Исследования о причинах и природе богатства народов – Исследование о природе и причинах богатства народов — Википедия

Содержание

Исследование о природе и причинах богатства народов

Первая страница книги (Лондонское издание 1776 года)

Исследование о природе и причинах богатства народов (англ. An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) — основная работа шотландского экономиста Адама Смита, опубликованная 9 марта 1776 года во времена Шотландского просвещения.

Первое издание книги печаталось в конце 1775 и начале 1776 годов. Поэтому, когда в большей части книги говорится о настоящем положении вещей, надо иметь в виду положение вещей, существовавшее в то время или в несколько более ранний период. В третьем издании (1784 год) сделано несколько добавлений, в частности к главе о возвратных пошлинах и к главе о премиях. Кроме того, добавлена новая глава «Заключение о меркантилистической системе» и новый параграф в главе о расходах государя. Во всех этих добавлениях под «настоящим положением вещей» имеется в виду положение вещей в 1783 и в начале 1784 годов.

Книга оказала значительное влияние на экономическую теорию и в частности на политическую экономию.

Ещё при жизни Адама Смита книга выдержала пять изданий в Англии (в 1776, 1778, 1784, 1786 и 1789), была издана во Франции (первый перевод в 1779 году) и в Германии. Огромное количество изданий было сделано после смерти Смита (1790 год).

Структура

Трактат состоит из 5 книг:

  1. Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между классами народа;
  2. О природе капитала, его накоплении и применении;
  3. О развитии благосостояния у разных народов;
  4. О системах политической экономии;
  5. О доходах монарха или государства.

Новое в подходе к экономике

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который в дальнейшем назвали классической теорией. В соответствии с ним государство должно обеспечивать безопасность жизни человека и его собственности, разрешать споры, гарантировать соблюдение правил. Иными словами, государство должно делать то, что индивидуум либо не в состоянии выполнить самостоятельно, либо делает это неэффективно. В своем описании системы рыночной экономики Адам Смит доказывал, что именно стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов является главной движущей силой экономического развития, увеличивая в конечном итоге благосостояние как его самого, так и общества в целом. Но главным условием, когда это действительно выполняется, является требование, чтобы для всех субъектов хозяйственной деятельности реализовать и гарантировать основные экономические свободы: свободу выбора сферы деятельности, свободу конкуренции и свободу торговли.

Переводы книги на русский язык

Первый перевод книги на русский язык осуществлён в 1802−06 годах Николаем Политковским. Следующий перевод сделан Петром Бибиковым в 1866 году.

Другими переводчиками были М. Щепкин и А. Кауфман в 1908 году, П. Лященко в 1924 году. Издания 30-х годов не содержали имён переводчиков и были выпущены Институтом К.Маркса и Ф.Энгельса. Издание 1962 года также без имени переводчика, выпущено под редакцией В. Незнанова.

Многочисленные тексты книги на русском языке в Интернете также обычно не содержат имён переводчика и скорее всего повторяют издание 1962 года.

Издания книги на русском языке

  • Исследование свойства и причин богатства народов. Творение Адама Смита. Пер. с англинского. Т. 1-4. СПб., 1802—1806.
  • Смит Адам. Исследования о природе и причинах богатства народов в 3-х тт. Т.1. с примечаниями Бентама, Бланки, Буханана, Гарнье, Мак-Кулоха, Мальтуса, Милля, Рикардо, Сэя, Сисмонди и Тюрго. Перевел П. А. Бибиков. СПб. тип-фия И. И. Глазунова 1866 г. 496 с.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. М., 1895.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. СПб., 1908.
  • Смит Адам. Исследование о богатстве народов. Пг., 1924.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2-х т. М.-Л., 1931.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т.-М.; Л.: Госсоцэкгиз, 1935. Т.1.-371 с. Т.2.-475 с.
  • Смит А. Исследование природы и причины богатства народов. М., 1954.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М: Соцэкгиз, 1962. 684 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т. М.: Наука, 1993. 570 с.
  • Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народа (отдельные главы). Петрозаводск, 1993. 320 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Ось-89, 1997. 255 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга первая. М, 1997.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007.

Литература

Ссылки

В Викитеке есть оригинал текста по этой теме.

dic.academic.ru

Исследование о природе и причинах богатства народов (1776) — Мегаобучалка

 

Годичный труд каждого народа представляет собою первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты, потребляемые им в течение года и состоящие всегда или из непосредственных продуктов этого труда, или из того, что приобретается в обмен на эти продукты у других народов.

Поэтому от количества этих продуктов или того, что приобретается в обмен на них сравнительно с числом тех, кто их потребляет, народ оказывается лучше или хуже снабженным всеми необходимыми предме­тами и удобствами, в каких он нуждается.

Но это отношение у каждого народа определяется двумя различными условиями: во-первых, искусством, умением и сообразительностью, с ка­кими, в общем, применяется его труд, и, во-вторых, отношением между числом тех, кто занят полезным трудом, и числом тех, кто им не занят. Каковы бы ни были почва, климат и размеры территории того или иного народа, обилие или скудость его годового снабжения всегда будут зави­сеть от этих двух условий.

Обилие или скудость этого снабжения зависят, по-видимому, в боль­шей степени от первого из этих условий, чем от второго. У диких наро­дов – охотников и рыболовов – каждый человек, способный к труду, более или менее занят полезным трудом и старается по мере сил добы­вать все необходимое для своей жизни или для тех лиц из своего семей­ства и племени, которые по своей старости, молодости или слабости не могут заниматься охотой и рыбной ловлей. Такие народы, однако, бывают так ужасно бедны, что нужда подчас заставляет их – или по крайней мере они думают, что она вынуждает их, – убивать своих де­тей, стариков и страдающих хроническими болезнями или же покидать их на голодную смерть и на съедение диким зверям. Напротив, у на­родов цивилизованных и процветающих – хотя у них большое число людей совсем не работает, причем многие неработающие потребляют в десять, а часто и в сто раз большего труда, чем большинство работаю­щих, – продукт всего труда общества в целом так велик, что часто все бывают в изобилии снабжены им, так что работник даже низшего и беднейшего разряда, если он бережлив и трудолюбив, может пользоваться большим количеством предметов необходимости и удобств жизни, чем какой бы то ни было дикарь.

Причины этого прогресса в области производительности труда и по­рядок, в соответствии с которым его продукт естественном образом рас­пределяется между различными классами и группами людей в обществе, составляют предмет первой книги настоящего исследования. Каково бы ни было состояние искусства умения и сообразительности, применяемых при работе данным народом, обилие или скудость годового снабжения должны зависеть при неизменности этого состояния от соотно­шения между числом людей, занятых полезным трудом, и числом лиц, не занимающихся им. Число полезных и производительных рабочих, как это будет выяснено в дальнейшем, зависит везде от количества капитала, затрачиваемого на то, чтобы дать им работу, и от особого способа его употребления. Поэтому вторая книга рассматривает природу капитала, способы его постепенного накопления, а также изменения в количествах труда, приводимых им в движение, в зависимости от различных способов его применения.

Народы, довольно далеко подвинувшиеся вперед в отношении искус­ства, умения, и сообразительности в применении своего труда, употребляли весьма различные методы для того, чтобы придать труду известный характер или направление, причем не все применявшиеся ими методы были одинаково благоприятны для умножения их продукта. Политика одних народов особенно сильно поощряла земледелие, политика других – городскую промышленность. Вряд ли хотя бы один народ относился одинаково ко всем родам промышленности. Со времени падения Римской империи политика Европы более благоприятствовала ремеслам, мануфактуре и торговле – одним словом, городской промышленности, чем к земледелию – труду сельскому. Обстоятельства, которые, по-видимому, привели к такой политике и упрочили ее, объяснены в третьей книге.

Хотя эти различные методы были, может быть, обусловлены частными интересами и предрассудками отдельных групп, которые не принимали во внимание или не предусматривали возможных последствий для благосостояния общества в целом, однако они послужили основанием для весьма различных теорий политической экономии; при этом одни из последних особенно подчеркивают значение городской промышленности, другие – сельской. Эти теории имели значительное влияние не только на мнения образованных людей, но и на политику государей и государственной власти, В четвертой книге я пытался возможно полнее и точнее объяснить эти различные теории и главные результаты, к которым они приводили в разные века и у различных народов.

В задачу первых четырех книг, таким образом, входит выяснение того, в чем состоял доход главной массы народа или какова была природа тех фондов, которые в различные века у различных народов составляли их годовое потребление. Пятая, последняя, книга рассматривает доход государя или государства. В ней я старался показать, во-первых, каковы необходимые расходы государя или государства, какие из этих расходов должны покрываться за счет сборов со всего: общества и какие – только определенною частью общества иди отдельными его чле­нами; во-вторых, каковы различные методы привлечения всего общества к покрытию расходов, падающих на все общество, и каковы главные пре­имущества и недостатки каждого из этих методов; и, в-третьих, наконец, какие причины и соображения побуждали почти все современные пра­вительства отдавать часть своих доходов в долгосрочный залог или заклю­чать займы и какое влияние имели они на действительное Богатство общества, на годовой продукт его земли и его труда.

