История антанты: Почему Россия, Англия и Франция объединились в военный блок?

Содержание

Русский трофей – Огонек № 51 (5497) от 25.12.2017

Революционный 1917-й в истории России завершился перемирием с Германией. Позже оно отлилось в печально известный Брестский мир: бывшая империя потеряла гигантские территории, а большевики сохранили власть. Малоизвестна другая сенсация конца 1917-го: Антанта приняла решение о «дружеской интервенции» в Россию, это привело к новой войне, на сей раз Гражданской, дикому ожесточению и почти вековому противостоянию с миром

Александр Сабов

Брестскому миру — сепаратному замирению Советской России с кайзеровской Германией — полный век: переговоры начались 22 декабря 1917-го (по новому стилю) и закончились 3 марта 1918-го. Но вот дата, о которой вспоминают гораздо реже: примиренческие контакты с немцами едва начались, а 23 декабря, буквально назавтра, в Париже завершила работу конференция ведущих стран Антанты. Ее итог — «Англо-французская конвенция от 23 декабря 1917 года, определяющая французские и английские зоны действия».

Речь, как и на переговорах в Брест-Литовске, которым предстояло длиться еще 58 дней, о разделе России. Разница в одном: в Париже зоны вторжения и влияния распределили втайне от нее. Мотивировалось англо-французское соглашение злобой дня — необходимостью «противостоять экспансии центральных держав» (то есть австро-германской коалиции) до выяснения позиции по этому вопросу пришедших к власти большевиков.

Для Антанты было жизненно важно сохранить в любом виде «русский фронт» в борьбе с Германией. Для Германии было столь же необходимо этот фронт ликвидировать. Каждый из противоборствующих лагерей опасался, что противник усилится за счет российских ресурсов, территории и населения. Русские, однако, к 1917-му уж очень навоевались (армия потеряла половину боевого состава — 1,7 млн убитых, 3,7 млн раненых, 3,3 млн в плену). Но это в большой игре ничего не значило: ослабленная революцией Россия сама превратилась в тот самый Восточный фронт, который она раньше держала.

Два клина

Немецкий клин двинулся первым. Ухватившись за сепаратный мир в 1917-м как за спасательный круг, Германия даже приняла ленинскую формулу «без аннексий и контрибуций», истолковав ее в своих интересах: если какие-то части бывшей Российской империи провозгласят независимость и попросят Германию стать гарантом суверенитета, всегда пожалуйста!

По такой схеме разворачивалась немецкая интервенция в Прибалтику: первыми под защитой кайзеровских штыков объявили о создании Соединенного Балтийского герцогства (территория Латвии и Эстонии) остзейские немцы, составлявшие в новообразовании 10 процентов населения. За этим последовали опыты с Украиной, еще более масштабные. Помимо этого, на руинах Российской империи Германия намеревалась прирасти еще Финляндией и Польшей. Претензии обосновывались стратегическим положением: в ходе войны значительная часть этих территорий и так оказалась под ее сапогом. Кайзер Вильгельм II намечал преобразовать «русский трофей» в четыре протектората: Центральную Россию, Украину, Юго-Восточную Лигу (между Украиной и Каспием) и Сибирь.

У составителей парижской конвенции и стратегов Антанты, разрабатывавших свой «клин», подход был не менее размашистый: Англии отводили Дон и Кубань, весь Кавказ, Армению, Грузию и Курдистан. Франция приглядела Украину, Бессарабию, Крым (на него глаз положила еще и Италия, но ее в Париж не позвали). Позже дополнительными соглашениями английская зона расширилась на Среднюю Азию, север России (от Мурманска до Урала) и Прибалтику; французская — на Польшу. А США и Японию (тоже членов Антанты) обязали договориться о разделе Сибири и Дальнего Востока.

Впечатляет простое сопоставление этих планов: враги, друг с другом воевать еще не перестали, а мыслят-то одинаково! Первым делом — отсечь «национальные окраины», а затем и саму Россию раздробить на куски.

Борьба за неубитого медведя

Сколько штыков выставили страны Антанты для защиты своих интересов в России? Имеет смысл подсчитать и сопоставить с другими цифрами. Итак.

На севере России, по данным британского генштаба, в декабре 1918-го было 23 516 иностранных солдат и 7156 белогвардейцев. Спустя полгода их общая численность достигла 53 тысяч (расклад — почти пополам). Максимальное число интервентов приближалось к 44 тысячам. (Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918-1920. М., 1993).

В Сибири и на Дальнем Востоке в 1920-м насчитывалось 175 тысяч японцев, 55 тысяч чехо-словаков, 20 тысяч американцев, 6 тысяч китайцев, 4 тысячи канадцев, 1600 англичан, 1500 итальянцев, 1100 французов, 12 тысяч поляков, румын и сербов (

Крушанов А.И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке. 1918-1920 гг. Владивосток, 1984).

На юге России Антанта сосредоточила около 50 тысяч собственных войск. В одной Одессе скопилось 12 тысяч французских солдат и столько же греческих, 2 тысячи сербов, 4 тысячи польских легионеров (Рабинович С.Е. История Гражданской войны. М.: Соцэкгиз, 1935).

Для сравнения: численность всех белых армий никогда не выходила за черту в 300 тысяч. Понятно, что и за красных бились не только «свои» (см. публикацию о красных интернационалистах в «Огоньке» N 50 за 2017 год). Отсюда вопрос: что же это была за война такая, в которой каждая сторона ставила на своих интервентов?

Советская историография интервенцию Антанты высмеивала, все больше упирая на триумфальное шествие по стране советской власти. А зря: интервенция свою задачу выполнила как минимум наполовину. Когда триумфальное шествие в 1918-м захлебнулось и под властью Москвы к началу 1919-го осталась всего 1/16 территории имперской России, вокруг «советского островка» начал складываться усилиями разномастных и часто разнонаправленных интервентов целый пояс государств-лимитрофов, а до заветной цели — раздела «русского трофея» — оставалось, казалось, рукой подать.

«Контрреволюционное бродило»

Протоколы заседаний Военного кабинета Великобритании в конце 1917-го изобилуют решениями такого рода: поддержать любой ответственный орган власти в России, любые местные правительства и армии, готовые помочь делу союзных держав и выступить против «максималистов» (большевиков). Что поражает: тактика эта взята на вооружение до создания хоть каких-то юридических рамок вмешательства — ни Парижская конвенция еще не подписана, ни Брестские переговоры о мире еще не начались. Тем не менее протоколом от 14 декабря 1917-го уже зафиксировано решение отправить генералу Каледину 10 млн фунтов для создания армии в 2 млн штыков. А уже известная нам англо-французская конвенция о «зонах действия» в России от 23 декабря сопровождалась чеком на 100 млн франков генералам Алексееву и Корнилову для создания Добровольческой армии.

Каледину, впрочем, чек не помог: хотя сепаратистская Центральная рада Украины отдала ему пол-Донбасса, в боях с революционными частями Советской Украины (столица — в Харькове) он потерпел поражение и 29 января 1918-го, собрав свое правительство, сообщил: для защиты области Войска Донского осталось 147 штыков. «Положение безнадежно. Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв. ..» В тот же день генерал свел счеты с жизнью.

Впоследствии Деникин объяснил эту трагедию емкой формулой: «Донская армия представляла собой нечто вроде иностранной союзной». В самом деле, отношения Добровольческой армии — «офицерской» — с казаками Каледина не складывались, отсюда решение Корнилова повести ее в поход с Дона на Кубань за пополнением. И тогда впервые в военной истории России был отдан приказ по армии: «Пленных не брать!» (мотивировка — в ответ на жестокость красных, хотя жестокость уже была обоюдной). Кубанский поход Белой армии, однако, тоже закончился провалом, пополнение было мизерным: в феврале с Дона на Кубань вышли 4 тысячи бойцов, в апреле вернулись 5 тысяч, похоронили в боях 400, в том числе своего первого вождя.

Для Антанты было крайне важно сохранить «русский фронт» в борьбе с Германией. Для Германии — этот фронт ликвидировать. Оба лагеря опасались, что противник усилится за счет российских ресурсов, территории, населения

Подытожим. К концу зимы 1918-го более или менее регулярные части «демократической контрреволюции», сходится большинство историков, насчитывали всего до тысячи офицеров и 5-7 тысяч казаков и солдат, четверть из которых от ран еще не оправилась.

Плюс примерно 15 тысяч офицеров состояли в подполье (Из истории ВЧК 1917-1921 гг. Сб. документов. М., 1958). Вот и все «контрреволюционное бродило» России на тот период (термин того же сборника). Ему просто не под силу было разжечь полномасштабную гражданскую войну. Но тем не менее уже к лету 1918-го она встала в полный рост. Как это могло случиться?

У историков есть версия: триггером стал Троцкий. Хлопнув дверью на Брестских переговорах («Ни мира, ни войны!»), он спровоцировал не перманентную революцию, а «Фаустшлаг» («Удар кулаком») австро-германских армий от Черного до Балтийского морей, завершившийся позорным Брестским миром. И эскалацию действий Антанты по организации «дружественной интервенции» — как реакцию на него.

Антанта все это время мучительно выбирала. Пока война России с Германией формально продолжалась, повод для интервенции найти было легко, но выглядела бы она как-то дико: за что, в самом деле, воевать против большевиков — за перемирие? Кроме того, это могло и вовсе лишить Антанту «русских трофеев». Поэтому обдумывались самые невероятные варианты, чтобы заставить русских сражаться самих.

Ну, например: заслать Керенского в Маньчжурию, создать там правительство в изгнании и от его имени пригласить союзников вмешаться в русские дела. Но что за диктатор из оратора? Вместо Керенского в Сибирь отправили Колчака, человека военного. Когда он повел в поход свою Белую армию, генерал Альфред Нокс, глава британской миссии на востоке России, объявил адмиралу, что все страны Антанты признали его Верховным правителем России. Но только де-факто — признания де-юре Колчак не получил бы, даже если бы перевалил через Урал. Причина: от него так и не добились внятного ответа, «отпустит» он Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину согласно решениям Парижской конвенции или оставит их судьбу «на усмотрение Учредительного собрания».

Более того. Выходило по всем статьям, что наилучшим вариантом для интервенции было бы приглашение от действующей центральной власти, то бишь большевиков. И, самое поразительное, определенные шаги для этого предпринимались.

Просто ошеломляет документ, который в свое время обнаружил в Public Record Office (Государственном архиве Великобритании) и предал гласности историк Федор Волков. Это докладная записка генерала Дж. Смэтса от 11 мая 1918 года, которая в протоколах Военного кабинета Англии значится под N 409А. Генерал докладывает кабинету, «как трудно и почти невозможно для господина Троцкого добиться союзной интервенции в России, как бы сильно он этого ни хотел, до того как союзные вооруженные силы прибудут на место, чтобы защитить его…». Далее следует рекомендация осторожнее обсуждать с господином Троцким идею «приглашения на осуществление интервенции» и «не ожидать формального приглашения, которое нельзя получить от большевистского правительства в его нынешнем беспомощном положении». А также совет — оповестить о положении дел союзные правительства США и Японии.

Вопрос тут принципиальный: уж не об очередных ли секретных протоколах тут речь — на сей раз к проекту перманентной революции Льва Давидовича?

Мурманский гамбит

Начнем со свидетельства самого Троцкого. «Я (Троцкий) высказался за принятие предложения (Антанты), разумеется, при условии полной независимости нашей внешней политики. Бухарин настаивал на недопустимости входить в какие бы то ни было соглашения с империалистами. Ленин поддержал меня со всей решительностью: «Уполномочить товарища Троцкого принять помощь разбойников французского капитала против немецких разбойников»» (Троцкий Л.Д. Моя жизнь: опыт автобиографии. М., 1991).

Логика этих суждений ясна. Да, в первое время — 1917-1918-й — правительство большевиков, чтобы выжить, соглашалось на все. Готово было признать независимость Финляндии, Польши и Украины. Удостоверяло царские долги. Амнистировало противников режима. Ленин колебался: звать — не звать? В конце концов склонился звать, но только под гарантии признания советской власти. Запад отмолчался, но к весне 1918-го, когда Германия уже впилась зубами в русский пирог, у Антанты иных способов добыть «русский трофей», кроме интервенции (и уже не важно — по приглашению или без), не осталось.

Через три дня после подписания «похабного мира» (так Брестский мир назвал Ленин) на рейде Мурманска нарисовался английский броненосец «Глори» и запросил у местного Совдепа разрешения высадить на берег 170 пехотинцев при 4 орудиях. Предлог: взять под защиту важнейший незамерзающий порт, которому угрожала из Финляндии 20-тысячная немецкая армия. Зампредседателя Совета Алексей Юрьев послал в Совнарком запрос: «В каких формах может быть приемлема помощь живой и материальной силой от дружественных нам держав?» При этом добавил: речь не только об английских солдатах, но и о 2 тысячах чехов, поляков и сербов, прибывших по Мурманской железной дороге для переправки на Западный фронт. Троцкий ответил: «Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий».

Следующие десанты не заставили себя ждать: английский крейсер «Кокрейн», французский «Адмирал Об», американский «Олимпия». Юрьев заключил с гостями соглашение, по которому «высшее командование всеми вооруженными силами района принадлежит под верховенством Совдепа Мурманскому военному совету из 3 лиц — одного от советской власти и по одному от англичан и французов». Вскоре это «словесное соглашение», придавшее легитимность «интервенции по приглашению», превратилось во «Временное соглашение» с интервентами, которое подлежало утверждению на самом верху.

Но этого не случилось — словно опомнившись, революционные вожди круто изменили курс. Последняя телеграмма Ленина Юрьеву, уже председателю Мурманского краевого совета, гласила: «Если Вам до сих пор не угодно понять советской политики, равно враждебной и англичанам и немцам, пеняйте на себя…» А 2 июля 1918-го «Известия ВЦИК» напечатали сообщение: «Председатель Мурманского Совдепа Юрьев, перешедший на сторону англо-французских империалистов и участвующий во враждебных действиях против Советской Республики, объявляется врагом народа и становится вне закона. Подписи: Ленин, Троцкий».

Чаплин-Томсон и барон Архангельский

Интервенцию эта перемена, впрочем, не остановила: летом 18-го в Мурманске уже около 10 тысяч иностранных солдат, у них свой бронепоезд. Вместе с чехами, поляками, сербами, вроде бы направленными на Западный фронт, эта армия идет на Кемь, Онегу и 2 августа подходит к Архангельску. Ее ждали: за четыре часа до этого советская власть в Архангельске свергнута капитаном I ранга Георгием Чаплиным.

В мемуарах «Два переворота на Севере» он так поведал о своей карьере после революции: «Обратился с ходатайством к английскому и американскому правительствам о принятии… на службу в их флоте для участия в дальнейшей борьбе против немцев… Надо отдать должное англичанам. С того дня, как было решено вместе работать, ни в чем отказа не получали».

Но «вместе работать» пришлось не против немцев. «Союзники» поручили капитану позаботиться об их «приглашении» в Россию и собрать северную Белую армию. После чего капитан Чаплин сделался капитаном Томсоном и начальником английской военной миссии в Вологде, куда после эсеровского мятежа в июле сбежал из Петербурга весь союзный дипкорпус. Правда, выявились разногласия: за Чаплина стояли прагматики-англосаксы, а французский посол Жозеф Нуланс требовал «демократическое правительство». Но когда сформированное из эсеров Верховное управление Северной области возглавил «дедушка русской революции» Николай Чайковский, отказавшийся подписать приглашение к интервенции (мол, «перед историей стыдно»), Чаплин-Томсон устроил второй переворот.

