История от рюрика: Гид по истории России. Выпуск 1. Что было до РюрикаТекст

Содержание

Князь Рюрик (биография, история, достижения, факты)

Главное

Родоначальник царского рода Рюриковичей. Полулегендарный варяг, призванный на княжение cлoвeнaми, кривичами, чудью и весью. Князь новгородский в 862-879 гг. Именно с именем Рюрика и его братьев Синеуса и Трувора связывают образование единого Русского государства (862 г.). Согласно русским летописям, Рюрик – один из трех братьев-конунгов, призванных «из-за моря» новгородскими славянами с целью прекращения междоусобиц. В 862 г. войска Рюрика заняли земли по берегам Ладоги. Столицей Рюрик позже сделал Новгород, а рядом с ним срубил небольшой городок Городище, где и жили впоследствии новгородские князья.

История

Обстоятельства прихода Рюрика в новгородские земли описаны в «Повести временных лет»: «В 859 г. варяги из заморья брали дань с чуди, и со словен, и с кривичей, и с веси, а хазары брали дань с полян, северян и с вятичей. В 862 г. изгнали варяг за море и не дали им дани, но начали сами собой владеть. И не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать сами с собой, и сказали они себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, подобно тому, как другие назывались свей (шведы), а иные – норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти назывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядку в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам. И сел старший Рюрик в Ладоге, а другой – Синеус – на Белоозере, а третий Трувор – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

В 864 г., когда умерли Трувор и Синеус, «повелел Рюрик срубить на Ильмени город – Новгогод, и поселился там. И стал Рюрик один властвовать всей землей той, и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому – Ростов, другому – Белоозеро. В 879 г. Рюрик умер, передав княжение родичу своему Олегу, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал».

Однако другой источник, Ипатьевская летопись, указывает на то, что и до Новгорода Рюрик сидел в построенном им городе-замке в Ладоге. Эти данные, подтвержденные скандинавскими источниками и археологическими находками, заставляют усомниться в версии о призвании варягов «из-за моря».

Так или иначе, превращение Рюрика из предводителя наемной дружины в новгородского князя способствовало прекращению усобиц и усилению роли Новгорода как политического центра союза северной группы славянских племен. Это позволило преемнику Рюрика – Олегу – организовать поход на юг, завершившийся завоеванием Киева, который с 882 г. стал центром объединенного Древнерусского государства.

Состояние

Так или иначе, но память о Рюрике как о первом правителе Руси осталась навсегда в нашей истории. Ведь именно он стал главою династии, которая правила русскими землями более 700 лет – последний Рюрикович на российском престоле, царь Федор Иоаннович, умер в 1598 г. Главным делом княжения Рюрика было объединение финских племен и славянского народа в единую державу. Со временем весь, мурома, меря слились со славянами, приняв их обычаи, язык и веру.

О Рюрике написано несколько художественных книг, снят фильм “Сага о викингах”. Однако на роль главной книги о герое претендуют все-таки “Повесть временных лет” и “История государства Российского” Н.М. Карамзина.

Впечатления

Фигура Рюрика изображена на памятнике “Тысячелетие России”, установленном в Новгородском кремле.

В сентябре 2015 году в Старой Ладоге (Ленинградская область), куда по преданию Рюрик и был призван на княжение в 862 году, установлен памятник князю Рюрику и его сподвижнику-преемнику — Вещему Олегу.

‎История гражданского общества России от Рюрика до наших дней on Apple Books

Книга, предлагаемая читателю, вероятно, первый в нашей стране опыт осмысления взаимоотношений народа и власти в России на всем более чем тысячелетнем протяжении летописной русской истории от призвания князя Рюрика и до нынешних дней.

И для авторов этот труд – первый большой опыт теоретической работы такого плана, хотя в сфере общественной деятельности они имеют немалую практику: Михаил Кривоносое – основатель и председатель Общественной палаты г. Александрова, известный далеко за пределами Владимирской области общественный деятель и публицист; Вячеслав Манягин в 2000-е годы был одним из лидеров Московского отделения международного ОД «За право жить без ИНН», основной задачей которого было противостояние западной глобализации на территории бывшего СССР.

Результатом совместной работы М. Кривоносова и В. Манягина стал подробный экскурс в историю гражданского общества в России на разных этапах ее социально-политического развития: вечевой строй, эпоха Земских соборов, проблемы, порожденные половинчатостью и запаздыванием так называемых великих реформ второй половины XIX в. и, наконец, отвергнутая компартией возможность построения реального народовластия в СССР.

Авторами высказаны ряд оригинальных концепций, в том числе и об ошибочности принятой ныне периодизации русской истории, когда древний период продолжается вплоть до XVIII века. Напротив, уверены авторы, Россия, как и другие европейские страны, вошла уже в XVI в. в эпоху Нового времени и ее развитие пошло по капиталистическому пути, прерванному на взлете реакционной политикой династии Романовых. Наверняка заинтересует читателя и утверждение о том. что в Советском Союзе был построен не социализм, а государственный капитализм.

Авторы с сожалением констатируют паралич современной общественной мысли, ее неспособность дать адекватные определения таких понятий как «гражданское общество», и предлагают свои формулировки.

И, конечно, заслуживают внимания высказанные в книге предложения о практических путях построения в России гражданского общества как системы легитимного взаимодействия общества и власти.

История России от Рюрика до Горбачева

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

Карта История РФ (от Рюрика до Путина) 1:16 млн , | ISBN: 4660000231659

есть в наличии

Аннотация


Вашему вниманию представлена Ламинированная Карта История РФ (от Рюрика до Путина), мастштаб 1:16 млн. Современная карта России, на которой указаны годы основания городов и обозначены места и даты знаменательных исторических событий.

Дополнительная информация
Регион (Город/Страна где издана): Москва
Год публикации: 2015
Тираж: 1000
Страниц: 2
Ширина издания: 600
Высота издания: 425
Вес в гр.: 125
Язык публикации: Русский
Тип обложки: Карта в плоском исполнении
Цвета обложки: Многоцветный
Иллюстрирована: Да
Тип иллюстраций: Цветные иллюстрации

Место и значение первого русского князя Рюрика в истории Древней Руси по данным археологии и отечественных письменных источников — Конкурс молодых историков «Наследие предков

Колотушкин А.А.

Отношение к истории, сознание необходимости определить свое место в бытии человечества – один из важнейших показателей нравственной культуры общества. В переломные моменты жизни народа и государства содержание исторической памяти оказывает особенно заметное влияние на события, на поведение масс и личностей, оно сказывается в выборе путей развития страны. Неразрывной составной частью истории страны является биографии ее руководителей. Не является здесь исключением и история нашей прославленной родины – России. Правители Российского государства были разными людьми: умными и глупыми, деятельными и пассивными, автократами и реформаторами (иногда эти качества соединялись в одном лице), носителями как тоталитарных, так и демократических идей.[1] Все они по-своему служили Отечеству, имели собственные, очень разные представления о его величии, свои взгляды на общественные отношения, на место нашего государства в мировом сообществе. И все они оставили свой след в истории, злую или добрую о себе память в народе. Среди них – правители династии Рюриковичей, создатели древнерусской государственности и единого Русского государства XV-XVIвв. Более чем семисотлетнее пребывание первой русской княжеской династии на российском престоле является важнейшей вехой отечественной истории. Как известно, историю России принято начинать с уже всеми заученной даты – 862 г. И связана эта дата с правлением на Руси первого русского князя – основателя княжеской династии Рюриковичей – легендарного Рюрика. Фигура этого князя всегда была окружена ореолом загадок, так как известно о нем ничтожно мало.[2] Споры о том, кем был по своему происхождению князь Рюрик и какова же его действительная роль в появлении государственности у восточных славян и образовании Древнерусского государства, длятся уже не одну сотню лет. И ожесточенная полемика по этому вопросу продолжается и по сей день. Место и значение первого русского князя в русской истории следует рассматривать в контексте рассмотрения роли варягов на первоначальном периоде развития Древнерусского государства, к числу которых и принадлежал Рюрик. Но это не так уж и просто…

И объективную трудность здесь составляет состояние источников, которые хотя и многочисленны, и разнообразны, но не являются полностью достоверными, ни точными, ни согласующимися друг с другом. Они свидетельствуют о присутствии варягов в Восточной Европе, но не говорят о формах и масштабах их деятельности на этой территории. В чисто теоретическом плане наибольшее значение принадлежит прямым источникам, то есть написанным в среде народов, непосредственно принимавших участие в исследуемом процессе, в данном случае славян и скандинавов. При этом следует отметить, что данные скандинавских источников крайне ограничены. Известия скандинавских саг, записанных в XIII-XIV вв., не могут быть достоверными для характеристики хода скандинавской экспансии на востоке в VIII-IX вв., хотя и содержат ценные – при применении ретроспективного метода – данные для понимания организации этой экспансии, как и вообще скандинавских общественных отношений.[3] Относительно многочисленные, хотя и фрагментарные, известия саг об истории Руси, которые опираются на песни скальдов, заслуживают наибольшего доверия лишь в описаниях событий времен Владимира Святого, Ярослава Мудрого и до последней четверти XI в.; напрасной была бы попытка искать в них непосредственные данные о более раннем этапе формирования Древнерусского государства. Аналогичной представляется и другая категория скандинавских источников весьма лаконичного содержания – рунические надписи.[4] Основная масса надписей относится к XI в. Таким образом, они также не содержат непосредственных данных о генезисе Древнерусского государства и возможном участии в нем норманнов. Следовательно, из источников, по своему происхождению наиболее близких к описываемым событиям, исследователям для рассмотрения остаются лишь русские, имеющие то достоинство, что они были созданы на месте непосредственных событий, и потому лучше других отражающие среду русские летописи – единственный источник, который дает по-своему систематический, хотя и не лишенный ощутимых пропусков обзор главных политических событий IX в. на Руси. Для Древней Руси VIII-XIII вв. наиболее комплексными и информативными являются Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, а также Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов.[5] Но все же главным источником по истории нашего древнего прошлого, в том числе и памятником, наиболее вобравшим в себя идеи и представления эпохи образования Древнерусского государства, является «Повесть временных лет».[6] В литературе равнозначным этому названию является также условное наименование – Начальная летопись. Но сразу же можно сообщить, что о деятельности первого русского князя и его роли летопись сообщает ничтожно мало, к тому же разные ее списки противоречат друг другу в весьма существенных деталях. Все эти строки, варьирующиеся в различных летописных сводах, послужили поводом к созданию бесчисленных норманистских и антинорманистских теорий о варягах, их приглашении или завоевании ими, о происхождении термина «Русь» и т.д. и т.п., то есть всех тех проблем, которые волновали исследователей начиная с XVIII в. и до наших дней.[7]

Историография выявления места и значения летописного князя Рюрика в образовании Древнерусского государства, рассмотрения сведений письменных и археологических источников, касающихся деятельности основателя первой княжеской династии на Руси, довольно обширна, вследствие того, что, как уже было указано, данные вопросы уже не одно столетие будоражили и до сих пор будоражат умы многих отечественных исследователей, занимающихся данной проблемой. И первыми из этих исследователей являются «последние русские летописцы» и первые отечественные историки В.Н.Татищев и Н.М.Карамзин. В свое время они упорно работали над анализом сведений русских летописей и увековечили свои исследования в исторических трудах. Их начинания продолжили следующие поколения отечественных историков, среди которых, прежде всего, следует отметить В.О.Ключевского, С.М.Соловьева, А.А.Шахматова, В.В.Мавродина, Б.А.Рыбакова, А.Г.Кузьмина, Б.Д.Грекова, Х.Ловмяньского, Д.С.Лихачева, В.Л.Янина. Их исследования русских летописей и выявление ими роли князя Рюрика в образовании Древнерусского государства явились важнейшими составляющими оживленной полемики по «варяжскому вопросу». Постсоветское исследование места и значения первого русского князя в отечественной истории также обогатило российскую норманистику и антинорманистику новыми теориями и утверждениями, опирающимися на целый ряд доказательств. В этой связи следует выделить следующих современных «знатоков» нашего древнего прошлого: И.Н.Данилевского, И.Я.Фроянова, Е.В.Пчелова, В.В.Фомина. Особый интерес также представляют выводы, к которым пришли такие современные исследователи русского летописания, как В.Н.Демин и В.К.Зиборов. Не следует обходить вниманием и рассмотрение процесса образования Древнерусского государства в контексте археологических изысканий, также проливающих свет на некоторые вопросы, связанные с деятельностью Рюрика на Руси. На протяжении нескольких десятилетий этой проблемой занимались многие видные отечественные археологи. Среди них особо следует выделить такие имена, как А.В.Арциховский, Г.С.Лебедев, В.В.Седов, А.Н.Кирпичников, И.В.Дубов, Е.В.Носов. Все это многообразие имен вышеперечисленных исследователей, занимающихся рассмотрением как письменного, так и археологического материала, несомненно, свидетельствует об актуальности этого аспекта «варяжского вопроса» на протяжении уже не одного столетия.

Теперь необходимо непосредственно перейти к изображению основателя княжеской династии Рюриковичей в отечественных письменных источниках. И следует сразу же заметить, что в «Повести временных лет» имеется достаточно фактов, свидетельствующих о развитой и цветущей русской истории задолго до Рюрика.[8] Прежде всего, это относится к сказанию об апостоле Андрее. Он посетил территорию современной России в I в. н.э. Он благословил Русскую землю и предрек ей великое будущее. Но эта легенда, которую вслед за Нестором – предполагаемым автором «Повести временных лет», приводят и другие русские летописи, считается соответствующей реальным событиям и фактам только в рамках истории церкви.

Весьма любопытные сведения по древней истории Новгородской земли сообщают некоторые русские летописи. Касаются они также и происхождения первого русского князя. Происхождение Рюрика в отечественном летописании связывается, прежде всего, с его родством с неким новгородским старейшиной Гостомыслом. В древних списках летописей имя Гостомысла не встречается. Предание о нем впервые появляется в XVв. в Софийской Iлетописи (хотя его смерть датируется серединой IXв.), где говорится, что ильменские словене поставили город Новгород и посадили в нем старейшину Гостомысла.[9] В Новгородской I летописи в списках новгородских посадников Гостомысл значится первым – «первый Гостомысл», а затем идут имена известных исторических деятелей, например, Константина и Остромира. Более подробно об этом сообщают летописи позднего происхождения. В Новгородской IV, Софийских, Ермолинской, Львовской летописях в части посвященной предыстории, также рассказывается о том, что ильменские словене основали Новгород и посадили там старейшину Гостомысла. Традиция новгородского летописания сохранила это имя, взятое, возможно, из каких-то местных преданий, бытовавших исстари в Новгороде. Такое предположение в какой-то степени объясняет и дальнейшее развитие сюжета легенды в Иоакимовской летописи. Здесь рассказывается о древней истории славян и генеалогии их князей: о Славене, его потомке Вандале, жене Вандала «от варяг» — Адвинде и трех их сыновьях – Изборе, Владимире «Древнем» и Столпосвяте.[10] В девятом поколении от Владимира указывается некий Буривой, воевавший с соседями, но побежденный ими при реке Кумени. После поражения Буривого от варягов народ, терпящий гнет и насилие, обратился к нему с просьбой передать власть своему сыну – Гостомыслу. И едва Гостомысл принял власть, варяги тотчас же были разбиты в бою и изгнаны. Но после этого Гостомысл смекнул, что необходимо заключить мир с варягами. «И бысть тишина по всей земли» — сообщает летопись. Все вокруг стали почитать и уважать Гостомысла, присылая ему дары и приезжая посмотреть на него и оценить его мудрость. Иоакимовская летопись указывает, что новгородский старейшина имел четыре сына и три дочери. Но сыновья поумирали – кто своей смертью, кто пал в бою. Согласно же известиям Ипатьевской летописи, средняя дочь, Умила, была замужем за одним из западнославянских князей острова Руген, или Руян (современный Рюген в Германии). Князя этого звали Годослав. Та же летопись утверждает, что у Гостомысла, кроме Умилы, было еще две дочери (старшая Прекраса была выдана за Избора, от брака с которым оставила сына Словена Молодого – отца княгини Ольги, и младшая, не известная по имени, — мать Вадима Храброго). Сыном средней дочери Умилы, согласно известиям, был Рюрик.[11]

Гостомысл, оставшись без наследников, пал в отчаяние. Но далее в Иоакимовской летописи рассказывается о чудесном сне Гостомысла. Новгородскому старейшине снится, что из чрева его средней дочери вырастает огромное дерево, покрывающее своими плодами и ветвями весь «Великий Град», то есть всю страну. Тогда Гостомысл обратился к волхвам, вещунам и кудесникам, чтобы они объяснили его сон. Волхвами, вещунами и кудесниками славяне называли мудрецов, старцев-предсказателей. Один из волхвов выслушал его и сказал, что сын Умилы должен стать славянским князем, а его потомки прославят всю славянскую землю.[12] Когда же Гостомысл пришел в глубокую старость и не мог уже здраво рассуждать, а тем более владеть такими многочисленными народами и усмирять многомятежные междоусобные кровопролития в роде своем, тогда призвал к себе всех властителей русских и обратился к ним со следующими словами: «О мужие и братие, сынове единокровницы, се аз уже состарехся вельми, крепость моя исчезает и ум отступает, но токмо смерть. А се вижду, яко земля наша добра и всеми благими изобильна, но не имать себе властодержца государя от роду царскаго. Сего ради в вас мятеж велик и неутишим и межъусобица зла. Молю убо вы, послушайте совета моего, иже реку вам. По смерти моей идите за море в Прусскую землю и молите тамо живущих самодержцев, иже роди кесаря Августа, кровницы суще, да идут к вам княжити и владети вами, несть бо вам срама таковым покоритися и в подданстве у сих быти».[13] Таким представляет последнюю волю первого новгородского старейшины один из важнейших источников по истории Древней Руси – «Сказание о Словене и Русе». Подобную же картину рисует нам Воскресенская летопись. И понравилась всем речь старейшины, и когда он умер, тогда всем градом «проводиша честно до гроба, до места, нарицаемого Волотово, иде ж и погребоша его. По смерти же сего Гостомысла послаша всею Русскою землею послы своя в Прусскую землю. Они же шедша и обретоша тамо курфирста или князя великого, именем Рюрика, рода суща Августова, и молиша сего, да будет к ним княжити. И умолен быв князь Рюрик, и поиде на Русь з двема братома своима, с Трувором и з Синеусом».[14] Так, согласно этим сообщениям, и появляется на Руси Рюрик, будущая династия которого становится по женской линии своеобразным продолжением рода древних славянских правителей.