Глава II. О причине, вызывающей разделение труда.

Разделение труда, приводящее к таким выгодам, отнюдь не является результатом чьей-либо мудрости, предвидевшей и осознавшей то общее благосостояние, которое будет порождено им: оно представляет собою последствие – хотя очень медленно и постепенно развивающееся – определенной склонности человеческой природы, которая отнюдь не имела в виду такой полезной цели, а именно склонности, к торговле, к обмену одного предмета на другой.

В нашу задачу в настоящий момент не входит исследование того, является ли эта склонность одним из тех основных свойств человеческой природы, которым не может быть дано никакого дальнейшего объяснения, или, что представляется более вероятным, она является необходимым следствием способности рассуждать и дара речи, будто они действуют по какому-то соглашению. Каждая из них гонит его в сторону другой или старается перехватить, когда другая гонит его к ней. Однако это отнюдь не резуль­тат какого-либо соглашения, а проявление случайного совпадения их страстей, направленных в данный момент в сторону одного и того же предмета. Никому не приходилось видеть, чтобы одна собака созна­тельно менялась костью с другой. Никому не приходилось видеть, чтобы какое-либо животное жестами или криком показывало другому: это – мое, то – твое, я отдам тебе одно в обмен на другое. Когда жи­вотное хочет получить что-либо от человека или другого животного, оно не знает других средств убеждения, чтобы снискать милость тех, от кого ожидает подачки. Щенок ласкается к своей матери, а болонка старается бесчисленными уловками привлечь внимание своего обедаю­щего хозяина, когда хочет, чтобы он накормил ее. Человек иногда при­бегает к таким же уловкам со своими ближними, и если у него нет дру­гого средства побудить их действовать в соответствии с его желаниями, он пытается приобрести их расположение угодничеством и всяческой лестью. Однако у него не хватило бы времени действовать так во всех случаях. В цивилизованном обществе он непрерывно нуждается в содей­ствии и сотрудничестве множества людей, между тем как в течение всей своей жизни он едва успевает приобрести дружбу нескольких лиц. Почти у всех других видов животных каждая особь, достигнув зрелости, стано­вится совершенно независимой и в своем естественном состоянии не нуждается в помощи других живых существ; между тем человек постоян­но нуждается в помощи своих ближних, но тщетно было бы ожидать ее лишь от их расположения. Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сде­лать для него то, что он требует от них. Всякий предлагающий другому сделку какого-либо рода предлагает сделать именно это. Дай мне то, что. мне нужно, и ты получишь то, что необходимо тебе, – таков смысл вся­кого подобного предложения. Именно таким путем мы получаем друг от друга значительно большую часть услуг, в которых мы нуждаемся. Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим им о наших нуждах, а лишь об их выгодах. Никто не хочет зависеть главным образом от благоволения своих сограждан. Даже нищий не це­ликом зависит от него. Милосердие добрых людей снабжает его, правда, средствами, необходимыми для существования. Но, хотя это! источник в конечном счете дает ему все необходимое для жизни, он не снабжает и не может снабжать его непосредственно предметами жизненной необходимости в тот момент, когда нищий испытывает в них нужду. Большая часть его нужд удовлетворяется таким же способом, как и нужды дру­гих людей, а именно посредством договора, обмена, покупки. На деньги, которые нищий получает от других людей, он покупает пищу. Старое платье, которое ему дарят, он выменивает на другое, более подходящее для него, или на жилище, пищу, наконец, на деньги, на которые он может купить пищу, одежду, снять помещение в зависимости от потребности.

Точно так же как посредством договора, обмена и покупки мы при­обретаем друг от друга большую часть необходимых нам взаимных услуг, так и эта самая склонность к обмену породила первоначально и разде­ление труда. В охотничьем или пастушеском племени один человек выделывает, например, луки и стрелы ,с большей быстротой и ловкостью, чем кто-либо другой. Он часто выменивает их у своих соплеменников на скот или дичь; в конце концов он видит, что может таким путем полу­чать больше скота и дичи, нежели охотой. Соображаясь со своей выго­дой, он делает изготовление луков и стрел своим главным занятием и становится таким образом своего рода оружейником. Другой выделяется своим умением строить и покрывать крышей маленькие хижины или шалаши. Он привыкает помогать в этой работе своим соседям, которые вознаграждают его таким же способом – скотом и дичью, пока, наконец, он не признает выгодным для себя целиком отдаться этому занятию и сделаться своего рода плотником. Таким же путем третий становится кузнецом или медником, четвертый – кожевником или дубильщиком шкур и кож, главных частей одежды дикарей. И, таким образом, уверенность в возможности обменять весь тот излишек продукта своею труда, который превышает его собственное потребление, на ту часть продукта труда других людей, в которой он может нуждаться, побуж­дает каждого человека посвятить себя определенному специальному за­нятию и развить до совершенства свои природные дарования в данной специальной области.

Различные люди отличаются друг от друга своими естественными способностями гораздо меньше, чем мы предполагаем, и само различие способностей, которыми отличаются они в своем зрелом возрасте, во многих случаях является не столько причиной, сколько следствием раз­деления труда. Различие между самыми несхожими характерами, между ученым и простым уличным носильщиком, например, создается, по-види­мому, не столько природой, сколько привычкой, практикой и воспита­нием. Во время своего появления на свет и в течение первых шести или восьми лет своей жизни они были очень похожи друг на друга, и ни их родители, ни сверстники не могли заметить сколько-нибудь замет­ного различу между ними. В этом возрасте или немного позже их на­чинают приучать к различным занятиям. И тогда становится заметным различие способностей, которое делается постепенно все больше, пока, наконец, тщеславие ученого отказывается признавать хотя бы и тень сходства между ними. Но не будь склонности к торгу и обмену, каждому человеку приходилось бы самому добывать для себя все необходимое для жизни. Всем приходилось бы выполнять одни и те же обязанности, производить одну и ту же работу, и не существовало бы тогда такого разнообразия занятий, которое и породило значительное различие в спо­собностях.

Эта склонность к обмену не только создает различие способностей, столь заметное у людей различных профессий, она также делает его полезным. Многие породы животных, признаваемые принадлежащими к одному и тому же виду, отличаются от природы гораздо более резко выраженным несходством способностей, чем это наблюдается, по-види­мому, у людей, пока они остаются свободными от воздействия привыч­ки и воспитания. Ученый по своему уму и способностям и наполовину не отличается так от уличного носильщика, как дворовая собака от гон­чей, или гончая от болонки, или последняя от овчарки. Однако эти раз­личные породы животных, хотя и принадлежащие все к одному виду, почти бесполезны друг для друга. Сила дворовой собаки ни в малейшей степени не дополняется ни быстротой гончей, ни понятливостью болонки, ни послушанием овчарки. Все эти различные способности и свойства, ввиду отсутствия способности или склонности к обмену и торгу, не могут быть использованы в общих целях и ни в какой мере не содействуют лучшему приспособлению и удобствам всего вида. Каждое животное, вы­нужденное заботиться о себе, защищать себя отдельно и независимо от других, не получает решительно никакой выгоды и разнообразных способностей, которыми природа наделила подобных ему животных. Напро­тив того, среди людей самые несходные дарования полезны одно дру­гому; различные их продукты благодаря склонности к торгу и обмену собираются как бы в одну общую массу, из которой каждый человек может купить себе любое количество произведений других людей, в ко­торых он нуждается.

 

Цитир.по: Адам Смт. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Изд-во соц.-экон. литературы, 1992. С.17-18, 27-29.

 

 

Давид Рикардо (1772-1823)

Начала политической экономии и налогового обложения (1817)

 

Глава VII. О внешней торговле.

Никакое расширение внешней торговли не может увеличить непосредственно сумму стоимостей в стране, хотя оно и будет очень сильно способствовать увеличению массы товаров и, сле­довательно, количества жизненных удобств. Так как стоимость всех иностранных товаров измеряется количеством продуктов на­шей земли и труда, которое отдаётся в обмен на них, то мы не будем иметь больше стоимостей, если вследствие открытия но­вых рынков будем получать вдвое большее количество иностран­ных товаров в обмен на данное количество наших. Если, купив английских товаров на 1 тыс. ф. ст., купец может получить за них такое количество иностранных товаров, которое он мо­жет продать на английском рынке за 1 200 ф. ст., то посред­ством такого применения своего капитала он получит 20 % при­были, но ни его барыш, ни стоимость ввозимых товаров не уве­личатся и не уменьшатся вследствие увеличения или уменьшения количества полученных им иностранных товаров. Ввозит ли он, например, 25 или же 50 бочек вина, на его барышах это нисколько не отражается, раз он продаёт в первом случае 25, а во втором – 50 бочек за одну и ту же сумму в 1 200 ф. ст. В обоих случаях прибыль его составляет 200 ф. ст., или 20% на его капитал, и в обоих случаях в Англию ввозится одинако­вая стоимость. Если 50 бочек будут проданы больше чем за 1 200 ф. ст., прибыль данного купца будет превышать общую норму прибыли, и, естественно, капитал будет притекать в эту выгод­ную отрасль торговли, пока падение цены вина не восстановит прежнее положение вещей.

Правда, некоторые утверждали, что значительная прибыль, которую получают отдельные купцы от внешней торговли, повысит общую норму прибыли в стране и что перемещение ка­питала из других отраслей в более доходную внешнюю тор­говлю повысит вообще цены, а вместе с тем и прибыль. Один высокий авторитет утверждал, что если на возделывание хлеба, изготовление сукна, шляп, обуви и пр. уделяется по необ­ходимости меньше капитала, а спрос остаётся прежним, то цены этих товаров повысятся настолько, что фермер, шляпочник, су­конщик и сапожник будут получать возросшую прибыль на­равне с торговцем иностранными товарами.

Те, кто выдвигает этот довод, признают вместе со мною, что прибыли в различных занятиях имеют тенденцию выравнивать­ся, вместе повышаясь и вместе понижаясь. Разногласие наше состоит в следующем: они утверждают, что равенство при­былей явится следствием общего повышения прибылей, я же держусь того мнения, что прибыль, получаемая в благоприятствуемой отрасли торговли, быстро опустится до общего уровня.

Я, во-первых, отрицаю, что на выращивание хлеба, на производство сукна, шляп, обуви и пр. будет необходимо уделяться меньше капитала, если спрос на эти товары не уменьшился, а если так, то цена их не поднимется. На покупку иностранных товаров будет употребляться или та же самая, или большая, или меньшая доля продукта земли и труда Англии. Если же эта доля не изменится, то на сукно, обувь, хлеб и шляпы будет существовать такой же спрос, как и прежде, и на их производство будет уделяться прежняя доля капитала. Если вследствие уде­шевления цены иностранных товаров на покупку их будет упот­ребляться меньшая доля ежегодного продукта земли и труда Англии, то больше останется на покупку других вещей. Если спрос на шляпы, обувь, хлеб и пр. будет более значителен, чем прежде, – а это вполне возможно, так как потребители иностранных товаров имеют теперь в своём распоряжении добавоч­ную долю своего дохода, – то имеется к услугам и капитал, который раньше шёл на покупку иностранных товаров, когда стоимость их была больше. Таким образом, наравне с возраста­нием спроса на хлеб, обувь и пр. существуют и средства для доставления возросшего количества их, и потому ни цены, ни прибыль не могут повыситься надолго. Если на покупку иност­ранных товаров будет употребляться больше продукта земли и труда Англии, то меньше может быть употреблено на покупку других вещей, и, следовательно, меньше потребуется шляп, обуви и пр. По мере того как капитал освобождается из производства обуви, шляп и пр., большее количество его должно употреб­ляться на изготовление тех товаров, за которые покупаются иностранные товары. Следовательно, во всех случаях спрос на иностранные и отечественные товары вместе, поскольку дело касается стоимости, ограничивается доходом и капиталом страны.

Замечания, сделанные относительно внешней торговли, оди­наково приложимы и к внутренней. Норма прибыли никогда не повышается вследствие лучшего распределения труда, изоб­ретения машин, проведения дорог и каналов или каких-либо других способов сокращения труда в производстве или пере­возке товаров. Эти причины влияют на цены и приносят всегда большую пользу потребителям, так как позволяют им за тот же труд или за стоимость продукта того же труда получать в обмен большее количество товара, в производстве которого приме­няются усовершенствованные способы, но на прибыль они не оказывают никакого действия. С другой стороны, всякое умень­шение заработной платы труда повышает прибыль, но не ока­зывает никакого действия на цену товаров. Одно выгодно всем классам, потому что все классы являются потребителями; другое приносит пользу только предпринимателям; они полу­чают больше барыша, в то время как цены всех товаров оста­ются без изменения. В первом же случае они получают столько же, сколько и прежде, но меновая стоимость всех предметов, на которые они расходуют свои барыши, уменьшается.

Правила – регулирующее относительную стоимость товаров в одной стране, не регулирует относительную стоимость товаров, обмениваемых между двумя или несколькими странами. При системе полной свободы торговли каждая страна, естественно, затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли промышленности, которые доставляют ей наибольшие выгоды. Это преследование индивидуальной выгоды самым удивитель­ным образом связано с общим благом всех. Стимулируя трудолюбие, вознаграждая изобретательность, утилизируя наибо­лее действительным образом все те силы, которые дает нам природа, этот принцип приводит к самому эффективному и наибо­лее экономному разделению труда между разными нациями, И в то же время, увеличивая общую массу продуктов, он уве­личивает всеобщее благополучие и связывает узами общей вы­годы и постоянных сношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться во Франции и Португалии, что хлеб должен возделываться в Америке и Польше, а различные ме­таллические изделия и другие товары должны изготовляться в Англии.

В одной и той же стране уровень прибыли, вообще говоря, всегда одинаков. Различия происходят только потому, что одно помещение капитала более или менее безопасно и привлека­тельно, чем другое. Если прибыль на капитал, занятый в Йорк­шире, превышает прибыль на капитал, занятый в Лондоне, то капитал быстро переместится из Лондона в Йоркшир, и равенство прибыли восстановится. Но если вследствие уменьшения производительности земледельческого труда в Англии или вслед­ствие возрастания капитала и населения заработная плата по­высится, а прибыль упадёт, то из этого не следует, что капитал и население необходимо переместятся из Англии в Голландию или Испанию, или Россию, где прибыль может быть выше.

Если бы Португалия не находилась в торговых сношениях с другими странами, она была бы вынуждена извлечь значительную часть своего капитала и труда из производства вин, за ко­торые она покупает необходимые для неё металлические изде­лия и сукна из других стран; она должна была бы затратить эту часть на изготовление данных товаров, причем получала бы их, вероятно, меньше, и они были бы ниже по качеству.

Количество вина, которое она отдаёт в обмен на английское сукно, не определяется соответственными количествами труда, затрачиваемого на производство того или другого, как это име­ло бы место, если бы оба товара изготовлялись или в Англии, или в Португалии.

В Англии условия могут быть таковы, что производство сукна требует труда 100 рабочих в течение года, а на производ­ство вина, если бы она вздумала выделывать его, потребовался бы труд 120 человек в течение того же времени. Поэтому Англия найдёт более выгодным ввозить вино и покупать его посредст­вом вывоза сукна.

Производство вина в Португалии может требовать труда только 80 человек в течение года, а производство сукна потре­бовало бы труда 90 человек в течение того же времени. Поэтому для нее будет выгодно вывозить вино в обмен на сукно. Этот обмен может иметь место даже в том случае, если ввозимый Португалией товар мог быть произведён там с меньшим коли­чеством труда, чем в Англии. Хотя бы она могла изготовить сук­но трудом 90 человек, она будет ввозить его из страны, где на производство его требуется труд 100 человек. Для неё будет выгоднее употреблять свой капитал предпочтительно на произ­водство вина, за которое она получит больше сукна из Англии, чем она произвела бы сама, если бы она переместила часть своего капитала из виноделия в производство сукон.

Таким образом, Англия отдавала бы продукт труда 100 че­ловек за продукт труда 80. Такой обмен не мог бы иметь места между индивидами одной и той же страны. Труд 100 англичан не может быть отдан за труд 80 англичан, но продукт труда 100 англичан может быть отдан за продукт труда 80 португаль­цев, 60 русских или 120 индусов.

Глава VIII. О налогах.

Налоги составляют ту долю продукта земли и труда страны, которая поступает в распоряжение правительства; они всегда уплачиваются, в конечном счете, или из капитала, или из дохода страны.

Мы уже показали, что капитал страны является или основ­ным, или оборотным в зависимости от степени своей долговеч­ности. Трудно определить с точностью, где начинается разница между основным и оборотным капиталами, потому что число степеней долговечности капитала почти бесконечно. Пища страны потребляется и воспроизводится по крайней мере раз в год; платье рабочего потребляется и воспроизводится, вероят­но, не чаще, чем каждые два года; дом его и обстановка рассчитаны на десяти-двадцатилетний период.

Когда годовое производство данной страны значительно пре­вышает ее годовое потребление, говорят, что капитал ее возра­стает; когда ее годовое потребление даже не покрывается её годовым производством, говорят, что ее капитал уменьшается. Таким образом, капитал может увеличиться или вследствие уве­личения производства, или вследствие уменьшения [непроизводительного] потребления.

Если потребление правительства возрастает вследствие взи­мания добавочных налогов и покрывается или увеличением про­изводства, или уменьшением потребления со стороны народа, то налоги падают на доход, и национальный капитал остаётся нетронутым; но если производство не увеличится или [непро­изводительное] потребление всего народа не уменьшится, то налоги необходимо упадут на капитал [т. е. будет затронут фонд, предназначенный для производительного потребления ).

Соразмерно уменьшению капитала страны необходимо умень­шится и её производство; поэтому если такие [непроизводитель­ные] расходы народа и правительства продолжаются и если годовое воспроизводство постоянно уменьшается, то ресурсы народа и государства будут падать с возрастающей быстротой, и результатом будут нищета и разорение.

Несмотря на огромные расходы английского правительства за последние 20 лет, едва ли можно сомневаться в том, что воз­растание национального производства более чем уравновеши­вало их. Национальный капитал не только не был затронут, но и значительно возрос, и годовой доход народа даже за вычетом налогов в настоящее время, вероятно, больше, чем в какой-нибудь прежний период нашей истории.

В доказательство этого мы можем сослаться на увеличение населения, расширение земледелия, развитие судостроения и промышленности, сооружение доков, прорытие многочислен­ных каналов и на многие другие дорогостоящие предприятия;

всё это указывает на умножение как капитала, так и годового производства.

Верно, однако же, что, не будь налогов, это увеличение ка­питала было бы гораздо больше. Таких налогов, которые не имели бы тенденции уменьшать силу накопления, нет. Все на­логи необходимо падают или на капитал, или на доход. Если они падают на капитал, то должен соответственно уменьшиться тот фонд, размером которого всегда регулируется производи­тельная деятельность страны, а если они падают на доход, то они или уменьшают накопление, или заставляют налогопла­тельщиков уменьшать для покрытия их на соответствующую ве­личину своё прежнее непроизводительное потребление предме­тов жизненной необходимости и комфорта. Одни налоги оказывают такое действие в большей степени, чем другие, но стоимость вновь, или же теми, кто не воспроизводит её, неизмеримо велика. Когда мы говорим, что доход сберегается и прибавляется к капи­талу, мы подразумеваем, что та доля дохода, о которой говорится, как о прибавке к капиталу, потребляется производительными рабочими вместо непроизводительных. Не может быть большего заблуждения, чем пред­положение, что капитал увеличивается от непотребления. Если бы цена труда поднялась до такой высоты, что, несмотря на увеличение капитала, он не мог бы быть применён в большем количестве, то я сказал бы, что такое приращение капитала будет опять-таки потреблено непроизводи­тельно.

Великое зло налогового обложения заключается не столько в том, что оно падает на те или другие объекты, сколько в его действии, взятом в целом.

Налоги не необходимо падают на капитал, когда обложен капитал, или на доход, когда обложен доход. Если из дохода в 1 тыс. ф. ст. в год мне приходится уплачивать 100 ф. ст., то это действительно будет налог на доход в том случае, если я удов­летворюсь расходованием остальных 900 ф. ст., но если я рас­ходую по прежнему 1 тыс. ф. ст., то это будет налог на капитал.

Пусть капитал, приносящий мне доход в 1 тыс. ф. ст., рав­няется 10 тыс. ф. ст., а налог в 1 % на такой капитал составит 100 ф. ст., но если, уплатив этот налог, я буду тратить на себя только 900 ф. ст., то мой капитал не будет опять-таки затронут им.

Свойственное каждому человеку желание сохранять своё об­щественное положение и удерживать своё богатство на раз дости­гнутой высоте ведёт к тому, что большинство налогов, будут ли то налоги на капитал или же на доход, уплачивается из дохода. Поэтому с ростом обложения или с умножением правительствен­ных расходов то количество предметов комфорта, которым поль­зуется народ, должно уменьшаться, если только он не сможет соответственно увеличить свой капитал и свой доход. Задача политики правительства и должна состоять в том, чтобы поощ­рять это стремление к накоплению. Оно никогда не должно вво­дить такие налоги, которые неминуемо падают на капитал. По­ступая так, оно затрагивает фонд, предназначенный для содер­жания труда, и тем самым уменьшает будущее производство страны.

В Англии такой политикой пренебрегали. Так, были введе­ны пошлины за утверждение завещаний, налоги на наследство и всякие налоги на переход собственности от умерших к живым. Если наследство в 1 тыс. ф. ст. обложено налогом в 100 ф. ст., то наследник считает его равным только 900 ф. ст. и не чувствует особенного побуждения покрыть налог в 100 ф. ст. посредством сбережений на своих расходах: капитал страны таким образом уменьшается. Между тем, если бы он получил действительно 1 тыс. ф. ст. и обязан был уплатить 100 ф. ст. в качестве налога на доход, на вино, на лошадей или на слуг, он, вероятно, сокра­тил бы свои расходы на эту сумму или, скорее, не стал бы их умножать, и капитал страны остался бы нетронутым.

«Налоги при переходе собственности от умершего к живу­щему, – говорит Адам Смит, – ложатся в конце концов, а так­же непосредственно, на лицо, которому передаётся собствен­ность. Налоги при продаже земли ложатся целиком на продав­ца. Последний почти всегда продаёт по необходимости и должен поэтому соглашаться на такую цену, какую может получить; покупатель почти никогда не бывает вынужден купить и потому даёт только такую цену, какую считает нужным. Он под­считывает, во сколько должна ему обойтись земля вместе с на­логом; чем больше он обязан платить в виде налога, тем меньше согласится он заплатить за землю. Поэтому такие налоги ло­жатся почти всегда на лицо, испытывающее нужду, а следова­тельно, должны быть часто очень жестоки и притеснительны». «Гербовый и нотариальный сборы с обязательств и договоров в связи с займом денег ложатся целиком на занимающего и на деле всегда оплачиваются им. Такого же рода сборы с судеб­ных бумаг ложатся на тяжущихся. Они уменьшают для обеих сторон капитальную стоимость спорного объекта. Чем дороже обходится приобретение собственности, тем меньше будет её чистая стоимость после приобретения.

Все налоги при переходе из рук в руки собственности всех видов, поскольку они уменьшают капитальную стоимость этой собственности, ведут к уменьшению фонда, предназначенного для содержания производительного труда. Они все в большей или меньшей степени представляют собой невыгодные налоги, которые увеличивают доход государя, редко содержащего дру­гих работников, кроме непроизводительных, за счёт капитала народа, который содержит лишь производительный труд».

Но это не единственное возражение против налогов на пере­дачу имущества; они мешают распределению национального капитала наиболее благотворным для общества образом. В ин­тересах общего благосостояния необходимо всячески облегчать переход и обмен всякого рода имущества, так как только бла­годаря этому капитал всякого рода скорее найдёт себе путь в руки тех, кто даст ему наилучшее применение, увеличивая производство страны. «Почему, – спрашивает Сэй, – человек хочет продать свою землю? Потому, что имеет в виду другое, более производительное помещение для своих средств. Зачем другой хочет купить эту самую землю? Чтобы дать приложение капиталу, который приносит ему слишком мало или остаётся без употребления, или же может быть использован, по его мнению, лучше. Этот обмен умножит общий доход посредством умножения дохода обеих сторон. Но если пошлины настолько обременительны, что мешают этой сделке, то они являются препятствием к увеличению общего дохода». Но эти налоги легко собираются, и многие могут подумать, что это несколько искупает их вредное действие.

 

Цитир.по: Давид Рикардо. Сочинения. Том I. М.: Госполитиздат, 1955. С.112-113, 116-117, 129-132.

 

 

Джон Стюарт Миль (1806-1873)

megaobuchalka.ru

Исследование о природе и причине богатства народов

Первая страница книги (Лондонское издание 1776 года)

Исследование о природе и причине богатства народов (англ. An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) — основная работа шотландского экономиста Адама Смита, опубликованная 9 марта 1776 года во времена Шотландского просвещения.

Первое издание книги печаталось в конце 1775 и начале 1776 годов. Поэтому, когда в большей части книги говорится о настоящем положении вещей, надо иметь в виду положение вещей, существовавшее в то время или в несколько более ранний период. В третьем издании (1784 год) сделалано несколько добавлений, в частности к главе о возвратных пошлинах и к главе о премиях. Кроме того, добавлена новая глава «Заключение о меркантилистической системе» и новый параграф в главе о расходах государя. Во всех этих добавлениях под «настоящим положением вещей» имеется в виду положение вещей в 1783 и в начале 1784 годов.

Книга оказала значительное влияние на экономическую теорию и в частности на политическую экономию.

Ещё при жизни Адама Смита книга выдержала пять изданий в Англии (в 1776, 1778, 1784, 1786 и 1789), была издана во Франции (первый перевод в 1779 году) и в Германии. Огромное количество изданий было сделано после смерти Смита (1790 год).

Структура

Трактат состоит из 5 книг:

  1. Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между классами народа;
  2. О природе капитала, его накоплении и применении;
  3. О развитии благосостояния у разных народов;
  4. О системах политической экономии;
  5. О доходах монарха или государства.

Новое в подходе к экономике

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который в дальнейшем назвали классической теорией. В соответствии с ним государство должно обеспечивать безопасность жизни человека и его собственности, разрешать споры, гарантировать соблюдение правил. Иными словами, государство должно делать то, что индивидуум либо не в состоянии выполнить самостоятельно, либо делает это неэффективно. В своем описании системы рыночной экономики Адам Смит доказывал, что именно стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов является главной движущей силой экономического развития, увеличивая в конечном итоге благосостояние как его самого, так и общества в целом. Но главным условием, когда это действительно выполняется, является требование, чтобы для всех субъектов хозяйственной деятельности реализовать и гарантировать основные экономические свободы: свободу выбора сферы деятельности, свободу конкуренции и свободу торговли.

Переводы книги на русский язык

Первым перевод книги на русский язык осуществлен в 1802—1806 годах Николаем Политковским. Следующий перевод сделан Петром Бибиковым в 1866 году. Другими переводчиками были М.Щепкин и А.Кауфман в 1908 году, П.Лященко в 1924 году. Издания 30-х годов не содержали имён переводчиков и были выпущены Институтом К.Маркса и Ф.Энгельса. Издание 1962 года также без имени переводчика, выпущено под редакцией В.Незнанова.

Многочисленные тексты книги на русском языке в Интернете также обычно не содержат имён переводчика и скорее всего повторяют издание 1962 года.

Издания книги на русском языке

  • Исследование свойства и причин богатства народов. Творение Адама Смита. Пер. с англинского. Т. 1-4. СПб., 1802—1806.
  • Смит Адам. Исследования о природе и причинах богатства народов в 3-х тт. Т.1. с примечаниями Бентама, Бланки, Буханана, Гарнье, Мак-Кулоха, Мальтуса, Милля, Рикардо, Сэя, Сисмонди и Тюрго. Перевел П. А. Бибиков. СПб. тип-фия И. И. Глазунова 1866 г. 496 с.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. М., 1895.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. СПб., 1908.
  • Смит Адам. Исследование о богатстве народов. Пг., 1924.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2-х т. М.-Л., 1931.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т.-М.; Л.: Госсоцэкгиз, 1935. Т.1.-371 с. Т.2.-475 с.
  • Смит А. Исследование природы и причины богатства народов. М., 1954.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М: Соцэкгиз, 1962. 684 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т. М.: Наука, 1993. 570 с.
  • Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народа (отдельные главы). Петрозаводск, 1993. 320 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Ось-89, 1997. 255 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга первая. М, 1997.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007.

Литература

Ссылки

В Викитеке есть оригинал текста по этой теме.

dic.academic.ru

Исследование о природе и причинах богатства народов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Исследование о природе и причинах богатства народов (англ. An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) — основная работа шотландского экономиста Адама Смита, опубликованная 9 марта 1776 года, во времена Шотландского просвещения.

Книга оказала значительное влияние на экономическую теорию. Является основополагающим трудом классической политэкономии.

Структура

Трактат состоит из 5 книг:

  1. Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между классами народа;
  2. О природе капитала, его накоплении и применении;
  3. О развитии благосостояния у разных народов;
  4. О системах политической экономии;
  5. О доходах монарха или государства.

Видео по теме

Новое в подходе к экономике

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который в дальнейшем назвали классической теорией. В соответствии с ним государство должно обеспечивать безопасность жизни человека и его собственности, разрешать споры, гарантировать соблюдение правил. Иными словами, государство должно делать то, что индивидуум либо не в состоянии выполнить самостоятельно, либо делает это неэффективно. В своем описании системы рыночной экономики Адам Смит доказывал, что именно стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов независимо от его воли и сознания, приводит к достижению экономической выгоды и пользы для всего общества. Предприниматель «невидимой рукой» направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения. Главным условием достижения таких результатов является требование, чтобы для всех субъектов хозяйственной деятельности реализовать и гарантировать основные экономические свободы: свободу выбора сферы деятельности, свободу принятия решений, свободу конкуренции и свободу торговли.

Издания

Первое издание книги вышло в начале 1776 годов. В третьем издании (1784 год) сделано несколько добавлений, в частности к главе о возвратных пошлинах и к главе о премиях. Кроме того, добавлена новая глава «Заключение о меркантилистической системе» и новый параграф в главе о расходах государя. Во всех этих добавлениях под «настоящим положением вещей» имеется в виду положение вещей в 1783 и в начале 1784 годов.

Ещё при жизни Адама Смита книга выдержала пять изданий в Англии (в 1776, 1778, 1784, 1786 и 1789), была издана во Франции (первый перевод в 1779 году) и в Германии.

В Испании книга Смита изначально была запрещена инквизицией[1]. Причина запрета была в том, что в Испании очень настороженно следили за событиями французской революции, в том числе старались не допустить распространение идей разрушения феодальной системы правления. Поступающие из Франции книги очень тщательно изучались для выявления революционных идей. Указание во французском издании на первоначальную публикацию «Богатства народов» в Лондоне инквизиторские цензоры в 1791 году сочли выдумкой. Работу рекомендовали к запрещению. Идеи Смита о защите ростовщичества и эгоизма признавались как скандальные и анти-евангельские.

Огромное количество изданий было сделано после смерти Смита (1790 год).

На русском

Впервые книга переведена на русский в 1802−06 годах Николаем Политковским. Следующий перевод сделан Петром Бибиковым в 1866 году.

Другими переводчиками были М. Щепкин и А. Кауфман в 1908 году, П. И. Лященко в 1924 году. Издания 30-х годов не содержали имён переводчиков и были выпущены Институтом К.Маркса и Ф.Энгельса. Издание 1962 года также без имени переводчика, выпущено под редакцией В. Незнанова.

Книга много раз переиздавалась на русском:

  • Исследование свойства и причин богатства народов. Творение Адама Смита. Пер. с англинского. Т. 1-4. СПб., 1802—1806.
  • Смит Адам. Исследования о природе и причинах богатства народов в 3-х тт. Т.1. с примечаниями Бентама, Бланки, Буханана, Гарнье, Мак-Кулоха, Мальтуса, Милля, Рикардо, Сэя, Сисмонди и Тюрго. Перевел П. А. Бибиков. СПб. тип-фия И. И. Глазунова 1866 г. 496 с.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. М., 1895.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. СПб., 1908.
  • Смит Адам. Исследование о богатстве народов. Пг., 1924.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2-х т. М.-Л., 1931.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т.-М.; Л.: Госсоцэкгиз, 1935. Т.1.-371 с. Т.2.-475 с.
  • Смит А. Исследование природы и причины богатства народов. М., 1954.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М: Соцэкгиз, 1962. 684 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т. М.: Наука, 1993. 570 с.
  • Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народа (отдельные главы). Петрозаводск, 1993. 320 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Ось-89, 1997. 255 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга первая. М, 1997.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2016.

Примечания

Литература

Ссылки

В Викитеке есть оригинал текста по этой теме.

wiki2.red

Читать книгу Исследование о природе и причинах богатства народов Адама Смита : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 94 страниц) [доступный отрывок для чтения: 62 страниц]

Адам Смит
Исследование о природе и причинах богатства народов

Первый перевод с английского (П. Н. Клюкин при поддержке группы переводчиков): Смит А. ПРИНЦИПЫ, КОТОРЫЕ ВЕДУТ И НАПРАВЛЯЮТ ФИЛОСОФСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ; ИЛЛЮСТРИРУЮТСЯ НА ПРИМЕРЕ ИСТОРИИ АСТРОНОМИИ [НАПИСАНО ДО 1758 ГОДА]

Редакционный совет тома:

Автономов B. C. – член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор, научный руководитель факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Ананьин О. И. – кандидат экономических наук, профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Афанасьев B. C. – доктор экономических наук, профессор кафедры истории народного хозяйства и экономических учений МГУ им. М. В. Ломоносова.

Васина Л. Л. – кандидат экономических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории, руководитель группы MEGA.

Клюкин П. Н. – доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, зав. лабораторией изучения наследия российских экономистов Института экономики РАН.

Макашева Н. А. – доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, зав. отделом экономики ИНИОН РАН.

Энтов P. M. – академик РАН, доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, лауреат премии А. Смита (A. Smith Award) – 1999 г.

Под научной редакцией П. Н. Клюкина

© П. Клюкин, перевод, 2016

© ООО «Издательство «Эксмо», 2016

От редакции

Масштабная серия «Антология экономической мысли», выходившая в издательстве «Эксмо» в 2007–2011 гг. и посвященная творчеству великих экономистов прошлого, возобновляется вновь. Тома, ее составляющие, будут выходить теперь уже вторым изданием. Они, по возможности, будут отличаться от первого издания дополнительным набором новых текстов и переводов. Все сочинения по-прежнему публикуются не в сокращенном, а в полном варианте. Главная задача серии прежняя – сделать доступными для российского читателя памятники мировой экономической литературы, способствовать подъему уровня российской экономической мысли. Стремясь к решению этой задачи, мы имеем в виду не только качественное воспроизведение текстологического материала (хотя и это в наше время само по себе уже неплохо), но и привлечение талантливой молодежи к осмыслению ключевых проблем современности, к поиску новых идей и концепций. В этой связи публикация оригинальных текстов, побуждающих к самостоятельным размышлениям над книгой, является в настоящее время, на наш взгляд, насущной потребностью. Справочные и иные материалы, а также разнообразные приложения, приводимые в каждом томе, помогут сориентироваться в большом потоке информации и лучше разобраться в проблематике, связанной с тем или иным классическим автором-экономистом.

Первые выпуски серии посвящены классической политической экономии. Как и в 2007 г., серия открывается изданием «Исследования о природе и причинах богатства народов» А. Смита (1723–1790), в последний раз издававшимся в нашей стране в полном объеме в 1962 г. под редакцией проф. В. С. Афанасьева. Однако в отличие от всех предыдущих изданий в настоящем издании публикуется первый полный перевод на русский язык «Истории астрономии» Смита (написан до 1758 года). Этот очерк, по единодушным отзывам Й. Шумпетера, М. Фридмана, а также известных отечественных экономистов (в частности, А. В. Аникина), представляет собой блестящее введение в творческую лабораторию Смита, позволяет глубже понять, как зарождался и развивался его метод исследования экономических и социальных проблем. Подробные примечания к тексту открывают российскому читателю по существу неизвестного еще Смита, который, тем не менее, уже оперировал метафорой «невидимой руки Юпитера».

Вслед за изданием А. Смита, преследующего помимо дидактических, как видим, также и научно-популярные цели, готовятся к печати избранные сочинения Д. Рикардо, преемника Смита в развитии политической экономии в Великобритании в начале XIX в.

В выпусках по классической экономии перевод термина «value» (за исключением новых переводов) везде оставлен как «стоимость», чтобы не идти вразрез со сложившейся долгой традицией. Читатель должен иметь в виду, однако, что в дореволюционных переводах классиков он переводился как «ценность», считаясь «естественным словоупотреблением русского языка».

Колонтитулы, вследствие большей информативности, сделаны сложные; поэтому в ряде мест они приводятся в сокращенном виде. Примечания авторов по-прежнему обозначены цифрами, редакторские примечания – звездочками. Издания снабжаются, как минимум, именными указателями. Дополнительные особенности оговариваются в каждом следующем томе отдельно.

В. С. Афанасьев
Адам Смит: политическая экономия мануфактурного капитализма

«Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) великого шотландского ученого Адама Смита (1723–1790) – это труд подлинного энциклопедиста, совершившего революцию в политической экономии, внесшего существенный вклад в становление и развитие таких экономических наук, как история народного хозяйства и экономической мысли, а также теория государственных финансов. Эта работа Смита представляет огромный интерес и для историков, социологов, философов и других обществоведов.1

  «Богатство народов» Смита – это «часть осуществления им незаконченного грандиозного научного проекта «История свободных наук и изящных искусств» (Йозеф А. Шумпетер. История экономического анализа. Спб.: Экономическая школа. 2001. С. 232–233).

[Закрыть]

«Богатство народов», потребовавшее от Смита более двадцати пяти лет упорного труда, составило эпоху в мировой экономической мысли. Преодолев отраслевую ограниченность теорий своих предшественников, Смит превратил политическую экономию в подлинно общественную науку, оказывающую самое непосредственное воздействие как на современную экономическую мысль, так и на хозяйственную практику наших дней. Известный американский экономист Кеннет Э. Боулдинг писал: «Современная экономическая теория ведет свою родословную от «Богатства народов» Адама Смита…».2

  Панорама экономической мысли конца ХХ столетия. Спб.: Экономическая школа. 2002. Т. 2. С. 908.

[Закрыть]

Теория Смита во многом предопределила дальнейшее развитие политической экономии. Последующие школы экономической мысли складывались и эволюционировали в значительной степени под влиянием теории Смита. И в наши дни это влияние простирается не только на трактовку важнейших проблем экономической теории (соотношение рыночного и государственного регулирования капиталистической экономики, движущие силы экономического развития и т. п.), но и на ее основную структуру. Парадокс, требующий своего объяснения, состоит в том, что экономическое учение Смита выступило в качестве теоретического исходного пункта противоборствующих друг с другом важнейших течений современной экономической мысли: марксизма и неоклассики.

Рыночные экономические реформы, проводимые в последние годы во многих странах мира, в том числе и в России, непосредственно связаны с концепцией «невидимой руки конкуренции», разработанной Смитом более двухсот лет назад.3

  Вальтер Адамс, Джеймс В. Брок. Адам Смит шагает по Москве: диалог о радикальной реформе. М.: «Дело ЛТД».

[Закрыть]

Со временем сама работа Смита превратилась в подлинное богатство народов. Произведения, подобные «Богатству народов» Адама Смита, появляются раз в столетие. Для XIX века – это «Капитал» Карла Маркса (I том в 1867 г.), а для XX века – «Общая теория занятости, процента и денег» (1936) Джона Мейнарда Кейнса.

До конца XVIII века «Богатство народов» выдержало десять английских изданий, не считая публикаций в США и Ирландии, и было переведено на датский, голландский, испанский, немецкий и французский языки, в том числе на два последних языка – неоднократно.4

  Йозеф А. Шумпетер. История экономического анализа. Спб.: Экономическая школа, 2001. С. 249.

[Закрыть] Его первый русский перевод, предпринятый молодым чиновником министерства финансов Николаем Политковским, был опубликован в Санкт-Петербурге в четырех томах в 1802–1806 гг. Всего же на русском языке осуществлено десять изданий «Богатства народов». После Второй мировой войны в СССР и России эта работа Смита выходила трижды – в 1962, 1991 (не полностью: лишь книги I и II в составе «Антологии экономической классики» т.1) и в 1993 годах.

«Богатство народов» Смита включает в себя пять книг, из которых первые две посвящены анализу проблем политической экономии капитализма. Первая книга имеет заголовок, отражающий литературные традиции того времени: «Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа». Вторая книга озаглавлена: «О природе капитала, его накоплении и применении». Третья книга – «О развитии благосостояния у разных народов» – посвящена проблемам истории народного хозяйства. В четвертой книге – «О системах политической экономии» – Смит критикует своих предшественников – меркантилистов и физиократов, которым он противопоставляет свою систему политической экономии.5

  «Примером… системы политической экономии является (как по замыслу автора, так и фактически) «Богатство народов» А. Смита». (Йозеф А. Шумпетер. Цит. соч. С. 45.)

[Закрыть] Название пятой книги – «О доходах государя или государства» – свидетельствует о том, что ее предмет – государственные финансы. «Богатство народов» Адама Смита – это своего рода экономическая энциклопедия последней четверти XVIII века.

Идеи свободы предпринимательской деятельности в концепции экономического либерализма Смита обосновывали необходимость ликвидации феодальных порядков с присущими им отношениями личной зависимости и играли прогрессивную роль. Именно поэтому учение Смита получило широчайшее распространение не только в Великобритании, но и далеко за ее пределами, в том числе и в России.

Особую роль в быстром распространении учения Смита играла его концепция «невидимой руки конкуренции», в соответствии с которой механизм рынка без какого-либо вмешательства государства в экономику в состоянии обеспечить сочетание частных и общественных интересов и на этой основе – наиболее эффективное развитие экономики. Смит писал о предпринимателе, стремящемся к получению наибольшей прибыли и, как правило, при этом не задумывающемся об общественной пользе: «…в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой (курсив мой. – В. А.) направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения… Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это».6

  Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо, 2007. С. 443.

[Закрыть] Однако Смит, как отмечает Й. Шумпетер, не придавал слишком большого значения тезису о том, что частный интерес в конечном счете совпадает с общественным интересом, поскольку он «остро чувствовал антагонизм между классами».7

  Йозеф А. Шумпетер. Цит. соч. С. 302.

[Закрыть] К тому же Смит в определенной мере видел и ограниченность рыночного механизма саморегулирования экономики. Он писал, что в тех сферах хозяйства, в которых рынок «не тянет», его должно заменять государство.

Исторический процесс ХХ века выявил недостаточность и более того – опасность концепции экономического либерализма. Стихийное рыночное саморегулирование экономики породило самый глубокий и продолжительный за всю историю капитализма мировой экономический кризис 1929–1933 гг., Великую депрессию, и поставило на грань краха всю капиталистическую систему хозяйства. Стало очевидным, что без дополнения рынка государственным контролем и регулированием капиталистическая экономика существовать не может. К такому заключению пришел один из самых крупных экономистов XX века – английский ученый Дж. М. Кейнс (1883–1946) в работе «Общая теория занятости, процента и денег» (1936). К концу XX века в научной западной экономической мысли оно стало доминирующим и проникло в учебники и справочную литературу по экономической теории. К концу XX века в научной западной экономической мысли этот вывод стал преобладающим и проник в учебники и справочную литературу по экономической теории. «Сейчас известно, – пишет лауреат Нобелевской премии по экономике за 2001 г. американский ученый Дж. Ю. Стиглиц, – что «…утверждение об эффективности рыночной экономики действительно только при строго ограниченных условиях. Несовершенства (рынка. – В. А.)… делают очевидным, что существует много проблем, с которыми рынок не справляется адекватным образом… Сегодня среди американских экономистов доминирует (курсив мой. – В. А.) взгляд, что ограниченное государственное вмешательство могло бы смягчить (если не решить) наиболее острые проблемы: государство должно играть активную роль в поддержании полной занятости и в устранении крайних выражений нищеты, но центральную роль в экономике должно играть частное предпринимательство».8

  Дж. Ю. Стиглиц. Экономика государственного сектора. Издательство Московского университета, 1997. Инфра-М, 1997. С. 16.

[Закрыть]

Следует обратить внимание на то, что в настоящее время рынок не справляется с регулированием именно тех сфер хозяйства, которые играют решающую роль в реализации возможностей современной научно-технической революции, таких как фундаментальная наука, культура, просвещение, здравоохранение, личное потребление широких масс трудящихся, должное обеспечивать высокий стандарт воспроизводства рабочей силы, способной использовать и развивать новейшие технологии, основанные на применении немеханических форм движения материи.

«Словарь современной экономической теории Макмиллана», подготовленный группой западных экономистов, так резюмирует приведенную в нем статью о «невидимой руке конкуренции»: «Современный взгляд на эту проблему сводится к тому, что хотя рука, без сомнения, действует, она, скорее всего, страдает артритом». Опасность стихийного рыночного регулирования экономики для самого существования капиталистической системы весьма рельефно выразил известный предприниматель и общественный деятель Джордж Сорос в работе «Кризис мирового капитализма». Он писал: «…Рыночные силы, если им предоставить полную власть, даже в чисто экономических и финансовых вопросах вызывают хаос и в конечном итоге могут привести к падению мировой системы капитализма. Это – мой самый важный вывод в данной книге».9

  Джордж Сорос. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. М.: ИНФРА-М. 1999. С. XXIII.

[Закрыть]

Очевидно, что «невидимая рука» рынка нуждается в некоем внешнем поддерживающем средстве, роль которого в современной экономике играет государство. «Экономическая роль правительства, несомненно, велика и всеобъемлюща», – констатируют авторы популярного учебника «Экономикс». О мощи государства в современной рыночной экономике свидетельствует тот факт, что, по данным Всемирного банка, в государственные бюджеты стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – а это наиболее развитые в экономическом отношении страны мира – изымается в среднем около 50 % их совокупного валового внутреннего продукта (в 2003 г. он составлял 29,2 трлн долл.).10

  Statistical Abstract of the United States 2006, 125th edition, Washington 2006, p. 874; «Вопросы экономики». № 7. 1997. С. 8.

[Закрыть] Эти гигантские средства используются и в интересах развития экономики, для дополнения и корректировки рыночного механизма. Тем более существенную роль призвано играть государство в странах с переходной экономикой, в которых еще только формируются рыночные институты. Это в полной мере относится и к России, экономический кризис в которой в 90-х годах ХХ – начале XXI века по своим разрушительным последствиям намного превзошел американскую Великую депрессию 30-х годов в результате применения к реформированию высококонцентрированной советской экономики стихийного рыночного механизма – «невидимой руки» рынка, т. е. модели экономического развития XVII–XVIII веков.11

  Афанасьев В. С. «Великие депрессии в США и России», журнал «Экономист». № 3. 2002; Реформы глазами американских и российских ученых. М.: Российский экономический журнал, 1996.

[Закрыть]

Исторические условия формирования теории Смита

Капиталистическая мануфактура. Производство Великобритании во второй половине XVIII столетия – в эпоху Смита – характеризовалось господством капиталистической мануфактуры – крупного по тем временам производства, основанного на ремесленной технике и разделении труда. Именно разделение труда, являвшееся в то время главным фактором роста производительности труда, отличало мануфактуру от предшествующей ему простой капиталистической кооперации. В то время как от последующей ступени развития капитализма – машинной индустрии – мануфактура отличалась отсутствием применения машин.

Мануфактурное разделение труда, ведущее к специализации средств труда, а потому и самого труда, а также к упрощению производственных операций, явилось важнейшей предпосылкой последующего перехода к машинному производству. Во времена Смита оно делало лишь самые первые шаги. Смит был знаком с Джемсом Уаттом – изобретателем паровой машины – и сотрудничал с ним во время подготовки его изобретения.12

  Андрей Аникин. Адам Смит. М.: Молодая гвардия, 1968. С. 70–80; его же – Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей экономистов до Маркса. 4-е изд. М.: Политиздат, 1985.

[Закрыть] Смит – экономист мануфактурного капитализма кануна промышленной революции – перехода к машинному производству.

Мануфактурное разделение труда «по Смиту… является практически единственным фактором экономического прогресса».13

  Йозеф Шумпетер. Цит. соч. С. 240.

[Закрыть] Показательно, что Смит ставит на первое место не механическую, а социальную производительную силу – разделение труда, которое и в XXI веке наряду с дисциплиной труда, управлением производством, предпринимательством, организацией производства и другими ее формами играет огромную роль.

Смит писал, что рост выработки в результате разделения труда определяется следующими тремя обстоятельствами: во-первых, увеличением ловкости каждого отдельного рабочего; во-вторых, экономией времени, которое теряется – при отсутствии разделения труда – при переходе от одного вида труда к другому; в-третьих, изобретением большого числа приспособлений и машин, способствующих повышению производительности труда.14

  Адам Смит. Цит. соч. С. 72–73.

[Закрыть]

При этом Смит особое внимание уделял обучению как важнейшему фактору роста производительности труда. «…Адам Смит гораздо яснее понимал чрезвычайную важность человеческих знаний и ноу-хау для производственного процесса, чем современные экономисты… Экономическое развитие – это процесс, который почти полностью происходит в сознании людей. Это в значительной мере процесс обучения…».15

  Кеннет Э. Боулдинг. Экономическая теория и социальные системы. Панорама экономической мысли конца ХХ столетия. Спб.: Экономическая школа, 2002. С. 920.

[Закрыть]

Смит посвятил три первых главы «Богатства народов» проблеме разделения труда. Характерно при этом, что данная проблема получает у Смита двоякую трактовку. С одной стороны, Смит видит, что разделение труда порождается теми многочисленными преимуществами, которые получает использующее его производство (рост производительности труда и качества товаров, снижение издержек производства на единицу продукции и т. п.). С другой стороны, он пишет, что разделение труда «представляет собой последствие… определенной склонности человеческой природы… а именно склонности к торговле, к обмену одного предмета на другой»,16

  Адам Смит. Цит. соч. С. 76.

[Закрыть] и потому оно зависит и от объема рынка.

Нетрудно заметить, что методологически это разные трактовки: если первая позиция Смита ищет причину разделения труда в тех положительных изменениях, которые оно вызывает в процессе производства потребительных стоимостей, то вторая обращается к товарным, рыночным, следовательно, стоимостным аспектам проблемы.

На эту противоречивость методологических позиций Смита следует обратить особое внимание, поскольку она характерна для его трактовок фактически всех рассматриваемых им экономических проблем.

В «Богатстве народов» Смит приводит, ставшее классическим, описание мануфактурного производства английских булавок, отмечая при этом, что выработка на одного рабочего сравнительно с индивидуальным ремесленником в результате разделения труда в мануфактуре увеличилась в сотни раз. Он писал, что труд по производству булавок в лучших мануфактурах разделен приблизительно на 18 самостоятельных операций: «Один рабочий тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка головки – другую; самостоятельной операцией является даже завертывание готовых булавок в пакетики».17

  Адам Смит. Цит. соч. С. 69–70.

[Закрыть] В результате достигается высокий уровень производительности труда. 10 рабочих, пишет Смит, в такой мануфактуре за один день производят свыше 48 тысяч булавок. Результат более чем поразительный, если учесть, что при этом применялись только ремесленные, ручные орудия труда. «Но если бы все они, – продолжает Смит, – работали в одиночку и независимо друг от друга и не были приучены к этой специальной работе, то, несомненно, ни один из них не смог бы сделать двадцати, а может быть, даже и одной булавки в день».18

  Адам Смит. Цит. соч. С. 70.

[Закрыть]

Видел Смит не только позитивные, но и негативные стороны разделения труда, в том числе и порождаемую им опасность вырождения народа. Он писал: «С развитием разделения труда занятие подавляющего большинства тех, кто живет своим трудом, т. е. главной массы народа, сводится к очень небольшому числу простых операций, чаще всего к одной или двум».19

  Адам Смит. Цит. соч. С. 722.

[Закрыть] В этих условиях работник не имеет возможности развивать свои физические и умственные способности, кроме тех, которые требуются для выполнения простых производственных операций. В результате он «становится… тупым и невежественным, каким только может стать человеческое существо», что наносит огромный вред здоровью народа, а тем самым экономике страны и ее военной мощи. Между тем, поясняет Смит, «в каждом развитом цивилизованном обществе в такое именно состояние должны неизбежно впадать трудящиеся бедняки, т. е. главная масса народа, если только правительство не прилагает усилий для предотвращения этого».20

  Адам Смит. Цит. соч. С. 722.

[Закрыть] Здесь, как и в других случаях, когда рыночный механизм не срабатывает, Смит – разумный поборник свободы предпринимательства – обращается к силе государства.

Историческая призма теории Смита. В силу той исключительной роли, которую играло разделение труда в условиях мануфактуры, для Смита оно выступает как своего рода «историческая призма», сквозь которую он рассматривает экономические явления своей эпохи. Исследуя труд под углом зрения его разделения в обществе, Смит сумел уловить общественную целостность труда в отличие от его отраслевой специфики, на которую делали акцент его предшественники (меркантилисты – на труд в сфере торговли, добычи благородных металлов; физиократы – на труд в сельском хозяйстве). Тем самым Смиту удалось в значительной мере преодолеть отраслевой подход к анализу экономических явлений, характерный для меркантилизма и физиократии. В его трактовке политическая экономия впервые предстает как наука об экономике общества в целом, а не какой-либо ее отдельной сферы или отрасли, хотя бы и очень важной. У Смита она выступает как наука о «богатстве народов». В результате политическая экономия – народнохозяйственная в своей сущности наука – сбрасывает ранее присущую ей отраслевую оболочку.

Эта «призма» позволила Смиту установить, что труд выступает источником стоимости в любой отрасли материального производства, что явилось важнейшим шагом вперед в развитии трудовой теории стоимости, начало которой положил английский ученый Уильям Петти (1623–1687).

Рассматривая разделение труда как важнейший метод повышения его производительности, Смит находит в нем объяснение многих явлений современной ему экономики. Так, причину отставания сельского хозяйства от промышленности он видит прежде всего в неразвитости в сельском хозяйстве разделения труда, обусловленной природными факторами. С этих же позиций он объясняет неравномерность в развитии отдельных регионов и стран. В упрощении производственных операций в результате развития разделения труда Смит усматривает предпосылку изобретения машин, повышающих эффективность разделения труда. «Повсеместное установление разделения труда» рассматривается Смитом в качестве важнейшей причины превращения товарного обмена (по мнению Смита, присущего самой «природе человека») в настоятельную экономическую необходимость.

Смит подчеркивал, что степень развития разделения труда в значительной мере определяется емкостью рынка. Эта мысль Смита зафиксирована в названии третьей главы его главной работы «Богатство народов»: «Разделение труда ограничивается размерами рынка». Если учесть, что разделение труда во времена Смита являлось главным средством повышения производительности труда, это его положение приобретает существенную теоретическую и практическую значимость: в рыночной экономике уровень развития производительных сил в конечном счете определяется размерами рынка.

Эта концепция, выразившая важнейшую закономерность рыночной экономики, открытую Смитом, нашла свое дальнейшее развитие в работах выдающихся мыслителей-экономистов, в том числе К. Маркса (в его учении о взаимосвязи производительных сил и общественно-производственных отношений) и Дж. М. Кейнса (в его концепции экономических реформ и, в частности, в теории эффективного спроса – фактора непосредственно определяющего динамику капиталистического производства). Данная закономерность блестяще подтверждается массовыми данными нашего времени. К примеру, в годы Второй мировой войны (1939–1945), когда были созданы – через систему государственных заказов на военную продукцию – весьма благоприятные условия для ее сбыта, объем промышленного производства в США удвоился за очень короткое время – 6 лет. Для сравнения скажем, что удвоение промышленного производства в США в предвоенный период, когда таких благоприятных рыночных условий не было, потребовало примерно 18 лет, а сразу после Второй мировой войны – 12 лет, т. е. в 2–3 раза больше.21

  Рассчитано по данным: Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. N. Y. 1989. Р. 666–667.

[Закрыть] Этот пример говорит о том, какой значительный экономический потенциал можно привести в движение, если обеспечить соответствие между условиями производства и условиями реализации товарной продукции в промышленно развитой капиталистической стране.

iknigi.net

Исследование о природе и причинах богатства народов Википедия

Исследование о природе и причинах богатства народов
An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations

Первая страница книги (Лондонское издание 1776 года)
Жанр документальная литература
Автор Адам Смит
Язык оригинала английский
Дата первой публикации 1776
Издательство William Strahan[d] и Thomas Cadell[d]
 Медиафайлы на Викискладе

Исследование о природе и причинах богатства народов (англ. An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) — основная работа шотландского экономиста Адама Смита, опубликованная 9 марта 1776 года, во времена Шотландского просвещения.

Книга оказала значительное влияние на экономическую теорию. Является основополагающим трудом классической политэкономии.

Содержание

  • 1 Структура
  • 2 Новое в подходе к экономике
  • 3 Издания
    • 3.1 На русском
  • 4 Примечания
  • 5 Литература
  • 6 Ссылки

Структура[ | ]

Трактат состоит из 5 книг:

  1. Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между классами народа;
  2. О природе капитала, его накоплении и применении;
  3. О развитии благосостояния у разных народов;
  4. О системах политической экономии;
  5. О доходах монарха или государства.

Новое в подходе к экономике[ | ]

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который в дальнейшем назвали классической теорией. В соответствии с ним го

ru-wiki.ru

Исследование о природе и причинах богатства народов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Исследование о природе и причинах богатства народов (англ. An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) — основная работа шотландского экономиста Адама Смита, опубликованная 9 марта 1776 года, во времена Шотландского просвещения.

Книга оказала значительное влияние на экономическую теорию. Является основополагающим трудом классической политэкономии.

Структура

Трактат состоит из 5 книг:

  1. Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между классами народа;
  2. О природе капитала, его накоплении и применении;
  3. О развитии благосостояния у разных народов;
  4. О системах политической экономии;
  5. О доходах монарха или государства.

Новое в подходе к экономике

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который в дальнейшем назвали классической теорией. В соответствии с ним государство должно обеспечивать безопасность жизни человека и его собственности, разрешать споры, гарантировать соблюдение правил. Иными словами, государство должно делать то, что индивидуум либо не в состоянии выполнить самостоятельно, либо делает это неэффективно. В своем описании системы рыночной экономики Адам Смит доказывал, что именно стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов независимо от его воли и сознания, приводит к достижению экономической выгоды и пользы для всего общества. Предприниматель «невидимой рукой» направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения. Главным условием достижения таких результатов является требование, чтобы для всех субъектов хозяйственной деятельности реализовать и гарантировать основные экономические свободы: свободу выбора сферы деятельности, свободу принятия решений, свободу конкуренции и свободу торговли.

Издания

Первое издание книги вышло в начале 1776 годов. В третьем издании (1784 год) сделано несколько добавлений, в частности к главе о возвратных пошлинах и к главе о премиях. Кроме того, добавлена новая глава «Заключение о меркантилистической системе» и новый параграф в главе о расходах государя. Во всех этих добавлениях под «настоящим положением вещей» имеется в виду положение вещей в 1783 и в начале 1784 годов.

Ещё при жизни Адама Смита книга выдержала пять изданий в Англии (в 1776, 1778, 1784, 1786 и 1789), была издана во Франции (первый перевод в 1779 году) и в Германии.

В Испании книга Смита изначально была запрещена инквизицией[1]. Причина запрета была в том, что в Испании очень настороженно следили за событиями французской революции, в том числе старались не допустить распространение идей разрушения феодальной системы правления. Поступающие из Франции книги очень тщательно изучались для выявления революционных идей. Указание во французском издании на первоначальную публикацию «Богатства народов» в Лондоне инквизиторские цензоры в 1791 году сочли выдумкой. Работу рекомендовали к запрещению. Идеи Смита о защите ростовщичества и эгоизма признавались как скандальные и анти-евангельские.

Огромное количество изданий было сделано после смерти Смита (1790 год).

На русском

Впервые книга переведена на русский в 1802−06 годах Николаем Политковским. Следующий перевод сделан Петром Бибиковым в 1866 году.

Другими переводчиками были М. Щепкин и А. Кауфман в 1908 году, П. И. Лященко в 1924 году. Издания 30-х годов не содержали имён переводчиков и были выпущены Институтом К.Маркса и Ф.Энгельса. Издание 1962 года также без имени переводчика, выпущено под редакцией В. Незнанова.

Книга много раз переиздавалась на русском:

  • Исследование свойства и причин богатства народов. Творение Адама Смита. Пер. с англинского. Т. 1-4. СПб., 1802—1806.
  • Смит Адам. Исследования о природе и причинах богатства народов в 3-х тт. Т.1. с примечаниями Бентама, Бланки, Буханана, Гарнье, Мак-Кулоха, Мальтуса, Милля, Рикардо, Сэя, Сисмонди и Тюрго. Перевел П. А. Бибиков. СПб. тип-фия И. И. Глазунова 1866 г. 496 с.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. М., 1895.
  • Смит А. Исследование о богатстве народов. СПб., 1908.
  • Смит Адам. Исследование о богатстве народов. Пг., 1924.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2-х т. М.-Л., 1931.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т.-М.; Л.: Госсоцэкгиз, 1935. Т.1.-371 с. Т.2.-475 с.
  • Смит А. Исследование природы и причины богатства народов. М., 1954.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М: Соцэкгиз, 1962. 684 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. В 2 т. М.: Наука, 1993. 570 с.
  • Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народа (отдельные главы). Петрозаводск, 1993. 320 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Ось-89, 1997. 255 с.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга первая. М, 1997.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007.
  • Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2016.

Примечания

Литература

Ссылки

В Викитеке есть оригинал текста по этой теме.

wikipedia.green

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о