Славяно-Британский легион из поморов-добровольцев на севере набирали с трудом. Волостные советы отвечали: «Добровольцев нет ввиду начавшегося лова сельди»

Впрочем, страсти были излишни: анклав на Севере был создан. А под рукой его подлинного правителя, английского бригадного генерала Айронсайда, были приличные силы: 29 тысяч англичан, 6 тысяч американцев. А еще французский колониальный батальон (натасканный, правда, для боев в тропиках). Польский легион графа Довойно-Сологуба (с медведицей, приученной стоять в солдатском строю, но без фуражки). Китайский легион (правда, только с лопатами). И вишенка на торте — Славяно-Британский легион из поморов-добровольцев, хотя как их туда набрали, бог весть — не секрет, что почти все волостные советы Северной области отвечали на призывы Чаплина одинаковыми телефонограммами: «Добровольцев нет ввиду начавшегося лова сельди».

По возвращении генерала Айронсайда возвели в пэры Англии и дали титул барона Архангельского. За что — неясно. Да, он помог создать Белую армию Северной области и вместе со своим войском повел ее на Москву, но дальше Котласа не довел: красные уже держали удар. Очевидное достижение одно: под науськивания интервентов и на их штыках выросла Гражданская война на Русском Севере, зажив потом «своей жизнью» — ожесточенной и кровавой.

Страшное свидетельство оставил военный прокурор Северной области С. Добровольский: «На Печоре население, занимающееся охотничьим промыслом, ставило силки для ловли красных. Один знакомый путейский инженер, узнав от одного из таких «охотников за черепами», что им единолично было поймано и истреблено 60 красных, пришел в ужас… Оказалось, у этого крестьянина все близкие были убиты красным отрядом Мандельбаума, а сам он совершенно случайно спасся, подвергнувшись страшным пыткам…»


Под занавес — откровенное высказывание сэра Уинстона Черчилля: «Было бы ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских,— подводил итоги 1919-го тогдашний военный министр Британии. — Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело. Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые армии будут уничтожены, а большевики установят господство на всем протяжении Российской империи».

Очень похоже, что история интервенции Антанты в Россию хранит в себе ничуть не меньше тайн, чем большевистский переворот, организованный, как нам объясняют весь юбилейный год, на деньги кайзера. Как знать, а вдруг к следующему круглому юбилею выяснится, что спонсоров у масштабных проектов по переустройству России в начале XX века было значительно больше?

Открывающиеся спустя сто лет после революционных событий обстоятельства подводят к неожиданному и весьма трагичному выводу: Гражданская война пришла в Россию как «второй эшелон» интервенции, да и вообще вопрос: дошла бы страна до такой степени внутреннего ожесточения без вторжения «дружеских» и «вражеских» империалистов?

85 лет назад Латвия, Литва и Эстония создали «Балтийскую Антанту»

12 сентября 1934 года был создан военно-политический блок «Балтийская Антанта» — именно тогда в Женеве Литва, Латвия и Эстония заключили пакт о сотрудничестве. Причем Литва преследовала сугубо прагматичные цели — восстановить суверенитет над Вильно, который к тому моменту заняла Польша. Поначалу СССР относился к этому благосклонно, но ситуация изменилась, когда к блоку захотели подключить Финляндию.

В июне 1940 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотова направил телеграмму советским постпредам в Латвии, Литве, Эстонии и Финляндии. В ней он обратил внимание на то, что после заключенных с СССР пактов со странами Балтии военно-политический блок Латвии, Литвы и Эстонии, существовавший с 1934 года, «не только не ликвидировался, но и усилил враждебную деятельность» по отношению к Советскому Союзу.

«Вообще, начиная с декабря 1939 года, «Балтийская Антанта» развила исключительную, никогда в прошлом не наблюдавшуюся активность, причем во всех возможных направлениях — военном, политическом, экономическом, культурном, печати, туризма и пр. Все эти мероприятия, как в крупных, так и второстепенных областях, носили и носят на деле антисоветский характер», — писал Молотов уже после того, как в странах Балтии появились советские военные.

Поначалу «Балтийская Антанта», основанная 12 сентября 1934 году Латвией, Литвой и Эстонией для совместной обороны, не слишком волновал СССР, хотя и вызвал «настороженное отношение советских дипломатов, с неудовольствием констатировавших самостоятельность прибалтийских правительств»,

писал в 1999 году журнал «Отечественная история».

В действиях «Балтийской Антанты», действительно, были «настораживающие моменты», указывал впоследствии российский дипломат Евгений Примаков. «Балтийская Антанта» могла быть использована Западом, прежде всего, Германией, против Советского Союза — именно этого в предвоенные годы опасались в Москве.

В советской печати даже в эпоху гласности о «Балтийской Антанте» говорили в стиле пропагандистских клише. Журнал «Коммунист» писал в 1988 году, что блок прибалтийских государств определял свое существование «узкими классовыми интересами и недальновидностью».

Однако первоначально этот союз не проявлял враждебности по отношению к СССР.

Интересы входящих в него государств были сугубо прагматическими. Главный был у Литвы, которая была заинтересована в скорейшем возвращении Виленского края с городом Вильно (Вильнюс). Суверенитет над краем признавался СССР, однако в результате военных действий тогдашней Польши он был захвачен ей.

«Литва пыталась искать варианты отношений с третьими силами, и потому в межвоенный период у Каунаса, тогдашней временной столицы, были неплохие отношения с Москвой», — рассказывал «Газете.Ru» историк Владимир Симиндей, руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память».

Аналогичные проблемы были у Литвы и с Германией из-за принадлежности Клайпеды. Но одним из главных опасений стран Балтии было возможное сближение Польши и Германии, которое на тот момент казалось вполне возможным.

Создание блока было продиктовано суровой геополитикой и давало возможность трем государствам действовать на международной арене единым фронтом.

При этом у руководства все трех стран стояли отнюдь не демократические силы, а авторитарные правители.

«Не стоит забывать, что в Латвии и Эстонии с 1934 года были авторитарные националистические диктатуры, а в Литве — еще раньше, с 1926 года. Поэтому там подавлялись национальные меньшинства, свертывалась система образования, выдавливались их представители из госуправления, эстонизировались и летонизировались фамилии. Эти «прелести» касались всех — русских, евреев и даже немцев», — говорил «Газете.Ru» Симиндей.

Однако понимая, что объединение не несет СССР угроз, советское правительство не слишком обращало внимание на военный блок балтийских стран. Интерес к деятельности своеобразной «Антанты» появился, лишь когда ее руководство стало настойчиво приглашать вступить в него Финляндию: «Особенно нежелательно было бы присоединение Финляндии», — писал в ноябре 1934 года тогдашний заместитель наркома иностранных дел СССР Борис Стомоняков.

Зная, что финская армия представляет серьезную угрозу, в СССР открыто не желали присоединения этой страны к тройственному пакту. При этом тогдашний глава МИД Латвии Вильгельм Мунтерс заявлял, что никаких военных планов у «Балтийской Антанты» в отношении СССР не было.

Однако в СССР всерьез стали беспокоиться об этом после того, как Москва фактически заставила Латвию, Литву и Эстонию подписать пакты о ненападении с Советским Союзом. Они впоследствии стали трамплином для инкорпорации этих государств в состав СССР. После того как Москва в 1940 году сместила правительства трех стран и установила там просоветский режим, договор о «Балтийской Антанте» был денонсирован.

Правда, справедливости ради стоит отметить, что все три страны Балтии ранее подписали договоры с нацистской Германией. Это произошло 7 июня 1939 года в Берлине представителями Латвии и Эстонии, которые «формально сохраняли абсолютный нейтралитет, а по факту становились зависимыми от Германии», говорил историк Владимир Симиндей.

После победы над нацисткой Германией все три государства оставались на долгие годы членами СССР, хотя Литва смогла получить свои территории назад, а Латвия сохранила Клайпеу.

Сегодня согласно недавнему опросу «Левада-Центра» российское общество расколото относительно тогдашних событий. По данным опроса, 34% россиян заявили, что включение стран Балтии (Литвы, Латвии, Эстонии) в состав Советского Союза в 1940 году было результатом добровольного волеизъявления народов этих стран.

Тем не менее 30% заявили, что это было сделано под давлением со стороны СССР, тогда как 10% сказали, что считают это следствием тайной договоренности между Иосифом Сталиным и Адольфом Гитлером.

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Глава 8

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Глава 8

 

М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1946. – 352 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

ГЛАВА VIII

ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

(1918–1920 годы)

 

1. Начало иностранной военной интервенции.

Первый период гражданской войны

 

Заключение брестского мира и упрочение Советской власти в результате ряда ее революционно-экономических мероприятий в момент, когда война на Западе была еще в полном разгаре, – вызвали величайшую тревогу среди империалистов Запада, особенно же среди империалистов Антанты.

Империалисты Антанты опасались, что заключение мира между Германией и Россией может облегчить военное положение Германии и соответственно затруднить положение войск Антанты на фронте. Они опасались, далее, что установление мира между Россией и Германией может усилить тягу к миру во всех странах, на всех фронтах и тем подорвать дело войны, дело империалистов. Они опасались; наконец, что существование Советской власти на территории громадной страны и ее успехи в стране, последовавшие после свержения там власти буржуазии, могут послужить заразительным примером для рабочих и солдат Запада. охваченных глубоким недовольством затянувшейся войной и могущих – по примеру русских – повернуть штыки против двоих господ и угнетателей. Ввиду этого правительства Антанты решили начать военную интервенцию (вмешательство) в России с тем, чтобы свергнуть Советскую власть и поставить буржуазную власть, которая восстановила бы в стране буржуазные порядки, отменила бы мирный договор с немцами и воссоздала бы военный фронт против Германии и Австрии.

Империалисты Антанты тем охотнее шли на это черное дело, что они были убеждены в непрочности Советской власти и не сомневались в неизбежности ее скорого падения при известных усилиях со стороны ее врагов. [c.215]

Еще больше тревоги внесли успехи Советской власти и ее упрочение в ряды свергнутых классов – помещиков и капиталистов, в ряды разбитых партии – кадетов, меньшевиков, эсеров, анархистов, всякого рода буржуазных националистов, в ряды белогвардейских генералов, казачьего офицерства и т.п.

Все эти враждебные элементы с первых же дней победы Октябрьской революции со всех крыш кричали, что Советская власть не имеет почвы в России, что она обречена, что она обязательно погибнет через одну или две недели, через месяц или, самое большее – через два-три месяца. Но так как Советская власть продолжала существовать и укрепляться, несмотря на заклинания ее врагов, то враги Советской власти внутри России оказались вынужденными признать, что Советская власть много сильнее, чем они думали раньше, что для свержения Советской власти необходимы серьезные усилия и ожесточенная борьба всех сил контрреволюции. Поэтому они решили повести широкую контрреволюционно-мятежную работу по собиранию сил контрреволюции, по сколачиванию военных кадров, по организации мятежей, прежде всего, в казачьих и кулацких районах.

Таким образом, уже в первой половине 1918 года сложились две определенные силы, готовые пойти на свержение Советской власти: иностранные империалисты Антанты и контрреволюция внутри России.

Ни одна из этих сил не обладала достаточными данными для того, чтобы самостоятельно пойти на свержение Советской власти. У контрреволюции в России были некоторые военные кадры, а также некоторое количество людских сил, главным образом, в лице казачьих верхов и кулачества, необходимые для того, чтобы поднять восстание против Советской власти. Но у нее не было денег и вооружения. У иностранных империалистов, наоборот, были деньги и вооружение, но они не могли “отпустить” на интервенцию достаточного количества воинских сил не только потому, что эти силы нужны были для войны с Германией и Австрией, но и потому, что они могли оказаться не вполне надежными для борьбы с Советской властью.

Условия борьбы с Советской властью диктовали объединение обеих антисоветских сил, иностранной и внутренней. И это объединение сложилось в первой половине 1918 года.

Так сложилась иностранная военная интервенция против Советской власти, поддержанная контрреволюционными мятежами врагов Советской власти внутри России.

Так кончилась передышка и началась гражданская война в России, то есть война рабочих и крестьян [c.216] народов России против внешних и внутренних врагов Советской власти.

Империалисты Англии, Франции, Японии, Америки начали военную интервенцию без объявления войны, хотя интервенция была войной против России, причем войной худшего типа. Тайно, воровским образом, подкрались эти “цивилизованные” разбойники и высадили свои войска на территорию России.

Англо-французы высадили войска на севере России, заняли Архангельск и Мурманск, поддержали там белогвардейский мятеж, свергли власть Советов и создали белогвардейское “правительство севера России”.

Японцы высадили войска во Владивостоке, захватили Приморье, разогнали Советы и поддержали белогвардейских мятежников, восстановивших потом буржуазные порядки.

На Северном Кавказе генералы Корнилов, Алексеев, Деникин при поддержке англо-французов организовали белогвардейскую “добровольческую армию”, подняли мятеж казачьих верхов и открыли поход против Советов.

На Дону генералы Краснов и Мамонтов при тайной поддержке немецких империалистов (открыто поддержать их не решались немцы, ввиду существования мирного договора с Россией) подняли мятеж донских казаков, заняли Донскую область и открыли поход против Советов.

На Средней Волге и в Сибири происками англо-французов был организован мятеж чехословацкого корпуса. Этому корпусу, состоявшему из военнопленных, было разрешено Советским правительством выехать к себе на родину через Сибирь и Дальний Восток. Но он был использован по пути эсерами и англо-французами для мятежа против Советской власти. Мятеж корпуса послужил сигналом к мятежу кулачества на Волге и в Сибири и эсеровски настроенных рабочих на Боткинском и Ижевском заводах. На Волге было создано Самарское белогвардейско-эсеровское правительство. В Омске – Сибирское белогвардейское правительство.

Германия не участвовала и не могла участвовать в этой интервенции блока англо-франко-японо-американцев хотя бы потому, что она находилась в состоянии войны с этим блоком. Но, несмотря на это обстоятельство, и на существование мирного договора между Россией и Германией, никто из большевиков не сомневался в том, что германское правительство кайзера Вильгельма является таким же лютым врагом Советской страны, как и англо-франко-японо-американские интервенты. И действительно, германские империалисты делали все возможное и невозможное для того, чтобы изолировать, ослабить и погубить Советскую страну. Они оторвали от Советской России, правда, по “договору” [c.217] с Украинской Радой, – Украину, ввели на Украину по просьбе белогвардейской Украинской Рады свои войска и стали бесчеловечно грабить и угнетать украинский народ, запрещая ему поддерживать какую бы то ни было связь с Советской Россией. Они оторвали от Советской России Закавказье, ввели туда по просьбе грузинских и азербайджанских националистов немецкие и турецкие войска и стали хозяйничать в Тифлисе и Баку. Они всячески поддерживали, правда, исподтишка – вооружением и провиантом мятежного генерала на Дону – Краснова против Советской власти.

Таким образом, Советская Россия оказалась отрезанной от своих основных продовольственных, сырьевых и топливных районов.

Тяжело было в этот период в Советской России. Не хватало хлеба. Не хватало мяса. Голод терзал рабочих. Рабочим Москвы и Петрограда выдавалось по осьмушке хлеба на два дня. Бывали дни, когда вовсе не выдавали хлеба. Заводы не работали, или почти не работали: не хватало сырья, топлива. Но рабочий класс не унывал. Не унывала партия большевиков. Неимоверные трудности этого периода и отчаянная борьба с ними показали, какая неисчерпаемая энергия таится в рабочем классе и до чего велика, неизмерима сила авторитета большевистской партии.