Необходимо здесь также уделить внимание одной легенде позднего происхождения, которую вызвали к жизни причины скорее политического характера, нежели установление исторической истины. Речь идет о происхождении Рюрика в четырнадцатом поколении от некоего Пруса, родственника римского императора Октавиана Августа. Легенда о Прусе отразилась в «Сказании о князьях Владимирских», сложившемся в начале XVI в. Появление теории о происхождении Рюриковичей от династии императора Августа на рубеже XV-XVI вв. способствовало дальнейшей легитимации уже московского княжеского рода, поскольку Рюрик оказывался не безвестным варягом неясного происхождения, а законным потомком, то есть преемником Августа.[15]

Но если верить другой легенде, то, несмотря на наставление Гостомысла, старейшины и князья не послушались его совета. Каждый из них хотел сам править своим небольшим племенем. Без единого правителя, естественно, начались споры. Судя по летописным известиям, в 850-х гг. княжеская власть северорусских земель контролировала следующие территории: Ладогу и Новгород, Изборск, Полоцк, Белоозеро и Ростов.[16] И теперь между этими городами началась настоящая война. Пользуясь этим, враги со всех сторон стали нападать на них, убивать и грабить. Тогда, вспомнив наказ умершего Гостомысла, отравили к Рюрику, сыну Умилы, послов. Теперь необходимо посмотреть, что сообщают по этому поводу различные списки русских летописей. Можно было бы обойтись каким-либо одним сообщением, но, увы, не все так просто…

Лаврентьевская летопись: «Въ лето 6370 (862). Изъгнаша варяги за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в нихъ правды, и въста родъ на родъ, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: «Поищемъ собе князя, иже бы володелъ нами и судилъ по праву». И идаша за море къ варягомъ, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зовутся Свие, друзии же Урмане, Анъгляне, друзии Гъте, тако и си. Реша Русь, Чюдь, Словени и Кривичи и вся: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нетъ. Да поидете княжить и володти нами». И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший, Рюрикъ, седе Новегороде, а другий, Синеусъ, на Беле-озере, а третий Изборьсте, Труворъ. И от тех варягъ прозвася Руская земля, новугородьци, ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, преже бо беша словени».[17]

Ипатьевская летопись: «В лето 6370 (862). И изгнаша Варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в нихъ правды, и въста родъ на родъ, и быша усобице в них, и воевати сами на ся почаша, и ркоша поищемъ сами в собе князя, иже бы володел нами и рядилъ, по ряду, по праву. Идоша за море к Варягом, к Руси, сице бо звахуть ты Варягы Русь. Яко се друзии зовутся Свее, друзии же Урмани, Анъгляне, инеи и Готе, тако и си. Ркоша Русь, Чюдь, Словене, Кривичи и вся: «Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нетъ, да и поидете княжить и володеть нами. И изъбрашася трие брата с роды своими, и пояша по собе всю Русь, и придоша къ Словеномъ первее, и срубиша город Ладогу, и седее старейший в Ладозе Рюрикъ, а другий, Синеуосъ на Беле озере, а третей, Труворъ въ Изборъсце. И о техъ Варягъ прозвася Руская земля».[18]

Троицкий список Новгородской первой летописи: «И въсташа Словене и Кривичи и Меря и Чюдь на Варяги, изгнаша за море, и начаша владети сами собе и городы ставити. И въсташа сами ся воевать, и бысть межю има рать велика и усобица, и всташа город га город, и беше в них неправды. И реша себе: «Князя поищемъ, иже бы владел нами и рядил ны по праву». Идоша за море к Варягомъ и ркоша: «Земля наша велика и обилна»; и реша Варягомъ «а наряда у насъ нет; да поидите к нам княжити и владети нами». И събрашеся ихъ три брата с роды своими, и пояша с собою дружину многу и прииде к Новугороду. И седе стареишей в Новегороде, бе имя ему Рюрикъ; а другои седее на Белеозере, Сенеусъ; а третий в Изборске, имя ему Труворъ. И от техъ Варяг, находникъ тех, прозвашася Русь, и от техъ словеть Руская Земля. И суть новгородстии людие до дняшнего дни от рода Варяжска».[19]

Типографская летопись: «В лето 6370 въсташа Кривичи и Словене и Чюдь и Меря на Варягы и изгнаша за море и не даша имъ дани и нача сами себе владети и грады ставити. И не бе в нихъ правды, и вста родъ на родъ, и бысть межю ими рать велика и усобица, и воеваети почаша сами на ся. И реша сами к собе: «Поищемъ себе князя, иже бе владелъ нами и рядил ны и судилъ в правду». При сего Михаила царстве послаша за море к Варягомъ к Роуси, сице бо звахоу Варягы Русью, яко и сеи друзии зовутся Армене, Англяне, инии и Гте, такъ и си реша, Чюдь, Словене, Кривичи, Варягомъ: «Вся земля наша добра есть и велика и изобилна всем, а нарядника в ней ньсть, пойдете к намъ княжати и владети нами». И избрашася отъ Немецъ три браты с роды своими и пояша съ собою дроужиноу многоу, и пришедъ старейший Рюрикъ седе в Новегородъ, а Синеоусъ, брат Рюриковъ, на Беле озере, а Троуворъ к Ысборьсце, и начата воевати всюдоу. И отъ техъ Варягъ находницехъ прозвашася Русь, и отъ техъ словеть Роускаа земля, и соуть Новогородстии людие и до днешнего дне отъ рода Варяжска, преже быша Словене».[20]

Волынская краткая летопись: «В лето 6370 (862). Избраша от Немецъ 3 брата с роды своими. Рюрик седее в Новегороде, а Синеус, брат его, на Белеозере, а Труворъ в Изборьске. И от тых варягъ прозвашася Рус, потому жь зовется Руская земля».[21]

Никифоровская летопись: «В лето 6370 (862). Въсташа кривичи и словене, и меря, и чюдь на варягы, и изгнаша их за море, и не даша им дани, и начяша сами владети, и грады ставити, и не бе у них правды, въста род на род, и бысть межь ими рать велика. И решя сами в собе: «Поищем собе князя, оже бы владел нами и судил бы в правду». И послаша за море к варягом, к руси сице бо зовяхуся Русью. И реша им вся: «Земля наша добра и велика есть, изобилна всем, а нарядника в неи нет, то ныне поидити к нам княжити и владети нами». И избрашяся из Немец три браты с роды своими, и пояшя с собою дружину свою. И пришед стареишии Рюрик седе в Новегороде, а Синеус, брат его, на Белеозере, а Триур, брат их в Зборце, и начаша воевати всюде. И от тех варяг прозвася Русь и земля Руская».[22]

Пискаревский летописец: «В лета 6370 восташа кривичи и словяне, и чюдь, и меря на варяги, изгнаша за море и не даша им дани, и начата сами себе владети и грады ставити. И не бе в них правды, и вста род на род, и бысть меж ими рать велика и усобица, и воевати почаша сами на ся. И реша сами к себе: «Поищем себе князя, иже бы владел нами и рядил ны и судил вправду. При сего Михаила царьствии послаша за море к варягом к руси. Сице бо зваху варяги русию, яко се друзии зовутца армене, англяне, инии и готе, тако и си. Реша чюдь, словяне, кривичи варягом: «Вся земля наша добра есть и велика и изобильна всем, а рядника в ней нет, пойдите к нам и княжите и владейте нами». Избрашася от немец три браты с роды своими и пояша с собою дружину многу. И пришед старейший, Рюрик, и седе в Новегороде, а Синеус, брат Рюриков, на Белеезере, а Траур в Ызборце. И начаша воевати всюду. И от тех варяг находницы прозвашася Русь, и тех словет Руская земля от рода варяжска, преже быша словяне».[23]

Супрасльская летопись: «В лето 6370 (862). Восташа кривича и словяне, и мера, и чюдь на воряги, изгнаша их за море и не даша им дани, и начаша сами владети, и грады ставити, и не бе в них правды, и въста род на род, и бысть межи их рать велика. И реша сами в собе: «Поищемь князя собе, што владел нами и судил бы во правду». И послаша за море ко варягомь, к руси, сице бо зовяхуся к Русью. И реша им вся: «Земля наша добра и велика есть, изобилна всимь, а нарядника в неи неть, то ныне поидете к намь княжити и владети нами». Изобрашася из Немець три браты и с роды своими, и поняли изь собою дружину свою. И пришед стареши Рюрикь сел в Новегороде, а Синеусь, братъ его, на Белеозере, а Триур, брать их, во Зборце, и начаша воевати всуде. И от тех варягь прозвася Русь и земля Руская».[24]

Проанализировав все эти вышеприведенные отрывки из различных списков русских летописей, можно сделать ряд выводов, касающихся, прежде всего, таких вопросов, как цель, ради которой Рюрик был приглашен на княжение, а также вопрос, касающийся места расположения первого русского князя, первоначальной его столицы.

Так, нетрудно заметить, что в Лаврентьевской, Ипатьевской летописях, Троицком списке Новгородской первой летописи Рюрик был призван на княжение вместе с братьями для организации наряда, то есть, как полагает большинство исследователей, для налаживания внутреннего и внешнего порядка, пресечения междоусобиц и вражды между славянскими и финскими племенами. В Никифоровской и Супрасльской летописях, Пискаревском летописце говорится, что Рюрик был призван на княжение в качестве нарядника, то есть правителя, для организации управления над призвавшими его племенами. Слово «нарядник» фигурирует также и в некоторых других русских летописях, среди которых можно назвать Тверскую, Львовскую, Никифоровскую, Холмогорскую и Густинскую летописи. Так, к примеру, в Густинской летописи вместо спорного «наряда» прописана развернутая фраза «…но строения доброго несть в ней».[25]

Следующее важнейшее событие русской истории, последовавшее за летописным рассказом о «призвании князей», связано с созданием Рюриком первого очага российской государственности. Здесь, как уже было отмечено, присутствует полная разноголосица летописцев и нестыковка сообщаемых ими фактов. В первую очередь это касается вопроса о первой Рюриковой столице. Во всех современных переводах «Повести временных лет» говорится, что после пребывания на Русь Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус – на Белоозере, а Трувор – в Изборске. В действительности же в наиболее древних и авторитетных летописях про Рюрика сказано нечто совсем другое. Так, в Ипатьевской и Радзивиловской летописях говорится, что, придя в Новгородскую землю, братья-варяги первым делом «срубили» город Ладогу. В нем-то и «сел» и стал править Рюрик. «…Седе в Ладозе старей Рюрикъ, а другий сиде у нас на Белеозере, а третий Труворъ въ Изборъске» — сообщает Радзивиловская летопись под 862 г.[26] Между прочим, в одном из списков «Сказания о Словене и Русе» есть одно любопытное уточнение: Рюрик «срубил» первую столицу державы Рюриковичей не на том месте, где долгое время находилась всем хорошо известная Старая Ладога – на левом берегу Волхова в 12 километрах от Ладожского озера: «А столицу свою Рюрик на острове озера Ладоги заложил».[27] Про то, что Новгород Великий был избран Рюриком в качестве стольного града, в данном фрагменте летописей вообще не говорится ничего. Зато в Новгородской первой летописи младшего извода и Новгородско-софийских сводах XV в. Рюрик, конечно сразу же садится в Новгороде.

Так же привлекает внимание и тот факт, что как только Рюрик вместе с братьями уселись на своих местах, начали «города рубить и воевать всюду». Вполне возможно предположить, что призванные принялись прежде всего за стройку пограничных укреплений и всестороннюю войну, тем самым они призваны были оборонять туземцев от каких-то внешних врагов, как защитники населения и охранители границ.[28] В одном из летописных сводов имеется сообщение, что князья-братья не совсем охотно, не тотчас, а с раздумьем приняли предложение славяно-финских послов, «едва избрашась, боясь звериного их обычая и нрава».

Далее согласно летописям, водворившись в Новгороде, Рюрик скоро возбудил против себя недовольство в туземцах. В Начальном летописном своде говорится, что через два года после призвания новгородцы «оскорбились, говоря: быть нам рабами и много зла потерпеть от Рюрика и земляков его».[29] Никоновская летопись под 864 г. сообщает о мятеже в Новгороде под руководством некоего Вадима Храброго, который впоследствии был казнен. «Уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби новгородцев, съветников его», — говорится в летописи.[30] Вадим упомянут и в Степенной книге. Борьба с Рюриком длилась довольно долго – около трех лет. Под 867 г. эта же летопись сообщает о бегстве неких новгородских «мужей» от Рюрика в Киев. Рюрик успешно подавил сопротивление части племенных старейшин, а чтобы закрепить свое положение, вступил в брак с представительницей одного из знатных семейств, от брака с которой (около 876 г.) родился сын Игорь.[31] Но этому свидетельству противоречит утверждение Иоакимовской летописи, сообщающей, что Рюрик имел несколько жен, «но паче всех любляше Ефанду, дочерь князя урманского».[32] Когда любимая жена Рюрика «роди сына Ингоря, даде ей обещанный при море град с Ижорой в вело» — также сообщает нам летопись.

Согласно Ипатьевскому списку «Повести временных лет», через два года после приглашения умерли Синеус и брат его Трувор. И принял власть один Рюрик, и пришел он к Ильменю, и поставил город над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, и стал раздавать мужам своим волости и города ставить – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. «И по тем городам варяги – находники, а коренное население в Новгороде – словене, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, Белоозере – весь, в Муроме – мурома. И над теми всеми властвовал Рюрик».[33]

Записи Никоновской летописи XVI в. также представляют интерес для выявления места и значения первого русского князя в древнерусской истории, так как они противоречат своим антиваряжским тоном как соседним статьям летописи, почерпнутым из «Повести временных лет», так и общей династической тенденции XVI в., считавшей Рюрика прямым предком московского царя. Сведения Никоновской летописи представляют в своей совокупности несомненный интерес. Те события, которые в «Повести временных лет» сгруппированы под одним 862 г., здесь даны с разбивкой по годам, заполняя тот пустой интервал, который существует в «Повести» между 866 и 879 гг.[34] Можно также заметить, что абсолютная датировка событий в этих двух источниках не совпадает. Так под 867 г. в Никоновской летописи упоминается о восстании словен, кривичи и мери против варягов и их изгнании за море. Прибытие же Рюрика в Новгород относится к 870 г. Мятеж Вадима Храброго и раздача городов Рюриком датированы 872 и 873 гг. соответственно. Но все же относительная датировка этих двух летописных источников несколько соблюдается.

В «Повести временных лет» также содержится упоминание о двух князьях, действовавших во времена Рюрика. В начале повествования о них говорится следующее: «И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася ко Царю-городу с родом своим».[35] Составитель «Повести временных лет» назвал Аскольда и Дира мужами, боярами Рюрика, испросившимися в Царьград и без разрешения своего князя засевшими в Киеве. В других летописях Аскольд и Дир даже и не «бояре» Рюрика: в Львовской («ни княжеска ни же боярска роду»), Воскресенской («не племени его, ни боярина»), Устюжском летописном своде («и не даст им Рюрик ни града ни села»).[36] Особняком в этом деле стоят сведения Иоакимовской летописи, согласно которой славяне, жившие по Днепру и притесняемые хазарами, прислали к Рюрику послов с просьбой направить кого-либо из его приближенных к ним на княжение. Рюрик же в свою очередь направил к ним Аскольда (Оскольда) с дружиной, который прибыл в Киев и стал там княжить.[37]

В некоторых древнерусских произведениях второй половины XI в. родоначальником русской княжеской династии назван не Рюрик, а Олег, иногда Игорь. Князь Рюрик не известен ни митрополиту Иллариону, ни монаху Иакову. Следует также обратить внимание на то, что митрополит Илларион, имевший целью прославить династию русских князей, в своем повествовании («Слове о законе и благодати») Рюрика даже и не вспомнил: перечисляя предков Владимира Святого, он называет только Святослава и Игоря. «Похвалим же и мы <…> великага кагана нашея земли Володимера, внука стараго Игоря, сына же славнаго Святослава».[38] Этого не могло бы быть, если в представлении Иллариона, образованнейшего человека своего времени, Рюрик играл значительную роль в истории Руси.[39] Нет имени Рюрика и в росписи русских князей, помещенной под 6360 (852) г., где летописец, говоря о начале русской земли, упоминает и первого русского князя, которым был, по его мнению, князь Олег. В свою очередь, Олега знают и византийские, и хазарские источники.

Теперь необходимо сделать ряд выводов, касающихся оценки изображения Рюрика в летописях, и в частности в «Повести временных лет». Так, если в ней о Рюрике говорится как о первом князе, пришедшим из чужой земли и будто бы положившем начало династии, то, стало быть, и летописец должен был видеть в его фигуре нечто значительное и особенное. Однако обращает на себя внимание тот факт, что, рассказывая о Рюрике, летописец ни разу не   пророчествует о том, что с него начнется некий новый этап в жизни Русской земли.[40] А «пророчествовать» летописцы, как известно, умели и делали это довольно охотно. Поэтому здесь вправе ожидать, что, имея в виду особую роль Рюрика, летописец бы не преминул как-то оговорить, обозначить это. Но этого нет. О Рюрике рассказывается ровно столько, сколько донесла молва или какие-нибудь иные источники. Поэтому, можно сказать, что Рюрик выглядит в «Повести временных лет» фигурой местного, областного значения. Все события в летописи разворачиваются как бы вокруг Рюрика. Как говорится: «Короля играет его свита». Что касается новгородских преданий о Рюрике, они также отличаются крайней бедностью. Новгородцы не могли припомнить ни одного похода своего первого князя. Они ничего не знали об обстоятельствах его смерти, местонахождения могилы и прочее. Семнадцать лет он утверждался на севере Руси, но что он делал, прославился чем-нибудь – об этом ничего не говорится. Киевским князем он не стал. Под 879 г. летописец сообщает о кончине Рюрика и о том, что тот передал перед смертью свое княжение Олегу, «от рода ему суща», и отдал ему на руки своего сына Игоря, так как тот был еще слишком мал – «бе бо детескъ вельми».[41] В истории Руси Рюрик не делает никакой грани. Гранью, и весьма существенной, является объединение Новгорода и Киева в одно большое государство.[42] Но это произошло уже в период правления князя Олега. Так же примечателен тот факт, что после 879 г. в русских летописях среди княжеских фамилий имя Рюрика не встречается. Так, если имена Олега и Игоря становятся традиционными у русских князей уже в конце X в., то имя Рюрик после долгого перерыва мы впервые находим лишь во второй половине XIв., причем и далее оно не пользуется популярностью.[43] Впрочем, говоря о Рюрике и его правлении, мы не можем заменить Несторово летосчисление другим вернейшим; не можем ни решительно опровергнуть, ни исправить его, и поэтому, следуя ему во всех случаях, начинаем историю государства Российского с 862 года.[44]

В завершение повествования об изображении Рюрика в отечественных письменных источниках необходимо остановиться на двух совершенно противоположных точках зрения, высказанных такими российскими историками, как Н.М.Карамзин и В.О.Ключевский. Касаются эти точки зрения оценки сведений источников о первом русском князе и его значении для русской истории. Так, Н.М.Карамзин безоговорочно принял версию об основании государственной власти в Древней Руси Рюриком. Но он видел в этом не ущемление, а, наоборот, возвышение национального достоинства своего народа, добровольно признавшего необходимость монархической власти.[45] По его мнению, прогнав варягов за море и не дав им дани, «славяне, утомленные внутренними раздорами, в 862 г. снова призвали к себе трех братьев варяжских, от племени русского, которые сделались первыми властителями в нашем древнем отечестве. «Сие происшествие важное, служащее основанием истории и величия России, требует от нас особенного внимания и рассмотрения всех обстоятельств», — говорил он. Рассуждая о территории Руси, подвластной Рюрику в начале его правления, Н.М.Карамзин считал, что держава Рюрика «простиралась только до Эстонии и Ключей Славянских», где сохранились остатки Изборска. То есть речь идет о бывшей Санкт-Петербургской, Эстляндской, Новгородской и Псковской губерниях. В дальнейшем, по Карамзину, «уже ее пределы достигли на востоке до нынешней Ярославской и Нижегородской губерний, а на юге – до западной Двины; уже меря, мурома и полочане зависели от Рюрика».[46] По мнению исследователя, память Рюрика, как первого самодержца российского, осталась бессмертною в нашей истории, и главным действием его княжения было твердое присоединение некоторых финских племен к народу славянскому в России, так что весь, меря, мурома наконец обратились в славян, приняв их обычаи, язык и веру.[47] Следует отметить, что Н.М.Карамзин являлся придворным историком Рюриковичей-Романовых, ведущих свою родословную от князей Рюрика и Игоря.[48] Поэтому ожидать от него иной оценки правления Рюрика не было бы никакого смысла.

По мнению же В.О.Ключевского, если снять несколько идиллический покров, которым подернуто «Сказание о призвании князей», то пред нами откроется очень простое, даже грубоватое явление, не раз повторяющееся у нас в те века. Так, оказывается, что князья были призваны не для одного внутреннего наряда, то есть устройства управления. Как уже отмечалось выше, согласно преданиям Начального летописного свода, князья, как только уселись на своих местах, начали «города рубить и воевать всюду». Ключевский по этому поводу пишет: «Если призванные принялись прежде всего за стройку пограничных укреплений и всестороннюю войну, значит, они призваны были оборонять туземцев от каких-то внешних врагов, как защитники населения и охранители границ».[49] Он считал, что Рюрик не совсем охотно, не тотчас, а с раздумьем принял предложение славяно-финских послов, «едва избрашась, — как записано в одном из летописных сводов, — боясь звериного их обычая и нрава». С этим, по его мнению, согласно и уцелевшее известие, что Рюрик не прямо уселся в Новгороде, а сперва предпочел остановиться вдали от него, при самом входе в страну, в городе Ладоге, как будто с расчетом быть поближе к родине, куда можно было скрыться в случае нужды.[50] В Ладоге же Рюрик поспешил «срубить город», построить крепость тоже на всякий случай, для защиты туземцев от земляков-пиратов или же для своей защиты от самих туземцев, если бы не удалось с ними поладить. Восстание под руководством Вадима Храброго, направленное против власти Рюрика и его людей и бегство множества новгородских мужей в Киев, как считал исследователь, говорят не о благодушном приглашении чужаков властвовать над безнарядными туземцами, а скорее о военном найме с целью защиты от внешних врагов, переросшем в военный переворот, способствовавший приходу Рюрика к власти. Почувствовав свою силу, наемники превратились во властителей, а свое наемное жалованье превратили в обязательную дань с возвышением оклада.[51] Вот так и объяснял Ключевский тот прозаический факт, скрывающийся в поэтической легенде о призвании князей, согласно которому область вольного Новгорода стала варяжским княжеством.

Наряду с письменными известиями, основным видом источников, постоянно возрастающих количественно и ставящих все новые вопросы в изучении русско-скандинавских отношений, стали данные археологии. Известный исследователь А.В.Арциховский утверждал даже, что «варяжский вопрос чем дальше, тем больше становится предметом ведения археологии».[52] Во всяком случае, археологические данные стали важнейшим коррелятом при комплексном изучении проблемы, прежде всего при сопоставлении с письменными памятниками. Данные археологии, касающиеся рассмотрения «варяжского вопроса», можно использовать также для выявления следов пребывания основателя княжеской династии Рюриковичей на Руси и подтверждения или опровержения сведений отечественных письменных источников об этом пребывании. Так, как уже отмечалось раннее, многие русские письменные источники сообщают о прибытии князя Рюрика в Новгород сразу же после приглашения славяно-финскими послами или же по истечению определенного срока. В качестве места пребывания Рюрика в источниках фигурирует и город Ладога. Привлечение археологических материалов позволяет проверить эти сообщения на достоверность и определить уровень развития Новгорода и Ладоги в те далекие времена.

Как уже известно, Ладога в качестве городского центра упоминается в летописи одним из первых русских городов под 862 г. Однако, археологические данные позволяют утверждать, что городом она становится, по крайней мере, с середины IX столетия.[53] Картину возникновения и становления города Ладоги рисует в общих чертах А. Н. Кирпичников. Уже в середине VIII в. славянские поселенцы осваивают финскую территорию. Одним из их поселений был и будущий город Ладога, с самого начала имевший торгово-ремесленный характер. Расположенная «на острие» славянского расселения в северных землях, в авангарде длительного массового движения, вклинившегося в автохтонные массивы, окруженная различными по происхождению финно-угорскими группировками и при этом выдвинутая к морским просторам Балтики, Ладога стала естественным местом наиболее ранних и глубоких славяно-скандинавских контактов.[54] Поселение первой половины IX в. (сводная усадебная застройка, окруженная разнородными могильниками) сохраняло характер многоэтнического межплеменного центра, который вполне соответствовал складывающейся конфедерации северных племен – словен, кривичей, чуди, мери, веси, находившейся в контакте с варягами и внутренне еще не слишком прочной. Строительный горизонт поселения середины IX в. был уничтожен пожаром. Вполне правомерно связать эту катастрофу с событиями 859-862 гг., обострением отношений с норманнами, «изгнанием варягов», племенной междоусобицей.[55] Появление в Ладоге первого норманнского владетеля с его окружением оставило, по мнению А.Н.Кирпичникова, определенный археологический след. Речь здесь идет о скандинавском по своим признакам могильнике в урочище Плакун, расположенном на правом берегу Волхова напротив Ладожской каменной крепости. Он вошел в литературу как скандинавский погребальный комплекс, и до сих пор это определение не вызывало решительных возражений. Время насыпки плакунских курганов (с учетом дендро-даты одного из комплексов – 890 – 900 гг.) – вторая половина IX и X столетий.[56] Исследованиями могильника занимались такие видные исследователи Ладоги, как Н.И.Репников, В.И.Равдоникас, Г.П.Гроздилов, Г.Ф.Корзухина. В.И.Равдоникас датировал могильник X в. и отметил, что «это первая в Приладожье группа могильных памятников, которые определенно и надежно можно связать с норманнами».[57] В работе Г.Ф.Корзухиной дана иная хронология некрополя – IX в. и подробно обоснована его этническая интерпретация. Автор пишет, что «курганы на Плакуне – это могилы не случайных заезжих купцов и, безусловно, не воинов, совершавших грабительские набеги на Ладогу. Это кладбище выходцев из Скандинавии, живших здесь постоянно и даже с семьями».[58] Данное заключение подтверждает и обряд погребения, и сопровождающий захороненных инвентарь. Таким образом, второй этнический компонент Ладоги – скандинавы – оставил свои следы в погребальных древностях этого интернационального центра. А.Н.Кирпичников заявляет: «Погребения в Плакуне могут быть соотнесены с окружением какого-либо конунга, например Рюрика, прибывшего в Ладогу, по летописному замечанию, «с родом своим». Эти северные пришельцы, похоже не отличались особым богатством и знатностью. По сообщению Никоновской летописи, использовавшей какие-то не дошедшие до нас источники, варяги неохотно откликнулись на приглашение славян и финнов, «едва избрашася». Весьма скромные по составу материалы Плакуна, если их отождествить с представителями двора норманнского вождя, не противоречат приведенному летописному замечанию».

В последствии Ладога стала столицей формирующейся империи Рюриковичей – Верхней Руси – одного из первых древнерусских государственных образований. Статус столицы не мог не повлиять на развитие Ладоги и формирование местной военно-дружинной и купеческой прослойки. По предположению известного исследователя советских времен Х.Ловмяньского, Рюрик и его преемник Олег, деятельность которых одно время локализовались в городе в низовьях Волхова, сами принимали участие в русско-скандинавской торговле.[59] Сооружение в Ладоге деревянных укреплений, перепланировка, по меньшей мере, части поселения, подразделение его на детинец и посад, возведение в прежде межплеменном центре княжеской резиденции с помещениями для стражи, дворских и родичей, вычленение на почетном месте придворного родового кладбища – все эти черты, судя по письменным источникам, присущи Ладоге второй половины IX в.[60] Однако главным строительным достижением той поры является сооружение на мысу, образованном рекой Ладожкой и Волховом, обводной крепостной каменной стены с башней (или башнями). Это укрепление для своего времени необычно, так как явилось первой каменной фортификацией средневековой Руси. Новая твердыня обеспечила безопасность судоходству, торговле, всему «посадскому строению», она явно была направлена против варяжских находников, на случай их подступа к городу с разбойничьими и пиратскими целями. Эта новопостроенная твердыня на века закрепила за Ладогой значение мощного форпоста и своеобразных укрепленных северных ворот страны.[61]

Как полагает другой не менее известный археолог и исследователь И.В.Дубов, динамика событий в Ладоге непосредственно влияла на ход торговых контактов в северо-восточной части Балтики. По наблюдениям В.М.Потина, колебания в поступлении восточного серебра в Скандинавию точно соответствуют хронологии летописных известий: приток монет из Восточной Европы начинается в 840-х гг. (сообщение о варяжской дани), в 850-х гг. происходит спад (подтверждающий известия 859 г.), и лишь с 860-870-х гг. («призвание князей» и стабилизация положения) вывоз серебра на север возобновляется и приобретает устойчивый характер.[62]

Следует непосредственно отметить, что Ладога демонстрирует редкое совпадение данных письменных, нумизматических и археологических источников, раскрывающих реальное содержание варяжской легенды: историю контактов и конфликтов славян, чуди и норманнов в межплеменном открытом торгово-ремесленном центре на Волхове; в итоге этих отношений Ладога была включена в орбиту древнерусской государственности.[63] Подъем Ладоги IX в. обусловлен такими специфическими для распадающегося варварского общества явлениями, как дальняя торговля, грабительские походы, динамичное перераспределение ценностей.

Следующим не менее важным вопросом археологического изучения Древней Руси, является вопрос о существовании Новгорода во времена пришествия князя Рюрика на наши северные территории. Мнения исследователей по этому поводу зачастую расходятся. «Одно ясно: города в IX в. еще не было. На нераскопанных участках ему негде поместиться. Могло быть небольшое поселение». Так, А.В.Арциховский подвел итоги и обозначил рубеж в исследовании проблемы происхождения Новгорода.[64] Констатация, вполне обоснованная раннее, выдержала испытание временем. Сейчас не вызывает сомнений тот факт, что интенсивный рост и бурный расцвет столицы словен ильменских происходили с середины X столетия. Самые ранние городские слои датируются временем до 953 г. (по дендрохронологии).

Известно, что культурный слой Новгорода достигает 9 метров. Его особенностью является то, что глинистые новгородские почвы не пропускают воздух и не впитывают влагу, воды сочатся по прослойкам, препятствуют доступу воздуха, тем самым исключается процесс гниения органических остатков. Поэтому хорошо сохраняются изделия из дерева, металла, кости, кожи. Это обстоятельство, кстати, объясняет большое количество найденных берестяных грамот при раскопках.[65] Полная сохранность прослоек дает возможность выяснить древнюю планировку раскапываемого участка. Поскольку прослойки соответствуют узким промежуткам времени, то датирование найденных предметов значительно облегчается. Обнаруженные предметы позволяют раскрыть характер и назначение построек, выяснить уровень жизни обитателей жилых помещений и род их занятий. На сегодняшний момент археологами разработана погодная дендрохронологическая шкала, найденные предметы датируются с точностью до 10 лет. По сообщению БЭКМ, древнейшая мостовая относится к 953 г.[66] Конечно, можно предположить, что до 953 г. в Новгороде могли и не мостить улиц. Но как только бы жители города попробовали бы передвигаться по колено в грязи после дождей, на следующий год мостовые бы соорудили непременно. То есть, мостовые могли отсутствовать в период начального строительства, но затем необходимо было обязательно их возводить.[67] Привлекает внимание и датировка многих археологических находок, найденных в Новгороде. Прежде всего, необходимо отметить, что, к примеру, клады восточных монет, найденные здесь попали в землю во второй половине X столетия. Дата младшей монеты – 953 г.[68] Один из показателей прочных связей Новгорода с Европой – находки франкских мечей – по своей датировке также относится к Xв. Поэтому, можно в праве утверждать, что Новгорода как такового во времена Рюрика еще не существовало.

Но на этот счет среди некоторых исследователей есть и опровержение данного утверждения. Как считала в свое время Е.А.Рыбина, «долгое время летописная дата, впервые упоминающая Новгород в середине IX в., не находила подтверждение в археологических материалах, и при раскопках Неревского конца в Ногороде, где были обнаружены 28 ярусов мостовых, последовательно сменявших друг друга, было установлено, что первая мостовая в этом районе была проложена в 953 г.[69] Эта дата была принята за основу при датировании древнейших слоев Новгорода. Однако исследователи, вновь обратившись к материалам Неревского раскопа, заметили, что первая мостовая середины Xв. была положена не на материк, а на культурный слой, в некоторых местах значительный. Следовательно, городские усадьбы на этом участке существовали задолго до того, как были сооружены первые уличные мостовые». Изучение новгородской керамики, предпринятое Г.П.Смирновой, позволило выделить группу сосудов IXв.[70] Приведенные примеры, как полагала Рыбина, несомненно, свидетельствуют о наличии в Новгороде древнейших прослоек IXв.

