История боярыни морозовой – Морозова, Феодосия Прокофьевна — Википедия

Морозова, Феодосия Прокофьевна — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Морозова и Соковнина.
Феодосия Прокофьевна Морозова
Имя при рождении Феодосия Прокофьевна Соковнина
Дата рождения 21 (31) мая 1632(1632-05-31)
Место рождения
  • Москва, Русское царство
Дата смерти 2 (12) ноября 1675(1675-11-12) (43 года)
Место смерти Боровск
Страна
  •  Русское царство
Род деятельности верховная дворцовая боярыня, деятельница старообрядчества
Отец Соковнин, Прокофий Фёдорович
Супруг Морозов, Глеб Иванович
Дети Иван Глебович
 Медиафайлы на Викискладе

Феодо́сия Проко́фьевна Моро́зова (в девичестве Соковнина́, в иночестве Феодо́ра; 21 (31) мая 1632[1]

 — 2 (12) ноября 1675, Боровск[2][3][4]) — верховная дворцовая боярыня, деятельница русского старообрядчества, сподвижница протопопа Аввакума. За приверженность к «старой вере» в результате конфликта с царём Алексеем Михайловичем была арестована, лишена имения, а затем сослана в Пафнутьево-Боровский монастырь и помещена в земля

ru.wikipedia.org

История боярыни Морозовой

Сани-розвальни, талый снег,  голые ветви безлистных деревьев, стоящих у дороги… В санях женщина с горящими глазами, поднявшая руку к  неласковому небу. Что она кричит встретившемуся ей на пути люду – неведомо. Оборванный нищий крестит ее двумя перстами – по старому обряду. Да и сама женщина грозно подняла над головой те же два перста. Молодые боярыни в страхе опустили головы.

Описание боярыни Морозовой

 Боярыня Морозова. Кто не помнит знаменитую картину Василия Сурикова? Полотно настолько  динамично, что будто слышишь не только скрип снега под полозьями, но и громкий глас непокорившейся боярыни. Женщина на санях кажется пожилой, умудренной жизненным опытом, а ведь на самом деле Феодосии Прокопьевне Морозовой не было тогда и сорока лет.

Жизнь, казалось, одарила ее всеми радостями, какими только могла.  Она была баснословно богата. Историки писали, что если Феодосии надо было куда-либо выехать, в карету запрягали дюжину лошадей, и три сотни слуг бежали за раззолоченной  повозкой. В имении Зюзино, где она проводила большую часть времени, был разбит огромный сад, в нем по дорожкам бродили невиданные для Руси птицы – павлины.

Феодосия жила во время правления царя Алексея Михайловича. Род Морозовых вплотную стоял у царского престола. Десять семей в то время равнялись царской по богатству и высокородности (а значит, могли претендовать на этот самый престол).

Предки Феодосии, братья Борис и Глеб Морозовы, приходились отцу царя, Михаилу, родней. В молодости они занимали при дворе должности спальников. Должности по тем временам очень высокие. Когда царь Алексей, взошедши на престол, выразил желание жениться, именно Борис выбрал царю будущую жену – Марию Милославскую. На царской свадьбе он был посаженным отцом. К тому же буквально через несколько дней  свадьбу  сыграл и  сам Борис, причем взял в жены царицыну сестру Анну. Таким образом, он еще ближе придвинулся к престолу.

Была Феодосия, стала Феодора

Когда над Русью прозвучало грозное слово «Раскол», многие высказали свое несогласие с постулатами новой веры, и таким образом стали противниками царя. Среди этих противников видное, если не главное, место занимала боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова. Можно понять протопопа Аввакума, увидевшего  нечто совершенно исключительное в том, что боярыня Морозова отреклась от «земной славы».

Все было у Феодосии, ей не надо было бороться за хлеб насущный. Но женщину переполняло чувство нереализованности ее честолюбивых планов. Она стала защитницей старой веры, и тем самым нашла то, чего желало ее беспокойное сердце.

Вождь раскольников протопоп Аввакум  не только часто бывал в доме Морозовой, но и  порой жил там. Сюда, под  гостеприимный кров боярыни, стекались защитники старой веры, строили далеко идущие планы. На подворье Морозовой можно было встретить странников,  юродивых, священников, которых изгнали из монастырей. Постепенно, день за днем, рождалась своеобразная партия оппозиционеров. Протопоп Аввакум обладал огромным даром убеждения, в плен которого попала не только Феодосия Морозова, но и ее сестра Евдокия Урусова.

Феодосия была близкой подругой царицы Марии, и имела на нее определенное влияние. Царица не высказывалась против реформ, проводимых ее мужем в отношении церкви, но старая вера, вера ее предков, была ей больше по душе. Частые встречи потихоньку делали свое дело. Царю эта ситуация, конечно, не нравилась. Но открытых репрессий против Морозовой он целых два года не предпринимал. Может, оттого, что грустил о безвременно ушедшей в мир иной жене, а, может, не хотел возмущения других знатных боярских родов.

Феодосия Прокопьевна  между тем вела себя  агрессивно, открыто высказывая свое мнение, поддерживая врагов государя. Она также приняла постриг, теперь ее звали инокиня Феодора. Ее фанатизм и «стояние за веру» усиливались. Царь, между тем,  постепенно пришел в себя после кончины жены. Он сыграл свадьбу с Натальей Нарышкиной. Смирив свои чувства, государь на свадебное торжество пригласил Морозову  во дворец, но она явиться не пожелала. Это было сильным оскорблением для Алексея Михайловича.

Боярыня Морозова картина Сурикова

Феодосия  вскоре почувствовала, что значит царский гнев. В истории Алексей Михайлович получил прозвище «Тишайший», но тут он словно стал другим человеком. Морозову заковали в цепи и отправили в Чудов монастырь. Там ее уговаривали причаститься по новому обряду, но она ответила категорическим «Нет!». Феодосию и ее сестру Евдокию Урусову за ослушание  подвергли пыткам, а потом выслали за пределы Москвы, в Печерский монастырь. В это непростое для опальной боярыни время (она потеряла горячо любимого сына) своими наставлениями ее поддерживал протопоп Аввакум.

Новый патриарх Питирим Новгородский обратился к государю с просьбой отпустить Морозову и ее сестру. Этот поступок со стороны царя показал бы его гуманность. К тому же стойкость боярыни  производила сильное впечатление на простой (и непростой тоже) люд, и ее освобождение скорее привлекало бы к новым церковным порядкам, чем устрашение. Но «тишайших» поступков со стороны государя не последовало.

Думая о том, как отправить ослушниц в мир иной, Алексей Михайлович пришел  к решению не предавать  их сожжению на костре («на миру и смерть красна»). Строптивых женщин бросили в холодную яму в Боровском монастыре. Скоро они скончались. Боярыня Морозова ушла из жизни 1 ноября 1675 года. Так перестал существовать великий когда-то род Морозовых.

Загрузка...

772 просмотров

Предыдущая статья Следующая статья

supernovum.ru

История Боярыни Морозовой

На известной картине художника Василия Сурикова «Боярыня Морозова» изображена женщина в черных одеждах, которая сидит на дровнях. Ее везут в тюрьму на глазах у толпы людей. Это и есть героиня картины — Феодосия Морозова. По лицу боярыни видно — она понимает, что обречена на муки. Но благодаря гордому духу и сильной воле не боится страданий. Готова сносить их ради веры, от которой не отступится… Но мы не знаем, что таилось в самой глубине сердца женщины. Кто тот единственный, кого она по-настоящему любила? Ведь женщина не может не любить…

 

Встретились глазами

…Феодосия Соковнина к 17 годам была уже невестой на выданье. Ее отец, боярин Прокопий Соковнин являлся одним из приближенных царя Алексея Михайловича Романова (ХVII век). Богатством большим не обладал, но уважение государево имел. И, разумеется, желал для своей старшей дочери знатного жениха.

Счастье переполняло его, когда он узнал, что к Феодосии хочет посвататься дядька младшего брата царя Ивана Глеб Морозов. Сделал он это по совету своего старшего брата Бориса, который был воспитателем Алексея Михайловича.

Глеб к 50 годам уже был вдовцом, но детей не имел. Он оказался выгодной партией для Феодосии Соковниной. И ему повезло — молодая девушка была чудо как хороша собой, да и нрава доброго и кроткого. Родители Феодосии радовались, что свадьба старшей дочери открывала не менее выгодное будущее для ее младших — сестры Евдокии и братьев Федора и Алексея.

Сватовство получилось красочным, словно из сказки. 12 породистых красивых лошадей везли большую позолоченную карету. В ней восседал разодетый Глеб Морозов. Одна шуба из ценного меха чего стоила. Признаться, он не очень-то хотел всех этих публичных церемоний и свадебных атрибутов. Все-таки жених не первой свежести… В том смысле, что уже был когда-то женат.

Карету боярина сопровождали более сотни слуг. Что и говорить, это было впечатляюще! Сердце неискушенной Феодосии забилось в трепетном волнении, часто-часто. Она хоть и выходила замуж «вслепую», не зная будущего мужа заранее, не могла не понимать, что жить она отныне будет в богатстве.

Феодосия с детства отличалась тем, что никогда не смела ослушаться мать и отца. Поэтому и не противилась их согласию отдать ее замуж за боярина Морозова. До тех пор она ни в кого и не влюблялась, была полностью поглощена жизнью родительской семьи. Тем более мать ее была натурой властной. Возможно, именно поэтому в будущем в характере Феодосии проявится бунтарство…

Имение Морозовых располагалось в подмосковном Зюзине. Главным строением был потрясающий дворец, отделанный и расписанный по последней моде того времени. Именно там гуляли свадьбу.

Чтобы вся знать поглядела на новую избранницу Морозова, свадебные гулянья продолжались целую неделю. На третий день празднования в имение Морозовых пожаловала царская чета: молодой государь Алексей Михайлович с супругой Марией Ильиничной.

Именно с этого момента, по мнению некоторых летописцев, и началась трагичная история боярыни Морозовой, сделавшая ее бессмертной…

…Молодой и симпатичный царь встретился глазами с юной Феодосией и долго не мог оторвать взгляд. Что-то зацепило его в этой девушке. Как только закончилась неделя свадебных торжеств у Морозовых, он приказал приехать супругам к нему на аудиенцию.

С той поры молодая привлекательная боярыня стала приближенной ко двору. Сама приходила в царские палаты, и в имение ее мужа Алексей наведывался время от времени. Ему нравилось общаться с не по годам умной и зрелой Феодосией, которая на все имела собственное мнение. На удивление, она неплохо знала историю, разбиралась в политике.

Тяжелые времена

В народе немедленно заговорили о том, что у государя и боярыни отношения, выходящие за рамки деловых и даже дружеских. Когда через год после свадьбы у четы Морозовых родился мальчик, которого нарекли Иваном, было мало сомневающихся, что это сын царя Алексея Михайловича, а не ее законного супруга Глеба. Тем более такой же голубоглазый и светловолосый.

К тому же уже давно ходили слухи, что оба брата Морозовы не способны иметь потомство. Детей не было ни у Бориса, ни у старшего брата Глеба. Правда, царю вряд ли было нужно такое родство, с вероятной претензией на престол. Поэтому он никогда бы на свете официально не признал его. Но вышло еще хуже…

Останься жив боярин Морозов, может быть, Феодосия и не пошла бы той дорогой, которая оказалась для нее гибельной. Но в 1662 году друг за другом скончались оба брата Морозовы. Сначала Борис, а за ним Глеб. Наследство Глеба, по закону, переходило его сыну Ивану. Но так как он был еще несовершеннолетним (12 лет), управляющей имением назначили Феодосию. А женщина без мужа да еще при власти многим кажется потенциально опасной.

Боярыня становилась смелее в высказываниях и поступках. А на Руси в ту пору происходили бунты, у Романова становилось все меньше сторонников, он нервничал…

После гибели патриарха Иосифа сменилась церковная власть, которая стала ратовать за изменения по подобию католической церкви, где вся власть у папы. Именно тогда было введено троеперстие, хотя до тех пор все верующие совершали крестное знамение двумя пальцами.

   Патриарх Никон.

Новый патриарх Никон настаивал на том, чтобы поменялся облик креста: с восьмиконечного на четырехконечный. Царь не перечил патриарху. На тот момент он видел в нем единственную силу, которая может повлиять на народ и утихомирить его.

У Феодосии с патриархом сразу же возникла взаимная неприязнь. Ей были не по сердцу новые церковные перемены. Она не пожелала следовать им. Между ними началась вражда. И оказалось, что насмерть напуганный царь Алексей был готов на предательство близкого человека. Царь не стал защищать Феодосию. Он отрекся от нее.

На первых порах перестал общаться, избегал встреч. А как только скончалась его жена Мария, вскоре женился на молоденькой Наталье Нарышкиной. Боярыня все это время проповедовала старую веру, помогала бедным, общалась с единомышленниками.
На свадьбу царя Морозова не пошла.

Тогда Алексей Михайлович разгневался не на шутку. К тому же он давно уже был недоволен тем, что она водила дружбу с протопопом Аввакумом, который был истинным приверженцем старой веры и призывал народ не отрекаться от нее. Тогда Романов приказал архимандриту Чудова монастыря Иоакиму арестовать боярыню Морозову.

Железный ошейник

…В дом Феодосии громко постучали. Появившийся на пороге Иоаким объявил приказ царя об аресте. Но чтобы все было наиболее достоверно, провел «предварительное расследование». Архимандрит потребовал, чтобы Феодосия показала, как она совершает крестное знамение. Она, гордо вскинув голову, перекрестилась двумя пальцами. Следом за ней то же самое сделала и ее родная сестра Евдокия, которая ночевала в ту ночь у Феодосии.

Алексей Михайлович Романов

Иоаким громко расхохотался и произнес: «Не умела ты быть покорной. Посему, по царскому велению, быть тебе изгнанной из собственного дома». Боярыня не тронулась с места. Тогда слуги силой вынесли ее и сестру из дома, заковали их в ножные кандалы и кинули в подвал. Через пару дней их должны были отвезти на допрос в Кремль.

Сестер допрашивали Иоаким и митрополит Павел Крутицкий. От Морозовой добивались повиновения. И, признай она свою «ошибку» и покорность царю, ее, вероятно, отпустили бы с миром. Но боярыня была непреклонной, называла представителей государя еретиками.

На следующее утро на шеях Феодосии и Евдокии сомкнулись железные ошейники, к которым крепились толстые цепи. Было принято решение разлучить сестер и отвезти по разным монастырям. Морозову отправили на бывшее подворье Псково-Печерского монастыря. На дровнях она проделала путь через Кремль, мимо царских палат.

Посмотреть на это собралась многочисленная толпа. Как же, саму боярыню везут! Когда-то она была вхожа к царю, а теперь — обычная заключенная. Один из моментов пути Морозовой, когда она возносит руку к царским окнам, думая, что ее увидит государь, скорее всего, и показан на картине Сурикова.

…Уже более полугода томилась в тюрьме боярыня, когда до нее долетела весть, которую ей сообщили с особым злорадством по велению царя, — умер сынок ее Ваня… Она исходила рыданиями целую неделю. Выла, как раненая волчица. Казалось, в каждом закоулке монастыря были слышны ее стоны. Ей никогда не было так плохо, как в те страшные дни.

Некоторые люди из царского окружения предполагали, что Иван умер не без участия государева. Ведь, пока был жив младший Морозов, все богатство, принадлежащее ему по наследству, было царю недоступно. А после смерти Вани все отошло в царскую казну. Но издевательства над той, с кем Алексей Михайлович когда-то тесно общался, на этом не прекратились…

Вероятно, царь надеялся, что смерть единственного сына подорвет силы боярыни и она сдаст свои позиции. Примет новую веру. Покается. Но она не сделала этого.

Адовы муки

Было велено подвергнуть Морозову, ее сестру Евдокию и еще одну их сподвижницу Марию, тоже арестованную, жестокой пытке — поднятию на дыбе. Стоял жуткий мороз. С женщин сняли почти всю одежду, оставив их до пояса обнаженными. Руки завели за спину, запястья связали. И на связанных руках подняли на большую высоту от земли. Феодосия кричала о бесчеловечности мучителей. Они висели не менее сорока минут. Грубые веревки перетерли кожу запястий. Из ран сочилась кровь…

Но зверства на этом не кончились. Феодосию, Евдокию и Марию бросили на снег и стали бить плетьми. Боль была страшной. Казалось, этот ужас никогда не закончится. Но наконец все стихло, и полуживых узниц увезли, каждую в свое место заключения.
Спустя некоторое время Морозову перевели сначала в Новодевичий монастырь, а позже — в Хамовническую слободу.

Сколь ни уговаривали царя некоторые приближенные сжалиться наконец-то над боярыней, он лишь топал ногами и кричал: «Не смейте вмешиваться! Не желаю слышать о ней! Вообще сживу со света, раз вы мне о ней напоминаете!». Ну прямо весь в папу, как говорится — яблоко от яблони…

И его обещание тотчас же после сказанного стало исполняться. Феодосию, а следом и Евдокию, немедленно перевезли в маленький город Боровск (предполагаемое место земляной ямы), где заперли в остроге. Первое время казалось, что судьба немного сжалилась над истощенными в неволе женщинами. Им давали есть, молиться.

Карающая длань (рука,ладонь- прим.»ХочуВсёЗнать») явилась мужественным сестрам в лице подьячего Бессонова. Он, будучи посланным царем для доведения дела «до ума и справедливого конца», велел посадить обеих староверок в глубокую земляную яму и не давать им ни еды, ни воды. Грязь, холод, голод, жажда…

Стало очевидно, что дни Феодосии и Евдокии были сочтены… Младшая сестра не выдержала первой. Умирая, она попросила Феодосию попеть над ней молитвы. Ее бездыханное тело обернули рогожей и закопали во дворе острога.

Через несколько дней боярыня почувствовала, что вот-вот настанет и ее черед проститься с миром. Смешно сказать, но ей было всего 43 года от роду. По нынешним меркам — женщина в самом соку, у которой есть немало шансов начать все сначала. В том числе и в личной жизни.

Но тогда, в XVII веке, она считалась уже едва ли не старухой. А тем более после мытарств на нее и подавно нельзя было смотреть без слез. Седые волосы, морщины страданий… Только едва уловимый блеск неповиновения оставался в глазах Феодосии до последнего вздоха. И… стук любящего сердца.

Боровск часовня на месте гибели Боярыни Морозовой.

Она помнила добро своего почтенного покойного мужа, она испытывала благодарность к Аввакуму… И, конечно же, она не держала зла на Алексея Михайловича, несмотря на то, что он явился виновником всех ее мучений. Она простила его, ведь «он не ведал, что творил».

Но кого же сильнее всех любила боярыня, образ которой навеки впечатан в историю? Так это или нет, но есть данные, что в некоторых исторических документах зафиксированы такие ее слова: «Христа я люблю даже больше, чем собственного сына».

12 ноября 1675 года Феодосии Прокопьевны Морозовой не стало.

источник

xochu-vse-znat.ru

Боярыня Морозова. Биография. Интересные факты

Жизнь и смерть боярыни Морозовой

Содержание статьи:

Боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна (рожд. 21 (31) мая 1632 г. – смерть 2 (12) ноября 1675 г.) – верховная дворцовая боярыня. Была арестована за приверженность к «старой вере», сослана в Пафнутьево-Боровский монастырь и посажена в монастырскую тюрьму, где и умерла от голода.

Что известно о Феодосии Прокопьевне

Облик боярыни Морозовой в национальной памяти соединен с любимой народом картиной В.Сурикова. Еще писатель В.Гаршин, увидав 100 лет назад на выставке полотно художника, предсказывал, что потомки будут не в состоянии «представить себе Феодосию Прокопьевну иначе, как она изображена на картине». Современнику трудно быть беспристрастным, но мы понимаем — Гаршин как оказалось был хорошим пророком. Многие люди представляют себе боярыню Морозову суровой, пожилой женщиной, как на картине, которая фанатично взметнула руку в двоеперстии. Что ж, Суриков хорошо знал историю и в главном не пошел против правды, ну а детали вымысла были необходимы ему ради символических обобщений.

Боярыня Морозова не была старой — посмотрите на даты ее жизни. Арестовывали боярыню за 4 года до смерти, тогда ей не было и сорока, но мученицу за идею народная память могла запечатлеть только пожившей, мудрой и чуждой всякого легкомыслия.

Почему же слава боярыни Морозовой перешагнула столетия? Почему среди тысяч страдальцев за веру именно этой женщине суждено было стать символом борьбы раскольников против «никонианцев»?

На полотне художника Феодосия Прокопьевна обращается к московской толпе, к простолюдинам — к страннику с посохом, к старухе-нищенке, к юродивому, ко всем тем, кто на самом деле представлял социальный слой борцов против новых обрядов. Однако Морозова была не рядовая ослушница. Чудов монастырь, куда ее везли, находился в Кремле. Неизвестно, смотрел ли царь Алексей Михайлович с дворцовых переходов, как провожал народ свою любимицу, как возглашала она анафему «нечестивцам», но в том, что мысль о Морозовой преследовала его, не давала ему покоя, сомневаться не приходится.

Картина В. Сурикова «Боярыня Морозова»

Род Морозовых

Боярыня слишком близко стояла к престолу, слишком хорошо знала царя, а кроме этого, род Морозовых был одним из самых знатных. Такого рода высокопоставленных семей в России было меньше десяти, по крайней мере, Романовы, к которым относился Алексей Михайлович, имели не больше прав на престол, чем любой из Морозовых. Можно догадаться, до какой степени неуютно чувствовал себя царь, отдавая приказ об аресте боярыни. Однако были еще и другие обстоятельства для беспокойства.

Братья Морозовы, Борис и Глеб, приходились родственниками отцу царя Михаилу и в юные годы служили у старшего Романова спальниками, это было исключительное положение при дворе. Когда в 1645 г. 17-ти летний Алексей венчался на престол, Борис Морозов стал его ближайшим советником. Именно боярин выбрал для государя жену Марию Ильиничну Милославскую и на свадьбе играл первую роль — был у государя «на отцово место». Через 10 дней Борис Морозов, вдовец и человек уже пожилой, женился вторым браком на царицыной сестре Анне и стал царским свояком.

Из своего исключительного положения он смог извлечь все, что можно. И если хорошим состоянием для барина той эпохи считалось владение 300 крестьянскими дворами, то у Морозова их было больше 7000. Неслыханное богатство!

Карьера Глеба Ивановича, человека весьма заурядного, полностью зависела от успехов его брата. Младший Морозов женился на неродовитой 17-ти летней красавице Феодосии Соковниной, которая очень дружна была с царицей. Борис Иванович умер не оставив наследников, и все его огромное состояние отошло к младшему брату, который также в скором времени скончался, сделав свою вдову и отрока Ивана Глебовича самыми богатыми людьми государства Российского.

1) Царь Алексей Михайлович Романов
2) Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума

Жизнь боярыни Морозовой

Боярыню Морозову окружало не просто богатство, но роскошь. Современники вспоминали, что она выезжала в карете позолоченной, которую везли 6—12 лучших лошадей, а позади бежали человек 300 слуг. В морозовском имении Зюзино был разбит огромный сад, где гуляли павлины. Учитывая все это — удачное замужество Морозовой, роскошную жизнь, личную дружбу с царской семьей, — можно понять протопопа Аввакума, который видел нечто абсолютно исключительное в том, что Феодосия Прокопьевна отреклась от «земной славы». Боярыня в действительности стала ярой противницей церковных реформ. В ней бушевал темперамент общественного деятеля, и она сполна смогла себя реализовать, защищая старую веру.

Дом богатой и влиятельной боярыни превратился в штаб противников нововведений, критиков внесения исправлений в церковные книги, сюда приезжал, подолгу жил, получая приют и защиту, вождь раскольников — протопоп Аввакум. Целыми днями Морозова принимала странников, юродивых, священников, изгнанных из монастырей, создавая своеобразную оппозиционную партию царскому двору. Сама боярыня и ее родная сестра княгиня Евдокия Урусова были слепо преданы Аввакуму и во всем слушали пламенного проповедника.

Но было бы неправильно считать, что боярыня Морозова была фанатичкой и «синим чулком». Даже Аввакум замечал, что она отличалась веселым и приветливым характером. Когда скончался старый муж, ей было всего 30 лет. Вдова «томила» тело власяницей, но и власяница не всегда помогала усмирить плоть. Аввакум в письмах советовал своей воспитаннице выколоть глаза, чтобы избавиться от любовного соблазна.

Уличал протопоп боярыню и в скупости по отношению к их общему делу, но, скорей всего, это была не просто скупость, а рачительность хозяйки. Морозова беззаветно любила своего единственного сына Ивана и хотела передать ему все морозовские богатства в целости и сохранности. Письма боярыни опальному протопопу, помимо рассуждений о вере, наполнены чисто женскими жалобами на своих людей, рассуждениями о подходящей невесте для сына. Словом, Феодосия Прокопьевна, обладая завидной силой характера, имела вполне человеческие слабости, что, конечно, делает ее подвижничество еще более значительным.

Боярыня, будучи близкой подругой супруги государя, имела сильное на нее влияние. Мария Ильинична, конечно, не противилась мужниным реформам церкви, но душой все-же сочувствовала обрядам своих родителей и прислушивалась к нашептываниям Феодосии Прокопьевны. Алексею Михайловичу навряд ли это нравилось, но царь, любивший жену, не допускал выпадов против боярыни, хотя последняя становилась все более нетерпимой по отношению к нововведениям и открыто поддерживала царских врагов.

1669 год – царица скончалась. Еще на протяжении двух лет Алексей Михайлович опасался трогать непокорную боярыню. Как видно, сказывалась печаль по безвременно ушедшей супруге, но больше всего остерегался государь возмущений старинных боярских родов, которые могли бы усмотреть в посягательстве на Феодосию Прокопьевну прецедент расправы с высокопоставленными семьями. Тем временем Морозоав приняла постриг и стала именоваться инокиней Феодорой, что, конечно, усилило ее фанатизм и «стояние за веру». И когда в 1671 г. утешившийся, в конце концов, царь играл свадьбу с Натальей Кирилловной Нарышкиной, боярыня Морозова во дворец явиться не пожелала, сославшись на болезнь, что Алексей Михайлович счел за оскорбление и пренебрежение.

Пытка боярыни Морозовой – рисунок В. Перова

Арест

Вот тут-то государь и припомнил боярыне Морозовой все былые обиды; сказалось, как видно, и то, что царь, как простой смертный, недолюбливал подругу любимой супруги и, как всякий мужчина, ревновал к ней. Самодержец обрушил на непокорную боярыню всю свою деспотическую силу.

Ночью 14 ноября 1671 г. Морозову в цепях препроводили в Чудов монастырь, где ее стали уговаривать причаститься по новому обряду, но старица Феодора отвечала твердо: «Не причащуся!» После пыток они вдвоем с сестрой были отправлены подальше от Москвы в Печерский монастырь. Там содержание узниц было относительно сносным. По крайней мере боярыня могла поддерживать общение со своими друзьями. Ее могли навещать слуги, приносить еду и одежду.

Протопоп Аввакум по-прежнему передавал наставления своей духовной дочери. А ей как раз была необходима теплая, сострадательная поддержка — у боярыни умер ее единственный, горячо любимый сын. Горе увеличивалось еще и тем, что она не могла с ним проститься, да и каково ей, монахине Феодоре, было узнать, что сына причащали и похоронили по новым «нечестивым» обрядам.

Новый патриарх Питирим Новгородский, сочувствовавший сторонникам Аввакума, обратился к самодержцу с просьбой отпустить Морозову и ее сестру. Кроме соображений гуманности, в этом предложении была и доля политического умысла: заключение твердой в своей вере боярыни, ее сестры и их подруги Марии Даниловой производило сильное впечатление на русский люд, и их освобождение скорей привлекало бы к новому обряду, чем устрашение. Но государь, не жестокий по своей природе, в этот раз оказался непреклонен. Вновь напрашивается версия, что его жгла какая-то личная обида на Морозову, а возможно, он чувствовал себя неловко перед Феодосией Прокопьевной из-за женитьбы на молодой красавице Нарышкиной и хотел позабыть о прошлом. Впрочем, чего гадать?..

