Индустриализацией и коллективизацией в ссср кто руководил: Индустриализация и коллективизация в СССР

Содержание

Индустриализация и коллективизация в СССР


Изучая историю нашей страны, нельзя хотя бы кратко не коснуться очень важных этапов ее развития — индустриализации и коллективизации. Эти процессы вывели СССР на новый уровень экономики. Однако и политологами и экономистами оцениваются они не однозначно.

Индустриализация


Под этим термином понимается ускоренный социально-экономический переход от традиционной к индустриальной ступени развития, со значительным увеличением доли промышленности в экономике. Процесс перехода базируется на новых научных знаниях и технологиях.
С точки зрения экономической науки цель индустриализации — опережающее развитие тяжелой промышленности и перерабатывающих отраслей экономики в сравнении с сельским хозяйством и добычей ресурсов. Этому процессу присущ глобальный мировой характер. Великобритания первой осуществила в полной мере промышленную революцию в середине 19  века.

Индустриализация в СССР


Ставилась цель превратить Советский Союз из земледельческого государства в развитую индустриальную державу, не уступающую ведущим странам капитализма. Ускоренное наращивание промышленных мощностей началось в мае 1929 года. Основу индустриализации составляли пятилетние планы развития хозяйства.

К началу войны тяжелая промышленность увеличила объемы производства в 4 раза. Теперь советское государство стало экономически независимым и обороноспособным.

План ГОЭЛРО


Специальной комиссией, возглавляемой ученым-энергетиком Г. М. Кржижановским, к концу 1920 года разработан перспективный (на 10-15 лет) проект электрификации России.

Согласно этому документу, намечалось построить 30 электростанций в восьми основных районах европейской части страны, Урала, Сибири, Кавказа и Туркестана. Одновременно развивалась транспортная сеть: сооружался Волго-Донской судоходный канал, реконструировались старые и прокладывались новые железнодорожные магистрали.

Благодаря осуществлению плана ГОЭЛРО, производство электрической энергии к 1932 году возросло в 7 раз. Таким образом, стали возможны заданные темпы развития промышленности в СССР.

Особенности экономического развития СССР


Проводимая руководством страны индустриализация характеризовалась следующими специфическими чертами:
• Вложения инвестиций осуществлялось в металлургическую отрасль, машиностроение и строительство производственных объектов.
• Средства из аграрного сектора перекачивались в промышленность с помощью, так называемых, «ножниц цен», когда промышленные товары оказались значительно дороже сельскохозяйственной продукции.
• Государство осуществляло жесткую централизацию средств и ресурсов для проведения избранной экономической политики.
• Создана новая (социалистическая) форма собственности в виде государственной кооперативно-колхозной.
• Процесс индустриализации основывался на пятилетних планах, разрабатываемых специальным государственным органом — Госпланом СССР.
• Использовались исключительно собственные ресурсы без привлечения частного капитала.

Коллективизация


Эта политика, проводимая государством в 1928-1937 годах, имела целью объединить хозяйства крестьян-единоличников в коллективные (колхозы и совхозы). Только таким способом можно было обеспечить всем необходимым процесс индустриализации:
•из общественного производства было проще изъять сельхозпродукцию;
•упрощался переход работоспособного населения из аграрного в промышленный сектор.

В 1927 году XV съезд партии утвердил решение об обобществлении крестьянской собственности. Западные республики включились в процесс уже после их присоединения к СССР. Позже они вернулись к частной собственности на землю.

Сплошная коллективизация (основной этап) проходила в 1929-1930 годах. При ее проведении во главу угла были положены административно-командные методы.

Крестьянство не было готово к новой системе хозяйствования. Например, создаваемые крупные животноводческие комплексы не имели ферм, запасов корма, отсутствовали квалифицированные специалисты — животноводы, зоотехники, ветеринары.

Политика насильственного изъятия практически всего выращенного урожая, уничтожение частных подворий, массовые аресты вызвали повсеместно мятежи в деревнях и селах. В 1929 году пленумом ЦК партии принято решение о, так называемых, «двадцатипятитысячниках» — рабочих промышленных предприятий, направляемых для постоянной работы в колхозах.

Управление было чрезмерно централизовано, на местах практически отсутствовали опытные руководители, оплата труда в колхозах была низкой, неумелые управленцы занимались только борьбой за «перевыполнение плана». Итогом двух лет коллективизации стала массовая гибель скота и отсутствие посевного зерна в хозяйствах.

Голод тридцатых годов


Неурожай 1931 года никак не отразился на нормах изъятия сельхозпродукции, планы по поставкам зерна государству и на экспорт не были скорректированы. Возникла сложная ситуация с продуктами, что вызвало голод в восточных областях страны.

Из-за вымерзания озимых виды на урожай 1932 года были сомнительны. К тому же у колхозов отсутствовал посевной материал, поскольку запасы зерна были сданы для выполнения плана хлебозаготовок. Рабочего скота для посевной кампании также не оказалось в необходимом количестве — он пал от бескормицы либо из-за истощения был непригоден к работе.

Последующее снижение поставок зерна на экспорт и планов по хлебозаготовкам и сдаче скота уже не могло спасти ситуацию. Неурожай 1932 года, нарушение основных принципов агротехники, огромные потери при уборке выращенного зерна вызвали голод в 1932-1933 годах.

Партия большевиков, пытаясь вывести страну из кризиса, была вынуждена изменить политику руководства аграрным сектором, реорганизовать систему закупок сельскохозяйственной продукции и ее распределения. В результате осенью 1933 года был собран неплохой урожай.

Ликвидация кулачества


На этапе сплошной коллективизации партийное руководство посчитало зажиточную прослойку на селе — кулаков — главным препятствием к обобществлению индивидуальных крестьянских хозяйств.

Началось массовое выселение в отдаленные районы СССР раскулаченных крестьян и их семей. Высылке подверглось около 2 миллионов человек. Такая же мера применялась к середнякам и беднякам, которые не захотели вступать в коллективные хозяйства.
Переселенцы массово умирали — они не снабжались продуктами и сельскохозяйственным инвентарем для ведения хозяйства в нарушение инструкций. А новые места оказывались непригодными для земледельческого использования. По некоторым данным около

10 миллионов человек погибло за период коллективизации.

С конца прошлого века не утихают споры о результатах двух важнейших этапов в экономической и социальной жизни СССР. Однако не отрицается, что бывшие советские государства строят свою экономику на созданной в советское время индустриальной базе. Некоторые политологи называют геноцидом советского народа политику, проводимую в период коллективизации. Вопрос этот также остается дискуссионным.

Индустриализация в СССР

Индустриализация в СССР

Ключевые вопросы:

1)    Выделите экономические и политические причины проведения политики индустриализации.

2)    Чем индустриализации в СССР отличалась от индустриализации в западных странах?

3)    Назовите основные источники финансирования политики индустриализации в СССР.

4)    Выделите экономические и политические итоги индустриализации.

Вам уже знаком термин «индустриализация». Он означает процесс создания крупного машинного производства в промышленности и других отраслях хозяйства. В ходе индустриализации промышленность становится ведущей отраслью экономики, её продукция преобладает в общем объёме производства. Именно в промышленности в индустриальных странах занята большая часть работников.

В начале ХХ века индустриализация в России, не смотря на бурные темпы промышленного развития, не была завершена, её экономика оставалась аграрной. Отставание от развитых стран ещё более усугубилось последствиями Первой мировой и Гражданской войн.

К 1927 году восстановительный период был, в основном, завершён. К 1928 г. промышленность СССР примерно на 20 % превысила объем производства 1913 года.

Объемы производства в 1928 г. в сравнении с 1913 г.

Но добывающая промышленность США к тому времени уже на 48 % превзошла показатели того же года, а обрабатывающая — на 67 %. Составители первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР писали: «Если сопоставить наши показатели за 1927/28 год по национальному доходу и мощности капитала с Соединенными Штатами, … то окажется, что мы отстаем … на 50 лет».

Особенно опасной такая ситуация представлялась в той внешнеполитической ситуации, которая сложилась в 20-е годы. По мнению советского руководства, военное столкновение с западными странами было практически неизбежным. Ещё

на X съезде РКП(б)  в 1921 г. Лев Каменев заявил:

«…Можно ожидать с часу на час, что старая законченная империалистская бойня породит, как своё естественное продолжение, какую-нибудь новую, ещё более чудовищную, ещё более гибельную империалистскую войну». В 1927 г. казалось вполне реальным начало осуществления такого сценария. В феврале Великобритания в так называемой ноте Чемберлена ультимативно потребовала прекратить антибританскую пропаганду и прекратить поддерживать гоминдановский Китай. Дело дошло до разрыва дипломатических отношений. В июне члены Русского общевоинского союза, самой массовой организации белой эмиграции осуществили несколько терактов против СССР.

Темпы роста промышленного производства, достигнутые в годы нэпа, казались недостаточными, чтобы обеспечить обороноспособность страны. Хотя рост во второй половине 20-х годов был значительным. В 1926/1927 году он составил 14,7%, а в следующем – 19,7%.

Рост промышленного производства в СССР

Но создание мощной военной промышленности было лишь одной из целей политики индустриализации. Необходимо было также значительно ускорить развитие таких базовых отраслей промышлености как металлургическая, топливная, химическая, машиностроительная. Советскому Союзу предстояло обеспечить независимость от зарубежных поставок машин и оборудования.

В проведении индустриализации в СССР можно выделить ряд особенностей. В отличие от стран Запада, начиналась она не с лёгкой, а с тяжёлой промышленности. Это само по себе вело к усилению роли государства в экономике. Ведь приоритетное

развитие тяжёлой промышленности требует значительных капиталовложений, которые могли поступить лишь из бюджета. Тем более что предполагалось провести индустриализацию форсированными темпами. «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут», – заявлял Иосиф Сталин. Учитывая отношение коммунистического руководства к частной собственности и рынку, как угрозе возрождения капитализма, практически неизбежным становился отказ от принципов нэпа и переход от смешанной к государственной экономической системе.

Когда XIV съезд ВКП(б) в 1925 году принял решение о необходимости превращения СССР из страны аграрной в страну индустриальную

, на повестку дня сразу же встал вопрос об источниках финансирования индустриализации.

Многие традиционные для западных стран возможности были закрыты. Так, не приходилось рассчитывать на иностранные кредиты. Во-первых, из-за политического противостояния на международной арене. А во-вторых, аукнулся отказ Советской России от признания долговых обязательств прежних правительств на Генуэзской конференции.

Итак, оставалась надежда лишь на внутренние источники финансирования. Накопления от доходов государственного сектора были невелики, частный капитал в крупную, да и в среднюю промышленность допускать не планировалось. Основные средства поступали от продажи ресурсов, пользовавшихся спросом на мировом рынке: хлеб, лес, пушнина, нефть, золото. Когда доходов от продажи сырья перестало хватать в ход пошли иные национальные богатства.

Так, в 1929 – 1934 годах была осуществлена  распродажа полотен коллекции Эрмитажа. Среди них были работы Тициана, Рафаэля,  Рембрандта, Рубенса и Ван Эйка. Из коллекции были изъяты и другие предметы: художественное серебро, нумизматические коллекции, оружие…

Также источником социалистического накопления служили принудительные займы у населения страны, сокращение потребления, неэквивалентный (неравный) обмен между городом и деревней (вы, наверное, помните, о «ножницах цен», существовавших и во время нэпа?).

Хотя курс, на индустриализацию был взят ещё в 1925 году, реальное её осуществление связано с первой пятилеткой: 1 октября 1928 – 1 октября 1933 г. Такое странное для нас начало отсчёта (не с 1 января) было связано с аграрным характером советской экономики. Хозяйственный год завершался после окончания уборки сельхозпродукции.

План первой пятилетки начал разрабатываться ещё с 1924 года. Руководил этой работой Феликс Дзержинский, который возглавлял не только ОГПУ, но и Всесоюзный совет народного хозяйства. Главный чекист страны был сторонником нэпа и выступал против выдавливания средства из деревни и завышения с этой целью цен на промышленные товары.

После смерти Дзержинского в  1926 году новый глава ВСНХ Валериан Куйбышев ориентировался на задачу, поставленную Сталиным: «Нужна индустриализация, и настоящая, а не с плюгавенькими темпами». К осени 1928 года был составлен пятилетний план с достаточно напряжёнными, но, в общем, реальными задачами. Окончательно он был утверждён весной 1929 года, то есть уже после начала первой пятилетки.

Итоги её первого года были достаточно обнадёживающими. Объём промышленной продукции в сравнении с 1927/1928 годом увеличился более чем на 22%.

Рост промышленного производства в СССР

Окрылённый успехом, Сталин в 1930 г. потребовал увеличить плановые показатели. Партия бросила клич: «Пятилетку в четыре года!». Это вызвало неподдельный энтузиазм у значительной части рабочих. На стройках пятилетки миллионы людей самоотверженно трудились, не считаясь с рабочим временем, готовы были мириться с непростыми бытовыми условиями, тяжёлым ручным трудом. В 1930 г. строилось около 1500 объектов. Но половина всех капиталовложений приходилось на 50 самых крупных.

При их сооружении активно использовался опыт иностранных компаний и специалистов. Так, проект Сталинградского тракторного завода был разработан бюро Альберта Кана, крупнейшего американского промышленного архитектора, который долгое время работал на Генри Форда.

Сталинградский тракторный был в 1930 году полностью сооружён в США, размонтирован, перевезён в СССР и всего за 6 месяцев собран под руководством американских инженеров. Он был полностью оснащён станками машиностроительных компаний США и Германии. Иностранными инженерными и строительными фирмами были разработаны проекты Нижегородского и Московского автозаводов, Челябинского и Харьковского тракторных, Ростовского и Саратовского комбайновых. Иностранным оборудованием был оснащён Уралмаш. Доменные печи и центральная электростанция Магнитогорского металлургического комбината также строились под руководством немецких и американских инженеров. Мощнейшие водяные турбины для Днепрогэса также были закуплены в США. Сотрудничество с западными компаниями давало возможность использовать самые современные технологии и оборудование. Но услуги иностранных фирм вскоре стало не по карману СССР. С 1930 по 1935 годы только американским фирмам надо было выплатить 350 миллионов долларов (более 40 миллиардов по сегодняшним ценам), не считая проценты по кредитам. Не смотря на форсированную продажу хлеба, средств не хватало, и новые контракты не были подписаны.

В январе 1933 года, выступая на Пленуме ЦК ВКП(б), Сталин заявил, что план первой пятилетки выполнен за 4 года и 3 месяца. Но это была фальсификация. Выпуск промышленной продукции увеличился в 2 раза вместо 2,8 по плану. Темпы годового роста 20 важнейших видов промышленной продукции, в том числе угля, стали, цемента, были ниже, чем в 1922 – 1928 годах. Плановые задания для тяжёлой промышленности были выполнены лишь в 1933 – 1935 годах, а повышенные по инициативе Сталина – в 50-е годы. Что же касается лёгкой промышленности, то выпуск её основных видов продукции оставался на уровне 1928 года, а продукции пищевой промышленности даже снизился.

Главной причиной таких результатов было необоснованное завышение плановых показателей, развитие одних отраслей в ущерб другим, увлечение технической стороной индустриализации (строительство объектов, закупка оборудование) и недооценка социальной стороны. Для освоения новой техники не хватало квалифицированных и просто элементарно грамотных работников. Так, Сталинградский тракторный завод, построенный менее чем за год, ещё полтора-два года не мог полноценно работать. Из-за слабой профессиональной подготовки рабочих вместо 144 тракторов за смену собирали 1 -2 машины.

В 1934 году XVII  съезд ВКП(б) («съезд победителей») согласился с заявлением Сталина, что основы социалистического общества в СССР построены, и что теперь нет необходимости «подхлёстывать страну». Он утвердил второй пятилетний план на 1933 – 1937 годы, который предусматривал снижение среднегодовых темпов прироста промышленной продукции до 16,5% (по сравнению с 30% в первом пятилетнем плане). Также предполагалось уравнение темпов развития тяжёлой и лёгкой промышленности. Третья пятилетка (1938 – 1942 годы) осталась незавершённой в связи с началом Великой Отечественной войны.

Каковы же были итоги индустриализации?

В годы первых пятилеток был совершён несомненный качественный сдвиг в развитии экономики СССР. Страна вышла на второе место после США по объёму промышленного производства. К 1940 году было построено около 9 тысяч новых заводов и фабрик. Были созданы целые отрасли промышленности, которых ранее не существовало: станкостроение, автомобилестроение, тракторостроение, химическая и авиационная промышленность. Стали применяться новейшие для того времени технологии: Началось техническое переоснащение армии.

В то же время с началом индустриализации резко снизился уровень жизни населения. Из-за нехватки продуктов потребления в 1929 году началось введение карточной системы снабжения. В 1934 – 1936 годах карточки были отменены, но одновременно повысились цены. Кроме того, в магазинах вводились ограничения по отпуску товаров в одни руки. Так, в апреле 1940 года можно было приобрести одновременно не более 1 килограмма мяса, 0,5 кг колбасы, 1 кг рыбы и 200 грамм масла.

Неподдельный трудовой энтузиазм советских людей привёл к зарождению социалистического соревнования передовиков производства. С 1935 года оно приобрело форму стахановского движения. Алексей Стаханов вырубил за одну смену 102 тонны угля вместо7 по норме. Рекорд во многом был связан с иной организацией труда. Раньше шахтёр сам рубил уголь и крепил своды вырубленного прохода. Теперь же за Стахановым шли два крепильщика, что и позволило в 14, 5 раз увеличить выработку.  Почин Стаханова был подхвачен и в других отраслях. Передовики производства становились настоящими героями. О них писали газеты, снимали киножурналы. Высокоэффективный труд поощрялся и материально – повышением зарплат и социальными льготами (квартиры, личные автомобили и так далее). Но в то же время трудовые рекорды приводили к повышению норм выработки для всех и снижению расценок.

Стремление выполнить план во что бы то ни стало вело к усилению мер принуждения в отношении работников. В 30-е годы было запрещено свободное увольнение, стал возможен принудительный перевод на другое предприятие. Вводились уголовные наказания за нарушение трудовой дисциплины. Невыполнение плана, поломки оборудования, аварии на производстве всё чаще стали объясняться действиями «экономической контрреволюции». Летом 1928 года в Москве прошёл первый крупный судебный процесс над «вредителями» – Шахтинское дело. В саботаже, то есть сознательном срыве работ обвинялись руководители и специалисты угольной промышленности Донбасса.

В 1929 году СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключённых». Через год было создано Главное управление исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ) и принудительный бесплатный труд на стройках пятилетки был поставлен на поток. Так почти исключительно руками заключённых был построен Беломорско-Балтийский канал.

Одним из последствий индустриализации можно считать принудительную массовую коллективизацию крестьян, но об этом более подробно вы будете говорить на следующем уроке.

Иосиф Сталин — о «перегибах» коллективизации — Реальное время

Ровно 90 лет назад, 2 марта 1930 года, вышла статья Иосифа Сталина «Головокружение от успехов», ставшая одной из важных вех в истории коллективизации — массового объединения единоличных крестьянских хозяйств в колхозы в конце 1920-х — начале 1930-х годов. Статью называют попыткой Сталина оправдаться за тяжелые последствия коллективизации, он пишет о «перегибах на местах», осуждая насильственные методы работников, силой загонявших крестьян в колхозы, и обвиняя их в «антиленинских настроениях». «Реальное время» предлагает читателям ознакомиться с уникальным источником, чтобы сделать собственный вывод об описываемых событиях.

Головокружение от успехов (К вопросам колхозного движения)

Об успехах советской власти в области колхозного движения говорят теперь все. Даже враги вынуждены признать наличие серьезных успехов. А успехи эти, действительно, велики. Это факт, что на 20 февраля 1930 г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР. Это значит, что мы перевыполнили пятилетний план коллективизации к 20 февраля 1930 г. более чем вдвое. Это факт, что на 28 февраля этого года колхозы успели уже ссыпать семян для яровых посевов более 36 млн. центнеров, т. е. более 90% плана, т. е. около 220 млн пуд. семян. Нельзя не признать, что сбор 220 млн пудов семян по одной лишь колхозной линии после успешного выполнения хлебозаготовительного плана — представляет огромнейшее достижение. О чем все это говорит? О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Нет нужды доказывать, что успехи эти имеют величайшее значение для судеб нашей страны, для всего рабочего класса, как руководящей силы нашей страны, наконец, для самой партии. Не говоря уже о прямых практических результатах, они, эти успехи, имеют громадное значение для внутренней жизни самой партии, для воспитания нашей партии. Они вселяют в нашу партию дух бодрости и веры в свои силы. Они вооружают рабочий класс верой в победу нашего дела. Они подводят к нашей партии новые миллионные резервы.

Отсюда задача партии: закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед.

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достигаются сравнительно «легко», в порядке, так сказать, «неожиданности». Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: «Мы все можем!», «Нам все нипочем!». Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причем у людей начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника, появляются авантюристические попытки «в два счета» разрешить все вопросы социалистического строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед. Зачем нам закреплять успехи, — мы и так сумеем добежать «в два счета» до полной победы социализма: «Мы все можем!», «Нам все нипочем!».

Плакат «вперед к сплошной коллективизации всего СССР!», 1930-й год. Фото wikipedia.org

Отсюда задача партии: повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон из партии.

Нельзя сказать, чтобы эти опасные и вредные для дела настроения имели сколько-нибудь широкое распространение в рядах нашей партии. Но они, эти настроения, все же имеются в нашей партии, причем нет оснований утверждать, что они не будут усиливаться. И если они, эти настроения, получат у нас права гражданства, то можно не сомневаться, что дело колхозного движения будет значительно ослаблено и опасность срыва этого движения может стать реальностью.

Отсюда задача нашей прессы: систематически разоблачать эти и подобные им антиленинские настроения.

Несколько фактов.

1. Успехи нашей колхозной политики объясняются, между прочим, тем, что она, эта политика, опирается на добровольность колхозного движения и учет разнообразия условий в различных районах СССР. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы идею коллективизации. Надо тщательно учитывать разнообразие условий в различных районах СССР при определении темпа и методов колхозного строительства. В колхозном движении впереди всех районов стоят у нас зерновые районы. Почему? Потому, что в этих районах имеется у нас наибольшее количество окрепших уже совхозов и колхозов, благодаря которым крестьяне имели возможность убедиться в силе и значении новой техники, в силе и значении новой, коллективной организации хозяйства. Потому, во-вторых, что эти районы имеют за собой двухлетнюю школу борьбы с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний, что не могло бы не облегчить дело колхозного движения.

Потому, наконец, что эти районы усиленнейшим образом снабжались за последние годы лучшими кадрами из промышленных центров. Можно ли сказать, что эти особо благоприятные условия имеются также и в других районах, например, в потребительских районах, вроде наших северных областей, или в районах все еще отсталых национальностей, вроде, скажем, Туркестана? Нет, нельзя этого сказать. Ясно, что принцип учета разнообразия условий в различных районах СССР наряду с принципом добровольности является одной из серьезнейших предпосылок здорового колхозного движения.

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учета местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, например, что в ряде северных районов потребительской полосы, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов сравнительно меньше, чем в зерновых районах, стараются нередко подменить подготовительную работу по организации колхозов чиновничьим декретированием колхозного движения, бумажными резолюциями о росте колхозов, организацией бумажных колхозов, которых еще нет в действительности, но о «существовании» которых имеется куча хвастливых резолюций. Или возьмем некоторые районы Туркестана, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов еще меньше, чем в северных областях потребительской полосы. Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки «догнать и перегнать» передовые районы СССР путем угрозы военной силой, путем угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что идти в колхозы. Что может быть общего между этой «политикой» унтера Пришибеева и политикой партии, опирающейся на добровольность и учет местных особенностей в деле колхозного строительства? Ясно, что между ними нет и не может быть ничего общего. Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов!

Фото wikipedia.org

К чему они могут привести, эти искривления? К усилению наших врагов и к развенчиванию идей колхозного движения. Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя «левыми», на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?

2. Одно из величайших достоинств политической стратегии нашей партии состоит в том, что она умеет выбирать в каждый данный момент основное звено движения, уцепившись за которое, она потом тянет всю цепь к одной общей цели для того, чтобы добиться разрешения задачи. Можно ли сказать, что партия уже выбрала основное звено колхозного движения в системе колхозного строительства? Да, можно и нужно.

В чем состоит оно, это основное звено? Может быть в товариществе по совместной обработке земли? Нет, не в этом. Товарищества по совместной обработке земли, где средства производства еще не обобществлены, представляют уже пройденную ступень колхозного движения. Может быть в сельскохозяйственной коммуне? Нет, не в коммуне. Коммуны представляют пока единичное явление в колхозном движении. Для сельскохозяйственных коммун, как преобладающей формы, где обобществлено не только производство, но и распределение, условия еще не назрели. Основное звено колхозного движения, его преобладающую форму в данный момент, за которую надо теперь ухватиться, представляет сельскохозяйственная артель. В сельскохозяйственной артели обобществлены основные средства производства, главным образом по зерновому хозяйству: труд, землепользование, машины и прочий инвентарь, рабочий скот, хозяйственные постройки. В ней не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д. Артель является основным звеном колхозного движения потому, что она есть наиболее целесообразная форма разрешения зерновой проблемы. Зерновая же проблема является основным звеном в системе всего сельского хозяйства потому, что без ее разрешения невозможно разрешить ни проблему животноводства (мелкого и крупного), ни проблему технических и специальных культур, дающих основное сырье для промышленности. Вот почему сельскохозяйственная артель является в данный момент основным звеном в системе колхозного движения. Из этого исходит «Примерный устав» колхозов, окончательный текст которого публикуется сегодня. Из этого же должны исходить наши партийные и советские работники, одна из обязанностей которых состоит в том, чтобы изучить этот устав по существу и проводить его в жизнь до конца.

Такова установка партии в данный момент.

Можно ли сказать, что эта установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко не закончена, и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне. Артель еще не закреплена, а они уже «обобществляют» жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причем «обобществление» это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление. Можно подумать, что зерновая проблема уже разрешена в колхозах, что она представляет уже пройденную ступень, что основной задачей в данный момент является не разрешение зерновой проблемы, а разрешение проблемы животноводства и птицеводства. Спрашивается, кому нужна эта головотяпская «работа» по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? Дразнить крестьянина-колхозника обобществлением жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?

Один из таких ретивых обобществителей доходит даже до того, что дает приказ по артели, где он предписывает «учесть в трехдневный срок все поголовье домашней птицы каждого хозяйства», установить должность специальных «командиров» по учету и наблюдению, «занять в артели командные высоты», «командовать социалистическим боем, не покидая постов» и — ясное дело — зажать всю артель в кулак.

Фото wikipedia.org

Что это — политика руководства колхозом или политика его разложения и дискредитации?

Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, «революционерах», которые дело организации артели начинают со снятия колоколов. Снять колокола, — подумаешь какая ррреволюционность!

Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части «обобществления», эти смехотворные попытки перепрыгнуть через себя самих, попытки, имеющие своей целью обойти классы и классовую борьбу, а на деле льющие воду на мельницу наших классовых врагов? Они могли возникнуть лишь в атмосфере наших «легких» и «неожиданных» успехов на фронте колхозного строительства. Они могли возникнуть лишь в результате головотяпских настроений в рядах одной части партии: «Мы все можем!», «Нам все нипочем!». Они могли возникнуть лишь в результате того, что у некоторых товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда.

Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям.

В этом теперь одна из очередных задач партии.

Искусство руководить есть серьезное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед, — значит потерять связь с массами. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта — и против отстающих, и против забегающих вперед.

Партия наша сильна и непобедима потому, что, руководя движением, она умеет сохранять и умножать свои связи с миллионными массами рабочих и крестьян.

Текст приводится по сайту «100 главных документов российской истории»

Интернет-газета «Реальное время»

ОбществоИсторияЭкономика

Советский миф о «сталинской индустриализации»

Версия для печати

Сталинская индустриализация не дала никакой гарантии от военного поражения. Только огромными усилиями баб и подростков, колоссальными жертвами мужиков на фронте и при помощи союзников, ленд-лиза мы удержались. А была ли альтернатива душегубской «коллективизации» и «индустриализации»? 

Вот эта сказка вкратце — «Перегибы были из-за необходимости в самые краткие сроки провести индустриализацию. Без перегибов — коллективизации, массовых репрессий — никак нельзя было выиграть войну».

Ну, во первых, оценим с точки зрения морали эту байку сталинистов. Стало быть, когда, например, большевики отбирали у крестьян зерно, потом продавали его за границу, а затем покупали на вырученные деньги оборудование для тяжелой промышленности, они поступали правильно. Так выходит, согласно авторам тезиса. Если эта логика верна, то получается, что ради блага государства можно пожертвовать благом (а то и жизнью) его граждан. На первый взгляд, вроде бы оно и правильно. Но только на первый.

В тему: «Торгсин»: украинские крестьяне за собственную жизнь платили золотом

Если вывернуть такую аргументацию наизнанку, то сразу становится очевидна вся ее порочность. Это как надкусить гнилое яблоко. Дело в том, что никто из людей, оправдывающих сталинские злодеяния, не хотел бы сам стать их жертвой. Попробуйте упертому сталинисту предложить побыть немного в шкуре крестьянина, у которого советская власть, ради великой цели, отобрала лошадь, корову, хлеб и загнала его в колхоз. Самые честные из них постараются уйти от прямого ответа на ваше предложение.

Самые вертлявые заявят вам, что они бы покорно стерпели все издержки коллективизации. В интернете легко быть героем. Вы ведь все равно не сможете заставить их ответить за свои слова. А сервер все стерпит. Но если предложить такому крикуну добровольно отказаться от имущества сейчас (ни от коровы конечно, а от машины, к примеру) в пользу государства, то, поверьте, никто из них не согласится. Ведь расставаться с нажитым добром ох как неохота! Получается двойная мораль: одна для себя любимого, другая — для жертв сталинской репрессивной машины. Лицемерие в чистом виде.

В тему: Петр Симоненко: буржуйское мурло за революционной фразой

А теперь немного расскажем про индустриализацию-коллективизацию.

НЭП позволил неплохо решить проблему накоплений для индустриализации. Почему идей НЭПа отбросили совершенно? Да потому, что Сталину нужна была страна, беспрекословно подчиняющаяся ему и только ему. Для таких целей НЭП со свободной торговлей не годился.

А причиной такой поспешной индустриализации стало то, что Сталин активно готовился к наступательной, агрессивной войне против окружающего мира. И с точки зрения Сталина индустриализация была крайне успешной, а такие аспекты как цена заплаченная за нее его не беспокоила. Ну еще бы!

Экономические успехи, которые были достигнуты СССР, означали, что в СССР успешно произведено столько оружия сколько получилось выжать из полностью милитаризированной советской экономики. Во сколько раз Красная армия превосходила Вермахт по числу танков, самолетов, автомобилей и пр. техники к июню 1941 г. не знает сегодня только очень ленивый. Правда, все это нажитое непосильным трудом в итоге не слишком помогло РККА драпать от Гитлера, но это уже другая история. ..

В тему: О «Великой Отечественной» и других мифах советской эпохи

Лишним доказательством агрессивных задумок Сталина является то, что невыполнимая из-за своих масштабов первая пятилетка была принята еще в 1929 году, когда до прихода к власти в Германии фашистских банд оставалось еще 4 года, и в мире не существовало какой-либо серьезной военной угрозы. К примеру — советская военщина в те года «от нечего делать» играла в штабные игры, аля — «реалистичная» война СССР против объединенного союза Румынии и Польши под подстрекательством-патронажем Франции.

В тему: Война была Великой. Но разве Отечественной?

29,7 миллионов погибших и пропавших без вести на фронте — цена Победы подсчитана учеными

Индустриализация привела к колоссальным сдвигам. За годы первых пятилеток резко повысился экономический уровень СССР. В 1929 г. в СССР также началось строительство множества промышленных предприятий, в том числе и крупнейших в мире автомобильных и тракторных заводов. Это была существенная часть общей программы советской индустриализации. Была создана современная тяжелая промышленность.

Несмотря на огромные издержки, процент ежегодного прироста производства в среднем составлял от 10 до 16%, что было намного выше, чем в развитых капиталистических странах. К концу 1930-х гг. СССР стал одной из немногих стран, способных производить почти любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству. Страна обрела экономическую независимость и самостоятельность.

Следует подчеркнуть, однако, что ускоренный рост тяжелой промышленности был достигнут прежде всего за счет разрушения производительных сил деревни. Он не сопровождался модернизацией транспорта, жилищного строительства, коммунально-бытового обслуживания населения.

В тему: Какую страну мы потеряли!

Обычно индустриализации предшествует аграрная революция: рост продуктивности сельского хозяйства, базирующийся не на широком применении машин, а на лучшем севообороте, применении удобрений. Именно это обеспечивает рост производства продовольственных ресурсов, позволяющий кормить растущие города. Однако в СССР индустриализация и коллективизация была проведена по самому жесткому варианту. В Советском Союзе у крестьян отобрали хлеб силой. Крестьяне оказались людьми второго сорта без права на пенсию, с зарплатой, в 10 раз меньшей, чем в городе, без права смены места работы, жительства.

Начавшаяся в то время Великая Депрессия — величайшее потрясение мировой экономики ХХ века, сравнимое по масштабам с начавшимся осенью 2008 г. мировым экономическим кризисом, наложилась на амбициозную программу авральной индустриализации Советского Союза. При самых благоприятных условиях её можно было реализовать лишь ценой напряжения всех сил страны.

Советская власть так никогда в этом и не призналась, но изначально предполагалось финансировать индустриализацию за счёт села, используя «ножницы цен» между сельскохозяйственной и промышленной продукциями. Если бы не уничтожалось население, если бы не проводилась политика насильственной коллективизации, то, конечно, у нас бы сохранилось очень мощное сельское хозяйство.

В тему: Распятые на «черных досках»: как коммунисты организовывали голодную блокаду сел

Сталин же настоял на коллективизации всего — от коров до кур. В процессе коллективизации, не делалось никакого различия между кулаками и середняками. Результатом стало война, во время которой Красной Армии пришлось подавлять крестьянские восстания. В результате политики Сталина, в 1932–1933 годах наступил ужасный голод. Миллионы людей умерли от голода.

На Украине и в Средней Азии дело дошло до каннибализма. С экономической точки зрения не было никакого смысла в коллективизации в таких масштабах, когда советская промышленность не имела возможности снабдить колхозы тракторами и комбайнами. Как иронически заметил Троцкий: «…нельзя создать большой пароход, собрав много рыбацких лодченок».

В тему: Голодомор и война крестьянства против власти в Украине в 1930-1932 годах

Все эта индустриализация-коллективизация была с самого начала плохо продуманна, рассчитана на слишком многое, что проявилось в серии объявленных «переломов» (апрель-май 1929 г. , январь-февраль 1930 г., июнь 1931 г.). Возникла грандиозная и насквозь политизированная система, характерными чертами которой были хозяйственная «гигантомания», хронический товарный голод, организационные проблемы, расточительность и убыточность предприятий. Цель (то есть, план) стала определять средства для её реализации.

Пренебрежение материальным обеспечением и развитием инфраструктуры с течением времени стало наносить значительный экономический ущерб. Начали строить гораздо больше объектов, чем могли закончить. Огромные средства были пущены на ветер, поскольку недостроенные заводы, естественно, не давали отдачи. В 1930 годы, когда Иосиф Виссарионович лично руководил «важнейшей проблемой» — «желдортранспортом» — специалисты не раз докладывали ему, что необходима закупка высококачественного импортного металла.

Докладчиков Сталин расстрелял, приказав укрепить железнодорожный транспорт чекистами. Но эти меры не принесли ожидаемых плодов. Наглядным примером также является Беломоро-Балтийский канал, построенный в 1933 г. с помощью труда более 200 000 заключённых, который по мнению Ж. Росси оказался практически бесполезным.

В тему: Дмитлаг: 128 километров канала, 22 842 трупа. 80 лет спустя…

В нормальных условиях развитие экономики ведет к повышению уровня жизни в стране. Грубо говоря, строительство заводов Форда привело к улучшению благосостояния не только Форда, но и всех его рабочих, и населения страны в целом. Отчего американская экономика улучшилась. Но начало индустриализации в СССР сопровождалось мгновенным катастрофическим обнищанием и до того мягко говоря не богатого советского населения, фатальным сокращением производства товаров народного потребления и падение уровня жизни до практически возможного минимума. Не говоря уже о человеческих жертвах коллективизации, сопутствующих ей волнах террора и голодоморе 1932–1933 гг.

В тему: Голодомор: как убивали украинцев

При этом окончание строительства, запуск новой индустриализированной экономики к середине 1930-х гг. и превращение СССР в «индустриальную державу» отнюдь не подняли уровень жизни советского населения. Тотальная нищета населения (конечно, за исключением привилегированной прослойки — сталинской бюрократии) продолжалась вплоть до войны и долго после нее.

В тему: 1937-й. Кампания по раскулачиванию: так добивали украинское крестьянство

Кстати, многие люди не хотят задуматься над тем, почему, если в СССР к 1940 году была проведена такая мощная индустриализация и создана такая мощная экономика, в первые полгода Отечественной войны советская армия — а это 4 миллиона человек — была полностью уничтожена. Конечно, благодаря использованию мобилизационного ресурса Сталин фактически собрал новую армию. Кроме того, была отстроена заново почти вся промышленность, вывезенная за Урал.

Но эта «повторная индустриализация» удалась за счёт гиперэксплуатации собственного населения. Да, мы победили, но какой ценой! На самом деле сталинская индустриализация не дала никакой гарантии от военного поражения, только огромными усилиями баб и подростков, колоссальными жертвами мужиков на фронте, и при помощи союзников, ленд-лиза (http://art-of-arts. livej>ournal.com296523.html http://d-prospero.livejou>rnal.com116201.html), мы удержались.

А была ли альтернатива? Как можно было еще провести индустриализацию? Как иначе можно было создать ВПК?

В тему: «Торгсин»: украинские крестьяне за собственную жизнь платили золотом

Так ведь в других странах тоже была создана тяжелая промышленность, но без массового ограбления крестьянства. В качестве примера могу привести пресловутый Третий рейх, где в тот же период (1933–1939 гг.) была создана мощная тяжелая промышленность и мощный ВПК без насильственных реквизиций зерна, и без массового голода в сельской местности.

Надо отметить, что в то время вся компартия СССР осознавала, что нужно проводить индустриализацию, развивать тяжелую промышленность. Расходились они только во взглядах, как это делать.

Алексей Княгинин, опубликовано в издании ДИЛЕТАНТ 


В тему:

Сталинские пятилетки: коллективизация и индустриализация — видео и стенограмма урока

Первая пятилетка

Иосиф Сталин , лидер Советского Союза с 1924 года до своей смерти в 1953 году, решил отказаться от нэпа и провести индустриализацию Советского Союза. Госплан , государственный плановый комитет, разработал пятилетки , наметив цели для советской экономики, которые должны быть достигнуты, начиная с 1928 года. советской экономики.Экономика Советского Союза была в основном основана на сельском хозяйстве. Промышленно развитая экономика – это экономика, основанная в первую очередь на производстве. Индустриализация имела две большие привлекательности для Советов:

  1. Промышленно развитая экономика могла бы лучше выиграть войну с другой страной
  2. Согласно марксистской теории, которую приписывал Советский Союз, коммунизм развивался в промышленно развитых, а не в сельскохозяйственных экономиках.

Наряду с планами индустриализации первая пятилетка предусматривала также коллективизацию сельского хозяйства. Коллективизация означала, что земля будет принадлежать уже не единоличникам, а государству. Крестьяне вступали либо в колхоз, либо в крупную ферму, состоящую из их бывшей земли и соседей, либо в совхоз. Коллективизацию можно рассматривать как попытку индустриализации сельского хозяйства.

Многие крестьяне сопротивлялись попыткам коллективизации. Они любили работать на своей земле и не хотели ее терять. Многие решили зарезать своих сельскохозяйственных животных вместо того, чтобы отдать их в колхоз.Голодомор , термин, обозначающий массовый искусственный голод в Украине с 1932 по 1933 год, считается попыткой правительства наказать украинских крестьян за сопротивление коллективизации.

ГУЛАГ была советской системой исправительно-трудовых лагерей. В годы первой пятилетки ГУЛАГ был официально создан и значительно вырос. Многие крестьяне, сопротивлявшиеся коллективизации сельского хозяйства, были отправлены в ГУЛАГ, а другие просто расстреляны.

Первая пятилетка была объявлена ​​Сталиным успешной в 1932 году, примерно на 10 месяцев раньше, чем планировалось, перевыполнив производственные задания для тяжелой промышленности. Несмотря на эти заявления об успехе, план не соответствовал всем квотам и привел к огромным человеческим жертвам.

Более поздние пятилетние планы

В Советском Союзе продолжались пятилетние планы, многие из которых, как и первый, были рассчитаны менее чем на пять лет, а один – на семь лет. Третья пятилетка была прервана во время Второй мировой войны.Период с 1941 по 1945 год, когда Советский Союз находился в состоянии войны, был единственным периодом после 1929 года, когда Советский Союз не руководствовался пятилетним планом. Вместо того, чтобы выполнять промышленные квоты во время войны, основное внимание уделялось тому, чтобы сделать все необходимое для победы в войне.

Успех планов сильно различался: Советский Союз часто не выполнял предписанные им квоты. В то же время Советскому Союзу удалось провести индустриализацию в удивительно короткие сроки.

Стахановцы и вредители

Пятилетки и советская индустриализация создали уникальных деятелей культуры.В 1935 году, во время второй пятилетки, советский угольщик Алексей Стаханов добыл в 14 раз больше угля, чем ему требовалось в течение дня. Позже было сказано, что в этом подвиге ему помогали другие рабочие. Советское правительство восхваляло Стаханова и обращалось с ним по-особому, а фильмы и песни воспевали его. Других рабочих, которых хвалили за трудовые подвиги, называли стахановцами .

В отличие от стахановских рабочих было вредителей .Это были рабочие, которые намеренно или случайно оказали негативное влияние на советскую экономику. Примером вредителя может быть упомянутый в начале урока советский директор завода. Или это может быть шахтер, который не выполняет свою дневную норму, возможно, потому, что норма просто нереально высока для среднего рабочего. Почти любого могли заклеймить вредителем и отправить в ГУЛАГ или даже казнить.

Идея вредителей вообще служила удобным оправданием того, почему Советский Союз часто не выполнял задачи пятилеток.Это было не по вине планирования или по вине государства и его руководителей, а по вине отдельных вредителей, которых часто обвиняли в сотрудничестве с иностранной державой.

Резюме урока

До пятилетки Советский Союз использовал так называемую Новую экономическую политику , которая допускала смешанную экономику с элементами как социализма, так и капитализма. В 1928 году Иосиф Сталин , лидер Советского Союза, призвал к первой пятилетке , в которой основное внимание уделялось индустриализации советской экономики и коллективизации советского сельского хозяйства, причем индустриализация относилась к фокусу о производстве и коллективизации относится к переходу земли в собственность государства.Человеческие издержки пятилеток были велики: многие рабочие и крестьяне были отправлены в ГУЛАГ , советскую систему исправительно-трудовых лагерей, казнены или умерли от голода. На самом деле Голодомор был термином для массового искусственного голода в Украине с 1932 по 1933 год, который, как считается, был попыткой правительства наказать украинских крестьян за сопротивление коллективизации. При этом стахановцев , советских рабочих, совершивших героические трудовые подвиги, превозносились, а вредителей , или рабочих, которые умышленно или случайно отрицательно повлияли на советскую экономику, обвинялись в каких-либо проблемах с советской экономикой.

Почему попытка Сталина повысить производительность сельского хозяйства оказалась такой фундаментальной неудачей ?

Резюме

В этой статье делается попытка исследовать, почему Советскому Союзу не удалось достичь двух целей, связанных с переходом к «социалистическому сельскому хозяйству», а именно индустриализации сельскохозяйственного производства и быстрого повышения урожайности сельскохозяйственных культур. В 1930-е годы партийное руководство при Сталине развернуло четыре широкомасштабные кампании по реализации этих целей.К ним относятся консолидация земель, введение прогрессивного севооборота и использование отборных семян. В статье описывается, какие неформальные институты действовали, чтобы удержать сельхозпроизводителей и ответственных должностных лиц советской партийной и государственной бюрократии от введения севооборотов, и почему сельхозпроизводители при Сталине потеряли интерес к повышению урожайности с гектара. В исследовании раскрывается противоречивый характер сталинской аграрной политики и освещаются ее долгосрочные последствия.

Cet article etudie les raisons pour lesquelles l’Union soviétique a failli dans la concrétisation de deux objectifs qui devaient permettre la transition vers «социалистическое сельское хозяйство», à savoir l’industrialisation de la production agricole et une augmentation quicke des rendements. Dans les Années 1930, la direction du parti sous l’égide de Сталина lança quatre grandes campagnes pour mener à bien ces objectifs. Cela включает в себя память о землях, постепенное введение в ротацию культур и использование избранных семен. L’article décrit quels organes informels entrèrent en action pour dissuader les producteurs agricoles et les officiels responsables концерны – que ce soit au sein du parti ou dans l’administration –, d’introduire larotation des Cultures et pourquoi les producteurs agricoles d’alors perdirent tout intérêt à augmenter le rendement à l’hectare. L’étude révèle le caractère hautement contracoire de la politique agricole de Сталина и souligne се последствия в долгосрочной перспективе.

Haut de page

Примечания

См. Стефан Мерл, «Handlungsspielräume und Sachzwänge in der sowjetischen Wirtschafts‑ und Sozialpolitik der Zwischenkriegszeit», в Wolfram Fischer, ed., Sachzwänge und Handlungsspielräume in der Wirtschafts- und Sozialpolitik der Zwischenkriegszeit (St. Katharinen : Scripta Mercaturae Verlag, 1985), 175–229 ; Стефан Мерл, «Hat sich der landwirtschaftliche Großbetrieb bewährt ? Zum Vergleich von Agrarentwicklung und Agrarproblemen in der Sowjetunion und der DDR», в Hannelore Horn, Wladimir Knobelsdorf and Michal Reiman, eds. , Der unvollkommene Block: Die Sowjetunion und Ost‑Mitteleuropa zwischen Loyalität und Widerspruch (Берлин: Berlin‑Verlag, 1988) , 139-170.

См. Katja Bruisch, Als das Dorf noch Zukunft war : Agrarismus und Expertise zwischen Zarenreich und Sowjetunion (Cologne et al. : Böhlau Verlag, 2014), 179–257 ; Джордж Л. Яни, Стремление к мобилизации: аграрная реформа в России, 1861–1930 (Урбана: University of Illinois Press, 1982) ; Мерл, «Handlungsspielräume und Sachzwänge».

См. Stephan Merl, «Einleitung», там же, изд., Sowjetmacht und Bauern : Dokumente zur Agrarpolitik und zur Entwicklung der Landwirtschaft während des «Kriegskommunismus» und der Neuen Ökonomischen Politik (Berlin : Duncker & Humblot, 1993), 15–7. .

См. Стефан Мерл, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion : Der Übergang zur staatlichen Reglementierung der Produktions- und Marktbeziehung im Dorf (1928–1930) (Wiesbaden : Otto Harrassowitz, 1985), 166–213.

См. Merl, «Hat sich der landwirtschaftliche Großbetrieb bewährt?»

См. Р. У. Дэвис, «Советская сельская экономика в 1929–1930 гг. Размер колхоза», под ред. К. Абрамского, «Очерки в честь Э.Х. Карр (Лондон: Macmillan, 1974), 255–280 ; Мерл, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion, 331–369.

Merl, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion, 365–369.

О «колхозных гигантах» в связи с расселением кочевников в Казахстане, повлекшим за собой многочисленные жертвы, см.: Robert Kindler, «Кочевники сталинского периода»: Herrschaft und Hunger in Kasachstan (Hamburg: Hamburger Edition, 2014) ; Никколо Пьянчола, «Голод в степи: коллективизация сельского хозяйства и казахские скотоводы 1928–1934», Cahiers du Monde russe, 45, 1–2 (2004): 137–192.

Пятилетний план народно‑хозяйственного строительства СССР. 2 (М. 1930), 338.

См. Там же. ; Мерл, «Handlungsspielräume und Sachzwänge», 184–211 ; Merl, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion, 237–241, 370–400.

См. Р. В. Дэвис, Индустриализация Советской России, т. 1, с. 1 : Социалистическое наступление. Коллективизация советского сельского хозяйства 1929–1930 гг. (Лондон: Macmillan, 1979) ; Стефан Мерл, Бауэрн под Сталиным: Die Formierung des sowjetischen Kolchossystems 1930–1941 (Берлин: Duncker & Humblot, 1990), 61–128 и 199–221 ; Дэвис, «Сельская экономика»; Мерл, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion, 331–400.

Мерль, Бауэрн-унтер-Сталин, 128–140 ; о чувстве незащищенности Сталина в результате тяжелого экономического кризиса 1932 года см. также Р. В. Дэвис и Олег Хлевнюк, «Стахановщина и советская экономика», Europe‑Asia Studies, 54, 6 (2002): 867–903.

См. Отто Шиллер, «Die Hungersnot in der Sowjetunion», в D. Zlepko, ed., Der ukrainische Hunger-Holocaust : Eine Dokumentation (Sonnenbühl : Wild, 1988), 189–204, здесь, 203.

См. Мерл, Бауэрн унтер Сталин, 129–140, 260–280, 360–371 и 453–476 ; Стефан Мерл, «Bilanz der Unterwerfung – die soziale und ökonomische Reorganization des Dorfes», в Manfred Hildermeier, ed., Сталинизм фор дем Zweiten Weltkrieg: Neue Wege der Forschung (Мюнхен: Oldenbourg Verlag, 1998), 119–145.

Merl, «Bilanz der Unterwerfung», 140–141 ; Мерл, Бауэрн у Сталина, 327–417.

См. Роберт Ф. Миллер, Сто тысяч тракторов: МТС и развитие средств контроля в советском сельском хозяйстве (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1970) ; Стефан Мерл, «Аграрная политика и общественное хозяйство в национал-социализме и сталинизме», Матиас Веттер, изд., Terroristische Diktaturen im 20. Jahrhundert : Strukturelemente der nationalsozialistischen und stalinistischen Herrschaft (Opladen : Westdeutscher Verlag, 1996), 118–156.

Стефан Мерл, Sozialer Aufstieg im sowjetischen Kolchossystem der 1930er Jahre ? Über das Schicksal der bäuerlichen Parteimitglieder, Dorfsowjetvorsitzenden, Posteninhabern in Kolchosen, Mechanisatoren und Stachanowleute (Берлин: Duncker & Humblot, 1990).

Merl, «Agrarpolitik und Bauernschaft», 153–156.

См. Merl, «Hat sich der landwirtschaftliche Großbetrieb bewährt?»

См. Мерл, Бауэрн унтер Сталин, 40. Точно так же и в долгосрочной перспективе оценка работы крупных советских предприятий неблагоприятна.

Мерль, Бауэрн-унтер-Сталин, 371-390.

Мерль, Бауэрн-унтер-Сталин, 377–383.

См. Муралов, «Заместитель наркома земледелия РСФСР», Социалисты _ ческое землеустройство, No.1 (1932 г.): 1.

М. Холендо, «Die Politik der KPdSU im Dorf», Kommunistische Internationale, 12–13 (1930): 674 ; см. также Merl, «Handlungsspielräume und Sachzwänge», 184–211.

Merl, Die Anfänge der Kollektivierung in der Sowjetunion, 391–397.

Merl, «Bilanz der Unterwerfung», 131–137.

Вольф Моисей (1880‑1933) — с 1930 года заместитель наркома совхозов. О его оговорках см. «Правду», 6 июня и 11 июля 1928 г., в Merl, изд., Sowjetmacht und Bauern, Dok. 57, 487–493.

Мерль, Бауэрн-унтер-Сталин, 199-256.

А.В. Негадин, Мобилизуемся на развертывание землеустроительных работ 1933 года // Социалистическое землеустройство. 1 (1933): 1.

Негадин, «Мобилизуемся на развертывание землеустроительных работ 1933 года», 43‑48; Миллер, «Сто тысяч тракторов».

Мерль, Бауэрн-унтер-Сталин, 36–37.

«Постановление Совета Народных Комиссариатов (СНК) и ЦК (ЦК) от 3 сентября 1932 г. «Собрание законов и распоряжений» (СЗ) 1932 г., вып. 66, ст. 388.

См. об этом также Bruisch, Als das Dorf noch Zukunft war, 224–257.

«Постановление НКЗ РСФСР от 14 мая 1933 г. «О предварительных итогах введения севооборотов в колхозах» // Социалистическое землеустройство.13–14 (1933): 10–11.

Ф.П. Зеленин, Очередные задачи по внутриколхозному землеустройству и введению севооборотов // Социалистическое землеустройство. 10 (1935): 5–9.

РГАЭ (Российский государственный архив экономики), ф. 9490, оп. 1, д. 58, л. 86‑106.

РГАЭ, ф.9490, оп. 1, д. 63.

Merl, Бауэрн-унтер-Сталин, 247-256.

См. Наум Ясны, Советская индустриализация: 1928–1952, (Чикаго: University of Chicago Press, 1961).

И. В. Сталин, «Rede auf der Ersten Unionsberatung der Stachanovleute am 17.11.1935», in idem, Fragen des Ленинизмус (Берлин, 1970), 603–604 ; Карен Петроне, Жизнь стала более радостной, товарищи: торжества во времена Сталина (Блумингтон: издательство Университета Индианы, 2000).

Второй всесоюзный съезд колхозников‑ударников 11‑17 февраля 1935 г. Стенографический отчет [Второй Всесоюзный съезд колхозников-ударников, 11–17 февраля 1935 г. : Стенографический отчет] (М, 1935), 5–6.

Второй всесоюзный съезд колхозников‑ударников 11‑17 февраля 1935 г., 9‑39.

Второй всесоюзный съезд колхозников‑ударников 11‑17 февраля 1935 г., 11‑13.

СЗ 1935, вып.11, ст. 82. На 2-м -м съезде колхозов было добавлено: «т.е. навечно».

Постановление СНК и ЦК от 25 февраля 1935 г. СЗ 1935 г. 18, ст. 139.

Постановление СНК СССР от 7 июля 1935 г. СЗ 1935 г. 34, ст. 300.

См. СЗ, 1935, вып. 37, 48 и 65 ; 1936, вып. 10, 15, 16 и 40 ; 1937, нет. 16.

СЗ 1936, вып. 40, ст. 346 ; для Казахстана : 1937, вып. 4, ст. 7.

Отчет

, 28 сентября.1936 г. в Комиссию партийного контроля (КПК) при ЦК по вопросу о выполнении постановления ЦК и СНК от 19 декабря 1935 г., написано Алексеевым, заместителем представителя КПК в Западной области, ЗКП , Вашингтон, Смоленский партийный архив), WKP 390, l. 327–350.

Я.А. Яковлев, «Из практики работы партийного контроля», Большевик, № 1, с. 6 (1936): 64–77, здесь: 66–68.

М.Снегирев, Задачи и методы учета земель колхозов // Социалистическое сельское хозяйство. 10 (1939): 32–42, здесь 34.

РГАЭ, ф. 9490, оп. 1, д. 115 : Стенограмма консультационного заседания, колхозное отделение

РГАЭ, ф. 9490, оп. 1, д. 115, л. 1‑3.

РГАЭ, ф. 9490, оп. 1, д. 115, л. 4‑9.

Выступление Яковлева перед июньским 1937 г. Пленумом ЦК «О мерах по улучшению семенного материала зерновых культур» // Большевик.13 (1937): 11–19, здесь 17–18.

См., например, «Социалистическое Земледелие», 24, 28 февраля и 21 апреля 1937 г.

Яковлев, «О мерах по улучшению семенного материала зерновых культур», 11–12 ; Постановление СНК СССР от 29 июня 1937 г., СЗ 1937 г., №. 40, ст. 168.

СЗ 1937, ст. 168.

СЗ 1937, ст. 168.

См. Социалистическое Земледелие, 22 и 28 сентября 1937 г.

Постановление СНК СССР от 26 апреля 1938 г., СЗ 1938 г., № 21, ст. 136.

Постановление СНК СССР от 13 сентября 1937 г., СЗ 1937 г. 60, ст. 261.

Социалистическое Земледелие, 14 сентября 1937 г.

Социалистическое Земледелие, 9 января 1938 г.

Справка НКВД от 28 апреля 1938 г. о недостатках весеннего сева 25 апреля 1938 г. // Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание.Документы и материалы в 5 томах. 1927-1939 Трагедия советской деревни: коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в пяти томах. 1927‑1939], т. 1, с. 5 (1937‑1939), ч. 2 (1938‑1939) (М.: РОССПЭН, 2006), док. 47, 113-118.

«Докладная записка от 4 марта 1939 года», подписанная наркомом земледелия Бенедиктовым, по проекту третьей пятилетки // Трагедия советской деревни. 5, часть 2, док. 178, 360–373, здесь 372–373.

Согласно постановлению СНК и ЗК от 10 августа 1939 г.47, ст. 360) зерно из избранных посевных площадей теперь могло быть использовано «после полного покрытия требований посева и обеспечения» для выполнения обязательств по сдаче государству.

См., например, Социалистическое Земледелие, 5 февраля, 5 апреля и 18 мая 1940 г.

Стефан Мерл, Politische Kommunikation in der Diktatur : Deutschland und die Sowjetunion im Vergleich, (Геттинген : Wallstein Verlag, 2012).

Тем не менее, это действительно аргумент, выдвинутый Шейлой Фитцпатрик, см. ее «Крестьяне Сталина: сопротивление и выживание в русской деревне после коллективизации» (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1994), 296–312.

Известия, 6 апреля 1937 г.

Мерл Файнсод, Смоленск при советской власти (Бостон: Анвин Хайман, 1958), 59–61.

WKP (см. сноску 49) 238, л. 211-214, выписка, Протокол заседания Западного обкома, 31 июля 1937 г.

Это типичное явление политической коммуникации в условиях диктатуры, которое можно интерпретировать как «регрессивное обучение», см. Merl, Politische Kommunikation in der Diktatur, 24–25.

Чернов М.А. О введении правильных севооборотов: Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б), Июнь 1937 г. О проведении правильных севооборотов: Речь на пленуме ЦК ВКП(б), июнь 1937 г. // Социалистическая Реконструкция Сельского Хозяйства. 7 (1937): 25–34, здесь 26.

Чернов, «О введении правильных севооборотов…», 26-28, 33.

Донесение, НКВД, 29 января 1939 г., по материалам следствия за 1936-1938 гг., Трагедия советской деревни, т. 1, с.5, часть 1, приложение 2, 550–571.

Донесение, НКВД, 29 января 1939 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 1, приложение 2, 551. О так называемой «вредительской деятельности» в связи с отборными семенами см. там же, 555–558.

Трагедия советской деревни, том. 5, часть 1, приложение 2, 551, 558f., 562-566, 568.

Эйхе, 18 января 1938 г., перед январским пленумом ЦК, Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 3, 31.

См. Мерл, Бауэрн-унтер-Сталин, 234–242 ; Донесение НКВД, 3 января 1937 г., из Оренбургской области, Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 1. док. 5, 77-79.

См. Merl, Bauern unter Сталин, 247-256. О запрещении исключений из колхозов см.: Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 30, 79-81, и док. 42, 100-102.

Постановление СНК и ЦК от 19 апреля 1938 г. о «неправильном распределении доходов в колхозах» // Собрание постановлений и распоряжения правительства СССР.18, ст. 116 ; см. также Мерл, Бауэрн унтер Сталин, 386–391.

Речь Сталина 22 мая 1939 года на пленуме ЦК по вопросам колхозного строительства // Трагедия советской деревни. 5, часть 2, док. 206, 416–424.

Речь Сталина 22 мая 1939 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 206, 417.

Речь Сталина 22 мая 1939 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док.206, 420.

Мерл, Бауэрн-унтер-Сталин, 247–256 и 386–391.

Трагедия советской деревни, том. 5, часть 2, док. 208, 27 мая 1939 г., пункт 5, 427.

Стефан А. Дюдуаньон и Кристиан Ноак, ред., Колхозы Аллаха: миграция, десталинизация, приватизация и новые мусульманские общины в советском царстве (1950–2000-е гг.) (Берлин: Klaus Schwartz Verlag, 2014).

См. Мерл, Бауэрн у Сталина, 191–197 ; М.П. Когтикова, Укрепление землепользования колхозов в 1938‑1941 гг. [Консолидация землепользования колхозов, 1938‑1941] (М.: мс. дис., 1965).

Отчет Госплана от 8 апреля 1938 г. Сталину и др., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 37, 90-97.

Известия, 12 марта 1941 г.; Мерл, Бауэрн у Сталина, 371–417. Годовые отчеты колхозов см.: РГАЭ, ф. 7486, оп. 7.

Постановление СНК и ЦК от 28 дек.1939, СЗ 1940, вып. 1, ст. 3.

Постановление СНК и ЦК от 28 декабря 1939 г., СЗ 1940 г. 1, ст. 3.

См. Мерл, Бауэрн унтер Сталин, 327-417. Кампании с 1935 г. неоднократно подвергали резкой критике задолженность государственных органов перед колхозами.

Merl, Политическая коммуникация в диктатуре. Если Бенедиктов продолжал приписывать многие проблемы деятельности «врагов народа», то он использовал официальный дискурс своего времени.

«Записка от 4 марта 1939 г.», 360–373 (см. сноску 66).

«Записка от 4 марта 1939 г.», 360–373 (см. сноску 66).

Иосиф Сталин, «Neue Verhältnisse — Neue Aufgaben des wirtschaftlichen Aufbaus. Rede auf der Beratung der Wirtschaftler, 23 июня 1931 г., idem, Werke, vol. 13 (Франкфурт/М.: Druck-Verlags-Vertriebs-Kooperative, 1972), 47–72.

«Памятка от 4 марта 1939 г.», 368.

Трагедия советской деревни, том.5, часть 2, док. 187, 384–387.

«Записка, 4 марта 1939 г.», 366–369.

«Записка, 4 марта 1939 г.», 366–369. О директивных вопросах в 1940-1941 гг. по отдельным районам см. ниже, разд. 9, Планы по изменению природы.

Когтикова, Укрепление землепользования колхозов в 1938‑1941 гг.

Об этом см. János Kornai, Economies of Shortage, 2 vol. (Амстердам: Северная Голландия, 1980).

Эйхе, 18 января 1938 г., перед январским пленумом ЦК, Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, 31.

«Записка, 4 марта 1939 г.», 371–373.

«Памятка от 4 марта 1939 г. », 372–373.

НКВД, о весеннем севе, 28 апреля 1938 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 47, 113-118.

НКВД Ежову, 25 июля 1938 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док.72, 171–172.

Рапорт Берии от 23 октября 1938 г. Сталину, Молотову и Ежову, Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 137, 293– 294 ; док. 158 (31 декабря 1938 г.), 326–327.

Госплан об урожае 1939 г., Трагедия советской деревни, т. 1, с. 5, часть 2, док. 246, 500–512, здесь 502–505.

См. В частности, постановление СНК и ЦК от 4 января 1939 г. о расширении озимых посевов и мерах по повышению урожайности с гектара в восточных районах // Трагедия советской деревни.5, часть 2, док. 161, 330–333 ; СЗ 1939, вып. 3, ст. 10.

Von Poletika, «Lagebericht nach Reise im Juli 1941» и «Wirtschaftsstab Ost. Курзес Концепт. Reisebericht 24-27. 7.1941», в W.P. Коллекция фон Полетика, Институт Гувера, Стэнфорд.

Постановление СНК СССР от 5 марта 1940 г., СЗ 1940 г. 5, ст. 149. Соответствующие указы были изданы для ряда экономических районов.

Постановление СНК СССР от 5 марта 1940 г., СЗ 1940 г.5, ст. 149.

Постановление СНК СССР от 5 марта 1940 г., СЗ 1940 г. 5, ст. 149. В связи с этим к 1942 г. в каждом колхозе должны были быть разбиты скверы.

РГАЭ, ф. 7486, оп. 1, д. № 2611, по спору между планировочными проектами НКЗ, СНК, Украины и Комиссии Микояна.

См., например, РГАЭ, ф. 7486, оп. 1, д. 2620 по Смоленской области.

См. РГАЭ, ф.7486, оп. 7, например, д. 141–143 и 173 (1941–1943).

См. Stephan Merl, Steht die Privatisierung der sowjetischen Landwirtschaft bevor? Deutsche Studien, 28, 4 (1990): 289–305.

См. Merl, Politische Kommunikation in der Diktatur, 24–25.

Haut de page

Коллективизация советского сельского хозяйства, 1929-1930 гг. Роберт Уильям Дэвис

В течение межвоенного периода Советский Союз стремился полностью привести свою экономику в соответствие с 20-м веком посредством масштабной кампании индустриализации.Значительные ресурсы направлялись не только на расширение промышленного сектора, но и на модернизацию сельскохозяйственного производства, которое во многом еще сохраняло традиции довоенной царской эпохи. Как советское руководство стремилось сделать это, является предметом книги Р. В. Дэвиса, первого из нескольких томов, посвященных подробному описанию усилий советского руководства по перестройке своей экономики в соответствии со своим идеологическим видением и тому, как оно реагировало на вызовы, с которыми оно сталкивалось при этом. так.

Ключом к этим усилиям была коллективизация советского сельского хозяйства. Как объясняет Дэвис, усилия по усилению контроля в первые годы после русской революции были сорваны последовавшей гражданской войной. В ответ по указанию Ленина советское руководство разрешило крестьянам продавать часть своих излишков. Наиболее успешные из них, известные как кулаки, процветали в 1920-е годы и были главными бенефициарами советских усилий по внедрению тракторов и промышленных товаров в сельское хозяйство.Однако по мере того, как десятилетие подходило к концу, способность советского правительства использовать промышленные товары для оплаты излишков снизилась, что привело к увеличению затрат на содержание растущей промышленной рабочей силы.

Дэвис считает урожай 1928 года переломным моментом в движении к коллективизации. С ростом стоимости зерна растущее большинство в советском руководстве во главе с Иосифом Сталиным восприняло коллективизацию крестьянских хозяйств как средство установления контроля. До этого момента присутствие коммунистической партии в сельской местности было ограниченным, а традиционные крестьянские институты, такие как мир , стали доминирующей формой крестьянского управления. Под руководством Сталина это изменилось: кулаки стали мишенью противников режима, а земля была реорганизована. Хотя эта попытка была публично провозглашена успешной, Дэвис подчеркивает сопротивление, которое вскоре заставило советское руководство задуматься. К 1930 году первоначальная кампания подошла к концу, когда коллективизация значительно продвинулась вперед, но, по мнению Сталина и его подчиненных, все еще не была завершена.

Все это Дэвис детализирует с помощью экономического анализа, который подтверждается множеством статистических данных.Хотя это не всегда дает самое блестящее чтение, тем не менее, он предлагает убедительно подробный анализ проблем, стоящих перед советской экономикой, и влияние политики на деревню. Дэвис не пренебрегает и самими крестьянами, поскольку он использует доступные источники, чтобы проникнуть сквозь пропаганду и узнать их истинное отношение и реакцию. В совокупности это представляет собой книгу не для слабонервных, но, тем не менее, познавательную для всех, кто хочет понять одно из важнейших событий не только российской истории, но и истории современного мира в целом.

Женский опыт индустриализации и коллективизации

‘) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle. setAttribute(«роль», «кнопка») переключать.setAttribute(«табиндекс», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаВариант.classList.remove («расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document. activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (документ.активный элемент) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { вар buyboxWidth = buybox.offsetWidth ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = опция.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить. щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключить.щелчок() } еще { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

От фермы до фабрики: новая интерпретация советской промышленной революции

ВОПРОС об экономических показателях Советского Союза сегодня едва ли менее спорен, чем в разгар холодной войны. В то время как специалисты продолжают спорить о точных цифрах, сегодня все согласны с тем, что при Сталине советская экономика росла быстро, хотя и с огромными человеческими потерями, и что экономический рост не привел к соразмерному повышению уровня жизни. Более того, ревизионисты утверждали, что русская революция прервала то, что должно было стать капиталистическим экономическим взлетом, который позволил бы России вступить в ряды ведущих капиталистических держав. Те, кто находит что-то положительное в советском опыте, рискуют быть демонизированными как апологеты Сталина.

Боб Аллен — выдающийся историк экономики, который лишь недавно ступил на минное поле советской экономической истории, и в этой книге он систематически пытается расчистить путь, утверждая, что российский капитализм до революции не был готов к взлету. Он признает, что коллективизация и террор привели к экономическим, а также человеческим издержкам, но утверждает, что экономические выгоды сталинской индустриализации нейтрализовали эти издержки к концу 1930-х годов. Наконец, он утверждает, что замедление темпов развития советской экономики после 1970 года не было, как принято считать сегодня, присущей советской системе экономического планирования, а было в первую очередь результатом крупных ошибок планирования.Роберт Аллен делает свои выводы не в качестве апологии сталинизма, а на основе компьютерных симуляций, основанных на традиционных, хотя и немодных сейчас моделях экономики развития.

Аллен утверждает, что дореволюционной России не хватало того, что обычно считается институциональными предпосылками для капиталистического развития, так что перспективы ее развития были плохими. Хотя экономический рост за 50 лет до революции был относительно быстрым, к революции источники роста были исчерпаны.Сельское хозяйство достигло уровня производительности в Северной Америке до того, как цены на пшеницу рухнули после 1914 года. Расширение железных дорог исчерпало себя, и не было никаких шансов на то, что защищенная легкая промышленность станет конкурентоспособной на международном уровне. Более того, капиталистическое развитие России не принесло почти никакой пользы городскому и сельскому рабочему классу, усилив классовые конфликты, вспыхнувшие во время революции. Для сравнения перспектив российского капитализма в 20 веке подходят не Япония, а Аргентина или даже Индия.

После военного коммунизма новая экономическая политика (НЭП) стремилась развивать российскую экономику в рамках квазикапитализма. Однако институциональные и структурные барьеры на пути экономического развития России теперь усугублялись неблагоприятной конъюнктурой мировой экономики, так что перспектив развития, ориентированного на экспорт, не было, а низкие внутренние доходы обеспечивали лишь ограниченный рынок сбыта для отечественной промышленности. Без координируемой государством инвестиционной программы советская экономика попала бы в ловушку низкого дохода, типичную для слаборазвитого мира.

В Советском Союзе имелось огромное избыточное сельское население, и у него было мало возможностей для повышения производительности сельского хозяйства, кроме как за счет консолидации чрезмерно раздробленных владений. Очевидная стратегия развития, как хорошо знали советские экономисты, заключалась в переводе избыточного сельского населения на промышленную занятость в городах. Ключевой вопрос заключался в том, как этого добиться. Сталин добился этого жестокой политикой коллективизации, насильственной миграции, принудительных реквизиций и высоких налогов на селе.Аллен считает, что продолжение нэповской политики поощрения рыночных сил в сельском хозяйстве наряду с государственной индустриализацией могло бы дать почти такой же результат при гораздо меньших человеческих затратах, поскольку избыточное население было привлечено к промышленной занятости в городе, а те, кто остался увеличили продажи своей продукции. Аллен утверждает, что капиталистическая экономика не создала бы промышленных рабочих мест, необходимых для использования прибавочной рабочей силы, поскольку капиталисты будут использовать рабочую силу только до тех пор, пока предельный продукт труда превышает заработную плату.Индустриализация, спонсируемая государством, не сталкивалась с такими ограничениями, поскольку предприятия поощрялись к расширению занятости в соответствии с требованиями плана.

Моделирование Алленом альтернативных стратегий в 1930-е годы предполагает, что капиталистическая стратегия развития обеспечила бы очень медленный рост и высокую безработицу, но что сталинская стратегия коллективизации вскоре преодолела бедствия коллективизации и превзошла гипотетическое продолжение политики нэпа наряду с быстрой индустриализацией путем конца 1930-х годов, хотя и ненамного.Другой положительной чертой сталинской стратегии было то, что быстрое расширение образования и рост занятости снизили уровень рождаемости и спасли Советский Союз от демографического взрыва, от которого пострадали многие страны третьего мира.

Сильные результаты стратегии нэпа могут показаться удивительными, поскольку поворот к насильственной коллективизации был сделан в конце 1920-х годов именно потому, что нэп не работал: крестьяне не увеличивали свою продажу в достаточной степени, чтобы прокормить городское население.Однако открытие Аллена в первую очередь связано с его предположением о том, что без коллективизации объем продукции ферм неуклонно рос, так что при моделировании нэпа продукция ферм на 51 % больше, чем при коллективизации, и все еще на 16 % выше в 1939 г. (234): продовольственное снабжение городов составляет гораздо меньшую долю всего сельскохозяйственного производства, чем при коллективизации.

Советская индустриализация основывалась не только на принудительной коллективизации, но и на массовом выделении ресурсов на тяжелую промышленность и армию за счет, как утверждали критики Сталина, уровня жизни населения.Аллен использует моделирование классической модели советского роста Фельдмана, чтобы показать, что инвестиционная стратегия, ориентированная на тяжелую промышленность, вполне совместима с растущим потреблением, и повторно анализирует наилучшие доступные данные, чтобы показать, что после катастрофы коллективизации уровень жизни действительно быстро вырос.

Боб Аллен показывает, что сталинская стратегия работала с чисто экономической точки зрения примерно до 1970 года, когда рост резко замедлился. Он объясняет спад неспособностью системы приспособиться к прекращению избытка рабочей силы, но неудача была не столько в системе, сколько в принятии решений наверху. Растущая доля инвестиционных ресурсов тратилась впустую из-за их отвлечения на нужды вооруженных сил; путем расширения производства энергии вместо экономии на потреблении; вложив значительные средства в Сибирь; и путем переоснащения старых заводов, а не их закрытия и строительства новых мощностей. Однако мы могли бы задаться вопросом, были ли эти ошибочные решения просто субъективными ошибками или они, возможно, не имели более глубоких системных корней. Решения могли быть экономически нерациональными, но для них, как и для многих других экономически иррациональных решений, были веские причины в рациональности советской системы.

Книга Боба Аллена убедительно доказывает превосходство плановой экономики над капиталистической в ​​условиях избытка рабочей силы (что большую часть времени является состоянием большей части мира). Однако его выводы не должны отвлекать внимание от хорошо задокументированных недостатков советской экономической системы, которые обеспечивали порочные стимулы на всех уровнях и приводили к гротескным уровням неэффективности и расточительности. Его книга является свидетельством поразительных достижений советских рабочих, чьи усилия принесли такие впечатляющие результаты, несмотря на их плохое управление и зачастую ужасающие условия жизни и труда.

Большой вопрос, поднятый в книге Боба Аллена, заключается в том, возможно ли примирить преимущества централизованного планирования с демократией и микроэкономической эффективностью. Горбачев считал, что да, но его попытки демократизации и экономической либерализации привели к краху централизованного планирования, так что русский народ просто сменил иррациональность советской системы на иррациональность глобального капитализма. Неспособность Советского Союза достичь провозглашенных им социалистических целей вовсе не означает, что человечество не может сделать мир лучше.

Боб Аллен написал наводящую на размышления книгу, наполненную вдохновляющими идеями и подкрепленную тщательным анализом, которую стоит читать и перечитывать.

Роберт С. Аллен

Расширенный поиск: CQR

Для поиска полной фразы заключите ее в кавычки. Используйте операторы поиска, чтобы сузить поиск: и, или, не, *, w/#.
Советы по поиску

Введите слова или словосочетания:

Поиск: Ключевое слово/весь текст Только заголовки отчетов Только темы

Диапазон дат:
AnytimeOnSinceBeforeBetween MonthMonth январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г. и МесяцМесяц январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г.

Тема:
ЛюбоеСельское хозяйствоИскусство, культура и спортБизнес и экономикаОборона и национальная безопасностьОбразованиеЗанятость и трудЭнергетикаОкружающая среда, климат и природные ресурсыГосударственный бюджет и налогиГосударственные функцииЗдоровьеЖилье и развитиеПрава человекаМеждународные отношенияМеждународная торговля и развитиеПраво и правосудиеСМИЛичностные и семейные отношенияРелигияНаука и технологииОбщественные движенияТранспортСоциальные услуги и инвалидностьS. Конгресс США президент США Верховный суд и судебная системаВойны и конфликты

Искать во всех разделах отчета.
Поиск только в определенных разделах отчета:

(Обратите внимание, что отчеты до 1991 года могут не содержать этих разделов.)

  • Введение
  • Обзор
  • Фон
  • Текущая ситуация
  • Outlook
  • Pro / Con
  • Обсуждение
  • Chronology
  • Королетные функции
  • Bibliography
  • следующий шаг
  • контакты
  •  Сноски
  •  Обновление

Сортировать результаты по: релевантность Дата в алфавитном порядке по названию

результатов на странице: 102550

Коллективизация.

| Блоги курса профессора Куоллса

 

Город Магнитогорск был основан как центр индустриализации, однако, несмотря на неудачи по многим направлениям, он был прогрессивным центром индустриализации. В 1930-х гг. Советский Союз нуждался в промышленности, поэтому план создания промышленных городов был реализован. Подробно в статье Население Магнитостроя: политика демографии Стивена Ккоткина рассуждения, создание и результат Магнитогорска как промышленного города и как «фабрики по переделке людей».… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: Коллективизация., индустриализация, Магнитогорск, Россия, СССР |

В статье Стивена Коткина Заселение Магнитостроя исследуется период индустриализации конца 1920-х — начала 1930-х годов, особенно в отношении недавно построенного промышленного города Магнитострой. Расположенный в отдаленном районе степи, советский режим мобилизовал и вербовал массы, чтобы они приходили и работали в этом фабричном центре. Направленные туда рабочие — смесь квалифицированных рабочих, неквалифицированных крестьян или ссыльных кулаков и сезонных рабочих, отходников — вообще неохотно шли туда, особенно те, кто был отправлен туда с других заводов в городах… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: Коллективизация., индустриализация, Магнитострой, СССР, Сталин, Стивен Коткин |

Строительство Магнитостроя, воображаемого маяка промышленной мощи и микрокосма идеализированного эгалитарного общества, было грандиозным предприятием советского правительства в 1930-х годах, которое вызвало массовые парадигматические сдвиги в демографии, экономике и отношениях между центральной властью и пролетарские массы.Часто иррациональные амбиции большевистского правительства породили множество препятствий, которые часто встречались с довольно парадоксальными схемами в попытке быстро и эффективно распределить человеческие ресурсы… Прочтите остальное здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Tagged Коллективизация. , Раскулачивание, индустриализация, Коткин, Магнитострой, мобилизация, Советский, Сталин, сталинизм |

Хотя вначале Сталин и ЦК утверждали, что необходимо коллективизировать и мобилизовать 25 000 человек, чтобы способствовать управляемой коллективизации в деревне, коллективизация в сельской местности часто становилась подконтрольной местным органам власти.Сами 25-тысячники не имели влияния в этих регионах, потому что эти «сельские конторы» превосходили их числом. Далее, когда члены 25-тысячной партии пытались дать отзыв в Отдел агитации и массовых кампаний ЦК по поводу неясной государственной политики по заготовке семян для посева, их часто отвергали из партии.… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: ЦК, Коллективизация., Раскулачивание, Иосиф Сталин, кулак, сельские органы управления, Двадцатьпятитысячники, Рабочие |

Голод — страшная проблема для каждого государства мира, независимо от его размера или силы. Все нации должны сделать паузу, когда они столкнутся с голодной смертью своего народа. Советская Россия начала 1930-х ничем не отличалась. Иосиф Сталин видел проблему производства достаточного количества продовольствия, чтобы накормить огромную страну, как проблему, которую государство может решить путем коллективизации и индустриализации ферм.Подобно революционерам до него, Сталин обнаружил, что путь вперед должен основываться на научных знаниях и статистике… Прочесть остальное здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: Коллективизация., Россия, СССР, тракторы |

Целью коллективизации в Советском Союзе было объединение отдельных земель и рабочих в коллективные хозяйства. Сталин заявил, что коллективизация политически необходима, Сталин также заявил, что коллективизация должна быть постепенной и добровольной, чего не было в двух вещах.Безземельные крестьяне должны были получить наибольшую выгоду от коллективизации, поскольку они должны были получать равную долю прибыли. Проблема была в том, что большинство крестьян не были безземельными, и они не хотели отдавать свои земли и продавать урожай по минимальной цене, и большинство крестьян против их воли были вынуждены идти на коллективизацию. … Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: Коллективизация., Линн Виола, крестьяне, Сталин |

В стремлении Сталина к коллективизации мы видим разницу между «намерением» и «действительностью».Сталин слишком верил в рабочих, в пролетариат, чтобы успешно провести коллективизацию. Хотя Сталин сначала называл коллективизацию политической необходимостью, которая должна осуществляться постепенно, фактический процесс был далеко не постепенным. То, что должно было стать революцией, построенной с нуля, повлекло за собой немногим более, чем разрушение, и было полностью осуществлено сверху донизу, что является полной противоположностью марксистской идеологии… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: коллективизация., пролетариат, Сталин |

Изначально предполагалось, что коллективизация станет революцией, которая модернизирует и стабилизирует сельское хозяйство и одновременно приведет к разрушению старого порядка. Однако эти грандиозные цели так и не были достигнуты, но почему? Был ли план коллективизации просто навязан неподготовленному населению быстро и быстро? Сталин привел убедительный аргумент в пользу политической необходимости коллективизации. Между растущей опасностью кулачества, необходимостью стабильных хлебозаготовок, чтобы избежать разрушения отношений рабочего класса, и необходимостью поддерживать высокую индустриализацию сигнал о неотложности этого перехода к коллективизации был разослан по всей стране.… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: коллективизация. |

В этой статье о коллективизации ферм после революции следует отметить несколько моментов: мнение ЦК и Сталина о том, что они потеряли контроль над процессом. В деревне явный разлад или разобщенность проявлялись в мышлении и действиях сельских кадров и даже присланных из города для помощи в коллективизации хозяйств, составлявших группу, известную как 25-тысячники.… Остальное читайте здесь

Опубликовано в HIST254-Архив | Метки: коллективизация. |

В 1928 году Иосиф Сталин обратился к необходимости коллективизации зерновых хозяйств и закупки зерна в деревнях по всей советской деревне. Его речь «Хлебозаготовки и перспективы развития земледелия» обрушивается на деревни по всей Сибири, отказывавшиеся сдать государству излишки хлеба.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.