Партия объявила страну военным лагерем и перестроила ее хозяйственную и культурно-политическую жизнь на военный лад. Советское правительство объявило, что “социалистическое отечество – в опасности” и призвало народ к отпору. Ленин дал лозунг – “все для фронта”, и сотни тысяч рабочих и крестьян пошли добровольцами в Красную армию, на фронт. Около половины всего состава партии и комсомола пошло на фронт. Партия подняла народ на отечественную войну против нашествия войск иностранной интервенции, против мятежей свергнутых революцией эксплуататорских классов. Организованный Лениным Совет рабочей и крестьянской обороны руководил делом снабжения фронта людьми, продовольствием, обмундированием, вооружением. Переход от добровольческого принципа к обязательной воинской повинности привлек в Красную армию сотни тысяч новых пополнений, и в короткий срок Красная армия стала миллионной.

Несмотря на тяжелое положение страны и молодость Красной армии, не успевшей еще окрепнуть, в результате принятых мер обороны первые успехи были уже налицо. Генерал Краснов был оттеснен от Царицына, захват которого он считал обеспеченным, и отброшен за Дон. Действия генерала Деникина были локализованы в небольшом районе Северного Кавказа, а генерал Корнилов был убит в боях с Красной армией. Чехословаки и эсеро-белогвардейские банды [c.212] были изгнаны из Казани, Симбирска, Самары и оттеснены к Уралу. Мятеж белогвардейца Савинкова в Ярославле, организованный главою английской миссии в Москве Локкартом, был разгромлен, а Локкарт арестован. Эсеры, убившие т.т. Урицкого и Володарского и произведшие злодейское покушение на жизнь Ленина, за белый террор против большевиков были подвергнуты красному террору и разгромлены во всех сколько-нибудь значительных пунктах центральной России.

В боях с врагами закалялась и мужала молодая Красная армия.

Коммунисты-комиссары, работавшие тогда в Красной армии, сыграли решающую роль в деле укрепления армии, в деле ее политического просвещения, в деле усиления ее боеспособности, ее дисциплины.

Большевистская партия понимала, что эти успехи Красной армии не решают дела и являются лишь первыми ее успехами. Она понимала, что предстоят новые бои, еще более серьезные, что страна может вернуть себе потерянные продовольственные, сырьевые и топливные районы лишь в результате длительных и серьезных боев с врагами. Поэтому большевики стали усиленно готовиться к длительной войне, решив поставить весь тыл на службу фронту. Советское правительство ввело военный коммунизм. Советская власть поставила под свой контроль кроме крупной промышленности – среднюю и мелкую промышленность, чтобы накопить товары массового потребления и снабжать ими армию и деревню. Она ввела монополию хлебной торговли, запретила частную торговлю хлебом и установила продразверстку, чтобы взять на учет все излишки продовольствия у крестьян, накопить запасы хлеба и снабжать продовольствием армию, рабочих. Наконец, она ввела всеобщую трудовую повинность для всех классов. Привлекая буржуазию к обязательному физическому труду и освобождая, таким образом, рабочих для другой, более важной для фронта, работы, партия осуществляла принцип: “кто не работает, тот не ест”.

Вся эта система мероприятий, вызванных исключительно трудными условиями обороны страны и имевших временный характер, называлась военным коммунизмом.

Страна готовилась к длительной и серьезной гражданской войне с внешними и внутренними врагами Советской власти. Она должна была утроить численность армии к концу 1918 года. Она должна была накопить средства снабжения этой армии.

Ленин указывал в эти дни:

“Мы решили иметь армию в 1.000.000 человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. Мы можем ее иметь. И мы будем ее иметь”. [c.219]

 

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии.

Образование III Интернационала. VIII съезд партии

 

В то время как Советская страна готовилась к новым боям против иностранной интервенции, на Западе, в тылу и на фронтах воюющих стран происходили решающие события. Германия и Австрия задыхались в тисках войны и продовольственного кризиса. В то время как Англия, Франция и Северная Америка разворачивали все новые и новые резервы, у Германии и Австрии иссякали последние скудные резервы. Дело шло к тому, что истощенные до последней степени Германия и Австрия должны были в ближайшее время потерпеть поражение.

Вместе с тем внутри Германии и Австрии кипело возмущение народа против нескончаемой и губительной войны, против империалистических правительств этих стран, доведших народ до истощения, до голода. Сказалось здесь также громадное революционное влияние Октябрьской революции, братание советских солдат с австро-германскими солдатами на фронте еще до брестского мира и, затем, влияние самого прекращения войны с Советской Россией и заключения мира с ней. Пример России, где народ добился прекращения ненавистной войны путем свержения своего империалистического правительства, не мог не послужить уроком для австро-германских рабочих. А германские солдаты, стоявшие на восточном фронте и переведенные потом, после брестского мира, на западный фронт, не могли не разложить там германскую армию своими рассказами о братании с советскими солдатами и о том, как советские солдаты избавились от войны. Что касается австрийской армии, то она стала разлагаться еще раньше в силу тех же причин.

В результате всех этих обстоятельств в германских войсках усилилась тяга к миру, не стало у них прежней боеспособности, и они стали отступать под натиском войск Антанты, а в самой Германии разразилась в ноябре 1918 года революция, свергшая Вильгельма и его правительство.

Германия оказалась вынужденной признать себя побежденной и запросила мира у Антанты.

Так Германия, держава перворазрядная, одним ударом была низвергнута в положение державы второразрядной.

С точки зрения положения Советской власти это обстоятельство имело некоторое отрицательное значение, так как оно превращало государства Антанты, организовавшие интервенцию против Советской власти, в господствующую силу Европы и Азии, давало им возможность усилить интервенцию и организовать блокаду Советской страны, потуже затянув петлю вокруг Советской власти. Это так именно и случилось, как увидим дальше. Но, с другой стороны, оно имело [c. 220] еще более серьезное положительное значение, в корне облегчавшее положение Советской страны. Во-первых, Советская власть получала возможность аннулировать грабительский брестский мир, прекратить платежи по контрибуции и повести открытую борьбу, военную и политическую, за освобождение Эстонии, Латвии, Белоруссии, Литвы, Украины, Закавказья от гнета германского империализма. Во-вторых, – и это главное – существование в центре Европы, в Германии, республиканского режима и Советов рабочих и солдатских депутатов должно было революционизировать и действительно революционизировало страны Европы, что не могло не укрепить положения Советской власти в России. Правда, революция в Германии была буржуазная, а не социалистическая, а Советы являлись послушным орудием буржуазного парламента, ибо в Советах господствовали социал-демократы, соглашатели вроде русских меньшевиков, чем, собственно, и объясняется ее слабость. До чего слаба была там революция, видно, хотя бы из того, что она допустила безнаказанное убийство немецкими белогвардейцами таких видных революционеров, как Р. Люксембург и К. Либкнехт. Но все же это была революция, Вильгельм был свергнут, рабочие вырвались из цепей, и уже это одно не могло не развязать революцию на Западе не могло не вызвать подъема революции в европейских странах.

В Европе начался революционный подъем. В Австрии развертывалось революционное движение. В Венгрии возникла Советская республика. На базе революционной волны вышли на поверхность коммунистические партии Европы.

Создалась реальная почва для объединения компартий в III, Коммунистический Интернационал.

В марте 1919 года в Москве на I конгрессе коммунистических партии разных стран по инициативе Ленина и большевиков был основан Коммунистический Интернационал. Хотя блокада и преследования империалистов помешали многим делегатам прибыть в Москву, тем не менее на I конгрессе присутствовали делегаты от важнейших стран Европы и Америки. Руководил конгрессом Ленин.

В докладе о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата Ленин показал значение Советской власти, как подлинной демократии для трудящихся. Конгресс принял Манифест к международному пролетариату, в котором призывал к решительной борьбе за пролетарскую диктатуру, за победу Советов во всех странах.

Конгресс образовал Исполком Коминтерна (ИККИ), исполнительный орган III-го Коммунистического Интернационала.

Так была создана международная революционная пролетарская организация нового типа – Коммунистический Интернационал, марксистско-ленинский Интернационал. [c.221]

В обстановке противоречивых обстоятельств, – в условиях усиления реакционного блока государств Антанты против Советской власти, с одной стороны, и в условиях революционного подъема в Европе, – главным образом, в странах, потерпевших военное поражение, сильно облегчившего положение Советской страны, с другой стороны, – собрался в марте 1919 года VIII съезд нашей партии.

На съезде присутствовало 301 делегат с решающим голосом, представлявших 313.766 членов партии. Делегатов с совещательным голосом было 102 человека.

Открыв съезд, Ленин первое свое слово посвятил памяти Я. М. Свердлова, одного из лучших организаторов партии большевиков, умершего накануне открытия съезда.

На съезде была принята новая программа партии. В программе дается характеристика капитализма и его высшей стадии – империализма. В программе сравниваются две системы государств – буржуазно-демократическая и советская система. В программе подробно указаны конкретные задачи партии в борьбе за социализм: доведение до конца экспроприации буржуазии, ведение хозяйства страны по единому социалистическому плану, участие профсоюзов в организации народного хозяйства, социалистическая дисциплина труда, использование специалистов в народном хозяйстве под контролем советских органов, постепенное и планомерное вовлечение среднего крестьянства в работу социалистического строительства.

Съезд принял предложение Ленина о том, чтобы наряду с определением империализма, как высшей стадии капитализма, включить в программу описание промышленного капитализма и простого товарного хозяйства, имевшееся в старой программе, принятой еще II съездом партии. Ленин считал необходимым учесть в программе сложность нашей экономики и указать на наличие в стране различных хозяйственных укладов, в том числе и мелкотоварного хозяйства, носителем которого являлся крестьянин-середняк. Поэтому при обсуждении программы Ленин решительно выступил против антибольшевистских взглядов Бухарина, который предложил исключить из программы пункты о капитализме, о мелком товарном производстве, о хозяйстве середняка. Взгляды Бухарина означали меньшевистско-троцкистское отрицание роли середняка в советском строительстве. Вместе с тем Бухарин замазывал факт возникновения и роста кулацких элементов из мелкого, товарного крестьянского хозяйства.

Ленин дал также отпор антибольшевистским взглядам Бухарина и Пятакова по национальному вопросу. Они высказывались против включения в программу пункта о праве наций на самоопределение, против равноправия наций – под тем предлогом, что этот лозунг будто бы мешает победе [c.222] пролетарской революции, мешает объединению пролетариев разных национальностей. Ленин опрокинул эти вреднейшие великодержавные, шовинистические взгляды Бухарина и Пятакова.

Серьезное место в работах VIII съезда партии занял вопрос об отношении к середняку. В результате известного декрета о земле деревня все более становилась середняцкой. Середняк составлял теперь большинство крестьянского населения. Настроения и поведение среднего крестьянства, колебавшегося между буржуазией и пролетариатом, имели громадное значение для судеб гражданской войны и социалистического строительства. Исход гражданской войны зависел во многом от того, куда колебнется середняк, какой класс сумеет привлечь к себе среднее крестьянство – пролетариат или буржуазия. Чехословакам, белогвардейцам, кулакам, эсерам, меньшевикам удалось свергнуть Советскую власть в Поволжье летом 1918 года потому, что их поддержала значительная часть среднего крестьянства. То же самое было во время мятежей, организованных кулаками в центральной России. Но с осени 1918 года в настроении массы среднего крестьянства наступил поворот в сторону Советской власти. Крестьянство увидело, что победа белых ведет за собой восстановление власти помещиков, отобрание земли у крестьян, грабежи, порку и истязание крестьян. Перемене в настроении крестьянства способствовала также деятельность комитетов бедноты, разгромивших кулаков. В связи с этим в ноябре 1918 г. Ленин дал лозунг:

“Уметь достигать соглашения с средним крестьянином – ни на минуту не отказываясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бедноту” (Ленин, т. XXIII, стр. 294).

Конечно, колебания среднего крестьянства не прекратились полностью, но среднее крестьянство стало ближе к Советской власти, стало прочнее поддерживать ее. Этому во многом способствовала политика по отношению к среднему крестьянству, намеченная VIII съездом партии.

VIII съезд явился поворотным моментом в политике партии по отношению к среднему крестьянству. Доклад Ленина и решения съезда определили новую линию партии в этом вопросе. Съезд требовал, чтобы партийные организации и все коммунисты строго различали и отделяли среднее крестьянство от кулаков, привлекали бы его на сторону рабочего класса внимательным отношением к его нуждам. Надо было бороться с отсталостью середняка убеждением, а отнюдь не мерами принуждения, насилия. Поэтому съезд дал указание проводить социалистические мероприятия, в деревне (создание коммун, сельскохозяйственных артелей), не допуская принуждения. Во всех случаях, где затрагивались [c.223] жизненные интересы середняка, надо было идти на практические соглашения с ним, на уступки середняку в определении способов проведения социалистических преобразований. Съезд предложил проводить политику прочного союза с середняком при сохранении в этом союзе руководящей роли пролетариата.

Новая политика по отношению к среднему крестьянству, провозглашенная Лениным на VIII съезде, требовала от пролетариата, чтобы он опирался на бедноту, держал прочный союз с середняком и вел борьбу с кулаком. До VIII съезда партия проводила в общем политику нейтрализации середняка. Это значит, что она добивалась от середняка, чтобы он не становился на сторону кулака, на сторону буржуазии вообще. Но теперь этого было уже недостаточно. VIII съезд перешел от политики нейтрализации середняка к прочному союзу с ним для борьбы с белогвардейщиной и иностранной интервенцией, а также для успешного социалистического строительства.

Взятая съездом линия по отношению к основным массам крестьянства, по отношению к середняку, сыграла решающую роль в успешном исходе гражданской войны против иностранной интервенции и ее белогвардейских прислужников. Осенью 1919 года, когда надо было выбирать между Советской властью и Деникиным, крестьянство поддержало Советы, и пролетарская диктатура победила своего самого опасного врага.

Особо стоял на съезде вопрос о строительстве Красной армии. На съезде выступала так называемая “военная оппозиция”. Она объединяла немалое количество бывших “левых коммунистов”. Но вместе с представителями разгромленного “левого коммунизма” “военная оппозиция” включала и работников, никогда не участвовавших ни в какой оппозиции, но недовольных руководством Троцкого в армии. Большинство военных делегатов было резко настроено против Троцкого, против его преклонения перед военными специалистами из старой царской армии, часть которых прямо изменяла нам во время гражданской войны, против высокомерного и враждебного отношения Троцкого к старым большевистским кадрам в армии. Приводились на съезде примеры “из практики”, когда Троцкий пытался расстрелять целый ряд неугодных ему ответственных военных коммунистов-фронтовиков, действуя этим на руку врагу, и только вмешательство ЦК и протесты военных работников предотвратили гибель этих товарищей.

Борясь против искривления Троцким военной политики партии, “военная оппозиция” защищала, однако, неправильные взгляды по ряду вопросов военного строительства. Ленин и Сталин решительно выступили против “военной [c.224] оппозиции”, защищавшей пережитки партизанщины в армии и боровшейся против создания регулярной Красной армии, против использования военспецов, против той железной дисциплины, без которой армия не может быть настоящей армией. Возражая “военной оппозиции”, тов. Сталин требовал создания регулярной армии, проникнутой духом строжайшей дисциплины.