Особое значение также имеет входящее в систему поселений IX в. по Волхову широко известное поселение Городище близ Новгорода, получившее название «Рюриково». Его полевые исследования в последние годы получили существенное развитие и дали новый важный материал, значительно дополняющий знания исследователей. Городище и его материалы постоянно привлекаются специалистами в связи с проблемой происхождения Новгорода, но не менее важным является исследование его места в системе водных путей Руси – Балтийско-Волжского и Балтийско-Днепровского. Находки подтверждают, что это поселение было одним из ключевых пунктов на пути из Ильменя по Волхову на Балтику. И если Ладога была «окном» в Балтийские страны, то Городище являлось таковым для Верхнего Поволховья. По мнению И.В.Дубова, Рюриково городище играло несравненно большую роль и было не только важным пунктом на водной магистрали, но и первоначальным центром целой округи и в этом плане, несомненно, предшествовало Новгороду.[71] Так, исследователь Е.В.Носов утверждал, что «Рюрик по своему приходу на Русь сел в Ладоге, но вскоре уже перешел на уже существовавшее Городище в истоке Волхова (т.н. Рюриково городище, в 2 км. к югу от Новгорода), построив там княжеский замок».[72] Именно этот центр Приильменья, а не Ладога, считает Носов, взял на себя роль «в административной организации земель Северной Руси…». Уже в древности данный район оказался самым населенным и экономически развитым по сравнению с другими территориями Новгородской земли. Этому во многом способствовали легкие плодородные почвы, удобные для начального земледелия, широкие заливные поймы, позволяющие развить скотоводство, и само чрезвычайно выгодное географическое расположение региона – на перекрестке важнейших торговых путей Восточной Европы. Как отмечал исследователь: «Первый от Ильменя холм при плаванье по Волхову, расположенный на естественно защищенном месте – на острове при раздвоении Волхова на рукава, — был очень удобен для первоначального возникновения торгово-ремесленного поселения, выполнявшего одновременно военно-административные функции контроля за движением по оживленной водной магистрали».[73] Следует отметить, что Городище стратиграфически и по характеру материальной культуры отчетливо выделяются два хронологических периода: вторая половина IX – X вв. и XI — XII вв.[74] Большее внимание привлекает более ранний этап развития Городища. В материальной культуре Рюрикова городища ярко проявился размах международных связей поселения. Здесь найдены восточные и византийские монеты, бусы из горного хрусталя, сердолика и янтаря, грецкие орехи, предметы из Скандинавии и Хазарии.[75] К числу славянских элементов относится лепная и раннегончарная керамика, втульчатые двушипные наконечники стрел, хлебные печи, техника срубных построек и другие. Очень ярко выступает комплекс скандинавской культуры, выраженной в многочисленных находках бронзовых украшений (различные типы фибул, подвесок, ладьевидные браслеты, шилья, увенчанные головками мужчин, детали конской сбруи и прочее) и предметов культа (молоточки Тора, железные гривны, кресаловидные подвески, плоские кольца с надетыми маленькими колечками, амулеты и прочее), оружия (ланцетовидные наконечники стрел, наконечники ножен мечей, а судя по старым данным, вероятно, и сам меч). Очень выражен комплекс находок, относящихся к мужскому костюму. В целом материальная культура городища, судя по ее яркому северному компоненту, носит выраженный воинский – «дружинный» — характер.[76] Как отмечает И.В.Дубов, скандинавские вещи, найденные на Городище, либо могли принадлежать княжеским дружинникам – варягам, которые привезли их с собой, либо были выполнены по заказу местными ремесленниками, и при этом учитывались вкусы заказчиков – выходцев со Скандинавского полуострова.[77] Нельзя не отметить и определенную изысканность находок. К примеру, более половины всех обнаруженных кольцевидных булавок украшены звериным или плетеным орнаментом, в то время как даже в самой Скандинавии на поселениях господствуют простые типы. В целом, можно сказать, что раскопки Городища подтвердили обоснованность его названия, так как, судя по находкам, во второй половине IX в. на городище стояла княжеская дружина варяжского происхождения, предположительно возглавляемая летописным князем Рюриком.[78]

Материалы западных районов Верхней Руси и прилегающих областей в целом не противоречат известиям летописи о русско-скандинавских отношениях IX-X вв.; однако они и не дают столь ярких и детальных свидетельств о развитии этих отношений, как данные археологии и письменных источников для Ладоги и Новгорода.[79] Это не случайно – активность норманнов была направлена прежде всего на магистральные водные пути, а в IX в. – преимущественно к непосредственным источникам арабского серебра, на Волжский путь; лишь взаимодействие со славянами во всех основных восточноевропейских центрах балтийско-волжской торговли привело их к переориентации не только на Новгород, но и на другие, более южные русские центры. Это обстоятельство отмечено и «Повестью временных лет», сообщившей о расширении первоначального «княжения» Рюрика именно в восточном и юго-восточном направлениях от Белоозера – к Ростову и Мурому. В материалах памятников этого региона имеются подтверждения ранней активности скандинавов на землях формировавшейся Северо-Восточной Руси, в IX в. тесно связанной с Верхней Русью.[80] По мнению исследователя этого региона И.В.Дубова, основной поток славянской колонизации Волго-Окского междуречья шел в это время с северо-запада, и в потоке славянского (а также ассимилируемого финно-угорского населения) сюда проникали и отдельные группы варягов. Скандинавские находки известны у деревни Городище в окрестностях летописного Белоозера, на Сарском городище под Ростовом, в погребениях владимирских курганов. Вклад варягов в культуру торгово-ремесленных поселений проявился не только в погребальном обряде, распространении некоторых типов вещей, но и в какой-то мере в керамической и домостроительных традициях. По археологическим данным, в течение IX в. скандинавское присутствие не прослеживается южнее Смоленска; оно концентрируется в южном Приладожье (Ладога, Рюриково городище под Новгородом), верхнем Поднепровье (Гнездово близ Смоленска), а также в Поволжье в районе будущего Ярославля (Тимерево и др.) и Ростова (Сарское городище).[81] Нетрудно заметить, что этот ареал практически совпадает с областью тех племен, которые, согласно летописи, первоначально платили дань варягам до призвания Рюрика (чудь, словене, меря, кривичи, и, может быть, весь), и с территорией, подвластной самому Рюрику и его братьям (словенское Поволховье, кривичский Изборск, Белоозеро веси). Киевское Поднепровье остается за пределами этого ареала.[82] Такие вот интересные сведения о различных территориях Древней Руси и об их уровне развития сообщают нам данные археологии.

В завершении своего повествования хотелось бы отметить, что точное определение места и значения первого русского князя в истории Древней Руси на основе письменных источников и археологического материала является довольно-таки сложным процессом. Для более полного рассмотрения данной проблемы необходимо привлечение многих других данных, среди которых данные сравнительно-исторического языкознания, исторической географии, нумизматики и ряда других дисциплин. Но, несмотря на то, что массив источников чрезвычайно разросся, квалифицированно ориентироваться в нем стало порой не под силу даже иному специалисту. И главная трудность состоит в том, что этот массив пока не поддается непротиворечивой интерпретации. Иными словами, беда не в том, что существующие гипотезы происхождения и древнейшей истории Руси исключают друг друга, а в том, что каждая из них вынуждена «закрывать глаза» на те или иные «неподходящие» для нее данные.[83] Поэтому в истории Древней Руси остается так много загадочного. И происхождение первого русского князя и его деятельность здесь не являются исключением.

Список литературы

  1. Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь. Рюриковичи. Иллюстрированный исторический словарь. – М.: Познавательная книга плюс, 2000. – 672 с.
  2. Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники Древней Руси IX-XIвв. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1978. – 152 с.
  3. Вернадский Г.В. Древняя Русь. – Тверь: ЛЕАН, 1999. – 448 с.
  4. Гостомысл // Богуславский В.В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия. В 2-х тт. Т. 1. А-М. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. – С.309.
  5. Греков Б.Д. Киевская Русь. – М.: Главное политическое издательство литературы, 1952. – 568 с.
  6. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). – М.: Аспект Пресс, 1998. – 399 с.
  7. Демин В.Н. Загадки русских летописей. – М.: Вече, 2001. – 480 с.
  8. Демин В.Н. Русь летописная. – М.: Вече, 2002. – 448 с.
  9. Дубов И.В. Великий Волжский путь. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. – 256 с.
  10. Журавлев А.И. Кто мы, русские? – Ростов н/Д: Феникс, 2007. – 189 с.
  11. Зиборов В.К. История русского летописания XI – XVIIIвв. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. – 512 с.
  12. История России: IX – XXI вв. От Рюрика до Путина: Учебное пособие/ Отв. ред. Я.А.Перехов. – М.: ИКЦ «Март», Ростов н/Д: ИЦ «Март», 2007. – 688 с.
  13. Карамзин Н.М. История государства Российского. – Ростов н/Д: Феникс, 1995. – 512 с.
  14. Карамзин Н.М. Предания веков. Сказания, легенды, рассказы из «Истории государства Российского». – М.: Правда, 1988. – 768 с.
  15. Кирпичников А.Н. Ладога и Ладожская земля VII-XIIIвв.//Славяно-русские древности. Выпуск 1. Историко-археологическое изучение Древней Руси: Итоги и основные проблемы./Под. ред. Дубова И. В. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. – С. 38 – 79.
  16. Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти тт.: Т. 1. – М.: Мысль, 1987. – 430 с.
  17. Кузьмин А.Г. Откуда есть пошла Русская земля. Века VI-X. Кн. 1. – М.: Молодая гвардия, 1986. – 701 с.
  18. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Историко-археологические очерки. – Л.: Издательство ЛГУ, 1985. – 287 с.
  19. Ловмяньский Х. Русь и норманны. – М.: Прогресс, 1985. – 304 с.
  20. Мавродин В.В. Древняя Русь: происхождение русского народа и образование Киевского государства. – Л.: Госполитиздат, 1946. – 311 с.
  21. Назаренко А. Две Руси IXвека// Родина, 2002. № 11/12. – С.16 – 22.
  22. Никитин А. Первый Рюрик – миф или реальность?// Наука и религия, 1991. № 4. С.34 – 39.
  23. Носов Е. Славяне на Ильмене // Родина, 2002. № 11/12. – С.46 – 52.
  24. Пашков Б.Г. Русь – Россия – Российская империя. Хроника правлений и событий 862 – 1917 гг. – М.: ЦентрКом, 1997. – 640 с.
  25. Пензев К.А. Хан Рюрик: начальная история Руси. – М.: Алгоритм, 2007. – 304 с.
  26. Петрухин В.Я. Путь из варяг в греки // Родина, 2002. № 11/12. – С.52 – 58.
  27. Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей IX- н. XI века. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2001. – 262 с.
  28. Рыбаков Б.А. Мир истории. Начальные века русской истории. – М.: Молодая гвардия, 1987. – 351 с.
  29. Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли X-XIVвв. – М.: Изд-во Московского университета, 1978. – 167 с.
  30. Рюрик // Богуславский В.В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия. В 2-х тт. Т. 2. Н-Я. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. – С.287 – 288.
  31. Рюрик //Бутромеев В.П. Всемирная история в лицах: Раннее Средневековье. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. – С.43 – 46.
  32. Сахаров А.М. Историография истории СССР. Досоветский период. – М.: Высшая школа, 1978. – 256 с.
  33. Сахаров А.Н. «Мы от рода русского…»: Рождение русской дипломатии. – Л.: Лениздат, 1986. – 344 с.
  34. Семенцов С.В. Значение территорий Приневья и Приладожья в общественном сознании Древней Руси и Скандинавии// Скандинавские чтения 2000 года. Этнографические и культурно-исторические аспекты. – СПб.: Наука, 2002. – С.91 – 145.
  35. Фомин В.В. Варяги и варяжская Русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. – М.: Русская панорама, 2005. – 488 с.
  36. Хвощинская Н.В. Бронзолитейное производство Рюрикова городища в IX-X вв. // Труды института истории материальной культуры. Т. XXIV. Северная Русь и народы Балтики. – СПБ: ИИМК РАН, 2007. – С.123 – 142.
  37. Шахматов А.А. История российского летописания. – СПб.: Наука, 2003 – 1024 с.
  38. Шайкин А.А. Се повести времьянных лет. От Кия до Мономаха. – М.: Современник, 1989. – 253 с.

[1] История России: IX – XXI вв. От Рюрика до Путина: Учебное пособие/ Отв. ред. Я.А.Перехов. – М — Ростов н/Д. 2007. – С.3.

[2] Никитин А. Первый Рюрик – миф или реальность? // Наука и религия, 1991. № 4. С.34

[3] Ловмяньский Х. Русь и норманны. – М. 1985. – С.69.

[4] Там же. – С.70.

[5] Семенцов С.В. Значение территорий Приневья и Приладожья в общественном сознании Древней Руси и Скандинавии // Скандинавские чтения 2000 года. Этнографические и культурно-исторические аспекты. – СПб., 2002. – С.100.

[6] Кузьмин А.Г. Откуда есть пошла Русская земля. Века VI-X. Кн. 1. – М., 1986. – С.649.

[7] Мавродин В.В. Древняя Русь: происхождение русского народа и образование Киевского государства. – Л. 1946. – С.166.

[8] Демин В.Н. Русь летописная. – М. 2002. – С.102.

[9] Гостомысл //Богуславский В. В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия. Т. 1. А-М. – М. 2005. – С.309.

[10] Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей IX — н. XI века. – М. 2001. – С.61.

[11] Там же. – С.61.

[12] Рюрик // Бутромеев В. П. Всемирная история в лицах. Раннее Средневековье. – М. 2000. – С.44.

[13] Демин В.Н. Указ. соч. – С.422.

[14] Там же. – С.422.

[15] Пчелов Е.В. Указ. соч. – С.68.

[16] Рюрик // Богуславский В. В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия. Т. 2. Н-Я. – М., 2005. – С. 288.

[17] Пензев К.А. Хан Рюрик: начальная история Руси. – М. 2007. – С.200.

[18] Там же. – С.201.

[19] Пензев К.А. Указ. соч. – С.201.

[20] Там же. – С.202.

[21] Там же. – С.202.

[22] Пензев К.А. Указ. соч. – С.203.

[23] Там же. – С.204.

[24] Пензев К.А. Указ. соч. – С.204.

[25] Демин В.Н. Указ. соч. – С.238.

[26] Зиборов В.К. Русское летописание XI – XVIII вв. – СПб., 2002. – С.58.

[27] Демин В.Н. Загадки русских летописей. – М., 2001. – С.111.

[28] Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти тт.: Т. 1. – М., 1987. – С.152.

[29] Ключевский В.О. Указ. соч. – С.153.

[30] Мавродин В.В. Указ. соч. – С.167.

[31] Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь. Рюриковичи. Исторический иллюстрированный словарь. – М., 2000. – С.483.

[32] Демин В.Н. Указ. соч. – С.426.

[33] Зиборов В.К. Указ. соч. – С.188.

[34] Рыбаков Б.А. Мир истории. Начальные века русской истории. – М., 1987. – С.58.

[35] Вернадский Г.В. Древняя Русь. – Тверь, 1999. – С.344.

[36] Пчелов Е.В. Указ. соч. – С.103.

[37] Демин В.Н. Указ. соч. – С.426.

[38] Зиборов В.К. Указ. соч. – С.50.

[39] Греков Б.Д. Киевская Русь. – М., 1953. – С.152.

[40] Шайкин А.А. Се повести времьянных лет. От Кия до Мономаха. – М., 1989. – С.27.

[41] Сахаров А.Н. «Мы от рода русского…»: Рождение русской дипломатии. – Л., 1986. – С.85.

[42] Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). – М., 1998. – С.76.

[43] Никитин А. Указ. соч. – С.35.

[44] Карамзин Н.М. История государства Российского. – Ростов н/Д., 1995. – С.72.

[45] Сахаров А.М. Историография истории СССР. Досоветский период. – М., 1978. – С.94.

[46] Пашков Б.Г. Русь-Россия-Российская империя.Хроника правлений и событий 862-1917 гг. — М., 1997. — С.25.

[47] Карамзин Н.М. Предания веков. Сказания, легенды, рассказы из «Истории государства Российского». – М., 1988. – С.69.

[48] Журавлев А.И. Кто мы, русские? – Ростов н/Д., 2007. – С.40.

[49] Ключевский В.О. Указ. соч. – С.152.

[50] Там же. – С.153.

[51] Ключевский В.О. Указ. соч. – С.153.

[52] Ловмяньский Х. Указ. соч. – С.235.

[53] Дубов И.В. Великий Волжский путь. – Л., 1989. – С.65.

[54] Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Историко-археологические очерки. – Л., 1985. – С.212.

[55] Там же. – С.212.

[56] Кирпичников А.Н. Ладога и Ладожская земля VII-XIII вв. // Славяно-русские древности. Выпуск 1. Историко-археологическое изучение Древней Руси: Итоги и основные проблемы./Под. ред. Дубова И.В. – Л., 1988. – С.53.

[57] Дубов И.В. Указ. соч. – С.69.

[58] Там же. – С.69.

[59] Кирпичников А.Н. Указ. соч. – С.54.

[60] Там же. – С.54.

[61] Там же. – С.54.

[62] Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники Древней Руси IX-XI веков. – Л., 1978. – С.90.

[63] Там же. – С.90.

[64] Там же. – С.91.

[65] Пензев К.А. Указ. соч. – С.212.

[66] Там же. – С.213.

[67] Там же. – С.213.

[68] Дубов И.В. Указ. соч. – С. 87.

[69] Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли X-XIV вв. – М., 1978. – С.158.

[70] Там же. – С. 158.

[71] Дубов И.В. Указ. соч. – С. 84.

[72] Фомин В.В. Варяги и варяжская Русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. – М., 2005. – С. 305.

[73] Хвощинская Н.В. Бронзолитейное производство Рюрикова городища в IX-X вв.// Труды института истории материальной культуры. Т. XXIV. Северная Русь и народы Балтики. – СПб., 2007. – С.123.

[74] Там же. – С.124.

[75] Носов Е.В. Славяне на Ильмене // Родина, 2002. № 11/12. – С.50.

[76] Носов Е.В. Указ. соч. – С.50.

[77] Дубов И.В. Указ. соч. – С.85.

[78] Петрухин В.Я. Путь из варяг в греки // Родина, 2002. № 11/12. – С.58.

[79] Лебедев Г.С. Указ. соч. – С.223.

[80] Лебедев Г.С. Указ. соч. – С.223.

[81] Назаренко А. Две Руси IX века // Родина, 2002. № 11/12. – С. 17.

[82] Там же. – С.17.

[83] Назаренко А. Указ. соч. – С. 16

пора их признать — Новости политики, Новости России — EADaily

Писать об истории России (восточных славян) до 862 года не только трудно, но и опасно: легко угодить в список псевдоисториков. Поэтому соответствующие разделы учебников скупы и больше посвящены красотам Восточно-Европейской равнины. Малейшие же попытки поговорить о государственности восточных славян до этой даты гарантируют ярлык адепта «фолк-хистори». Но делать нечего, и цель наша не заткнуть за пояс кого-то, а применить к истории России… общемировой подход.

Предыдущую статью («История — лейтмотив Российского Возрождения») мы закончили замечанием о том, что вполне приличные учёные от Ближнего Востока до Дальнего, да и Европы тоже, не слишком рефлексируют в вопросах истории своих народов — этнической и государственной. Запросто сдвигая их на тысячу, а то и пару-тройку тысяч лет вглубь веков за счёт легенд и мифов собственных же народов (а то и «авторских»). За счет вымысла, который благодаря частому потреблению приобретает статус научной истины. В распоряжении российских историков новейшие методики оценки данных археологии, антропологии, генетики, языкознания, независимые (!) письменные (!) источники. Но… воз и ныне там.

В истории славянства есть ряд вопросов, считающихся «неразрешимыми». Об одном из них часть историков говорит с сожалением, часть со злорадством: «На карте Европы просто не остаётся места для прародины славян!». Однако учитывая с одной стороны несомненное родство славян с балтами, а с другой — свидетельства тесных связей славян со скифами, сарматами, аланами (строго говоря, это три этапа развития одной ираноязычной общности), можно дать единственно возможный, но и очевидный ответ: прародина славян — в восточной Европе, в узкой полосе между Лесом и Степью.

Отношения с каждыми новыми хозяевами Степи постепенно налаживались, и славяне даже чуть продвигались в лесостепь на земли, пригодные для пахотного земледелия. Беда случалась, когда хозяева Степи менялись, и пришельцы по старой доброй традиции кочевников истребляли всё и вся на своём пути. Часть славян прижималась к отрогам Карпат, часть — к болотам Припяти и Десны (на то, чтобы потеснить балтов севернее болот сил ещё недоставало). Часть бежала от «пожара» вперед, до Судет, другие применяли вечный приём беглецов — уходила «против пожара», вдоль него. Порой до Средней Волги (Именьковская археологическая культура 4−7 веков).

Вышесказанное позволяет ответить на второй «неразрешимый» вопрос: «Нет доказанной преемственности между предыдущими и последующими якобы „славянскими“ археологическими культурами!». Причем упор делается на примитивный орнамент «достоверно славянской» керамики по сравнению с более изысканным орнаментом ранних культур. Тогда как наследственность в форме керамики можно проследить и до 4 века и до рубежа эры и далее: та же короткая широкая шейка с едва заметным отворотом, то же тулово с расширением в верхней трети. А главная беда адептов этой «проблемы» в том, что, например, достоверно славянская пеньковская культура антов 4−6 веков разительно отличается от культур их прямых потомков (об этом ниже) — северян и вятичей 8 века!

Женщины (изготовление лепной керамики лежало на них) консервативны и несли навыки, переданные им матерями. Но до изысков ли было, когда приходилось мгновенно сниматься и преодолевать по 60−70 километров в день? Да «всё своё ношу с собой». Да неделями и месяцами пока не удавалось найти относительно безопасный уголок. Не первый и не последний случай регресса в истории. И всё же женщины без прекрасного жить не могут, и находили минутку хотя бы на несколько оборотов шнурка вокруг тулова и змейкой по шейке или чтобы отжать пальцами выемки по отвороту.

Ответим и на третий «неразрешимый» вопрос, связанный уже со вторым. Вопрос старый, ещё с 17 века, с явным русофобским душком, однако жив курилка и время от времени всплывает то тут, то там: «Откуда во второй половине 4 века в Европе вдруг появилось столько славян, что уже через 100 с небольшим лет они затопили Византию?». Не «вдруг». Славянам помогли… гунны: те облюбовали Паннонию, да и всю Европу, оставив своим вассалам Причерноморье. Где славяне, может быть, впервые и до самого аварского нашествия зажили относительно сытно и безопасно. Вот за шесть-семь поколений и «наплодились», набрались сил для удара по империи. «Гуннское иго» 4−5 веков стало «Золотым веком» славянства и временем рождения их первого или уже третьего государства (об этом тоже ниже). В общем, если и есть в истории славянства действительно неразрешимый вопрос, то это вопрос того, как славяне вообще выжили.

Надеемся, что теперь понятны причины сложностей с более точной локализацией прародины славян: в ничтожные сроки — исторически и буквально в течение жизни одного-двух поколений — основная масса небольшой группы племен перемещалась на гигантские расстояния Восточно-Европейской равнины, теряя отставших, и принимая в этом вечном движении родовые общины и целые племена таких же скитальцев. Соответствующие метаморфозы происходили, скажем прямо, с не слишком богатой материальной культурой: она то деградировала до едва ли не «одноразовой» посуды, то возвращалась к изящным образцам керамики, при этом уже отличавшимся от тех и там — на прежней родине. И всё же попытаемся обрисовать круг версий.

Индоевропейцы-арии продвигались с востока вглубь Европы несколькими потоками. Один из них «завяз» на Дунае, другой — еще не разделившиеся предки германцев, балтов и славян — шел севернее Карпат. Это были носители культуры шнуровой керамики. Она же позже культура или культуры боевых топоров, КБТ (от обычая класть в могилу мужчины боевой топор, причем, чем большими заслугами отличился воин, тем выше к голове: встречаются могилы крепких мужчин с топором у ног или пояса и могила почти мальчика с топором в руках у головы). Около 2800 года до н.э. между Эльбой и Рейном этот поток столкнулся с другим потоком ариев, ворвавшимся в Европу через Северную Африку и Испанию, с носителями культуры Колоколовидных кубков. Топорники были разбиты и откатились на Восточно-Европейскую равнину, где распались на десяток локальных КБТ. Одна из них и была протославянской, где «прото-» — это ещё не этническая общность, а та подоснова, с которой начиналось её формирование. Вопрос, какая? Это из того, что очевидно и серьезными историками не оспаривается.

Ключевое условие — длительное соседство протобалтов и протославян. Так, своих сторонников имеет версия принадлежности к протославянам знаменитой Фатьяновской КБТ, протянувшейся от Волго-Окского междуречья до Средней Волги. В принципе, некий автор всеми нами любимой Википедии не соврал, назвав носителей Фатьяновской культуры «западными индоевропейцами» (ведь они пришли с запада, не так ли?). Другое дело, что, во-первых, в глазах неискушенного читателя такое определение с порога отметает возможную принадлежность фатьяновцев к протославянам. А во-вторых, в отношении «этнической» принадлежности других локальных культур КБТ историки высказываются куда увереннее.

Так, носители соседней Среднеднепровской культуры считаются протобалтами. Почти нет сомнений насчет протогерманцев: они оказались между Балтикой и Валдаем (Прибалтийская КБТ), но затем двинулись на север и через несколько столетий, пройдя через Аландские о-ва и Скандинавию, вернулись на Везер и Эльбу. Часть из них застряла в «углу» между Рижским и Финским заливом (Эстонская КБТ) и, видимо, дожила до античных времен. Римскому автору 1-го века Тациту обычаи эстиев показались похожими на германские, хотя их речь больше напомнила кельтскую (не путать с эстонцами, они приняли это книжное имя только к концу 19 века). Известна и этническая принадлежность носителей Абашевской культуры, потеснивших фатьяновцев в 1-й половине 2-го тл. до н.э. — протоиранцы. Известно также, кто в 7-м в. до н.э. обрушился на абашевцев и остатки фатьяновцев — носители Дьяковской (по Волге) и Городецкой (по Оке) культур — финны. Да, факт, чреватый взрывом мозга у определенной публики, но арии пришли в Волго-Окское междуречье за две тысячи лет до финно-угров, а носителей индоевропейской гаплогруппы R1a среди мордвы (и бывшей муромы и мещеры) больше, чем среди многих славянских народов. И воевали, и роднились. Рассказать о фатьяновской версии стоило уже ради этого. Две другие гипотезы обоснованы лучше.

Согласно гипотезе Алексея Шахматова прародина славян лежала с другой, западной, стороны от Среднеднепровской культуры балтов — в западной Белоруссии и восточной Литве. Да, придётся взломать еще один миф — об «огромном территориальном массиве племен предков литовцев и латышей», чей ареал только сокращался ввиду «славянской экспансии». Название «балты» — современное, научное, сами себя предки «балтов» так называть не могли даже теоретически, т.к. их прародина лежит далеко от Балтики. Парадокс, прабалты — «коренные» в Белоруссии и России, но «пришельцы» в Литве и Латвии. Они вытеснили предков славян за Вислу (Тшинецкая культура), а пару КБТ непосредственно на побережье Балтики ассимилировали. Также, правда, много позже они и на востоке дошли до верхней Оки и Протвы (Мощинская культура голяди/галиндов).

Наконец, наиболее разработанная гипотеза видит прародину славян на правом (южном) берегу Припяти — позже с продвижением на юг к Днестру эта культура получила название Комаровской). А также в Сосницкой культуре на нижней Десне и Сейме (Черниговская, Сумская, Брянская и Курская области). Но есть одно забавное «но». Если избавиться, наконец, от идеи найти «стабильную», «подобающую» великим славянам великую прародину, и согласиться с тем, что эта прародина находилась в постоянном вынужденном движении (см. выше), то всё мгновенно станет на свои места.

Дело в том, что Тшинецкая культура (праславян, отступивших из западной Белоруссии под напором балтов), Комаровская культура (её раннее, припятское крыло) и Сосницкая культура (поднимавшаяся вверх по Десне и Сейму) это… звенья одной культуры 19−11 веков до н.э. Родство этих трех культур слишком очевидно и не оспаривается. Вот эту дугу, охватившую балтов с юго-запада, юга и юго-востока и следует, видимо, считать прародиной славян. Точнее, здесь 4−3 тыс. лет назад протославяне стали праславянами — группой племен со схожей культурой и взаимопонятными языками. До того, чтобы избавиться и от приставки «пра» — стать славянами, осознающими свое единство, было еще далеко. Но вскоре, возможно, появилось их первое… государство.

Уже праславянская Десна, середина 1 тл. до н.э. Многоугольник: Чернигов — белорусский Кричев — смоленский Рославль — Брянск — Орёл — Курск. Это земли народа будинов Геродота — Юхновской археологической культуры (литье близко тшинецкому, керамика уже практически славянская следующих эпох, в отличие от круглодонной, ещё сохранявшейся у балтов). Балтские элементы Юхновской культуры объяснимы: ранее это были их земли. Важно найти и объяснить соотношение культур — старых и новых. Было бы желание объяснять. Искать. Рыть землю носом.

Если вы возьметесь за 4-ю книгу Геродота, то обратите внимание на фразу: «у будинов другой язык, чем у гелонов, образ жизни их также иной» (гелоны — переселенцы с юга, говорившие якобы на скифском с примесью греческого). Т. е., «Отец истории» прямо сообщает, что будины не скифы. О том же свидетельствуют их хозяйство и облик. Будины охотятся на бобра, выдру и очевидно соболя (пушной зверь «с четырехугольной мордой»), это единственный народ Скифии, который «питается сосновыми шишками» и единственный, поголовно имеющий «светло-голубые глаза и рыжие волосы». Кстати, ель в Греции почти не растет, и Геродот мог назвать «сосновыми» еловые шишки, их побеги — кладезь витаминов. А название «будины» заслуживает целой статьи. Самоназвание «пробудившиеся» (ср.: Будда), «разумные», «настоящие (мыслящие) люди»?

Итак, мы подошли к «историческим временам» — к эпохе писаной истории. Обратите внимание ещё только на один факт — поход Дария I на скифов в 513 году до н.э. Геродот называет вождей будинов «царями». Будины, не наёмники, набранные скифами, а войска во главе с этими вождями. Вместе с гелонами и небольшой частью скифов они выполняли труднейшую задачу — медленно отступая и беспокоя, заманивали персов на земли нейтральных племен, чтобы всё же вынудить тех вступить в войну. А затем преследовали войско Дария вплоть до Истра (Дуная). Геродот показывает, что племенные «царства» Скифии можно считать уже не протогосударствами, а начальными государствами. А отсюда следует, что доказательство принадлежности будинов и Юхновской культуры славянам означало бы признание существования первого славянского государства еще 2,5 тысяч лет назад. Ну, какой респектабельный историк согласится на такое? 862-й год как-то спокойнее. Действующих археологических экспедиций по Юхновской культуре в России сегодня нет.

Пора перенестись в другую часть Европы, где жил народ, говоривший совсем на другом языке, но давший славянам очень многое. Итальянская область Венето, со столицей в Венеции по имени древнего племени венетов. Неважно, кем они были по происхождению — анатолийцами, иллирийцами или кем-то ещё. Славянами они не были точно. Благодаря своему положению в северном углу Адриатического моря и тому, что Альпы здесь ниже и имеют больше проходов, венеты взяли в свои руки торговлю с внутренними областями Европы. Они открыли Рейнский путь на северо-запад Европы, альтернативный опасной Атлантике (Боденское озеро на Рейне даже называлось «Венетским»). Видимо, их фактории в Бретани объясняют загадку появления галльских венетов-мореплавателей.

Но нас интересует другой путь — «Янтарный», к побережью Балтийского моря. Еще в начале 1-го тл. до н.э. венеты, если не политически, то экономически освоили Норик — среднюю Австрию к югу от Дуная, с ее золоторудными месторождениями. Тогда же венеты начали поставлять в Италию янтарь, а в 7-м веке до н.э. происходило массовое переселение венетов к устью Вислы (Поморская культура). Таким образом, Нестор, утверждая, что родина славян на Дунае, а «норики есть славяне», ошибся лишь частично: С Дуная, из Норика, дав имя одной из групп славян (об этом ниже), но не славяне.

Венеты подчинили германские племена к западу от Вислы (те вытеснили отсюда славян) и славянские на правом берегу Вислы, у истоков Припяти, на Волыни, в Прикарпатье. В начале 2-го века уже нашей эры началось переселение в устье Вислы германского скандинавского племени готов (гутонов). Под их натиском ранее покоренные венетами германцы двинулись на юго-запад к границам Римской империи, а славяне — на юго-восток к Черному морю. Так началось Великое переселение народов. Куда же делись сами венеты? Ищем. И на этот раз с помощью исторической лингвистики. Будет сложновато, но в конце — приз.

Первое. Разночтение «венеты» и «венеды» несущественно: в «серебряной латыни», как позже и в «народной», происходило интенсивное озвончение взрывных согласных в нескольких позициях в середине слова. Т. е. начальная форма все же «венеты».

Второе. Античные авторы называют этот народ то «венетами», то «энетами». Ещё чешский славист 1-й половины 20 века Любор Нидерле высказал предположение, что в начале названия племени стоял звук, который отсутствует в греческом и латыни. Отчего одни авторы предпочитали передавать его буквой ‘v’, а другие — опускать. Этот звук — /w/ (в латыни он присутствует исключительно в сочетании со звуками /k/ и /g/: aqua, lingua). Блестящее подтверждение этой гипотезы дали кельты, чей язык «страдал» той же проблемой, что и латынь. Они выбрали третий возможный способ передать звук /w/ — их название бретонских венетов начиналось с… ‘gw’!

Третье. Ударение. Оно падало на первый слог (wEnet-), а гласный звук второго слога (второй /е/) редуцировался, ослаблялся вплоть до выпадения. Кроме того, общее правило таково, что после начального /w/ ударный /е/ становится максимально открытым, чем-то средним между /е/ и /а/, вроде русского /е/ в первом слоге слова «железо» (сравните акустически с /е/ после «л»). Обозначим его как /wɜnt/. А если к корню добавить германский суффикс определения, например, ‘al’?Получаем… Wandal.

Да, часть венетов смешалась с частью германского племени ругов (более ранних пришельцев из Скандинавии), приняв их язык, но передав им своё имя. Согласно источникам, сначала: Uuandali (двойная ‘u’ передавала /w/ до введения в средневековую латынь буквы ‘w’), затем — Wendel, Wentil, Vandili, Wandali. Ударение на первом слоге в имени венетов-вандалов сохранилось в итальянском и испанском языках: vandali, vándalos. При том, что эти языки склонны к ударению на предпоследнем слоге.

Что же насчет славян, отступавших под ударами готов на юго-восток? Часть их в период господства венетов жила на юге Волыни и в Прикарпатье в стороне от торговых путей и испытала меньшее влияние венетов. Выше в предгорья Карпат они и отступили. Византийские авторы называют их словом «склавини» / «склавени», похожем на греческое слово «раб» (σκλαβος «склавос»). Так авторы и объясняли происхождение слова «склавини», не задаваясь вопросом: с чего это сам народ будет себя так называть?

Здесь мы имеем дело с примером так называемой «народной» или «вульгарной» этимологии. «Прогуливаясь у реки, княгиня подвернула ногу и воскликнула: „Я хрома!“. С тех пор река носит имя: „Яхрома“». Сегодня над такими объяснениями смеются даже дети. В древности, увы, даже ученые мужи были не слишком щепетильны, стараясь быстрее «закрыть вопрос» с непонятным читателям названием. Так, Иордан, одним из первых упомянувший «склавенов», назвал свой труд об истории готов: «О происхождении и деяниях гетов». Только потому, что с фракийским племенем гетов читатель был лучше знаком. И это при том, что Иордан был наполовину готом и знал, что никакого родства с гетами у готов нет! Имеется и несколько других объяснений, но ясно, что здесь всего лишь искаженное имя славян.

Другая часть славян, с Вислы и верхней Припяти, отступала к Днепру севернее склавинов. Византийские авторы назвали их «антами». Опять же, не задаваясь вопросом, почему этот народ решил назвать себя греческим словом ἀντί «анти» — «находящиеся напротив», «стоящие против» чего-то. А ведь это всё то же /wɜnt/ — почти /wʌnt/, откуда грекоязычные авторы выбросили чуждый им звук /w/!

Но в случае антов смешение венетов со славянами было гораздо глубже, чем в случае с вандалами. Славяне-анты приняли от венетов не только имя, заметно отличающуюся культуру и даже в какой-то мере антропологический облик средиземноморского типа. Они приняли менталитет господ, что выразилось в нескольких войнах со склавинами, их подчинением. Иначе говоря, анты это венеты, сильно смешавшиеся со славянами, принявшие их язык, но… оставшиеся венетами. Это пересказ гипотезы польского археолога Витольда Хенселя, чьи статьи публиковались в международных научных журналах и альманахах, включая советские и российские. То есть у нас здесь почти без отсебятины. Хенсель даже считал, что венеды славянизировались уже к середине 1-го тл. до н.э., а мы этого не утверждаем. Но ненароком напоминаем, что французские или испанские историки начинают историю своих народов с эпох, лежащих за тысячи лет до их романизации.

Византийские авторы 6 века называют то два родственных народа, говорящих «на одном языке» (склавины и анты), то три (склавины, анты, венеды). Но не указывают, а где, собственно, в их, авторов, 6 веке… живут венеды. Да, на просторах интернета вы найдёте карты и со всеми тремя народами. Но имейте в виду, что эти карты рисовали не Иордан или Прокопий Кесарийский, а современные авторы, мучимые проблемой, которую византийцы легко отбросили в сторону. Здесь на помощь неравнодушным приходит немецкий язык, в котором «венедами» (Wenden) называли в широком смысле всех славян, а в узком — западных. Т. е. можно сказать, что такие карты не врут, но лукавят.

А теперь самое важное в этой части. Есть несколько примеров, когда в границах одного государства народ, формировавший элиту, передавал свое имя всему населению через название государства: Франция, Болгария, Русь, Украина («украинцами» первоначально поляки называли магнатов и щляхту, получивших земли юго-западной Руси, отнятые у Литвы в результате Люблинской унии 1569 года). Но, насколько нам известно, нет ни одного случая, когда название передавалось бы «просто так», «по соседству», вне границ единого государства. Т. е. германцы и славяне, принявшие имя венедов — соответственно «вандалы» и «анты» — находились в составе единого с венедами государства. Учитывая славянизацию венедов, господствующих в этом государстве, можно сказать, что государство балтийских венедов это второе славянское государство (после «царства» будинов). Понятно, отношения Польши и России сегодня таковы, что впору обвинять друг друга в истреблении неандертальцев, но взаимодействие историков двух государств дало бы позитивный результат.

В начале 3-го века готы разгромили сарматов и утвердились в Северном Причерноморье , основав государство, которое Иордан называет Ойум («Страна вод»). Его границам примерно соответствует Черняховская археологическая культура. К его северной периферии, у «вечных спасительниц» Припяти и Десны и оказались прижаты анты. Карта ниже слишком доброжелательна к ним: анты оказались, скорее, у самого Киева и севернее границ Черняховской культуры. Впрочем, и анты, и готы «нахватались» так много от венедов, что провести чёткую границу между их ареалами сложно.

Конец 3-го века и две трети 4-го — время войн между готами с одной стороны и союзниками антами и аланами с другой. В начале 370-х годов к границам Ойума подошли гунны. Союзники присягнули этой мощной силе. Готский король Витимир (он же Винитарий — «победитель венетов») не признал «новых реалий» и двинулся против антов, теперь уже вассалов гуннов. Потерпел поражение, но затем захватил в плен вождей антов (сымитировав готовность к миру?) и «ради наводящего ужас примера распял вождя их, по имени Бож, с сыновьями и 70 старшими вельможами, чтобы трупы повешенных как ужасный пример удваивали страх покорившихся». Это случилось в 375 году. Почти за 500 лет до пресловутого 862 года основания государства восточных славян. Первая дата, первое имя. Третье государство славян после государств будинов и венетов на Висле.

Да, дата чуть спорна: возможно, Бож был убит в 376 году. Имя очень спорно: возможно, здесь указан всего лишь титул — «Вождь». В греческом в эту эпоху всё еще происходил переход звука, обозначаемого буквой «В» от /б/ к /в/, отсюда: ‘alphabet’ и ‘Basil’ у народов, заимствовавших эти слова раньше, и «алфавит», «Василий» у тех, кто заимствовал позже. Так или иначе, но признаки ранней государственности: имущественное и уже классовое расслоение, наличие рабства, судебно-административная власть вождя и старейшин были налицо.

Сразу после убийства Божа гунны «заступились» за своих вассалов, разгромили готов и двинулись в Европу. Как мы уже писали, оставив Причерноморье антам и аланам до самого нашествия аваров в начале 560-х годов. Часть антов увлекается аварским потоком в Европу, часть отступает… ну, куда же еще? На Припяти спасаются «склавины», по старой памяти не слишком дружелюбные, поэтому анты отступают в леса вверх по Десне на земли близкородственной Колочинский культуры, грубо говоря, той части антов, которые предпочитали оставаться на этих менее плодородных, но более безопасных землях.

Анты в последний раз упоминаются в 602 году. Связываемая с ними Пеньковская культура Причерноморья очагами существует еще более ста лет почти до середины 8 века и гибнет под ударами хазаров. Но именно в это время еще смешанная славяно-балтская Колочинская культура становится чисто славянской. Более того анты-славяне быстро вытесняют с Оки балтскую Мощинскую культуру (впрочем, многое у балтов позаимствовав, например, знаменитые женские семилопастные височные кольца). Так от средней Десны и верховьев Оки до Москвы-реки и Клязьмы возникает Волынцевская культура вятичей.

Почему вятичей? Да потому, что они — всё те же анты. Венеты. Wɜnt. Теперь уже, конечно /vent/, поскольку /w/ не характерен и для славянских языков, и в общем случае даёт звук /v/. Извините за жутко примитивный пример, но мы предпочитаем передачу имени William как «Вильям», а не «Уильям» (избегаем «зияния» — стечения гласных, мы же не полинезийцы маори) и тем более не «Ильям». Совсем краткое возвращение к исторической лингвистике. /е/ в /vent/ был носовым, сохранившимся в польском: «мясо» — mięso /менсо/. В русских летописях он передавался через Юс Малый (Ѧ), рано давший /ja/ — /а/ со смягчением предыдущего согласного. Так «анты» стали /v’at/ — вятичами (отчества есть у всех и доказывать, что «-ич» — суффикс, смысла нет). Догадки о такой трансформации можно найти еще у Нидерле, позже ее развили советский лингвист Дмитрий Бубрих. А буква «Я» это скорописный вариант «Ѧ». Всё же прав был Нестор и здесь, когда писал крамольное: «радимичи же и вятичи — от рода ляхов». Ляхов, не ляхов — «материя тёмная»: ляхов как таковых ещё не было. Но с Вислы и Западного Бука.

Данное построение подтверждается и тем, что в нескольких списках (рукописных экземплярах) летописей, в той же «Повести временных лет», правда, в одном из неполных списков, переписчики допускали ляп: писали «ен» вместо уже умиравшего /е/ носового: «вентичи». А еще есть письмо регента (фактически последнего кагана) Хазарии Иосифа бен Аарона учёному единоверцу в Кордовском халифате рабби Хасдаю, в котором каган перечисляет народы, платящие ему дань. Среди них: Вннтит (вятичи в частичной огласовке иврита), Свр (северяне), Слвиюн (славины). Каган явно приукрашивает ситуацию: письмо написано в конце 950-х или в самом начале 960-х — за несколько лет до гибели Хазарии.

И ещё. Анты ассимилировали массу алан. Даже название северян происходит от аланского sew — «черный». Что интересно, название «северяне» закрепилось без перевода, тогда как название их столицы — Чернигова — уже в славянском переводе (разумеется, «князь Чернига» — народная этимология). Напомним об интересной гипотезе родства северян с геродотовыми меланхеленами (Μελαγχλαινοι — «черноцветные», «черноодетые», черноплащевые»), чьи просторы примыкали к Северщине с востока.

Но есть сложность. Типичные аланы — европеоиды, но широколицие брахицефалы (круглоголовые), а потомки антов (вятичи, радимичи и северяне) — узколицие долихоцефалы (длиноголовые). Причем… средиземноморского типа. Вот как об этом пишет Владимир Мавродин (Очерки истории СССР. Древнерусское государство. Учпедгиз, М, 1956, с.33−34): «Среди северян господствуют узколицые длинноголовые европеоиды с сильно выступающим носом, типичные представители так называемой „средиземноморской“ расы». Вятичи в большей мере смешались с балтами, но расовый тип оказался живучим: «У вятичей встречаются наиболее длинноголовые узколицые расовые типы (район Зарайска), близкие к так называемой „средиземноморской“ расе». Оборот: «так называемая „средиземноморская“ раса» понятен: борьба с «космополитизмом» и «низкопоклонством перед Западом» продолжалась, а до расцвета «фолк-хистори» было ещё далеко. А всё же далеко забросило адриатических венетов: из итальянской глуши аж в подмосковный Зарайск! Это не попытка найти русским «благородных предков», это просто факты. А как их оценивать — дело читателя.

В 8-м веке восточные славяне — русские — объединялись уже не в племена и даже не в племенные союзы (вятичей, волынян, кривичей и др.) во главе с советом вождей и единым военным руководством, князем, в случае войны. Племенные союзы уже объединялись в коалиции, вроде «Дулебов» — волынян, древлян, хорватов. «Дулебы» это экзоэтноним, внешнее (германское) название. Т. е. именно соседи видели и зафиксировали это объединение. Явный надплеменной союз создали словене ильменские и псковские кривичи. Такой же характер носило объединение вятичей, радимичей и северян. Это четвертое, пятое и шестое русские государства до Рюрика.

Князья с дружинами были, жрецы — носители права, которое князья привлекали, верша правосудие, были. Власть, если еще не была узурпирована полностью, то в значительной мере была «делегирована» народом определенной прослойке. Не хватало объединения «всего» этноса в одном государстве? Но в этом случае государственность греков возникла только после ее завоевания Филиппом Македонским, а то и в границах Римской империи, а у немцев ее нет до сих пор. «Истина» — в трактовках и традициях (ага, «862 год»).

А самое обидное в том, сколько сил и времени отнял у российской исторической науки конфликт по вопросу: «Кто основал русское государство?» — пустячный, по сути «курино-яичный». «Норманисты» упирают на Рюрика, «антинорманисты» ищут «гастомыслов» или роются в «5-м пункте» Рюрика, пытаясь найти хоть какие-то захудалые западнославянские корни. Да, Рюрик основал первую относительно достоверную династию, что тогда и позже понималось, как основание государства. Но не сегодня!

А еще спорят о том, пригласили Рюрика словене, кривичи, чудь и меря, или он их завоевал. Не задаваясь элементарными вопросами. Например, таким: Если на территории нынешнего северо-запада России еще не существовало государства (которое можно целиком передать некоему правителю или которое может нанять дружину наемников), как варяги могли сюда «войти»? Трактовка слов Нестора о приглашении Рюрика в качестве верховной власти, никуда не годится. Чудь и меря воюют, чтобы не платить дань славянам, но вдруг вместе с ними приглашают варягов, чтобы платить дань им?

Может быть, варяги силой, целиком и сразу покорили четыре мощных племенных союза, по крайней мере, один из которых, словене, все последние 100 лет бил варягов при малейших попытках тех установить какие-то иные отношения, кроме торговых? Когда ещё в753 году сожгли шведскую крепость Альдейгьюборг, основав здесь славянскую Ладогу (Старая Ладога).

Или таким: Смоленские кривичи, воевавшие с мерей, были присоединены к Руси только Олегом. Если государства с центром в Новгороде до Рюрика не было, то почему псковские кривичи, которые не граничили с мерей и чудью, воевали с ними за новгородцев? В ПВЛ под «чудью» явно имеется в виду не соседняя с Псковом балтийская чудь (она в состав «государства Рюрика» не вошла), а весь или водь, как полагал еще Сергей Соловьев, или чудь заволочская, которая захватила тот самый волок в Белоозеро (вот его Рюрику удалось отбить) . Может быть, поэтому местом, куда был призван Рюрик с дружиной, в Ипатьевском списке ПВЛ указан не Новгород, а Ладога? Между водью с одной стороны и весью с чудью — с другой: наняли воевать — воюй.

Таких вопросов десятки. Да, варяги были приглашены. И да, княжить! Но княжить «по-новгородски», что прекрасно понимал Нестор. Принимая князей как наемную дружину. Что варягов явно тяготило. А потому, захватив в «два приема» Киев (Аскольд и Дир или одно лицо Хаскольдюр, а затем Олег), этот хазарский погост, место сбора дани, варяги тут же перенесли столицу туда. Конечно, главной причиной переноса столицы в Киев (а Святослав пытался перенести даже в Переяславец на Дунае) была близость Византии и других земель, которые можно было «повоевати», но и указанное нами соображение наверняка принималось в расчет. Новгород же оставался де-факто независимым. Принимая княжичей из Киева, если они нравились, и отправляя обратно тех, кто пришелся не ко двору: «Если же две головы имеет сын твой, то пошли его к нам; а этого дал нам Всеволод, сами вскормили себе князя» (ответ Святополку II Изяславовичу, 1102 год).

В нас прочно засела дата основания Руси — 862 год. Дата случайная, слабая, уничижительная. Это не предложение «коренной ревизии» российской истории. А скорее предложение сблизить нашу методику определения даты начала государственности с «международными стандартами». Чтобы с еще большим правом ответить оппонентам (фраза из предыдущей статьи): «Россия — Европа, а вот почему и во что превратились они, еще нужно разобраться».

История Рюриковичей и их генеалогическое дерево

История семьи Рюриковичей

Начало династии Рюриковичей связывают с призванием варягов — трех братьев: Рюрика, Синеуса и Трувора для правления на Руси (862 год). Именно от князя Рюрика и вел свое происхождение род Рюриковичей. Они были первой династией князей и царей, княживших на Руси.

До их прихода, на Русских землях действовала власть народа (племен), начались межплеменные войны, и было решено призвать князя со стороны, который бы управлял ими.

Несмотря на то, что Рюрик считается основателем рода, историки называют родоначальником династии Рюриковичей киевского князя Игоря — сына Рюрика.

Правители династия Рюриковичей управляли русским государством более 700 лет.

Правление династии Рюриковичей

Во время правления первых князей из рода Рюриковичей (Олега Рюриковича, Игоря Рюриковича, Ольги — жены князя Игоря и его сына Святослава) было положено начало формированию единого государства:

1) князь Олег — в 882 году город Киев стал столицей Киевской Руси;

2) князь Игорь — в 944 году Русь заключила первый мирный договор с Византией;

3) княгиня Ольга — в 945 году введение оброков (фиксированный размер дани) и в 947 году административно-территориальное деление новгородской земли;

4) князь Святослав — в 969 году введена система наместничества, в 963 году подчинение Тмутараканского княжества Руси.

Время правления Владимира 1 и Ярослава Мудрого (конец 10 — первая половина 11 века), считается временем расцвета государства:

1) Владимир Святой — в 988 году Крещение Руси (принятие православной веры) — событие, положительно повлиявшее дальнейшее развитие государства;

2) Ярослав Мудрый — Русь освободилась почти на 25 лет от набегов кочевых племен и стала европейской державой.

Во время правления Ярославичей и Владимира Мономаха (вторая половина 11 века — вторая половина 12 века) было положено начало феодальной раздробленности в 1097 году на Любечском съезде князей.

Во второй половине 12-ого и до середины 13-ого веков на Руси правили: Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо. В это время образовалось Владимиро-Суздальское княжество.

С середины 13-ого и до конца 14-ого веков на северо-западных и северо-восточных русских землях обосновалось татаро-мангольское иго (начало периода Золотой Орды). Они захватили множество городов и в 1240 году разрушили Киев. Разгром татаро-манголам был совершен в 1380 году на Куликовской битве.

Во время правления Ивана Калиты, центром всех русских земель стала Москва.

При Дмитрии Донском был построен первый каменный кремль в Москве.

При Василии 2 были ликвидированы все мелкие уделы внутри Московского княжества и укреплена великокняжеская власть.

Во время правления Ивана 3, Василия 3 и Ивана Грозного, началось образование Московского централизованного государства и сословно-представительной монархии.

Конец правления Ивана Грозного связывают с наступлением «Смутного времени», одной из многих причин которого являлось пресечение династии Рюриковичей.

Последним царем династии Рюриковичей был сын Ивана Грозного — Федор Иванович Рюрикович. Т.к. у царя Федора не было детей, а его брат Дмитрий был убит, на Федоре и оборвалось семейное древо Рюриковичей. Царем Московским и всея Руси после смерти Федора стал Борис Годунов.

Сколько на самом деле известно о Рюрике, легендарном варяжском основателе Руси? : AskHistorians

Он действительно существовал?

Ответ, как вы могли догадаться, в том, что он неясен.

Самое раннее из сохранившихся упоминаний о Рюрике — это Русская Первичная летопись, составленная русскими монахами между 1037 и 1118 годами нашей эры.

Однако, согласно летописи, Рюрик входит в историю, когда в 862 году опустошает село Старую Ладогу.Оттуда он переезжает в Новгород и руководит этим городом до своей смерти в 879 году.

Итак, в Первичной летописи рассказывается история, возраст которой составляет не менее 150 лет, когда она записана. Кроме того, в ранних разделах есть множество областей, которые, кажется, были представлены для того, чтобы узаконить правление династии Рюриковичей. Наиболее ярким примером может служить повествование о «приглашении варягов», которое, как вы подозреваете, является способом узаконить современных великих князей Киевской Руси.

С другой стороны, византийская летопись De Administrando Imperio , написанная в середине X века, относится к Игорю, предполагаемому сыну Рюрика, а также упоминает Святослава, внука Рюрика, жившего в то время. составлена ​​летопись.

как он установил свою власть над славянами?

Итак, нет никаких сомнений в том, что на реке Днепр существовали норвежские поселения и основывались торговые поселения в Старой Ладоге, Новгороде, Киеве и других местах.

Однако есть две точки зрения о том, насколько важен был этот скандинавский элемент и какую роль они сыграли в развитии государства Киевская Русь.

Норманистская школа придерживается буквального прочтения Первой хроники и настаивает на том, что сплоченные группы норвежских торговцев и авантюристов утвердились в качестве правящих князей в этих торговых центрах, правя славянскими народами, неспособными управлять собой.

Антинорманистская школа считает, что норманны прибыли небольшими волнами иммиграции и были недостаточно многочисленны, чтобы утвердиться в качестве правителей над местным рабским населением.Эта школа утверждает, что скандинавы в основном занимались торговлей и быстро вступили в брак с местными славянскими знатными семьями, и скандинавское влияние быстро ассимилировалось в местной славянской культуре.

Важным соображением при сопоставлении этих двух конкурирующих школ является признание того, что в VIII и IX веках Хазарский каганат имел обширную власть в нижнем течении рек Дона и Днепра. Этот мусульманский каганат имел обширные торговые контакты с халифатом Аббасидов, и торговля серебром Аббасидов, кажется, была одним из первых двигателей освоения скандинавскими землями русских земель.Установившаяся власть в низовьях Днепра, казалось бы, оставляет мало места для создания новых правительств, вторгаясь в скандинавские армии. И все же к середине 10 века Киевская Русь была, по крайней мере, достаточно влиятельной, чтобы не признавать хазарское господство.

Итак, русистский историк Владислав Дукзо утверждает, что славянские народы соблюдали хазарские формы социальной организации и основали каганат Русь к 830-м годам, до даты прибытия Рюрика на Ладогу примерно на 20 лет раньше, чем указано в Первичной летописи.


  1. Викинг Русь: исследования присутствия скандинавов в Восточной Европе Владислав Дакзо. В главе 2 исследуется его гипотеза о Русском каганате.

2) Средневековые земли Чарльза Коули. Это загруженная версия его главы о Рюрике и династии Рюриковичей. В нем он обращается к критике Первой хроники.

Рюриково Городище (Рюриково городище)

Величественные исторические места с сохранившимися архитектурными памятниками всегда привлекали людей, которые хотели обратиться в прошлое, воскресить гордых людей своим воображением и увидеть, как они молятся, мастерит или готовятся к боевой.Но есть места, где воображение кажется бессильным, и история навсегда похоронена под руинами . Короткие (новгородский архитектурный стиль) или легкие и элегантные (под влиянием последнего московского архитектурного стиля) церкви не пробивают небо своими куполами, даже древний ров, который раньше окружал эти территории, не бросается в глаза.

Рюриково Городище , расположенное на правом берегу реки Волхов, напротив Перынь , является одним из таких мест.Несмотря на запустение и удаленность, он остается популярным среди ученых, раз за разом проводящих здесь археологические раскопки, а также туристов , которые едут сюда, чтобы узнать историю, и жителей Новгорода , которые выбирают Рюриково Городище в качестве места назначения. за их долгую прогулку в летний день.

На первый взгляд это место кажется обычным уголком природы: поля, красивые и летом, и весной, и мрачные пейзажи северо-запада России — красивейшие места мира, по мнению ученого Дмитрия Лихачева. Небольшая горка. Руины старинного дворца. И это, наверное, единственное, что здесь увидит путешественник. Добавьте к списку чудесных закатов , когда заходящее солнце делится последними лучами с водой и медленно закрывает свой тяжелый глаз, и примечательную достопримечательность рядом — Нередицкую церковь , построенную в 1198 году по приказу Ярослава Мудрого… Но разве это единственное, что привлекает людей в Рюриково Городище?

С точки зрения древнего словообразования городище буквально означает «место, где когда-то был город» . «Рюриково городище» — как его называют историки и местные знатоки еще с XIX века — вызывает ассоциаций с Рюриковичем, который, согласно легендам, был призван на Русь в 862 году, более 1000 лет назад, и который основал русскую нацию. Но где корни этой нации? Это секрет, который хранит Городище? Секрет его названия уже давно привлекает внимание ученых: если Новгород был новым в то время, то как давно это оборонительное укрепление возникло?

В конце I века исток реки Волхов и северо-западный берег озера Ильмень были центральным районом (также известным как Поозерье) для северных славян.Их решение претендовать на эти земли объяснялось двумя причинами: плодородной почвой и прекрасным положением на пересечении двух важнейших торговых путей — Волжского и «варяжско-греческого». На холмах по пойме Волхова и озера Ильмень, а также по реке Веряжа было много славянских поселений, и Перынь был их центральным языческим храмом года. Городище играло важную роль в этом регионе в 9 веке ; по летописям 1103 г. он был известен как резиденция новгородской знати и важный центр политической жизни Новгорода .Его важность оправдывалась удобным географическим положением: поселение было построено на острове, близком к притокам Волхова, и находилось на холме, а значит, было естественно укрепленным ключом ко всему озеру Ильмень.

По мнению ученых, Городище в своем развитии шло по пути Ладожского , что было характерно для большинства ранних балтийских торговых центров. Однако, в отличие от Городища, Ладога не могла стать центром славянских земель , так как была довольно удалена от славянского мира и не имела плодородной почвы, хотя и развивалась с помощью международной торговли и была еще более древней. .Городище превратилось в кластер сельскохозяйственных поселений, которые составили ядро ​​будущей Новгородской земли; кроме того, отсюда пошли все правила, которыми руководствовался весь Ильменский край. По одной из версий легенды о Варяжском Призыве, Рюрик переселился в Городище из Ладоги , что показывает, насколько важной была его роль в IX веке. Его дворец тоже был здесь, но теперь он потерян. Влияние поселений вокруг Городища со временем усиливалось. Высшие слои общества были соблазнены поселиться в , административном и экономическом центре , куда поступали все доходы будущей новгородской земли, и перебрались поближе к Городище.Постепенно в г. так сформировалась территория будущего «Нового города» (Новгород) г., а со временем Городище стало г. Старым городом , каким мы его знаем сейчас, и поиски его занимали умы ученых всего мира. на долгое время.

В середине X века , пара быстро развивающихся поселений уже существовала на холмах в 2 км от Городища, которые со временем были захвачены Новгородом. В это время г. новые поселения и Городище развиваются независимо г., но во время языческой реформации Владимира Великого в 980 г. идол бога Перуна был помещен в Перынь (в Киеве он был помещен в Кремле), что снова показывает его центральную роль.

В конце 10 века возводятся первые постройки на территории, примерно соответствующей территории современного Кремля: Детинец и деревянный вариант Софийского собора . В конце концов, в г. поселения славянской знати образовали совершенно новую структуру г. и примерно в 10-11 веках они переняли большую часть административных и хозяйственных функций Городища.

В начале XI века Ярослав Мудрый перенес свою резиденцию вниз по течению Волхова, в Торг . Это повлияло на накал жизни в Городище , как будто она остановилась на мгновение. Но в конце XI века из-за увеличения количества функций мэра и одновременного снижения роли князя он был вынужден вернуться в Городище, сохранив за собой право жить внутри города .

В 1103 , в отличие от Софийского собора , построена Благовещенская церковь в Городище. Фасад церкви был трехлопастным.Схема, форма колонн и ступеней были идентичны церкви Георгиевского храма в Георгиевском монастыре , построенной несколько позже на противоположном берегу Волхова. Во время археологических раскопок было обнаружено еще одно обстоятельство: Церковь Благовещения вместе с церковью Святого Георгия образовали величественный пропилеум — ворота в город со стороны озера Ильмень; это было сооружение неописуемой красоты .

Во время своего правления Александр Невский также жил в Городище. В 1477 году Иван Третий выбрал его своим местом пребывания, вместе с Иваном Грозным , устроившим казнь для новгородских бояр. В конце 16 века это место утратило свое первоначальное влияние и стало царской резиденцией — Петр Великий подарил Александру Меньшикову .

Это уникальное место , полное исторических тайн показывает свое истинное лицо любознательному путешественнику, который воскрешает этот тихий уголок земли силой воображения.Как будто снова воскреснет затерянный дворец Рюрика, боевой клич князей сородичей эхом разнесется по полям, сопровождаемый звуками утрени из церкви.

Персонажи древнерусской истории | Путешественники Артикул

Иван Грозный

Иван Грозный, первый царь России

Первый царь или царь России (происходит от слова Цезарь), Иван Грозный имеет печально известную репутацию в русской истории по понятным причинам. Однако первоначальный перевод его имени с русского слова G rozny, , скорее всего, означал «грозный» или «внушающий трепет», а не ужасный в том смысле, в каком это знают носители английского языка.Хотя говорят, что в более поздние годы он был склонен к приступам гнева, паранойи и психической нестабильности. Ему приписывают превращение России из средневекового государства в империю, но он также почти не оставил никаких письменных свидетельств или документов своего правления.

Иван Грозный стал великим князем, когда был всего на три года старше. В результате вокруг него объединилась банда советников или бояр, которых стали называть «Избранным советом». Некоторые говорят, что эти годы, по некоторым данным, благодаря советам или манипуляциям со стороны боярских сил, сформировали Ивана и повлияли на его поведение в дальнейшей жизни и его ненависть к классу бояр.В 1547 году, когда ему было 16 лет, он был провозглашен царем всея Руси, установив российское царство. Он был первым человеком, коронованным с этим титулом, и этот титул установил новое единое Российское государство. Он также женился на Анастасии Романовне в союзе, который связал его с могущественной семьей Романовны.

Говорят, что в течение первых нескольких лет своего правления Иван реформировал сбор налогов, ввел самоуправление в сельской местности, учредил статутное право и церковную реформу. Россия Ивана Грозного была окружена врагами: Литва и Польша на западе, Швеция на севере и мусульманские державы на юге.По этой причине Иван нашел единственного союзника в Англии и часто переписывался с королевой.

Среди его достижений — доставка первого печатного станка в Россию и открытие Московского печатного двора в 1553 году, а также руководство строительством Храма Василия Блаженного в Москве. Храм Василия Блаженного, один из самых символичных символов России, был построен по заказу Ивана Грозного в ознаменование покорения Казани, исламского города, ранее принадлежавшего Монгольской империи.Помимо завоевания Хазана, Иван IV стал свидетелем двух других важных территориальных побед. Первым было поражение крымской орды, возвращение южных земель под контроль России. Вторым было расширение территории России за счет экспедиций в районы Сибири, которые никогда не считались частью России.

В 1560 году первая жена Ивана Анастасия умерла в результате предполагаемого отравления, и говорят, что ее смерть сильно повлияла на Ивана, с разрушительными последствиями для его психического здоровья.Иван впал в глубокую депрессию, становился все более параноиком и вел себя все более и более беспорядочно. Он был уверен, что Анастасия убита боярами, и угрожал отречься от престола, если ему не будет предоставлена ​​абсолютная власть. Он потребовал, чтобы у него была возможность беспрепятственно казнить предателей. Это привело к созданию и осуществлению опричнины , — государственной политики, которая включала массовые репрессии против бояр, публичные казни и конфискацию земли и имущества. опричнина представляла собой отдельную территорию в границах России, где Иван обладал исключительной властью. Часть политики также предусматривала создание опричников , личной охраны, которая была привязана к Ивану, а не к правительству или местным облигациям. Опричники были первой тайной полицией России, и у них были неограниченные полномочия по подавлению инакомыслящих и вербовке информаторов.

Картина Николая Неврева «Опричники». На картине изображены последние минуты боярина Федорова, арестованного по обвинению в государственной измене.Чтобы высмеять его якобы стремление узурпировать царя, дворянин получил царские регалии и усадил на трон перед казнью. Иван Грозный стоит на коленях на великане, готовый с ножом ударить оскорбляющего боярина.

В течение следующих двух десятилетий Иван руководил террором, приказав казнить тысячи людей, которые, как он боялся, строили заговоры против него. Он оттолкнул многих из своих бывших союзников и сокрушил любые формы гражданского общества. Он превратился в сумасшедшую и жестокую фигуру.История, которая, кажется, раскрывает «ужасную» сторону Ивана, — это предполагаемое убийство его сына его рукой. Согласно легенде, в 1581 году Иван избил свою беременную невестку Елену Шереметеву за то, что она носила нескромную одежду, что привело к выкидышу. Узнав об избиении его жены и будущего ребенка, второй сын Ивана (также известный как Иван) выступил против своего отца. В результате драки Иван Грозный ударил своего сына по голове острым посохом и убил его. Иван готовил сына к престолу, и с его смертью престол был оставлен его бездетному сыну Федору Ивановичу.

Иван Грозный умер в 1584 году от инсульта. Под властью его непригодного сына Россия по спирали вступит в Смутное время, что в конечном итоге приведет к установлению династии Романовых. Иван Грозный оставил после себя сложное наследие, превратив Россию в обширное государство, которое мы знаем сегодня, но нанесло ущерб экономике, оттолкнуло союзников и уничтожило класс бояр. После его правления страна осталась с глубокими политическими шрамами, и это было одной из причин, по которой нация погрузилась в хаос почти на столетие после этого.

Собор Василия Блаженного, заказанный Иваном IV

Михаил I Романов

Русский Михаил

Михаил Русский, также известный как Михаил Романов, был первым монархом из династии Романовых, правившим Россией более трехсот лет. Его восхождение на престол ознаменовало конец «смутного времени» в России (1584–1613), периода беспорядков, характеризуемого марионеточными лидерами, мошенниками, притворяющимися воскресшими царями, и гражданской войной между враждующими группировками.

Картина, изображающая «Смутное время» и человека, изображающего Дмитрия, предполагаемого наследника престола.

Михаил был избран царем национальным советом, известным как Земский собор (Земское собрание).Земский собор был прообразом современного парламента, и даже некоторые представители крестьянства могли иметь право голоса при избрании царем. Было важно, чтобы новый лидер пользовался широкой поддержкой общества, учитывая десятилетия, которые страна провела в условиях гражданских беспорядков. Михаил был выбран отчасти потому, что он был внучатым племянником Ивана Грозного и, таким образом, был связан с правителями династии Рюриковичей, и, таким образом, было замечено, что он связан с тем временем, когда Россия была сильной в военном отношении.

Михаилу было всего 17 лет, когда он стал царем, и во многих отношениях он сильно отличался от своего двоюродного деда Ивана. Сообщалось, что Майкл был деликатным, чувствительным и набожным человеком, и его часто описывали как человека, доставляющего мало хлопот. Он во многом полагался на поддержку Земского собора, который ежегодно собирался на протяжении всего его правления и прислушивался к советам своих советников. Это дало неоднозначные результаты, учитывая, что некоторые из его советников были честными и способными людьми, а другие были коррумпированы и были полны решимости подорвать его.

Однако при Михаиле Россия вступила в период процветания. Майкл пригласил иностранных производителей в Россию, что помогло укрепить дипломатические и торговые отношения России с другими странами. Многие историки приписывают Майклу начало европеизации России путем импорта западных технологий и улучшения отношений с другими европейскими странами. Он также реорганизовал вооруженные силы, заложив основы для создания регулярных национальных вооруженных сил.

После непродолжительного первого брака (первая жена Майкла умерла через четыре месяца после свадьбы) Майкл женился на Евдокии Стрешневой, от которой у него было десять детей.Четверо его детей достигли совершеннолетия, и, по общему мнению, брак оказался счастливым. Михаил умер в возрасте 49 лет после болезни в апреле 1645 года, оставив трон своему сыну Алексею.

Михаил с помощью своего правительства и советников восстановил порядок в России и консолидировал ее территории, заключив мир со Швецией и Польшей.

Петр Великий

Петр Великий

Петр Великий, правивший Российским Царством, а затем Российской Империей с 1682 по 1725 год, признан одним из самых влиятельных лидеров в истории России.Он наиболее известен своими обширными реформами и созданием институтов, которые помогли превратить Россию в великое государство. Его достижения включают расширение Царства, содействие культурной революции, секуляризацию школ, создание сильного флота, реорганизацию армии и контроль над Православной церковью. Ему обычно приписывают то, что он ввел Россию в современную эпоху и усилил процесс европеизации, который начал Майкл.

Петр был 14-м ребенком царя Алексея от его второй жены, и когда его отец умер, и Петр, и его болезненный сводный брат Иван V правили вместе.Однако все изменилось в 1696 году со смертью Ивана, когда Петр был официально провозглашен Государь всея Руси. Питер был известен как гигант как физически, так и интеллектуально. Ростом 6 футов 7 дюймов, он описывается в различных источниках как хорошо сложенный и стройный, но при этом большой пьющий и гуляка. Его склонность к разврату часто не одобрялась представителями аристократии.

Петр унаследовал крайне слаборазвитую нацию, характеризующуюся недоверием к внешнему миру и жестким консерватизмом.Он был настроен на то, чтобы Россия стала великой европейской державой, и после смерти своего брата он отправился в Лондон и Амстердам, как в поисках союзников, так и для того, чтобы иметь возможность воспроизвести то, что он считал изощренностью Запада в России. В 1703 году он начал строительство Санкт-Петербурга, который стал новой столицей, и говорят, что город был вдохновлен поездкой Петра в Амстердам. Он также вернулся из путешествий и подстриг свою бороду, даже дошел до введения налога на бороду, чтобы граждане выглядели более европейскими.

Петр заложил основу новой русской культуры, которая по сути была имитацией Западной Европы. Он представил формы искусства, ранее запрещенные церковью, включая портретную живопись, инструментальную музыку и театр. К моменту его смерти русские ставили знаменитые балеты, оперы и романы. Он также модернизировал русский алфавит, ввел юлианский календарь и основал первую русскую газету. Он получил доступ к Черному морю и приобрел территории в некоторых частях Эстонии, Латвии и Финляндии.

Нет сомнений в том, что его правление было поворотным моментом в истории России, но, хотя Петр действительно показал себя эффективным лидером, способным вносить радикальные изменения, он также был известен своей жестокостью и тиранизмом. Он подавлял восстания и заставлял многих из своих элитных охранников пытать и казнить, когда они восстали против него. Он отослал свою первую жену жить в монастырь и приказал обезглавить сына.

Он умер в 1725 году в возрасте 52 лет, не назначив наследника.

Санкт-Петербург сегодня

Екатерина Великая

Екатерина Великая

Российская императрица Екатерина Великая уже более 30 лет остается лидером среди женщин-правительниц России.Под ее правлением Россия возродилась и стала признанной великой державой Европы. Ее правление часто называют Золотым веком России, а Екатерина руководила веком русского Просвещения. Историки описывают ее как просвещенного деспота.

Прирожденная принцесса Софи Ангальт-Цербстская, дочь несовершеннолетнего прусского принца, ее вызвали в Москву в 1744 году, когда ей было 14 лет, чтобы выйти замуж за человека, который впоследствии стал императором Петром III. Здесь церковь переименовали ее в Екатерину.В то время Россией правила мать Петра, императрица Елизавета. У Екатерины и ее нового мужа не было счастливого брака, хотя у пары действительно родился сын Пол. Их непростой брак означал, что и Петр, и Екатерина начали внебрачные отношения, что породило слухи о том, что Павел на самом деле не был отцом Императора. Ни один из трех дополнительных детей Екатерины не будет отцом Петра, и это добавило слухов о том, что он бесплоден или не может заключить брак.

Когда в январе 1762 года умерла императрица Елизавета, на престол взошел Петр III, но он был крайне непопулярным правителем.После шести месяцев пребывания у власти он был свергнут в результате бескровного переворота, организованного Екатериной под руководством офицера Григория Орлова. Екатерина получила поддержку народа и была провозглашена императрицей 9 июля 1762 года. Петр III отрекся от престола и был убит через восемь дней.

22 сентября 1762 года Екатерина была коронована в Москве Императорской короной России. Корона была разработана специально для венета швейцарско-французским ювелиром Джереми Пози. Он считается одним из главных сокровищ династии Романовых и включает в себя две золотые и серебряные полусферы, 75 жемчужин, 4936 индийских бриллиантов и рубиновую шпинель, принадлежавшую императрице Елизавете.В настоящее время экспонируется в Оружейной палате Московского Кремля.

Модель Императорской Короны России

Во время своего правления Екатерина опиралась на наследие Петра Великого, наблюдая за расширением Российской Империи и дальнейшей интеграцией России в Европу. Она расширила границы России как на юг, так и на запад, добавив территории, в которые входили Крым, Беларусь и Литва. Посол Великобритании при дворе Екатерины Джордж Макартни так описывает ее лидерство:

«Я никогда в жизни не видел человека, чей внешний вид, манеры и поведение так сильно соответствовали моей идее, которую я о ней сформировал… России больше не будет. на нее смотрят как на далекую мерцающую звезду, но как на огромную планету, которая вторглась в нашу систему, место которой еще не определено, но движения которой должны сильно влиять на движения любого другого шара ».

Особенно в первые годы своего правления она считалась правящей с тактом и достоинством, прогрессивным реформатором, который был полон решимости вестернизировать страну. Она была чрезвычайно умной и увлеченной читательницей, любила переписываться с Вольтером и изучать философию. В 1767 году она созвала Всероссийскую законодательную комиссию и подарила им свой Наказ («Инструкция») по созданию нового свода законов. Документ был поразительно либеральным по своему подходу, исповедуя равенство всех мужчин и отвергая смертную казнь и пытки.Начало войны против Османской империи в следующем году помешало ее осуществлению, но ее часто называют доказательством стремления Екатерины к более сильному гражданскому обществу.

Когда она начала свое правление как политический и социальный реформатор, Екатерина с возрастом стала более консервативной. Она поняла, что ей нужно больше контролировать людей, и начала ограничивать права крепостных, несмотря на то, что однажды назвала систему крепостного права бесчеловечной.

В популярной культуре Екатерина Великая известна своими любовниками, которых она часто поднимала на высокие должности и дарила большие поместья.В то время как ходят слухи об аристократах и ​​военных, с которыми она предположительно имела отношения, именно Григорий Потемкин считался любовью всей ее жизни. Переписка между парой показывает их привязанность друг к другу (Екатерина написала Потемкину письмо, в котором сказала: «Мое сердце не может быть довольным даже час без любви»), и ученые говорят, что роман можно охарактеризовать как открытые отношения с парой, оставшейся в контакте до самой смерти Потемкина.

Григорий Потемкин и Екатерина Великая

Екатерина Великая умерла от инсульта 11 ноября.17, 1796. Перед своей смертью она пыталась сделать своего любимого внука Александра наследником престола, заменив своего трудного сына Павла, но она умерла до того, как было сделано объявление.

История замечательной Екатерины Великой завершает наше путешествие по ранней русской истории, прослеживая историю Российского государства от мифологической династии Рюриковичей до самой известной женщины-лидера страны. В следующих статьях этой серии мы рассмотрим закат династии Романовых, подъем революции и последовавшую за ней диктатуру.Изучение ролей, которые сыграли упомянутые выше лидеры, дало представление о том, как формировались характер и идентичность России, а также ее сложные отношения с Западной Европой и соседними странами.

Если эта статья вызвала у вас интерес к небольшому групповому туру в Россию, пожалуйста, ознакомьтесь с турами, предлагаемыми Odyssey Traveler. Наши туры посещают исторические памятники и ключевые достопримечательности, а также скрытые жемчужины и менее известные места, что делает путешествие уникальным и невероятным.Вы воочию увидите историю, обсуждаемую в этой статье, в том числе узнайте больше о русских царях, русском фольклоре, железном занавесе и временах Советского Союза. Каждый тур позволяет открыть для себя красочные и красивые города России и понять всю сложность этой прекрасной и могущественной страны.

Рюрик, основатель династии Рюриковичей

Говорят, что Рюрик пришел с другого берега Балтики, из современной Швеции.Но когда жил Рюрик, Швеции не существовало, и потребовалось несколько сотен лет, чтобы Свеар достиг Меларена, Уппланда, Рослагена, то есть мест, откуда, по мнению Рюрика, был родом. Так что это маловероятно. Во всех раскопках, сделанных в Старой Упсале и Бирке, находят находки финнов. До образования Швеции и Норвегии финны были рассредоточены по всем северным странам.
Точно так же генетическое наследие Рюрика, N1c1, типично для финнов. Даже сегодня многие русские мужчины имеют это наследие, N, от бывших финнов, которые населяли Россию за день до того, как сюда пришли славянские народы.
Точно так же в Швеции над Мелареном, как и в северной Норвегии. Так что, вероятно, финны гребли по морю между сегодняшней Швецией, Финляндией, Эстонией и Россией.
В прошлом здесь жили финны по обе стороны моря.
https://mapsontheweb.zoom-maps.com/image/161313174104

Из раскопок в Старой Упсале:
Феннобальтовая керамика происходит из юго-западной Финляндии и северной Эстонии в районе Финского залива и в основном находится в захоронениях в этой местности.Термин «фенобалтика» связан с тем, что язык речи основан на южно-финско-северной балканской традиции, которая также встречается в западной России, где жили финно-угорские народы.
Тот факт, что здесь находят керамику, не означает, что она импортирована из района к востоку от Балтийского моря. Это также может указывать на то, что люди с Востока жили в Старой Упсале и изготавливали местные керамические изделия с феннобальтическим и русско-балтийским орнаментом.
Анализ показал, что наиболее характерные черепки фенобальтовой и русско-балтийской керамики сделаны в Старой Упсале из местной глины.Значит, именно здесь работали люди, знающие эту традицию. Возможно, это были финны, которые сидели в Старой Упсале и изготавливали керамику.
Благодаря керамике можно увидеть следы древних сетей.
«Вероятно, вы должны рассматривать Уппланд, Аландские острова, Балтийское море и Россию как принадлежащие к одной и той же культурной сфере», — говорит Томас Вестберг.
В эпоху викингов в указанном районе жили балтийские финны (мой комментарий).
http://extra.lansstyrelsen.se/arkeologigamlauppsala/Sv/nyheter/2016…

Точно так же, похоже, он был на острове Бирка в Меларене, нынешняя Швеция:
Большая часть предметов с материковой части Финляндии также была обнаружена в камерных пристрастиях. Считается, что этот тип могилы был связан с элитой воинов и торговцев с дальними контактами. Некоторые могилы с объектами с Финского полуострова также являются одними из самых богатых в Бирке. Исходя из этого, можно разумно предположить, что люди в городской элите были частью сети и имели прямые или косвенные контакты с группами на материковой части Финляндии.
Камерная могила — одна из главных сделок острова. Она была выкопана в 19 веке археологом Яльмаром Штольпе, который также сделал обширные рисунки находки.
Там он нашел много ценных могильных даров; включая оружие, такое как мечи, стрелы, щиты и остатки копий. В камере также были останки двух лошадей и скелет человека, в зависимости от того, где был похоронен могучий человек. Чтобы быть полностью уверенными в отношении пола скелета, ученые разрешили провести исследование ДНК.В то же время изотопы также были взяты, чтобы попытаться отследить ее происхождение.
И, по словам Майи Кшевински из Лаборатории археологических исследований в Стокгольме, которая проводила тесты, чемодан готов:
«Нет никаких сомнений. Это женщина, — говорит она.
Как бы вы могли догадаться, откуда она?
«Я думаю, что она была частью класса путешествующих правителей времен викингов, связанных как с Балтийским, так и с Атлантическим побережьем».
https://www.svt.se/nyheter/vetenskap/framsta-vikingakrigaren-var-kv…
http://portal.research.lu.se/ws/files/5564707/3461316.pdf

Итак, учитывая новые находки археологов, Рюрик, вероятно, имеет финское происхождение.

Рассвет Киева — Blue Peg, Pink Peg Boardgaming Podcast

Щелкните здесь, чтобы получить прямую ссылку для загрузки эпизода на этой неделе.

1) The Pegs обсуждают свои недавние игры, включая Tapestry, Hadara, Imperial Settlers: Empires of the North и многие другие;

2) Все колышки рецензируют игру по размещению рабочих Рюрик: Киевская заря; и

3) Снова посмотрите на Root.

Присоединиться в разговоре об этом эпизоде ​​на нашем сайте Board Game Geek гильдия

Показать заметки

00:01:04 — Общая информация

Бантер

00:06:50 — Подлый Тревор
00:10:45 — Истоки «Пирануара»
00:12:16 — Кристина едет в Инди
00:15:00 — WashinCon
00:22:30 — Робб стареет без изящества
00:25:00 — Что это за запах? [Купить] — WowWee

Пьесы

00:31:34 — Гобелен [Купить] — Stonemaier Games, дизайнер: Джейми Стегмайер, арт: Эндрю Босли, Ром Браун

00:41:50 — Имперские поселенцы: Империи Севера [Купить] * — Portal Games, дизайнер: Игнаций Тржевичек, Арт: Роман Кухарский

00:50:55 — Old West Empresario * [Купить] — Tasty Minstrel Games, дизайнер: Stan Kordonskiy, Art: Sergi Marcet

00:58:42 — Хадара [Купить] — Ханс им Глюк, дизайнер: Бенджамин Швер, арт: Доминик Майер

01:06:38 — Доктор! Доктор! * — Инди-доски и карты, дизайнер: Роберт Коуч

01:15:10 — 5211 [Купить] — Next Move Games, дизайнер: Tsuyoshi Hashiguchi, Art: Chris Quilliams

Новости

01:20:20 — Орлеан: Истории
01:26:00 — Взлом Эона: Одиссея
01:37:30 — Сгруппировать

Прожектор Peghead

01:42:20 — Власть Meeple

01:44:44 — Правила разбивки

Рюрик: Рассвет Киева — это игра от 1 до 4 игроков с размещением рабочих / контролем территории, разработанная Стэном Кордонским и опубликованная PieceKeeper Games в 2019 году.

В Рюрике игроки будут соревноваться за владение территориями, добычу ресурсов, выполнение задач и сражение с противниками, чтобы получить победные очки. Игроки будут зарабатывать большую часть своих очков в конце игры в зависимости от их положения на одной из четырех дорожек, отражающих контролируемые территории, построенные здания, собранные товары и сражения. Меньшее количество очков можно получить, выполняя дела в течение игры и выполняя секретную цель. Следует отметить, что «Рюрик» — игра с относительно низкими показателями, так что победа может зависеть от пары очков.

Основное действие в игре происходит на доске стратегии. Здесь, во время фазы стратегии, игроки выберут рабочего из своего запаса и поместят его в один из пяти столбцов, соответствующих пяти основным действиям: размещение юнитов на доске, перемещение юнитов по доске, сбор ресурсов с доски, строительство зданий и т. Д. и сбор карт схемы. В каждом столбце представлены варианты основного действия в порядке убывания по столбцу от сильного до слабого.Например, самое сильное действие «Движение» обеспечивает четыре точки движения, с помощью которых можно перемещать юниты, в то время как самая слабая версия стоит две монеты за одну точку движения.

Каждый рабочий в запасе игрока имеет значение от 1 до 5, что указывает как на его силу, так и на порядок, в котором действие рабочего в конечном итоге разрешится. Когда используется рабочий, он сбивает ранее размещенных рабочих с меньшей силой, чтобы занять самое высокое доступное место в столбце. Ранее назначенные рабочие большей или равной силы сохраняют свое место.Однако ключом к этому действию является возможность давать взятки. Когда рабочий отправляется в ячейку действия, игрок может отправить с ним одну или несколько монет. Каждая монета увеличивает эффективную силу рабочего, но сохраняет порядок разрешения.

Когда все рабочие размещены, фаза стратегии заканчивается и начинается фаза действий. В порядке хода игроки выберут своего рабочего с наименьшим номером на доске стратегии — игнорируя любые размещенные вместе с ним монеты — и выполнят его действие. Если при захвате рабочего игрок больше не хочет или не может выполнять его действие — например, если размещение более сильного рабочего отбросило фигуру игрока на место, требующее монеты, которой у него нет, — он может потребовать одну вместо этого монеты.Это продолжается игрок за игроком, пока не будут выполнены все действия.

Рюрик использует простую боевую механику для отражения атак: если вы инициируете бой, вы снимаете вражеский отряд с доски. Нет никаких проверок силы или случайных бросков кубиков. Вместо этого агрессивный игрок берет одну или несколько карт Схемы, которые удваиваются и указывают на потенциальные потери. В лучшем случае атакующий игрок потеряет только один отряд, хотя некоторые обстоятельства могут потребовать от атакующего вытянуть несколько карт Схемы, увеличивая шансы этой потери.

Каждому игроку также будет назначен Лидер, который служит стандартной единицей на доске и дает игроку уникальную силу, которая будет влиять на любую территорию, на которой находится Лидер.

Игра продолжается определенное количество раундов в зависимости от количества игроков, при этом игроки получают дополнительных рабочих по мере прохождения. В конце подсчитываются очки и объявляется победитель.

01:48:06 — Обзор
02:12:20 — Рейтинги

Reroll

02:22:53 — Root [Купить] — Leder Games, дизайнер: Cole Wehrle, Art: Kyle Ferrin

* Раскрытие информации: эти названия были получены бесплатно издателями или дистрибьюторами.

Кристина Додд берет интервью у Яши и Рюрика Уайлдеров из Darkness Chosen

Кристина Додд: Сегодня с нами Яша и Рюрик Уайлдер, братья, представленные в первых двух книгах серии «Избранная тьма» Кристины Додд (это я). Я попросила их рассказать о 1000-летнем ребенке. разобраться с дьяволом и ролью в этом их семьи. Итак, кто из вас хотел бы начать?

Рюрик: Пусть Яша начнёт. Он самый старший в семье, и ему нравится слышать, как он говорит.

Яша: Это потому, что я единственный, кто достаточно умен, чтобы одновременно ходить и жевать жвачку.

Рюрик: Нет, потому что ты напыщенный и скучный.

CD: Хорошо, я рад, что мы уладили это. Яша?

Яша: Наш предок Константин Варинский бродил по русским степям и был не более чем бандитом. Он избивал людей для развлечения и наживы, сжигал деревни, бросал вдов и детей в снег, чтобы они замерзли, и насиловал девушек. Он заработал себе хорошую репутацию, и дьявол увидел прекрасную возможность.Он пришел к Константину и предложил сделку — Константин и все его потомки будут иметь право по желанию превращаться в хищника, способного выслеживать своих врагов, а взамен дьявол получит их души.

Рюрик: Константин согласился и убил свою мать, чтобы скрепить сделку.

CD: Отличный парень.

Рюрик (саркастически): Я горжусь тем, что являюсь его потомком. Поверьте мне, Варински не преуспели в злодеяниях. Со времен первого Константина они были наемниками, готовыми выслеживать и убивать за определенную плату.Они были ужасной легендой, которую боялись по всей России. Они использовали невольных женщин и имели только сыновей, а не дочерей. Они никогда не женились, никогда не влюблялись.

CD: Что изменилось?

Яша: Мой отец познакомился с моей мамой.

Рюрик: Они полюбили друг друга. Их по-прежнему глупых влюбленных друг в друга, и они поженились с тех пор, как остыла земная кора.

CD: Вот сколько мы с мужем женаты! И мы тоже глупы в любви!

Братья Уайлдер: Поздравляем! (Дай пять всем вокруг.)

Яша: Итак, мои отец и мать иммигрировали в США, в штат Вашингтон, поменяли фамилию на Уайлдер, и у нас родились трое мальчиков год за годом.

CD: Трое мальчиков?

Рюрик: У нас есть брат. Адрик… он исчез, когда ему было семнадцать.

CD: Это больная тема.

Братья торжественно кивают.

Яша: Десять лет спустя у нас родилась сестра.

CD: Я думал, в семье нет девочек.

Рюрик: Ни разу за тысячу лет.Жар-птица — наше чудо.

CD: Вы, ребята, большие любители. Вы говорите, что можете превратиться в животное, когда захотите? Вы можете превратиться в очаровательного зайчика-кролика или в пушистую кошечку?

Яша: Хищники. Мы можем только превратиться в хищников. Когда я решаю, что хочу бежать со стаей, я превращаюсь в волка.

Рюрик: И когда я хочу взлететь по небу, я становлюсь ястребом.

CD: Круто!

Яша: Да, но удовольствия от превращения в хищника — свобода, ощущение себя лучше, чем нормальные люди — отдают человека прямо в руки дьявола.А поскольку у нашей матери было видение, мы должны быть очень, очень осторожны, чтобы не стать жертвой искушения, потому что — не смейтесь — Вилдерсы были избраны, чтобы разорвать сделку с дьяволом.

CD: Подожди. У твоей матери было видение? Вы были выбраны, чтобы разорвать сделку с дьяволом?

Рюрик: С помощью любимых женщин.

CD: Какие женщины вы любите?

Рюрик (презрительно): Ха! Самый интересный, если вы хотите прочитать о каком-то парне, которому нужна ванна от блох и который ест собачьи угощения.Яша: Тебе нужно прочитать книги, чтобы узнать. Моя история ЗАПАХ ТЬМЫ, и, конечно же, самая интересная.

Яша (ледяным тоном): По крайней мере, я не перекусываю мышами.

Рюрик (не обращая на него внимания): Моя история — «ПРИКОСНОВЕНИЕ ТЬМЫ», и это вторая часть из серии «Избранная тьма».

Яша (подмигивая мне): Надеемся, у вас хватит смелости прогуляться с нами по дикой природе и разделить наши романтические приключения.

Рюрик: (его голос становится более глубоким, когда он наклоняется вперед, чтобы глубоко заглянуть мне в глаза): Если да, я обещаю, вы не пожалеете об этом.

Кристина Додд: (обмахивается забытым сценарием интервью): Итак, когда мы уезжаем?

Узнайте больше о Яше, Рюрике и всей группе Darkness Chosen!

Читайте о легенде «Избранная тьма»!

Узнайте, как родилась идея Darkness Chosen!

Наслаждайтесь всеми четырьмя книгами «Избранная тьма»!

И не забывайте — история Александра, ДИКИЙ, — последняя книга в Избранных, второй паранормальной серии Кристины, а также завершает серию Избранных Тьмы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *