Холоп кто это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

ХОЛОПЫ — это… Что такое ХОЛОПЫ?

  • ХОЛОПЫ — ХОЛОПЫ, в 10 начале 18 вв. категория населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполняли различные работы для своих хозяев. Холопами становились в результате пленения, продажи за долги, брака… …   Русская история

  • ХОЛОПЫ — в России в 10 нач. 18 вв. категория населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполняли различные работы для своих хозяев. Холопами становились в результате пленения, продажи за долги, брака с …   Большой Энциклопедический словарь

  • Холопы — в России в 10 нач. 18 вв. категория населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполняли различные работы для своих хозяев. Холопами становились в результате пленения, продажи за долги, брака с …   Политология. Словарь.

  • Холопы — ХОЛОПЫ, в России в 10 начале 18 вв.

    категория зависимого населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполняли различные работы в хозяйстве феодалов. Холопами становились в результате пленения,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ХОЛОПЫ — «ХОЛОПЫ», СССР, ЭКРАН (ОСТАНКИНО)/МАЛЫЙ ТЕАТР, 1988, цв., 215 мин. Телеспектакль. По пьесе П.П.Гнедича. В основе спектакль Малого театра (постановщик Борис Львов Анохин). В ролях: Елена Гоголева (см. ГОГОЛЕВА Елена Николаевна), Сергей Маркушев,… …   Энциклопедия кино

  • Холопы — Холопство состояние несвободного населения в Древней Руси. Существуют также и другие термины для обозначения этого населения: холопы собственно только лица мужского пола, а несвободная женщина называлась роба, челядь (ед. ч. челядин), (о)дьрен,… …   Википедия

  • холопы

    — в России в X  начале XVIII вв. категория населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполняли различные работы для своих хозяев. Холопами становились в результате пленения, продажи за долги,… …   Энциклопедический словарь

  • Холопы —         категория феодально зависимых людей в России 10 начала 18 вв. По правовому положению приближались к рабам. Термин «Х.» впервые встречается в летописи под 986. В 11 12 вв. употреблялся для обозначения различных категорий зависимого… …   Большая советская энциклопедия

  • ХОЛОПЫ — категория феод. зависимых людей в Рус. гос ве. По правовому положению приближались к рабам. Термин X. впервые встречается в летописи под 986. В 11 12 вв. употреблялся для обозначения различных категорий зависимых людей и особенно рабов. Уже в 12… …   Советская историческая энциклопедия

  • Холопы — см. Холопство …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Холоп — кто это такой?

    Холопами в Древней Руси было принято называть рабов, имеющих бесправное положение в обществе.

    В качестве субъекта права холопы не признавались, им была отведена роль объектов права, об этом явно сказано в древнейшем документе русского права — в Русской правде.

    А именно за убийство своего холопа никакого наказания не следовало, однако за убийство чужого холопа полагался штраф как за порчу чужого имущества, а не как наказание за убийство человека.

    Холопом можно было стать как добровольно, так и по принуждению.

    К добровольным способам обращения в холопство относились

    •  продажа себя или детей в холопство за деньги или еду, с целью спастись от голодной смерти;
    •  брак с холопом;
    •  поступление на службу к господину тиуном или ключником.

    К насильственным способам можно отнести следующие

    •  Плен;
    • Преступление. В качестве наказания за совершение преступления холопом мог стать как сам преступник, так и/или его жена с детьми;
    •  Долги. В случае неуплаты долга должник мог стать холопом;
    •  Рождение у несвободных родителей. Дети, рожденные в семье холопа, согласно Русской правде признавались «естественным приростом к имуществу господина».

    Юридическое положение холопов по большей части было бесправное. Ни в одном из юридических документов того времени не были указаны права холопов, но при этом совершенно четко описывались права господ на таких рабов.

    Хозяин мог причинить вред своему холопу – избить, убить, но за такие деяния не была предусмотрена ответственность рабовладельца. При этом господин отвечал за виновные действия своего холопа – в качестве ответственности за действия холопа предусматривалось возмещение ущерба или выдача виновного холопа.

    Такое бесправие объясняется тем, что Древнерусское государство было рабовладельческим и в первую очередь защищались права рабовладельцев.

    Холопство как институт было отменено в XVIII веке после подписания Петром I высочайшей резолюции на докладные пункты генерала Чернышева 19 января 1723 г.

    Холопство в наши дни

    Однако в наше время понятие «холопство» имеет место быть. Данное явления распространено в психологии, и известно как «психология раба (холопа)».

    «Психология раба (холопа)» характерна для многих работников и проявляет себя во всей красе в отношениях Работника и Работодателя.

    Работники с психологией раба испытывают страх перед начальником, боятся потерять работу, боятся уволиться, если даже отношение начальника неуважительное, такие люди всегда унижены и терпят унижения от руководителя.

    Такие работники никогда не чувствуют себя на равных с Работодателем в сфере рабочих отношений, они не смеют слова сказать, когда руководитель беспричинно повышает голос и оскорбляет работника.

    Также к работникам с психологией раба можно отнести и тех, кто смиренно терпит невыплату положенной зарплаты, кто не смеет требовать от работодателя исполнения его прямых обязанностей по оплате труда.

    При этом такие работники не увольняются, они боятся и не могут уйти от Начальника-Господина. В таких случаях и возникает система отношений Господин-Холоп, где Начальник это Господин, а Работник – его Холоп.


    Добавьте свой комментарий на вопрос:

    Как Вы считаете, для каких работников типична «психология раба»?

    Словарь молодежного сленга — холоп

    1. несамостоятельный, раболепный человек, прислужник, приспешник кого-либо, раб.
    2. Из­на­чаль­но хо­лоп – это хло­пец, па­рень-си­ро­та.
    3. Холоп в России в X XVIII вв. население, не имевшее своего хозяйства и выполнявшие различные работы в хозяйстве феодала (раб в русском феодальном обществе) . В отличие от рабов античных они могли быть «посажены» на землю в качестве крепостных..

    Синонимы: халоп, раб.

    В повседневной речи иногда появляются слова из далёкого прошлого. Причём их начинают использовать в качестве оскорбления. Однако, не все люди достаточно грамотные, чтобы понять их значение и происхождение. На сайте terminy.info мы постараемся открыть вам глаза на загадочные термины и выражения. Поэтому, строго рекомендую добавить нас в закладки, чтобы не потерять в этом бушующем информационном море. Сегодня мы поговорим о довольно неоднозначном словечке, это Холоп, что значит вы можете прочесть немного ниже. Впрочем, прежде чем продолжить, я бы хотел порекомендовать вам ознакомиться с несколькими популярными статьями по тематике оскорблений. Например, что значит Подлый, кто такой Чумаход, что означает Лашпак, что такое Шлема и т. п.

    Итак, продолжим, что значит Холоп? Этот термин первоначально был заимствован из праславянского языка » хоlръ«, от которого произошло древнерусское «холопъ».

    Холоп так отзываются о раболепном, несамостоятельном человеке, который любит прислуживать за влиятельным лицом

      Синоним слова Холоп: раб, шестёрка, челядь, слуга, прихвостень, подхалим, лизоблюд, крепостной, холуй, прислужник, побегушка, лакей.

    Холопство это прослойка несвободных граждан Руси, которая была отменена высочайшим указом Петра Первого

    Изначально словом «холоп» на Руси обозначали категорию населения, по своему общественному положению близкую к рабам. Эти люди не имели своего хозяйства, и кормились тем, что выполняли различные поручения своих хозяев.

    Холопом могли стать в результате своей продажи, пленения, брака с холопом. В 1722 году была введена, так называемая «подушная подать», и с этого момента холопы перешли в разряд крепостных крестьян.  

    В наше время слово «Холоп», используют в качестве несильного оскорбления, выражая им, свою неприязнь к подхалимам и лизоблюдам.

    Прочтя эту статью, вы узнали, что значит Холоп, и теперь не попадёте впросак, если вдруг услышите это словечко снова.

    Северяне уже смотрят российскую кинопремьеру «Холоп»

    «…в апреле два ресторана разгромили».

    Клубы, рестораны и безнаказанность. У главного героя — мажора Григория нет никаких проблем. Кажется, все может решить влиятельный отец-олигарх. Но эта жизнь заканчивается в один момент.

    «Это уже перебор, Паш. — Перебор».

    После аварии Григорий приходит в себя не в столичной клинике, а в русской провинции 19 века, где он уже не барин, а холоп Гришка.

    «Кто вы такие? Где ваши смартфоны? Где самолеты? Машины? Россией управляет…давайте всем хором! Владимир… — Александр Николаевич! — Какой еще Александр Николаевич?!».

    Кроме медийных звезд, Ивана Охлобыстина и Милоша Биковича, главные роли в фильме исполнили драматические актеры. Мария Миронова попробовала себя в амплуа комедийной актрисы.

    Мария Миронова, исполнительница роли Анастасии в фильме «Холоп»:

    — Мне кажется, что этот фильм такого легкого, реально новогоднего, хотя он не про новый год, в нем нет такого напрямую, что-то Дедов Морозов, но тем не менее он по настроению очень праздничный, легкий и это, конечно отдых.

    Милош Бикович, исполнитель главной роли в фильме «Холоп»:

    — Сделать комедию это не просто, чтобы она была не пошлой, чтобы она качественной и чтобы в ней существовал еще какие-то ценности. Мне кажется, у нас такое кино получилось. Потому что режиссер Клим Шипенко он очень грамотно подошел к фильму.

    Архангельские зрители идут в кино с надеждой, что отечественный фильм придётся им по душе.

    — Хорошего настроения, добра.

    — Давно не было хороших фильмов, очень хочется отдохнуть и зарядиться позитивом.

    — Я так понимаю, что это в стиле «Последний богатырь» фильм снят, и если в этом стиле, а мне тот фильм очень понравился. И я думаю, что этот фильм мне тоже очень понравится.

    А северяне, которые фильм уже посмотрели говорят, он дарит праздничное настроение.

    — Перевоспитал его!

    — Отлично. Интересно очень.

    По словам зрителей, фильм Клима Шипенко создан в лучших традициях российской комедии. Добрый, легкий и поучительный. Картину уже назвали главной комедией Нового года.

    Анна Жукова

    Холоп – это раб на Руси

    Когда говорится о рабстве и о рабах, то первая ассоциация, которая возникает, – это рабовладельческое общество в Древнем Риме и Греции. Сразу же перед глазами встают образы Спартака и других гладиаторов. Однако рабы были и на Руси, и это отнюдь не крепостные. Их своеобразно называли словом “холоп”. Это были люди, которые не имели абсолютно ничего. Поэтому им приходилось ради куска хлеба гнуть спину перед хозяином и выполнять все его прихоти. Такие взаимоотношения между господином и слугой-рабом были в феодальном обществе. Их хозяин мог бы “посадить” на землю, и тогда он превращался в крепостного крестьянина.

    На Руси холоп – это либо взятый в плен солдат вражеской армии, либо человек, задолжавший большую сумму и не имеющий возможности расплатиться. Данный статус также приобретался после женитьбы или замужества с рабом. С 1722 года все холопы стали называться крепостными крестьянами. Это, в принципе, ничего не изменило в их жизни. Их могли продать, купить, подарить и т. д.

    Холоп на Руси

    Часть населения феодальной России с 10-го по 18-й век, не владевшего кровом и каким-либо имуществом и для поддержания своей жизни вынужденное выполнять любую работу в хозяйстве своего феодала, называлась холопами. Во время войн, особенно междоусобных, проводимых с целью присвоения чужого имущества и завоевания новых территорий, эти люди автоматически превращались в рабов. Пленные люди и скот рассматривались завоевателями как наиболее ценная добыча. У каждого землевладельца имелись огромные свободные территории, и для их возделывания, естественно, нужна была рабочая сила. Нею становились пленные. Т. е. на Руси считалось, что холоп — это в первую очередь бесплатная рабочая сила. Эти люди были вовлечены как в домашние, так и в земледельческие работы.

    Права холопов на Руси

    Данная часть населения находилась в полной зависимости от своих господ. Они не обладали самостоятельными юридическими правами. Тем не менее не все холопы находились в одинаковом положении. Некоторые из них назывались тяглыми крестьянами. То есть холоп – это человек, который на своих плечах несет всю тяжесть государства.

    Положение холопа с юридической точки зрения

    Он считался вещью, т. е. частной собственностью, как и остальное имущество: недвижимость, утварь, скот и др. Поэтому за его действия и поступки должен отвечать его хозяин. Однако в том случае, если холоп нанесет личную обиду свободному человеку, то в отместку обиженный может убить его. Холоп, ставший свидетелем какого-либо преступления, не мог быть призван в суд для дачи показаний. Хозяин мог убить его, однако если кто-то другой убивал раба, то платил его господину штраф.

    В судебнике за 1550 год введены ограничения. Согласно им, сын раба, рожденный до приобретения отцом статуса холопа, считался свободным, и отец не имел права продать его в рабство. Если человек становился рабом в результате пленения и ему удавалось бежать из плена, то он снова приобретал свободу. Он также освобождался от холопства после смерти своего хозяина. А бывали и такие случаи, когда свободные люди, неспособные прокормить или защитить себя, добровольно переходили в рабство. В 17-м веке вышел указ, препятствующий этому.

    От смерда слышу: рецензия на фильм «Холоп»

    Гриша — сын богача и поэтому может себе позволить разъезжать на дорогих машинах, беспредельничать на улицах и каждый раз выходить сухим из воды.

    Однако в отличие от Москвы, где мажор чувствует себя королём, терпение отца не резиновое. Раздосадованный родственник идёт на смелый шаг: обращается за помощью к чудаковатому психологу с лицом Ивана Охлобыстина. Тот предлагает мужчине сделать пранк года: нанять актёров со сценаристами, убедить Гришу в том, что он попал в прошлое, и научить мажора уму-разуму.

    Иронично, что одновременно с масштабным и пафосным «Союзом спасения», эксплуатирующим историю декабристов ради нотаций о вреде протестов, в кинотеатрах выходит «Холоп» Клима Шипенко — комедия, где фальсификация в воспитательных целях тоже разыграна в декорациях XIX века. Правда, в этот раз подопытным оказывается не зритель, а главный герой фильма — и на том спасибо.

    Кадр из фильма «Холоп»

    После помпезной космической драмы «Салют-7» и провокационного остросоциального «Текста» посмотреть на смену амплуа Шипенко стало вдвойне любопытно. Последняя его комедийная работа — вышедший пять лет назад скромный ромком «Любит не любит», в котором персонаж Максима Матвеева выбирал между дочкой бизнесмена и дерзкой журналисткой.

    Однако сейчас Шипенко возвращается к жанру уже в статусе если не самого перспективного отечественного автора мейнстрима, то точно одного из.

    Оттого ещё интереснее подмечать, как «Холоп» неосознанно «зеркалит» недавний «Текст». Наглый мажор Гриша — прототип дерзкого персонажа Янковского, добивающегося желаемого благодаря власти и деньгам. Только теперь как раз такой отталкивающий типаж и становится центральным в истории. Мотив пережитой чужой жизни (в «Тексте» — виртуальное пространство смартфона, в «Холопе» — роль крепостного Гришки), который тоже встречается в двух фильмах, здесь оборачивается комедией воспитания, а не основой для трагедии в декорациях серых российских панелек. Перекликаются даже проблемы: полицейский произвол и (не)свобода в России. А ещё оба героя по-настоящему зависят от IPhone.

    Кадр из фильма «Холоп»

    Впрочем, актуальные социальные темы здесь проявляются достаточно вскользь. Концепт российского «Шоу Трумана» в целом не подразумевал грибоедовскую или фонвизинскую злободневность, хотя своей дидактической стороной обязан, конечно, последнему. В фильме Шипенко прежде всего — трансформация Гриши из гадкого мажора в добропорядочного, а уже потом — бэкстейдж этой разыгранной истории. Возможно, поэтому «Холоп» иногда довольно невыносим: к российским слащавым ромкомам про волшебные исправления мы уже привыкли (тем более что это кино работает по более-менее готовому шаблону), а вот к элементам деконструкции этого жанра — нет.

    Кадр из фильма «Холоп»

    С другой стороны, эпизоды закулисья автоматически делают «Холопа» довольно интересным метафильмом. Пока отец Гриши, его девушка Анастасия и безумный демиург в исполнении Охлобыстина создают искусственную среду для исправления избалованного парня, эта самая искусственная среда опосредованно влияет и на них. Счастливый и абсолютно стандартный для жанра финал — Гриша влюбляется в простолюдинку Лизу и, даже выйдя за пределы разыгранного шоу, по канонам сказки живёт с ней долго и счастливо — заключает историю в своеобразную киноматрёшку, где даже реальная жизнь начинает работать по законам кино.

    Из всех отечественных новогодних фильмов последних лет (а таковым кино Шипенко, несмотря на совсем не новогодний антураж, по тону является) «Холоп» — пожалуй, самый компромиссный вариант. Ведь перед новым этапом, чистой страницей жизни, которую открывает последний день года, всегда хочется напомнить себе о том, что завтра всё обязательно будет по-другому и мы, несомненно, изменимся, если захотим.

    Как «12 лет рабства» попадает в историю: ошибаясь

    В начале года «12 лет рабства» похищенный свободный человек Соломон Нортап (Чиветел Эджиофор) вступает в болезненный сексуальный контакт с неназванной рабыней, в которой она использует его руку, чтобы довести себя до оргазма, прежде чем отвернуться в слезах. Отчаяние женщины, сдержанность Соломона и их жестокая печаль изображены неподвижной камерой, запечатлевшей момент человеческого контакта и горького утешения перед лицом систематической дегуманизации рабства.Именно такие сцены в фильме, безусловно, побудили критика Сьюзан Влошчина заявить, что просмотр 12 Years a Slave заставляет вас почувствовать, что вы «действительно впервые стали свидетелями американского рабства во всем его ужасающем ужасе».

    И все же, несмотря на всю правдоподобность, встречи так и не произошло. Это нигде не упоминается в автобиографии Нортапа, и вполне вероятно, что он был бы в ужасе от предположения, что он был чем-то менее чем абсолютно верным своей жене. Режиссер Стив МакКуин сказал, что он включил сексуальный контакт, чтобы показать «немного нежности … Затем, когда она достигает кульминации, она возвращается … в ад.«Последовательность — это попытка передать нюансы и психологическую глубину, чтобы изображение рабства в фильме выглядело более реальным. Но он создает эту психологическую истину, вставляя случай, который на самом деле не соответствует действительности.

    Это украшение отнюдь не единичный случай в фильме. Например, в киноверсии вскоре после похищения Нортапа он находится на корабле, плывущем на юг. Моряк входит в трюм и собирается изнасиловать одну из рабынь, но вмешивается раб-мужчина. Матрос без колебаний наносит ему удар и убивает его.На первый взгляд это кажется маловероятным — рабы ценны, а моряк — не хозяин. И, конечно же, этой сцены нет в книге. Раб действительно умер во время путешествия на юг, но от оспы, а не от ножевых ранений. Сам Нортап заразился болезнью, от которой навсегда остались шрамы на лице. Поэтому кажется вероятным, что в этом случае исходный текст был оставлен, чтобы красивые, выразительные, запоминающиеся черты Эджиофора не проходили через весь фильм, покрытые искусственным голливудским макияжем шрамов.Вместо верности тексту фильм выбирает верность лицу Эджиофора, не измененную обманом.

    Кажется весьма вероятным, что самый сильный момент в фильме был основан на неверно истолкованном антецеденте.

    Другие изменения кажутся менее преднамеренными. Возможно, самая яркая сцена в фильме включает в себя Пэтси, рабыню, которую неоднократно насиловал ее хозяин, Эппс, и которая, как следствие, ревниво и одержимо зверски подвергается жестокому обращению со стороны госпожи Эппс. В киноверсии Пэтси (Лупита Нионго) приходит в Нортап посреди ночи и умоляет его в ярких ужасающих подробностях утопить ее в болоте и избавить от неприятностей. Эта сцена происходит из следующего отрывка в конце 13 главы автобиографии:

    Ничто так не радовало хозяйку, как страдание [Пэтси], и не раз, когда Эппс отказывался ее продать, она соблазняла меня взятками, чтобы тайно убить ее и похоронить ее тело в каком-нибудь уединенном месте на окраине болота. Пэтси с радостью успокоила бы этот неумолимый дух, если бы это было в ее силах, но не так, как Джозеф осмелился бы сбежать от мастера Эппса, оставив свою одежду в его руке.

    Как видите, в книге госпожа Эппс хочет подкупить Нортап, чтобы тот утопил Пэтси. Пэтси хочет сбежать, но не утопиться. Похоже, фильм неверно истолковал эту фразу, приписав желания любовницы Пэтси. Slate , следуя примеру ученого Дэвида Фиске (см. Статью и исправление), делает то же самое. Короче говоря, кажется вполне вероятным, что самый сильный момент в фильме был основан на неверно истолкованном антецеденте.

    Критик Исаак Батлер недавно написал пост, в котором критикует то, что он называет «уткой реализма» — практику оценки художественной литературы по тому, насколько хорошо она соответствует действительности. «Мы говорим о снижении истинности до точности », — утверждает Батлер и добавляет: «В конечном итоге в повествовательном произведении имеет значение, если мир и персонажи, созданные , кажутся истинными и полным достаточно для цели работы. ”(выделено Батлером.)

    Его точка зрения хорошо понимается. Но стоит добавить, что то, «кажется ли что-то правдой», часто тесно связано с тем, удается ли произведению создать иллюзию не только правды, но и точности.Будь то детали периода в костюмированном романе или жестокая жестокость торговли наркотиками в Во все тяжкие , художественная литература настойчиво утверждает не только общую всеобъемлющую правду, но и конкретные точные детали. Критики, которых обсуждает Батлер, могут иногда сводить первое ко второму, но они делают это отчасти потому, что сами художественные произведения часто полагаются на претензию на точность, чтобы казаться правдой.

    Это нигде больше, чем в рассказах самих рабов. Повествования о рабах, часто публикуемые аболиционистскими изданиями или в явной поддержке аболиционистов, представляли себя точными рассказами от первого лица о жизни в рабстве. Тем не менее, как обсуждал профессор Университета Северной Каролины Уильям Эндрюс в книге Чтобы рассказать свободную историю: первый век афро-американской автобиографии , представление точности и, в этом отношении, сообщения от первого лица требовало много уловки. Чтобы выделить самый очевидный момент, Эндрюс отмечает, что многие невольничьи рассказы были переданы редакторам, которые записали устный отчет и подготовили их к публикации.Эндрюс заключает, что «было бы наивно придавать продиктованным устным рассказам такой же дискурсивный статус, как автобиографии, составленные и написанные самими участниками рассказов».

    12 лет рабства — как раз такой устный счет. Хотя Нортап был грамотен, его автобиография была написана Дэвидом Уилсоном, белым юристом и законодателем штата из Гленс-Фоллс, штат Нью-Йорк. Хотя инциденты в жизни Нортапа были подтверждены юридическими документами и многочисленными исследованиями, Эндрюс отмечает, что влияние автобиографии — ее чувства правды — на самом деле в немалой степени основано на том факте, что он не рассказывается Нортапом, но Уилсоном, который уже написал две книги по краеведению.Эндрюс говорит, что благодаря своему опыту «беллетризация… не привлекает к себе столько внимания», как другие повествования о рабах, которые, как правило, пропитаны сентиментальными традициями, «что часто смущает и раздражает критиков 20-го века», поскольку он был опытным. Другими словами, автобиография Нортупа не так похожа на художественную литературу, потому что ее автор имеет большой опыт работы с художественной литературой. Точно так же фильм Маккуина кажется правдой, потому что он так хорошо манипулирует нашим чувством точности. Первая сексуальная сцена, например, говорит о нашем постфрейдовом, постсексуальном убеждении, что, будучи изолированным в течение 12 лет вдали от дома, Нортап неизбежно будет иметь какие-то сексуальные контакты, даже если (особенно если?) он не обсуждает их в своей автобиографии.

    Мы не можем «на самом деле засвидетельствовать… американское рабство» в фильме или в книге. Вы можете испытать это только на собственном опыте. Притворяться обратным — это самонадеянно.

    Таким образом, разница между книгой и фильмом заключается не в том, что одно истинно, а другое ложно, а в том, что они используют разные приемы и тактики для создания чувства правды. Автобиография, например, фактически включает в себя множество юридических документов в виде приложений. Он также содержит подробные описания методов выращивания хлопка.Несомненно, этот беспристрастный и мельчайший отчет о деталях должен был показать, что Нортап знает регионы, где он остановился, и таким образом подтвердить истинность его рассказа. Однако для современных читателей из-за туристического внимания к местным обычаям Нортап может больше походить на путешествующего репортера, чем на человека, который сам находится в рабстве. Некоторые антропологические отступления вызывают еще большее раздражение; в одном случае Нортап называет повстанца-раба по имени Лью Чейни «проницательным, хитрым негром, более умным, чем вся его раса. Это описание прозвучало бы снисходительно и предвзято, если бы его написал белый человек. Что, конечно же, сделал белый человек по имени Дэвид Уилсон.

    История о рабстве, настоящем ужасном преступлении, неизбежно связана с обращением к реальности — история должна казаться точной, чтобы ее можно было принять за правду. Но эта кажущаяся точность требует уловки и вымысла — прохладной дистанции в одном случае и признания сексуальности в другом. И тогда, даже при самой доброй воле в мире, неизбежны ошибки и несоответствия, как в случае с просьбой госпожи Эппс об убийстве, трансформирующейся в желание Пэтси умереть.Учитывая трудности и противоречия, можно сделать вывод, что было бы лучше открыто признать вымысел. С этой точки зрения, Django Unchained , в котором рабство сознательно рассматривается как жанр, или Kindred Октавии Батлер, в котором признается роль настоящего в формировании прошлого посредством фантастического повествования о путешествиях во времени, более верны, чем 12 Years a Slave или Glory именно потому, что они не претендуют на историческую достоверность. Мы не можем «на самом деле засвидетельствовать… американское рабство» в фильме или в книге. Вы можете испытать это только на собственном опыте. Притворяться обратным — это самонадеянно.

    Но отказ от попыток вернуть опыт и вместо этого решение, скажем, рассматривать рабство как жанр вестерна, тоже может быть самонадеянным по-своему. Авторы оригинальных рассказов о рабах знали, что, чтобы положить конец несправедливости, вы должны сначала признать, что несправедливость существует. Точные рассказы о рабстве — или, точнее, рассказы, несущие убежденность в достоверности, были жизненно важны для дела аболиционистов.

    И, если на то пошло, они по-прежнему жизненно важны. Открытая ложь о рабстве и его последствиях, начиная с «Рождение нации» и заканчивая «Унесенные ветром» , надолго испортила американское кино. Чтобы двигаться вперед более честно, нам нужны отчеты о нашем прошлом, которые, как и сами рассказы о рабах, используют точность и искусство в интересах большей правдивости. Именно это и пытаются сделать Маккуин, Эджиофор и остальные участники съемочной группы в фильме 12 лет рабства . Указание на сложность задачи не означает преуменьшение их попытки, а уважение к ней.

    История народа: «Что рабу четвертое июля?»

    5 июля 1852 года Фредерик Дуглас выступил с программной речью на праздновании Дня независимости и спросил: «Что Рабу такое четвертое июля?» Дуглас был сильным оратором, часто ездил шесть месяцев в году, чтобы читать лекции об отмене смертной казни. Его речь, произнесенная на мероприятии, посвященном подписанию Декларации независимости, состоялась в Коринфском зале в Рочестере, штат Нью-Йорк. Это была едкая речь, в которой Дуглас заявил: «Это четвертое июля ваше, а не мое, вы можете радоваться, я должен оплакивать.”

    В своей речи Дуглас поблагодарил отцов-основателей Америки, создателей Декларации независимости, за их приверженность «жизни, свободе и стремлению к счастью»:

    «Сограждане, я не испытываю недостатка в уважении к отцам этой республики. Подписавшие Декларацию независимости были храбрыми людьми. К тому же они были великими людьми, достаточно большими, чтобы дать основу для преклонного возраста. Нечасто случается, чтобы нация вырастила за один раз такое количество поистине великих людей.Точка зрения, с которой я вынужден смотреть на них, конечно, не из самых благоприятных; и все же я не могу смотреть на их великие дела с меньшим восхищением. Они были государственными деятелями, патриотами и героями, и за то хорошее, что они сделали, и за принципы, за которые они отстаивали, я объединюсь с вами, чтобы почтить их память ».

    Дуглас заявил, что основатели нации были великими людьми, отстаивавшими свои идеалы свободы. Но поступая так, он осознает лицемерие их идеалов существованием рабства на американской земле.Дуглас продолжает расспрашивать о значении Декларации независимости порабощенных афроамериканцев, испытывающих серьезное неравенство и несправедливость:

    «Сограждане, простите меня, позвольте мне спросить, почему я призван выступать здесь сегодня? Какое отношение я имею или те, кого я представляю, к вашей национальной независимости? Распространены ли на нас великие принципы политической свободы и естественной справедливости, воплощенные в Декларации независимости? и поэтому призван ли я принести наше смиренное приношение к национальному алтарю, исповедовать блага и выразить искреннюю благодарность за благословения, полученные от вашей независимости для нас? »

    «Иезавель» и Соломон: почему Пэтси — герой «12 лет рабства»

    В фильме 1938 года «Иезавель» Джули Марсден, которую играет Бетт Дэвис, выходит на крыльцо своей плантации в Халкионе. Это Луизиана, 1853 год, и она велела своим рабам прийти спеть для ее вечеринки. Они собираются, покачиваясь, когда она говорит им, что хочет другую, более приземленную песню: «Давайте сегодня вечером поднимем Ruckus!» Пока ее тетя и ее гость, Эми, жительница Нью-Йорка, смотрят с пораженным выражением лица, Джули ведет рабов в хор и притягивает их к себе, пока ее не переплетают с полдюжиной чернокожих детей. «Давай, пой…». Попросите маленького янки присоединиться к вам. Сегодня вечером поднимем шум. У нас здесь такие очаровательные обычаи.Эми поворачивается и убегает. На следующее утро, пока женщины ждут результатов дуэли, которую спровоцировала Джули, Эми внезапно кричит: «Вы дикари, южане?»

    Есть сцена, похожая, но измененная, в «12 лет рабства», новом фильме режиссера Стива МакКуина, основанном на мемуарах Соломона Нортапа, которого играет Чиветел Эджиофор. Эдвин Эппс, плантатор, вытащил своих рабов из постели, чтобы они сочиняли музыку и танцевали для него и его жены. Они двигаются, как танцоры во сне, полуритуале и полумраке.Нортап, играющий на скрипке, с таким же успехом мог бы быть Орфеем. Затем Пэтси, молодая женщина, которую играет Лупита Нионго, поднимает и вращает рукой в ​​жесте, чья живость никогда не могла быть хореографирована. Хозяйка плантации смотрит, как ее муж наблюдает за Пэтси, затем тянется к тяжелому хрустальному графину, который она с резкой силой бросает в Пэтси, сбивая ее с ног.

    «Продай ее», — говорит она мужу.

    Соломон Нортап был жителем Нью-Йорка, который оказался на нескольких плантациях Луизианы после похищения в 1841 году.В фильме «Иезавель» Эми уезжает на юг, потому что вышла замуж за Престона, банкира из Нового Орлеана, который когда-то был помолвлен с Джули (которая теперь обезумела из-за ревности). Эми, как и Нортап, является «гостьей с севера», архетипом фильмов о Юге. Посетитель может быть саквояжником, полковником Союза или детективом из Филадельфии. Но расстояние между Эми и Соломоном является показателем того, насколько радикальна и мощна «12 лет рабства». Фильмы нужно смотреть вместе, и не только потому, что они происходят в одном состоянии и годах.Больше, чем многие фильмы об американском рабстве — определенно больше, чем «Унесенные ветром» — они затрагивают отравленную близость в отношениях между черными и белыми на Юге. «Иезавель» поступает так, в конечном счете, трусливо, если не сказать жутко. «12 лет рабства» делает это с необычной храбростью, которая тем более поразительна, что основана на книге, которой сто шестьдесят лет. Эти истории были всегда.

    Когда Эми прибывает в Алкион и раб открывает дверь, она смотрит на него и вздрагивает, немного вздрагивая.Тетя Джули Белль спрашивает, впервые ли она на юге:

    Эми: Да, это красиво — странно, красиво и немного пугающе.

    Тетя Белль: Страшно?

    Эми: Полагаю, из-за его необычности и красоты.

    «Иезавель» — странный фильм, иногда красивый и некрасивый. Бетт Дэвис в роли Джули завораживает, но трудно посочувствовать персонажу, который флиртует, соглашаясь с повешением Уильяма Ллойда Гаррисона. Фильм был снят в основном для Дэвиса, который получил роль Джули, плохой южной красавицы, в качестве утешения за то, что ее не сыграли Скарлетт О’Хара в фильме «Унесенные ветром».Этот фильм затмил «Иезавель» и долгое время все фильмы об американском рабстве; совсем недавно он утратил свою хватку, как из-за карикатурности черных персонажей, так и из-за металлической устаревшей уловки. Это могло бы помочь, если бы Дэвис сыграла Скарлетт; она могла бы принести ощущение чувственной гнили плантационной жизни. «Иезавель» начинает ставить один из центральных вопросов, которым полностью занимается «12 лет рабства»: какое отношение секс имеет к рабству? Какое отношение имеет близость к насилию? В отсутствие свободы все.

    «История женщины, которую любили… когда ее следовало выпороть!» — гласит заголовок оригинального театрального трейлера «Иезавели». Это не метафорично: по крайней мере, три персонажа предполагают, что Джули Дэвиса была бы лучшей хозяйкой, племянницей и женщиной, если бы только кто-то ее избил. Престон, ее жених (которого играет Генри Фонда), почти делает это, бросаясь в ее комнату, размахивая тростью. Но он кладет ее и почти уходит без нее:

    Джули: О Пре, ты забыл свою палку.

    Престон: Я тоже забыл им воспользоваться.

    Она продолжает не подчиняться и уступает его Эми. Современный зритель может подумать, что ей лучше без хозяина, который ее бил. В фильме это катастрофа.

    В чем проблема с Джули? По словам Престон, дело в том, что слишком много людей слушают то, что она говорит. Те, кого мы видим в фильме, в основном рабы. Она говорит одной рабыне, ребенку, о том, чтобы ломать лошадей, заставляя их бояться ее. Мастерство заставило Джули забыть, как подчиняться; Престон, банкир, а не плантатор, забыл, как подчинять кого-то дикого.Это искаженное выражение мнения о том, что рабство испортило отношения между мужчинами и женщинами. Одним из центральных аргументов аболиционистов было то, что рабство развращает семейные отношения, хотя они часто слишком деликатны, чтобы сказать, что это означает. «12 лет рабства», между тем, не стесняется этого.

    Фредерик Дуглас, «Что рабу четвертое июля?»

    Фредерик Дуглас (1818–1895) был бывшим рабом, который в довоенный период стал общепризнанным оратором-аболиционистом.Во время Гражданской войны он неустанно работал над освобождением порабощенных афроамериканцев и в течение десятилетий после войны он, возможно, был самым влиятельным афроамериканским лидером в стране.

    То, что теперь известно как «Что рабу четвертое июля?» речь была произнесена 5 июля 1852 года как обращение к Рочестерскому женскому обществу по борьбе с рабством в Рочестере, штат Нью-Йорк. Прежде чем прочитать выступление, вы можете перейти по этим ссылкам, чтобы узнать больше о жизни Дугласа и эволюции его мысли в этот период.

    Исторический контекст речи:

    На момент произнесения этой речи Дуглас в течение нескольких лет жил в Рочестере, штат Нью-Йорк, редактировал еженедельную газету аболиционистов. Он был приглашен выступить четвертого июля Женским обществом против рабства Рочестера. В начале 1850-х годов напряженность из-за рабства была высокой по всему графству. Компромисс 1850 г. не смог разрешить споры по поводу принятия в Союз новых рабовладельческих штатов.Закон о беглых рабах, принятый Конгрессом в рамках этого компромисса, вызвал резкое недовольство северных штатов. Роман Гарриет Бичер-Стоу о рабстве «Хижина дяди Тома: или жизнь среди низших» был опубликован за несколько месяцев до этого и неожиданно стал национальным бестселлером. По всей стране люди думали и спорили о рабстве, аболиционизме и будущем нации. Историк Йельского университета Дэвид Блайт анализирует речь Дугласа и обсуждает ее исторический контекст в эпизоде ​​подкаста BackStory с американскими историками (прокрутите вниз до эпизода «Что рабу четвертого июля?»).

    Отредактированная версия речи Дугласа представлена ​​ниже. Заголовки в скобках предоставлены редактором для облегчения чтения, так же как и вопросы после каждого раздела. Они не являются частью оригинала. Прочтите каждую часть и ответьте на вопросы в конце этой части.

    Вышеупомянутую аудиозапись актера Осси Дэвиса можно использовать вместе с полным текстом речи Фредерика Дугласа, произнесенной 5 июля 1852 года в Коринтиан-холле перед Рочестерским женским обществом по борьбе с рабством в Рочестере, штат Нью-Йорк.

    Часть первая: Речь четвертого июля…

    Это, в рамках этого праздника, 4 июля. Это день рождения вашей национальной независимости и вашей политической свободы. Это для вас то, чем была Пасха для освобожденного народа Божьего. Он возвращает ваш разум к тому дню и к действию вашего великого избавления; и знамениям и чудесам, связанным с этим деянием и тем днем. Этот праздник также знаменует начало еще одного года в вашей национальной жизни; и напоминает вам, что Республике Америка сейчас 76 лет.Я рад, сограждане, что ваш народ такой молодой. Семьдесят шесть лет — хоть и хорошая старость для человека, но всего лишь частичка в жизни нации. Три десятка лет и десять — это отведенное время для отдельных мужчин; но народы исчисляют свои годы тысячами. В соответствии с этим фактом, вы даже сейчас только начинаете свою национальную карьеру, еще пребывая в периоде детства. Повторяю, я рад, что это так. В этой мысли есть надежда, и надежда очень нужна под темными облаками, которые опускаются над горизонтом.Глаз реформатора встречает гневные вспышки, предвещающие катастрофические времена; но его сердце может забиться легче при мысли, что Америка молода и что она все еще находится на впечатляющей стадии своего существования. Разве он не может надеяться, что высокие уроки мудрости, справедливости и истины еще укажут направление ее судьбе? Будь нация старше, сердце патриота могло бы быть печальнее, а лоб реформатора тяжелее. Его будущее может быть окутано мраком, и надежда его пророков погаснет в печали.Утешает мысль о том, что Америка молода. Великие ручьи нелегко свернуть с каналов, глубоко истощенных с течением веков. Иногда они могут подниматься в тихом и величественном величии и затапливать землю, освежая и удобряя землю своими таинственными свойствами. Они также могут восстать в гневе и ярости и унести на своих гневных волнах накопленное за годы тяжелого труда и лишений богатство. Однако они постепенно возвращаются к тому же старому каналу и текут так же безмятежно, как всегда.Но, хотя реку нельзя повернуть в сторону, она может высохнуть и не оставить ничего, кроме увядшей ветви и уродливой скалы, чтобы завывать на пронизывающем бездну ветру, печальная история ушедшей славы. Как реки, так и народы.

    …………

    2 июля 1776 года старый Континентальный конгресс, к ужасу любителей покоя и поклонников собственности, прикрыл эту ужасную идею [т. Е. Идею полного отделения колоний от короны] всем необходимым. власть национальных санкций.Они сделали это в форме резолюции; и поскольку мы редко приходим к решению, составленным в наши дни, прозрачность которого вообще равна этому, это может освежить ваши умы и помочь моей истории, если я ее прочту. Решено, что эти объединенные колонии по праву должны быть свободными и независимыми государствами; что они освобождены от всякой лояльности британской короне; и что всякая политическая связь между ними и государством Великобритания существует и должна быть, растворенным «.

    Граждане, ваши отцы выполнили это решение.Им это удалось; и сегодня вы пожинаете плоды их успеха. Полученная свобода принадлежит вам; и вы, следовательно, можете достойно отметить эту годовщину. 4 июля — это первый великий факт в истории вашей страны, самый важный момент в цепи вашей еще неразвитой судьбы

    Гордость и патриотизм, а не меньшая благодарность побуждают вас праздновать и хранить их в вечной памяти. Я сказал, что Декларация независимости является замком на цепи судьбы вашей нации; так, действительно, я считаю это.Принципы, содержащиеся в этом документе, являются принципами экономии. Придерживайтесь этих принципов, будьте верны им во всех случаях, везде, против всех врагов и любой ценой.

    С круглой вершины вашего государственного корабля видны темные грозные тучи. Тяжелые валы, словно горы вдали, открывают с подветренной стороны огромные формы кремнистых скал! Этот болт вытащен, эта цепь порвана, и все потеряно. Цепляйтесь за этот день — цепляйтесь за него и за его принципы, с хваткой брошенного штормом моряка за рангоут в полночь. ………

    Сограждане, я не испытываю недостатка в уважении к отцам этой республики. Подписавшие Декларацию независимости были храбрыми людьми. Они тоже были великими людьми — достаточно великими, чтобы прославить преклонных лет. Нечасто случается, чтобы нация вырастила за один раз такое количество поистине великих людей. Точка зрения, с которой я вынужден смотреть на них, конечно, не из самых благоприятных; и все же я не могу смотреть на их великие дела с меньшим восхищением. Они были государственными деятелями, патриотами и героями, и за то хорошее, что они сделали, и за принципы, за которые они отстаивали, я объединюсь с вами, чтобы почтить их память.

    Они любили свою страну больше, чем свои личные интересы; и хотя это не наивысшая форма человеческого совершенства, все согласятся, что это редкая добродетель и что, когда она проявляется, она должна вызывать уважение. Тот, кто разумно отдаст свою жизнь за свою страну, — это человек, которого не в человеческой природе презирать. Ваши отцы поставили на карту свою жизнь, свое состояние и свою священную честь ради дела своей страны. Восхищаясь свободой, они упускали из виду все другие интересы.

    Они были мирными людьми; но они предпочли революцию мирному подчинению рабству. Они были тихими людьми; но они не уклонились от агитации против угнетения. Они проявили терпение; но они знали его пределы. Они верили в порядок; но не в порядке тирании. С ними не было «улажено» ничего неправильного. Для них справедливость, свобода и человечность были «окончательными»; не рабство и угнетение. Вы можете беречь память о таких людях. Они были великими в свое время и в свое время.Их солидная мужественность выделяется еще больше, когда мы противопоставляем их этим временам упадка.

    Какими осмотрительными, точными и пропорциональными были все их движения! Как непохоже на политиков часа! Их государственная мудрость не ограничивалась преходящим моментом и простиралась по силе в далекое будущее. Они ухватились за вечные принципы и подали славный пример в свою защиту. Отметьте их!

    Полностью осознавая трудности, с которыми предстоит столкнуться, твердо веря в правоту своего дела, с честью приглашая на пристальный взгляд мир, благоговейно взывая к небу, чтобы засвидетельствовать свою искренность, здраво осознавая торжественную ответственность, которую они собирались взять на себя, мудро Измеряя ужасные шансы против них, ваши отцы, отцы этой республики, очень сознательно, вдохновленные славным патриотизмом и с возвышенной верой в великие принципы справедливости и свободы, заложили краеугольный камень национальная надстройка, которая выросла и продолжает расти вокруг вас в величии.

    Вопросы:

    1. В некотором смысле первая часть речи является традиционной патриотической речью. Определите эти элементы.
    2. Дуглас использует религиозный язык при обсуждении независимости. Как вы думаете, почему он так поступает?
    3. Что он думает об американских основателях? Какие характеристики он хвалит в них? Какое их самое важное достижение?
    4. Что он подразумевает под кольцом-болтом?
    5. В этом разделе Дуглас неоднократно использует местоимения «вы» и «ваш» (а не «наш» и «наш»). Зачем он это делает?
    6. Как вы думаете, почему он произнес речь 5-го, а не 4-го июля?
    7. Почему он называет свое время «дегенеративным»?

    Часть вторая: Рабство в Америке

    Вышеупомянутый звук (11:35) можно использовать со следующей частью речи Фредерика Дугласа.

    Сограждане, простите меня, позвольте спросить, почему я призван выступать здесь сегодня? Какое отношение я имею или те, кого я представляю, к вашей национальной независимости? Распространены ли на нас великие принципы политической свободы и естественной справедливости, воплощенные в Декларации независимости? и поэтому призван ли я принести наше смиренное приношение к национальному алтарю, исповедовать блага и выразить искреннюю благодарность за благословения, полученные от вашей независимости для нас?

    Дай бог, и ради тебя, и ради нас, чтобы на эти вопросы был правдивый ответ! Тогда моя задача была бы легкой, а моя ноша — легкой и приятной. Ибо кто там настолько холоден, что сочувствие народа не могло его согреть? Кто настолько упрям ​​и мертв по отношению к заявлениям о благодарности, что с благодарностью не признал бы такие бесценные преимущества? Кто такой упрямый и эгоистичный, что не даст своим голосом возвысить аллилуйя юбилея нации, когда цепи рабства были сорваны с его конечностей? Я не тот человек. В таком случае немой может красноречиво говорить, а «хромой прыгнет, как олень».

    Но дело обстоит не так.Я говорю это с грустным чувством разницы между нами. Я не попал в черту славного юбилея! Ваша высокая независимость лишь показывает неизмеримую дистанцию ​​между нами. Благословения, которым вы радуетесь в этот день, не являются общими. Богатое наследие справедливости, свободы, процветания и независимости, завещанное вашими отцами, разделяете вы, а не я. Солнечный свет, который принес вам свет и исцеление, принес мне полосы и смерть. Это четвертое июля ваше, а не мое.Вы можете радоваться, я должен оплакивать. Затащить человека в оковах в величественный освещенный храм свободы и призвать его присоединиться к вам в радостных гимнах — было бесчеловечным издевательством и кощунственной иронией. Вы хотите, граждане, издеваться надо мной, прося выступить сегодня? Если так, то есть параллель с вашим поведением. И позвольте мне предупредить вас, что опасно копировать пример нации, преступления которой, вознесенные до небес, были низвергнуты дыханием Всевышнего, похоронившего этот народ в безвозвратной гибели! Сегодня я могу поднять жалобные причитания обиженных и убитых горем людей!

    «Там мы сели у рек Вавилона.Да! мы плакали, когда вспоминали Сион. Мы повесили наши арфы на ивах посреди них. Ибо там они, взявшие нас в плен, потребовали от нас песни; и потратившие нас требовали от нас веселья, говоря: пойте нам одну из песен Сиона. Как мы можем петь песню Господа в чужой стране? Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть моя правая рука забудет ее хитрость. Если я не вспомню о тебе, пусть мой язык прилипнет к нёбу моих ».

    Сограждане, выше вашей национальной бурной радости я слышу скорбный вопль миллионов! Чьи цепи, тяжелые и мучительные вчера, сегодня они становятся еще более невыносимыми из-за доносящихся до них юбилейных криков.Если я действительно забуду, если я не буду честно вспоминать тех истекающих кровью детей печали в этот день, «пусть моя правая рука забудет свою хитрость, и пусть мой язык прилипнет к нёбу моего!» Забыть их, легкомысленно игнорировать их ошибки и присоединиться к популярной теме было бы самым скандальным и шокирующим предательством и сделало бы меня позором перед Богом и миром. Итак, сограждане, моя тема — американское рабство. Я увижу этот день и его популярные характеристики с точки зрения раба.Стоя там, отождествляясь с американским рабом, считая его ошибки моими, я без колебаний заявляю от всей души, что характер и поведение этой нации никогда не казались мне чернее, чем 4 июля! Обратимся ли мы к декларациям прошлого или к профессиям настоящего, поведение нации кажется одинаково отвратительным и отвратительным. Америка фальшива по отношению к прошлому, фальшива по отношению к настоящему и торжественно обязывает себя быть фальшивой по отношению к будущему. Стоя в этом случае с Богом и раздавленным и истекающим кровью рабом, я буду во имя возмущенного человечества, во имя скованной свободы, во имя конституции и Библии, которые игнорируются и попираются, осмеливаюсь подвергнуть сомнению и осудить, со всем ударением, которое я могу приказать, все, что служит увековечиванию рабства, великого греха и позора Америки! «Не буду уклоняться, не буду извинять»; Я буду использовать самый суровый язык, которым смогу овладеть; и все же ни одно слово не ускользнет от меня, что любой человек, чье суждение не ослеплено предрассудками или который в душе не является рабовладельцем, не признает себя правым и справедливым.

    Но мне кажется, я слышу, как кто-то из моих слушателей говорит: «Именно в этих обстоятельствах вы и ваши братья-аболиционисты не можете произвести благоприятное впечатление на общественное мнение. Вы бы больше спорили и меньше осуждали бы? больше и меньше упрекай; у твоего дела гораздо больше шансов на успех «. Но, полагаю, там, где все ясно, нечего спорить. Какой смысл в убеждении против рабства вы хотите, чтобы я спорил? В какой области темы народ этой страны нуждается в свете? Должен ли я доказывать, что раб — мужчина? Эта точка уже признана.В этом никто не сомневается. Сами рабовладельцы признают это в принятии законов для своего правительства. Они признают это, когда наказывают непослушание со стороны раба. В штате Вирджиния насчитывается семьдесят два преступления, за совершение которых чернокожий мужчина (каким бы невежественным он ни был) подлежит наказанию смертью; тогда как только за два одинаковых преступления белый человек подвергнется одинаковому наказанию. Что это, как не признание того, что раб является нравственным, интеллектуальным и ответственным существом? Признается мужественность раба.Это признается в том факте, что свод законов Юга покрыт постановлениями, запрещающими под суровыми штрафами и взысканиями учить раба читать или писать. Когда вы можете указать на какие-либо такие законы в отношении полевых зверей, тогда я могу согласиться оспорить мужественность раба. Когда собаки на ваших улицах, когда птицы небесные, когда скот на ваших холмах, когда морская рыба и ползающие рептилии не смогут отличить раба от животного, тогда я буду спорить с ты что раб мужчина!

    Пока этого достаточно, чтобы подтвердить равноправие негритянской расы.Разве не удивительно, что, пока мы вспахиваем, сажаем и жнем, используя всевозможные механические инструменты, возводим дома, строим мосты, строим корабли, работая с металлами из латуни, железа, меди, серебра и золота; что, пока мы читаем, пишем и шифруем, действуя как клерки, торговцы и секретари, имея среди нас юристов, врачей, министров, поэтов, авторов, редакторов, ораторов и учителей; что, в то время как мы занимаемся всевозможными предприятиями, общими для других людей, добывая золото в Калифорнии, ловя китов в Тихом океане, кормя овец и крупный рогатый скот на склонах холмов, живя, перемещаясь, действуя, думая, планируя, живя в семьи как мужья, жены и дети, и, прежде всего, исповедуя и поклоняясь Богу христианина и с надеждой надеясь на жизнь и бессмертие за пределами могилы, мы призваны доказать, что мы мужчины!

    Вы хотите, чтобы я утверждал, что человек имеет право на свободу? что он полноправный владелец собственного тела? Вы уже заявили об этом. Должен ли я доказывать неправомерность рабства? Это вопрос к республиканцам? Должно ли это быть решено с помощью правил логики и аргументации, поскольку этот вопрос сопряжен с большими трудностями, включая сомнительное применение принципа справедливости, который трудно понять? Как я должен выглядеть сегодня, в присутствии американцев, разделяя и разделяя дискурс, чтобы показать, что люди имеют естественное право на свободу? говоря об этом относительно и положительно, отрицательно и положительно. Поступить так, означало бы выставить себя смешным и оскорбить ваше понимание.Под балдахином небес нет человека, который не знал бы, что рабство ему вредно.

    Что, я должен утверждать, что неправильно делать людей грубыми, лишать их свободы, работать с ними бесплатно, держать их в неведении относительно их отношений с другими людьми, бить их палками, сдирать кожу их плоть плетью, чтобы утяжелить их конечности, охотиться на них с собаками, продавать их на аукционе, разлучать их семьи, выбивать им зубы, сжечь их плоть, морить их голодом, заставляя их подчиняться и подчиняться своим мастера? Должен ли я утверждать, что система, отмеченная таким образом кровью и окрашенная загрязнениями, ошибочна? Нет! Я не буду. У меня есть лучшее занятие для моего времени и сил, чем предполагают такие аргументы.

    Что же тогда остается спорить? Разве рабство не божественно? что Бог не устанавливал это; что наши доктора богословия ошибаются? В этой мысли есть богохульство. То, что бесчеловечно, не может быть божественным! Кто может аргументировать такое предложение? Те, кто может, могут; Я не могу. Время для такого спора прошло.

    В такое время нужна жгучая ирония, а не убедительный аргумент.О! если бы у меня были способности и я мог бы достучаться до ушей нации, я бы сегодня излил огненный поток резких насмешек, резких упреков, резкого сарказма и сурового упрека. Ибо нужен не свет, а огонь; это не нежный душ, а гром. Нам нужна буря, вихрь и землетрясение. Необходимо оживить чувство нации; необходимо пробудить совесть нации; следует поразить приличия нации; лицемерие нации должно быть разоблачено; и его преступления против Бога и человека должны быть объявлены и осуждены.

    Что, американскому рабу, твое 4 июля? Я отвечаю; день, который раскрывает ему больше, чем все другие дни в году, грубую несправедливость и жестокость, постоянной жертвой которых он является. Для него ваше празднование — притворство; ваша хвастливая свобода, нечестивая лицензия; ваше национальное величие, раздувающееся тщеславие; звуки твоей радости пусты и бессердечны; ваше обличение тиранов, наглость с латунным видом; ваши крики свободы и равенства, пустые насмешки; ваши молитвы и гимны, ваши проповеди и благодарности, со всем вашим религиозным парадом и торжественностью, для Него просто напыщенность, мошенничество, обман, нечестие и лицемерие — тонкая пелена, прикрывающая преступления, которые позорят нацию дикарей.Нет на Земле страны, виновной в действиях более ужасных и кровавых, чем народ Соединенных Штатов, в этот самый час.

    Идите, куда можете, ищите, где хотите, бродите по всем монархиям и деспотиям Старого Света, путешествуйте по Южной Америке, ищите все злоупотребления, а когда вы найдете последнее, положите свои факты рядом с повседневные обычаи этой нации, и вы скажете вместе со мной, что из-за отвратительного варварства и бесстыдного лицемерия Америка правит без соперников. ..

    Вопросы:

    1. Во второй части речи Дуглас обращается к настоящему и своим ощущениям по поводу празднования 4 июля. Что это?
    2. Далее Дуглас представляет картину американского рабства. С какой точки зрения он на это смотрит?
    3. Как он показывает, что все в Америке, на Севере и на Юге, рассматривают порабощенных африканцев как людей
    4. Какие чувства он вызывает в своей аудитории в этом разделе?
    5. Какое значение имеет изображение рептилии на груди нации в конце этого раздела?

    Часть третья: Причины надежды

    КОНСТИТУЦИЯ

    Но в ответ на все это дается ответ, что именно то, что я осудил, на самом деле гарантируется и санкционируется Конституцией Соединенных Штатов; что право держать рабов и охотиться на них является частью Конституции, созданной выдающимися отцами Республики.

    Тогда, смею утверждать, несмотря на все, что я сказал ранее, ваши отцы сгорбились, низко согнулись: «Чтобы баловаться с нами в двояком смысле: и слово обетования соблюдайте для уха, но сокрушите его до сердца».

    И вместо того, чтобы быть честными людьми, которых я раньше объявил, они были самыми настоящими самозванцами, которые когда-либо практиковали с человечеством. Это неизбежный вывод, и выхода из него нет. Но я отличаюсь от тех, кто обвиняет в этой подлости создателей Конституции Соединенных Штатов.По крайней мере, мне кажется, это клевета на их память. Сейчас нет времени подробно обсуждать конституционный вопрос — и у меня нет возможности обсуждать его, как следовало бы. Этим вопросом мастерски овладел Лизандр Спунер, эсквайр, Уильям Гуделл, Сэмюэл Э. Сьюолл, эсквайр, и, наконец, что не менее важно, Герритт Смит, эсквайр. Эти джентльмены, как я думаю, полностью и ясно защитили Конституцию от любых намерений поддержать рабство в течение часа.

    «[L] И я спрашиваю, не является ли это несколько необычным, что, если Конституция была задумана как инструмент рабовладельческого труда, то почему ни рабство, ни рабовладение, ни рабство нигде не встречаются в Это.«

    Сограждане! нет вопроса, в отношении которого народ Севера позволил себе быть столь разрушительным, как в отношении прорабовладельческого характера Конституции. В этом инструменте, который я держу, нет ни ордера, ни разрешения, ни санкции ненависти; но, истолкованная так, как должно толковаться, Конституция является СЛАВНЫМ ДОКУМЕНТОМ О СВОБОДЕ. Прочтите его преамбулу, рассмотрите его цели. Есть ли среди них рабство? Это у подъезда? или это в храме? Это ни то, ни другое.Хотя я не собираюсь обсуждать этот вопрос в данном случае, позвольте мне спросить, если это не несколько странно, что если Конституция была задумана ее создателями и авторами как инструмент рабовладения, почему ни рабство, рабовладения, ни рабов в нем нигде нет. Что можно было бы подумать о документе, составленном, юридически оформленном с целью предоставления городу Рочестера права на участок земли, в котором не упоминается земля? Теперь есть определенные правила толкования для правильного понимания всех правовых инструментов.Эти правила хорошо установлены. Это простые, основанные на здравом смысле правила, которые мы, вы, я и все мы можем понять и применить, не потратив годы на изучение права. Я пытаюсь понять, что вопрос о конституционности или неконституционности рабства — это не вопрос народа. Я считаю, что каждый американский гражданин борется за то, чтобы сформировать мнение о конституции и распространять это мнение, и использовать все достойные средства, чтобы сделать свое мнение преобладающим. Без этой борьбы свобода американского гражданина была бы такой же небезопасной, как и свобода француза.Бывший вице-президент Даллас говорит нам, что конституция — это объект, к которому ни один американский разум не может быть слишком внимательным, и ни одно американское сердце не может быть слишком преданным. Далее он говорит, что Конституция, по ее словам, проста и понятна и предназначена для доморощенного, бесхитростного понимания наших сограждан. Сенатор Берриен сказал нам, что Конституция — это основной закон, который регулирует все остальные. Хартия наших свобод, в понимании которой каждый гражданин лично заинтересован.Свидетельства сенатора Бриза, Льюиса Касса и многих других, кого можно назвать, которые повсюду считаются хорошими юристами, так же относятся к конституции. Таким образом, я считаю, что частное лицо не является презумпцией формировать мнение об этом инструменте.

    Теперь возьмем конституцию в ее простом прочтении, и я не согласен с тем, что в ней содержится единственная статья о рабстве. С другой стороны, будет обнаружено, что в нем содержатся принципы и цели, полностью враждебные существованию рабства.

    Я уже слишком долго задержал свою аудиторию. Когда-нибудь в будущем я с радостью воспользуюсь возможностью подробно и справедливо обсудить эту тему.

    Позвольте мне сказать в заключение, несмотря на мрачную картину, которую я представил сегодня о состоянии нации, я не отчаиваюсь в этой стране. Есть действующие силы, которые неизбежно должны работать. Крушение рабства. «Рука Господа не укорочена», и судьба рабства очевидна.Поэтому я с надеждой прекращаю с того места, где начал. Черпая поддержку из Декларации независимости, содержащихся в ней великих принципов и гениальности американских институтов, мой дух также воодушевляется очевидными тенденциями эпохи. Нации сейчас не находятся в таких отношениях друг с другом, как это было много лет назад. Ни одна нация не может теперь отгородиться от окружающего мира и беспрепятственно идти по старому пути своих отцов. Было время, когда такое можно было сделать.Давно установившиеся обычаи пагубного характера раньше могли ограждать себя и безнаказанно выполнять свою злую работу. Тогда знания были ограничены и ими наслаждались немногие избранные, а множество людей продолжало свой путь в ментальной тьме. Но теперь в делах человечества произошла перемена. Обнесенные стеной города и империи вышли из моды. Рука торговли унесла ворота сильного города. Разведка проникает в самые темные уголки земного шара. Он прокладывает свой путь над морем и под ним, а также по земле.Его зафрахтованными агентами являются ветер, пар и молния. Океаны больше не разделяют, а связывают народы вместе. Из Бостона в Лондон теперь праздничная экскурсия. Пространство сравнительно уничтожено. Мысли, высказываемые по одну сторону Атлантики, отчетливо слышны по другую. Далекий и почти сказочный Тихий океан величием катится у наших ног. Поднебесная, тайна веков, разгадывается. Повеление Всевышнего «Да будет свет» еще не исчерпало своей силы. Ни оскорбления, ни оскорбления, будь то вкус, спорт или жадность, теперь не могут спрятаться от всепроникающего света.Железный башмак и искалеченная китайская ступня должны быть замечены на контрасте с природой. Африка должна встать и облачиться в свою еще нетканую одежду. «Эфиопия протянет руку к Богу». Я говорю о горячих устремлениях Уильяма Ллойда Гаррисона, и пусть каждое сердце присоединится к его словам:

    Божественная скорость в год юбилея
    Огромный мир o’er
    Когда освободится от их истязательных цепей,
    Угнетатель гнусно преклонит колени,
    И наденет иго тирании
    Больше не будет, как звери.
    Придет тот год, и воцарится свобода,
    Снова возглавить его разграбленные битвы
    Восстановить.

    Скорби Господь день, когда человеческая кровь
    Перестанет течь!
    В любой стране быть понятым,
    Требования человеческого братства,
    И каждый ответ на зло, добро,
    Не удар за ударом;
    В тот день закончится всякая междоусобица.
    И превратиться в верного друга
    Каждого врага.

    Бог ускорит час, славный час,
    Когда никто на земле
    Не проявит господскую власть,
    Ни в присутствии тирана не съежится;
    Но все до башни мужского роста,
    Равным рождением!
    ЧАС БУДЕТ ПРИДЕТ, каждому, всем,
    И из его темницы, раб
    Идите вперед.

    До того года, дня, часа, прибуду,
    С головой, сердцем и рукой я буду стремиться,
    Сломать жезл и разорвать гиву,
    Спойлер его добычи лишит —
    Так свидетельствуйте Небеса!
    И никогда из выбранной мною должности,
    Независимо от опасности или затрат,
    Беги.

    Вопросы

    1. Почему Дуглас апеллирует к Конституции в последней части речи? Что удивительного в этом обращении?
    2. К каким еще элементам американской политической традиции он обращается?
    3. Учитывая все, что он сказал в своей речи, почему Дуглас делает вывод на оптимистической ноте в отношении чернокожих американцев?
    4. Какие причины он дает для оптимизма?

    Последний оплот рабства

    Нуакшот, Мавритания (CNN)

    Мулкхейр Минт Ярба вернулась после дня, когда она пасла коз своего хозяина в пустыне Сахара, и обнаружила нечто невообразимое: ее маленькая девочка, едва достигшая возраста, чтобы ползать, была оставлена ​​на улице умирать.

    Обычно стоическая мать, чьи угольно-черные глаза и картонные руки несут в себе десятилетия печали, плакала, когда увидела безжизненное лицо своего ребенка с открытыми глазами, покрытыми муравьями, отдыхающим на оранжевых песках мавританской пустыни. Хозяин, изнасиловавший Мулкхейра, чтобы произвести на свет ребенка, хотел наказать своего раба. Он сказал ей, что без ребенка на спине она будет работать быстрее.

    Пытаясь взять себя в руки, Мулкхейр спросил, может ли она сделать перерыв, чтобы похоронить свою дочь должным образом.Ответ ее хозяина: возвращайся к работе.

    «Ее душа — это душа собаки», — вспоминает она его слова.

    Позже в тот же день на кладбище «Мы вырыли неглубокую могилу и похоронили ее в одежде, не вымыв ее и не совершив погребальных обрядов».

    «У меня были только слезы, чтобы утешить меня», — позже она рассказывала активистам, выступающим против рабства, согласно письменным показаниям.«Я много плакал о своей дочери и о ситуации, в которой я оказался. Вместо того, чтобы понять, они приказали мне заткнуться. В противном случае они усугубили бы мою ситуацию — настолько плохо, что я не смог бы вынести этого ».

    Мулкхейр рассказала свою историю CNN в декабре, когда репортер и видеооператор посетили Мавританию — обширную, сухую до костей страну на западной окраине Сахары — чтобы задокументировать рабство в месте, где эта практика, возможно, более распространена и с большей готовностью принимается. и более труднопреодолимый, чем где-либо еще на Земле.

    По оценкам специального докладчика ООН по современным формам рабства Гульнары Шагинян, от 10% до 20% 3,4 миллиона жителей Мавритании находятся в «настоящем рабстве». Если в этом нет ничего невероятного, представьте, что Мавритания была последней страной в мире, отменившей рабство. Это произошло в 1981 году, почти через 120 лет после того, как Авраам Линкольн издал Прокламацию об освобождении от власти в Соединенных Штатах. Лишь пять лет назад, в 2007 году, Мавритания приняла закон, криминализирующий владение другим человеком. Пока только по одному делу было возбуждено уголовное дело.

    Страна — последний оплот рабства.

    Даже зная об этих фактах до отъезда, то, что мы обнаружили на земле в Западной Африке, нас удивило. Мавритания чувствует себя застрявшей во времени, причем одновременно странной и зловещей. Это место, где верблюды и козы бродят по улицам рядом с помятыми французскими седанами; где шелковистые песчаные дюны придают земле вид сверху пирога безе; где ветры пустыни играют с плащами кочевых пастухов, делая их силуэты похожими на танцующие языки пламени на горизонте; и где, что невероятно, оттенки цвета кожи человека и его семейный анамнез определяют, будет он или она свободным или порабощенным.

    Эта реальность пронизывает все стороны мавританской жизни — от темнокожих мальчиков, которые подают в ресторанах чай со вкусом мяты, до одежды, которую носят люди. Мужчина в ярко-синей одежде, развевающейся на руках и с причудливой золотой вышивкой на груди, почти наверняка свободен и происходит из традиционного рабовладельческого класса белых мавров, то есть более светлокожих арабов. Женщина с ярким принтом тай-дай, покрывающим волосы, но не руки, скорее всего, рабыня.Ее руки выставлены против обычаев, поэтому она может работать.

    Это сводящее с ума, сложное место — оно сделало его тем более трудным для понимания посторонними, потому что никому не разрешается говорить о рабстве. Когда мы выступили перед министром сельского развития страны по поводу существования рабства, Брахим ульд М’Барек ульд Мед эль-Моктар сказал нам, что его страна является одной из самых свободных в мире. «Все люди в Мавритании свободны, и этого явления (рабства) больше не существует», — сказал он.

    Проблема здесь настолько деликатная, что нам приходилось проводить большую часть наших интервью тайно, часто посреди ночи и в скрытых местах. Единственный другой вариант — это сделать их в присутствии государственного наблюдателя, который был назначен в нашу группу Министерством связи, чтобы гарантировать, что мы не упоминаем эту тему. Нашей официальной причиной въезда в страну было сообщение о науке о стаях саранчи; наши знакомые по этой истории не знали о нашем плане исследования рабства.

    Если бы нас поймали за разговором с беглым рабом, таким как Мулкхейр, нас могли бы арестовать или выслать из страны без наших записных книжек и видеозаписи. Об этом мы узнали на встрече с национальным директором по аудиовизуальным коммуникациям Мохамедом Яхья ульд Хей, который сообщил нам, что журналисты, пытавшиеся освещать такие темы, были заключены в тюрьму или изгнаны из страны.

    Что еще более важно, быть пойманным на разговоре о рабстве могло поставить под угрозу наши источники.Активисты, выступающие против рабства, заявляют, что их арестовывали и пытали за свою работу.

    Когда мы встретили Мулкхейра в сером офисе под открытым небом в Нуакшоте, приморской столице Мавритании, где бетонные здания разбросаны по Сахаре, как Лего в песочнице, наш наемный охранник стоял на страже у дверей, чтобы убедиться, что представители правительства не приехали. следуя за нами, как и во время других частей нашего визита.

    Мулкхейр, которой за 40, надела ярко-синий головной платок и подходящее платье. Она была достаточно храброй, чтобы рассказать свою историю с уравновешенностью и непоколебимой решимостью. Она сделала это в надежде, что ее бывшие хозяева будут привлечены к ответственности. Она знала, что рассказ о своей истории может подвергнуть ее опасности, но попросила называть ее имя и показать ее фотографию. «Я никого не боюсь», — сказала она.

    Когда она рассказывала о своих пытках, заключении и побеге, ее руки дико жестикулировали, но ее глаза не отрывались от меня с точностью, как дротик.

    Слушая ее рассказ, стали до боли очевидными два факта:

    В Мавритании оковы рабства носят не только физический, но и умственный характер.

    И для их взлома — немыслимо долгий процесс — требуются маловероятные союзники.

    ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ: Долгий путь к свободе

    Мулкхейр родился рабом в северных пустынях Мавритании, где песчаные дюны испещрены колючими акациями. В детстве она чаще разговаривала с верблюдами, чем с людьми, проводя дни в Сахаре, ухаживая за стадом своего хозяина. Она вставала до рассвета и трудилась в ночи, толкая пшено, чтобы приготовить еду, доить скот, убирать и стирать. Ей никогда не платили за ее работу. «Я была похожа на животное, живущее с животными», — сказала она.

    Рабовладельцы в Мавритании полностью владеют своими рабами. Они могут отослать их по желанию, и хозяин обычно дарит молодую рабыню в качестве свадебного подарка. Эта практика разлучает семьи; Мулкхейр никогда не знал ее мать и почти не знал ее отца.

    Большинство рабских семей в Мавритании состоит из темнокожих людей, чьи предки были захвачены светлокожими арабскими берберами много веков назад. Рабов обычно не покупают и не продают — их дарят и связывают на всю жизнь. Их потомки тоже автоматически становятся рабами.

    Все дети Мулкхейра родились в рабстве.

    И все это результат изнасилования ее хозяином.

    Нападения начались, когда она едва начала покрывать голову платком — мусульманская традиция, которая начинается в период полового созревания. Хозяин вывел Мулкхейр на козьи поля возле своего дома и изнасиловал ее на глазах у животных. У Мулкхейра не было выбора, кроме как терпеть эту пытку. Она убедила себя, что ее хозяин знает, что для нее лучше всего — что так было всегда, всегда будет.

    Она не могла видеть дальше своего маленького порабощенного мира.

    Чтобы задокументировать рабство в Мавритании, мы выехали из Нуакшота в Сахару, где пейзаж пустыни настолько обширен, что вызывает клаустрофобию.

    Мы ехали несколько часов, не видя ни одного человека или жилища, за исключением военных блокпостов, где люди в черных тюрбанах — видны лишь куски их лиц — останавливают все машины, требуя знать, что их пассажиры делают в пустыне.

    «Я был подобен животному, живущему с животными». — Мулкхейр Минт Ярба, беглый раб

    Пейзаж — изюминка пустоты: пыльные равнины, колючие кусты и песчаные дюны проносятся мимо окон нашего Land Cruiser со скоростью 75 миль в час. Похоже, что огромный шприц воткнули в землю, чтобы высосать весь цвет, кроме желтого и коричневого.

    Чем дальше в пустыню, тем больше кажется вероятным, что внешнего мира просто не существует — что память играет злую шутку.Вот и все.

    Именно в этой изолированной среде процветало рабство.

    Иногда в поле зрения появляется деревня. В большинстве из них мы видели одну и ту же сцену: темнокожие люди работают слугами. Они живут в палатках, сделанных из тряпок, некоторые из них настолько ветхие, что их обшитые корой каркасы из палочек выглядят как туши, оставленные гнить на солнце.

    По дороге невозможно узнать наверняка, кто из этих мужчин и женщин порабощен, а кому платят за свой труд.Многие существуют где-то в континууме между рабством и свободой. Некоторые избиты; некоторые нет. Некоторых держат в плену под угрозой насилия. Другие похожи на Мулкхейра — скованные более сложными методами, обманутые, заставив поверить, что их темная кожа делает их менее достойными, что их место — служить светлокожим хозяевам. Некоторые сбежали и живут в страхе, что их найдут и вернут семьям, которым они принадлежат; некоторые возвращаются добровольно, не в силах выжить без посторонней помощи.

    Поскольку рабство настолько распространено в Мавритании, опыт рабства там весьма разнообразен, — сказал Кевин Бейлс, президент группы Free the Slaves. «Мы говорим о сотнях тысяч людей», — сказал он, когда его спросили о том, как обычно обращаются с рабами в Мавритании. «Ответ на все вышеперечисленное».

    Как ни странно, некоторые хозяева, которые больше не нуждаются в помощи рабов, отправляют слуг в сельские деревни, предназначенные только для рабов.Они проверяют их только изредка или нанимают информаторов, которые следят за тем, чтобы рабы ухаживали за землей и не покидали ее.

    Заборы, окружающие эти круглые деревни, часто состоят из длинных веток, вертикально воткнутых в землю, так что они выглядят как рога огромных быков, погруженных в песок.

    Ничто не связывает эти костяные столбы вместе. Ничто не мешает людям бежать.

    Но редко.

    Жизнь в Мавритании

    Чтобы понять путь Мулкхейр к свободе, мы разыскали двух маловероятных союзников, которые помогли освободить ее в 2010 году: рабыню и рабовладельца.

    Бубакар Мессауд и Абдель Насер Ульд Этмане выросли в совершенно разных мирах. Каждый из них отправится в собственное удивительное путешествие, чтобы в конечном итоге бороться за свободу Мулкхейра и других, подобных ей.

    Мы встретили Абделя, смуглого человека с фигурой марафонца и стрижкой в ​​стиле Цезаря, в квартире его семьи в Нуакшоте, далеко зашло, когда наши государственные служащие спали. Огромный синий халат Абделя, знак благородства, сморщился, как креповая бумага, когда он заправил струящуюся одежду за колени и сел на вышитый зеленый диван. Он предложил нам верблюжье молоко и спросил, может ли он курить, прежде чем свернуться на диване, как чеширский кот, и начать свой рассказ.

    Это рассказ о том, как рабовладелец становится аболиционистом.

    Абделю 47 лет. Ему было 7 лет, когда он выбрал мальчика с кожей цвета угля, чтобы тот стал его личным рабом на всю жизнь. Молодой рабовладелец сделал выбор на церемонии обрезания; в качестве подарка для этого обряда перехода во взрослую жизнь он мог выбрать что угодно: козу, конфету, деньги. Но Абдель хотел темнокожего мальчика.

    Этнические группы в Мавритании

    Белые болота

    Светлокожие берберы, говорящие по-арабски и традиционно владевшие рабами.Большинство мужчин носят голубые рубашки, называемые бубусами, с орнаментом на груди. Белые мавры являются властным классом Мавритании и контролируют больше богатств, чем любая другая группа. Некоторые, однако, живут в бедности. Нередко можно встретить Белого Мавра, живущего в палатке, лишь немного большей, чем у его или ее рабов.

    Блэк Мурс

    Темнокожие люди, исторически находившиеся в рабстве у белых мавров. Родом из Африки к югу от Сахары, черные мавры переняли многие аспекты арабской культуры своих хозяев.Они говорят на арабском диалекте хасания.

    Чернокожие африканцы

    Другие темнокожие жители Мавритании принадлежат к нескольким этническим группам, включая пулаар, сонинке и волоф. Эти группы также встречаются в Сенегале, который граничит с южной границей Мавритании. Они похожи на черных мавров, но никогда не были порабощены и сильно отличаются по культуре и языку.

    Харатине

    Слово буквально означает «освобожденные рабы», но его можно использовать для описания людей, которые находятся в рабстве или принадлежат к бывшему классу рабов черных мавров.Многие харатинцы существуют где-то в диапазоне между рабством и свободой и являются объектом классовой и расовой дискриминации.

    «Это было как если бы я выбирал игрушку», — сказал Абдель о выборе своего раба. «Для меня это было так, как если бы он был вещью — вещью, которая мне нравилась. Эта идея пришла ко мне, потому что все эти истории о нем заставляли меня смеяться — что он говорил во сне, что он был немного пухленьким и немного неуклюжим, что он всегда терял животных, за которыми должен был наблюдать и тогда всегда за это наказывался.

    «Так что для меня он был интересной и комичной фигурой. Это нормально, что я выбрала его ».

    Абдель сказал, что его семья никогда не била его раба Йебава ульд Кейхель. Однако члены семьи заставили его бесплатно пасти их стада коз и верблюдов в пустынях центральной Мавритании. В то время, как сказал нам Абдель, он не чувствовал себя виноватым. Фактически, он и другие дети в их кочевой группе, которая следовала за водой из одного безымянного района Сахары в другой, открыто издевались над рабами, которые служили им.Он сказал нам, что когда на плато Тагант шел дождь, рабам, таким как Иебава, приходилось подпирать края палатки главной семьи, чтобы вода не просачивалась внутрь. Абдель вспоминает, как слышал стуча зубами рабов в холодные ночи пустыни — и насмехался над этой «музыкой зубов» со своими друзьями-рабами.

    «Здесь они стояли, защищая нас, а мы были совершенно без сознания (и) невежественны», — сказал Абдель. «На самом деле это было совершенно невинно, потому что для нас рабство было естественным состоянием.Надо действительно помнить, что когда человек рождается в определенной среде, она считается правильной — справедливой и справедливой ».

    Абдель мог бы и дальше так думать, если бы не учитель, который отправил его в библиотеку, где книги перенесли его в другие миры — места, где рабство давно было отменено.

    Родители Абделя хотели, чтобы он пошел в школу в Нуакшоте, в 300 милях к западу от песчаного плато, где они разводили коз и верблюдов.Как вспоминает Абдель, ему был назначен наставник, эксцентричный европеец в толстых очках и афро. Этот человек потребовал, чтобы Абдель, около 12 лет, каждый день ходил во Французский культурный центр Нуакшота, чтобы почитать дополнительно.

    Сначала колеблясь, Абдель вскоре погрузился в каждую книгу, которую смог найти. Он начал с французских комиксов, таких как «Астерикс». Это было незадолго до того, как он начал собирать тома о Французской революции.

    В книге о правах человека, взятой с полок библиотеки почти наугад, Абдель нашел идею, которая навсегда изменит его жизнь:

    Мужчины рождаются и остаются свободными и равноправными.

    Абдель снова и снова перечитывал строчку.

    «Я начал спрашивать себя, исходит ли ложь из этой книги, — сказал он нам, — или она, скорее, исходит из моей собственной культуры».

    Как только это семя — вопрос, который разрушит весь его мир — было посажено в его разуме, он уже не мог остановить его рост. К 16 годам он вернулся в кочевое поселение своей семьи в пустыне, чтобы сказать своим рабам, что они свободны.Он был шокирован их ответом.

    Они не хотели быть свободными, — вспоминал он. Или они не знали, что такое свобода.

    Его мать сказала ему перестать вести себя глупо — рабы нуждаются в семье, чтобы заботиться о них, и что это естественный порядок в мире, каким он всегда будет.

    Но Абдель становился все более убежденным в том, что рабство было неправильным, что права его раба, Йебавы, ничем не отличались от его собственных.

    В возрасте 20 с небольшим лет Абдель организовал сообщество молодых активистов, большинство из которых были такими же светлокожими, как он, которые начали спорить о достоинствах рабства, в котором они выросли и которое, по сути, увековечили. Они сидели на песчаных дюнах поздно ночью — втайне, опасаясь, что их обнаружит правительство, которое официально отменило рабство в 1981 году, но позволило ему сохраниться. Там они обсудили способы положить конец практике, которая так укоренилась в их культуре.

    Именно через эти разговоры Абдель встретил Бубакара Мессауда.

    Мужчины собрались на крыше в 1995 году под полуночным небом из звезд пустыни. Приглушенными голосами они планировали основание аболиционистской организации под названием SOS Slaves. Это одна из немногих групп, которые сегодня борются с рабством в Мавритании.

    И это освободит Мулкхейра.

    Бубакар до сих пор живет в бетонном комплексе, который служил местом встречи для первой дискуссии на крыше о SOS-рабах.В ту ночь, когда мы брали у него интервью, мы прошли окольным путем к его дому, свернув по песчаным улочкам и повернувшись назад, чтобы проверить наличие последователей. Мы проскользнули через металлическую дверь, которая служила входом в комплекс около полуночи, и лишь кусочек луны висел в угольно-угольном небе. Мы нашли Бубакара, внушительную фигуру с сильными плечами, кожей черного дерева и снежной бородкой, лежащим в своей гостиной.

    Почему рабство все еще существует в 2012 году

    Почему рабство продолжалось в Мавритании еще долго после того, как оно было отменено в других местах? Есть много факторов, которые усложняют сложную ситуацию.Вот несколько:

    Политика

    Правительство Мавритании мало что сделало для борьбы с рабством и в интервью CNN отрицало существование такой практики. «Все люди в Мавритании свободны, и этого явления (рабства) больше не существует», — сказал один чиновник.

    География

    Мавритания — огромная и по большей части пустая страна в пустыне Сахара. Это затрудняет соблюдение каких-либо законов, в том числе законов против рабства. Отделение «Аль-Каиды» сочло его привлекательным укрытием, а обширность страны также означает, что сельские и кочевые рабовладельцы в значительной степени скрыты от глаз.

    Бедность

    Сорок четыре процента мавританцев живут менее чем на 2 доллара в день. Рабовладельцы и их рабы часто крайне бедны, необразованы и неграмотны. Это делает поиск жизни вне рабства чрезвычайно трудным или невозможным. С другой стороны, бедность также привела к тому, что некоторые рабовладельцы освободили своих рабов, потому что они больше не могли позволить себе содержать их.

    Религия

    Местные исламские лидеры, называемые имамами, исторически выступали за рабство.По словам активистов, такая практика продолжается в некоторых мечетях, особенно в сельской местности. Различные религии во многих странах использовались для оправдания продолжения рабства. «Они заставляют людей поверить в то, что попасть в рай зависит от их покорности», — сказал один мавританский активист Бубакар Мессауд о том, как религиозные лидеры обращаются с рабством.

    Расизм

    Рабство в Мавритании не полностью основано на расе, но люди с более светлой кожей исторически владели людьми с более темной кожей, и, по мнению местных аналитиков, в стране процветает расизм. Мавританцы живут по жесткой кастовой системе с классом рабов внизу.

    Образование

    Возможно, самое удивительное, что многие рабы в Мавритании не понимают, что они порабощены; Активисты говорят, что им промыли мозги, заставив поверить в то, что им в этом мире положено работать рабами, без оплаты и без прав на своих детей. Другие опасаются, что потеряют социальный статус, если сбегут от хозяина, которого считают богатым. Рабы из благородных семей достигают определенного уровня благодаря ассоциации.

    Вечерний ветерок плыл через открытые окна, когда он рассказывал нам о своей жизни в качестве сына рабов на юге Мавритании, недалеко от границы страны с Сенегалом. По его словам, несмотря на то, что хозяин предоставил своей семье ограниченную свободу до рождения Бубакара, он все же вырос, работая на мужском поле, и хозяин брал часть урожая, который они производили каждый год. Возможно, это не было буквальным рабством, но по существу не отличалось. «В тот период я ​​все еще мог чувствовать себя рабом, — сказал нам Бубакар, — что я отличался от других детей.

    Одно важное отличие: он не мог ходить в школу.

    Хозяин этого не допустил, и его родители не собирались поднимать этот вопрос. Этого Бубакар никогда не понимал. Итак, в 7 лет, в том же возрасте, когда Абдель выбрал своего раба, Бубакар пошел в местную школу, хотя ему не разрешили там находиться. Администрация увидела, что он стоит на ступеньках школы и плачет, и, как сказал нам Бубакар, из сочувствия позволила ему прийти.

    Образование изменило жизнь Бубакара, точно так же, как изменило жизнь Абделя. Как только он начал читать о жизни за пределами своего крошечного мира, он стал приверженцем идеи, что все люди — включая членов его семьи — должны быть свободны.

    Годы спустя он мгновенно найдет союзника в лице Абделя, бывшего рабовладельца. Это сотрудничество — между двумя мужчинами с противоположных сторон жесткой кастовой системы Мавритании — станет неотъемлемой силой SOS-рабов.

    «Если мы не сможем убедить максимальное количество белых и максимальное количество черных» в том, что рабство неправильно, — сказал нам Бубакар, — «рабство никуда не денется».

    Вместе они разработали метод борьбы с рабством в Мавритании.

    Шаг первый — взять интервью у сбежавших рабов и предать гласности их истории. Мышление: если человек знает, что рабство существует, как он может не хотеть бороться с ним?

    Шаг второй — помочь рабам обрести свободу.Это было сложнее, сказал нам Бубакар, потому что такая рабыня, как Мулкхейр — женщина, чей ребенок остался на улице умирать, — должна решить, что она хочет быть свободной, прежде чем SOS сможет что-то сделать, чтобы помочь.

    Ученые находят много общего между современным мавританским рабством и рабством в Соединенных Штатах до гражданской войны 1800-х годов. Но одно фундаментальное отличие состоит в следующем: рабы в этой африканской стране обычно не удерживаются физическими ограничениями.

    «Цепи для раба, который только что стал рабом, который стал рабом.. . только что переправили через Атлантику », — сказал Бубакар. «Но раб из множества поколений, раб, происходящий из многих поколений, он раб даже в своей собственной голове. И он полностью покорный. Он готов даже пожертвовать собой ради своего хозяина. И, к сожалению, именно такое рабство мы имеем сегодня »- рабство, о котором мечтали« американские плантаторы ».

    Для того, чтобы рабыня была свободной, она сначала должна разорвать оковы своего разума.

    В первый раз, когда активисты попытались спасти Мулкхейр, она отказалась идти.

    Она никогда не знала жизни за пределами пустыни. Мысль о городе пугала ее, и она боялась жестокого возмездия со стороны мастеров, которые уже так жестоко обращались.

    «Она не хотела разговаривать с нами — ни с кем, если уж на то пошло», — сказал Бубакар, соучредитель SOS Slaves. «Она была со своими хозяевами, и все».

    Это было в 2007 году, незадолго до того, как Мавритания приняла закон, криминализирующий рабство.После того, как этот закон вступил в силу, правительство начало кампанию, чтобы доказать, что рабства не существует, сказал Бубакар. Государственный чиновник в Адраре, регионе, где жил Мулкхейр, попытался отрицать наличие рабства в его провинции. Представитель SOS Slaves в этом регионе сказал иное: «Мы знаем о рабе по имени Мулкхейр», — сказал он официальным лицам. С ней очень плохо обращаются. Мы пытались спасти ее, но она не пошла с нами. Ей нужна помощь.

    По словам Бубакара и Мулкхейра, чтобы гарантировать, что история рабства Мулкхейра не будет предана огласке, правительственные чиновники устроили фальшивое спасение.Они приехали на полицейской машине и забрали женщину и ее пятерых детей у хозяина, который всех их поработил с самого рождения. Мулкхейр сказал, что хозяин сотрудничал. К ее удивлению и замешательству, он дал ей шесть коз и набедренную повязку, чтобы она забрала с собой. У нее никогда раньше не было собственности.

    «Позже я поняла, что все это было сделано для того, чтобы скрыть мое истинное состояние рабства», — сказала она активистам, выступающим против рабства, согласно письменной записи интервью.

    Ее вкус свободы будет кратковременным, как неземной мираж на горизонте.

    Вскоре Мулкхейр и ее дети были переданы бывшему полковнику мавританской армии, сообщает SOS Slaves. Он должен был нанять их. По словам Мулкхейра, он снова поработил их.

    «Он оказался хуже», чем первоначальный хозяин, — сказал нам Мулкхейр. «Он бил меня и спал с моими дочерьми.Он стрелял над их головами из ружья », чтобы напугать их.

    Вскоре оскорбления — направленные не только на нее, но и на ее маленьких детей — будут больше, чем Мулкхейр сможет вынести.

    Рабские деревни и жизнь в подвешенном состоянии

    Тот факт, что Мулкхейр может говорить о злоупотреблениях, которым она подверглась, уже само по себе является победой.Для многих рабов мысль о том, что они принадлежат другому человеку и с ними обращаются как с частью домашнего скота, является нормальной — и так было на протяжении веков.

    Вопреки желанию правительства, небольшое количество репортеров и активистов посетили Мавританию, чтобы попытаться задокументировать это явление, уникальное для современного мира. В 1990-х годах Кевин Бейлс, американский активист, выступающий против рабства, выдавал себя за зоолога, чтобы получить разрешение на въезд в страну, которое требуется большинству посторонних. Он нашел систему рабства, которая перекликается с системой времен Ветхого Завета.

    «Близость к старому рабству делает ситуацию в Мавритании очень устойчивой к изменениям. Поскольку это рабство никогда не исчезало и не появлялось в новой форме, оно имеет глубокое культурное признание », — написал он в книге« Одноразовые люди: новое рабство в глобальной экономике ». «Многие люди в Мавритании рассматривают это как естественную и нормальную часть жизни, а не как отклонение от нормы или даже как реальную проблему; напротив, это правильный и древний порядок вещей.”

    Наше первое путешествие из Нуакшота привело нас на север, где пурпурные горы уходят в пустыню и выходят из нее, как дракон, ползающий по песку. Мы бы посетили центр по изучению саранчовых, расположенный в этой части страны. Истинная цель, конечно же, заключалась в том, чтобы найти людей, которые в настоящее время находятся в рабстве.

    Правительственный смотритель был назначен следить за нами, что затрудняло длительный разговор с рабами. Мы ехали в небольшой колонне, наш внедорожник стоял за правительственным белым полноприводным грузовиком.В отдаленном уголке региона Инчири нам бросились в глаза прямоугольные палатки из ярких тряпок. Мы подождали, пока правительственная машина уменьшится на горизонте впереди, затем нажали на тормоза и остановились, чтобы поговорить с группой сельских жителей, живущих на обочине дороги. Прежде чем это заметили правительственные чиновники, мы смогли поговорить с рабами и рабовладельцами.

    Некоторые люди живут в «рабских деревнях» без хозяев. Тем не менее, их могут заставить работать бесплатно, а земля обычно принадлежит хозяину.Жители живут в крайней бедности.

    Они говорили о своей ситуации, как будто все было в порядке.

    Фатимету, темнокожая женщина, которая покрывала волосы пурпурно-зеленой тканью, которая выглядела бы как дома на концерте Grateful Dead, сказала нам, что ее семья ничего не владеет и не может покинуть деревню.

    «На этой земле эксплуатируются все», — сказал другой темнокожий мужчина через переводчика.

    Мы нырнули в тень палатки, чтобы заглушить звук нашего потенциально опасного разговора.В пределах видимости был еще один палаточный лагерь, немного большего размера. Там мы встретили человека, который оказался хозяином Фатимету.

    Мохаммед, пожилой мужчина с зубастой улыбкой и немного более светлой кожей, небрежно сказал нам, что держит рабочих на территории без компенсации.

    «Мы им не платим», — сказал он через переводчика. «Они часть земли».

    Четыре пары глаз смотрели сквозь простыни палатки рабовладельца, пока мы разговаривали.Они исчезли до того, как наш смотритель вернулся, чтобы закрыть интервью и предупредить нас, чтобы мы не останавливались в пустыне без его согласия. Мы задали несколько вопросов о саранче, когда он подошел, пытаясь укрыться от нас, но почувствовал, что злится все больше.

    Мы без энтузиазма извинились и двинулись дальше, желая, чтобы у нас было больше времени поговорить с людьми, которые считают рабство нормальной частью жизни.

    После похода на север мы обратили свой взор на юг, в район Бракны, где местность цвета Марса.Наша миссия состояла в том, чтобы посетить деревни, населенные исключительно рабами и бывшими рабами, места, называемые адваба.

    Эти деревни, больше, чем где-либо еще, представляют собой неопределенность, в которой оказываются многие рабы. Жители деревень адваба не являются ни свободными, ни скованными, они принадлежат хозяевам, живущим в других местах, и обязаны им, согласно аболиционистам. Хозяева рабов приезжают в город на уборку урожая, чтобы пожинать плоды рабочих, которым они не платят. Как будто эти рабы связаны со своими хозяевами длинным поводком — эластичным, но его нельзя порвать.

    В первой деревне рабов мы попробовали тот же трюк, чтобы бросить наших смотрителей — неожиданно остановившись, а затем поспешно провести интервью, прежде чем они успеют развернуться и вернуться.

    У подножия живописной песчаной дюны, где козы грызли кусты, мы нашли Махмуда, темнокожего 28-летнего мужчину в пурпурной полосатой рубашке и черном тюрбане. Дети кричали у нас по щиколотку, когда Махмуд в спешке провел нас по своей деревне.Неясно, кому принадлежит эта земля, но во многих деревнях адваба, подобных этой, вся прибыль, как говорят, возвращается «племени». (По мнению местных специалистов по рабству, племенем черных рабов управляет одна светлокожая семья).

    Нехватка продуктов питания в деревне Махмуда настолько серьезна, что дети борются с голодом, поедая песок. Мы видели, как один босоногий мальчик зачерпывал песчаную землю в рот ярким зеленым куском пластика.

    Такие условия — еще одна причина, по которой некоторые мавританские рабы на самом деле предпочитают оставаться в домах своих хозяев: если они уезжают, им трудно выжить.

    Соедините все это с хозяевами — и некоторыми местными религиозными лидерами, по словам активистов, — которые говорят рабам и населению в целом, что их естественное место в обществе — служение их хозяевам, и у вас есть рецепт рабства, который сохранится и в 2012 году.

    «Если раб станет свободным, другие сочтут его злым», — сказал нам Бубакар. «Общество, к которому он принадлежит, не принимает и не прощает его за то, что он свободен.”

    У старшего ребенка Мулкхейра, Селекха Минт Хамане, кожа цвета молочно-кофейного цвета — визуальное напоминание о том, что она родилась в результате изнасилования ее черной матерью ее первым светлокожим хозяином.

    История рабства в Мавритании

    Около 200-1900-х годов

    арабских работорговцев в регионе, который впоследствии станет Мавританией, вылавливают темнокожих людей из стран Африки к югу от Сахары и заставляют их работать бесплатно.«Это можно проследить 2000 лет назад, — сказал Кевин Бейлс, генеральный директор Free the Slaves.

    1905

    Колониальная французская администрация объявляет конец рабству в Мавритании. Однако отмена смертной казни так и не состоится, отчасти из-за огромных размеров страны.

    1948

    Организация Объединенных Наций принимает Всеобщую декларацию прав человека, отменяющую рабство во всем мире.

    1961

    После обретения независимости от Франции годом ранее Мавритания принимает новую конституцию, отменяющую рабство. Судя по письменным отчетам, эти усилия малоэффективны.

    1980-1981

    Правительство Мавритании отменяет рабство и заявляет, что его больше нет. Эта отмена была «по сути своей пиар-инициативой», — говорит Хьюман Райтс Вотч. «Действительно, правительство отменило рабство, — пишет Бейлс, американский активист, выступающий против рабства, — но никто не потрудился рассказать об этом рабам».

    1995

    Бывший раб и бывший рабовладелец создают антирабовладельческую организацию под названием SOS Slaves.

    2007

    Мавритания принимает закон, криминализирующий рабство. Максимальный срок тюремного заключения составляет 10 лет. На сегодняшний день успешно возбуждено только одно судебное дело против рабовладельца.

    Источники: Британская энциклопедия; Хьюман Райтс Вотч; UN.org; Одинокая планета; «Одноразовые люди: новое рабство в мировой экономике»; Библиотека Конгресса; BBC

    Жестокость переходила из поколения в поколение.

    Избиения Селехи новым хозяином, бывшим полковником, начались в возрасте 13 лет. Вскоре последовали изнасилования. Она сказала, что он войдет в ее комнату посреди ночи, внезапно разбудив ее, ударив ее по лицу электрическим шнуром или ударив по спине палкой.

    Несмотря на такое обращение, Селек’ха по-прежнему считал этого светлокожего мужчиной доброжелательным родственником. Он заставлял ее выполнять работу по дому весь день, бил и изнасиловал ее посреди ночи.Он также позаботился о том, чтобы ее кормили в стране, где многие умирают от голода.

    «Когда я был с ними, я думал, что они родственники», — сказал нам Селек’ха в интервью, которое проходило посреди ночи, чтобы не привлекать внимания. «Но когда они начали бить меня и не били других своих сыновей и дочерей, я понял, что что-то не так».

    Один инцидент навсегда изменил ее психику и заставил Селек’ху и ее мать Мулкхейр составить план побега: в 2009 году, когда Селек’ха было 15 или 16 лет, ее хозяин изнасиловал и оплодотворил ее.

    С того момента, как она поняла, что беременна, Селекха испугалась того дня, когда ребенок родится. Она знала, что хозяин будет в ярости.

    День рождения того ребенка никогда не наступит. На девятом месяце беременности Селекха ее хозяин посадил ее в кузов пикапа и на высокой скорости повез по ухабистой сельской дороге, толкая Селекху и ее будущего ребенка, как белье в стиральной машине.

    Ребенок Селехи умер во время этой поездки — как и планировал хозяин.

    «Нет ничего плохого, что они не делали со мной», — сказала она. «Он убил моего ребенка».

    Так же, как другой хозяин убил ее мать.

    Мулкхейр почувствовала новую боль, в отличие от всего, что она испытывала раньше.

    Она хотела уйти.

    Присмотритесь к пустыне Мавритании, и вы увидите, что ветры разносят призраки песка по поверхности земли, медленно толкая массивные дюны через Сахару.

    Свобода тоже здесь преобразующая сила, но едва заметная.

    Во время наших путешествий мы встречали людей, которые никогда не знали, что свобода существует; люди, которые утверждали, что не были рабами, но чья среда говорила об обратном; люди, которые мечтали о свободе, но были слишком напуганы, чтобы убежать; люди, которые видели, как друзья умирают, пытаясь.

    Поздно вечером мы поговорили с Иебава ульд Кейхель, рабом, которого Абдель выбрал на церемонии обрезания несколько десятилетий назад.

    Мы встретили Ебаву в нашем гостиничном номере с опущенными шторами — опять же, с охранником, который следил за ним в вестибюле на случай, если кто-то последовал за ним.

    У Йебавы кожа, напоминающая африканское небо в полночь. На нем был толстый белый шарф и синий плащ, что придавало ему вид судьи.

    Абдель, соучредитель SOS, сказал, что освободил Йебаву несколько десятилетий назад. Ему за 40, сейчас он работает слугой в семье Абделя и других за плату. Но когда мы спросили Ебаву о моменте его освобождения, он был сбит с толку этой идеей. Казалось, что он никогда раньше не задумывался об этом.

    «Мне никто никогда не говорил, что я свободен. Я не знаю, на что это будет похоже », — сказал он через нашего местного переводчика, который после интервью был потрясен тем, что услышал эти слова, исходящие сегодня из уст человека, даже в Мавритании.

    «Думаю, это будет что-то вроде того, что я делаю сейчас, — получаю зарплату за работу».

    Абдель позже скажет нам, что считает тяжелое положение Иебавы одной из своих величайших неудач. Он посвятил свою жизнь борьбе с рабством в Мавритании. Но тот самый человек, которого он поработил, а затем освободил, не смог извлечь выгоду из своей свободы — или, похоже, не понимает ее.

    «Это катастрофа», — сказал нам Абдель.«Он мой раб — он не сказал бы ничего другого даже сегодня. Итак, с Йебавой я потерпел неудачу. У меня был успех у других, но не у Йебава ».

    Мы спросили, есть ли шанс, что жизнь Ебавы все еще может измениться.

    «Нет, уже слишком поздно», — сказал он. «С детства он до сих пор проводил время с животными, наблюдал за стадами. Единственная разница в том, что теперь он получает зарплату. . . . Такой человек, как Иебава, если ему платят зарплату, он не может рассчитывать, чтобы увидеть, правильно ли ему заплатили.”

    Бубакар, другой основатель SOS, позже скажет нам, что когда хозяева предоставляют свободу своим рабам, извращенным образом они фактически служат для дальнейшего порабощения их. «Свобода не дается», — сказал он. «Когда хозяин дает свободу, ты остаешься зависимым, благодарным».

    Свобода — это то, что нужно требовать.

    От раба к свободному — и между ними

    Новости о том, что Мулкхейр передумала и теперь она хочет избавиться от рабства, достигли резиденции ее хозяина в офисе SOS Slaves в Нуакшоте.

    Брат Мулкхейра сообщил о ее ситуации SOS Slaves. Его сестра не была освобождена, сказал он Бубакару, соучредителю SOS. Ее поймали, и теперь с ней обращались еще хуже. Он сказал, что если они вернутся, чтобы спасти ее, Мулкхейр будет готов уйти. Бубакар согласился помочь. В конце концов, именно поэтому он и Абдель основали SOS Slaves: чтобы освободить таких людей, как Мулкхейр, которые решили, что хотят требовать своей свободы.

    Однако, чтобы сбежать, ей придется оставить своих детей.

    Пока второго хозяина не было в городе, представитель SOS в этом районе пустыни отправился на территорию, где Мулкхейр содержался почти три года, и вывел ее на свободу. Позже она вернется, чтобы противостоять своему хозяину и потребовать опеки над своими детьми.

    Он дал ей четыре из пяти. Он сохранил Селек’ху.

    «Никто никогда не говорил мне, что я свободен. Я не знаю, как бы это было.»- Ибава ульд Кейхель, раб, освобожденный своим господином.

    Мулкхейр был одной ногой в свободном мире. Другой прочно обосновался в северных пустынях Мавритании, где ее дочь все еще находилась в рабстве. SOS может облегчить побег Селек’хи. Но сначала они должны были убедить ее, что ей нужно ехать. SOS организовала телефонный разговор между матерью и дочерью.

    Мулкхейр сказала дочери, что она должна отстоять свою свободу.

    Когда хозяин ушел в соседнюю деревню, SOS послал команду спасти Селек’ху. Воссоединившись в городе, мать и дочь теперь сосредоточены на судебном преследовании двух рабовладельцев, которые работали с ними всю свою жизнь без оплаты.

    «Я требую справедливости — справедливости для моей дочери, которую они убили, и справедливости за все время, которое они потратили на избиение и жестокое обращение со мной», — сказала нам Мулкхейр, ее глаза стали более серьезными, чем когда-либо. «Я хочу справедливости за всю работу, которую я сделал для них.Я считаю их всех ответственными ».

    Ее шансы на успех в суде невелики.

    Активисты пытались привлечь к суду десятки дел с 2007 года, когда был принят закон о криминализации рабства. Только один был успешным. По сообщениям СМИ, в январе 2011 года Оумулмумнин Минт Бакар Валл был приговорен к шести месяцам тюремного заключения за порабощение двух молодых девушек. Тем не менее, победа была воспринята как горько-сладкая: активисты, выступающие против рабства, были арестованы и приговорены к 6 месяцам тюремного заключения за то, что довели дело до сведения правительства, по данным правозащитной группы Anti-Slavery International.

    В других случаях активисты объявили голодовку, чтобы добиться возбуждения уголовного дела.

    Пока что ни один судья не рассмотрел дело Мулкхейра.

    Мулкхейр и Селекха, которым сейчас 18, живут вместе в однокомнатной хижине на окраине Нуакшота. В доме гофрированная металлическая крыша, нет мебели. Они спят на полу с простынями, а зимними ночами в тепле своей семьи.

    Это простое существование, но мирное и, самое главное, продиктованное тем, что мать и дочь хотят делать со своим временем, а не тем, что требует кто-то другой.

    На вопрос, что ей больше всего нравится в свободе, Мулкхейр ответила: «Я могу заварить чай, когда захочу. Я могу спать. Раньше я не мог заснуть. Я был как осел — просто работал ».

    Два или три раза в неделю они ходят в школу для беглых рабов и их детей.Это новый проект компании SOS Slaves, расположенный в районе, где козы ходят по пыльным улицам, а мужчины катаются на шатких деревянных телегах с ослами и бьют животных выключателями, чтобы они не могли двигаться по аллеям.

    Мы посетили центр быстро, всего на 20 минут, потому что не хотели, чтобы нас видели в таком месте, которое выдаст нам прикрытие. Чтобы нас не преследовали, мы приехали на одной машине, а уехали на другой.

    Снаружи в школе жутко тихо и тихо.Но анонимный фасад уступает место теплому интерьеру. Стены выкрашены в карибский бирюзовый цвет, а полы испещрены красными, желтыми и синими крошками плитки, вроде тех, что можно найти в ресторане Tex-Mex в Соединенных Штатах. Женские голоса эхом разносятся во внутреннем дворе. Стук швейных машинок заключен в бетонных стенах школы — это секрет для внешнего мира.

    Здесь бывшие рабы и их дети учатся навыкам, которые помогут им в их новой жизни после рабства.В одной из комнат 21-летняя Марием заплетает волосы манекену в огромных солнцезащитных очках в стиле Боно. Когда-нибудь, по ее словам, она захочет открыть собственную парикмахерскую. В другой комнате на земле сидит дюжина женщин и раскрашивает одежду ярких цветов.

    Мулкхейр с ними, вплетает белые нити в платье.

    Алиун ульд Бекай, директор недавно открытого центра, говорит, что образование — единственный способ, которым бывшие рабы могут зарабатывать себе на жизнь как освобожденные люди.

    «Это еще один способ освободить их», — сказал он.

    По его словам, на сегодняшний день в центр поступили 30 женщин, финансируемых SOS Slaves и Европейским союзом. Для удовлетворения потребностей страны в обучении бывших рабов необходимо гораздо больше. Есть только один такой центр, также в Нуакшоте. Рабам в сельской местности нет помощи, и многие тысячи бывших рабов живут на окраинах столицы в крайней нищете.Рабы, не прошедшие обучение, подвергаются большему риску вновь стать рабами.

    Селек’ха говорит, что центр меняет ее жизнь.

    Во время нашего дневного визита, пока солнце Сахары палило на город за окном, она сидела в тени у швейной машины, вшивая розовую нить в ткань цвета хаки — начало пары брюк, которые она шила по выкройке. «Я хочу научиться шить, а потом хочу обзавестись собственной швейной машинкой», — сказала она нам.«В конце концов, я хочу открыть магазин».

    Иногда она просыпается посреди ночи, думая о хозяине, который избил ее, изнасиловал и убил ее будущего ребенка. Ни одна из этих мыслей не приходит ей в голову, когда она водит руками по ткани — создавая что-то новое.

    Фотографии: Школа беглых рабов

    В наш последний вечер в Мавритании мы в последний раз встретились с Мулкхейром и Селекхой в частной резиденции с выключенным внешним освещением.

    Когда мы провели с женщинами еще один разговор об их жизнях под рукой мастеров, которые избивали и насиловали их, Мулкхейру стало заметно неудобно. Она прикрыла рот зеленой тканью и надела солнцезащитные очки на глаза — пара с искусственными стразами на оправе. «Я не могу больше об этом говорить», — сказала она.

    Ее дочь призвала ее продолжить. По ее словам, высказывание может помочь их доводам против хозяев, потому что тогда посторонние будут знать, что здесь происходит, в основном скрытые от глаз и в тишине.Но Мулкхейр не сдвинулся с места.

    Я задал им последний вопрос: как выглядел их хозяин? Я хотел иметь возможность описать читателям лицо, которое преследовало их на протяжении многих лет и причиняло им столько боли.

    «Это обездоленная страна. Ему нужно несколько друзей в мире ». — Кевин Бейлз, Освободи рабов

    «Он был светлокожим, с бородой и в очках», — сказал Селекха.

    Произошла пауза. Затем наш переводчик заговорил, передав слова слону в комнате:

    «Он был похож на тебя».

    Я знаю, что это иррационально, но в тот момент я почувствовал ответственность за все, что случилось с Мулкхейром и Селекхой — и за их умерших детей.

    Кто я такой, чтобы просить их раскрыть ужасы своего прошлого? Что могли сделать люди за пределами этой неспокойной страны, чтобы положить конец тысячелетней практике, укоренившейся в сознании нации?

    Когда мы завершили интервью, я вспомнил кое-что, что Мулкхейр рассказал нам ранее на этой неделе.Я спросил, что она сказала бы людям в США, многие из которых не знают, что рабство все еще существует в Мавритании, или которые могут почувствовать себя беспомощными, узнав о нем.

    Ее ответ был прост: «Я бы попросил их помочь нам изменить нашу страну».

    Но как?

    Это вопрос, который не дает мне уснуть по ночам.

    Активисты говорят, что международное сообщество мало что сделало, чтобы заставить Мавританию бороться с рабством.«У французского и американского правительства было много возможностей помочь Мавритании принять меры и справиться с этим — и они в значительной степени упустили эти возможности», — говорит Кевин Бейлс из Free the Slaves. По словам Сары Мэтьюсон, координатор африканской программы Anti-Slavery International, люди, как правило, сосредотачиваются на таких темах, как торговля детьми и сексуальное рабство, а не на рабстве старого мира в Мавритании.

    Посол США в Мавритании Джо Эллен Пауэлл назвала рабство в стране «совершенно неприемлемым и отвратительным» и заявила, что Америка оказывает давление на Мавританию, чтобы она изменилась.Нация должна вкладывать средства в образование своих детей, а не «заставлять их где-нибудь подметать полы или пасти коз», — сказала она. «Развитие человеческого капитала — это то, что очень важно для мавританцев, и я надеюсь, что они понимают эту связь».

    В течение нескольких недель после возвращения домой я пытался скрыть в своей голове самые тревожные образы: призрачные деревни, где дети едят песок; рабовладелец, который улыбался, рассказывая нам о бесплатном труде, который он получает от людей с более темной кожей; и, прежде всего, пронзительные глаза женщины, хозяин которой оставил своего младенца на песке умирать.

    Мавритания — место мучительной красоты, которое трудно не любить и не проклинать. Ее жители десятилетиями жили с невыполненным потенциалом и невыполненными обещаниями с тех пор, как страна впервые попыталась отменить рабство в 1905 году. Но это может измениться, как сказали нам несколько активистов, если Мавритания будет знать, что за этим наблюдает остальной мир.

    Организация Объединенных Наций предложила ряд изменений, которые правительство Мавритании могло бы внести, чтобы ускорить конец рабства.Среди них: платить адвокатам за представление интересов потерпевших; разрешить международным наблюдателям прибыть в страну для проведения полного обзора рабства; и финансовые центры, подобные тому, который работает SOS, для реабилитации рабов, заявивших о своей свободе.

    Было бы полезно, если бы глобальная общественность потребовала этих изменений. «Это обездоленная страна, — говорит Кевин Бейлз. «Ему нужно несколько друзей в мире».

    Возможно, тогда такие женщины, как Мулкхейр и Селекха, смогут обрести справедливость.

    И Бубакар и Абдель смогли осуществить свое желание.

    Мы спросили основателей SOS, как они узнают, когда их борьба с рабством в Мавритании закончится — как они узнают, что победили. У обоих был одинаковый ответ:

    .

    Когда бывший раб становится президентом.


    «Помогите нам изменить нашу страну»

    Похожие истории

    Как сообщили об этой истории

    Джон Д.В декабре 2011 года Саттер и Эдит МакНэми отправились в Мавританию на восемь дней, чтобы своими глазами увидеть рабство. Сцены побега Мулкхейр Минт Ярба из рабства воссозданы на основе интервью с причастными к этому, письменных и видео свидетельств, данных аболиционистам во время ее побега, и юридических документов, предоставленных SOS Slaves. CNN не мог противостоять людям, которые якобы поработили Мулкхейра. По этой причине их имена опущены. Большинство интервью проводилось через местного переводчика, который говорил на английском, французском и хасанийском диалекте арабского языка. Переводчик, который не хотел, чтобы его имя использовалось по соображениям безопасности, также провел дополнительные интервью от имени CNN.

    Дизайн и разработка Брайан Перри, Брайан Дакетт, Джудит Сигел, Кайл Эллис, Ник Ласк, Терстон Аллен и Кен Узкиано

    Дополнительная конвенция об упразднении рабства

    Текст в формате PDF

    Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством


    Принята Конференцией полномочных представителей, созванной резолюцией 608 (XXI) Экономического и Социального Совета от 30 апреля 1956 г. 7 сентября 1956 года


    Вступление в силу: 30 апреля 1957 года в соответствии со статьей 13

    Преамбула

    Государства-участники настоящей Конвенции,

    Учитывая, что свобода является неотъемлемым правом каждого человека,

    памятуя о том, что народы Организации Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в достоинство и ценность человеческой личности,

    Учитывая, что Всеобщая декларация прав человека, провозглашенная Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в качестве общего стандарта достижений для всех народов и всех наций, гласит, что никто не может содержаться в рабстве или подневольном состоянии и что рабство и работорговля запрещены во всех формах,

    признавая, что с момента заключения Конвенции о рабстве, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 года, которая была разработана для обеспечения отмены рабства и работорговли, в этом направлении был достигнут дальнейший прогресс,

    Принимая во внимание Конвенцию о принудительном труде 1930 года и последующие действия Международной организации труда в отношении принудительного или обязательного труда,

    , однако осознавая, что рабство, работорговля и институты и практика, сходные с рабством, еще не ликвидированы во всех частях мира,

    Таким образом, решив, что Конвенция 1926 года, которая остается в силе, теперь должна быть дополнена заключением дополнительной конвенции, направленной на активизацию национальных, а также международных усилий по отмене рабства, работорговли и институтов и практик, аналогичных в рабство,

    договорились о нижеследующем:

    Раздел I. — Институты и практика, сходные с рабством

    Артикул 1

    Каждое из Государств — участников настоящей Конвенции принимает все практически осуществимые и необходимые законодательные и другие меры для постепенного и как можно скорее полного упразднения или отказа от следующих институтов и практик, если они все еще существуют и независимо от того, существуют ли они. подпадают под определение рабства, содержащееся в статье 1 Конвенции о рабстве, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 года:

    (a) Долговая кабала, то есть статус или условие, возникающие из залога должником своих личных услуг или услуг лица, находящегося под его контролем, в качестве обеспечения долга, если стоимость этих услуг обоснованно оценка не применяется для погашения долга, или продолжительность и характер этих услуг соответственно не ограничены и не определены;

    (b) Крепостное право, то есть состояние или статус арендатора, который по закону, обычаю или соглашению обязан жить и трудиться на земле, принадлежащей другому лицу, и оказывать определенную услугу такому другому лицу, будь то для вознаграждение или нет, и не имеет права изменять свой статус;

    (c) Любое учреждение или практика, в которой:

    (i) Женщине обещают или выдают ее замуж без права на отказ при выплате вознаграждения в денежной или натуральной форме ее родителям, опекуну, семье или любому другому лицу или группе лиц; или

    (ii) Муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за полученную стоимость или иным образом; или

    iii) женщина после смерти мужа может быть унаследована другим лицом;

    (d) Любое учреждение или практика, посредством которых ребенок или молодой человек в возрасте до 18 лет передается одним или обоими его биологическими родителями или его опекуном другому лицу, за вознаграждение или за вознаграждение, с целью эксплуатация ребенка или подростка или его труда.

    Статья 2

    С целью положить конец институтам и практике, упомянутым в статье 1 (с) настоящей Конвенции, Государства-участники обязуются установить, где это уместно, подходящий минимальный возраст вступления в брак, чтобы поощрять использование условий, при которых согласие обе стороны в браке могут свободно выражать свое мнение в присутствии компетентных гражданских или религиозных властей и поощрять регистрацию браков.

    Раздел II.- Работорговля

    Артикул 3

    1. Действие перевозки или попытка перевезти рабов из одной страны в другую каким-либо транспортным средством или причастность к нему является уголовным преступлением по законам государств-участников настоящей Конвенции, и лица, осужденные за это, должны быть подлежат очень суровому наказанию.

    2. (а) Государства-участники принимают все эффективные меры для предотвращения перевозки рабов судами и самолетами, имеющими право плавать под их флагами, и для наказания лиц, виновных в таких действиях или использовании национальных флагов для этой цели.

    (b) Государства-участники принимают все эффективные меры для обеспечения того, чтобы их порты, аэродромы и побережья не использовались для перевозки рабов.

    3. Государства — участники настоящей Конвенции обмениваются информацией с целью обеспечения практической координации мер, принимаемых ими в борьбе с работорговлей, и информируют друг друга о каждом случае работорговли и о каждой попытке совершить это уголовное преступление, о котором они узнают.

    Статья 4

    Любой раб, который укрывается на борту любого судна Государства — участника настоящей Конвенции, ipso facto свободен.

    Раздел III. — Рабство и институты и обычаи, сходные с рабством

    Статья 5

    В стране, где отмена или отказ от рабства или институтов или практики, упомянутых в статье 1 настоящей Конвенции, еще не завершен, акт нанесения увечий, клеймения или иной маркировки раба или лица, находящегося в рабском состоянии, с целью указание своего статуса, или в качестве наказания, или по любой другой причине, или соучастие в этом, является уголовным преступлением по законам государств-участников настоящей Конвенции, и лица, осужденные за это, подлежат наказанию.

    Статья 6

    1. Акт порабощения другого лица или побуждение другого лица отдать себя или зависимое от него лицо в рабство, или попытка совершения этих действий, или соучастие в них, или участие в заговоре с целью совершения любых таких действий, — является уголовным преступлением по законам государств — участников настоящей Конвенции, и лица, осужденные за это, подлежат наказанию.

    2. При условии соблюдения положений вводного параграфа статьи 1 настоящей Конвенции положения параграфа 1 настоящей статьи также применяются к действию побуждения другого лица поставить себя или находящееся на его иждивении лицо в подневольный статус. в результате любых институтов или практики, упомянутых в статье 1, любой попытки совершения таких действий, соучастия в них и участия в заговоре с целью совершения любых таких действий.

    Раздел IV. — Определения

    Статья 7

    Для целей настоящей Конвенции:

    (a) «Рабство» означает, как определено в Конвенции о рабстве 1926 года, статус или состояние лица, в отношении которого осуществляются любые или все полномочия, связанные с правом собственности, а «раб» означает лицо в такое состояние или статус;

    (b) «Лицо в подневольном состоянии» означает лицо, находящееся в состоянии или статусе, вытекающем из каких-либо институтов или практики, упомянутых в статье 1 настоящей Конвенции;

    (c) «Работорговля» означает и включает все действия, связанные с поимкой, приобретением или отчуждением лица с намерением обратить его в рабство; все действия, связанные с приобретением раба с целью его продажи или обмена; все акты отчуждения путем продажи или обмена лица, приобретенного с целью продажи или обмена; и вообще любой акт торговли или перевозки рабов с помощью любых средств передвижения.

    Раздел V. Сотрудничество между государствами-участниками и передача информации

    Статья 8

    1. Государства — участники настоящей Конвенции обязуются сотрудничать друг с другом и с Организацией Объединенных Наций для выполнения вышеуказанных положений.

    2. Стороны обязуются передавать Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций копии любых законов, постановлений и административных мер, принятых или введенных в действие для выполнения положений настоящей Конвенции.

    3. Генеральный секретарь передает информацию, полученную в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, другим Сторонам и Экономическому и Социальному Совету как часть документации для любого обсуждения, которое Совет может провести с целью вынесения дальнейших рекомендаций в отношении упразднение рабства, работорговли или институтов и обычаев, которые являются предметом настоящей Конвенции.

    Раздел VI. — Заключительные статьи

    Статья 9

    Никакие оговорки к настоящей Конвенции не допускаются.

    Статья 10

    Любой спор между Государствами-участниками настоящей Конвенции относительно ее толкования или применения, который не разрешается путем переговоров, передается в Международный Суд по запросу любой из сторон в споре, если только заинтересованные стороны не договорятся. по другому режиму поселения.

    Статья 11

    1. Настоящая Конвенция открыта до 1 июля 1957 года для подписания любым государством — членом Организации Объединенных Наций или специализированным учреждением.Он подлежит ратификации подписавшими государствами, и ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который информирует каждое подписавшее или присоединившееся государство.

    2. После 1 июля 1957 года настоящая Конвенция будет открыта для присоединения любого государства — члена Организации Объединенных Наций или специализированного учреждения или любого другого государства, которому Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций направила приглашение присоединиться. . Присоединение осуществляется путем сдачи на хранение официального документа Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который информирует каждое подписавшее и присоединившееся государство.

    Статья 12

    1. Настоящая Конвенция применяется ко всем несамоуправляющимся подопечным, колониальным и другим неметропольным территориям, за международные отношения которых несет ответственность любое Государство-участник; Заинтересованная Сторона в соответствии с положениями пункта 2 настоящей статьи при подписании, ратификации или присоединении заявляет территорию или территории за пределами метрополии, к которым Конвенция применяется ipso facto в результате такого подписания, ратификации или присоединение.

    2. В любом случае, когда предварительное согласие территории за пределами метрополии требуется в соответствии с конституционными законами или практикой Стороны или территории за пределами метрополии, соответствующая Сторона должна стремиться заручиться необходимым согласием не метрополии. территории метрополии в течение двенадцати месяцев с даты подписания Конвенции государством метрополии, и после получения такого согласия Сторона уведомляет Генерального секретаря. Настоящая Конвенция применяется к территории или территориям, указанным в таком уведомлении, с даты его получения Генеральным секретарем.

    3. По истечении двенадцатимесячного периода, упомянутого в предыдущем пункте, заинтересованные государства-участники информируют Генерального секретаря о результатах консультаций с теми территориями вне метрополии, за международные отношения которых они несут ответственность и с согласия которых в применении настоящей Конвенции, возможно, было отказано.

    Статья 13

    1. Настоящая Конвенция вступает в силу в день, когда два государства станут ее участниками.

    2. После этого он вступает в силу для каждого государства и территории в день сдачи на хранение ратификационной грамоты или документа о присоединении этого государства или уведомления о применении на этой территории.

    Статья 14

    1. Применение настоящей Конвенции делится на последовательные трехлетние периоды, из которых первый начинается с даты вступления в силу Конвенции в соответствии с пунктом 1 статьи 13.

    2. Любое государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем направления этим государством уведомления Генеральному секретарю не менее чем за шесть месяцев до истечения текущего трехлетнего периода. Генеральный секретарь уведомляет все другие Стороны о каждом таком уведомлении и дате его получения.

    3. Денонсация вступает в силу по истечении текущего трехлетнего периода.

    4. В случаях, когда в соответствии с положениями статьи 12 настоящая Конвенция становится применимой к территории Стороны, не входящей в метрополию, эта Сторона может в любое время после этого с согласия соответствующей территории уведомить об этом Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций денонсирует настоящую Конвенцию отдельно в отношении этой территории. Денонсация вступает в силу через год после даты получения такого уведомления Генеральным секретарем, который уведомляет все другие Стороны о таком уведомлении и дате его получения.

    Статья 15

    Настоящая Конвенция, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которой являются равно аутентичными, будет сдана на хранение в архив Секретариата Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь готовит заверенную копию для передачи государствам-участникам настоящей Конвенции, а также всем другим государствам-членам Организации Объединенных Наций и специализированным учреждениям.

    В удостоверение чего нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные своими соответствующими правительствами, подписали настоящую Конвенцию в день, указанный напротив их соответствующих подписей.

    Совершено в Европейском отделении Организации Объединенных Наций в Женеве седьмого сентября одна тысяча девятьсот пятьдесят шестого года.

    Рассказов рабов из Федерального писательского проекта, 1936-1938 | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

    Рожденные в рабстве: Рассказы рабов из проекта федеральных писателей, 1936-1938 гг. содержит более 2300 рассказов о рабстве от первого лица и 500 черно-белых фотографий бывших рабов.Эти рассказы были собраны в 1930-х годах в рамках Федерального писательского проекта (FWP) Управления прогресса работ, позже переименованного в Администрацию рабочих проектов (WPA). По завершении проекта «Рассказ о рабах» набор отредактированных стенограмм был собран и микрофильмирован в 1941 году как семнадцатитомный «Рассказы о рабах: Народная история рабства в Соединенных Штатах из интервью с бывшими рабами». В 2000–2001 годах при значительной поддержке Citigroup Foundation библиотека оцифровала повествования из издания на микрофильмах и отсканировала с оригиналов 500 фотографий, в том числе более 200 фотографий, которые никогда не были микрофильмированы или опубликованы.Эта онлайн-коллекция представляет собой совместную презентацию отделов рукописей и эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса.

    Объемы

    Опубликованные тома, содержащие отредактированные рассказы рабов, расположены в алфавитном порядке по штатам, в которых проводились интервью, и по фамилии информатора. Административные файлы проекта связаны в начале Тома 1. В этих файлах подробно описаны инструкции и другая информация, предоставляемая работникам на местах, а также предметам, вызывающим озабоченность у государственных директоров Федерального проекта писателей.

    Т. 1

    Т. 2, Арканзас

    Т. 3, Флорида, Андерсон-Уилсон (с другими собеседниками)

    Т. 4, Грузия

    Т. 5, Индиана, Арнольд-Вудсон

    Т. 6, Канзас, Холберт-Уильямс

    Т. 7, Кентукки, Боги-Вудс (с комбинированными интервью с другими)

    Т. 8, Мэриленд, Брукс-Уильямс

    Т. 9, Миссисипи, Аллен-Янг,

    Т. 10, Миссури, Эббот-Янгер

    Т.11, Северная Каролина

    Т. 12, Огайо, Андерсон-Уильямс

    Т. 13, Оклахома, Адамс-Янг,

    Т. 14, Южная Каролина

    Т. 15, Теннесси, Бэтсон-Янг,

    Т. 16, Техас

    Т. 17, Вирджиния, Берри-Уилсон

    Исторический обзор

    В годы Великой депрессии между 1936 и 1938 годами Федеральный писательский проект ВПА (FWP) отправлял безработных писателей в семнадцать штатов, чтобы брать интервью у простых людей, чтобы они могли записать свои жизненные истории. Первоначально только четыре штата, участвовавшие в проекте (Флорида, Джорджия, Южная Каролина и Вирджиния), сосредоточились на сборе историй людей, которые когда-то содержались в рабстве. Джон А. Ломакс, национальный советник по фольклору и народным традициям FWP (и куратор Архива американской народной песни в Библиотеке Конгресса), был чрезвычайно заинтересован материалами, полученными им из этих штатов о бывших рабах. В 1937 году он приказал остальным штатам, участвующим в проекте, также провести интервью с бывшими рабами.Федеральным полевым работникам были даны инструкции о том, какие вопросы следует задавать своим информаторам и как уловить их диалекты, результат которых иногда может быть оскорбительным для сегодняшних читателей (см. Примечание о языке повествований). Полевые работники часто дважды навещали людей, с которыми беседовали, чтобы собрать как можно больше воспоминаний. Иногда фотографировали информаторов и их дома. Затем интервьюеры передали повествования директору FWP своего штата для редактирования и последующей передачи в Вашингтон, округ Колумбия. C. Административные файлы, сопровождающие описания, подробно описывают информацию, предоставленную полевым работникам, а также предметы, вызывающие озабоченность у государственных директоров FWP. Для получения дополнительной информации об интервьюерах, опрошенных людях и процессах сбора и компиляции см. Эссе Нормана Йетмана, которое прилагается к этому онлайн-сборнику.

    В 1939 году FWP лишился финансирования, и штатам было приказано отправить все собранные рукописи в Вашингтон. Когда большая часть материалов поступила в Библиотеку Конгресса, Бенджамин А.Боткин, редактор фольклора FWP, который позже стал руководителем Архива народной культуры Библиотеки Конгресса, провел оставшееся редактирование и индексирование повествований и отобрал фотографии для включения. Как отмечалось выше, он организовал рассказы по штатам, а затем в алфавитном порядке по именам информаторов в каждом штате, собрав их в 1941 году в семнадцать переплетенных томов в тридцати трех частях под названием Рассказы о рабах: Народная история рабства в Соединенных Штатах. Штаты из интервью с бывшими рабами (Вашингтон, Д.С., 1941). Многотомный набор и другие файлы проекта, включая некоторые более ранние несвязанные аннотированные версии повествований, находятся в Отделе рукописей и описаны в справочнике по записям WPA.

    Другие записи, относящиеся к проекту бывшего подчиненного, находятся среди файлов FWP в Национальном управлении архивов и документации (группа записей 69.5.5) и описаны в «Руководстве по федеральным архивам в Национальных архивах США», том . Я .(Вашингтон, округ Колумбия: Управление национальных архивов и документации, 1995 г.). Тома 2-17 из «Американский раб: составная автобиография » под редакцией Джорджа П. Равика и других (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1972-79) представляют эти повествования с несколько иной организацией; более поздние тома серии Равика также включают интервью бывшего раба, хранящиеся в других архивах. Антологии, содержащие отрывки из коллекции Библиотеки Конгресса, включают проект федеральных писателей Lay My Burden Down: A Folk History of Slavery под редакцией Б.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.