“Либо, – говорил тов. Сталин, – создадим настоящую рабоче-крестьянскую, по преимуществу крестьянскую, строго дисциплинированную армию и защитим республику, либо пропадем”.

Отклонив ряд предложений “военной оппозиции”, съезд в то же время ударил по Троцкому, потребовав улучшения работы центральных военных учреждений и усиления роли коммунистов в армии.

В результате работы военной комиссии, выделенной на съезде, было достигнуто единодушное решение съезда по военному вопросу.

Решения съезда по военному вопросу повели к укреплению Красной армии и к дальнейшему ее сближению с партией.

На съезде был обсужден, далее, вопрос о партийном и советском строительстве, о руководящей роли партии в работе Советов. При обсуждении этого вопроса съезд дал отпор оппортунистической группе Сапронова – Осинского, отрицавшей руководящую роль партии в работе Советов.

Наконец, в связи с огромным наплывом новых членов партии съезд принял решение об улучшении социального состава партии и проведении перерегистрации.

Это было начало первой чистки рядов партии.

 

3. Усиление интервенции. Блокада Советской страны. Поход Колчака и его разгром. Поход Деникина и его разгром. Трехмесячная передышка. IX съезд партии

 

Победив Германию и Австрию, государства Антанты решили бросить крупные военные силы против Советской страны. После поражения Германии и ухода ее войск из Украины и Закавказья, англо-французы заняли место Германии, пригнав свой флот в Черное море и высадив свои войска в Одессе, в Закавказье Хозяйничание антантовских интервентов в оккупированных областях дошло до такого зверства, что они не останавливались перед вооруженной расправой с целыми группами рабочих и крестьян. Под конец, после оккупации Туркестана, наглость интервентов дошла до того, что они увезли в Закаспье 26 бакинских руководящих большевиков, т. т. Шаумяна, Фиолетова, Джапаридзе, Малыгина, [c.225] Азизбекова, Курганова и других, и с помощью эсеров зверски расстреляли их.

Через некоторое время была объявлена интервентами блокада России. Были перехвачены все морские и иные пути сообщения с внешним миром.

Таким образом, Советская страна была окружена почти со всех сторон.

Главную надежду возлагала тогда Антанта на адмирала Колчака, ставленника Антанты в Сибири, в Омске. Он был объявлен “верховным правителем России”. Ему подчинялась вся контрреволюция в России. Таким образом, восточный фронт стал главным фронтом. Весной 1919 года Колчак, собравший огромную армию, дошел почти до Волги. Против Колчака были брошены лучшие силы большевиков, мобилизованы комсомольцы, рабочие. В апреле 1919 года Красная армия нанесла Колчаку серьезное поражение. Вскоре началось отступление колчаковской армии по всему фронту.

В момент разгара наступательных действий Красной армии на восточном фронте Троцкий предложил подозрительный план: остановиться перед Уралом, прекратить преследование колчаковцев и перебросить войска с восточного фронта на южный фронт. ЦК партии, хорошо понимая, что нельзя оставлять Урал и Сибирь в руках Колчака, где он может с помощью японцев и англичан оправиться и снова стать на ноги, – отклонил этот план и дал директиву продолжать наступление. Ввиду несогласия Троцкого с такой директивой, он подал в отставку. ЦК отклонил отставку Троцкого, обязав его вместе с тем немедля устраниться от участия в руководстве операциями на восточном фронте. Наступление Красной армии против Колчака стало развертываться с новой силой. Красная армия нанесла Колчаку ряд новых поражений и освободила от белых Урал и Сибирь, где Красную армию поддержало мощное партизанское движение, возникшее в тылу белых.

Летом 1919 года на генерала Юденича, стоявшего во главе контрреволюции на северо-западе (в Прибалтике, под Петроградом), империалисты возложили задачу отвлечь внимание Красной армии от восточного фронта нападением на Петроград. Гарнизон двух фортов под Петроградом, поддавшись контрреволюционной агитации бывших офицеров, поднял мятеж против Советской власти, а в штабе фронта был открыт контрреволюционный заговор. Враг угрожал Петрограду. Но принятыми Советской властью мерами при поддержке рабочих и матросов взбунтовавшиеся форты были освобождены от белых, войскам Юденича было нанесено поражение и Юденич был отброшен в Эстонию.

Поражение Юденича под Петроградом облегчило борьбу [c.226] против Колчака. К концу 1919 года армия Колчака была окончательно разгромлена. Сам Колчак был арестован и расстрелян в Иркутске по приговору ревкома.

Таким образом, с Колчаком было покончено.

Про Колчака народ в Сибири распевал песенку:

 

 

“Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель Омский.

 

 

Мундир сносился,

Погон свалился,

Табак скурился,

Правитель смылся”.

 

Видя, что Колчак не оправдал возложенных на него надежд, интервенты изменили свой план нападения на Советскую республику. Десант в Одессе пришлось увести обратно, так как войска интервентов от соприкосновения с войсками Советской республики заражались революционным духом и начали восставать против своих империалистических господ. Так, в Одессе восстали французские моряки под руководством Андрэ Марти. Ввиду этого, теперь, после разгрома Колчака, главное внимание Антанты было обращено на генерала Деникина, сподвижника Корнилова и организатора “добровольческой армии”. Деникин орудовал в это время против Советской власти на юге, в районе Кубани. Антанта снабдила его армию большим количеством вооружения и снаряжения и двинула на север против Советской власти.

Таким образом, южный фронт стал на этот раз главным фронтом.

Деникин начал свой основной поход против Советской власти летом 1919 года. Троцкий развалил работу на южном фронте, и наши войска терпели поражение за поражением. К половине октября белые овладели всей Украиной, взяли Орел и подходили к Туле, которая снабжала нашу армию патронами, винтовками, пулеметами. Белые приближались к Москве. Положение Советской республики становилось более, чем серьезным. Партия забила тревогу и призвала народ к отпору. Ленин дал лозунг: “Все на борьбу с Деникиным”. Вдохновляемые большевиками рабочие и крестьяне напрягли все силы, чтобы разгромить врага.

Для организации разгрома Деникина ЦК направил на южный фронт товарищей Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Буденного. Троцкий был отстранен от руководства операциями Красной армии на юге. До приезда тов. Сталина командование южного фронта совместно с Троцким разработало план, по которому главный удар наносился Деникину [c.227] от Царицына на Новороссийск, через донские степи, где Красная армия встретила бы на своем пути полное бездорожье и должна была проходить по районам с казачьим населением, значительная часть которого находилась тогда под влиянием белогвардейцев. Тов. Сталин подверг резкой критике этот план и предложил ЦК свои план разгрома Деникина: направить главный удар через Харьков – Донбасс – Ростов. Этот план обеспечивал быстрое продвижение наших войск против Деникина, ввиду явного сочувствия населения на пути продвижения нашей армии через рабочие и крестьянские районы. Кроме того, наличие богатой сети железных дорог в этом районе давало возможность обеспечить нашим войскам регулярное снабжение всем необходимым. Наконец, этот план давал возможность освободить Донбасс и обеспечить нашу страну топливом.

Центральный Комитет партии принял план тов. Сталина. Во второй половине октября 1919 года, после ожесточенного сопротивления, Деникин был разбит Красной армией в решающих боях под Орлом и у Воронежа. Деникин начал быстро отступать, а затем покатился к югу, преследуемый нашими войсками. В начале 1920 года вся Украина и Северный Кавказ были освобождены от белых.

Во время решающих боев на южном фронте империалисты вновь бросили корпус Юденича на Петроград, чтобы отвлечь наши силы с юга и облегчить положение войск Деникина. Белые подошли к самому городу, – к Петрограду. Героический пролетариат Петрограда грудью встал на защиту первого города революции. Коммунисты, как всегда, были в первых рядах. В результате ожесточенных боев белые были разбиты и выброшены вновь за пределы нашей страны – в Эстонию.

Таким образом, с Деникиным было также покончено.

После разгрома Колчака и Деникина наступила непродолжительная передышка.

Когда империалисты увидели, что белогвардейские войска разбиты, интервенция не удается и Советская власть укрепляется по всей стране, а в Западной Европе растет возмущение рабочих войной интервентов против Советской республики, – они начали менять свое отношение к Советскому государству. В январе 1920 года Англия, Франция и Италия приняли решение прекратить блокаду Советской России.

Это была серьезнейшая брешь, пробитая в стене интервенции.

Это не означало, конечно, что Советское государство покончило уже с интервенцией и гражданской войной. Еще оставалась опасность нападения со стороны империалистической [c.228] Польши. Не были еще окончательно изгнаны интервенты на Дальнем Востоке, в Закавказья и в Крыму. Но страна Советов получила временную передышку и она могла направить больше сил на хозяйственное строительство. Партия получала возможность заняться хозяйственными вопросами.

Во время гражданской войны многие квалифицированные рабочие ушли с производства, ввиду закрытия фабрик и заводов. Квалифицированных рабочих партия возвращала теперь на производство для работы по специальности. Несколько тысяч коммунистов было направлено на восстановление транспорта, положение которого было тяжелым. Не восстановив транспорта, нельзя было всерьез взяться за восстановление основных отраслей промышленности. Усилилась и улучшилась продовольственная работа. Начата была разработка плана электрификации России. Под ружьем находилось до 5 миллионов красноармейцев, которых нельзя было пока распустить из-за военной опасности. Поэтому некоторые части Красной армии были переведены на положение трудовых армий для использования в области хозяйственного строительства. Совет рабочей и крестьянской обороны был преобразован в Совет труда и обороны (СТО). В помощь ему создана была Государственная плановая комиссия (Госплан).

В этой обстановке открылся в конце марта 1920 года IX съезд партии.

На съезде присутствовало 554 делегата с решающим голосом, представлявших 611.978 членов партии. Делегатов с совещательным голосом было 162 человека.

Съезд определил ближайшие хозяйственные задачи страны в области транспорта, промышленности и особо указал на необходимость участия профессиональных союзов в хозяйственном строительстве.

Особое внимание было обращено на съезде на вопрос об едином хозяйственном плане, предусматривавшем поднятие, в первую очередь, транспорта, топливного дела, металлургии. Главное место занимал в этом плане вопрос об электрификации всего народного хозяйства, которую Ленин выдвигал как “великую программу на 10–20 лет”. На этой основе был разработан потом известный план ГОЭЛРО, ныне далеко уже перевыполненный.

Съезд дал отпор антипартийной группе “демократического централизма”, выступавшей против единоначалия и личной ответственности директоров в промышленности и отстаивавшей безбрежную “коллегиальность” и безответственность в руководстве промышленностью. Главную роль в этой антипартийной группе играли Сапронов, Осинский, В. Смирнов. Их поддерживали на съезде Рыков, Томский. [c.229]

 

4. Нападение польских панов на Советскую страну.

Вылазка генерала Врангеля. Провал польского плана.

Разгром Врангеля. Конец интервенции

 

Несмотря на разгром Колчака и Деникина, несмотря на то, что Советская страна все больше расширяла свою территорию, освобождая от белых и интервентов Северный край, Туркестан, Сибирь, Дон, Украину и т.д., несмотря на то, что Антанта была вынуждена отменить блокаду России, государства Антанты все же не хотели помириться с мыслью о том, что Советская власть оказалась несокрушимой, что она оказалась победительницей. Поэтому они решили предпринять еще одну попытку интервенции против Советской страны. На этот раз интервенты решили использовать, с одной стороны, Пилсудского, буржуазного контрреволюционного националиста, фактического главу польского государства, и, с другой стороны, генерала Врангеля, собравшего в Крыму остатки деникинской армии и угрожавшего оттуда Донбассу, Украине.

По выражению Ленина, панская Польша и Врангель – это были две руки международного империализма, пытавшегося задушить Советскую страну.

У поляков был план: захватить правобережную часть Советской Украины, захватить Советскую Белоруссию, восстановить в этих районах власть польских панов, расширить пределы польского государства “от моря до моря”, от Данцига до Одессы, и за помощь, оказываемую им Врангелем – помочь Врангелю разбить Красную армию и восстановить в Советской России власть помещиков и капиталистов.

Этот план был одобрен государствами Антанты.

Попытки Советского правительства открыть переговоры с Польшей для сохранения мира и предотвращения войны не дали никаких результатов. Пилсудский не хотел разговаривать о мире. Пилсудский хотел воевать. Он рассчитывал, что уставшие в боях с Колчаком и Деникиным красные войска не выдержат нападения польских войск.

Кратковременной передышке пришел конец. В апреле 1920 года польские войска вторглись в пределы Советской Украины и захватили Киев. В то же время Врангель перешел в наступление и стал угрожать Донбассу.

В ответ на нападение польских войск красные войска развернули контрнаступление по всему фронту. Освободив Киев и изгнав польских панов из Украины и Белоруссии, красные войска южного фронта в своем наступательном порыве дошли до ворот Львова в Галиции, а войска западного фронта приближались к Варшаве. Дело шло к полному поражению войск польских панов.

Но подозрительные действия Троцкого и его сторонников [c.230] в главном штабе Красной армии сорвали успехи Красной армии. Наступление красных войск на западном фронте, в сторону Варшавы, проходило – по вине Троцкого и Тухачевского – совершенно неорганизованно: войскам не давали закреплять завоеванных позиций, передовые части были заведены слишком далеко вперед, резервы и боеприпасы были оставлены слишком далеко в тылу, передовые части были оставлены, таким образом, без боеприпасов, без резервов, линия фронта была удлинена до бесконечности и, следовательно, был облегчен прорыв фронта. Вследствие всего этого, когда небольшая группа польских войск прорвала наш западный фронт в одном из его пунктов, наши войска, оставшиеся без боеприпасов, вынуждены были отступить. Что касается войск южного фронта, стоявших у ворот Львова и теснивших там поляков, то этим войскам “предреввоенсовета” Троцкий воспретил взять Львов и приказал им перебросить конную армию, то есть главную силу южного фронта, далеко на северо-восток, будто бы на помощь западному фронту, хотя не трудно было понять, что взятие Львова было бы единственно-возможной и лучшей помощью западному фронту. Но вывод конной армии из состава южного фронта и отход ее от Львова означали на деле отступление наших войск также и на южном фронте. Таким образом, вредительским приказом Троцкого было навязано войскам нашего южного фронта не понятное и ни на чем не основанное отступление, – на радость польским панам.

Это была прямая помощь, но не нашему западному фронту, а польским панам и Антанте.

Через несколько дней наступление польских войск было остановлено, и наши войска стали готовиться к новому контрудару против поляков. Но Польша, не имея сил продолжать войну и с тревогой ожидая контрудара красных, оказалась вынужденной отказаться от своих претензий насчет захвата правобережной Украины и Белоруссии и предпочла заключить мир с Россией. 20 октября 1920 года был заключен с Польшей в Риге мирный договор, по которому Польша сохранила за собой Галицию и часть Белоруссии.

Заключив мир с Польшей, Советская республика решила покончить с Врангелем. Врангель получил от англичан и французов новейшее оружие, броневики, танки, самолеты, амуницию. У него были ударные белогвардейские части, главным образом, офицерские. Но Врангелю не удалось собрать сколько-нибудь значительных сил крестьян и казаков вокруг десанта, высаженного им на Кубани и на Дону. Врангель подошел, однако, вплотную к Донбассу и поставил под угрозу наш каменноугольный район. Положение Советской власти осложнялось еще и тем, что к этому [c.231] времени Красная армия значительно устала. Красноармейцам приходилось продвигаться в небывало трудных условиях, ведя наступление против войск Врангеля и громя одновременно банды анархистов-махновцев, помогавших Врангелю. Но несмотря на то, что на стороне Врангеля было преимущество техники, несмотря на то, что у Красной армии не было танков, Красная армия загнала Врангеля на Крымский полуостров. В ноябре 1920 года красные войска овладели укрепленными позициями Перекопа, ворвались в Крым, разгромили войска Врангеля и освободили Крым от белогвардейцев и интервентов. Крым стал советским.

Провалом польских великодержавных планов и разгромом Врангеля заканчивается период интервенции.

В конце 1920 года началось освобождение Закавказья от ига буржуазных националистов-муссаватистов в Азербайджане, национал-меньшевиков в Грузии, дашнаков в Армении. Советская власть победила в Азербайджане, Армении и Грузии.

Это еще не означало совершенного прекращения интервенции. Японская интервенция на Дальнем Востоке продолжалась вплоть до 1922 года. Кроме того, имели место новые попытки организовать интервенцию (атаман Семенов я барон Унгерн на востоке, белофинская интервенция в Карелии в 1921 году). Но главные враги Советской страны, основные силы интервенции к концу 1920 года были разгромлены.

Война иностранных интервентов и российских белогвардейцев против Советов окончилась победой Советов.

Советская республика отстояла свою государственную независимость, свое свободное существование.

Это был конец иностранной военной интервенции и гражданской войны.

Это была историческая победа Советской власти.

 

5. Как и почему победила Советская страна соединенные силы англо-франко-японо-польской интервенции и буржуазно-помещичье-белогвардейской контрреволюции в России?

 

Если взять большую европейскую и американскую прессу времен интервенции, можно без труда установить, что ни один видный писатель, военный или гражданский, ни один знаток военного дела не верил в победу Советской власти. Наоборот, все видные писатели, знатоки военного дела, историки революций всех стран и народов, так называемые люди науки – все они в один голос кричали, что дни Советской власти сочтены, что поражение Советской власти неотвратимо. [c.232]

В своей уверенности в победе интервенции они исходили из того, что Советская страна не имеет еще сложившейся Красной армии, что ее придется создавать, так сказать, на ходу, тогда как интервенты и белогвардейцы имеют более или менее готовую армию.

Они исходили, далее, из того, что Красная армия не имеет опытных военных кадров, так как большинство таких кадров ушло в контрреволюцию, тогда как интервенты и белогвардейцы имеют такие кадры.

Они исходили, далее, из того, что Красная армия страдает от недостатка и плохого качества вооружения, боеприпасов, ввиду отсталости военной промышленности России, а получать из других стран предметы вооружения не может, так как Россия закупорена со всех сторон, благодаря блокаде, тогда как армия интервентов и белогвардейцев обильно снабжается и будет снабжаться первоклассным вооружением, боеприпасами, обмундированием.

Они исходили, наконец, из того, что армия интервентов и белогвардейцев занимала тогда наиболее богатые продовольствием районы России, тогда как Красная армия была лишена таких районов и страдала от недостатка продовольствия.

И действительно, все эти недостатки и нехватки на самом деле имели место в частях Красной армии.

В этом отношении, – но только в этом отношении, – господа интервенты были совершенно правы.

Чем же объяснить в таком случае, что Красная армия, имевшая столько серьезных недостатков, победила армию интервентов и белогвардейцев, свободную от таких недостатков?

1. Красная армия победила потому, что политика Советской власти, во имя которой воевала Красная армия, была правильной политикой, соответствующей интересам народа, что народ сознавал и понимал эту политику, как правильную, как свою собственную политику, и поддерживал ее до конца.

Большевики знали, что армия, борющаяся во имя неправильной политики, не поддерживаемой народом, не может победить. Такой именно армией была армия интервентов и белогвардейцев. Армия интервентов и белогвардейцев имела все: и старых опытных командиров, и первоклассное вооружение, и боеприпасы, и обмундирование, и продовольствие. Не хватало одного – поддержки и сочувствия народов России, ибо народы России не хотели и не могли поддерживать противонародную политику интервентов и белогвардейских “правителей”. И армия интервентов и белогвардейцев потерпела поражение.

2. Красная армия победила потому, что она была верна и предана до конца своему народу, за что и любил ее и [c.233] поддерживал народ, как свою родную армию. Красная армия есть детище народа, и если она верна своему народу, как верный сын своей матери, она будет иметь поддержку народа, она должна победить. Армия же, идущая против своего народа, должна потерпеть поражение.

3. Красная армия победила потому, что Советской власти удалось поднять весь тыл, всю страну на службу интересам фронта. Армия без крепкого тыла, всемерно поддерживающего фронт, обречена на поражение. Большевики знали это и именно поэтому превратили они страну в военный лагерь, снабжавший фронт вооружением, боеприпасами, обмундированием, продовольствием, пополнениями.

4. Красная армия победила потому, что: а) красноармейцы понимали цели и задачи войны и сознавали их правильность; б) сознание правильности целей и задач войны укрепляло в них дух дисциплины и боеспособность; в) ввиду этого красноармейские массы сплошь и рядом проявляли в борьбе с врагами беспримерную самоотверженность и невиданный массовый героизм.

5. Красная армия победила потому, что руководящим ядром тыла и фронта Красной армии была партия большевиков, единая своей сплоченностью и дисциплиной, сильная своим революционным духом и готовностью пойти на любые жертвы ради успеха общего дела, непревзойденная своим умением организовать миллионные массы и правильно руководить ими в сложной обстановке.

“Только благодаря тому, – говорил Ленин, – что партия была на страже, что партия была строжайше дисциплинирована, и потому, что авторитет партии объединял все ведомства и учреждения, и по лозунгу, который был дан ЦК, как один человек, шли десятки, сотни, тысячи, и в конечном счете миллионы, и только потому, что неслыханные жертвы были принесены,–только поэтому чудо, которое произошло, могло произойти. Только поэтому, несмотря на двухкратный, трехкратный и четырехкратный поход империалистов Антанты и империалистов всего мира, мы оказались в состоянии победить” (Ленин, т. XXV, стр. 96).

6. Красная армия победила потому, что: а) она сумела выковать в своих рядах таких военных руководителей нового типа, как Фрунзе, Ворошилов, Буденный и другие; б) в ее рядах боролись такие герои-самородки, как Котовский, Чапаев, Лазо, Щорс, Пархоменко и многие другие; в) политическим просвещением Красной армии занимались такие деятели, как Ленин, Сталин, Молотов, Калинин, Свердлов, Каганович, Орджоникидзе, Киров, Куйбышев, Микоян, Жданов, Андреев, Петровский, Ярославский, Дзержинский, Щаденко, Мехлис, Хрущев, Шверник, Шкирятов и другие; [c.234] г) Красная армия имела в своем составе таких незаурядных организаторов и агитаторов, как военные комиссары, которые цементировали своей работой ряды красноармейцев, насаждали среди них дух дисциплины и боевой отваги, энергично пресекали – быстро и беспощадно – изменнические действия отдельных лиц командного состава и, наоборот, смело и решительно поддерживали авторитет и славу командиров, партийных и непартийных, показавших свою преданность Советской власти и способных твердой рукой проводить руководство частями Красной армии.

“Без военкома мы не имели бы Красной армии” – говорил Ленин.

7. Красная армия победила потому, что в тылу белогвардейских армий, в тылу Колчака, Деникина, Краснова, Врангеля орудовали в подпольи замечательные большевики, партийные и непартийные, которые подымали на восстание рабочих и крестьян против интервентов, против белогвардейцев, подрывали тылы врагов Советской власти и, тем самым, облегчали продвижение Красной армии. Всем известно, что партизаны Украины, Сибири, Дальнего Востока, Урала, Белоруссии, Поволжья, подрывавшие тылы белогвардейцев и интервентов, оказали Красной армии, неоценимую услугу.

8. Красная армия победила потому, что Советская страна не была одинока в ее борьбе с белогвардейской контрреволюцией и иностранной интервенцией, что борьба Советской власти и ее успехи вызывали сочувствие и помощь пролетариев всего мира. В то время как империалисты пытались задушить Советскую республику интервенцией и блокадой, рабочие этих империалистических стран были на стороне Советов и помогали им. Их борьба против капиталистов враждебных Советской республике стран содействовала тому, что империалисты были вынуждены отказаться от интервенции. Рабочие Англии, Франции и других стран, участвовавших в интервенции, организовывали стачки, отказывались грузить военное снаряжение в помощь интервентам и белогвардейским генералам, создавали “комитеты действия” под лозунгом – “Руки прочь от России!”.

“Как только,– говорил Ленин, – международная буржуазия замахивается на нас, ее руку схватывают ее собственные рабочие” (там же, стр. 405).

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

 

Разбитые Октябрьской революцией, помещики и капиталисты совместно с белогвардейскими генералами сговариваются за счет интересов своей родины с правительствами стран Антанты для совместного военного нападения на [c.235] Советскую страну и свержения Советской власти. На этой основе организуются военная интервенция Антанты и белогвардейские мятежи на окраинах России, в результате чего Россия оказывается отрезанной от продовольственных и сырьевых районов.

Военное поражение Германии и ликвидация войны двух империалистических коалиций в Европе приводят к усилению Антанты, к усилению интервенции, создают новые трудности для Советской страны.

Революция в Германии и начавшееся революционное движение в странах Европы, – наоборот, – создают благоприятную для Советской власти международную обстановку и облегчают положение Советской страны.

Большевистская партия поднимает рабочих и крестьян на отечественную войну против иностранных захватчиков и буржуазно-помещичьей белогвардейщины. Советская республика и ее Красная армия разбивают одного за другим ставленников Антанты – Колчака, Юденича, Деникина, Краснова, Врангеля, вышибают из Украины и Белоруссии еще одного ставленника Антанты – Пилсудского и, таким образом, отбивают иностранную военную интервенцию, изгоняют вон ее войска из пределов Советской страны.

Таким образом, первое военное нападение международного капитала на страну социализма окончилось полным его крахом.

Разбитые революцией партии эсеров, меньшевиков, анархистов, националистов поддерживают в период интервенции белогвардейских генералов и интервентов, устраивают контрреволюционные заговоры против Советской республики, организуют террор против советских деятелей. Эти партии, имевшие до Октябрьской революции некоторое влияние в рабочем классе, в период гражданской войны полностью разоблачают себя в глазах народных масс, как контрреволюционные партии.

Период гражданской войны и интервенции явился периодом политической гибели этих партий и окончательного торжества коммунистической партии в Советской стране. [c.236]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Школа молодого историка: о битве Антанты и Тройственного союза


22-26 сентября на базе спортивно-оздоровительного лагеря «Марафон» прошла уже III Школа молодого историка. На этот раз тематика смены была посвящена Первой мировой войне и Году Культуры.


Вот уже позади и третья смена школы историка, в этот раз количество студентов, которым посчастливилось принять участие, значительно возросло и составило уже 50 человек. Для того, чтобы сохранить тематику смены, было образованно шесть команд, объединенных в два блока- Антанта и Тройственный союз.

Прошедшая школа соединила в себе все компоненты студенческой жизни: науку, творчество, спорт… Научный блок был представлен лекциями Н.А. Болотова , С.В. Соловьевой , Т.В. Евдокимовой , которые с разных аспектов рассказали о проблемах изучения Первой мировой войны. Вместе с Н.О. Ленивихиной студенты попробовали разобраться в истоках межэтнических конфликтов. Кроме того, преподавателями были представлены кружки: «Музееведение» и «Наше наследие», а также историко-этнографический клуб «Такая страна». Но не только преподаватели делились своими знаниями, с научными проектами выступили и студенты старших курсов, поделившиеся своими наработками в области археологии и краеведения.

Кроме занятий наукой студенты находили время и на то, чтобы проявить себя. Главной площадкой для этого был литературно-музыкальный салон, посвященный культуре начала XX в. Кураторы команд подготовили небольшие выступления о предметах быта, моде, музыке, литературе, а затем каждый желающий мог спеть песню или прочитать стихотворение.
Традиционными для каждой школы являются спортивные соревнования. На этот раз они состояли из двух блоков: веселые старты и футбольный матч между Антантой и Тройственным союзом.

В последний вечер прошла общелагерная свечка, где каждый мог высказать свои мысли, эмоции и пожелания. По этим высказываниям можно смело утверждать, что III Школа молодого историка выполнила свой план на «100 %». Стоит так же отметить, что историческая справедливость была соблюдена: блок Антанты снова «разбил»
Тройственный союз. Однако, никто не уехал с территории лагеря в плохом настроении, каждый получил благодарность и ценный приз.

Школа молодого историка: о битве Антанты и Тройственного союза


22-26 сентября на базе спортивно-оздоровительного лагеря «Марафон» прошла уже III Школа молодого историка. На этот раз тематика смены была посвящена Первой мировой войне и Году Культуры.


Вот уже позади и третья смена школы историка, в этот раз количество студентов, которым посчастливилось принять участие, значительно возросло и составило уже 50 человек. Для того, чтобы сохранить тематику смены, было образованно шесть команд, объединенных в два блока- Антанта и Тройственный союз.

Прошедшая школа соединила в себе все компоненты студенческой жизни: науку, творчество, спорт… Научный блок был представлен лекциями Н.А. Болотова , С. В. Соловьевой , Т.В. Евдокимовой , которые с разных аспектов рассказали о проблемах изучения Первой мировой войны. Вместе с Н.О. Ленивихиной студенты попробовали разобраться в истоках межэтнических конфликтов. Кроме того, преподавателями были представлены кружки: «Музееведение» и «Наше наследие», а также историко-этнографический клуб «Такая страна». Но не только преподаватели делились своими знаниями, с научными проектами выступили и студенты старших курсов, поделившиеся своими наработками в области археологии и краеведения.

Кроме занятий наукой студенты находили время и на то, чтобы проявить себя. Главной площадкой для этого был литературно-музыкальный салон, посвященный культуре начала XX в. Кураторы команд подготовили небольшие выступления о предметах быта, моде, музыке, литературе, а затем каждый желающий мог спеть песню или прочитать стихотворение.
Традиционными для каждой школы являются спортивные соревнования. На этот раз они состояли из двух блоков: веселые старты и футбольный матч между Антантой и Тройственным союзом.

В последний вечер прошла общелагерная свечка, где каждый мог высказать свои мысли, эмоции и пожелания. По этим высказываниям можно смело утверждать, что III Школа молодого историка выполнила свой план на «100 %». Стоит так же отметить, что историческая справедливость была соблюдена: блок Антанты снова «разбил»
Тройственный союз. Однако, никто не уехал с территории лагеря в плохом настроении, каждый получил благодарность и ценный приз.

как большевики завоевали Грузию — РБК

Единственное, что удерживало большевиков от немедленного вторжения в Грузию после оккупации Армении, это опасения, что может последовать широкомасштабное вмешательство со стороны Антанты. Боеспособность Красной армии, только что разгромленной под Варшавой, оценивалась не слишком высоко, и были опасения, что она не устоит против грузинской армии, если та будет подкреплена многочисленным англо-французским десантом. Поэтому просоветские восстания в Борчалинском уезде, Абхазии, Аджарии и Душетском уезде, планировавшиеся советским командованием еще на середину декабря 1920 года, начались во всех этих регионах, кроме Аджарии, только в ночь с 11 на 12 февраля 1921 года. До этого шли споры в Политбюро. Владимир Ленин считал войну против Грузии слишком рискованной, но к началу февраля Льву Троцкому и Иосифу Сталину удалось убедить его, что риска нет. Они не ошиблись.

При создании Версальской системы ответственность за ее воплощение на территории бывшей Османской империи была возложена на США. Однако в Вашингтоне склонились к изоляционизму, а армии Великобритании и Франции были истощены мировой войной.

Читайте на РБК Pro

Иосиф Виссарионович Сталин и Владимир Ильич Ленин, 1919 год (Фото: «РИА Новости»)

Гибридная война

6 февраля приказом командующего Кавказским фронтом Владимира Гиттиса была создана группа войск тифлисского направления во главе с Михаилом Великановым. 12 февраля повстанцы заняли Гори, Душет и весь Борчалинский уезд. Это была гибридная война, похожая на ту, что идет сегодня на Донбассе. Для дестабилизации Грузии были использованы абхазские повстанцы, которые получили подкрепление в виде нескольких тысяч красноармейцев. А в нейтральную зону между Грузией и Арменией, которая с октября 1920 года контролировалась грузинскими войсками, были переброшены армяне-красноармейцы, развернувшие боевые действия против грузинских войск. Советская сторона утверждала, что это — восстание местного армянского населения.

15 февраля Ленин потребовал от 11-й армии взять Тифлис, началось широкомасштабное советское вторжение в Грузию, что явилось нарушением заключенного 7 мая 1920 года мирного договора между советской Россией и Грузинской демократической республикой. Глава сформированного повстанцами Грузинского ревкома Филипп Махарадзе задним числом пригласил Красную армию в Грузию, провозгласив создание Грузинской советской республики, и обратился с просьбой о военной помощи к правительству РСФСР.

Соотношение сил

Положение Грузии с самого начала было безнадежным. С востока — враждебная советская Россия. С запада — столь же враждебная Турция. Против агрессора Грузия могла выставить 11 000 пехотинцев и 2000 бойцов народной гвардии. Кавалерии почти не было, за исключением нескольких разведывательных подразделений общей численностью в 400 человек. Грузины располагали 46 орудиями, несколькими сотнями пулеметов, 4 бронепоездами, несколькими танками и броневиками, а также 56 самолетами.

Советские войска в составе 11-й и 9-й армий имели примерно 35 700 пехотинцев и 4300 кавалеристов. Кроме того, их поддерживали 900 осетинских и не менее 2000 абхазских ополченцев. К концу операции за счет ввода дополнительных сил численность советских войск возросла до 50 тыс. человек, тогда как в грузинскую армию влились еще около 2000 народных гвардейцев. Красные располагали 196 орудиями, 1065 пулеметами, 7 бронепоездами, 4 танками, полутора десятками броневиков.

Грузинская армия была воодушевлена борьбой за национальную независимость. Однако повторить под Тифлисом «чудо на Висле» не было никаких шансов. Население Грузии было в восемь раз меньше, чем население Польши. Если поляки в момент варшавского контрнаступления имели примерно равные силы с Красной армией, то советские войска превосходили грузинскую армию.

Тем не менее грузины решили драться, надеясь, что в случае их длительного сопротивления последует англо-французская интервенция. Положение Грузии, казалось бы, облегчалось восстанием в Армении. Дашнаки (члены армянской националистической партии «Дашнакцутюн»), недовольные тем, что большевики не выполнили обещаний о паритетном участии в управлении Арменией и отдали туркам многие армянские земли, 18 февраля подняли восстание и освободили Ереван и другие армянские территории, не занятые турками. Однако советское командование не стало прекращать войну с Грузией и отзывать часть войск в Армению. Дашнакская армия, насчитывавшая всего 7,5 тыс. человек, все равно не имела возможности ударить в тыл советскому Кавказскому фронту. Ереван был отбит советскими войсками уже после завершения боев с грузинской армией.

11-я Красная армия проводит военный парад в Тбилиси, 25 февраля 1921 год (Фото: wikipedia.org)

Вмешательство Турции и бездействие Антанты

В Грузии шли ожесточенные бои, в которых грузины достигли ряда успехов. Так, им удалось взять 2400 пленных. Героически сражался отряд из 510 курсантов Тифлисской военной школы, два дня удерживавший селение Табахмела против многократно превосходящих сил противника. Но 24 февраля правительство Ноя Жордания перебралось из Тифлиса в Кутаиси, а потом в Батум. На следующий день под угрозой окружения столицу покинули остатки грузинской армии. Они надеялись удержать батумский плацдарм, организовать партизанскую войну в тылу советских войск и дождаться интервенции Антанты. Но уже 23 февраля Грузии предъявила ультиматум Турция, и на следующий день 20-тысячная турецкая армия без боя заняла южную часть Батумского округа с городами Артвин и Ардаган.

Грузинское правительство надеялось на столкновение советских и турецких войск, и 8 марта впустило турок в Батум, к которому также подходила Красная армия. К тому времени грузинская армия потеряла 3200 убитых и пленных и несколько тысяч раненых. В строю осталось 3–4 тыс. человек. Некоторые из них пытались сопротивляться туркам, рассматривая их как большее зло, чем большевики. Красная армия понесла значительные потери: 5500 убитых и более 10 тыс. раненых, но ее превосходство теперь стало подавляющим. 16 марта в Москве был подписан договор о дружбе между советской Россией и Великим национальным собранием Турции во главе с Кемалем-пашой, согласно которому туркам отходила южная часть Батумского округа, а Батум оставался за советской Грузией. Кемалисты, которые вели в то время войну с Грецией, полностью зависели от поставок советского оружия и вынуждены были согласиться на компромисс. И в тот же день между Великобританией и РСФСР было подписано торговое соглашение, согласно которому Лондон обещал не вести антисоветской деятельности на территории бывшей Российской империи. Последние надежды грузин на интервенцию рухнули. 18 марта правительство Жордании отплыло из Батума в эмиграцию вместе с несколькими тысячами военных и гражданских беженцев, а остатки армии были демобилизованы.

Так закончилась советско-грузинская война. Ее исход полностью зависел от того, придет ли Антанта на помощь Грузии. А поскольку Лондон и Париж к тому времени примирились с советско-турецким контролем над Закавказьем, судьба Грузии была решена еще до начала войны. Точно так же исход российско-грузинской войны 2008 года был решен благодаря дипломатической поддержке, оказанной Грузии США и странами Евросоюза. В результате эта война, хотя и закончилась победой России, не привела к смене политического режима в Грузии и захвату всей ее территории российскими войсками.

Вольное историческое общество (ВИО) было создано в 2014 году, объединив историков и специалистов социальных и гуманитарных наук, которые считают необходимым утверждать стандарты профессионализма и беспристрастности в исторических исследованиях, способствовать соблюдению в историческом сообществе норм профессиональной этики, формировать экспертную среду, пользующуюся доверием у общества, распространять в обществе научные представления о прошлом и бороться с фальсификацией истории и манипулированием ею, в чьих бы интересах они ни​ производились, а также и с попытками ограничения свободы научных исследований. За время своего существования ВИО организовало ряд просветительских и научных программ, круглых столов и мероприятий, связанных с изучением истории, а также защищало интересы профессионального исторического сообщества от угроз, в том числе связанных с решениями властей. Так, оно выступило в поддержку профессора МГИМО Андрея Зубова, уволенного за критику российской внешней политики в отношении Украины, против сворачивания международных контактов российских ученых по политическим мотивам, в частности депортации из Эстонии академика Валерия Тишкова, против принятого Государственной думой закона об ограничении свободы исследований истории Второй мировой войны. Общество поддержало академика Юрия Пивоварова, обвиненного в халатности в связи с пожаром в ИНИОНе, научный коллектив Херсонесского музея-заповедника в его конфликте с властями Севастополя, «Российский мемориал» и правозащитный центр «Мемориал». Критике со стороны ВИО подвергались высказывания министра культуры Владимира Мединского, который выступал за пропаганду мифов советского времени, а также заявил, что историки и архивисты должны заниматься «тем, за что государство им платит деньги, а не осваивать смежные профессии».


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Антанта/Entente 1914–1918. К 100-летию Первой мировой войны / Музей-заповедник «Царицыно»

Артефакты вековой давности, связанные с отдельными событиями и целыми страницами военной истории, позволят посетителям выставки представить общую картину взаимодействия ведущих держав Европы, входивших в коалицию Антанты в годы Первой мировой войны. Героями выставки стали солдаты и офицеры — русские, французы, англичане, итальянцы и другие, — которые одинаково страдали и погибали на полях сражений.

Выставка занимает восемь залов. Первый — «Мир на грани войны». Следующие посвящены странам-союзницам: России, Франции (отдельно — Русский экспедиционный корпус), Великобритании, Италии. И, наконец, «Антанта на завершающем этапе войны» и «Версальский мир. Итоги войны». Показаны оригинальные плакаты, фотографии, личные вещи участников боевых действий, оружие, обмундирование и снаряжение, ордена, медали, монеты, картины и т.д. Все это любезно предоставлено музеями, архивами и частными коллекционерами.

Взгляд в прошлое дает повод задуматься о страшной логике роковых решений, подводящих к последней черт е между миром и войной, об ответственности тех, кто ввергает миллионы людей в безумие взаимного уничтожения. Экспозиция дает возможность почувствовать дыхание той войны, увидеть глаза людей, которым она, говоря словами Эриха Марии Ремарка, яркого представителя литературы «потерянного поколения», принесла «отчаяние, смерть, страх и сплетение нелепейшего бездумного прозябания с безмерными муками».

Лейтмотивом выставки могли бы стать слова из письма одного из ее героев, фронтовика Льва Соломонидина: «Изредка, хоть на одно мгновение, вспомните меня…». Очевидно, к этой просьбе присоединились бы миллионы людей эпохи Первой мировой войны:

De temps en temps, pour un moment souvenez-vous de moi…
A volte, per un momento ricordatevi di me…
Once in a while, just for a moment remember me…
Von Zeit zu Zeit, zumindest für einen Moment mich erinnern…

Бережно хранимые свидетельства ушедшего времени предоставили ведущие музеи и архивы, владельцы частных коллекций: Государственный центральный музей современной истории России, Центральный музей Вооруженных сил МО РФ, Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ, Государственный мемориальный музей А. В. Суворова, Российский государственный архив кинофотодокументов, Архив внешней политики Российской империи Историко-дипломатического департамента МИД РФ, Центральный государственный архив кинофотофонодокументов, Музей форта Помпель (Реймс, Франция), Музей восстания и движения сопротивления (Виченца, Италия), Ермолов Павел Борисович, Подстаницкий Сергей Александрович, Романов Сергей Юрьевич, Фигатнер Юрий Александрович, Черкашин Николай Андреевич, Волхонцева Ирина Анатольевна. Поддержку в подготовке выставки оказали Российское историческое общество и ассоциация «Франко-Российский диалог».

Организаторы
• Музей-заповедник «Царицыно»
• Фонд поддержки межмузейного пространства и культурно-образовательных программ «Связь эпох»

Куратор
Владимир Офицеров, заведующий выставочным отделом ГМЗ «Царицыно»

Дизайнеры
Игорь Привалов, Елена Привалова

Великобритания и Франция подписывают Entente Cordiale

8 апреля 1904 года, когда война в Европе оставалась через десять лет, Великобритания и Франция подписывают соглашение, позднее известное как Entente Cordiale, разрешающее давние колониальные споры в Северной Африке и устанавливающее дипломатический взаимопонимание между двумя странами.

Формально озаглавленная Декларация между Соединенным Королевством и Францией об уважении Египта и Марокко, Антанта Кордиале в апреле 1904 года больше чем что-либо означала декларацию о дружбе между этими двумя великими европейскими державами. По своим условиям Франция обещала не оспаривать британский контроль над Египтом; Со своей стороны, Великобритания признала право Франции как державы, чьи владения на большом расстоянии совпадают с владениями Марокко, действовать в этой стране для сохранения порядка и оказания помощи в проведении любых реформ в правительстве, экономике или вооруженных силах, которые она сочла необходимый.

Посредством Кордиальной Антанты Великобритания и Франция положили начало союзу, пообещав, в заключительных словах соглашения, оказывать друг другу свою дипломатическую поддержку, чтобы добиться выполнения положений настоящей Декларации, касающихся Египет и Марокко.Однако в соглашении не содержалось требования к двум странам оказывать друг другу военную поддержку; этот аспект альянса появится позже.

Мотивирующим фактором этого соглашения, несомненно, было желание Франции защитить себя от возможной агрессии со стороны своего старого соперника, Германии, которая неуклонно становилась сильнее за годы, прошедшие после ее победы во франко-прусской войне 1870-71 годов, и теперь обладающая властью. самая мощная сухопутная армия в мире. Великобритания также стремилась держать Германию под контролем, особенно в свете обновленной амбициозной военно-морской программы Германии, которая — в случае успеха — угрожала бросить вызов явному господству Великобритании на море.

Немецкое правительство, обеспокоенное этим соглашением, решило проверить его пределы, отправив кайзера Вильгельма II в Марокко в марте 1905 года, чтобы заявить о своей поддержке султана — явный вызов влиянию Франции в этой стране, которое было санкционировано Entente Cordiale. Эта попытка пошатнуть англо-французский союз провалилась, поскольку Великобритания встала на сторону Франции; Международная конференция, созванная в Альхесирасе, Испания, в следующем году также признала претензии Франции в этом регионе.

Столкновение между Германией и новыми союзниками стало известно как Первый марокканский кризис — второй произошел летом 1911 года, когда и Франция, и Германия направили войска в Марокко, — и привело к ужесточению и укреплению Антанты Кордиале, поскольку Великобритания и Франция, стремясь противостоять агрессии Германии, перешли от простой дружбы к неформальному военному союзу, а затем к переговорам и соглашению с союзником Франции, Россией. К 1912 году в Европе сформировались два мощных и враждебных блока, с одной стороны, с Францией, Великобританией и Россией, и все более изолированной Германией — с относительно умеренной поддержкой со стороны Австро-Венгрии и Италии — с другой.Два года спустя эта нестабильная ситуация вылилась в Первую мировую войну.

ПОДРОБНЕЕ: Начало Первой мировой войны

The Entente Cordiale, 1904

В начале 20 века, после периода некоторой напряженности между двумя странами, Великобритания и Франция договорились урегулировать ряд неурегулированных колониальных споров. 8 апреля 1904 г. В Лондоне были заключены четыре соглашения, которые установили англо-французскую Антанту, или entente cordiale .Следует отметить, что соглашение — это «взаимопонимание», а не договор о союзе. Этими соглашениями были:

1. Декларация о Египте и Марокко.
2. Конвенция о Ньюфаундленде и Западной и Центральной Африке.
3. Обмен нотами о взаимном назначении консулов ​​в Сент-Джонс, Нидерланды, и в Сен-Пьер.
4. Декларация о Сиаме, Мадагаскаре и Новых Гебридских островах.

Из них Декларация, касающаяся Египта и Марокко, по общему мнению, является наиболее важной: Франция признала положение Великобритании в Египте и предоставила ей там полную свободу действий, в то время как Великобритания предоставила Франции полную свободу действий в Марокко.Тем не менее, конвенция Ньюфаундленда, о которой часто забывают, была жизненно важной частью общего пакета.

Франция согласилась отказаться от рыболовных привилегий, предоставленных статьей 13 Утрехтского договора (1713 г.), в обмен на финансовую компенсацию, выплачиваемую британским правительством французским гражданам, которые могут пострадать, и в обмен на территориальные уступки на Западе. и Центральная Африка. Франция сохранила за собой право ловить рыбу в сезон на бывшем французском берегу «на основе равенства с британскими подданными», но не могла, как раньше, строить рыболовные предприятия на суше.

Конш, 1859

Панорамный вид на рыбацкую станцию ​​на французском берегу.

Предоставлено Национальным архивом Канады, PA-188218.

Конвенция не достигла всего, чего хотелось бы правительству Ньюфаундленда, но она закрыла то, что осталось от французского рыболовства на французском берегу, и устранила любую юридическую неопределенность в отношении безопасности земли, полезных ископаемых и других подобных субсидий. Он также обеспечил, чтобы правила и положения о рыболовстве Ньюфаундленда применялись на бывшем французском берегу, чего не было в прошлом.

Съезд приветствовали жители Ньюфаундленда, и сэр Роберт Бонд, премьер-министр, представил его в Палате собрания в восторженной речи. Давняя обида, являвшаяся причиной серьезной напряженности между колонией и имперским правительством, наконец была устранена.

Французская версия


Связанные темы

Поделитесь и распечатайте эту статью:
Распечатать эту статью

Англо-русская Антанта 1907 — История правления

31 августа 1907 года Великобритания и Россия подписали в Санкт-Петербурге соглашение, которое положило начало заключительной части системы альянсов, которая, как многие считали, стала основным фактором, способствовавшим началу Первой мировой войны.

С 1918 года Антанта была связана с опасениями по поводу возвышения Германии. Однако в соглашениях не упоминалась Европа, а особое внимание уделялось Персии, Тибету и Афганистану. Были веские причины, по которым Великобритания и Россия сосредоточили свое внимание на этой области, включая разрешение исторической напряженности в регионе, которая возникла еще в 1830-х годах и была описана как «Большая игра».

Как обычно, при заключении колониальных соглашений, переговоры велись без консультаций с заинтересованными странами и фактически делали их протекторатами.Хотя Антанта часто рассматривалась как один субъект, она состояла из трех отдельных соглашений о Персии, Афганистане и Тибете, объединенных в одно для целей ратификации.

Карта Средней Азии, Список Министерства иностранных дел, 1907 г.

Соглашение

В 1901 году Россия открыла два консульства в Персии, инвестировав в персидские железные дороги. Две страны разделяют границу протяженностью более двух тысяч километров. Персия была важным экспортным рынком для российской промышленности. Соглашение разделило Персию на три зоны: большую русскую зону на севере и две меньшие зоны, в одной из которых ни одна из стран не доминировала, и британскую зону на юге.

Афганистан был меньшим торговым партнером России, но были опасения по поводу границы, связанные с преступностью, беженцами и болезнями. Это была область, по которой между Великобританией и Россией были самые длительные разногласия. Для Великобритании Афганистан означал выход в Индию.

Русские осознавали чувствительность британцев по отношению к любой стране, граничащей с Индией. Россия проложила железнодорожные пути до границы с Афганистаном. Британское правительство опасалось, что Индия подвергнется нападению, но подсчитало, что увеличение числа дислоцированных там войск до уровня, необходимого для отражения любого нападения, было непозволительно дорогостоящим.Британия уже столкнулась с ценой Второй англо-бурской войны: дипломатия была дешевле. Соглашение по Афганистану было уступкой России, признавшей Афганистан «вне сферы российского влияния».

Продвижение российских железных дорог в Среднюю Азию, 1890 г. (Wikimedia Commons)

Что касается Тибета, заявленный интерес России заключался в том, чтобы позволить своим буддистам консультироваться с Далай-ламой по религиозным вопросам. Его значение было потенциальным интересом другой страны. Обе страны подтвердили, что бизнес с Тибетом будет вестись через правительство Китая.

Англо-русский съезд 1907 г., FO 94/880, Национальный архив

Расширенные двусторонние отношения

К началу двадцатого века Британия выходила из так называемой «великолепной изоляции», которую она приняла в конце девятнадцатого века. В 1902 г. он заключил соглашение с Японией, а в 1904 г. учредил Кордиальную Антанту с Францией. С британской точки зрения, англо-японский альянс был создан отчасти с целью предотвращения российской экспансии или, что еще хуже, сепаратного русско-японского взаимопонимания, которое подорвало бы британские позиции на Дальнем Востоке. Этот союз с Японией был возобновлен в 1905 году в разгар войны с Россией; его внимание было сосредоточено на более широкой стабильности на Дальнем Востоке.

Русско-японская война 1904–1905 годов стала поворотным моментом в двусторонних отношениях России и Великобритании. Россия окончательно проиграла войну, но в то же время переживала революционные потрясения. В результате российская конституция 1906 года, первая из них, устранила абсолютную власть монархии и учредила парламент, вдохновленный несколькими установленными конституциями, включая конституцию Японии.Россия снова начала смотреть вовне.

Несмотря на союз Великобритании с Японией, ни Великобритания, ни Россия не хотели воевать друг с другом. Это было продемонстрировано в инциденте на Доггер-банке в октябре 1904 года, когда лодки Балтийского флота ошибочно идентифицировали британские рыболовные суда как японские военные корабли и открыли по ним огонь. Обе стороны согласились передать дело в международный арбитраж, и дальнейшей эскалации удалось избежать. Помимо этого инцидента, вероятность того, что Великобритания и Россия объявят войну друг другу, была низкой.Больший риск заключался в возможности обострения войны через посредников или кризиса в другой стране, когда появление других стран привело бы к крупномасштабной войне.

Заседание Международной комиссии по расследованию инцидента в Доггер-банке в 1905 году (Wikimedia Commons)

Напряженность, аналогичная той, что была в отношении Персии и Афганистана, была решена с англо-французской Антантой. По этому соглашению ни Великобритания, ни Франция не будут препятствовать друг другу в Марокко или Египте и будут поддерживать там статус-кво.

Дипломатические деятели

Был ряд ключевых лиц, которые сыграли важную роль в продвижении взаимопонимания между Великобританией и Россией. Посол России в Великобритании Сергей Дмитриевич Сазонов находился на своем втором дежурстве в Великобритании с 1904 по 1907 год. Министр иностранных дел России Александр Петрович Изволсы работал со своими союзниками в правительстве над продвижением соглашения. Он поддержал Антанту, несмотря на внутреннее сопротивление, и в 1907 году сумел заключить соглашение с Японией.Сесил Спринг-Райс был послом Великобритании в Москве с 1903 по 1906 год, затем в Тегеране с 1906 по 1908 год. Напротив, Артур Николсон, ранее служивший в Тегеране, стал британским послом в Москве в 1906 году. Поворотный момент в британских обязательствах наступил с избранием либерального правительства в 1906 году и назначением сэра Эдварда Грея министром иностранных дел.

Международные соглашения не означали, что договаривающиеся страны автоматически становились союзниками, хотя это понимание делало более вероятным более широкое сотрудничество и не всегда было отражением взаимного доверия и ценностей.Договоры были дипломатическим средством снижения риска войны путем выявления потенциальных горячих точек и согласования разделения интересов. В конечном итоге согласие снизило напряженность между Великобританией и Россией в критический момент.

Многие страны Азии были охвачены такими соглашениями, в которых колониальные державы обозначили свои интересы через них, но такой подход не ограничивался только далекими странами. В 1907 году между Россией и Австрией было даже соглашение о сохранении статус-кво на Балканах, от которого к лету 1914 года пришлось отказаться.

Рекомендации для дальнейшего чтения

Кристофер Кларк, Лунатики: Как Европа начала войну в 1914 году (Лондон: Аллен-Лейн, 2012)
Доминик Ливен, К огню: Империя, война и конец царской России (Лондон: Аллен-Лейн, 2015)

Следите за прошлым. Подпишитесь на нашу рассылку по электронной почте.

ФИЛИАЛ

Этот сайт предоставляет пользователям бесплатный, обширный, доступный для поиска, надежный, рецензируемый, отредактированный, простой в использовании обзор периода 1775-1925 гг.В отличие от сухих хронологий, которые просто перечисляют даты с минимальной информацией о многих примечательных событиях данного года, BRANCH предлагает компиляцию множества коротких и длинных статей не только о высокой политике и военной истории, но также и о «низкой» или повседневной истории (архитектура дизайн, коммерческая история, примечания на полях и т. д.). Поскольку ни один ученый не мог надеяться дать полный обзор всего столетия британского общества, я собрал материалы от множества ученых, работающих над всеми аспектами британского девятнадцатого века.Авторы из разных стран мира. Сайт отличается от Википедии тем, что все статьи прошли рецензирование, редактирование и проверку. Каждая статья также стремится интерпретировать обсуждаемые события. Действительно, многие события обсуждаются более чем одним ученым.

Благодаря своей структуре сайта, BRANCH предлагает пользователям инновационный подход к самой истории, предполагая, что любой заданный фрагмент исторической информации может разветвляться вовне в часто неожиданных направлениях.Вместо того, чтобы представить линейную хронологию истории с точки зрения победителей, я хочу представить историю, которая приближается к тому, что Уолтер Бенджамин, как известно, назвал jetztzeit или «временем настоящего», — затронутой историей, исследующей беспорядочную неопределенность. и возможности любого исторического момента. Логотип BRANCH взят из иллюстрации Обри Бердсли (1872-98), потому что это изображение (см. Вверху справа) напоминает мне описание истории Бенджамином:

Картина Клее под названием «Angelus Novus» изображает ангела, который выглядит так, словно собирается отойти от того, что он пристально созерцает.Его глаза смотрят, его рот открыт, его крылья расправлены. Так изображают ангела истории. Его лицо обращено к прошлому. Там, где мы воспринимаем цепочку событий, он видит одну-единственную катастрофу, которая продолжает накапливать обломки и швыряет их ему под ноги. Ангел хотел бы остаться, разбудить мертвых и исцелить то, что было разбито. Но из Рая дует буря; он застрял в его крыльях с такой силой, что ангел больше не может их закрыть. Шторм непреодолимо толкает его в будущее, к которому он повернут спиной, в то время как груда обломков перед ним растет ввысь.Этот шторм и есть то, что мы называем прогрессом.

Хронология обычно дает ощущение, что события могли развиваться только одним способом. Углубляясь в более глубокое толкование событий, предлагая различные точки зрения на одни и те же события и открывая наш кругозор для всех аспектов девятнадцатого века, ученые BRANCH напоминают ангелов Бенджамина, устремившихся в будущее и увлеченных созерцанием нашего коллективного прошлого.

Если вы пытаетесь найти информацию по определенной теме, я предлагаю вам посетить вкладку кластеров тем или использовать поля поиска (вверху справа — поиск NINES более точен и включает соответствующие текстовые фрагменты).Если вы предпочитаете просматривать, щелкните временную шкалу в верхней части окна браузера. В карусели ниже представлены некоторые новые и заслуживающие внимания статьи в BRANCH. Для получения дополнительной информации о том, как лучше всего использовать ФИЛИАЛ, щелкните папку «Как использовать» выше. Чтобы прочитать статью о ФИЛИАЛе, щелкните ссылку «О компании» выше. Повсюду вы найдете ссылки на геопространственную информацию о местах, упомянутых в статье, причем первый экземпляр в каждой статье отмечен изображением геолокации справа. Нажав на нее, вы попадете в COVE: The Central Online Victorian Educator, с которым BRANCH связан.

Дино Франко Феллуга,
Главный редактор

Entente cordiale | Military Wiki

Чтобы узнать о других значениях, см. Entente cordiale (значения).

Entente cordiale

Французская открытка 1904 года, на которой Марианна и Британия танцуют вместе, что символизирует зарождавшееся сотрудничество между двумя странами.

Подпись 14 августа 1904 г.
Подписавшие стороны Французская Третья Республика
Соединенное Королевство
Языки Французский, английский

Entente Cordiale представляла собой серию соглашений, подписанных 8 апреля 1904 года между Соединенным Королевством и Третьей Французской республикой. Помимо непосредственной озабоченности по поводу колониальной экспансии, о которой говорится в соглашении, подписание Антанты Кордиале ознаменовало конец почти тысячелетнего перемежающегося конфликта между двумя странами и их государствами-предшественниками, а также официальное оформление мирного сосуществования, существовавшего с тех пор. окончание наполеоновских войн в 1815 году.Кордиальная Антанта, наряду с англо-русской Антантой и Франко-российским союзом, позже стала частью Тройственной Антанты между Великобританией, Францией и Россией.

Соглашение решило многие давние вопросы. Франция признала британский контроль над Египтом, в то время как Великобритания ответила взаимностью в отношении Франции в Марокко. Франция отказалась от своих исключительных прав на рыболовство на берегах Ньюфаундленда и взамен получила компенсацию и территорию в Гамбии (Сенегал) и Нигерии. Великобритания отказалась от претензий к французскому таможенному режиму на Мадагаскаре.Соответствующие сферы влияния были определены в Сиаме (Таиланд).

История []

Карикатура об Антанте Кордиале с немецкой точки зрения, где Джон Булл идет вместе с блудницей Марианной (в том, что должно быть трехцветным платьем; см. Настойку), повернувшись спиной к кайзеру. Кончик ножен кавалерийской сабли выступает из-под шинели германской армии, что означает возможность применения силы.

Французский термин Entente Cordiale (обычно переводится как «сердечное согласие» или «сердечное понимание») происходит из письма, написанного в 1843 году министром иностранных дел Великобритании лордом Абердином своему брату, в котором он упомянул «сердечное, доброе дело». взаимопонимание между Соединенным Королевством и Францией.Он был переведен на французский как Entente Cordiale и использован Луи Филиппом I во Французской палате в том же году. [1] При использовании сегодня этот термин почти всегда обозначает секунд Entente Cordiale, то есть письменное и частично секретное соглашение, подписанное в Лондоне между двумя державами 8 апреля 1904 года.

Соглашение было изменением для обеих стран. Франция была изолирована от других европейских держав, в основном в результате попыток канцлера Германии Отто фон Бисмарка отдалить Францию ​​от потенциальных союзников, поскольку считалось, что Франция может попытаться отомстить за свое поражение во франко-прусской войне. 1870–71.Соединенное Королевство в течение почти столетия проводило политику «полной изоляции» на европейском континенте, вмешиваясь в дела континента только тогда, когда это считалось необходимым для защиты британских интересов и поддержания баланса сил на континенте. Ситуация для обеих стран изменилась в последнее десятилетие XIX века.

Корни этого изменения лежат в утрате уверенности британцами после унижений, которые они пережили во время длительной борьбы во Второй англо-бурской войне, и в растущем страхе перед лицом потенциально агрессивной Германии в отношении страны.Еще в марте 1881 года французский государственный деятель Леон Гамбетта и тогдашний принц Уэльский Альберт Эдвард встретились в замке Бретей, чтобы обсудить союз против Германии. Однако борьба за Африку помешала странам прийти к соглашению. По инициативе министра по делам колоний Джозефа Чемберлена между 1898 и 1901 годами было проведено три раунда британо-германских переговоров. Король Эдуард VII отказался присоединиться к Тройственному союзу, прервал переговоры с Берлином, [ цитата необходима ] и возродил идею англо-французского союза.

Британская и французская колониальные империи достигли своего пика после Первой мировой войны, что стало отражением силы этого нового союза.

Когда разразилась русско-японская война, Франция и Великобритания оказались на грани втягивания в конфликт на стороне своих союзников. Франция была прочным союзником России, а Великобритания недавно подписала англо-японский союз. Чтобы избежать войны, обе державы «отказались от своего давнего соперничества» [2] и разрешили свои разногласия в Африке, Америке, Азии и Тихоокеанском регионе.С этой целью министр иностранных дел Франции Теофиль Делькассе и лорд Лансдаун, министр иностранных дел Великобритании, подписали соглашение по колониальным вопросам, а лорд Лансдаун и посол Франции в Великобритании Поль Камбон подписали получившуюся в результате конвенцию 8 апреля 1904 года. Далеко не ясно, что именно Антанта значила для британского министерства иностранных дел. Например, в начале 1911 года после сообщений французской прессы о противопоставлении жизнеспособности Тройственного союза и умирающего состояния Антанты Эйр Кроу записал: «Фундаментальный факт, конечно, заключается в том, что Антанта не является союзом. В крайних случаях может оказаться, что в нем вообще нет вещества. Для Антанта — это не что иное, как образ мышления, взгляд на общую политику, разделяемую правительствами двух стран, но который может быть или стать настолько расплывчатым, что теряет всякое содержание ». [3] По иронии судьбы, Тройственный союз рухнет с уступкой Италии в начале Первой мировой войны, в то время как Антанта выживет.

Подписанные документы []

французских и британских разведчиков пожимают руки своим национальным флагам.1912 г.

Антанта состояла из трех документов:

  • Первым и самым важным документом была Декларация о Египте и Марокко. В обмен на обещание французов не «препятствовать» британским действиям в Египте, британцы пообещали позволить французам «сохранять порядок … и оказывать помощь» в Марокко. Был гарантирован свободный проход через Суэцкий канал, наконец, вступила в силу Константинопольская конвенция, а возведение укреплений на части побережья Марокко было запрещено. Договор содержал секретное приложение, касающееся возможности «изменившихся обстоятельств» в управлении любой из двух стран.
  • Второй документ касается Ньюфаундленда и некоторых частей Западной и Центральной Африки. Французы отказались от своих прав (вытекающих из Утрехтского договора) на западное побережье Ньюфаундленда, хотя и сохранили право ловить рыбу на этом побережье. Взамен британцы подарили французам город Ярбутенда (недалеко от современной границы между Сенегалом и Гамбией) и Иль-де-Лос (часть современной Гвинеи).Дополнительное положение касается границы между французскими и британскими владениями к востоку от реки Нигер (современные Нигер и Нигерия).
  • Заключительное заявление касалось Сиама (Таиланд), Мадагаскара и Новых Гебридских островов (Вануату). В Сиаме британцы признали французскую сферу влияния к востоку от бассейна реки Менам; в свою очередь, французы признали британское влияние на территорию к западу от бассейна Менама. Обе стороны отвергли любую идею аннексии сиамской территории. Британцы сняли возражение против введения французами тарифа на Мадагаскаре. Стороны пришли к соглашению, которое «положит конец трудностям, возникающим из-за отсутствия юрисдикции над коренными жителями Новых Гебридских островов».

День поминовения []

100-летие сердечного союза Антанты в 2004 г. ознаменовалось рядом официальных и неофициальных мероприятий, включая государственный визит во Францию ​​в апреле королевы Елизаветы II и герцога Эдинбургского, а также ответный визит президента Ширака в ноябре.Британские войска (отряд Королевской морской пехоты, Конный кавалерийский полк, Гренадерская гвардия и Королевский отряд, Королевская конная артиллерия) также впервые возглавили парад в честь Дня взятия Бастилии в Париже с красными стрелами, пролетевшими над головой.

И в лондонском Ватерлоо Интернэшнл, и в парижском Гар дю Нор, флаги Соединенного Королевства и Франции изображены вместе со словами «Entente cordiale», наложенными на плакаты. Однако ряд французских политических лидеров жаловались [4] на название «Ватерлоо» для пункта назначения поездов из Парижа, потому что британский вокзал назван в честь битвы 1815 года, когда союз под руководством Великобритании разбил армию Наполеона. В 1998 году французский политик Флоран Лонгепе написал тогдашнему премьер-министру Великобритании Тони Блэру с безуспешным требованием изменить имя. [4] [5] С ноября 2007 года он был удален, поскольку Сент-Панкрас Интернэшнл стал новым лондонским конечным пунктом обслуживания Eurostar.

Во время встречи на высшем уровне с премьер-министром Гордоном Брауном в марте 2008 года президент Франции Николя Саркози в своей речи перед палатой общин призвал к укреплению соглашения entente amicale («дружеское взаимопонимание») между двумя странами. [6] Браун, в свою очередь, призвал к внушительному соглашению («великое взаимопонимание»), подчеркнув военное сотрудничество между Соединенным Королевством и Францией и, возможно, указав на интерес к европейской военной интеграции и укреплению Общей внешней политики и политики безопасности. Европейского Союза. [7]

«Сердечное согласие» остается важным фактором дипломатии обеих стран в 21 веке, что проявляется в «Договоре о сотрудничестве в области обороны и безопасности», подписанном президентом Саркози и премьер-министром Дэвидом Кэмероном 2 февраля. Ноябрь 2010 г.Этот договор сформировал совместный англо-французский военный потенциал и признал общие стратегические интересы двух стран, а также фискальную реальность, заключающуюся в том, что ни одна из бывших великих держав не могла поддерживать глобально значимые вооруженные силы в одиночку.

Entente fugale — это ненормальный эталонный термин для обозначения сотрудничества между правительствами Великобритании и Франции, объявленный в ноябре 2010 года. Он относится к военным закупкам, которые обусловлены ограничениями по стоимости.

Название «Entente Cordiale» используется для схемы стипендий Entente Cordiale, выборочной франко-британской схемы стипендий, о которой 30 октября 1995 года объявили премьер-министр Великобритании Джон Мейджор и президент Франции Жак Ширак на англо-французском саммите в Лондоне. . [8] Он обеспечивает финансирование британских и французских студентов для обучения в течение одного учебного года по другую сторону Ла-Манша. Схема находится в ведении посольства Франции в Лондоне для британских студентов, [9] , а также Британского совета во Франции и посольства Великобритании в Париже для французских студентов. [10] [11] Финансирование предоставляется частным сектором и фондами. Схема направлена ​​на содействие взаимопониманию и обмены между британскими и французскими лидерами завтрашнего дня.Программа была инициирована сэром Кристофером Маллаби, послом Великобритании во Франции в период с 1993 по 1996 год. [12]

См. Также []

Список литературы []

  1. ↑ Цитируется в Чемберлене, М. Э., «Pax Britannica? Британская внешняя политика 1789-1914», стр.88 ISBN 0-582-49442-7
  2. ↑ «Entente Cordiale (Европейская история) — Британская онлайн-энциклопедия». Британская энциклопедия. http://www.britannica.com/eb/topic-188822/Entente-Cordiale. Проверено 8 марта 2010.
  3. ↑ Цитируется в Гамильтоне, Колрейн К.А., лектор по международной политике, Университетский колледж Уэльса, «Великобритания и Франция, 1911–1914», стр. 324 в Hinsley, Francis Harry (ed.), British Foreign Policy под сэром Эдвардом Греем (Кембридж, Cambridge University Press, 1977) ISBN 0-521-21347-9, ISBN 978-0-521-21347-9
  4. 4,0 4,1 «Ватерлоо оскорбление французских посетителей». BBC. 6 ноября 1998 г. http://news.bbc.co.uk/1/hi/uk/208881.stm. Проверено 21 июня 2007 года.
  5. ↑ Вебстер, Бен (12 марта 2004 г.). «Пассажиры готовы ко второй битве при Ватерлоо». Лондон: The Times . http://www.timesonline.co.uk/article/0,,2-1035087,00.html. Проверено 10 апреля 2008 года.
  6. ↑ Рейнольдс, Пол (27 марта 2008 г.). «Саркози ухаживает за британцами». BBC. http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/politics/7315013.stm. Проверено 7 апреля 2008 года.
  7. ↑ «Браун ищет« Грозную Антанту »». BBC. 27 марта 2008 г. http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/politics/7315649.stm. Проверено 7 апреля 2008 года.
  8. ↑ Франко-Британский Совет (2001). Переход через Ла-Манш . ISBN 0 9540118 2 1. http://www.francobritishcouncil.org.uk/data/files/reports/crosschann.pdf.
  9. ↑ http://www.ambafrance-uk.org/spip.php?page=mobile_art&art=13690 Стипендии Entente Cordiale на сайте посольства Франции в Великобритании
  10. ↑ http://www.britishcouncil. fr/en/studyuk/entente-cordiale-apply Entente Cordiale Scholarships на сайте Британского Совета во Франции
  11. ↑ http: // ukinfrance.fco.gov.uk/en/about-us/working-with-france/entente-cordiale/ Стипендии Entente Cordiale на сайте посольства Великобритании во Франции
  12. ↑ Уилсон, Иэн (2010). Являются ли международные программы обмена и мобильности эффективными инструментами симметричной публичной дипломатии? . Аберисуитский университет. п. 52. http://cadair.aber.ac.uk/dspace/bitstream/handle/2160/7177/WILSON%20PHD.%20CADAIR%20VERSION.pdf?sequence=1.

Дополнительная литература []

  • P. J. V. Rolo, Entente Cordiale: истоки и переговоры по англо-французским соглашениям от 8 апреля 1904 г. .Macmillan / St Martin’s Press, Лондон, 1969.
  • К. Эндрю, Теофиль Делькассе и становление Антанты Кордиаль: переоценка внешней политики Франции 1898–1905 (1968)

Внешние ссылки []

The Entente Cordiale 1904: Краткая история англо-французского военного сотрудничества CPA

Партия «L’entente» в августе 1905 года, состоящая из французских высокопоставленных лиц, прибывших в Великобританию для празднования соглашения. Обратите внимание на президента Эмиля Лубе (внизу слева, с поясом) и короля Эдуарда VII (спереди справа, без пояса).

[из фотоколлекции CPA]

Недавние новости были полны возможностей заключения военного соглашения о сотрудничестве между Соединенным Королевством и Францией, которое могло бы привести к совместному использованию военно-морских ресурсов. Критиков предостаточно, но корни этого проекта уходят в более чем столетнюю традицию сердечного согласия, хотя и отмеченную разногласиями и случайными подозрениями.

Согласно OED, entente cordiale впервые использовалось в 1840-х годах для обозначения развивающихся рабочих отношений между французами и англичанами.К 1904 году этот термин стал означать нечто гораздо более отчетливое. 8 апреля того же года Соединенное Королевство и Французская Республика подписали «Декларацию между Соединенным Королевством и Францией об уважении Египта и Марокко», якобы положившую конец столетиям конфликта между двумя странами. Соглашение было разработано министром иностранных дел Великобритании лордом Лансдауном и Полем Камбоном, послом Франции в Лондоне, при поддержке короля Эдуарда VII.

Документ и ряд последовавших за ним соглашений были разработаны для разрешения споров по поводу территорий и торговых прав в Северной Африке, на Дальнем Востоке и в Канаде.Эти разногласия, которые почти привели к открытой войне в 1898 году («инцидент в Фашоде»), возникли на основе сотен лет почти постоянного конфликта между двумя странами. Однако после битвы при Ватерлоо между народами началась более тесная дружба, хотя и не обошлось без коротких ссор и проблем промышленной и колониальной конкуренции. Бодлеанец хранит документы сэра Эдмунда Монсона, британского посла в Париже в 1904 году, и исследователи могут найти большой интерес в его материалах, касающихся Антанты.

Серия документов, выпущенных в 1904 году, послужила дальнейшему укреплению отношений сотрудничества, и позже они возникли как часть Трехстороннего соглашения между Великобританией, Францией и Россией. В 1912 году англо-французское военно-морское соглашение установило руководящие принципы дальнейшего сотрудничества между двумя странами, отчасти вызванного страхом перед растущей военно-морской мощью Германии. Эти отношения способствовали — хотя и не обязательно требовали — британской поддержки Франции в Первой мировой войне.

После Великой войны непрочные, но рабочие отношения остались нетронутыми.Великобритания и Франция были союзниками во время Второй мировой войны, но их отношения были отмечены такими моментами, как бомбардировка Великобританией французского флота в Алжире в 1940 году. Соглашение остается в силе и сегодня (фактически, Британский совет предлагает «стипендии entente cordiale» британским студентам, обучающимся во Франции), и в 1998 году было заключено еще одно соглашение об усилении военного сотрудничества. В 2004 году правительство отметило столетие соглашения, закрепив то, что с тех пор называлось дружественным соглашением и грозным союзом .

Дальнейшие фотографии празднования Антанты в 1905 году, сделанные у здания Палаты общин.

Запрещается использовать фотографии без разрешения Архивного фонда Консервативной партии.

Связанные

Тройственный союз и Тройственное согласие: формирование Тройственного союза

Лига трех императоров умерла медленной смертью, но в 1890 году ее дни закончились: Германия отказалась продлить договор перестрахования с Россией, и Россия, как следствие, стремилась к сближению. с Францией.В то же время Франция, столкнувшись лицом к лицу с все более могущественной Германией и враждебной центральноевропейской комбинацией, остро нуждалась в союзнике, и французские дипломаты начали предлагать России соглашение о противовесе Тройственному союзу. Французский капитал поддержал российские проекты, особенно Транссибирскую магистраль, обменялись дружескими дипломатическими визитами. В 1891 году между державами было определенное взаимопонимание; это было усилено военной конвенцией 1893 года, и к 1894 году существовал двойной союз между Россией и Францией. Это было публично признано в 1895 году.

Между тем за падением Бисмарка после восшествия на престол Германской империи Вильгельма II последовало появление более авантюрной внешней политики. Германия взяла курс на колониальную и торговую экспансию. Немецкий план строительства Багдадской железной дороги был с тревогой воспринят державами, имеющими интересы на Ближнем Востоке. Торговое соперничество Германии с Великобританией не только принесло прямые неприятности, но и подпитало стремление Германии к морской мощи и большому флоту.

Великобритания, долгое время находившаяся в великолепной изоляции от других европейских стран, подталкивала свои интересы к тому, чтобы сделать некоторые шаги в направлении защитного международного союза. Были предприняты некоторые усилия по сближению франко-германских отношений, но в конечном итоге они не возымели никакого эффекта. В 1898 году Теофиль Делькассе взял под контроль французскую внешнюю политику; он был противником Германии и надеялся на сближение с Великобританией, его целью была изоляция Германии. Дружба между Великобританией и Францией казалась невозможной из-за их традиционной вражды и, что более важно, их колониальных ссор в Африке.Более того, Великобритания и Германия были традиционными друзьями, а две страны связывали династические и культурные узы. Англо-германская дружба была и продолжала активно проявляться, но дипломатия Делькассе, чему способствовало восшествие (1901 г.) на британский трон франкофила Эдуарда VII, в конечном итоге принесла свои плоды. Хотя Великобритания и Франция были на грани войны из-за инцидента в Фашоде в 1898 году, вопрос был урегулирован, и открылись пути для дальнейших соглашений между двумя державами.Хотя альянса не было, в 1904 г. была заключена «Кордиальская Антанта» — дружеское взаимопонимание.

Колониальное соперничество между Россией и Великобританией имело место в конце 19 века. сделал эти силы враждебными; полем борьбы была Азия — турецкие дела, Персия, Афганистан, Китай и Индия. Но после поражения России в русско-японской войне и особенно после того, как сэр Эдвард Грей приобрел влияние в британском министерстве иностранных дел, Великобритания выступила за дружественное урегулирование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.