Смерть боярыни

Обдумав обстоятельства казни ненавистной боярыни, Алексей Михайлович решил, что не следует предавать узниц сожжению на костре, потому как «на миру и смерть красна», а велел заморить староверок голодом, бросив их в холодную яму Боровского монастыря. Все имущество боярыни Морозовой конфисковали, братьев ее поначалу сослали, а потом тоже казнили.

Драматизм последних дней Морозовой не поддается описанию. Бедные женщины, доведенные голодом до отчаяния, просили у тюремщиков хотя бы кусочек хлеба, но получали отказ. Первой 11 сентября умерла княгиня Урусова, за ней 1 ноября скончалась от истощения Феодосия Прокопьевна. Перед смертью она нашла в себе силы попросить тюремщика вымыть в реке ее рубаху, чтобы по русскому обычаю умереть в чистой сорочке. Дольше всех, еще целый месяц, мучилась Мария Данилова.

Великий некогда род Морозовых перестал существовать.

 

 


 

И.Семашко 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Боярыня Морозова (Феодосия Морозова) – биография, фото, личная жизнь, картина Сурикова

Биография

Феодосия Морозова, известная в фольклоре как боярыня Морозова, – мученица Феодора в иночестве. Приближенная к семье царей рода Романовых, верховная боярыня при дворе проповедовала старообрядчество под руководством протопопа Аввакума. Была одной из немногих женщин, сыгравших роль в истории российского государства. После смерти стала почитаться иноверцами как святая. Трагической судьбе боярыни посвящены картины русских живописцев, опера, телевизионный фильм, несколько книг.

Детство и юность

Феодосия Прокофьевна Морозова родилась в Москве 21 мая 1632 года в семье Прокофия Федоровича Соковкина. Отец состоял в родстве с Марией Ильиничной Милославской – первой женой царя Алексея Михайловича, два года служил воеводой на Севере, затем в 1631 году его назначили посланником в Крым, участвовал в Земском соборе, заведовал Каменным приказом (1641-1646 годы.).

Картина Александра Литовченко «Боярыня Морозова»Картина Александра Литовченко «Боярыня Морозова»

В 1650 году Соковкину пожаловали придворный чин (2-й после боярина) и должность окольничего. Мать – Анисья Никитична Наумова. Феодосия была в числе придворных, сопровождавших государыню. Сестра Феодосии, Евдокия Прокофьевна, была женой князя Петра Семеновича Урусова. Еще в семье Соковкиных были два сына: Федор и Алексей.

Высокое положение позволило неродовитой по происхождению девушке в 17 лет стать женой 54-летнего Глеба Ивановича Морозова. По некоторым источникам, тетка Матрена, проживавшая у Соковкиных, была против свадьбы Глеба и Феодосии, предсказала трагическую биографию будущей боярыни:

«Сына потеряешь, веру под испытание подведешь, совсем одна останешься, и похоронят тебя в ледяной земле!».

Бракосочетание состоялось в подмосковном имени Морозовых Зюзино в 1649 году, где на третий день молодоженов навестили царь с царицей. Феодосия получила звание царицыной «приезжей боярыни», имела право навещать государыню по-родственному.

Деревня ЗюзиноДеревня Зюзино

Через год после свадьбы у Глеба и Феодосии родился сын Иван. Ходили слухи, что молодая боярыня «нагуляла» ребенка (возможно, от царя). Ведь до этого у мужчины детей не было (Соковкина была 2-й женой Морозова). Поговаривали, что мужскую силу он растратил на приобретение богатства.

В юности братья Морозовы (Борис и Глеб) служили при царе Михаиле спальниками. Когда юный Алексей взошел на престол, старший брат Борис стал его ближайшим советником. При участии Морозова государь женился на Марии Милославской, а через 10 дней после монаршей свадьбы Борис сочетался браком с сестрой царицы и стал царским свояком. Морозов-старший скончался в 1661 году, огромное состояние досталось семье брата.

Боярин Борис МорозовБоярин Борис Морозов

Через год, в 1662 году, умер Глеб Морозов, оставив наследство сыну Ивану Глебовичу, Феодосия стала распорядительницей богатства мужа. Боярыня с потомком превратились в самых состоятельных людей Российского Государства.

Феодосия с сыном владели несколькими усадьбами, жили в имении Зюзино под Москвой. Дом боярыни был обустроен на западный манер, на прогулку она выезжала на золоченой карете с мозаикой, запряженной 6 или 12 лошадьми. В ее владении было 8 тыс. крепостных и 300 слуг. Ей в это время было чуть больше 30 лет. Значительным было и положение при дворе – верховная боярыня.

Морозова была умна и начитана в церковной литературе. Она щедро раздавала милостыню, посещала бедные дома, богодельни, тюрьмы, помогала нуждающимся.

Старообрядчество

Морозова была фанатично религиозной личностью. Она не приняла реформу и новые взгляды патриарха Никона, хотя присутствовала на богослужениях в церкви и крестилась «троеперстно».

Фрагмент «Боярыня Морозова» из триптиха Петра Оссовского Фрагмент «Боярыня Морозова» из триптиха Петра Оссовского

В доме Верховной боярыни часто находили пристанище нищие, юродивые и хранилась верность старым канонам. Частым гостем был лидер русского старообрядчества протопоп Аввакум, который стал духовным отцом Морозовой и поселился в ее доме после сибирской ссылки. Под его влиянием имение Феодосии стало оплотом староверов, вскоре к ним присоединилась сестра боярыни Евдокия Урусова.

Молодая вдова хранила верность мужу, для усмирения плоти носила власяницу, истязала себя постами и молитвами. По мнению Аввакума, этого было недостаточно, однажды он посоветовал боярыне выколоть глаза, чтобы не впасть «во грех». Протопоп упрекал Феодосию в прижимистости и недостаточной материальной поддержке староверцев. Морозова, щедрая и добрая по характеру, просто старалась сберечь фамильное состояние для сына.

Боярыня Морозова посещает протопопа Аввакума в заключенииБоярыня Морозова посещает протопопа Аввакума в заключении

Аввакума повторно сослали в изгнание, Морозова тайно с ним переписывалась. Об этом доложили монарху. Царь ограничился уговорами, опалой ее родственников. Он отнял принадлежавшие боярыне вотчины, но благодаря заступничеству царицы их вернули в честь рождения государева наследника, Иоанна Алексеевича.

В 1669 году государыня Мария Ильинична скончалась. Через год Морозова приняла тайный монашеский постриг под именем инокини Феодоры. С этого времени она перестала появляться при дворе, отказалась присутствовать на венчании царя с Натальей Нарышкиной. Государь долго терпел, посылал к боярыне князя Урусова, бывшего мужа сестры Евдокии, с уговорами отказаться от ереси и стать на путь истиной веры. Гонец получил решительный отказ.

Смерть

В 1671 году царь Алексей Михайлович принял жесткие меры по отношению к мятежной боярыне. 17 ноября Феодосию и Евдокию арестовали и допросили архимандрит Иоаким и дьяк Илларион Иванов. Сестер заковали в «железы» и поместили под домашний арест. Через несколько дней их перевезли в Чудов монастырь. Этот момент изобразил на картине «Боярыня Морозова» русский живописец Василий Суриков. Непокорную женщину, восхищавшую художника, провезли на дровнях по московским улицам.

Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова»Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова»

На допросах Феодосия не раскаялась, ее с сестрой отправили подальше от Москвы, в Псково-Печерский монастырь, имущество конфисковали. Братьев, Федора и Алексея, сослали, а сын Иван вскоре скончался (по слухам, смерть была насильственной).

Патриарх Питирим просил царя за опальных сестер, но Алексей Михайлович отказался помиловать арестованных и поручил патриарху провести следствие. Феодосию и Евдокию истязали, подвергли пыткам на дыбе, хотели приговорить к сожжению как еретиков. От костра сестер, представительниц российской аристократии, спасло заступничество бояр во главе с сестрой монарха Ириной Михайловной. Однако их слуги и сподвижники все же были преданы огню.

Картина Василия Перова «Пытка боярыни Морозовой»Картина Василия Перова «Пытка боярыни Морозовой»

Феодосию и Евдокию переправили сначала в Новодевичий монастырь, потом в Хамовническую слободу и, наконец, в Пафнутьево-Боровском монастыре бросили в земляную тюрьму и оставили умирать от холода и голода.

Их последние дни были ужасны. Первой 11 сентября 1975 года скончалась Евдокия, а 1 ноября умерла Феодосия. Из последних сил она попросила тюремщика выстирать в реке ее истлевшую рубаху, чтобы в чистом отойти в мир иной. Сестры были захоронены в Боровске у острога, в 1682 году братья положили на могилу белокаменную плиту.

Картина неизвестного художника «Пытошный допрос боярыни Морозовой»Картина неизвестного художника «Пытошный допрос боярыни Морозовой»

Впервые это место было описано историком Павлом Михайловичем Строевым в 1820 году. Путешественник Павел Россиев в воспоминаниях 1908 года упоминал, что могила мучениц обнесена «убогой деревянной оградой. Над изголовьем возвышается кудрявая береза с ушедшей в ствол её иконою». О ней заботились местные старообрядцы. Неоднократно ставился вопрос о возведении на этом месте памятника-часовни.

В 1936 году могилу вскрыли, обнаружились останки двух человек. В архивах сохранилось несколько фото. Доподлинно неизвестно, оставили их на прежнем месте или куда-то перенесли. Надгробную плиту передали Историко-краеведческому музею.

Могила и часовня-памятник Феодосии Морозовой (боярыни Морозовой)Могила и часовня-памятник Феодосии Морозовой (боярыни Морозовой)

В мае 1996 года старообрядческой общине города Боровска было выделено место на Городище для возведения памятного знака: установили 2-метровый деревянный крест и металлическую табличку:

«Здесь на боровском городище в 1675 году были погребены мученицы за древлеправославную веру, боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (во инокинях Феодора) и ее сестра княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова».

В 2003-2004 годах на месте захоронения боярыни Морозовой и княгини Урусовой построили старообрядческую часовню, в подземной части которой положили плиту с могилы сестер.

Память

  • 1885 – А.Д.Литовченко «Боярыня Морозова» (картина)
  • 1887 – В.И.Суриков «Боярыня Морозова» (картина)
  • 2006 – Р.К.Щедрин «Боярыня Морозова» (опера)
  • 2006 – Е.Г. Степанян «Песня о Боярыне Морозовой» (литература)
  • 2008 – В.С.Барановский «Боярыня Морозова. Историческая повесть» (литература)
  • 2011 – «Раскол» (телесериал)
  • 2012 – К.Я. Кожурин «Боярыня Морозова» (литература)

24smi.org

История одной картины. Суриков В.И. «Боярыня Морозова» – Ярмарка Мастеров

Знаменитая картина Сурикова «Боярыня Морозова» известна всем со школьных времен. В своем полотне художник был точен, изобразив реальное событие, произошедшее 17 или 18 ноября 1671 года, когда по приказу царя подвижницу «старой» веры отправили из её московского дома в заточение. Показанная на пятнадцатой передвижной выставке, картина Сурикова стала значимой вехой в художественной жизни страны.

Дочь окольничего Прокопия Фёдоровича Соковнина. Вероятнее всего, входила в число придворных, сопровождающих царицу.

В 17 лет вышла замуж за Глеба Ивановича Морозова, представителя рода Морозовых, родственников правящей семьи Романовых, царского спальника и дядьку царевича, владельца усадьбы Зюзино под Москвой.

Брат Глеба Ивановича, Борис Иванович Морозов, владелец огромного состояния, умер бездетным в 1662 году, оставив наследство Глебу Морозову. Вскоре умирает и Глеб Иванович и совокупное состояние обоих братьев номинально достаётся малолетнему сыну Глеба и Феодосии Морозовых — Ивану Глебовичу.

Фактически же наследством своего малолетнего сына распоряжалась боярыня Морозова.

В одном из многочисленных имений Морозовых — подмосковном селе Зюзино была обустроена по западному образцу одной из первых в России роскошная усадьба.

При царском дворце Феодосия занимала чин верховой боярыни, была приближённой царя Алексея Михайловича.

По воспоминаниям современников «Дома прислуживало ей человек с триста. Крестьян было 8000; другов и сродников множество много; ездила она в дорогой карете, устроенной мозаикою и серебром, в шесть или двенадцать лошадей с гремячими цепями; за нею шло слуг, рабов и рабынь человек сто, оберегая ее честь и здоровье».

Боярыня Морозова была противницей реформ патриарха Никона, тесно общалась с апологетом старообрядчества — протопопом Аввакумом.

Феодосия Морозова занималась благотворительностью, принимала у себя в доме странников, нищих и юродивых. Оставшись в тридцать лет вдовой, она «усмиряла плоть», нося власяницу. Однако Аввакум попрекал молодую вдову, что она недостаточно «смиряет» свою плоть и писал ей «Глупая, безумная, безобразная выколи глазища те свои челноком, что и Мастридия» (призывая по примеру преподобной Мастридии, чтобы избавиться от любовных соблазнов, выколоть себе глаза).

Домашние молитвы Морозова совершала «по древним обрядам», а её московский дом служил пристанищем для гонимых властью староверов.

Но поддержка ею старообрядчества, судя по письмам Аввакума, была недостаточной: «Милостыня от тебя истекает, яко от пучины морския малая капля, и то с оговором».

Царь Алексей Михайлович, всецело поддерживающий церковные реформы, пытался повлиять на боярыню через её родственников и окружение, а также отбирая и возвращая поместья из её вотчины. От решительных действий царя удерживало высокое положение Морозовой и заступничество царицы Марии Ильиничны.

Феодосия Морозова неоднократно присутствовала в «новообрядной церкви» на богослужении, что старообрядцами рассматривалось, как вынужденное «малое лицемерие».

Но после тайного пострига в монахини под именем Феодоры, состоявшегося согласно старообрядческим преданиям 6 декабря 1670 года, Морозова стала удаляться от церковных и светских мероприятий.

Под предлогом болезни она 22 января 1671 года отказалась от участия в свадьбе царя Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной. Отказ вызвал гнев царя, он направил к ней боярина Троекурова с уговорами принять церковную реформу, а позднее и князя Урусова, мужа её сестры. Морозова обоим ответила решительным отказом.

В ночь на 14 ноября 1671 года в дом Морозовой по приказу царя пришёл архимандрит Чудового монастыря Иоаким (впоследствии Патриарх Московский) и думный дьяк Иларион Иванов.

Они провели допрос Феодосии и её сестры (чтобы выказать своё презрение к пришедшим они легли в постели и лежа отвечали на вопросы).

После допроса сестёр заковали в кандалы, но оставили под домашним арестом.

Через несколько дней Феодосия была перевезена в Чудов монастырь, откуда после допросов её перевезли на подворье Псково-Печерского монастыря.

Однако, несмотря на строгую стражу, Морозова продолжала поддерживать общение с внешним миром, ей передавали еду и одежду.

В заключении она получала письма от протопопа Аввакума и смогла даже причаститься у одного из верных старой вере священников. Вскоре после ареста Феодосии скончался её сын Иван. Имущество Морозовой было конфисковано в царскую казну, а двое её братьев сосланы.

Патриарх Питирим просил царя за сестёр: «Я советую тебе боярыню ту Морозову вдовицу, кабы ты изволил опять дом ей отдать и на потребу ей дворов бы сотницу крестьян дал; а княгиню тоже бы князю отдал, так бы дело то приличнее было. Женское их дело; что они много смыслят!».

Но царь, называя Морозову «сумосбродной лютой», ответил патриарху, что «много наделала она мне трудов и неудобств показала» и предложил ему самому провести допрос боярыни. Патриарх в присутствии духовных и гражданских властей беседовал с Феодосией в Чудовом монастыре. Решив, что она больна (боярыня не хотела стоять перед патриархом и весь допрос висела на руках стрельцов), попытался помазать её освящённым маслом, но Феодосия воспротивилась. Боярыню вернули под арест.

В конце 1674 года боярыня Морозова, её сестра Евдокия Урусова и их сподвижница жена стрелецкого полковника Мария Данилова были приведены на Ямской двор, где пытками на дыбе их пытались переубедить в верности старообрядчеству.

Согласно житию Морозовой, в это время уже был готов костёр для её сожжения, но Феодосию спасло заступничество бояр, возмущённых возможностью казни представительницы одного из шестнадцати высших аристократических семейств Московского государства.

Также за Феодосию заступилась сестра царя Алексея Михайловича царевна Ирина Михайловна.

По распоряжению Алексея Михайловича она сама и её сестра, княгиня Урусова, высланы в Боровск, где были заточены в земляную тюрьму в Пафнутьево-Боровском монастыре, а 14 их слуг за принадлежность к старой вере в конце июня 1675 года сожгли в срубе.

Часовня-памятник на предполагаемом месте заключения боярыни Морозовой и княгини Урусовой.

«Раб Христов! — взывала замученная голодом боярыня к сторожившему ее стрельцу. — Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша — помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изне-могох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика», И когда тот отказал («Ни, госпоже, боюся»), она из ямы просила у него хотя бы хлебца, хотя бы «мало сухариков», хотя бы яблоко или огурчик — и все напрасно.

Евдокия Урусова скончалась 11 сентября 1675 года от полного истощения. Феодосия Морозова также была уморена голодом и, попросив перед смертью своего тюремщика вымыть в реке свою рубаху, чтобы умереть в чистой сорочке, скончалась 1 ноября 1675 года.

Суриков вспоминал, что ключ к образу главной героини дала увиденная однажды ворона с чёрным крылом, которая билась о снег. Образ боярыни срисован со старообрядки, которую художник встретил у Рогожского кладбища. Портретный этюд был написан всего за два часа. До этого художник долго не мог найти подходящее лицо — бескровное, фанатичное, соответствующее знаменитому описанию Аввакума: «Персты рук твоих тонкостны, очи твои молниеносны, и кидаешься ты на врагов аки лев».

Юродивый срисован с московского бедняка, который торговал огурцами, сидя на снегу. Всего сохранилось более сотни подготовительных этюдов к картине, в основном портретных. Художник прикреплял зарисовки к картине кнопками, от которых остались отверстия, раскрытые при реставрации.

В истории искусства бытует предание, что первоначально Суриков начал писать «Боярыню Морозову» на холсте меньшего размера, но почувствовав, что не в состоянии вместить на него всех задуманных персонажей, сделал снизу надшивку, где изобразил расстояние от края картины до розвальней, и только после этого сани визуально «поехали», то есть стало ясно, «как тяжело этим саням пробиваться, пробираться сквозь толпу». Реставраторами и музейными сотрудниками легенда о надшивке холста не подтверждается.

По материалам из Интернета.

www.livemaster.ru

Боярыня Морозова: правда и вымысел

Боярыня Морозова: правда и вымысел

Буккер Игорь30.01.2019 в 4:00

Во многом боярыню Феодосию Морозову, верную сподвижницу лидера старообрядцев протопопа Аввакума помнят благодаря хрестоматийному полотну великого художника Василия Сурикова. Однако реальный облик этой выдающейся женщины далек от представления о ней. Например, в момент ареста, который запечатлен на картине, она была еще совсем молодой женщиной.

В жизни любой страны есть свои вехи. Одним из ключевых пунктов русской истории был Раскол. Из деятелей Раскола в памяти осталось немного имен: царь Алексей Михайлович и патриарх Никон — с одной стороны, протопоп Аввакум и боярыня Морозова — из противоположного лагеря.

Боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова относится к числу немногих женщин, оставивших свой след в летописи русской истории. Тем более редких в допетровский период, когда женщины по "домостроевскому" обычаю сидели по теремам, чем напоминали более насельниц магометанских сералей, нежели жительниц европейских "вольных городов".

Впрочем, западная история тоже бедна именами выдающихся женщин, немногих можно сыскать и на Востоке. Как правило, это женщины-воительницы. Наследницей амазонок и валькирий выступила Орлеанская Дева, предводительницей китайских "конных ведьм" была вдова Ци Ван, а в Индии кавалерист-девицей стала княгиня Лакшми-Баи. Боярыня Морозова не скакала в седле и не вынимала из ножен саблю. Но ее подвиг во имя Веры не стал от этого менее героическим.

Для зачина скажем, первоначально картина Сурикова называлась "Поругание боярыни Морозовой" и репродукции с нее нередко встречаются в старообрядческих храмах, но только не в иконостасе. Художник допустил ряд исторических неточностей. Самая главная из них — Феодосия на момент ареста была еще молодой женщиной, не достигшей сорокалетнего возраста. Однако воздействие суриковского шедевра на зрителя с лихвой искупает любые мелкие несуразности. На полотне замечательного исторического и религиозного живописца Александра Дмитриевича Литовченко боярыня Морозова — молода и пригожа, каковой была в жизни, но в сравнении, его картина проигрывает суриковской.

В ней Василий Иванович запечатлел один из эпизодов "Жития боярыни Морозовой": "Когда ее везли Кремлем, мимо Чудова монастыря, под царские переходы, она, полагая, что на переходах смотрит царь на ее поезд, часто крестилась двухперстным знамением, высоко поднимая руку и звеня цепью, показывая царю, что не только не стыдится своего поругания, но и услаждается любовью Христовою и радуется своим узам".

Читайте также: Протопоп Аввакум — мученик за обряд

Перейдем от искусства к фактам, известных историкам о жизни боярыни Морозовой. Старшую дочь московского дворянина Прокопия Федоровича Соковнина, родившуюся 21 мая 1632 года, нарекли в честь святой преподобномученицы Феодосии Тирской. Предки Соковниных происходили из Германии, точнее от одного из древнейших родов европейского рыцарства — Мейендорфов. В 1200 году один из этого рода получил от князя-епископа Рижского в лен замок Икскюль (ныне Ишкиле в Латвии). В 1545 году барон Иоганн фон Икскюль выехал из Ливонии к царю Иоанну Васильевичу Грозному и принял крещение под именем Федора Ивановича. Его сын Василий, по прозванию "Соковня" (существует множество версий относительно этого прозвища), стал родоначальником русских Соковниных.

Отец будущей боярыни два года служил воеводой на Мезени и в Кевроде, в 1631 году был отправлен посланником в Крым, откуда вернулся после рождения Феодосии. В 1635-37 гг. служил воеводой в Енисейске, потом принимал участие в Земском соборе, заведовал Каменным приказом в 1641-46 гг. Прокопий Соковнин был человеком зажиточным, имевшим в Москве несколько домов. В 1650 году царь Алексей Михайлович пожаловал его придворным чином и должностью окольничего — второго (после боярина) думного чина. От первого брака с Анисьей Никитичной Наумовой у него было двое сыновей и двое дочерей: Феодосия и Евдокия.

Род Морозовых при царе Алексее Михайловиче был одним из 16 знатнейших фамилий, члены которых поступали прямо в бояре, минуя чин окольничего. Их предок, дружинник князя Александра Ярославича Невского, новгородец Михаил (Миша) Прушанин стал одним из героев Невской битвы 1240 года. Его потомок в шестом колене Иван Семенович, по прозванию Мороз, стал родоначальником Морозовых. Дед будущего супруга боярыни Морозовой, Василий Петрович, был одним из главных участников торжественного венчания на царство первого Романова, Михаила Федоровича. Молодой царь приблизил Морозовых ко двору. Борис Иванович Морозов был назначен "дядькой" — воспитателем наследника престола 5-летнего царевича Алексея, а потом сумел породниться с царской семьей. На свадьбе царя он был посаженным отцом.

В 1649 году младшийбратцарского "дядьки" и свояка, один из богатейших людей страны, 54-летний боярин Глеб Иванович Морозов посватался к молодой красавице 17-летней Феодосии Прокопьевне Соковниной. Глеб Иванович тоже был "дядькой", только младшего царевича Ивана Михайловича, но в шесть лет мальчик скончался. Словом, оба рода, Соковниных и Морозовых, принадлежали к тогдашней элите московского общества.

Об их семейной жизни известно лишь, что первое время Бог не давал им детей, а после кончины супруга Феодосия Морозова не вышла вторично замуж, что среди женщин ее круга в то время случалось нередко. При бесплодии русские женщины обращались к преподобному Сергию Радонежскому. После молитвы родителей и видения преподобного Сергия Феодосии Прокопьевне, у пары родился сын Иван. В 1662 году Глеб Иванович Морозов скончался. Свое состояние он оставил 12-летнему сыну Ивану Глебовичу, но фактически им распоряжалась молодая вдова. В том же году умер и отец Феодосии Прокопьевны.

В 30 лет боярыня Морозова осталась вдовой и сиротой. Ее биограф, Кирилл Кожурин, свидетельствует: "Палаты боярыни Морозовой были первыми в Москве, ее любили и уважали при царском дворе, и сам царь Алексей Михайлович отличал ее перед другими боярынями. Она именовалась "кравчей царской державы" и была, по словам Аввакума, "в четвертых бояронях". Богатство ее было сказочно. Тот же Аввакум писал о ней: "Жена ты была боярская, Глеба Ивановича Морозова, вдова честная, вверху чина царева, близ царицы. Дома твоего тебе служащих было человек с триста, у тебя же было крестьян 8000, имения в дому твоем на 200 000, или на полтретьи (250 000 — Ред.) было …Другов и сродников в Москве множество много. Ездила к ним на колеснице, еже есть в корете драгой, и устроенной мусиею и сребром, и аргамаки многи".

И вот эта молодая, богатая женщина, представительница самых видных московский родов, после встречи с протопопом Аввакумом становится духовной дочерью огнепального протопопа. Вслед за ней духовной дочерью Аввакума стала и ее младшая сестра Евдокия, княгиня Урусова. Когда Аввакума сослали на Мезень именно дом боярыни Морозовой превратился в оплот оппозиции никоновским реформам. Процитируем современного историка П. В. Седова: "В истории боярыни Морозовой проявились не только уникальные черты ее личности и противостояние сторонников и противников церковной реформы, но и соперничество дворцовых группировок в борьбе за власть и их имущественные интересы. Вряд ли можно разделить религиозные и мирские мотивы в поведении исторической боярыни Морозовой, поскольку синкретизм средневековой культуры не подразумевал существования одного без другого".

Царь Алексей Михайлович подослал к боярыне окольничего Ртищева, "шиша антихристова", который соблазнил Феодосию Прокопьевну перекрестится тремя перстами "и тогда отдаст царь холопей и вотчины твоя". Морозова смалодушничала, перекрестилась, царь вернул ранее отобранные у нее вотчины и якобы сразу же после своего отступничества она занемогла: "дни с три бысть вне ума и расслабленна". В Житии Аввакума говорится, что боярыня Морозова "оздравела", когда "перекрестилась истинным святым сложением". В Житии боярыни Морозовой возвращение вотчин объясняется заступничеством царицы Марии Ильиничны, неизменно благоволившей родственнице.

Кирилл Кожурин пишет, что данный факт подтверждают исторические документы. Царским указом от 1 октября 1666 года отнятые вотчины Морозовой были возвращены по прошению царицы и в связи с рождением царевича Иоанна Алексеевича (будущего царя Иоанна V).

Не стоит забывать, что свой выбор боярыня Морозова сделала еще и вот по какой причине. "Вдова по понятиям и убеждениям века уже носила в своем положении смысл монахини, — писал историк-археолог Иван Егорович Забелин (1820-1908). — Честное вдовство само собою уже приравнивалось к обету иночества. Поэтому вся жизнь вдовы со всею ее обстановкою естественным и незаметным путем преобразовывалась в жизнь монастырскую. Не первая и не последняя была Феодосия Прокопьевна, устроившая свой дом по-монастырски. Таков был господствующий идеал для женской личности, свободной от супружества".

Читайте также: Никон — последний "великий государь" Церкви

В глазах народа боярыня навеки осталась с ореолом мученицы. Несмотря на то, что царь Алексей Михайлович, боясь, чтобы этого не произошло, приказал уморить ее и сестру голодом в боровской яме и тайком, без отпевания, зарыть внутри острога. И после смерти своей "поединщицы", царь с прозвищем Тишайший, приказал как можно дольше скрывать факт смерти боярыни Морозовой. Считается, Феодосия Прокопьевна почила в Бозе в ночь с 1 на 2 ноября 1675 года. Страстотерпице Морозовой шел 44-й год.

На фото: картина В. И. Сурикова "Боярыня Морозова"

nasledie.pravda.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о