полностью ее выполнить не удалось до самого октябрьского переворота. Более того, как показал ход дальнейших событий, она продолжала существовать долгие четыре года, пока шла Гражданская война. Но сделанного хватило для того, чтобы войска начали массово покидать позиции и дезертировать. Апогея процесс деморализации армии достиг тогда, когда первым приказом Петроградского совета был введен выборный порядок назначения командиров. Силовой механизм перестал действовать. Заключение Брестского мира в таких условиях было действительно неизбежной и вынужденной мерой.

Положение Центральных держав

В центральных странах, противостоящих Антанте, дела обстояли катастрофически. Мобилизационный потенциал был полностью исчерпан еще в середине 1917 года, продовольствия не хватало, в Австро-Венгрии и Германии начался голод. Около семисот тысяч граждан этих государств погибли от недоедания. Промышленность, перешедшая на выпуск исключительно военной продукции, с заказами не справлялась. В войсках начали возникать пацифистские и пораженческие настроения. Собственно, Брестский мир был нужен Австро-Венгерской империи, Германии, Болгарии и Турции не в меньшей степени, чем Советам. В конечном счете, даже выход России из войны на самых выгодных для ее противников условиях не смог помешать поражению Центральных стран в войне.

Переговорный процесс

Подписание Брестского мира шло тяжело и долго. Переговорный процесс начался в конце 1917- го и продолжался до 3 марта 1918 года, пройдя три этапа. Советская сторона предлагала окончить войну на исходных условиях без предъявления требований об аннексиях и контрибуциях. Представители Центральных держав выдвигали свои условия, выполнить которые российская делегация не могла при всем своем желании, в том числе и подписание договора всеми странами Антанты. Затем в Брест-Литовск приехал Лев Троцкий, которого Ленин назначил главным «затягивателем» переговоров. Его задача состояла в том, чтобы мир был подписан, но как можно позже. Время работало против Австро-Венгрии и Германии. Вел себя глава советской делегации вызывающе и использовал стол переговоров в качестве трибуны для марксистской пропаганды, даже не задумываясь о том, что за аудитория перед ним. В конечном счете большевистская делегация, получив германский ультиматум, покинула зал, объявив, что мира не будет, войны тоже, а армия демобилизуется. Такой неожиданный ход вызвал вполне естественную реакцию. Германские войска устремились вперед, не встречая сопротивления. Их движение даже нельзя было назвать наступлением, оно было простым перемещением на поездах, автомобилях и пешком. Были захвачены обширные территории в Белоруссии, на Украине и в Прибалтике. Петроград немцы не заняли по банальной причине — у них просто не хватило людских ресурсов. Сместив правительство Центральной рады, они тут же начали обычный грабеж, отправляя украинскую сельскохозяйственную продукцию в голодную Германию.

Итоги Брест-Литовского мирного договора

В этих сложных условиях, при нарастающей внутрипартийной борьбе, был заключен Брестский мир. Условия его оказались настолько позорными, что делегаты долго решали вопрос о том, кто именно будет подписывать этот документ. Гигантские размеры контрибуций, отход в пользу Центральных держав огромных территорий Украины и Кавказа, отторжение Финляндии и Прибалтики при катастрофическом военном и экономическом положении противника казались чем-то фантастическим. Брестский мир стал катализатором перехода характера Гражданской войны из очагового в тотальный. Россия автоматически перестала быть страной-победительницей, несмотря на поражение Центральных стран. К тому же мирный Брест-Литовский договор был абсолютно бесполезен. После подписания акта капитуляции в Компьене уже в ноябре 1918 года он был денонсирован.

26 октября 1917 г. II Всероссийский съезд Советов по предложению В.И. принял знаменитый «Декрет о мире», в котором была изложена программа выхода России из Первой мировой войны. В частности, в этом документе содержалось предложение всем правительствам воюющих стран немедленно прекратить боевые действия на всех фронтах и начать переговоры о заключении всеобщего демократического мира без аннексий и контрибуций и на условиях полного самоопределения народов относительно своей дальнейшей судьбы.

Cм. также:

В советской историографии (А. Чубарьян, К. Гусев, Г. Никольников, Н. Якупов, А. Бовин) «Декрет о мире» традиционно рассматривали как первый и важный этап становления и развития «ленинской миролюбивой внешней политики Советского государства», основанной на краеугольном принципе мирного сосуществования государств с различным общественным строем. В реальности ленинский «Декрет о мире» никак не мог заложить основы новой внешнеполитической доктрины Советской России, поскольку:

Он преследовал сугубо прагматическую цель — вывод полуразрушенной и истощенной России из состояния войны;

Большевики рассматривали революцию в России не как самоцель, а как первый и неизбежный этап начала мировой пролетарской (социалистической) революции.

8 ноября нарком иностранных дел Л.Д. Троцкий разослал текст «Декрета о мире» послам всех союзных держав, предложив руководителям этих государств немедленно прекратить боевые действия на фронте и сесть за стол переговоров, однако этот призыв был полностью проигнорирован странами Антанты. 9 ноября 1917 г. главковерху Н.Н. Духонину было дано указание немедленно обратиться к командованию стран Четверного блока с предложением о прекращении военных действий и начале мирных переговоров с ними. Генерал Н.Н. Духонин отказался выполнить этот приказ, за что тотчас был объявлен «врагом народа» и смещен со своего поста, который занял прапорщик Н. В. Крыленко. Чуть позднее, по прибытии Н.В. Крыленко в Могилев, генерал Н.Н. Духонин был сначала арестован, а затем убит у штабного вагона пьяными матросами, а новый главковерх сразу выполнил указание ЦК по данному вопросу.

14 ноября 1917 г. представители германского и австро-венгерского военного руководства известили советскую сторону о своем согласии прекратить военные действия на Восточном фронте и начать процесс мирных переговоров. 20 ноября 1917 г. в Брест-Литовске начался первый раунд переговоров между Россией и странами Четверного блока, на которых руководство советской делегации в лице А.А. Иоффе (председатель миссии), Л.Б. Каменева, Г.Я. Сокольникова и Л.М. Карахана сразу огласило декларацию принципов, в которой вновь предложили заключить демократический мирный договор без аннексий и контрибуций. Не получив никакого ответа на свое предложение, советская сторона отказалась от заключения формального перемирия и взяла недельный тайм-аут.

27 ноября 1917 г. Совнарком РСФСР утвердил «Конспект программы переговоров о мире», составленный В. И. Лениным, И.В. Сталиным и Л.Б. Каменевым, в котором вновь подтверждалась идея заключения всеобщего демократического мира, и через три дня в Брест-Литовске возобновился переговорный процесс. Результатом новых переговоров стало подписание 2 декабря 1917 г. договора о перемирии сроком на один месяц, до 1 января 1918 г.

9 декабря 1917 г. начался новый раунд переговоров, на которых глава советской делегации А.А. Иоффе огласил декларацию «О принципах всеобщего демократического мира», состоящую из шести основных пунктов. В этой декларации, основанной на главных положениях «Декрета о мире» и «Конспекта программы переговоров о мире», еще раз были конкретизированы главные составные части демократического мира: «отказ от аннексий и контрибуций» и «полное самоопределение народов».

12 декабря 1917 г. австрийский министр иностранных дел О. Чернин огласил ответную ноту советской стороне, в которой говорилось, что страны Четверного блока согласны немедленно заключить мирный договор со всеми странами Антанты без аннексий и контрибуций. Но для советской делегации такой поворот событий оказался настолько неожиданным, что ее глава А.А. Иоффе предложил объявить десятидневный перерыв. Противная сторона отвергла это предложение, и через трое суток глава германской делегации Рихард фон Кюльман, который, кстати, занимая должность статс-секретаря (министра) иностранных дел, лично занимался финансовой поддержкой большевистской «Правды», прямо предъявил претензии на обладание всей Польшей, Литвой, Курляндией, частью Эстляндии и Лифляндии, народы которых «сами изъявили желание перейти под покровительство Германии». Естественно, что советская делегация в категорической форме отказалась обсуждать это предложение, и в работе мирной конференции был объявлен перерыв.

Нарком иностранных дел Л.Д. Троцкий в очередной раз попытался придать мирным переговорам всеобщий характер и обратился с повторной нотой к правительствам стран Антанты сесть за стол переговоров, но ответа на свое послание так и не получил. В этой ситуации, опасаясь, что переговоры в Бресте примут откровенно сепаратный характер, по предложению В. И. Ленина Совет Народных Комиссаров РСФСР принял решение перенести мирные переговоры в столицу нейтральной Швеции город Стокгольм. Австро-германская сторона отвергла эту уловку советского правительства, и местом продолжения переговоров остался Брест-Литовск. Одновременно представители стран Четверного союза, ссылаясь на то, что страны Антанты остались глухи к предложению о заключении «всеобщего демократического мира», отказались от собственной декларации 12 декабря, что серьезно обострило сам переговорный процесс.

27 декабря 1917 г. начался второй раунд мирной конференции в Брест-Литовске, на котором советскую делегацию уже возглавлял нарком иностранных дел Л.Д. Троцкий. Новый раунд переговоров, с подачи оракула революции, начался с пустопорожнего теоретического спора о государстве и праве наций на самоопределение. Эта политическая трескотня, порядком надоевшая противной стороне, вскоре была прекращена, и 5 января 1918 г. делегация стран Четверного союза в ультимативной форме предъявила советской стороне новые условия сепаратного мира — отторжение от России не только всей Прибалтики и Польши, но и значительной части Белоруссии.

В тот же день по предложению главы советской делегации в переговорах был объявлен перерыв. Л.Д. Троцкий, получив письмо от В.И. Ленина и И.В. Сталина, вынужден был в срочном порядке выехать в Петроград, где ему предстояло дать свои объяснения по поводу его новой позиции относительно дальнейшего ведения переговоров, которая была изложена им в письме на имя В.И. Ленина 2 января 1918 г. Суть новой позиции наркома иностранных дел была предельно проста: «войну прекращаем, армию демобилизуем, но мира не подписываем». В советской исторической науке позиция Л.Д. Троцкого всегда трактовалась в уничижительных тонах и выражениях, как позиция «политической проститутки» и предателя интересов рабочего класса и трудового крестьянства. В реальности эта позиция, которую изначально поддерживал сам В.И. Ленин, была абсолютно логична и предельно прагматична:

1) Поскольку русская армия не может, а главное, не хочет воевать, необходимо старую императорскую армию полностью распустить, а боевые действия на фронте прекратить.

2) Поскольку противная сторона в категорической форме выступает за сепаратный мирный договор, что грозит большевикам потерей репутации в глазах мирового пролетариата, сепаратный договор с противником ни в коем случае не заключать.

3) Необходимо как можно дольше затягивать процесс ведения переговоров, в надежде на то, что в Германии и в других европейских державах в ближайшее время разгорится пожар мировой пролетарской революции, который и расставит все по своим местам.

4) Отказ от подписания сепаратного договора со странами Четверного союза не даст формально повода странам Антанты начать военную интервенцию против Советской России, нарушившей свой союзнический долг.

5) Наконец, отказ от подписания мирного договора существенно сгладит те противоречия, которые уже возникли и внутри правящей большевистской партии, и в отношениях между большевиками и левыми эсерами.

Последнее обстоятельство к середине января 1918 г. стало приобретать первостепенное значение. В это время в руководстве партии все более прочные позиции стали занимать «левые коммунисты» во главе с Н. И. Бухариным, Ф.Э. Дзержинским, М.С. Урицким, К.Б. Радеком и А.М. Коллонтай. Эта довольно крикливая и влиятельная фракция большевиков, которую поддержали и ряд руководителей Партии левых эсеров (Б.Д. Камков, П.П. Прошьян), в категорической форме выступила против любых соглашений с противником и заявляла, что только «революционная война» с германским империализмом спасет большевиков от вселенского позора пособников мирового капитала и создаст необходимые условия для разжигания пожара мировой пролетарской революции. Более того, в это время Б.Д. Камков и П.П. Прошьян обратились к К.Б. Радеку, Н.И. Бухарину и Г.Л. Пятакову с предложением арестовать весь Совнарком во главе с В.И. Лениным и сформировать новое правительство, состоящее из левых эсеров и левых коммунистов, которое может возглавить Георгий Леонидович Пятаков, однако это предложение было ими отвергнуто.

Тем временем в руководстве партии обозначился еще один принципиальный подход к решению данной проблемы, выразителем которого стал В. И. Ленин. Суть его новой позиции, к которой он пришел еще в конце декабря 1917 г., была также предельно проста: любой ценой заключить сепаратный мир с Германией и ее союзниками.

В исторической науке уже давно обсуждается вопрос о побудительных мотивах, которые подвигли вождя революции к такому политическому выводу, который шел вразрез со всеми постулатами ортодоксального марксизма.

Советские историки (А. Чубарьян, К. Гусев, А. Бовин) утверждали, что В.И. Ленин пришел к такому убеждению под давлением суровых объективных обстоятельств, а именно полного разложения старой русской армии и неопределенностью со сроками пролетарской революции в Европе, прежде всего, в самой Германии.

Их оппоненты, в основном из либерального лагеря (Д. Волкогонов, Ю. Фельштинский, О. Будницкий), уверены в том, что, предельно жестко ратуя за заключение сепаратного мира с Германией, В.И. Ленин лишь исполнял свои обязательства перед его германскими спонсорами, которые щедро раскошелились на Октябрьский переворот.

8 января 1918 г. после обсуждения новых ленинских тезисов на расширенном заседании ЦК состоялось открытое голосование, которое совершенно четко показало расклад сил в высшем партийном руководстве: позицию Н.И. Бухарина поддержали 32 участника этого совещания, за предложение Л.Д. Троцкого проголосовали 16 участников, а позицию В.И. Ленина поддержали только 15 членов ЦК. 11 января 1918 г. обсуждение этого вопроса было внесено на рассмотрение Пленума ЦК, где незначительным большинством голосов была поддержана позиция Л.Д. Троцкого. Эта ситуация заставила В.И. Ленина внести частичные коррективы в свою прежнюю позицию: не настаивая больше на немедленном заключении мира, он предложил всячески затягивать процесс переговоров с немцами. На следующий день троцкистский лозунг «ни войны, ни мира» был одобрен большинством голосов на совместном заседании ЦК РСДРП(б) и ПЛСР, что было немедленно оформлено как постановление СНК РСФСР. Таким образом, все сторонники заключения мира в обеих правящих партиях, в частности члены ЦК РСДРП(б) В. И. Ленин, Г.Е. Зиновьев, И.В. Сталин, Я.М. Свердлов, Г.Я. Сокольников, И.Т. Смилга, А.Ф. Сергеев, М.К. Муранов и Е.Д. Стасова, и члены ЦК ПЛСР М.А. Спиридонова, А.Л. Колегаев, В.Е. Трутовский, Б.Ф. Малкин и А.А. Биденко опять остались в меньшинстве. 14 января 1918 г. III Всероссийский съезд Советов одобрил резолюцию, в которой была отражена позиция Л.Д. Троцкого, и в тот же день нарком иностранных дел выехал в Брест-Литовск, где 17 января начался третий раунд переговоров о мире.

Тем временем в самом Бресте полным ходом шли переговоры австро-германских представителей с руководством Украинской народной рады (Н.А. Люблинский), правительство которой большевики признали еще в декабре 1917 г. 27 января 1918 г. сразу после подписания сепаратного договора с правительством Украинской народной рады, делегация Четверного союза в ультимативной форме потребовала от советской стороны немедленно дать ответ на свои условия мирного договора.

На следующий день Л.Д. Троцкий от имени СНК РСФСР огласил декларацию, в которой:

1) было заявлено о прекращении состояния войны между Россией и странами Четверного блока — Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией, а также о полной демобилизации старой русской армии;

В советской историографии (А. Чубарьян, К. Гусев) этот ультиматум главы советской делегации всегда расценивался как еще один акт гнусного предательства со стороны «иудушки Троцкого», который нарушил устную договоренность с В.И. Лениным о том, что после нового «германского ультиматума мы подписываем мирный договор».

Современные российские историки, в том числе откровенные апологеты Л.Д. Троцкого (А. Панцов), говорят, что нарком иностранных дел действовал в строгом соответствии с решением ЦК обеих правящих партий и резолюцией III Всероссийского съезда Советов, а их устная договоренность с В.И. Лениным явно противоречила им.

14 февраля 1918 г. декларация Л.Д. Троцкого получила официальную поддержку на заседании ВЦИК и его председателя Я.М. Свердлова, а уже через день германское командование в лице Леопольда Баварского и Макса Гофмана заявило о прекращении перемирия и возобновлении боевых действий по всему фронту с полудня 18 февраля. В этой ситуации вечером 17 февраля 1918 г. было созвано экстренное заседание ЦК, на котором из одиннадцати членов высшего партийного ареопага шестеро, а именно Л. Д. Троцкий, Н.И. Бухарин, М.С. Урицкий, Г.И. Ломов, Н.Н. Крестинский, А.А. Иоффе, высказались против возобновления переговорного процесса в Бресте.

Немцы начали наступление на фронте и к исходу 19 февраля заняли Полоцк и Двинск. В этой критической ситуации на новом заседании ЦК семью голосами «за» было принято решение немедленно возобновить мирный процесс. В этой ситуации Л.Д. Троцкий заявил о своем уходе с поста наркома иностранных дел, а лидер левых коммунистов Н.И. Бухарин — о своем выходе из состава ЦК и редколлегии «Правды».

23 февраля 1918 г. Советскому правительству были предъявлены новые условия сепаратного мирного договора и очень жесткие рамки его подписания и ратификации. В частности, германская сторона потребовала отторжения от России всей Польши, Литвы, Курляндии, Эстляндии и части Белоруссии, а также немедленного вывода советских войск с территории Финляндии и Украины, и подписания с правительством Центральной рады аналогичного мирного договора.

В тот же день было созвано новое заседание ЦК РСДРП(б), на котором голоса по поводу германского ультиматума распределились следующим образом: «за» его принятие проголосовали семь членов ЦК — В. И. Ленин, И.В. Сталин, Г.Е. Зиновьев, Я.М. Свердлов, Г.Я. Сокольников, И.Т. Смилга и Е.Д. Стасова, «против» — четверо членов высшего партийного ареопага — Н.И. Бухарин, А.С. Бубнов, Г.И. Ломов и М.С. Урицкий, и «воздержались» — тоже четыре члена ЦК — Л.Д. Троцкий, Ф.Э. Дзержинский, А.А. Иоффе и Н.Н. Крестинский. Таким образом, в самый критический момент, когда решался вопрос об удержании собственной власти, большинство членов ЦК «дрогнули» и проголосовали за заключение «похабного» мира с немцами.

24 февраля на заседании ВЦИК, после крайне напряженной дискуссии, незначительным большинством голосов была одобрена большевистская резолюция о принятии новых условий мирного договора. И поздним вечером того же дня в Брест-Литовск для подписания мирного договора со странами Четверного блока выехала новая советская делегация в составе Г.Я. Сокольникова, Л.М. Карахана, Г.В. Чичерина и Г.И. Петровского.

3 марта 1918 г. руководители обеих делегаций подписали Брестский мирный договор, по условиям которого:

От Советской России отторгалась огромная территория площадью более 1 млн кв. километров, на которой проживало более 56 млн. человек — вся территория Польши, Прибалтики, Украины, часть Белоруссии и турецкой Армении;

Советская Россия должна была выплатить странам Четверного союза огромную военную контрибуцию в размере шести миллиардов золотых марок и согласиться на полную передачу всех промышленных предприятий и шахт, где до войны добывалось 90% всего каменного угля и выплавлялось более 70% чугуна и стали.

По мнению В.И. Ленина, в таких унизительных и «похабных» условиях Брестского мирного договора, которые вынуждено было подписать Советское правительство, были виноваты, прежде всего, «наши горе-левые Бухарин, Ломов, Урицкий и Ко». Более того, целый ряд советских и российских историков (Ю. Емельянов) утверждает, что ни одна теоретическая или политическая ошибка Н.И. Бухарина не имела таких катастрофических последствий для нашей страны и десятков миллионов ее граждан.

8 марта 1918 г. на экстренном VII съезде РКП(б) условия Брестского мирного договора после острой полемики между В. И. Лениным и Н.И. Бухариным были приняты значительным перевесом голосов, поскольку большинство его делегатов согласились с ленинским доводом о том, что международная мировая революция пока что является всего лишь красивой сказкой и не более того. 15 марта 1918 г., после не менее острой и жаркой дискуссии на IV Чрезвычайном съезде Советов, поименным голосованием Брестский мирный договор был ратифицирован и вступил в законную силу.

В исторической науке до сих пор существуют диаметрально противоположные оценки Брестского мирного договора, которые во многом зависят от политических и идейных взглядов их авторов. В частности, сам В.И. Ленин, не питавший никаких симпатий к патриархальной тысячелетней России, прямо назвал Брестский договор «тильзитским» и «похабным» миром, но жизненно необходимым для спасения власти большевиков. Тех же оценок придерживались и советские историки (А. Чубарьян, А. Бовин, Ю. Емельянов), которые были вынуждены говорить о гениальной прозорливости и политической мудрости вождя, который предвидел скорое военное поражение Германии и аннуляцию этого договора. Кроме того, Брестский мирный договор традиционно оценивали и как первую победу молодой советской дипломатии, заложившую основы миролюбивого внешнеполитического курса СССР.

В современной науке оценки Брестского договора существенно изменились.

Историки либерального толка (А. Панцов, Ю. Фельштинский) считают, что этот договор был не победой, а первым крупным поражением большевистского курса на подготовку мировой пролетарской революции. Одновременно этот мир стал своеобразным маневром в области тактики и кратковременным отступлением большевиков на извилистом и трудном пути борьбы за победу мировой социалистической революции.

Историки патриотического толка (Н. Нарочницкая) убеждены, что для В. Ленина и других вождей большевизма российская пролетарская революция была своеобразной «вязанкой хвороста», способной зажечь пожар мировой пролетарской революции. Поэтому Брестский договор стал прямым предательством национальных интересов России, положивший начало ее распаду и тяжелейшей Гражданской войне.

2. «Левоэсеровский мятеж» и его политические последствия

После ратификации Брестского мирного договора «левые коммунисты» не оставляли надежды на его денонсацию. В частности, в мае 1918 г. на Московской конференции РКП(б) Н.И. Бухарин, Н.В. Осинский и Д.Б. Рязанов (Голденбах) вновь выступили с призывом денонсировать Брестский договор, однако большинство делегатов этого партийного форума не поддержали их предложение.

Очередной попыткой денонсировать Брестский договор стал «левоэсеровский мятеж», который состоялся в Москве 6―7 июля 1918 г. События, связанные с этим мятежом, выглядели следующим образом: 6 июля 1918 г. два видных левых эсера Яков Блюмкин и Николай Андреев, являвшиеся сотрудниками ВЧК, под благовидным предлогом проникли в германское посольство и, убив германского посла графа В. Мирбаха, скрылись в штабе войск ВЧК, который возглавлял их однопартиец Дмитрий Попов.

После свершения этой террористической акции В.И. Ленин и Я.М. Свердлов направились в германское посольство, а председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский выехал в штаб войск ВЧК для ареста Я. Г. Блюмкина и Н.А. Андреева. По прибытии на место Ф.Э. Дзержинский был взят под арест, а штаб войск ВЧК по приказу Д.И. Попова был превращен в неприступную крепость, где окопались более 600 хорошо вооруженных чекистов.

Узнав об аресте Ф.Э. Дзержинского, В.И. Ленин дал указание арестовать всю фракцию левых эсеров, принимавшую участие в работе V Всероссийского съезда Советов, а их лидера Марию Спиридонову взять в качестве заложницы в обмен на сохранение жизни Ф.Э. Дзержинского. Одновременно командиру дивизии латышских стрелков И.И. Вацетису был отдан приказ штурмом взять особняк войск ВЧК и подавить «левоэсеровский мятеж». В ночь на 7 июля 1918 г. дивизия латышских стрелков при поддержке полевой артиллерии начала штурм штаба войск ВЧК, который завершился полным разгромом мятежников и освобождением Ф.Э. Дзержинского.

Суд над мятежниками был скорым и правым: несколько сот человек, в том числе Я.Г. Блюмкин и Н.А. Андреев, были приговорены к различным срокам заключения, а непосредственный вдохновитель и руководитель этого мятежа, заместитель председателя ВЧК В. А. Александрович был расстрелян. Тем же результатом закончился и новый «левоэсеровский мятеж», поднятый в Симбирске командующим Восточным фронтом левым эсером М.А. Муравьевым, который был застрелен 10 июля 1918 г. по прибытии на переговоры в здание губернского исполкома.

В советской и российской исторической науке (К. Гусев, А. Велидов, А. Киселев) традиционно утверждалось, что июльские события в Москве и Симбирске были сознательно организованы руководством партии левых эсеров (М.А. Спиридонова, П.П. Прошьян), которые не только желали денонсировать Брестский мирный договор, но и, спровоцировав правительственный кризис, отстранить от власти партию большевиков, которая, насаждая комбеды, стала проводить в деревне гибельный экономический курс.

В зарубежной историографии (Ю. Фельштинский) существует довольно экзотическая версия, которая гласит, что так называемый «левоэсеровский мятеж» был организован «левыми коммунистами», в частности, главой ВЧК Ф.Э. Дзержинским, которые также стремились денонсировать «похабный» Брестский мир и разжечь пожар мировой пролетарской революции.

На наш взгляд, в истории этого мятежа значительно больше белых пятен и нераскрытых тайн, чем кажется на первый взгляд, поскольку исследователи так и не смогли толком ответить даже на два совершенно очевидных вопроса:

1) почему именно председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский лично направился в штаб войск ВЧК для ареста убийц германского посла;

2) если решение об убийстве германского посла было санкционировано ЦК партии левых эсеров, то почему вся ее фракция, включая М.А. Спиридонову, спокойно дожидалась своей изоляции и ареста в кулуарах V Всероссийского съезда Советов.

Если говорить по существу, то следует признать, что июльские события в Москве и Симбирске подвели черту под периодом развития советской государственности на двухпартийной основе и стали точкой отсчета формирования однопартийной большевистской системы в стране. В этот период была запрещена деятельность всех эсеровских, меньшевистских и анархистских группировок и партий, существование которых все еще создавало иллюзию пролетарско-крестьянской демократии в стране.

Сам же Брестский договор был денонсирован Советским правительством 13 ноября 1918 г., то есть ровно через сутки после капитуляции Германии и ее военных союзников перед странами Антанты, которая положила долгожданный конец Первой мировой войне.

Непосредственным итогом Брестского мира и подавления «левоэсеровского мятежа» стало принятие первой Конституции РСФСР. По мнению большинства авторов (О. Чистяков, С. Леонов, И. Исаев), впервые вопрос о создании первой советской Конституции был обсужден на заседании ЦК РКП(б) 30 марта 1918 г. 1 апреля 1918 г. ВЦИК образовал конституционную комиссию, в состав которой вошли представители трех его партийных фракций (большевики, левые эсеры, эсеры-максималисты) и представители шести ведущих наркоматов — по военным и морским делам, по делам национальностей, внутренних дел, юстиции, финансов и ВСНХ. Председателем конституционной комиссии стал председатель ВЦИК Я.М. Свердлов.

В период работы над проектом Конституции, которая продолжалась более трех месяцев, возник ряд принципиальных разногласий по проблемам:

1) федеративного устройства государства;

2) системы органов советской власти на местах;

3) социальных и экономических основ советской власти и т. д.

В частности, представители левых эсеров (В.А. Алгасов, А.А. Шрейдер) и эсеров-максималистов (А.И. Бердников) очень настойчиво предлагали:

1) положить в основу советской федерации административно-территориальный принцип государственного устройства с предоставлением максимально широких прав всем субъектам федерации по управлению собственными территориями;

2) ликвидировать низовые звенья советской государственной системы и заменить их традиционными сельскими сходами, которые, лишившись политических функций, превращались в муниципальные органы власти;

3) провести тотальную социализацию собственности и ужесточить принципы всеобщей трудовой повинности и т. д.

В ходе жарких и продолжительных дебатов, в которых приняли участие многие видные большевики, в том числе В.И. Ленин, Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, Н.И. Бухарин, Л.М. Рейснер, М.Ф. Лацис и М.Н. Покровский, эти предложения были отвергнуты. Окончательный проект советской Конституции был утвержден специальной комиссией ЦК РКП(б), которую возглавил В. И. Ленин.

4 июля 1918 г. этот проект был внесен на рассмотрение V Всероссийского съезда Советов, а уже 10 июля делегаты съезда утвердили первую Конституцию РСФСР и избрали новый состав ВЦИК, полностью состоящий из большевиков.

Основные положения Конституции Российской Советской Федеративной Социалистической Республики были закреплены в шести отдельных разделах:

2) общие положения Конституции РСФСР;

3) конструкция Советской власти;

4) активное и пассивное избирательное право;

5) бюджетное право;

6) о гербе и флаге РСФСР.

В Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, которая была целиком включена в Конституцию РСФСР, определялась политическая и социальная основа новой советской государственности — власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и «установление диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма в стране».

Государственное устройство РСФСР базировалось на принципах национальной федерации, субъектами которой объявлялись национальные республики, а также различные областные союзы, состоящие из нескольких национальных областей. Высшим органом государственной власти в стране становился Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов, в исключительную компетенцию которого входили все вопросы государственного строительства: утверждение и изменение Конституции РСФСР; объявление войны и заключение мира; ратификация мирных договоров, общее руководство внешней и внутренней политикой государства; установление общегосударственных налогов, повинностей и сборов; основы организации вооруженных сил, органов правопорядка, судоустройства и судопроизводства; федеральное законодательство, и т. д.

Для повседневной и оперативной работы съезд избирал из своего состава Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК РСФСР), который формировал Совет Народных Комиссаров (СНК РСФСР), состоявший из народных комиссаров, возглавлявших отраслевые народные комиссариаты (наркоматы). И Всероссийский съезд Советов, и ВЦИК, и СНК в равной степени обладали правом издания законодательных актов, что являлось прямым следствием полного отрицания большевиками известного буржуазного принципа разделения властей. Органами государственной власти на местах становились областные, губернские, уездные и волостные съезды Советов, а также городские и сельские Советы, формировавшие собственные исполнительные комитеты (исполкомы).

Следует особо подчеркнуть, что в основу организации советской власти всех уровней был положен известный принцип «демократического централизма», в соответствии с которым устанавливалась жесткая соподчиненность нижестоящих органов советской власти вышестоящим, которым вменялось в обязанность исполнение всех решений вышестоящих Советов, не нарушавших их компетенцию.

Конституция РСФСР законодательно закрепила не только новый тип советской государственности, но и новый тип советской демократии, поскольку она открыто провозгласила классовый принцип демократических прав и свобод. В частности, избирательного права были лишены все «социально-чуждые классовые элементы», а представительство от социальных групп трудящихся, наделенных избирательным правом, было далеко не равным. Например, при выборах на Всероссийский съезд Советов городские Советы обладали пятикратным преимуществом по отношению к губернским съездам Советов и т. д.

Кроме того, советская избирательная система сохранила принцип опосредованных выборов, существовавший в царской России. Прямыми были только выборы в низовые городские и сельские Советы, а депутаты всех последующих уровней избирались на волостных, уездных, губернских и областных съездах Советов.

Так как Россия с одной стороны и Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция с другой согласились прекратить состояние войны и возможно скорее закончить мирные переговоры, то были назначены полномочными представителями:

От Российской Федеративной Советской Республики:

Григорий Яковлевич Сокольников, член Центр. Исполн. Комит. Сов. Раб., Солд. и Крестьян. Депутатов,

Лев Михайлович Карахан, член Центр. Исполн. Комитета Советов Раб., Солд. и Крестьянских Депутатов,

Георгий Васильевич Чичерин, помощник народного комиссара по иностранным делам и

Григорий Иванович Петровский, народный комиссар по внутренним делам.

От императорского Германского Правительства: статс-секретарь ведомства иностранных дел, императорский действительный тайный советник Рихард фон-Кюльман,

императорский посланник и полномочный министр, г. д-р фон-Розенберг,

королевский прусский генерал-майор Гоффман, начальник генерального штаба Верховного Главнокомандующего на Восточном фронте, и

капитан I ранга Горн,

От императорского и королевского общего Австро-Венгерского Правительства:

министр императорского и королевского Дома и иностранных дел, его императорского и королевского апостолического величества тайный советник Оттокар граф Чернин фон и цу-Худениц, чрезвычайный и полномочный посол, его императорского и королевского апостолического величества тайный советник г. Кайетан Мерей фон Капос Мере, генерал от инфантерии его императорского и королевского апостолического величества тайный советник г. Максимилиан Чичерич фон-Бачани.

От королевского Болгарского Правительства:

королевский чрезвычайный посланник и полномочный министр в Вене, Андрей Тошев, полковник генерального штаба, королевский болгарский военно-уполномоченный при его величестве германском императоре и флигель-адъютант его величества короля Болгар, Петр Ганчев, королевский болгарский первый секретарь миссии, д-р Теодор Анастасов,

От императорского Оттоманского Правительства:

Его высочество Ибрагим Хакки Паша, бывший великий визирь, член Оттоманского сената, полномочный посол его величества султана в Берлине, Его превосходительство генерал от кавалерии, генерал-адъютант его величества султана и военно-уполномоченный его величества султана при его величестве германском императоре, Зеки Паша.

Уполномоченные собрались в Брест-Литовске для мирных переговоров и после предъявления своих полномочий, признанных составленными в правильной и надлежащей форме, пришли к соглашению относительно следующих постановлений.

Статья I.

Россия с одной стороны и Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция с другой объявляют, что состояние войны между ними прекращено; они решили впредь жить между собой в мире и дружбе.

Статья II.

Договаривающиеся стороны будут воздерживаться от всякой агитации или пропаганды против правительства или государственных и военных установлений другой стороны. Поскольку это обязательство касается России, оно распространяется и на области, занятые державами четверного союза.

Статья III.

Области, лежащие к западу от установленной договаривающимися сторонами линии и принадлежавшие раньше России, не будут более находиться под ее верховной властью; установленная линия обозначена на приложенной карте (приложение I), являющейся существенной составной частью настоящего мирного договора. Точное определение этой линии будет выработано русско-германской комиссией.

Для означенных областей из их прежней принадлежности к России не будет вытекать никаких обязательств по отношению к России.

Россия отказывается от всякого вмешательства во внутренние дела этих областей. Германия и Австро-Венгрия намереваются определить будущую судьбу этих областей по снесении с их населением.

Статья IV.

Германия готова, как только будет заключен всеобщий мир и проведена полностью русская демобилизация, очистить территорию, лежащую восточнее указанной в абзаце 1 ст. III линии, поскольку статья VI не постановляет иного. Россия сделает все от нее зависящее, чтобы обеспечить скорейшее очищение провинций Восточной Анатолии и их упорядоченное возвращение Турции.

Округа Ардагана, Карса и Батума также незамедлительно очищаются от русских войск. Россия не будет вмешиваться в новую организацию государственно-правовых и международно-правовых отношений этих округов, а предоставит населению этих округов установить новый строй в согласии с соседними государствами, в особенности с Турцией.

Статья V.

Россия незамедлительно произведет полную демобилизацию своей армии, включая и войсковые части, вновь сформированные теперешним правительством.

Кроме того, свои военные суда Россия либо переведет в русские порты и оставит там до заключения всеобщего мира, либо немедленно разоружит. Военные суда государств, пребывающих и далее в состоянии войны с державами четверного союза, поскольку эти суда находятся в сфере власти России, приравниваются к русским военным судам.

Запретная зона в Ледовитом океане остается в силе до заключения всеобщего мира. В Балтийском море и в подвластных России частях Черного моря немедленно должно начаться удаление минных заграждений. Торговое судоходство в этих морских областях свободно и немедленно возобновляется. Для выработки более точных постановлений, в особенности для опубликования во всеобщее сведение безопасных путей для торговых судов, будут созданы смешанные комиссии. Пути для судоходства должны постоянно содержаться свободными от плавучих мин.

Статья VI.

Россия обязывается немедленно заключить мир с Украинской народной республикой и признать мирный договор между этим государством и державами четверного союза. Территория Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской красной гвардии. Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или общественных учреждений Украинской народной республики.

Эстляндия и Лифляндия также незамедлительно очищаются от русских войск и русской красной гвардии. Восточная граница Эстляндии проходит в общем по реке Нарве. Восточная граница Лифляндии проходит в общем через озеро Чудское и Псковское озеро до его юго-западного угла, потом через Любанское озеро в направлении к Ливенгофу на Западной Двине. Эстляндия и Лифляндия будут заняты германской полицейской властью до тех пор, пока общественная безопасность не будет там обеспечена собственными учреждениями страны и пока не будет там установлен государственный порядок. Россия немедленно освободит всех арестованных или уведенных жителей Эстляндии и Лифляндии и обеспечит безопасное возвращение всех уведенных эстляндцев и лифляндцев.

Финляндия и Аландские острова также будут немедленно очищены от русских войск и русской красной гвардии, а финские порты от русского флота и русских военно-морских сил. Пока лед делает невозможным перевод военных судов в русские порты, на них должны быть оставлены лишь незначительные команды. Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или общественных учреждений Финляндии.

Воздвигнутые на Аландских островах укрепления должны быть снесены при первой возможности. Что касается запрещения впредь воздвигать на этих островах укрепления, а также вообще их положения в отношении военном и техники мореплавания, то относительно них должно быть заключено особое соглашение между Германией, Финляндией, Россией и Швецией; стороны согласны, что к этому соглашению по желанию Германии могут быть привлечены и другие государства, прилегающие к Балтийскому морю.

Статья VII.

Исходя из факта, что Персия и Афганистан являются свободными и независимыми государствами, договаривающиеся стороны обязуются уважать политическую и экономическую независимость и территориальную неприкосновенность Персии и Афганистана.

Статья VIII.

Военнопленные обеих сторон будут отпущены на родину. Урегулирование связанных с этим вопросов будет предметом особых договоров, предусмотренных в ст. XII.

Статья IX.

Договаривающиеся стороны взаимно отказываются от возмещения своих военных расходов, т. е. государственных издержек на ведение войны, равно как и от возмещения военных убытков, т. е. тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в зоне военных действий военными мероприятиями, в том числе и всеми произведенными во вражеской стране реквизициями.

Статья X.

Дипломатические и консульские сношения между договаривающимися сторонами возобновятся немедленно после ратификации мирного договора. Относительно допущения консулов обе стороны оставляют за собой право вступить в особые соглашения.

Статья XI.

Экономические отношения между Россией и державами четверного союза определяются постановлениями, содержащимися в приложениях 2-5, причем приложение 2-ое определяет отношения между Россией и Германией, приложение 3-е — между Россией и Австро-Венгрией, приложение 4-е — между Россией и Болгарией, приложение 5-ое — между Россией и Турцией.

Статья XII.

Восстановление публично-правовых и частно-правовых отношений, обмен военнопленными и гражданскими пленными, вопрос об амнистии, а также и вопрос об отношении к торговыми судам, попавшим во власть противника, является предметом отдельных договоров с Россией, которые составляют существенную часть настоящего мирного договора, и поскольку это возможно, вступают в силу одновременно с ним.

Статья XIII.

При толковании настоящего договора аутентичными текстами являются для отношений между Россией и Германией — русский и немецкий, между Россией и Австро-Венгрией — русский, немецкий и венгерский, между Россией и Болгарией — русский и болгарский, между Россией и Турцией — русский и турецкий.

Статья XIV.

Настоящий мирный договор будет ратификован. Обмен ратификационными грамотами должен возможно скорее состояться в Берлине. Русское правительство принимает на себя обязательство произвести обмен ратификационными грамотами по желанию одной из держав четверного союза в течение двухнедельного срока.

Мирный договор вступает в силу с момента его ратификации, поскольку иное не следует из его статей, приложений к нему или дополнительных договоров.

В удостоверение сего уполномоченные собственноручно подписали настоящий договор.

Подлинный в пяти экземплярах.

(Подписи).

Заключение Брестского мира произошло третьего марта 1918 года. Участниками соглашения стали: Россия — первая сторона, Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция — вторая. Действие этого мирного договора было недолгим. оно продлилось немногим более девяти месяцев.

Началось все с первых переговоров в Бресте, где представителями от российских большевиков выступили Каменев Л.Б и Иоффе А.А., а также Мстиславский С.Д., Карахан Л.М. В последнюю минуту перед отъездом в этот приграничный город было решено, что необходимо участие представителей народа. Таковыми стали солдат, рабочий, матрос и крестьянин, которого заманили большими командировочными. Безусловно, мнение этой группы в ходе переговоров не учитывалось и попросту не заслушивалось.

В ходе переговоров вскрылся тот факт, что немецкая сторона, помимо подписания мира, желает его заключения без контрибуций и аннексий, а также жаждет добиться от России права наций на самоопределение, таким образом планируя заполучить под собственный контроль Украину и российскую Прибалтику. Стало очевидным, что Россия может потерять Литву, Латвию, Польшу, а также территорию Закавказья.

Подписание Брестского мира стало лишь временным перемирием в боевых действиях. Ленин, Свердлов и Троцкий переживали, что в случае выполнения условий немецкой стороны они будут свергнуты за предательство, так как основная часть большевиков не была согласна с политикой Владимира Ульянова.

В январе 1918 года в Бресте проходил второй этап переговоров. Делегацию возглавлял Троцкий без присутствия представителей народа. Основная роль в ходе этого раунда принадлежала украинской делегации, главным требованием которой было отсоединение у Австро-Венгрии земель Буковины и Галиции. При этом украинская сторона не желала знать российскую делегацию. Таким образом, Россия потеряла союзника в лице Украины. Для Германии последняя была выгодна размещением на ее территории значительного количества складов с оружием и военным обмундированием. Брестский мир, в силу невозможности достигнуть общих точек соприкосновения, закончился ничем и подписан не был.

Начался третий этап переговоров, в ходе которого представитель от российской делегации Троцкий Л.Д. отказался признать представителей от Украины.

Третьего марта 1918 года Брестский мир был подписан. Результатом этого договора стало отторжение от России Польши, Финляндии, Латвии, Литвы, Эстонии, Крыма, Украины и Закавказья. Кроме всего прочего, разоружался флот и выдавался Германии, была наложена контрибуция размером в шесть миллиардов марок золотом, а также один миллиард марок для возмещения ущерба немецким гражданам, который они потерпели в ходе революции. Австро-Венгрия и Германия получили склады с вооружением и боеприпасами. Брестский мир также налагал на Россию обязательство вывода войск с указанных территорий. Их место заняли вооруженные силы Германии. к мирному договору оговаривало экономическое положение Германии в России. Таким образом, немецкие граждане наделялись правом занятия предпринимательской деятельностью на территории России, несмотря на проходящий в ней процесс национализации.

Брестский мир восстановил таможенные тарифы с Германией, установленные в 1904 году. Из-за непризнания большевиками царских согласно этому договору была вынуждена подтвердить их таким странам, как Австро-Венгрия, Болгария, Турция и Германия и начать осуществлять выплаты по этим долгам.

Страны, входившие в состав блока Антанта, не одобрили Брестский мир и в середине марта 1918 года заявили о его непризнании.

В ноябре 1918 года Германия отказалась от условий мирного соглашения. Спустя два дня последовало его аннулирование со стороны ВЦИКа. Немногим позже немецкие войска стали покидать бывшую

Брест-Литовский мир | Encyclopedia.com

Брестский мирный договор между Советской Россией и Имперской Россией, подписанный в марте 1918 года, положил конец участию России в Первой мировой войне

За короткие восемь месяцев своего существования Брестский мирный договор был назвал мир непристойным, постыдным и диктованным различными членами Советского правительства, подписавшим его. С тех пор он был осужден как западными, так и советскими историками. Под угрозой возобновления военного наступления Германии Россия согласилась отказаться от 780 000 квадратных километров территории, пятидесяти шести миллионов человек, одной трети своей железнодорожной сети, 73 процентов добычи железной руды и 89 процентов запасов угля.То, что осталось от бывшей Российской империи, теперь приближалось к границам Московского государства XVI века.

Обременительный сепаратный мир с империалистической державой был далек от того, чего советский режим надеялся достичь, опубликовав Указ о мире Владимира Ленина в течение нескольких часов после Октябрьской революции. Этот декрет, призывающий все воюющие народы и правительства сложить оружие в условиях немедленного всеобщего мира без аннексий и контрибуций, был для большевиков как политической, так и практической необходимостью.Мало того, что большевистские обещания мира уставшим от войны рабочим, крестьянам и солдатам позволили партии прийти к власти, но и российская армия была на грани краха после нескольких лет поражения от Германии. Отказ союзников признать этот призыв к всеобщему миру вынудил большевиков и их партнеров в новом советском правительстве, левых эсеров (эсеров), начать переговоры с центральными державами.

Германо-советское перемирие, подписанное в штабе немецкой дивизии в Брест-Литовске в середине декабря, было лишь кратковременным триумфом большевистско-левого эсера.Когда в конце месяца начались переговоры по формальному договору, немецкие представители шокировали неопытных россиян, потребовав уступить территории, уже занятые немецкой армией: Польшу, Литву и западную Латвию. В партии большевиков и в правительстве бушевали дебаты по поводу подходящего ответа. Многие левые эсеры и меньшинство большевиков (левые коммунисты) утверждали, что Россия должна отказаться от этих условий и вести революционную войну против германского империализма. Лев Троцкий предложил решение «ни войны, ни мира», тогда как Ленин настаивал на том, чтобы правительство приняло немецкие условия, чтобы получить «передышку» для истощенной России. Формула Троцкого преобладала в Петрограде, но после того, как Троцкий объявил ее в Брест-Литовске, немцы возобновили войну и двинулись в сторону Петрограда. Когда Ленин пригрозил уйти в отставку, советское правительство неохотно подчинилось требованиям Германии, которые теперь стали еще более карательными, добавив уступку Украины, Финляндии и всех прибалтийских провинций. Советские представители подписали договор, демонстративно отказываясь его читать; его ратифицировал четвертый Советский съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, что свидетельствует о безмерном народном неприятии продолжения войны.Однако левые эсеры в знак протеста вышли из правительства.

Брестский мир усугубил гражданскую войну, которая началась, когда партия большевиков пришла к власти в Петрограде в октябре 1917 года. Эсеры, доминирующая партия в Учредительном собрании, распущенная Советским правительством в декабре 1917 года, объявили вооруженную борьбу. против Германии и большевиков в мае 1918 года. В июле 1918 года левые эсеры попытались разорвать договор и возобновить войну с Германией, убив немецкого посла.Различные российские либеральные, консервативные и милитаристские группы получили поддержку союзников в своей продолжающейся войне против большевистского режима. Таким образом, последствия Брест-Литовского мира продолжались и после его отмены Советским правительством, когда Германия капитулировала перед союзниками в ноябре 1918 года.

См. Также: гражданская война 1917–1922 годов; германия, отношения с; Первая мировая война

библиография

Дебо, Ричард К. (1979). Революция и выживание: внешняя политика Советской России, 1917–18. Торонто: Университет Торонто Press.

Модсли, Эван. (1996). Гражданская война в России. Бостон: Аллен и Анвин.

Суэйн, Джеффри. (1996) Истоки гражданской войны в России. Лондон: Лонгман.

Салли А. Бониеце

Брест-Литовский мирный договор: Резюме | Study.com

Большевистская революция

Пока Россия воевала вместе с Великобританией и Францией, у страны был ряд внутренних проблем. По сравнению с другими странами Европы Россия сильно отставала в экономическом и технологическом плане. Страной управлял неэффективный царь Николай II (в основном царь России) и столь же неэффективное правительство, называемое Думой.

Весной 1917 года бедный и голодный русский народ наелся. Группа радикальных социалистов, названная большевиками , подняла восстание против правительства и взяла его под свой контроль. Лидер большевиков Владимир Ленин стоял во главе революции.

За несколько коротких месяцев Ленин произвел изменения в России, чтобы укрепить свою власть и завоевать сердца и умы русского народа. Ленин знал, что Россия понесла тяжелые потери в борьбе с Центральными державами, и что Первая мировая война не подавала признаков того, что скоро закончится. Чтобы сохранить жизнь большевистской революции, Ленин решил вывести Россию из войны.

Ранние переговоры

8 ноября 1917 года Россия обратилась к центральным державам с просьбой о мирных переговорах. В течение месяца эта просьба превратилась в перемирие , что означает, что обе стороны объявили перемирие и боевые действия между Россией и Германией и Австро-Венгрией прекратились. Переговоры начались 22 декабря в Брест-Литовске, районе, расположенном на территории современной Беларуси. Среди людей, которые вели переговоры по договору, были российский Лев Троцкий, немец Рихард фон Кульман и граф Австро-Венгрии Оттокар Чернин (какое имя!).

Переговоры продолжались с декабря по февраль без особого прогресса.В феврале Троцкий отказался от переговоров. По его мнению, Центральные державы слишком многого просили от России. После того, как Троцкий ушел из-за стола переговоров, Германия мобилизовала свои войска и возобновила нападение на Россию. И Троцкий, и Ленин понимали, что у них нет другого выбора, кроме как прийти к соглашению — их страна была слишком слаба, чтобы продолжать военные действия.

Брестский мирный договор

3 марта 1918 года Россия и Центральные державы подписали Брест-Литовский договор , в котором Россия согласилась:

  • разрешить Финляндии, Грузии и Украине стать отдельными государствами .
  • отдают Центральным державам Эстонию, Латвию, Литву и Польшу.
  • уступают территорию Турции.
Карта Брест-Литовского мирного договора

В результате Брест-Литовского мира Россия понесла значительные потери. Чтобы прекратить участие в Первой мировой войне, он отказался от примерно 1 миллиона квадратных миль земли. Вместе со всей этой землей Россия потеряла около 55 миллионов граждан России и крупных промышленных регионов.К счастью для России, Брестский мирный договор был признан недействительным в ноябре 1918 года, когда Центральные державы были вынуждены капитулировать перед союзниками.

Краткое содержание урока

В 1914 году началась Первая мировая война между союзными державами и центральными державами . В 1917 году радикальные социалисты назвали большевиков руководителями революции в России. Под руководством Владимира Ленина большевики захватили власть. В ноябре 1917 года Ленин решил отказаться от союзных держав и потребовал мирных переговоров с центральными державами.После перемирия в начале декабря две страны вступили в мирные переговоры, которые длились до февраля. В какой-то момент Лев Тросткий (российский дипломат) отказался от мирных переговоров из-за несправедливых требований центральных держав. Переговоры возобновились после того, как Германия мобилизовала свои войска против России. Брестский мирный договор был подписан 3 марта 1918 года. В рамках договора Россия признала Финляндию, Грузию и Украину отдельными государствами и уступила обширные территории Германии, Австро-Венгрии и Турции.Всего Россия потеряла около 1 миллиона квадратных миль земли. Брестский мирный договор утратил силу после капитуляции Центральных держав в 1918 году.

Чем закончился Брестский мир? С какими проблемами столкнулись Соединенные Штаты после Второй мировой войны?

Результатом Брестского мирного договора (март 1918 г. ) стало прекращение участия России в Первой мировой войне. Условия договора были жесткими для России. Это и большая потеря территории, и крупная финансовая выплата.

Он также освободил большое количество австрийских и немецких войск для сражений в других местах. Это привело к весеннему наступлению Германии на Францию. Использование этого нового резерва и новой тактики привело к большим успехам Германии. Наступление в конце концов прекратилось, потому что ему не хватало стратегической направленности, и ответные усилия союзников начали приносить успех.
https://en.wikipedia.org/wiki/Treaty_of_Brest-Litovsk

У Соединенных Штатов было много проблем в конце Второй мировой войны.
1. Основные части мира были в руинах, и многим людям требовалась помощь.Во многих местах американские войска могли оказать помощь. Для того, чтобы это действительно произошло, требовалось политическое руководство.

  1. Полностью изменилась политическая организация мира. Россия и Америка оказались под контролем над большей частью мира и были вынуждены создавать нации из беспорядка. Естественно противоречащие друг другу идеологии и завеса ядерного оружия привели к холодной войне.

  2. В измученном войной мире все хотели пойти домой и начать заново свою жизнь.

  3. Возникла проблема наказания виновных в войне и предотвращения будущих войн.

  4. Война привела к огромному технологическому прогрессу всех сторон. Контроль и развитие этих и последующих достижений были важны для будущего.

  5. В 1945 году на США приходилось 25% валового внутреннего продукта мира, и они в значительной степени избежали разрушительных последствий войны. Это было огромным преимуществом и огромной ответственностью, потому что они могли что-то сделать, тогда как многие другие не могли.

https://infogr.am/Share-of-world-GDP-throughout-history

Из Брест-Литовска в Брест-Литовск | Foreign Affairs

ВОТ есть что-то завораживающее и в то же время почти пугающее в полноте картины, сотканной Судьбой, о двух сериях русско-германских переговоров, которые проходили в Брест-Литовске с разницей в двадцать лет, в 1918 и теперь снова в 1939 году. Представлены почти все элементы великой драмы — трагедия и предательство, ирония и мимолетное сардоническое остроумие и неизбежное возмездие мошенников.Однако не хватает венчающей славы третьего акта, в котором вознаграждается добродетель. Ведь в Бресте никогда не было элемента добродетели.

Они встретились в Брест-Литовске в тот мрачный декабрь 1917 года — разгромленная Россия, измученная Австрия, назойливая самоуверенная Германия. И в результате их обсуждений родился договор, не имеющий себе равных в наше время по своей бесстыдной жестокости, но который, за исключением Версальского договора, имел последствия и последствия более важные и далеко идущие, чем любое другое мирное урегулирование со времен Конгресса. Вены; договор, который влияет на ход событий в Европе в самый момент написания, и окончательные результаты которого все еще остаются непредсказуемыми.

Когда представители большевистской России впервые встретились с делегатами центральных держав за столом переговоров, они сделали это с предвидением дипломатического поражения и надеждой на мировую революцию. Старая Россия умерла, а новое Советское государство все еще рожало. Военная мощь империй Габсбургов и Гогенцоллернов была явно на пике. Только большая сила пробудившегося пролетариата могла победить его. С этой целью большевики безуспешно настраивали свою тактику.Промедление, раздражение и бесконечные разговоры были их единственным оружием. Тем не менее, в руках таких мастеров прокрастинации, как Иоффе и Троцкий, этот арсенал нельзя было презирать. Столкнувшись с дипломатическим гением Центральной Европы, большевики хорошо себя зарекомендовали, сочетая хитрость с хитростью и уклончивость с увиливанием.

Для Германии жизненной необходимостью был скорейший мир, который должен закончить войну на Восточном фронте и высвободить все имеющиеся вооруженные силы для сосредоточения против Англии и Франции.Война на два фронта, даже против побежденной России, больше не считалась стратегически возможной. Главное и последнее усилие должно быть сделано на Западе. С этой целью Германия способствовала возвращению Ленина в знаменитом «запломбированном поезде», чтобы он и его коллеги могли подорвать политическую структуру России изнутри и, способствуя хаосу, существенно принести желаемую цель сепаратного мира. ближе.

Но и у Германии были свои амбиции. Она должна иметь мир с Россией, но ее собственной ценой и на ее условиях.Россия лежала перед ней ниц; в пределах ее досягаемости находились оккупированные провинции Балтики и недавно провозглашенное Королевство Польское, готовое к превращению в полунезависимые государства, находящиеся под немецким господством. Перед очарованным взором Гинденбурга и Людендорфа простерлись плодородные земли Украины, нефть и зерно Кавказа и Румынии. Еще более высокие амбиции взлетели; Россия не только должна быть окружена цепью немецких зависимостей, но и сама должна быть разделена и тем самым устранена как политическая угроза для Германии.

Но, прежде всего, raison d’être этой политики неприкрытого разбоя было провозглашено уничтожением большевизма на нерусских землях. Было объявлено, что наступление немецких армий в феврале 1918 года, предшествовавшее окончательной капитуляции Советского Союза, отвечало интересам цивилизации и противостояло большевикам. Они идут, объявил главнокомандующий, как спасители, а не победители, поклявшиеся свергнуть тиранию, «поднявшую кровавую руку против ваших лучших людей, а также против поляков, литовцев, латышей и эстонцев.«

Таким образом, объявленной целью Германии в 1918 году было восстановление древнего Королевства Польского и защита Литвы и стран Балтии от ужасов большевизма. Под этим прикрытием она продиктовала Брест-Литовский мирный договор 3 марта 1918 г., в соответствии с которым Россия признала потерю всех вышеуказанных территорий Германии, а также округов Карса, Батума и Ардахана Турции; Кроме того, она признала независимость Финляндии, Украины и Грузии. Именно с этой заявленной целью Германия полностью отрезала Россию от Черного моря, а также почти от Балтийского моря.

Тем не менее, даже когда большевики неохотно подписались под этим бандитским миром — который Адольф Гитлер позже назвал «чрезвычайно гуманным», — можно было различить первый легкий шепот Немезиды: «Это ваш день, — воскликнул Карл Радек на возмущенном лице генерала Гофмана, «но в конце концов союзники наложат на вас Брест-Литовский договор» — и, возможно, добавил он, не только союзники.

Не прошло и года, как пророчество Радека исполнилось.

Зародышу большевизма, который Германия помогла внедрить в политическую жизнь России, было суждено заразить и кровоток Германии. Это сработало с ужасающей быстротой, и внутренний коллапс на немецком тылу, который последовал — и не предшествовал — окончательным поражениям в полевых условиях, был напрямую связан с влиянием Москвы. Гордые империи Гогенцоллернов и Габсбургов распались в результате революций 1918 года, и Версальский мирный договор положил конец унижению Германии.Несмотря на суровость и суровость, Версальский договор

г.

никоим образом не был сопоставим по строгости с Брест-Литовским и Бухарестским договорами. И ни в каком смысле это не было столь несправедливым миром, который Центральные державы навязали бы союзникам, если бы их роли поменялись местами. Условия, навязанные России и Румынии, были мягкими по сравнению с условиями, которые были бы продиктованы Германией в Париже или Лондоне, о чем свидетельствует разоблачительное замечание немецкого штабного офицера в ответ на протесты румынской делегации. «Суровый мир , , — сказал он, — вы называете это суровым миром ?

Именно в те дни мрачного отчаяния в Германии, последовавшие за ратификацией Версальского мирного договора, зародился зародыш странного сближения. При смене власти, последовавшей за падением монархий в Центральной Европе, Германия и Россия оказались объединившимися как преступники, и в результате этого недобровольного сопоставления последовала почти неизбежная связь между германским и советским генеральными штабами.

Это был ребенок генерала Ганса фон Секта, создателя рейхсвера, и был одной из самых странных аномалий веймарского периода. Сразу после войны военное руководство Германии резко разделились по большевистскому вопросу. Генерал Хоффманн, который был очевидцем немецкой революции и слишком хорошо знал разрушительные последствия большевистской пропаганды для своих войск, считал Москву корнем всех зол и выступал за устранение разногласий между Германией и союзниками. крестовый поход против общего врага. Возможные результаты такой политики заслуживают рассмотрения, поскольку, если бы Германии с самого начала было позволено эксплуатировать Россию, маловероятно, что она достигла бы того состояния отчаяния, которое сделало национал-социализм почти неизбежным злом. Генерал Грёнер также видел большевизм воочию во время своей службы в качестве начальника штаба на Украине после Брестского мирного договора, и смотрел как на него, так и на его действия со страхом и отвращением.

Генерал фон Зект тоже служил на Восточном фронте — разве он не был героем «прорыва» в Горлице в мае 1915 года, за что взял на себя Фалькенхайн? Но он воевал с царскими армиями, а не с большевиками.Он знал, что русские — хорошие бойцы, независимо от того, хорошо они или плохо руководили, и видел в новой Красной армии то, что при правильном обращении могло стать ценным инструментом его политики. Он утверждал, что Германия фактически подверглась остракизму со стороны европейского сообщества наций, и поэтому ей необходимо общаться с другим преступником — Советским Союзом. Более того, СССР был единственным государством, которое было дружественным Германии, не скованным Версальским договором и обладало полной свободой производить и использовать те категории оружия и военной техники, которые этот договор запрещал рейхсверу.С другой стороны, Красной Армии не хватало только того опыта и дисциплины, которые могли дать немецкие тренировки, что сделало бы ее очень важным фактором в будущей политике Германии. По общему признанию, Советский Союз был опасным союзником, но в тот момент она была лучше, чем союзник вообще.

Таким образом, за два коротких года враждебность, возникшая в Брест-Литовске, была забыта, и связь с Россией стала краеугольным камнем новой политики немецкой армии. Сект впервые представил эту идею своим сотрудникам и сотрудникам еще в феврале 1920 года, во время протеста против капитуляции кайзера и других так называемых «военных преступников» Германии.Сект проинформировал своих лейтенантов в выражениях, которые сегодня имеют важное значение, что, если правительство Рейха согласится передать лидеров старой армии, рейхсвер должен противодействовать ему всеми доступными ему средствами, даже если такие действия повлекут за собой повторное открытие боевые действия. В этом случае немецкие войска на Западе шаг за шагом отходят с боями на оборонительные позиции за линией Везера и Эльбы. Но на Востоке они начнут наступление через Польшу, объединятся с Красной Армией и, разгромив поляков, двинутся на запад, чтобы встретить французов и англичан.

Эти отчаянные меры Секта так и не были реализованы, поскольку союзники не настаивали на капитуляции, но в них лежал зародыш той угрозы «Красной армии на Рейне», с которой рейхсвер должен был вести такую ​​игру в будущие годы. Более того, Сект нашел в лице барона фон Мальцана, главы восточного департамента министерства иностранных дел Германии, готового союзника. Вместе они так подействовали на Вальтера Ратенау, что Рапалльский договор, подписанный с Советским Союзом во время Генуэзской конференции в апреле 1922 года, официально закрепил неофициальные отношения, которые уже существовали между двумя генеральными штабами.Договор был дополнен секретным военным соглашением, которое позволяло Секту ежегодно посылать в Россию определенное количество офицеров для работы в качестве инструкторов для Красной Армии, а еще большее количество офицеров получали весь возможный опыт обращения с тяжелой артиллерией, танками и т. Д. бронемашины и другое оружие, запрещенное для Германии Версальским договором. Немецкая националистическая партия горячо поддержала взгляды Секта как альтернативу и исправление политики Штреземана по примирению с союзными державами; и граф Брокдорф-Ранцау, первый посол Германии в Москве после убийства графа Мирбаха после Брест-Литовска, был одним из наиболее способных и яростных противников Локарно и, соответственно, горячим сторонником политики рейхсвера.Величайшим триумфом этой школы мысли была ее способность убедить Штреземана заключить с Советским Союзом договор о нейтралитете и ненападении после преждевременной и неудачной попытки принять Германию в Лигу Наций в марте 1926 года.

Этот странный mariage de комфорт продолжался со значительным счастьем в течение одиннадцати лет и закончился внезапным разводом только с приходом Адольфа Гитлера. Но все это время немецкий генеральный штаб руководствовался чистой целесообразностью.Против них нельзя было выдвинуть никаких обвинений в пробольшевизме; они обращались с Советским Союзом на чисто технической основе, но при этом строго следили за любым возможным проникновением коммунистических доктрин в ряды армии.

С падением Веймарской республики в январе 1933 года и основанием Третьего рейха изменение в советско-германских отношениях не было неожиданным, отчасти из-за того, что тайный обход военных статей Версальского договора был больше нет необходимости и отчасти из-за очень определенного отношения Адольфа Гитлера и нацистской партии к большевизму и Советскому Союзу.Основывая свою политику на своем собственном заявленном тезисе «Майн кампф» и дополнительных доктринах Альфреда Розенберга, фюрер провозгласил бессмертную войну против коммунизма и возврат к империалистическим планам Людендорфа в Брест-Литовске в отношении Lebensraum для Германии в Прибалтика и Украина.

Затем последовал период российского «возвращения в Европу», призванного уравновесить растущую нацистскую угрозу. Признание Советского Союза двумя членами Малой Антанты (Румыния и Чехо-Словакия) в 1934 году, вступление Советского Союза в Лигу Наций позднее в том же году и, наконец, союзные договоры СССР с Францией и Чехословакией. в 1935 году были градации в планах Барту и Лаваля по созданию европейской системы, которая должна была стать единым фронтом против растущей агрессии нацистской Германии.Эти шаги нашли свое отражение в формировании антикоминтерновского пакта, согласно которому сначала Германия и Япония в ноябре 1936 года, а затем Италия, Испания, Маньчжоу-Го и Венгрия объединились, чтобы противостоять коварным силам Коммунистического Интернационала.

В эти годы (1933-38) сотни людей в Германии были заключены в тюрьмы и многие казнены по обвинению в «коммунизме», в то время как в России еще большее число погибло по обвинению в «фашистских» симпатиях. Никогда в германо-российских отношениях не могло быть более полного расхождения идеологических доктрин, никогда не могли быть менее очевидны шансы на политическое сближение.

Тем не менее, в те же годы в обеих странах были те, кто стремился добиться именно такого сближения. Один элемент в немецком генеральном штабе все еще тосковал по старым добрым временам связи с Сектой, и именно по этому пункту, среди прочего, преемник Секта генерал фон Хаммерштейн-Экворд поссорился с Гитлером и ушел в отставку в 1934 году. этот фактор полностью отсутствовал в ссоре между генералом фон Фричем и фюрером четыре года спустя. В России было сочтено необходимым избавиться от военной машины маршала Тухачевского и шести его наиболее выдающихся генералов, которые стремились восстановить более тесные отношения со своими «противниками» в Германии. [i] И во время таинственных судебных процессов по делу о государственной измене в Москве 1936-1938 годов члены Старой большевистской партии, в том числе Карл Радек, признали себя виновными по обвинениям, которые включали в себя желание купить мир с Германией и Японией ценой уступки Украина к первому и Приморье ко второму.

Однако только после чешского кризиса в сентябре 1938 года во внешней политике СССР произошли существенные изменения. До этого момента руководящая рука Литвинова направляла влияние России в пользу коллективной безопасности и совместных действий.После отказа Мюнхена, когда Россия была исключена из дискуссий, которые разделили государство, с которым она находилась в техническом союзе, Сталин удалился в свою палатку и ожидал неизбежного приближения войны, которое поставило бы его в стратегическое положение, за которым ухаживали обе стороны. стороны.

Ему не пришлось долго ждать. Аннексия Богемии и Моравии в марте 1939 года разрушила последние мерцающие надежды Лондона и Парижа на достижение соглашения с Германией путем умиротворения и обнажила необходимость крупномасштабной подготовки к приближающемуся столкновению.Великобритания и Франция пытались своими гарантиями Польше и другим государствам, находящимся под угрозой, создать «мирный блок», который должен удерживать нацистскую Германию от дальнейшей агрессии; и в своих усилиях по укреплению этого формирования они стремились к сотрудничеству с Советским Союзом.

Цена Сталина была высока. Он требовал развязки рук в странах Балтии, прикрываясь «гарантией». Соответствующие государства отказались от такой защитной силы и искали убежища в договорах о ненападении с Германией и в заявлениях о нейтралитете.В то же время Польша и Румыния, для которых была запрошена российская помощь, отказались поддержать проход красных войск через свою территорию, прекрасно зная, что лозунг Иосифа Сталина был сродни лозунгу прославленного мистера Йоррокса Сертиса: « Где я обедаю, я сплю ». Переговоры по англо-французско-советскому пакту зашли в тупик, и Сталин прислушался к другим предложениям.

Пока невозможно сказать, в какой момент было достигнуто решение о заключении нацистско-советского союза, но есть свидетельства, показывающие, что с начала 1939 года происходили предварительные успехи, которые становились все более горячими.Первые попытки были неудачными, но после аннексии Богемии и Моравии, похоже, ход переговоров пошел более гладко. Литвинов, советский апостол коллективной безопасности, «ушел в отставку» в мае, а за действиями в начале лета недовольного чешского лидера генерала Сырового в качестве предпринимателя между Москвой и Берлином последовал внезапный и тайный визит в Москву. герра фон Папена в июле. Медленно, но верно реализация невероятного стала возможной.

Для обеих сторон сближение означало отказ от фундаментальных принципов и активной политики. Основные доктрины «Майн кампф», мечты об эксплуатации Германией Украины и Балтии, гордые хвастовства Антикоминтерновским пактом, даже основы оси Рим-Берлин, должны найти общий могилу с русскими. протесты коллективной безопасности, «Народного фронта» и антифашистской линии Третьего Интернационала. Пелион лжесвидетельства был возложен на Оссу предательства.Перед ветрами военной целесообразности и бурлящим голодом территориального расширения пелена идеологии была сорвана, обнажив голую общность тоталитарных империалистических интересов.

Для Советской России европейская война могла быть только выгодной. Ее вечный кошмар о едином фронте капитализма против коммунизма будет изгнан, и поле будет освобождено для исполнения векового желания России, царской или большевистской, о морских портах, свободных от зимних ограничений.Когда Англия, Германия и Франция будут полностью оккупированы, Балтика и Балканы станут полями для советской экспансии. Даже старые амбиции по контролю над проливами могут наконец осуществиться.

Для Германии главным побуждением была та же военная необходимость, которая приводила в действие ее политику в Брест-Литовске в 1918 году — существенная необходимость избежать войны на два фронта и сосредоточить на Западе все имеющиеся силы как можно скорее. С ростом понимания в Берлине того, что часто повторяемое хвастовство Риббентропа «Британцы не будут сражаться», наконец оказалось ложным, необходимость соглашения с Россией стала еще более настоятельной, во-первых, в надежде запугать Запад. Полномочия принять результаты «молниеносной войны» в Польше как свершившийся факт; во-вторых, в обеспечении безопасности восточной границы Германии в случае войны на Западе; в-третьих, в получении беспрепятственного источника поставок.

Требования германского верховного командования о нейтрализации Советского Союза становились все более настоятельными, а переговоры в Москве становились все более напряженными. Предупреждение, которое сам Гитлер сделал в «Майн кампф», было отброшено. «Русско-германская коалиция, ведущая войну против Западной Европы и, вероятно, против всего мира по этой причине, была бы катастрофой», — писал он. И еще: «Факт заключения союза с Россией стал бы сигналом к ​​новой войне. И результатом этого стал бы конец Германии.«Однако к июню в Берлине стало известно, что нацисты сделали предложение Советам о разделе Польши и владении прибалтийскими государствами. К 16 августа государственный секретарь Германии барон фон Вайцзеккер смог проинформировать Посол Великобритании заявил, что «СССР даже в конце концов присоединится к разделению польских трофеев». Неделю спустя казалось невозможное было достигнуто. Результаты были ужасными. 1 сентября Польша была захвачена Германией, а Советская Россия — 1 сентября. 17 сентября.

И вот они снова встретились в Брест-Литовске. Но насколько разными были сцены 18 сентября 1939 года и 3 марта 1918 года — какой контраст!

Тогда была Германия, самодержавная и суровая, которая призывала к победе союзника и одинаково победила врага. Теперь новая Германия, отчаянно жаждущая помощи России, столкнулась с обновленным советским государством, загадочной и могущественной Россией, за услуги которой нужно платить на ее собственных условиях. В 1918 году советские делегаты плакали перед требованиями Гофмана о сдаче Польши и Прибалтики.В 1939 году Гитлер уже уступил Сталину в качестве сферы влияния те самые государства Балтии, которые Гофман и Кюльманн аннексировали, чтобы защитить их от большевизма, и был готов согласиться на возвращение территории Польши в состав России. Первое Брест-Литовское соглашение открыло Германии дверь на богатые земли Украины, зерно и нефть Румынии; второй разбил мечту фюрера об украинском владычестве и преградил путь продвижению в Румынию, кроме Венгрии.В тот период Германия отказалась от монархических принципов, разрушила республику и искала нелегкое убежище в диктатуре. В России презираемый всеми режим 1918 года, конец которого был так уверенно предсказан, оставался могущественным и зловещим, хотя источник его диктатуры переместился от пролетариата к единственному загадочному человеку в Кремле. В целом, двадцать один год, прошедший между двумя встречами в Бресте, ознаменовал переход власти от Германии к России.

Скорость и глубина советского наступления вызвали у немцев удивление и беспокойство. Первая демаркационная линия, объявленная 19 сентября, следовала за этнографической границей, но через три дня за ней последовала дальнейшая уступка Берлином линии намного дальше на запад, по Висле и через город Варшаву. Определенная граница, окончательно определенная Соглашением Риббентропа-Молотова от 29 сентября, отнесла бывшие Белорусские и Украинские районы к России, а к Германии — районы Польши с преобладающим немецким и польским населением.Эта линия примерно соответствует старой «линии Керзона» 1919 года, которая была задумана Парижской конференцией как определенная граница между Польшей и Россией.

Таким образом, Советский Союз расширил свои границы на двести миль на запад до Центральной Европы и приобрел общую границу с Литвой, Восточной Пруссией, Венгрией и собственно Румынией (в отличие от Бессарабии). Красные войска стремительно продвигались вперед, сопровождаемые военными организациями политической полиции, и начали советизировать новые районы.

И здесь ирония судьбы превзошла сама себя, поскольку, согласно сообщениям, наблюдение за этим процессом было поручено Карлу Радеку, этому озорному большевистскому духу, который путешествовал в знаменитом «запломбированном поезде» с Лениным, бросившим последний вызов в Гофмана и который позже едва избежал пули сталинского палача по обвинению в «фашизме». Все великие актеры раннего Брестского драматического периода погибли, кроме трех, причем большинство из них — трагически. Из выживших Рихард фон Кюльманн ведет шаткое существование в нацистской Германии; в то время как Троцкий в своем мексиканском изгнании ведет жизнь динамичной ненависти и горькой брани.Одному Радеку оставалось пройти через всю палитру фортуны от власти к тюрьме и еще раз к власти и, наконец, снова приехать в Брест-Литовск.

Было бы и глупо, и бесполезно преуменьшать преимущества, извлекаемые Германией из ее нового соглашения с Россией. Следует признать, что экономическое сотрудничество чрезвычайно тесное. Германия поставляет техников и промышленных консультантов, а российское сырье поступает в Германию. Возможность совместного давления на страны Балтии и Скандинавии с целью ограничения их торговли с Великобританией вполне реальна, и нельзя игнорировать шансы нацистско-советских действий против Турции.Даже если бы роль России была ограничена чисто доброжелательным нейтралитетом, Германия могла бы быть очень довольна. Но у Советского Союза нет никаких филантропических побуждений. Можно предположить, что ее поставки сырья в Германию будут продолжаться до тех пор, пока Германия может платить за него либо золотом, либо натурой, либо политическими уступками, либо пока Россия желает продлить войну для себя. заканчивается. Несмотря на гнев Молотова 31 октября, конечная выгода для Германии от ее нового связного может быть весьма сомнительной.«Ему нужна длинная ложка, чтобы обедать с дьяволом»; к тому же цена еды высока. Гитлер в роли Фауста никогда не сможет снова овладеть своей душой, тогда как Сталин, как Мефистофель, может отказаться от своих подопечных по своему желанию.

Второе нацистско-советское соглашение от 29 сентября содержало положение о том, что стороны должны «консультироваться друг с другом относительно необходимых мер», которые должны быть предприняты в случае провала мирных инициатив Германии с Великобританией и Францией и последующего продления войны. .Таким образом, ценой нескольких стычек в восточной Польше, банкета в честь г-на фон Риббентропа и обещания дипломатических консультаций и развития торговли Сталин восстановил владение или фактический контроль практически над всей территорией, утраченной в Брест-Литовске в 1918 году. Цена, которую Ленин заплатил за передышку («передышка»), выкуплена. Военный контроль над странами Балтии теперь принадлежит России, а также военно-морское господство над Балтикой. Комбинируя новый национализм со старым большевизмом, Советский Союз в своем поступательном движении искореняет и уничтожает следы немецкой цивилизации в странах Балтии, которые существовали на протяжении многих поколений.Германизм отступает в Восточной Европе, и то, что когда-то было самым гордым бастионом «тевтонской культуры» против «славянской дикости», спускает свои флаги. Даже крепость Мемель, недавно приобретенная Германией у Литвы, разбирается. Перед авангардом Красной Армии немецкое население Прибалтики, составлявшее подавляющее большинство представителей высшего и среднего классов, возвращается на Родину разочарованное, сбитое с толку, но послушное. Национал-социализм отдал своему большевистскому союзнику тысячелетнее немецкое наследие.

Таков советский реванш в Брест-Литовске в 1939 году за Брест-Литовск в 1918 году.

Нет никаких указаний на то, что советские амбиции удовлетворяются военно-морскими базами на Балтийском море. Требования, предъявленные Финляндии, ясно указывают на то, что Кремль ожидает не что иное, как попытку протянуться через северную Скандинавию к незамерзающим портам на норвежском побережье, и, таким образом, Россия может оказаться в состоянии доминировать на жизненном пути Германии с двух сторон; возможно принуждение Германии к «защитной» оккупации Дании в ответ.

На Балканском полуострове последствия последнего возвращения России в Европу также серьезны, а все последствия непредсказуемы. Быстрое наступление Красной Армии отрезало Румынию от угрозы немецкого наступления через южную Польшу, но вряд ли это может принести Бухаресту большое облегчение. Это просто означает, что Румыния определенно была включена в сферу влияния России, а не Германии, и что любой раздел, который должен быть произведен, будет осуществляться из Москвы, а не из Берлина.

В несчастном положении кошки, которая съела не одну, а три канарейки — Бессарабию, Трансильванию и Добруджу — Румыния является объектом ирредентистских амбиций Советского Союза, Венгрии и Болгарии. Кажется более чем вероятным, что Россия предложит двум другим государствам предъявить ей совместные требования о реституции территорий, приобретенных в результате договоров 1919 года. Направление советского внимания на Болгарию вызывает особую тревогу. Если Румыния согласится с требованиями России и Болгарии и откажется от Бессарабии и Добруджи, она будет практически отрезана от Черного моря; и поскольку любое соглашение между Москвой и Софией, вероятно, будет по образцу соглашений с Литвой, Эстонией и Латвией, советское политическое влияние и советский военный и военно-морской контроль будет распространяться для всех практических целей на все западное побережье Черного моря.Россия станет виртуальным территориальным соседом Турции в Европе. И если она сделает еще один шаг и найдет средства, чтобы довести до успешного завершения претензии Болгарии к Греции о возвращении района Дедеагач, тогда она также сможет использовать порт на Эгейском море.

В этом свете недавний англо-французско-турецкий союз приобретает дополнительное значение. Специальный протокол, исключающий возможность войны между Турцией и Россией в результате выполнения пакта, свидетельствует о стремлении Турции поддерживать хорошие отношения с Москвой.Тем не менее, появление Советского Союза как ближайшего соседа в Европе и как ее единственного соперника на Черном море вкупе с угрозами из Берлина и Москвы, что Турция может стать второй Польшей, нельзя рассматривать в Анкаре с чем-либо, кроме беспокойства. тем более, что Россия, как говорят, настаивает на возвращении Карсского и Ардаханского районов, переданных Турции по Брест-Литовскому миру.

Многие исторические параллели между Брест-Литовскими соглашениями 1918 и 1939 годов включают одну, которая имеет очень большое, а может быть, и высшее значение для Германии.В 1918 году Людендорф, увлеченный перспективами власти и богатства, открывшимися договорами с Россией, Украиной и Румынией, потерял из виду главную цель мира — освобождение Германии от рук на Востоке. Чтобы обеспечить победителям мир и использовать свои новые приобретения с выгодой, немцы были вынуждены оставить на Восточном фронте миллион человек в то время, когда добавление половины этого числа к их армиям на Западе изменило бы их состав. ход истории.Соблазненная блуждающими огоньками амбиций, Германия оказалась неразрывно увязшей в трясине дилемм. Она погружалась в них все глубже и глубже.

То же самое и в 1939 году. Без сомнения, Гитлер воображал, что его пакт со Сталиным гарантирует, что военные действия будут ограничены Востоком. В этом случае у него будет достаточно возможностей понаблюдать и поставить мат своему новому союзнику в конце польской кампании. Но если Великобритания и Франция откажутся от террора нацистско-советского сотрудничества, у Германии в любом случае будет защищен тыл, а руки будут полностью свободны для борьбы на Западе.Такова была причина пакта с немецкой стороны. Но ни одна из ожидаемых предпосылок не была реализована. Война не ограничилась Востоком. И обращаясь к Западу, Гитлер должен сегодня испытывать очень неприятное чувство незащищенности в тылу. Помимо оккупационной армии, обычно необходимой для поддержания поляков в надлежащем состоянии порабощения, Германия должна постоянно следить за своим союзником как в военной, так и в политической сферах. Нигде на востоке и юго-востоке Европы немецкое влияние не имеет первостепенного значения, нигде интересы Германии не защищены.Призраки-близнецы большевизма и панславизма преследуют нелегкие мечты немецкой дипломатии. Только первая существовала в 1918 году. Сегодня угроза двоякая.

О последствиях германо-советского «пакта о взаимных подозрениях» и Брест-Литовского соглашения 1939 года можно только догадываться. Но о растерянности и панике многих можно догадываться. Как может отреагировать коммунист, который семь лет терпит преследования? О члене партии, который еще дольше впитывал антибольшевистские доктрины фюрера? О консервативных элементах, закрывающих глаза на многие жестокости и недостатки нацистской системы на том основании, что она, по крайней мере, служила оплотом против коммунизма? Прежде всего, об умном офицере Генштаба, который вспоминает влияние слишком тесного контакта с большевизмом в прошлом и задается вопросом, готовит ли Германия еще раз для себя «удар в спину»? В ответах на эти вопросы может заключаться зародыш будущего мира.

Второй раз за четверть века Германия сыграла с огнем большевизма в своей отчаянной попытке добиться мирового господства. Ее первый эксперимент закончился революцией 1918 года. Второй ее эксперимент может иметь даже более серьезные последствия, поскольку от национал-социализма к национал-большевизму всего один шаг. Единственный урожай, который Германия собрала в Брест-Литовске, — это яблоки Мертвого моря и виноград гнева.

[i] См. Balticus: «Русская тайна: за сюжетом Тухачевского», ИНОСТРАННЫЕ ДЕЛА, октябрь 1937 года.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Переговоры в Брест-Литовске: репортаж New York Times с 1 по 12 января 1918 г.

Освещение в New York Times переговоров в Брест-Литовске с 1 по 12 января 1918 года отразило озабоченность газеты Германией во время войны и ее скрытые мотивы. Это также продемонстрировало скептицизм по поводу искренности заявлений большевиков о нежелании сепаратного мира. The Times опубликовала статьи, в которых говорилось о стремлении Германии к аннексии на Восточном фронте, особенно в Польше, а также статьи, намекающие на попытку Германии вести переговоры с большевиками, чтобы расколоть Антанту. Кроме того, эти статьи выражали сомнение в общей честности большевиков во время переговоров, как будто их делегаты всегда собирались достичь сепаратного мира, несмотря на заявления об отказе от любых условий, которые противоречили их миру, без аннексий или формулы компенсаций.

Чтобы поместить эту статью и ее анализ в надлежащий контекст, необходимо понять несколько деталей. Великая война, теперь известная как Первая мировая война, бушевала в Европе и некоторых частях Ближнего Востока с августа 1914 года, когда Германия объявила войну сначала России, затем Франции и Бельгии. Тот факт, что Германия объявила войну первой, имеет решающее значение. понять, поскольку он закладывает основу для The New York Times и ее освещения переговоров в Брест-Литовске. Как писал Элмер Дэвис, «главная общественная служба The Times в войне заключалась в том, что с самого начала она понимала, в чем заключаются права и недостатки конфликта… [и] никогда не переставала со всей энергией отстаивать эту позицию. которыми могли командовать его редакторы.«

Россия вступила в войну как имперская Россия и ушла как разорванная страна, раздираемая большевиками и их противниками. Царь Николай II отрекся от престола в марте 1917 года в результате Февральской революции, но созданное впоследствии Временное правительство так и не смогло обеспечить безопасность страны и стало легкой добычей для большевиков, ситуация, которая будет объяснена более подробно. позже в статье. Одним из первых действий большевиков было открыть дверь для мирных переговоров, чтобы вывести Россию из войны, что привело к встречам с центральными державами в Брест-Литовске, Польша.За этими конференциями следовала остальная часть слова, в первую очередь The New York Times и ее различные корреспонденты.

Стало очевидно, что The New York Times враждебно настроена по отношению к Германии с самого начала войны. The Times тоже не был большим поклонником большевиков, но Россия в то время все еще была частью союзных держав и получала немного менее негативное освещение. В десяти статьях, рассмотренных для целей данной статьи, Германия и ее народ упоминались как германцы не менее десяти раз и не менее одного раза в каждой статье.Этот термин, хотя исторически уходит корнями в эту местность, не используется в доброжелательной манере. «Таймс» проявила враждебность по отношению к Германии не только этим термином, но и в общем освещении переговоров в Брест-Литовске.

В начале месяца The Times сосредоточила внимание на реакции союзников на переговоры и их мнении о том, что проходящие переговоры не были серьезными, потому что Россия была не той страной, какой она была в начале войны. и поэтому не следует вести переговоры без союзников.Однако концепция мира была настолько важна, что «предложение будет рассматриваться не только по существу предложенной основы для мира, но также и, в частности, с точки зрения применения« кислотного теста »к искренности правительства Берлина. . »

Из-за их подозрений в отношении правительства Берлина, идея о том, что эти переговоры были нацелены на раскол Антанты, возникла довольно четко. «Считается, что Германия готова предложить практически любую мыслимую приманку отдельному врагу, чтобы вбить клин в Антанту и вызвать ее разрушение, и, добившись заметных успехов с Россией, пытается заставить эту страну повлиять на своих бывших союзников.«Эта тема попытки раскола Антанты повторяется на следующей неделе освещения. 2 января было сообщено, что« Германия попросит русских помочь им в принуждении России к мирному соглашению с союзниками по Антанте ».

Телеграмма Артура Рэнсома на номер The Times от 9 января 1918 года показала, что Лев Троцкий не доверял союзникам, полагая, что они хотели сепаратного мира, потому что это ускорило бы расселение Германии на западе. Эта статья продолжается утверждением, что большевики будут продолжать вести войну, если, как гласит один из заголовков, «желаемые условия не будут приняты германцами».»Артур Рэнсом, возможно, был единственным живым человеком, который действительно верил в это. Концепция, согласно которой большевики будут продолжать вести войну, была рассмотрена более подробно позже, но стоит поближе познакомиться с Артуром Рэнсомом и его местом в революционной политике. Россия, чтобы поместить его статью в лучший контекст.

Артур Рэнсом находился в России еще до революции, и в результате он был «настолько дома с русскими, что мог видеть революцию их глазами, [и это] придавало [его] статьям особую аутентичность.«Ему не хватало каких-либо серьезных знаний о работе политики и он видел в этом преимущество, потому что это означало, что у него нет партийной лояльности. Его вторая жена, Евгения Шелпина, работала секретарем Троцкого, и британская разведка в последующие десятилетия обнаружит, что она занималась контрабандой алмазов. чтобы поддержать Коминтерн, организацию, основанную в Москве для содействия скорости распространения коммунизма в мире. Хотя британское правительство казалось удовлетворенным лояльностью Рэнсома, трудно принять его объективность как должное и, следовательно, эту конкретную статью и ее утверждение, что это Союзники , которые хотят сепаратного мира, вызывают подозрение, и это единственная статья в этой группе, которая даже предлагает такую ​​мысль.

Перспективы сепаратного мира заставили многих нервничать, особенно в связи с возможностью того, что Россия уступит территорию Германии и освободит некоторые страны. The Times ссылается на статью, написанную в The Daily Chronicle , в которой говорится, что «… превращение Финляндии в антироссийское государство, которое не может оставаться в одиночестве», намекая на то, что Финляндия попадет под контроль Германии. Фактически, Балтийское море с его границами из Дании, Германии, Финляндии, Швеции и России попадет под контроль Германии, поскольку она останется единственной сильной и стабильной страной.

Произошло бы это, уже не имеет значения, но у кого-то, читавшего газету в то время, это могло вызвать панику при мысли о сепаратном мире. Никто не хотел, чтобы Германия стала сильнее, что привело к The Times и их утверждениям о том, что мир вреден для демократии, потому что любые уступки, сделанные Россией, сделают Германию сильнее, придав больше веса ее возможной победе. Это было бы «обеспечение виртуального порабощения России, поскольку это была бы победа военной касты в Германии».«

Даже русские солдаты, казалось, были на стороне союзников, их крик из окопов гласил: «Будьте твердыми. Не заключайте позорный мир!» Просьба была получена депешей, в которой также утверждалось, что русские будут упорствовать в попытках перенести конференцию в Стокгольм, Швеция, «чтобы привлечь больше внимания». Этот призыв солдат о благородном мире кажется фальшивым, поскольку война была главным фактором сначала в Февральской революции, а затем в возможном подъеме большевиков в Октябрьской революции.

Джон М. Томпсон пишет, что «война ускорила дезориентацию российского общества, [которое] запустили процессы модернизации, индустриализации и урбанизации» в последние несколько десятилетий имперского правления. Его самый простой ответ на причину Февральской революции — «катастрофическое участие России в Первой мировой войне». Что касается Октябрьской революции, приход к власти большевиков был напрямую связан с тем, как люди в Петрограде относились к Временному правительству, и одним из основных факторов, по словам Томпсона, была «деморализация армии».Армия отказывалась сражаться из-за нехватки снабжения на фронте, и когда генерал рекомендовал немедленно начать мирные переговоры, Керенский отправил его в отпуск. Томпсон пришел к выводу, что наряду с решением вопроса о собственности на землю с крестьянами «одностороннее провозглашение мира» могло бы предотвратить эту вторую революцию, но Временное правительство чувствовало, что «патриотизм и чувство долга перед союзниками предотвратили» любой мир. Однако большевики не были обязаны выполнять такие обязательства, что стало ясно с началом мирных переговоров в Брест-Литовске.Похоже, что мир был важен, по крайней мере, для русских солдат, что делает эту просьбу о благородном мире еще более подозрительной после того, как армия не поддержала Временное правительство.

Эта же статья от 10 января 1918 года включает в себя небольшой раздел внизу, посвященный замечаниям кайзера Вильгельма Регентскому совету Польши, с заголовком «Кайзер изображает из себя чемпиона человечества». Это использование слова позы намеренно, предполагая, что он явно противоположный [M1].Это еще одно вопиющее проявление враждебности к Германии, как если бы он говорил: «Как посмел кайзер притвориться« поборником принципов, способствующих благополучию человечества и мирному сотрудничеству народов… »?»

Упомянутая выше просьба о переносе конференции из Брест-Литовска в Стокгольм относится к другой повторяющейся теме в освещении этого времени. Лев Троцкий и российская делегация просили перебраться из раздираемой войной Польши на нейтральную территорию в Швеции в конце прошлого года, но позже эта просьба была отклонена, поскольку немцы считали, что отсрочка «даст Антанте возможность вмешиваться и пытаться предотвратить сепаратный мир.«Это могло быть правдой, но к тому времени, когда Германия отказалась перенести конференцию, союзники, казалось, отказались от любых договоров, вытекающих из этих переговоров, потому что они начинали отстаивать роль Украины в переговорах. Заголовок« Украина принимает независимость » Роль »демонстрирует эту позицию, и ясно, что Украина не будет терпеть никаких позорных условий, таких как большевики. The Times сообщает украинских делегатов как« стремление к всеобщему миру во всем мире на демократических началах, обеспечивающих неограниченное самообладание даже самой маленькой нации. решимость, с надлежащими гарантиями для того, чтобы сделать возможным реальное волеизъявление народа.«

В начале этого репортажа, в начале января, идея о том, что «принятие Германией русских формул« Никаких аннексий и никаких компенсаций »и« самоопределение народов »является показателем нового настроения». Намерение Германии в отношении любых аннексий — основная тема всего освещения в период с 1 по 12 января и главный показатель озабоченности The Times Германией во время переговоров.

Переговоры казались провалившимися, когда Германия отказалась эвакуировать оккупированные территории Польши, Литвы, Курляндии и части Эстонии и Ливернии.Об этом свидетельствует статья 2 австро-германских условий от 12 декабря, которая «прямо противоречит принципам самоопределения наций». Одно из их оправданий заключалось в том, что Россия теперь состоит из воюющих сторон, и любой договор, заключенный большевиками, может быть не признан, а другие фракции могут продолжить борьбу с помощью союзников. «Их единственная забота, — писал обозреватель Гарольд Уильямс, — заключалась в том, гарантирует ли мир нейтралитет всей российской армии.«

Статья Гарольда Вильямса от 3 января 1918 года, на которую ссылается вышеприведенная цитата, — первая статья, в которой впервые всплыли эти опасения, а также первая статья, в которой подробно обсуждается разобщенность России. Уильямс отметил марширующих за мир граждан и реакцию немцев в Петрограде, когда они это наблюдали:

«Это была большая демонстрация, и по количеству это был эффективный парад большевистских сил, [и] если они [немцы в Петрограде] могли прочитать лозунги против кадетов, Учредительного собрания и умеренных социалистических партий, они должны поняли, что Россия сейчас разорвана на бесконечное множество враждующих группировок [и было бы] трудно заключить мир с такой бессвязной смесью, которую сейчас представляет Россия.«

Гарольд Вильямс — интересная фигура в общем размахе русской революции. Он был очень сторонником Февральской революции и лоббировал принятие нового правительства с Великобританией. Он женился на Адриадне Тырковой, русской феминистке и члене кадетской партии. Уильямсу было трудно писать, поскольку события в России обострились, особенно с роспуском Учредительного собрания и убийствами Андрея Шингарева и Федора Кокошкина. Филип Найтли охарактеризовал его как «худшего из военных корреспондентов, [и] настолько лично связанных с антибольшевистскими силами, что ему никогда не следовало получать это задание.»Уильямс покинул Россию в марте 1918 года, вскоре после подписания договора.

Из этой статьи, как и из его замечаний от 7 января 1918 г., очевидно, что «трудно было говорить трезво о мирных переговорах … бесполезно думать о конституционном праве, международном праве, демократических принципах или каких-либо других. другая форма юриспруденции в связи с этим удивительным положением дел », что Гарольд Уильямс не был сторонником большевизма, в чем можно было бы обвинить его коллегу Артура Рэнсома.Статья от 7 января особенно интересна, так как новостей очень мало, только слухи. Он читается как передовая статья, наполненная личным пренебрежением Уильямса к немцам и большевикам, но при этом сохраняющая очень слабые надежды на Россию, хотя они быстро исчезают. Уильямс ссылается на Учредительное собрание, которое вот-вот соберется, но не будет представлять угрозы для большевиков и прекратит свое существование при первых признаках разногласий.

Неслучайно статьи, написанные Гарольдом Вильямсом, являются единственными иллюстрациями разобщенности в России.Хотя было бы неправильно принимать его статьи за чистую монету, но верно и то, что Уильямс больше вкладывался в создание взгляда на Россию, не столь единого, как сообщил его коллега Артур Рэнсом. Рэнсом, которого называли сторонником большевиков, возможно, не хотел, чтобы люди за пределами России знали, насколько мало авторитета у большевиков. Уильямс выразил свою лояльность Временному правительству и людям, которые мыслили в духе демократии. У него не было стимула скрывать разобщенность в России, но никакой другой корреспондент не затронул эту тему, и поэтому на ситуацию не обращали никакого реального внимания.

Согласно The Times , Троцкий оставался твердым в своем отказе от любого мира, который не предусматривал «свободного распоряжения польским и латышским народами». Он выпустил призыв к гражданам Центральных держав не позволять их правительству уклоняться от уклонения от политики неприятия аннексий:

«Все люди Европы смотрят на вас, измученные и истощенные такой войной, какой никогда не было прежде, что вы не позволите австро-германским империалистам вести войну против революционной России за подчинение Польши, Литвы, Курляндии и других стран. Армения.«

Этот призыв очень силен и, кажется, полон огня и решимости, и это единственная статья, которая, кажется, не вызывает явных сомнений в искренности Троцкого в переговорах о справедливом и равноправном мире, который не оставляет Германии в лучшем положении, чем прежде. Это отклонение от темы легко объяснимо при более внимательном рассмотрении статьи. Первая часть, в которой Лев Троцкий говорит о своих надеждах на мир и обращается с призывом к врагу, — это статья Associated Press, которая не обязательно отражает общий взгляд на The New York Times .Это становится очень ясно, когда раздел Ассошиэйтед Пресс заканчивается и становится небольшим фрагментом, «специальным для The New York Times », в котором сообщается, что Госдепартамент сомневался в «сообщенных трудностях» во время мирных переговоров, потому что большевики сделали это ». сделали мир краеугольным камнем своего здания «. Эта статья ясно демонстрирует, что сомнение в большевиках исходит от The New York Times и ее сотрудников, а не является темой для всего освещения этих переговоров.

6 января 1918 г. военный эксперт написал обзор переговоров и других вопросов войны, не обязательно связанных с русскими, и отметил, что Германия приняла требование России «не аннексировать и не давать контрибуций», особенно потому, что «Россия так же неспособна платить, поскольку Германия [но Германия] очень заинтересована в аннексии [и] владеет практически всей торговой Россией ». Этот военный эксперт, имя которого остается неназванным, без указания личности, продолжает делать вывод о том, что Россия теперь бесполезна для Антанты и что их ошибка заключалась в том, что они распустили армию до начала мирных переговоров, поставив ее в место слабости.По словам эксперта, переговоры «закончатся, поскольку они могут закончиться только тем, что русские заключат сепаратный мир — мир, который продлится до тех пор, пока большевики сохранят власть».

Этот обзор больше походил на редакционную статью, чем на прямой отчет, как если бы превращение автора в военный эксперт , а не член редакционного коллектива, придает мнениям доверие и авторитет, которыми они в противном случае не обладали бы. Сама статья не говорит ничего, кроме того, о чем говорится в обычных новостных статьях, но тон ее гораздо более саркастический.Большевики — дети-идиоты, неспособные понять, что с ними делают злые немцы. Только Антанта может служить белым рыцарем своей попавшей в беду девушке, но Россия должна будет попросить о помощи.

К 12 января 1918 года оказалось, что The Times было правильным в желании Германии аннексировать территорию. Они сообщают, что Центральные державы «отказались от своего предложения о заключении всеобщего мира без насильственных аннексий и контрибуций…» Ни в одной статье, рассмотренной в период с 1 по 12 января 1918 года, нет реального обсуждения того, почему Россия может наконец уступить таким переговорам. .Нет реального освещения внутренних событий в России, не рассматриваются огромные проблемы, упомянутые Томпсоном ранее в статье.

Вместо того, чтобы пытаться расширить свое ограниченное освещение в Петрограде, The Times снова обратила свое внимание на Германию и реакцию на Брест-Литовские конференции в Берлине. Во время конференции в столице Германии лидеры рейхстага, социалисты Филипп Шейдеман и Фрейдрих Эберт и независимый социалист Хьюго Хаазе сказали министру иностранных дел фон Кюльманну, что «его позиция на переговорах с Россией наносит ущерб миру» и что колеблется между желание территории, а на следующий день желание ее «оправдало государственных деятелей Антанты в отказе поверить в слово лидеров Германии.«

Замечания, сделанные заместителем министра иностранных дел бароном фон дем Буше-Хадденхаузеном комитету Рейхстага, отражают, что переговоры были трудными, «поскольку они должны были вестись между коалицией [Россией] с одной стороны и единой державой [ Германия], с другой стороны. Кроме того, эти переговоры в основном проводились публично, что усложняло задачу.

Эти две статьи нельзя принимать за чистую монету, поскольку ни одна из них не пришла непосредственно из Берлина.В статье от 4 января 1918 года дата выхода из Лондона, а в статье от 5 января указано, что она была из Берлина, но через Амстердам. Трудно установить, насколько точными могли быть какие-либо замечания в то время, или были ли они просто кратким изложением встреч, представленным в виде прямых цитат. Фактически, из десяти рассмотренных статей только в упомянутой выше статье от 5 января 1918 г. Берлин даже упоминался как линия свиданий.

Хотя The Times потратил много места на намерение Германии разделить Антанту и аннексировать территории на Востоке, они также ставят под сомнение искренность России в переговорах.По мнению так называемого военного эксперта, любая вера большевиков в то, что Германия эвакуирует оккупированные территории, была с их стороны притворством. 12 января 1918 года, The Times опубликовала комментарий фон Кюльмана, в котором сомневается в искренности русских достичь «скорейшего мира с державами Четверного союза», так что теперь скептицизм исходит со всех сторон.

Сепаратный мир, достигнутый Россией и Центральными державами в марте 1918 года, был настолько плохим, насколько опасались союзники, и есть некоторые свидетельства того, что последующий Версальский договор был настолько суровым по отношению к Германии в ответ на драконовские условия Брест-Литовска.Из-за договора Россия потеряла треть своего населения, включая Финляндию, Прибалтику, Польшу, Украину и территории на Кавказе. Первоначально Троцкий отказался подписать, но идея мира была настолько важна для Владимира Ленина, что он настоял на его подписании. Условия договора были позже отменены Версальским договором, хотя России не было предоставлено место за окончательным мирным столом в Париже.

Газета New York Times с ее жестким освещением скрытых мотивов Германии в конце концов была оправдана.Хотя сепаратный мир не расколол Антанту и не обеспечил победу Германии, The Times была права в своем предположении, что Германия не была привержена миру без аннексий или контрибуций, написав:

«Германия действительно намеревается аннексировать все территории, которыми она сейчас владеет. Ее оправдание, что население этих территорий заявило о своей готовности отделиться от России, не соответствует действительности. Немецкое предложение.«

The Times постоянно изображает Германию в роли злодея, и это подтверждают доказательства. Подробности переговоров, согласно The Times , прояснили, что «Германия заняла доминирующую позицию, в то время как Австрия, Болгария и Турция были очень примирительными и не соглашались с позицией Германии, [в то время как] Германия постоянно изображала из себя завоевателя, в то время как ее три союзника продемонстрировали стремление к миру и склонность к компромиссу ».

Естественно, что результаты заключительного договора и роль Германии в течение следующих трех десятилетий не могли быть известны редакторам The Times .Тем не менее, самодовольный характер их репортажей, казалось, указывал на то, что у них есть ответы на все вопросы, и они могут служить авторитетом в этом вопросе. Их позиция с самого начала войны — Германия была злым негодяем — не изменилась. В самом деле, как писал Элмер Дэвис: «… с самого начала, она [ The Times ] понимала, где права и недостатки в конфликте лежат…» Другими словами, с момента объявления войны Германией, The Times решила, что она одна была виновата в череде катастрофических событий, произошедших в период с 1914 по 1918 годы, о чем сообщалось соответствующим образом.

Это решение привело к неуклонному освещению переговоров в Брест-Литовске, в ходе которых основное внимание уделялось тому, чего хочет Германия, что Германия сделает и на что способна Германия, а не тому, чего хочет Россия, что Россия сделает. и на что была способна Россия. The Times была в состоянии сообщить о реальных причинах, по которым Россия так отчаянно нуждалась в мире, но предпочла возложить вину за ситуацию на манипуляции Германии, чем воздать должное большевикам за то, что они справились с ситуацией, которая была не в их руках. и невозможно контролировать.


Список литературы

Первичные источники

«Союзники могут ответить на мирное предложение германских держав». Нью-Йорк Таймс . 1 января 1918, 1.

«Ожидается откровенное заявление о целях Антанты; это может сделать Вильсон». Нью-Йорк Таймс . 2 января 1918, 1.

Уильямс, Гарольд. «Сообщает, что немцы уйдут с Запада». Нью-Йорк Таймс . 3 января 1918 г., 1.

«Обращение большевиков к враждебным народам.» The New York Times . 4 января 1918 г., 1.

«Германия отказывается покинуть территорию, на которой ведутся переговоры о мире, в Стокгольм». Нью-Йорк Таймс . 5 января 1918, 1.

Военный эксперт, «Обзор военного критика». Нью-Йорк Таймс . 6 января 1918 г., 51 год.

Уильямс, Гарольд. «Шок для германцев». Нью-Йорк Таймс . 7 января 1918, 1.

Рэнсом, Артур. «Троцкий не доверяет союзникам». Нью-Йорк Таймс .9 января 1918, 1.

«Мольба русских солдат». Нью-Йорк Таймс . 10 января 1918 г., 1.

«Германцы отказываются от общих условий мира». Нью-Йорк Таймс . 12 января 1918, 1.


Вторичные источники

Олстон, Шарлотта. Величайший враг России? Гарольд Вильямс и русские революции 901 10. Нью-Йорк: Palgrave MacMillan, 2007.

.

Броган, Хью. Жизнь Артура Рэнсома . Лондон: Дж.Накидка, 1984.

Палаты, Роланд. Последний англичанин: Двойная жизнь Артура Рэнсома . Лондон: Faber & Faber, 2009.

.

Дэвис, Элмер. История The New York Times . Нью-Йорк: The New York Times, 1921.

Гольдштейн, Эрик. Войны и мирные договоры 1816-1991 годов . Нью-Йорк: Рутледж, 1992.

Ховард, Майкл. Первая мировая война: очень краткое введение . Нью-Йорк: Oxford University Press, Inc., 2007.

Шепард, Ричард Ф. Газета Документы: Путешествие репортера по архивам New York Times . Нью-Йорк: Random House, 1996.

Томпсон, Джон М. Россия, большевизм и Версальский мир . Princeton: Princeton University Press, 1967.

.

Томпсон, Джон М. Революционная Россия, 1917 г. . Лонг Гроув: Waveland Press, 1997.

Уэйд, Рекс А. Русские поиски мира, февраль-октябрь 1917 года .Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета, 1984.


1.) Эрик Голдштейн, Войны и мирные договоры 1816–1991 , (Нью-Йорк: Рутледж, 1992), 42.

2.) Элмер Дэвис, История New York Times, 1851-1921 , (New York: The New York Times, 1921) 335.

3.) «Союзники могут ответить на мирное предложение германских держав», The New York Times (1 января 1918 г.): 1.

4.) Там же.

5.) «Ожидается откровенное заявление о целях Антанты; Вильсон может это сделать», The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

6.) Артур Рэнсом, «Троцкий не доверяет союзникам», The New York Times (9 января 1918 г.): 1.

7.) Хью Брогнан, Жизнь Артура Рэнсома, , (Лондон: J. Cape, 1984), 120.

8.) Там же.

9.) Там же, 153.

10.) Роланд Чемберс, Последний англичанин: Двойная жизнь Артура Рэнсома (Лондон: Faber & Faber, 2009), 150.

11.) Откровенное заявление… », The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

12.) Откровенное заявление… », The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

13.) «Мольба русских солдат», The New York Times (10 января 1918 г.): 1.

14.) Джон М. Томпсон, Революционная Россия, 1917, , (Long Grove: Waveland Press, Inc., 1997), 9.

15.) Там же.

16.) Там же, 123.

17.) Томпсон , Революционная Россия, 1917 , 124.

18.) Там же, 125.

19.) «Мольба русских солдат», The New York Times (10 января 1918 г.): 1.

20.) «Обращение большевиков к вражеским народам», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

21.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

22.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

23.) Там же.

24.) «Откровенное заявление», The New York Times (1 января 1918 г.): 1.

25.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

26.) Гарольд Уильямс, «Сообщает, что немцы уйдут с Запада», The New York Times (3 января 1918 г.): 1.

27.) Шарлотта Олстон, Величайший враг России? Гарольд Уильямс и русские революции , (Нью-Йорк: Palgrave MacMillan, 2007), 2.

28.) Там же, 1, 128.

29.) Там же, 4, 129.

30.) Гарольд Уильямс, «Шок для германцев», The New York Times (7 января 1918 г.): 1.

31.) Там же, 2.

32.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

33.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 2.

34.) Там же.

35.) Там же.

36.) Военный эксперт, «Обзор военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51.

37.) Военный эксперт, «Обзор военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51 ..

38.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

39.) «Призыв большевиков», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

40.) «Германия отказывается покинуть территорию или перенести мирные переговоры в Стокгольм», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

41.) Военный эксперт, «Отчет военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51.

42.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

43.) Гольдштейн, 50.

44.) Там же, 47.

45.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

46.) «Германия отказывается покинуть территорию», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

47.) Дэвис, 335.


1.) Эрик Гольдштейн, Войны и мирные договоры 1816-1991 гг. , (Нью-Йорк: Рутледж, 1992), 42.

2.) Элмер Дэвис, История New York Times, 1851-1921 , (New York: The New York Times, 1921) 335.

3.) «Союзники могут ответить на мирное предложение германских держав», The New York Times (1 января 1918 г.): 1.

4.) Там же.

5.) «Ожидается откровенное заявление о целях Антанты; Вильсон может это сделать», The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

6.) Артур Рэнсом, «Троцкий не доверяет союзникам», The New York Times (9 января 1918 г.): 1.

7.) Хью Брогнан, Жизнь Артура Рэнсома, , (Лондон: J. Cape, 1984), 120.

8.) Там же.

9.) Там же, 153.

10.) Роланд Чемберс, Последний англичанин: Двойная жизнь Артура Рэнсома (Лондон: Faber & Faber, 2009), 150.

11.) Откровенное заявление… », The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

12.) Откровенное заявление… », The New York Times (2 января 1918 г.): 1.

13.) «Мольба русских солдат», The New York Times (10 января 1918 г.): 1.

14.) Джон М. Томпсон, Революционная Россия, 1917, , (Long Grove: Waveland Press, Inc., 1997), 9.

15.) Там же.

16.) Там же, 123.

17.) Томпсон , Революционная Россия, 1917 , 124.

18.) Там же, 125.

19.) «Призыв русских солдат», The New York Times (10 января 1918 г.): 1.

20.) «Обращение большевиков к вражеским народам», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

21.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

22.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

23.) Там же.

24.) «Откровенное заявление», The New York Times (1 января 1918 г.): 1.

25.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

26.) Гарольд Уильямс, «Сообщает, что немцы уйдут с Запада», The New York Times (3 января 1918 г.): 1.

27.) Шарлотта Олстон, Величайший враг России? Гарольд Уильямс и русские революции , (Нью-Йорк: Palgrave MacMillan, 2007), 2.

28.) Там же, 1, 128.

29.) Там же, 4, 129.

30.) Гарольд Уильямс, «Шок для германцев», The New York Times (7 января 1918 г.): 1.

31.) Там же, 2.

32.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

33.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 2.

34.) Там же.

35.) Там же.

36.) Военный эксперт, «Обзор военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51.

37.) Военный эксперт, «Обзор военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51 ..

38.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

39.) «Призыв большевиков», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

40.) «Германия отказывается покинуть территорию или перенести мирные переговоры в Стокгольм», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

41.) Военный эксперт, «Отчет военного критика», The New York Times (6 января 1918 г.): 51.

42.) «Германцы отказываются от общих условий мира», The New York Times (12 января 1918 г.): 1.

43.) Гольдштейн, 50.

44.) Там же, 47.

45.) «Призыв большевиков», The New York Times (4 января 1918 г.): 1.

46.) «Германия отказывается покинуть территорию», The New York Times (5 января 1918 г.): 1.

47.) Дэвис, 335.


Ленин и первые коммунистические революции, V

Первая коммунистическая диктатура

Спросим человека, как вы относитесь к вопросу о революции? Вы за это или против? Если он против, мы его поддержим у стены.


В.И. Ленин

Ленин обещал «Мир, землю и хлеб». После нескольких фальстартов большевики успешно заключили сепаратный мир с немцами, знаменитый Брест-Литовский мирный договор. Ратифицирован в марте 1918 г., Ленин. уступила немцам Прибалтику, восточную Польшу и Украину. Это привело к сдаче более 25% населения России. Это устранило внешнюю угрозу большевистскому режиму; а с Ленина ожидали революцию в Европе и в любом случае планировали сломать договор после консолидации его режима, в его претензиях было много смысла что «получить перемирие теперь означает покорить весь мир .» Союзники Ленина левые эсеры так резко возражали против Брест-Литовска, что они покинул коалиционное правительство; но к этому моменту они изжили в любом случае полезность. На VII съезде партии большевики тоже изменили свое официальное название на Коммунистическая партия России, и это было как «Коммунисты», чтобы мир отныне знал их и их единомышленников вокруг света.

(Во время переговоров британские, французские и американские войска оккупировали несколько российских портов, но следует отметить, что в какой-то степени союзники были приглашены большевиками с целью усиления своих переговорная позиция против немцев.Союзники, слепые к долгосрочному угроза, которую представлял Ленин, была почти полностью сосредоточена на том, чтобы заставить Ленина обратно в войну против немцев. кликните сюда для просмотра специального экспоната о вторжении союзников в Россию. Гражданская война.)

Ленину тоже было довольно легко отдать землю крестьянам. Они захватывал и делил большие поместья почти год назад Ленин юридически признал этот свершившийся факт. Что крестьяне не сделали понять, было то, что как Ленин планировал распорядиться Брест-Литовском в при первой возможности, он также планировал национализировать крестьянскую землю, как как только ему это сошло с рук.

Последнее обещание Ленина о хлебе было труднее всего выполнить. Временный Правительство, чуть более грамотное в экономике, чем Ленин, навязывало потолок цен на продукты питания, в результате чего любой «буржуазный» экономист мог бы сказал им, что в городах острая нехватка еды. Возможно, это больно Временное правительство настолько же, насколько и его отказ подписать сепаратный мир с немцами; за потолок цены рассердили обоих крестьян, заставили продать свое зерно за гроши, а рабочие, не имея возможности добыть пропитание ни в какой цена.Ленин лишь усилил жестокость принуждения к контроль цен на продукты питания; а не голодать в городах, большая часть городского населения вернулась на свои семейные фермы в стране. (В конце концов, даже этот отчаянный шаг не спасет многих из них от голода).

Драконовское введение контроля над ценами было лишь одним из множества задачи, возложенные на костяк нового режима Ленина: тайную полицию, или ЧК во главе с Феликсом Дзержинским. Его ядром был головорез Троцкого. отряд от Петроградского Совета, который практически сразу стал официальным орган власти после переворота.Скорость его роста была фантастической: «Царская тайная полиция, Охрана, насчитывала 15 000 человек, что сделало ее безусловно, самый большой корпус такого типа в старом мире. Напротив, ЧК за три года после своего создания насчитывала 250 000 человек. штатные агенты ». (Пол Джонсон, Modern Times, ). обширный: теперь были только ЧК судья, присяжные и палач, но он не признал никаких законов, которыми руководствовались бы его действия, только «диктат революционная совесть ». Методы ее были дикими: расстрел, концентрационные лагеря и принудительный труд были его тремя основными орудиями.И его потенциальные жертвы, «враги народа», которым было поручено выследить, было бесчисленное множество. Как пояснил высокопоставленный чекист Лацис:

Чрезвычайная комиссия не является ни следственным органом, ни трибунал. Это орган борьбы, действующий в тылу гражданского общества. война … Мы не ведем войну против людей. Мы истребление буржуазии как класса.

Или, как выразился другой высокопоставленный большевик Зиновьев: «Мы должны продолжать у нас 90 миллионов из 100 миллионов жителей Советской России.В остальном нам нечего им сказать. Они должны быть уничтожены «. Как замечает Пол Джонсон:» Не существует существенной моральной разница между классовой войной и расовой войной, между уничтожением класс и уничтожение расы. Таким образом, современная практика геноцида была родился. «( Modern Times )

Вскоре Россия узнала, что работа ЧК так и не была завершена. Цензура была быстро навязали, и ЧК должна была конфисковать литературу диссидентов: «17 ноября ВЦИК. издал указ о передаче большевикам контроля над всей газетной и широкой газетной бумагой. право закрывать газеты, критикующие режим… »(Леонард Шапиро, КПСС ). Рабочие реформировали независимые советы; в ЧК их разогнала. Независимые газеты критиковали правительство Ленина; ЧК закрывала их, пока контролируемая большевиками газета Правда а Известия имели монополию на поставку новостей. Как отмечает Шапиро, «Отказ соглашаться с социалистами и рассредоточение Учредительное собрание привело к логическому результату, что революционный террор теперь будет направлена ​​не только против традиционных врагов, таких как буржуазия или правые противники, но против кого бы то ни было, будь то социалист, рабочий или крестьянин, выступавший против власти большевиков.» ( Коммунистическая партия Советского Союза )

ВЧК скоро обратились к «захвату заложников»; т. е. арестовывать людей, которые, как они предполагали, антибольшевистские настроения и расстреливать их, если их требования не выполняются или их указы не подчинялись. Например, правительство Ленина может постановить, что крестьяне в определенном регионе должны доставлять еду или лес правительство; если бы требования правительства не были выполнены, они бы стреляли некоторые заложники. Ленин сам приказал…

[D] назначить в каждом районе (назначить, не захватывать) заложников, поименно, из среды кулаков, богачей и эксплуататоров, которых вы обвиняете ответственность за сбор и доставку на назначенные станции или пунктов сбора зерна и для передачи властям всех излишки зерна без исключения.

Заложники несут ответственность за свои точные и оперативные действия. оплата вклада. (цитируется по: Ричард Пайпс, The Russian Революция

Мы знаем рабский труд; мы знаем крепостной труд.Мы знаем обязательное, регламентированный труд средневековых гильдий, мы знали наемных наемный труд, который буржуазия называет «бесплатным». Сейчас мы продвигаемся к виду труда, социально регулируемому на основе экономических план, обязательный для всей страны … Это фундамент социализма.


Лев Троцкий, 3-я профсоюзная конференция
В то время как изначально ЧК в основном занималась подавлением прямых политические угрозы режиму, вскоре он начал отчаянную попытку навязать Непродуманная экономическая политика Ленина в отношении страны.Максимальные цены были в сочетании с неограниченным инфляционным финансированием типографии. Бизнесы и банки были хаотично национализированы. Декретами наложено «всеобщее трудовое обязательство «, которое требовало от всех, кто в настоящее время не работает, сообщать в правительство для получения рабочего задания. И как русский правительства до этого, навязанный Лениным призыв для поднятия армий — эта мера особенно возмущала крестьян, считавших, что ленинская режим положил конец их страданиям во время войны.

Преемник Ленина, Иосиф Сталин, поднял коммунистическую тиранию на новую высоту. Но Сталин не развратил благородное дело большого любителя человеческая свобода. Коммунизм с самого начала означал тиранию, а Ленин и Троцкий был авангардом этой тирании. Всякий раз, когда остались моральные сомнения Рукой своих последователей Ленин призывал их отбросить «буржуазную мораль» в стороне. Как заключил великий историк демократического социализма Карл Ландауэр, «Эта тоталитарная форма правления развивалась долго и Ленин не дожил до ее завершения, но он был ее автором.» ( Европейский социализм: история идей и движений )

Мирных договоров, положивших конец Первой мировой войне

Дата выдачи:

Воюющие стороны в Первой мировой войне подписали не менее 16 мирных договоров в конце разрушительного конфликта, самым важным из которых был Версальский договор 1919 года, в котором победившие союзники заставили Германию принять на себя ответственность.

Вот основные аккорды.

— Брест-Литовск: 3 марта 1918 г. —

Первый мирный договор конфликта, он был заключен между Россией — которая встала на сторону союзников — и Германией и другими членами ее коалиции центральных держав.

Записанный в оккупированном немцами городе Брест-Литовск, нынешний Брест в Беларуси, он последовал за перемирием в декабре 1917 года, которого добивалась подавленная Россия сразу после марксистской революции в октябре 1917 года.

Условия были суровыми: Россия уступила Германии значительную часть своей западной территории в странах Балтии, Финляндии и Польше и более 30 процентов своего населения.

— Версаль: 28 июня 1919 г. —

Подписано в Зеркальном зале Версальского дворца под Парижем ровно через пять лет после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда, которое спровоцировало войну. война.

Среди условий Германии было приказано выплатить серьезный военный ущерб, что стало источником глубокого национального негодования, подпитывающего нацистскую пропаганду и рассматриваемого как основная причина Второй мировой войны.

Германия была разделена коридором Данциг, который изолировал восточную Пруссию от остальной части страны. Берлин потерял 15 процентов своей территории и 10 процентов населения.

Регионы Эльзас и Лотарингия были возвращены Франции, а регион Саар в Германии был передан под международный мандат на 15 лет.

Договор так и не был ратифицирован Сенатом США.

— Сен-Жермен-ан-Ле: 10 сентября 1919 г. —

Этот договор установил мир между союзниками и победил Австрию, а также освятил разделение Австро-Венгерской империи на несколько небольших государств, что стало источником многих будущих напряжений. .

Подписанный в замке Сен-Жермен-ан-Ле под Парижем, он признал создание Чехословакии и слияние южных славянских государств, которые должны были стать Югославией.

Румыния расширилась, включив Трансильванию и Бессарабию, а Польше были предоставлены земли, оккупированные Австрией и Германией.

Остались отдельные Австрия с 6,5 миллионами жителей и Венгрия с восемью миллионами.

— Нейи: 27 ноября 1919 г. —

Союзные державы подписали этот договор с Болгарией, которая объединила свои силы с Германией в 1915 году, в парижском пригороде Нейи.

В результате София уступила земли вновь образованной Югославии, Румынии и Греции, оставив Болгарию без прямого выхода к Эгейскому морю.

— Трианон: 4 июня 1920 г. —

Трианонский договор был заключен в Версале между союзниками и Венгрией, которая потеряла две трети земель, которые она контролировала как часть Австро-Венгерской империи.

Это означало, что три миллиона этнических венгров оказались живущими за пределами своей страны, большинство из них — в Румынии.

— Два с Турцией —

Договоры, подписанные с Турцией, привели к распаду некогда могущественной Османской империи и определили большую часть границ современной Турции.

Первый был подписан в Севре, Франция, 10 августа 1920 года. Его условия привели к войне за независимость Турции и конфликту с Грецией и были заменены Лозаннским договором от 24 июля 1923 года, положившим конец конфликту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.