И вальтер: Инна Вальтер — слушать и скачать бесплатно

Содержание

У совладельца Black Star Вальтера Леруссе родилась двойня

11:17, 17.02.2021

Фотографией из роддома счастливый отец поделился в своем микроблоге в Instagram.

Вальтера Леруссе знают как сооснователя и одного из владельцев продюсерского центра и звукозаписывающего лейбла Black Star Inc. После того, как в июле прошлого года Тимати вышел из доли, у руля компании остались Павел Курьянов, более известный как Пашу, и Вальтер. Вчера в семье Леруссе и его жены

Синди произошло радостное событие. Они стали родителями близнецов. Новостью в своем микроблоге в Instagram поделился счастливый отец, заодно сообщив, какие имена они выбрали детям.

Вальтер и Синди Леруссе

«16-02-2021 — меня переполняют эмоции. Добро пожаловать в мир, Токио и Диего. Спасибо, господи, и также за все благодарю свою жену @cindy_la_russe. Все здоровы, и да, они прекрасны! Мои близнецы», — подписал фото из роддома Леруссе (переведено с английского на русский — Прим. ред.). Вальтера поздравили музыканты лейбла Наzима, Natan, Мот, Миша Марвин и другие, а также 61-летняя мать Тимати. «Ураааа!!! Поздравляю!!! Здоровья, здоровья, здоровья малышам и маме!!!» — прокомментировала публикацию Симона Юнусова (орфография и пунктуация автора даны без изменений. — Прим. ред.).

Добавим, что у Леруссе уже есть двое детей: Энцо и Тьяго. Что касается семейного статуса коллеги Вальтера Пашу, то он состоит в браке с экс-артисткой лейбла

Анной Ивановой, более известной как Ханна. В 2018 году у пары родилась дочь Адриана. У Тимати, напомним, есть годовалый сын Ратмир от Анастасии Решетовой, с которой он расстался осенью прошлого года, и шестилетняя дочь Алиса от предыдущей избранницы музыканта Алены Шишковой.

Пашу и Ханна с дочерью Андрианой

Добавим, что расставание Тимати с Black Star после 14 лет сотрудничества прошло без скандалов. После выхода из состава совладельцев рэпер в своей публикации в микроблоге в Instagram поблагодарил бывших коллег за годы работы. Он подчеркнул, что бизнесмены смогли добиться успеха и вошли в историю как люди, у которых получилось создать «бизнес-империю». 37-летний артист заметил, что не планирует наслаждаться тем, что уже заработал, и собирается поставить перед собой амбициозные цели и добиваться их.

Так, несмотря на то, что Тимати не имеет больше никакого отношения к артистам Black Star, он может выступать под собственным сценическим именем и исполнять весь свой репертуар. Также музыкант сохранил свои учредительные доли и права в проектах «Блэк Стар Бургер», «Блэк Стар Картинг», «Блэк Стар Карвош». А компании «13 Барбершоп и Тату», «13 Бьюти» и «Блэк Стар Фитнес» полностью перешли рэперу. Добавим, что незадолго до выхода из Black Star, Тимати зарегистрировал новую компанию под названием «Ракета». Фирма будет также связана с музыкальной индустрией. Причем исполнитель планирует заниматься не только новыми артистами, но еще и организацией концертов и рекламными агентствами. Примечательно, что прошлым летом рэпер с братом

Артемом открыли свой семейный ресторан, меню которого состоит из блюд из жареной курицы. Проект был задуман еще в 2018 году, и все это время он разрабатывался.

Тимати, Пашу и Вальтер

Отметим, что после выхода Тимати из Black Star Пашу, который знает его еще с подросткового возраста, заявил, что лейбл сильно стеснял возможности рэпера. По словам бизнесмена, процессы требовали постоянного участия в них музыканта, коллеги предъявляли к нему требования, но исполнитель решил сконцентрироваться на своем творчестве. Вместе с тем директор Black Star признался, что ему тяжело было прощаться с Тимати, однако и в его уходе есть большие плюсы. «В поисках выхода замены лица компании у нас получилось найти новый путь развития Black Star как бренда», — заявил Пашу в YouTube-шоу

«Ковальский».

Читайте также:

Перед уходом из Black Star Тимати зарегистрировал новую компанию

Пашу заявил, что Black Star мешал Тимати заниматься собой

Ханна опровергла слухи, что добилась успеха благодаря своему мужу Пашу

В этот день родились Ганс Андерсен и Вальтер Запашный

(Казань, 2 апреля, «Татар-информ»). Ганс Христиан Андерсен родился 2 апреля 1805 года в г.Оденсе на о.Фюн (Дания). С раннего детства Ганс часто мечтал и «сочинительствовал», ставил дома спектакли. Любимой его игрой был кукольный театр.

Всемирную известность принесли автору сказки «Гадкий утенок», «Принцесса на горошине», «Дикие лебеди», «Дюймовочка», «Русалочка», «Снежная королева» и многие другие, на которых выросло не одно поколение детей во всем мире. Еще при жизни писателя они были переведены на многие языки, в том числе и на русский. 

В 1875 году, 4 августа, Ганс Христиан Андерсен скончался. Его похоронили в Копенгагене, на кладбище Ассистэнс.

***
Эмиль Золя родился 2 апреля 1840 года в г.Эксе, в Провансе. Когда Эмилю было 6 лет, умер его отец. Детство и юность мальчика прошли в нищете, а когда Эмилю исполнилось 18 лет, он вместе с матерью перебрался в Париж.

Золя стал одним из самых значительных представителей реализма 2-й половины XIX века. Он стоял в центре литературной жизни Франции последнего тридцатилетия XIX века и был связан с крупнейшими писателями этого времени. 

Скончался Эмиль Золя в Париже 29 сентября 1902 года, отравившись угарным газом.

***
Вальтер Михайлович Запашный родился 2 апреля 1928 года в Москве, в семье, принадлежащей знаменитой цирковой династии укротителей, вольтижеров, акробатов и гимнастов, которая берет свое начало с 1882 года.

В отличие от своего отца, дрессировщик с детства готовил своих сыновей к цирковой карьере, и они сейчас достойно продолжают его дело.

В 70 лет он уже не выступал, но до конца своих дней оставался художественным руководителем труппы «Братья Запашные». 

Умер Вальтер Запашный 27 августа 2007 года в Москве и похоронен на Троекуровском кладбище.

***
Олег Леонидович Лундстрем родился 2 апреля 1916 года в Чите, в семье преподавателя физики. В 1921 году семья переехала в Харбин (Манчжурия), куда отца пригласили на работу. Там после окончания коммерческого училища в 1932 году Олег поступил в Политехнический институт и одновременно в музыкальный техникум, который окончил по классу скрипки в 1935 году.

Легендарный музыкант, признанный в мире мэтр джаза, Лундстрем широко известен как композитор, дирижер и аранжировщик. Он считал язык джаза современным «эсперанто», ломающим любые социальные и политические предрассудки, сближающим людей и дающим возможность общения и диалога. 

Умер бессменный глава старейшего в мире джазового оркестра 14 октября 2005 года в Москве.

По материалам Calend. ru

***Рф

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Петербургский диалог (139008)

Под патронажем Фонда «Петербургский диалог» в здании старого берлинского аэропорта Темпельхоф открылась выставка проекта, представляющего современное искусство Европы, «Многообразие. Единство». О проекте рассказывают главные кураторы — Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи, и Вальтер Смерлинг, председатель немецкого Фонда искусства и культуры.

Европейское изобразительное искусство отражает все многообразие проекта «Европа»: в поисках идентичности, противоречиях, сомнениях, рисках и возможностях, которые вновь и вновь возникают перед нами в настоящем и будущем. Искусство обладает способностью действовать как катализатор интеграции и диалога. Продемонстрировать это свойство искусства и есть основная задача выставки «Многообразие. Единство». Мы, группа из 11 кураторов, поставили перед собой цель исследовать художественный облик Европы и попытаться осмыслить современный общеевропейский художественный ландшафт, открывшийся после падения железного занавеса.

«Многообразие. Единство», разумеется, не первая попытка составить представление о Европе путем анализа изобразительного искусства. Ее предшественницами был ряд крупнейших выставок, прошедших в том числе в Германии и России. Каждая по-своему внесла существенный вклад в освещение проблемы ответственности культуры за художественную жизнь Европы.

Зельфира Трегулова

Проект «Многообразие. Единство» представляет собой новую попытку в новых условиях. Спустя 75 лет после окончания Второй мировой войны и 30 лет после падения Берлинской стены политические отношения в корне изменились. Мир находится в процессе тектонических сдвигов. Критерии взаимоотношений Европы с Америкой, Африкой и Азией постоянно обновляются, равно как и внутриевропейские отношения. С точки зрения географии Европа состоит из 40 государств, каждое из которых следует своим интересам, при этом преследуя как общие, так порой и несовместимые цели. В свое время Европа была определена как «Проект без границ» (Эдгар Морен) и «Братство по несчастью» (Бруно Бауэр) — сегодня очевидно, что общие проблемы больше сближают нас, чем общие радости.

Вальтер Смерлинг

Поэтому смыслом нашей выставки является ответ на вопрос о сегодняшней Европе. Что является европейскими ценностями? Что они значат для нас? На каких предпосылках зиждется единство Европы? Насколько надежны солидарность, уважение и взаимная терпимость? 90 художниц и художников, творческих дуэтов и коллективов со всей Европы изложили свой взгляд, формулируя и комментируя эти и другие вопросы. Выставка не дает универсального ответа — она фокусирует внимание на важных в исторической перспективе и актуальных темах: свобода и достоинство, демократия и уважение, политическая и личная идентичность, миграция, внутренний ландшафт, гендерная проблематика и равенство, национальность и территориальность, геополитические и социальные конфликты. Выставку «Многообразие. Единство» следует понимать как эссе, а не энциклопедическое изложение. На концепцию выставки повлияли сами художники, большинство из которых создали новые работы специально для этого показа и участвовали в его обсуждении. Структура выставки во многом сложилась благодаря этому мощному взаимодействию. Кураторская концепция опирается на принцип свободы содержания, который обеспечивает художникам неограниченное пространство для раскрытия своих идей.

Сделав выбор в пользу именно этих авторов, мы хотели бы внести свой вклад в размышления о настоящем и будущем Европы во всем ее многообразии и представить точки зрения художников, произведения которых обогащают эту дискуссию. Европа — это не только Брюссель и Страсбург, это не просто общность, руководствующаяся политическими интересами и экономическими целями. Европа — один из важнейших центров мирового искусства. В этом были убеждены немецкие художественные критики и писатели Карл Эйнштейн и Пауль Вестхайм, издавшие в 1925 году «Европа-альманах», в котором возможность выразить свою точку зрения или опубликовать свои произведения была предоставлена художникам, писателям, поэтам, архитекторам, музыкантам, актерам и представителям других видов творческих профессий из европейских стран: от Франции до России, от Швеции до Румынии.

Тогда еще женщины и меньшинства совершенно несправедливо были представлены весьма незначительно, и эта проблема окончательно не преодолена до сих пор.

Английский историк Йен Кершоу, описывая историю Европы в своей книге «Roller-Coaster. Europe 1950–2017», сводит старую метафору ярмарки, введенную поэтом Германом Казаком, к образу экстремального аттракциона вертикальных горок, описывая развитие континента после окончания противостояния Восток—Запад. Поскольку время, в которое живешь, анализировать сложнее, чем прошлое, то вполне правомерно описать нашу действительность как участие в экстремальном аттракционе. Мир стоит перед огромными вызовами: глобальное потепление, пандемия, миграции. Эти проблемы касаются в том числе и Европы, угрожая ее целостности и единству. В разных странах усиливается националистическая и изоляционистская политика, популисты становятся все более влиятельной силой, пропагандируются решения, которые кажутся обманчиво простыми, а на деле осуществляются, как правило, за счет меньшинства. Проект «Многообразие. Единство» стремится продемонстрировать, как художники реагируют на кризис, как противопоставляют рутине будней поэтический образ надежды. Ведь мы живем в тревожную, но одновременно увлекательную эпоху.

В тесном сотрудничестве, сопровождавшемся многочисленными оживленными дискуссиями, кураторы выбрали 90 художниц и художников из 35 стран к участию в этом проекте. Они представляют разные поколения. Наряду с такими состоявшимися и успешными авторами, как Эйя-Лииза Ахтила, Маурицио Каттелан, Ринеке Дейкстра, Олафур Элиассон, Гилберт и Джордж, Мона Хатум, Илья и Эмилия Кабаковы, Ансельм Кифер, Аннет Мессаже, Герхард Рихтер, Недко Солаков или Люк Тюйманс, выступают более молодые: Андреас Ангелидакис, Яэль Бартана, Ольга Чернышева, Александра Доманович, Констан Дюлларт, Пиа Фриз, Ане Графф, Петрит Халилай, Алисия Кваде, Крис Лемсалу, Катя Новичкова или Адам Сакс. Все участницы и участники выставки были вовлечены в создание концепции, в большинстве случаев они либо представили новые работы, либо изменили прежние. В конечном счете из этого не возникло иерархической конструкции или последовательного нарратива, скорее открытое поле, которое, как грибница, разрастается в пространстве, образуя скопления смыслов. Были выделены парные понятия: диалоги и дневники, память и конфликт, будущее и просвещение, границы и рамки, образы природы и образы мыслей, действие и абстракция, кризис и сопротивление, мечты и демократия, сила и равенство — все они образуют ассоциативные пространства, в которых возможен диалог произведений художников.

Эти диалоги красной нитью проходят сквозь выставку, метафорически воплощая различные особенности европейских ландшафтов — в географическом, ментальном и интеллектуальном смыслах. Темы, которым посвятили себя художники,— это демократия и цензура, личная и политическая идентичность, территориальная принадлежность и значение границ, зависимость от экономики и общественные противоречия, история и религиозные конфликты, окружающая среда и экология, миграция и насилие — и снова, и снова вопросы ответственности Европы за Европу. Выставка показывает, что проект «Европа» и проект «Искусство» имеют одно общее свойство — хрупкость.

В начале экспозиции мы видим инсталляцию Люси + Хорхе Орта, состоящую из палаток и флагов, одновременно символизирующих территориальность и кочевничество — поэтизированный образ транснациональности и ответственного отношения к природе. Здесь же, на входе, интерактивная инсталляция Андреаса Ангелидакиса демонстрирует возможности вовлечения в демократические процессы и важность общественного высказывания. Он приглашает публику потренироваться самим в демократии с помощью диспута и напоминает о рожденном в Европе завоевании — привлекать народ к принятию решений, которые касаются каждого. С инсталляцией Ангелидакиса соседствует работа Дана Пержовски, имеющего болезненный опыт диктатуры в Румынии. Он в ироническом ключе рассуждает о роли средств массовой информации как одного из столпов общества и ставит вопрос об их ответственности за объективное отражение реальности. Оба художника определяют общественное пространство как формируемое народом (греч. «demos»). Прямо напротив Моника Бонвичини показывает инсталляцию из трубчатых люминесцентных ламп, воплощающую двойной смысл понятия «просвещение»: просвещение, освещение и прозрачность как предпосылки жизнеспособного общества.

Инсталляция Моны Хатум привлекает внимание к системе веса и противовеса, которая очевидна лишь в сравнении баланса, в то время как Шейла Камерич предупреждает об опасности для свободы, покрывая световую скульптуру Liberty шипами. Патрисия Карсенхаут, художница голландско-суринамского происхождения, исследует проблемы угнетения и эксплуатации в истории европейского колониализма. В своей инсталляции она обращается к христианской традиции покаяния и заостряет внимание на современных социально-политических процессах. Произвольность разграничения территорий моделируется в лирическом фильме Марции Мильоры с названием, содержащим игру слов,— Fil de seida (шелковая нить или линия границы), и в работах Яна Свенунгссона. Свенунгссон размышляет над изменением политического ландшафта Европы после падения железного занавеса, вступления новых государств в Европейский союз или «Брексита», опираясь на топографические карты, которые он раз за разом произвольно воспроизводит. Он допускает сознательные ошибки, и границы Европы начинают трансформироваться и искажаться. Его способ восприятия политики насилия перекликается с серией картин Герхарда Рихтера, который тоже обращается к теме отчуждения. Накладывая живопись поверх снимков из личного фотоархива, он изображает надломленную Европу и ставит вопрос о реальности: что есть интерпретированная действительность? Является она лишь точным воспроизведением реальности или же абстрактным представлением, которое демонстрирует зрителю художник? Искусство Рихтера показывает, что и то и другое неизбежно взаимосвязано и что взгляд художника имеет решающее влияние на наше восприятие мира. Сам Рихтер определяет искусство как «высшую степень надежды».

Представление о Европе как развитом культурном пространстве, в котором на равных условиях существуют единство и многообразие, одновременно является и реальностью, и утопией. Европа — это идея, питающаяся как от прошлого, так и от будущего, это постоянно видоизменяющийся проект. Этой мысли посвятили себя Ян Пеймин с серией о Наполеоне и Ансельм Кифер, который сам о себе говорит, что он одновременно проживает и прошлое, и будущее. В инсталляции «Зимний путь» Кифер подвергает критическому изучению наследие немецкого романтизма и эпохи Просвещения, располагая их между двумя полюсами, на одном из которых — мадам де Сталь, а на другом — превратившаяся в террористку немецкая журналистка Ульрика Майнхоф. Становится очевидным, что разум может обернуться насилием, а чувство — лязгающим железом милитаризмом.

Наше прошлое и будущее, а также природа и творчество представляют собой противоположные полюса, между которыми простирается сущность мира.

И если искусство в принципе не имеет границ — корни его в месте происхождения, в личном опыте, во внутренних и окружающих ландшафтах. И с этим сталкиваются художники, когда они, например, рассматривают лес как метафору общественных отношений. Работы Гошки Мацуга и Олафура Элиассона представляют две противоположности: Мацуга бескомпромиссно иллюстрирует ущерб, нанесенный природе, а Элиассон создает духовное пространство, которое будто бы нейтрализует наше воздействие на природу. Катя Новичкова исследует в своей скульптуре сложную борьбу глобализации и окружающей среды. В пору, омраченную коронавирусным кризисом, художницу занимает вопрос, как несущие инфекцию микроорганизмы распространяются сквозь национальные границы и политическую пропаганду.

Из диалогов художников на выставке следует: есть другая Европа помимо той, которую мы знаем из новостей политики, науки и экономики. «Многообразие. Единство» — это не выставка достижений, а попытка сопоставить различные образы мира и пересмотреть границы. В каждой личности сохраняются след происхождения и пройденный путь. Кристиан Болтански сказал перед выставкой: «В моем сознании есть частичка греческая, частичка корсиканская, частичка татарская и маленькая часть еврейской Украины. Это составляет мою сущность, и я не думаю, что в мире есть кто-то, в ком не обнаружилась бы похожая смесь в виде самых разнообразных этнических групп и национальностей». Подобные высказывания имеют под собой основу, они доказуемы, но это не делает искусство менее безграничным. Норвежский художник Христиан Крог (1852–1925) давно уже заметил: «Все хорошее искусство национально, а все национальное искусство плохое».

Выставка «Многообразие. Единство» выявляет возможности самых разных представителей европейской культуры, оставивших национализм далеко позади. Вместо этого на первый план выдвигается отдельная личность, подчеркиваются такие ценности, как открытость, терпимость, человеческое достоинство, свобода, справедливость, мир и уважение к другим. Выставка освещает различные аспекты поиска идентичности, в процессе которых сознательно обыгрывается разность позиций. Как мы определяем свою принадлежность? «Многообразие. Единство» призывает нас осознать идентичность как незамкнутую систему, допускающую постоянное взаимообогащение. Без многообразия нет единства, и без единства немыслимо многообразие. Или, говоря словами Гюнтера Юккера, «искусство не может спасти людей, но средствами искусства можно наладить диалог, призывающий людей к бережному отношению».

Группа кураторов: Саймон Бейкер, Фаина Балаховская, Кей Хеймер, Понтус Киандер, Камилла Морино, Иоханна Нойшеффер, Анне Шванц, Хильке Вагнер, Питер Вайбель.


Ефрем Барышев и Вальтер Скотт. Из комментария к некрологу И. А. Гончарова «Е. Е. Барышев» — Пушкинский Дом

Журнал «Русская литература». 2021. № 2

Russkaia literatura. 2021. № 2

DOI: 10.31860/0131-6095-2021-2-19-54

Александра Владимировна Романова
научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН

Aleksandra Vladimirovna Romanova
Researcher, Institute of Russian Literature (Pushkinskij Dom), Russian Academy of Sciences

[email protected]

EFREM BARYSHEV AND WALTER SCOTT EXCERPTS FROM THE COMMENTARY TO I. A. GONCHAROV’S OBITUARY «E. E. BARYSHEV»

В статье, написанной при подготовке комментария к некрологу И. А. Гончарова «Е. Е. Барышев» (1881), раскрыты обстоятельства работы братьев Ивана и Ефрема Барышовых над переводами романов Вальтера Скотта для предпринятого А. А. Краевским в середине 1840-х годов многотомного издания.

Ключевые слова: И. А. Гончаров, Е. Е. Барышев, И. Е. Барышев, А. А. Краевский, Г. Ф. Головачев, романы Вальтера Скотта, некролог «Е. Е. Барышев», комментарий, письмо, эпистолярий, архивные материалы, перевод, биография.

The article is written in course of the work on the commentary to the obituary by I. A. Goncharov, «E. E. Baryshev» (1881). The circumstances of the work of the two brothers, Ivan and Efrem Baryshev, on the translations of Walter Scott’s novels for the multivolume publication by A. A. Kraevsky in the mid-1840s are outlined.

Key words: I. A. Goncharov, E. E. Baryshev, I. E. Baryshev, A. A. Kraevsky, G. F. Golovachev, novels by Walter Scott, obituary «E. E. Baryshev», commentary, letter, epistolary, archival data, translation, biography.

Список литературы

1. Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: [В 13 т.]. М., 1956. Т. 11.
2. Долинин А. А. История, одетая в роман: Вальтер Скотт и его читатели. М., 1988.
3. Лермонтовская энциклопедия. М., 1981.
4. Охотин Н. Г. Барышев Ефрем Ефремович // Русские писатели. 1800–1917: Биографический словарь. М., 1989. Т. 1.

References

1. Belinskii V. G. Poln. sobr. soch.: [V 13 t.]. M., 1956. T. 11.
2. Dolinin A. A. Istoriia, odetaia v roman: Val’ter Skott i ego chitateli. M., 1988.
3. Lermontovskaia entsiklopediia. M., 1981.
4. Okhotin N. G. Baryshev Efrem Efremovich // Russkie pisateli. 1800–1917: Biografi cheskii slovar’. M., 1989. T. 1.

Без Вальтера Скотта не было бы ни Пушкина, ни Толстого — Российская газета

Сегодня исполняется 245 лет великому шотландскому поэту и прозаику, основоположнику исторического романа сэру Вальтеру Скотту. Юбилей не круглый. Настоящие торжества в его честь пройдут через пять лет. Но и сегодня вспомним об этом могучем писателе, памятник которому в его родном Эдинбурге является самым большим на земле монументом какому бы то ни было писателю вообще - общая высота почти 62 метра.

Вальтер Скотт и Роберт Бернс - две главные литературные звезды Шотландии. Поскольку мы, русские, с нашей литературной гордыней, любим проводить патриотические параллели, то можно сказать, что Бернс - это шотландский Пушкин, а Скотт - шотландский Толстой. Шотландцы - народ гордый, но маленький. Если бы Шотландия сегодня являлась самостоятельным государством, на что она от времени до времени претендует, то по численности населения (чуть больше 5 миллионов, меньше трети официально учтенного населения Москвы) она заняла бы 113-е место в мире. Ко времени рождения и Бернса (1759), и Скотта (1771) Шотландия утратила независимость - шотландский парламент был распущен после "Акта об унии" 1707 года, создавшего единое Королевство Великобритании. И вот назовите мне другой немногочисленный этнос, который бы триста лет назад утратил свою государственную независимость и после этого породил двух гениев. Но если о мировом значении Бернса еще как-то можно спорить (только не у нас в России, где благодаря переводам Маршака Бернса признали за "шотландского Есенина" и распевают песни на его стихи во время застолий и возле походных костров), то всемирное значение исторических романов Скотта ни малейшему сомнению не подлежит. Исторический роман, один из самых популярных литературных жанров, родился в маленькой, но очень гордой Шотландии.

Справедливости ради заметим: настоящая мировая популярность пришла к Скотту, когда после целого ряда романов о шотландской истории (самые известные "Пуритане" и "Роб Рой") он обратился к истории Англии. Роман "Айвенго" (1819) принес Скотту поистине сенсационный успех - первые 10 000 экземпляров были распроданы за две недели. Это были невероятные продажи для начала XIX века! Какой там Борис Акунин с его сотнями тысяч или Джоан Роулинг с ее десятками миллионов! Ни о какой всеобщей грамотности, а тем более "восстании масс" в культуре в то время речи не шло, и десять тысяч экземпляров книги, проданные за две недели, - был феноменальный успех! Для справки: первый исторический роман Скотта "Уэверли" (1814) вышел первым тиражом всего 1000 экземпляров (кстати, таким же был и первый тираж книги Джоан Роулинг "Гарри Поттер и философский камень".) Он тоже был мгновенно раскуплен, и такого успеха до этого не знала ни одна книга в мире - за исключением Библии, конечно.

Сравнение Скотта с Библией в данном случае корректно. Так Пушкин писал жене из Болдина: "Читаю Вальтер Скотта и Библию". Влияние Библии на Пушкина неоспоримо. Но также неоспоримо влияние на него "шотландского чародея", как сам Пушкин называл Скотта. Ведь "Капитанская дочка" написана не просто в историческом жанре, но в приключенческом ключе. А ведь это Скотт первым стал воспринимать историю "домашним образом" (тоже выражение Пушкина в заметке о Скотте), без лишней "важности" и торжественности. Погружаясь в романы Скотта, мы не чувствуем, чтобы нас "грузили" Историей. Мы переживаем ее как интересные приключения с интересными живыми людьми. И это правильно. В конце концов, мы сами постоянно живем в Истории. И кто сказал, что взятие Трои - событие более важное, чем возникновение Интернета.

Его памятник является самым большим монументом какому бы то ни было писателю в мире

Собственно, это и породило огромную популярность романов Скотта сначала в Англии, затем во всей Европе и, наконец, в России. У нас он стал известен еще при жизни (умер в 1832 году), в 20-е годы XIX века. Его влияние на русских писателей переоценить нельзя. Без Скотта не было бы ни Загоскина, ни "исторического" Пушкина, ни Гоголя с его "Тарасом Бульбой", ни Толстого с его "Войной и миром". Впрочем, Толстой пошел дальше Скотта. Он скрестил исторические события с глубоко частными семейными историями, что у Пушкина и Гоголя было только намечено, но еще не развито. Измена Наташи Ростовой Андрею Болконскому или женитьба на ней Пьера приобрели такую же "важность", как Бородинская битва или пожар Москвы. Поэтому в перспективе Толстой победил Скотта: лучшим историческим романом сегодня является "Война и мир", а не "Айвенго".

Но это еще ничего не значит. Во всем мире - и в России тоже - "Айвенго" переиздается ежегодно. В этом году уже вышло два переиздания - в "Вече" и "Азбуке". В 2015 году - три, в "Азбуке", "АСТ" и "Эксмо". В 2014-м - четыре. И это без учета региональных издательств, которые традиционно печатают старого доброго Вальтера нашего Скотта в расчете на легкий доход.

Одно из объяснений этому следующее. Именно Скотт в разгар эпохи Просвещения вдруг породил интерес к Средним векам. К мрачному, но и захватывающему их антуражу. Потом это назовут умным словом "неоготика". Так что сегодня, когда вы читаете все эти "средневековые" "фэнтези", смотрите "Звездные войны", где космонавты сражаются почему-то на мечах, или "Игру престолов", - то знайте, что по-хорошему часть прибыли от этих коммерческих "шедевров" нужно бы перечислять в какой-нибудь Фонд им. Вальтера Скотта.

Потому что за "ноу-хау" тоже надо платить.

Тем более что будучи автором первых в мире бестселлеров и первым писателем-миллионером, он в конце жизни все-таки разорился и жил, как наш Достоевский, работая без устали на издателей, чтобы покрыть свои долги. Я же говорю: наш был человек!

Умберто Эко и Вальтер Скотт – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Т. Г. Лазарева

ВОЗВРАЩЕНИЕ К РОМАНУ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ: УМБЕРТО ЭКО И ВАЛЬТЕР СКОТТ

Статья посвящена сравнительному анализу предисловий к двум романам о Средневековье («Айвенго» и «Имя розы»), написанных Вальтером Скоттом и Ум-берто Эко несколько лет спустя после появления произведений в печати. Совпадение точек зрения и параллели в рассуждениях писателей о принципах построения исторических романов, разных по художественному методу, объясняются поставленными задачами и характером материала.

Ключевые слова: средневековый рыцарский роман, рыцарство, космологическая структура, семиотический роман.

T. Lazareva

RETURNING TO THE NOVEL ON THE MIDDLE AGES: UMBERTO ECO AND WALTER SCOTT

A comparative analysis of Introductions for two novels on the history of the Middle Ages (Walter Scott's Ivanho and Umberto Eco 's Noma Della Rosa) is given. The Introductions were written some years after both novels had been published. Though the writers be-

long to different historical periods and literary methods there is a coincidence in their views and ideas on the principles and structure of a historical narration which can be explained by the authors' objectives and the nature of the used materials.

Keywords: medieval chivalry novel, chivalry, cosmological structure, semiotical

novel.

Имена Умберто Эко и Вальтера Скотта поставлены в один ряд не случайно, несмотря на стопятидесятилетний разрыв во времени их жизни и творчества. Сближает двух романистов то, что они не только создали чрезвычайно популярные романы на средневековые сюжеты, но и попытались осмыслить результаты своей работы при повторном обращении к ней.

В начале XIX века влияние Вальтера Скотта на структуру исторического романа в Европе было, по мнению М. Альтшулера, непреодолимым [1, с. 159-171]; см. также: [2, с. 11]. В течение полутора веков в литературе сменилось несколько художественных методов, включая постмодернизм, которые неизбежно должны были увести жанр романа от его традиционного вида. Удивительно, однако, что оба автора, при всем различии подходов и задач, стоящих перед ними, размышляют над одними и теми же вопросами. Возникает вопрос: почему?

В отечественном литературоведении последнего времени, когда говорят об историческом романе, принято ссылаться на Умберто Эко, особенно на последнюю главу его «Заметок на полях "Имени розы"» (1984). В этой главе он дает характеристику трех видов исторического романа.

Первый вид — это жанр romance, в разряд которого У. Эко включает все романы от бретонского цикла до Толкиена, в том числе и готические. Он считает, что в таких романах прошлое используется как «антураж», как предлог для изложения, в котором воображению предоставлена полная свобода. Главное,

чтобы в романе не упоминалось о «сейчас» и «здесь» даже аллегорически, действие может быть сколь угодно удаленным во времени. «Romance» — это повесть о «где-то»* — и «когда-то».

Второй вид — это «роман плаща и шпаги» в духе Дюма. В таких романах прошлое узнаваемо. Эта узнаваемость обеспечивается реальными историческими персонажами, которые в романе совершают действия, незафиксированные историческими документами (интриги, клятвы, сотрудничество с не известными истории людьми), но и не противоречащие им. «Эти исторические персонажи должны соответствовать данным историографии и делать то, что они действительно делали». В случае с Дюма это осада крепости Ларошель, любовная связь герцога Бэкингемского с Анной Австрийской, переговоры с Фрондой. В обстановку так называемой «подлинности» помещаются и выдуманные люди, которые действуют согласно общечеловеческим мотивировкам, естественным и для людей других эпох (люди с характером Д'Артаньяна жили и в XV и в XVII веках).

К непосредственно историческому роману У. Эко относит повествования, в которых не обязательно должны быть реальные исторические фигуры. Однако любое действие, по мысли автора, может быть совершено персонажем только в данной стране и в данное время. «Все поступки героев необходимы для того, чтобы мы лучше поняли историю — поняли то, что имело место на самом деле. События и персонажи выдуманы», но о стране соответствующего периода они рассказывают то, «что исторические кни-

ги, с такой определенностью, до нас просто не доносят». Выдуманные персонажи должны думать и говорить именно то, что думали и говорили реальные люди, жившие в данной стране в данное время [5, с. 85-88].

В качестве примера произведения третьего типа У. Эко разбирает собственный роман «Имя розы» (1980). Хотя он в своих «Заметках» не упоминает о Вальтере Скотте, его имя неизбежно приходит на ум. Конечно, нельзя сравнивать постмодернистский роман на историческую тему с историческим романом в период становления жанра. Связь между названными авторами возникает не прямая, а косвенная — через Алессандро Мандзони, к роману которого («Обрученные») У. Эко отсылает своих читателей. Ему он якобы следовал как образцу.

Оставляя в стороне эту лукавую подсказку постмодернистского писателя, отметим, что великий итальянский романтик Мандзони испытал на себе огромное влияние Вальтера Скотта. Конечно, сюжетная структура «Имени розы» даже отдаленно не напоминает схемы исторического романа, разработанной основателем жанра и отмеченной Пушкиным как «приключения влюбленной пары на фоне широко описанных исторических событий». Значительная часть текста У. Эко представляет собой размышления и умозаключения; действие происходит внутри ограниченного пространства — в стенах монастыря, что совсем не соответствует традиционному представлению об историческом романе [3, с. 650-659]. Тем не менее, читая размышления В. Скотта и У. Эко о принципах создания средневековых романов, наталкиваешься на удивительные параллели.

Вальтер Скотт начал осмысливать принципы жанра, в котором написал самый известный свой роман «Айвенго», одиннадцать лет спустя после опубликования; Умберто Эко написал свои «За-

метки» через четыре года после опубликования «Имени розы» и двух лет молчания.

Первая параллель, которую можно выделить в размышлениях двух авторов, — это намерение рассказать о... Ее можно назвать интенциональной.

В качестве предыстории романа «Айвенго» следует отметить, что в 1814 году, заканчивая первый том «Уэверли» и еще не приступив ко второму тому, Скотт пишет «Эссе о Рыцарстве» как Приложение к энциклопедии «Британни-ка» в издательстве Констебля. Вышла работа в 1818 году. В декабре 1819 года в свет выходит «Айвенго». Близкое временное соседство научной работы и художественного произведения на одну и ту же тему — из истории рыцарских времен — явно неслучайно, и их следует рассматривать во взаимосвязи.

Во вводной части своего «Эссе» Скотт отмечает, что основные законы рыцарского ордена, его правила и обычаи уже давно устарели, но «влияние их до сих пор можно проследить в европейских нравах». Всякому образованному человеку, полагает шотландский романист, нужно знать, что установления рыцарства сыграли в истории человечества «такую же огромную роль при переходе от стадии дикости и варварства к цивилизации, как и введение христианства» [7, р. 195-262]. Свою работу Скотт разделил на три части, неодинаковые по объему, с разной степенью полноты рассказывающие о причинах появления «военного ордена» (рыцарства. — Т. Л.), резко отличающегося от воинственных организаций древних народов, о его структуре и функционировании, о его развитии и упадке.

Скотт был убежден, что рыцарство оказало огромное влияние на политическое состояние Европы, на нравы всех слоев населения, и считал непозволительным оставлять своих соотечествен-

ников невежественными в этом вопросе. Поэтому основные положения своего исторического труда он воплотил в художественные образы романа.

Если провести небольшое статистическое исследование романа «Айвенго», то результаты его окажутся более чем любопытными: на 44 главы приходится восемь глав с описаниями турниров (в Эш-би, после взятия крепости Сен-Жан Д'Акр), шесть глав рассказывают об осаде замка Торквилстон, пять глав описывают сам замок и события в нем; суд храмовников над еврейкой Ревеккой занимает пять глав. А если сюда присоединить еще описания шести поединков (Гурта и Мельника, брата Тука и Черного Рыцаря, Черного рыцаря и де Браси, Черного рыцаря и Фрон де Бефа, Черного Рыцаря и Вальдемара Фиц-Урса, Айвенго и Бриана де Буагильбера), трех пиров (в замке Седрика Ротервудского, пир в замке Эшби, который давал принц Джон после турнира, пир принца Джона в Йоркском замке), лечение рыцаря Айвенго в доме еврея Исаака, то становится ясно: роман представляет собой выстроенную в сюжет художественную панораму средневековых рыцарских нравов. Созданная картина значительно отличается по красочности и эмоциональности от довольно сухого изложения фактов в научно-популярном «Эссе о рыцарстве», для прочтения которого требуются некоторые усилия. Весь роман конструировался как некая модель ситуаций и событий, возможных в период расцвета рыцарства.

Умберто Эко — эстетик, семиотик, историк средневековой культуры, критик и эссеист — также конструирует роман о Средневековье, исходя из своих исторических познаний. Ю. М. Лотман писал, что роман «Имя розы» реализует те же концепции, которые питают научную мысль автора, что он представляет собой некий перевод семиотических и культу-

рологических идей У. Эко на язык художественного текста.

Писатель сам признавался, что для него роман — космологическая структура: «...Для рассказывания прежде всего необходимо сотворить некий мир, как можно лучше обустроив его и продумав в деталях» [5, с. 27]. И далее: «Задача сводится к сотворению мира. Слова придут сами собой» [5, с. 28]. Весь первый год, по признанию писателя, он потратил на планы и чертежи вымышленного монастыря, на «создание» средневековой библиотеки, для этого он должен был изучить биографии всех возможных персонажей, разработать план аббатства, выверить все расстояния, пересчитать ступеньки по винтовой лестнице и соответственно всем расстояниям выверить длину диалогов. «Если у меня герои начинают беседовать по пути из трапезной на церковный двор — я слежу за ними по плану и, когда вижу, что они уже пришли, обрываю разговор» [5, с. 29].

В созданном У. Эко мире История также играла особую роль. По его признанию, он постоянно перечитывал средневековые хроники и, по мере чтения, понимал, что в роман неминуемо придется вводить упоминания о том, о чем первоначально у него и в мыслях не было, — например, о борьбе за бедность и о гонениях инквизиции на полубратьев.

Первоначально У. Эко собирался писать роман о XII или XIII веке, которые он как историк знал лучше всего. Однако, ограничив себя рамками рассказа об убийствах в стенах монастыря, он с необходимостью должен был ввести монаха-сыщика, желательно англичанина (по его собственному признанию, «для интертекстуальной цитации»), способного к наблюдению и анализу фактов. Такие качества могли быть только у францисканцев и только под влиянием трудов Роджера Бэкона. Подобными рассуждениями наполнены авторские заметки и

объяснения сроков действий и событий: «Персонажи обязаны подчиняться законам мира, в котором они живут. То есть писатель — пленник собственных предпосылок» [5, с. 33-34].

Принципиальное отличие между двумя романами «Айвенго» и «Имя розы» заключается в том, что, в отличие от Вальтера Скотта, Умберто Эко опирался на полуторавековую традицию существования жанра. Он уже мог себе позволить иронию над читателем, ориентировав его сначала на детективный жанр, потом — на исторический, но, в конечном счете, создав «семиотический» (Ю. М. Лотман) роман «о слове и человеке» [3, с. 668].

Вальтер Скотт пишет первое предисловие к «Айвенго» от имени некоего Лоренса Темплтона почти одновременно с «Эссе о рыцарстве» — в ноябре 1817 года. В нем он выражает свое удивление по поводу того, что «до сих пор никто не попытался возбудить интерес к преданиям и нравам старой Англии» [4, с. 18], тогда как о старой Шотландии уже написано несколько романов.

Опасность, подстерегавшая автора романа о предках англичан, признается Скотт, заключается в неподготовленности читающей публики воспринять и «справедливо оценить» представленную картину средневековой Англии. Из-за предрассудков, сложившихся в стране, англичане XIX века, видевшие своими глазами или наслышанные о нищете, убогости и разорении северных территорий своего королевства, с легкостью поверят самым необыкновенным рассказам о первобытном состоянии и диких нравах шотландцев. Но рассказ о необузданном характере барона, некогда владевшего замком, руины которого англичанин может видеть из окна своего дома, вызовет, по меньшей мере, недоверие [4, с. 20].

Скотту понадобилось несколько романов на сюжеты из рыцарских времен

для того, чтобы поднять исторические знания своих читателей до уровня, на котором возможен серьезный разговор. Через несколько лет после выхода «Айвенго» в свет Скотт пишет новое Предисловие к роману (1830), где обращается к публике, уже подготовленной к восприятию информации об источниках наиболее популярных сюжетов из истории «славного рыцаря Айвенго», и обосновывает необходимость того или иного поворота событий в романе требованиями исторической правды.

В новом предисловии Скотт говорит не просто о желании «возбудить интерес к преданиям и нравам старой Англии», а о стремлении показать эпоху Ричарда I «в ее истинном свете», способствующем «разъяснению исторической правды».

Скотт пишет, что избрал эпоху Ричарда Львиное Сердце потому, что она богата героями, имена которых «способны привлечь общее внимание». Вместе с тем это период острых противоречий между саксами и норманнами: первые обрабатывали землю, которой владели вторые в качестве завоевателей. Норманны не желали ни смешиваться с побежденными, ни признавать их людьми своей породы. Идею противопоставления двух народов Скотт заимствовал из трагедии Логана «Руннимед», отражавшей общепринятое представление о Средних веках. Однако Скотт расходился с автором трагедии во взглядах на взаимоотношения двух народов: «изображение саксов как еще не истребленной воинственной и высокомерной знати было грубым насилием над исторической правдой». Кроме того, по его мнению, в произведении Логана «не сделана попытка противопоставить чувства и обычаи этих народов» [4, с. 9].

Своей задачей Скотт поставил изображение одновременного существования двух народов в одной стране. Побежденные отличались «простыми, грубыми и прямыми нравами и духом вольности»,

а победители были замечательны «стремлением к воинской славе, к личным подвигам — ко всему, что можно сделать их цветом рыцарства» [4, с. 9-10].

Если Скотт создавал свой роман с желанием просветить читателя, то Умберто Эко начал с того, что «хочет убить монаха». При этом он отделяет себя от других авторов исторических повествований. В предисловии к русскому изданию «Имени розы» в 1997 году он пишет: «Все автопредисловия обыкновенно похожи друг на друга. Авторы либо спешно пытаются объяснить непонятное, наставить на истинный путь к постижению им самим неведомых механизмов, либо, наоборот, торопятся затемнить смысл и, окончательно запутав читателя, сбить его с толку. К счастью, в моих книгах и ясности и темноты без того предостаточно» [6, с. 5]. Его главная мысль — «Пусть каждый интерпретирует, как хочет» — уже встречается в «Заметках на полях «Имени розы» (1984). Отвечая на читательские письма, он пишет, что автор не должен интерпретировать свое произведение или он не должен писать роман, «который по определению — машина-генератор интерпретаций» [5, с. 6].

У. Эко пишет, что ничто так не радует сочинителя, как новые прочтения, возникающие у читателя. В теоретических работах о романе «Имя розы» его интересовало, насколько рецензенты поняли то, что он хотел сказать. Он заявляет, что хотя некоторые интерпретации кажутся ему ошибочными, он как автор обязан молчать. А опровергать неправильные прочтения должны другие — с текстом в руках. «Чаще всего критики находят такие смысловые оттенки, о которых автор не думал» [5, с. 8].

В первой главе-мистификации с рассказом о якобы случайно найденном, а затем утраченном библиографическом раритете, предваряя все повествование ироническими словами «Разумеется, ру-

копись», он отстаивает «кровное право» романиста «писать из чистой любви к процессу», «просто ради удовольствия рассказывать» [6, с. 13].

У. Эко считает совершенно бессмысленным утверждение, будто автор, рассказывая о прошлом, спасается от настоящего. Однако его неприятие любых отсылок к современности, к «сегодняшним тревогам и чаяниям» не противоречит его глубокому убеждению о генетической связи современности со Средневековьем. Обращение к Средним векам обусловлено тем, пишет он, что «проблемы современной Европы в нынешнем своем виде сформированы всем опытом Средневековья: демократическое общество, банковская экономика, национальные монархии, самостоятельные города, технологическое обновление, восстания бедных слоев. Средние века — это наше детство, к которому надо возвращаться постоянно, возвращаться за анамнезом...» [5, с. 85].

Уважительное отношение к истории Средневековья со стороны как создателя жанра исторического романа, так и постмодернистского ученого-семиотика порождает их щепетильно точное обращение с материалом. И Вальтер Скотт [1, с. 163] и Умберто Эко [3, с. 652-654] очень точны в своих исторических рассуждениях и описаниях.

Тем не менее, вектор движения их мыслей прямо противоположен. Скотт стремился нарисовать «правдивую картину старых английских нравов», переложив ее на «язык современности», — изложить избранную тему, используя «язык и манеру той эпохи», в какую он жил, так чтобы «читатель не испытывал никакого утомления от сухого изображения неприкрашенной старины» [4, с. 22]. Эко признавался, что «это не люди Средневековья у меня осовременены, а люди современных эпох мыслят по-средневековому» [5, с. 88].

Современный романист-ученый, в отличие от Скотта, определяет очень точно исторический момент: «за несколько месяцев до событий, кои будут описаны, Людовик, заключив с разбитым Фредериком союз, вступил в Италию». Людовик Баварский, провозглашенный императором, вступил в Италию в 1327 году. На периферии текста мелькают упоминания тамплиеров и расправы с ними, катаров, вальденцев, гумилиатов, «авиньонское пленение пап», философские и богословские споры, что «позволяет вовлечь читателя в сложные перипетии политической и церковной борьбы эпохи». Читатель должен ориентироваться в них, чтобы понять расстановку сил в романе [3, с. 652].

Вальтер Скотт признавал, что «смешал нравы двух или трех столетий и приписал царствованию Ричарда I явления, имевшие место либо гораздо раньше, либо значительно позже» изображенного им времени, поскольку эти ошибки, по его мнению, ускользнут от внимания обычного читателя. Историки, хорошо знающие эпоху, прекрасно понимают, что исторические хроники, составленные монахами, затемнены «нагромождением неинтересного и неудобопонятного материала». Между тем, исторический труд «любезного Фруасса-ра», жившего через два столетия после описываемых в романе событий, дает больше информации о тех временах, чем все древние хроники [4, с. 25].

Особое внимание оба автора обращают на введенные в текст романов комментарии. У. Эко, разъясняя двойную роль своего героя Адсона, в глубокой старости вспоминающего свои мысли и чувства в восемнадцатилетнем возрасте, пишет, что заставил старца вводить в свое повествование лица и факты, как будто они хорошо всем знакомы, и при этом характеризовать и пояснять их. У. Эко считает, что такой прием очень даже правомерен, поскольку читать на-

зидательные лекции и пускаться в пространные описания — донельзя типично для средневекового летописца. «У тех было принято сопровождать энциклопедическим комментарием каждое нововведенное понятие» [5, с. 46].

Подобный прием отличается от исторических комментариев, введенных Скоттом в свой роман. Его пояснения исторической обстановки существуют в романе отдельно от разворачивающихся событий. По сути, это исторические справки от лица автора, которые в его стихотворных романах прилагались как отдельные комментарии, а в прозе введены в текст произведения. Однако и у того и у другого романиста эти исторические разъяснения для читателя, по признанию критиков, утяжеляют повествование и осложняют сюжетное действие.

Помимо исторических справок внутри произведения, «Айвенго» снабжен и дополнительными примечаниями после текста романа. Скотт объясняет их желанием помочь читателю разобраться в характере персонажей: еврея, тамплиера, капитана наемников и т. д. [4, с. 10].

С В. Скоттом согласен и У. Эко, который пишет, что в историческом романе без объяснений нельзя обойтись. «Иначе мы, люди другой эпохи, не можем понять, что, в сущности, произошло, и в какой мере то, что произошло, важно и для нас сегодняшних» [5, с. 44].

И Вальтер Скотт и Умберто Эко, наверное, — единственные писатели-ученые, которые попытались сформулировать задачи и обдумать результаты своей работы со средневековыми рукописями в предисловиях и не только изложить свое понимание истории «темных веков», но и донести это понимание до своих читателей.

Сто пятьдесят лет развития романного жанра не могло не привести к разным подходам и методам подачи исторического материала. Вальтер Скотт еще только зна-

комил своих читателей со средневековой эпохой, ее обычаями, нравами, психологией; это объясняло введение обширного исторического материала в ткань повествования и поддерживалось внетекстовыми комментариями. Умберто Эко при работе над романом опирался на огромные достижения медиевистики XX века и распространенность этих знаний среди читающей публики. Не нарушая исторического правдоподобия, он создал роман о Слове, об отношениях Слова и человека, о месте Слова в культуре человека, о символах, кодах и их разгадке на основе исторических материалов эпохи Средневековья; он уже мог себе позволить лишь намеками отсылать читателей к исторической обстановке, на фоне которой протекают сюжетные события.

Тем не менее, возвращение к романам о Средневековье и повторное их осмыс-

ление у обоих писателей идет по одной и той же траектории: и тут и там идет разговор с читателем об исторической и художественной правде, об использовании средневековых источников, об исторической правдивости персонажей, о выборе названия романа, о языке, о необходимости подготовки читателя к восприятию романа и т. д. Совпадение точек зрения и параллели в рассуждениях, столь разных по художественному методу, очевидно, объясняются характером самого материала — документов и хроник Средневековья, — который не только поддается обработке, но и сам ведет за собой. У обоих писателей повторная попытка осмыслить результаты своей работы вызвана их любовью к предмету, стремлением поделиться ею с читателями и неуверенностью, в какой степени им это удалось.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Благодаря этому вся научная фантастика, считает У. Эко, относится к romance.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Альтшулер М. Г. Роман Олимпиады Шишкиной «Князь Скопин-Шуйский» и структура романов Вальтера Скотта // RES TRADUCTORICA. Перевод и сравнительное изучение литератур. К 80-летию Ю. Д. Левина. СПб., 2000.

2. Альтшулер М. Эпоха Вальтера Скотта в России. Исторический роман 1830-х годов. М.: Академический проект, MCMXCVI, 1996. 336 c.

3. Лотман Ю. М. Выход из лабиринта // Эко У. Имя розы. Роман. Заметки на полях «Имени розы». Эссе. СПб., 2000.

4. Скотт В. Айвенго. Собрание сочинений: В 22 т. М.: Голос, 1997. Т. 10. 477 c.

5. Эко У. Заметки на полях «Имени розы» / Пер. с итал. Е. А. Костюкевич. СПб.: Симпозиум, 2003. 92 с.

6. Эко У. Имя розы. Роман. СПб.: Симпозиум, 2000. 677 c.

7. Scott W. Ап Essay on Chivalry // Scott W. Miscellaneous Prose Works. In 7 vols. Vol. IV. Paris, 1838.

and walter - Translation into Russian - examples English

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

That joe and walter are adopting.

Me and Walter destroyed that project...

Я и Уолтер уничтожили тот проект... они так и не сдались...

Let's start with what you and Walter talked about last night.

Начнём с того, о чём вы с Уолтером говорили прошлой ночью.

He and Walter used to share a lab together.

Joe and Walter got tired of not catching any fish.

Джо и Вальтер устали от того, что не словили рыбу.

Oskar Klein and Walter Gordon proposed the Klein-Gordon equation to describe quantum particles in the framework of relativity.

Оскар Клейн и Вальтер Гордон предложили уравнение Клейна - Гордона, квантовой описания частиц в рамках специальной теории относительности.

Attorneys Osmond Frankel and Walter Pollak argued those.

Адвокаты Озмонд Френкель и Уолтер Поллак их оспаривали...

Me and Walter destroyed they never lost sight of their true goal...

Я и Уолтер уничтожили тот проект... они так и не сдались...

It's his grandma's old place, and Walter keeps an eye on it.

Это место его деда, и Уолтер присматривает за ним.

Well, I thought there was a void in my life and Walter filled it.

Ну, я думаю, в моей жизни была пустота, и Уолтер заполнил её.

Look, Danny you and Walter are different people.

Вот что, Дэнни... ты и Уолтер совсем разные.

Canaan, this is Peter and Walter Bishop.

In Season 10, Ryan and Walter survive an F2 tornado while trying to retrieve the body of a dead Art student.

В 10-м сезоне Райан и Уолтер переживают торнадо F2, пытаясь вытащить тело мертвого ученика.

Joe and Walter have got the table set up in the living room.

Your mother has agreed, and Walter too.

One day Bryan and Walter showed up with Mewes.

Bryan and Walter lost interest in him, and he started coming over to my place.

Но однажды Брайан с Уолтером потеряли к нему интерес, и он стал похаживать ко мне.

I know it sounds like you and Walter, but I'm not being a smartass.

What did you and Walter Kriegenthaler talk about?

Атлетический центр Райана Филдхауса и Уолтера: Объекты

Атлетический центр Райана Филдхауса и Уолтера

Статус проекта: ЗАВЕРШЕНО

Начало строительства: ноябрь 2015 г.
Окончание: лето 2018 г.

Описание и статистика проекта

Райан Филдхаус, Уилсон Филд и Центр легкой атлетики Уолтера создают непревзойденную среду для процветания Northwestern Wildcats. Студенты-спортсмены, расположенные в главном кампусе в одном из самых уникальных мест, будут иметь возможность тренироваться и соревноваться на высшем уровне.

Райан Филдхаус станет одним из самых разнообразных мест для тренировок, соревнований и отдыха в стране. В новом стадионе можно будет не только тренироваться по футболу, но и заниматься лакроссом. Объединение спортивных сооружений в главном кампусе позволяет непосредственно примыкать к новым спортивным сооружениям для футбольных и олимпийских видов спорта, новому центру спортивной медицины и атлетической подготовки, а также тренировочному столу для студентов и спортсменов. Полевой дом также будет включать раздевалки для нескольких университетских программ Wildcats и Уилсон-Филд, полноразмерное крытое спортивное поле, которое позволит студентам-спортсменам Northwestern тренироваться и / или соревноваться в закрытых помещениях в ненастную погоду.

В Атлетическом центре Уолтера будет футбольный центр силовой подготовки и физической подготовки, с конференц-залами и спортивным центром, офисами для тренеров многочисленных университетских команд, центром питания и столовой. В крыле Кимберли К. Куэрри и Луи А. Симпсона будут находиться центр развития студентов-спортсменов и столовая.

Новое здание будет предлагать не только первоклассное обучение, но и множество помещений, включая залы для отдыха, комнаты для встреч для команд и академические услуги.Интеграция этих критически важных компонентов в одно средство упростит повседневную работу каждого студента-спортсмена и обеспечит постоянный успех на поле и за его пределами. Центр водных видов спорта Норриса получит значительные улучшения: университетские раздевалки, комнаты отдыха, тренировочные площадки на сухой и влажной суше.

Новый комплекс предоставит удивительные возможности для демонстрации команды Big Ten Teams Чикаго с видом на озеро Мичиган и горизонт Чикаго. Эти новые возможности позволят Северо-Западному университету набирать и удерживать лучших студентов-спортсменов в стране.

Команда проекта

Управление проектами

Бонни Хамфри, директор по проектированию и строительству
Кори Бертон, менеджер проекта

Генеральный подрядчик

Уолш Бартон Малоу

Архитектор, инженеры и консультанты
  • Архитектор: Perkins + Will, 330 North Wabash Avenue, Chicago, IL 60611
  • Спортивный консультант: 360 Architect, 300 West 22nd Street, Kansas City, MO 64108
  • Инженер по механике, электрике, сантехнике и противопожарной защите: Affiliated Engineers, Inc., 10 S. LaSalle Street, Чикаго, IL 60603
  • Инженер-конструктор: Halvorson and Partners, 600 W. Chicago, IL 60610
  • Строительство, береговая линия, получение разрешений, инженер-эколог: SmithGroup JJR, 35 East Wacker, Suite 2200, Chicago, IL 60601
  • Ландшафтный архитектор, включая инженера по ирригации: SmithGroupJJR, 35 East Wacker, Suite 2200, Chicago, IL 60601
  • Оценка стоимости: The Concord Group, 161 N. Clark Street, Suite 2050, Chicago, IL 60601
  • Консультант по кухне: S20 Consultants Inc., 452 W. James Way, Cary, IL 60013

Контактная информация

Все запросы следует направлять по адресу:

Кори Бертон, менеджер проекта
Проектирование и строительство объектов
2020 Ridge Avenue
Evanston, IL 60208
Телефон: 847-491-3677
Факс: 847-491-3869
[email protected]

Michi and Walter Weglyn Multic Учебная кафедра

Удивительное наследие

Сообщение от Dr.Мэри Данико,
Директор Weglyn Endowed Chair

Прошло более 20 лет с тех пор, как нас покинул один из величайших умов и сердец. Мичи Веглин скончалась в 1999 году, оставив после себя активизм, надежду, работу по социальной справедливости и истинное вдохновение, чтобы сделать наш мир лучше. В Cal Poly Pomona для нас большая честь иметь фонд, который продолжает работать от имени Уолтера и Мичи Веглин.

Почетный президент Боб Судзуки и г-жа Агнес Судзуки, близкие друзья Weglyns, сыграли важную роль в объединении единомышленников, граждански вовлеченных членов сообщества, чтобы помочь запустить этот эндаумент.Мне выпала честь быть директором фонда. Мое участие в этом фонде началось с его открытия в 2003 году, когда я организовал первую Западно-Тихоокеанскую региональную конференцию ассоциации азиатско-американских исследований в Калифорнийском университете в Помоне. С тех пор у нас было два назначенных председателя, доктор Хосе Кальдерон и Энрике Очоа, которые неустанно работали над поддержкой гражданского участия, общественных работ и стипендий, способствующих социальной справедливости и миру.

В 2020 году исполняется 21 год со дня кончины Мичи Веглин, и, отдавая дань уважения ее и всей жизни Уолтеру, мы посвящаем этот учебный год чтению их памяти и их приверженности социальной справедливости и миру.

У нас впереди удивительный учебный год, посвященный решению различных социальных проблем, влияющих на наше общество. Здесь, на веб-сайте, вы найдете календарь на учебный год, но я хотел бы отметить несколько основных моментов зимы 2009 года. Фил Нэш написал красивую статью в «Неделе Азии» сторонникам и друзьям Мичи Веглин, призвав их отметьте 2009 год как Год Michi Weglyn . Его труды вдохновили нас на то, чтобы мобилизовать университеты и средние школы на чтение Года позора и в День памяти, 19 февраля, обсудить влияние этой книги на движение за возмещение ущерба и большее влияние, которое книга оказала на американцев японского происхождения и всех американцев. которые преследуются из-за их расы, пола или сексуальной ориентации.

Я надеюсь, что вы рассмотрите возможность посещения наших мероприятий в кампусе и за его пределами или рассмотрите возможность отправки подарка в поддержку создания фонда стипендий для малообеспеченных сообществ. Этот дар поможет нам в наших усилиях по продолжению работы Мичи и Уолтера.

У нас впереди прекрасный год, и я надеюсь увидеть вас на различных мероприятиях, запланированных в течение учебного года. Я с нетерпением жду встречи и разговора с вами о том, как мы можем продолжить работу и наследие Мичи и Уолтера Веглина.

Если у вас есть какие-либо вопросы или комментарии, свяжитесь со мной по телефону: 909-869-3895, электронной почте: [email protected] или отправьте свои письма по адресу: 3801 West Temple Blvd, Pomona CA 91768.

ARTSCAPE :: VISUAL-ARTS :: SONDHEIM ARTSCAPE PRIZE

15-я ежегодная премия Janet & Walter Sondheim Artscape Prize присуждает стипендию в размере 25 000 долларов США, чтобы помочь в продвижении карьеры художника-визуалиста или его соавторов, живущих и работающих в регионе Большого Балтимора.

Новинка этого года, мы также вручим творческую резиденцию Сондхейма, шестинедельную полностью финансируемую резиденцию в Ла Чивателла Раньери, в регионе Умбрия, Италия, одному из оставшихся пяти финалистов, не отобранных для получения премии Сондхейма. .

.

Выставка финалистов продлится до 31 августа 2020 года в режиме онлайн. Каждый финалист, не выбранный для участия в призах, получает приз финалиста M&T Bank в размере 2500 долларов США. В состав жюри 2020 года входят Гэри Каррион-Мураяри, Нона Фаустин и Дия Видж.
Лауреаты премии Sondheim Artscape
Среди прошлых выдающихся лауреатов премии Janet & Walter Sondheim Artscape Prize:

2006 - Лора Дрогул (Балтимор, Мэриленд)

2007 - Тони Шор (Балтимор, Мэриленд)

2008 - Джефф Грейс (Балтимор, Мэриленд)

2009 - Кооператив развития Балтимора (Балтимор, Мэриленд)

2010 - Райан Хакетт (Кеннсингтон, Мэриленд)

2011 - Мэтью Портерфилд (Балтимор, Мэриленд)

2012 - Рене Стаут (Вашингтон, округ Колумбия)

2013 - Габриэла Булисова (Вашингтон, округ Колумбия)

2014 - Нил Фезер (Балтимор, Мэриленд)

2015 - Wickerham & Lomax (Балтимор, Мэриленд)

2016 - FORCE: Upsetting Rape Culture (Балтимор, Мэриленд)

2017 - Синди Ченг (Балтимор, Мэриленд)

2018 - Эрик Антонио Бенитес (Балтимор, Мэриленд)

2019 - Akea Brionne Brown (Балтимор, Мэриленд)

2020 - Латойя М.Хоббс (Балтимор, Мэриленд)



Приз Джанет и Уолтера Сондхейма Artscape
Приз Artscape назван в честь Джанет и Уолтера Сондхейма, которые сыграли важную роль в создании Балтимор-Сити, который существует сегодня. Уолтер Сондхейм-младший был одним из самых важных гражданских лидеров Балтимора более 50 лет. Его достижения включали надзор за отменой сегрегации в государственных школах Балтимора в 1954 году, когда он был президентом Совета школьных комиссаров города Балтимор.Позже он принимал активное участие в развитии Карлова центра и Внутренней гавани. Он продолжал вести общественную и образовательную деятельность в городе и штате и был старшим советником комитета Большого Балтимора до своей смерти в феврале 2007 года.

Джанет Сондхейм танцевала с новаторской танцевальной труппой Denishawn Dancers, основанной Рут Сен-Дени и Тедом Шоном. Позже она обратилась к преподаванию, где провела 15 лет в Детской гильдии, работая с детьми с тяжелыми эмоциональными расстройствами.После выхода на пенсию она работала репетитором-волонтером в начальной школе Хайлендтауна. Она вышла замуж за Уолтера в 1934 году, и они были вместе до ее смерти в 1992 году.


Artscape
Крупнейший в Америке фестиваль свободного искусства, привлекающий более 350000 посетителей, предлагает концерты на нескольких открытых сценах, художественные выставки, рынок художников, полный график танцев, театра и оперы, джаза, классической, народной и экспериментальной музыки, детской мероприятия, экспоненты и множество местных продавцов еды и напитков на Маунт-Роял-авеню и Норт-Чарльз-стрит.

Для получения дополнительной информации о премии Janet & Walter Sondheim Artscape Prize звоните по телефону 410-752-8632.

Стипендиальная программа Сюзанны и Вальтера Скотта | Награды | Все награды (А-Я) | Программа ученых Нотр-Дама

Программа ученых Сюзанны и Вальтера Скотта | Награды | Все награды (А-Я) | Программа ученых Нотр-Дама | Университет Нотр-Дам

Критерии отбора

  • Отличная успеваемость
  • Обязательства по обслуживанию
  • Лидерские качества продемонстрированы
  • Открыт для студентов любого колледжа или специальности

Стипендия

  • Ежегодная премия в размере 25 000 долларов США на оплату обучения в течение четырех лет обучения в бакалавриате на общую сумму 100 000 долларов США.Эта награда не зависит от какой-либо финансовой помощи, на которую ученый может претендовать и которую может получить.
  • Обязательное участие в финансируемой недельной экспедиции на байдарках и каноэ в пограничных водах Миннесоты.
  • Фонд обогащения в размере 12000 долларов за вычетом стоимости Outward Bound, который может быть использован для самостоятельных проектов по обогащению, одобренных Программой стипендий Нотр-Дам, включая обучение за границей и / или неоплачиваемые услуги, исследования, стажировки или творческие начинания, связанные с к их области изучения.

Требования

  • Зачисление в бакалавриат на очную форму обучения.
  • Поддержание среднего совокупного балла 3,6. Если совокупный средний балл стипендиата ниже этого требования по завершении второго семестра первого года обучения или по завершении любого семестра после этого, он будет помещен на стипендию на испытательный срок и сохранит стипендию на следующий семестр. Затем у них будет возможность восстановить совокупный средний балл более 3.6. Если в течение двух семестров подряд их совокупное среднее значение ниже 3,6, стипендия будет аннулирована на следующий семестр. Стипендиаты Скотта восстановят стипендию, если их совокупный средний балл вернется к 3,6 или выше.
  • Поддержание хорошей академической и дисциплинарной репутации. Если ученый подлежит академическому или дисциплинарному испытанию или увольнению, он автоматически теряет стипендию и статус ученого и не будет пересмотрен.
  • Университетская стипендия предоставляется на срок до восьми семестров (десять семестров для пятилетней программы «Архитектура»).Право на получение стипендии не распространяется на семестр (-ы), в котором стипендиат не соответствовал требованиям к стипендии.

Фонд Большого Милуоки :: Кэтрин и Уолтер Линдси

Внучка продолжает семейную благотворительность в Милуоки

Семья Линдси имеет легендарную историю в Милуоки. Уроженец Шотландии Уолтер Линдсей переехал в Милуоки в возрасте 25 лет и помог основать Lindsay-McMillan Oil Company, Goodwill Industries и деревню Ривер-Хиллз.Он работал в советах директоров компаний Northwestern Mutual Life и Briggs & Stratton, а также возглавлял Загородный клуб Милуоки.

Но именно решение Линдси на пенсии создать частный семейный фонд действительно произвело впечатление на его внучку Кэтрин Майер.

«Я всегда был чрезвычайно рад, что он был готов поделиться тем, что у него было, с менее удачливыми», - сказал Майер. «Мне понравилось то, что это было сказано о нем, его забота о сообществе и других людях.«

Линдси основала фонд в 1970 году для поддержки агентств, которые обслуживали «бедных, несчастных и обездоленных» в Висконсине и людей с нарушениями зрения. Его единственная дочь и мать Кэтрин, Лорна Майер, помогала управлять фондом, когда он стал старше. Однако после того, как Линдси умерла в 1975 году, Лорне со временем стало не справляться.

Она передала активы Фонду Большого Милуоки в 1994 году и создала Фонд Кэтрин и Уолтера Линдси, фонд, консультируемый донорами.Кэтрин была вовлечена еще до создания фонда, но только после того, как в 2002 году скончалась ее мать, она взяла на себя роль хранителя семейного наследия.

«Для меня большая честь и благословение иметь возможность сделать это», - сказала Майер, психиатр, которая живет в Гудзоне и предоставляет гранты по телефону с Мэрибет Бадиш, ее советником по благотворительности. «Я не смог бы сделать это самостоятельно, это точно, - сказал Майер, - у меня не было бы ни времени, ни знаний.«

Фонд передал бесчисленное количество агентств на протяжении многих лет в соответствии с его первоначальной миссией. Он также проявил готовность финансировать новые агентства и проекты, которые также поддерживал Фонд. Фактически, это был один из первых фондов, сделавших это. Майер считает, что Фонд оказал огромное влияние. С 1994 года он выделил более 4,2 миллиона долларов в виде грантов, что превышает стоимость фонда на момент его создания.

Др. Энтони Фаучи и Вальтер Корошец на переломном этапе...: Neurology Today

Краткое содержание статьи

Энтони Фаучи, доктор медицины, и Уолтер Корошец, доктор медицины, обсуждают пандемию COVID-19, вакцину, новые таргетные методы лечения, находящиеся в стадии разработки, различия в показателях заболеваемости и смертности в отношении здоровья, и работа, которая остаётся.

В своем виртуальном программном выступлении на виртуальном ежегодном собрании AAN 2021 года Энтони Фаучи, доктор медицины, и Уолтер Корошец, доктор медицины, заявили, что они видят поворотный момент в битве с COVID-19, но подчеркнули, что еще предстоит проделать большую работу. Выполнено.

«Я считаю, что по мере того, как все больше и больше людей будут вакцинированы - в среднем мы получаем от двух до трех миллионов в день [в Соединенных Штатах], - вы увидите довольно сильный поворот к гораздо более нормальному, чем то, через что мы с вами живем правильно. сейчас », - сказал д-р Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний и главный медицинский советник президента Джо Байдена.

Медицинские технологии, разработанные для борьбы с пандемией, могут даже помочь неврологам диагностировать и лечить вирус-опосредованные заболевания.Корошец, директор Национального института неврологических расстройств и инсульта.

«Я очень надеюсь, что, когда пандемия закончится, компании, разрабатывающие инновационные технологии, помогут нам быстро диагностировать некоторые из этих редких вирусов», - сказал д-р Корошец. «С технологией мРНК для вакцин, которая кажется намного проще и точнее, чем старые подходы, сможем ли мы создать вакцину от вируса Эпштейна-Барра? Многие из нас думают, что если бы мы могли стереть это с лица земли, возможно, не было бы никакого рассеянного склероза.И вирус восточного конского энцефалита, не могли бы вы его уничтожить, или вирус Западного Нила? У нас много вирусных болезней, с которыми мы не смогли справиться. Я надеюсь, что мы сможем масштабировать некоторые из этих технологий ».

Вместо официальных выступлений два основных докладчика ответили на вопросы, заданные Натальей С. Рост, доктором медицины, FAAN, председателем научного комитета AAN и руководителем отделения инсульта в отделении неврологии Гарвардской медицинской школы, и Полом Джорджем, Доктор медицинских наук, FAAN, заместитель председателя научного комитета и доцент кафедры неврологии и неврологии Стэнфордской школы медицины.Их вопросы и ответы отредактированы и приведены ниже.

«Я считаю, что по мере того, как все больше и больше людей будут вакцинированы - в среднем от двух до трех миллионов в день [в Соединенных Штатах] - вы увидите довольно сильный поворот к гораздо более нормальному, чем то, через что мы с вами сейчас живем». —DR. ЭНТОНИ FAUCI

Как мы на сегодняшний день понимаем различную реакцию на вирус? Почему одни никогда не заражаются, другие остаются бессимптомными, а дети заражаются редко?

Др.Fauci : Я мог бы дать общий ответ на все эти вопросы, поскольку мы не до конца понимаем почему, и мы должны быть скромными и скромными в этом отношении. Можно предположить. Это плотность рецепторов ACE2 в носоглотке? Неужели кто-то ранее болел коронавирусом, простудился от него? Мы действительно не знаем.

«Как человек, который всю свою профессиональную жизнь занимался инфекционными заболеваниями, я никогда не видел ничего подобного.У вас есть молодые люди, у которых симптомы либо отсутствуют, либо симптомы очень легкие. Один и тот же вирусный патоген может протекать без симптомов у одного человека и вызывать достаточно смертей и разрушений у других, так что на данный момент в США погибло более 540 000 человек: это действительно патогенная загадка, как это может произойти. Очевидно, что пожилые люди более склонны к тяжелым исходам. ... Люди с основным заболеванием, независимо от возраста, имеют более высокую степень риска.

Помимо этих типичных вариаций, почему люди с ожирением относятся к очень, очень высокому риску, в такой же или большей степени, чем люди с другими заболеваниями? Дело в том, что механика их дыхания, их диафрагмального движения не соответствует норме? Мы действительно много играем в угадайку.Большинство болезней, которые могут убить столько же людей, как COVID-19, вызывают болезни в той или иной степени, по крайней мере, у большинства людей. От 35 до 40 процентов людей, инфицированных SARS-CoV-2, не имеют никаких симптомов. Это большая, большая загадка. Я просто не могу обнять это.

Имеет ли вирус SARS-CoV-2 склонность к заражению нервной системы и возникновению неврологических заболеваний?

Доктор Фаучи : Слизистая оболочка носа является частью нервной системы. Он посылает нервы в мозг, обонятельные нервы.Но, судя по тому, что мы видим, он не поражает сами нейроны. Из Германии поступают вопросы о том, проникает ли вирус через обонятельные нервы в мозг. Это все еще вызывает споры. Доктор Авиндра Нат из NINDS повсюду искала вирус в мозге, но не смогла его найти. Некоторым немецким исследователям удалось его найти. Реально ли это, заражение, какие-то необычные случаи - мы пока не знаем.

Доктор Корошец: Что мы действительно знаем, так это то, что вирус поражает системы организма, которые важны для мозга, особенно сосудистую систему, поэтому эти рецепторы ACE2, которые докторУпомянутые фаучи очень распространены вместе с эпителиальными клетками в головном мозге, а энцефалопатия очень распространена даже у людей, не получающих седативные препараты в отделении интенсивной терапии. Понятно, что здесь страдает нервная система. В исследованиях доктора Ната он видит многоочаговые области разрушения крови и мозга. Большой вопрос в том, каковы будут долгосрочные последствия.

Каковы пост-острые последствия COVID-19 или PASC и чем они отличаются от других поствирусных синдромов, таких как синдром хронической усталости?

Др.Корошец : Мы очень мало знаем о биологических основах того, чем страдают люди. Но мы, к сожалению, знаем, что это не мелкая проблема. Процент людей может быть ниже 10 процентов, но, учитывая тот факт, что очень многие были инфицированы, это все равно будет много людей. Теперь мы также знаем, что надежда на то, что это может быть что-то вроде инфекционного мононуклеоза, что это может занять шесть месяцев, и тогда все будет в порядке - теперь, безусловно, есть доказательства того, что для некоторых людей этого не происходит, что у некоторых все еще есть проблемы за последние шесть месяцев .

Самым ярким признаком PASC является утомляемость, а также проблемы с памятью и вниманием. Другие симптомы включают дизавтономию, постуральную ортостатическую тахикардию, болевые синдромы, аномальные ощущения и нарушения сна.

Неврологи должны сыграть действительно важную роль в разгадывании этой проблемы. [Директор Национального института здравоохранения] доктор Фрэнсис Коллинз попросил меня и доктора Фаучи по-настоящему развить синдром хронической усталости [СХУ]. Есть невероятные параллели между набором симптомов, наблюдаемых при этих двух состояниях, и мы никогда не могли понять это.КВПБ - настоящая загадка. Но в этом случае мы никогда не знали, что это за вирус. Многие люди говорили, что у них вирусное заболевание, а потом у них возникла эта проблема. Теперь, благодаря PASC, мы знаем, какой вирус у них был и когда он у них был. Мы можем попытаться проследить биологию, надеюсь, получить некоторые подсказки, которые помогут нам понять и лечить пациентов с пост-острым COVID-19 и, возможно, даже десятки тысяч с CFS.

Доктор Фаучи: Мы преследовали миалгический энцефаломиелит, не зная, что это за возбудитель.Теперь у нас есть абсолютно идентифицированный этиологический агент. Это должно быть очень полезно сейчас, чтобы помочь нам понять это. Я надеюсь, что да. Для нас это было загадочным много лет. Может быть, это даст нам шанс на прорыв.

«Я очень надеюсь, что когда пандемия закончится, компании, разрабатывающие инновационные технологии, помогут нам быстро диагностировать некоторые из этих редких вирусов». - DR. ВАЛЬТЕР КОРОШЕЦ

Что известно о том, смогут ли люди по-прежнему заразиться и передать вирус SARS-CoV-2 другим людям даже после полной вакцинации?

Др.Fauci : Прямо сейчас у нас почти парадоксальная ситуация, когда вас делают вакцинацию, но вы все равно должны носить маску. Когда вы это говорите, люди поднимают брови. Возможно, вы можете быть инфицированы и, поскольку вы вакцинированы, не имеете никаких симптомов и, следовательно, переносите вирус в носоглотке. Мы узнаем это наверняка, потому что буквально в ближайшие пару дней мы начинаем исследование в кампусе колледжа, чтобы узнать, были ли они вакцинированы, могут ли они все еще быть инфицированы и передавать это заболевание или нет.Если ответ отрицательный, то нам не нужно беспокоиться о том, что вакцинированные люди должны носить маски.

Какие новые целевые обработки находятся в разработке?

Доктор Фаучи : Настоящий финал состоит в том, чтобы проводить таргетную противовирусную терапию, как мы делали с ВИЧ, чтобы дать [противовирусное средство] на ранней стадии, когда они проявляются с симптомами. Так же, как вы лечите гепатит и вылечиваете его или лечите ВИЧ, нужно проводить лечение от семи до десяти дней, и вам не нужно беспокоиться о запущенном заболевании.

Пожалуйста, обратите внимание на диспропорции в отношении здоровья, которые наблюдались в связи с COVID-19 в показателях инфицирования, госпитализации и смертности в уязвимых сообществах, а теперь и в отношении запаздывающих показателей вакцинации.

Доктор Фаучи : Эта пандемия пролила яркий свет на очень тревожные диспропорции в отношении здоровья в нашей стране. То, что мы делаем прямо сейчас, - это сосредоточение ресурсов на том, чтобы убедиться, что доступ к медицинскому обслуживанию и, что особенно важно, доступ к вакцинации, не является еще одним примером неравенства.Президент Байден ясно дал понять, что равенство в этой болезни имеет решающее значение, так же как и распределение вмешательств. То, что он делает, и то, что делает администрация, - это создание общинных центров вакцинации, создание общинных центров здравоохранения с квалификацией на федеральном уровне в районах, демографически населенных меньшинствами, закупка вакцин в аптеках и организация мобильных подразделений. Мы надеемся, что когда все это закончится, мы уделим больше внимания социальным детерминантам здоровья.Это не то, что вы исправите за месяц или год. У вас должны быть десятилетия приверженности.

Когда, по вашему мнению, ежегодные собрания AAN могут, наконец, снова проводиться лично?

Доктор Фаучи : Это будет прямым следствием вакцинации людей. Мы переживаем самый серьезный кризис общественного здравоохранения за последнее столетие. Хорошая новость в том, что у нас есть высокоэффективные вакцины. Если мы сможем вакцинировать большую часть населения, я верю, что ваша неврология будет работать так же, как и раньше.Думаю, к осени и зиме мы сможем задуматься об этом.

Доктор Корошец : Но мы не принимаем эти решения, эти решения принимает вирус.

Тейлор Дункан и Уолтер Бэнкс будут отмечены на 63-й ежегодной вводной церемонии

Зал спортивной славы Джорджии объявил лауреатами своих ежегодных особых наград за достижения - Тейлора Дункана, удостоенного гуманитарной премии имени Дж. Б. Хокинса, которая присуждается грузинам, чья жизнь и наследие оказали долгосрочное влияние на их общину, штат Джорджия и жизнь бесчисленного множества людей. Грузины; и Уолтера Бэнкса за премию Тэз Андерсон за заслуги перед людьми, которые проявили себя благодаря неутомимой преданности спорту в штате Джорджия.


Лауреат гуманитарной премии имени Дж. Б. Хокинса в этом году Тейлор Дункан был диагностирован аутизмом в раннем возрасте и наделен непоколебимой любовью к бейсболу. Когда он рос, считалось, что он рискует получить травму, и впоследствии он был исключен из команд, сидел на скамейке запасных или отказывался от возможности играть в бейсбол. Но благодаря своей настойчивости Дункан, которому сейчас 23 года, является комиссаром / директором Альтернативной бейсбольной организации, организации, которую он основал в 2016 году, чтобы дать возможность взрослым и подросткам с аутизмом и другими уникальными потребностями участвовать в конкурентной, но приемлемой среде.Лига вселяет уверенность, побуждая участников ставить цели, преодолевать препятствия и менять восприятие, при этом преследуя мечты как на бейсбольном поле, так и за его пределами. Альтернативная бейсбольная организация Дункана широко освещалась в средствах массовой информации и провела собственную выставку в Зале спортивной славы Джорджии. В его организации сейчас 25 команд в 13 штатах.


Получатель награды Тэз Андерсон за услуги Уолтер Бэнкс начал работать в Atlanta Braves в 1966 году, когда команда переехала из Милуоки.После 54 лет работы в организации Бэнкс стал настоящим спортивным послом команды. Благодаря его обширным познаниям в бейсбол, непревзойденной доброте и южному гостеприимству, а также сверхъестественному умению относиться к цифрам и спортивным мелочам, Бэнкс является фаворитом болельщиков на футбольном поле. Он всегда готов поделиться с фанатами своей любовью к истории спорта. Он с удовольствием выбирает счастливых фанатов, которые сопровождают его в его секцию для тренировок перед каждой игрой. Его уникальная способность связывать числа с историей или людьми поражает посетителей.Многие известные лица были замечены сидящими в отделении банков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *