Ислам страна: Исламские страны и мусульманский мир

Содержание

Исламские страны и мусульманский мир

  1. Развитие исламских стран
  2. История мусульманских государств
  3. Какие страны являются традиционно исламскими?
  4. Организация исламского сотрудничества
  5. Аспекты "исламского мира"
    1. Россия в исламском мире

Исламские страны в современном мире играют заметную роль в системе международных отношений и международной политики, поскольку мусульманское население на планете увеличивается с каждым годом рекордными темпами. Исламский мир показывает неуклонную тенденцию к расширению, и эксперты высказывают мнение, что мусульман в мире станет больше христиан уже к 2050 году. Уже сейчас исламский мир включает в себя не только исламские страны, которые являются традиционно восточными странами: мусульмане проживают в большинстве государств мира. В одной только столице Великобритании Лондоне имя Мухаммад является самым популярным, а на территории Лондона функционирует более ста мечетей. Глобализация распространила религию ислама, и сейчас этнические мусульманские общины функционируют во всех странах. Если рассматривать историю ислама, то можно увидеть парадоксальное явление: в странах Европы, которые на протяжении всей своей истории боролись с мусульманским миром, стремительно растет численность мусульман. Этому называют две причины: высокие демографические показатели, которые традиционно фиксируются у народов, исповедующих Ислам, и активная иммиграция.

История мусульманских государств

Изначально большая часть современного мусульманского населения являлась единым мусульманским государством, которое в восемнадцатом веке простиралось в своих владениях от Центральной Азии в восточной части до Испании и Марокко в западной части. Это была территория ислама Дар уль-ислам или Арабский халифат.

Ислам начал свою историю на Аравийском полуострове в седьмом веке нашей эры, когда Пророк Мухаммад ﷺ передал людям божественное откровение в виде Священной Книги Коран. Последователями Пророка ﷺ было создано небольшое государство-мусульманская община. После смерти Пророка Мухаммада ﷺ, который стал первым правителем исламского государства, халифами становились его сподвижники – первые четыре халифа получили среди мусульман прозвище «праведные халифы», и уже в период их правления территории халифата включали Египет и Сирию, всю Саудовскую Аравию, Ирак и частично Иран. Дальнейшее расширение Халифата положило начало формированию разных исламских доктрин и религиозно-политических течений: ислам разделился на суннизм, хариджизм и шиизм.

Ислам на момент правления таких знаменитых и могущественных мусульманских династий, как Омейяды и Аббасиды, охватывал огромные территории: от Пиренейского полуострова до центра Азии, до западных индийских провинций: государства формировались уже самостоятельные, независимые от Халифата, но проповедующие религию Ислама.

К десятому веку исламский мир уже имел несколько культурных и политических центров: одним в арабо-мусульманской Испании управляли Омейяды, а вторым, в Египте, управляли Фатимиды, и обе эти династии прикладывали огромные усилия для того, чтобы объединить мусульман и распространить плоды исламской цивилизации среди жителей. К пятнадцатому веку Пиренеи уже постепенно стали переходить под власть Реконкиста, то есть христианских правителей, но Ислам продолжал свое расширение в Западную и Восточную Африку, в Юго-Восточную Азию, на Кавказе, на Балканах и в Поволжье.

После того, как Первая мировая война положила конец Османской империи, институты султаната и халифата были упразднены, границы Ислама в результате колониальной модернизации существенно сдвинулись. Сегодня исламский мир – это история и судьбы многих постколониальных государств, но идея того, что политическое единство мусульман должно быть восстановлено, а Халифат возрожден, а весь исламский мир должен вернуться вновь к своим духовно-нравственным идеалам, остается главенствующей для мусульманских религиозно-политических движений во многих странах мира.

Какие страны являются традиционно исламскими?

Ислам имеет свою долгую и пеструю историю, которая во многом объясняет распространение мусульман по миру и показатели процентного соотношения мусульманского населения между исламскими странами. Ниже представлен список стран, в которых исламская культура и традиции доминируют на протяжении столетий:

  • Азербайджан;
  • Алжир;
  • Афганистан;
  • Бангладеш;
  • Бахрейн;
  • Бруней;
  • Буркина-Фасо;
  • Гамбия;
  • Гвинея;
  • Гвинея-Бисау;
  • Джибути;
  • Египет;
  • Западная Сахара;
  • Индонезия;
  • Иордания;
  • Ирак;
  • Иран;
  • Йемен;
  • Казахстан;
  • Катар;
  • Киргизия;
  • Коморские острова;
  • Кувейт;
  • Ливан;
  • Ливия;
  • Мавритания;
  • Малайзия;
  • Мали;
  • Мальдивы;
  • Марокко;
  • Нигер;
  • Нигерия;
  • ОАЭ;
  • Оман;
  • Пакистан;
  • Палестина;
  • Саудовская Аравия;
  • Сенегал;
  • Сирия;
  • Сомали;
  • Судан;
  • Сьерра-Леоне;
  • Таджикистан;
  • Танзания;
  • Тунис;
  • Туркмения;
  • Турция;
  • Узбекистан;
  • Чад;
  • Эритрея;
  • Эфиопия.

Немало мусульман проживает и в Индии – мусульманская община этой страны составляет почти сто девяносто миллионов человек, что составляет 14% от всего населения Индии.

Относительно того, какова численность мусульманского населения в Китае, существуют разные данные: Организация Объединенных Наций заявляет, что в Китае проживает двадцать миллионов мусульман, но, по другим оценкам, численность мусульманской общины в Китае достигает даже шестидесяти-девяноста миллионов человек.

В настоящее время на международной арене некоторые исламские страны, такие как Малайзия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Турция являются значимыми политическими и экономическими игроками.

Организация исламского сотрудничества

В 1969 году на конференции глав исламских государств была основана международная "Организация Исламская конференция" (ОИК), целью которой являлась консолидация мусульманских стран в экономической, культурной, социальной и политической сферой. В ОИК, переименованной в 2011 году в ОИС - "Организацию исламского сотрудничества" входит 57 исламских стран:

  1. Саудовская Аравия
  2. Объединенные Арабские Эмираты
  3. Малайзия
  4. Турция
  5. Индонезия
  6. Иран
  7. Нигерия
  8. Алжир
  9. Кувейт
  10. Бангладеш
  11. Ливия
  12. Казахстан
  13. Катар
  14. Египет
  15. Оман
  16. Ирак
  17. Пакистан
  18. Бахрейн
  19. Тунис
  20. Марокко
  21. Судан
  22. Кот-д'Ивуар
  23. Йемен
  24. Сирия
  25. Азербайджан
  26. Габон
  27. Узбекистан
  28. Туркменистан
  29. Бруней
  30. Иордания
  31. Камерун
  32. Чад
  33. Ливан
  34. Мозамбик
  35. Сенегал
  36. Таджикистан
  37. Суринам
  38. Бенин
  39. Мавритания
  40. Уганда
  41. Того
  42. Кыргызстан 
  43. Албания
  44. Гвинея
  45. Гайана
  46. Афганистан
  47. Буркина Фасо
  48. Мали
  49. Джибути
  50. Сомали
  51. Нигер
  52. Сьерра Леоне
  53. Гамбия
  54. Мальдивы
  55. Гвинея-Бисау
  56. Коморы
  57. Палестина

Аспекты "исламского мира"

Когда говорят об исламском мире, подразумевают страны с исламом как с господствующей религией, но мусульманский мир включает в себя и те регионы, где компактно проживают мусульмане, не являясь в данной стране господствующим большинством, или те государства, где существуют большие группы мусульман или исламские общины. Сегодня исламский мир – это 1,9 млрд мусульман, которые проживают по всей планете и являются представителями самых разных национальностей и рас, культур и народов. Из этого числа в пятидесяти странах мусульмане составляют большинство, а еще в тридцати странах мусульмане являются влиятельным меньшинством.

Понятие "исламский мир" подразумевают три аспекта: политический, географический и религиозно-культурный, в последнем случае подразумевается мусульманская умма или община, то есть сообщество единоверцев, которые связаны не только религиозными ценностями, но и образом жизни, общей культурой. Мусульманская умма составляет 25% населения планеты, поскольку из семи с половиной миллиардов жителей на планете Земля проживает чуть менее двух миллиардов мусульман.

С точки зрения аспекта географического, под исламским миром подразумевают тот регион на планете, где компактно проживает большое количество мусульман: охватывает территории от Западной Африки вплоть до Юго-Восточной Азии, и в этот регион входит и Европа, и Россия, и Кавказ, а также Центральная Азия, Индия, Китай и Индонезия. Если рассматривать распространение мусульманского населения по континентам и странам, то в Северной Африке проживает всего 20% от мусульман земли, а в Азии - 80% приверженцев мусульманской религии: в Индонезии проживает двести тридцать миллионов человек, в Индии – сто девяносто, в Пакистане – сто девяносто пять миллионов, в Бангладеш мусульманское население составляет сто пятьдесят миллионов.

С точки зрения политического аспекта, под понятием «исламский мир» подразумевают те страны, которые себя позиционируют как исламские государства. Некоторые страны делают это формально: Бруней, Пакистан, Иран и Саудовская Аравия, а ряд государств делают это неформально – Азербайджан, Тунис, Индонезия, Бангладеш и Малайзия.

Россия в исламском мире

Мусульманский мир рассматривает Россию как важную составную часть, так как Россия имеет большое историческое наследие, на протяжении разных веков на территории страны существовало немало мусульманских государств, ханств, эмиратов, имаматов, кроме того процент коренных мусульманских народов на территории Российской Федерации составляет по разным данным от 20 до 30% и он растет с каждым годом достигая уже до двадцати пяти миллионов жителей страны.

Семь стран мира, где закон предусматривает смерть для атеистов

Посчитать, сколько в мире атеистов, проблематично. Из-за широты самого термина, который включает множество мировоззренческих концепций, оценки разнятся от 2,5% до 13%. Одновременно больше половины стран мира так или иначе законодательно дискриминируют атеистов, решили исследователи из организации International Humanist and Ethical Union (IHEU), которая занимается защитой прав людей, скептически относящихся к религии.

В опубликованном на этой неделе отчете IHEU, который был направлен в ООН, подробно рассматривается законодательство и практика всех государств, уличенных в ущемлении прав атеистов. Согласно исследованию, в мире сегодня существуют семь стран, безбожие в которых может караться смертной казнью в соответствии с законом. Ряд других государств ограничивают максимальное наказание атеистам тюремными сроками, а в некоторых неверующие просто поражены в правах, например, семейных или избирательных.

Все семь стран, которые казнят атеистов, имеют установленную законом официальную религию – ислам. В западноафриканской Мавритании (полное название – Исламская Республика Мавритания) конституция 1991 года ограничивает свободу вероисповедания, закрепляя мусульман в качестве единственных граждан страны. Соответственно, атеисты и люди иной веры не могут претендовать на гражданство, а отказавшийся от своей веры мавританец (или же принявший другую религию) гражданство автоматически теряет. Более того, ст.306 уголовного кодекса предусматривает смертную казнь за вероотступничество с конфискацией всего имущества в пользу госказны. Обвиняемому, согласно этому положению, дается трое суток, чтобы покаяться и вернуться к вере в Аллаха. Это положение прямо перекочевало в УК из шариата.

В Мавритании практикуются законы шариата как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве, существует Министерство исламских дел, а также Высший исламский консулат, состоящий из шести имамов, который проверяет законодательную и другие виды государственной деятельности на соответствие религиозным канонам.

В Судане также живут по нормам шариата, однако временная конституция в стране более лояльна к религиозным меньшинствам – им не запрещается отправление культа. Обращение в ислам в Судане исключительно приветствуется, а вот выход из этой религии карается, по законам, тюремным заключением (до пожизненного) или же смертной казнью.

Мужчина-мусульманин в Судане имеет право брать в жены предстательниц другой веры, правда, только монотеистической — христианской или иудейской. Женщина ограничена при выборе супруга строго мусульманами. Антиисламские богохульство карается шестью месяцами тюрьмы, сотней ударов плетью, а также может предусматривать денежный штраф. Богохульство же в отношении других религий не возбраняется.

В формально демократическом Пакистане предусмотрена смертная казнь за богохульство (коим также считается атеистическое высказывание), а уголовный кодекс включает отдельные статьи за осквернение Корана, а также оскорбления пророка Мохаммеда. Как говорится в отчете IHEU, эти нормы в большинстве случаев используются для преследования конкурентов по бизнесу или просто личных врагов по ложным обвинениям. Муллы пристально следят за такими делами и часто приходят в светский суд, чтобы напомнить участникам процесса, в том числе и судьям, что неугодное решение может привести к неофициальному суду со стороны радикальной части мусульманского сообщества.

Атеисты в Пакистане не могу получить паспорт. Документы, в которых обязательная графа о вероисповедании заполнена словом "атеист" или синонимом, просто не примут. Тех же, кто признался в анкете  о принадлежности к исламу, обяжут подписать дополнительную декларацию о признании Мохаммеда в качестве "последнего пророка".  

Соседний Афганистан следует законам шариата, не запрещает свободу вероисповедания, включая атеизм, однако уголовный кодекс предусматривает смерть через повешение для отступников мусульманской веры. Помимо этого, президентом и вице-президентом Афганистана не может стать гражданин отличной от ислама веры. Религиозные меньшинства там составляют около 1% населения. Последний известный смертный приговор по обвинению в предательстве веры был вынесен в 2008 году 23-летнему журналисту Саеду Камбакшу, который скачал в интернете и распространил текст известного атеиста Араша Биходы с критикой некоторых стихов Корана. Позже казнь заменили на 20 лет тюрьмы, а недавно Камбакш был и вовсе помилован президентом, после чего покинул страну.

Саудовская Аравия, пожалуй, самая несвободная страна в мире в религиозной сфере. Духовная власть здесь не отделена от светской, а религиозный истеблишмент имеет тесные семейные связи с королевской семьей. Любое отклонение от государственной трактовки ислама суннитского толка (в королевстве доминирует ваххабитская версия суннизма) считается вероотступничеством и наказывается смертью. В 2012 году молодой журналист Хамза Кашгари сделал запись в твиттере о том, что не считает природу пророка Мохаммеда божественной, хотя и признает его духовный авторитет. Кашгари, когда понял, что сделал, практически сразу же покинул страну, однако был арестован в Малайзии (также мусульманской), а затем отправлен на родину. Сейчас он ожидает смертной казни.

В Саудовской Аравии существует "Комитет по продвижению добродетели и предотвращению греха" — проще говоря, религиозная полиция. Организация знаменита особой нелюбовью именно к атеистам.

Статья 100 конституции Ирана объявляет держателем всей власти в стране духовного лидера – аятоллу. Он контролирует суды, армию, медиа, а также выборные институты – президента и парламент. 91-я статья конституции вводит "охранительный консулат" — орган, ответственный за проверку всех нормативных актов по двум критериям: 1) соответствие основному закону, 2) соответствие нормам ислама. Конституция также делит всех иранцев на четыре религиозные группы: мусульмане, зороастрийцы, христиане и иудеи. Безбожники и представители прочих религий не имеют гражданских прав в принципе.

Четыре узаконенные религиозные группы в Иране не равны. Большинство государственных должностей, например, могут занимать исключительно мусульмане-шииты. Уголовный кодекс также фиксирует значительные преимущества для мусульман. Так, за измену мусульманке муж-мусульманин будет приговорен к ста ударам плетью (ст. 8811), тогда как немусульманин, изменив мусульманке, расстанется с жизнью (ст. 82-c12). В свою очередь, для мусульманина, который изменяет жене с представительницей другой веры, уголовный кодекс наказания не предусматривает.

Гомосексуальный акт между двумя мусульманами в Иране, вопреки распространенному заблуждению, не слишком тяжелое преступление: за него каждому участнику полагаются по сто ударов плетью, при том условии, что действие "не было завершено" (иначе все-таки виселица). Однако если же при аналогичных обстоятельствах активную роль играл человек иной веры, то его казнят вне зависимости от концовки.

На Мальдивских островах конституция устанавливает ислам единственной государственной религией. Прямого наказания для атеистов законодательство не предусматривает, однако специальная религиозная комиссия имеет широкие полномочия при рассмотрении частных случаев, которые встречаются не очень часто – немусульманин гражданином островного государства быть не может.

В 2010 году мальдивец Мухаммед Назим в ходе публичного мероприятия спросил исламского проповедника о том, как ислам относится к людям, которые изо всех сил стараются обрести веру в Аллаха и его пророка, но не могут, имея в виду самого себя. Толпа тут же накинулась на юношу, которого спасла только полиция. Религиозная комиссия приговорила его к смерти, однако дала возможность исправиться – пройти ряд консультаций у имамов и попробовать все-таки стать достойным мусульманином. У Назима получилось, и его отпустили. В аналогичной ситуации в том же году оказался Исмаил Мохамед Диди, который в отличие от Назима выбрал смерть. Под конец периода, данного ему на покаяние, его нашли повешенным в диспетчерской вышке местного аэропорта, где Диди работал.

Отчет IHEU критикует также и ряд европейских стран за законодательство, предусматривающее наказание за оскорбление чувств верующих, что дискриминирует, по мнению исследователей, атеистов. В списке есть и Россия с упоминанием ст.282 УК, а также дела Pussy Riot. Франция, где пропорционально больше всего атеистов в Европе – 32% — упоминается в негативном ключе из-за закона, по которому государство владеет всеми католическими постройками, созданными до 1905 года, а также содержит их за счет бюджета. Здания, относящиеся к другим религиям и построенные в тот же период, государством не охраняются. США же получили свою долю критики от IHEU за слоган In God We Trust, который украшает все долларовые купюры, а также большинство правительственных зданий в Америке.

Полную версию отчета IHEU читайте здесь.


Арабская каллиграмма — Басмала (араб بسم الله الر حمن الر حيم ‎‎ бисми-Ллахи-р-Рахмани-р-Рахим «во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного»)

Выражение «исламский мир» обычно относится к странам, в которых господствующей религией является ислам. Области компактного проживания мусульман (даже если они в данном государстве и не являются большинством), отдельные общины и группы мусульман также принадлежат к исламскому миру. В настоящее время во всех уголках земного шара проживают более 1,2 миллиарда мусульман — представителей разных рас, народов и культур. Более чем в 50 странах мира мусульмане составляют большинство населения, а в более чем 30 — влиятельные меньшинства.

Распространение ислама в современном мире. Зеленым цветом отмечены страны с преобладанием мусульман-суннитов, красным — мусульман-шиитов, синим — мусульман-ибадитов. Процентная шкала отражает долевую численность мусульман относительно общей численности населения страны

Значительная часть современного исламского мира в средние века входила в состав огромного мусульманского государства, простиравшегося в середине VIII века от Марокко и Испании — на западе до Центральной Азии — на востоке. В исторической литературе оно известно под названием Арабский халифат, а в самой мусульманской традиции ассоциируется с Дар уль-ислам (территорией ислама).

История мусульман началась на Аравийском полуострове. Здесь в VII веке нашей эры в области Хиджаз с центрами в Мекке и Медине во времена пророка Мухаммада (570 — 632), передававшего своим сподвижникам слова божественного откровения — Священный Коран, последователи ислама создали небольшое государство в виде общины единоверцев (уммы).

Мечеть Аль-Харам аш-Шариф в Мекке (современный вид)

После смерти пророка Мухаммада главой мусульманской общины становится халиф (араб. заместитель, преемник). Пост халифа был воплощением присущей исламу идеи неразрывности светской и духовной власти. Четырех первых халифов подавляющее большинство мусульман называют «праведными» (632 — 661). Халифат в этот период уже охватывает территории Сирии, Египта, Ирака и значительной части Ирана, но мусульманская умма в основном остается арабской — немусульманское и неарабское население находится на положении покровительствуемых. Процесс расширения Халифата сопровождается борьбой за власть между политическими группировками, что приводит к формированию таких основных религиозно-политических течений и доктрин в исламе, как суннизм, шиизм и хариджизм.

Мечеть Куббат ас-Сахра в Иерсулиме

К середине VIII века, в правление халифов из династий Омейядов (661 — 750) и Аббасидов (750 — 1258), исламский мир охватывает огромное пространство: от Пиренейского полуострова на западе до Центральной Азии и западных районов Индии — на востоке. В период расцвета исламской цивилизации халифы начинают терять контроль над подвластными территориями. В пределах Халифата (и постепенно в новых регионах) формируются самостоятельные государства, которые отделяются от Халифата политически, но сохраняют принадлежность к исламской цивилизации. В Аббасидском халифате постепенно складывается практика перепоручения халифами военно-административной власти эмирам и султанам и параллельно ей — концепция о халифе как об исполнителе воли Аллаха. Существование даже лишенного реальной власти Халифа долго считается важным условием, освящающим власть реальных правителей (например, при мамлюкских султанах).

Арабский Халифат в конце VIII — начале IX вв.

С IX века мусульманское государство представляло собой уже полиэтническое общество, где доминирующее положение, как правило, занимали не арабы, а представители принявших ислам неарабских народов. Так, в эпоху Аббасидов в центральных и восточных областях государства — Ираке, Иране, Центральной Азии — военно-бюрократическую элиту составляют уже в основном иранцы. В 945 году даже новая столица халифов Багдад оказывается под контролем шиитской династии Буидов (Бувейхидов) иранского происхождения.

Самостоятельными центрами исламского мира становятся арабо-мусульманская Испания (под властью уцелевшей ветви Омейядов) и Египет (под властью Фатимидов).

Борьба за власть в условиях политической раздробленности вплоть до конца XV века сопровождается попытками той или иной сильной династии объединить исламский мир. В середине XI века на роль объединителя претендуют тюркские султаны Сельджукиды; в период Крестовых походов — султан Салах ад-Дин (Саладин) и его преемники; позже — египетские мамлюки и правитель Самарканда Тимур (Тамерлан).

Рукописный экземпляр Корана. Иран, XIV век

К концу XV века на Пиренейском полуострове побеждает Реконкиста (христианские правители северной Испании), но мусульманские династии продолжают утверждаться в других регионах — Западной и Восточной Африке, Юго-Восточной Азии, в Поволжье, на Кавказе, Балканах.

К середине XVI века, в эпоху «пороховых империй», большую часть исламского мира делят между собой династии Османов (Анатолия, Балканы, Ближний Восток и Северная Африка), Сефевидов (Иран и Афганистан) и Великих Моголов (Индия).

Османский султан Мехмед II Фатих — покоритель Константинополя

С середины XVIII века мусульманские империи и более мелкие мусульманские государства попадают в сферу колониальных интересов европейских держав. К концу XIX века большинство мусульманских стран (Северная Африка, Индия, мусульманские страны Юго-Восточной Азии) уже являются колониями и протекторатами европейских держав или же входят в состав Российской империи (мусульманские области Кавказа, Поволжья и Сибири, Центральная Азия).

Крушение Османской империи в результате Первой мировой войны и становление Турецкой республики сопровождаются упразднением институтов султаната и халифата. После Второй мировой войны колониальная модернизация (попытки ряда мусульманских государств выборочно заимствовать европейский опыт в военной, административной и образовательной сферах) и антиколониальная борьба приводят к формированию на месте бывших мусульманских империй и колониальных владений европейских держав множества новых национальных государств (как с монархической, так и с республиканской формой правления). Границы между ними фактически были проведены европейскими колонизаторами (например, Соглашение Сайкс-Пико).

Со второй половины XX века и по настоящее время политическая история исламского мира ассоциируется с различной судьбой десятков постколониальных национальных государств (во главе с традиционными династиями либо же президентскими режимами) и борьбой некоторых из них (например, Египет, Ирак, Иран, Саудовская Аравия) за региональное лидерство. Вместе с тем идеи политического единства мусульман, возрождения Халифата и возврата к духовно-нравственным и политическим идеалам первого исламского государства являются основополагающими для многочисленных религиозно-политических движений среди мусульман в разных странах.

Ислам и мусульмане в Швейцарии

Ислам стал третьей по величине конфессией страны. Должен ли он получить тот же статус, что и христианские церкви, то есть стать «национальной церковью» (Landeskirche)?

Этот контент был опубликован 12 марта 2020 года - 11:51
Петер Зигенталер Абдельхафид Абделели

Начал работать в SWI swissinfo.ch в 2008 году. За все это долгое время он написал множество статей и репортажей, рассказывающих о жизни в Швейцарии, уделяя особое внимание, в частности, вопросам иммиграции и получения убежища, образования на всех уровнях, туризма и ислама в Швейцарии.

Больше материалов этого / этой автора | Арабоязычная редакция

Корина Штаффе (Corinna Staffe, иллюстрация)

Доступно на 4 других языках

Оригинальная русскоязычная версия: Игорь Петров. 

В Швейцарии свобода убеждений, совести и вероисповедания защищена законом, в частности, Конституцией. При этом не все религиозные общины имеют в стране равный юридический статус.

По данным швейцарского Федерального статистического Ведомства (BfS) в 2017 году в Швейцарии проживали около 380 тыс. лиц мусульманского вероисповедания (5,4% от общей численности населения). Таким образом, мусульмане являются третьей по величине религиозной общиной страны после римско-католической конфессии (35,9%) и протестантской (реформатской) общины (23,8%).

За исключением кантонов Женева и Невшатель католические и протестантские церкви (христианские религиозные общины) признаны в рамках публичного права во всех кантонах. Еврейские общины имеют статус публично-правовых учреждений только в четырех кантонах: Берн, Фрибур, Базель и Санкт-Галлен.

Признание ислама в рамках публичного права в качестве «национальной церкви» дало бы ему не только преимущества, но и наложило бы на него определенные и довольно строгие обязательства. Исламские структуры смогли бы собирать с верующих налоги в свой доход, обретя облеченный доступ к таким государственным учреждениям, как школы, больницы и тюрьмы. 

С другой стороны, исламская община стала бы тогда объектом государственного политического надзора и финансового аудита. Сейчас некоторые мечети в Швейцарии получают прямую финансовую поддержку из-за рубежа, а властям совершенно неизвестно, каковы объемы этой поддержки и какое влияние и как оказывают иностранные доноры и меценаты на умы швейцарских мусульман.

Так может стоит признать мусульманскую религиозную общину в соответствии с публичным правом и внести таким образом большую ясность в характер функционирования этой немаловажной общественной группы? Признание со стороны государства помогло бы мусульманским общественным структурам и учреждениям Швейцарии освободиться от иностранной опеки. 

Такого мнения придерживается Мэллори Шнёули Пардьё (Mallory Schneuwly PurdieВнешняя ссылка), ведущая эксперт «Швейцарского центра общества и ислама» (Schweizerisches Zentrum für Islam und GesellschaftВнешняя ссылка) в Университете Фрибура. Швейцария еще не готова к этому! Таково мнение её коллеги Андреаса Тунгер-Занетти (Andreas Tunger-ZanettiВнешняя ссылка) из Университета Люцерна. 

Вообще-то в Швейцарии церковь и государство строго отделены друг от друга, но в некоторых областях (благотворительность, душепопечение, социальная сфера) они тесно сотрудничают. Так или иначе, в Швейцарии есть 26 кантонов (суверенных субъектов федерации) и права религиозных общин регулируются там всякий раз по-разному.

При этом все кантоны, так или иначе, действуют на основе одного и того же принципа: если и признавать с точки зрения публичного права, то не религию (ислам), но какую-то одну ведущую мусульманскую религиозную общественную структуру. Но тогда возникает вопрос: какой именно структуре отдать предпочтение и на основании каких критериев? 

Мусульмане в Швейцарии — это ведь весьма неоднородная социальная группа, здесь живут люди, исповедующие ислам, но при этом у них могут быть самые разные традиции, культуры и мировоззрения. По факту влиятельная «Федерация исламских общественных организаций, ассоциаций и объединений Швейцарии» (Föderation islamischer Dachorganisationen Schweiz FIDSВнешняя ссылка) представляет около двух третей общин верующих. 

В Уставе (редакция от 2016 года) FIDS юридическое признание в качестве цели не обозначено, что и логично: такое признание всегда если и происходит, то на кантональном (региональном) уровне, а это значит, что признания должны добиваться как раз те самые локальные мусульманские ассоциации и объединения, в совокупности и составляющие FIDS.

На данный момент с ходатайством о признании к властям не обращалась ни одна мусульманская организация ни в одном кантоне. Исключением является кантон Во, где в 2018 году местная мусульманская ассоциация обратилась к властям с просьбой о скорее символическом (малом) признании в рамках частного права. 

Другие кантональные исламские ассоциации, например в кантонах Цюрих и Люцерн, продолжают упоминать о признании в рамках публичного права в качестве стратегической цели, но приоритетом для них эта цель все равно не является.

В некоторых кантонах отдельные права мусульман были укреплены и расширены, например, детям из семей мусульман предоставлено право отсутствовать в школе на время исламских религиозных праздников. 

На местных кладбищах были отведены специальные участки для умерших мусульман, в некоторых тюрьмах осуществляется мусульманская пастырская опека, а молодым мусульманам, проходящим срочную воинскую службу в Швейцарии, может быть предоставлено халяльное питание.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Ислам после распада СССР • Расшифровка эпизода • Arzamas

Как русская культура и русский язык объединяют мусульман Средней Азии

Автор Альфрид Бустанов

За последние три десятка лет мы стали свидетелями бурного развития ислама на постсоветском пространстве. Все происходит настолько динамично, что не всегда исследователи успевают отследить те или иные тенденции. Попро­буем взглянуть на какие-то основные вехи. Еще в перестройку по стране прока­тилась волна строитель­ства и восстановления мечетей, откры­тия учебных заведений. В 1990-е годы в России открылась целая сеть неболь­ших провинци­альных медресе, сыграв­ших ключевую роль в образо­вании целого поколения молодых мусульман, многие из которых затем продолжили образование за ру­бе­жом — в Турции, Саудовской Аравии, Индии, Пакистане, Тунисе. Впослед­ствии большинство из этих медресе было под разными предлогами закрыто. Советская система муфтиятов в России превратилась в грибницу. В каждом регионе страны появились свои муфтияты, а то и сразу несколько. Некоторые из них претендо­вали на политическую роль в своих регионах. Большинство же ограничи­лось прикладными хозяйственными нуждами. Такое разнообразие и сопер­ни­чество амбиций не сыграло на руку мусульманам. Часто они не спо­соб­ны отстаивать свои права, лоббировать строительство мечетей и медресе в крупных городах, а также наладить просветительскую работу.

Важным фактором является миграция. Трудовая миграция с Северного Кавказа на cевер фактически сформировала новый регион с мусульманскими общи­нами, полностью состоя­щий из приез­жих. Надо сказать, что ситуация с исла­мом в среднеазиатских республиках, в некоторых республиках на Кавказе привела к такому парадок­сальному факту, когда некоторые мигранты гово­рят о том, что, приехав в Москву или в другой российский город, они тем самым совер­шают хиджру — пересе­ле­ние с целью сохранения религии. И Рос­сия тем самым оказывается прибежи­щем для мусульман. И есть люди, кото­рые ставили специально такую цель, чтобы переехать, скажем, в Москву, купить дом в Подмосковье и жить там по исламу, поскольку у них дома запре­щено носить бороду или, скажем, посе­щение мечети строго контролируется.

Дело в том, что в таких странах, как Узбекистан, Таджикистан, власти видят в исламе угрозу на политическом уровне, поэтому религиозная сфера очень жестко регламенти­руется и создается формула государственного ислама, который поддерживается на государственном уровне. Фактически это такая секулярная форма религии, в которой в большей степени мы видим акцент на историческом наследии, акцент на ханафитском мазхабе — одной из пра­вовых школ в мусульман­ском мире, распространенной традици­онно в Средней Азии, как на единствен­но правильной форме исповедования ислама в стране. Соот­ветственно, с этим начинают связываться даже предписа­ния, касающиеся определенных прак­тик. Скажем, в некоторых городах Средней Азии можно увидеть в мечетях объявления, что громко произносить слово «аминь» во время молитвы категорически запрещается  В богословских школах ислама нет единой позиции по поводу произнесения «аминь» в конце молитвы: иногда «аминь» произносят вслух, иногда про себя, в некоторых странах произнесение «аминь» вслух является крайне нежелательным.. Для тех, кто нарушает этот запрет, даже вводятся какие-то санкции: им запре­щают посещать мечеть и так далее. То есть мы видим, как государство буквально вмешивается в религиоз­ную практику, пытается ее жестко регламен­тировать и сужать легитимный спектр возможных интерпретаций исламской традиции.

В условиях очень мощной трудовой миграции из стран Средней Азии в Россию часть этих трудовых мигран­тов объясняет свое решение приехать в Россию в том числе и религиозными мотивами, говоря о том, что у них на родине возможности исповедовать ислам сужены по сравнению с россий­скими усло­виями и именно здесь, в российских городах, они чувствуют себя более сво­бодно в этом отношении. Это очень интересный феномен, особенно если смотреть на это в широ­ком диапазоне, поскольку исторически среднеазиатские центры ислама являлись центрами притяжения для российских мусульман. Более ста лет мусульмане России, в XIX веке и ранее, отправлялись в Бухару, чтобы получить там классическое исламское образо­ва­ние. А затем, вернувшись домой с этим престижным багажом, они становились имамами, получали хорошие должности.

Сейчас мы видим обратную картину, когда очень часто мусульмане из Таджи­­кистана приезжают в Россию, чтобы здесь реализовать свои ислам­ские знания, практиковать религию и влиять на своих соплемен­ников, которые в большом количестве приез­жают в качестве трудовых мигрантов. И очень интересно, что на современном этапе между религи­озно окрашенными мигрантами выстраи­ва­ются даже определенные сети и они интегриру­ются в те религиозные институты, которые существуют у нас в стране. Приезжие становятся частью муфтиятов, выполняют какие-то регу­лярные религиозные обряды в мечетях, иногда становятся даже официальными имамами в тех мечетях в российских городах, в которых традиционно имамами являлись татары.

Особенный колорит такого рода мигра­ция приобретает, скажем, в националь­ных республиках. В Татарстане можно увидеть, как те же самые таджики селятся в татарских деревнях, учат татарский язык и очень прочно интегри­ру­ются в местные общества. Поскольку разницы в религиозных убеждениях нет, нередко таджики становятся учителями и проповед­никами, распространяю­щими ислам на этой территории.

Урбанизационные процессы постсовет­ской поры фактически делают ислам все более заметным фактором город­ской жизни. Несмотря на то что мусуль­мане появляются на улицах больших городов по расписанию, два раза в год, во время праздников Ураза-байрам и Курбан-байрам, сейчас уже невозможно не заме­чать, как исламская атрибутика и халяльная культура становятся частью современного города.

С этим процессом тесно связано появ­ление гипермусульман — активных пользователей интернета. В условиях, когда в крупных городах строительство мечетей ограничено, публичная активность мусульман сведена к мини­муму, интернет становится основной площадкой для коммуникации между моло­дыми мусульманами. Здесь они обсуждают все, от статуса правителя России до дозволенности контрацеп­ции. Все эти дискуссии главным образом ведутся на русском языке. Русский язык стал главным инстру­ментом обсуждения исламской тематики на советском пространстве. Язык российских мусульман полон экспериментов и различных влияний. В речи мусульман сегодня можно услышать и цитаты из Пушкина, и влияние советских востоковедов, и даже блатной жаргон.

Парадоксально, но, несмотря на тыся­челетний опыт сосуществования мусуль­ман и христиан на этой террито­рии, урбанизация, миграционные процессы в современной России сопро­вождаются зеркальным воспроизве­дением запад­ного дискурса об опасно­сти ислама. Мусульмане в городах воспринима­ются как чужаки, ислам — как чуждая, не современная культура. Лишь в отдельных местах, таких городах, как Махачкала и Казань, ислам нормали­зован и вписан в повседневные практики, включая пятикратный азан, звуча­щий на улице.

Такое положение может считаться провалом советского опыта по сближе­нию между исламом и обществом (хотя бы на богословском уровне) и актуализи­рует ориенталистские фобии, воспринимающие мусульма­нина как Другого, нежели как давно понятного и знакомого своего. В то же время языковая русификация ислама, а также мощное влияние дискурсов РПЦ на современном этапе внушают мысль, что со временем ислам в России все же будет станови­ться все более русским, интегрированным, нормали­зованным в современных городских контекстах.

Для мусульманского мира в России очень характерно богатство и разнооб­ра­зие — языковое, идеологическое, национальное. И на современном этапе мы видим, как языки ислама не только в буквальном, но и в дискурсивном смысле взаимодействуют, в чем-то даже конкурируют, формулируя некий «лингвa франкa», общий язык для всех мусульман, населяющих Российскую Федерацию, и в то же время сохраняя национальные традиции исламской культуры. Очень интересно наблюдать, как эти процессы происходят на совре­менном этапе, когда, скажем, государственная политика в большей степени направлена на усиление позиций русского языка и на формиро­вание местной богословской школы в России. Это все определяет облик того, как выглядит ислам, как он прого­ва­ривается — какими терминами, словами, стилистикой — и на какие образы и модели мусульмане ориенти­руются в этих условиях.

Можно сказать, что русский язык ислама — это продукт как раз такого взаимо­действия и многофакторности, не только спускаемой сверху русифи­кации, но и различных стратегий и тактик со стороны мусульман, в том числе для того, чтобы эффективно проводить исламскую пропаганду. Можно выделить несколько тактик, к которым прибегают мусульмане, когда они говорят по-русски на ислам­ские темы. В каких-то случаях можно увидеть, что мусуль­мане стараются максимально приблизить свою речь к литературному русскому языку, даже к каким-то образцам изящной словесности, и стараются перево­дить все арабские, персидские термины на русский язык, с тем чтобы тот посыл, который содержится в обраще­нии мусульман, был понятен любому жителю Российской Федерации.

Это в буквальном смысле русификация ислама с характерным набором куль­тур­ных координат, когда, скажем, с минбара (это кафедра в мечети) цити­руются Лермонтов, Пушкин и Чехов. С другой стороны, можно видеть ситуа­ции, когда исламские авторы письмен­ных или устных текстов осознанно не переводят арабские термины, особен­но специфическую правовую лексику, и их речь состоит из словесной эквилибристики и оперирования словосоче­таниями, которые понятны только посвященным. Интересно, что при таком подходе арабские слова в буквальном смысле включаются в русскую грамма­тику и начинают склоняться, употребляться в опреде­ленных контекстах, которые считываются мусульманами. Бывает так, что какие-то арабские слова стано­вятся частью повседневности мусуль­ман. Например, очень часто мусуль­мане называют друг друга ахи — буквально «брат мой». И здесь можно тоже увидеть не только стремление к показной исламскости и желание оперировать араб­скими словами, но и знакомую нам из 1990-х годов блатную лексику, в которой «брат» и «браток» имели другую коннотацию.

Еще одна практика, к которой прибегают мусульмане, — это влияние науки (особенно востоковедения, исламоведения) на исламское поле. В условиях, когда в советское время фактически не было доступной печати на исламские темы, некоторые мусульмане, по собственному признанию, читали антирели­гиозные памфлеты наоборот. То есть, скажем, если там написано, что хиджаб вреден для мусульманки, но написано, как он одевается, то это и есть руко­водство к действию.

В конце 1980-х, в 1990-е годы в связи с бумом исламской литературы и пере­издания классики большая часть текстов стала печататься на русском языке, в том числе из-за того, что за годы советской власти степень владения род­ными языками очень сильно упала и молодое поколение очень часто не знало родного языка. Из-за этого объективного фактора русский язык автоматически стано­вился медиатором и проводником ислама для новообра­щенных.

Один из информантов, с которыми я разговаривал, сказал мне, что, если бы советские арабисты Игнатий Юлиано­вич Крачковский и Харлампий Баранов были бы мусульманами, они бы непременно попали в рай, потому что перевод Корана Крачковским и арабско-русский словарь Баранова являются настоль­ными книгами постсоветских мусульман. Сложно найти таких мусульман, которые никогда бы не пользовались этими двумя книгами. Влияние этих книг очень мощное, поскольку выбор стилистики, слов, представленный в этих книгах, очень сильно повлиял на то, как мусульмане думают и думали об исламе с распада Советского Союза.

Еще один важный момент, связанный с тем, как мусульмане говорят и думают на русском языке об исламе, — это влияние православной, христианской традиции. И здесь мы видим апогей многовековых взаимоотношений между христианством и исламом в России, прошедших путь от противостояния, от насильственной христианизации и попыток исламских ученых доказать, что мусульмане должны сохранять свою религию, до того момента, когда на совре­менном этапе, особенно в среде муфтиятов, есть мнение о том, что нужно ориентироваться на институцио­нальные, политические и риторические модели, предоставляемые православной церковью.

То же самое касается повседневной речи. Скажем, нередко мусульмане по-русски называют ночное переселе­ние пророка Мухаммада из Мекки в Иеру­салим, в исламской традиции называемое мирадж: по-русски это событие очень часто передается словом «вознесение». Очевидно, что это «вознесение» является христианским влиянием и, несмотря на то, что этот термин широко распространен и очень часто используется русскоязычными мусульманами, мирадж и «вознесение» имеют совершенно разное значение.

Этот круг можно продолжать, но в це­лом факт остается фактом: на сегодня­ш­ний день в России происходит процесс, близкий тому, что происходит в стра­нах Западной Европы и в США. Это процесс нормализации ислама в тради­ционно неисламских обществах, когда об исламе главным образом и все больше и больше говорят на русском, на немецком, на голландском, на англий­ском языках, появляется огромное количество проповедников, которые на западных языках доносят свою миссию, печатается огромное количество религиозной литературы на этих языках, размывая грань между исламской традицией, представленной в арабской литературе, в персидской литературе, и традиционно неислам­скими культурами и языками.

Интересно, что в этом процессе роль исламоведения и вообще науки очень заметна, потому что именно востоко­веды, исламоведы являются медиато­рами, предоставляющими мусульманам в первую очередь тот лексический набор, на котором они могли бы изъяс­няться и быть понятыми в западном и россий­ском обществе. Это очень интересный процесс, который происхо­дит буквально на наших глазах, и, на мой взгляд, это свидетельство интеграции ислама как явления в западный мир.

Процесс миграции и интеграции мусуль­ман в российское общество и в целом в немусульманские общества сталкивается с вопросом о месте исламской правовой культуры в неисламских обществах. Это касается, в частности, исламской экономики — скажем, вопроса о том, могут ли мусульмане брать деньги под проценты в банках, разрешено ли многоженство. Или каких-то еще связанных с этим вопросов, которые регламентированы в исламском праве, но либо противо­речат принятому законодательству страны, либо просто не сущест­вует соответствующих законоположений. На практике, конечно, решения здесь могут быть разнообразные. Когда дело, например, касается ипотеки, то некоторые муфтияты разрешают брать ипотеку под небольшой процент, если это первая квартира. То есть здесь у нас включается какой-то ряд обосно­ваний, исключений, система становится инклюзивной и не такой жест­кой. В каких-то других случаях люди могут сами решать и говорить, что вот, несмотря на все возможные условия, все равно мы предпочитаем воздержи­ваться от того, что запрещал пророк, и того, что открыто запрещает ислам­ская традиция либо тот толк исламской идеологии, к которому эти мусульмане себя причисляют.

Тем не менее, если учитывать мигра­ционные процессы в крупнейших городах России, когда близко взаимо­действуют представители совершенно разных исламских течений, совершенно разных национальностей, языков и убежде­ний, встает вопрос о том, какому толку эти группы должны соответствовать, каким правовым убеждениям они должны следовать. И здесь самое интерес­ное, когда каждый индивидуум встает перед выбором, как ему поступить: будучи шафиитом в среде ханафитов, следо­вать тем порядкам, к которым он привык у себя на родине, либо тому, что более распространено в той среде, в которую он попал? Либо искать таких же переселенцев, как он? Другое дело, что богатая история ислама в России показывает, что эти вопросы тоже не новы. Скажем, когда после Кавказской войны и восстания в Дагестане в 1877 году целый ряд горцев оказался в ссылке в центральных районах России, перед ними вставали похожие проблемы. И здесь мы видим интересный феномен, когда эти пере­селенцы интегрировались не столько в российское общество, сколько в мусуль­манскую среду тех мест, в которые они попадали, изучали язык, так или иначе взаимодействовали с теми правовыми тради­циями, кото­рые имели место в регионах, и тем самым устанавливали более прочный контакт именно на уровне мусульман между регионами, например, Северного Кавказа и централь­ными районами России.

Существует стереотип, что неофиты в религии более радикальны и в чем-то даже агрессивнее, чем спокойные, уже укоренившиеся в религии мусульмане, которые, может быть, даже не соблю­дают каких-то обязательных предписа­ний. Сложно такие вещи доказать на основе каких-то отдельных приме­ров. Вопросы о связи между неофит­ством и радикализацией в большей степени можно отнести к индивидуаль­ным случаям, и можно найти спектр других причин, которые не связаны со временем и обстоятельствами принятия религии этим конкретным человеком.

Очень часто проблема политического ислама и трансляции исламских идей в политическое русло связывается с конкретными установками богословов и исламских идеологических школ. На мой взгляд, это стереотип. В частно­сти, очень часто мы сталкиваемся с тем, что противостояние салафитов и суфиев выкрашивается в такие цвета, что салафиты в большей степени связаны с поли­тическим исламом и представляют угрозу для светских режимов, а суфии несут в себе в большей степени мирную, традици­онную форму ислама, особенно для постсоветских государств. Это миф, поскольку совсем недавно эта ситуация была абсолютно зеркальной и говори­лось, что это суфии готовят заговоры в своих тайных братствах, и даже школа западной советологии предсказывала падение Советского Союза именно из-за того, что эти секретные суфийские брат­ства в Средней Азии восстанут и разрушат советскую империю. Ничего такого не произошло, и сегодня мы опять же видим, как похожий дискурс разворачивается вокруг салафизма.

Истории известны случаи, когда не толь­ко мусульмане в Российской империи по тем или иным причинам становились христианами, но и хри­стиане, русские по националь­ной принадлежности, становились мусуль­манами. Такие случаи скорее были единичными до распада Советского Союза, однако они фиксиру­ются. В постсоветское время эта ситуация стала более распространенной, тем более что, на мой взгляд, как так называемые этнические мусульмане, так и представители других конфессий на просторах бывшего Советского Союза по большому счету оказались в одной и той же ситуации — в ситуа­ции духов­ного кризиса, в ситуации, когда нет готовых моделей для пове­дения и каждый был предоставлен самому себе в свободе поиска, кем быть и с чем себя ассоциировать.

За последние 30 лет на постсоветском пространстве, особенно в России, мы на­блюдаем формирование групп (в основном русскоязычных), которые никак не связаны с исламской куль­турой, но являются активными приверженцами исламской религии. Это очень интересные процессы, которые показывают, как ислам стано­вится близким российской культуре в целом и как человек россий­ской культуры может артикулировать ислам изнутри.

В каком-то смысле исламизация явля­ется неостанавливающимся процессом, поскольку мусульманские миссионеры призваны не только обратить в ислам те народы, которые ранее не принадле­жали к исламской культуре, но и неред­ко ставят своей задачей призвать к исламу тех, кто по культуре и истории является мусульманами, но на практи­ке, по их мнению, отошел от основ истинного, чистого ислама. Таким образом, эти проповедники отправ­ляются в земли уже традиционного распространения ислама и проповедуют там свои идеи. Поэтому исламская пропаганда является постоянным процессом, и тот факт, что исламу присуще разнообразие идей и факти­чески отсутствует какой-то орган, который бы четко регламентировал, какие течения, какая точка зрения в этом вопросе является единственно правильной, доминирую­щей, приводит к тому, что очень многие представле­ния оказываются в про­цессе оспарива­ния и диалога. Поэтому можно сказать, что внутренняя исламизация даже среди тех, кто уже считает себя мусульманами, продол­жалась веками и продолжается до сих пор.

Фактически этот инструмент ислам­ского призыва — дават — действует по двум векторам. С одной стороны, он направлен вовне, по отношению к тем, кто еще не стал мусульманами, и проповедники говорят о том, что путь спасе­ния — это принять ислам. И вто­рой вектор, направленный вовнутрь, для того чтобы очистить исламскую общину от напластований нацио­нальной культуры, от ошибок, которые принесли с собой люди в интерпре­тации религии, и достичь максималь­ной чистоты.

Если раньше можно было представить, что исламские миссионеры — это какие-то старцы, которые разносят истину по городам и весям, то сегодня, в век интернета, исламская пропаганда выглядит гораздо более изощренно и многообразно. С одной стороны, существует огромное количество сайтов, на которых можно узнать об очень широком спектре исламских идеологий и групп, каких-то мнений по тем или иным вопросам.

Существует разветвленная система исламского образования, и это очень мощ­ный инструмент для распростра­нения идеологии, поскольку в престиж­ные исламские вузы со своей историей приезжают студенты со всего мира, они обучаются, часто подолгу, в этих университетах и увозят с собой те зна­ния и тот взгляд, которым их научили преподаватели. Очень часто можно даже географически разделить, какой примерно спектр идеологий имеется в том или ином учебном заведении, будь то аль-Азхар в Египте, Деобанд в Индии или учебные заведения в Тур­ции. Каждое из них имеет свой облик и некий набор идеологий, которым так или иначе будут подвержены студенты, туда попадающие.

Неудивительно, что российские власти с недавних пор обеспокоились тем, чтобы создавать в нашей стране соб­ственную школу исламского богосло­вия, с тем чтобы избежать влияния идеологических школ из-за рубежа. По крайней мере, поставить этот про­цесс под контроль. Как это будет выглядеть и что из этого получится, как будет выглядеть исламская пропаганда по-русски, мы пока не знаем, но увидим по результатам.

Итак, получается, что исламизация есть некая совокупность рассказов о том, как люди принимают ислам, это совокуп­ность каких-то фобий и стра­хов, ожида­ний и даже надежда на то, как публич­ное пространство в тех или иных местах нашей планеты формируется и воспри­нимается разными актора­ми — как самими мусульманами, так и теми, кто их окружает. Это очень сложный комплекс идей и высказываний, которые не могут быть упрощены до не­коей формулы, позволяющей нам посчитать, сколько же на самом деле мусульман проживает в российских мегаполисах, кто является мусульма­нином, кто не яв­ляется мусульманином, быстро или медленно происходит исла­миза­ция и тому подобные процессы. 

"Ислам — религия коренных россиян" – Газета Коммерсантъ № 29 (4570) от 18.02.2011

Эффективно отстаивать интересы мусульман в России мешает отсутствие единого управляющего органа, а объединению муфтиятов противодействуют чиновники — об этом корреспонденту "Ъ" ПАВЛУ КОРОБОВУ рассказал председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

— Согласно закону "О свободе совести", ислам наряду с православием, иудаизмом, буддизмом является традиционной религией в России. Однако, например, муфтий Нафигулла Аширов неоднократно заявлял, что власть отдает приоритет православию, то есть ислам оказался в неравном положении. В чем это неравенство заключается и как, на ваш взгляд, его устранить?

— Ислам исповедуется на территории России уже более тысячи лет. За это время был накоплен огромный опыт его сосуществования с христианством и другими религиями в рамках российской государственности. Ни во времена царской России, ни в период коммунистического режима мусульмане не имели таких прав, какие мы имеем в настоящее время. По Конституции православие и ислам являются равноправными. Однако на деле, к сожалению, реальность не всегда такова. Многие православные считают, что их большинство, и Россия — православная страна. Мы же говорим: нет, Россия — и православная, и мусульманская. Если бы мы, мусульмане, не помогли организоваться русским князьям, не было бы Российского государства.

Мусульмане хотели бы, чтобы православные были более доброжелательны по отношению к мусульманам и не считали, что только православие в нашем государстве имеет право на жизнь, а остальные — это какие-то пришельцы. Ислам пришел на нашу землю раньше, чем была крещена Русь: на территории Дербента в Дагестане уже в VIII веке была построена мечеть. Ислам — это религия не пришельцев, не мигрантов, а коренных россиян.

Устранить неравенство между православными и мусульманами можно, только продвигая на всех уровнях государства и общества понимание того, что мусульманские народы способствовали созданию Российского государства. Что без мусульман не было бы Руси, не было бы самой России. Что в России живет более 20 млн мусульман. И что они имеют право называться представителями Российского государства, коренными жителями и требовать равноправного отношения к себе.

— Какова структура мусульманских организаций в РФ?

— После развала Советского Союза и распада единой системы духовного управления началось дробление духовных структур. Данный процесс фактически приобрел хаотичный и несистемный характер, в каждой республике и регионе РФ начали создаваться собственные духовные управления. В настоящее время в России существует более 70 духовных управлений мусульман. Каждое из них осуществляет свою деятельность в регионе и самостоятельно выстраивает отношения с местными властями. Тем не менее организационно они оформлены в рамках трех крупных централизованных региональных объединений, официально представляющих интересы мусульманского сообщества перед лицом федеральной власти. Это Совет муфтиев России (СМР) с резиденцией в Москве, руководство им имею честь осуществлять я. Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) с резиденцией в Уфе, его председателем является Талгат Таджутдин. Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) с резиденцией в Черкесске, а председателем является Исмаил Бердиев.

В конце прошлого года власти предприняли попытку создать четвертую централизованную мусульманскую духовную структуру — Российскую ассоциацию исламского согласия (РАИС), как они ее назвали. Для ее создания авторы задумки пошли на дальнейший раскол уже существующих региональных муфтиятов и из этих осколков создали РАИС.

— Кем и как финансируются исламские организации России?

— Эта тема в нашей стране является одной из самых болезненных и чувствительных. Во-первых, в России еще недостаточно развита система самофинансирования мусульман. То есть практически не выстроена система сбора ежегодного закята — своего рода налога в пользу общины, которую вменил в обязанность мусульманам Всевышний. Во-вторых, в России после краха СССР до сих пор ни в какой степени не восстановлена система вакуфов — неотчуждаемого имущества, которое мусульмане передавали в собственность мечетей, медресе и религиозных общин. В-третьих, само государство не может напрямую финансировать не только исламские организации, но и любые другие религиозные структуры, поскольку у нас в стране религия официально отделена от государства. Тем не менее религиозные организации могут участвовать в программах целевого финансирования отдельных проектов со стороны государства — образовательных, культурных и т. д. Ну и, наконец, в-четвертых, самый неоднозначно оцениваемый многими канал поступления денежных средств мусульманам России — от зарубежных братьев по вере. В исламском мире существует много фондов и состоятельных мусульман, желающих помогать российским мусульманам. После развала Союза они помогали нам напрямую. Теперь же эти средства сначала поступают в созданный при содействии государства Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования, который затем по своему усмотрению распределяет часть этих средств между мусульманскими религиозными и общественными организациями страны.

— Почему у нас в стране нет единого мусульманского центра управления, такого, как, например, Московская патриархия? Мусульманам не свойственна вертикаль власти?

— К сожалению, в нашей стране судьба мусульманской уммы (общины.— "Ъ") долгое время не зависела от самих мусульман. Сначала в Российской империи, а затем и в Советском Союзе для управления делами мусульман была создана и сохранялась система духовных управлений, очень плотно курировавшаяся государством. Зачастую чиновники, курировавшие эту систему, стремились внести разлад в ряды мусульман, противопоставить друг другу мусульманских лидеров. Но мусульманская умма очень болезненно переживает отсутствие идейного, духовного и организационного единства в рядах верующих и их лидеров. Россия — единственная страна в мире из числа стран традиционного распространения ислама, где нет единого руководства мусульманами. Мусульмане нашей страны на протяжении десятилетий стремились обрести утерянное после развала Советского Союза единство, поскольку стремление к единению исламской уммы предписано в качестве обязанности верующим самим Всевышним и Его пророком Мухаммадом (мир ему и благословение Всевышнего).

— Существует ли конкуренция за влияние между СМР, ЦДУМ и КЦМСК?

— Аллах Всевышний говорит в Коране: "Соревнуйтесь друг с другом в добрых делах". Именно в этом, в совершении благого и праведного, мы и стремимся поддерживать конкуренцию между нашими структурами. Поскольку это предписано Самим Господом. И избави нас Бог спорить друг с другом за влияние, за мирские ресурсы, за благосклонность власти. Аллах Сам дарует это все тем, кого посчитает достойным.

— Существуют ли совместные проекты исламских организаций, удается ли СМР договариваться с ЦДУМ и КЦМСК о единой политике, если да, то тяжело ли достигаются договоренности?

— Несомненно, и с ЦДУМ, и с КЦМСК у СМР есть огромное поле для совместной работы. Мы полноценно взаимодействуем и сотрудничаем в рамках Межрелигиозного совета России. Мы также совместно готовили проект Исламского телевизионного канала (начал вещание в тестовом режиме в феврале этого года.— "Ъ"). Совет муфтиев России еще в 2005 году инициировал создание Совета по исламскому образованию, перед которым стоит задача разработать единые стандарты исламского образования. Со своей стороны, и СМР, и ЦДУМ, и КЦМСК должны обеспечить поддержку деятельности этой структуры. 1 марта сего года мы планируем провести общероссийское мусульманское совещание "Россия — наш общий дом", на которое приглашаем лидеров всех мусульманских организаций, в том числе и своих братьев из ЦДУМ, КЦМСК.

Для нас, как для верующих мусульман, ищущих довольство Всевышнего, одной из главных задач в этом мире является примирять и объединять, а не поддерживать раздор и вражду.

— Вы упомянули созданную в конце минувшего года четвертую мусульманскую организацию — РАИС, которая уже успела выступить с громким заявлением о необходимости закрыть Совет муфтиев России. Как Вы можете прокомментировать появление новой структуры и ее призыв к упразднению СМР?

— Совет муфтиев уже обозначал свое отношение к этой структуре. Могу повторить, что, на наш взгляд, эта структура является совершенно искусственной, за которой нет реального запроса со стороны мусульманского сообщества России. Она создана при непосредственном участии определенных чиновников, для того чтобы получить дополнительный инструмент давления на уже существующие структуры по принципу "разделяй и властвуй".

— В конце 2009 года муфтий Талгат Таджуддин выступил с предложением объединения мусульманских структур. Почему объединение сорвалось?

— Ни одна из централизованных мусульманских структур — ни СМР, ни ЦДУМ, ни КЦМСК — официально не объявляли о приостановке объединительного процесса. Это сложный процесс, который может растянуться во времени и пойти в несколько этапов. Слишком глубоки оказались проблемы, которые многие годы игнорировались. Слишком велико оказалось непонимание важности этого процесса со стороны некоторых чиновников. Но и без одобрительного кивка сверху новое поколение мусульман уже давно успешно преодолевает все порожденные в прошлые годы линии разделения единой уммы — национальные, региональные, организационные. Молодые верующие татары, кавказцы, новообращенные мусульмане уже давно чувствуют себя единой общиной, несмотря на отсутствие единства между муфтиятами. И мне жаль тех, кто этого еще не понимает, поскольку они рискуют отстать от истории. Единство мусульманской общины России — за молодым поколением верующих.

— В ходе интеграционного процесса звучали предположения, что новую, объединенную структуру возглавит Рамзан Кадыров. Кандидатура президента Чечни действительно рассматривалась?

— Это полный бред и плод воспаленного воображения ряда исламофобов во власти и в СМИ. Рамзан Ахматович — один из самых эффективных региональных руководителей нового поколения. Он хотя и является сыном муфтия, нашего покойного брата Ахмата Кадырова, но он сам никогда не претендовал на роль духовного лидера. Меня с его отцом связывали самые теплые и братские чувства, и я отношусь к Рамзану как к своему сыну. Рамзан Ахматович не мог скрыть своей радости по поводу того, что подобное объединение все же началось. Ведь он считает это незавершенным делом своего отца, который озвучивал необходимость объединения мусульман еще перед Владимиром Путиным в его бытность главой государства.

— Как складываются отношения исламских организаций России с госвластью, власть вмешивается в дела мусульман?

— Во время наших встреч с руководителями Российского государства — президентом Дмитрием Медведевым, главой правительства Владимиром Путиным — постоянно подчеркивается, что лидеры страны очень четко знают механизм и пути работы с духовными управлениями мусульман. И мусульмане России всегда чувствуют поддержку со стороны политического руководства страны. Приходится признать, однако, что существуют факты невыполнения этой генеральной линии на местах. В наш адрес поступают письма из отдельных регионов страны, где местное руководство, порой функционеры среднего звена, считают возможным диктовать руководителям мусульманских организаций их действия по внутренним вопросам уммы.

— Вы часто контактируете с лидерами исламских стран. Власть просит рисовать благообразный образ России за рубежом?

— Создавать положительный образ России перед зарубежными единоверцами — мой долг как мусульманина и гражданина своей страны. Наша страна прекрасна и величественна, и наши братья за рубежом должны это знать. Не секрет, что в исламском мире до сих пор с восторгом отзываются о нашем государстве как о большом друге мусульман. Тот факт, что по инициативе Владимира Путина наша страна приобрела статус наблюдателя в организации "Исламская конференция", тот факт, что президент Дмитрий Медведев объявил Россию в том числе и мусульманской страной, тот факт, что он же подтвердил недавно решительную поддержку независимому Палестинскому государству со столицей в Иерусалиме, позволяет нашей стране занять уникальное место в исламском мире.

— В прошлом году прокатилась волна протеста жителей Текстильщиков, связанная со строительством мечети. Удалось ли решить вопрос со строительством мечетей в Москве с правительством города? Как обстоят дела с этим в масштабах РФ?

— В ситуации, когда только в Соборной мечети Москвы на праздничный намаз собирается до 80 тыс. человек, мусульмане с огромной надеждой ждали строительства этой, всего лишь пятой по счету в Москве, мечети в Текстильщиках. И я вновь утверждаю, что будет предложен новый участок земли, который не вызовет протестных настроений некоторой части горожан, и завершение этого проекта должно стать первым шагом в решении проблем столичной уммы.

Акции протеста, инициированные определенными лицами, носят провокационный характер и прямо нацелены на дестабилизацию в столице. Я призываю глав мусульманских религиозных организаций найти верную интонацию в призывах к прихожанам по данному вопросу, с тем чтобы не вызвать возмущение и недовольство мусульманской уммы. Мусульмане в российской столице составляют уже до 2 млн человек. Несомненно, мы будем отстаивать свое право на возведение мечети в районе Юго-Восточного административного округа Москвы. Это право у нас отнять никто не может, поскольку мы полноценные граждане демократической страны.

— Муфтий Нафигулла Аширов из-за нехватки мечетей предложил мусульманам разойтись по чердакам и подвалам и там молиться. Как оцениваете данное предложение?

— А что верующим остается делать в той ситуации, когда количество мусульман стремительно растет, а строительство мечетей блокируется националистами и исламофобами? Как мне и другим имамам воспитывать своих единоверцев? Если мы их даже в мечети собрать не можем? Если они вынуждены или стоять под снегом, мокнуть под дождем, не слыша даже слова пятничного наставления. Как нам бороться с невежеством и радикализмом, если сегодня часть молодежи, полностью разуверившись во властях и официальных лидерах мусульман, предпочитает собираться на нелегальных квартирах, в подвалах и промышленных ангарах с сомнительными имамами?

— В Москве у Соборной мечети на праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам собирается десятки тысяч мусульман. Это вызывает раздражение у православного населения столицы. На ваш взгляд, как можно снять эту напряженную ситуацию?

— Только планомерным просвещением, развитием исламской инфраструктуры и строительством новых мечетей. Что обезопасит и мусульман и перестанет раздражать жителей, действительно испытывающих неудобства из-за еженедельного перекрытия молящимися мусульманами улиц города. Необходимо создать условия для религиозной жизни мусульман. Если мы заставим людей молиться на тротуарах, это может привести к социальному взрыву. Причем никто не может сказать, с чьей стороны этот взрыв произойдет раньше — со стороны уставших терпеть такие издевательства мусульман или со стороны остальных возмущенных жителей города.

— Зачастую обыватели в России ассоциируют мусульман с ваххабитами. Почему, на ваш взгляд, устоялась такая ассоциация и как с ней бороться?

— Ваххабизм, безусловно, существует. Это государственная идеология в Саудовской Аравии и некоторых странах Персидского залива. Эта идеология являлась для этих стран идеей собирания народов и обретения независимости. Поэтому саудовцам дорога эта идеология. Однако то, что мы видим и слышим под названием "ваххабизм", отличается от того ваххабизма, который является идеологией некоторых государств. Ваххабизм в лице терроризма — это вредная идеология, которая распространяется на Северном Кавказе. Идеология остается лишь идеологией, если она не проповедует насилия и кровопролития. Если же идеология направлена на убийство, совершение террористических актов, речь идет уже об определенных политических целях, нерелигиозных, и эта идеология губительна.

Большинство россиян не имеют должного представления о том, что есть религия Ислам, и неизменно удивляются, услышав, что Ислам признает Иисуса Христа, да и вообще вместе с христианством и иудаизмом относится к авраамическим, то есть однокоренным религиям.

— Недавно представитель Русской православной церкви (РПЦ) протоиерей Всеволод Чаплин предложил ввести в России дресс-код для мужчин и женщин. Как вы относитесь к данной инициативе?

— Высокая этическая мораль и нравственность заложены в Священном Коране и в Сунне пророка Мухаммада (мир ему и благословение Всевышнего), и потому я всецело разделяю обеспокоенность отца Всеволода по поводу нравственного состояния сегодняшнего российского общества, особенно прекрасной его половины. Женщина в здоровом обществе всегда должна являть собой пример благопристойного поведения. Она является в первую очередь матерью, она воспитывает своих детей, она должна быть в большей степени духовной, и, конечно же, ее одежда, характер, привычки, вообще облик — это главное в семье. Это же можно сказать о внешнем облике и поведении мужчины, ведь авторитет мужчины-отца, главы семейства, а значит, и воспитательное воздействие формируются в том числе и через тот его образ и личный пример поведения.

— Вы высказывались против введения в школьную программу предмета "Основы православной культуры" (ОПК), а также против любых конфессиональных предметов, выступая за один общий предмет "Основы мировых религий". Минобрнауки в прошлом году запустило эксперимент по преподаванию религиозных программ по выбору учащихся. В апреле этого года эксперимент завершится. Как вы оцениваете его результаты?

— В нарушение принципа Конституции несколько лет тому назад в 74 субъектах без законодательной основы введен в школах предмет ОПК. Утверждение, что каждый россиянин должен знать православную культуру и православную историю России, по мнению большинства в российском обществе, является навязыванием всему обществу идей превосходства одной культуры и одного народа над остальными. Преподавание только ОПК ставит мусульман, иудеев и буддистов в положение "младших братьев". Я на одной из встреч с министром образования заявил, что позиция СМР по вопросу преподавания религии в школах отличается от позиции РПЦ.

Я утверждаю, что если будет принято однобокое решение, то будет заложена бомба на десятилетия вперед, неизбежен конфликт, если в школах будут преподавать только культуру одной религии. Так, в июле 2009 года мы, главы традиционных религий, нашли компромисс по преподаванию в школах дисциплины, которая включила бы в свой сегмент три предмета — основы религиозной культуры (основных религий), историю мировых религий и светскую этику. По решению президента страны эти дисциплины были включены в школьную обязательную программу в качестве эксперимента в некоторых регионах России. Эксперимент показал, что большинство родителей выбирают для своих детей предмет "Светская этика" или "История мировых религий". Они считают, что их дети должны воспитываться в духе уважительного отношения к истории, религии, традициям своих соседей во имя развития и сохранения в многонациональном и многорелигиозном государстве духа веротерпимости и взаимоуважения.

Наследник саудовского короля заявил о возврате страны к умеренному исламу :: Политика :: РБК

Кронпринц Мухаммед бен Сальман пообещал, что Саудовская Аравия покончит с «экстремистскими идеями» и станет страной, открытой всему миру и всем религиям

Мухаммед бен Сальман (Фото: Bandar Algaloud / Courtesy of Saudi Royal Court / Reuters)

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман, занимающий посты министра обороны и вице-премьера королевства, объявил о намерении превратить страну в государство, «открытое для всех религий и всего мира», сообщает агентство Al Arabiya.

«Мы вновь станем теми, кем были раньше, — страной умеренного ислама, — заявил кронпринц. — «Мы не потратим еще 30 лет нашей жизни на экстремистские идеи, мы уничтожим их, мы покончим с экстремизмом очень скоро», — добавил он.

Согласно принятому в 1992 году основному низаму (положению) Саудовской Аравии, религией королевства является ислам, а его Конституцией — Коран и сунна, на которых приносят присягу все подданные страны.

Основной низам называет фундаментом саудовского общества исповедование его членами ислама, предписывает государству и всем его подданным стоять на защите исламской веры и обязывает суды руководствоваться нормами шариата. По официальным данным, подавляющее большинство (около 90%) граждан Саудовской Аравии — мусульмане-сунниты, остальные — шииты, считающиеся дискриминируемым меньшинством.

стран с мусульманским большинством 2021

Ислам - авраамическая, монотеистическая вера. Ученые датируют его создание 7 веком, но считается, что его корни уходят корнями в более далекое прошлое. Считается, что ислам явлен через Мухаммеда как Пророка Аллаха. Последователи исламской веры - мусульмане.

Коран - это религиозный текст ислама, который мусульмане считают дословным словом Бога, а также учением и нормативными примерами Мухаммеда. Мусульмане также следуют правовой системе, известной как закон шариата, который представляет собой кодекс поведения, основанный на вероисповедании, инструктирующий мусульман, как жить практически во всех аспектах их жизни.

Мусульмане следуют пяти основополагающим принципам их веры:

  • Шахада: заявить о своей вере в Бога и вере в Мухаммеда
  • Салат: молиться пять раз в день - на рассвете, в полдень, днем, на закате и вечером
  • Закят: раздать нуждающимся
  • Пила: поститься во время Рамадана
  • Хадж: совершить паломничество в Мекку хотя бы один раз в течение жизни человека, если он может.

Ислам - вторая по величине религия в мире, насчитывающая более 1.9 миллиардов мусульман. Это также самая быстрорастущая религия в мире. Исламское население в основном делится на 1,5 миллиарда мусульман-суннитов и 240–340 миллионов мусульман-шиитов, причем некоторые другие принадлежат к меньшим конфессиям.

Мусульманское население в каждой стране сильно различается. Страна с мусульманским большинством - это страна, в которой широко распространена религия ислам. Эти страны вместе известны как мусульманский мир или исламский мир. Не существует универсальных правил, определяющих, что делает страну с мусульманским большинством.Однако многие люди придерживаются стандарта, согласно которому мусульманское население, составляющее более 50%, составляет нацию с мусульманским большинством.

По данным исследовательского центра Pew Research Center, всего в мире 50 стран с мусульманским большинством. Однако, согласно Мировому Атласу, существует 45 исламских стран. Дальнейшие данные показывают, что на эти страны приходится около 8% номинального мирового ВВП. Регион с наибольшим количеством мусульман - это Ближний Восток и Северная Африка. Другие регионы с большим процентом мусульман включают Центральную Азию, Юго-Восточную Азию, Южную Азию, Африку к югу от Сахары и Азию-Океанию.Меньший процент проживает в Америке и Европе.

В Индонезии самый высокий уровень мусульманского населения - 229 миллионов, за ней следуют Пакистан с 200 миллионами и Индия с 195 миллионами.

мусульман и ислам: основные выводы в США и во всем мире

Люди на площади Джемаа эль-Фна, вечернее солнце

Попробуйте наш электронный курс по мусульманам и исламу

Узнайте о мусульманах и исламе с помощью четырех коротких уроков, которые доставляются на ваш почтовый ящик через день.
Зарегистрируйтесь сейчас!

мусульман - самая быстрорастущая религиозная группа в мире. Рост и региональная миграция мусульман в сочетании с продолжающимся влиянием Исламского государства (также известного как ИГИЛ или ИГИЛ) и других экстремистских групп, совершающих акты насилия во имя ислама, выдвинули мусульман и исламскую веру на передний план. политических дебатов во многих странах. Тем не менее, многие факты о мусульманах в некоторых из этих мест малоизвестны, и большинство американцев, живущих в стране с относительно небольшим мусульманским населением, заявили, что мало или совсем ничего не знают об исламе.

Вот ответы на некоторые ключевые вопросы о мусульманах, составленные из нескольких отчетов исследовательского центра Pew, опубликованных за последние годы:

Сколько там мусульман? Где они живут?

По оценкам исследовательского центра Pew Research Center, по состоянию на 2015 год в мире насчитывалось 1,8 миллиарда мусульман - примерно 24% мирового населения. Но хотя в настоящее время ислам является второй по величине религией в мире (после христианства), это самая быстрорастущая основная религия. Действительно, если нынешние демографические тенденции сохранятся, ожидается, что к концу этого столетия количество мусульман превысит количество христиан.

Хотя многие страны региона Ближнего Востока и Северной Африки, где эта религия зародилась в седьмом веке, являются сильно мусульманскими, в этом регионе проживает только около 20% мусульман в мире. Большинство мусульман во всем мире (62%) проживают в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая большие группы населения в Индонезии, Индии, Пакистане, Бангладеш, Иране и Турции.

Индонезия в настоящее время является страной с самым большим мусульманским населением в мире, но исследовательский центр Pew Research Center прогнозирует, что Индия будет иметь это отличие к 2050 году (оставаясь при этом страной с преобладанием индуизма) с более чем 300 миллионами мусульман.

Мусульманское население в Европе также растет; мы прогнозируем, что к 2050 году 10% всех европейцев будут мусульманами.

Сколько мусульман в США?

По нашим оценкам, в США проживает около 3,45 миллиона мусульман всех возрастов, или около 1,1% населения США. Это основано на анализе статистики переписи населения и данных опроса мусульман США в 2017 году, который проводился на английском, арабском, фарси и урду. Основываясь на том же анализе, Pew Research Center также считает, что их 2.15 миллионов взрослых мусульман в стране, и что большинство из них (58%) являются иммигрантами.

Согласно нашим демографическим прогнозам, к 2050 году мусульмане будут составлять 2,1% населения США, что превзойдет людей, которые идентифицируют себя как евреи на основе религии, как вторую по величине конфессиональную группу в стране (не включая людей, которые говорят, что у них есть нет религии).

Согласно отчету Pew Research Center за 2013 год, доля мусульман в иммигрантах, получивших статус постоянного жителя (грин-карты), увеличилась с примерно 5% в 1992 году до примерно 10% в 2012 году, что составляет около 100 000 иммигрантов в этом году.

Почему в мире растет мусульманское население?

Есть два основных фактора, лежащих в основе прогнозируемого быстрого роста ислама, и оба связаны с простой демографией. Во-первых, у мусульман больше детей, чем у членов других религиозных групп. Во всем мире каждая мусульманка имеет в среднем 2,9 ребенка по сравнению с 2,2 для всех остальных групп вместе взятых.

мусульман также являются самыми молодыми (средний возраст 24 года в 2015 году) среди всех основных религиозных групп, на семь лет моложе среднего возраста немусульман.В результате большая часть мусульман уже находится или скоро окажется в той точке своей жизни, когда у них начнется рождение детей. Это, в сочетании с высоким уровнем рождаемости, будет способствовать росту мусульманского населения.

Хотя это не меняет численность мирового населения, миграция способствует увеличению мусульманского населения в некоторых регионах, включая Северную Америку и Европу.

Как американцы относятся к мусульманам и исламу?

В опросе Pew Research Center, проведенном в 2017 году, американцев попросили оценить членов девяти религиозных групп с помощью «термометра чувств» от 0 до 100, где 0 соответствует самой холодной и самой негативной оценке, а 100 - самой теплой и самой положительной оценке.В целом американцы дали мусульманам средний рейтинг 48 градусов, аналогично атеистам (50).

Американцы более тепло относятся к семи другим религиозным группам, упомянутым в опросе (евреи, католики, основные протестанты, евангельские христиане, буддисты, индуисты и мормоны). Но взгляды на мусульман (а также на некоторые другие группы) сейчас теплее, чем они были несколько лет назад; В 2014 году взрослые люди в США дали мусульманам средний рейтинг 40 градусов в аналогичном опросе.

республиканцев и сторонников Республиканской партии дали мусульманам средний рейтинг 39, что значительно ниже, чем рейтинг демократов по отношению к мусульманам (56).

Этот пристрастный разрыв распространяется на несколько других вопросов о мусульманах и исламе. Действительно, республиканцы и сторонники республиканцев также чаще, чем демократы и сторонники демократов, заявляют, что очень обеспокоены экстремизмом во имя ислама, как во всем мире (67% против 40%), так и в США (64%). против 30%). Кроме того, опрос, проведенный в декабре 2016 года, показал, что больше республиканцев, чем демократов считают, что ислам с большей вероятностью, чем другие религии, поощряет насилие среди своих верующих (63% vs.26% демократов). И хотя большинство американцев (69%) считают, что сегодня в США существует большая дискриминация в отношении мусульман, взгляды снова разделились по партиям: 85% демократов и сторонников демократов и 49% республиканцев и сторонников Республиканской партии придерживаются этой точки зрения.

Республиканцы также чаще, чем демократы, говорят, что ислам не является частью основного американского общества (68% против 37%) и что существует естественный конфликт между исламом и демократией (65% против 30%).

Около половины американцев (49%) думают, что хотя бы «какой-то» U.Согласно опросу, проведенному в январе 2016 года, южные мусульмане настроены антиамерикански, и больше, чем те, кто говорит, что «лишь немногие» или «ни один» не являются антиамериканцами. За последние 14 лет взгляды на этот вопрос стали гораздо более пристрастными (см. Рисунок). Но, согласно опросу, проведенному в феврале 2017 года, большинство американцев не , а видят широкую поддержку экстремизма среди мусульман, живущих в США. В целом 40% говорят, что экстремизм не пользуется большой поддержкой среди мусульман США, а еще 15% говорят, что его нет вообще.Около четверти говорят, что мусульмане США поддерживают экстремизм (24%); 11% говорят, что поддержка очень высока.

Как европейцы относятся к мусульманам?

Весной 2016 года мы спросили жителей 10 европейских стран о том, сколько мусульман в их стране поддерживает экстремистские группировки, такие как ИГИЛ. В большинстве случаев преобладает мнение, что «лишь некоторые» или «очень немногие» мусульмане поддерживают ИГИЛ, но в Италии 46% говорят, что «многие» или «большинство» поддерживают.

В том же опросе европейцев спрашивали, относятся ли они к мусульманам положительно или отрицательно.Восприятие различных европейских стран различается: большинство в Венгрии, Италии, Польше и Греции говорят, что они относятся к мусульманам неблагосклонно, в то время как негативное отношение к мусульманам гораздо менее распространено во Франции, Германии, Великобритании и других странах Северной и Западной Европы. Люди, которые ставят себя на правой стороне идеологической шкалы, гораздо чаще, чем те, кто находится на левой, относятся к мусульманам негативно.

Какие качества ассоциируются у людей в мусульманском мире и людей на Западе друг с другом?

В опросе 2011 года задавался вопрос о характеристиках, которые жители Запада и мусульмане могут ассоциировать друг с другом.В семи исследованных странах и территориях с мусульманским большинством в среднем 68% мусульман заявили, что они считают жителей Запада эгоистичными. Значительная часть также называла жителей Запада другими отрицательными прилагательными, включая жестокость (в среднем 66%), жадность (64%) и аморальность (61%), тогда как меньшее количество приписывало положительные характеристики, такие как «уважительное отношение к женщинам» (44%), честность (33%). ) и терпимым (31%) к жителям Запада.

Взгляды жителей Запада на мусульман были более смешанными. В среднем 50% по четырем западноевропейским странам, США.С. и Россия назвали мусульман агрессивными, а в среднем 58% назвали их «фанатиками», но меньшее количество людей использовали негативные слова, такие как жадный, аморальный или эгоистичный. В среднем всего 22% жителей Запада заявили, что мусульмане уважают женщин, но гораздо большее число респондентов считают, что мусульмане честны (в среднем 51%) и щедры (41%).

Во что верят мусульмане всего мира?

Как и любая религиозная группа, религиозные верования и обычаи мусульман различаются в зависимости от многих факторов, в том числе от того, в какой части мира они живут.Но мусульман во всем мире почти повсеместно объединяет вера в одного Бога и пророка Мухаммеда, и практика определенных религиозных ритуалов, таких как пост во время Рамадана, широко распространена.

Однако в других областях единства меньше. Например, в ходе опроса мусульман в 39 странах, проведенного исследовательским центром Pew Research Center, мусульман спрашивали, хотят ли они, чтобы закон шариата, правовой кодекс, основанный на Коране и других священных писаниях ислама, был официальным законом страны. Ответы на этот вопрос сильно разнятся.Почти все мусульмане в Афганистане (99%) и большинство в Ираке (91%) и Пакистане (84%) поддерживают законы шариата как официальные. Но в некоторых других странах, особенно в Восточной Европе и Центральной Азии, включая Турцию (12%), Казахстан (10%) и Азербайджан (8%), относительно немногие выступают за соблюдение законов шариата.

Как мусульмане относятся к таким группам, как ИГИЛ?

Недавние опросы показывают, что большинство людей в нескольких странах со значительным мусульманским населением отрицательно относятся к ИГИЛ, включая практически всех респондентов в Ливане и 94% в Иордании.Относительно небольшие акции утверждают, что положительно относятся к ИГИЛ. В некоторых странах значительная часть населения не высказывает своего мнения об ИГИЛ, в том числе большинство (62%) пакистанцев.

Благоприятное отношение к ИГИЛ в Нигерии несколько выше (14%), чем в большинстве других стран. Среди нигерийских мусульман 20% положительно относятся к ИГИЛ (по сравнению с 7% нигерийских христиан). Нигерийская боевая группировка «Боко Харам», в течение многих лет проводившая террористическую кампанию в стране, присягнула на верность ИГИЛ.

В более общем плане мусульмане в основном говорят, что взрывы террористов-смертников и другие формы насилия против гражданских лиц во имя ислама редко или никогда не оправдываются, в том числе 92% в Индонезии и 91% в Ираке. В Соединенных Штатах опрос 2011 года показал, что 86% мусульман считают такую ​​тактику редко или никогда не оправданной. Еще 7% считают, что взрывы террористов-смертников иногда оправданы, а 1% считает, что они часто оправданы.

В некоторых странах четверть или более мусульман считают эти акты насилия, по крайней мере, иногда оправданными, в том числе 40% на палестинских территориях, 39% в Афганистане, 29% в Египте и 26% в Бангладеш.

Во многих случаях люди в странах с большим мусульманским населением обеспокоены угрозой исламского экстремизма так же, как и западные страны, и в последние годы они стали беспокоиться все больше. Около двух третей людей в Нигерии (68%) и Ливане (67%) заявили в 2016 году, что они очень сильно обеспокоены исламским экстремизмом в своей стране, что значительно выросло с 2013 года.

Во что верят американские мусульмане?

Наш опрос мусульман США в 2017 году показал, что мусульмане в Соединенных Штатах ощущают значительную дискриминацию в отношении своей религиозной группы.Более того, подавляющее большинство мусульман США с подозрением относятся к президенту Дональду Трампу и думают, что их соотечественники-американцы не считают ислам частью основного общества США. В то же время, однако, американские мусульмане в подавляющем большинстве говорят, что они гордятся тем, что они американцы, верят, что тяжелый труд обычно приносит успех в этой стране, и удовлетворены тем, как идут дела в их собственной жизни.

Половина американцев-мусульман говорят, что в последние годы в США стало труднее быть мусульманином. И 48% говорят, что они испытали хотя бы один инцидент дискриминации за последние 12 месяцев.Но наряду с этими сообщениями о дискриминации, аналогичная - и постоянно растущая - доля (49%) американцев-мусульман говорят, что в прошлом году кто-то выразил им поддержку из-за их религии. И 55% считают, что американцы в целом дружелюбны по отношению к мусульманам США, по сравнению с 14%, которые говорят, что они недружелюбны.

Живя в религиозно плюралистическом обществе, американцы-мусульмане с большей вероятностью, чем мусульмане во многих других странах с преимущественно мусульманским большинством, имеют много друзей-немусульман.Только около трети (36%) мусульман США говорят, что все или большинство их близких друзей также являются мусульманами, по сравнению с глобальным медианным значением 95% в 39 странах, которые мы опросили.

Примерно две трети мусульман США (65%) считают, что религия очень важна в их жизни. Около шести из десяти (59%) сообщают, что молятся как минимум ежедневно, а 43% говорят, что посещают религиозные службы как минимум еженедельно. По некоторым из этих традиционных мер, мусульмане в США примерно так же религиозны, как и христиане США, хотя они менее религиозны, чем мусульмане во многих других странах.

Когда дело доходит до политических и социальных взглядов, мусульмане гораздо чаще отождествляют себя с Демократической партией или склоняются к ней (66%), чем к Республиканской партии (13%), и говорят, что они предпочитают более крупное правительство, предоставляющее больше услуг (67%). ) по сравнению с меньшим правительством, предоставляющим меньше услуг (25%). Около половины мусульман США (52%) теперь говорят, что гомосексуальность должен быть принят обществом, по сравнению с 2011 годом (39%) и 2007 годом (27%).

В чем разница между мусульманами-шиитами и мусульманами-суннитами?

Сунниты и шииты - это две подгруппы мусульман, точно так же, как католики и протестанты - две подгруппы внутри христианства.Суннитско-шиитское разделение насчитывает почти 1400 лет и восходит к спору о преемственности руководства в мусульманском сообществе после смерти Пророка Мухаммеда в 632 году. Хотя две группы согласны в некоторых основных принципах ислама, существуют различия. в верованиях и обычаях, а в некоторых случаях сунниты не считают шиитов мусульманами.

За исключением нескольких стран, включая Иран (который является большинством шиитов), а также Ирак и Ливан (которые разделены), в большинстве стран с большим количеством мусульман суннитов больше, чем шиитов.В США 55% идентифицируют себя как сунниты, а 16% - как шииты (остальные не идентифицируют себя ни с одной из групп, включая некоторых, которые говорят, что они просто мусульмане).

Примечание. Этот пост был обновлен 9 августа 2017 г. Первоначально он был опубликован 7 декабря 2015 г.

Поправка: оценки мусульманского населения США в этом посте, включая диаграмму «Число мусульман в США продолжает расти», были исправлены 14 ноября 2017 года. Подробности см. В Приложении B: Методология исследования, примечание 37, из отчет «У.С. Мусульмане обеспокоены своим местом в обществе, но продолжают верить в американскую мечту ».

Похожие сообщения:

Во многих отношениях мусульманские мужчины и женщины по-разному смотрят на жизнь в Америке

Мусульмане США религиозны, но открыты для различных толкований ислама

Майкл Липка - редактор отдела религиозных исследований исследовательского центра Pew Research Center.

В каких странах проживает 10 крупнейших христиан и мусульман?

Католик молится во время утренней мессы в Кано, Нигерия; Мусульмане отмечают окончание Рамадана молитвами в мечети в Лагосе. Нигерия занимает шестое место в мире по численности христианского населения, а также пятое по численности мусульманское население. (Крис Хондрос / Getty Images, слева; Пиус Утоми Экпей / AFP / Getty Images) Списки

«Топ-10» часто могут быть полезны при отображении и освещении данных.Например, представленные здесь две таблицы стран с наибольшим количеством христианского и мусульманского населения показывают различия в концентрации, разнообразии и прогнозируемых изменениях в двух крупнейших религиях мира.

Два списка показывают, что мировое мусульманское население в большей степени сконцентрировано в основных населенных пунктах ислама, чем христианское население всего мира для христианства, которое более широко рассеяно по миру. Действительно, около двух третей (65%) мусульман мира живут в странах с 10 крупнейшим мусульманским населением, в то время как только 48% христиан мира живут в странах с 10 крупнейшим христианским населением.

Другими словами, более половины (52%) христиан мира живут в странах , кроме стран с 10 крупнейшим христианским населением, в то время как это верно для чуть более трети (35%) мусульман мира. . В абсолютном выражении христиан (1,2 миллиарда) в два раза больше, чем мусульман (609 миллионов), проживающих в странах, которые не входят в первую десятку их религии.

В ряде стран с 10 крупнейшим в мире мусульманским или христианским населением также проживает большое (а в некоторых случаях и более крупное) население других религиозных групп.В Индии, где проживает второе по численности мусульманское население, ислам является религией меньшинства (составляет 15% населения страны), а индуизм - религией большинства. Нигерия, занимающая шестое место в мире по численности христианского населения (87 миллионов), также занимает пятое место в мире по численности мусульманского населения (90 миллионов).

Кроме того, списки показывают, в какой степени центры населения этих религий отошли от своих исторических и традиционных центров. Страны с пятью наибольшим мусульманским населением находятся в Южной и Юго-Восточной Азии или в Африке к югу от Сахары, а не на Ближнем Востоке; и страны с тремя самыми высокими христианскими группами населения находятся в Америке, а не на Ближнем Востоке или в Европе.

Всего в мире около 2,3 миллиарда христиан и 1,8 миллиарда мусульман. Ожидается, что этот разрыв сократится к 2060 году, когда, по прогнозам исследовательского центра Pew, будет 3 миллиарда христиан и почти 3 миллиарда мусульман. Это потому, что мусульмане в среднем моложе и имеют больше детей, чем христиане.

Попробуйте наш электронный курс по мусульманам и исламу

Узнайте о мусульманах и исламе с помощью четырех коротких уроков, которые доставляются на ваш почтовый ящик через день.
Зарегистрируйтесь сейчас!

Ожидается, что в 2060 году доля мусульман в мире, проживающих в странах с 10 крупнейшим мусульманским населением, будет несколько ниже, чем сегодня (60% против 65%). Между тем ожидается, что доля христиан, проживающих в 10 странах с наибольшим количеством христианского населения, останется прежней (48%).

Ожидается, что списки мусульман и христиан 2060 года также изменятся другими способами. Ожидается, что к 2060 году Индия вытеснит Индонезию как страну с самым большим мусульманским населением.Тем не менее мусульманское население Индии останется религиозным меньшинством (19%) в стране с индуистским большинством.

Ожидается, что страна с наибольшим количеством христианского населения, Соединенные Штаты, сохранит эту позицию в 2060 году. Ожидается, что ниже в списке появятся Танзания, Уганда и Кения, а Россия, Германия и Китай выйдут из него. верхние 10.

Исправление: этот пост был обновлен, чтобы отразить, что Соединенные Штаты, как ожидается, останутся страной с наибольшим количеством христианского населения в 2060 году.

Джефф Диамант - старший писатель / редактор, специализирующийся на религии в исследовательском центре Pew Research Center.

Ислам - это страна или религия? Как мы можем отличить?

Хина Хайдерали, сотрудник по программам

Это мнение появилось в блоге ING.

После 6 месяцев работы в Islamic Networks Group, некоммерческой организации, нацеленной на повышение религиозной грамотности по всей стране и борьбу с исламофобией, я наконец почувствовал желание написать о своей религии - исламе.

Потому что, серьезно? У нас есть некоторые проблемы с восприятием ислама в Америке.

Несмотря на неконституционный запрет на мусульман, уровень издевательств среди мусульманских студентов удвоился после национальных выборов 2016 года, а количество преступлений на почве ненависти к мусульманам растет, я предпочитаю стоять прямо и громко говорить, стремясь развеять представление о том, что ислам - отсталый, варварский , или иностранный.

Как коренной житель Флориды (здесь шутит Флорида), который вырос, говоря по-испански, я достиг совершеннолетия в культурно разнообразной среде, но при этом сохранил свою веру на протяжении всей моей жизни.Как я могу это сделать?

Не поддерживает конфликт Майами Хит и закон шариата?

И короткий, и длинный ответ - нет. Ислам - это не страна или единая культура.

Ислам - это религия, такая же, как и любая другая, и люди действуют исходя из того, что они видят в Исламе, а не в соответствии с их взглядами на них.

У религии обычно есть книги, а у страны есть земля. И важно отметить, что в мире более 50 стран с мусульманским большинством, каждая из которых представляет различные аспекты своей культуры, географического положения и ислама.

В мире более 1,8 миллиарда мусульман; Нельзя сказать, что одна небольшая его часть полностью представляет ислам.

Мусульмане разные, с разными толкованиями и приверженцами, каждый идет своим личным путем к Богу.

Проще говоря, ислам - это нормально, когда люди приходят и уходят из веры, критически анализируют свои убеждения или произносят молитвы во время пятой игры плей-офф Майами Хит.

Они проиграли, и нет, я не хочу об этом говорить.

К счастью, сегодня многие мусульманские группы рассказывают другим об этом разнообразии. В Islamic Networks Group одна из самых популярных презентаций - «Знакомство с американскими мусульманами и их верой», в которой исследуются религиозные обычаи, история и вклад миллионов американских мусульман в Соединенные Штаты и мир.

Фактически, одним из заметных вкладов мусульман в цивилизацию стал кофе, без которого не было бы написано данной передовой статьи.

стран с наибольшим мусульманским населением

мусульман №1.8 миллиардов человек во всем мире (2015 г.), что составляет 24% мирового населения. Подавляющее большинство (87-90%) мусульман - сунниты; около 10-13% - мусульмане-шииты.

Страны с пятью наибольшим мусульманским населением находятся в Южной и Юго-Восточной Азии или в Африке к югу от Сахары, а не на Ближнем Востоке. В Индии, где проживает второе по численности мусульманское население, ислам является религией меньшинства (составляет 15% населения страны), а индуизм - религией большинства.

2015 Мусульманское население % мусульманской страны % мусульманского населения мира

1

Индонезия 219 960 000 87% 13%

2

Индия 194 810 000 15% 11%

3

Пакистан 184 000 000 96% 11%

4

Бангладеш 144 020 000 91% 8%

5

Нигерия 90 020 000 50% 5%

6

Египет 83 870 000 95% 5%

7

Иран 77 650 000 100% 4%

8

Турция 75 460 000 98% 4%

9

Алжир 37 210 000 98% 2%

10

Ирак 36 200 000 99% 2%
Итого 1 143 200 000 65%
Промежуточный итог Остальной мир 609 420 000 35%
Всего в мире 1,752,620,000 100%

* Данные о мусульманском населении заведомо неточны; Мусульмане имеют широкий спектр предков, таких как азиатские, африканские и ближневосточные, и все они имеют разные обычаи и политические взгляды.


Источник: Pew Research Center;

исламских стран мира

мусульманский мир

«Мусульманский мир» можно использовать для обозначения трех различных аспектов, связанных с теми, кто исповедует ислам: религиозный, культурный и географический. Этот термин иногда также называют исламским миром. На религиозном уровне мусульманский мир относится к мусульманам или лицам, исповедующим ислам.В культурном отношении термин относится к исламской цивилизации. В географическом смысле, который, пожалуй, наиболее часто используется, он относится к странам и другим политическим регионам, где мусульмане составляют большинство населения.

Сегодня ислам - одна из самых распространенных религий в мире. Его последователи составляют вторую по величине религиозную группу в мире. С населением более 1.6 миллиардов человек, мусульмане составляют более 23% населения мира. Две основные секты ислама - шииты и сунниты. Суннитский ислам является преобладающей конфессией, и его исповедуют примерно 1,5 миллиарда человек. Шииты - это меньшая деноминация, насчитывающая всего около 170 миллионов последователей. Это доминирующая религия на Ближнем Востоке, в Северной Африке, на Африканском Роге, в Сахельском регионе Африки и в Центральной Азии. Кроме того, в Китае, России, Индии и на Балканах проживает большое количество мусульман.

Исламские государства

Исламское государство - это политическая территория, обычно страна, которая использует законы шариата в качестве основы для управления, законов и социальных норм.Его часто считают теократией. Идея пришла из древнего Халифата, в который входили районы, которыми управляли религиозные лидеры, считавшиеся преемниками Мухаммеда. Сегодня исламское государство может включать современные политические традиции, такие как наличие парламента или президента. Эти страны использовали исламское право для определения каждой области правления, включая Конституцию. Основными исламскими государствами являются Иран, Пакистан, Саудовская Аравия, Афганистан, Мавритания и Йемен.

Например, в Иране каждый аспект правительства должен придерживаться шариата, ислама, основы всех правил и положений в этой стране.Религиозные суды созданы для того, чтобы гарантировать, что все постановления соответствуют законам шариата. Фактически, даже Верховный лидер, обладающий большей политической властью, чем президент, является знатоком исламского права.

Страны с исламом как государственной религией

Другие страны не совсем считаются исламскими государствами, хотя ислам является политически определенной государственной религией.В этих странах также проживает мусульманское большинство населения. К ним относятся E gypt, Иордания, Ирак, Кувейт, Алжир, Малайзия, Мальдивы, Марокко, Ливия, Тунис, Объединенные Арабские Эмираты, Сомали и Бруней. В Ливия ислам также считается государственной религией. Однако 18 других религий также являются официальными государственными религиями, что делает Ливию самой религиозно разнообразной страной в мусульманском мире.

Страны с нейтральным мусульманским большинством

В стране с нейтральным мусульманским большинством население в основном исповедует ислам, а ислам не является государственной религией.Эти страны включают Нигера, Индонезии, Судана, Боснии и Герцеговины, Сьерра-Леоне и Джибути.

Страны светского мусульманского большинства

В светских странах с мусульманским большинством большинство населения идентифицирует себя как последователей ислама. Однако правительство объявило об отделении религии от государства.Это заявление означает, что религия не должна вмешиваться или влиять на гражданские и политические дела. К этим странам относятся Албания, Азербайджан, Бангладеш, Буркина-Фасо, Чад, Гамбия, Гвинея, Казахстан, Косово, Кыргызстан, Мали, Северный Кипр, Нигерия, Сенегал, Сирия, Ливан, Таджикистан, Туркменистан, Турция и Узбекистан.

Самые мусульманские страны на Земле

Озан Козе / AFP / Getty Images

мусульман составляют вторую по величине религиозную группу в мире после христиан, их около 1 человека.По данным исследовательского центра Pew Research Center, 8 миллиардов мусульман по всему миру.

В каких странах больше всего мусульман на душу населения? Согласно Pew, World Factbook ЦРУ и другим источникам, здесь самые мусульманские страны на Земле.

25. Иордания

Халил Мазраави / AFP / Getty Images

Население Иордании - 93 человека.8 процентов мусульмане.

Здесь иорданская девушка держит священную книгу мусульман, Коран, во время митинга.

24. Мали

Джон Макдугалл / AFP / Getty Images

Население Мали на 95 процентов состоит из мусульман.

Здесь верующие мусульмане собираются на вечернюю молитву в городе Гао на севере Мали.

23. Гамбия

Марко Лонгари / AFP / Getty Images

Население Гамбии составляет 95 человек.3 процента мусульмане.

22. Косово

Арменд Нимани / AFP / Getty Images

Население Косово на 95,6% состоит из мусульман.

Здесь молодые косовские мусульмане посещают молитву Ид аль-Фитр, знаменующую конец священного месяца Рамадан.

21. Сенегал

Сейллу / AFP / Getty Images

Население Сенегала - 95 человек.9 процентов мусульмане.

Здесь член Братства Муридов, большой суфийской секты, распространенной в Сенегале, читает религиозную книгу возле Великой мечети в Тубе.

20. Пакистан

Ариф Али / AFP / Getty Images

96,4% населения Пакистана составляют мусульмане.

19. Узбекистан

Getty Images

Население Узбекистана 96 человек.5 процентов мусульмане.

Здесь узбекские мусульмане совершают полуденный намаз в местной мечети.

18. Ливия

Махмуд Туркия / AFP / Getty Images

96,6% населения Ливии составляют мусульмане.

Здесь ливийские мусульмане молятся в первый день Курбан-байрам или Фестиваля жертвоприношений, знаменующего конец паломничества хаджа в Мекку.

17. Таджикистан

Вячеслав Оселедко / AFP / Getty Images

Население Таджикистана 96 человек.7 процентов мусульмане.

16. Азербайджан

Тофик Бабаев / AFP / Getty Images

96,9 процента населения Азербайджана составляют мусульмане.

14 (TIE). Судан

Ашраф Шазли / AFP / Getty Images

97 процентов населения Судана составляют мусульмане.

14 (TIE).Джибути

/ Getty Images

Население Джибути на Африканском Роге на 97 процентов состоит из мусульман.

На этом фото прихожане кланяются во время вечерней службы в городе Джибути.

13. Саудовская Аравия

Муханнад Фалаа / Getty Images

Население Саудовской Аравии - 97 человек.1 процент мусульман. Суннитская ветвь ислама - официальная государственная религия.

Как и в некоторых других странах, возглавляющих этот список, закон Саудовской Аравии требует, чтобы все граждане придерживались ислама. Однако часть населения состоит из иностранных рабочих, которые не обязательно мусульмане.

Тем не менее, «свобода вероисповедания не признается и не защищается законом» даже для этих иностранных рабочих, и, согласно U.С. Отчет Госдепа.

12. Алжир

Фарук Батиче / AFP / Getty Images

Население Алжира на 98,2% состоит из мусульман.

11. Нигер

Воскресенье Аламба / AP

98,3% населения Нигера составляют мусульмане.

10. Турция

Озан Козе / AFP / Getty Images

Население Турции составляет 98 человек.6 процентов мусульмане.

Здесь турки готовятся прервать пост в Рамадан перед Голубой мечетью в Стамбуле.

9. Сомали

Сайид Азим / AP

98,9% населения Сомали составляют мусульмане.

Здесь сомалийские мусульмане читают Коран во второй день священного месяца Рамадан.

6 (TIE). Йемен

Мохаммед Хувайс / AFP / Getty Images

Население Йемена также на 99 процентов мусульмане.

Йеменский мальчик читает Коран во время священного мусульманского месяца поста Рамадан.

6 (TIE). Марокко

Фадель Сенна / AFP / Getty Images

Население Марокко также на 99 процентов состоит из мусульман.

Марокканские верующие на этой фотографии молятся во время Лайлат аль-Кадр, который приходится на 27-й день месяца поста Рамадан.

6 (TIE). Ирак

Ахмад Аль-Рубай / AFP / Getty Images

99% населения Ирака составляют мусульмане.В стране проживают большие группы мусульман-суннитов и шиитов.

На этой фотографии иракцы желают друг другу счастливого праздника Курбан-байрам после утренней молитвы в мечети Умм-аль-Кура в Багдаде.

5. Иран

Атта Кенаре / AFP / Getty Images

Население Ирана на 99,7% состоит из мусульман, в основном шиитов.

Здесь иранцы совершают ночные молитвы у мечети Эмамзаде Салех во время священного месяца Рамадан.

3 (TIE). Тунис

Фетхи Белаид / AFP / Getty Images

99,8% населения Туниса составляют мусульмане.

Тунисские мусульманки во время утренней молитвы в мечети Зитуна в Тунисе во время праздника Ид аль-Фитр, знаменующего окончание Рамадана.

3 (TIE). Афганистан

Скотт Нельсон / Getty Images

Население Афганистана - 99 человек.8 процентов мусульмане.

Здесь прихожане совершают особые молитвы в честь первого дня праздника Курбан-байрам, знаменующего окончание священного месяца Рамадан.

1 (TIE). Мавритания

AFP / Getty Images

С 1960 года Мавритания является исламской республикой, и 100 процентов населения составляют мусульмане. Большинство населения - сунниты.

1 (TIE).Мальдивы

Ишара С. Кодикара / AFP / Getty Images

Население Мальдив - 100% мусульмане. Ислам является государственной религией страны, и граждане обязаны ей следовать по закону. С 2008 года в законе говорилось, что немусульманин не может быть гражданином.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *