Ислам государство: «Исламское государство»: идеологические корни и политический контекст межконфессиональной вражды — Московский Центр Карнеги

Содержание

Как устроено «Исламское государство»: истоки, цели, финансы

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Как удалось «Исламскому государству» стать самой успешной экстремистской группировкой современности?

Экстремистская группировка «Исламское государство» заявила о себе в 2014 году, захватив обширные территории в Сирии и Ираке. Группировка быстро приобрела зловещую известность благодаря изощренной жестокости, с которой она расправлялась со своими врагами, в том числе — с помощью массовых убийств, похищений и публичных обезглавливаний.

Тем не менее, «Исламское государство» (деятельность организации в России запрещена) получило относительно широкую поддержку среди радикалов в исламском мире, а международная коалиция, возглавляемая США, поставила целью уничтожить группировку.

Чего хочет «Исламское государство»

В июне 2014 года группировка формально провозгласила установление «халифата», государства, управляемого по законам шариата, во главе которого стоит халиф, наместник бога на земле.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Главная цель ИГ — уничтожить любые препятствия к установлению всемирного «царства Аллаха»

После чего «Исламское государство» потребовало, чтобы все мусульмане мира, где бы они ни проживали, присягнули на верность его лидеру – Ибрахиму Авваду Ибрахиму Али аль-Бадри, более широко известному как Абу Бакр аль-Багдади, и перебрались на контролируемые им территории.

ИГ также заявило, что все остальные джихадистские группировки мира должны признать его верховную власть. Многие из них так и поступили, в том числе несколько фракций, отколовшихся от главного конкурента «Исламского государства» – «Аль-Каиды».

Провозглашенная цель ИГ заключается в том, чтобы уничтожить препятствия на пути установления царства Аллаха на земле и защитить всемирную мусульманскую общину, или умму от неверных и отступников.

Группировка с восторгом отнеслась к перспективе прямой конфронтации с международной коалицией, возглавляемой США.

Это противостояние с точки зрения ИГ является предвестником последней битвы между мусульманами и их врагами, которая произойдет непосредственно перед концом света, за которым последует Судный день или Киямат.

Апокалиптические предсказания в пропаганде ИГ

В исламской эсхатологии (религиозные представления о конце света и загробной жизни) сирийский город Дабик, расположенный в 10 км от границы с Турцией считается местом мусульманского Армагеддона, или последней битвы перед концом света.

Поэтому имя «Дабик» было выбрано в качестве названия пропагандистского издания «Исламского государства».

Считается, что пророк Мухаммед сказал: «Конец света не наступит до тех пор, пока мусульмане не изгонят «римлян» (большинство исламских богословов считает, что так называются «христиане») из аль-Амака или Дабика».

«Исламское государство» всеми силами стремится к тому, чтобы решающее сражение с международной коалицией произошло именно в этом районе.

«Исламское государство» ожидает армию «Рима», чье поражение при Дабике будет означать начало апокалипсиса.

Откуда растут корни ИГ?

Начало «Исламского государства» связывают с иорданцем Абу Мусадом аз-Заркави, создавшим в 2002 году группировку «Единобожие и джихад» (Al-Tawhid wa al-Jihad).

Через год после начала войны в Ираке Заркави присягнул на верность Усаме бин Ладену и сформировал «Аль-Каиду в Ираке», группировку, ставшую одной из главных сил, противостоявших международной коалиции в иракской войне.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Заркави считали экстремистом даже в «Аль-Каиде»

После смерти Заркави в 2006 году «Аль-Каида в Ираке» создала дочернюю организацию «Исламское государство в Ираке».

Однако особого успеха она не имела: американские войска оттеснили ее по всем направлением, а Совет старейшин суннитских арабских племен «Ас-Сахва» категорически отверг культивируемые ею жестокость и насилие.

Багдади, одно время содержавшийся в качестве подозреваемого в американском лагере «Букка» на территории Ирака, стал лидером группировки в 2010 году и незамедлительно принялся за ее восстановление. К 2013 году ее сторонники осуществляли десятки террористических нападений в Ираке в месяц.

Затем «Исламское государство в Ираке» присоединилось к радикальным силам, противостоящим сирийскому президенту Башару Асаду, организовав еще одну группировку — «Фронт ан-Нусра».

В апреле 2013 года Багдади заявил о слиянии своих сил в Ираке и Сирии и образовании «Исламского государства Ирака и Леванта» – ИГИЛ.

Лидеры «Аль-Каиды» и «Ан-Нусры» это объединение отвергли, однако в обеих группировках нашлось достаточно сторонников Багдади, которые, отколовшись от своих лидеров, помогли ИГИЛ закрепиться в Сирии.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Абу Бакр Багдади был объявлен первым халифом «Исламского государства»

В конце декабря 2013 года ИГИЛ вновь обратила основное внимание на события в Ираке, удачно воспользовавшись политическим противостоянием между шиитским правительством страны и суннитским меньшинством.

С помощью бывших соратников Саддама Хусейна и недовольных лидеров суннитских общин ИГИЛ удалось захватить город Фаллуджа.

В июне 2014 года боевики ИГИЛ захватили крупный город Мосул на севере Ирака и стали активно продвигаться по направлению к Багдаду, уничтожая своих противников и грозясь полностью истребить многие этнические и религиозные общины страны.

К концу июня, захватив несколько десятков городов и деревень, ИГИЛ провозгласила создание халифата и поменяло свое название просто на «Исламское государство».

Какую территорию контролирует ИГ?

Автор фото, BBC World Service

В сентябре 2014 года директор Национального центра по борьбе с терроризмом США Мэтью Олсен заявил, что ИГ контролирует большую часть территории в бассейне рек Тигр и Ефрат, площадью примерно в 210 тысяч кв. км, что сравнимо по площади с территорией Британских островов.

Семь месяцев спустя представители армии США утверждали, что «Исламское государство» потеряло около четверти своей территории в Ираке (от 13 тыс. до 15,5 тыс. кв км). Однако контролируемая ИГ территория в Сирии остается практически без изменений: потери в одних местах компенсируются захватами в других.

Однако эти цифры не совсем отражают реальное положение вещей. В действительности силы ИГ целиком и полностью контролируют лишь небольшую часть этой территории, которая включает большие и малые города, главные дороги, нефтяные месторождения и военные объекты.

Они могут свободно передвигаться в малонаселенных районах за пределами того, что в военных учебниках называется «зоной контроля», но вряд ли сумеют эти территории защитить.

В то же время не до конца понятно, какое именно количество людей оказалось на территориях, полностью или частично находящихся под контролем ИГ в Сирии и Ираке.

В марте 2015 года президент Международного комитета Красного Креста Петер Маурер считал, что их число превышает 10 миллионов.

В тех областях, где ИГ претворила в жизнь свое бескомпромиссное понимание законов шариата, женщины обязаны полностью закрывать лицо, публичные обезглавливания стали привычным зрелищем, а немусульмане должны выбирать между уплатой специального налога, переходом в ислам или смертью.

Что происходит за пределами Ирака и Сирии?

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Свечи, заженные в память о погибших в террористических нападениях на Париж 13 ноября

К концу 2015 года ИГ стала брать ответственность за нападения за пределами контролируемой ею территории.

Ее «дочернее предприятие» (политологи и журналисты часто употребляют принятые в бизнесе термины для характеристики взаимоотношений между различными террористическими группировками) — группа «Вилайат Синай» из Египта заявила, что уничтожила российский пассажирский самолет над Синайским полуостровом, убив 224 человека.

ИГ также взяла ответственность за двойной взрыв в столице Ливана Бейруте, который убил по меньшей мере 41 человека.

Ливанские боевики из военизированной шиитской группировки «Хезболла» сражаются в соседней Сирии на стороне врага ИГ, президента Башара Асада.

И, наконец, 13 ноября, по меньшей 128 людей были убиты в серии террористических нападений на Париж.

ИГ заявило, что это их рук дело. Президент Франсуа Олланд назвал эти нападения актом войны. Французская авиация нанесла удары по позициям «Исламского государства» в Сирии.

Сколько бойцов сражается за ИГ?

Автор фото, BBC World Service

В феврале 2015 года директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер сказал, что под ружьем у ИГ состоит «где-то между 20 и 32 тысячами бойцов» в Ираке и Сирии.

Но он также отметил, что ряды ИГ «существенно поредели» после начала авиаударов, которые наносит возглавляемая США коалиция с августа 2014 года.

В июне 2015 года заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен отметил, что в результате авиаударов более 10 тысяч бойцов ИГ были убиты.

Для компенсации потерь «Исламское государство» прибегло к насильственному набору в армию.

Иракский эксперт Хишам аль-Хашими полагает, что только треть солдат ИГ является ее убежденными сторонниками, остальные же были вынуждены вступить в армию либо из страха, либо по принуждению.

При этом значительное число боевиков ИГ не является ни иракцами, ни сирийцами.

В октябре 2015 года директор Национального центра по борьбе с терроризмом США Николас Расмуссен заявил в конгрессе, что в рядах ИГ сражается более 28 тысяч иностранцев. Из них, по меньшей мере, 5000 приехали из стран Запада, включая около 250 – из США.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В рядах ИГ сражаются тысячи добровольцев из арабских и западных стран

Исследования, проведенные лондонским Центром по изучению радикализации и политического насилия, показывают, что большинство иностранных бойцов ИГ происходят из соседних арабских стран, таких как Тунис, Саудовская Аравия, Иордания и Марокко.

Каким оружием располагает ИГ?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Исламское государство» стало одной из самых хорошо вооруженных и богатых экстремистских группировок в мире

Боевики ИГ располагают довольно широким спектром легких и тяжелых вооружений, включая пикапы с установленными на кузове пулеметами, ракетные установки, средства противовоздушной обороны и переносные зенитные ракетные установки.

Кроме того, им удалось захватить танки и бронемашины у сирийской и иракской армий. Среди боевой техники, захваченной у иракской армии, оказались и американские военные вездеходы «Хамви» и бронемашины с усиленной противоминной защитой, изначально разработанные для армии США.

Некоторые из них боевики ИГ набивали взрывчаткой и использовали в терактах с катастрофическими результатами.

Есть мнение, что ИГ максимально диверсифицировало схему поставок оружия, что обеспечивает постоянный приток нового оружия.

Благодаря значительным запасам современных вооружений, ИГ смогла оттеснить курдское ополчение пешмерга с занимаемых позиций в августе 2014 и иракскую армию из Рамади в мае 2015 года.

Откуда ИГ берет деньги?

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

На «своей» территории ИГ собирает налоги и контролирует торговлю

«Исламское государство», возможно, является, самой богатой террористической группировкой в мире.

Изначально она существовала на пожертвования богатых частных доноров и исламских благотворительных организаций на Ближнем Востоке, стремящихся сместить сирийского президента Башара Асада.

Хотя этот источник по-прежнему используется, например, для того, чтобы оплачивать дорогу в Сирию для иностранных боевиков, но, в основном, ИГ перешла на самофинансирование.

Министерство финансов США считает, что в 2014 году, доходы ИГ могли составлять несколько миллионов долларов в неделю, или около 100 миллионов долларов за год.

Эти деньги группировка выручала от продажи сырой нефти и нефтепродуктов местным посредникам, которые, в свою очередь, контрабандой переправляли их в Турцию и Иран, или же продавали их правительству Сирии.

Однако целенаправленные удары по нефтяной инфраструктуре привели к тому, что эти доходы в настоящий момент значительно сократились.

Кроме того, выкупы за похищенных заложников в 2014 году составили еще 20 миллионов долларов, и еще несколько миллионов были в той или иной форме конфискованы у людей, оказавшихся на подконтрольных боевикам территориях.

Похищенных девушек и женщин продают в сексуальное рабство, и это тоже приносит финансовый доход.

Почему ИГ широко рекламирует свою жестокость?

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Публикация видео и фотографий обезглавливаний привела к тому, что многие солдаты в армиях Ирака и Сирии дезертировали перед наступающими боевиками ИГ

Члены ИГ относятся к экстремальной ветви суннитского ислама и считают себя единственными истинными правоверными мусульманами.

Они утверждают, что весь остальной мир населен неверными, которые хотят уничтожить ислам, что с их точки зрения, оправдывает нападения как на других мусульман (например, шиитов, суфиев и т.д.), так и на немусульман.

Обезглавливания, распятия или массовые расстрелы призваны внушить ужас врагам.

Джихадисты считают, что эти действия оправданы в Коране и Хадисах (высказываниях пророка, затрагивающих религиозно-правовые аспекты жизни мусульман), однако многие мусульмане это заявление категорически отвергают.

Даже лидер «Аль-Каиды» Айман Завахири отмежевался от действий ИГ в Сирии в 2014 году.

Десять лет назад, в 2005 году Завахири предупреждал Заркави, что из-за своей жестокости он потеряет «сердца и умы мусульман».

Международная террористическая организация «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ)*

Хочется надеяться, что приведенные факты должны уберечь вас, молодое поколение, от совершения непоправимых ошибок. Не лучше ли направить свою энергию на стоящие занятия и дела (спорт, образование), которые в последующем вам принесут плодотворный доход на гораздо более длительную и привлекательную перспективу.

На сегодняшний день одной из главных мировых проблем и угроз мировой безопасности признана широкая экспансия ИГИЛ*, за последние годы захватившую значительную территорию Ирака, Сирии и Афганистана. По сведениям командующего Генштаба вооруженных сил России данная группировка насчитывает десятки тысяч боевиков, провозгласила на захваченных территориях псевдохалифат, стремится и далее расширять свои приобретения (по разным оценкам контролируемая ИГИЛ территория достигает около 90 тыс. квадратных километров, 8 миллионов человек проживают в районах, захваченных игиловцами в Сирии и Ираке).

В ходе своего выступления 28.09.2015 на Генеральной ассамблее ООН президент России Путин В.В. обозначил, что ключевой задачей международного сообщества во главе с Организации Объединённых Наций остаётся «обеспечение мира, региональной и глобальной стабильности». Отметив активное расширение экспансии ИГИЛ* на другие регионы, в целях установления господства в исламском мире и не только там, Президент указал на необходимость руководствоваться не амбициями, а общими ценностями и общими интересами на основе международного права и «объединить усилия для решения стоящих перед нами новых проблем и создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию», которая, «как и антигитлеровская, могла бы сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество».

При этом, ключевыми участниками такой коалиции Путиным В.В. обозначены именно мусульманские страны, подчеркнута важность, авторитет и наставническое слово мусульманских духовных лидеров, поскольку «Исламское государство» «не только несёт им прямую угрозу, но и своими кровавыми преступлениями оскверняет одну из величайших мировых религий – ислам», извращает его истинные гуманистические ценности.

Деятельность международных организаций «Исламское государство» и Джебхат ан-Нусра решением Верховного суда Российской Федерации от 29.12.2014 в нашей стране запрещена. Согласно закону, отныне любое участие в деятельности указанных террористических организаций считается уголовным преступлением и карается по всей строгости закона.

О каждом ставшем вам известном факте попытки вовлечения иных лиц в деятельность «ИГИЛ» и случаях увлечения кем-то из вашего окружения радикальными течениями ислама, просим оперативно сообщить в Управление ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (адрес: Литейный пр., д. 4, телефон доверия: +7 812 438-69-93, электронная почта: fsb@fsb.ru).

На территории России в Общественной палате Российской Федерации 01.08.2015 была открыта горячая линия по противодействию вербовщикам террористической организации «Исламское государство». Свои жалобы или сообщения граждане России могут оставить по бесплатному номеру телефона

8−800−700−8-800.

История создания ИГИЛ*

Международная организация «Исламское Государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), известная также под названием «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское государство Ирака и Шама» (ИГИШ) с лета 2014 года называется «Исламское государство». Она образована с 2006 года в результате слияния радикальных исламистских группировок, которые отпочковались от международной террористической организации «Аль-Каида».

Основные идеологические постулаты организации изложены в Декларации, опубликованной на пяти языках и провозглашавшей создание нового псевдохалифата под властью халифа Ибрагима.

Вообще, что такое халифат?

Халифат (в переводе с арабского замещение, наследование)- это феодальное арабо-мусульманское теократическое государство, созданное пророком Мухаммедом и в последствии возглавляемое халифами.

Халиф является самым высоким титулом у мусульман, это наместник или исполняющий обязанности Пророка. Он является гарантом соответствия повседневной жизни мусульман последнему божественному Посланию — Священному Корану.

Мусульмане-сунниты полагают, что халифом может стать любой мусульманин, член мусульманской общины, независимо от расового, национального, социального и любого иного положения, которое компетентно в вопросах, связанных с государственным управлением. Для избрания халифа хватает проведенного внутри общины простого открытого голосования, на которое вносятся предложения о достойных кандидатурах, доказавших обществу свои необходимые навыки в деле управления, права и т.д. Халиф избирается большинством голосов.

Во главе ИГИЛ стоит халиф Ибрахим Аввад Ибрахим Али Мухаммад аль-Бадри ас-Самарраи. При нем действует совещательный орган – Шура, члены которого назначаются халифом.

Летом 2014 г. боевики «Исламского государства» взяли под свой контроль ряд крупных городов в западном районе Ирака и вплотную подошли к Багдаду. В Сирии они оккупировали северную провинцию Ракка, в центральном городе которой с одноименным названием была размещена штаб-квартира организации. Боевики «Исламского государства» используют флаг и эмблему «Аль-Каиды». Организация обладает боевым потенциалом (около 50 тыс. боевиков в Сирии и около 30 тыс. — в Ираке).

В ее создании принимал активное участие иракский террорист Абу Мусаб аз-Заркауи — духовный лидер и ближайший соратник Усамы бен-Ладена. Ближайшей ее целью является создание на территории Сирии, Ирака и Ливана исламского суннитского государства, живущего по законам шариата, а также ведение так называемой священной войны (псевдоджихада) с «неверными» (кафирами) во всем мире.

Что подразумевает под собой понятие «джихад»?

Джихад – в переводе с арабского означает усердие на пути Аллаха. Обычно джихад ассоциируется с вооруженной борьбой, однако это понятие значительно шире. Помимо вооруженной борьбы под ним также понимается борьба со своими духовными или социальными пороками, например с ложью, обманом, развращенностью общества и т.д. Таким образом, джихад –это и борьба со своими страстями, и устранение социальной несправедливости, и постоянное усердие в деле распространения религии и, наконец, ведение войны с военными агрессорами во имя Аллаха. Изначально в исламе джихад является желательным, а не обязательным, и только в случае явных опасностей он становится обязательным. Проявление агрессии и убийства является большим грехом. В Коране сказано: «Кто убьет человека не за убийство или распространение нечестия на земле, то словно убил всех людей, а кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям».

Основной закон в ИГИЛ гласит, что мусульмане обязаны соблюдать все законы шариата, а неверные (кяфиры) являются воплощением дьявола и должны быть либо убиты, либо взяты в рабство (женщины), к кяфирам относятся все мусульмане – шииты, алавиты, езиды, суфисты – не арабы, сторонники властей Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, а также «не уважающие ислам и мусульман» христиане и иудеи. Командиры боевиков сами определяют, кто из христиан и иудеев не уважает ислам. Обычно уважаются только богатые люди, которые дают взятки и помогают боевикам в бизнесе, и те, за кого они просят.

«Чистая, протоптанная тропа к воде» именно так переводят арабы слово шариат. Это образное выражение означает для каждого мусульманина — Закон, который им дал Аллах через своих пророков и последнего пророка посланника Мухаммеда. Правила шариата также важны для верующего, как чистая вода для ума и души. Каждый правоверный должен строго следовать правилам и нормам, заложенным в мусульманской системе права.

Другим правилом ИГИЛ является установленный дресс-код, обязывающий всех мужчин носить бороду, а женщин – носить чадру (легкое женское покрывало белого, синего или черного цвета) и абайу (длинное традиционное арабское женское платье с рукавами).

Среди других правил выделяются следующие:

— нельзя курить сигареты и употреблять жевательную резинку, за нарушение правила – 80 ударов плетью,

— женщинам запрещено передвигаться на улице без сопровождения мужчины, пойманную женщину доставляют домой, а мужчина – опекун подвергается 80 ударам плетью.

Проживающим на подконтрольных ИГИЛ территориях христианам запрещено: строить монастыри, церкви и кельи, демонстрировать религиозную символику и литературу, вслух читать церковные тексты и бить в колокола, христиане обязаны придерживаться дресс-кода ИГИЛ и хоронить своих единоверцев на специально отведенных новыми властями кладбищах. При этом, накладывается подать в размере 4 золотых динаров в год на «богачей», 2 – на представителей среднего класса и 1 – на «бедняков».

______________________________
* — Запрещённая в России террористическая организация.


Project MUSE — “Ислам”, “Ϻусульмане”, “Государство” в Российском Исламоведении

SUMMARY:

Galina Khizrieva’s article analyzes terminological inconsistencies and methodological problems of Islamic studies through research into “the core of the Russian ummah”, that is, into the worldview of those believers whose relationship to Islam is not mediated through national or political identity.

Khizrieva argues that the methodology of Islamic studies in Russia is caught by controversial and ambivalent discourse, which opposes “good” Islam (moderate, regional, popular, scholarly, etc.) to “bad” Islam (radical, extremist, bookish, foreign, etc.). The author notes the impossibility of identifying those who confess “pure” versions of any of these types. Making scholarly discourse on Islam part of political ideologies obscures the problem even more. Khizrieva argues that the current state of research and methodology in Russian Islamic studies cannot grasp the dynamics of the development of supra-ethnic institutions in the Caucasus (in particular under Shamil) interrupted by the Russians. For Khizrieva, the Russian ummah has overcome a period of acute radicalization in the past decade, built a more tolerant system of Islamic education, and even attempted to adjust Russian law to the needs of Muslims (without infringing upon the constitutional principles of Russia). Still, Islamic studies in Russia follow the Eurocentric approach borrowed from the West and sees Islam as an ultimate Other.

Khizrieva sees the solution in studying the worldview of Muslims in Russia, mostly through research into oral traditions. The author’s particular case study in this article is based upon fieldwork in Ingushetia (with materials related to vird, or spiritual orders of Sufi Islam).

Khizrieva concludes that her research into oral traditions of Ingush tarikats reveals three different levels of Islamic discourse. The first (universal Islamic discourse) has to do with general issues of belief and is related to classic sources of Islam. The second level is represented by the oral tradition of tarikat and is related to stories about teachers and murids, stories about the extraordinary capacities of true Muslims, etc. Finally, the third and “pragmatic” level reflects individual positions of Muslims, and their political and social views in the quickly changing world. It is these different levels of discourse that are mixed by the indiscriminating terminology of Islamic studies.

как устроена политика и экономика исламских боевиков — РБК

Политическое устройство

Власть, которой наделил себя аль-Багдади, абсолютна — он халиф и амир аль-муминин (повелитель правоверных), объединяющий функции политического, военного и религиозного лидера и играющий роль верховного арбитра по всем вопросам внутреннего устройства построенного им общества. «Исламское государство» сформировало централизованную систему контроля над занятыми им территориями, которая выполняет специфические функции госуправления.

Выстроив жесткую репрессивную систему религиозной и криминальной полиции, соратники аль-Багдади создали также разветвленную сеть шариатских институтов, выстроили систему начального образования и судебной власти. Кроме того, ИГ оказывает и так называемые «мусульманские услуги» — занимается распределением гуманитарной помощи, организацией работы пекарен, предприятий водо- и электроснабжения, жилищно-коммунальных услуг.

Читайте на РБК Pro

За каждую из функций ответственно отдельное управление (диван), замечает в разговоре с РБК научный сотрудник американского Ближневосточного форума Айман Джавад аль-Тамими. «Они сложились в связную систему [госуправления] с момента провозглашения халифата. До этого администрация существовала на локальном уровне», — говорит он.

Территории, на которых действуют исламисты, первоначально были разделены на 16 провинций (вилайятов), в Сирии их границы большей частью совпали с уже существующим разделением на провинции. Часть вилайятов существуют лишь номинально, поскольку ИГ не имеет над ними непосредственного контроля. Тем не менее «ИГ контролирует половину территории страны», признает в разговоре с РБК бывший функционер правительства Башара Асада. В каждом из вилайятов есть свой губернатор, при нем существуют местные отделения центральных диванов.

Хотя зону, подконтрольную боевикам ИГ, покинули сотни тысяч людей, под их властью находятся крупные сирийские (Ракка, Пальмира, Эль-Баб) и иракские (Мосул, Фаллуджа, Эр-Рамади) города. По словам бывшего члена сирийского правительства, нельзя говорить о том, что все живущие на землях «Исламского государства» поддерживают этот режим, проблема в том, что из Дамаска этим несогласным с ИГ людям ничего не предлагают. «Есть люди, которые не поддерживают ИГ, но они не согласны и на возвращение в ситуацию 2010 года (т.е. до начала восстания против режима Асада)», — говорит он РБК.

Религия как основа системы

В «Исламском государстве» все подчинено религии, ведь сам смысл существования халифата, как его видят последователи аль-Багдади, это дауа — исламский призыв, то есть обращение в ислам всех неверующих. Проникая на новую территорию, своей первой задачей боевики ИГ начинают проповедническую деятельность, раздавая памфлеты, устраивая религиозные церемонии и конкурсы чтецов Корана. Помимо этого они сразу же основывают центры дауа и религиозные образовательные центры, так называемые Институты шариата. Кроме того, центры дауа завоевывали популярность населения и иным путем — в отсутствие центральной власти каждый мог пожаловаться в них на случившуюся с ним несправедливость.

Параллельно с официальными судебными властями, так или иначе продолжавшими свою деятельность, боевики и активисты ИГ летом—осенью 2013 года создавали собственную юриспруденцию — шариатскую, развивая сеть исламских судов.

В течение 2014 года ИГ утратило свои позиции в провинциях Идлиб, Хама, Дейр-эз-Зор и Латакии (где сейчас расположена российская военно-воздушная база), значительно усилившись в провинциях Ракка, Эль-Хасака и Алеппо. «Перекройка позиций должна рассматриваться не как значительные поражения для ИГ, а как смена фокуса стратегии на контроль над протяженной территорией и основных оплотов», — рассуждает аль-Тамими.

Сконцентрировав свою власть, ИГ в первую очередь занялось «исправлением нравов»: в феврале 2014 года в Манбидже боевики запретили совместное обучение мальчиков и девочек, в марте в Эль-Бабе — работу магазинов во время намаза, в апреле ввели предписанные в исламе наказания (худуд), в том числе отрубание рук за воровство, распятие за вероотступничество, в июне был введен запрет на употребление алкоголя, табака и наркотических препаратов.

За «распространением добродетели и предотвращением порока» призвана следить специальная религиозная полиция «Аль-Хисба», осуществляющая регулярное патрулирование крупнейших городских центров. Полноценный уголовный кодекс, основанный на нормах Корана, ИГ опубликовало в декабре 2014 года. В январе 2015 года начались первые публичные казни заподозренных в гомосексуальности, в феврале с уничтожения библиотеки и музея города Мосула в Ираке стартовала кампания по искоренению «языческих» культурных ценностей, продолжающаяся до сих пор.

По словам американских исследователей Чарльза Кэриса и Сэмюэла Рейнольдса, образование — еще один ключевой элемент строительства ИГ своей системы управления. «Дети, родившиеся в Ракке десять лет назад, не помнят прежней Сирии, для них родина — не Сирия, а «Исламское государство», — говорит РБК бывший член сирийского правительства. В Сирии, как прежде и в Ираке, вся образовательная система подчинена религии. После прихода ИГ к власти детсады, школы и вузы были закрыты, а преподаватели отправлены на переподготовку в подразделения диван аль-талима (департамент или управление образования).

В прошлом году британская The Telegraph описывала, как в школах иракского Мосула под контролем ИГ были запрещены музыка, теория эволюции, отменено преподавание национальной истории и литературы — так как истинное исламское государство не признает национальных границ. Из точных наук преподавалось лишь то, что не противоречило религиозному учению.

Экономическая самостоятельность

Экономика территорий под контролем ИГ представляет собой классическую картину квазигосударственного образования — его бюджет состоит из доходов от контрабанды, рэкета, конфискаций и экспроприаций, а также заработка от оставшихся с довоенных времен производств, в случае с исламистами в Сирии — нефтяных.

Кроме того, финансовая самодостаточность ИГ поддерживается за счет щедрого притока валюты от сторонников радикального ислама из стран Персидского залива, в том числе Саудовской Аравии, где официальной признана фундаменталистская суннитская версия ислама — ваххабизм. На начальных этапах существования группировки аль-Багдади поток денег из этого региона сыграл серьезную роль в становлении ИГ, говорит РБК Барту.

Но как отмечала еще год назад Лори Плоткин Богхардт из Вашингтонского института ближневосточной политики, хотя поступления от саудовских доноров и могли считаться наибольшими по значительности вливаниями, важность этих поступлений сошла на нет благодаря независимым источникам финансирования исламистов. Только со сбора налогов с населения ИГ по состоянию на июнь 2014 года получало до $8 млн в месяц, значительными источниками доходов стал рэкет, торговля экспроприированными и конфискованными «языческими» предметами искусства, захват активов, принадлежавших сирийскому и иракскому государствам, — так, налет на отделение Центробанка Ирака в Мосуле в июне прошлого года принес движению десятки миллионов долларов.

Согласно выкладкам аль-Тамими, работавшим с попавшими в его распоряжение финансовыми документами финансового дивана ИГ из провинции Дейр-эз-Зор за декабрь 2014 — январь 2015 года: 44,7% всех поступлений обеспечили конфискации, доля налоговых поступлений составила 23,7%, доходы от продажи электричества 3,9%. Еще один серьезный источник поступлений — контрабанда нефти и природного газа — на ее долю пришлось 27,7% поступлений. Общие доходы ИГ в этой нефтегазоносной провинции составили $8,438 млн.

По оценкам на ноябрь 2014 года, под началом ИГ работали 350 нефтяных скважин в Ираке, группировка контролировала 60% всех сирийских нефтяных месторождений, до марта этого года она сохраняла за собой и крупнейший иракский нефтеперерабатывающий завод в Байджи. Топливо шло в Иорданию, Курдистан и Турцию — с этой страной контролируемую исламистами зону связывало 450 нелегальных нефтепроводов.

Эксперт филиала Брукингсовского института в Дохе Луай аль-Хатиб приходил к выводу, что ИГ на пике нефтяных цен в $100 за баррель продавало сырье по цене $25–60 за баррель. По оценкам коллеги Богхардт Мэтью Левитта, выступавшего на слушаниях в палате представителей конгресса США в ноябре 2014 года, к сентябрю прошлого года группировка получала доход до $3 млн в день при общей стоимости подконтрольных активов $1,3–2 млрд. Это делало халифат «самой хорошо обеспеченной террористической группировкой в мире», утверждал эксперт. На основании доступных ему данных аль-Тамими призывает считать, что реальный совокупный доход ИГ составляет 5–10% от названной Левиттом суммы.

Устойчивость системы

Постоянный приток нефтяных долларов позволяет проводить относительно эффективную социальную политику: учреждения ИГ не только массово выдают гуманитарную помощь (особенно в только что захваченных районах), но и устанавливают заниженные цены на продовольствие на тех территориях, на которых у него обеспечен стабильный контроль. «В Ракке ИГ стало главным поставщиком пшеницы, масла и наличной валюты, взяв под контроль товарные потоки, идущие через город, и начав собственное производство хлеба и бензина», — приводят примеры Кэрис и Рейнольдс.

Аль-Тамими на основании этого заключает, что режим ИГ можно признать устойчивым: в сирийских районах под его контролем качество жизни не ухудшилось драматически, хотя для Ирака это утверждение и не вполне справедливо. Барту считает, что на сохранение халифата работает сама история этой гражданской войны: суннитский восток Сирии не захочет вновь подчиняться Дамаску, так же как Западный Ирак трудно будет подчинить багдадскому правительству, которое формирует шиитское большинство. Еще один фактор стабильности халифата, по оценке аль-Тамими, — жесткий аппарат безопасности.

Барту находит социальную и военную опору ИГ в четырех основных группах населения: религиозно вдохновленных сторонниках, бывших функционерах иракской партии БААС и офицерстве времен Саддама Хусейна, добровольцах-боевиках из-за рубежа, а также в суннитских общинах и племенах, которые проживают на подконтрольных ему территориях.

Численность боевиков, противостоящих режиму Асада, оценивается в 120 тыс. человек, заметил после начала российской кампании в Сирии политолог и эксперт по сирийскому конфликту Анатолий Несмеян. По его словам, чтобы повлиять на ход боевых действий, нужно поразить не десятки, а тысячи целей, ведь «боевики — это не армия, централизованное снабжение как таковое отсутствует, а значит, нет крупных складов, баз, пунктов управления, уничтожение которых может серьезно усложнить жизнь противнику на достаточно большой территории». Пока что коалиция во главе с США за 420 дней собственной воздушной операции против ИГ нанесла, по подсчетам независимого гражданского проекта Airwars, более 7 тыс. ударов в Ираке и Сирии. Из них в Сирии — больше 2 тыс. Это на порядок больше, чем успела российская авиация.

По оценке американской неправительственной организации в области безопасности Soufan group, общая численность воюющих за ИГ иностранцев — около 20 тыс. человек. Больше всего в армии аль-Багдади тунисцев, около 5 тыс. человек, за ними следуют саудовцы (2,27 тыс.), иорданцы (2 тыс.) и выходцы из России, в первую очередь чеченцы (1,7 тыс.).

Первоначально наплыв иностранцев вызвал взрыв недовольства местного населения, отмечают Кэрис и Рейнольдс, но поскольку присутствие семей иностранных добровольцев в Ракке и других городах стало восприниматься нормально, эксперты считают, что рано или поздно они интегрируются. «Это хорошо укладывается в видение глобального халифата, который задуман, чтобы стереть существующие культурные и этнические границы», — приходят к выводу американские исследователи.

Мигранты, домохозяйки, воины или сексуальные рабыни: взгляды АК и Исламского государства на женщин

Введение

Хотя мировые СМИ сообщают о случаях ужасного сексуального насилия над женщинами, имевшими место в так называемом Исламском государстве (ИГ) в Сирии и Ираке, молодые женщины со всего света едут в эти страны, чтобы присоединиться к этой группировке. После их прибытия большинство женщин выходит замуж за боевиков ИГ и проводят свое время в качестве домохозяек. Никогда в историческом плане так много мусульманских женщин, живущих до этого в Европе, не отправлялись на Ближний Восток, чтобы присоединиться к воинствующей исламистской группировке. Чтобы понять, почему движение ИГ привлекает европейских женщин, причины присоединения их к группировке, хотя в то же самое время мы узнаем ужасные истории о сексуальных рабынях, в этой статье я попытаюсь проанализировать, как ИГ позиционирует женщин в своей идеологической литературе. Поскольку в историческом плане АК завербовало всего лишь горстку европейских женщин, было бы интересно проанализировать различия и сходства между взглядами на женщин этих двух движений. Я использую журналы и идеологические тексты, опубликованные ИГ и АК. Особое внимание я обращаю на журналИнспайер, который тесно связан с АК на Аравийском полуострове, а затем на журнал Рисалах, который ко времени публикации был связан с филиалом АК в Сирии, фронтом ан-Нусра. Позднее фронт ан-Нусра разорвал эту связь и сменил свое название на Джебхат Фатах аль-Шам. И в последнюю очередь, я обращаю внимание на журнал ИГ Дабик. Я, в частности, рассматриваю четыре разные роли, которые в своей литературе предписывают ИГ и АК женщинам. Это роли мигрантов, домохозяек, воинов или сексуальных рабынь.

В качестве исходного пункта следует отметить, что СМИ часто описывают женщин, отправляющихся в Сирию, чтобы присоединиться к ИГ, как «джихад-невест», «с промытыми мозгами» и соблазненных. Такой ракурс дает упрощенную картину мотивации женщин, присоединяющихся к организации, и соответствует стереотипному западному представлению об угнетенных мусульманских женщинах. Хотя в этой статье я не буду углубляться в мотивацию женщин, важно отметить, что женщины всегда играли активную роль в воинствующих исламистских группировках на Ближнем Востоке.

В историческом плане примеры мусульманских женщин, участвующих в войне, уходят во времена Мохаммеда и его преемников. К примеру, жена Мохаммеда, Айша, вела так называемую «Битву верблюда», а его внучка Зейнаб Бинт Али участвовала в битве за Кербалу. Женщины воевали рядом с Мохаммедом и его преемниками, командуя воинами-мужчинами, вдохновляя мужчин воевать или обеспечивая медицинскую помощь. В последнем десятилетии женщины получили новую роль в воинствующих исламистских группировках, в частности, в совершении самоубийственных терактов. Мы видели это, в частности, в Палестине, Чечне и Ираке.

Не ново и то, что женщины присоединяется к воинствующим исламистским группировкам на Ближнем Востоке. Небольшое число женщин были завербовано, и они присоединились к АК в Ираке в середине 2000-х. Наиболее известным примером является случай жительницы Бельгии, Мюриель Дегог, которая совершила самоубийственный теракт в Ираке в ноябре 2005 года. Менее известно то, что в конце 2000-х сотни жителей Германии, в том числе значительное число женщин, эмигрировали в Вазиристан, область на границе между Афганистаном и Пакистаном, чтобы принять участие в конфликте в Афганистане и чтобы создать колонию. В этой колонии целые семьи жили и осуществляли свои мечты о лучшем исламском обществе. Однако, многие разочаровались, и в 2012 году в СМИ было несколько сообщений, что эти люди вернулись в Германию.

Женщины как мигранты

Первая роль, которая предписывается в литературе ИГ женщинам, это роль мигрантов. ИГ инициировало комплексную кампанию, направленную на поощрение женщин к совершению хиджры – миграции на его территорию. В литературе АК присутствует постоянная тема, выражающаяся в том, что женщины должны поощрять мужчину совершать хиджру и джихад, вооруженную борьбу во имя Бога, и не мешать его поездкам. Однако сама женщина должна оставаться дома.

1 июля 2014 года публично была распространена речь лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади. В этой речи он призывает мусульман со всего света совершать хиджру, т.е. эмигрировать на территории Исламского государства. Он сказал, что это их обязанность. В социальных медиа англоговорящие женщины на территории ИГ относительно себя используют термин «мухаджира», арабское слово для мигранта. Они говорят, что они совершили хиджру в Исламское государство, нечто, что имеет символическое значение для идеологии ИГ. Хиджра также означает переселение, которое совершили Мохаммед и его соратники из Мекки в Медину в 622 году. Мусульмане воспринимают хиджру как поворотный пункт как для развития ислама, так и для мировой истории. В этом контексте использование слова мухаджира показывает символически, что женщины воспринимают себя как существенный элемент будущего ислама, поскольку они иммигрировали на территорию ИГ, чтобы внести свой вклад в восстановление исламского халифата.

Чтобы вербовать женщин, ИГ революционизировало использование джихадистскими организациями пропаганды, направленной на женщин. Пропагандистская кампания в некоторой степени имеет место в собственных идеологических текстах ИГ. Однако особое место она занимает в социальных медиа, например в Тамблере и Твиттере. Начиная с седьмого номера пропагандистского журнала ИГ Дабик, в нем появилась рубрика под названием «Нашим сестрам». В этой рубрике обсуждается женская миграция и жизнь женщин на территории ИГ. Например, Хайат Бумедиене, вдова Амеди Кулибали, который убил четырех заложников во время нападения на еврейский кошерный магазин в Париже в 2015 году, рассказывает о своей миграции на территорию ИГ в Сирии. Она рассказывает, насколько приятно ей жить в Халифате. В 2014 году появились первые блоги, написанные женщинами, которые предположительно живут на территории ИГ. Примером является теперь заблокированный блог «Дневник мухаджира», в котором женщина, предположительно из Малайзии, рассказывает, как женщины могут поехать в Сирию, что они должны взять с собой и отвечает на вопросы читателей. Блог прославляет жизнь при ИГ. Кроме того, много женщин, которые заявляют, что они живут на территории ИГ, присутствуют в Твиттере, где они дают картину своей новой жизни. В стремлении предотвратить вербовку ИГ через социальные медиа, Твиттер пытается блокировать такие женские аккаунты. Однако постоянно появляются новые аккаунты подобного рода. Поэтому все более важную роль играют такие шифрованные чат сервисы, как Телеграмм. Используя этот канал, женщины в Европе входят в контакт с людьми на территории ИГ и получают информацию, как приехать туда. Предположительно в одном доме в Ракке ежедневно собирается большая группа европейских женщин, которые через Интернет пытаются вербовать других женщин.

В литературе АК тема женщин в качестве мигрантов почти отсутствует. Не обсуждает женщин в качестве мигрантов и журнал АК Инспайер. И это несмотря на факт, что журналы содержат интервью с мужчинами, которые совершили хиджру, например, из Европы в Йемен, и которые призывают других мужчин эмигрировать. В своих печатных материалах АК подчеркивает, что джихад, вооруженная борьба и хиджра предназначены в основном для мужчин. Однако, как уже было упомянуто, небольшое число женщин из Европы приехало в Ирак в середине 2000-х, чтобы присоединиться к АК. За исключением бельгийской террористки-смертницы, Мюриель Дегог, подробности о поездках этих людей неизвестны. В одном номере женского журнала АК аль-Шамиха от 2011 года вдова боевика-джихадиста рассказывает, что она и ее дети не поехали с ее супругом на войну. Она утверждает, что невозможно привезти жену и детей, если муж не знает, возможна ли их поездка. В журналах АК есть только одна статья о женщинах-мигрантах. Это статья в журнале аль-Русала от 2015 года, который к моменту публикации принадлежал сирийскому подразделению АК, фронту ан-Нусра.

Ум Асийа Мухаджира пишет о своей хиджре из Англии в Билад ас-Шам. Этот термин, ас-Шам, в принципе, используется для описания широкой Сирии и включает части Иордании и Ливана. Женщина рассказывает, что она является новообращенной, вдовой мученика за веру и матерью трех детей. Она объясняет, что эмигрировала в «ас-Шам», чтобы жить среди мусульман и чтобы отделить себя и свою семью от неверных, «куффар». Одна из причин, по которой фронт ан-Нусра опубликовал эту статью, это то, что они хотели конкурировать с ИГ в привлечении сторонников-мужчин. Эта статья еще подробнее показывает различия между ИГ и АК. Женщина, о которой говорится в журнале, эмигрировала в ас-Шам. Это не обязательно означает Сирию. Она говорит, что сделала это потому, что хотела жить среди мусульман. Это показывает, что фронт ан-Нусра, в отличие от ИГ, не может ничего предложить женщинам. Есть все свидетельства, что фронт ан-Нусра не желает, чтобы к группировке в Сирии присоединялись женщины. У них нет никакой структуры для заботы о женщинах и детях, и женщины не имеют функций в повстанческой войне, которую ведет фронт ан-Нусра. Браки будут привязывать мужчин к определенному месту. Это будет делать войну, которую ведет фронт ан-Нусра против режима Асада, более трудной. Тогда как с 2013 года большое число женщин со всего света стекается в Сирию чтобы стать частью ИГ, в последние годы нет никаких примеров женщин, которые приехали бы в Сирию или в другие страны, чтобы присоединиться к аффилированным с АК группировкам.

Кампания ИГ, направленная на вербовку женщин, дала результаты. По разным оценкам как минимум 10 процентов людей, приезжающих из западных стран, чтобы присоединиться к ИГ в Сирии и Ираке, составляют женщины. Это, к примеру, относится к Скандинавии. Для других стран, например, Франции и Англии, числа еще больше. Женщины приезжают или со своим мужем, или с другим членом семьи или с другом, а некоторые привозят и своих маленьких детей.

Роль женщин в качестве мигрантов рассматривается ИГ и АК по-разному. ИГ хочет, чтобы женщины иммигрировали на его территорию и тратит немало ресурсов для достижения этой цели. Если женщины иммигрируют на территорию ИГ, у них есть возможность способствовать строительству нового утопического общества, нового исламского халифата. Это было мечтой многих мусульман со времен конца исламского Золотого века в 13-м столетии. Ни в Сирии, ни в других странах АК обращает внимание на роль женщин в качестве мигрантов. Иностранные женщины не имеют никаких функций на территории фронта ан-Нусра в Сирии. Роль, которую ИГ присваивает женщинам, не следует недооценивать, если мы хотим понять, почему ИГ способно привлекать европейских женщин. Впервые за многие века женщины имеют возможность играть важную роль в осуществлении мечты строительства нового халифата.

Женщины как домохозяйки

Хотя АК не поощряет миграцию женщин на свою территорию, женщинам предназначается важная роль в достижении целей этой организации: добродетельных домохозяек, которые вдохновляют и поддерживают участие своих супругов в джихаде и которые хорошо воспитывают своих детей так, чтобы в будущем они тоже воевали за божье дело. Эту точку зрения разделяет и ИГ. Идеологические работы ИГ и АК показывают, что обе организации считают, что женщина на первом месте должна играть роль домохозяйки в доме. Женщины не всегда согласны с этой ролью, и роль женщины в АК в последние десятилетия была темой дискуссий в этой организации.

Ведущие клерикалы АК обсуждали не раз роль женщины. В одной фетве, религиозной декларации от 1996 года, Бен Ладен подчеркивает, что женщины играют важную роль в качестве приверженцев, помощников, и, не на последнем месте, когда они вдохновляют своих мужей и сыновей вести джихад.

Бен Ладен пишет:

Наши женщины показали великий пример щедрости во имя аллаха; они мотивируют и вдохновляют своих сыновей, братьев и супругов воевать – во имя аллаха – в Афганистане, Боснии и Герцеговине, Чечне и в других странах.

В 2008 году Айман аль-Завахири, лидер АК в настоящее время, сказал в радиопередаче, что роль женщин в джихаде ограничена до заботы о доме, и что женщины не играют никакой роли в глобальном джихаде. Наоборот, заявил он, успех в бою зависит от невоенной поддержки женщин, например, вдохновением членов семьи принимать участие в боях, в качестве матерей нового поколения и жен мужчин-боевиков. Приверженцы АК женского пола не были согласны с представлением аль-Завахири о том, что роль женщины ограничена только в рамках дома. За этой декларацией последовали оживленные дискуссии на джихадистских интернет форумах. Сторонницы джихада были разочарованы и обижены тем, что им не позволяли воевать тем же образом, что и мужчинам. Это показывает, что имеются начатки движения за независимость женщин в АК в результате того, что молодое поколение женщин не согласно с более старыми религиозными лидерами движения. В качестве реакции на несогласие жена аль-Завахири, Умайма Хасан Ахмед Мухаммад Хасан в 2009 году опубликовала открытое письмо к своим мусульманским сестрам, в котором она поддерживает точку зрения своего супруга, что главная роль женщин состоит в том, чтобы они были хорошими женами, поддерживали своих мужей и воспитывали новое поколение воинов. Однако Умайма также напрямую заявила, что женщины могут принимать участие в боях, даже в самоубийственных операциях. В июне 2012 года Умайма Хасан опубликовала новое письмо, в котором она обращалась к сестрам мусульманкам после революций на Ближнем Востоке. Она рекомендует «сестрам» воспитывать своих сыновей так, чтобы они любили джихад и мученичество, не упоминая участие женщин в бою.

Этот взгляд на роль женщин постоянно повторяется в более новых публикациях АК и несколько раз был предметом дискуссий в журнале Инспаейр. И снова, роль женщин ограничена до того, чтобы они посылали своих мужей и сыновей на джихад за всемирное мусульманское сообщество, Умму. Примеры показывают, что роль женщин является важной темой для дискуссий в АК. Несмотря на споры, нет сомнения, что роль женщин состоит в том, чтобы они находились дома.

Идеологические работы ИГ показывают, что это движение разделяет тот же взгляд на роль женщин, что и АК. Их роль ограничена до рамок домашнего очага, быть хорошей женой и хорошей матерью. В двенадцатом номере журнала Дабик, Ум Суммая аль-Мухаджира пишет, что женщины ведут джихад, когда они терпеливо ждут, чтобы их супруги вернулись с войны, молятся за них и воспитывают их детей. Женщина может драться только тогда, когда на нее саму напали. Аль-Мухаджира подчеркивает, что роль женщин состоит в том, чтобы они способствовали строительству новой Уммы путем производства мужчин и отправления их на войну. В статье утверждается, что это так же важно, как активное участие в войне. Далее заявляется, что оружием женщины является ее хорошее поведение и знание религии. Чтобы хорошо знать религию для правильного воспитания детей, Дабик рекомендует, чтобы женщины включались в какой-нибудь из множества курсов по исламской юриспруденции, Шариату, предлагаемых ИГ.

В социальных медиа женщины описывают жизнь домохозяек на территории ИГ. Когда женщины прибывают на территорию ИГ, их размещают в обитаемом только женщинами доме, называемом «аль-маккар». Ожидается, что они выйдут замуж за боевика ИГ. После бракосочетания их ежедневная жизнь состоит в приготовлении еды, изучения арабского языка и пребывания в компании других мигрантов. Женщине разрешается выходить из своего дома только в компании своего защитника Махрам, ее родственника мужского пола или ее супруга. В одной статье 13-го номера Дабик, ИГ объясняет, что если женщина овдовеет, она должна соблюдать траур, называемый иддах, в течение четырех месяцев и десяти дней. Когда период иддаха закончится, ожидается, что она перестанет горевать. Неявным образом подразумевается, что она снова выйдет замуж.

Роль женщин рассматривается в документе под названием «Женщины в Исламском государстве», который был опубликован на джихадистских интернет форумах в январе 2015 года. В этом манифесте сказано, что он не является официальным документом ИГ, а выработан приверженцами бригады аль-Ханасса. Это название состоящей только из женщин полиции нравов ИГ. В документе подчеркивается, что роль женщин состоит в том, чтобы на первом месте она находилась дома, и начинается эта роль, когда она выходит замуж. Брак разрешен после того, как девочке исполнится девять лет. Поскольку для того, чтобы быть хорошей матерью, необходимы некоторые знания, в документе вводится обязательное образование для девочек возраста от 7 до 15 лет. Есть только несколько исключений, когда женщине разрешается играть некую роль вне дома: если она изучает теологию, если она является врачом или учителем, или если издана фетва, позволяющая женщинам принимать участие в джихаде. Это разрешено только, если не хватает мужчин для защиты страны от нападений врагов. Интересно, что в документе предлагается система заботы о детях, если матери приходится работать.

ИГ и АК разделяют одну и ту же точку зрения на роль женщины в качестве домохозяйки. Оба движения считают, что основная роль женщины состоит в том, чтобы она была дома, была замужем, рожала детей и воспитывала сыновей, готовых воевать во имя аллаха. Ей так же надо иметь большие знания о религии, поскольку она отвечает за то, чтобы передать эти знания своим детям. Таким образом, они будут готовы использовать оружие, чтобы распространять свою религию.

Женщины воины

Время от времени женщины, пребывающие на территории ИГ, публикуют в социальных медиа свои фотографии с «Калашниковым» в руках. Такие фотографии создают неверную картину. Как было показано в последнем разделе, женщины в ИГ имеют ограниченную роль в боевых действиях. Идеология АК так же исключает участие женщин в боевых операциях. Однако в историческом плане есть некоторые исключения.

Хотя женщины не играют какой-либо роли в боевых операциях ИГ, незамужние женщины работают в состоящей только из женщин бригаде аль-Кетибет аль-Ханасса, являющейся частью полиции нравов аль-Хисба. Это имеет место в таких больших городах, как Ракка в Сирии. Название аль-Ханасса не случайное. Аль-Ханасса была арабской поэтессой 7-го века, которая стала мусульманкой. В своих поэмах она прославляет смерть своего брата, погибшего в бою, и призывает всех своих сыновей осуществлять джихад. Когда они погибли, она заявила, что не будет оплакивать их, а будет праздновать их мученичество. Женщины в полиции нравов проходят обучение в течение одного месяца, где, например, учатся обращаться с оружием. Интересно, что эта бригада не является предметом обсуждения в литературе ИГ. По заявлениям для СМИ бывших членов этой группы, ее задача состоит в том, чтобы гарантировать то, что женщины в Ракке на публичных местах покрыты паранджой, не ходят на каблуках и всегда находятся в сопровождении мужчины. Есть сведения, что они исполняют специальную функцию быть охраной новых женщин, прибывающих на территорию ИГ.

Хотя идеология АК исключает участие женщин в боевых операциях, есть примеры локальных особенностей. Под командованием лидера АК в Ираке, Абу Мусаба аль-Заркави, женщины начали совершать самоубийственные теракты. Это интересный пример, поскольку АК в Ираке было предшественником сегодняшнего ИГ. Женщины совершали самоубийственные нападения для АК между 2005 и 2010 годом, причем большинство таких терактов было осуществлено в 2008 году. В этот период одна шестая часть всех нападений была совершена женщинами. Обзор биографий этих женщин показывает, что многие из них были вдовами убитых боевиков АК в Ираке. Вероятными предпосылками для вербовки таких женщин было желание отомстить, экономические затруднения или психологические травмы.

Есть несколько объяснений тому, почему АК в Ираке разрешило использование женщин в качестве террористов-смертников, хотя это противоречит идеологии группировки. Одно объяснение можно найти у бывшего лидера АК в Ираке, аль-Заркави, который заявил, что «Разразилась война … если вы (мусульмане-мужчины) не хотите быть смелыми рыцарями в этой войне (фурсан аль-харб), дайте дорогу женщинам. … Да, Бог мне свидетель, мужчины потеряли свое мужество».

Это могло быть способом вдохновить мужчин, которые еще не взялись за оружие. Важно также упомянуть, что 2008 год был самым насыщенным в плане самоубийственных терактов в Ираке, совершенных женщинами. Это было спустя два года после того, как американские бомбы убили аль-Заркави и движение столкнулось с несколькими проблемами. Его новый лидер Абу Омар аль-Багдади, который не одно и то же лицо с нынешним лидером ИГ, попытался, но не успел продолжить выполнение проекта аль-Заркави строительства государства. Группировка столкнулась с экономическими затруднениями, и иностранные боевики, которые раньше совершили несколько самоубийственных терактов, перестали прибывать на территорию группировки из-за улучшения контроля над сирийско-иракской границей. В дополнение к этому, были предприняты более строгие меры для борьбы с боевиками АК и террористами-смертниками в Ираке. В этих условиях стало легче осуществить, чтобы самоубийственные нападения совершались женщинами, поскольку по традиции никто не подозревал женщин. Женщины никогда не участвовали в руководящей структуре АК. После 2010 года не было случаев терактов, совершенных женщинами-смертницами. Объяснения этому факту имеют комплексный характер и должны рассматриваться в плане изменившегося характера данного конфликта. Причиной тому было постепенное уменьшение присутствия США в стране, которое официально закончилось в 2011 году.

ИГ в Сирии и Ираке, которое выросло из АК в Ираке, не использует женщин в качестве террористов-смертников. Надо сказать, что в других провинциях ИГ имеются исключения. Женщины совершают самоубийственные теракты для Боко Харам в Нигерии, которое объявило о своей аффилиации с ИГ. Причиной тому, что ИГ в Сирии и Ираке не использует женщин-смертниц, вероятно, является восприятие основной роли женщин, которая состоит в том, чтобы они способствовали строительству нового халифата путем воспитания нового поколения детей. Как социальные медиа, так и интервью в СМИ показывают, что иностранные боевики разочарованы отсутствием женщин. Имеют место браки между иностранными боевиками и сирийками. Сообщают, что часто сирийские женщины вступают в такие браки по принуждению. ИГ желает, чтобы иностранные боевики женились на сирийках, чтобы смешивались с местным населением и получали местную привязанность к данной области. Европейские иностранные боевики в Сирии, однако, предпочитают жениться на европейских женщин, нечто, что в какой-то мере объясняет массовую вербовку иностранных женщин Исламским государством. Так как число иностранных женщин очень небольшое, женщины больше будут способствовать строительству халифата, выходя замуж за боевиков ИГ и рожая детей, чем умирая в бою.

Хотя ИГ не использует женщин-смертниц, они признают женщин, которые совершают такие теракты. Интересным примером является случай теракта в Сан Бернардино в Калифорнии, США. Журнал ДабикИГ прославляет Саида Ризвана Фарука и его жену Ташфин Малик, которые совершили теракт, при котором погибли 14 человек.Дабик пишет, что это было уникальным нападением, так как Малик совершил его вместе со своей женой, хотя для нее джихад не был обязательным. Журнал утверждает, что жена не хотела упустить возможность для шахада, т.е. стать мучеником. Хотя по другим источником, жена была движущей силой в этом теракте, Дабик уменьшает ее роль до роли последователя своего супруга.

Идеологические писания АК тоже прославляют женщин, которые брались за оружие во имя аллаха. Они используют такие случаи, как призыв к мужчинам-мусульманам совершить то же самое. К примеру, журнал Инспайер упоминает обращенную в ислам американку ЛаРос, с кличкой «Джихади Джейн», которая была арестована в 2009 году и которой было предъявлено обвинение в подготовке убийства шведского художника Ларса Вилкса. Журнал также упоминает британку Рошонару Чудри, которая напала на члена британского парламента Стивена Тимс в 2010 году. Чудри упоминается в четвертом издании журнала Инспайер в качестве примера для мусульманских мужчин:

Женщина показала мужчинам Уммы путь джихада! Женщина, братья мои. Позор всем мужчинам за то, что они сидят на своих задницах, когда одна из наших женщин взялась за индивидуальный джихад. Она чувствовала необходимость сделать это просто потому, что у наших мужчин слишком много оправданий воздерживаться от таких действий.

Несмотря на то, что женщины по существу исключены от участия в боевых действиях, как АК, так и ИГ допускают, что разные обстоятельства могут приводить к локальным отклонениям от такой политики. Это особенно очевидно для предшественника ИГ, АК в Ираке, где женщины играли важную роль в качестве террористов-смертников. АК не осуждает женщин, которые совершают такие нападения по собственной инициативе. Наоборот, они используют их пример в своих идеологических публикациях, чтобы призвать мужчин делать то же самое. В настоящий момент женщины лучше служат целям халифата в качестве домохозяек и давая жизнь новым гражданам, чем в качестве боевиков. Хотя ИГ не желает, чтобы женщины воевали, пример Ташфин Малик показывает, что они почитают женщин, которые берут оружие в свои руки во имя дела Уммы. Поэтому возможно – если потребности ИГ в будущем изменятся, – они позволят женщинам участвовать в боевых действиях.

Женщины как сексуальные рабыни

ИГ стало печально известным тем, что порабощает тех женщин, которых оно считает идолопоклонниками и неправоверными, и превращает их в сексуальных рабынь. От этого больше всего пострадала группа курдского меньшинства езидов. Ничего подобного, касающегося АК, ни в идеологическом, ни в историческом плане нет. Эта тема полностью отсутствует в идеологических текстах АК. Однако также надо отметить, что они не осуждают такую практику. Это интересно, поскольку в своих идеологических писаниях АК часто критикует жестокость ИГ. В своих идеологических публикациях ИГ тщательно объясняет, почему по исламскому праву, шариату, порабощать женщин является законным.

В августе 2014 года ИГ атаковало гору Синджар в Ираке и взяло в рабство тысячи езидских женщин. Езиды верят в одного Бога и семь ангелов, которыми руководит ангел Мелек Таус. Несколько христианских и мусульманских групп называют езидов «поклонниками дьявола», потому что их учение о Малик Таусе имеет сходство с исламскими и христианскими традициями, связанными с дьяволом. Очевидцы из числа езидских женщин, которые успели бежать из ИГ, свидетельствуют, что ИГ либо дает пленных женщин в качестве подарка местным или иностранным боевикам, или систематически продает их. Местные командиры ИГ инструктируют своих боевиков осматривать и выбирать женщин для «брака». Затем женщин насильственно заставляют «выходить замуж» за боевиков, причем они подвергались жестокому сексуальному насилию.

Дабик опубликовал две статьи, в которых ИГ со ссылками на религиозные тексты объясняет, почему порабощать езидов является религиозной обязанностью. В первом тексте утверждается, что знатоки шариата в халифате решили, что езиды являются мушрикин, идолопоклонниками. Они цитируют Коран, который говорит, что мушрикин следует либо убивать, либо брать в плен. В тексте утверждается, что в Судный день с мусульман будут спрашивать, если они не были способны убивать идолопоклонников, на первом месте с мужчин. С другой стороны, предполагается, что женщин следует обращать в рабство. Рабство, особенно если женщина-рабыня рожает детей от своего хозяина, является признаком того, что Судный день приближается. Апокалиптические истории, знамения о конце света, в целом являются важной частью идеологии ИГ. Приведены цитаты нескольких известных исламских теологов, среди которых Ибн Раджаб аль-Ханбали, для объяснения того, что если женщина рожает детей от своего господина, такие дети станут свободными и будут иметь тот же статус, что и их отец. Таким образом, рабство является способом истребления езидов и гарантирования того, что их потомки, рожденные в рабстве, станут настоящими правоверными мусульманами. Важно отметить, что свидетельства нескольких очевидцев указывают на то, что езидских женщин заставляли принимать контрацептивные средства для предотвращения беременности. Это показывает, что есть разница между тем, что написано в идеологических текстах ИГ и тем, что на самом деле происходит.

Дабик утверждает, что отсутствие рабства в современном мире привело к тому, что мужчины совершают грехи. Мужчины, у которых нет возможности жениться, окружены искушениями. Если мужчина берет в рабство женщину в качестве наложницы, их отношения становятся законными. В статье делается вывод, что рабство является важным аспектом шариатского права. Те, кто не придерживается такой точки зрения, не признают шариатское право и потому являются вероотступниками ислама. Вторая статья в журнале Дабик пытается убедить читателя, что саби, обращение в рабство неправоверных путем войны, является единственным правильным путем. Вероятно, эта статья является ответом на широкую критику группировки по вопросу о женщинах-рабынях, в том числе и со стороны приверженцев ИГ. Дабик ссылается на источники в СМИ куффар, которые называют рабство изнасилованием. Не определяя конкретно, что означает «куффар», они дают возможность обращать в рабство всех военнопленных. Журнал утверждает, что важные исторические фигуры ислама, например, пророк Мохаммед, обращали женщин в рабство в качестве наложниц. Они также утверждают, что женщины-рабыни имеют некоторые права, например, незаконным является отделять ребенка от матери. Дабик утверждает, что основной причиной для обращения в рабство женщин является желание спасти их от безбожия и направить их на путь истинного ислама. Приводятся примеры нескольких случаев, когда езидские женщины обращались в ислам. Таким образом, рабство является способом распространять ислам как религию и уничтожать поклонников дьявола.

Используя теологические аргументы, ИГ может убеждать свою аудиторию, что оно служит делу Бога, обращая езидских женщин в рабство. Рабство не отвращает европейских мусульманок, которых вербует ИГ, поскольку они уже являются истинными мусульманками. Обращать в рабство мусульман незаконно. То, что ИГ представляет езидских женщин как собственность рабовладельца, возможно, привлекает к группировке мужчин, у которых нет экономических возможностей жениться традиционным способом.

Взгляды АК и Исламского государства на женщин

В этой статье проведено сравнение между тем, как позиционируют женщин в своих идеологических сочинениях ИГ и АК. Оба движения разделяют точку зрения, что главной задачей женщины является быть хорошей домохозяйкой, которая поддерживает своего супруга в вооруженном джихаде и воспитывает своих сыновей в правой вере. Таким образом, у ее мужа будет желание воевать для распространения ислама. Однако, у АК и ИГ разные взгляды на женщин в качестве мигрантов. В отличие от ИГ, которое подчеркивает, что у женщин есть обязанность и право быть мигрантами, АК заявляет, что миграция есть задача мужчин. Для ИГ женщины-мигранты играют существенную роль в осуществлении проекта группировки по строительству территориального государства.

Ни одно из этих движений по существу не желает, чтобы женщины играли роль боевиков. Однако, есть исключения. В своих пропагандистских материалах оба движения прославляют женщин, которые совершали террористические нападения. Однако оба движения подчеркивают, что джихад не является обязательным для женщин. Теракты, совершаемые женщинами, используются как побуждение для того, чтобы мужчины совершали то же самое. АК в Ираке использовало женщин-смертниц в период, когда движение было очень ослаблено и у женщин были большие возможности совершать теракты, по сравнению с мужчинами. Это показывает, что идеология АК, которая поначалу запрещает женщинам участвовать в боевых действиях, способна приспосабливаться к местным потребностям. Несмотря на то, что АК в Ираке было предшественником сегодняшнего ИГ, нет примеров женщин-смертниц из ИГ в Сирии и Ираке. Нет и примеров того, чтобы женщины играли какую-нибудь роль в боевых операциях на территории ИГ. Однако, незамужние женщины являются членами полиции нравов ИГ. Объяснением всего этого может быть то, что в настоящее время женщины лучше всего способствуют строительству нового халифата в качестве жен и матерей. Эта потребность может измениться в будущем, если ИГ потеряет территориальную опору в Сирии и Ираке. Может статься, что в будущем женщины лучше всего будут служить халифату в качестве террористов-смертников.

Самим большим различием между ИГ и АК является их позиция в отношении права мужчин обращать женщин в рабство. Тогда как ИГ использует теологические аргументы для защиты позиции, что обращать в рабство женщин, которых оно определяет как неправоверных, является правильным, АК вообще не упоминает эту тему. В своих пропагандистских материалах ИГ подчеркивает, что рабство является важным принципом шариатского права. Истории о женщинах – сексуальных рабынях, несомненно, играют важную роль в вербовочной стратегии ИГ. Таким образом, представление ИГ о женщинах как потенциальных рабах не обязательно входит в конфликт с их ролью в качестве добродетельной жены. Целью в обеих случаях является то, чтобы женщины давали жизнь новым обитателям халифата, и таким образом, способствовали бы его расширению.

Представляя езидов поклонниками дьявола, которых хорошие мусульмане в соответствии с идеологией ИГ обязаны истреблять, ИГ может убеждать своих приверженцев, что важно, чтобы их обращали в рабство. Есть надежда, что езидская женщина-рабыня может обратиться в ислам и ее дети станут мусульманами. Таким образом, ИГ сможет уничтожить поклонников дьявола. Это послание усиливается нарративом, что женщины-рабыни играют определенную роль в апокалиптических историях ИГ о Судном дне. Однако, хорошая мусульманка-суннитка может играть только роль благодетельной домохозяйки. Незаконно обращать в рабство женщин-мусульманок. Обязанностью хорошей мусульманки является эмиграция в халифат, где ей отведена важная роль в строительстве этого нового утопического общества. Эти факторы объясняют, почему европейские женщины-мусульманки добровольно присоединяются к ИГ, группировке, которой боятся из-за совершения жестокого сексуального насилия над женщинами.

 

 

Об авторе

У Андреи Аасгаард есть степень магистра по ближневосточным исследованиям, полученная в Университете Лунда, Швеция. Она прошла обучение как офицер-переводчик с арабского, а до этого работала политическим аналитиком в вооруженных силах Норвегии и помощником студентов при Датском институте международных исследований.

Ислам и советское государство. Ислам в России и Евразии. Вып. 1. (По материалам Восточного отдела ОГПУ. 1926 г.)

— Любой -АбаканАбатскоеАвтополигонАганАгаповкаАгидельАгиришАзиатская, п.Айкино, с.АккоАксаркаАкъярАлейскАлександров ГайАлтайскоеАлупкаАлябьевский (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)АнадырьАндреевка (Республика Башкортостан)Анжеро-Судженск (Кемеровская область)АнкараАнниноАпатитыАрадАрамильАрзамасАриэльАрлюк, п.ст.АрмавирАрмизонскоеАромашевоАрсеньевАрхангельскАсиноАскаровоАскиноАстраханьАфулаАчинскАшаАшдодАшкелонБ. СорокиноБаево, с.БайкаловоБаймакБака-аль-ГарбияБакалыБакуБалаковоБалашихаБанниковоБаня-ЛукаБаранчинскийБаргузинБарнаулБарселонаБарсовоБат-ЯмБатайскБейт-ШеанБейт-ШемешБейтар-ИлитБелгородБелградБелебейБелозерскоеБелоозерскийБелорецкБелоярскБелоярскийБелоярский, пгтБелый ЯрБердюжьеБерезово, пгт.БерезовскийБерезовский (Свердловская область)БеркутБерлинБеэр-ШеваБигилаБийскБикинБиробиджанБирскБишкекБлаговещенскБней-БракБобровоБогандинскийБогдановичБогородскоеБокситогорскБолгарБолчары, с.БольшевикБольшеустьикинскоеБольшое СорокиноБорБорисовка, с.БоркиБоровинкаБоровскийБоровскоеБородиноБратскБредыБрестБронницыБрянскБудапештБуланашБураевоБухарестВагайВалдайВаргашиВаршаваВаховскВашингтонВеликие ЛукиВеликий НовгородВенаВереяВерхнеказымский, п.ВерхнеуральскВерхнеяркеевоВерхние ТатышлыВерхний УфалейВерхняя Пышма (Свердловская область)ВерхотурьеВидноеВикуловоВинзилиВиноградовскийВифлеемВладивостокВладикавказВладимирВолгоградВолгодонскВолжскийВологдаВолховВолчанск (Свердловская область)ВольскВоронежВоскресенскВыборгВысоковскВьентьянГаджиевоГатчинаГвардейское, пгтГеоргиевскГерцлияГиват-ШмуэльГиватаимГлазовГолицыноГолышмановоГомельГорки-2Горно-АлтайскГорноправдинскГороденкаГоршковоГорьковкаГорюновоГрозныйГрэсГубкинскийГуковоГурзуфГурьевскДавлекановоДагомысДалматовоДачное (Республика Татарстан)ДегтярскДеденево, пос.Демьянка (Тюменская область)ДиксонДимонаДмитровДнепрДобринкаДовольное, с.ДолгодеревенскоеДолгопрудныйДомодедовоДрезденДроноваДубнаДубровкаДудинкаДушанбеЕгорьевскЕкатеринбургЕлабугаЕлатьмаЕлыкаево, с.ЕльцовкаЕманжелинскЕмбаевоЕрмолиноЕршовЕткульЖелезногорскЖердевкаЖуковскийЖуравлево (Кемеровская область)ЗаводоуковскЗавьяловоЗайцева речка, сп. (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)Залари, п.ЗалесовоЗаполярный (Мурманская область)ЗаречныйЗаринскЗвёздный городокЗеленоборскЗлатоустЗмеиногорскЗнаменскоеИвановкаИвановоИгаркаИглиноИгримИерусалимИжевскИзлучинскИкшаИланскийИнтаИрбитИркутскИсетскоеИскаИсса, пгт.ИстраИсянгуловоИсянгуловоИшимИшимбайЙехуд-МоноссонЙокнеамЙошкар-ОлаКабанскКазанскоеКазаньКазымКалансуаКалач-на-ДонуКалининградКалтанКалтасыКалугаКамаКаменск-УральскийКаменск-ШахтинскийКамень-на-ОбиКамышинКанашево, с.КанскКарабашКарагандаКарасукКаркатеевыКармаскалыКармиэльКарпинскКарталыКасимовКаскараКаслиКатав-ИвановскКафр-КасемКашиноКемеровоКерчьКетовоКиевКижингаКизильскоеКиргиз-МиякиКириши (Ленинградская область)КировКировскКирьят-АтаКирьят-БяликКирьят-ГатКирьят-МалахиКирьят-МоцкинКирьят-ОноКирьят-ШмонаКирьят-ЯмКиселевск (Кемеровская область)КичигиноКишинёвКлепиково, с.КлинКогалымКожевниково, с.КолесниковоКоломнаКолпашевоКолывань, р.п.КоммунистическийКомратКомсомольск-на-АмуреКомсомольскийКондинскоеКонстантиново (Рязанская область)КопейскКоркиноКоролёвКорсаковКоряжмаКостанайКостромаКотельникиКотовскКрасная ГоркаКрасноармейскКраснобродский, пгт.КрасногорскКраснодарКраснознаменскКраснообскКрасносельское (Челябинская область)КраснотурьинскКрасноуральскКрасноярскКриулино (Свердловская область)КронштадтКуала-ЛумпурКузнецкКуйбышевскКулундаКумертауКуминскийКунашакКурганКурсавкаКурскКуртамышКурчатовКусаКушваКфар-СаваКызылКыштымКяхтаЛабытнангиЛангепасЛарёвоЛебедевкаЛебяжьеЛевашовоЛенино, пгтЛенинск-КузнецкийЛермонтово, с.Лесниково, с.Леуши, п.ЛипецкЛобняЛодЛодейное ПолеЛомоносовЛондонЛосино-ПетровскийЛотошиноЛугаЛуговойЛуговскойЛунино, р.п.ЛуховицыЛыткариноЛыхма (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ЛюбаньЛюблянаЛянторЛяховоМаале-АдумимМаалот-ТаршихаМагаданМагасМагнитогорскМадридМайкопМалеевка (Московская область)Малиновка, п.Малиновский (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)МалоязМалый Атлым, с.МалышеваМаранка, с.МарфиноМаслянскийМахалино, с.МахачкалаМашковоМегионМедыньМеждуреченскМеждуреченскийМелеузМесягутовоМиассМиасскоеМигдаль-ха-ЭмекМизоновоМинскМинусинскМихайловкаМичуринскМодиин-ИлитМодиин-Маккабим-РеутМожайскМолодежный (Московская область)МолочныйМончегорскМорткаМоскваМосковскийМосрентгенМошковоМраковоМужиМундыбаш, пгт.МуравленкоМуриковоМурманскМытищиМюнхенНабережные ЧелныНавашиноНагарияНадымНазаретНальчикНаро-ФоминскНаровчатка, п.Нарьян-МарНацрат-ИллитНекрасовскийНелидовоНемчиновкаНесвижНетанияНетивотНефтекамскНефтеюганскНешерНижневартовскНижний НовгородНижний ТагилНижняя СалдаНижняя ТавдаНикель (Мурманская область)Николаевка, д.Николо-БерезовкаНикольскНовая заимкаНовичиха (Алтайский край)НовоаганскНовоалександровкаНовоалтайскНовоаннинскийНовобелокатайНовоегорьевскоеНовоивановскоеНовокузнецкНоволыбаевоНоворомановоНовоселезневоНовосибирскНовосиньково (Московская область)НовотарманскийНовоуральскНовочеркасскНовый ПутьНовый УренгойНогинскНоябрьскНур-СултанНяганьНязепетровскОбнинскОбъячево, с.ОзерскОзёрыОктябрьскийОктябрьское, Ханты-Мансийский автономный округОктябрьское, Челябинская областьОкуловкаОкунёвоОленегорскОльховкаОмскОмутинскоеОнохиноОпочкаОр-АкиваОр-ЙехудаОрджоникидзевскоеОрелОренбургОрехово-ЗуевоОрловкаОсинникиОстровОфакимОхаОхтеурье, сп.ОчёрПавловскПадунПекинПензаПервоуральскПересветПермьПершиноПетергофПетровское (Московская область)ПетрозаводскПетропавловкаПетропавлоск-КамчатскийПечорыПионерскийПластПлатоновкаПлесПлотниково (Кемеровская область)ПодольскПодосинки, пос.ПойковскийПокачиПоловинкаПолярныйПорховПоселки, с.посёлок Совхоза Будённовец (Дмитровский городской округ, Московская область)ПочинокПрагаПреображенскаяПрииртышскийПриобье, гп.ПриозерскПриполярный (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ПротвиноПрохоровкаПсковПуровскПуршевоПушкинПушкиноПущиноПыть-ЯхПышма, пгтПятковоРаананаРадужныйРаевскийРамат-ГанРамат-ха-ШаронРаменскоеРамлаРассветРахатРебриха, с.РевдаРегенсбургРежРеутовРеховотРимРишон-ле-ЦионРовноРогачевоРостов-на-ДонуРош-ха-АинРошальРощинскийРубцовскРузаРузаевкаРусскийРыбинскРыбное, пос.РязаньСакиСалаватСалехардСалымСамараСанкт-ПетербургСаранскСаратовСаткаСахнинСаянскСвободный, п.СдеротСевастопольСеверо-Енисейский (Красноярский край)СеверобайкальскСеверодвинскСевероморскСевероуральскСеверск (Томская область)СелятиноСергиев ПосадСергиноСеребряные ПрудыСередаСеровСерпуховСестрорецкСетовоСеулСибайСибирскийСимферопольСингапай, сп.Синий БорСитне-ЩелкановоСкалистый (Челябинская область)СкопинСлавгородСладковоСланцыСмирных (Сахалинская область)СмоленскСнежинскСнежногорскСоветская ГаваньСоветскийСолнечногорскСолнечныйСолонешноеСорумСосновкаСофияСочиСпас-ЗаулокСредняя АхтубаСростки, с.СтавропольСтарая ЗаимкаСтарая ЛадогаСтароалейскоеСтаробалтачевоСтарокуктовоСтерлитамакСтрежевойСтрехниноСтуденческий, п.СтупиноСузунСургутСухой ЛогСызраньСыктывкарСысертьТабуныТаганрогТаежный (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ТазовскийТайбеТайгаТалдомТалинка (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ТалицаТамбовТамраТарасковоТарко-СалеТашкентТверияТверьТель-АвивТимоново (поселок)ТираТираспольТират-КармельТихвинТоболовоТобольскТогучинТолбазыТомскТопкиТосноТрёхгорныйТроицкТроицкий (Белгородская область)Троицкое, с.ТуапсеТуймазыТулаТуринск (Свердловская область)ТуртасТюменьУватУвельскийУгловское, с.УдимскийУйскоеУлан-БаторУлан-УдэУльт-ЯгунУльяновскУмм-эль-ФахмУнъюганУпоровоУрайУральскУренгойУрюпинскУсинскУсовоУспенкаУсть-КалманкаУсть-КатавУсть-КачкаУсть-Кокса, с.Усть-Кулом, с.Усть-Кяхта, с.УфаУчалыУчкекенУшья, д.Уяр (Красноярский край)Федино (Московская область)ФедоровкаФедурновоФеодосияФершампенуаз, с.ФроловоХабаровскХабарыХадераХайфаХанойХанты-МансийскХанымейХарсаим, с.ХельсинкиХимкиХод-ха-ШаронХолонХомутининоХоринск, с.ХотьковоЦелина, п.ЦелинныйЦфатЧайковскогоЧалтырь, с.ЧандигархЧаныЧастоозерье (Курганская область)ЧебаркульЧебоксарыЧекмагушЧелябинскЧервишевоЧеремшанка, с.ЧереповецЧеркесскЧерноголовкаЧерноморскоеЧерняховск (Калининградская область)ЧесмаЧеховЧистопольЧитаЧишмыШадринскШаляШамары, п. Шаран (Республика Башкортостан)ШатураШаховскаяШахтыШацкШевляковоШефарамШилово, р.п.Шипицино, пгтШугур, д.ШумихаШурупинскоеШушарыЩёлковоЩучьеЭйлатЭлектростальЭлистаЭльадЭнгельсЮганская Обь, сп.ЮгорскЮграЮжно-СахалинскЮжноуральскЮргаЮргинский, п.ЮргинскоеЯвнеЯгодный, п.ЯзыковоЯкутскЯлтаЯлуторовскЯнаулЯрЯр-СалеЯренск, с.ЯрковоЯрославльЯхромаЯя

Боевики «Исламского государства» нацелены на Центральную Азию и Россию

Российские военные предупреждают о резком обострении ситуации в Афганистане в связи с активизацией там талибов и боевиков из группировки «Исламское государство». По данным Минобороны РФ, боевики «Исламского государства» рассматривают территорию Афганистана как базу для распространения влияния на страны Центральной Азии и Россию. В российском МИДе же рассказали, что целый ряд тренировочных центров «Исламского государства» занимается целенаправленно подготовкой боевиков за счет выходцев из Центральной Азии и некоторых регионов России.

В Москве в четверг прошла организованная Минобороны РФ Международная конференция по Афганистану. Открывая ее, начальник Генерального штаба вооруженных сил РФ генерал армии Валерий Герасимов отметил, что современная международная обстановка характеризуется повышением уровня нестабильности, увеличением количества вооруженных конфликтов при одновременном снижении роли международных институтов в их разрешении. «Наряду с кризисом в Ближневосточном регионе, где значительная часть территорий Сирии и Ирака находится под контролем террористической организации «Исламское государство» (ИГ), а усилия международной антитеррористической коалиции во главе с США не приносят результатов, особую озабоченность вызывает и обстановка в Афганистане»,— сказал он.

По словам Валерия Герасимова, нарастающая террористическая активность тормозит развитие Афганистана, а значительный приток наркотиков, оружия и подготовленных боевиков с его территории несут угрозу соседям и, в первую очередь, странам Центральной Азии. «Необходимо совместно искать меры, реализация которых позволит восстановить мир и спокойствие в этой многострадальной стране, не допустить разрастание зоны нестабильности на соседние регионы»,— заявил глава Генштаба.

Валерий Герасимов сообщил, что количество боевиков в Афганистане в настоящее время достигло 50 тыс. человек, объединенных более чем в 4 тыс. отрядов и групп различной направленности. «Их основу составляет исламское движение талибов численностью около 40 тыс. боевиков»,— уточнил генерал армии Валерий Герасимов.

При этом он отметил, что активное противостояние экстремистов правительственным войскам не позволяет официальному Кабулу решить задачи по стабилизации политической и социально-экономической обстановки в стране, ведет к неоправданным человеческим жертвам и постоянному росту количества беженцев в соседние страны, а через них и в Европу.

Начальник Генштаба РФ также сообщил, что за последний год резко возросла активность в стране террористической организации «Исламское государство» (запрещенной в РФ.— “Ъ”), которая в целях расширения сферы своего влияния и построения «Исламского халифата» берет под контроль все новые и новые регионы. «По нашей оценке, в Афганистане находится от 2 тыс. до 3 тыс. боевиков ИГ, и их численность постоянно растет»,— сказал глава Генштаба, подчеркнув, что их активность в Афганистане резко возросла, и террористы берут под свой контроль все новые регионы.

«В результате диверсионно-террористической деятельности радикальных экстремистов число погибших афганских граждан в текущем году увеличилось на 25% и достигло свыше 3,5 тыс. человек. Около 7 тыс. получили ранения»,— уточнил Валерий Герасимов.

При этом начальник ГРУ Генштаба ВС РФ генерал-полковник Игорь Сергун сообщил (выступая на этой же конференции), что боевики «Исламского государства» рассматривают территорию Афганистана как базу для распространения влияния на страны СНГ, расположенные в Центральной Азии. «Это может в перспективе представлять реальную угрозу безопасности России»,— предупредил он.

По словам же спецпредставителя президента РФ по Афганистану, директора второго департамента Азии МИД РФ Замира Кабулова, тактика действий «Исламского государства» в Афганистане копирует действия группировки в Ираке, Сирии, Ливии и некоторых других африканских государствах. «Они находят в уезде наиболее авторитетного человека, у которого есть конкуренты. Ему предлагается сотрудничество, помощь в уничтожении конкурентов. Это делается. Когда это дело сделано, уничтожают самого. И таким образом, весь этот район, уезд или побольше оказывается в руках у ИГ. Практически не воюя, ИГ ползуче расширяет зону своего влияния»,— пояснил дипломат.

При этом он рассказал, что целый ряд тренировочных центров «Исламского государства» занимается целенаправленно подготовкой боевиков за счет выходцев из Центральной Азии и некоторых регионов России.

Отметим, что ранее госсекретарь США Джон Керри предупреждал, что политика Москвы в регионе — начало военной операции в Сирии — может «значительно усложнить жизнь» российскому руководству, поскольку Россия в таком случае станет прямой мишенью для радикальных исламистов. «Если (президент РФ.— “Ъ”) Владимир Путин встанет на сторону (сирийского лидера.— “Ъ”) Башара Асада, Ирана и “Хезболлы”, то у него возникнут очень серьезные проблемы с суннитскими государствами в регионе. А это значит, что он может стать целью для суннитских моджахедов»,— считает глава американской дипломатии.

Другим значимым фактором, влияющим на обстановку в Афганистане, остается, по словам главы Генштаба РФ Валерия Герасимова, рост объемов наркотрафика в соседние страны, который является основным источником финансирования террористической деятельности боевиков. «За последние 14 лет объем производимых наркотиков вырос в 40 раз, а количество полученного опия в текущем году может достичь 8 тыс. тонн, что превышает показатели прошлого года на 20%»,— сообщил Валерий Герасимов.

Он выразил обеспокоенность недостаточной подготовкой и оснащенностью афганских силовых структур, что не позволяет им эффективно проводить операции против незаконных вооруженных формирований. В качестве доказательства Валерий Герасимов привел пример захвата талибами Кундуза — крупного административного центра на севере страны. «А ведь еще год назад США, НАТО и их союзники, свертывая миссию международных сил в Афганистане, заявляли о стабилизации ситуации в регионе и возможности афганских силовых структур обеспечить безопасность в государстве. Этого не произошло»,— констатировал Валерий Герасимов.

Елена Черненко

FSI | CISAC | MAPPINGMILITANTS CISAC

Образовано : 1999

Расформировано: Группа активна.

Первая атака: 28 октября 2002 г .: Члены организации «Джамаат ат-Таухид ва’ль Джихад» (которая позже стала АКИ, а затем ИГ) убили сотрудника Агентства США по международному развитию (USAID) Лоуренса Фоули возле его дома в Иордании. (1 убит, 0 ранен). [1]

Последняя атака: 24 марта 2021 г. — 4 апреля 2021 г. Партнерская группа ИГ, известная как Центральноафриканская провинция Исламского государства или ИГИЛ-Мозамбик, захватила город Пальма на севере Мозамбика.[2] Боевики атаковали правительственный, военный и гражданский персонал и здания. 29 марта Исламское государство взяло на себя ответственность за теракт в заявлении, опубликованном через сеть новостей Amaq News Network [3]. Однако отношения между ИГ и ИГ — Центральная Африка были описаны как «свободные», и некоторые наблюдатели сомневаются, что ИГ было непосредственно причастно к атакам [4]. Правительственные силы не смогли полностью вернуть контроль над Пальмой до 4 апреля 2021 года [5]. Примерно 40 000 человек были перемещены в результате боевых действий, и число жертв неизвестно (неизвестные убитые, неизвестные раненые).[6]

Превосходное резюме

Исламское государство (ИГ), также известное как Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ) или Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), — салафитско-джихадистская боевая организация, действующая в основном в Сирии и Ираке. Цель группы — создать исламский халифат в Ираке и Сирии и в конечном итоге распространить свое влияние во всем мире. [7] Основы ИС были заложены в 1990-х — начале 2000-х годов. В это время Абу Мусаб аз-Заркави основал основную группу предшественников ИГ «Джамаат ат-Таухид вааль-Джихад» (JTJ) и начал вербовать иорданских преступников и обучать экстремистских боевиков в лагере в Герате, Афганистан.

Описание группы

Во время американской оккупации Ирака группа была основным участником иракского повстанческого движения, сначала как JTJ, а затем, после присяги на верность Аль-Каиде, как Аль-Каида в Ираке (AQI). Столкнувшись с негативной реакцией общества и усилившимся давлением со стороны американских и иракских сил, группа упала в силе и влиянии. Однако в 2011 году эта нисходящая траектория изменилась. Вывод американских войск из Ирака создал вакуум власти. AQI вмешалась, чтобы заполнить этот вакуум, в то время как начало сирийской гражданской войны предоставило группе достаточно возможностей для роста как в размерах, так и в влиянии.В 2013 году группировка сменила название с AQI на Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ). В течение 2013 и 2014 годов группировка захватывала территории в Сирии и Ираке. ИГИЛ изменило свое название на Исламское государство (ИГ) и объявило о создании халифата в Ираке и Сирии в июне 2014 года.

ИГ отличался публичными обезглавливаниями западных пленных, большим контингентом иностранных боевиков и значительным присутствием в СМИ. На местах ИГ продемонстрировало жестокую эффективность и жестокость в боях против режима Асада и связанных с Сирией шиитских сил, сирийских оппозиционных групп, иракских вооруженных сил и курдской пешмерги.Осенью 2014 года Соединенные Штаты вместе с европейскими и арабскими союзниками начали авиаудары по этой группировке. К 2017 году ИГ потеряло контроль над своими крупнейшими населенными пунктами и начало возвращаться к более традиционной террористической тактике, создавая спящие ячейки и ассимилируясь в более широкое население. 23 марта 2019 г. ИГ потеряло последний кусок территории в Багузе, Сирия. По состоянию на апрель 2021 года группировке все еще не хватает контроля над значительными территориями в Ираке и Сирии. [8] Тем не менее, ИГ остается очень активным и продолжает совершать мелкие и крупномасштабные террористические атаки в регионе.

Этот профиль делит историю Исламского государства на пять периодов и следует за группой через несколько смен названий. Он начинается с создания группы Заркави после его смерти в 2006 году, что примерно совпадает с тем, что группа стала известна как JTJ и стала AQI. Он продолжается с периодом неудач с 2006 по 2011 год, периодом упадка AQI. В следующем разделе обсуждаются события между 2012 и 2014 годами, в течение которых группировка расширилась, воевала в Сирии и Ираке и сменила название на ИГИЛ.Четвертый раздел примерно совпадает с ребрендингом группы как IS и обсуждает глобальный ответ халифату IS. В заключительном разделе обсуждается разрушение халифата и переход группировок к традиционной террористической тактике.

JTJ и AQI под Заркави: 1999 — июнь 2006

Абу Мусаб аз-Заркави, основатель Исламского государства, был гражданином Иордании. В молодости он радикализовался, находясь в тюрьме за хранение наркотиков и сексуальное насилие.После того, как он был освобожден из тюрьмы, Заркави отправился в Афганистан в конце 1980-х годов с намерением присоединиться к борьбе против советской оккупации. [9] Вернувшись в Иорданию в 1992 году, Заркави вместе со своим наставником шейхом Абу Мухаммадом аль-Макдиси основал группу боевиков под названием «Баят аль-Имам» [10]. В 1990-х Заркави принял салафитскую идеологию и был снова арестован после полицейского рейда на его дом [11]. В тюрьме у Заркави появилось множество радикальных преступников, он использовал сочувствующую охрану и навещал родственников, чтобы тайно вывозить свои послания для публикации на известных салафитских сайтах.[12]

В 1999 году Заркави был освобожден и отправился в Афганистан, чтобы встретиться с лидером Аль-Каиды (AQ) Усамой бен Ладеном. Эти двое сразу же перестали доверять друг другу, и стали очевидны ключевые идеологические разногласия. Заркави предпочитал нацеливаться на «ближайших врагов», таких как Израиль и иорданское правительство, в то время как руководство AQ сосредоточило внимание на «дальнем враге» (то есть на США) [13]. Заркави также питал к шиитам сильную ненависть, которой не разделял бен Ладен [14]. Несмотря на эти основные идеологические разногласия, бен Ладен якобы попросил Заркави присоединиться к AQ.[15] Заркави отказался. После этого отказа бен Ладен решил предоставить Заркави финансирование для создания тренировочного лагеря боевиков в Герате, Афганистан [16]. К октябрю 2001 года Заркави обучил от 2 000 до 3 000 салафитских террористов в лагере Герат.

После террористических атак 11 сентября 2001 г. и последующего американского вторжения в Афганистан западные разведывательные организации начали поиски Заркави [17]. Он и его последователи распространились по Ирану, Сирии, Ливану и Ираку, чтобы уклониться от У.С. разведка при создании новых групп и создании сети иностранных боевиков. [18] Государственный департамент США в конечном итоге классифицировал все эти группы под названием самой известной организации Заркави, Джамаат ат-Таухид ва’аль-Джихад (JTJ, также иногда называемый Tawhid val-Jihad или TwJ) [19]. Группа имела прочную основу из иностранных боевиков, особенно из Иордании, Сирии, Афганистана, Пакистана и курдских регионов, в то время как другие боевики из Ансар аль-Ислам также присоединились к группе.[20]

Руководство AQ призвало мусульман перебраться в Ирак для борьбы с американскими захватчиками. Заркави стал лидером исламистских террористов в Ираке по умолчанию и сосредоточил свою сеть иностранных боевиков в суннитском треугольнике Ирака. [21] JTJ и Заркави стали одними из самых известных участников повстанческого движения. Группа Заркави своими операциями стремилась изгнать американские силы и силы коалиции и сорвать переход правительства [22]. JTJ быстро завоевал известность своей тактикой насилия и нападениями на мирных жителей, включая гуманитарных работников и коренных иракцев.JTJ осуществляли теракты смертников, в результате которых гибли мирные жители, в то время как другие повстанческие группы использовали партизанские атаки, нацеленные на американские силы и силы коалиции. [23] Группа регулярно совершала нападения на шиитские цели, чтобы разжечь межрелигиозный конфликт и осложнить оккупацию и переход правительства. [24] JTJ также привлекла международное внимание своими убийствами и ужасными видео с обезглавливанием, которые были опубликованы в Интернете. [25]

В октябре 2004 года Заркави официально присоединился к «Аль-Каиде» и переименовал свою организацию в «Танзим Кайдат аль-Джихад фи Билад ар-Рафидайн Заркави», известную как «Аль-Каида в Ираке» (АКИ) на английском языке.[26] Несмотря на официальную клятву верности Усаме бен Ладену, руководство Заркави и «Аль-Каиды» по-прежнему расходилось по некоторым ключевым стратегическим и тактическим вопросам. Разногласия включали готовность AQ сотрудничать с другими оппозиционными группами и ее ориентацию на США и Запад, а не на «ближайших врагов». Эти различия между AQ и AQI создавали напряженность, которая сохранялась на протяжении партнерских отношений [27].

Изначально многие сунниты в Ираке симпатизировали АКИ.Цель группы по изгнанию американских и коалиционных сил из Ирака и предотвращению захвата власти шиитским правительством была привлекательной для суннитского населения. Однако крайняя тактика AQI оттолкнула потенциальных сторонников. Многие иракцы, в том числе сунниты, не согласны с тем, что АКИ использует теракты смертников и другие насильственные нападения, такие как убийства. Кроме того, иракцы не одобряли готовность группы атаковать иракцев и популярных суннитских лидеров; его предполагаемое иностранное членство и лидерство; и его умышленное подстрекательство к межрелигиозному насилию.[28]

Все более ожесточенные нападения АКИ побудили лидера АКА Аймана аз-Завахири, заместителя бен Ладена в то время, послать Заркави письмо, в котором он настоятельно рекомендовал укрепить отношения с иракскими лидерами [29]. Однако Заркави часто игнорировал приказы AQ и продолжал отталкивать потенциальных сторонников своей тактикой. Взрыв гостиницы в Аммане, в результате которого погибли в основном мирные жители, в ноябре 2005 года иллюстрирует пренебрежение Заркави к стратегии и руководству AQ [30]. Многие исламистские группировки также осудили стратегию Заркави по убийству большого числа шиитов и разрушению шиитских религиозных объектов с целью подстрекательства к межрелигиозному насилию.[31] 22 февраля 2006 г. АКИ взорвала храм Аскарии в Самарре, также известный как Золотая мечеть. Атака вызвала не менее 27 ответных ударов повстанцев-шиитов по суннитским мечетям только в Багдаде, причем все они произошли в тот же день, что и взрыв в Золотой мечети. В результате этих ударов произошла эскалация насилия между шиитами и суннитами [32].

Столкнувшись с негативной реакцией на местном уровне, AQI присоединилась к головной организации — Меджлис Шура аль-Муджахидин (MSC) — в попытке представить себя как более иракскую группировку и продемонстрировать свою готовность сотрудничать с другими организациями.[33] MSC был коллективом шести групп джихадистов в Ираке, которые стремились изгнать американские силы и силы коалиции из Ирака. [34] Однако MSC практически не контролировала действия входящих в нее групп. MSC был в лучшем случае координирующим органом, в худшем — фронтом СМИ, и практически не контролировал деятельность AQI. [35]

Снижение AQI: июнь 2006 г. — декабрь 2011 г.

7 июня 2006 г. Заркави был убит в результате авиаудара США [36]. AQI объявила, что преемником Заркави станет Абу Аюб аль-Масри, египетский производитель бомб, прошедший обучение в Афганистане.[37] Несмотря на предположения некоторых сотрудников спецслужб о том, что смерть Заркави нанесет вред организации, Масри первоначально удалось сохранить значительную часть движения группы, особенно при проведении атак, поощрявших межрелигиозное насилие. [38]

Однако многие иракские сунниты продолжали критиковать АКИ за ее иностранные составляющие, ее попытки навязать иракцам свой радикальный вид ислама и ее крайнее насилие. Чтобы заклеймить AQI как более иракскую, Масри убедил несколько других группировок слиться с его и сформировать Исламское Государство Ирак (ISI, хотя группа также продолжала называться AQI).[39] Масри назначил иракца Абу Умара аль-Багдади главой ISI. Хотя смена названия и руководства была еще одной попыткой переименовать организацию в более иракскую («Багдади» означает «из Багдада»), некоторые источники сомневаются, действительно ли Багдади руководил организацией или был всего лишь номинальным руководителем. [40] Создавая ISI, AQI стремилась объединить сопротивление американским силам и силам коалиции, привлечь внимание и поддержку мирового джихадистского сообщества и подготовить правительственные структуры к тому, чтобы взять под свой контроль после того, как иностранные вооруженные силы ушли из страны.[41] Этот шаг должен был стать первым шагом к созданию халифата, который будет править на Ближнем Востоке. [42]

Иностранное присутствие в руководстве и членстве АКИ продолжало отталкивать местных иракцев. К декабрю 2007 года местные опасения вынудили Абу Умара аль-Багдади выступить с публичным заявлением, в котором утверждалось, что только 200 иностранных боевиков являются членами АКИ. Это правда, что в 2006 году большинство членов AQI составляли иракцы, но в 2007 году силы коалиции зафиксировали записи, согласно которым 700 иностранных граждан присоединились к AQI и ее дочерним организациям в период с августа 2006 года по август 2007 года.[43] Хотя есть свидетельства того, что темпы вербовки иностранцев замедляются, заявления Багдади было недостаточно, чтобы убедить многих иракцев поддержать АКИ. [44]

Местное сопротивление АКИ способствовало Пробуждению Анбара, движению, в рамках которого суннитские племена в провинции Анбар начали сотрудничать с американскими силами в борьбе с повстанцами [45]. Пробуждение подготовило почву для активизации военных операций США и Ирака, которые к концу 2007 года снизили возможности AQI. В результате AQI не смогла обеспечить безопасность или обеспечить соблюдение своих крайних толкований исламского права в регионах, где она действовала.Под этим давлением группировка изо всех сил пыталась сохранить контроль над территорией в Ираке. [46]

К началу 2008 года коалиция и силы безопасности Ирака убили 2400 членов АКИ и взяли 8 800 в плен. [47] К весне 2009 года США финансировали около 100 000 местных суннитов для борьбы с АКИ [48]. Местные боевики убили членов АКИ и предупредили других боевиков, чтобы они не работали с группой. [49] К июню 2010 года AQI потеряла способность регулярно общаться с руководством AQ, и 36 из 42 лидеров AQI были убиты или взяты в плен.[50] В течение 2011 года силы коалиции продолжали координировать усилия с племенными силами безопасности, убив большинство лидеров АКИ и оставив их в беспорядке. [51]

И Масри, и Багдади были убиты в ходе совместного американо-иракского рейда 18 апреля 2010 года. Затем Абу Бакр аль-Багдади (не путать с покойным Абу Умар аль-Багдади) взял на себя управление организацией. [52] AQI продолжала бороться за сохранение своей актуальности в течение 2011 года. Силы коалиции ушли позже в том же году [53].

Расширение АКИ и ИГИЛ под Багдади: январь 2012-2014 гг.

Вывод сил коалиции в декабре 2011 года фактически дал новую жизнь АКИ.Организация больше не подвергалась прямому давлению со стороны иностранных вооруженных сил, что давало ей возможность восстановиться и координировать операции. В течение 2012 года количество атак AQI значительно увеличилось. [54] В 2012 и 2013 годах Багдади возглавил две отдельные террористические кампании в Ираке. В 2012 году кампания «Разрушая стены» была нацелена на правительство премьер-министра Ирака Нури аль-Малики и уделяла первоочередное внимание освобождению членов АКИ из тюрьмы. В 2013 году целью кампании «Солдатский урожай» были иракские силы безопасности.[55]

Изгнание со стороны правительства суннитских общин и нарушения безопасности ускорили возвращение АКИ к известности. В декабре 2012 года сунниты на севере Ирака начали протестовать против деспотичного и сектантского правления Малики в провинции Анбар. Когда иракские силы безопасности вторглись в лагеря протеста, суннитские нападения на шиитские объекты участились. Число жертв росло, а число погибших среди гражданского населения в 2013 году увеличилось вдвое по сравнению с 2012 годом. Когда иракские силы безопасности попытались очистить лагерь протеста в Рамади в конце 2013 года, местное восстание вытеснило силы безопасности из большей части провинции Анбар, вымостив мостовую. путь для более позднего расширения AQI.[56] В 2013 году АКИ распространилась по провинциям Анбар и Ниневия, набирая новых членов и создавая союзы с уже существующими местными суннитскими ополченцами, включая Армию людей Накшбанди (Джейш Риджал ат-Тарик ан-Накшабандия, JRTN). [56] 57] JRTN в основном состояла из баасистов и возглавлялась Иззатом Ибрагимом аль-Дури, бывшим вице-президентом режима Саддама Хусейна [58]. Военный опыт этих союзников укрепил силу АКИ.

AQI также использовала вакуум власти, созданный продолжающейся сирийской гражданской войной.В апреле 2013 года Багдади вторгся в Сирию и быстро захватил территорию. За это время Багдади изменил название группировки на «Исламское государство Ирака и Сирии» (ИГИЛ). Он также утверждал, что АКИ создала «Джабхат ан-Нусра» («Ан-Нусра»), боевую оппозиционную группу в Сирии, и заявил, что теперь эти две группы объединились. И руководство «Ан-Нусра», и лидер «Аль-Каиды» Завахири оспаривали слияние [59]. Завахири потребовал от ИГИЛ ограничить свои операции Ираком. [60] 14 июня Багдади публично отверг заявление Завахири.ИГИЛ продолжало действовать в Сирии, вступая в столкновения с другими исламистскими группировками и захватывая дополнительные территории. [61] В январе 2014 года ИГИЛ захватило стратегический сирийский город Ракка вопреки командованию руководства AQ. [62] AQ официально отказался от связи с ИГИЛ в феврале 2014 года. [63]

После раскола с AQ, ИГИЛ продолжило расширяться и проводить военные наступления в Сирии и Ираке. Группа воевала против правительств Ирака и Сирии, племенных групп и ополченцев в Ираке, курдской пешмерги и различных повстанческих группировок в Сирии.Сила ИГИЛ заключалась в его универсальности: отчасти террористическая группировка, отчасти бюрократическое государство, отчасти легкая пехота. Группе удалось быстро захватить территорию, вызвать глобальный страх и панику и установить базовое правительство в захваченных городах [64]. Сильное присутствие группы в СМИ также позволило ей легко набирать членов. В период с 2011 по 2016 год более 42 000 иностранных боевиков приехали, чтобы присоединиться к ИГ, из более чем 120 стран [65].

В первой половине 2014 г. ИГИЛ добилось больших территориальных успехов в Ираке.В январе группа захватила Фаллуджу, а в июне — Мосул, Тикрит и Тал Афар [66]. 29 июня 2014 года группировка снова сменила название, на этот раз на «Исламское государство» (ИГ). ИГ также объявило халифат со столицей в Ракке, Сирия, и назначило халифом Абу Бакра аль-Багдади, лидера ИГ. Группа призвала всех мусульман заявить о своей верности новому халифату [67]. К августу 2014 года ИГ контролировало иракские нефтяные месторождения Айн-Зала и Батма, а также плотину Мосул, что дало группе дополнительные источники богатства.[68]

В Сирии ИГ извлекло выгоду из относительно неоднозначной реакции режима Асада, который использовал присутствие ИГ на севере, чтобы вынудить повстанческие группы к войне на два фронта. [69] В начале 2014 г. ИГ понесло потери на севере Сирии, но сохранило свои опорные пункты в районе Ракки. Во второй половине 2014 года группа начала использовать оружие, захваченное в результате побед в Ираке, чтобы получить новый импульс в Сирии. [70] ИГ вернуло территорию на севере Сирии и атаковало курдское ополчение в районе приграничного города Кобане.Группе было выгодно как использование режимом Асада ИГ для развязывания войны на два фронта, так и готовность режима покупать нефть со своей территории. Турция и Свободная сирийская армия также закупали нефть у ИГ, косвенно финансируя организацию. [71]

Пик размеров халифата ИГ пришелся на конец 2014 года. ИГ контролировало 100 000 квадратных километров территории, на которой проживало более 11 миллионов человек [72]. Средства, конфискованные на оккупированных территориях, в сочетании с продажей природных ресурсов, налогообложением местных сообществ и преступной деятельностью, принесли ИГ активы на сумму около 2 миллиардов долларов.[73] В сентябре 2014 года эксперты подсчитали, что одни только доходы ИГ от нефти приносили от 1 до 2 миллионов долларов в день, что сделало ИГ самой богатой террористической организацией в мире. [74] Более подробное описание финансов IS см. В разделе ресурсов этого профиля.

Сокращение ИС под региональным и глобальным давлением: 2014-2018 гг.

Быстрые территориальные завоевания Исламского государства в 2013 и 2014 годах вызвали реакцию на региональном и международном уровнях.7 августа 2014 года президент США Барак Обама санкционировал нанесение ограниченных ударов с воздуха для защиты личного состава США в Эрбиле и Багдаде. Удары также были направлены на поддержку езидов, религиозного меньшинства, застрявшего на отдаленной горе в Ираке под угрозой расправы со стороны ИГ [75]. Со временем сформировалась международная коалиция, в которую вошли несколько европейских и арабских государств, США, Турция и Иран, чтобы поддержать иракское правительство, курдскую пешмергу и шиитские ополчения, борющиеся против ИГ.[76] Хотя у коалиции было немного идеологических сходств, она сплотилась вокруг общей цели — победить ИГ.

В октябре 2014 года иракская армия защищала свои позиции, чтобы сохранить контроль над провинцией Анбар, в то время как курдская пешмерга боролась, чтобы помешать продвижению ИГ к Кобани на севере Сирии. [77] В Ираке территориальные завоевания ИГ замедлились, поскольку оно начало сталкиваться с несуннитскими городами, население которых с большей вероятностью сопротивлялось оккупации ИГ, чем города с суннитским большинством [78]. В Сирии ИГ продолжало сталкиваться с враждебными группировками боевиков, и прежде нейтральные отношения ИГ с режимом Асада стали враждебными после оккупации этой группировкой Ракки.[79] После первых успехов ИГ в битве за северный город Кобани в ноябре Турция открыла свои границы для иракских курдских боевиков, чтобы они могли присоединиться к фронту в Сирии. Кроме того, Соединенные Штаты нанесли авиаудары по базам ИГ в Кобани и предоставили оружие и боеприпасы курдским группировкам. [80]

В начале 2015 года иракские правительственные силы, иракские племена и шиитские ополченцы продолжили свою кампанию против ИГ с юга и востока. На севере ИГ столкнулось с иракской курдской пешмергой и Сирийскими демократическими силами (СДС), где доминируют курды.Давление со всех сторон вынудило группу вступить в изнурительную войну с несколькими фронтами [81]. Несмотря на свой сильный военный потенциал, ИГ начало ослабевать в 2015 году, потеряв большую часть своих основных доходов из-за авиаударов коалиции по нефтяным месторождениям и уничтожения сельскохозяйственных товаров во время боевых действий [82]. Группировка стала все больше полагаться на преступную деятельность, такую ​​как вымогательство, отмывание денег и контрабанда наркотиков, для обогащения своих военных усилий. [83] Однако в мае 2015 года ИГ удалось добиться прорыва на фоне усиливающегося давления со стороны врагов.Группа захватила Рамади, столицу иракской провинции Анбар, и Пальмиру, исторический сирийский город [84]. К концу 2015 года ИГ контролировало регион, в котором проживает 5 миллионов человек. Хотя эта территория составляла примерно половину своего максимального размера, группа все еще удерживала несколько ключевых городов в Ираке и Сирии, включая Мосул, Ракку, Рамади и Пальмиру. [85]

Примерно в это время ИГ начало расширяться за пределы своего халифата. Группа создала Wilayat — по-арабски «государства» — за границей, наладила союзы с другими боевыми группировками и осуществила террористические атаки в глобальном масштабе.Группа воспользовалась внутренней нестабильностью в Ливии, чтобы спровоцировать массовое восстание в стране. Активные исламистские боевые группы в нескольких странах заявили о своей приверженности ИГ, включая «Боко Харам» в Нигерии, группу Абу Сайяф на Филиппинах и «Ансар Байт аль-Макдис» в Египте [86]. Территории этих группировок считаются «провинциями» Исламского государства — вилайатов, на языке группы. Более подробную информацию о международных филиалах IS см. В разделе взаимоотношений с другими группами в этом профиле.Также просмотрите индивидуальный профиль каждой группы на веб-сайте Mapping Militants и на глобальной карте Исламского государства.

IS также осуществила многочисленные теракты за пределами Ирака и Сирии. В конце 2015 — начале 2016 года боевики ИГ сбили российский самолет над Синайским полуостровом, взорвали бомбы по всему Парижу в серии скоординированных атак и устроили серьезные взрывы в бельгийском аэропорту и на станции метро. [87] Сильное присутствие ИГ в СМИ (во главе с медиацентром Аль-Хаят) также вдохновило людей во всем мире на принятие идеологии группы и проведение атак.Яркие примеры включают два нападения в США в 2016 году, первое совершено вооруженным преступником на праздничной вечеринке в Сан-Бернардино, Калифорния, а второе — вооруженным преступником в ночном клубе в Орландо, Флорида. [88] Более подробный список атак IS см. В разделе основных атак.

В 2016 г. коалиция против ИГ добилась важных побед на контролируемых ИГ территориях, вернув Рамади в феврале и Фаллуджу в июне. [89] ИГ постоянно удивляет силы коалиции своим ожесточенным сопротивлением и жестокими городскими боями с высокими потерями среди гражданского населения.[90] В Ираке иракская армия и местные шиитские ополчения сотрудничали, пытаясь захватить и удержать территорию ИГ. Иракская армия сосредоточила свои усилия на освобождении города, контролируемого ИГ, а местные шиитские ополченцы удерживали и защищали территорию после военной победы Ирака. [91] Это позволило иракской армии перейти к следующему сражению, не оставляя отвоеванные районы незащищенными и уязвимыми. Однако присутствие шиитского ополчения также привело к напряженности в отношениях с общинами, в основном суннитами, которые они теперь патрулируют. [92]

ИГ столкнулось с дополнительными неудачами в Сирии.Сирийские демократические силы (SDF) возглавили борьбу с ИГ в Сирии, перекрыв маршруты поставок ИГ к турецкой границе и консолидировав территорию, захваченную у ИГ на северо-востоке. [93] Поскольку поражение ИГ стало неизбежным, война за поражение ИГ быстро превратилась в гонку за господство на территории, ранее находившейся под контролем ИГ. Режим Асада и его российские союзники захватили территорию ИГ в приграничном районе между Сирией и Ираком, в то время как турецкие силы нанесли авиаудары по базам группировки SDF и попытались подавить курдскую автономию, поскольку это могло привести к курдским восстаниям в Турции.[94]

В конце 2016 года силы коалиции начали крупное наступление на последние крупные опорные пункты ИГ в Ираке и Сирии: Мосул и Ракку. Осада Мосула длилась девять месяцев и завершилась поражением ИГ 10 июля 2017 года. [95] Битва за Ракку состояла из двух предварительных этапов: 6 ноября 2016 года силы группировки SDF начали захватывать основные дороги и сельские деревни, чтобы изолировать Ракку, в то время как в течение июня 2017 года группировка SDF пыталась установить контроль над городом. 17 октября 2017 г. в Ракке сдались последние боевики ИГ.ИГ утратило контроль над всеми своими крупными городами и удерживало лишь небольшой кусок территории в районе Абу-Камаль, Сирия, вдоль реки Евфрат. [96]

Смерть халифата ИГ и возвращение к повстанцам: 2018-2021 гг.

Несмотря на эти потери, возглавляемая США совместная целевая группа по борьбе с ИГ сообщила, что боевики ИГ, похоже, не остановились на авиаударах и продолжали участвовать в контрнаступлении [97]. В течение 2018 года ИГ компенсировало снижение своей мощи, вернувшись к более традиционной террористической тактике; группа создала сеть спящих ячеек и участвовала в партизанской войне по всей Сирии и Ираку.[98] Отсутствие стабильного государственного присутствия в регионе позволило ИГ преследовать местное население и проводить мелкомасштабные террористические атаки. С середины 2018 года по март 2019 года группировка совершила 250 террористических атак против мирных жителей. [99] Включая атаки на инфраструктуру и правительственные силы, в 2018 году группа совершала в среднем 127,1 атаки в месяц [100].

Хотя способность группировки контролировать территорию уменьшилась, Исламское государство по-прежнему сохранило обширные богатства и сильное присутствие в СМИ.В 2017 году ИГ контрабандным путем вывезло со своей территории 400 миллионов долларов и начало отмывать деньги через подставные компании в Турции, чтобы подготовиться к своему окончательному поражению. [101] Группа также инвестировала 250 миллионов долларов в иракские рынки, сотрудничая с законными предприятиями по всей стране. [102]

ИГ потеряло последний кусок территории халифата в Багузе, Сирия, 23 марта 2019 г. [103] Оставшиеся семьи солдат ИГ покинули территорию и попали в плен. Лидеры анти-ИГ коалиции праздновали предполагаемое поражение ИГ, но эксперты опасались возможного возрождения.В марте 2019 года внешнеполитические аналитики утверждали, что эта группировка была сильнее, чем когда США вывели войска из Ирака в 2011 году. [104]

По состоянию на август 2019 года правительства Ирака и Сирии изо всех сил пытались реинтегрировать десятки тысяч членов ИГ, содержащихся в тюрьмах и лагерях безопасности. [105] Многие из этих аффилированных лиц являются семьями боевиков ИГ, в частности женщин, которые отказались от гражданства в своих странах, и детей, родившихся в Ираке и Сирии с только документами о рождении ИГ. [106] Некоторые наблюдатели утверждают, что существование такого большого числа лиц без гражданства продлит влияние ИГ в регионе, продлив материальные страдания, которые испытывают задержанные, и необходимые обиды, которые такие страдания вызывают во время содержания в лагерях.[107]

13 октября 2019 года президент США Трамп приказал вывести американские войска из северной Сирии. Трамп предпринял это действие перед вторжением Турции в «буферную зону», которая разделяла поддерживаемые Турцией сирийские повстанческие группы и поддерживаемые США курдские ополчения [108]. Аналитики утверждали, что вывод войск США открыл путь для ИГ. Без поддержки американских войск курды столкнулись с давлением турецких вооруженных сил и их союзников, которые стремятся оттеснить курдских ополченцев от сирийско-турецкой границы.В сообщениях утверждается, что эти курдские ополченцы будут изо всех сил пытаться уравновесить эту угрозу со стороны Турции с необходимостью сдерживать возможное возрождение ИГ в районах Сирии, контролируемых СДС. [109]

13 октября 2019 года — в день, когда президент Трамп отдал приказ о выводе американских войск из Сирии — Турция начала угрожающее наступление на сирийскую территорию, контролируемую СДС. После потери своего наиболее значимого стратегического партнера — Соединенных Штатов — SDF были немедленно вынуждены бороться с турецким наступлением на свою территорию в дополнение к существующим угрозам со стороны режима и его партнеров и их обязательствам по борьбе с ИГ.Вскоре после объявления о выходе США из Сирии начали появляться признаки трудностей с сдерживанием ИГ и его остатков. Вторжение Турции вынудило SDF переключить отдельные части своих вооруженных сил с противоповстанческой деятельности и управления тюрьмами на передовую. В тот же день, когда Турция начала наступление, более 750 человек, подозреваемых в связях с ИГ, многие из которых были женами и детьми боевиков ИГ, бежали из лагеря для задержанных в Айн-Исса, находящегося в ведении СДС, на северо-востоке Сирии [110]. Сообщается, что жители лагеря начали бунт и подавили своих курдских охранников, когда турецкая артиллерия обстреляла лагерь.Всего через неделю примерно 100 заключенных ИГ, многие из которых, как сообщается, были иностранными боевиками, бежали из тюремного лагеря Аль-Холь, находящегося в ведении группировки SDF, на востоке Сирии [111].

27 октября 2019 г. США провели рейд на территорию лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади. Багдади привел в действие пояс смертника, который был на нем, когда спецназ США приблизился к его позиции за пределами Бариши, провинция Идлиб на северо-западе Сирии. [112] В тот же день в результате отдельного авиаудара США был убит Абу аль-Хасан аль-Мухаджир, главный представитель группировки и, по данным разведки группировки SDF, вероятный преемник Багдади.[113] Через несколько дней центральное информационное агентство ИГ «Аль-Фуркан Медиа» подтвердило гибель Багдади и Мухаджира. Аль-Фуркан Медиа также объявила, что руководящий совет группы назначил Абу Ибрагима аль-Хашими аль-Кураши преемником Багдади на посту халифа. [114]

Есть свидетельства того, что ИГ изменило свой организационный состав до и после смерти Багдади. В отчете за август 2020 года, основанном на наблюдении и анализе сообщений группы, предполагается, что иракские члены составили основную часть гражданского и военного руководства ИГ.[115] Эта консолидация по национальному признаку, похоже, началась задолго до смерти Багдади, поскольку враги ИГ совершили покушения на членов его руководства. Однако после смерти Багдади и нескольких других важных фигур иракцы всех этнических групп заняли позиции в группе, ранее занимаемой арабами-суннитами других национальностей. [116]

После потери территории ИГ было вынуждено пересмотреть свою стратегию. Утрата халифата лишила группу основного инструмента вербовки, прибыльных финансовых ресурсов и физического пространства, необходимого для проведения крупномасштабной военной кампании.В результате ИГ было вынуждено вернуться к традиционной тактике повстанцев, чтобы продолжить свою миссию. [117] В этой новой роли ИГ продолжает вести войну со все большей жестокостью и изощренностью тактики против иракских и сирийских сил безопасности — регулярных или иных.

Продолжающаяся пандемия коронавируса стала особенно важным преимуществом для возможностей группы, поскольку вирус отвлек внимание правительств от существующих усилий по борьбе с терроризмом и к мерам общественного здравоохранения.[118] Благодаря такому сдвигу в фокусе правительства группировка смогла ускорить свою повстанческую кампанию в 2020 году. В северном и центральном Ираке боевики ИГ проводят все более изощренные атаки на военные контрольно-пропускные пункты и иракские военные дома. По всей восточной Сирии ИГ проводит постоянную кампанию убийств, засад и взрывов. Группа также несет ответственность за гибель растущего числа сил режима и сил группировки SDF. [119]

По состоянию на конец 2020 года консенсус между U.С. военных стратегов заключил, что ИГ, даже в его значительно сокращенном виде, остается вопросом первостепенной важности. Группа по-прежнему представляет прямую угрозу для региональных правительств, уже находящихся в серьезном стрессе, вызванном коронавирусом и экономическим спадом [120]. Более того, представители службы безопасности и аналитики все больше обеспокоены тем, что возможное сокращение численности войск США в Ираке помешает Соединенным Штатам оказывать давление на группировку. Уменьшение присутствия войск США и их приверженность миссии по борьбе с ИГ могут позволить ИГ неослабевать и реорганизовываться.[121]


[1] «Джамаат ат-Таухид ва’л-Джихад», GlobalSecurity.org, 6 декабря 2006 г., Интернет. 26 января 2010 г .; «Американский дипломат застрелен в Иордании». Новости BBC. BBC, 28 октября 2002 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[7] Bunzel, Cole. «От бумажного государства к халифату: идеология Исламского государства». Институт Брукингса, 9 марта 2015 г. 4.

[9] Уивер, Мэри Энн. «Короткая жестокая жизнь Абу Мусаба аз-Заркави». Атлантика, август 2006 г.

[10] Кирдар, MJ.Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 2.

[11] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 2.

[12] Уивер, Мэри Энн. «Короткая жестокая жизнь Абу Мусаба аз-Заркави». Атлантика, август 2006 г.

[13] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро.Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него. Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г. Интернет. 22 декабря 2014 г.

[14] Офицер иракской полиции застрелен снайпером в Дияле, Асват аль-Ирак через BBC Monitoring Middle East, 13 сентября 2010 г., LexisNexis Academic; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Интернет, 24 ноября 2014 г.; Трещины в фундаменте: раскол в руководстве «Аль-Каиды» с 1989 по 2006 годы. Представитель Вест-Пойнт: Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2007. Стр. 19. Печать. Проект Гармония.

[15] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[16] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г.Интернет. 24 ноября 2014. 3.

[17] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3

[18] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[19] «Профиль: Группа Таухид и Джихад». Новости BBC. 8 октября 2004 г. Web. 24 ноя.2014.

[20] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы. Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г.

Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. Стр. 4. 9 декабря 2014 г.

[21] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке.Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014. 3.

[22] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г., Интернет. 24 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[23] Хашим, Ахмед.«Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 70. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г.

[24] «Аль-Каида и Ирак соучастники террора — Пауэлл». CNN. 3 февраля 2003 г. Интернет. 24 ноября 2014 г .; Баучер, Ричард. «Иностранная террористическая организация: обозначение Джамаат ат-Таухид Вааль-Джихад и псевдонимы». Архив. Государственный департамент США, 15 октября 2004 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[25] Джель, Дуглас. «ЦРУ утверждает, что убийцей Берга, скорее всего, был Заркави.»The New York Times. 13 мая 2004 г. Интернет. 24 ноября 2014 г.

[26] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г., Интернет. 24 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[27] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records.Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. 9 декабря 2014 г.

[28] Аль-Джабури, Наджим Абед и Стерлинг Дженсен. «Роль иракцев и АКИ в суннитском пробуждении». Национальный университет обороны, январь 2010 г. Web. 7 июля 2014 г .; Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г. Интернет. 9 декабря 2014 г.

[29] «Трещины в фундаменте: раскол в лидерстве в« Аль-Каиде »с 1989 по 2006 годы», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2007.Интернет. 24 января 2010 г.

[30] Филипс, Джеймс, «Взрывы в Аммане в Заркави: 9/11 в Иордании», Фонд «Наследие», 18 ноября 2005 г. Интернет. 26 января 2010 г .; Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г.

[31] Хант, Эмили, «Тотальная война Заркави с иракскими шиитами выявляет раскол среди суннитских джихадистов», Вашингтонский институт ближневосточной политики, 15 ноября 2005 г.Интернет. 26 января 2010 г.

[32] Уорт, Роберт Ф. «Мусульманские священнослужители призывают положить конец беспорядкам в Ираке». New York Times, 25 февраля 2006 г. 8 июля 2014 г .; Уорт, Роберт Ф. «Взрыв в шиитском святилище вызывает сектантскую ярость в Ираке». The New York Times, 23 февраля 2006 г., Интернет. 2 июля 2014 г.

[33] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики «Аль-Каиды» в Ираке: первый взгляд на Sinjar Records. Представитель Harmony Project в Центре борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря 2007 г.Интернет. 9 декабря 2014 г.

[34] «Профиль террористической организации: Совет шуры моджахедов». Национальный консорциум по изучению терроризма и реагирования на терроризм. Университет Мэриленда, н. Интернет. 9 декабря 2014 г.

[35] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро. Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него. Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г., Интернет, 12. 22 декабря 2014 г.

[36] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря.2007. Интернет. 24 января 2010 г.

[37] Каплан, Эбен. «Абу Хамза аль-Мухаджир, таинственный преемник Заркави (он же Абу Аюб аль-Масри)». Совет по международным отношениям. 13 июня 2006 г. Web. 26 ноября 2014 г.

[40] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г .; Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке. Республиканский центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте, 2 января.2007. Интернет. 26 ноября 2014 г.

[41] Фелтер, Джозеф и Брайан Фишман. Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке. Представитель Центра борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 2 января 2007 г. Интернет. 26 ноября 2014. 5.

[42] Сигел, Паскаль К. «Исламское государство Ирака отмечает свою двухлетнюю годовщину». Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте. N.p., 15 октября 2008 г. Web. 22 декабря 2014 г.

[43] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы.Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г .; ДеЯнг, Карен и Уолтер Пинкус. «Аль-Каида в Ираке здесь не может быть угрозой». Вашингтон Пост. 18 марта 2007 г. Интернет. 29 ноября 2014 г .; Фишман, Брайан и Джозеф Фелтер. «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке | Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте». Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте. 2 января 2007 г. Интернет. 26 ноября 2014 г.

[44] Берген, Питер, Джозеф Фелтер, Вахид Браун и Джейкоб Шапиро. Бомбардировщики, банковские счета и кровотечение: дорога Аль-Каиды в Ирак и из него.Rep. Ed. Брайан Фишман. Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, июль 2008 г. Интернет. 22 декабря 2014 г.

[45] Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 72. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г .; Аль-Джабури, Наджим Абед и Стерлинг Дженсен. «Роль иракцев и АКИ в суннитском пробуждении». Национальный университет обороны. Январь 2010. Интернет. 7 июля 2014 г.

[46] Фелтер, Джозеф, и Фишман, Брайан, «Иностранные боевики Аль-Каиды в Ираке: первый взгляд на записи Синджара», Центр борьбы с терроризмом в Вест-Пойнте, 19 декабря.2007. Интернет. 24 января 2010 г.

[47] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[48] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке. Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[49] Кирдар, MJ. Серия тематических исследований проекта AQAM Futures: Аль-Каида в Ираке.Публикация. Центр стратегических и международных исследований, июнь 2011 г. Web. 24 ноября 2014 г. 3-5.

[50] Льюис, Джессика Д. «Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке возрождается: Кампания« Разрушение стен », часть I.» Институт изучения войны. Сентябрь 2013.; Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 73.

[51] Льюис, Джессика Д. «Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке возрождается: Кампания« Разрушение стен », часть I.»Институт по изучению войны, сентябрь 2013 г.

[52] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) — террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 год. Национальный контртеррористический центр, n.d. Web. 23 июня 2014 г.

[53] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) — террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 год. Национальный контртеррористический центр, n.d. Web. 23 июня 2014 г.

[54] Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата.»Middle East Policy 21.4 (2014): 74. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Web. 17 декабря 2014; Льюис, Джессика Д.» Отчет по безопасности на Ближнем Востоке 14: Аль-Каида в Ираке возрождается: Кампания «Разрушение стен» , Часть I. » Институт по изучению войны. Учрежден по изучению войны, сентябрь 2013 г. Интернет, 7 июля 2014 г.

[55] Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата». Политика Ближнего Востока 21.4 (2014): 76. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Интернет. 17 декабря 2014 г .; Хашим, Ахмед. «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды до Халифата.»Middle East Policy 21.4 (2014): 76. DOI: 10.1111 / mepo.12096. Web. 17 декабря 2014.

[56] Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Сирии». Справочные материалы. Совет по международным отношениям, 8 августа 2014 г. Интернет. 28 ноября 2014 г.

[57] «Исламское государство: от филиала Аль-Каиды к Халифату». Совет по политике Ближнего Востока. По состоянию на 9 сентября 2019 г. Hashim, Ahmed. «Исламское государство: от филиала« Аль-Каиды »до Халифата». Совет по политике Ближнего Востока, Том XXI, номер 4 — зима 2014 г..

[58] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[59] «Аль-Каида в Ираке (АКИ) — террористические группы». Календарь Национального контртеррористического центра на 2014 г. появляются как единое целое с ребрендингом ». The Long War Journal. Foundation for the Defense of Democracies, 9 апреля 2013 г., Интернет. 23 июня 2014 г.

[60] Атасси, Басма.«Глава Каиды аннулирует слияние сирийско-иракского джихада». Аль-Джазира, Америка, 9 июня 2013 года. Аль-Джазира. Интернет. 24 июня 2014г.

[61] «Смогут ли джихадисты переусердствовать?». The Economist 12 октября 2013 г. The Economist. Интернет. 23 июня 2014 г .; Лауб, Захари и Джонатан Мастерс. «Исламское государство Ирака и Великой Сирии». Совет по международным отношениям. Совет по международным отношениям, 12 июня 2014 г. Интернет. 23 июня 2014 г.

[62] «Сирия, борьба повстанцев против Асада унесла жизни 700 человек, включая мирных жителей.«Новости Азии», 13 января 2014 г.

[63] Джоселин, Томас. «Общее командование Аль-Каиды отрицает Исламское Государство Ирака и Шама». Журнал «Долгая война». Фонд защиты демократий, 3 февраля 2014 г. Интернет. 24 июня 2014г.

[64] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[66] Семпл, Кирк и Эрик Шмитт. «ИГИЛ продолжает оказывать давление возле Багдада, пока иракские войска колеблются». Нью-Йорк Таймс.17 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г .; Чулов, Мартин. «Повстанцы ИГИЛ захватывают иракский город Мосул». Хранитель. The Guardian, 10 июня 2014 г. Интернет. 17 марта 2017 г .; «Конфликт в Ираке: боевики« захватывают »город Тал Афар». Новости BBC. BBC, 16 июня 2014 г .; «Кризис в Ираке: боевики« захватывают Тикрит »после взятия Мосула». Новости BBC. BBC, 11 июня 2014 г.

[67] Пицци, Майкл. «Объявив халифат, Исламское государство проводит черту на песке». Аль-Джазира. Аль-Джазира, 30 июня 2014 г. Интернет. 3 июл.2014.

[68] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 304.

[69] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 303.

[70] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362. 10 февраля 2015 г., 305.

[71] Шехани, Хелбаст. «Исламское государство продавало нефть сирийскому режиму и Турции, — говорит командующий.Курдистан 24. 2 июля 2018 г.

[72] Джонс, Сет Дж., Джеймс Доббинс, Дэниел Байман, Кристофер С. Чиввис, Бен Коннабл, Джеффри Мартини, Эрик Робинсон и Натан Чендлер, Откат Исламского государства. Санта-Моника, Калифорния: RAND Corporation, 2017. https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR1912.html. xi.

[73] Захия, Эхаб. «Как ИГИЛ стало крупной силой всего с несколькими тысячами бойцов». 19 июня 2014 г. Интернет. 23 июня 2014 г.

[74] «Как работает ISIS.»The New York Times. 16 сентября 2014 г. Интернет. 11 ноября 2014 г.

[75] «Президент Обама делает заявление о кризисе в Ираке». Национальное управление архивов и документации. 7 августа 2014 г .; Барнард, Энн. «Оппозиция в Сирии скептически относится к авиаударам США по ИГИЛ». Нью-Йорк Таймс. 29 сентября 2014 г. Интернет. 13 ноября 2014 г.

[76] «Заявление Президента». Офис пресс-секретаря. Белый дом, 7 августа 2014 г. Интернет. 30 ноября 2014 г.

[77] Семпл, Кирк и Эрик Шмитт.«ИГИЛ продолжает оказывать давление возле Багдада, пока иракские войска колеблются». Нью-Йорк Таймс. 17 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[78] Хаббард, Бен. «Волна мощи ИГИЛ превращается в рябь». Нью-Йорк Таймс. 5 ноября 2014 г. Web. 6 ноября 2014 г .; Купер, Хелен и Эрик Шмитт. «Чиновник ИГИЛ убит в ходе рейда США в Сирии, — заявляет Пентагон». Нью-Йорк Таймс. N.p., 16 мая 2015 г. Web. 19 мая 2015г.

[79] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 115: 1, 303-362.10 февраля 2015 г., 303.

[80] Какол, Камил и Карим Фахим. «Иракские курды присоединяются к борьбе, чтобы изгнать Исламское государство из Кобани». Нью-Йорк Таймс. 28 октября 2014 г. Web. 11 ноября 2014 г.

[81] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 116: 1, 307-364, 9 февраля 2016 г. 309-310.

[82] «Финансирование« Исламского государства »в Ираке и Сирии (ИГИЛ)». Европейский парламент, сентябрь 2017 г. 17–18.

[83] «Финансирование« Исламского государства »в Ираке и Сирии (ИГИЛ).Европейский парламент, сентябрь 2017 г. 17–18.

[84] Барнард, Энн и Саад, Хвайда. «Боевики ИГИЛ захватывают контроль над сирийским городом Пальмира и древними руинами». The New York Times, 20 мая 2015 г. ; Шойхет, Кэтрин Э. «ИГИЛ берет под свой контроль Рамади, ключевой город Ирака». CNN, 18 мая 2015 г.

[85] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 116: 1, 307-364, 9 февраля 2016 г. 309.

[86] «Боко Харам в Нигерии | Глобальный трекер конфликтов.»Совет по международным отношениям, 29 июля 2019 г .; Гомес, Алан. «Исламское государство — провинция Синай: что такое террористическая группа, связанная с ИГИЛ?» USA Today. Спутниковая информационная сеть Ганнета, 24 ноября 2017 г .; Бук, Ханна и Джейсон Гутьеррес. «Как ИГИЛ усиливается на Филиппинах по мере того, как оно уменьшается на Ближнем Востоке». Нью-Йорк Таймс. The New Times, 9 марта 2019 г.

[87] «Россия начинает вывод войск из Сирии». Аль-Джазира. Аль-Джазира, 15 марта 2016 г. Интернет. 17 марта 2017 г .; «Атаки в Париже: Салах Абдеслам отказался взорвать себя» BBC News.»BBC News, 1 апреля 2016 г. Интернет. 17 марта 2017 г .;» Брюссельские атаки: бомбы Завентема и Мельбека убивают многих «. BBC. BBC, 22 марта 2016 г. Интернет. 29 марта 2017 г.

[88] «ФБР исследует Исламское государство, террористические акты связаны с резней в Сан-Бернардино». Лос-Анджелес Таймс. Лос-Анджелес Таймс. Интернет. 05 апреля 2016.

[89] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[90] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г.353.

[91] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[92] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[93] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[94] Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, Военный баланс, 118: 1, 315-374, 13 февраля 2018 г.316 .; Глава седьмая: Ближний Восток и Северная Африка, The Military Balance, 117: 1, 351-416, 13 февраля 2017 г. 353.

[95] «Битва за Мосул: премьер-министр Ирака Абади официально объявляет победу». BBC News, 10 июля 2017 г .; «Как развернулась битва за Мосул». BBC News, 10 июля 2017 г.

[96] Мальсин, Джаред. «Ракка лежит в руинах, поскольку боевая сила ИГИЛ близка к поражению». Время.

[97] Операция «Внутренняя решимость» и другие операции на случай непредвиденных обстоятельств за рубежом — Отчет главного инспектора Конгрессу США, 1 октября 2018 г. — 31 декабря 2018 г.20-21.

[98] Каллимачи, Рукмини, Джин Ву и Дерек Уоткинс. «ИГИЛ потеряло свою последнюю территорию в Сирии. Но атаки продолжаются ». New York Times , 23 марта 2019 г.

[99] Каллимачи, Рукмини, Джин Ву и Дерек Уоткинс. «ИГИЛ потеряло свою последнюю территорию в Сирии. Но атаки продолжаются ». New York Times, 23 марта 2019 г.

[100] Рыцари, Майкл. «Исламское государство в Ираке: потеря силы или сохранение силы?» Центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте: CTC Sentinel 11, no.11 (декабрь 2018 г.). 2.

[101] Аль-Хашими, Хишам и Ренад Мансур. «ISIS Inc.» Внешняя политика . 16 января 2018г.

[102] Листер, Чарльз. «Трамп говорит, что ИГИЛ побеждено. Реальность говорит иначе ». Журнал «Политико», 18 марта 2019 г.

[103] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[104] Листер, Чарльз. «Трамп говорит, что ИГИЛ побеждено. Реальность говорит иначе.Журнал «Политико», 18 марта 2019 г.

[105] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[106] Каллимачи, Рукмини. «Халифат ИГИЛ рушится, когда падает последняя деревня в Сирии». New York Times, 23 марта 2019 г.

[107] Джеффри, Джеймс Ф. «Заключенные и семьи ИГИЛ». Центр международных ученых Вильсона, 22 декабря 2020 г .; Méheut, Константа. «Вынуждая Францию ​​вернуть их домой, женщины, присоединившиеся к ИГИЛ, устраивают голодовку.»Нью-Йорк Таймс», 21 февраля 2021 г.

[108] Барнс, Джулия и Эрик Шмитт. «Трамп приказывает выводить войска США из Северной Сирии». New York Times, 13 октября 2019 г.

[109] Кларк, Колин. «Как уход США из Сирии дает толчок для ИГИЛ». РЭНД, 21 октября 2019 г.

[110] МакКернан, Бетан. «По меньшей мере 750 членов ИГИЛ покинули сирийский лагерь после турецкого обстрела». The Guardian, 13 октября 2019 г.

[111] Браун, Гарет.«До 100 членов ИГИЛ сбегают из лагеря Аль-Холь». The National, 20 октября 2019 г.

[112] Суонн, Гленн, Финбарр Шихи, Кэт Леветт и Мэтт Фидлер. «Визуальный путеводитель по рейду, в ходе которого был убит лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади». The Guardian, 31 октября 2019 г.

[113] ABC News. «Абу Бакр аль-Багдади был похоронен на море, совершил религиозные обряды, — заявляют официальные лица США». ABC News, 28 октября 2019 г.

[114] ABC News. «Исламское государство назначает нового лидера, подтверждает гибель Абу Бакра аль-Багдади во время рейда США.«ABC News, 31 октября 2019 года.

[115] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[116] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[117] Хушам аль-Хашими. «Новое руководство ИГИЛ: прошлые уроки в новой стратегической среде». Центр глобальной политики, 4 августа 2020 г.

[118] Исполнительная дирекция Контртеррористического комитета СБ ООН. «Влияние пандемии COVID-19 на терроризм, борьбу с терроризмом и противодействие насильственному экстремизму». Исполнительная дирекция Контртеррористического комитета, декабрь 2020 г. 5.

[119] Абдул-Захра, Кассим, Бассем Мру и Самья Куллаб, «Экстремисты ИГ выступают в роли Ирак, Сирии, борются с вирусом». Ассошиэйтед Пресс, 3 мая 2020 г .; Дент, Элизабет. «Политика США и возрождение ИГИЛ в Ираке и Сирии.»Институт Ближнего Востока, 21 октября 2020 г., 14–16, 18:00.

[120] Бернс, Роберт. «Высший генерал США на Ближнем Востоке говорит, что ИГИЛ в Ираке и Сирии по-прежнему представляет собой долгосрочную угрозу». Агентство Ассошиэйтед Пресс через Military Times, 19 ноября 2020 г .; Операция «Внутренняя решимость» и другие операции на случай непредвиденных обстоятельств за рубежом — Отчет главного инспектора Конгрессу США, 1 апреля 2020 г. — 30 июня 2020 г. 18–20, 26–27.

[121] Любольд, Гордон и Нэнси А. Юсеф. «США разрабатывают планы вывода войск из Ирака и Афганистана.»The Wall Street Journal, 16 ноября 2020 г.

Исламское Государство — обзор

Использование киберсети в качестве инструмента безопасности

Киберсеть и наша зависимость от нее почти для всех функций правительства и общества, безусловно, создали огромные уязвимости, которые необходимо продолжать устранять с учетом новых и растущих риски, которые регулярно обнаруживаются, принимаются меры и устраняются. Однако мы не должны упускать из виду тот факт, что киберинфраструктура также была благом для агентств, которым поручено защищать национальную безопасность.Киберсеть обеспечивает связь, наблюдение, отслеживание, обмен информацией и многое другое в такой степени, которую невозможно было представить всего несколько десятилетий назад.

Как и все организации, террористы и преступники также используют мобильные телефоны, компьютеры, электронную почту, SMS-чат, Twitter, Facebook и многое другое. Террористы, спланировавшие и осуществившие разрушительные террористические атаки в Мумбаи, в результате которых в 2008 году погибло более 150 человек, использовали Google Earth для планирования своего метода атаки. Несколько террористических организаций поддерживают онлайн-журналы и информационные бюллетени, такие как информационный бюллетень Аль-Каиды «Вдохновение» и онлайн-журнал Исламского государства «Дабик.«Террористические организации также регулярно размещают видеоролики на YouTube и других СМИ в пропагандистских целях. На каждом этапе создается информация, которую сотрудники по борьбе с терроризмом могут собрать, чтобы начать рисовать более полную картину (включая идентификацию людей и мест).

Для правительств и компаний, которые владеют системами, лежащими в основе этой инфраструктуры, и управляют ими, процессы, посредством которых информация киберсети «используется», несколько отличаются от того, что обсуждалось до сих пор в этой главе (в большинстве случаев).Если есть доказательства совершения преступления или планирования нападения, сотрудники могут действовать в рамках закона и запрашивать выдачу ордера на обыск для доступа к записям компании или компаний, хранящих эти данные. Это может включать записи прошлой активности в Интернете, журналы сообщений электронной почты и списки контактов, полные тексты телефонных сообщений и всю информацию об отправителе / ​​получателе, источники компьютера или Интернет-выхода, из которых были сделаны публикации в блоге или другом сайты социальных сетей, а также источники веб-сайтов или информационных бюллетеней, среди прочего.Поскольку финансирование терроризма обеспечивает такие сильные юридические полномочия для расследования, многие усилия по онлайн-наблюдению включают отслеживание движения денег к группам и от них, которые, как известно, связаны с террористическими организациями и отдельными лицами, что, в свою очередь, позволяет заблокировать средства лица или группы.

Многие террористы настолько хорошо осведомлены об уровне постоянного электронного наблюдения, которое проводится для перехвата их сообщений, определения их планов и определения их местонахождения, что они по возможности избегают использования Интернета.Это была готовность полностью держаться подальше от киберинфраструктуры, среди прочего, что позволило Усаме бен Ладену выжить до тех пор, пока он не был захвачен. Вместо этого бен Ладен решил использовать курьера-человека, который доставлял сообщения вручную или путешествовал на большие расстояния для телефонных звонков.

Однако не вся информация требует ордера. Большая часть онлайн-активности, осуществляемой террористами и террористическими организациями, осуществляется на широко открытых пространствах Интернета. Следователи постоянно отслеживают активность и читают общедоступные онлайн-материалы на веб-сайтах, связанных с террористическими и преступными организациями или группами.Террористы широко распространены в онлайн-чатах и ​​на досках сообщений, где они пытаются продвигать свою идеологию и заручаться поддержкой. Более того, в некоторых случаях следователи выдают себя за террористов, чтобы напрямую взаимодействовать с теми, кто имеет установленные или только что зарождающиеся террористические намерения. Попытки скрыться от такого пристального внимания привели к развитию даркнета, который представляет собой подмножество интернет-контента, который не всегда доступен (индексируется) с помощью стандартных браузеров и поисковых систем.Это зашифрованный онлайн-контент, который можно просматривать только с помощью специально разработанных браузеров («Tor» — один из примеров). Темная сеть является предпочтительным местом для многих незаконных действий, таких как продажа наркотиков, украденных данных и украденных товаров, а также незаконных фотографий, включая детскую порнографию (Bloomenthal, 2019). Темная сеть не является недоступной для правоохранительных органов, о чем свидетельствует закрытие популярного сайта по продаже наркотиков под названием Silk Road, но сайты-подражатели или альтернативные сайты просто заменяют закрытый веб-сайт.

Закон PATRIOT значительно расширил возможности сотрудников федеральных правоохранительных органов по отслеживанию сообщений между известными и подозреваемыми террористами, с ними и с ними, хотя сама программа вызвала серьезные опасения по поводу конфиденциальности. Разоблачения, связанные с утечками информации о Сноудене, которые более подробно объясняются в главе 5 и описывают ситуации, когда данные американцев, не связанных с терроризмом, отслеживали или регистрировали, только разожгли этот пожар. Поскольку после 11 сентября все больше времени проходит без новых крупных террористических актов, готовность американцев ослабить свои предпочтения в области безопасности во имя национальной безопасности ослабевает, и результаты в отношении реальных уровней безопасности еще предстоит понять.

Nabhani, Sh Taqiuddin An: 97815481

: Amazon.com: Books

Исламское государство — это не мечта и не плод воображения, поскольку оно доминировало и влияло на историю более тринадцати столетий. Это действительно была реальность, которая обеспечила наиболее успешную систему для общества — политическую, экономическую, социальную, судебную и так далее. Это было государство, в котором мусульмане и немусульмане жили в гармонии до его разрушения в 1924 году от рук Запада и его вероломных агентов в государстве.

Сегодня мусульмане во всем мире нетерпеливо работают над восстановлением этого государства и жаждут возвращения исламской славы.

Эта книга по существу освещает методологию Мухаммеда (сила) в его борьбе за создание государства в Медине, а также фокусируется на подъеме и расширении Исламского государства после его (пила) смерти. В книге объясняются факторы, которые привели к упадку, а затем и к трагическому концу Исламского государства в 1924 году нашей эры.

Содержание

  • Начальная точка
  • Создание сахаба
  • Проведение да’ва
  • Враждебное отношение к да’ва
  • Взаимодействие
  • да’ва Два этапа Дауа
  • Расширение Да’ва
  • Первое обещание Аль-Акабы
  • Да’ва в Медине
  • Второе обещание Аль-Акабы
  • Создание Исламского государства
  • Построение общества
  • Подготовка к джихаду
  • Джихад начинается
  • Жизнь в Медине
  • Споры между евреями и христианами
  • Битва при Бадре
  • Работа с Бану Кайнука
  • Управление битвой 9042 Аль-Ахзаб
  • Договор Аль-Худайбия
  • Битва при Хайбаре
  • Делегаты в соседние страны
  • Битва при Му ‘ тах
  • Освобождение Мекки
  • Битва при Хунайне
  • Битва при Табуке
  • Доминирование на полуострове
  • Структура Исламского государства
  • Отношение евреев к Исламскому государству
  • Преемственность Исламского государства
  • Внутренняя политика Исламского Государства
  • Внешняя политика Исламского Государства
  • Джихад во имя ислама
  • Консолидация исламских завоеваний
  • Объединение людей в единую Умму
  • Слабость государства: причины и факторы
  • Распад Исламское государство
  • Миссионерское вторжение
  • Ненависть крестоносцев
  • Последствия миссионерского вторжения
  • Политическая осада исламского мира
  • Разрушение Исламского государства
  • Предотвращение создания Исламского государства
  • Пренебрежение долгом
  • Препятствия при установлении g Государство
  • Как вырастет Исламское государство
  • Проект конституции Исламского государства

Что такое ИГИЛ-К? Филиал Исламского Государства, стоящий за атакой в ​​кабульском аэропорту

Террористическая группа, стоящая за терактом в Кабуле в четверг, в результате которого был убит У.С. Морские пехотинцы и десятки других, сорвавшие продолжающуюся афганскую эвакуацию, являются конкурентом Талибана — и даже более экстремальным.

«Исламское государство Хорасан», или ИГИЛ-К, является афганским ответвлением террористической группировки «Исламское государство», которая публично обезглавила иностранных журналистов и зверски расправилась с захваченными курдами и другими лицами в Ираке и Сирии.

«У них более высокая склонность к нападениям на гражданских лиц, которых они считают неверными», — сказал об ИГИЛ-К Сет Дж. Джонс, эксперт по борьбе с терроризмом из Центра стратегических и международных исследований.

И атака ИГИЛ-К была направлена ​​не только на американцев, но и для того, чтобы поставить в неловкое положение талибов, считают эксперты.

«Это нападение будет плохо выглядеть для Запада, но из-за него талибы выглядят так, как будто они не контролируют свою собственную среду», — сказал Рафаэлло Пантуччи, старший научный сотрудник Международного центра исследований политического насилия и терроризма в Южном полушарии. Школа международных исследований Раджаратнам в Сингапуре. «Это подрывает представление о том, что они правят этим местом.

Согласно исследованию Центра стратегических и международных исследований за 2018 год, ИГИЛ-К, базирующееся к востоку от Кабула в провинциях Кунар и Нангархар, недалеко от пакистанской границы, имело от 1500 до 2200 боевиков всего три года назад. Волонтеры и медицинский персонал выгружают тела из пикапа возле больницы после двух мощных взрывов, в результате которых погибло не менее шести человек, возле аэропорта в Кабуле 26 августа 2021 г. Вакил Косар / AFP — Getty Images

Неясно, сколько боевиков По словам Джонс, ИГИЛ-К теперь подвергается агрессивным антитеррористическим операциям, проводимым не только У.С. и афганские силы, но также и Талибан ».

ISIS-K «существует с 2014 года и возникло, когда ИГИЛ было на пике», — сказал Пантуччи. «В некоторых отношениях она боролась за то, чтобы реально присутствовать на поле боя» и в Афганистане.

«Талибан» — это «в основном пуштунское националистическое движение, которое на самом деле сосредоточено на Афганистане», — сказал Пантуччи. «Таким образом, многие люди (ИГИЛ-К), которые пытались привлечь, были людьми, которые поссорились с Талибаном, так что это был их путь внутрь.

Джонс согласился, заявив, что ИГИЛ-К в значительной степени рассматривается как аутсайдер.

«ИГИЛ-К по-прежнему рассматривается в Афганистане как иностранная организация», — сказал он.

Основная группа ИГИЛ-К в Кунаре «состоит в основном из граждан Афганистана и Пакистана, в то время как более мелкие группы, расположенные в Бадахшане, Кундузе и Сар-э-Поле, в основном состоят из местных этнических таджиков и узбеков», — сообщает Центр стратегических и политических исследований. Сказано в исследовании международных исследований.

«Нет любви потерянной между ИГИЛ-К и Талибаном», — сказал Пантуччи.«Это конкурентоспособные организации. Они пытаются обратиться к одним и тем же новобранцам и к одним и тем же источникам финансирования. Они пытаются построить одно и то же по-разному ».

ИГИЛ-К и группировка «Исламское государство» когда-то были в союзе с «Аль-Каидой», террористической группировкой, когда-то возглавляемой Усамой бен Ладеном, которая стояла за терактами 11 сентября 2001 года и которая в то время находилась в Афганистане под защитой талибов.

«Они все вышли из одной группы джихадистов», — сказал Джонс.

Все выступают за какой-то шариат, или исламский закон, и против демократии, а также за равноправие женщин и несуннитов.

В то время как «Талибан» является «популистским движением», ориентированным почти исключительно на Афганистан, цель ИГИЛ-К — построить исламский халифат на Ближнем Востоке и в Азии, включая Афганистан, считают эксперты.

В отличие от талибов, которые укрепили свои позиции, вернув себе контроль над Афганистаном с молниеносной скоростью, ИГИЛ-К пытается вновь заявить о себе, и один из способов сделать это, по словам Джонс, — начать «громкую атаку».

«Могут ли они использовать нынешнюю ситуацию в Афганистане для инсценировки возрождения — вопрос открытый», — сказал он.

Как ИГИЛ использует ислам и злоупотребляет им

Из многих вопросов, которые люди обычно задают об ИГИЛ до терактов в Париже и сейчас после, один из самых распространенных — о степени влияния ислама на кровожадную идеологию этой группировки. Вы слышите это особенно в большей части риторики против допуска сирийских беженцев или любых сирийских беженцев нехристианского происхождения в Соединенные Штаты и Европу.

Вопрос о том, действительно ли Исламское государство «исламское», является сложным.Но это необходимо понимать, чтобы люди могли принимать решения, основываясь на фактах, а не на чувствах, потому что этот вопрос лежит в основе некоторых из самых важных дебатов, происходящих прямо сейчас, в том числе о том, как победить ИГИЛ, принимать ли сирийские беженцев и о том, как мусульмане вписываются в более широкую ткань западных обществ.

Я позвонил Уильяму Макканту, директору Проекта по отношениям США с исламским миром в Институте Брукингса, научному сотруднику Брукингского центра ближневосточной политики и одному из ведущих экспертов по воинствующей исламистской идеологии, чья недавняя книга ИГИЛ Апокалипсис рассматривает именно эти вопросы.

ИГИЛ, по его словам, «считает себя более верным Священным Писаниям, чем другие мусульмане, и в их рядах есть религиозные ученые, которые могут приводить тщательно продуманные аргументы в этом отношении». По его словам, его приверженность тому, что он считает правильной интерпретацией ислама, не просто цинична, а на самом деле на раннем этапе привела к некоторым «очень плохим решениям на поле боя». Но это, конечно, не означает, что истолкование ислама ИГИЛ правильное, и иногда, когда группа идет против широко распространенного понимания ислама, это происходит не из-за незнания — это именно то, что нужно.

Далее следует стенограмма нашего разговора, слегка отредактированная для большей ясности.


Дженнифер Р. Уильямс: Давайте начнем с основ — чего хочет ИГИЛ?

Уилл МакКантс: Они хотят восстановить раннюю исламскую империю, называемую халифатом, и в конечном итоге захватить весь мир.

Дженнифер Р. Уильямс: Почему именно халифат? Что это значит для ИГИЛ и почему это так важно?

Will McCants: Как мусульмане-сунниты, особенно ультраконсервативные, они считают, что халифат необходим для надлежащего соблюдения исламского права и исламского правления.Они считают другие системы управления, даже если наверху сидит мусульманин, незаконными до тех пор, пока отсутствует халифат.

Дженнифер Р. Уильямс: В более широком смысле, каковы отношения между исламом и ИГИЛ? Все ли в организации принимают эту идеологию? Это просто руководство? Неужели это касается пехотинцев? Все ли они истинно верующие?

Will McCants: Исламское государство оправдывает все свои действия, цитируя исламские священные писания и пример Мухаммеда.Парень во главе организации [Абу Бакр аль-Багдади] — знаток Корана — у него есть докторская степень в реальном университете по этому предмету — и он пользовался репутацией среди членов своей семьи и друзей до того, как стал таким -зван халифом за то, что он глубоко набожный. Он знает свое дело, когда дело касается Священных Писаний.

Что касается некоторых из его ближайших помощников, некоторые из них лучше разбираются в Священных Писаниях, чем другие. Многие из его старших советников и командиров являются бывшими членами аппарата безопасности Саддама Хусейна и вооруженных сил, но это не обязательно означает, что они нечестивы или не религиозны, потому что некоторые из них прошли карьеру в 1990-х годах. когда Саддам подчеркивал суннитскую идентичность среди офицеров после своего поражения в первой войне в Ираке.Даже если они не приняли религию тогда, многие из них получили ее позже, в первые дни восстания, когда они были схвачены и помещены в американские тюрьмы. Многие из них в то время были радикализованы джихадистами.

Мысль о том, что в любой момент наступает конец света и что вы хотите сражаться на стороне Бога, когда все рушится, может быть очень мощным мотиватором.

Есть много бывших баасистов [членов партии Баас Саддама Хусейна], и многие из них предпочли не вступать в Исламское государство.Многие ребята, я бы сказал, даже большинство парней на высших руководящих должностях, присоединились к организации [Исламское государство] в первые дни, когда они могли бы сделать другой выбор, но они тяготели к повстанческой группе, у которой были самая жесткая исламистская идеология.

Что касается пехотинцев, то большинство из них плохо разбирается в Священных Писаниях, но это не обязательно означает, что их не привлекает религиозное послание, проповедуемое Исламским государством. Я хотел бы отметить, что многие евангелисты в этой стране не очень много знают о своих Священных Писаниях, но они все еще довольно восторженные христиане.

Дженнифер Р. Уильямс: Что мы знаем о том, что движет иностранными боевиками, такими как те, кто, возможно, организовал теракты в Париже? Воюют ли они больше из-за политической мотивации, основанной на недовольстве? Или это скорее религиозная мотивация?

Уилл МакКантс: Это зависит от человека.

Если вы посмотрите на мотивацию людей, которые присоединяются к американской армии, они сильно различаются в зависимости от человека. Некоторые присоединяются из патриотических соображений, некоторые присоединяются из-за зарплаты, а некоторые присоединяются, потому что просто хотят надрать задницу.

Я ожидал, что многие из людей, присоединяющихся к Исламскому государству, присоединяются по разным причинам, и некоторые из них могут присоединяться в первую очередь потому, что их привлекает религиозное послание Исламского государства и тот факт, что оно принесло пользу. о своем обещании восстановить Царство Божье на Земле.

Дженнифер Р. Уильямс: В своей книге вы говорите об ИГИЛ, желающем установить халифат, но также желающем осуществить свое видение апокалипсиса.Как они могут хотеть и того, и другого?

Уилл МакКантс: Эти две идеи противоречат друг другу. Государственное строительство и конец света плохо сочетаются друг с другом.

В ранней истории организации они не были сосредоточены на государственном строительстве; они были гораздо больше сосредоточены на конце света, и они верили, что фигура спасителя по имени Махди появится в любой момент, и вот-вот произойдет великая катастрофическая битва с неверными.

Это привело к тому, что Исламское Государство приняло очень плохие решения на поле боя, и со временем организация изменила характер своего апокалиптизма.В нем гораздо больше внимания уделялось институциональному строительству как исполнению пророчества, то есть халифату, а не появлению фигуры типа мессии.

Это сделало для них две вещи: во-первых, они поставили их политическую программу на гораздо более стабильную и долгосрочную основу. Но, во-вторых, они смогли оправдать апокалиптические ожидания своих последователей и потенциальных новобранцев. Они могли возразить, что это не за горами. Первый крупный этап в драме последних дней был завершен с появлением халифата, и это было еще не все, но не сразу.

Эта апокалиптическая вербовка особенно сильна среди иностранных мусульман, особенно среди молодых мусульман. Если вы думаете о том, что нужно сделать, чтобы побудить молодого человека оставить свою семью, бросить друзей, бросить работу и уехать за границу, то мысль о том, что мир подходит к концу в любой момент, и что вы хотите бороться за Сторона Бога, когда все рушится, может быть очень мощным мотиватором.

Дженнифер Р. Уильямс: Как более авторитетные исламские ученые рассматривают ИГИЛ и его теологические аргументы?

Will McCants: Известные ученые будут утверждать, что в первую очередь утверждение ИГИЛ о восстановлении халифата незаконно, потому что они не консультировались с людьми, находящимися у власти — i.е., другие лидеры или религиозные деятели — и что они просто сделали это по указу.

Во втором случае они сказали бы, что весь проект ИГИЛ ошибочен, что в мире могут быть плохие мусульманские правители, но это плохой предлог, чтобы восстать против них и свергнуть их.

«ИГИЛ в некотором роде совершает ужасные поступки, чтобы умышленно спровоцировать дебаты об« исламистстве »своих действий»

Сам суннитский ислам родился как реакция на эти революции в раннем исламе против мусульманских правителей и действительно осуждает любые заявления другой мусульманин — отступник — потому что, конечно, это не просто религиозное обозначение; это также влечет за собой политические последствия — смерть.Сунниты на протяжении большей части своей истории, по крайней мере, в своей учености, очень настороженно относились к тому, что они называют «фитной», или разногласиями, и современные традиционные суннитские ученые сегодня утверждают, что ИГИЛ сеет раздор в обществе.

Дженнифер Р. Уильямс: Как ИГИЛ думает об этом? Неужели их волнует, что большинство уважаемых суннитских ученых полностью их отвергают? Я знаю, что с «Аль-Каидой», очевидно, они говорили об отказе от традиционного духовного истеблишмента, и все же после 11 сентября, в ответ на осуждение со стороны суннитского мира, они написали целый теологический трактат, оправдывающий убийства мирных жителей.

Уилл МакКантс: ИГИЛ не заботится об основных мнениях суннитских ученых. Они не пытаются выслужиться перед ними — по сути, для ИГИЛ это знак чести, если основные суннитские ученые отвергают их доктрину. Они указали бы на это как на доказательство того, что они на правильном пути, потому что в их глазах все эти традиционные ученые были куплены государством и просто повторяют тезисы государства.

ИГИЛ, в некотором роде, совершает ужасные поступки, чтобы сознательно спровоцировать дебаты об «исламистском характере» своих действий, и они приветствуют возникший последующий аргумент.

Например, сожжение иорданского пилота: сожжение отступника, согласно исламским писаниям, строго запрещено. Мохаммед несколько раз говорит, что не следует этого делать, что сожжение отступника — это всего лишь наказание, которое Бог может принять в аду, но Исламское государство все равно сделало это против бедного пилота, которого они назначили отступником, прекрасно зная, что сказано в Священном Писании, но в некотором роде, приглашая к дискуссии.

И когда в религиозном научном сообществе возникли возражения, ИГИЛ смогло опровергнуть все свои аргументы в пользу того, почему наказание было исламским, и они могли указать на другие места в Священных Писаниях, где Мухаммед оправдал тип «глаза в глаза». наказания, когда его враги были особенно безжалостны.

Все это просто говорит о том, что Исламское Государство или ИГИЛ считает себя более верным Священным Писаниям, чем другие мусульмане, и в их рядах есть религиозные ученые, которые могут приводить тщательно продуманные аргументы в этом отношении.

Дженнифер Р. Уильямс: Итак, стратегия противодействия идеологии ИГИЛ путем усиления голоса видных, уважаемых мусульманских ученых, осуждающих ИГИЛ и их тактику — что, конечно, почти все они и делают — вы говорите, что это на самом деле играет еще большую роль. в нарратив ИГИЛ о том, что именно они, а не традиционные ученые, правильно понимают ислам?

Will McCants: Традиционные ученые ничего не могут с этим поделать, кроме как попытаться удержать своих приверженцев на стороне и представить последовательное и хорошо продуманное объяснение исламского священного писания, которое актуально для их молодой аудитории.

Но правда в том, что этим ученым очень трудно утверждать, что Исламское государство полностью вне сообщества мусульман, когда члены Исламского государства идентифицируют себя как мусульмане и так же хорошо знакомы со Священными Писаниями, как и их хулители.

Дженнифер Р. Уильямс: Вы говорили о традиционных суннитских ученых, пытающихся удержать своих приверженцев на стороне, но что молодежь, в частности, может быть привлечена идеологией ИГИЛ. Как вы думаете, существует ли разрыв, особенно на Ближнем Востоке, но, я думаю, и на Западе, между духовным истеблишментом — имамами — и молодежью? Это разница поколений? Почему традиционное партийное послание суннитского ислама не связано таким же образом с молодежью?

Уилл МакКантс: Это поколение.Многие из этих ученых также считаются частью истеблишмента, а ИГИЛ позиционирует себя как контр-истеблишмент.

Но также следует сказать, что многие из этих ученых не честны в отношении того, что написано в исламских писаниях, и они будут очень громко протестовать против того, что такое-то действие никоим образом не может быть санкционировано священным писанием, и затем приходит Исламское государство и цитирует главу и стих.

Если вы молодой человек, рассматривающий этот аргумент, вы были бы встревожены тем, что традиционный ученый, на которого вы смотрели, кажется, либо игнорировал эти отрывки, либо по какой-то причине их недооценивал.Я думаю, что традиционные ученые добились бы гораздо большего прогресса, если бы открыто рассказывали о том, что там есть, и пытались передать своей молодой аудитории более сложное понимание Священного Писания, чем то, что предлагает ИГИЛ.

Объяснитель: Насколько опасно Исламское государство Афганистана?

Ответвление «Исламского государства», которое американцы винят в смертельной атаке террористов-смертников за пределами аэропорта Кабула, образовалось на востоке Афганистана шесть лет назад и быстро превратилось в одну из самых опасных террористических угроз во всем мире.

Несмотря на годы военных атак со стороны возглавляемой США коалиции, группировка, известная как «Исламское государство Хорасан», выжила, чтобы начать новое массированное наступление, когда Соединенные Штаты и другие партнеры по НАТО уходят из Афганистана и когда Талибан возвращается к власти.

Президент Джо Байден сослался на угрозу нападений Исламского государства в связи с соблюдением крайнего срока вывода войск США из Афганистана во вторник. Байден обвинил группу в нападении в четверг, в котором участвовал террорист-смертник, который проскользнул в толпу афганцев у ворот аэропорта, контролируемого У.С. военнослужащие.

Группа имеет рекорд смертоносных атак, несмотря на собственные тяжелые потери. Взгляните на смертоносную группу, влияющую на курс кабульских воздушных перевозок и действия США:

ЧТО ТАКОЕ ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО ХОРАСАН?

Филиал Исламского государства в Центральной Азии возник через несколько месяцев после того, как основные боевики группы пронеслись по Сирии и Ираку, образовав самопровозглашенный халифат, или Исламскую империю, летом 2014 года. В Сирии и Ираке это заняло местные и международные силы — пять лет последующих боев за откат халифата.

Филиал в Афганистане получил свое название от провинции Хорасан, региона, который в средние века охватывал большую часть Афганистана, Ирана и Центральной Азии.

Группа также известна как ISK, или ISIS K.

КТО ЯВЛЯЕТСЯ БОЙЦАМИ ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА ХОРАСАН?

Группа начала с нескольких сотен пакистанских боевиков Талибана, которые укрылись через границу в Афганистане после того, как военные операции заставили их покинуть родную страну. Там к ним присоединились и другие экстремисты-единомышленники, в том числе недовольные афганские боевики Талибана, недовольные тем, что они, в отличие от Запада, считали чрезмерно умеренными и мирными действиями Талибана.

По мере того, как в последние годы талибы вели мирные переговоры с Соединенными Штатами, недовольные талибы все больше переходили в более экстремистское Исламское государство, увеличивая свою численность. Многие были разочарованы тем, что талибы вели переговоры с США в то время, когда они думали, что движение идет к военной победе.

Группа также привлекла значительный персонал из Исламского движения Узбекистана из соседней страны; боевики из единственной в Иране провинции с мусульманским большинством суннитов; и члены Исламской партии Туркестана, в которую входят уйгуры с северо-востока Китая.

Многих привлекла жестокая и крайняя идеология Исламского государства, включая обещания халифата, который объединит исламский мир, — цель, которой никогда не придерживался Талибан.

В ЧЕМ ИХ ДЕЛАЕТ ВЕДУЩИЕ УГРОЗЫ?

В то время как талибы ограничили свою борьбу Афганистаном, группировка Исламского государства в Афганистане и Пакистане поддержала призыв Исламского государства к всемирному джихаду против немусульман.

Центр международных и стратегических исследований насчитывает десятки нападений, совершенных боевиками Исламского государства против мирных жителей Афганистана и Пакистана, в том числе мусульман-шиитов из числа меньшинств, а также сотни столкновений с афганцами, пакистанцами и американцами.Силы коалиции возглавляют С. с января 2017 года. Хотя группировка еще не совершила нападений на территорию США, правительство США считает, что она представляет собой хроническую угрозу интересам США и их союзников в Южной и Центральной Азии.

КАКИЕ ИХ ОТНОШЕНИЯ С ТАЛИБАНОМ?

Они враги. В то время как сотрудники разведки считают, что боевики «Аль-Каиды» интегрированы в «Талибан», «Талибан», напротив, ведет крупные скоординированные наступления против группировки «Исламское государство» в Афганистане.Боевики Талибана время от времени объединялись как с американскими, так и с поддерживаемыми США афганскими правительственными силами, чтобы разгромить Исламское государство в некоторых частях северо-востока Афганистана.

Официальный представитель министерства обороны США, разговаривая с Associated Press на условиях анонимности, поскольку работал тайно, сказал ранее, что администрация Трампа добивалась заключения соглашения о выходе с талибами 2020 года отчасти в надежде объединить их силы против Исламского государства. аффилированный. Администрация увидела в этой группировке реальную угрозу американской родине.

КАКОВЫ РИСК СЕЙЧАС?

Даже когда Соединенные Штаты располагали боевыми войсками, самолетами и вооруженными беспилотными летательными аппаратами в Афганистане для наблюдения и нанесения ударов по Исламскому государству, боевики Исламского государства могли продолжать атаки, несмотря на тысячи жертв, отмечают Амира Джадун и Эндрю Майнс. в отчете Центра по борьбе с терроризмом Вест-Пойнт.

Вывод лишает Соединенные Штаты возможности нанесения ударов с земли в Афганистане и угрожает ослабить их способность отслеживать Исламское государство, а также его планирование нападений.Официальные лица Байдена говорят, что группировка «Исламское государство» — лишь одна из многих террористических угроз, с которыми она борется во всем мире. Они настаивают на том, что могут управлять этим с помощью так называемых загоризонтных военных и разведывательных средств, базирующихся в странах Персидского залива, на авианосцах или других более удаленных объектах.

Один из самых больших опасений Соединенных Штатов по поводу вывода своих боевых сил через два десятилетия заключается в том, что Афганистан под властью Талибана снова становится магнитом и базой для экстремистов, планирующих нападения на Запад.

Эта угроза, как сказал CNN советник по национальной безопасности США Джейк Салливан на прошлых выходных, была тем, на чем «мы сосредоточены, используя все инструменты в нашем арсенале».

___

Кникмайер сообщил из Оклахома-Сити и Ганнон из Исламабада.

Режим ислама, государственный ислам и политический ислам: конкурс «Прошлое и будущее»

Натан Дж. Браун, Университет Джорджа Вашингтона

* Этот меморандум изначально был составлен в рамках семинара «Стратегии адаптации исламистских партий и движений», который прошел в Университете Джорджа Вашингтона 27 января 2017 года.POMEPS Studies 26 — это собрание записок с этого семинара, доступное в виде PDF-файла с открытым доступом здесь.

Когда в середине двадцатого века возникли исламистские социальные и политические движения, они поначалу казались серьезным вызовом официальному религиозному истеблишменту. Их лидеры часто были самоучками в религиозных вопросах, некоторые осуждали религиоведов как мракобесов, а религиозный истеблишмент — как сторонников режима. Религиозные лидеры часто в ответ осуждали образование и планы исламистских лидеров, а иногда и интеллектуалов, связанных с ними.

По крайней мере, так обстоит дело с Египтом (где руководство Братьев-мусульман и аль-Азхар часто проявляло признаки напряженности), а иногда и с Ираном (где такие люди, как Али Шариати, или группы, подобные Муджахедин э-Хальк, в 1970-х годах критиковали шиитов. i иерархия за его причастность к режиму шаха). Эта дихотомия является частью стандартного взгляда ученых на исламистские движения — как группы непрофессионалов, потенциально действующие в политической оппозиции к государству и его разрастающемуся религиозному аппарату и за его пределами.

В этой истории до сих пор есть доля правды. Нередко можно встретить религиозных деятелей (или даже чаще независимых ученых), которые считают исламистские движения политически мотивированными, заинтересованными в позировании больше, чем в реальном обучении.

И нетрудно найти в религиозных учреждениях деятелей, которые кажутся очень близкими к существующим режимам. В самом деле, трудно не заметить, как религия вплетена в государства Ближнего Востока. Министерства образования пишут религиозные учебники; министерства по делам религий управляют мечетями; государственные муфтии предлагают толкования религиозного закона; суды личного статуса направляют мужа и жену, родителей и детей в исламском поведении.Режимы регулярно используют религиозные символы и язык, чтобы служить своей собственной политике и целям охраны правопорядка.

Таким образом, легко представить себе борьбу за религиозную власть между режимами, управляющими государственным сектором, и исламистами, действующими в оппозиции. Но в этом эссе я хочу сказать, что эта картина слишком ясна; нам нужно гораздо больше размытости по краям. Государственный религиозный сектор велик, но не полностью контролируется режимом. Действительно, исламисты иногда хорошо укоренились в некоторых частях государственного религиозного истеблишмента.Мы не только должны быть внимательны к различным местам, где действуют исламисты; мы также должны иногда различать государственный ислам и режимный ислам.

Это не означает, что нам нужно отбросить наш стареющий портрет государственных учреждений и правителей, с одной стороны, и исламистских движений в оппозиции, с другой. Эта модель была полезна в определенное время и в определенных местах, и в условиях после 2013 года она, возможно, сейчас даже более актуальна, чем когда-либо в некоторых странах. Но это не должно закрывать нам глаза на расплывчатость и тонкости комплекса религия-государство.

Пункты въезда

Вездесущность государства в религиозной сфере означает, что те, кто имеет религиозные интересы, занимаются религиозной деятельностью и проявляют религиозные наклонности, часто делают это на государственной территории. Это может создать точки входа для более независимых движений в рядах официального религиозного истеблишмента. Министерство по делам религии Кувейта традиционно считалось дружественным по отношению к «Братьям-мусульманам» страны; Учителя Иордании (особенно, но не исключительно те, кто специализируется на арабском языке или религии) также рассматривались как исламисты.В Саудовской Аравии многие из самых громких голосов нашли свое место в университетах и ​​религиозных учреждениях страны, в некоторой степени защищенных лояльностью руководителей этих учреждений к правящей семье. В беседах со многими в египетском аль-Ахзаре я был поражен тем, насколько политически разделенным кажется это учреждение с 2013 года. Один Азхари сказал мне, что, когда ему предложили официальную должность, это вызвало споры среди его друзей о том, будет ли он позорить « мученики »(погибшие в результате безжалостного подавления демонстраций в августе 2013 г.), приняв.Хотя сам он казался лояльным к режиму, социального давления было достаточно, чтобы заставить его отказаться от этой должности.

Действительно, когда я размышляю об исламистских движениях, которые я изучал в Египте, Палестине, Иордании и Кувейте, меня поражает, как часто они, казалось, преодолевали пропасть между государством и обществом, когда исламисты часто посещали контролируемые государством места — такие как мечети, университеты. , и суды. Безусловно, многие в государственной религиозной бюрократии выступают против исламистов, осуждая их как более политических, чем религиозных по мотивам, и гораздо больше людей вообще не интересуется деятельностью исламистских групп.Религиозные учреждения, спонсируемые государством, не являются инструментами исламистов, но и не являются полностью враждебной территорией.

Исламский режим и оппозиционный исламизм

Но исламистские движения обычно противостоят существующим режимам. Те немногие, которые вошли в правительство, но остаются скорее исключением, чем правилом. Однако, когда исследуются корни этой оппозиции, иногда кажется, что дело не столько в доктрине, сколько в политике. И наиболее важный вопрос — является ли существующий режим фундаментально здоровым, нуждающимся в глубоких реформах или в корне нелегитимным.

Саудовский подход к исламу очень благоприятствует правящей семье и религиозному истеблишменту, являющемуся опорой режима. Но он также разделяет некоторые безошибочные доктринальные совпадения с некоторыми из наиболее радикальных суннитских групп в регионе, и обвинение в том, что оно разжигает радикализм в своих собственных рядах, имеет прочное основание.

Можно было послушать Юсуфа аль-Карадави, популистского поджигателя Братьев-мусульман в Катаре, и принять его за религиозного лидера, связанного с порядком после переворота в Египте, когда оба говорят одинаково о wasatiyya (центризм) .Оба аналогично утверждают, что фикх аль-аввалийят (юриспруденция приоритетов, предполагающая, что крайний буквализм салафитских подходов связан с мелочами и упускает из виду лежащие в основе этические аспекты исламского права). Но когда Карадави и тот же египетский чиновник входят в политическую сферу, их оскорбительный язык больше подходит для выражения дорожной ярости, чем идеологической поддержки. Карадави также поддерживал некоторые теракты террористов-смертников и поддерживал Братьев-мусульман — первая позиция, запрещающая ему въезд в определенные страны, а вторая заставляла египетского посла в Соединенных Штатах причислить его к той же категории, что и Аль-Каида и исламские организации. Государство по.Являясь продуктом аль-Азхара и с точки зрения доктрины близким к нему, статус Карадави как громоотвода в значительной степени обусловлен его политикой и его порой яростными высказываниями во время выступлений в средствах массовой информации гораздо меньше, чем его объемными научными трудами.

Даже разногласия среди исламистов часто сводятся к политическим пристрастиям, которые, конечно, могут быть выражены в доктринальных терминах, но по сути основаны на разных оценках существующих режимов. В октябре 2014 года я разговаривал с Мухаммадом Абу Фарисом, которого считают головорезом в Иорданском «Братьях-мусульманах» и действительно тем, кто провел некоторое время в тюрьме после посещения поминальной палатки Абу Мусаба аз-Заркави.Абу Фарис мог быть чрезвычайно резким в своем осуждении режима, но когда я спросил его, он не предложил ничего, кроме молитвы, терпения и политической работы в качестве решения. Салафитский джихадизм и гораздо более квиетистские версии салафизма преследуют почти противоположные политические цели, но с точки зрения доктрины не так уж далеки друг от друга, различаются в первую очередь своими взглядами на обязанности перед законным правителем.

Режимы и негибкость государственной религии

Так почему же режимы допускают исламистскую оппозицию внутри государства? Это разумный вопрос, но постановка его таким образом раскрывает функционализм, лежащий в основе политического анализа авторитаризма, который заставляет нас искать мотив или цель режима, объясняющие все политические договоренности и результаты.Мы, кажется, очень быстро впадаем в предположение, что правитель, должно быть, устроил все так, как они есть, для стратегических целей поддержания режима.

Но, хотя государство широко присутствует в религиозной сфере, именно этот факт делает его присутствие громоздким и трудно контролируемым режимом с точностью. Окружающие их правители и высшие политические деятели обладают огромной властью, но влияние государства в религиозной сфере настолько велико и глубоко, что им не всегда легко полностью контролировать ситуацию.В какой степени существующие режимы пытаются использовать официальную религиозную структуру для достижения своих целей в области безопасности или политики? Могут ли правители подгонять религиозные части государственного аппарата к своим целям? Региональные режимы существенно влияют на официальные структуры, но в лучшем случае они неоднозначны. Пытаясь использовать религиозное присутствие государства для достижения этих целей, режимы имеют ряд не только внушительных, но и довольно неуклюжих инструментов [1].

Во-первых, режимы осуществляют административный надзор за государственными религиозными структурами наряду с финансовым и кадровым контролем.Высшие религиозные должностные лица (например, министры по делам религий, старшие судьи религиозных судов, государственные муфтии и высшие должностные лица системы образования) часто напрямую назначаются главой исполнительной власти страны (президентом или королем) или высшей структурой (кабинетом). Составление бюджета и прием на работу осуществляются высокопоставленными чиновниками, что позволяет проводить проверку религиозного персонала политиками и службами безопасности. Но эти рычаги управления трудно использовать с точностью. Объединяя так много религиозных институтов в рамках государственного аппарата, они подлежат контролю, но они также сами по себе становятся избирательными округами и центрами власти.И они не всегда скоординированы, поскольку разные части религиозного истеблишмента начинают выдвигать конкурирующие претензии.

Второй инструмент, доступный режимам, — это полицейские чиновники низшего звена, использующие религиозную бюрократию и аппарат безопасности, чтобы диктовать содержание проповедей или регулировать то, что говорится в классе. Однако провести такое наблюдение сложно и сложно. Как видно из недавних столкновений в Египте, контроль является неполным и реактивным.Постоянные объявления египетскими министрами новых инициатив по мониторингу говорят о том, что они никогда не могли осуществлять контроль, который обещали. Проповедники и религиозные деятели в Египте, Палестине, Иордании и Кувейте сообщают, что они воспринимают государственное руководство как грубое и малоэффективное. Безусловно, высокопоставленные чиновники формируют содержание сказанного, но не таким образом, который обычно требует от проповедников быть механическими рупорами, а когда центральный контроль более детализирован, это может вызвать недовольство.Один религиозный чиновник, симпатизирующий режиму в Египте после 2013 года, пожаловался мне: «Мы определенно должны искоренить радикальных проповедников. Но нам не нужен офицер разведки в каждой мечети ». Как правило, имамы сообщают, что официальная обеспокоенность носит эпизодический характер. Это может быть очень бюрократическим — египетские имамы сообщили мне, что самый строгий и конкретный язык, который они получают о проповедях, — это ограничение по времени, и действительно, некоторых наказали за многословие. В 2016 году египетский имам признался, что проповедники практически не получали подготовки или повышения квалификации после того, как их назначили на должность.

Наконец, режимы могут использовать государственный контроль над религиозным аппаратом для распространения идеологических посланий. Школьные программы, продиктованные министерствами образования, обычно составлены таким образом, который может быть политически приятным для правителей. Но хотя религиозные учебные программы в арабском мире вызывают международную критику, эффективность их посланий редко проверяется. Учебники Саудовской Аравии близки к ваххабитской интерпретации таким образом, что отмечаются резкие разногласия не только между мусульманами и немусульманами, но даже проводится строгая и требовательная линия в отношении того, что считается правильной мусульманской практикой и верой.Но в учебных программах большинства других штатов преподается гораздо более общий взгляд на религию, который учит основам верований, истории и практики, сочетая религию, национализм и хорошие манеры. В беседах с выпускниками различных школьных систем арабского мира я слышал столько же комментариев о том, что ученики не относятся серьезно к предмету религии, так и о содержании обучения.

Возвращение в прошлое?

В период после 2013 года некоторые из этих различий могут потерять свою размытость.Жестокость нынешней политической обстановки во многих странах связана не только с призраком или реальностью насилия, но и с жестоким стремлением некоторых режимов к безопасности и снижением очевидной жизнеспособности реформистского политического выбора во многих обществах. Я, конечно, больше всего имею в виду Египет (в некотором смысле текущая динамика двигает страну в направлении Сирии и Ирака в 1980-х, так что вряд ли это полностью новый), но в других странах (например, Иордании) их меньше. драматические движения в том же направлении.Какими бы неуклюжими ни были их инструменты, некоторые режимы кажутся еще более решительными, чем когда-либо, очистить государственные ряды от исламистов и сочувствующих. Представители религиозных организаций часто оказываются раздираемыми этим натиском, при этом верхние ряды поддерживают режим, а нижние ряды более разделены. В некоторых странах исламисты сбиты с выборов; в других они цеплялись за нее, несмотря на явные попытки режима маргинализовать их (Кувейт и Иордания), переходя в более глубокую оппозицию. В этом смысле горечь, насилие и раскол Сирии — это крайняя версия того, что многие страны региона пережили в менее тяжелой форме.

Натан Дж. Браун — профессор политологии и международных отношений и директор Института исследований Ближнего Востока Университета Джорджа Вашингтона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.