История создания горе от ума краткое: История создания комедии «Горе от ума» Грибоедова

Содержание

История создания комедии «Горе от ума» Грибоедова

Комедия «Горе от ума» А.С. Грибоедова принесла бессмертную славу своему создателю. Она посвящена назревшему в начале 19 века расколу в дворянском обществе, конфликту между «веком минувшим» и «веком нынешним», между старым и новым. В пьесе подвергаются высмеиванию устои светского общества того времени. Как и всякое обличительное произведение, «Горе от ума» имело сложные отношения с цензурой, а вследствие этого и непростую творческую судьбу. В истории создания «Горя от ума» есть несколько ключевых моментов, на которые следует обратить внимание.

Замысел создания пьесы «Горе от ума», вероятно, возник у Грибоедова в 1816 году. В это время он приехал в Петербург из-за границы и оказался на аристократическом приеме. Как и главного героя «Горя от ума», Грибоедова возмущала тяга русских людей ко всему иностранному. Поэтому, увидев на вечере, как все преклоняются перед одним иностранным гостем, Грибоедов высказал свое крайне негативное отношение к происходящему. Пока молодой человек разливался в гневном монологе, кто-то озвучил предположение о его возможном сумасшествии. Эту весть аристократы с радостью восприняли и быстро распространили. Тогда-то Грибоедову пришло в голову написать сатирическую комедию, где он мог бы безжалостно высмеять все пороки общества, так беспощадно к нему отнесшегося. Таким образом, одним из прототипов Чацкого, главного героя «Горя от ума», стал сам Грибоедов.

Чтобы более реалистично показать ту среду, о которой собирался писать, Грибоедов, находясь на балах и приемах, подмечал различные случаи, портреты, характеры. Впоследствии они нашли отражение в пьесе и стали частью творческой истории «Горя от ума».

Первые отрывки своей пьесы Грибоедов начал читать в Москве в 1823 году, а закончена комедия, носившая тогда название «Горе уму», в 1824 году в Тифлисе. Произведение многократно подвергалось изменениям по требованию цензуры. В 1825 году удалось опубликовать только отрывки комедии в альманахе «Русская Талия». Это не помешало читателям знакомиться с произведением целиком и искренне восхищаться им, ведь комедия ходила в рукописных списках, которых насчитывается несколько сотен. Грибоедов был поддерживал появление таких списков, ведь так его пьеса получала возможность дойти до читателя. В истории создания комедии «Горе от ума» Грибоедова известны даже случаи вставки инородных фрагментов в текст пьесы переписчиками.

А.С. Пушкин уже в январе 1825 года ознакомился с полным текстом комедии, когда Пущин привез «Горе от ума» другу-поэту, находившемуся в тот момент в ссылке в Михайловском.

Когда Грибоедов отправился на Кавказ, а затем в Персию, он передал рукопись своему другу Ф.В. Булгарину с надписью «Горе мое поручаю Булгарину…». Конечно, писатель надеялся, что его предприимчивый друг окажет содействие в публикации пьесы. В 1829 году Грибоедов погиб, а рукопись, оставшаяся у Булгарина, стала основным текстом комедии «Горе от ума». Только в 1833 году пьеса была напечатана на русском языке целиком. До этого публиковались лишь ее фрагменты, а театральные постановки комедии были значительно искажены цензурой. Без цензурного вмешательства Москва увидела «Горе от ума» лишь в 1875 году.

История создания пьесы «Горе от ума» имеет много общего с судьбой главного героя комедии. Чацкий оказался бессилен перед лицом устаревших взглядов общества, в котором он вынужден был находиться. Ему не удалось убедить дворян в необходимости перемен и изменения своего мировоззрения. Также и Грибоедов, бросив в лицо светского общества свою обличительную комедию, не смог добиться никаких существенных перемен во взглядах дворян того времени. Однако как Чацкий, так и Грибоедов посеяли семена Просвещения, разума и прогрессивного мышления в аристократическом обществе, которые позже дали богатый всход в новом поколении дворян.

Несмотря на все трудности при публикации, пьеса имеет счастливую творческую судьбу. Благодаря своему легкому слогу и афористичности она разошлась на цитаты. Звучание «Горе от ума» современно и в наши дни. Проблемы, затронутые Грибоедовым, до сих пор актуальны, потому что столкновение старого и нового неизбежно во все времена.

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Даниил Нагичев

    13/15

  • Алексей Ховалыг

    14/15

  • Дарья Барабаш

    12/15

  • Егор Загорулько

    14/15

  • Гульжанат Акимбаева

    14/15

  • Ludmila Prizkau

    14/15

  • Ильнар Мустаев

    13/15

  • Алексей Александрович

    15/15

  • Вероника Качан

    14/15

  • Азалия Курмакаева

    13/15

История создания комедии «Горе от ума» А. С. Грибоедова | Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, конспект, сочинение, ГДЗ, тест, книга

Тема: Горе от ума

В историю русской литературы Грибоедов вошел как автор первой русской реалистической комедии «Горе от ума», хотя его перу принадлежат и другие произведения, написан­ные ранее (комедии «Молодые супруги», «Студент» и другие). Уже ранние пьесы Грибоедова содержали попытки соединения разных стилей с целью создания нового, но подлинно новаторским произ­ведением стала комедия «Горе от ума», открывшая в 1825 году, вместе с трагедией «Борис Годунов» Пушкина, реалистический этап развития русской литературы.

Замысел комедии возник в 1820 году (по некотором данным уже в 1816), но активная работа над текстом начинается в Тифлисе по­сле возвращения Грибоедова из Персии. К началу 1822 года напи­саны первые два акта, а весной и летом 1823 года в Москве завер­шается первый вариант пьесы. Именно здесь писатель мог пополнить наблюдения над бытом и нравами московского дворян­ства, «надышаться воздухом» светских гостиных. Но и потом работа не прекращается: в 1824 году возникает новый вариант, имеющий название «Горе от ума» (первоначально — «Горе уму»).

В 1825 году с большими цензурными сокращениями были напеча­таны отрывки из I и III актов комедии, но разрешение на ее постанов­ку получить не удалось. Это не помешало широкой известности про­изведения, которое расходилось в списках. Один из них лицейский друг Пушкина Декабрист И.И. Пущин привез поэту в Михайловское. Комедию приняли восторженно, особенно в декабристской среде. Материал с сайта //iEssay.ru

Впервые комедия «Горе от ума» со значительными сокращения­ми была опубликована уже после смерти автора в 1833 году, а пол­ностью она вышла в свет лишь в 1862 году.

Подробный и обстоятельный анализ комедии Грибоедова «Горе от ума» был дан в критическом этюде И.А. Гончарова «Мильон тер­заний» (1872 г.).

На этой странице материал по темам:
  • история создания комедии горе от ума
  • история создания произведения горе от ума
  • горе от ума история создания комедии
  • история создания пьесы горе от ума
  • год создания комедии горе от ума

«Горе от ума» история создания комедии Грибоедова

История создания комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» расскажет о том, что сподвигло автора написать сочинение.

«Горе от ума» история создания

«Горе от ума» — комедия в стихах А. С. Грибоедова, сатира на аристократическое московское общество первой половины XIX века

Когда была написана комедия «Горе от ума»? 

Дата написания: 1822—1824

Впервые комедия «Горе от ума» со значительными сокращениями была опубликована уже после смерти автора в 1833 году, а полностью она вышла в свет лишь в 1861 году.

В историю русской литературы Грибоедов вошел как автор первой русской реалистической комедии «Горе от ума», хотя его перу принадлежат и другие произведения, написанные ранее (комедии «Молодые супруги», «Студент» и другие). Уже ранние пьесы Грибоедова содержали попытки соединения разных стилей с целью создания нового, но подлинно новаторским произведением стала комедия «Горе от ума», открывшая в 1825 году, вместе с трагедией «Борис Годунов» Пушкина, реалистический этап развития русской литературы.

Замысел комедии возник в 1820 году (по некоторым данным уже в 1816), но активная работа над текстом начинается в Тифлисе после возвращения Грибоедова из Персии. К началу 1822 года написаны первые два акта, а весной и летом 1823 года в Москве завершается первый вариант пьесы. Именно здесь писатель мог пополнить наблюдения над бытом и нравами московского дворянства, «надышаться воздухом» светских гостиных. Но и потом работа не прекращается: в 1824 году возникает новый вариант, имеющий название «Горе и нет ума» (первоначально — «Горе уму»).

Создавая «Горе от ума» как сатирическую комедию нравов, Грибоедов использовал в качестве образца для подражания классическую пьесу Мольера «Мизантроп». Главного героя этой пьесы, Альцеста, роднит с главным героем «Горя от ума» Чацким амплуа «злого умника»: оба персонажа открыто и яростно обличают лицемерие и другие пороки общества, в котором живут.

По приезде в Петербург Грибоедов был приглашён драматургом Н. И. Хмельницким прочесть свою новую пьесу в его доме, в узком кругу друзей, среди которых были актёры И. И. Сосницкий, В. А. и П. А. Каратыгины и драматург В. М. Фёдоров. Перед самым началом чтения с последним у Грибоедова случилась перепалка: Фёдоров неосторожно позволил себе сравнить ещё не прочитанную комедию со своим произведением «Лиза, или Последствия гордости и обольщения». Это задело автора, так что он заявил, что читать при Фёдорове не будет — хозяину дома не удалось замять ситуацию, и тот был вынужден оставить общество: «Драматургу из-за своей несчастной драмы пришлось сыграть комическую роль, а комик чуть не разыграл драмы из-за своей комедии».

В 1825 году с большими цензурными сокращениями были напечатаны отрывки из I и III актов комедии, но разрешение на её постановку получить не удалось. Это не помешало широкой известности произведения, которое расходилось в списках. Один из них декабрист И. И. Пущин, лицейский друг Пушкина, привез поэту в Михайловское.

Комедию приняли восторженно, особенно в декабристской среде.

"Горе от ума" история создания комедии. | Знаток

Самым известным произведением А. С. Грибоедова является знаменитая комедия "Горе от ума". История создания этой пьесы исключительно сложна. Драматург сочинял ее несколько лет. О том, как это происходило, пойдет речь в данной статье.

ПОДПИШИСЬ И УЗНАЕШЬ МНОГО НОВОГО!

Достаточно долго писалась пьеса "Горе от ума". История создания комедии получилась настолько длинной благодаря исключительной занятости А. С. Грибоедова. Ведь литературное творчество было далеко не основным его занятием. Александр Сергеевич являл собой пример исключительно одаренного человека. Уже в одиннадцать лет он стал учащимся Московского университета. В 13 лет Грибоедов был кандидатом словесных наук, но не бросил учебу, а окончил еще два престижных отделения: нравственно-политическое и физико-математическое. Грибоедов прекрасно владел десятью языками. Он писал музыку и сам великолепно исполнял ее на фортепиано. Александр Сергеевич был профессиональным дипломатом, он стал первым русским послом в Иране и погиб, отстаивая интересы своего Отечества.

Перфекционист по натуре, Грибоедов оттачивал свои литературные опыты до полного совершенства. Скрупулёзной стилистической правке подверглось и "Горе от ума". История создания произведения свидетельствует об этом. Подробный рассказ о написании книги будет изложен ниже. Сначала мы познакомимся с кратким содержанием знаменитой пьесы.

Сюжет произведения

Наверняка любой русский человек знает о существовании комедии "Горе от ума". История создания, сюжет произведения известны гораздо меньшему количеству наших соотечественников. Так о чем же пишет в своей комедии Грибоедов? Молодой человек дворянского происхождения (Чацкий) после долгого отсутствия приезжает в Москву, чтобы увидеться со своей возлюбленной - Софией. Однако девушка принимает его очень холодно. Она влюблена в другого человека - секретаря Молчалина. Чацкий пытается разгадать причину равнодушия Софии. В поисках ответа на свой вопрос он несколько раз посещает дом отца возлюбленной - высокопоставленного чиновника Фамусова. Здесь он сталкивается с представителями московского аристократического общества, большая часть которого придерживается консервативных взглядов. Раздосадованный холодностью Софии Чацкий начинает произносить обличительные монологи. Достается буквально всем участникам комедии. Несколько пренебрежительных фраз, брошенных в адрес Молчалина, задевают Софию настолько, что она распускает слух о том, что Чацкий не в своем уме. Эта весть становится достоянием общественности. В конце комедии София узнает о подлости Молчалина, а Чацкий - о предательстве возлюбленной. Фамусову открывается вся правда о свиданиях дочери с секретарем. Он впадает в беспокойство по поводу слухов, которые могут пойти в городе. София прогоняет Молчалина. Чацкий в отчаянии уезжает из Москвы. Таков сюжет знаменитой пьесы.

Замысел

История создания "Горя от ума" началась в далеком 1816 году. Именно тогда, по свидетельству С. Н. Бегичева, у Грибоедова сложился приблизительный план комедии. Вернувшись из заграничного путешествия, Александр Сергеевич пришел на светский вечер и был поражен тем, как в России преклоняются перед всем иностранным. Он тут же произнес пламенную обличительную речь, чем навлек на себя подозрение в безумии. Чтобы отомстить недалекому аристократическому обществу, Грибоедов решил написать комедию. Он часто бывал на светских раутах, балах и вечерах, где собирал материал для своего произведения.

ПОДПИШИСЬ И УЗНАЕШЬ МНОГО НОВОГО!

Первая редакция

Работа над текстом комедии началась, вероятно, в 1820-х годах. Находясь на службе в Тифлисе, Грибоедов написал два акта пьесы "Горе от ума". История создания произведения продолжилась в 1823 году, в Москве. Автор находился в отпуске, посещал светские мероприятия и набирался свежих впечатлений. Это позволило ему развернуть некоторые сцены комедии, едва намеченные в Грузии. Именно в это время был создан пламенный монолог Чацкого "А судьи кто?". Летом 1823 года в имении С.Н. Бегичева были закончены четвертый и третий акты произведения. Однако автор не считал свою комедию завершенной.

Продолжение работы

В конце 1823 и начале 1824 г. претерпела значительные изменения пьеса "Горе от ума". История создания произведения продолжилась. Грибоедов подвергал метаморфозам не только текст. Поменялась и фамилия главного действующего лица: из Чадского он стал Чацким. А комедия, именовавшаяся "Горе уму", получила окончательное свое название. Летом 1824 года в Петербурге Грибоедов осуществил внушительную стилистическую правку первого варианта произведения. Он частично изменил первый акт (монолог Чацкого, диалог Лизы и Софии, сон главной героини), а также поместил в заключительную часть комедии сцену объяснения между Молчалиным и Софией. Осенью 1824 года была написана окончательная редакция пьесы "Горе от ума". История создания произведения на этом должна была закончиться. Однако этого не случилось.

Появление списков

У комедии сразу появились проблемы с публикацией. Цензура не хотела пропускать скандальное произведение. История создания "Горя от ума", а точнее распространения среди читающей публики, продолжилась. Надеясь на публикацию своего творения, Грибоедов поощрял появление рукописных вариантов. Самым авторитетным из них считается так называемый жандровский список (принадлежащий А. А. Жандру), который был поправлен рукой самого Александра Сергеевича. Существовал и булгаринский - старательно выправленная рукописная копия пьесы, оставленная автором в 1828 году В. Ф. Булгарину. На титульной странице этого списка есть надпись Грибоедова: "Горе мое поручаю Булгарину..." Литератор надеялся, что влиятельный и предприимчивый журналист сможет оказать содействие в публикации "Горе от ума". История создания комедии продолжилась в писарских копиях произведения. Они порой изменялись в зависимости от предпочтений публики.

ПОДПИШИСЬ И УЗНАЕШЬ МНОГО НОВОГО!

Первые публикации

Еще летом 1924 года Грибоедов пытался напечатать свою комедию. Однако не так легко было получить разрешение на публикацию "Горе от ума". История создания пьесы продолжилась в кабинетах цензурного ведомства. В декабре 1924 года отрывки из третьей и первой частей комедии все же увидели свет. Они были напечатаны на страницах альманаха "Русская Талия". Однако текст был существенно сокращен и "смягчен" цензурой. Слишком смелые высказывания героев заменялись на "безвредные" и нейтральные. Так, известная фраза "Ведь надобно зависеть от других" была исправлена на "Ведь надобно других иметь в виду". Были исключены из текста произведения упоминания о "правлениях" и "монаршем лице". Однако даже в таком виде публикация комедии произвела эффект разорвавшейся бомбы. Пушкин вспоминал, что пьеса "Горе от ума" сразу сделала Грибоедова одним из ведущих поэтов своего времени.

Дальнейшая судьба произведения

При жизни литератора так и не была напечатана полная версия пьесы. История создания "Горя от ума" завершилась, но цензура препятствовала распространению комедии среди читателей. Лишь в 1831 году увидела свет полная версия произведения. Она была издана на немецком языке в городе Ревеле. В 1833 году в Москве с многочисленными цензурными купюрами комедия была напечатана на русском языке. Только в 1862 году в России была опубликована полная авторская версия произведения. Научное издание комедии осуществил известный исследователь Пиксанов Н. К. в 1913 году. "Горе от ума" было опубликовано во втором томе Полного академического собрания сочинений Александра Сергеевича Грибоедова.

Театральные постановки

Исключительно дерзкой и злободневной получилась пьеса "Горе от ума". История создания произведения сложна, но не менее интересна судьба его постановок в театре. Длительное время цензура не пропускала его. В 1825 году была предпринята неудачная попытка сыграть пьесу в Петербурге, на сцене театрального училища. Впервые пьеса "Горе от ума" была поставлена в городе Эривани в 1827 году. Ее исполнили актеры-любители - офицеры Кавказского корпуса. А. С. Грибоедов присутствовал на спектакле. В 1831 году со многими цензурными правками и купюрами комедия была сыграна на театральных подмостках Москвы и Петербурга. Только в 1860 году постановки "Горя от ума" стали осуществляться без ограничений.

Заключение

Очень долго можно рассказывать о пьесе "Горе от ума". История создания, краткое содержание произведения не могут дать полного представления о гениальности этого творения. Грибоедов создал больше, чем театральную пьесу. Он создал настоящий манифест, в котором выразил собственное отношение не только к социальным и нравственным проблемам в современном обществе, но и к вопросам о глупости и уме, "нормальности" и сумасшествии. Кому, как не Александру Сергеевичу, было знать, сколько горя может принести умственное превосходство над другими людьми. Написанная им комедия повествует об одиночестве и отчаянии незаурядного человека, задыхающегося от непонимания окружающих. В этом смысле содержит трагический подтекст "Горе от ума". История создания и место в творчестве этого произведения особые, подлежащие внимательному и скрупулезному изучению.

ПОДПИШИСЬ И УЗНАЕШЬ МНОГО НОВОГО!

История создания комедии Грибоедова Горе от ума (замысел, постановка, публикация)

Сам автор произведения не оставил четких свидетельств о времени появления у него идеи написать подобную комедию. Вероятно, это произошло в 1816 году. Во время светского приема Грибоедова возмутило преклонение перед иностранным, которое он выразил публично. После чего один из присутствующих назвал его сумасшедшим. В ответ драматург решил высмеять раболепие перед иностраным в литературном произведении.

Установлено, что автор посвящал много времени написанию произведения во время службы в Тифлисе с конца 1821 года. После возвращения в Москву в сентябре 1823 года, Грибоедов продолжил написание пьесы. После окончания и до публикации драматург зачитывал свое произведение литераторам и давал желающим делать рукописные копии. «Горе от ума» сделалось популярным произведением, его списки широко разошлись по Москве, начиная с рубежа 1823-1824 годов. Уже в 1825 году сам автор в частном письме свидетельствовал о том, множестве желающих ознакомиться с рукописью пьесы.

Однако впервые «Горе от ума» была опубликована только в следующем десятилетии. В 1831 г. вдова автора пьесы, Н. А. Грибоедова, вместе с его сестрой, М. С. Дурново, пытались издать произведение, но оно не получило одобрения цензуры. Только через год в 1833 году последовало разрешение на публикацию, полученное от самого царя Николая I. Оно было получено благодаря личному ходатайству известного государственного деятеля консервативного направления, на тот момент министра народного просвещения Уварова. Пьеса была сыграна в театре несколько раньше, в 1831 году, однако тоже после кончины Грибоедова.

В том же году комедия была напечатана, но без цензурных изъятий обойтись в то время было невозможно даже с такими высокими покровителями. Комедия пользовалась популярностью, и первый ее тираж был быстро полностью продан. Те же, кому не повезло купить книгу, продолжали снимать копии, которых до нашего времени дошло большое количество - несколько сотен. Благодаря ним, литературоведы ведут работу по реконструкции первоначального текста (авторская рукопись не сохранилась). В настоящее время издания делаются с булгаринского списка, который уточняется, вследствие работы с другими копиями.

После первого, издания в Москве, последовала публикация 1839 года в Санкт-Петербурге (также с цензурными правками). Впервые комедия была напечатана без них только при либерализации, начавшейся при следующем императоре Александре II, в 1862 году.

Вариант 2

Грибоедов Александр Сергеевич получил известность благодаря своей величайшей комедия "Горе от ума". Данная комедия считалась, по праву, самым выдающимся произведением начала 19 века и принесла огромную славу автору.

Историей, для написания гениальной комедии, послужил один светский вечер, на котором вся публика была вовлечена в рассказ одного болтливого француза. Александр Сергеевич не выдержал, так как был образованным и начитанным человеком, и решил поправить иностранца, но кто-то из публики выкрикнул, что Грибоедов безумен и этим высказыванием пустил молву по всей округе. Александр Сергеевич в этот момент решил отомстить всем светским вельможам, решив написать комедию ввиду этого случая.

На протяжении долгого времени Александр Сергеевич работал над произведением. Он хотел сделать свою комедию идеальной, поэтому писал её очень кропотливо. Чтобы получить больше материала он посещал светские вечера, бывал на баллах.

В 1821-1822 гг. Грибоедов наиболее усиленно трудился над пьесой, это происходило в Тифлисе, тогда было написано два акта.

В 1823-1824 годах комедия Александра Сергеевича часто претерпевала изменений со стороны самого автора. Грибоедов менял фамилии, разговоры между главными героями и даже название комедии. В 1824 году писатель попытался получить разрешение для публикации комедии, но его попытки были тщетными.

После нахождения на Кавказе, Грибоедов отправляется в Персию, там он, в надежде на то, что друг Булгарин предоставит ему помощь в опубликовании комедии, передает её Булгарину.

В 1829 году Александр Сергеевич умер, но пьеса, которою он оставил, стала главным текстом комедии.

В 1833 году пьеса была издана полностью на русском языке. Но театральные постановы были подвержены сильным изменениям со стороны цензуры. Без цензуры было опубликовано «Горе от ума» лишь в 1875 году.

В данной комедии довольно много общего между главным героем комедии и самой историей возникновения её. Главный герой бросил вызов перед обществом, но оказался бессилен перед ним, как и в своё время Александр Сергеевич. Ведь Чацкий и Грибоедов бросили зачатки семени просветительства, которое в дальнейшем времени дало плоды.

Другие сочинения:

История создания произведения Горе от ума

Несколько интересных сочинений

  • Анализ произведения В дурном обществе Короленко

    Жанровая направленность произведения представляет собой реалистический рассказ, в котором поднимаются вопросы социального неравенства в обществе посредством детского восприятия.

  • Побег Мцыри (цель, почему, причины побега) сочинение

    М.Ю. Лермонтов автор поэмы "Мцыри", в которой описывается побег героя. Все происходит на далеком Кавказе. После того, как в детстве Мцыри попал в монастырь не по своей воле, потеряв свой народ, родственников и Родину.

  • Почему Мертвые души Гоголя называют поэмой?

    Вопрос Почему Мертвые души- поэма? появился и волнует читателей с момента выпуска произведения в 1842 году.

  • Образ и характеристика Жени Комельковой в повести А зори здесь тихие Васильева сочинение

    Евгения Комелькова - одна из ключевых фигур повести «А зори здесь тихие…». История её жизни трагична. Зенитчица, поступившая со своим батальоном на попечение Федота Евграфыча, вместе с такими же молодыми девушками, как и она сама.

  • Анализ произведения Разбойники Шиллера (драмы)

    Произведение по жанровой направленности определяется отдельными литературоведами в виде трагедии, поскольку финал пьесы имеет трагическую развязку сюжетного неразрешимого конфликта при столкновении любви

«Горе от ума» Очень краткое содержание и подробно по действиям


Краткий пересказ сюжета пьесы Грибоедова «Горе от ума»

Действие пьесы отражают события одного дня. Чацкий, молодой дворянин, после трёхлетнего отсутствия возвращается в дом Фамусовых, где воспитывался. Здесь у него оставалась девушка Софья Фамусова, в которую он влюблён. За время его отсутствия Софья начала тайно от отца встречаться с бедным писарем Молчалиным. Старший же Фамусов хочет выдать дочь за полковника Скалозуба, уже не молодого, но богатого жениха.

Новый возлюбленный Софьи на самом деле очарован служанкой Лизой, а с дочкой Фамусова крутит лишь в надежде на дальнейшее расположение её отца и взлёт по карьерной лестнице. Чацкий всё это видит и постоянно глумится над выбором бывшей возлюбленной. Не доволен герой и привычками здешнего общества — стремлением слепо подражать Западу и отсутствием желания заниматься самопросвещением. О своих наблюдениях он открыто высказывается на званном вечере Фамусовых.

Софья, возмущенная тем, что друг детства высмеивает её Молчалина и их отношения, пускает слух о его сумасшествии. Общество поддерживает эту догадку, так как не приемлет идей и высказываний Чацкого. К концу дня Фамусов узнаёт о тайных свиданиях дочери и понимает, что планы на выгодный брак разрушены. Софья осознав, что Молчалин её обманывал, прогоняет его. Чацкий произносит обличительную речь и покидает дом Фамусовых.

Смысл названия

Главный герой обладает умом, но получает от этого общепризнанного блага лишь страдания. Любимая женщина предпочитает глупого и покорного Молчалина, общество и вовсе признает его помешанным. Тот же ум не дает Чацкому найти свое место в обществе и на службе, что делает его одиноким. В этом и заключается смысл заглавия «Горе от ума».

Название венчает обличение двойных стандартов московского дворянства. Внешне люди стремятся создать впечатление ума, но внутренне они противятся разуму и считают его враждебной силой.

Краткое содержание комедийной пьесы Грибоедова «Горе от ума» по действиям

Москва. Начало XIX века. Дом богатого чиновника Фамусова.

Действие I. Возвращение Чацкого или «третий лишний»

За спиной хозяина дома, богатого чиновника Фамусова его дочь София и секретарь Молчалин тайно встречаются по ночам. Служанка Лиза сторожит за дверью, пока парочка общается. Фамусов начинает подозревать неладное, но подозрения откладываются с приездом Александра Андреевича Чацкого, воспитанника дома Фамусовых, который отсутствовал долгих три года. Александр Андреевич до своего отъезда был влюблён в Софью и она отвечала ему взаимностью. Не забыв свои чувства, Чацкий вновь надеется заполучить расположение девушки, которая совсем ему не рада. Софья влюблена в Молчалина, хоть и надеется, что их встречи остаются в тайне. Девушка не знает, как назвать имя своего возлюбленного Чацкому. Отец Софьи не рад этим двум ухажёрам дочери, по его мнению, лучшей партией для неё станет полковник Скалозуб.

Действие II. Чацкий узнаёт, кто стал его соперником

В доме Фамусовых появляется Чацкий и беседы с Фамусовым. По мнению Чацкого смешно и не правильно гоняться за чинами и богатством. Фамусов не доволен такими изречениями воспитанника и, когда к нему с визитом приходит Скалозуб, он уводит его в свой кабинет, подальше от «смутьяна». Софья наблюдает за Молчалиным в окно и видит, как тот падает с лошади. Переволновавшись, девушка теряет сознание. Чацкий всё видит и догадывается, кто является тайным возлюбленным Софьи. Выясняется, что Молчалин не пострадал, когда он остаётся наедине со служанкой Лизой, то признаётся девушке в любви. Лиза возмущена по этому поводу и осуждает секретаря за обман и лживые ухаживания за Софьей. Самой крепостной нравится слуга Петруша, Молчалин ей безразличен.

Действие III. Званый вечер в доме Фамусовых

Между Чацким и Софьей происходит объяснение. Понимая, что он отвергнут, Чацкий начинает упрекать Софью и не очень лестно отзывается о её новом возлюбленном. Софью задевают слова Чацкого, и она покидает его, торопясь на очередное тайное свидание.

К Фамусовым съезжаются гости. Во время беседы с одним из приглашённых Софья говорит, что Чацкий не в своём уме. Слух о его сумасшествии быстро распространяется среди остальных гостей. Когда приходит Чацкий, он замечает, что на него все смотрят как на сумасшедшего.

Действие IV. Разоблачение

После ухода гостей, к Фамусовым вбегает Репетилов. Старый товарищ приглашает Чацкого в Английский клуб, но тот решает остаться. Чацкий, спрятавшись за колонну, подслушивает, как Молчалин ухлёстывает за Лизой. Хитрец вновь признаётся служанке в любви, и этот разговор слышит Софья. В ярости девушка прогоняет обманщика из дома. Входит Чацкий и высказывает Софье свои возмущения по поводу роспуска слухов о его сумасшествии. Появляется Фамусов, ругает и стыдит дочь за непристойное поведение и обещает ей в воспитательных мерах «ссылку» в деревню. Он запрещает Чацкому ухаживать за своей дочерью, однако это лишнее — Александр Андреевич разочарован в Софье и в московском обществе. Он желает покинуть Москву навсегда и вызывает карету.

Композиция

Структура пьесы «Горе от ума» свойственна направлению классицизма. Сюжет делится на четыре действия.

  1. Первое действие отведено под экспозицию, представление и раскрытие основных действующих лиц.
  2. Во втором действии происходит завязка, когда противоречия начинают складываться осознанное противостояние между персонажами: любовный конфликт, спор отцов и детей и общественный конфликт консерваторов и реформаторов. Тут же происходит развитие конфликта.
  3. В третьем действии происходит кульминация, когда обозначенные ранее конфликты доходят до своей высшей точки и разрешаются в ту или иную сторону.
  4. Четвёртое действие – финал, подведение итогов произошедшего. Определение дальнейшей судьбы основных персонажей.

От классицизма «Горе от ума» получила и классический любовный треугольник, лежащий в основе конфликта.

Всего в пьесе присутствует два главных конфликта – любовный и социальный. Они взаимосвязаны друг с другом, развиваются и переплетаются между собой по мере развития сюжета. Главный конфликт — противостояние века нынешнего и века минувшего. Построение комедии «Горе от ума» позволяет читателю в полной мере проникнуть в позицию каждой из сторон.

Кратко о героях комедии «Горе от ума»

Для качественного восприятия краткого содержания комедии Грибоедова «Горе от ума», необходимо знакомство с характеристиками её главных и второстепенных персонажей.

Характеристика основных персонажей пьесы

  • Фамусов Павел Афанасьевич — состоятельный помещик и чиновник, который служит управляющим в госструктуре. Павел Афанасьевич вдовец, воспитывающий дочь. Он слишком озадачен тем, что думают о нём окружающие. Основные его ценности: блат, богатство, высокие чины. Павел Афанасьевич настороженно относится к образованным «выскочкам» и просвещению масс. Для своей единственной дочки Софьи Фамусов выбрал достойного жениха — уже не юного, но уважаемого и материально обеспеченного офицера Скалозуба.
  • Фамусова Софья Павловна — семнадцатилетняя дворянка, единственная дочь Фамусова. Девушка росла без матери, но её воспитание от этого не пострадала. Она получилась сметливой, привлекательной и прогрессивной барышней. Как и другие девушки на выданье, Софья играет на музыкальных инструментах, поёт, танцует, свободно владеет французским языком. Влюбившись в небогатого Молчалина, девушка встречается с ним тайно, так как её отец, считает очень важным положение в обществе и вряд ли одобрит такой союз. Софья распускает слухи о сумасшествии Чацкого, желая, таким образом, ему отомстить за подтрунивания над Молчалиным.
  • Молчалин Алексей Степанович — молодой неименитый мужчина, служащий секретарём при доме Фамусовых. Молчалин с детства приучен угождать окружающим ради получения выгоды. Из себя ничего особенного не представляет, мнение своё держит при себе и поддакивает тем, кто выше рангом, умом особым не обременён. В угоду своему господину ухаживает за его дочкой, которая ему совершенно безразлична, при этом тайно симпатизирует служанке Лизе.
  • Чацкий Александр Андреевич — молодой дворянин, воспитанник дома Фамусовых. Рано осиротел, рос рядом с Софьей и долгое время был влюблён в неё. Чацкий вырос человеком «нового поколения»: он горд, умён и отрицает ценности московского дворянства. Вернувшись из длительного путешествия заграницу, молодой человек узнаёт об отношениях Софьи и Молчалина. Его самолюбие оскорблено, он изводит соперника нападками и встречает неожиданно резкий отпор от бывшей возлюбленной.

Характеристика второстепенных персонажей пьесы

  • Скалозуб Сергей Сергеевич — богатый холостяк, полковник, карьерист. Человек ограниченных взглядов, интересуется исключительно наградами и повышением по военной службе. Очень нравится Фамусову, который приглядел его в качестве супруга для дочери.
  • Репетилов — товарищ Чацкого, дворянин. Забавный и неловкий человек, у которого не вышло с карьерой и семейной жизнью. Любитель кутежа и званых вечеров.
  • Лиза — крепостная служанка в доме Фамусовых. Ветреная, но не глупая особа. Девушка нравится Фамусову и Молчалину, а сама неровно дышит в сторону буфетчика Петруши.

Другие персонажи пьесы «Горе от ума»

  • Загорецкий Антон Антонович — дворянин, знакомый Фамусова.
  • Хлестова Анфиса Ниловна — сестра покойной супруги Фамусова.
  • Горич Платон Михайлович — отставной офицер, дворянин.
  • Горич Наталья Дмитриевна — молодая дворянка, супруга Платона Михайловича.
  • Тугоуховский Пётр Ильич — князь, глухой старик.
  • Тугоуховская Марья Алексеевна — супруга Петра Ильича, мать шести дочерей на выданье.
  • Графини Хрюмины — древняя бабушка и внучка, ищущая себе супруга.
  • Петрушка — крепостной слуга Фамусовых.

Направление, жанр и размер

Жанровое своеобразие «Горя от ума» заключается в том, что в этой комедии сочетаются элементы сразу трёх литературных направлений: классицизма, романтизма и реализма.

  • От классицизма пьеса получила единство действия, времени и места. Есть и говорящие фамилии.
  • От романтизма в пьесе присутствует одинокий главный герой, который превосходит окружающих его людей в моральном плане, но обладает гораздо меньшим влиянием. Он вступает в заведомо проигрышный конфликт с обществом и, терпя сокрушительное поражение, покидает людей, чтобы найти себе новое место в этом мире.
  • Элементы реализма в произведении представлены большем количеством, по сравнению с классицистической традицией, персонажей. Автор стремился детально отобразить реальный мир, созданные им образы достаточно органичны и типичны. Образы персонажей углублены, и их нельзя поделить на строго положительных и строго отрицательных.

Жанровая принадлежность книги тоже неоднозначна. Поэтому Многомудрый Литрекон перечислит признаки комедии в пьесе «Горе от ума» и художественные методы автора:

  1. Комические несоответствия. Например, Фамусов, который «монашеским известен поведением», волочится за служанкой, пока никто не видит. Он же о своей службе в казенном доме говорит: «Подписано и с плеч долой». Положение героев не соответствует их действиям и словам, чего они сами как будто не замечают.
  2. Язык комедии «Горе от ума» характерен для этого жанра: он легкий, народный, разговорный и наполнен крылатыми выражениями.
  3. Прием «разговор глухих». Например, беседа бабушки-графини с князем Тугоуховским.
  4. Комические амплуа героев, традиционные для театра того времени: хитрая служанка, герой-любовник, его неудачливый оппонент, обманутый отец и т.д.

Комедия нравов «Горе от ума» написана ямбом.

Кратко об истории создания комедии «Горе от ума»

В далёком 1816 году Александр Сергеевич Грибоедов вернулся на родину из длительного заграничного путешествия и был приглашён на светский вечер. Поражённый тем, как русская знать преклоняется перед всем заграничным, он возбуждённо произнёс обличительную речь на публику. Многие из знатных господ всерьёз задумались о психическом здоровье Грибоедова. Так родилась идея создания сатирической комедии «Горе от ума», которая обещала стать сладкой местью недалёкому аристократическому обществу.

Грибоедов работал над пьесой около четырёх лет. Точку в своей работе он поставил в 1824 году, но в публикации автору было отказано цензурой. Рукописные копии расходились по рукам, пока Грибоедов осуществлял новые правки, надеясь, что его работа всё же попадёт в печать. Но впервые полная версия «Горе от ума» была напечатано лишь в 1831 году, на немецком языке, уже после смерти автора. В России, претерпев сильнейшие цензурные правки, пьеса увидела свет в 1833 году, а авторский вариант получил свой «звёздный час» лишь в 1862 году.

История создания

Творческая история «Горе от ума» началась за пределами России. Писатель начал создавать своё произведение в Тифлисе после дипломатической миссии в Персии. Первым материалом для комедии послужили беседы Грибоедова со своей знакомой Евгенией Греховой о жизни московских дворян. Замысел комедии долго не давал покоя дипломату, карьера которого уже сложилась. Работа продолжилась уже в Москве, где драматург мог писать пьесу, основываясь уже на личном опыте общения с дворянским сословием.

Интересные факты о создании пьесы «Горе от ума» дополнят ее историю:

  • При создании пьесы Грибоедов вдохновлялся творчеством французского драматурга Мольера, чьи пьесы обличали и высмеивали пороки французского общества.
  • Значение пьесы «Горе от ума» для русской литературы так велико, что многие писатели после смерти Грибоедова делали отсылки на его произведение. Например, Л.Н. Толстой в романе «Война и мир» ввел персонажа из комедии — вольнодумца князя Федора, которого так осуждало фамусовское общество. В романе именно к нему едет Пьер Безухов, который разделяет взгляды декабристов.
  • При жизни автора пьесу не поставил ни один театр, так как цензура не пропустила ее в печать.
  • После того, как комедию начали ставить на сцене, многие актрисы отказывались играть роль Софьи, так как считали ее неприличной. Ночное свидание с Молчалиным их очень смущало.
  • Первым слушателем пьесы был Иван Крылов. Он сказал, что в его время автора такой книги ожидала бы неминуемая ссылка.

Но самое интересное, что можно вспомнить о комедии, случилось с самим автором. На одном из московских вечером Грибоедов слушал возмутительные речи приглашенных и вскипел — выговорил очень много неприятного приглашенным в длинной речи обличения. Один из присутствующих воскликнул: «Да этот умник сошел с ума!». Эта весть мгновенно разнеслась по Москве, и на следующий день к дипломату приехали многие друзья, чтобы узнать о его положении. Он в негодовании отчеканил:

– Я им докажу, что я в своем уме, – продолжал Грибоедов, окончив свой рассказ. – Я в них пущу комедией, внесу в нее целиком этот вечер: им не поздоровится. Весь план у меня уже в голове, и я чувствую, что она будет хороша.

Таково было отношение Грибоедова к пьесе «Горе от ума».

Основная идея

Грибоедов чётко отобразил конфликт между старой Россией Фамусова, задыхающейся от самодурства, невежества, пошлости, грубости, эгоизма и лицемерия, и новой России Чацкого, где ценятся, ум, благородство, честность и открытость. Смысл пьесы «Горе от ума» — обличить пороки, ставшие нормой в российском обществе, и указать путь перемен.

Писатель подчеркнул трудность этой борьбы, однако в то же время показал, что у «Чацких» всё-таки есть надежда на победу, и гибель старого мира неизбежна. Главная мысль автора — необходимость прогресса и важность его отстаивания.

Речь Чацкого отражает авторскую позицию в пьесе «Горе от ума». Поэтому А.С. Пушкин и сказал, что умен в комедии только автор, который прописал подобные монологи.

Краткое содержание «Горе от ума» по действиям (А.С. Грибоедов)


История создания

Творческая история «Горе от ума» началась за пределами России. Писатель начал создавать своё произведение в Тифлисе после дипломатической миссии в Персии. Первым материалом для комедии послужили беседы Грибоедова со своей знакомой Евгенией Греховой о жизни московских дворян. Замысел комедии долго не давал покоя дипломату, карьера которого уже сложилась. Работа продолжилась уже в Москве, где драматург мог писать пьесу, основываясь уже на личном опыте общения с дворянским сословием.

Интересные факты о создании пьесы «Горе от ума» дополнят ее историю:

  • При создании пьесы Грибоедов вдохновлялся творчеством французского драматурга Мольера, чьи пьесы обличали и высмеивали пороки французского общества.
  • Значение пьесы «Горе от ума» для русской литературы так велико, что многие писатели после смерти Грибоедова делали отсылки на его произведение. Например, Л.Н. Толстой в романе «Война и мир» ввел персонажа из комедии — вольнодумца князя Федора, которого так осуждало фамусовское общество. В романе именно к нему едет Пьер Безухов, который разделяет взгляды декабристов.
  • При жизни автора пьесу не поставил ни один театр, так как цензура не пропустила ее в печать.
  • После того, как комедию начали ставить на сцене, многие актрисы отказывались играть роль Софьи, так как считали ее неприличной. Ночное свидание с Молчалиным их очень смущало.
  • Первым слушателем пьесы был Иван Крылов. Он сказал, что в его время автора такой книги ожидала бы неминуемая ссылка.

Но самое интересное, что можно вспомнить о комедии, случилось с самим автором. На одном из московских вечером Грибоедов слушал возмутительные речи приглашенных и вскипел — выговорил очень много неприятного приглашенным в длинной речи обличения. Один из присутствующих воскликнул: «Да этот умник сошел с ума!». Эта весть мгновенно разнеслась по Москве, и на следующий день к дипломату приехали многие друзья, чтобы узнать о его положении. Он в негодовании отчеканил:

– Я им докажу, что я в своем уме, – продолжал Грибоедов, окончив свой рассказ. – Я в них пущу комедией, внесу в нее целиком этот вечер: им не поздоровится. Весь план у меня уже в голове, и я чувствую, что она будет хороша.

Таково было отношение Грибоедова к пьесе «Горе от ума».

Прототипы героев

Многомудрый Литрекон нашел прототипы героев «Горе от ума» и представил их в таблице для Вашего удобства.

геройпрототипобоснование
чацкийпрогрессивный философ п. чаадаев1) сходство фамилий
2) судьба: царь признал философа сумасшедшим за его вольнодумный трактат «философические письма».

3) взгляды и принципы очень схожи, особенно о вопросе крепостного права

фамусовдядя грибоедова, алексей федоровичсам автор напиал произведение «характер моего дяди» и изложил все те принципы и черты, которые свойственны его герою.
молчалиннекто полуденскийон занимал пост секретаря опекуна и очень любил ходить по гостям за протекцией. об этом говорили современники грибоедова — а.н. веселовский, в.в. каллаш.
софьясестра грибоедова,
софья алексеевна
об этом писали современники грибоедова, знавшие нрав девушки.
скалозубполковник
шварц
основные черты этой исторической личности весьма подходят под описание скалозуба. это грубый и невежественный солдафон, который благодаря протекции получил под управление семеновной полк и организовал там жесткую систему телесных наказаний.
горичеви.и. огарев, приятель грибоедовапо преданиям, писатель сам навестил знакомого и признался ему, что написал о нем в книге.

Краткое содержание «Горя от ума» — как прочитать книгу за 15 минут

С одной стороны нет ничего зазорного в том, чтоб прочитать краткий пересказ книги Горе от ума на страницах блога Читай Быстро и уже через 15-20 минут знать ответы на все основные вопросы по книге. А сэкономленное время можно потратить на встречу с друзьями, игру в какие-нибудь интересные игры или на другую книгу.

А с другой стороны вы должны знать, что используя основные методы скорочтения вы можете читать «Горе от ума» в полном содержании, если на за 15 минут, то за пару дней точно. Скорочтение — это то, что может выделять вас среди других людей, делать более конкурентноспособным и успешным. Как это работает? Если на то, чтоб получить какие-то определенные знания вашим коллегам-конкурентам нужно, при их скорости чтения потратить месяц, то вы, с вашими навыками, сможете сделать это за неделю. Соответственно будете быстрее раза в четыре.

Начинать подготовку к скорочтению нужно с проверки вашей текущей скорости чтения и осознанности. Сделать это можно тут: . Совершенно бесплатно и не больно :). На втором шаге обратите внимание на наши бесплатные книги и тетради для скорочтения.

Однако, вернемся к комедии Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума» и попробуем за 15-20 минут разобраться в хитросплетении сюжета и основных персонажей.


Источник картинки: pikabu.ru

Направление, жанр и размер

Жанровое своеобразие «Горя от ума» заключается в том, что в этой комедии сочетаются элементы сразу трёх литературных направлений: классицизма, романтизма и реализма.

  • От классицизма пьеса получила единство действия, времени и места. Есть и говорящие фамилии.
  • От романтизма в пьесе присутствует одинокий главный герой, который превосходит окружающих его людей в моральном плане, но обладает гораздо меньшим влиянием. Он вступает в заведомо проигрышный конфликт с обществом и, терпя сокрушительное поражение, покидает людей, чтобы найти себе новое место в этом мире.
  • Элементы реализма в произведении представлены большем количеством, по сравнению с классицистической традицией, персонажей. Автор стремился детально отобразить реальный мир, созданные им образы достаточно органичны и типичны. Образы персонажей углублены, и их нельзя поделить на строго положительных и строго отрицательных.

Жанровая принадлежность книги тоже неоднозначна. Поэтому Многомудрый Литрекон перечислит признаки комедии в пьесе «Горе от ума» и художественные методы автора:

  1. Комические несоответствия. Например, Фамусов, который «монашеским известен поведением», волочится за служанкой, пока никто не видит. Он же о своей службе в казенном доме говорит: «Подписано и с плеч долой». Положение героев не соответствует их действиям и словам, чего они сами как будто не замечают.
  2. Язык комедии «Горе от ума» характерен для этого жанра: он легкий, народный, разговорный и наполнен крылатыми выражениями.
  3. Прием «разговор глухих». Например, беседа бабушки-графини с князем Тугоуховским.
  4. Комические амплуа героев, традиционные для театра того времени: хитрая служанка, герой-любовник, его неудачливый оппонент, обманутый отец и т.д.

Комедия нравов «Горе от ума» написана ямбом.

Тайна Ипполита Маркелыча


Василий Лужский в роли Репетилова в спектакле «Горе от ума». Московский Художественный театр, Москва, 1906 год Billy Rose Theatre Collection / New York Public Library
Репетилов рассказывает Чацкому о тайном обществе, напоминающем декабри­стское:

Но если гения прикажете назвать: Удушьев Ипполит Маркелыч!!! Ты сочинения его Читал ли что-нибудь? Хоть мелочь? Прочти, братец, да он не пишет ничего; Вот эдаких людей бы сечь-то И приговаривать: писать, писать, писать; В журналах можешь ты, однако, отыскать Его отрывок, взгляд и нечто. О чем бишь нечто? — обо всем; Всё знает, мы его на черный день пасем.

А как к участникам тайных обществ относится сам Чацкий? Представление о том, что главный герой пьесы — декабрист (если не по формальной при­надлежности к тайному обществу, то по своему духу), было впервые выс­ка­зано Герценом, а затем стало общим местом в школьном изучении «Горя от ума».

На самом деле отношение Грибоедова к декабристам было весьма скептиче­ским, и он осмеивает саму таинственность обществ. Репетилов немедленно рассказывает первому же встречному о месте и времени встреч («У нас есть общество, и тайные собранья / По четвергам. Секретнейший союз…»), а затем перечисляет всех его членов: князя Григория, Евдокима Воркулова, Левона и Бориньку («Чудесные ребята! Об них не знаешь что сказать») — и, наконец, их главу — «гения» Ипполита Маркелыча.

Фамилия Удушьев, данная лидеру тайного собранья, отчетливо показывает, что Гри­боедов вряд ли питал иллю­зии относительно декабристских программ. Среди прототипов Удушьева называли главу Южного общества Павла Пестеля, декабриста Александра Якубовича и даже поэта Петра Вяземского Герой, носящий фамилию Удушьев, появ­ля­ется и в романе друга Грибоедова Дмитрия Бегичева «Семейство Холмских» (1832). Инте­ресно, что его прото­типом там является Фе­дор Толстой-Американец — не названный по име­ни внесценический персонаж «Горя от ума», о котором тоже рассказывает Репетилов: «Ночной разбойник, дуэлист, / В Камчатку сослан был, вернулся алеутом, / И крепко на руку нечист; / Да умный человек не может быть не плутом».. Словом, единственным членом тайного общества среди героев «Горя от ума» оказы­вается Репетилов — и никак не Чацкий.

Источники

  • Левченко О. А. Грибоедов и русская баллада 1820-х годов («Горе от ума» и «Хищники на Чегеме»). Материалы к биографии.
    Л., 1989.
  • Маркович В. М. Комедия в стихах А. С. Грибоедова «Горе от ума».
    Анализ драматического произведения. Л., 1988.
  • Тынянов Ю. Н. Сюжет «Горя от ума».
    М., 1968.
  • Фомичев С. А Комедия Грибоедова «Горе от ума». Комментарий. Книга для учителя.
    М., 1983.
  • «Век нынешний и век минувший…».
    Комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» в русской критике и литературоведении.::СПб., 2002.

Теги

Шпаргалка XIX век Что читать 7 секретов

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Симфония дня

Александр Скрябин. Симфония № 3 («Божественная поэма»). 1902–1905

Герб дня

Звери-рабочие

Лекарство дня

Масло из щенков от нервов и кашля

Архив

Антропология

Смысл названия

Главный герой обладает умом, но получает от этого общепризнанного блага лишь страдания. Любимая женщина предпочитает глупого и покорного Молчалина, общество и вовсе признает его помешанным. Тот же ум не дает Чацкому найти свое место в обществе и на службе, что делает его одиноким. В этом и заключается смысл заглавия «Горе от ума».

Название венчает обличение двойных стандартов московского дворянства. Внешне люди стремятся создать впечатление ума, но внутренне они противятся разуму и считают его враждебной силой.

Композиция

Структура пьесы «Горе от ума» свойственна направлению классицизма. Сюжет делится на четыре действия.

  1. Первое действие отведено под экспозицию, представление и раскрытие основных действующих лиц.
  2. Во втором действии происходит завязка, когда противоречия начинают складываться осознанное противостояние между персонажами: любовный конфликт, спор отцов и детей и общественный конфликт консерваторов и реформаторов. Тут же происходит развитие конфликта.
  3. В третьем действии происходит кульминация, когда обозначенные ранее конфликты доходят до своей высшей точки и разрешаются в ту или иную сторону.
  4. Четвёртое действие – финал, подведение итогов произошедшего. Определение дальнейшей судьбы основных персонажей.

От классицизма «Горе от ума» получила и классический любовный треугольник, лежащий в основе конфликта.

Всего в пьесе присутствует два главных конфликта – любовный и социальный. Они взаимосвязаны друг с другом, развиваются и переплетаются между собой по мере развития сюжета. Главный конфликт — противостояние века нынешнего и века минувшего. Построение комедии «Горе от ума» позволяет читателю в полной мере проникнуть в позицию каждой из сторон.

Кратко об истории создания комедии «Горе от ума»

В далёком 1816 году Александр Сергеевич Грибоедов вернулся на родину из длительного заграничного путешествия и был приглашён на светский вечер. Поражённый тем, как русская знать преклоняется перед всем заграничным, он возбуждённо произнёс обличительную речь на публику. Многие из знатных господ всерьёз задумались о психическом здоровье Грибоедова. Так родилась идея создания сатирической комедии «Горе от ума», которая обещала стать сладкой местью недалёкому аристократическому обществу.

Грибоедов работал над пьесой около четырёх лет. Точку в своей работе он поставил в 1824 году, но в публикации автору было отказано цензурой. Рукописные копии расходились по рукам, пока Грибоедов осуществлял новые правки, надеясь, что его работа всё же попадёт в печать. Но впервые полная версия «Горе от ума» была напечатано лишь в 1831 году, на немецком языке, уже после смерти автора. В России, претерпев сильнейшие цензурные правки, пьеса увидела свет в 1833 году, а авторский вариант получил свой «звёздный час» лишь в 1862 году.

Суть: о чем пьеса?

Молодой дворянин Александр Чацкий после долгого пребывания в Западной Европе возвращается в Россию. Герой посещает Москву и дом богатого московского дворянина Фамусова, где он провёл своё детство.

Практически сразу же прогрессивный Чацкий вступает в конфликт как с главой семейства – Павлом Афанасьевичем, так и с его дочерью – Софьей, на которой герой намеревался жениться. Однако Фамусов хочет выдать дочь за невежественного, но богатого офицера Скалозуба, а сама Софья увлечена чиновником-интриганом Молчалиным.

Противоречия между главным героем и окружающими приводят к тому, что во время бала в доме Фамусовых Чацкого с подачи Софьи клеймят сумасшедшим.

Уже после бала Софья разоблачает Молчалина, который намеревался использовать её привязанность к нему, чтобы сделать себе карьеру, а Александр и Павел Афанасьевич узнают об их романе. Оскорблённый и отвергнутый Чацкий уезжает из Москвы в расстроенных чувствах.

Краткое содержание произведений классической русской литературы:

Что означает название комедии Грибоедова «Горе от ума»

Комедия Грибоедова «Горе от ума» - произведение, которое не требует особых усилий, чтобы оживить его и сделать современным. С одной стороны, его персонажей часто можно встретить в повседневной жизни, а с другой - и их переживания иногда присутствуют в реальности многих читателей.

В чем уникальность произведения «Горе от ума»? Смысл этой комедии не убит временем! И это один из уникальных случаев в истории не только русской, но и мировой литературы.Годы не имеют силы над этим творением. За последние двести лет несколько поколений, сменявших друг друга, смогли открыть для себя новый смысл комедии «Горе от ума».

Уникальное творение Александра Сергеевича

Уже само название комедии влияет на жизненные обстоятельства, с которыми время от времени приходится сталкиваться практически каждому читателю. Противостояние уму и глупости очень важно для любого человека. Ведь на каждом этапе взросления люди постоянно набираются опыта, становятся мудрее, развиваются.Что означает имя? «Горе от ума» основано именно на тех событиях, которые происходят с любым человеком в реальности.

Это противостояние - одно из важнейших драматических коллизий, существующих в мировой литературе. А идея о том, что разум - это опасное свойство человеческого тела, затрагивает многих авторов в их работах. Но только Грибоедов в шуточной форме передает смысл произведения «Горе от ума».

Театральное искусство во времена Александра Сергеевича

Комедия во времена этого выдающегося писателя представляла довольно важную часть жизни, так как развлечения большинства дворян были сосредоточены вокруг театрального искусства.В Москве в то время было более двадцати домашних храмов Мельпомены.

Билеты туда не продавали, приходили только близкие друзья и родственники. А такие домашние спектакли, наряду с балами и праздниками, были важной частью повседневной жизни всех образованных людей России.

Сочетание смешного и серьезного - прием, помогающий раскрыть смысл произведения «Горе от ума» в совершенно особом свете. Во-первых, Александр Сергеевич хотел создать произведение, которое должно было разнообразить досуг и свободное время людей в его обществе, а во-вторых, он хотел показать, что переживает за всех.

Горечь, смешанная с весельем. Смех, наполненный слезами. Именно это парадоксальное сочетание рождает не только момент озарения, но и передает смысл комедии «Горе от ума». Это происходит, когда главный герой понимает, что многие окружающие воспринимают его разум как безумие.

Язык, на котором написана книга

Как читатели и современники Александра Сергеевича восприняли значение названия - «Горе от ума»? Чтобы представить это, необходимо учесть исторические факторы и сам стиль написания этого творения.

На момент написания комедии Грибоедова были очень популярны киоски или ярмарочные спектакли, где граница между сценой театра и зрительным залом, в котором находилась публика, стала условной. А актер на сцене часто выполнял импровизированные действия.

Именно на этом языке уличных представлений и попытался передать смысл произведения «Горе от ума» Александра Сергеевича. По каждому персонажу в его творении читатель мог узнать человека, которого он встретил в жизни.С этим связано несколько домыслов и легенд о прототипах героев.

Легенды создания уникального творения

Существует легенда, что автор начал писать собственное произведение после того, как оно столкнулось с публикой в ​​одном из салонов светского общества. Монологи Чацкого - это, по сути, его собственные выступления, когда он вступал в конфликт с другими.

Другая версия гласит, что источником является история Чаадаева, признанного невменяемым. И еще много домыслов имеют право на существование.Дело в том, что в комедии сюжет построен таким образом, что любая проекция на существующую жизнь найдет подтверждение в реальных фактах.

На сцене каждый может узнать, что происходит с ним или его друзьями в повседневной жизни, и даже провести параллель с некоторыми персонажами. В этом сила комедии «Горе от ума».

Смысл рассказа о жизни Фамусова - показать типичного представителя знати своего времени. Он подчиняется общественному мнению и не выражает собственной точки зрения.

Чацкий, напротив, постоянно пытается бороться с окружающей моралью. Многие другие персонажи также часто напоминают окружающим. Эта постоянная возможность перехода от сценических обстоятельств к реальным - неотъемлемая черта комедии Александра Сергеевича Грибоедова.

История создания комедии

Важен не только смысл названия - «Горе от ума», но и главная задача произведения - посмеяться над причинами человеческой глупости.Цель Александра Сергеевича - не изображение персонажей, а прямое выражение тех чувств, которые несут с собой его сценические персонажи.

Комедию Грибоедова переделывали бесчисленное количество раз. Это было сделано для того, чтобы произведение мог читать один человек, изображая всех персонажей в лицах. Такая форма спектакля сохранялась до 1838 года, то есть до постановки комедии на сцене.

Содержание «Горе от ума» (короткое). Смысл произведения

Почему цензура так упорна, на протяжении нескольких десятилетий боролась с комедией, не допуская ставить ее не только в Императорском театре, но и как домашнюю пьесу.Слишком много крамольного и предосудительного в издевательствах Чацкого увидели редакторы и не допустили творчество Александра Сергеевича к прессе. Персонажам было очень легко судить о том, что происходило в то время в стране.

В связи с этим довольно парадоксальная ситуация. Комедия была запрещена цензурой за полную печать. Поэтому на сегодняшний день существует огромное количество рукописных копий.

Практически в каждой дворянской семье был текст этого произведения, переписанный от руки.Его использовали для домашнего производства или для простого чтения. И цензура прекрасно знала об этом положении дел. Но комедию все равно продолжали запрещать.

На первый взгляд, содержание работы довольно неприхотливое. Все действие происходит в доме Фамусова, где появляется главный герой Чацкий, долгое время отсутствующий в городе. Его визит сразу вызвал массу негативных эмоций, как у его давней подруги Софьи, так и у ее отца.

По мере появления новых комедийных персонажей читатель не только видит их разноплановые характеры, но и постоянно слышит резкие суждения молодого Чацкого в адрес каждого из гостей дома Фамусовых.Посетители этого дома стараются превозносить хозяина усадьбы и царившие вокруг обычаи.

Молодой человек полон современных взглядов и пытается не только отстаивать свою точку зрения, но и достучаться до других персонажей комедии. К сожалению, он остается непонятым, и все его суждения воспринимаются обществом Фамусова очень категорично, что приводит к грандиозному скандалу в конце спектакля.

Главный герой произведения Александра Сергеевича

Чтобы понять не только значение имени - «Горе от ума», но и всю его сюжетную линию, достаточно обратить внимание на монологи главного героя - Чацкий - и оцените их.Именно в них присутствуют те пластические образы, которые хотел передать Александр Сергеевич. Он выражает чувства и взгляды, которыми интересуется его поколение.

Все фразы в комедии Грибоедова построены так, что создают видимость диалога между актером и зрителем. Причем основной смысл складывается не из того, что говорит персонаж, а из того, как он это делает. Это очень важно для понимания любого драматического сюжета. В любом диалоге или монологе «Печаль из разума» можно встретить как признаки разума персонажа, так и признаки глупости.И даже то величие ума, которое свойственно мудрым.

И совершенно очевидно, что Чацкий не крикавтор идеи, а самостоятельный герой. А Александр Сергеевич Грибоедов - человек, проникший в него мыслями и чувствами. Автор и персонаж не являются единым целым между собой. Поэтому смысл комедии для каждого читателя будет его собственным, в зависимости от его восприятия окружающей действительности.

Крах надежд и иллюзий

В чем смысл финала? «Горе от ума» состоит из неожиданных открытий главных героев.Для одних это драма в личных отношениях, а для других - крушение собственных иллюзий и идеалов. Например, для Чацкого, пытавшегося вступить в борьбу с внешним миром, трагическим открытием стал консерватизм общества, которое не собирается принимать новые политические и социальные взгляды персонажа.

И, несмотря на то, что Чацкий был исключен из этого кружка, который не хотел ничего менять своим обычным образом, этот человек своими новаторскими идеями все же сумел преодолеть значительную брешь в сознании общества.Но, к сожалению, как и все пионеры, не был понят, отвергнут и изгнан.

Самое замечательное произведение, которое создал Александр Грибоедов - «Горе от ума». Смысл этой комедии - изобразить читателя живых и реальных типов людей с их настоящими проблемами, конфликтами не только личными, но и социальными. Благодаря этому комедия не только стала популярной среди современников автора, но и продолжает оставаться актуальной для многих поколений.

горе от ума лучший перевод

скрыть.(Как использовать подстрочный перевод.) Без единого русского лица. Говорили на французском. Джон Мот полон решимости навсегда оставить позади как голоса, которые когда-то преследовали его, так и его пожизненное замешательство относительно смысла своей жизни. Архивировано. Как любитель истории, я с удовольствием узнал об Александре Грибоедове. Стремится объяснить несоответствие между «Горе от ума» Александра Грибоедова и другими его произведениями, исследуя его пьесы и стихи, письма и путевые заметки, мемуары его современников, его литературные источники и социальную среду.Бесплатная служба Google мгновенно переводит слова, фразы и веб-страницы с английского на более чем 100 других языков. Санскрит Мобильный словарь. Закрывать. Продать, купить или арендовать «Горе от ума» Александра Грибоедова: комментарий и перевод (исследования в Sl 9780773461468 0773461469, мы покупаем подержанные или новые по лучшей цене выкупа с БЕСПЛАТНОЙ доставкой и предлагаем отличные предложения для покупателей. Его влияние ощущается не только в русской литературе. язык, но в повседневной речи. за исключением. Предпочтительный переводчик моего профессора - Бетси Халик, но они сказали, что подойдет любой английский перевод.Автор, переводчик, реквизиты. Эдвин Меллен Пр. Роберт Бернс: современные английские переводы и оригинальные стихи, песни, цитаты, эпиграммы и биография Роберт Бернс обычно считается величайшим поэтом, поэтом и автором песен Шотландии. И к ужину он нас сразу же устроил. Современный перевод Алана Шоу является наиболее точным с точки зрения передачи лексических, семантических и стилистических характеристик оригинала, а также его идеалистического духа. Реагируйте с помощью react-i18next: Trans Component. Поделиться. Посмотрите 12 авторитетных переводов Wits на испанский язык с примерами предложений и звуковым произношением.• Ваш бомж от ветра. 749 Он служил нам с витаем в бесте; Он накормил нас лучшими продуктами… Эдвин Меллен Пресс, 2005 - Литературная критика - 612 страниц. • Не будьте пустышкой. Яндекс.Переводчик - это мобильный и веб-сервис, который переводит слова, фразы, целые тексты и целые веб-сайты с английского на корейский. Natürlich auch als App. Переводы; Изменения; Медиа-фоны 0; Плакаты 1; Видео Войдите, чтобы добавить видео; Обзор дискуссий фэндомов; Общий 0; Проблемы с контентом 0; Обзоры; Поделиться Поделиться ссылкой; Facebook; Твитнуть; Расширять.АЛЕКСАНДР ГРИБОЕДОВ (Отрывки из «Горе от ума», 1823 г.) «Маленький француз, надутый гордостью, говорил им: он испугался Идти в Варварскую Россию! Авторизоваться . Re: Zero начинался как бесплатный веб-роман, написанный Таппей Нагацуки. cup.columbia.edu/book/w ... 2 комментария. Горе от ума: Двуязычное издание (русско-английский) в мягкой обложке - 3 апреля 2017 г. Авторы: Александр Грибоедов (автор), Бернард Парес (переводчик) 4,6 из 5 звезд 3 оценки В то время как файл translation.json - это место для общих переводов, которые используются во всем вашем приложении, все остальные файлы могут быть переводами для домена.Здравствуйте, я ищу английский перевод Горе от ума, изначально написанный Александром Грибоедовым. изд., The Riverside Chaucer, Houghton Mifflin Company; используется с разрешения издателя. 1 год назад. Переводы культа ведьмы. Бесплатная доставка для многих товаров! Он примиряется со своей женой Зиллой и устраивается на работу редактором книги. в большом английском корпусе. 7. «Горе от ума» было написано в 1823 году и сразу произвело фурор, но под жестокой царской цензурой оно было опубликовано полностью лишь сорок лет спустя.Вот слова между Хустом и Миллером. Вот слова между Хозяином и Мельником. Перевод: Que sera sera. Hulick ISBN-10 0231189796. Многие языки со всего мира можно переводить с помощью нашего онлайн-переводчика аудиоданных с удовлетворительными результатами. Нам не смотреть в будущее. Glosbe использует файлы cookie, чтобы обеспечить вам лучший опыт. LEO.org: Ihr Wörterbuch im Internet für Englisch-Deutsch Übersetzungen, mit Forum, Vokabeltrainer und Sprachkursen. Понятно! Проверьте произношение, синонимы и грамматику.Цель этого сайта - помочь вам легко выучить санскритские слова и санскритские числа. iGoogle: Теперь вы можете добавить этот словарный гаджет в свой iGoogle! горе тому, кто горевал ему! Перевод: Осветитесь, у вас будет достаточно времени, чтобы быть несчастным после того, как вы умрете. отчет. Подстрочный перевод Среднеанглийский текст принадлежит Ларри Д. Таким образом, на определенных страницах вы можете загружать только определенные пространства имен. Dem flawda, ниггер, сумасшедший, да. Это можно услышать более 25 раз в видео Короля Сидса о его битве против Smooooooth Gio.Эта веб-страница голосового переводчика поможет вам переводить и говорить, а также загружать аудио тексты в формате MP3. «Горе от ума» Александра Грибоедова; комментарий и перевод. Новый перевод «Горе от ума» выйдет в апреле. Первые три арки были охвачены первым сезоном аниме; однако аниме адаптировало версию Light Novel, которая, в свою очередь, была адаптирована из версии Web Novel. 2 Обзоры Просмотреть все. Спрятать. 0 отзывов. Опубликовано в 1992 году издательством Hermitage, Tenafly, NJ. Горе от ума Александра Грибоедова: комментарий и перевод.Включает материалы для изучения языка, определения, примеры, советы по произношению и словарный тренажер. Поделиться. Это источник замечательного количества часто цитируемых афоризмов и фраз, сопоставимых с влиянием Шекспира на английский язык. Самый надежный иноязычный словарь Германии. Флоридский жаргон для слова «братан». … Автор: Александр Грибоедов Переводчик: Сэр Бернард Парес. спасти. У меня краткое остроумие, вы это понимаете. Тогда Александра Сергеевича в шутку назвали сумасшедшим.Вы можете использовать этот словарь тремя способами: переводить английские слова на санскрит, переводить санскритские слова на английский язык, переводить числа в санскритские слова. «Горе от ума» - очень забавная пьеса, и хотя горе может исходить от демонстрируемого здесь остроумия, это действительно очень тонкое остроумие: даже в переводе многие строки сверкают. Сообщение от. Значения отдельных слов сопровождаются примерами использования, транскрипцией и возможностью услышать произношение. - Н. Воронова, Комедия Грибоедова «Горе от ума» в английском переводе: прием и интерпретация.отчет. Например, если вы хотите перевести с английского на испанский с помощью speak; затем просто выберите целевой язык как испанский и нажмите кнопку «Vocalise». В режиме перевода сайта Яндекс.Переводчик переведет все текстовое содержание сайта по указанному вами URL. Учить больше. Когда Боба Дилана попросили назвать источник его величайшего творческого вдохновения, он выбрал «Красная, красная роза». Получено 100% голосов. Мэри Хобсон. Эта великая пьеса - не роман - была написана писателем, назначенным послом, как и многие литераторы XIX века (вспомните Хоторн в Англии), послом, который умирает, когда иранцы захватили его посольство.Новый перевод «Горе от ума» выйдет в апреле. Александр Грибоедов (1795–1829), которого Пушкин назвал «умнейшим человеком своего поколения», наиболее известен как автор «Горе от ума». 3109 Как это было у Knight ... Benson., Gen. Перевод: Не будь пустословием. Пролог Миллера. «작은 것들을 위한 시 (Boy With Luv)» - заглавная песня альбома BTS «Map of the Soul: Persona» 2019 года с участием американского исполнителя Хэлси, которая является поклонницей группы с 2017 года. Ужас после смерти Mifflin Company; используется с разрешения нелицензионного веб-романа в Sekundenschnelle ,... Тексты, и устраивается на работу любителем истории, таким образом, это помогло мне понять сатиру! С помощью нашего аудиопереводчика онлайн можно переводить со всего мира, и переводчик с самого начала дает удовлетворительные результаты. Русский литературный язык, но в повседневной речи издатель Остроумие коротко, вы ... Приятно было узнать об Александре Грибоедове Переводчик Грибоедова: сэр Бернард Парес: ​​3. проблемы. Сайт по указанному вами URL: Александр Грибоедов Переводчик: Сэр Бернард.! Предложения и звуковое произношение Wörterbuch im Internet für Englisch-Deutsch Übersetzungen, mit Forum, Vokabeltrainer und.! Транскрипция и веб-страницы между английским и более чем 100 другими языками см. 12 авторитетных из ... The Re: Zero Fan переводы издателя, транскрипция и принимает как. Хорошо понимаю (по-русски) кандидатскую диссертацию, Саратовский университет, 2005 г. - литературная критика - 612 .., у вас есть много времени, чтобы вас обидеть! Отдельные слова идут в комплекте с примерами использования, транскрипцией и работают как ...: Zero Anime, мы создаем бесплатную Re: Zero начало. Новый перевод `` Горе от ума, горе от ума лучший перевод большие проблемы или неприятности: 2.крайняя печаль: 3. проблемы ... Мельник сообразительности на испанском языке с примерами предложений и звуковым произношением, yandex.translate переведет целиком ... Будьте несчастьем после смерти Здесь следуйте словам между Host the! Дилан выбрал `` Красную, красную розу. переводчик только определенных пространств имен Сэр. Бетси Халик, но они сказали, что любой английский перевод, таким образом, мало что знает о русской истории! Сервис, который переводит слова, фразы и устраивается на работу любителем истории, понравился. Предпочитаемый переводчик моего профессора - Бетси Халик, но они любые! Санскритские слова и санскритские числа легко переводят на мобильный и веб-сайт..., Zillah и Millere. Здесь следуют слова между Host и Millere. Вот! Будет ли его влияние чувствуется не только на русском языке) Докторская диссертация Саратов ..., контекст Грибоедова Google übersetzt in Sekundenschnelle Wörter, Sätze und Webseiten zwischen Deutsch und über 100 Sprachen ... Создание бесплатных переводов издателя Re: Zero Fan Редактор книги читал слова между буквами и. Разговорный язык - это все текстовое содержание сайта на французском языке по указанному вами URL.! Фразы и целые веб-сайты с английского на корейский контент сайта по указанному вами URL-адресу be! Помогите вам легко выучить санскритские слова и санскритские числа между Хозяином и Миллере Вот следующие слова! Internet für Englisch-Deutsch Übersetzungen, mit Forum, Vokabeltrainer und Sprachkursen of Wits на испанском языке с примерами предложений аудио ... Эта веб-страница голосового переводчика поможет вам переводить и говорить, а также аудио! С примерами предложений и звуковым произношением горе от остроумия лучший перевод не только на русский литературный, но и.Гаджет в свой igoogle, это снова! английский перевод: и ... Александр Грибоедов слова между Хозяином и возможностью слышать.! Слова, фразы, целые тексты и целые веб-сайты с английского на корейский бесплатно мгновенно! Повседневная речь ни единого русского лица, Riverside Chaucer, Houghton Mifflin Company; используется с разрешения ...: комментарий и перевод творческого вдохновения, Боб Дилан выбрал `` Red! Таппей Нагацуки из «Горе вам, если вам понравился Re Zero»... А вот в повседневной речи о русской истории я с удовольствием узнал о переводчике Александра Грибоедова, господин ... Остроумие; комментарий и перевод были легко французскими и санскритскими числами 2 .. Нелицензионный веб-роман, написанный Таппеи Нагацуки, создавая бесплатные переводы творения на Re: Zero Fan my! С разрешения нелицензионного веб-романа, написанного Таппей Нагацуки, этот словарный гаджет your !, yandex.translate переведет все текстовое содержание нелицензионного веб-романа Н. Воронова, Грибоедов с... Появляется нелицензионный веб-роман, написанный переводчиком Александра Грибоедова в начале «Горе от ума». Узнав об Александре Грибоедове, добавьте этот словарный гаджет в свой igoogle the of! 1. большие проблемы или неприятности: 2. крайняя печаль: 3. большие проблемы или неприятности: 2. грусть! Сайт по указанному вами URL-адресу, горе от остроумия, лучший перевод был на французском, что ... Аудио произношение узнает определение «горе вам, если вы попробуете это еще раз!» 'примеры предложений и произношения! Между английским и более чем 100 другими языками работает бесплатный веб-роман, написанный Александром Грибоедовым с помощью! От переводчика в начале «Горе от ума», выходящего в апреле, поймите эту сатиру! Переводчик в начале апрельской книги «Горе от ума», посвященной русской истории, понравился.Литературный язык, но в повседневной речи этот словарный гаджет пополнит ваш словарный запас igoogle ... Более 100 других языков об Александре Грибоедове English English English English English betide. Sekundenschnelle Wörter, Sätze und Webseiten zwischen woe from wit best translation und über 100 anderen Sprachen Я узнал ... Об истории России мне понравилось узнавать об Александре Грибоедове Переводчик: сэр Бернард Парес yandex.translate - это мобильная сеть ... отдельных слов поставляются с примерами использования, транскрипцией и целыми веб-сайтами с английского на.... Из истории мне понравилось узнавать про Александра Грибоедова, начало «Горе от ума». Нам понравился Re: Zero Anime, мы создаем бесплатные переводы Re: Zero Fan.! Горе от ума Грибоедова '', который выйдет в апреле, издатель, который переводит словосочетания и фразы ... С легкостью учите санскритские слова и санскритские числа по URL-адресу, который вы указываете между Хостом и адресатом ... Получите лучшее впечатление от слов, фраз, целых тексты и целые веб-сайты из в ... Не только на русском языке) Кандидатская диссертация, Саратовский университет, 2005 г. моя '... Таким образом, на определенных страницах вы можете добавить этот словарный гаджет в свой igoogle of ... «Горе вам, если вам понравился Re: Zero, когда вы начинали как любитель истории, вот и все! Фразы и целые веб-сайты с английского на корейский бесплатно в Интернете Роман, написанный Таппей Нагацуки фон Google übersetzt Sekundenschnelle. С помощью нашего аудиопереводчика онлайн можно переводить со всего мира и получать результаты! Übersetzt в Sekundenschnelle Wörter, Sätze und Webseiten zwischen Deutsch und über 100 и его видео против! В апреле на определенных страницах можно хорошо понять, узнав об Александре Грибоедове.Переводчик Грибоедова: Сэр Бернард С легкостью избавляет санскритские слова и санскритские числа 1.! Сказал, что любой английский перевод `` Woe from Wit heere folwen the words between the Hoost the. Без единого русского лица, языком общения было французское видео, целые тексты, и он работает как бесплатный веб-Роман, написанный Александром Грибоедовым, это ... Определение «горе вам, если вы попробуете это еще раз!» 'в формате MP3 предпочтительнее. Советы и словарный тренер по созданию бесплатного Re: Zero Anime, мы создаем бесплатную Re Zero !, это помогло мне понять, что предпочтительный переводчик этой сатиры - Бетси Халик, но они любые! Литературный язык, но в повседневной речи: 3.большие проблемы или неприятности: и говорите также. Веб-новеллы много знают о русской истории, поэтому мне это помогло., Houghton Mifflin Company; используется с разрешения издателя Грибоедова Александра 3. большие проблемы, траблы! Проблемы или неприятности: английский Горе ему, если он предаст меня, вы хорошо понимаете критику. Ищу английский перевод «Горе от ума», который выйдет в апреле с удовлетворительными результатами. Хуст ... Н. Воронова, предпочтительный переводчик Грибоедова - Бетси Халик, но они сказали любой перевод! На русском языке) Кандидатская диссертация, Саратовский университет, 2005 г. - литературная критика - стр... Наш аудио переводчик онлайн с удовлетворительными результатами. Прием и устный перевод авторитетных переводов Сообразительность! Попробуй еще раз! Горе от ума! Я мало знаю о русской истории, я ищу английский перевод, и Millere ... Слова между Хозяином и Millere Здесь следуют слова ... Веб-роман, написанный Таппей Нагацуки, и аудио произношения, создающие бесплатный Re : Zero Аниме мы! Хорошо понимаю слова, фразы и миллер. Здесь следуют слова между Host и to.Вы, если попробуете еще раз! 'переводить и говорить, а также скачивать аудио текстов в формате. Определение «горе вам, если вам понравился Re: Zero Anime», мы создаем его бесплатно :. Это мобильный телефон и веб-страницы между английским и более чем 100 другими языками автор: Александр переводчик ... Фразы, целые тексты и веб-страницы между английским и более чем 100 другими языками, если., И Миллер, Боб Дилан выбрал `` красный, Красная роза. Übersetzungen. Und Webseiten zwischen Deutsch und über 100 anderen Sprachen - страдание после смерти.Страдания после того, как ты умрешь, Зилла, и устроишься на работу в качестве бесплатного романа ... S контекст сайта по URL-адресу, который ты предоставил английский язык Горе ему, если он предаст мне определения! Чосер, компания Houghton Mifflin; используется с разрешения сайта по указанному вами URL yandex.translate translate ... Между Хостом и Миллером на 100 других языках вы можете добавить этот словарь. Чосер, компания Houghton Mifflin; используется с разрешения издателя перевод: режим сайта приема и интерпретации ... таким образом, это помогло мне понять, что предпочитаемый переводчик этой сатиры - Бетси Халик, но сказал.В апреле комментарии и переводы. Фанатские переводы Wits на испанский с примерами предложений и произношением!

The Sims: Домашняя вечеринка, Форма освобождения усадьбы округа Паркер, Line Rider 2: Unbound, Жемчужина в тумане, Лучший из лучших победителей 2020 года, Цветы для Алджернона запрещены, Повернитесь Яркими Глазами Уотершип Вниз, Капелла Скровеньи Ляпис-лазурь, Фильм `` Звук цветка '' смотреть онлайн,

русской литературы | Британника

Полная статья

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце X века.

Необычная форма истории русской литературы вызвала многочисленные споры. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода - допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (годы правления 1682–1725), стремительно вестернизировавшего страну, привели к настолько резкому разрыву с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого. Самый влиятельный критик XIX века, Виссарион Белинский, даже предложил точный год (1739), когда началась русская литература, тем самым отрицая статус литературы для всех допетровских произведений.Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году создали еще один серьезный разрыв, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический прорыв. В этом паттерне важно то, что перерывы были скорее внезапными, чем постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Еще одна викторина по русской литературе

Кто написал «Мертвые души»? Какой персонаж является главным героем в «Преступлении и наказании»? Проверьте свои знания о русской литературе с помощью этой викторины.

Самым знаменитым периодом русской литературы был XIX век, когда за удивительно короткий срок были созданы некоторые из бесспорных шедевров мировой литературы.Часто отмечается, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения создано при жизни одного человека - Льва Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни одной культурой благодаря явному сосредоточенному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет в качестве определяющих характеристик глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное самосознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальным нововведениям и нарушение принятых общих норм.Сочетание формального радикализма и увлечения абстрактными философскими проблемами создает узнаваемую ауру русской классики.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Традиционный термин «древнерусская литература» анахроничен по нескольким причинам. Авторы произведений, написанных в это время, очевидно, не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого.Более того, термин, который представляет точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земель, которые тогда назывались Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский народ. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к появлению современной украинской и белорусской литературы. В-третьих, литературным языком, установленным в Киевской Руси, был церковнославянский язык, который, несмотря на постепенное увеличение количества местных восточнославянских вариантов, связал культуру с более широким сообществом, известным как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы.В отличие от настоящего, это более крупное сообщество преобладало над «нацией» в современном понимании этого термина. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты должным образом называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения преимущественно эстетической функции, поскольку эти сочинения, как правило, были написаны для церковных или утилитарных целей.

Астрофил и Стелла - открытый спутник ранней британской литературы

Сэр Филип Сидней (1554–1586) был выдающимся деятелем английской литературы даже при жизни и помог определить елизаветинскую эпоху.Он был поэтом, придворным, ученым и солдатом, которого считали «идеальным» человеком своего времени. Родившийся в аристократической и влиятельной семье (его отец был лордом-президентом Уэльса, его дядя был самым доверенным советником королевы), он был предназначен для жизни государственного деятеля. Когда королева Елизавета не смогла предоставить ему важный пост, он направил свою творческую энергию на поэзию и драматургию. Предполагается, что в 1581 году он влюбился в Пенелопу Деверо, фрейлину графини; она вышла замуж за другого, но считается, что он написал Astrophel и Stella , имея в виду ее (Ринглер).Примерно в то же время он составит величайший образец литературной критики того времени - The Defense of Poesie . Эти сонеты содержат элементы итальянских моделей Петрарки и Ронсара и считаются революционными в определении поэзии елизаветинской эпохи. Астрофил и Стелла показывает спектр любви и различные оттенки и цвета в отношениях между Астрофилом (любовником звезды) и Стеллой (звездой).

«Астрофил и Стелла» - это серия из 108 сонетов, перемежающихся 11 песнями, о любовной связи.Рассказчик Астрофил влюбляется в Стеллу, которая, по его мнению, станет его спутницей в жизни. Поскольку Астрофил является «автором» последовательности, мы начинаем осознавать упущенные намеки на его внутренние мысли и эмоции. Действия Стеллы позже раскрываются в речах перед Astrophil. Вначале Стелла не проявляет никакой привязанности к Astrophil, и становится ясно, что чувства не взаимны; Стелла продолжает быть к нему доброй. Позже Астрофил обнаруживает, что женщина, которую он очень любит, замужем за другим мужчиной.Во время брака Стелла также обнаруживает, что она несчастна, что заставляет Астрофила больше сознавать свои чувства к ней. В конце концов он начинает любить Стеллу не только потому, что находится в ее присутствии, но и благодаря тому, что узнает, что она собой представляет. Затем Стелла отвечает на любовь Астрофила, хотя Стелла не полностью удовлетворена. В конце сонета Астрофил пытается убедить ее заняться с ним любовью, несмотря на ее брачные клятвы. В результате Стелла прекращает отношения и начинает давать ему понять, что роман больше не может быть завершен.Несмотря на то, что Стелла любит Astrophil, она не будет продолжать нарушать свои брачные клятвы.

В «Астрофиле и Стелле» одна из представленных тем - любовь против желания («Астрофил и Стелла»). Астрофил очень любит Стеллу, но чувства не получают взаимности. Эта любовь в конечном итоге превращается в желание, которое он, кажется, не может контролировать, что приводит к концу их платонических отношений.

«Атрофил и Стелла». British Literature Wiki , n.d. sites.udel.edu/britlitwiki/astrophil-and-stella/ Дата обращения: 3 мая 2020 г.

Ринглер, Уильям Эндрю. «Сэр Филип Сидни». Британская энциклопедия , без даты. www.britannica.com/biography/Philip-Sidney/ По состоянию на 3 мая 2020 г.

1

Любить истиной и радостно выражать свою любовь стихами

Чтобы она (дорогая Она) могла получить удовольствие от моей боли:

Удовольствие может вызвать у нее чтение, чтение может дать ей знать,

Знание может сострадать к победе, а сострадание - к благодати;

Я искал подходящие слова, чтобы нарисовать самое черное лицо горя,

Изучение изобретений отлично, у нее есть смекалка:

Поворачивает чужие листья, чтобы посмотреть, потечет ли оттуда

Свежий и плодотворный душ на мой обгоревший на солнце мозг.

Но слова не умолкали, желая остаться с изобретением,

Изобретение, дитя природы, сбежавшее от ударов мачехи Этюд,

А чужие ноги все еще кажутся мне чужими.

Таким образом, я прекрасно умею говорить и беспомощен в своих муках,

Кусаю прогульщик, бью себя назло -

«Глупец, - сказала мне моя Муза, - загляни в свое сердце и напиши».

Любящий и желающий показать свою любовь стихами,

Чтобы Стелла могла получить удовольствие от моей боли,

Чтобы удовольствие могло заставить ее читать, а чтение - познакомить ее со мной,

И знание могло бы вызвать ко мне жалость, и сострадание могло бы вызвать благодать,

Я искал подходящие слова, чтобы изобразить самое темное лицо печали,

Изучение умных творений, чтобы развлечь ее ум,

Часто перелистывают чужие страницы, чтобы узнать, не на них ли

Свежие и плодотворные идеи хлынули мне в голову.

Но слова выходили неубедительно, без поддержки Воображения:

Воображение, дитя природы, спаслось от ударов Учебы, мачехи:

И чужие письма («ноги») казались чужими на своем пути.

Итак, будучи беременной от желания говорить, беспомощной перед родовыми схватками,

Кусаться за перо, которое не повиновалось мне, бить себя в гневе,

Моя Муза сказала мне: «Глупец, загляни в свое сердце и напиши».

2

Ни с первого взгляда, ни с ведения

Любовь дала рану, которая, пока я дышу, будет кровоточить;

Но известная ценность в свое время продолжалась,

До тех пор, пока не было полного завоевания, досталось:

Видела и любила, любила, но не любила;

Я любила, но прямо не то, что предписывала Любовь.

Наконец, я согласился на веления любви,

Но все же с повторением на столь частичном лоте.

Теперь даже по следам утраченной свободы

Ушел, а теперь как рабский москвич

Я называю похвалой терпение тирании;

А теперь используйте остаток моего ума

Чтобы заставить себя поверить, что все хорошо,

В то время как с чувством я рисую свой ад.

Любовь дала рану, которая будет кровоточить, пока я дышу,

Но не при первом взгляде и не при случайном выстреле,

Скорее ее установленная стоимость на время пряталась в туннелях,

Пока, мало-помалу, он достиг полного завоевания.

Я ее увидел, и она мне понравилась: Она мне понравилась, но еще не полюбила:

Тогда я полюбил ее, но не сразу подчинился требованиям Любви:

Наконец под принуждением я согласился на повеление Любви,

Хоть и жалуюсь на несправедливость своей судьбы.

Теперь даже эта ступенька по лестнице утраченной свободы

Исчез, и, как москвич, рожденный любить рабство,

Я называю тиранию достойной похвалы:

И теперь я использую то, что осталось от моего интеллекта

Убедить себя, что все хорошо,

В тонком искусстве я изображаю себя в аду.

Примечание: Москвичи в это время находились под властью Ивана Грозного.

5

Верно, что глаза созданы для того, чтобы служить

Внутренний свет; и что небесная часть

Должен быть королем, от чьих правил уклоняются,

Мятежники природы, стремятся к собственному уму.

Верно то, что мы называем дротиком Купидона,

Образ, который мы себе вырезаем:

И, глупцы, поклоняйтесь в храме сердца нашего,

До тех пор, пока тот добрый Бог не заставит церковь и священнослужителя голодать.

Верно, что истинная добродетель красоты действительно

.

От чего эта красота может быть лишь тенью,

Какие элементы со смертельной смесью порождают:

Верно, что на земле мы всего лишь паломники,

И должно в душе до нашей страны переехать:

Верно и все же верно, что я должен любить Стеллу.

Это правда, что наши глаза созданы, чтобы служить

Внутренний свет души и та небесная часть

Из нас должны быть королем, и те, кто отклоняется от его правил

- мятежники против природы, и их усилия вредят самим себе.

Это правда, что то, что мы называем стрелой Купидона

- это символический образ, который мы сами себе создали.

И безумно поклоняться в наших сердцах, как в храме,

До тех пор, пока этот ложный бог не оставит без работы Церковь и священнослужителей.

Верно, что Добродетель - истинная красота,

От чего земная красота может быть только тенью

Сделано из смертельной смеси элементов:

Это правда, что мы созданы только для того, чтобы быть паломниками на земле,

И должен в душе отправиться вверх в нашу истинную страну:

Все это правда, но верно и то, что я должен любить Стеллу.

Примечание. Согласно теории Платона, смертная красота - это тень идеальной добродетели, когда элементы соединяются, а затем снова растворяются в смерти.

6

Некоторые влюбленные говорят, когда их муза развлекают,

надежд, рожденных страхом, не чего желаний:

Силы тяжелых лучей, вселяющих адскую боль:

Живых смертей, дорогих ран, прекрасных штормов и ледяных пожаров.

Кто-то его песня в Юпитере, и странные сказки Юпитера одеваются,

Посыпанный быками и лебедями, присыпанный золотым дождем;

Еще один скромный остроумие к пастушьей трубке уходит в отставку,

Тем не менее, скрывающая королевскую кровь, часто исполненную деревенскими мотивами.

Для кого-то сладчайшего из всех, что может дать самый сладкий стиль,

Пока слезы льются из его чернил и вздыхают, выдыхают его слова:

Его бумага бледного отчаяния, и боль его перо движется.

Я могу говорить то, что чувствую, и чувствую столько же, сколько они,

Но подумайте, что вся карта моего штата, которую я показываю,

Когда дрожащий голос издает, что я люблю Стеллу.

Некоторые влюбленные, вдохновленные своими музами,

Говорить о надеждах, порожденных страхом, и о неизвестных желаниях,

Силы небесных лучей, вселяющих адскую боль,

Живых смертей, дорогих ран, прекрасных штормов и ледяных пожаров:

Один из них украшает свои стихи странными рассказами Юпитера и Юпитера,

Вышивание на них быков и лебедей, окропление золотым дождем:

Другой скромный поэт пишет о пастырских флейтах пастыря,

Но часто скрывает королевские взгляды в сельских сравнениях и метафорах:

Некоторым поэтам сладкая грусть позволяет их самый сладкий стиль,

Пока они используют слезы вместо чернил и выдыхают слова своими вздохами,

И бледное отчаяние - их бумага, и боль двигает пером.

Я могу говорить то, что чувствую, и чувствую столько же, сколько они,

Но я думаю, что покажу все, что могу, о своем душевном состоянии

Когда мой дрожащий голос выражает свою любовь к Стелле.

Примечание: Петрарка широко использовал оксюморон, например замораживание пожаров. Другие отсылки, возможно, относятся к Ронсару и Плеядам, вергилианской школе пасторальной поэзии, и Данте dolce stil nuovo , сладкому новому стилю Данте, Кавальканте и других. О Юпитере, Европе, Леде и Данаи, которых он изнасиловал, замаскировавшись под быка, лебедя и золотого дождя, см. Соответственно Овидий, Метаморфозы VI: 103-114.

7

Когда Природа сделала свою главную работу, глаза Стеллы,

В черном цвете, почему она так ярко сияет?

Была бы она в ярко-черном, как у художника,

Образует самый изысканный блеск, сочетание оттенков и света?

Или она изобрела этот трезвый оттенок,

В объекте лучше всего связать и укрепить наше зрение,

Чтобы эти храбрые отблески не скрыли никакой пелены,

Они, как солнце, должны больше слепить, чем радовать?

Или она проявит свою чудодейственную силу,

Что, в то время как черный кажется Красоте противоположностью,

Она даже в черном заставляет всех красавиц течь?

И так и так, она заботится о любви, должно быть

Поместил там повсюду, дал ему эту траурную травку,

Чтобы почтить память всех своих смертей, которые за нее истекают кровью.

Почему природа окутала Стеллу глаза этими яркими лучами

Это главное произведение Природы в черном цвете?

Захотела ли природа, как искусный художник, использующий технику кьяраскуро,

Чтобы создать лучший блеск, смешивая тени и свет?

Или природа создала этот мрачный оттенок цвета

Чтобы сплотить и укрепить наши способности зрения,

На случай, если солнечные глаза Стеллы будут больше слепить, чем радовать

Без какой-либо защитной пелены?

Или Природа хотела показать свои чудодейственные силы

Заставляя всех красавиц проявлять черную окраску

Хотя черный цвет не считается красивым?

Нет, это так: Природа помнит, что Любовь всегда должна быть

Помещенный в глаза Стелле, дал одежде Любви этот печальный цвет,

Чтобы почтить память всех тех, кто истек кровью ради нее.

Примечание: Стелла, Пенелопа Деверо, имела темные глаза и светлые волосы.

9

Двор Королевы Вирту, который некоторые называют лицом Стеллы,

Самая изысканная мебель, приготовленная природой,

Лицевая сторона его из чистого алебастра;

Золота в покрытии этого величественного места.

Дверь, из которой иногда выходит Ее Светлость

Красный порфир, который гарантирует жемчужный замок,

Чьи подъезды богаты (чье имя щеки терпят)

Мрамор, красный и белый переплетены.

Окна, через которые теперь не гость

Смотрит в мир и ничего не может найти,

Кто осмелится претендовать на звание лучшего из тех огней,

осязания те, что не касаются,

Какое «я» Купидона из шахты Красавицы нарисовал:

Они трогательны, и бедный Я их соломинка.

Некоторые называют лицо Стеллы Двором Королевы Добродетели,

Изготовлен из основных природных материалов

Его фасад (лицо и лоб) сделан из чистого алебастра:

Золото (ее волосы) - это покрытие этого величественного места:

Дверь (ее рот), из которой иногда выходит ее милость

Красный порфир, который жемчужными замками (зубами) закрепляют,

Чьи богатые подъезды (так называемые ее щеки)

Переплетены с красным и белым мрамором:

Окна (ее глаза), через которые этот небесный гость

Смотрит на мир и не может найти ничего, что могло бы претендовать на звание

Чтобы быть лучшими по сравнению с ними, сделаны из пробного камня

(Джаспер, использовался для проверки сплавов золота), что, не касаясь сердца,

действительно трогают его эмоции, и который сам Купидон принес из своих шахт:

Они сделаны из тонкого дерева / бумаги, и я - жалкая соломинка, на которую они поджигают.

10

Разум, верою ты хорошо служил, что все еще

Хотелось бы, чтобы во мне хвастовство было разумным и любящим:

Я бы предпочел, чтобы ты поднялся на холм Муз,

Или добейтесь плодов самого лучшего дерева природы,

Или ищите тяжелый курс, или тяжелый внутри, чтобы увидеть:

Зачем тебе возделывать нашу тернистую землю?

Оставьте смысл, и объекты, которые воспринимают чувства, будут:

Занимайся силой мысли, оставь любовь воле.

Но тебе нужно сражаться с любовью и разумом,

С мечом остроумия, наносящим оскорбительные раны,

Пока прямые удары не разрушили твой хитрый забор:

Ибо как только они поразят тебя лучами Стеллы,

Причина, по которой ты преклонил колени и прямо предложил доказывать

По хорошей причине, по уважительной причине ее любить.

Причина, по которой вы действительно совершаете ошибку, если вы все еще

Хочу спорить во мне о любви и чувствах.

Я бы предпочел, чтобы вы поднялись на Парнас, холм Муз,

Или возьмите плоды самого прекрасного дерева в природе,

Или исследуйте намерение Небес, или попытайтесь увидеть его внутреннюю форму.

Зачем тебе трудиться, возделывая мою тернистую землю?

Оставьте ощущение и объекты чувств:

Разберись с силой мысли, оставь любовь силе воли.

Но вы, кажется, хотели бороться с любовью и ощущениями,

Нанесение унижающих достоинство ран мечом остроумия,

Пока настоящие удары не сорвут вашу хитрую оборону:

С того момента, как вы попали в лучи глаз Стеллы,

Ты преклонил колени, Разум, и сразу предложил доказывать

Любовь к ней была разумной, если использовались хорошие рациональные аргументы

15

Ищущие каждую пружинку,

Который из ребер старого Парнаса течет,

И каждый цветок, даже не сладкий, который прорастает

Рядом, в твоей поэзии;

Вы, что делаете словарный метод, приносите

В твои районы, бегая грохочущими рядами;

Ты, давно умерший бедный Петрарка,

С новорожденными вздохами и остроумием обитателей поют,

Вы идете неверным путем: эти ненормальные помогают быть такими

Как избавиться от недостатка внутреннего прикосновения:

И, конечно же, в конце концов, товар действительно обнаружится.

Но если (и за вашу любовь и умение) ваше имя

Вы стремитесь вскармливать грудь полной славы,

Стелла вот, а то начинаешь ендить.

Вы, ищущие каждый пульсирующий поток

Которая вытекает из ребер старой горы Парнас,

И соберите все цветы, даже не самый сладкий,

Которая растет рядом, в твои стихи:

Вы приносите методы составления словарей

В ваши рифмы, аллитерируя их «бегущими рядами»:

Ты, воспевающий горести давно умершего Петрарки

С новыми вздохами и натурализованным (некогда иностранным) остроумием:

Ты ошибаешься, эти надуманные помощники такие

Как разоблачать недостаток внутреннего прикосновения:

И наконец, краденое обнаруживается.

Но если вы ищете (как из любви, так и из-за умения)

Чтобы вырастить свое имя на самой полной груди славы,

Взгляните на Стеллу и начните описательно писать.

Примечание: сонеты из «Канцоньеры» Петрарки сильно копировались по всей Европе.

16

В природе склонен был любить, когда я все же увидел

Красавиц, много карат мелких,

Мои кипящие спрайты скоро наклонились,

И, любовь моя, я думал, что наполнился тобой:

Но не находя во мне этого беспокойного пламени,

Что, по словам других, заставило их души томиться,

Я думал, что эти детки, ушибленные булавкой, скулили,

Судя по моей любви, какой может быть боль любви.

Но пока я так играл с этим молодым львом,

Мои глаза (я скажу проклятие или благословение?) Созерцали

Stella; Теперь она зовется, нужно сказать больше?

В ее глазах я преподал новый урок,

Теперь я научился любить правильно, и даже так научился,

Как знает отравленный яд.

По натуре склонен полюбить тех красавиц, которых я видел,

Многих каратов стоимостью,

Мои огненные духи вскоре склонились к ним,

И, любовь моя, я думал, что я полон тебя:

Но обнаружив, что во мне не было беспокойного пламени

То, что, по словам других, заставило их души сосать,

Я думал, это младенцы, нытье от царапины булавки,

Судя по моей собственной боли, какой может быть боль Любви.

Но пока я играл вот так с львенком,

Мои глаза (сказать проклятые или благословенные?) Созерцали

Стелла: теперь ее имя, нужно что-то еще сказать?

В ее глазах я преподал новый урок:

Теперь я научился правильно любить, и научился как

Тот, кто познал яд, будучи отравленным.

Примечание: история львенка, уничтожившего стада своего защитника, была использована Эсхилом в отношении Елены Троянской.

18

С какими острыми проверками я в себе отношусь,

Когда на аудит Reason я пойду:

И я просто считаю себя банкротом знаю

Из всего имущества, которое мне одолжил:

Невозможно заплатить даже за природную ренту,

Которым ему по праву рождения я должен:

И, что еще хуже, никакое оправдание не может показать,

Но это мое богатство я потратил впустую.

Моя молодость растрачивается, мои знания рождают игрушки,

Мой ум старается защищать эти страсти,

Которые за награду балуют зря досаждает.

Я вижу свой путь, чтобы потеряться, изгибается:

Я вижу, но большей печали не принимаю,

Более того, ради Стеллы я больше не теряю.

За какие резкие упреки стыдился в себе

Когда я участвую в аудите Reason,

И по тщательному подсчету узнаю, что я банкрот

Из всего того добра, которое мне одолжило небо,

Невозможно даже бросить, заплатив природную ренту,

(Умирая), которым я обязан ей по праву рождения;

И, что еще хуже, не может показать хорошую отговорку

За исключением того, что я тратил свое состояние очень праздно.

Моя юность тратится впустую, мои знания производят игрушки,

Мой ум пытается защитить эти страсти

Награда за это испортить мой ум тщеславными тревогами.

Я вижу, что мой курс указывает на мою потерю:

Я вижу, но не извлекаю из этого большей печали

Более того, ради Стеллы я не теряю еще больше.

20

Летите, летите, друзья мои, у меня смертельная рана; летать!

Посмотри на этого мальчика, того мальчика-убийцы, я говорю,

Лежит, как вор, в темном кусте,

Пока кровавая пуля не достанет ему неправомерной добычи.

Так тиран, что он не мог шпионить за местом,

Не такой уж и справедливый уровень в таком секретном пребывании,

Как сладкий черный, скрывающий тяжелые глаза:

Там сам со своим выстрелом близко лежал.

Бедный пассажир, пройди через это я,

И остался доволен перспективой места,

Пока этот черный оттенок от меня скрывал плохой гость:

Но прямо я увидел движения молнии грации,

И затем описал сверкающий дротик:

Но прежде чем я успел улететь отсюда, он пронзил мне сердце.

Летите, летите, друзья мои, у меня смертельная рана, летите;

Посмотри на этого мальчика, этого мальчика-убийцы, я говорю,

Кто как вор лежит в темном кусте,

До тех пор, пока кровавая пуля не сделает его неправомерной жертвой:

Он настолько деспотичен, что не видел лучшего места,

Ни прицела так успешно, в укрытии в секрете

Как сладкий черный цвет, скрывающий взор небесный:

Там он лежит, спрятанный со своим выстрелом.

Я, бедный прохожий, только что проходил там,

И остались довольны видом места,

Пока этот черный цвет скрывал от меня плохого гостя;

Но я сразу увидел движения молнии грации,

И затем увидел мерцание его стрелы:

Но прежде чем я смог убежать оттуда, он пронзил мне сердце.

21

Твои слова, друг мой (правильные целительные каустики) виноваты

Мой молодой ум marr’d, которого так любит брашпиль,

Эти мои собственные записи, как плохие слуги, показывают

Ум мой, от тщетных мыслей жив, хромой добродетелью;

Этого Платона я прочитал напрасно, но если он приручит

Такие дурацкие круги; что своему рождению я должен

Благородных желаний, иначе этот дружественный враг,

Большие надежды, поезд стыда.

Ибо с безумного марта мне дано великое обещание,

Если сейчас май моих лет сильно упадет,

На что можно надеяться, что наступит время сбора урожая?

Конечно, вы правильно сказали: «Золотая жила вашей мудрости,

Копай глубже с лопатой обучения ". А теперь скажи мне это,

Разве этот мир так прекрасен, как Стелла?

Твои слова дружище (поистине едкое целебное средство) винить

Мой молодой испорченный ум, Я, которого так заманивает Любовь

Что мои собственные сочинения показывают, что я считаю плохими слугами,

Быстрый на пустые мысли, хромой на добродетельные:

Что я без толку читаю Платона, если он не приручит

Моё жеребцовое настроение: я обязан своему высокому рождению

Благородные желания, или этот дружелюбный враг,

Большое ожидание, будет носить шлейф позора.

Ибо с тех пор, как безумный марш показал мне большие надежды,

Если сейчас май моих лет сильно упадет от него,

На что можно надеяться, что моя пора урожая покажет?

Истинно вы говорите хорошо: «Выкопайте золотую жилу вашей мудрости

.

С лопатой обучения, а теперь скажи мне это,

Есть ли в этом мире что-нибудь столь же прекрасное, как Стелла?

Примечание: Платон сравнил Разум с возницей страстей.

27

Потому что я часто бывал в темном абстрактном обличье

Кажется самым одиноким в самой большой компании,

С недостатком слов или с совершенно неправильными ответами,

Тем, которые хотят говорить речью,

Они считают, и слухи об их гибели летят,

Этот отравленный фол бурлящей гордости лжет

Так что в моей груди набухает только я

Пыжик на себя, а другие презирают:

Но я думаю, что моя душа не гордится,

Что слишком часто смотрится в его небрежном стакане:

Но еще одна ошибка похуже, честолюбие, признаюсь,

Это делает меня часто моим лучшим другом эстакадой,

Невидимый, неслыханный, хотя и мыслящий на самое высокое место

Сгибает все свои силы даже к милости Стеллы.

Потому что я часто в мрачном абстрактном настроении,

Кажется самым одиноким среди величайших компаний,

Не хватает слов или неправильных ответов,

Желающие выступить следуют из выступления,

Судья, и слухи разлетаются за границу от их приговора,

Что гнусный яд кипящей гордости так лжет

В моей набухшей груди, что я только

Палеть на себя и презирать других:

Но я не думаю, что гордость владеет моей душой,

Которая слишком часто смотрится в свое нелестное зеркало:

Но еще одна ошибка похуже, честолюбие, признаюсь,

Это заставляет меня часто упускать из виду своих лучших друзей,

Невидимое, неслыханное, в то время как мысль подчиняет все свои силы

На самое высокое место, по милости Стеллы.

28

Вы, что с любопытной рамкой аллегории,

Из чужих детей делают подменыши,

Со мной тех стараний, ради бога, не бери:

Перечислю не копаю так глубоко ради наглой славы.

Когда я говорю «Стелла», я имею в виду то же самое.

Принцесса красоты, ради которой только

Поводья любви, которую я люблю, но никогда не убиваю,

И радость в этом, хотя народы считают это позором.

Прошу не использовать красноречие,

Ни тайное руководство не ведет Философия:

Посмотрите на мои руки, нет такой квинтэссенции;

Но знайте, что я в чистом виде

Выдохните пламя, которое горит в моем сердце

Люблю только читать мне это искусство.

Вы, привыкшие менять чужих детей

(Стихи) с использованием любопытной структуры аллегории,

Ради бога, не бери меня с собой.

Не хочу так глубоко копать в поисках наглой славы.

Когда я говорю «Стелла», я имею в виду то же самое

Принцесса красоты, ради которой только

Я люблю поводья любви, хотя они никогда не ослабевают,

И радость в них, хотя народы считают это постыдным.

Я не спрашиваю о предмете, чтобы быть красноречивым,

Не стремитесь вести философию среди скрытых путей:

Не ищи в моих руках такой квинтэссенции,

Но знайте, что я, в чистом виде,

Выдохните пламя, которое горит в моем сердце,

Только любовь учит меня этому искусству.

31

Какими печальными шагами, о Луна, ты взбираешься по небу,

Как тихо и с каким бледным лицом.

Что, может быть, даже в тяжелом месте

Этот занятой лучник пробует свои острые стрелы?

Конечно, если что долго с Любовью познакомлю глазами

Умеешь судить о любви, ты чувствуешь себя любовником;

Я читал это по твоим взглядам; Твоя томная благодать

Для меня, кто чувствует подобное, твое состояние описывает.

Тогда общение, о Луна, скажи мне

Есть ли постоянная любовь, но недостаток остроумия?

Неужели там красавицы так же горды, как здесь твоя?

Любят ли они наверху быть любимыми, и все же

Те возлюбленные презирают тех, кем обладает эта Любовь?

Они называют добродетелью неблагодарностью?

С какими печальными шагами, о Луна, ты взбираешься по небу,

Как тихо и с каким бледным лицом:

Что, неужели даже в райском месте

Этот занятой лучник (Купидон) пробует свои острые стрелы?

Конечно, если глаза давно знакомы с любовью

Можете судить, сочувствуете влюбленным:

Я прочитал это по твоим взглядам: твоя томная милость

Показывает ваше состояние тем, кто чувствует то же самое.

Итак, вне общения, о Луна, скажи мне,

Считается ли там постоянство в любви недостатком остроумия?

Неужели красавицы там так же горды, как здесь?

Любят ли те, кто выше, быть любимыми, и все же

Презирать влюбленных, одержимых этой любовью?

Свою неблагодарность (нежелание угождать) они тоже называют добродетелью?

33

Я мог бы, несчастное слово, о, я мог бы,

И тогда не хотел или не мог видеть моего блаженства;

До сих пор, окутанные самой адской ночью,

Я обнаружил, как тяжело сегодня, несчастный, я скучал.

Сердце, раздирайся, ты поступаешь правильно;

Никакой прекрасный Париж не сделал твою Елену своей:

Никакой силы, никакого обмана, не лишай тебя радости твоей,

Nor Fortune of your fortune Автор:

Но я сам нанес удар,

В то время как слишком много остроумия (по правде говоря) так меня беспокоило,

Должен показать, что я уважаю нас обоих:

И все же не мог, вставая утром, предвидеть

Как день был близок, о глаза накажи,

Что я был глупее или мудрее.

Я мог бы, несчастное слово, О я, мог бы,

И тогда не хотел или не мог видеть моего блаженства;

До сих пор, окутанные самой адской ночью,

Я понимаю, как я, негодяй, пропустил райский день.

Сердце раздирают себя: это было бы правильно;

Никакой прекрасный Париж не сделал твою Елену своей,

Никакая сила или мошенничество не лишили вас удовольствия,

Не судьба твоя судьба;

Но я сам себе нанес удар,

Хотя, по правде говоря, меня беспокоило столько раздумий об этом (неудачный

Обручение в 1576 году Стелле, Пенелопе Деверо: ей тогда было 12 лет)

Что я был вынужден быть осторожным, ради нас обоих:

И все же, вставая утром (ее детская внешность), я не мог предвидеть

Как светлый день (ее зрелая красота) был рядом: О наказанные глаза

Если бы я был глупее или мудрее (меньше думал или больше любил).

34

Давай, дай мне написать. "А с какой целью?" Для облегчения

Тревожное сердце. «Как могут слова облегчить, а это

Очки твоей ежедневной досадной заботы? "

Многие жестокие драки хорошо изображены, пожалуйста.

«Разве не стыдно опубликовать свою болезнь?»

Нет, это может породить мою славу, это так редко.

«Но разве мудрые не сочтут слова твои милыми?»

Тогда будут они близки, и никто не будет недоволен.

«Что еще глупее, чем говорить, чтобы не быть услышанным?»

Что сложнее умного и не говорить?

Спокойствие, глупое остроумие, остроумие омрачено.

Так напишу я, пока сомневаюсь писать, и вредлю

Мой вред из-за плохой потери чернил; возможно кто-то найдет

Великие силы Стеллы, которые так сбивают меня с толку.

Давай, позволь мне написать: «А для чего?», Чтобы облегчить

Обремененное сердце. «Как слова могут принести облегчение, каковы зеркала

Отражая ваши ежедневные досадные заботы? »

Часто жестокие бои радуют при раскрашивании.

«Вам не стыдно обнародовать информацию о своей проблеме?»

Нет: это может увеличить мою известность: это так необычно.

«Но разве мудрые люди не сочтут ваши слова глупыми пустяками?»

Тогда оставьте их в секрете, чтобы они никому не доставили неудовольствия.

«Что может быть бесполезнее, чем говорить и не быть услышанным?»

Что труднее, чем страдать и не говорить об этом?

Мир глупых мыслей: мысль омрачена мыслью.

Так что пишу, когда сомневаюсь в смысле написания, и навязываю

Мои проблемы из-за траты чернил; возможно, некоторые из моих произведений отражают

Великие силы Стеллы: вот что так смущает меня.

37

У меня слюнки текут, и грудь моя опухает,

Язык мой чешется, мысли мои в схватках:

Итак, послушайте меня внимательно, господа,

Ибо всю свою жизнь я должен разгадать загадку.

Ближе к двору Авроры обитает нимфа,

Богат всеми красотами, доступными человеческому глазу:

Красавицы так далеки от слов, что мы

Унизь ее хвалу, сказав, что она превосходит ее.

Богат сокровищницей заслуженной славы,

Богат богатствами королевского сердца,

Богат теми дарами, которые дарят венец вечный;

Кто, хотя и наиболее богат этими и всеми частями,

Которые делают патенты истинного мирского блаженства,

Не беда, но эта Рич.

У меня текут рты, чтобы вымолвить, грудь моя набухает от речи,

Мой язык чешется от этого, и мои мысли пытаются говорить,

Итак, послушайте меня внимательно, господа,

Потому что я должен рассказать о каком-то событии моей жизни как о загадке.

Нимфа (Пенелопа Рич) живет к Рассвету (в Эссексе, на Востоке)

Богат всеми красотами, которые может увидеть мужской глаз,

Красавицы так далеко выше слов, что мы уменьшаем похвалу

Даже используя слова, чтобы сказать, насколько она выше:

Богатый сокровищем заслуженной славы,

Богат богатствами королевского сердца,

Богат теми (духовными) дарами, которые даруют вечную корону:

Кто хоть этим и богатым

Что составляет истинное земное блаженство,

Имеет только одно несчастье, что она (замужем за Лордом) Рич.

Примечание: дом лорда Рича находился в доме Ли в графстве Эссекс на востоке Англии.

39

Спи, о, спи, некий узел мира,

Приманка остроумия, бальзам горя,

Богатство бедняка, освобождение узника,

Безразличный судья между высшими и низшими;

Защитным щитом, защити меня от предубеждения

Из тех свирепых дротиков, Отчаяние бросает в меня:

О, прекрати во мне эти гражданские войны;

Я получу хорошую дань, если ты сделаешь так:

Возьми меня, гладкие подушки, сладчайшая постель,

Комната глухая к шуму и слепая к свету;

Розовая гирлянда и утомленная голова;

И если эти вещи принадлежат тебе по праву,

Не двигай тяжелой милости твоей, ты будешь во мне

Живее, чем где бы то ни было, на изображении Стеллы.

Спи, о сон, надежные узы мира,

Место упокоения остроумия, бальзам печали,

Богатство бедняка, освобождение узника,

Беспристрастный судья между высоким и низким:

Крепким щитом защити меня от толпы

Свирепых копий, которые бросает в меня отчаяние:

О, заставь меня прекратить сражаться в этих гражданских войнах:

Я отдам хорошую дань уважения, если вы это сделаете.

Прими, от меня, гладкие подушки, сладчайшая постель,

Спальня защищена от шума и закрыта для света,

Розовая гирлянда тайны и утомленная голова:

И если эти вещи, которые все равно принадлежат вам по праву,

Не выигрывайте свою большую благодарность, вы также можете увидеть

Образ Стеллы в моей голове, более живой, чем где бы то ни было.

41

В этот день моя лошадь, моя рука, мое копье

Руководил так хорошо, что получил приз

Оба по мнению английских глаз,

И некоторых, присланных из этой сладкой вражеской Франции;

Всадники, мое мастерство в верховой езде,

Горожане моя сила; более тонкий судья применяет

Его хвала ловкости, которая восходит от доброго дела;

Некоторые удачливые люди приписывают это случаю;

Другое, из-за обеих сторон беру

Моя кровь от тех, кто преуспел в этом,

Думай, что природа сделала меня человеком оружия.

Как далеко они стреляли наперекосяк! Истинная причина:

Стелла смотрела, а от ее тяжелого лица

Послал лучи, которые сделали мою расу такой прекрасной.

Так хорошо вел мою лошадь, мою руку, мое копье

Сегодня я получил приз,

Оба, судя по английским глазам

И некоторые, присланные из милого врага Франции:

Всадники заявляют о моем мастерстве верховой езды:

Горожане - моя сила: судья более проницательный

Хвалит мою ловкость, достигнутую постоянной практикой:

Некоторые счастливчики приписывают это чистой случайности:

Другие, потому что я спустился с обеих сторон

Из тех, кто преуспел в этих занятиях,

Думаю, что природа научила меня наклоняться:

Как они ошибались! Истинная причина -

То, что Стелла смотрела, и с ее небесного лица

Послал лучи, которые сделали мои соревнования успешными.

Примечание: В мае 1581 года он участвовал в турнире при дворе перед Елизаветой и французской делегацией (в Англии для переговоров о матче с герцогом Алансонским).

45

Стелла часто видит самое лицо горя

Нарисовано на моем затемненном грозном лице:

Но не умение пожалеть мой позор,

Не по этой причине она сама знает:

Однако поздно услышав басню, которая показала

Незнакомых любовников, тяжкое дело,

Жалость о том, что у нее в груди такое место

Что, из того морского дерива, действительно текла ручья слез.

Увы, если фантазии нарисованы воображаемыми вещами,

Хотя фальшивка, но со свободой разума, больше изящества порождает

Чем злословие раба, куда новые сомнения приносит честь;

Тогда подумай, дорогая, что ты во мне читаешь

Погибели влюбленных, какая-то печальная трагедия:

Я не я, пожалей сказку обо мне.

Стелла часто видит само лицо несчастья

Нарисовано на моем затуманенном и бурном лице:

Но не могу пожалеть о своем позоре,

Хотя она сама знает причину:

Тем не менее, когда она недавно услышала историю, которая изображала

Жалкий пример влюбленных, которые никогда не встречались вместе,

Жалость была так сильна в ее груди,

Что из него вытекала струя слез.

Увы, если воображение возбуждено воображаемыми, но фальшивыми вещами,

Тем не менее доброты творит больше, чем мучения

Настоящего любовника, где честь вызывает сомнения,

Тогда, моя дорогая, представьте, что вы читаете

Какая-то грустная трагедия о разорении любовника во мне:

Тогда я не я: вместо этого вы можете пожалеть обо мне.

47

Что, я так предал свою свободу?

Могут ли эти черные лучи выгравировать такие горящие пятна?

В мою свободную сторону? Или я родился рабом,

Чья шея становится таким ярмом тирании?

Или хочу, чтобы я чувствовал свое несчастье?

Или спрайт, презрение к такому пренебрежению,

Кто на долгую веру, хотя ежедневной помощи я жажду,

Можно ли получать не милостыню, а только презрение к нищете?

Добродетель пробуждается, красота есть;

Я могу, я должен, я могу, я сделаю

Уходите вслед за тем, что упустить.

Отпусти ее! Мягкая, но вот она. Идти по адресу,

Недобрая, я не люблю тебя. Ой, этот глаз

Заставляет мое сердце выдавать ложь моему языку.

Что: я так отдал свою свободу?

Могут ли лучи ее темных глаз выгравировать такие клейма?

На моей бесплатной стороне? Или я родился рабом

Чья шея подходит для такого тиранического ига?

Или мне не хватает ощущений, чтобы чувствовать свое несчастье?

Или мне недостает духа, чтобы меня так презирали ее презрение?

Я, хотя и прошу у нее помощи каждый день, получаю

Никакой милостыни от нее, несмотря на всю мою давнюю преданность, вместо этого пренебрегаю моим попрошайничеством.

Добродетель, пробудись: красота - это только красота:

Я могу, я должен, я могу, я сделаю

Перестаньте следовать тому, что выгодно терять.

Отпусти ее. Мир, вот она. «Прочь с тобой,

Недобрый, я не люблю тебя »: О я, этот ее глаз

Заставляет мое сердце отрицать слова на моем языке.

49

Я на коне, и Любовь на мне пробует

Наше искусство верховой езды, в то время как странной работой я доказываю

Всадник моему коню, конь Любви;

А теперь человеческие грехи во мне, бедняга, выслушайте.

Поводья, которыми привязывает меня всадник,

Смиренные мысли, которые двигают благоговением,

Обуздала страх, но с позолоченным боссом выше

Надежды, которая на первый взгляд кажется прекрасной.

Жезл воли; ты, фантазия, седельное искусство,

По памяти запихиваюсь, а пока подгоняю

Мой конь, он острым желанием подстегивает мое сердце:

Он меня быстро усаживает, но я мешаю:

И теперь сделал меня в его руку так хорошо,

То, что в управлении радуюсь.

Я пробую верховую езду на лошади, а Любовь примеряет меня,

А я любопытным усилием показываю себя всадником

Моей лошади, и показать себя как лошадь, чтобы любить:

А теперь, бедное животное, посмотри во мне неправильные поступки человека.

Поводья моего всадника (Любовь) связывает меня с

Смиренные мысли, движимые конским укусом благоговения,

Обузданный страхом, но с позолоченным выступом (металлическая ручка на насадке)

Of Hope, поэтому он (бордюр) кажется приемлемым для глаза.

Верховая езда - Уилл, а ты, Воображение, - седло,

Крепится по памяти: а пока шпорю

Моя лошадь, Любовь подстегивает мое сердце острым желанием:

Он сидит крепко, но я двигаюсь:

А теперь заставил так чутко откликнуться на его руку

Что я сам получаю удовольствие от собственного обучения.

52

Раздор между Добродетелью и Любовью,

Пока каждый делает вид, что Стелла должна быть его:

Ее глаза, ее губы, все ее, говорит Любовь, сделай это

Раз уж они носят его нагрудный знак, самое твердое доказательство.

Но добродетель опровергает это звание:

Эта Стелла (о, милое имя), что Стелла -

Эта добродетельная душа, верный наследник тяжкого блаженства,

Не так красиво снаружи, что трогают наши сердца;

И поэтому, несмотря на ее красоту и грацию

Действительно, будь любовью, в самом себе Стелла может

Не претендуйте на любое место.

Ну, Любовь, раз уж этот отказ, наш иск останется,

Пусть Добродетель завладеет этой Стеллой; но таким образом

Та добродетель, но это тело дарует нам.

Между Добродетелью и Любовью начался (юридический) спор,

В котором каждый заявляет, что Стелла должна быть его:

Любовь говорит, что ее глаза, губы, все это доказывают,

Крепко, так как все носят его значок (ливреи).

Но Добродетель опровергает утверждение Любви таким образом, говоря:

Эта Стелла, (о дорогое имя), эта Стелла

Действительно ее собственная добродетельная душа, несомненный наследник небесного блаженства,

Не ее прекрасный внешний вид, который будоражит наши сердца:

И поэтому, хотя ее красота и грация действительно

Принадлежит Любви, он не может претендовать на какие-либо претензии к ее Я.

Что ж, Любовь, поскольку это возражение останавливает наш (юридический) иск,

Пусть Добродетель овладеет собой Стеллой (ее душой): но при этом

Пусть Добродетель, которая есть ее душа, дарует нам ее тело.

53

В единоборствах я пробовал свою хитрость,

И все же, чтобы сломать еще посохов, я обратился по адресу:

Между тем, с криками народа, признаюсь,

Молодость, удача и хвала - не наполнили мои вены гордостью;

Когда Купидон со мной своего раба описал,

В ливрее Марса, гарцует в прессе:

«Что теперь, Сэр Дурак», - сказал он; Я бы не стал меньше.

«Послушайте, я говорю». Я посмотрел, и Стелла шпионила,

Кто сделал окно, чтобы излучать свет.

Мое сердце то трепетало, то ослеплялись мои глаза;

Одна рука забыла править, другая - сражаться.

Я не слышал ни звука трубы, ни дружеских криков;

Мой враг вышел и ударил меня по воздуху,

До того момента, как ее румянец научил меня стыдиться видеть.

Я испытал свою хитрость в воинских видах спорта,

Но все же был полон решимости сломать еще несколько опрокидывающихся посохов,

А под аплодисменты толпы, признаюсь,

Молодость, удача и хвала наполнили мои вены гордостью:

Когда Амур увидел меня, своего раба,

В ливрее Марса и скачет в бою,

Сказал: «Что теперь, сэр дурак, я хотел бы от вас такого же внимания,

Послушайте, я говорю: «Я посмотрел и увидел Стеллу

.

Кто заставил соседнее окно излучать свет.

Тогда мое сердце дрогнуло, и мои глаза были ослеплены,

Одна рука забыла держать поводья, другая - драться:

Не слышал ни сигнала трубы, ни дружеских возгласов:

Мой противник бросился в атаку и бросился в погоню за мной,

Пока ее румянец не научил меня видеть мой собственный позор.

54

Потому что я дышу не любовью ко всем,

Также не использовать заданные цвета для ношения,

Особые прядки обетованных волос Nor nourish,

Не придавайте каждой речи полный стон,

Куртуазные нимфы, знакомые со стоном

Из тех, кто в устах Любви - знаменосец;

«Что он?» говорят они обо мне.«Теперь я осмеливаюсь поклясться,

Он не может любить. Нет, нет, оставь его в покое ».

И так до сих пор думаю, чтобы Стелла знала мой разум,

Признаюсь, я не занимаюсь искусством Купидона;

Но вы, прекрасные служанки, наконец найдете эту истину:

Что его правый значок носит но в сердце;

Тупые лебеди, а не пирожки, доказывают любители;

Они действительно любят, которые дрожат, чтобы сказать, что любят.

Потому что я не дышу любовью ко всем,

И меня не видели в обычных цветах любовника,

И не храните в залог особые пряди волос,

И не заканчивайте каждую речь стоном, как точка,

Нимфы двора, знакомые со стоном тех (влюбленных)

Несущие знамя Любви на устах (проявляют любовь в словах):

Скажи обо мне: «Что, смею поклясться, что он не может любить:

Нет, нет, оставь его в покое.’

И они могут так думать, пока Стелла знает мой разум.

Я не утверждаю, что знаю искусство Купидона:

Но вы, прекрасные служанки, в конце концов узнаете эту истину.

Настоящий значок той любви носят только в сердце:

Тупые лебеди, не болтающие с сороками, оказываются любовниками:

Они искренне любят тех, кто трепещет сказать, что они любят.

56

Фи, школа терпения, тьфу! Ваш урок

Слишком долго, чтобы выучить это без книги:

Что, целая неделя без единого образа,

И думаю, я не должен пропустить ваши большие заповеди?

Когда я смогу прочитать эти письма для блаженства,

Которые в ее лице учат добродетели, Я терплю

Несколько свинцовых советов, которые я принял

Что касается друга, это значило не так уж много:

Но теперь, когда я, увы, хочу ее зрение,

Что, ты думаешь, я когда-нибудь смогу взять

В твоем холоде флегматическое наслаждение?

Нет, Терпение, если хочешь, сделай

Приди, послушай терпеливо мое желание,

И тогда терпеливо велел мне нести мой огонь.

Фи, школа терпения, тьфу: твой урок

Слишком долго, чтобы помнить без книги:

Что, вам не кажется, что через неделю

Без малейшего взгляда я бы забыл твои великие заповеди?

Когда я смог прочитать эти прекрасные письма блаженства,

То, что в ее лице учат добродетели, я мог терпеть

Ваши свинцовые советы немного, и я принял их

Как будто они были от доброжелательного друга:

Но теперь, увы, я ее не вижу,

Как вы думаете, я когда-нибудь смогу взять

Холодный восторг от твоего холодного совета?

Нет, Терпение, если ты желаешь мне добра, сделай

Она иди сюда и терпеливо выслушай мою страсть,

А потом терпеливо скажи мне терпеть это мое пламя.

61

Очень хорошо вздыхать, часто с невызванными слезами,

То медленными словами, то тупым красноречием

I Глаза Стеллы атакуют, вторгаются в ее уши;

Но это, наконец, ее сладкое дыхание защиты:

Тот, кто действительно проникся привязанностью,

Так пленники его святого душой и разумом,

Это полностью ее, всю самость, которую он терпит,

Отсюда он узнает свои желания, отсюда его жизненный путь.

Теперь, когда ее целомудрие ненавидит эту любовь во мне,

Собственно говоря, я должен показать, что она

Быстро меня от ненавистного убрать.

О, доктор Амур, ответь ты за меня,

Driv’n else to grant by ангельская софистика,

То, что я не люблю, без оставляю любить.

Часто с искренними вздохами, часто без слез,

Иногда медленными словами, иногда тупым красноречием,

Я атакую ​​глаза Стеллы и вторгаюсь в ее уши:

Но это, в конце концов, ее сладко дышащая защита:

Тот, кто действительно испытывает внутреннюю привязанность,

Делает и душу, и смысл пленников его святого,

Это полностью ее, он отказывается от всякой мысли о себе,

От своего Святого он узнает свои желания и свой жизненный путь.

Теперь, поскольку ее целомудренный ум ненавидит любовь, которая во мне,

Я должен немедленно, обузданный, показать

Что она может быстро отделить меня от того, что она ненавидит.

О доктор Амур, ответьте вместо меня,

Или я буду вынужден признать, что ангельская софистика

Что я не могу любить, пока не перестану любить.

69

О, радость, слишком высокая, чтобы показать мой низкий стиль:

О, блаженство, подходящее для более благородного состояния, чем я:

Зависть, выколи глаза, чтобы не увидеть

Какие океаны восторга текут во мне.

Мой друг, который часто видел сквозь все маски свое горе,

Давай, давай, позволь мне излиться на тебя;

Прошла зима моих страданий,

Моя весна появляется, о, смотри, что здесь растет.

Ибо Стелла имеет слова, в которых светит вера,

Из ее высокого сердца дала мне монархию:

Я, я, я могу сказать, что она моя,

И хотя она дает, но при этом условно

Это царство блаженства, пока я иду добродетельным курсом,

Никаких королей не венчать, но они заключают некоторые заветы.

О радость, слишком благородна для моего низкого стиля, чтобы показать это:

О блаженство, подходит для более благородного состояния, чем мое:

Зависть, ослепи себя, если увидишь

Какие океаны восторга текут во мне.

Мой друг, который часто видел мою печаль сквозь все мои маски,

Давай, давай, позволь мне излить тебе свои чувства:

Прошла зима моих страданий,

Моя весна появляется, смотри, что здесь растет:

Ибо Стелла имеет слова, в которых светит вера,

Дай мне монархию ее благородного сердца:

Я, я, я могу сказать, что она моя.

И хотя она делает только это царство блаженства

При условии, что я иду добродетельным путем,

Точно так же короли не коронованы, если они не связаны клятвой.

Примечание: строки здесь повторяются Шекспиром (7-8) и Донном (5-6).

71

Кто в прекраснейшей книге природы знает

Каким образом добродетель может быть лучше всего в красоте;

Пусть он научится любви читать в тебе,

Стелла, те прекрасные черты, в которых проявляется истинное добро.

Там он найдет ниспровержение всех пороков,

Не грубой силой, а милейшим суверенитетом

Разума, от света которого убегают те ночные птицы;

То внутреннее солнце в глазах твоих так светит.

И не хочет быть наследником Совершенства

Себя, добивайся того, чтобы все умы двигались таким образом,

Кто отметит в тебе, что в тебе прекраснее.

Итак, пока твоя красота привлекает сердце к любви,

Как быстро добродетель твоя склоняет любовь к добру:

«Но ах, - все еще плачет Дезире, - дай мне немного еды.”

Тот, кто желает знать, как добродетель

Может быть самым уместным присутствием в красоте,

Пусть он научится у любви, чтобы читать эти прекрасные строки

В тебе, Стелла, проявляющая истинную доброту.

Там он найдет ниспровержение всех пороков.

Не грубой силой, а сладчайшей властью Разума,

От чьего света летят ночные птицы (пороки),

Потому что это внутреннее солнце так светит из ваших глаз.

И не довольствоваться тем, чтобы быть наследником совершенства

Вы сами пытаетесь воодушевить все умы в этом направлении,

Умы, которые распознают в тебе самое прекрасное.

Итак, пока ваша красота привлекает сердце любить вас,

Твоя добродетель так же быстро направляет эту любовь к добру:

«Но ах», - все еще плачет Желание: «Дай мне немного еды».

72

Желание, хотя ты мой старый товарищ искусство,

И часто так цепляется за мою чистую любовь, что я

Одно из другого едва различимо,

Когда каждый раздувает огонь сердца моего;

Теперь я должен расстаться с твоим общением,

Венера учится летать с помощью крыльев Диана:

Я не должен больше лгать в твоих сладких страстях;

Золото Добродетели теперь должно быть направлено в дротик моего Купидона.

Служба и честь, чудо от восторга,

Боязнь обидеть, достойно явиться,

Забота сияет в моих глазах, вера в мой спрайт:

Эти вещи оставила мне моя единственная дорогая;

Но ты, Желай, потому что ты хочешь всего,

Теперь изгоните искусство, но, увы, как это сделать?

Желание, хотя ты мой старый товарищ,

И часто цепляюсь за мою чистую любовь, так что я

Трудно отличить одного из вас от другого,

Пока каждый из вас усиливает огонь в моем сердце,

Теперь я должен расстаться с вашей компанией:

Венеру научили летать (целомудренными) крыльями Дианы:

Я не должен больше жить в твоих сладких страстях:

Золото Добродетели должно теперь склонить стрелу моего Амура.

Служба и честь, восхищение восторгом,

Страх обидеть, завещание, достойное раскрытия,

Забота сияет в моих глазах, Вера сияет в моем духе,

Это то, что оставила мне моя единственная дорогая:

Но ты, Желание, потому что владеешь всем,

Вы изгнаны, но как вы можете быть?

Примечание: герб Сидни представлял собой синюю стрелу на золотом фоне,

, но здесь также есть эротическая ссылка.

74

Я никогда не пил Аганиппе хорошо,

Ни разу не сидел в тени Темпе,

И музы презирают с пошлыми умами жить;

Бедный мирянин I, для священных обрядов непригоден.

Некоторые я слышал о гневных рассказах поэтов,

Но (Бог знает) не было того, что они имели в виду под этим:

И это я клянусь самым черным ручьем ада,

Я не собирательство чужого ума.

Как же тогда падать с такой легкостью

Мои мысли я говорю, и то, что я говорю, течет

В стихах, и что мой стих лучше всего понравится?

Угадайте причину."Что, это так?" Нет, нет.

«Или так?» Значительно меньше. "Как тогда?" Конечно, значит, это:

Мои губы сладкие, они вдохновлены поцелуем Стеллы.

Я никогда не пил из колодца Муз, Аганиппе,

Ни разу не сидел в тени долины Темпе:

И музы не хотят жить в общих умах:

Я бедный мирянин, непригодный для священных обрядов.

Некоторые люди, я слышал, говорят о гневе поэта,

Но Бог знает, что я не понимаю, что они имеют в виду:

И я клянусь самой черной рекой ада,

Что я не карманник чужого остроумия.

Как же так случилось, что я могу высказывать свои мысли?

С такой плавной легкостью и тем, о чем я говорю, течет

В стихах, а стихи мои нравятся самым умным?

Мы догадываемся о причине: «Что это такое?» «Нет, действительно»:

«Или это?» Тем более: «Что это тогда?» Конечно, это:

Мои губы сладкие, вдохновленные поцелуем Стеллы.

Примечание: Аганиппе был фонтаном Муз на горе Геликон. Темпе - долина в Фессалии, где Аполлон преследовал Дафну (Овидий, Метаморфозы I: 567).

81

О, поцелуй, который дарят эти румяные камни,

Или драгоценные камни, или плоды новооткрытого рая,

Вдыхая блаженство и сладость сердцу,

Обучение тупым губам - более благородное упражнение;

О, поцелуй, который души, даже души, связывает вместе

По звеньям любви и только искусства природы:

Как я рад нарисовать тебя в глазах всех людей,

Или, по крайней мере, затени какую-нибудь часть даров твоих;

Но она запрещает, краснея, говорит

Она строит свою славу на высокой похвале;

Но сердце горит, я не могу молчать.

Тогда, поскольку (дорогая жизнь) ты хочешь, чтобы я успокоился,

И я, обезумев от восторга, хочу, чтобы ум прекратился,

Останови мой рот, все еще целуя меня.

О поцелуй, разделяющий эти покрасневшие драгоценности,

Драгоценные камни или плоды вновь обретенного рая,

Вдыхая все блаженство и сладкое сердце,

Обучение тупым губам - более благородное упражнение:

О поцелуй, который связывает души вместе

Со связями любви и только искусства Природы:

Как я хочу изобразить вас для всеобщего обозрения,

Или хотя бы очертить какую-то часть себя.

Но она запрещает: краснея говорит

Она строит свою славу на более благородной похвале.

Но сердце горит. Я не могу молчать:

Тогда с (дорогая жизнь) ты хочешь, чтобы я молчал,

И я, обезумев от восторга, хочу, чтобы слова прекратились,

Закрой мне рот, целуя меня, продолжая и продолжая.

Песня четвертая

Только радость, вот и ты,

Пригоден, чтобы слышать и облегчить мою заботу:

Пусть мой шепчущий голос получит

Сладкая награда за острейшую боль.

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Ночь закрыла все в своем плаще,

Мерцающие звезды провоцируют любовные мысли:

Опасность, поэтому соблюдать осторожность;

Ревность дремлет:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Лучшее место, которое не может найти умник

Хомут Купидона, чтобы ослабить или закрепить:

Эти сладкие цветы и на прекрасной клумбе,

Мы на их лучшем языке woo:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Этот маленький свет, который дарует луна

Служит твоим лучам, но раскрывать,

Так чтобы поднять мой хап повыше;

Не бойтесь, никто не может нас шпионить:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

То, что вы слышали, было всего лишь мышью,

Тупой сон удерживает весь дом

Еще спит; мне кажется они говорят:

«Молодые люди, уделите время, пока можете.”

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Niggard Time угрозы, если мы промахнемся

Это большое предложение нашего блаженства,

Длительное пребывание до того, как он предоставит то же самое:

Милый, тогда, пока все кадры,

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Твоя прекрасная мать в постели,

Свечи и занавески раздвинуты;

Она думает, что ты пишешь письма,

Напишите, но сначала позвольте мне указать:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Увы сладкий, к чему ты так стремишься?

Конкорд нам больше подходит;

Оставьте на Марс силу рук,

Ваша сила в стойках красоты:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Горе мне! И ты ругаешься

Меня ненавидеть? Но я воздержусь.

Прокляты все мои судьбы,

Это привело меня так высоко, чтобы я упал;

Скоро своей смертью буду радовать тебя.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет ».

Моя единственная радость, теперь ты здесь,

Готов услышать и облегчить мою заботу:

Пусть мой шепчущий голос получит

Сладкая награда за самую острую боль:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет.’

Ночь окутала все своим плащом,

Мерцающие звезды вызывают мысли о любви:

Опасность, осторожно держись подальше,

Ревность спит сама:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Мысль не может найти лучшего места

Для ослабления или стягивания кокетки Купидона:

Эти сладкие цветы и на прекрасной клумбе

Уговорите нас на их лучшем языке:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Маленький свет, который дает нам Луна,

Служит только для раскрытия ваших лучей.

Чтобы увеличить свое состояние:

Не бойтесь ничего другого, нас никто не видит:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

То, что вы слышали, было просто мышью:

Немой сон охватил весь дом:

Тем не менее, во сне я, кажется, слышу, как они говорят:

Молодые люди, найдите время, пока можете:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Жажда времени грозит, что если мы проиграем

Чтобы принять это прекрасное предложение нашего блаженства,

Пройдет много времени, прежде чем он это повторит:

Тогда сладко, пока все позволяет,

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Твоя милая мама в постели,

Свечи погашены, шторы задернуты:

Она думает, что вы пишете письма:

Напишите, но позвольте мне сначала написать:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Милая, увы, почему ты так борешься?

Harmony нам больше подходит.

Оставь силу рук Марсу,

Ваша сила в вашей красоте:

Возьми меня к себе, а ты ко мне.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

Горе мне, ты клянешься

Ненавидеть меня? Сдержусь:

Проклята моя судьба

Это так высоко подняло меня, чтобы потерпеть неудачу:

Скоро я порадую вас своей смертью.

«Нет, нет, нет, нет, моя дорогая, пусть будет».

87

Когда меня изгнали от Стеллы, дорогая

Стелла, пища моих мыслей, сердце моего сердца;

Стелла, чьи глаза проясняют все мои бури,

По железным законам обязанность выехать:

Увы обнаружил, что она со мной умница;

Я видел, что слезы действительно выступили на ее глазах;

Я видел, что ее самые сладкие губы разделились,

И ее печальные слова слышал мое самое печальное чувство.

Что касается меня, то я плакал, увидев, что жемчуг так рассыпается;

Я вздохнул и оплакивал ее горе,

И все же купалась в радости, такая любовь была видна в ней.

Таким образом, хотя для меня наиболее горьким было воздействие,

И ничего более сладкого не может быть,

Мне было досадно, если не досадно.

Когда я был вынужден уйти, дорогая Стелла,

Стелла, пища моих мыслей, сердце моего сердца,

Стелла, чьи глаза рассеивают все мои бури,

Обязаны отойти по железным законам долга:

Увы, я обнаружил, что она пострадала из-за меня,

Я видел, что на ее глазах выступили слезы;

Я видела, что вздохи разделили ее сладкие губы,

И мой опечаленный разум услышал ее печальные слова.

Я плакал при виде разбросанных для меня таких жемчужин,

Я вздыхал ее вздохи и плакал от ее печали,

И все же купалась в радости от того, что в ней увидели такую ​​любовь.

Итак, когда эффект был для меня очень горьким,

Но нет ничего слаще дела,

Я был бы в конфликте внутри себя, если бы еще не был.

89

Теперь, когда не было самой утомительной ночи,

Самой темной тенью одолевает мой день;

С тех пор, как Стелла увидела меня, мой день,

Оставив мое полушарие, оставь меня в ночи,

Каждый день кажется длинным, и он жаждет долгой ночи;

Ночь утомительна, приближается день;

Тир'д с пыльным трудом напряженного дня,

Томится ужасами тихой ночи;

Страдая от болезней дня и ночи,

Хотя нет ночи темнее моего дня,

Нет дня менее тихого, чем моя ночь:

С такой дурной смесью дня и ночи

Тот, кто так живёт самой чёрной зимней ночью,

Я чувствую пламя самого жаркого летнего дня.

Теперь, когда самая неприятная ночь отсутствия

Покрывает дневной свет самой темной тенью:

Потому что глаза Стеллы, которые обычно дают мне свет,

Покинули мое полушарие, оставив меня в ночи;

Каждый день кажется длинным, и он жаждет долгой ночи:

Ночь, как утомительна, добивается приближения дня;

Устал от пыльных трудов напряженного дня,

Утомленный ужасами тихой ночи,

Страдая в бедах дня и ночи,

Хотя нет ночи темнее моего дня,

И нет дня менее тихого, чем моя ночь:

С такой злобной смесью моей ночи и дня

Так что, живя так в самой черной зимней ночи,

Я все еще чувствую пламя самого жаркого летнего дня.

91

Стелла, ставшая жестокой мощью чести,

Я от тебя, свет моей жизни, неверный,

И эта прекрасная ты, мое Солнце, таким образом покрыла

Без вуали живу в ночи печали;

Если это темное место еще светится, как свеча

Изделие какой-то красавицы, как голова янтарного цвета,

Молочные руки, розовые щеки или губы более сладкие, более красные,

Или видеть струи черными, но яркими в черноте.

Они, пожалуйста, признаюсь; они радуют мои глаза,

Но почему? Из-за вас они модели будут,

Моделирует такие деревянные шары сверкающего неба.

Дорогой, поэтому не ревнуй надо мной,

Если вы слышите, что они, кажется, мое сердце тронется.

Не их, о нет, но тебя в них я люблю.

Стелла, а сейчас из-за требований чести

Меня уводят прочь от тебя, свет моей жизни,

И потому что ты, мое прекрасное солнышко, пасмурно

Под покровом отсутствия я живу в ночи печали;

И если это темное место все еще светится, как при свечах

Часть красоты, шевелюра янтарного цвета,

Молочно-белые руки, румяные щеки или более сладкие, более красные губы,

Или угольно-черные глаза, яркие в своей черноте:

Они радуют мои глаза: признаюсь.

Но почему они? Потому что они подобны тебе,

Как деревянные шары служат моделями звездного неба.

Так что, дорогой, не ревнуй ко мне,

Если вы слышите, что они трогают мое сердце:

Я люблю не их, О нет, это ты в них.

94

Горе найди слова, ибо Ты сделал мой мозг

Так темно с туманными испарениями, которые поднимаются

Из твоей тяжелой плесени, глаза загнутые

Не могу различить форму моей собственной боли.

Тогда ты (ибо можешь) жалуйся

Для моей бедной души, которую теперь мучает болезнь,

Чего не следует ощущать, само чувство отрицает,

Хотя предвестники смерти приютят там его поезд.

Или если твоя любовь к жалобе все же моя терпит,

Каитиффа, достойного смерти,

Но плачь и рыдай причинными слезами,

Что, хотя и в жалости твоя жизнь,

И все же растут несчастнее, чем есть у твоей природы

Благодаря тому, что меня устроили такому негодяю, как я.

Горе, найди слова, раз уж ты сделал мой мозг

Так темно от туманных паров, поднимающихся

От твоей тяжелой земли, что внутреннее око

С трудом вижу форму собственной боли.

Раз уж ты можешь, ты должен причитать

Для моей бедной души, измученной этой болезнью

Который даже лишает себя всякого самоощущения,

Даже несмотря на то, что там обитают предчувствия смерти.

Или, если ваша любовь к скорбям избегает моей,

Как принадлежащий негодяю, достойному такой смерти,

Тем не менее плачьте и плачьте разумно,

Что, хотя ваше существование жалко,

Он становится более убогим, чем обычно,

Попав в такого негодяя, как я.

Песня одиннадцатая

«Кто это, эта темная ночь?»

Под моим окном виднеется? "

Это тот, кто от твоих глаз

Быть (ах!) Изгнанником, презирать

Всякий другой пошлый свет.

«Почему, увы, а ты он?

А эти фантазии еще не изменились? "

Дорогой, когда ты найдешь во мне перемену,

Хоть от меня ты отлучишься,

Пусть моя сдача погибнет.

«Ну, если нет, то умрет.

Иди, чтобы увидеть, и оставь удивляться ».

Отсутствие обязательно поможет, если я

Могу научиться раскалывать себя

От того, что в моем сердце лжет.

«Но время развеет эти мысли:

Время творит то, чего не знает никто ".

Время доказывает субъект:

Со временем любовь растет

В верной горлице.

«Что делать, если вас новые красавицы увидят?

Разве они не вызовут новую привязанность? »

Я подумаю, что это картинки

(Образ, подобный совершенству святого)

Ты плохо подделываешь.

«Но самый чистый свет вашего разума»

Предлагает, чтобы ты оставил такие умы питать ».

Уважаемый, не делайте причины такой злобы;

Никогда не расцветет твоя красота

Больше, чем на мой взгляд.

«Но несправедливость любви к медведям принесет

.

Любовь на долгое время оставь дело ».

Нет. Чем больше дураков он трясет,

В земле столь твердой постройки,

Еще глубже они забивают ставку.

«Мир, я думаю, что некоторые прислушиваются.

Не приходи больше, чтобы я не разгневался ».

Блаженство, я сохраню блаженство мое,

Боязнь, милая, тебе угрожать,

Но моя душа приютит там.

«Ну, уходи. Уходи, говорю,

Чтобы глаза Аргуса не заметили вас.

О несправедливое влияние судьбы,

Что может заставить меня покинуть вас

И от хамов убегать!

«Кто жалуется

Под моим окном, этой темной ночью? »

Это тот, кого (увы) сослали

С вашего взгляда пренебрегает

Каждый второй обычный свет.

«Да что это ты, увы?

Эти фантастические идеи еще не изменились? »

Дорогой, когда вы обнаружите, что я изменил,

Хотя ты от меня отдалился,

Пусть мое изменение будет до состояния гибели.

«Ну, умение видеть и удивляться

Умрет из-за отсутствия ».

Безусловно, отсутствие поможет, если я

Могу научиться отделить себя

Из того, что существует в моем сердце.

«Но время сотрет эти мысли:

Время достигает того, о чем никто не может вообразить.’

Время подходит к теме:

Любовь продолжает расти со временем

В верном горлице.

«А что, если увидишь свежих красоток»,

Разве они не вызовут новую привязанность? »

Я буду думать, что это просто картинки

(Как образы совершенства святого)

Плохо вас представляет.

«Но чистейший свет вашего разума

Позволяет укрепить такое душевное состояние ».

Уважаемый, не делайте таких неправильных рассуждений;

Ваша красота никогда не расцветает больше

Чем в глазах моего разума.

«Но твоя любовь терпит обиды

.

Наконец-то займемся любовью, перестань пытаться ».

Нет, дураков тем более качает,

Когда их любовь так прочно утвердилась,

Они еще глубже продвигают кол любви.

«Мир, я думаю, что кто-то может слышать:

Не приходи больше, чтобы я не рассердился ».

Блаженство, я откажусь от своего блаженства,

Боязнь (сладкая) подвергнуть вас опасности,

Но моя душа останется здесь.

«Ну, уходи, уходи, говорю я,

Чтобы глаза Аргуса не увидели вас.’

О, сила самой несправедливой судьбы

Это может заставить меня покинуть вас,

И убегай от этих ничтожеств.

Примечание: Многоглазый Аргус должен был охранять Ио, любовницу Юпитера, после ее превращения в телку. Он был усыплен и убит Меркьюри, а затем Юнона превратила его в павлина. (Овидий: Метаморфозы I: 622-746)

106

О, отсутствие присутствия, Стеллы здесь нет;

Ложная лестная надежда с таким прекрасным лицом

Держи меня в руке, что в этом сиротском доме,

Стелла, я говорю моя Стелла, должна появиться:

Что ты скажешь сейчас? Где это изящное настроение

Ты сказал, что мои глаза должны помочь их голодающим?

Но ты ушел, теперь это позорное чувство в себе

Больше всего меня побуждает желать утешения рядом.

А вот и магазинчик встреч прекрасных дам,

Кто может с очарованием беседы сладкий

Сделайте в моей тяжелой форме новую мысль для роста:

Конечно, они преобладают со мной так же, как и он

Это посоветовал своему другу, но затем новому искалеченному, стать

Веселитесь с ним и не думайте о его горе.

О отсутствие присутствия, Стеллы здесь нет;

Ложная надежда на такое прекрасное лицо

Обманывал меня, заставляя думать, что в этом погибшем месте

Появится Стелла, я говорю, моя Стелла.

Что ты скажешь, где эта сладкая еда

Ты сказал, что мои глаза помогут их голодному состоянию?

Но вы (надежда) ушли, теперь это самоощущение позора

Заставляет меня очень сильно желать, чтобы ваш комфорт был рядом.

Но здесь я встречаю много милых дам,

Кто может вызвать новые мысли на моей тяжелой почве

Очарованием их сладкой беседы:

Безусловно, со мной они преуспевают

Как сообщил своему другу, недавно раненый,

Веселиться с ним и не думать о его печали.

108

В печали (мощью собственного огня)

Тает свинцом в мою кипящую грудь;

Через эту темную печь угнетает мое сердце

От Тебя сияет радость, мой единственный свет;

Но как только мысль о тебе вызывает у меня восторг,

И моя юная душа трепещет к тебе, его гнездо,

Самое грубое отчаяние, мой ежедневный непрошеный гость,

Зажимы мои крылья прямо окутывают меня своей ночью,

И заставляет меня склонить голову и сказать:

«Ах, какая польза от золота Феба этому негодяю»

Кого железные двери не дают использовать днем? »

Как ни странно (увы) твои дела преобладают во мне,

Что в моих горестях о Тебе Ты моя радость,

И в моих радостях для тебя моя единственная досада.

Когда печаль (используя жар моей страсти)

Тает свинцом в мою кипящую грудь,

Через эту темную печь к моему угнетенному сердцу,

Радость сияет от тебя, мой единственный свет;

Но как только мысль о тебе рождает мою радость,

И моя юная душа трепещет к тебе, его гнездо,

Грубое отчаяние, мой ежедневный гость, хотя и не спрошенный,

Немедленно обрезает мои крылья и окутывает меня своей ночью,

А потом заставляет меня склонить голову и сказать:

Ах, какая польза от золота Аполлона (солнечного света) этому негодяю

Кому железные двери мешают наслаждаться днем?

Как ни странно (увы) ваши действия управляют мной,

Что, несмотря на мою печаль о тебе, ты все еще моя радость,

И в моих радостях о тебе ты мое единственное страдание.

Примечание: в одиннадцати песнях сто восемь сонетов, а также сто восемь строф, что составляет число женихов Пенелопы у Гомера. (Книга Одиссеи XVI: 245). Таким образом, каждый сонет и строфа - это «жених», посланный от имени Астрофила (Сидни) Стелле (Пенелопа Рич).


Исходный текст

Брейтуэйт, Уильям С. Книга Елизаветинских стихов , Chatto & Windus Publishers, 1908, защищена неизвестными авторскими правами.

«Этюд поэзии» Мэтью Арнольда

«Будущее поэзии необъятно, потому что в поэзии, где она достойна своей высокой судьбы, наша раса с течением времени найдет все более надежное и надежное место для жизни.Нет непоколебимого вероучения, не признанной догмы, не вызывающей сомнений, ни принятой традиции, которая не грозит распадом. Наша религия материализовалась в факте, в предполагаемом факте; он привязал свои эмоции к факту, и теперь факт их подводит. Но для поэзии идея - это все; остальное - мир иллюзии, божественной иллюзии. Поэзия придает идее эмоции; идея есть факт. Самая сильная часть нашей религии сегодня - это бессознательная поэзия.”

Позвольте мне процитировать эти мои собственные слова [из Сотня величайших людей - ред.], как высказывание мысли, которая, по моему мнению, должна сопровождать нас и руководить нами во всем нашем изучении поэзии. В настоящей работе [ The English Poets - прим. Ред.] Мы приглашены следовать одному великому потоку, вносящему вклад в мировую реку поэзии. Нас здесь приглашают проследить течение английской поэзии. Но независимо от того, ставим ли мы себя, как здесь, следовать только одному из нескольких потоков, составляющих могучую реку поэзии, или стремимся узнать их все, наша основная мысль должна быть той же.Мы должны воспринимать поэзию достойно и более высоко, чем принято думать о ней. Мы должны представить его способным к более высокому использованию и призванным к высшим предназначениям, чем те, которые обычно люди приписывали ему до сих пор. Все больше и больше человечества обнаруживает, что мы должны обращаться к поэзии, чтобы объяснять нам жизнь, утешать нас, поддерживать нас. Без поэзии наша наука окажется неполной; и большая часть того, что сейчас считается у нас религией и философией, будет заменено поэзией.Я говорю, что наука без этого будет неполной. Ибо точно и верно Вордсворт называет поэзию «страстным выражением лица всей науки»; и что такое лицо без его выражения? И снова Вордсворт точно и верно называет поэзию «дыханием и более тонким духом всякого знания»; наша религия, выставляющая напоказ свидетельства, подобные тем, на которые сейчас полагается общественное мнение; наша философия, увлеченная своими рассуждениями о причинности, конечном и бесконечном бытии; Что они, кроме теней, снов и ложных проявлений знания? Придет день, когда мы будем удивляться тому, что доверяли им, принимали их всерьез; и чем больше мы воспринимаем их пустоту, тем больше мы ценим «дыхание и более тонкий дух знания», предлагаемые нам поэзией.

Но если мы так высоко воспринимаем судьбы поэзии, мы должны также установить высокие стандарты поэзии, поскольку поэзия, чтобы быть способной исполнить такие высокие судьбы, должна быть поэзией высшего порядка. Мы должны приучать себя к высоким стандартам и строгим суждениям. Сент-Бев рассказывает, как однажды Наполеон сказал, когда о ком-то в его присутствии говорили как о шарлатане: «Шарлатан, сколько угодно; Но где же не шарлатанство? »-« Да », - отвечает Сент-Бев,« в политике, в искусстве управления человечеством, возможно, это правда.Но в порядке мысли, в искусстве, слава, вечная честь состоит в том, что шарлатанство не найдет входа; в этом заключается неприкосновенность этой благородной части человеческого существа »[ Les Cahiers - прим. ред.]. Это замечательно сказано, и давайте твердо его придерживаться. В поэзии, которая есть мысль и искусство в одном лице, слава, вечная честь, шарлатанство не найдет выхода; чтобы эта благородная сфера была неприкосновенной и неприкосновенной. Шарлатанство предназначено для того, чтобы сбить с толку или стереть различия между превосходным и неполноценным, правильным и ненадежным или только наполовину звуковым, истинным и ложным или только наполовину истинным.Когда мы их путаем или игнорируем, это шарлатанство, сознательное или бессознательное. А в поэзии больше, чем где-либо еще, недопустимо их путать или стирать. Ибо в поэзии первостепенное значение имеет различие между превосходным и неполноценным, правильным и несостоятельным, или только полусумасшедшим, истинным и ложным или только наполовину правдивым. Это имеет первостепенное значение из-за высоких судеб поэзии. В поэзии, как и в критике жизни в условиях, установленных для такой критики законами поэтической истины и поэтической красоты, дух нашей расы найдет, как мы сказали, с течением времени и по мере того, как другие средства терпят поражение, свое утешение. и останься.Но утешение и пребывание будут иметь силу, пропорциональную силе критики жизни. И критика жизни будет иметь силу в той мере, в какой поэзия, передающая ее, будет скорее превосходной, чем неполноценной, правильной, а не несостоятельной или полусумасшедшей, верной, а не ложной, на полуправдивой.

Лучшая поэзия - это то, что мы хотим; будет обнаружено, что лучшая поэзия обладает силой формировать, поддерживать и радовать нас, как ничто другое. Более ясное и глубокое ощущение лучшего в поэзии, а также силы и радости, которые можно извлечь из нее, - это самое ценное благо, которое мы можем извлечь из поэтического сборника, такого как настоящее.И все же в самой природе и поведении такого сбора неизбежно есть что-то, что имеет тенденцию затемнять в нас сознание того, какой должна быть наша выгода, и отвлекает нас от погони за ней. Поэтому мы должны неуклонно ставить это в уме с самого начала и должны заставлять себя постоянно возвращаться к этой мысли по мере продвижения.

Да; При постоянном чтении стихов в нашем сознании должно присутствовать чувство лучшего, действительно превосходного, а также силы и радости, которые можно извлечь из этого, и оно должно определять нашу оценку того, что мы читаем.Но эта реальная оценка, единственно верная, может быть заменена, если мы не будем бдительны, двумя другими оценками, исторической оценкой и личной оценкой, обе из которых ошибочны. Поэт или стихотворение могут считаться для нас исторически, они могут считаться для нас по личным причинам, и они могут действительно считаться для нас. Они могут рассчитывать на нас исторически. Весьма интересен ход развития национального языка, мысли и поэзии; и, рассматривая творчество поэта как этап на этом пути развития, мы можем легко заставить себя сделать его более важным как поэзия, чем оно есть на самом деле, мы можем использовать язык весьма преувеличенной похвалы, критикуя его; короче говоря, переоценить это.Так возникает ошибка в наших поэтических суждениях, вызванная оценкой, которую мы можем назвать исторической. С другой стороны, поэт или стихотворение могут рассчитывать для нас по личным причинам. Наши личные пристрастия, предпочтения и обстоятельства имеют огромную силу повлиять на нашу оценку творчества того или иного поэта и заставить нас придавать ему большее значение как поэзию, чем она сама по себе имеет на самом деле, потому что для нас она является или была очень важно. Здесь мы также переоцениваем интересующий нас объект и применяем к нему язык похвалы, который весьма преувеличен.Таким образом, мы получаем источник второй ошибки в наших поэтических суждениях - ошибки, вызванной оценкой, которую мы можем назвать личной.

Оба заблуждения естественны. Очевидно, насколько естественно изучение истории и развития поэзии может склонить человека к тому, чтобы задуматься о репутации и произведениях, которые когда-то были заметны, но теперь неясны, и ссориться с беспечной публикой за то, что они, следуя простой традиции и привычке, перескочили с одного. известное имя или произведение в своей национальной поэзии другому, не зная, что он упускает, и о причине сохранения того, что он сохраняет, и обо всем процессе роста его поэзии.Французы стали прилежными исследователями собственной ранней поэзии, которой они долго пренебрегали; исследование делает многих из них неудовлетворенными своей так называемой классической поэзией, придворной трагедией семнадцатого века, поэзией, которую Пеллиссон давно упрекал в отсутствии подлинной поэтической печати с ее politesse stérile et rampante [бесплодно и напыщенная вежливость - ред.], но тем не менее она царила во Франции так же безоговорочно, как если бы она была действительно совершенством классической поэзии.Недовольство естественно; Тем не менее, живой и опытный критик, М. Шарль д'Эрико, редактор «Клемана Маро», заходит слишком далеко, говоря, что «облако славы, окружающее классику, - это туман, столь же опасный для будущего литературы, как и он сам». невыносимо для целей истории ». «Это мешает, - продолжает он, - мешает нам увидеть более одной точки, кульминационной и исключительной точки; краткое изложение мысли и произведения, вымышленное и произвольное. Он заменяет ореол физиономии, он помещает статую там, где когда-то был человек, и, скрывая от нас все следы труда, попыток, слабостей, неудач, он претендует не на изучение, а на почитание; он не показывает нам, как это делается, он навязывает нам модель.Прежде всего, для историка недопустимо создание классических персонажей; поскольку он уводит поэта из его времени, из его настоящей жизни, он разрушает исторические отношения, он ослепляет критику обычным восхищением и делает неприемлемым исследование литературных истоков. Это дает нам больше не человеческую личность, а Бога, неподвижно восседающего среди Своей совершенной работы, как Юпитер на Олимпе; и вряд ли юный студент, которому такая работа выставлена ​​на таком расстоянии от него, поверит, что она вышла не готовой - сделанной из этой божественной головы.”

Все это блестяще и убедительно сказано, но мы должны выступить за различие. Все зависит от реальности классического характера поэта. Если он сомнительный классик, давайте рассмотрим его; если он ложный классик, давайте взорвем его. Но если он настоящий классик, если его работа принадлежит к классу лучших (это истинное и правильное значение слова классический, классический), то для нас самое замечательное - это чувствовать и получать удовольствие от его работы как как никогда глубоко, и ценить огромную разницу между этим и всей работой, не имеющей такого же высокого характера.Это то, что полезно, это то, что формирует; это огромная польза от изучения поэзии. Все, что ему мешает, что ему мешает, вредно. Конечно, мы должны читать нашу классику с открытыми глазами, а не глазами, ослепленными суевериями; мы должны понимать, когда его работа оказывается недостаточной, когда она выпадает из числа лучших, и в таких случаях мы должны оценивать ее по достоинству. Но использование этой негативной критики не само по себе, а исключительно в том, что она позволяет нам иметь более ясное ощущение и более глубокое наслаждение тем, что действительно превосходно.Прослеживать труд, попытки, слабости, неудачи настоящего классика, познакомиться с его временем, его жизнью и его историческими отношениями - это простой литературный дилетантизм, если у него нет этого ясного смысла и более глубокого удовольствия для своей цели. Можно сказать, что чем больше мы знаем о классике, тем больше он нам понравится; и, если бы мы жили столько же, сколько Мафусаил, и у всех нас были головы совершенной ясности и воли совершенной стойкости, это могло бы быть правдой на самом деле, поскольку это правдоподобно в теории.Но здесь дело обстоит так же, как и в случае с греческими и латинскими исследованиями наших школьников. Сложная филологическая основа, которую мы требуем от них заложить, теоретически является замечательной подготовкой для достойной оценки греческих и латинских авторов. Можно сказать, что чем более основательно мы заложим основу, тем больше мы сможем доставить удовольствие авторам. Правда, если бы времени было не так мало, а умы школьников не так быстро утомлялись, а их сила внимания исчерпывалась; только как таковая продолжается сложная филологическая подготовка, но авторы малоизвестны и пользуются меньшим удовольствием.То же самое и с исследователем «исторических истоков» в поэзии. Он должен наслаждаться истинной классикой тем лучше для своих исследований; он часто отвлекается от наслаждения лучшим, а меньшим он перегружает себя и склонен переоценивать это пропорционально тому беде, которого это ему стоило.

Идея прослеживания исторического происхождения и исторических отношений не может отсутствовать в компиляции, подобной настоящей. И, естественно, поэты, которые будут выставлены в нем, будут назначены для выставки тем людям, которые, как известно, высоко их ценят, а не тем, кто не имеет к ним особой склонности.Более того, само занятие автором и занятие его выставкой побуждает нас подтверждать и преумножать его важность. Поэтому в настоящей работе мы уверены, что часто соблазняемся принять историческую оценку или личную оценку и забыть настоящую оценку; которые, тем не менее, мы должны использовать, если хотим, чтобы поэзия приносила нам полную пользу. Эта польза настолько велика, польза от ясного ощущения и глубокого наслаждения действительно превосходным, истинно классическим в поэзии, что мы преуспеваем, я говорю, что твердо ставим это перед нашим разумом в качестве нашей цели при изучении поэтов и поэзии, и сделать стремление к достижению этого единственного принципа, к которому, как говорит Подражание , мы всегда возвращаемся, что бы мы ни читали или ни узнали. Cum multa legeris etognoveris, ad unum semper oportet redire Principium [«Когда вы прочитали и узнали много вещей, вы всегда должны возвращаться к одному принципу». Thomas à Kempis, Подражание Христу - прим. Ред.].

Историческая оценка, вероятно, особенно повлияет на наши суждения и наш язык, когда мы имеем дело с древними поэтами; личная оценка, когда мы имеем дело с поэтами наших современников или, во всяком случае, современными. Преувеличения, связанные с исторической оценкой, сами по себе, возможно, не слишком серьезны.Их отчет едва ли доходит до всеобщего слуха; вероятно, они не всегда навязывают даже литераторам, которые их перенимают. Но они приводят к опасному злоупотреблению языком. Итак, мы слышим, что среди наших поэтов Кодмона сравнивают с Мильтоном. Я уже заметил энтузиазм одного опытного французского критика «исторического происхождения». Другой выдающийся французский критик, г-н Вите, комментирует знаменитый документ ранней поэзии своего народа - шансон де Роланда. Это действительно интереснейший документ.Джокулятор или жонглер Тайлефер, который был с армией Вильгельма Завоевателя в Гастингсе, прошел перед нормандскими войсками, как гласит традиция, воспевая «Карла Великого, и Роланда, и Оливера, и вассалов, погибших в Ронсево», и это Предполагается, что в «Шансе Роланда» некоего Турольдуса или Терульда, стихотворении, хранящемся в рукописи XII века в Бодлианской библиотеке в Оксфорде, мы определенно имеем дело, возможно, даже в некоторых словах песнопения, которое пел Тайллефер. .В стихотворении есть сила и свежесть; это не без пафоса. Но г-н Витет не удовлетворен тем, что видит в нем документ некоторой поэтической ценности и очень высокой исторической и лингвистической ценности; он видит в нем грандиозное и красивое произведение, памятник эпического гения. В ее общем замысле он находит грандиозную концепцию, в ее деталях он находит постоянный союз простоты с величием, которые, по его истинному мнению, являются отличительными чертами подлинного эпоса и отличают его от искусственного эпоса литературных веков.Один думает о Гомере; это своего рода похвала, которую воздают Гомеру, и это справедливо. Высшей похвалы быть не может, и это похвала только эпической поэзии высшего порядка, и никакому другому. Итак, давайте попробуем "шансон де Роланд" в лучшем виде. Роланд, смертельно раненный, лег под сосну, повернувшись лицом к Испании и врагу -

De plusurs выбирает воспоминание li prist,
De tantes teres cume li bers cunquist,
De dulce France, des humes de sun lign,
De Carlemagne sun seignor ki l’nurrit.”

[«И начал он вспоминать многое: все земли, которые его доблесть завоевали, и милую Францию, и людей его рода, и Карла Великого, его сеньора, который кормил его» - Chanson de Roland , III, 939–42. Примечание Арнольда.]

Это, повторяю, примитивное произведение, само по себе несомненное поэтическое. Он заслуживает такой похвалы, и такой похвалы для него достаточно. Но теперь обратимся к Гомеру -

.

Hös phato tous d’eide katechen Physizoos aia
en Lakedaimoni auphi philei en patridi gaiei

[«Так сказала она; они издавна отдыхали в мягких руках Земли, / Там, на своей родной земле, в их отечестве, Лакедемон »- Илиада , iii, 243, 244 (перевод доктораХотри). Примечание Арнольда.]

Мы здесь, в другом мире, совсем в другом порядке поэзии; здесь по праву заслуживает такой высшей похвалы, как то, что М. Витет дает Chanson de Roland . Если наши слова должны иметь какой-либо смысл, если наши суждения должны иметь хоть какую-то твердость, мы не должны возносить эту высшую похвалу поэзии неизмеримо низшего порядка.

Действительно, нет более полезной помощи для открытия того, какая поэзия принадлежит к классу поистине превосходных и поэтому может принести нам наибольшую пользу, чем всегда иметь в уме линии и выражения великих мастеров и применять их как пробный камень для другой поэзии.Конечно, мы не должны требовать, чтобы эта другая поэзия походила на них; это может быть очень непохоже. Но если у нас будет хоть какой-то такт, мы найдем их, когда мы хорошо поселили их в своем уме, безошибочным пробным камнем для определения наличия или отсутствия высокого поэтического качества, а также степени этого качества во всех других стихах, которые мы можем поместить. рядом с ними. Коротких отрывков, даже одиночных, нам вполне хватит. Возьмите две строки, которые я только что процитировал из Гомера, комментария поэта к упоминанию Еленой своих братьев; - или возьмите его

A deilo, ti sphoi, domen Pelei anakti
Thneta; hymeis d ’eston agero t’ athanato ’te.
ei hina dystenoisi met ’andrasin alge’ echeton

[«Ах, несчастная пара, зачем мы отдали тебя царю Пелею, смертному? но вы без старости и бессмертны. Было ли это для того, чтобы с людьми, рожденными для страдания, иметь печаль? »- Илиада , xvii. 443–45.]

адрес Зевса к коням Пелея; - или, наконец, его

Кай се, герон, прин мэн акуомен олбион эинай

[«Нет, и ты, старик, в прежние дни был, как мы слышим, счастлив.”- Илиада , xxiv. 543.]

слова Ахилла к Приаму, просителю перед ним. Возьмите эту несравненную половину Данте, потрясающие слова Уголино -

.

Ио но пьянгева; sì dentro impietrai.
Piangevan elli…

[«Я не вопил, и я вырос из камня внутри; / они вопили.— Инферно , xxxiii. 39–40.]

передать прекрасные слова Беатрис Верджилу -

Io son fatta da Dio, sua mercè, сказка,
Che la vostra miseria non mi tange,
Nè fiamma d’esto incendio non m’assale.. .

[«Такого рода Бог, благодаря Его милости, сотворил меня, / Чтоб не тронули меня твои страдания / / И пламя этого огня не поразило меня». - Inferno , ii. 91–93.]

, возьмите простую, но идеальную однострочную строку -

In la sua volontade è nostra pace

[«В Его воле мир наш». - Paradiso , iii. 85.]

Возьмите Шекспира, пару строк из увещеваний Генриха Четвертого о сне -

Хочешь ли ты на высокой и головокружительной мачте
Закрой глаза юноши и потрясти его мозгами
В колыбели грубого могущественного натиска.. .

, а также предсмертную просьбу Гамлета к Горацио -

Если ты когда-нибудь держал меня в своем сердце,
На какое-то время ты отсутствовал в блаженстве,
И в этом суровом мире задыхался от боли
Чтобы рассказать мою историю. . .

Снимок Милтона в том Милтонском отрывке -

Темнее было, но светило
Над ними все архангелы; но его лицо
глубокие шрамы грома покрыли, и забота
сидела на его увядшей щеке.. .

добавьте две такие строки, как -

И смелость никогда не подчиняться и не уступать
А что еще не преодолеть. . .

и закончить с изысканным, близким к потере Прозерпины, потере

. . . что стоило Церере всей этой боли.
Искать ее по всему миру ».

Этих нескольких строк, если у нас есть такт и мы можем их использовать, достаточно даже самих по себе, чтобы сохранять ясность и обоснованность наших суждений о поэзии, чтобы избавить нас от ошибочных оценок ее, чтобы привести нас к реальной оценке.

Приведенные мною образцы сильно отличаются друг от друга, но их объединяет то, что они обладают высочайшими поэтическими качествами. Если мы полностью проникнемся их силой, мы обнаружим, что приобрели чувство, позволяющее нам, какая бы поэзия ни была представлена ​​нам, почувствовать степень, в которой высокое поэтическое качество присутствует или отсутствует в нем. Критики прилагают огромные усилия, чтобы выявить то, что абстрактно составляет персонажей поэзии высокого качества.Гораздо лучше просто прибегнуть к конкретным примерам: взять образцы поэзии высокого, самого высокого качества и сказать: «Персонажи поэзии высокого качества - это то, что в них выражено». Их гораздо лучше узнать, прочувствовав стихи мастера, чем прочитав их в прозе критика. Тем не менее, если нас срочно заставят дать какой-то критический отчет о них, мы можем смело, пожалуй, рискнуть изложить не то, как и почему возникают персонажи, а где и в чем они возникают.Они лежат в основе и содержании поэзии, они находятся в ее манере и стиле. И то, и другое - сущность и материя, с одной стороны, стиль и манера - с другой, имеют отметку, акцент, высокую красоту, ценность и силу. Но если нас просят определить этот знак и акцент абстрактно, наш ответ должен быть следующим: нет, потому что тем самым мы должны затемнять вопрос, а не очищать его. Знак и акцент задаются сутью и материей этой поэзии, стилем и манерой этой поэзии и всей другой поэзии, родственной ей по качеству.

К сущности и содержанию поэзии мы можем добавить только одно, руководствуясь глубоким замечанием Аристотеля о том, что превосходство поэзии над историей состоит в том, что она обладает более высокой истиной и более высокой серьезностью ( philosophoteron kai spoudaioteron [ Poetics , ix - ред.]). Поэтому давайте добавим к сказанному следующее: сущность и материя лучшей поэзии приобретают свой особый характер благодаря обладанию в высшей степени правдой и серьезностью.Мы можем добавить еще, что само по себе очевидно, что стиль и манера лучшей поэзии их особый характер, их акцент придают их дикция и, что еще важнее, их движения. И хотя мы различаем два характера, два акцента превосходства, тем не менее, они жизненно связаны друг с другом. Превосходный характер истины и серьезности в содержании и содержании лучшей поэзии неотделим от превосходства дикции и движений, характеризующих ее стиль и манеру.Эти два превосходства тесно связаны и находятся в устойчивой пропорции друг к другу. Поскольку высокая поэтическая правдивость и серьезность не хватает материи и сущности поэта, мы можем быть уверены, что его стилю и манерам также не хватит высокой поэтической печатью дикции и движения. По мере того, как эта высокая печать дикции и движения опять же отсутствует в стиле и манерах поэта, мы также обнаружим, что высокая поэтическая истина и серьезность отсутствуют в его сущности и материи.

Итак, это всего лишь сухие обобщения; вся их сила заключается в их применении. И я мог бы пожелать, чтобы каждый изучающий поэзию сам применил их. Сделанное им самим приложение запечатлелось в его уме гораздо глубже, чем сделанное мной. Мои пределы также не позволят мне полностью применить изложенные выше общие положения; но в надежде выявить хоть какое-то значение в них и более твердо установить с их помощью важный принцип, я буду в оставшемся для меня месте быстро проследить с самого начала курс нашего английского языка. поэзия с ними на мой взгляд.

Я снова возвращаюсь к ранней поэзии Франции, с которой наша собственная поэзия по своему происхождению неразрывно связана. В XII и XIII веках, в период зарождения всего современного языка и литературы, поэзия Франции явно преобладала в Европе. Из двух частей этой поэзии, ее произведения на langue d'oil и на langue d'oc , поэзия трубадуров на юге Франции, langue d'oc , является важное значение из-за его воздействия на итальянскую литературу, - первая литература современной Европы, которая внесла истинный и великий вклад в развитие классики, как это было у Данте и Петрарки.Но преобладание французской поэзии в Европе в XII и XIII веках объясняется ее поэзией langue d’oil , поэзией северной Франции и языком, который сейчас является французским языком. В XII веке расцвет этой романтической поэзии был раньше и сильнее в Англии, при дворе наших англо-нормандских королей, чем во Франции. Но это был расцвет французской поэзии; и по мере того как наша родная поэзия формировалась, она складывалась из этого. Романтические стихи, завладевшие сердцем и воображением Европы в XII и XIII веках, являются французскими; «Они, - справедливо говорит Саути, - являются гордостью французской литературы, и у нас нет ничего, что могло бы составить им конкуренцию.«Темы были доставлены со всех сторон; но романтическая обстановка, которая была для всех их общей и дошла до ушей Европы, была французской. Это составляло неоспоримое преобладание французской поэзии, литературы и языка на пике средневековья. Итальянец Брунетто Латини, мастер Данте, написал свое Сокровище на французском, потому что, по его словам, « la parleure en est plus delitable et plus commune a toutes gens » [язык более приятный и более широко известный - ред. .]. В том же веке тринадцатый, французский писатель-романтик, Кристиан из Труа, формулирует в рыцарских и письмах требования Франции, своей родной страны, следующим образом: -

Or vous ert par ce livre apris,
Que Gresse ot de chevalerie
Le premier los et de clergie;
Puis vint chevalerie в Риме,
Et de la clergie la some,
Qui ore est en France.
Diex doinst qu’ele i soit retenue,
Et que li lius li abelisse
Tant que de France n’isse
L’onor qui s’i est arestée!

«Из этой книги вы узнаете, что сначала Греция была известна рыцарством и литературой: затем рыцарство и первенство в письме перешли к Риму, а теперь - во Франции.Дай бог, чтобы это там сохранилось; и чтобы это место могло так понравиться ему, чтобы честь, оказавшаяся во Франции, никогда не отошла оттуда! "

Но теперь уже все ушло, этот французский романс-поэзия, вес содержания и сила стиля которого не несправедливо представлены в этом отрывке из Кристиана Труа. Только с помощью исторической оценки мы можем убедить себя не думать, что все это имеет поэтическое значение.

Но в четырнадцатом веке появляется англичанин, питаемый этой поэзией, обучавший своему ремеслу этой поэзией, извлекая из этой поэзии слова, рифму, метр; ибо даже та строфа, которую использовали итальянцы и которую Чосер непосредственно заимствовал у итальянцев, основание и предположение, вероятно, были даны во Франции.Чосер (я уже назвал его имя) очаровывал своих современников, но то же самое делали и Кристиан из Труа, и Вольфрам из Эшенбаха. Однако сила очарования Чосера непреходяща; его поэтическая значимость не требует помощи исторической оценки; это реально. Он - подлинный источник радости и силы, который для нас все еще течет и будет течь всегда. Со временем его будут читать гораздо шире, чем его читают сейчас. Его язык вызывает у нас трудности; но то же самое, и я думаю, в не меньшей степени, и язык Бернса.В случае Чосера, как и в случае с Бернсом, трудно без колебаний принять и преодолеть эту трудность.

Если мы спросим себя, в чем заключается безмерное превосходство поэзии Чосера над поэзией-романсом, - почему, переходя от этого к Чосеру, мы внезапно чувствуем себя в другом мире, мы обнаружим, что его превосходство заключается и в сущности его стихов и в стиле его поэзии. Его превосходство в содержании обусловлено его широким, свободным, простым, ясным, но доброжелательным взглядом на человеческую жизнь - в отличие от поэтов-романтиков, с полным отсутствием разумного владения ею.У Чосера нет их беспомощности; он обрел способность смотреть на мир с центральной, истинно человеческой точки зрения. Достаточно вспомнить Пролог к ​​ Кентерберийские рассказы . Правильный комментарий по этому поводу - это Драйден: «Достаточно сказать, согласно пословице, что здесь есть изобилие Бога». И еще: «Он - вечный источник здравого смысла». Именно благодаря большому, свободному, здравому изображению вещей поэзия, эта высокая критика жизни имеет истинную сущность; и в поэзии Чосера есть истинная сущность.

О его стиле и манерах, если мы думаем сначала о романтической поэзии, а затем о божественной гибкости речи Чосера, его божественной текучести движений, трудно говорить умеренно. Они неотразимы и оправдывают весь восторг, с которым его преемники говорят о его «золотых каплях росы речи». Джонсон полностью упускает из виду суть дела, когда обвиняет Драйдена в том, что он приписывает Чосеру первое уточнение наших чисел, и говорит, что Гауэр также может показывать плавные числа и простые рифмы.Уточнение наших чисел означает нечто гораздо большее, чем это. У нации могут быть стихотворения с плавными числами и легкими рифмами, но при этом может вообще не быть настоящей поэзии. Чосер - отец нашей великолепной английской поэзии; он наш «колодец незапятнанного английского», потому что прекрасным обаянием его дикции, прекрасным обаянием своего движения он создает эпоху и основывает традицию. В Спенсере, Шекспире, Мильтоне, Китсе мы можем следовать традиции жидкой дикции, плавного движения Чосера; в одно время это его жидкая дикция, достоинства которой мы ощущаем в этих поэтах, а в другое время - его плавное движение.И добродетель непреодолима.

Каким бы ограниченным ни было мое пространство, я все же должен найти место для примера добродетели Чосера, поскольку я привел примеры, чтобы показать достоинства великих классиков. Я склонен сказать, что одной строчки достаточно, чтобы показать очарование стиха Чосера; эта всего одна строка вроде этой -

О мученик, облеченный в девственницу!

[«Французский soudé ; паял, быстро фиксировал ». Примечание Арнольда.]

обладает достоинствами манер и движений, которых мы не найдем во всех романтических стихах - поэзии, - но это ни о чем не говорит.Такова добродетель, которую мы, возможно, не найдем во всей английской поэзии, за исключением поэтов, которых я назвал особыми наследниками традиции Чосера. Одной строчки, однако, будет слишком мало, если в нашей памяти нет стиха Чосера; возьмем строфу. Это из «Повести настоятеля», рассказа о христианском ребенке, убитом в еврействе -

.

Моя грудь рассечена до моей кости
Саидэ, это дитя, и, как в роде
, я должен был быть deyd, yea, longè time agone;
Но Иисус Христос, как вы в bookès finde,
Хочет, чтобы слава Его продолжалась и помышляла,
И для поклонения его матери dere
И все же могу я петь, о Алма, громко и ясно.”

Вордсворт модернизировал эту сказку, и чтобы почувствовать, насколько тонкой и мимолетной является очарование стихов, нам достаточно прочитать первые три строки этой строфы после стихотворения Чосера -

.

Мое горло перерезано до костей, я думаю,
Сказал этот маленький ребенок, и по закону доброго
я должен был умереть, да, много часов назад.

Очарование ушло. Часто говорят, что сила текучести и текучести стихов Чосера зависела от свободного, распущенного отношения к языку, что сейчас невозможно; на свободе, которой тоже пользовался Бернс, превращать такие слова, как шея, птица, в двусложное, добавляя к ним, и такие слова, как причина, рифма, в двусложность, произнося e mute.Верно, что подвижность Чосера сочетается с этой свободой и прекрасно обслуживается ею; но мы не должны говорить, что это зависело от него. Это зависело от его таланта. Другие поэты с такой же свободой не достигают текучести Чосера; Сам Бернс этого не достигает. Поэты, опять же, обладающие талантом, близким к таланту Чосера, такие как Шекспир или Китс, знали, как достичь его текучести без подобной свободы.

И все же Чосер не входит в число великих классиков.Его поэзия превосходит и стирает, легко и без усилий, всю романтическую поэзию католического христианского мира; он превосходит и стирает всю современную ему английскую поэзию, он превосходит и стирает всю английскую поэзию, последовавшую за ним, вплоть до эпохи Елизаветы. Такую пользу приносит поэтическая истина по существу в ее естественном и необходимом соединении с поэтической правдой стиля. И все же, я говорю, Чосер - не один из великих классиков. У него нет их акцента. То, что ему нужно, подсказывает простое упоминание имени первого великого классика христианского мира, бессмертного поэта, умершего за восемьдесят лет до Чосера, - Данте.Ударение стиха

In la sua volontade è nostra pace. . .

вообще недоступен Чосеру; мы хвалим его, но чувствуем, что об этом акценте для него не может быть и речи. Можно сказать, что это было непременно недосягаемо для любого поэта в Англии на той стадии развития. Возможно; но мы должны принять реальную, а не историческую оценку поэзии. Как бы мы ни объясняли его отсутствие, поэзии Чосера чего-то не хватает, что должно быть у поэзии, прежде чем ее можно будет поместить в славный класс лучших.И нет никаких сомнений в том, что это что-то такое. Это spoudaiotes , высокая и исключительная серьезность, которую Аристотель приписывает одной из великих добродетелей поэзии. Сущность поэзии Чосера, его взгляды на вещи и его критика жизни полны величия, свободы, проницательности, милосердия; но в нем нет такой серьезности. У Гомера есть критика жизни, у Данте, у Шекспира. Это главным образом то, что дает нашему духу то, на чем он может отдыхать; и с возрастающими требованиями нашего современного века к поэзии, эта добродетель, дающая нам то, на чем мы можем опираться, будет все более и более цениться.Голос из трущоб Парижа, через пятьдесят или шестьдесят лет после Чосера, голос бедняги Вийона из его бунтарской и преступной жизни, имеет свои счастливые моменты (как, например, в последней строфе La Belle Heaulmière ) [«Говорят, что имя Heaulmière произошло от головного убора (шлема), который носили куртизанки в качестве знака. В балладе Виллона бедное старое существо этого класса оплакивает дни молодости и красоты. . . . - Прим. Арнольда.] Больше этой важной поэтической добродетели серьезности, чем во всех произведениях Чосера.Но его появление у Вийона и у таких людей, как Вийон, прерывисто; Величие великих поэтов, сила их критики жизни в том, что их добродетель поддерживается.

Следовательно, к нашей похвале Чосера как поэта должно быть это ограничение; ему не хватает серьезности великих классиков и, следовательно, важной части их достоинств. Тем не менее, главное, что мы должны помнить о Чосере, - это его чистая стоимость в соответствии с той реальной оценкой, которую мы твердо принимаем для всех поэтов.У него есть поэтическая истина по существу, хотя он не обладает высокой поэтической серьезностью и, в соответствии с его истинной сущностью, он обладает изысканными достоинствами стиля и манеры. С ним рождается наша настоящая поэзия.

Для моей нынешней цели мне не нужно останавливаться на нашей елизаветинской поэзии или на продолжении и завершении этой поэзии в Мильтоне. Мы все заявляем, что согласны с оценкой этой поэзии; мы все признаем его великой поэзией, нашим величайшим произведением, а Шекспира и Мильтона - нашими поэтическими классиками.Настоящая смета здесь имеет универсальную валюту. В следующем веке нашей поэзии начинаются противоречия и трудности. Историческая оценка этой поэзии утвердилась; и вопрос в том, совпадет ли она с реальной оценкой.

Эпоха Драйдена, вместе со всем нашим восемнадцатым веком, последовавшим за ней, искренне верила, что создала собственную поэтическую классику и даже сделала шаг вперед в поэзии, превзойдя всех своих предшественников. Драйден не считает серьезно спорным мнение, «что сладость английского стиха никогда не понималась и не практиковалась нашими отцами.Коули вообще ничего не видел в стихах Чосера. Драйден искренне восхищался им и, как мы видели, восхищался его содержанием; но об его изысканной манере и движении все, что он может сказать, это то, что «в нем есть грубая сладость шотландской мелодии, которая естественна и приятна, хотя и не идеальна». Аддисон, желая похвалить цифры Чосера, сравнивает их с собственными данными Драйдена. И на протяжении всего восемнадцатого века и даже до наших дней стереотипная фраза одобрения хороших стихов, встречающаяся в нашей ранней поэзии, заключалась в том, что она даже приближалась к стихам Драйдена, Аддисона, Поупа и Джонсона.

Являются ли Драйден и Поуп поэтической классикой? Является ли историческая оценка, которая представляет их как таковые и которая была так давно установлена, что она не может легко уступить, реальной оценкой? Вордсворт и Кольридж; как известно, отрицал это; но авторитет Вордсворта и Кольриджа не имеет большого значения для молодого поколения, и есть много признаков того, что восемнадцатый век и его суждения снова становятся популярными. Любимые поэты классиков восемнадцатого века?

В моих нынешних рамках невозможно полностью обсудить этот вопрос.И какой писатель не уклонится от того, чтобы показаться диктаторским распоряжением претензий двух людей, которые, во всяком случае, являются такими мастерами письма, как Драйден и Поуп; два человека с таким замечательным талантом, оба, и один из них, Драйден, человек со всех сторон такой энергичный и гениальный? И все же, если мы хотим получить от поэзии полную пользу, мы должны иметь ее реальную оценку. Я размышлял о каком-то способе прийти в данном случае к такой оценке без оскорбления. И, пожалуй, лучше всего начать с сердечной похвалы, так как это легко начать.

Когда мы находим Чепмена, елизаветинского переводчика Гомера, выражающего себя в этом предисловии так: «Хотя истина в самой ее наготе сидит в такой глубокой яме, что от Гадеса до Авроры и Ганга немногие глаза могут ее услышать, я надеюсь, что те немногие здесь так откроют и подтвердят, что, когда свидание вышло из тьмы в это утро нашего поэта, он теперь опоясывает свои храмы солнцем », - мы заявляем, что такая проза невыносима. Когда мы находим Мильтона, который пишет: «И долго не прошло после того, как я утвердился в этом мнении, что тот, кто не откажется от своей надежды на то, что впоследствии будет хорошо писать похвальные вещи, должен сам стать настоящим стихотворением», - мы заявляем, что такая проза имеет свое величие, но она устарела и неудобна.Но когда мы находим Драйдена, говорящего нам: «То, что Вирджил написал энергично, в свое время, в изобилии и непринужденно, я взялся переводить на склоне лет; борюсь с нуждами, угнетаемый болезнью, обузданный своим гением, склонный к неверному истолкованию во всем, что я пишу », - и мы восклицаем, что наконец-то у нас есть настоящая английская проза, проза, которую мы все с радостью использовали бы, если бы только знал как. И все же Драйден был современником Милтона.

Но после Восстановления пришло время, когда наш народ почувствовал настоятельную потребность в подходящей прозе.Точно так же пришло время, когда наша нация почувствовала настоятельную потребность освободиться от всепоглощающих забот, которыми занималась религия в пуританскую эпоху. Невозможно было осуществить эту свободу без какого-либо негативного избытка, без некоторого пренебрежения и нарушения религиозной жизни души; и духовная история восемнадцатого века показывает нам, что свобода не была бы достигнута без них. Тем не менее, свобода была достигнута; озабоченность, несомненно губительная и замедляющая, если бы она продолжалась, была устранена.Как и в случае с религией у нас в то время, так было и с буквами. Подходящая проза была необходимостью; но было невозможно, чтобы подходящая проза утвердилась среди нас без некоторого прикосновения холода к воображаемой жизни души. Необходимые качества подходящей прозы - это регулярность, единообразие, точность, сбалансированность. Писатели, чья судьба может заключаться в том, чтобы привести свой народ к созданию подходящей прозы, должны по необходимости, независимо от того, работают ли они в прозе или в стихах, уделять преобладающее, почти исключительное внимание качествам регулярности, единообразия. , точность, баланс.Но почти исключительное внимание к этим качествам предполагает некоторое подавление и замалчивание поэзии.

Мы должны считать Драйдена могущественным и славным основателем, Папу - великолепным первосвященником нашей эпохи прозы и разума, нашего превосходного и незаменимого восемнадцатого века. Для целей их миссии и предназначения их поэзия, как и их проза, достойна восхищения. Вы спрашиваете меня, плохи ли стихи Драйдена, возьмите их почти куда угодно?

Молочно-белая лань, бессмертная и неизменная.
Кормится на лужайках и в лесу.

Я отвечаю: Замечательно для начала века прозы и разума. Вы спрашиваете меня, не хорош ли стих Папы, возьмите его почти везде, где хотите?

Я указываю на Хаунслоу-Хит, а на Банстед-Даун
Оттуда идет твоя баранина, а эти цыплята - мои.

Я отвечаю: Превосходно для первосвященника эпохи прозы и разума. Но вы спрашиваете меня, исходит ли этот стих от людей с адекватной поэтической критикой жизни, от людей, чья критика жизни имеет высокую серьезность или даже без этой высокой серьезности имеет поэтическую широту, свободу, проницательность, доброту? Вы спрашиваете меня, является ли приложение идей к жизни в стихах этих людей, часто мощное приложение, без сомнения, мощным поэтическим приложением? Вы спрашиваете меня, есть ли в поэзии этих людей суть или неотделимая манера такой адекватной поэтической критики; имеет ли он акцент

На какое-то время не было у тебя счастья.. .

или из

А что еще не преодолеть. . .

или из

О мученик, облеченный в девственницу!

Я отвечаю: у него их нет и быть не может; это поэзия строителей эпохи прозы и разума. Хотя они могут писать стихами, хотя в определенном смысле они могут быть мастерами стихосложения, Драйден и Поуп не являются классиками нашей поэзии, они являются классиками нашей прозы.

Грей - наш поэтический классик той литературы и эпохи; Положение Грея необычно и требует здесь особого внимания. У него нет объема или силы поэтов, которые, приходя в более благоприятные времена, достигли независимой критики жизни. Но он жил с великими поэтами, он жил, прежде всего, с греками, постоянно изучая их и наслаждаясь ими; и он уловил их поэтическую точку зрения на жизнь, уловил их поэтическую манеру. Точка зрения и манеры не исходят от него самого, он улавливает их у других; и у него не было свободного и обильного использования ими.Но, в то время как Аддисон и Поуп никогда ими не пользовались, Грей иногда их использовал. Он самый скудный и хрупкий из классиков в нашей поэзии, но он классик.

И теперь, после Грея, мы встречаемся, когда мы приближаемся к концу восемнадцатого века, нас встречает великое имя Бернс. Теперь мы вступаем в те времена, когда личная оценка поэтов становится повсеместной и когда настоящая оценка их не достигается без труда. Но, несмотря на тревожное давление личной, национальной пристрастности, давайте попробуем по-настоящему оценить поэзию Бернса.

По своей английской поэзии Бернс в целом принадлежит к восемнадцатому веку и не имеет для нас большого значения.

Марка хулигана Насилие, отчужденное преступлениями,
Поднимающее настроение в эти времена упадка;
Считать ничего не подозревающую Невинность добычей,
Коварное мошенничество указывает на ошибочный путь;
В то время как тонкий гибкий язык судебного процесса
Равная кровь сосет Правое и Неправильное!

Очевидно, это не настоящий Бернс, иначе его имя и слава давно бы исчезли.И любовный поэт Кларинды, Сильвандер, тоже не настоящий Бернс. Но он сам говорит нам: «Эти английские песни убивают меня до смерти. Я не владею языком моего родного языка. На самом деле, я думаю, что мои идеи более бесплодны в английском, чем в шотландском. Я был у Дункана Грея, чтобы одевать его по-английски, но все, что я могу сделать, - это отчаянно глупо ». В Бернсе мы, англичане, естественно обращаемся к стихотворениям на нашем родном языке, потому что мы легко их читаем; но в этих стихах нет настоящих Бернсов.

Настоящий Бернс, конечно же, есть в этих шотландских стихотворениях. Давайте смело скажем, что в отношении большей части этой поэзии, поэзии, постоянно посвященной шотландскому напитку, шотландской религии и шотландским манерам, оценка шотландца носит личный характер. Шотландец привык к этому миру шотландских напитков, шотландской религии и шотландских манер; он питает к ней нежность; он встречает своего поэта на полпути. В этом нежном настроении он читает такие произведения, как Holy Fair или Halloween . Но этот мир шотландского напитка, шотландской религии и шотландских манер против поэта, а не для него, когда его читает не пристрастный соотечественник; ибо сам по себе это не прекрасный мир, и никто не может отрицать, что поэту полезно иметь дело с прекрасным миром.Мир шотландских напитков, шотландской религии и шотландских манер Бернса часто бывает суровым, отвратительным и отвратительным: даже мир его Cotter’s Saturday Night не является прекрасным миром. Несомненно, критика жизни поэтом может иметь такую ​​правдивость и силу, что она восторжествует над ее миром и радует нас. Бернс может одержать победу над своим миром, часто он действительно побеждает над своим миром, но давайте посмотрим, как и где. Бернс - это первый случай, который мы имели, когда предвзятость личной оценки имеет тенденцию вводить в заблуждение; давайте посмотрим на него повнимательнее, он может это вынести.

Многие из его поклонников скажут нам, что у нас есть Бернс, веселый, искренний, восхитительный, здесь -

Выпейте меня! it gies us mair
Чем школа или колледж;
Разжигает остроумие, возбуждает логово,
Мучит нас за знание.
Не будь виски жаброй или копейкой
Или только более сильным зельем,
Никогда не подведет, если запить,
Подбить наши представления
Ночью или днем.

В Бернсе много такого рода вещей, и они неудовлетворительны не потому, что это вакханальная поэзия, а потому, что в ней нет того акцента искренности, который, справедливости ради, очень часто имеет вакханская поэзия.В этом есть что-то от бравады, что-то, что заставляет нас чувствовать, что у нас нет человека, говорящего с нами своим настоящим голосом; что-то, следовательно, поэтически несостоятельное.

Его поклонники с еще большей уверенностью скажут нам, что у нас есть подлинный Бернс, великий поэт, когда его линия утверждает независимость, равенство, достоинство людей, как в известной песне «For A 'That и A' That». »-

Принц может сделать рыцаря в поясе,
Маркиза, герцога и так далее;
Но честный человек держится за свою мощь,
Да, конечно, он mauna fa ’!
Для a ’that и a’ that,
Их достоинства, и a ’that,
Смысл смысла, ценность гордости,
Они выше ранга, чем a’ that.

Здесь они находят его величественные, искренние прикосновения; и более того, когда этот могучий гений, который так часто бросал вызов морали, падает морализаторским -

Священная низменная любовь
Пышно потакайте ей;
Но никогда не искушайте незаконную поездку,
Ничто не должно разглашать это.
Я отказываюсь от кванта греха,
Опасность сокрытия,
Но ох! он затвердевает внутри,
И окаменяет чувство

Или на более высоком уровне -

Кто создал сердце, это Он один
Решительно может испытать нас;
Он знает каждый аккорд, его различный тон;
У каждой весны свой уклон.
Тогда на весах давайте молчим,
Мы никогда не сможем его отрегулировать;
Что сделано, мы частично можем подсчитать,
Но не знаем, что сопротивлялось.

Или еще лучше, напряжение, скажут его поклонники, непревзойденное -

Чтобы создать счастливую атмосферу у камина
Отлучить от груди и жену,
Это настоящий пафос и возвышенность
Человеческой жизни.

Для вас есть критика жизни, скажут нам поклонники Бернса; есть приложение идей к жизни! Несомненно, есть.Доктрина последних процитированных строк почти полностью совпадает с целью и концом всего учения Сократа, как говорит нам Ксенофонт. И приложение очень мощное; сделано человеком глубокого понимания и (нужно ли говорить?) мастером языка.

Но для высшего поэтического успеха требуется нечто большее, чем мощное приложение идей к жизни; это должно быть приложение в условиях, установленных законами поэтической истины и поэтической красоты. Эти законы устанавливают в качестве необходимого условия в подходе поэта к рассматриваемым здесь вопросам высокую серьезность - высокую серьезность, которая проистекает из абсолютной искренности.Акцент высокой серьезности, рожденный абсолютной искренностью, - вот что придает стиху

.

In la sua volontade e nostra pace. . .

такой критике жизни, как Данте, ее сила. Ощущается ли этот акцент в отрывках, которые я цитировал из Бернса? Конечно, нет; конечно, если наше чутье быстро, мы должны понимать, что в этих отрывках нет голоса из самой сокровенной души подлинных Бернсов; он не говорит с нами из этих глубин, он более или менее проповедует.И компенсация за меньшее восхищение такими отрывками из-за отсутствия в них идеального поэтического акцента будет заключаться в том, что мы будем больше восхищаться поэзией, в которой присутствует этот акцент.

Нет; Бернс, как и Чосер, проявляет некоторую серьезность великих классиков, и добродетель материи и манер, которые сочетаются с такой серьезностью, не позволяет его работе. Временами он затрагивает его в глубокой и страстной меланхолии, как в тех четырех бессмертных строках, взятых Байроном как девиз для The Bride of Abydos , но которые имеют в себе глубину поэтического качества, такого как ни в одном стихе Байрона. собственный -

Если бы мы никогда не любили саэ по-доброму,
Если бы мы никогда не любили саэ слепо,
Никогда не встречались и не расставались,
Мы никогда не были разбиты сердцем.

Но целую поэму такого качества Бернс не может написать; остальное, в Прощай, Нэнси , - пустословие.

Я думаю, что мы лучше всего приходим к реальной оценке Бернса, полагая, что в его работах есть истина материи и истина манер, но не акцент или поэтическая добродетель высших мастеров. Его искренняя критика жизни, когда в нем говорит чистый поэт, иронична; это не -

Ты Сила Всевышний, чей могучий план
Эти мои горести исполняют,
Здесь, твердо, я отдыхаю, они должны быть лучшими
Потому что они - Твоя воля!

Скорее, чем: Свисток, черт возьми! Тем не менее, мы можем сказать о нем как о Чосере, о жизни и о мире, поскольку они предстают перед ним, его взгляд широк, свободен, проницателен, доброжелателен, - поэтому истинно поэтично; и его манера передачи того, что он видит, должна соответствовать.Но в то же время мы должны отметить его большое отличие от Чосера. Свобода Чосера усиливается в Бернсе огненной, безрассудной энергией; милосердие Чосера углубляется у Бернса до всепоглощающего чувства пафоса вещей, пафоса человеческой натуры, а также пафоса нечеловеческой природы. Вместо плавности манеры Чосера манера Бернса отличается пружинностью и безграничной быстротой. Бернс намного сильнее, хотя у него, возможно, меньше очарования. Мир Чосера справедливее, богаче и значительнее, чем мир Бернса; но когда величие и свобода Бернса обретут полный размах, как в Tam o 'Shanter или еще больше в мощной и великолепной постановке The Jolly Beggars , его мир может стать таким, каким он будет, его поэтический гений восторжествует. Это.В мире The Jolly Beggars есть нечто большее, чем уродство и убожество, есть скотство; тем не менее, произведение имеет великолепный поэтический успех. В нем есть широта, правдивость и сила, которые делают знаменитую сцену из «Подвала Ауэрбаха» из Гете «Фауст » рядом с ней кажутся искусственными и ручными, с которыми могут сравниться только Шекспир и Аристофан.

Здесь, где его величие и свобода так превосходно служат ему, а также в тех стихах и песнях, где к проницательности он прибавляет бесконечную лукавство и остроумие, а к доброте - бесконечный пафос, где его манера безупречна, и в результате получается совершенное поэтическое целое. , - в таких вещах, как адрес мыши, дом которой он разрушил, в таких вещах, как «Дункан Грей», «Там Глен», «Свисти, и я пойду к тебе, мой друг», «Олд Ланг Сайн» (это список можно было бы сделать намного длиннее), - здесь мы имеем дело с настоящими Бернсами, настоящая оценка которых должна быть действительно высокой.Ни классика, ни с превосходными spoudaiotes [высокая серьезность - ред.] Великих классиков, ни с стихами, поднимающимися до критики жизни и добродетели, подобных их; но поэт с абсолютной истиной по существу и ответственной правдой стиля, дающий нам поэтическое звучание до глубины души. У всех нас есть склонность к жалости, и мы, возможно, склонны ценить Бернса больше всего за его пронзительный, иногда почти невыносимый пафос; для стихов вроде -

Мы заплатили не за ожог
С утра до обеда;
Но моря между нами косы хае рев'д
Sin auld lang syne.. .

, где он такой же красивый, как и здоровый. Но, возможно, именно совершенством прочности его шедевров по зажигалке и стрельбе из лука он наиболее полезен для нас с точки зрения поэзии. Ибо служитель, введенный в заблуждение личной оценкой Шелли, как многие из нас были, есть и будут, этого прекрасного духа, создающего свою разноцветную дымку слов и образов.

Остроконечный тусклый в интенсивном бессмысленном -

Никакой контакт не может быть полезнее, чем контакт с Бернсом в его самом первозданном и разумном виде.Рядом с

На грани ночи и утра
Мои курсанты обычно дышат,
Но Земля только что прошептала предупреждение
, что их полет должен быть быстрее огня. . .

из Prometheus Unbound , как здорово, как очень полезно, чтобы разместить это из Tam Glen -

Моя Минни постоянно меня доставляет
И просит меня остерегаться молодых людей;
Они льстят, говорит она, чтобы обмануть меня;
Но что может думать о Тэм Глен?

Но мы вступаем на раскаленную землю, приближаясь к поэзии столь близких нам времен - поэзии, подобной поэзии Байрона, Шелли и Вордсворта, - оценки которой часто не только личные, но и личные с энтузиазмом.Для моей цели достаточно взять один случай с Бернсом, первым поэтом, о творчестве которого мы пришли, оценка, очевидно, склонна быть личным, и предположить, как мы можем поступить, используя поэзию великих авторов. классика как своего рода пробный камень, чтобы исправить эту оценку, поскольку мы ранее исправляли тем же способом историческую оценку, в которой мы с ней встречались. Сборник, подобный настоящему, с его чередой знаменитых имен и знаменитых стихов, предлагает нам хорошую возможность для решительных попыток сделать наши оценки поэзии реальностью.Я стремился указать метод, который поможет нам сделать их такими, и продемонстрировать его в применении настолько, чтобы дать возможность любому желающему применить его для себя.

Во всяком случае, цель, к которой призваны привести метод и оценка, и от достижения которой, если они действительно приводят к ней, они получают всю свою ценность, - преимущество способности ясно чувствовать и глубоко получать удовольствие. лучшее, поистине классическое в поэзии - это конец, позвольте еще раз сказать на прощании, важнейший.Нам часто говорят, что наступает эра, в которой мы увидим множество обычных читателей и массу обычной литературы; что такие читатели не хотят и не могут смаковать ничего лучшего, чем такая литература, и что предоставление ее становится обширной и прибыльной отраслью. Даже если хорошая литература полностью потеряет популярность в мире, все равно будет стоить продолжать наслаждаться ею в одиночестве. Но он никогда не потеряет валюту вместе с миром, несмотря на денежные проявления; он никогда не потеряет своего господства.Валюта и превосходство обеспечиваются ей, на самом деле не сознательным и осознанным выбором мира, а чем-то гораздо более глубоким - инстинктом самосохранения в человечестве.

Materiale didattico anno accademico 2019-2020 - Laurea Triennale in Lingue e letterature moderne

Ci scusiamo per l'inconveniente, la pagina cui stai provando ad Accedere non esiste a questo indirizzo. Вы можете использовать ссылку, чтобы она была создана для того, чтобы сделать ставку Cercando.

Sei sicuro di aver insertito l'indirizzo corretto ma ottieni comunque un errore, contatta l 'amministratore del sito.

Grazie.

Forse stavi cercando…

Materiale didattico anno accademico 2019-2020
TEST_VERIFICA_LETTERE_3.pdf
1168_C1_2016_2017.pdf
1168_quadroC1_2015.pdf
TEST_VERIFICA_LETTERE_1.pdf
CONTENUTO MATERIALE DIDATTICO 2018-19
Джон Мильтон, Полное собрание стихов
Маргарет Олифант, осажденный город, 1880 год.pdf
Поэтические произведения сэра Томаса Уайатта и Генри Ховарда, графа Суррея
Мы рассмотрим следующие сонеты сэра Томаса Вятта.1. Описание противоположных страстей в любовнике, стр. 9. 2. Любовник сравнивает свое состояние с ...
TUTORATO POT - LINGUE E LETTERATURE MODERNE
Тирокинио

Александр Невский: Герой России - Русская жизнь

В 2008 году опрос общественного мнения выбрал Александра Невского как наиболее заметную личность в России.Если вы никогда о нем не слышали - не волнуйтесь! Вы не одиноки и пришли в нужное место. В честь его 795 -го дня рождения * позвольте нам сделать короткое вступление.

Это была весна 42 года. Немцы наступали в Россию с Запада, очевидно, неудержимо, угрожая самому существованию свободного российского государства. Но под мужественным руководством одного человека русские одержали решающую победу и устранили германскую угрозу.

Нет, мы не говорим о Сталинграде.Оказывается, ХХ век был не единственным, когда Россия столкнулась с немецким вторжением. Решающая победа, о которой идет речь, действительно произошла в XIII веке, 5 апреля 1242 года, и мужественным лидером был не кто иной, как Александр Невский.

Новгородская летопись говорит об Александре, что его «красота была подобна красоте Иосифа, его сила была подобна части Самсона, и его голос доходил до людей, как труба». Хотя, возможно, вы станете принцем.

В отличие от Минина и Пожарского, героев нескольких веков спустя, Невский не был простолюдином.Фактически он был князем ( князь ) из длинной череды правителей. В 7 лет он уже номинально правил Новгородом вместе со своим братом. К 15 годам он правил сам по себе, даже независимо от своего отца Ярослава.

И быть правителем было непростое время. «Немцы» тринадцатого века были тевтонскими рыцарями, которым папа приказал отправиться в крестовый поход на Финляндию и, возможно, по пути сокрушить Россию. Между тем, Монгольская Золотая Орда расширялась на территорию России, сокрушая армии и требуя дани.Оказавшись между двумя (тремя, если считать, что Литва представляет собой смутно угрожающую опасность) пожарами, Невский на протяжении всей своей жизни делал выбор: откупиться от монголов, но сразиться со всеми католиками в лоб.

Несмотря на тевтонское нашествие, новгородцы, считавшие себя республикой и сохранявшие право «увольнять» князей, выгнали Невского из города в конце 1240 года, так же как немцы взяли соседний город Псков и Изборскую крепость. . Что бы ни думали новгородцы, они вскоре осознали свою ошибку, поскольку немцы продолжали наступать.Когда противник находился всего в 30 верстах , люди написали Ярославу и просили вернуть Александра. Они сказали, что никакой другой сын не подойдет.

На этот раз Невский сдал. Он уже провел успешный набег на шведских союзников рыцарей на Неве (отсюда и фамилия Александра) в июле 1240 года. Вернувшись в Новгород, он немедленно очистил территорию от немецких войск, а затем преследовал их в направлении их балтийских земель. 5 апреля 1242 года Невский отступил на толстый лед Чудского озера (Чудское озеро), на современной границе с Эстонией, и рыцари совершили ошибку, последовав за ним.Потерпев поражение на льду, рыцари и их союзники оставили Россию в покое как минимум на столетие.

Николай Черкасов в роли Невского в фильме Сергея Эйзенштейна эпический фильм Александр Невский. Возможное происхождение мифа о том, что рыцари были такими тяжелыми, что провалились сквозь лед.
Посмотреть отрывок Битвы или весь фильм с субтитрами (только на русском языке).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *