Холодной войны дата: Важнейшие даты «Холодной Войны» timeline

Содержание

эволюция ракетно-ядерной «гонки вооружений» между США и СССР

Первый этап «Холодной войны» в 1946-1962 годах характеризуется эскалацией угрозы Третьей мировой войны между США и СССР с применением ядерного оружия. При этом, ядерное оружие воспринималось не как оружие массового поражения с необратимыми экологическими последствиями для человечества и планеты, но как обычное наступательное вооружение повышенной мощности.

В начале «Холодной войны» в мировой геополитике образовалась двухполюсная (биполярная) система международных отношений: США во главе капиталистического мира и военного блока НАТО и СССР во главе социалистического мира и военного блока ОВД (Организация Варшавского договора). Противостояние военных блоков США (НАТО с 1949 г.) и СССР (ОВД в 1955-1991 гг.) привело к «Холодной войне» и ядерной «гонке вооружений» между ними в 1946-1991 гг.

Несмотря на неоднократные угрозы начала Третьей мировой войны с применением ядерного оружия со стороны США-НАТО (планы «Тоталити», «Чариотир», «Дропшот» и другие), Советский Союз смог в 1949 году создать собственное ядерное оружие и ликвидировать атомную монополию США. Однако, располагая средствами передового базирования стратегических ядерных сил в западноевропейских странах НАТО, США имели первоначальное преимущество над СССР в «ядерной гонке» «Холодной войны». Но, создав межконтинентальные баллистические ракеты и термоядерное оружие, СССР смог создать потенциал ответно-встречного ядерного удара в случае ответа на массированный ядерный удар США-НАТО. При этом, во время второго Берлинского и Карибского кризисов США располагали возможностью применения против СССР трех тысяч ядерных боезарядов (3000 боезарядов), что было в 10 раз больше, чем аналогичная возможность со стороны Советского Союза (300 боезарядов).

Однако, возможность нанесения неприемлемого ущерба в случае ответно-встречного ядерного удара с советской стороны, обусловили американскую сторону пойти на начало процесса ядерного разоружения и сворачивание планов Третьей мировой ядерной войны.

Второй этап «Холодной войны» в 1963-1979 годах характеризуется «разрядкой» советско-американских отношений и началом процесса ядерного разоружения с целью недопущения Третьей мировой войны между США и СССР. Данное понимание пришло не только благодаря осознанию американской стороны неизбежности ответно-встречного удара СССР в ответ на первый ядерный удар США, но и взаимному осознанию апокалиптического характера применения ядерного и термоядерного оружия для человечества и экологии планеты в целом. Поэтому в 1963 году в Москве был подписан договор о запрещении испытаний ядерного оружия на полигонах США и СССР в трех сферах: в атмосфере, околокосмическом пространстве и под водой (испытания под землей и на земле продолжались).

График. Эволюция ракетно-ядерной «гонки вооружений» между США и СССР

Источник: учебное пособие «Холодная война»

К началу 1970-х годов СССР достиг паритета стратегических ядерных сил с США, а в 1977 году — превзошел по количеству ядерных боезарядов на стратегических носителях. Такое советское превосходство было необходимо в силу развертывания американских средств передового базирования в западноевропейских странах НАТО (что смещало в случае начала Третьей мировой войны главный театр военных действий в центр Европы).

Но, главным достижением примерного равенства советско-американских ядерных сил в период «разрядки» было то, что стратегический паритет США-НАТО и СССР-ОВД обеспечивал баланс сил и стратегию ядерного сдерживания ввиду угрозы взаимно-гарантированного уничтожения в случае начала Третьей мировой ядерной войны (следовательно, необходимости ядерного разоружения с целью недопущения такой войны).

К сожалению, в процессе подписания договоров по взаимному ограничению ядерных вооружений, советская сторона не смогла достичь согласия американской стороны относительно средств передового базирования НАТО. Последнее, несомненно, создавало преимущество для США-НАТО в случае нанесения первого удара. Учитывая это, СССР продолжал усовершенствование «ядерной триады» стратегических ядерных сил: межконтинентальных баллистических ракет (МБР), ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) и стратегических бомбардировщиков.

Третий этап «Холодной войны» в 1979-1991 годах характеризуется резкой эскалацией угрозы так называемой «ограниченной» ядерной войны в Европе в силу того, что американские средства передового базирования в странах НАТО получили на вооружение тактические ядерные боезаряды на ракетах средней и малой дальности. Ограниченная ядерная мощность таких средств не умаляет их стратегического характера в случае нанесения первого обезоруживающего удара в контексте совокупного наступательного потенциала.

В ответ на такую новую угрозу, СССР смог достичь абсолютного приоритета в сфере межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (ракета Р-36М2 «Воевода», именуемая в США — «Сатана»). Кроме того, неоконсервативные лидеры США продолжали действия по нарушению договора по противоракетной обороне от 1972 года, приняв в 1983 году программу по милитаризации околокосмического пространства — «Звездные войны». Советским ответом на данную программу была разработка военно-космической программы «Воздушный старт» (старт космического корабля «Буран» и воздушной модификации ракеты «Воевода» с борта военно-транспортного самолета АН-225 «Мрия»).

В 1986 году СССР достиг пика «ядерной гонки» «Холодной войны», имея на вооружении 40 тысяч развернутых ядерных боезарядов (США достигали своего пика в 1962 году — более 30 тысяч). Таким образом, в процессе эволюции ракетно-ядерной «гонки вооружений» в годы «Холодной войны» СССР смог не только достичь паритета с США, но и превзойти потенциального противника по большинству основных показателей. Однако, осознавая апокалиптический характер возможной Третьей мировой войны, советская сторона предложила всеобщее ядерное разоружение с целью установления безъядерного мира к 2000 году («новое политическое мышление»). Американская сторона приняла данное предложение, но в последующих договорах по ядерному разоружению (договор РСМД и СНВ) проблема учета средств передового базирования США в западноевропейских странах НАТО вновь была не решена.

Вследствие межнациональных конфликтов и «бархатных» революций в странах ОВД на протяжении 1986-1991 годов, происходит распад СССР. США побеждают в «Холодной войне», но Российская Федерация, являясь правопреемницей Советского Союза, продолжает процесс ядерного разоружения.

Таким образом, учитывая, что «ядерную гонку» «Холодной войны» в 1945 году начинают США, но к 1991 году СССР превосходит потенциального противника по большинству тактико-технических характеристик стратегических ядерных сил — справедливо утверждать, что победителем в «ядерной гонке» «Холодной войны» в 1946-1991 годах является Советский Союз. В то время, как геополитическим победителем (в силу распада СССР в 1991 году) — США.

Резюмируя, важно понимать, что главнейшим достижением СССР в годы «Холодной войны» является тот факт, что Советский Союз, создав собственное ядерное и термоядерное оружие в ответ на угрозы со стороны США-НАТО, смог не допустить Третьей мировой войны в 1946-1962 годах (что привело к созданию стратегии ядерного сдерживания, которая является основанием для недопущения глобального конфликта и в настоящее время).

Московский музей современного искусства — ТЕАТР ВЗАИМНЫХ ДЕЙСТВИЙ ВЫСТАВКА-СПЕКТАКЛЬ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

при поддержке

Правительство Москвы
Департамент культуры города Москвы
Московский музей современного искусства
Музей-мастерская Дмитрия Налбандяна
Фестиваль NET
При поддержке
Фонда Прохорова

ТЕАТР ВЗАИМНЫХ ДЕЙСТВИЙ
ВЫСТАВКА-СПЕКТАКЛЬ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

Театр Взаимных Действий. «Холодная война», 2021

Театр Взаимных Действий. «Холодная война», 2021

Театр Взаимных Действий. «Холодная война», 2021

Дата проведения: 25 ноября, 2021 — 30 января, 2022
Адрес: Музей-мастерская Дмитрия Налбандяна | ул. Тверская, д.8, корп.2, кв.31, домофон 31, 9 этаж

КУПИТЬ БИЛЕТ

 

Музей-мастерская Дмитрия Налбандяна и Московский музей современного искусства совместно с Международным театральным фестивалем «Новый Европейский Театр» (NET) представляют премьеру сайт-специфик проекта Театра Взаимных Действий, независимого творческого объединения художников и сценографов: Шифры Каждан, Лёши Лобанова, Ксении Перетрухиной и продюсера Александры Мун.

Выставка-спектакль «Холодная война», действие которого происходит в диалоге с пространством и экспонатами музея-мастерской Дмитрия Налбандяна, исследует явление, получившее распространение в мире с середины 40-х до конца 80-х годов XX столетия.

Создатели проекта обнаруживают черты сходства этого исторического периода с современностью и исследуют феномен «прошлого в настоящем». Пропаганда переплетается с обыденностью, документальные факты с мокьюментари, складываясь в «фирменную» эстетику Театра Взаимных Действий — художественное смешение фактографического материала и примет фантазийной, «альтернативной» истории.

Составляющий основную фабулу выставки и спектакля период холодной войны, совпадает с активным развитием творческой карьеры Дмитрия Налбандяна (1906-1993), народного художника СССР, создателя парадных портретов, одного из главных участников официальной визуальной мифологии. Взаимодействие с личной и творческой биографией художника, который был одновременно и очевидцем и творцом определенного проектом временного отрезка истории, является попыткой переосмысления не только эстетики «большого стиля», отражение вкусов, мировоззрения и системы ценностей советской номенклатуры, но и актуализацией дискуссии о влиянии «тоталитарного режима» на современное состояние социокультурной жизни.

Немаловажно также и то, что вербальной основой спектакля стали исследования документальных источников, проведенные ТВД совместно с научным сотрудником музея-мастерской Михаилом Колчиным, а также свидетельства очевидцев эпохи.

Художественно значим и факт театрализации пространства — наравне с предметным театром и хореографией Татьяны Гордеевой и саунд-дизайном Алексея Наджарова пространство музея-мастерской становится актером, разыгрывающим историю времени, которое ему довелось пережить. Декорацией спектакля и одновременно инсталляцией является действующая экспозиция мастерской Дмитрия Налбандяна, а также найденные ТВД объекты — советские холодильники, интегрированные в выставочные залы. Охлаждение становится остроумной предметной метафорой холодной войны, призмой, через которую художники рассматривают время.

Участники Театра Взаимных Действий, как и в предыдущих своих работах, создают многослойную реальность, мозаику из прошлого, настоящего и некой третьей — художественной реальности. По словам художницы Ксении Перетрухиной: «Театр обладает эксклюзивными возможностями работать с историей, с прошлым на невербальном уровне. Нам представляется, что подход личного присвоения истории через тело является сегодня максимально актуальным, как один из немногих способов реконструкции утраченных исторических связей, восполнения вытесненных смыслов и фактов, а также является инструментом осмысления нашего исторического настоящего».

Выставка-спектакль «Холодная война» станет последней возможностью посетить пространство музея-мастерской Дмитрия Налбандяна в неизменном виде, так как в 2022 году музей закроется на реконструкцию. Проект «Театра Взаимных Действий» также станет продолжением программы ММОМА по междисциплинарному сотрудничеству. Объединение театра и современного искусства в одном пространстве создает платформу для исследования новых практик в художественной сфере, а также пересматривает способы взаимодействия искусства со зрителем.
Выставка-спектакль осуществлена при поддержке грантов «Новый театр» Фонда Михаила Прохорова (2021) и «Открытая сцена» Департамента культуры города Москвы (2021).


Театр Взаимных Действий — это открытое объединение трех художников и продюсера: Леши Лобанова, Ксении Перетрухиной, Шифры Каждан и Александры Мун, цель которого — создание независимых театральных проектов. Отличительными особенностями объединения являются визуальная ориентированность и отсутствие авторитарной фигуры режиссера. ТВД дебютировал в 2016 году со спектаклем «Музей инопланетного вторжения», который был показан на Международном театральном фестивале NET (Москва, 2017), номинирован на Российскую национальную театральную премию «Золотая маска» в конкурсе «Эксперимент» (2018), номинирован на государственную премию в области современного искусства «Инновация» в номинации «Проект года» (2018). Спектакль также участвовал в выставке V-A-C «Опыты нечеловеческого гостеприимства» (ММОМА, 2017). В 2018 году ТВД приглашен в качестве драматургов первой части выставки «Генеральная репетиция. Акт I» (V-A-C, фонд Kadist, ММОМА) с проектом «Чайка», участвовал с интерактивной инсталляцией и серией перформансов «На 10 лет старше» в музее современного искусства «Гараж», в рамках выставки «Дорогие зрители». В 2019 году спектакль ТВД «Правдивая и полная история Джека Потрошителя» вошел в лонг-лист премии «Золотая маска», в 2021 году спектакль «Университет птиц» номинирован на премию «Золотая маска» в конкурсе «Эксперимент».

«Холодная война» — проект, функционирующий одновременно и как выставка, которая доступна зрителям в часы работы музея для самостоятельного изучения (по цене входного билета в музей), и как спектакль, который проводится в заявленное время (по заранее купленным билетам на спектакль).

Премьерные показы спектакля проходят в рамках программы Международного театрального фестиваля «Новый Европейский Театр» (NET).

ПОКАЗЫ В ЯНВАРЕ

28 января в 20:00
29 января в 17:00, 20:00
Продолжительность спектакля 60 минут.

БИЛЕТЫ

www.mmoma.ru

История миротворческих операций | Операции OOH по поддержанию мира

Роль миссии заключалась в наблюдении за выполнением Соглашения о перемирии между Израилем и соседними арабскими странами. Впоследствии эта операция получила название Орган Организации Объединенных Наций по наблюдению за выполнением условий перемирия (ОНВУП).

С тех пор ООН развернула более 70 операций по поддержанию мира, причем большинство из них были развернуты после 1988 года. За это время в операциях ООН по поддержанию мира приняли участие сотни тысяч военнослужащих, а также десятки тысяч полицейских ООН и других гражданских сотрудников из более чем 120 стран мира.

Более 3300 миротворцев ООН из почти 120 стран погибли при исполнении служебных обязанностей под флагом ООН.

Первые годы

Миротворческая деятельность зародилась в те годы, когда противостояние сторон в холодной войне нередко парализовало деятельность Совета Безопасности.

Миротворческая деятельность сводилась главным образом к мерам по обеспечению соблюдения соглашений о прекращении огня, стабилизации обстановки на местах и важнейшей поддержки политических усилий по мирному урегулированию конфликтов.

В состав первых миссий входили невооруженные военные наблюдатели и легко вооруженные военнослужащие, выполнявшие преимущественно функции по наблюдению, представлению докладов и осуществлению мер укрепления доверия.

Первыми двумя операциями Организации Объединенных Наций были Орган ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия (ОНВУП) и  Группа военных наблюдателей ООН в Индии и Пакистане (ГВНООНИП). Обе миссии, действующие до сих пор, служили примером осуществления операций по наблюдению и контролю, а их санкционированная численность не превышала нескольких сот человек. Военные наблюдатели ООН не имели оружия.

Первая миротворческая операция с вооруженным контингентом — Первые чрезвычайные вооруженные силы Организации Объединенных Наций (ЧВС ООН I) — была развернута в 1956 году в связи с Суэцким кризисом.

Развернутая в 1960 году Операция ООН в Конго (ОНУК) была первой крупномасштабной миссией, численность военного персонала которой в пиковый период составляла почти 20 тыс. военнослужащих. Опыт проведения ОНУК выявил опасности, связанные с попытками стабилизации ситуации в охваченных войной регионах: 250 миротворцев ООН погибли при исполнении обязанностей в этой Миссии, в том числе Генеральный секретарь Даг Хаммаршельд.

В 1960-е и 1970-е годы Организация ООН учредила краткосрочные миссии в Доминиканской Республике — Миссия Представителя Генерального секретаря в Доминиканской Республике (ДОМРЕП), в западной части Новой Гвинеи (Западный Ириан) — Силы безопасности ООН в Западной Новой Гвинее (СБООН) и Йемене — Миссия ООН по наблюдению в Йемене (МООННЙ), а также приступила к долгосрочному развертыванию на Кипре — Вооруженные силы ООН на Кипре (ВСООНК) и на Ближнем Востоке — Вторые чрезвычайные вооруженные силы ООН (ЧВС ООН II), Силы ООН по наблюдению за разъединением (СООННР) и Временные силы ООН в Ливане (ВСООНЛ).

В 1988 году миротворцы ООН были удостоены Нобелевской премии мира. В заявлении Нобелевского комитета, в частности, говорится, что «миротворческие силы своими усилиями внесли важный вклад в дело реализации одного из основополагающих принципов Организации Объединенных Наций. Таким образом, эта всемирная организация стала играть более центральную роль в мировых делах и пользоваться все бόльшим доверием».

Подъем после холодной войны

После окончания холодной войны стратегический контекст миротворческой деятельности ООН кардинальным образом изменился.

ООН изменила направленность и расширила масштаб своих полевых операций, перейдя от «традиционных» миссий, обычно связанных с функциями наблюдения со стороны военного персонала, к сложным «многоплановым» операциям, задачи которых состояли в том, чтобы обеспечить выполнение всеобъемлющих мирных соглашений и оказать помощь в формировании основ для устойчивого мира.

За прошедшие годы изменился и характер самих конфликтов. Миротворческая деятельность ООН, которая первоначально осуществлялась как средство урегулирования межгосударственных конфликтов, стала все больше распространяться на ситуации, связанные с внутригосударственными конфликтами и гражданскими войнами.

В этот период миротворцы ООН все чаще привлекались к решению широкого спектра сложных задач — от оказания помощи в создании устойчивых институтов управления до контроля за соблюдением прав человека, реформирования сектора безопасности и обеспечения разоружения, демобилизации и реинтеграции бывших комбатантов.

Хотя военный персонал оставался стержнем большинства операций по поддержанию мира, участие в миротворческой деятельности стали принимать различные специалисты, в том числе:

  • администраторы;
  • экономисты;
  • сотрудники полиции;
  • юристы;
  • саперы;
  • наблюдатели за выборами;
  • наблюдатели за соблюдением прав человека;
  • специалисты по гражданским вопросам и вопросам управления;
  • гуманитарные работники;
  • эксперты по вопросам коммуникации и общественной информации.

1989−1994 годы: стремительный рост числа операций

После окончания холодной войны число операций по поддержанию мира резко возросло. Объединенный новым духом консенсуса и общим видением цели, Совет Безопасности в период 1989–1994 годов санкционировал в общей сложности 20 новых операций, что привело к увеличению численности миротворцев с 11 тыс. до 75 тыс. человек.

Цель операций по поддержанию мира в таких странах, как Ангола — Контрольная миссия ООН в Анголе I (КМООНА I) и Контрольная миссия ООН в Анголе II (КМООНА II), Камбоджа — Временный орган ООН в Камбодже (ЮНТАК), Сальвадор — Миссия наблюдателей ООН в Сальвадоре (МНООНС), Мозамбик — Операция ООН в Мозамбике (ЮНОМОЗ) и Намибия — Группа ООН по оказанию помощи в переходный период (ЮНТАГ), состояла в том, чтобы обеспечить:

  • оказание помощи в осуществлении всеобъемлющих мирных соглашений;
  • стабилизацию ситуации в области безопасности;
  • реорганизацию полиции и вооруженных сил;
  • выборы новых органов управления и формирование демократических институтов.  

Середина 1990-х годов: период переоценки ценностей

Общие успехи, достигнутые прежними миссиями, породили надежды, которые превосходили возможности миротворческой деятельности ООН. Это особенно ярко проявилось в середине 1990-х годов, когда Совет Безопасности не смог предоставить полноценные мандаты или обеспечить миротворцев необходимыми ресурсами.

Миссии были развернуты в условиях непрекращающихся военных действий в таких районах, как бывшая Югославия — Силы ООН по охране (СООНО), Руанда — Миссия ООН по оказанию помощи Руанде (МООНПР) и Сомали — Операция ООН в Сомали II (ЮНОСОМ II), где не был установлен мир, который следовало поддерживать.

Эти три операции получили широкий резонанс и подверглись критике: миротворцы столкнулись с ситуацией, когда участники вооруженного конфликта не соблюдали мирные соглашения или когда сами миротворцы не получали достаточных ресурсов или политической поддержки. Число жертв среди гражданского населения продолжало расти и боевые действия не прекращались, что нанесло ущерб репутации миротворческой деятельности ООН.

Неудачи начала и середины 1990-х годов побудили Совет Безопасности ограничить число новых миротворческих миссий и приступить к самоанализу, с тем чтобы избежать подобных провалов в будущем.

Генеральный секретарь поручил провести независимое расследование [S/1999/1257] деятельности Организации Объединенных Наций в период геноцида в Руанде в 1994 году и по просьбе Генеральной Ассамблеи представил всеобъемлющую оценку событий [A/54/549] 1993–1995 годов, произошедших в Сребренице в бывшей Югославии. Были также тщательно проанализированы обстоятельства, приведшие к выводу миссии ООН из Сомали [S/1995/231].

Тем временем миротворцы ООН продолжали осуществлять долгосрочные операции на Ближнем Востоке, в Азии и на Кипре.

Непрекращающиеся конфликты в некоторых странах и регионах вскоре вновь подтвердили важную роль миротворческой деятельности ООН. Во второй половине 1990 х годов Совет санкционировал развертывание новых операций ООН в следующих странах:

На пороге XXI века: новые операции, новые вызовы

На пороге нового столетия ООН провела всесторонний анализ проблем, с которыми столкнулся миротворческий механизм в 1990-х годах, и приступила к его реформе. Цель реформы состояла в том, чтобы укрепить потенциал в сфере эффективного управления полевыми операциями и их поддержки.

Более глубокое осознание ограничений и возможностей миротворческой деятельности позволило ООН приступить к решению еще более сложных задач. Эта деятельность началась в 1999 году, когда ООН стала выполнять функции администрации в Косово в бывшей Югославии — Миссия ООН по делам временной администрации в Косово (МООНК) и Восточном Тиморе (ныне Тимор-Лешти) — Временная администрация ООН в Восточном Тиморе (ВАООНВТ), который в тот момент находился в процессе обретения независимости от Индонезии.

В последующие годы Совет Безопасности также санкционировал развертывание масштабных и комплексных операций по поддержанию мира в ряде африканских стран:

Кроме того, чтобы возобновить жизненно важные операции по поддержанию мира и миростроительству, миротворцы вернулись в страны, где мир оказался слишком хрупким: в Гаити — Миссия ООН по стабилизации в Гаити (МООНСГ) и в Тимор-Лешти, недавно получивший независимость, — Интегрированная миссия ООН в Тиморе-Лешти (ИМООНТ).

На сегодняшний день многие операции завершили выполнение своих мандатов, включая Миссию ООН в Центральноафриканской Республике и Чаде (МИНУРКАТ), Миссию ООН в Демократической Республике Конго (МООНДРК), Операцию ООН в Бурунди (ОНЮБ), Миссию ООН в Сьерра-Леоне (МООНСЛ), Миссию ООН в Эфиопии и Эритрее (МООНЭЭ), Миссию ООН в Судане (МООНВС) и  Операцию ООН в Кот-д’Ивуаре (ОООНКИ).

В первое десятилетие нашего века миротворческий механизм ООН стал испытывать небывалые нагрузки, все чаще развертывая операции в удаленных районах в условиях оперативной неопределенности и нестабильного политического контекста.

Миротворческому механизму предстояло решить целый ряд сложных задач, включая осуществление наиболее крупных, дорогостоящих и постоянно усложняющихся миссий; разработку и реализацию жизнеспособных стратегий для миссий там, где уже достигнут определенный уровень стабильности; и сохранение готовности к действиям в ситуациях, когда будущие параметры операции и требования, которые должны выполнять миротворцы, остаются неопределенными.

С мая 2010 года в миротворческая деятельность ООН вступила в фазу консолидации. Впервые за десятилетие численность миротворцев начала немного уменьшаться в результате сокращения числа военнослужащих в составе Миссии ООН по стабилизации в Демократической Республике Конго (МООНСДРК) и свертывания Миссии ООН в Центральноафриканской Республике и Чаде (МИНУРКАТ) в конце 2010 года.

Нынешняя ситуация

В настоящее время численность воинского, полицейского и гражданского контингента в 15 миссиях по поддержанию мира составляет более 110 тыс. человек, что отражает сокращение персонала и числа миротворческих миссий в результате мирных переходных процессов и восстановления дееспособных государств.

Однако сокращение численности персонала и числа миссий по поддержанию мира в прошедшие годы никоим образом не свидетельствует о том, что задачи, стоящие перед ООН, стали менее сложными. Возникновение новых конфликтов, распространяющихся за пределы государств и регионов, указывает на то, что полевые миссии, скорее всего, будут по-прежнему крайне востребованы и миротворческая деятельность останется одной из самых сложных оперативных задач ООН.

Кроме того, сохраняется весьма широкое разнообразие сложных политических проблем, стоящих перед операциями по поддержанию мира, а также масштабов их мандатов, включая гражданский аспект. Все это свидетельствует о том, что в ближайшие годы определенные виды специальных сил и средств, включая полицию, останутся востребованными.

Современные многоплановые операции по поддержанию мира будут, как и прежде, содействовать политическому процессу, обеспечивать защиту гражданского населения, оказывать помощь в разоружении, демобилизации и реинтеграции бывших комбатантов, помогать в проведении выборов, защищать и поощрять права человека и способствовать восстановлению верховенства права.

Деятельность по поддержанию мира всегда отличалась высоким динамизмом и претерпевала изменения под влиянием новых вызовов.

В октябре 2014 года Генеральный секретарь ООН учредил  состоящую из 17 членов Независимую группу высокого уровня по операциям Организации Объединенных Наций в пользу мира для проведения всеобъемлющей оценки нынешнего состояния операций ООН в пользу мира и потребностей, которые возникнут в будущем. В июне 2015 года Независимая группа представила доклад, содержащий ключевые рекомендации относительно будущих операций в пользу мира. В сентябре 2015 года Генеральный секретарь представил свой собственный доклад  о выполнении этих рекомендаций и будущем операций в пользу мира.

Более подробный анализ наших текущих операций, нынешнего стратегического контекста и приоритетов, а также меняющихся вызовов, возникающих в контексте миротворческой деятельности на современном этапе, содержится в заявлениях, с которыми 20 октября 2016 года выступили в Четвертом комитете Генеральной Ассамблеи бывший заместитель Генерального секретаря по операциям по поддержанию мира Эрве Ладсус и заместитель Генерального секретаря по полевой поддержке Атул Кхар.

«Дата юбилейного Парада Победы – возвращение исторической памяти». Интервью с экспертом

Как сохранить память о подлинных исторических событиях Великой отечественной войны? Почему статья президента о событиях Второй мировой войны, опубликованная 19 июня, важна для будущей истории? Об этом накануне 24 июня рассказал ответственный секретарь Российского исторического общества (РИО), член Президиума РИО Андрей Петров.

Полная версия интервью будет доступна на сайте проекта «Встречи с историками» Группы компаний «Просвещение».

– 22 июня – День памяти и скорби, день начала Великой Отечественной войны. Но война Вторая мировая началась раньше. Когда это произошло? И можем ли мы с уверенностью сказать, кто начал Вторую мировую войну?

Нет никаких сомнений в том, что ответственность за развязывание Второй мировой войны лежит на фашистской Германии. Официально Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с нападения фашистских войск на Польшу. Однако сегодня наши китайские коллеги-историки предлагают свою точку зрения. Они обращают внимание на то, что Вторая мировая война закончилась капитуляцией Японии. И соответственно, по их мнению, ее начало следовало бы отсчитывать с момента японской агрессии в Китай в 1937 году. Эта точка зрения сейчас всестороннее изучается историками. Но совершенно точно можно утверждать одно: война в Европе началась 1 сентября 1939 года.

– 2020 год ознаменовался рядом заявлений западных лидеров, которые взволновали академическое историческое сообщество. У каждого появляется своя точка зрения на то, кто виноват в войне. Можем ли мы объективно назвать виновников Второй мировой войны?

Действительно, сейчас в историко-публицистической среде проходят войны памяти. Свои гипотезы о военных событиях и ее итогах выдвигают не только ученые, мы слышим их и от действующих политиков. Буквально на днях вышла статья нашего президента В.В. Путина, которую можно считать своего рода ответом на сомнительные высказывания зарубежных политиков. Я полагаю, что импульсом к этой статье стало принятие в 2019 году резолюции Европарламента, в которой ответственность за начало Второй мировой войны разделена между фашистской Германией и СССР. Это недопустимо. В то же время сейчас публикуются документы и фундаментальные исследования, которые позволяют взглянуть на историю тех событий объективно. Например, как с 1938 года крупнейшие западные державы постепенно отказывались от принципов коллективной безопасности. Обеспечивая собственное благополучие, правительства Англии и Франции позволяли развиваться военной мощи Германии и подпитывали агрессивные аппетиты Гитлера, позволив присоединить Австрию, разделить Чехословакию. С этого момента вопрос о большой мировой войне был вопросом времени.

– Но подобное смещение появилось не вчера. Действительно ли многие концепции появились с началом Холодной войны?

Первое время после войны поводов для переоценки ее событий не было. В ноябре 1945 года начался Нюрнбергский процесс, который длился до 1946 года. Но отмечу важный момент. Главной договоренностью, достигнутой по итогам войны, стало создание системы коллективной безопасности в том виде, в котором де-юре мы видим ее сегодня. Это ООН и Совет безопасности. В него вошли страны-победители и ядерные державы. Эта система хорошо действовала в рамках сосуществования двух блоков: Варшавского договора и НАТО. Но после распада Советского союза баланс сил изменился. Сегодня мы наблюдаем серьезный кризис коллективной безопасности, о чем также говорит наш президент. В его последней статье можно увидеть призыв к пяти мировым лидерам совместно переосмыслить систему коллективной безопасности. Поэтому эта статья не столько сосредоточена на прошлом, а скорее через осмысление прошлого направлена на будущее. Это очень важное сообщение для лидеров других стран. И тем интереснее, как дальше будет развиваться история, поскольку от подобной встречи они, кажется, не отказываются.

– К слову о будущем. Какие реальные действия возможны для грамотной популяризации отечественной истории? Как стать устойчивым к информационным войнам?

Любое воспитание и обучение предполагает передачу опыта, накопленного лично тобой, твоей семьей, нацией. Конечно, важную роль играет культура, музеи и исторические памятники. Но важно то, что сейчас благодаря открытому доступу к материалам множества архивов можно легко изучать подлинные документы. Погружаясь в них, человек не будет жертвой лженаучных теорий, поскольку будет знаком с источниками. Что касается новых форматов, за дистанционный период мы не потеряли коммуникацию, многие мероприятия перешли в онлайн. Сейчас мы начали работу над интересным проектом «Исторический компас», который позволит родителям и школьникам узнавать о проверенных, доброкачественных ресурсах: архивы, художественные фильмы, исторические порталы. Все материалы будут отсмотрены экспертами Российского исторического общества. Сейчас разработана архитектура этого проекта, первые результаты будут представлены в конце 2020 года.

– Почему Парад Победы в этом году был перенесен на 24 июня?

По причинам пандемии в этом году традиционно провести полноценный Парад Победы 9 мая оказалось невозможно. Но при этом, с учетом выбранной даты, я бы не стал говорить, что Парад именно перенесен. Скорее здесь речь идет о возвращении исторической даты. 9 мая 1945 года, сразу после окончания войны было трудно провести торжественные мероприятия. Поэтому первый Парад Победы, как мы знаем, был проведен 24 июня 1945 года. Символично, что именно в год 75-летия Победы это торжественное мероприятие будет проведено день в день с историческим парадом. Мы увидим реконструкцию некоторых важнейших исторических элементов Парада 1945 года. Уверен, что такой парад будет нести не меньше исторической информации, чем другие, знакомые нам форматы. И по сути, дата юбилейного Парада Победы – возвращение исторической памяти.

45 лет назад состоялся исторический саммит Брежнева с Никсоном

На этой неделе исполняется 45 лет со дня исторического визита в США советского лидера Леонида Брежнева, который стал одним из символов политики «разрядки» с США при президенте Ричарде Никсоне. 24 июня 1973 в одном из американских выступлений Брежнев объявил об окончании «холодной войны». Генсек поторопился, но разрядка, которая началась в то время, значительно улучшила не только отношения США и СССР, но и международную стабильность.

Как вспоминал американский сенатор Джеймс Фулбрайт, во время обеда с американскими сенаторами лидер СССР Леонид Брежнев произнес, что «холодная война», о которой мы беспокоились, закончилась».

Фраза советского генсека прозвучала не на пустом месте — США и СССР действительно сделали шаги навстречу друг другу. За год до визита в США,

в мае 1972 года, между странами был подписан ключевой Договор по противоракетной обороне (ПРО), а также Договор по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-1), начались переговоры о сокращении вооружений, сотрудничество в научно-технической и культурных областях.

Все это стало возможным благодаря политике «разрядки», провозглашенной Брежневым и президентом США Ричардом Никсоном. «В 1972 году Никсон и Брежнев, с гордостью подчеркнув, что впервые в истории две сильнейшие на Земле державы согласились взаимно ограничить свои вооружения, как бы шутя поспорили, сколько раз, семь или десять, они и после ограничений могут уничтожить друг друга», — писал о тех временах в своих мемуарах участник многих встреч на высшем уровне, советский дипломат Анатолий Адамишин.

Как отмечает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, специалист по США Сергей Ознобищев, «1973 год не состоялся бы без 1972 года. Сегодняшнюю встречу Трампа и Ким Чен Ына называют исторической, но тот визит был более историческим», — говорит эксперт. Визит тщательно готовился, напоминает эксперт и в его подготовке участвовали ведущие эксперты — такие, как академики Николай Иноземцев и Георгий Арбатов, помощник Брежнева Александр Бовин. Визит Брежнева в США был ответным — до этого СССР посетил Никсон.

Президент-республиканец, чьим советником по национальной безопасности был опытный дипломат Генри Киссинджер, был сторонником прагматичного сотрудничества между США и СССР. Идея была в том, чтобы сбалансировать интересы Белого дома в сотрудничестве с КНР — государством, которое находилось в то время в весьма враждебных отношениях с СССР.

«Никсон был прагматиком, и он действительно хотел крупных свершений в американской внешней политике и во многом добился их. Он имел репутацию ярого антикоммуниста, но смог на деле провести довольно-таки деидеологизированную политику и в отношении СССР, и в отношении Китая», — рассказывал ранее «Газете. Ru» ученый-американист Андрей Кокошин.

Советский и американский лидер подошли к встрече с разным политическим багажом. За спиной у Брежнева было вторжение в Чехословакию в 1968 году, которое ухудшило внешнеполитическое положение СССР, за спиной Никсона — непопулярная в обществе война во Вьетнаме.

Но хотя ее начал не он, Никсон был полон решимости вывести американские войска из Вьетнама. Эта страна фактически стала местом опосредованного конфликта между СССР и США, поэтому начало вывода американских войск имело «положительное значение» для отношений Москвы и Вашингтона, вспоминает в мемуарах посол СССР в США Анатолий Добрынин.

При этом посол также отмечает, что, хотя в США уже начало раскручиваться «уотергейтское дело», администрация Никсона была полна решимости сесть за стол переговоров. Правда, Добрынин писал, что Киссинджер в разговоре с ним признал, что «дело» «отнимает у Никсона много времени и мешает ему сосредоточиться на важных внешнеполитических вопросах».

В то же время работа помощников президента США и советского лидера облегчила задачу — соглашения были подготовлены заранее и, как пишет Добрынин, «Никсону и Брежневу не надо было вести какие-то переговоры, чтобы завершить подготовку текстов этих соглашений. Поэтому предстоящая встреча давала хорошую возможность для свободного обмена мнениями по широкому кругу вопросов».

Вопросы были действительно широкими — лидеры обсуждали двусторонние отношения, события в Индокитае и на Ближнем Востоке. Во время визита были подписано соглашение о предотвращении ядерной войны — документ о принципах переговоров по дальнейшему сокращению стратегических и наступательных вооружений.

Кроме того, были подписаны самые различные «мирные соглашения» от мирного атома до сельского хозяйства и исследования мирового океана. Большинство из них дали эффект и прежде всего экономический — к 1974 году торговля СССР и США выросла втрое.

С помощью США в СССР был построен завод азотных удобрений, а в Америку из СССР шли советские трактора, и обе стороны даже рассматривали строительство в СССР предприятия по выпуску большегрузных автомобилей по американской лицензии.

Несмотря на то что оба государства представляли диаметрально противоположенные политические системы, атмосфера переговоров была почти дружественной. Импозантный, еще в полной силе, Брежнев с интересом слушал Никсона.

На одной из фотографий, сделанных во время беседы, оба лидера беседуют в весьма свободной обстановке, положа ноги на стоящие перед ними удобные пуфики. Между Брежневым и Никсоном возникла определенная химия — на память о встрече советский генсек получил от американского президента автомобиль «Линкольн». Брежнев даже смог опробовать его, прокатив с ветерком американского коллегу.

В США саммит посчитали успехом. Как писал Никсону по итогам встречи архитектор американской внешней политики Киссинджер, после встречи Брежнев «будет более привержен позитивным отношениям с США». Сам он будет говорить позже, что это была «встреча двух равных».

«То был рассвет брежневской и никсоновской разрядки: сделки как правило заключались по принципу do ut des (лат. — даю, чтобы ты дал)», — характеризует в своих мемуарах атмосферу тех лет советский дипломат Анатолий Адамишин.

Уроки против уловок

Провозгласив окончание «холодной войны» во время визита в Америку, Брежнев поторопился.

Противостояние между СССР и США продолжалось, но стало более предсказуемым и чуть менее затратным, благодаря подписанию стратегических договоров.

«Значимость двусторонних соглашений об ограничении стратегических вооружений станет более зримой если представить себе, какое дополнительное бремя пришлось бы нести советскому и американскому народам если бы не были достигнуты эти соглашения», — писал в июне 1974 года в журнале «Огонек» международный обозреватель Сергей Лосев.

Подписанный во времена «разрядки» договор по ПРО служил советско-американским, а затем и российско-американским отношениям долгие годы. США выйдут из него в 2002 году в одностороннем порядке при президенте США Джордже Буше-младшем. Впоследствии президент России Владимир Путин назовет выход из договора «попыткой сломать этот стратегический паритет».

Сегодня ситуация в российско-американских отношениях уже мало напоминает ту, когда лидеры двух держав могли обсуждать глобальные проблемы, даже несмотря на идеологическое противостояние. «Тогда было две державы, которые могли иметь контроль над ситуацией сегодня есть немало держав, которые находятся вне этого диалога и ведут себя непредсказуемо», — так оценил времена «новой холодной войны» генсек ООН Антониу Гутерриш во время выступления в Валдайском клубе в Москве.

«Возвратиться в то время невозможно. Оно было чревато кризисами, но стороны стремились к ответственному поведению. Сегодняшний подход — поднять ставки, потом надавить на противника — не практиковался так открыто. Политика была более ответственной»,

— говорит Ознобищев из ИМЭМО РАН.

При этом многие эксперты как тогда, так и сейчас считают, что в случае, если объявленный саммит между США и Россией в ближайшее время состоится, стороны должны вновь обсудить вопросы стратегической стабильности.

все, что нужно для ЕГЭ/ОГЭ

ШАГ СТО ВОСЕМНАДЦАТЫЙ: Основные события «холодной войны»

«ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» (1946 – 1990 гг. ) – состояние экономической, идеологической и «полувоенной» конфронтации между двумя системами — социализмом и капитализмом.

❗️Отправной точкой «холодной войны» считается речь У. Черчилля в Фултоне, США (5 марта 1946 г.). В своей речи Черчилль призывал западный мир объединиться для борьбы с «экспансией тоталитарного коммунизма» в лице СССР:

«Мы не можем закрыть глаза на то, что свободы, которые имеют граждане в США, в Британской империи, не существуют в значительном числе стран, некоторые из которых очень сильны… Никто не знает, что Советская Россия и её международная коммунистическая организация намерены делать в ближайшем будущем и есть ли какие-то границы их экспансии… От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен «ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС». За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, и все они, в той или иной форме, объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы…»

ПРИЧИНЫ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

🔸Существование двух противоборствующих систем: коммунистической (СССР и страны социалистического блока) и капиталистической (США, страны Западной Европы).
🔸Опасение распространение влияния СССР и США.
🔸Борьба сильнейших мировых игроков за господство.
🔸Борьба за ресурсы и рынки сбыта.
🔸Нарастание военной мощи противников – угроза начала новой мировой войны.

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ:

🔹1946 – 1954 гг. – Война за независимость во Вьетнаме.
Разделение Вьетнама: Северный Вьетнам (СССР), Южный Вьетнам (США).

🔹1947 г. – Создание «плана Маршалла» со стороны США.
Данный проект заключался в оказании экономической помощи европейским странам, пострадавшим во время войны.

🔹1948 – 1949 гг. – ПЕРВЫЙ Берлинский кризис.
Блокада советскими силами путей в западную часть Берлина из-за проведения там денежной реформы, которая противоречила экономической идеологии коммунистической партии.

🔹1949 г. – Раскол Германии на Федеративную Республику Германия (капитализм) и Германскую Демократическую Республику (социализм).

🔹1949 г. – Создание Советским Союзом атомной бомбы (Курчатов).

🔹1949 г. – Образование НАТО — военно-политический блок, объединяющий большинство стран Европы, США и Канаду.

🔹1949 г. – Создание Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) — межправительственная экономическая организация стран социалистического блока.

🔹1950 – 1953 гг. – Корейская война – прямое военно столкновение СССР и США на территории Кореи.
Корея была разделена на сферы влияния: Южная Корея – США, Северная Корея – СССР.

🔹1953 г. – Создание Советским Союзом водородной бомбы (Сахаров).

🔹1955 г. – Создание Организации Варшавского договора (ОВД) — военный союз европейских социалистических государств при ведущей роли СССР.

🔹1961 г. – БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС – строительство Берлинской стены, окончательное разделение Берлина.

🔹1962 г. – КАРИБСКИЙ (ракетный) КРИЗИС.
На Кубе были размещены советские ракеты с ядерными боеголовками (для «защиты социалистической Кубы»). Данные ракеты были способны достичь США.
Штаты заявили о военной блокаде Кубы и заявили, что готовы нанести удар по советским базам на острове. Мир оказался на грани ядерной войны.
Конфликт был разрешен, советский ракеты были демонтированы.

🔹1964 – 1975 гг. – Война во Вьетнаме.
Присоединение Южного Вьетнама к Северному.

🔹1979 – 1989 гг. – Война в Афганистане.
Участие советских войск в войне с целью установление «просоветского» режима на территории данного государства.

🔹1989 г. – Падение Берлинской стены – объединение Германии.

🔹1991 г. – Распад СССР 🔨

 

 

ШАГ СТО ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ: «Холодная война»: что посмотреть?

Лекция А.В. Шубина о «холодной войне» в 1940—1960-х годах.

Карибский кризис.

Война во Вьетнаме. Битва Империй.

Берлин / Berlin 1948—1949.

Гении и злодеи. Уинстон Черчилль. Война с «черным псом».

 

Больше теории в следующих шагах.

Холодная война. Продолжение следует? | Программа: ПРАВ!ДА? | ОТР

Татьяна Пархалина

президент Ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества (АЕАС), заместитель директора по научной работе ИНИОН РАН

Павел Золотарёв

заведующий отделом военно-политических исследований Института США И Канады РАН

Олег Глазунов

эксперт Ассоциации военных политологов, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова

Леонид Гозман

президент общественно-политического движения «Союз правых сил»

«Где нет полной откровенности, полной доверенности,
где скрывается хотя малость какая-нибудь,
там нет и не может быть дружбы».

Виссарион Белинский

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Я – Дмитрий Лысков. Это программа «ПРАВ!ДА?». И вот тема нашей дискуссии сегодня:

Тридцать лет назад, 3 декабря 1989 года, президент СССР Михаил Горбачев и президент США Джордж Буш-старший поставили точку в стратегическом противоборстве двух держав. Эпоха холодной войны закончилась. Но наступил ли мир? И почему сегодня все чаще говорят о новом глобальном противостоянии?

Дмитрий Лысков: Британский публицист Джордж Оруэлл в своей статье 1945 года, она называлась так интересно «Ты и атомная бомба», так вот, он писал, что страны, обладающие ядерным, обречены на холодную войну. Ну, в хорошем смысле слова он имел это в виду. Он говорил, что без прямых военных столкновений. Тем не менее крайне интересно разобраться, почему в том победном 45-м году британский публицист задумался о таком развитии событий. С чего же и с каких конкретных исторических моментов началась холодная война?

Юрий Альбертович, вот как вы думаете?

Юрий Кнутов: Ну, вообще общепринято считать – с выступления Черчилля в Фултоне. Его речь, которая фактически разделила Европу на две части – Западную и Восточную. Восточная якобы покрыта мраком, в общем-то, гложет ужас и так далее. Трещина, конечно, такая довольно эмоциональная. И она, в общем, как раз послужила сигналом для того, чтобы начиналось это противостояние. Конечно, ни Советский Союз, ни европейские страны не были готовы к этому. Европа лежала в руинах. Нужно было думать о том, как создавать общий дом.

И вдруг этот раскол, это разделение, разделение по принципам идеологическим – капитализм и социализм, – оно, в общем-то, легло в основу холодной войны. И потом вот этот маховик холодной войны раскручивался с большой интенсивность, что не раз приводило к тому, что мир оказывался на грани фактически уничтожения в результате возможного ядерного конфликта.

Дмитрий Лысков: Олег Николаевич, с 45-го года (это, в принципе, известный исторический факт) западный блок, если угодно, разрабатывал планы наступательной войны против Советского Союза. 45-й год, Черчилль разрабатывает план нападения на Советский Союз «Немыслимое», с которым только-только вроде бы в коалиции победили. Далее – американские планы тотальной ядерной бомбардировки Советского Союза, «Дропшот» и иные. То есть, получается, именно Запад уверенно вел нашу страну, если угодно, и вообще мир к холодной войне. А почему? С чего вдруг такое в 45-м году? Победный 45-й. Откуда это?

Олег Глазунов: Вы знаете, я бы сказал, что не с 45-го, скорее всего, а с 46-го. Я бы вспомнил «длинную телеграмму» Джорджа Кеннана, советника посольства США. Вот он говорил о том, что… на вопрос американского казначейства он говорил о том, что с Советским Союзом договариваться нельзя, Советский Союз уважает только силу, и нужно только силой добиваться уступок от Советского Союза. Кроме того, его «длинная телеграмма» легла в концепцию президента Трумэна – так называемого «сдерживания коммунизма», чтобы сдерживать Советский Союз в зонах его влияния в тех странах.

Поэтому, в принципе, да. Мы еще лежали в руинах. Наша страна только-только начинала отстраиваться после такой великой войны. Поэтому можно сказать, что Запад первый начал холодную войну.

Дмитрий Лысков: Павел Семенович, но ведь в Ялте сферы влияния держав были достаточно четко оговорены. Так откуда вдруг у Запада возникла необходимость начинать такое противостояние?

Павел Золотарев: Все упирается в несовместимость двух систем. Просто на определенном этапе Запад получил в свое распоряжение ядерную бомбу – и отсюда началось соответствующее планирование. Мы приобрели ее позже. И дальше уже все развивалось по сценарию двух ядерных государств. Но в основе лежит противоборство двух систем, которого сегодня нет.

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич, в любой войне – даже в холодной войне – есть сторона, которая ее развязала. Скажите, в отношении нашей страны что-нибудь можно сказать? Вот мы слышали и про американские, и про британские планы, и про противостояние. Какая-то вина нашей страны существует в развязывании холодной войны?

Леонид Гозман: Вы знаете, во-первых, я не могу согласиться с тем, что холодная война началась из-за речи Черчилля или телеграммы Кеннана. Ветер не потому, что качаются деревья, а деревья качаются потому, что ветер. Это может констатироваться речью Черчилля, речью Сталина, тайными планами, открытыми планами и так далее.

Мне кажется, что это вообще тот случай, когда… Вот я полностью согласен с Павлом Семеновичем, что здесь не может быть… понимаете, здесь нет начальной точки. Вот если война горячая… Допустим, Великая Отечественная война началась с того, что войска Гитлера перешли границу Советского Союза, ну, ту линию разделения, которая была на тот момент. И в этом смысле, конечно, войну начал Гитлер. Но причины войны даже нашей с Гитлером были очень многообразные, и вряд ли они могут быть сведены непосредственно к этому акту.

Причины холодной войны были именно в несовместимости систем. Было совершенно понятно, что … И это было понятно, кстати, и до войны. И Черчилль об этом, между прочим, говорил. Когда он предлагал союз Сталину, его спрашивали, мол: «Как можно иметь дело со Сталиным?» Он сказал: «Если Гитлер вторгнется в ад, я предложу военно-стратегический союз сатане немедленно». Они понимали, с кем они имеют дело. В смысле – со Сталиным.

И я думаю, было совершенно понятно, что стратегическая цель советской системы, не только Иосифа Виссарионовича Сталина, а советской системы в целом – это, конечно, уничтожение их системы. И это, в общем, не скрывалось. Это очень красиво подавалось. Я хочу вам напомнить замечательные слова Павла Когана: «Мы еще дойдем до Ганга и мы еще умрем в боях, чтобы от Японии до Англии сияла Родина моя». Это что, ребята? Когда так красиво излагается территориальный захват…

Алексей Мухин: Владимир Вольфович Жириновский.

Леонид Гозман: Поэтому я думаю, что война была неизбежна. Я думаю, что все-таки такие планетарные мессианские претензии нашей страны в основном к ней и привели.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо.

Леонид Гозман: Но меня больше беспокоит сегодняшняя ситуация.

Дмитрий Лысков: Да, несомненно, мы перейдем к сегодняшней ситуации.

Татьяна Глебовна, чтобы понять все-таки, что же такое холодная война, какой смысл мы вкладываем в это понятие, хотелось бы ответить на вопрос. То есть получается, что холодная война и не прекращалась, в том числе и в годы Великой Отечественной войны. Ну а ранее Советский Союз вообще был в кольце врагов. Так в чем же тогда принципиальное отличие именно этого периода, называемого холодной войной?

Татьяна Пархалина: Во-первых, я хочу сказать, что кто-то называет это Первой холодной войной. А вообще это Вторая холодная война – период с 45-го (я так отсчет веду) до конца… скажем так, до середины 80-х годов, там уже изменилась ситуация. Это Вторая холодная война. Первая – это 20-е годы прошлого столетия. Вне всякого сомнения, я согласна с коллегами, когда они говорят, что это противостояние систем. При этом есть какие-то реперные точки. Вот я для себя… Конечно, это не речь Черчилля. Она обозначила что-то, да? Или телеграмма Кеннана – она обозначила новый этап.

Я для себя самым ярким проявлением начала этой Второй холодной войны считают атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Они не в отношении нашей страны и не в отношении этого блока, но, конечно… Мне пришлось быть в Нагасаки, когда эта печальная дата отмечалась – 70 лет. И японцы до сих пор не понимают, для чего 500 тысяч было уничтожено сразу, одномоментно. И они еще не понимают, почему бомба упала рядом с христианским храмом. Нагасаки – один из христианских городов Японии. Они не понимают многие вещи. Потому что, во-первых, не на Нагасаки должны были сбрасывать бомбу, а на другой город, но он был закрыт облаками. Это относительно случайно произошло. Ну, все понимают, что военной необходимости не было. Уже понятно было, что Япония… ну, еще месяц, еще два – и она будет повержена. Безусловно, это была демонстрация силы, вот этого нового оружия Советскому Союзу, Сталину. И вот здесь началась как бы гонка…

Дмитрий Лысков: То есть с этого момента мы…

Татьяна Пархалина: Я отсчитываю. Я знаю, что историки расходятся, но я отсчитываю начало холодной войны. Все-таки это событие абсолютно экстраординарное в человеческой истории.

Дмитрий Лысков: И холодная война – это именно ядерное противостояние двух сверхдержавы?

Татьяна Пархалина: Холодная война? Нет, это противостояние двух систем. И очень быстро Советский Союз… Кстати, и американские ученые помогли, и немецкие ученые, понимания, что необходим баланс. Вот у нас что-то не получилось, у Курчатова что-то не получалось. Мы бы имели это оружие, но чуть позже. А американцы и немцы считали, что для баланса нужно как бы нам помочь. И помогли – совершенно бескорыстно. И это было правильно. Вот когда был создан этот баланс, тогда началась политика сдерживания, которая (вот здесь коллеги говорили) себя оправдала, когда существовали две ядерные державы.

Дмитрий Лысков: То есть эта эпоха и называется эпохой холодной войны?

Татьяна Пархалина: Если вы меня спросите, каковы характеристики холодной войны, то это, безусловно, военное и военно-политическое противостояние, это экономические войны, это идеологическая конфронтация и это противостояния, доходящие иногда до горячей конфронтации в третьих регионах.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, итак, холодная война – это противостояние военное, это противостояние двух блоков, коммунистического и капиталистического, это противостояние в том числе и экономическое. Нужен ли был выход из состояния холодной войны? И, если угодно, какой?

Алексей Мухин: Слушайте, термин «холодная война», само это понятие придумали, чтобы затемнить либо закамуфлировать локальные военные конфликты между странами и ни в коем случае не забывать о том, что вооруженный конфликт между глобальными державами превращается во взаимное саморазрушение.

Я просто вынужден напомнить о том, что ядерный конфликт противоречит самой природе войны. Что такое война? Война – это новые рынки, это новые возможности для экономики прежде всего, для политических систем и так далее. А ядерная война уничтожит эти самые рынки. То есть исчезает сама мотивация войны. Поэтому придумали такой удобный термин, журналистский, он не научный, «холодная война», который описывал процессы, происходящие во второй половине XX столетия. Она, безусловно, формально закончилась примирением Джорджа Буша-старшего и нового российского руководства.

Дмитрий Лысков: Тот самый Мальтийский саммит.

Алексей Мухин: Исчезновение, уход с поля боя, что называется, Советского Союза, его саморазрушение стремительное, к удивлению другой стороны, собственно, прекратило и похоронило этот термин. То, что мы сейчас имеем в наличии – это гибридная война, которая… Ну, я на самом деле не очень считают корректным термин «гибридная война», потому что мы имеем дело с конкурентным противостоянием между странами, которые чувствуют… Я не знаю, США по отношению к России, по отношению к Китаю испытывают определенные комплексы либо политической неполноценности, потому что не слушаются, либо просто расширяют свой рынок. Эту войну нельзя назвать даже гибридной. Это какая-то прокси-война – в том смысле, что она ведется руками третьих стран, если уж мы зациклились на термине «война».

Я думаю, что вообще экспертному сообществу надо определиться с терминами. Мы можем бесконечно долго спорить, но если мы выведем очень определенные термины, то мы сразу поймем, что к чему.

Дмитрий Лысков: Я с вами полностью согласен. Именно поэтому я посвятил значительное время в начале программы тому, чтобы определить, что же все-таки холодная война, чем она для нас являлась.

Павел Семенович, вот Мальтийский саммит, Джордж Буш-старший и Михаил Сергеевич Горбачев обмениваются любезностями. С этого момента принято вести отсчет окончания холодной войны. На тот момент Советский Союз еще оставался в качестве организма, в том числе и идеологического, противостоящего Западу. Почему же все-таки говорили об окончании холодной войны именно тогда?

Павел Золотарев: Ну, я думаю, потому что Советский Союз обозначил достаточно четкий курс, который где-то уже отходил от тех идеологических принципов, которые могли свидетельствовать о несовместимости. Он как раз говорил о тех моментах, которые, кстати, были отмечены в «длинной телеграмме» Джорджа Кеннана. Он все-таки говорил, что можно договариваться и что разум присущ руководителям. Где-то в это время последним советским руководителям был присущ этот разум. Поэтому, наверное, отсюда и идет отсчет окончания холодной войны.

Дмитрий Лысков: Юрий Альбертович…

Татьяна Пархалина: Позвольте?

Дмитрий Лысков: Да, прошу вас. Вы хотите добавить?

Татьяна Пархалина: Вы знаете, мне кое-какие коррекции хотелось бы внести. Мне кажется не совсем корректным считать, что холодная война – процесс, который длился десятилетиями, и вот точка была поставлена в один день как бы, встреча Горбачева и Буша. Я как бы пролонгирую этот период окончания холодной войны с сентября 89-го года до ноября 90-го. Сейчас объясню – почему.

В сентябре 89-го в Лейпциге начались протесты против тогдашнего режима ГДР, которые привели к слому Берлинской стены. Это было символом как бы, символом окончания. Ну а потом происходили события, которые закончились в ноябре 90-го года подписанием Парижской хартии для новой Европы, где страны подтвердили приверженность принципам, ну по сути, Хельсинского заключительного акта: разрешение споров мирными и политическими свами, уважение прав человека и так далее, и так далее, возможность для каждой страны выбирать союзы для обеспечения собственной безопасности. Там и экономические меры были, и гуманитарные, и так далее.

Мне представляется, что этот период – считайте, год, с сентября 89-го до ноября 90-го – можно считать периодом, когда мы фиксируем окончание этого исторического времени.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Очень важное замечание.

Юрий Альбертович, ну посмотрите. В течение года фактически мы фиксируем окончание холодной войны. При этом Михаил Сергеевич Горбачев говорит: «Мир покидает одну эпоху и вступает в новую. Мы стоим в начале длинного пути. Это путь в эпоху прочного мира», – и так далее. А можно ли было действительно взять и такое противостояние закончить в течение одного года?

Юрий Кнутов: Я считаю, что… Здесь, кстати, я бы коллегу поддержал. Вообще, если мы говорим о противостоянии, мы упор делаем на идеологическую сферу. Но еще во время Гражданской войны в 20-е годы, в 1920-е, Черчилль сказал интересную вещь, вспоминая этот период в своих мемуарах. Он так написал: «Белые думали, что мы помогаем им освобождать Россию. На самом деле это они помогали нам делить Россию». Понимаете? То есть вот корень противостояния между Россией и Западом. И этот корень признается Черчиллем в его мемуарах соответствующего периода после Гражданской войны.

И, естественно, когда мы приняли вот такое решение… Ну, руководство страны, не мы. Нам ведь как тогда говорили? «Давайте отдадим, хватит кормить Африку. Хватит кормить Азию».

Юрий Алексеев: Вот Алексей Алексеевич упомянул, что мы просто ушли с поля боя, условно говоря.

Юрий Кнутов: «Хватит кормить Восточную Европу. Хватит кормить соцстраны. Будем жить вот так». И мы помним, чем закончилось. Закончилось разрухой, беднотой. Собственно говоря, реформы, которые у нас стали проводить, эти реформы отпугнули большинство людей. И до сих пор слово «демократия» в нашей стране считается ругательным.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Юрий Кнутов: То есть цель преследовалась совсем другая. Я имею в виду – Западом.

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич, но была ли альтернатива в данном случае? Да, мы ушли. Мы ушли из Восточной Европы. Мы перестали кормить Африку. Мы подружились с Западом. Какая-то альтернатива этим процессам, с вашей точки зрения, существовала?

Леонид Гозман: Мне кажется, что нет. Мне кажется, что нет. И я думаю, что… Вот я лично благодарен Михаилу Сергеевичу Горбачеву – не за то, что он прекратил войну (он так же, как и Черчилль, ее не начинал, так и не прекращал), а за то, что у него хватило мудрости и смелости принять реальность. Вот реальность была таковой.

Юрий Кнутов: 25 русских миллионов минимум осталось за границей. Вот реальность!

Леонид Гозман: Я понимаю. Мы не могли, наша страна, наше государство не могло продолжать это противостояние. У нас не было на это денег, у нас не было на это ресурсов. У нас ничего для этого не было. Собственно война закончилась не тогда, когда руководители Советского Союза выступили с какими-то миролюбивыми заявлениями. С ними и Сталин выступал, и Брежнев. Кстати, Гитлер в свое время выступал с миролюбивыми заявлениями после аннексии Судет. Но важно же – верят этим заявлениям или нет. Заявлениям Брежнева не верили. И правильно делали. Заявлениям Горбачева поверили, потому что поняли, что действительно реальность ровно…

Дмитрий Лысков: …что пути другого у него просто физически не существует.

Леонид Гозман: Другого пути нет. Вы знаете, еще одна вещь. Кто были стороны в этой войне? Мне кажется… Ну понятно, Советский Союз, Соединенные Штаты и так далее. Мне кажется, этого вообще на самом деле недостаточно для понимания тех реальных процессов, которые тогда были. Мне кажется, что… Ну, соответственно, кто проиграл? Проиграло советское государство. Это понятно, да? Проиграла коммунистическая идеология. Мне кажется, выиграл народ нашей страны от этого, выиграл.

Олы Алексей Алексеевич, то есть получается, что проиграли мы в экономической плоскости?

Алексей Мухин: Я бы эту ситуацию экстраполировал на начало XIX столетия. Помните, у нас гражданское общество, дворянское общество тогда было пленено французским шармом, разговаривали на французском языке. И это не мешало потом рубить в капусту тех самых французов И ситуация с холодной войной и якобы ее окончанием, да, она мне напоминает Бородинское сражение. То есть – столкнулись и разошлись. Кто-то пошел на Москву. Кто-то откатился и, что называется, стал вести свою войну.

Вот сейчас мы находимся, вернее, находились в нулевых годах, во второй половине нулевых годов в состоянии партизанской войны. Самое интересное, что мы сейчас похожи на двух водителей одного дилижанса, который несется по прерии экономической. Они поспорили и начали драться друг с другом. Конечно, это приведет к тому, что дилижанс может сбиться с пути и вообще не достичь своей цели. Я имею в виду Россию и США. Потому что цель-то у нас одинаковая: мы развиваем экономику, мы поддерживаем. Но только кто-то решил, что он гораздо больший водитель дилижанса, чем его напарник. Это экзистенциальное противостояние продолжается и будет продолжать. Важно, чтобы друг друга не перестреляли, потому что дилижанс полностью потеряет управление.

Дмитрий Лысков: Я искренне надеюсь, что этого не произойдет, конечно.

Юрий Кнутов: Насчет «перестреляли».

Дмитрий Лысков: Прошу вас.

Юрий Кнутов: Вы знаете, последние где-то, может быть, недели две-три наметилась, на мой взгляд, катастрофическая тенденция. Первое – это высказывание американского адмирала Военно-морских сил США Джона Ричардсона и плюс еще трех генералов, которые на разных театрах военных действий присутствуют. Они говорят о возможности нападения на Россию: удары по Калининграду, по Дальнему Востоку и по Крыму.

Дмитрий Лысков: По Крыму, да, совершенно верно.

Юрий Кнутов: Причем разработана новая концепция. Она из чего исходит? Исходит из того, что Россия может применить ядерное оружие, если только возникнет угроза существования государства. Если такой угрозы нет…

Дмитрий Лысков: Это наша военная доктрина, да.

Юрий Кнутов: Да, это наша ядерная доктрина. Значит, мы можем применить. Соответственно, строится сейчас военная концепция, натовская: нужно вести боевые действия таким образом, чтобы Россия не ощущала этой угрозы. Но при этом что делается? Например, возникло какое-то…

Дмитрий Лысков: Подождите, чтобы я понял. Такими, если угодно, «тонкими» уколами, да?

Юрий Кнутов: Да-да-да. Например, возникает ситуация напряженная вокруг Калининграда, там начинается какой-то военный конфликт. В это время НАТО сосредотачивает все силы, пользуясь тем, что у них колоссальное военное преимущество, и они захватывают Крым. Это официальное высказывание американского генерала, это не я придумал, действующего генерала, не в отставке. Например, возникает ситуация напряженная на Дальнем Востоке – мы перебрасываем все силы туда. И в это время захватывается Калининград. Возникает такая же ситуация вокруг Калининграда – в это время идет захват Курил. Поэтому и было высказывание японского…

Дмитрий Лысков: Юрий Альбертович, это понятно. Я прошу прощения, я вас немножечко… Сейчас, одну секундочку! У вас есть объяснение, а зачем это вообще?

Юрий Кнутов: Вы знаете, самое страшное то, что об этом говорят американские генералы на полном серьезе.

Дмитрий Лысков: Зачем? Зачем?

Юрий Кнутов: Это не запугивание. Это попытка реально поставить Россию на колени.

Дмитрий Лысков: Татьяна Глебовна, то получается, что мы не проиграли, мы не победили?

Татьяна Пархалина: Вы знаете, мне не хочется, чтобы у наших зрителей складывалось превратное отношение. Потому что прозвучала мысль, основываясь на высказываниях какого-то генерала, или двух, или трех генералов, что формируется…

Юрий Кнутов: Они все действующие.

Татьяна Пархалина: Действующие, да.

Юрий Кнутов: И разное командование.

Татьяна Пархалина: …что формируется новая натовская доктрина.

Юрий Кнутов: Она сформирована. У нее даже есть название.

Татьяна Пархалина: Я хочу сказать, что за все годы этого кризиса, пять лет, острейшего кризиса между Россией и Западом, надо сказать, что в военном плане, что бы у нас на пропагандистском уровне ни говорили, НАТО проявляет стратегическую сдержанность и, в общем-то, Россия проявляет стратегическую сдержанность. НАТО, несмотря на призывы ряда стран… То есть Балтия и Польша призывали выйти из основополагающего акта. НАТО на это не пошло.

НАТО не размещает того, что в основополагающем акте называется substantial forces, «существенные силы», потому что вот эти батальонные группы в странах Балтии и Польши – 4,5 тысячи человек. Даже наши военные говорят в открытую, даже Рогозин говорит, что это не представляет никакой угрозы для России. Это не представляет угрозы. В ответ на это Россия, кроме систем ПВО в Псковской и Калининградской области, тоже не размещает. Понимаете?

Поэтому, несмотря на эту пропагандистскую риторику… А я призываю всех отличать. Есть декларативный уровень политики, а есть реальный уровень политики. Существуют контакты, и слава богу. После того, как обе стороны заявили, что они прекращают все контакты, военные теперь в Баку встречаются. Начальник Генерального штаба встречается с высокопоставленными военными…

Дмитрий Лысков: Вне всяких сомнений. Полностью соглашусь с Татьяной Глебовной. Слава богу, что есть контакты.

Татьяна Пархалина: Они обсуждают Афганистан. И слава богу, да, что есть контакты.

Дмитрий Лысков: Мне просто не понятно одно. Если бы генералы российского Генерального штаба сказали: «Захватим-ка мы ради интереса Дакоту и посмотрим, что будут делать дальше Соединенные Штаты»…

Юрий Кнутов: Или Калифорнию.

Дмитрий Лысков: Или Калифорнию. Что бы на это отвечали Соединенные Штаты Америки?

Татьяна Пархалина: С этим согласна, с этим согласна.

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич.

Леонид Гозман: Хочу поддержать Татьяну Глебовну, безусловно. На самом деле никакой… Надо просто понимать, что все разговоры о том, что они готовятся на нас напасть и так далее – это все вранье, паранойя. Ничего подобного нет, абсолютно нет.

Юрий Кнутов: Паранойя американских генералов?

Татьяна Пархалина: Татьяна Глебовна сказала нормально. А теперь по поводу генералов. Понимаете, в чем дело? Если генерал не готовится к военным операциям по всем азимутам, то он плохой генерал. Генерал обязан. Генерал русский, американский, гаитянский, я не знаю, какой угодно – он должен воспринимать каждый движущийся объект как угрозу, он должен воспринимать любое передвижение войск как угрозу. Он должен разрабатывать и оборонительные, и наступательные операции по всем линиям. Это их работа.

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич, вне всяких сомнений, вне всяких сомнений.

Леонид Гозман: А то, что они заявляют…

Дмитрий Лысков: Но они же заявляют гласно. Они не держат эти секреты в сейфе.

Леонид Гозман: Во-первых…

Дмитрий Лысков: Это же само по себе может рассматриваться, в конце концов…

Леонид Гозман: Ну позвольте я отвечу. Во-первых, у нас разная политическая культура. И тот уровень свободных заявлений, которые есть у американских генералов, у нас он значительно меньше. Кроме того, послушайте, пожалуйста, что говорят наши пропагандисты в погонах и без погон, что говорят каждый день на всех каналах, кроме вашего и «Дождя». Это вообще уши вянуть! «Сбросить атомную бомбу на Стамбул», – это сказал вице-спикер Государственной Думы.

Дмитрий Лысков: Это не действующий генерал. Это разные вещи.

Леонид Гозман: А что несет генерал (забыл его фамилию), который постоянно говорит от имени Министерства обороны?

Алексей Мухин: Я вам подсказывать не буду.

Леонид Гозман: Это страшно слушать! Страшно слушать, что он несет! Понимаете? Поэтому давайте все-таки исходить из того, что есть люди, которые делают заявления, а есть люди, которые принимают решения. И это, слава тебе, Господи, разные люди.

Дмитрий Лысков: В чем тогда разница культур высказывания, о которой вы упомянули вначале? Я даже уже не совсем понимаю.

Леонид Гозман: Разница культур в том, что…

Дмитрий Лысков: Ну, вы сначала констатировали, что у нас все-таки разное, а потом выяснилось, что у нас говорят то же самое.

Леонид Гозман: Нет. Видите ли, у нас это говорят немножко другие люди. У нас это говорят политические люди и идеологические. У них это иногда говорят военные люди. Но военные люди, как мне кажется, там говорят в рамках своей профессиональной компетенции, поскольку генерал обязан готовить операцию и оборонительную, и наступательную. Это его работа.

Дмитрий Лысков: Я вновь напомню, что между подготовкой все-таки и такими заявлениями существуют разные моменты…

Леонид Гозман: Честно говоря, я не вижу.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, вы хотели добавить?

Алексей Мухин: Да, я хотел бы добавить. Татьяне Глебовне и Леониду Яковлевичу я бы возразил. К сожалению… Ну, один умный человек сказал: «Меня не интересуют ваши намерения. Меня интересуют ваши возможности». Так вот, безусловно, несоизмеримые возможности России и даже Китая (ну, если только они вместе будут заключать военный союз – к чему мы пока не готовы, я так понимаю) и военный потенциал НАТО. Да, безусловно, можно прыгнуть на Крым, потом отжать Калининград и так далее. Но мы же с вами в начале передачи говорили, что речь идет о ядерной державе. Вы понимаете, да? Это невозможно. Это было бы возможно…

Юрий Кнутов: Здесь расчет на то, что мы не применим ядерное оружие.

Алексей Мухин: Ну, во-первых, у нас в доктрине записано, что мы можем его применить. Это раз. Это расчет генеральский, уровень XIX века. Понимаете? Крымская война, все дела, вот это вот все. Давайте все-таки абстрагируемся, потому что, слава богу, между Пентагоном и Министерством обороны, Генеральным штабом выстроена довольно жесткая коммуникация. Но есть несколько «но».

Дмитрий Лысков: И слава богу, что она сохранилась.

Алексей Мухин: Я бы вашу сентенцию по поводу того, что угрозы это не представляет, я все-таки дополнил. Да, во-первых, существует акт, он выполняется и так далее. Но как выполняется? Вокруг России идут постоянные военные учения НАТО. И ротация этих войск подразумевает как раз присутствует, во-первых, увеличенное присутствие, уже выше актов. Плюс она позволяет солдатам, грубо говоря, тренироваться на основах ротации. То есть, в принципе, развернуть подобного рода вещи… Подождите секундочку, подождите!

Татьяна Пархалина: Давайте не будем забывать, что и мы проводим учения.

Алексей Мухин: Безусловно. Давайте в хронологическом порядке расставлять события.

Еще один нюанс. Милитаризация Европы – это медицинский факт. Замена тактического ядерного оружия, его модернизация. Расширение количества баз, расширение НАТО пресловутое, пропагандистское, но тем не менее это тоже медицинский факт. То есть что мы видим? Мы видим реальную угрозу суверенности России, которая на территории Европы создается.

Дмитрий Лысков: Ну, наверное, если возле наших границ что-то постоянно увеличивается и нарастает…

Алексей Мухин: И финансирование этого растет. Это к разговору о том, что якобы мы увеличиваем военное финансирование. Ну простите, подготовка горячей войны идет полным ходом.

Татьяна Пархалина: Не согласна.

Алексей Мухин: И реагировать на это невозможно.

Татьяна Пархалина: Военные расходы несоизмеримые.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо.

Павел Семенович, скажите, пожалуйста, а вот есть понимание, как мы за какие-то 30 лет всего – с исторической точки зрения, совершенно ничтожный миг, – как мы от момента то ли нашего проигрыша и ухода с поля боя, то ли всеобщей разрядки и «мира, дружбы, жвачки» дошли до такого конкретного состояния?

Павел Золотарев: Вы знаете, надо посмотреть на это с системных позиций. Я не политолог, я технарь, поэтому я с технарских позиций.

В принципе, система российско-американских отношений с Западом переходит в новое состояние сейчас – из состояния, которое было, в новое состояние. И, как правило, переходные процессы имеют четкие закономерности. Чаще всего переходные процессы носят колебательный характер. У нас была положительная полуволна с 90-х годов, она закончилась. Сейчас отрицательная полуволна. Ее сменит опять положительная. И по затухающей мы выйдем на систему отношений, которая должна выстраиваться между государствами, у которых уже нет холодной войны, но есть новый миропорядок, в том числе политцентричный миропорядок. А он меняется, конечно. И это будет уровень, конечно, ниже, чем был в 90-е годы, но значительно выше, чем сейчас. Это то, где мы находимся в системном плане.

Что касается всех усилий политиков, многоуважаемых руководителей (или не очень уважаемых), то максимум, что они могут сделать – это увеличить или уменьшить амплитуду каждой из этих полуволн, положительной или отрицательной, и увеличить или уменьшить их длительность. И ошибок, которые как раз увеличили, наверное, несоразмерно отрицательную полуволну, было достаточно и с американской стороны, и с нашей стороны.

Дмитрий Лысков: То есть инерция определенных процессов настолько велика, что повлиять современные политики на нее практически не могут?

Павел Золотарев: Нет, есть просто системные закономерности.

Дмитрий Лысков: Хорошо.

Павел Золотарев: Что касается нынешнего этапа. Вот тут военную сферу затронули. Абсолютно правильно было сказано, что военные обязаны моделировать все ситуации. Напомню, что Соединенные Штаты основной план ведения войны имели в 30-е с Великобританией, и его поддерживали. А Запад сейчас, в том числе Соединенные Штаты, они отталкиваются от той ситуации, которая была в 2014 году. Восточноевропейские страны и Прибалтика раздувают угрозы совершенно параноидально о нападении России на Прибалтику.

И отсюда начинается сценарий, к которому присоединяются не только Польша и Прибалтика, но даже Швеция. Вот у них были недавно разработаны такие… Но во всех этих сценариях, везде рассматривается нападение России, а потом уже ответная реакция. И вполне понятно, что это параноидально.

Дмитрий Лысков: То есть с 2014 года, условно говоря, началась эскалация, правильно?

Павел Золотарев: Соединенные Штаты обязаны реагировать на своих союзников, они же берут на себя обязательства. Поэтому идет и с их стороны планирование и соответствующие высказывания.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Олег Николаевич, хотелось бы понять, все-таки с вашей точки зрения, как мы до этого дошли? Действительно был ли 2014 год каким-то рубежом? Или были перед этим какие-то рубежи? В таком случае как называется то состояние, к которому мы пришли в настоящий момент?

Олег Глазунов: Вы знаете, я бы хотел обратить внимание на два саммита НАТО, которые были в 2016 году и в 2018-м. В 2016 году саммит НАТО признал Россию главной угрозой. Это уже о чем-то говорит. И это официальные документы.

Дмитрий Лысков: Нас Барак Обама называл главной угрозой.

Олег Глазунов: Да. В 2018 году саммит НАТО поддержал политику военно-политического сдерживания России на всех рубежах и расширения НАТО на восток. Вы согласитесь со мной, что наши базы не находятся в Мексике.

Дмитрий Лысков: Не находятся.

Олег Глазунов: А американские базы, по сути… Знаете, еще чуть-чуть – и «кольцо анаконды» сожмется. То есть утверждать, что это все закончится мирным путем, я бы не стал. От Соединенных Штатов можно ожидать все что угодно. Говорить о том, что войны не будет? Вы знаете, Сталин тоже говорил в 41-м году: «Войны не будет. Мы будем дружить».

Я хочу обратить внимание на то, что… Вот смотрите. Я привел «длинную телеграмму» Кеннана, это 46-й год, сдерживание коммунизма. Прошло 63 года…

Дмитрий Лысков: Но сейчас коммунизма-то никакого нет.

Олег Глазунов: Вот смотрите. Прошло 63 год, 2019 год – сдерживание России. То есть не надо уже морочить голову никому. Нет никакой идеологической борьбы и противостояния двух систем. Идет противостояние двух государств великим. И двум медведям в одной берлоге не ужиться. Либо Соединенные Штаты на нас снова обрушат, как это было в 89-м году, и мы потеряем теперь уже Россию, либо мы каким-то образом решим этот вопрос с Соединенными Штатами.

Дмитрий Лысков: Вот не хотелось бы запугивать наших телезрителей, конечно, но такая точка зрения тоже имеет право на существование.

Олег Глазунов: Вы знаете, я могу вам сказать. Ладно, закончится мирным образом холодная война между США и Россией. Все равно появится другая страна, которая будет решать какие-то споры. Когда два великих государства сталкиваются, всегда кто-то должен уступить.

Дмитрий Лысков: Спасибо, Олег Николаевич. Татьяна Глебовна, вот смотрите. Здесь действительно прозвучала мысль, о том, что США «видят угрозу возрождения России» (я цитирую). Это одно из последних заявлений. То есть действительно получается, что не идеологическое противостояние в основе, а именно возрождение нашей страны как сверхдержавы. Так, что ли?

Татьяна Пархалина: Прежде чем ответить на этот вопрос…

Дмитрий Лысков: Конечно.

Татьяна Пархалина: Вообще это геополитическое соперничество на самом деле. Россия в стратегическом плане независимая, поэтому… Обе ядерные державы. Это единственная держава, которая может уничтожить Соединенные Штаты, поэтому это геополитическое соперничество и проявляется в подобного рода высказываниях и документах.

Чуть раньше вы задали принципиальный вопрос: «Как мы дошли до жизни такой на самом деле?» Мне представляется, что ответственность за нынешний кризис, конечно, обе стороны несут. У нас принято обвинять во всем Запад, там во многих странах обвиняют во всем Россию. А на самом деле кризис начался не с вопроса Крыма, кризис начался раньше.

Алексей Мухин: Выход из ПРО.

Татьяна Пархалина: Ну, вы далеко очень берете.

Алексей Мухин: Почему? Как раз тогда.

Татьяна Пархалина: Я по-другому немножечко трактую. Кризис начался в 2005–2006 году. Вы экономист, вы не можете того не знать. Изменилась мировая экономическая конъюнктура, когда вот эти галопирующие цены на нефть и газ, на энергоресурсы создали у российских элит ощущение, впечатление, что они должны скорректировать эту новую экономическую мощь (это не была мощь как таковая) с новой политической ролью.

Если вы проанализируете все документы, касающиеся внешней политики, стратегии и так далее, то вы обнаружите, что именно с этого времени там появляются абзацы, что Россия больше не будет принимать правила игры, разработанные другими, а она хочет на равных участвовать в разработке международной повестки.

Дмитрий Лысков: Тут вроде бы ничего такого страшного я даже и не слышу. Ну да, раньше подчинялись, а сейчас…

Татьяна Пархалина: Запад считает, что Россия перешла Рубикон в истории вокруг Украины, когда нарушила Будапештский меморандум на территориальную целостность Украины. Россия считает, что Запад перешел Рубикон, когда они не соблюли соглашения, обещания, которые были даны Януковичу министрами ряда европейских держав. Мне представляется… Ведь очень важный вопрос: кто виноват? На мой взгляд, обе стороны несут ответственность за это. Но главный-то вопрос: что делать?

Дмитрий Лысков: Сейчас мы к нему и подойдем.

Татьяна Пархалина: Как выходить из этого? И мне представляется, что очень важен своеобразный аудит. Вот здесь нужна политическая честность.

Алексей Мухин: Вам результат не понравится.

Юрий Кнутов: Можно?

Дмитрий Лысков: Сейчас. Господа, я прошу прощения. Леонид Яковлевич…

Татьяна Пархалина: И это можно начать на площадке Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Леонид Гозман: Я бы тоже хотел ответить на вопрос.

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич, прозвучала мысль, что две стороны виноваты в обострении.

Леонид Гозман: Согласен абсолютно.

Дмитрий Лысков: Я не очень понял в таком случае, а в чем вина нашей стороны. Ну хорошо, мы скорректировали внешнеполитическую позицию в 2005–2006 года. В 2007 году Владимир Владимирович выступил с Мюнхенской речью, в которой, в общем-то, сказал, что пора бы, вообще-то, переходить к действительно равным отношениям и к многополярному, а не однополярному миру. Это действительно настолько напугало Запад?

Леонид Гозман: Вы знаете, трудно сказать, что конкретно напугало. Я согласен с Татьяной Глебовной, что вина с двух сторон, естественно. Здесь очень трудно считать проценты, где больше, где меньше.

Дмитрий Лысков: А наша-то вина в чем?

Леонид Гозман: Сейчас я вам как раз и хочу сказать. Понимаете, в чем дело? Ведь война, в том числе и холодная, возникает тогда, когда не договориться. Вообще сумасшедших не так много, никто не хочет воевать, бомбами кидаться. «Давай лучше сядем и договоримся». А пока не получается договариваться. Ну что? Ничего не поделать.

Мне кажется, что, к сожалению, в последние годы сложилось в мире такое впечатление, что с нами договориться нельзя. Ну нельзя, и все. И поэтому – только сдерживать. Почему так сложилось?

Дмитрий Лысков: Леонид Яковлевич, я на секундочку, просто уточню один момент. Смотрите. Начало холодной войны, 45–46-й годы и так далее. Иосиф Виссарионович прекрасно пытался договориться с Западом. Он хотел разместить заказ на восстановление СССР, он хотел присоединиться к плану Маршалла. Это же все факты. В НАТО вступить. Но почему-то его тоже тогда назвали недоговороспособным и начали холодную войну.

Леонид Гозман: Если коротко, то они понимали…

Юрий Кнутов: И Горбачев договорился.

Дмитрий Лысков: И Горбачев пытался договориться.

Леонид Гозман: Если коротко, то они понимали, с кем они имеют дело. И тот же Хрущев говорил: «Мы вас закопаем». Это все было.

Дмитрий Лысков: Никита Сергеевич такого не говорил.

Леонид Гозман: Давайте сегодня…

Татьяна Пархалина: Господа, давайте не забывать, что вот эта Фултонская речь Черчилля – это 46-й год. Уже первые результаты присутствия СССР в Центральной и Восточной Европе. И они почему-то очень многих напугали.

Леонид Гозман: Репрессии, диктатура. Все было. Почему-то они не им не понравились. Можно я закончу? Можно я закончу?

Дмитрий Лысков: Секундочку! Я просто уточню. Вообще-то, я всегда считал, что Фултонская речь Черчилля была больше связана с победой Клемента Эттли, который взял курс на сотрудничество с Советским Союзом. Ну, может быть, конечно, в Восточной Европе… Леонид Яковлевич.

Леонид Гозман: Сталин уже себя показал очень хорошо тогда, к сожалению.

Дмитрий Лысков: Теперь все-таки к нашей теме.

Леонид Гозман: Смотрите. Конкретные действия, которые сегодня пугают, они совершенно очевидны. Это прежде всего Крым, конечно. Это вмешательство в выборы. Это многое-многое другое. Но я думаю, что Крым – не причина, а следствие на самом деле. Я думаю, что такое изменение нашей внешней политики и, соответственно, нашего позиционирования в мире связано с тем, что та политико-экономическая система, которая у нас сложилась, особенно в 2000-х годы окончательно, к концу 2000-х годов, она оказалась абсолютно неконкурентоспособной. Мы отстаем во всем. Понимаете? У нас очень плохо с технологиями, у нас бегство капитала, у нас бегство мозгов и так далее, и так далее, и так далее. Мы проигрываем. И поскольку мы проигрываем…

Дмитрий Лысков: Кстати говоря, я посмотрел…

Леонид Гозман: Последняя фраза…

Дмитрий Лысков: В прошлом году бегство капитала было примерно в полтора раза меньше, чем наши туристы оставили за рубежом.

Леонид Гозман: Можно последнюю фразу? Поскольку наши руководители понимают, что они проигрывают, они начинают влезать в авантюры. И в этом проблема.

Дмитрий Лысков: Господа, это тоже точка зрения. И мы все имеем право на свою точку зрения. Я вот только припомню один момент, специально сейчас смотрел. Это же ведь 2012 год, Хиллари Клинтон, которая заявляет, что евразийская интеграция, интеграция на евразийском пространстве, которую проводит Россия, напоминаем Соединенным Штатам возрождение СССР, с которым Соединенные Штаты будут бороться всеми возможными силами. Юрий Альбертович, вот как воспринимать это заявление? Это задолго до Крыма.

Юрий Кнутов: Вы знаете, я бы еще раньше начал. Давайте вспомним 1999 год, разворот Примакова. Когда НАТО почему-то решило, что без всяких решений Совета безопасности, не обсуждая этот вопрос с Россией, можно стереть с лица земли целое европейское государство, что успешно сделали и, собственно говоря, до сих пор даже не сожалеют и не раскаиваются. Это с одной стороны.

С другой стороны, второй момент. 2008 год, когда во время Олимпиады Саакашвили использует армию, подготовленную и обученную военнослужащими НАТО и вооруженную переоборудованной советской техникой по стандартам НАТО. И отрабатывает операцию против России фактически, против нашего миротворческого контингента. Вот это начало. И после силовых акций, не после каких-то политических заявлений мы говорим о переходе к многополярному миру. И ничего в этом страшного нет в той концепции, которую мы предложили.

Буквально вчера было очень интересное интервью с генерал-лейтенантом Решетниковым. Это бывший замначальника внешней разведки. Он так сказал. Что один из руководителей ЦРУ в свое время говорил, что «пока вы не признаете, что Америка выполняет божественную миссию на Земле, вы будете для нас противниками», понимаете? То есть вот где кроется этот цивилизационный, идеологический конфликт.

Понимаете? Цивилизационный конфликт, который пытаются сейчас преломить таким образом, для того чтобы покорить Россию. Почему я говорю о покорении России? Буквально лет 5 назад была выставка Экспо. Был доклад крупнейших корпораций. Они так написали в этом докладе, почти дословно говорю. «После 2030 года относительно дешевое сырье останется только на территории России».

Дмитрий Лысков: Понятно. Олег Николаевич, смотрите, можно вспомнить еще череду оранжевых революций, которые происходили у нас. И можно вспомнить официальных лиц США в том числе, которые разносили сэндвичи по некоторым площадям. И в этой связи у меня возникает вопрос. С одной точки зрения, мы совершали некоторые действия, которые якобы привели к нынешнему противостоянию. А, с другой стороны, ведь тему можно повернуть и иначе: нас фактически вынуждали идти по определенному пути. Вам как кажется – какая точки зрения более правильная здесь?

Олег Глазунов: Я согласен с точкой зрения, что нас вынуждали. Просто, понимаете, 2007 год, Мюнхенская речь Путина возникла не просто так. Путин пытался договариваться с Соединенными Штатами, чтобы быть на равных. Но это невозможно. И в какой-то момент это стало понятно.

Вы знаете, самое интересное… Посмотрите, в YouTube есть запись Мюнхенской речи Путина. Посмотрите на лица европейской политической элиты. Они были напуганы, они были настолько поражены, что стало понятно и Европе, что спокойной жизни уже не будет. Что Мюнхенская речь Путина – это вызов Соединенным Штатам, что России уже надоело постоянно быть где-то на задворках.

Дмитрий Лысков: У меня, между прочим, в голове никогда не соотносилось и до сих пор не соотносится. С одной стороны, действительно, Мюнхенскую речь называют вызовом Соединенным Штатам, речью, которая всколыхнула весь мир, а, с другой стороны, я открываю текст Мюнхенской речи, из раза в раз ее перечитываю и не могу понять: в чем там вызов? Там же абсолютно вегетарианская речь. Татьяна Глебовна, неужели наши зарубежные партнеры не понимали, какую роль фактически они исполняют? Действительно оставалось либо сдаться, либо идти по этому пути? Нет, я ошибаюсь?

Татьяна Пархалина: Вы знаете, меня в 2014 году первый раз в Германии немцы спросили, что они сделали не так.

Дмитрий Лысков: Это даже удивительно.

Татьяна Пархалина: Нет, это не удивительно. Там много умных людей, которые пытаются разобраться в причинах кризиса. И, на мой взгляд, с их стороны ответственность… с нашей стороны очень большая ответственность. С их стороны ответственность. Они подумали после развала Советского Союза и советского блока, видимо, что, знаете, игра сделана.

Дмитрий Лысков: Что все уже, да?

Татьяна Пархалина: Да. И рано или поздно Россия покочевряжится немножко, все равно она будет частью их мира на их условиях. При этом, конечно, не были учтены ни иной тип политической культуры, ни иной вид стратегической культуры, ни стратегическая независимость России, о которой я говорила. Вот это, к сожалению, не было учтено и были закрыты все советологические, россиеведческие центры (почти все) по обе стороны Атлантики. Сейчас их возрождают, но это очень трудно.

На самом деле вот эта эйфория от так называемой победы в Холодной войне… Хотя я считаю, что на самом деле это мы сами сокрушили коммунизм и сами, все жители Советского Союза, сокрушили ту систему. Очень хотели. Это наша колоссальная… Сейчас многие говорят, что это наше поражение. Я-то считаю, что это наша колоссальная победа, и победа прежде всего нашей армии, поскольку армия не вмешалась в события. На секунду представьте, если бы советская армия вмешалась в события. Югославия показалась бы детским садом просто.

Но это, к сожалению, Западом не учитывалось.

Дмитрий Лысков: Думали, что Россия отступится, в очередной раз отступится, потом еще раз отступится.

Татьяна Пархалина: Что Россия пойдет в это русло. Тем более давайте не забывать, что устами трех российских президентов: Ельцин, Путин и Медведев… Путин и Медведев в Германии в Бундестаге сами говорили: «Мы часть европейской семьи. Мы хотим…» И они действительно хотели интегрироваться в Запад тогда.

Дмитрий Лысков: Призыв к созданию Европы от Владивостока до Лиссабона и остальными программами – это чистая правда.

Татьяна Пархалина: Меня часто студенты спрашивают: «А почему китайцам не предъявляют таких же требований? Да китайцы никогда не говорят, что мы такая же цивилизация, что мы хотим быть частью вот этого пространства Евроатлантики. А мы говорили об этом устами наших руководителей. Поэтому это, конечно, внесло сумятицу.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Павел Семенович, скажите, если представить себе чисто гипотетически (я понимаю, что история сослагательного наклонения не знает), если бы Соединенные Штаты и наши зарубежные партнеры в общем и целом представляли бы себе, куда их заведет тот путь, по которому они шли, и не с 2012 даже года, и не с 2007 года, а значительно раньше, поступили бы они иначе?

Павел Золотарев: Давайте я вам зачитаю. Тут уже Джорджа Кеннана вспоминали. Его интервью газете New York Times в 1997 году. «Расширение НАТО станет самой судьбоносной ошибкой американской внешней политики в эпоху после окончания Холодной войны. Можно ожидать, что такое решение вызовет националистические, антизападные и милитаристские тенденции в российском обществе, окажет негативное влияние на развитие российской демократии, восстановит атмосферу Холодной войны в отношениях между Востоком и Западом, и подтолкнет российскую внешнюю политику в неблагоприятном направлении». Четко все.

Дмитрий Лысков: Почему не слушали? Или не хотели слушать? Мы знаем, что на Западе есть финк-тэнки, есть умнейшие люди, которые определяют политику США или западных стран. Где они оказались в этот момент?

Павел Золотарев: Потому что Соединенные Штаты ощутили себя победителем в Холодной войне и сделали эту катастрофическую ошибку. И последствия этой ошибки – это переход красной черты на Украине. Не все наши действия можно считать оптимальными, мягко говоря, в 2014 году.

Дмитрий Лысков: Мне кажется, что ситуативно принимались решения.

Павел Золотарев: Ситуативно и, наверное, где-то эмоционально. Что вызывает больше всего опасений сейчас у Соединенных Штатов? И в отношении России, и в отношении Китая. То, что мы в принципе во внешней политике можем делать то, чего не могут делать они. Потому что мы можем мобилизовывать свой экономический потенциал, принимая решения, абсолютно не выгодные стране, противоречащие развитию страны, но ради внешней политики. Это может Китай и мы. Они себе этого позволить не могут. Это раз.

Во-вторых, они увидели, что на региональном уровне ядерное сдерживание может не сработать. Почему у них появилась теория «эскалация ради эскалации»? Потому что они начинают строить сценарии. А не будет ли Россия опять очередной локальный военный конфликт развязывать в надежде, что никто не решится на применение ядерного оружия? Отсюда и сценарий, который появляется.

И последнее, на чем я закончу. Огромная Россия всегда вызывала опасения. И чем она больше усиливалась, тем больше опасений этих было.

Дмитрий Лысков: Спасибо. У нас остается буквально несколько секунд. Алексей Алексеевич, смотрите, то, что случилось, то случилось. Каковы наши ближайшие среднесрочные перспективы. Сейчас Россия активна, действительно очень активна на внешнеполитической арене, а Трамп взял курс на регионализацию и суверенитет. Что же это означает? Мы все-таки уходим от модели блокового противостояния?

Алексей Мухин: Очень важно то, чего мы избежали. Мы избежали ядерной бомбардировки 1999 года. Потому что такая вероятность была. И если бы ребята просчитали немножко, что будет в нулевых и так далее, я думаю, что этот удар был бы нанесен по России, и Россия была бы оккупирована. Теперь это невозможно. И теперь нам придется искать пути сосуществования с Западом. Так как мы обладаем…

Дмитрий Лысков: Спасибо вам огромное. Мир действительно поменялся. Мы живем в совершенно новых реалиях. И за емкое и действительно предметное обсуждение этих реалий огромное спасибо нашим уважаемым экспертам. Спасибо.

Дата выхода Call of Duty Black Ops Cold War 6 I Трейлер, последние новости

Call of Duty: Black Ops — Вышел шестой сезон холодной войны. Activision анонсирует «беспрецедентный» бесплатный выпуск на следующей неделе, а тем временем есть над чем поработать.

Тем, кто играет в Call of Duty, не нужно говорить, что четверг — это день, когда Activision обычно сбрасывает нам обновление, а сегодня приносит особенно важное — это последнее крупное обновление перед Call of Duty: Vanguard. выходит.

Начало нового сезона CoD означает, что изменений гораздо больше, чем обычно, и в этом сезоне предстоит многое распаковать, добавив много нового оружия, карт и режимов, чтобы мы могли с пользой провести время.

Кому узнайте, что происходит на этой неделе, в большом обновлении CoD Black Ops — Cold War, шестом сезоне, продолжайте читать, чтобы узнать все важные подробности, пока мы пытаемся ответить на все ваши важные вопросы! Давайте начнем с важной даты выпуска и времени запуска в Великобритании.

Дата выхода 6 сезона Call of Duty Black Ops Cold War

Сегодня тот день.Дата выхода шестого сезона Call of Duty: Black Ops — «Холодная война» состоится в четверг, , 7 октября 2021 года, , и это означает, что в эти выходные у нас не будет времени ни на что другое!

Какое сегодня время запуска обновления CoD Black Ops Cold War в Великобритании?

Вы уже должны наслаждаться всеми новинками, так как обновление шестого сезона Call of Duty: Black Ops — Cold War должно было выйти сегодня утром в 5:00 BST по часовому поясу Великобритании. Загрузите последнее обновление, и вы должны увидеть все новые вещи.

Дорожная карта сезона 6 «Холодной войны»: грядет «беспрецедентный» бесплатный выпуск как «беспрецедентный» бесплатный дроп. Мы должны узнать больше об этом на следующей неделе.

Как вы можете видеть на картинке выше, многое предстоит сделать с дорожной картой шестого сезона «Холодной войны», но давайте немного разберем ее.

У нас есть три новые карты для шестого сезона холодной войны.И вот какие они:

  • Депрограмма (6 на 6)
  • Америка (6 на 6)
  • Глубоко (2 на 2) (3 на 3)

Новая карта под названием «Отвергнутые» также выходит в Zombies.

У нас также есть новый навык, который называется PHD Slider, и новое чудо-оружие, куколка. Также на фронте оружия есть новое вспомогательное оружие, ARC-XD и ручная пушка. И не только это, но также добавляются 410 Ironhide, Grav, Battle Axe, Lapa и Hammer and Sickle.

Новыми операторами шестого сезона стали Мейсон и Фьюз, а к Хэллоуину у нас готовится сезонное событие, которое метко названо «Призраки».

Примечания к патчу для 6-го сезона «Холодной войны»: оружие, карты и многое другое

Из примечаний к патчу для 6-го сезона «Холодной войны» можно почерпнуть массу информации, и если бы мы попытались разбить их все, мы бы торчали здесь весь день. так что загляните в блог Call of Duty, чтобы узнать все подробности.

Но вот некоторые подробности об основных изменениях, которые вы увидите в будущем, включая множество новых дополнений для битв с зомби.

Боевой пропуск:

  • 100 новых уровней боевого пропуска
  • Новый оператор боевого пропуска: Мейсон
  • Бесплатное оружие боевого пропуска: .410 Ironhide Shotgun and Grav Assault Rifle
  • Три бонусных облика оператора бульдозера включены в комплект Battle Pass
  • Новый бесплатный Black Ops Mixtape War Tracks в Battle Pass и многое другое оружие в течение сезона, в том числе боевой топор, LAPA SMG и серп и молот
  • Новое испытание для разблокировки оружия
  • Четыре новых уровня престижа
  • Новый чертеж оружия в престижном магазине и наследие
  • Новый тюнинг оружия для EM2, TEC- 9, Marshal, C58, LC10 и другие
  • Новая тема лобби шестого сезона
  • + больше в сезоне, включая нового оператора «Fuze» и событие «The Haunting»

Многопользовательская игра:

  • Новая карта 6v6 : Deprogram
  • Новая карта 6 на 6: Америка
  • Новая карта 2 на 2/3 на 3/Face Off 6 на 6: Глубоко
  • Новые популярные плейлисты: Deprogram 24/7, Face Off Глубоко 24/7
  • 900 31 новая многопользовательская миссия оператора
  • 20 новых многопользовательских сезонных испытаний
  • Плюс больше в сезоне, в том числе новые сетевые режимы и многое другое во время события «Призрак»
  • Новый навык: PhD Slider (+5 уровней навыков)
  • Новое чудо-оружие: Хрисалакс
  • Новое вспомогательное оружие: ARC-XD и ручная пушка
  • Новые испытания «Отвергнутые» Zombies Operator Missions
  • 20 новых испытаний сезона зомби
  • Новая карта Onslaught: Deprogram (PlayStation®)
  • Новый режим Onslaught: Onslaught Elite (PlayStation)
  • Новое задание «Чертеж оружия Onslaught» (PlayStation)
  • Плюс больше в сезоне, включая новый временный период «Вспышка» во время события «Призраки»

Вводя свои данные, вы соглашаетесь с нашими условиями и политикой конфиденциальности. Вы можете отписаться в любое время.

Трейлер 6-го сезона «Холодной войны»

Трейлер шестого сезона «Холодной войны» прямо ниже, чтобы вы могли его посмотреть, если вы еще не заняты игрой.

Посетите наш график выпуска видеоигр , чтобы узнать обо всех предстоящих играх для консолей. Посетите наши центры, чтобы узнать больше игр и технологий новостей.

Ищете что посмотреть? См. наш Телегид .

Дата выхода Call of Duty Black Ops Cold War, трейлер, история, не только Введите:

Call of Duty: Black Ops Cold War. После нескольких месяцев альфа- и бета-тестирования игра должна выйти в розницу 13 ноября для ПК, Xbox One, Xbox Series X/S, PlayStation 4 и PlayStation 5.

Вот все, что мы знаем о следующем большом вызове . Игра «Долг ».

Когда выйдет

Call of Duty: Black Ops Cold War ?

Call of Duty: Black Ops Cold War выйдет 13 ноября 2020 г. . Вы можете приобрести его для PS4, PS5, Xbox One, Xbox Series X и ПК.

Будет ли

Call of Duty: Black Ops Cold War иметь умную доставку?

Умная доставка — это функция следующего поколения, позволяющая игрокам покупать игру на консоли текущего поколения и получать бесплатное обновление, чтобы играть в игру на новых платформах, когда они совершат скачок. Call of Duty: Black Ops Cold War будет обратно совместима на обеих системах следующего поколения, но вам придется заплатить 10 долларов, чтобы получить игру на консолях следующего поколения.

Короче умной доставки нет. Вы просто получите крутую скидку на полную покупку игры.

Есть ли трейлер

Call of Duty: Black Ops Cold War?

Да! Вы можете посмотреть его ниже.

Трейлер представляет актерский состав, такой как вернувшийся сержант. Вудс.Мы также заглянем в сеттинг игры, 1981 год, и узнаем новости о советском агенте Персее. Тогда это просто краткий обзор всех захватывающих сегментов игрового процесса, которые вы можете найти в грядущей игре Call of Duty .

Что такое

Call of Duty: Black Ops Cold War ?

Call of Duty: Black Ops Cold War — это выпуск 2020 года в серии видеоигр Call of Duty. Он следует за Call of Duty: Modern Warfare 2019 года и продолжает суб-франшизу Black Ops , которая последний раз выпускала Call of Duty: Black Ops 4 в 2018 году.

В дополнение к однопользовательской кампании, которая исследует различные моменты холодной войны, в игре также будут многопользовательские и совместные зомби, популярная функция, связанная с серией Black Ops . Игра также будет работать вместе с Warzone , популярным режимом королевской битвы, выпущенным Activision в конце марта.

‘Call of Duty: Black Ops Cold War’ Activision

Black Ops Cold War События происходят в 1981 году, на пике напряженности между США и Советским Союзом. Игроку поручено выследить советского шпиона «Персея», фигуру, которая, по мнению настоящего ЦРУ, успешно внедрилась в правительство США во время холодной войны. Сюжетные миссии происходят в разные моменты истории, забрасывая игроков в такие места, как Лаос и Украина.

Игровые персонажи, связанные с историей Black Ops , включая Алекса Вудса, Фрэнка Мейсона и Джейсона Хадсона, которые впервые появились в первом Black Ops в 2010 году. Дэвид С.Гойер, сценарист таких фильмов, как «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости» и первых двух игр Black Ops , вернулся, чтобы помочь в истории Black Ops Cold War .

‘Call of Duty: Black Ops Cold War’ Activision

Что примечательно в кампании Black Ops Cold War , так это то, что игроки создают своего собственного персонажа , впервые в истории игр Call of Duty . Как сообщает Washington Post , Black Ops Cold War позволяет игрокам выбирать свой пол — мужской, женский или «секретный» для небинарных игроков — или тех, кто хочет культивировать ауру шпионажа.

«Разработчики считают, что вместо того, чтобы заставлять игроков принимать решения, которые они не хотят принимать, — пишет Washington Post Gene Park, — люди оценят ощущение того, что они окутаны тайной и позволяют своим воображение определяет их характер. Разработчики также перезаписали диалог, чтобы использовать местоимения они / они для «классифицированного» пола».

Используя сеттинг периода, Black Ops Cold War будет иметь — подождите — президента Рональда Рейгана, который назначает игроку как минимум одну миссию в сюжете игры.В год выборов реалистичное воспроизведение Рейгана, которого боготворят современные республиканцы, несомненно, станет источником напряженных разговоров. На вопрос Washington Post о включении Ригана Activision в модерируемом чате просто ответила об изучении архивных речей и интервью с бывшими членами кабинета, которые знали Рейгана.

В игре также представлен новый потенциальный злодей: Рассел Адлер, оперативник ЦРУ Treyarch по прозвищу «Американский монстр». Имеет поразительное сходство с актером Робертом Редфордом, чьи главные роли в таких фильмах, как «» 1975 года, «Три дня Кондора » и « «Все люди президента» » 1976 года, определили эпоху холодной войны.

‘Call of Duty: Black Ops Cold War’ Actvision

Кто разрабатывает

Call of Duty: Black Ops Cold War ?

Основным разработчиком Call of Duty: Black Ops Cold War является Treyarch, разработчик игр Black Ops .

Сообщил Kotaku , Call of Duty: WWII Разработчики Sledgehammer Games и Raven Software, создатели Call of Duty 4: Modern Warfare Remastered изначально участвовали в разработке проекта.Но «напряженность» между студиями привела к тому, что Treyarch стала основным разработчиком, понизив рейтинг Sledgehammer Games и Raven Software для поддержки студий в режиме кампании игры.

Является ли

Call of Duty: Black Ops Cold War перезагрузкой?

Black Ops Cold War , как сообщает IGN , является «прямым продолжением» игры 2010 года Black Ops . В то время как Modern Warfare 2019 года полностью перезагрузила оригинальную трилогию Modern Warfare , Black Ops Cold War использует подход продолжения нео-ужасов (вспомните Halloween 2018 года), игнорируя некоторые части и продолжая историю оригинала.

По временной шкале это происходит между Black Ops и воспоминаниями из Black Ops II . В отчете Eurogamer игра описывается как «возвращение к своим корням с историческим сеттингом» и «ситуация, аналогичная Modern Warfare от Infinity Ward, которая после нескольких сиквелов в прошлом году была мягко перезагружена».

Популярный режим зомби из прошлых игр Black Ops возвращается в Call of Duty: Black Ops Cold War. Activision

Что мы знаем об истории

Call of Duty: Black Ops Cold War?

Black Ops Cold War в основном будет происходить в 1980-х годах.Но он будет включать в себя миссии, которые возвращают игроков в разные периоды холодной войны, раскрывая конфликт с точки зрения американских, южновьетнамских и вьетконговских солдат. Одна из главных целей — найти советского шпиона по имени Персей, который, как считается, внедрился в разведку США. Считается, что он имеет прямой доступ к оружию массового уничтожения и другим опасным испытаниям. Это зависит от сержанта. Вудс и его команда, чтобы остановить Персея.

В нескольких более поздних раскрытиях, через игру в альтернативной реальности (ARG) Pawn Takes Pawn , персонаж Уильям Боуман, сын персонажа Black Ops Джозефа Боумена (которого играет музыкант и актер Айс Кьюб), получит главная роль в истории Black Ops Cold War .

В превью из IGN и Washington Post ранняя миссия — тренировочный этап, действие которого происходит на Украине — отправляет игроков в факсимиле американского пригорода. То, что начинается как тренировочная миссия, заканчивается упражнением с боевой стрельбой, в котором играет поп-рок-хит Пэта Бенатара 80-х «Hit Me With Your Best Shot». Washington Post назвал это «первым ярким событием кампании».

Также ясно, что Black Ops Cold War будет избегать элементов научной фантастики, которыми стала известна серия Black Ops .Никаких мехов, никаких андроидов, никаких бронированных усилений. Это приземленный и жесткий конфликт старой школы. Если вас отвратило научно-фантастическое направление, в котором Call of Duty шла в течение нескольких лет, то найдите утешение в том, что Call of Duty: Black Ops Cold War снова будет иметь игровой процесс «сапоги на земле».

Helicopter Strat перезагружен Activision

Будет ли

Call of Duty: Black Ops Cold War иметь несколько концовок?

Да! Будет несколько концовок.Вы можете играть за своих собственных персонажей, настраивая внешний вид и пол. Вы сможете испытать несколько концовок кампании, а миссии будут изобиловать дополнительными целями, что делает Black Ops Cold War самой настраиваемой игрой во франшизе.

Почему Рональд Рейган в

Call of Duty: Black Ops Cold War?

Рональд Рейган, 40-й президент Соединенных Штатов и основоположник Reganomics, воскрес из мертвых как персонаж Call of Duty . Его роль? Второстепенный персонаж, похожий на другие адаптации мировых лидеров франшизы. Как минимум один раз он будет раздавать миссии в качестве действующего президента. В предыдущих играх вы могли играть за мировых лидеров, таких как Джон Ф. Кеннеди, Фидель Кастро и Ричард Никсон, в режиме зомби.

Будет ли в

Call of Duty: Black Ops Cold War режим зомби?

Да, Black Ops Cold War снова будет иметь режим зомби. В сентябре Activision представила множество режимов «Зомби», в том числе (к большому сожалению) год эксклюзивности для консолей PlayStation.

Режим зомби «начинается заново» с новой историей в Black Ops Cold War. Как и в кампании, действие режима «Зомби» происходит в начале 80-х на карте под названием «Die Maschine», по сути являющейся подтяжкой лица оригинальной карты «Зомби» «Nacht der Untoten». Игроки исследуют разрушенный и заброшенный бункер времен Второй мировой войны, который может содержать секреты, способные склонить чашу весов войны. В то же время игроков перехватывает возглавляемая Советским Союзом группа под названием «Омега».

Вы можете узнать больше о режиме Зомби в официальном видео на YouTube ниже.

Call of Duty: Black Ops Cold War выйдет 13 ноября 2020 г. 6-й сезон Warzone — все, что мы знаем

Ищете дату выхода Call of Duty Cold War и Warzone Season 6? Ранее на этой неделе вышел трейлер последнего сезона, посвященный возвращению Рассела Адлера. В предыдущие сезоны Адлер был схвачен Стичом и промыл ему мозги, но его разум был восстановлен благодаря Алексу Мейсону и его команде.Когда команда НАТО вернулась в полную силу, отряд готов раскрыть тайну взрывов в Верданске.

Судя по трейлеру, мы ожидаем, что Верданск ждет встряска, так как несколько зданий, расположенных в центре города, включая стадион, были полностью разрушены. Мы видели несколько изменений на карте — например, места крушения спутников — в предыдущих обновлениях, но последние несколько сезонов Warzone в основном были сосредоточены на добавлении нового оружия и решении метаданных на большие расстояния. Похоже, это самое радикальное изменение карты, которое мы видели за долгое время.

Сезон 6, вероятно, станет лебединой песней Верданска, прежде чем его заменит новая карта Warzone, установленная в Тихом океане. Если вы думали, что изменения карты, которые произойдут в 6-м сезоне, выглядят большими, интеграция Vanguard вполне может сбить вас с толку. Вот все, что вам нужно знать о Call of Duty Cold War и Warzone Season 6, включая дату выхода, какие операторы появятся в игре и какое оружие будет добавлено.

CALL OF DUTY COLD WAR СЕЗОН 6 ДАТА ВЫПУСКА

Запуск Call of Duty Black Ops Cold War запланирован на 5 октября, 21:00 по тихоокеанскому времени или 6 октября, в полночь по восточному поясному времени / 5:00 по тихоокеанскому стандартному времени. Часть обновления Warzone запускается днем ​​позже в то же время, а последнее обновление Zombies должно быть выпущено 7 октября.

У игроков есть время до 6 октября, чтобы завершить боевой пропуск 5-го сезона. Чтобы помочь игрокам достичь 100-го уровня в боевом пропуске, разработчики запускают событие с удвоением опыта с 1 по 4 октября.

CALL OF DUTY Cold War и WARZONE SEASON 6 ОРУЖИЕ

Последняя сцена трейлера 6-го сезона показала три новых вида оружия, которые появятся в игре.Фрэнк Вудс держит пистолет-пулемет LAPA SMG , Адлер вооружен штурмовой винтовкой Grav , а у Мейсона дробовик .410 Ironhide . Зоркие фанаты предположили, что Адлер мог нести Галил, но с тех пор это было опровергнуто.

Пистолет-пулемет LAPA никогда раньше не появлялся в игре Call of Duty, тогда как Galil присутствует в каждой игре Black Ops. Что касается дробовика .410 Ironhide, то это оружие специализируется на стрельбе на дальние дистанции — кстати, дробовик Bravo недавно понерфили в Warzone за то, что он слишком мощен на дальних дистанциях.

.410 Ironhide доступен бесплатно, но вы должны достичь уровня 15 в боевом пропуске 6-го сезона. Точно так же Grav доступен на 31 уровне боевого пропуска. Игрокам нужно дождаться события The Haunting, чтобы получить в свои руки пистолет-пулемет LAPA. Будет ли это оружие достаточно сильным, чтобы попасть в наш список лучших орудий Warzone? Нам придется подождать и посмотреть.

CALL OF DUTY WARZONE SEASON 6 ИЗМЕНЕНИЯ КАРТЫ

Похоже, что Верданск 80-х будет медленно разрушаться, если судить по бомбам в трейлере 6 сезона.Мы уже видели, как стадион вместе с несколькими зданиями рухнул, когда большая часть центра города была разрушена взрывчаткой. Трейлер также показал, что вокруг Верданска заложено больше скрытых бомб, поэтому есть большая вероятность, что мы увидим падение других районов в течение последнего сезона холодной войны.

Великолепное снаряжение:  Экипируйте лучшие предметы снаряжения Warzone около

Кампания Modern Warfare показала, что Верданск был восстановлен после холодной войны, хотя было неясно, что это означало в 2019 году, до запуска Warzone. Если бомбы продолжают взрывать части карты, это может объяснить, почему Верданск 80-х не совсем похож на современный Верданск.

Трещины на стадионе и в некоторых частях центра города выявили бункеры времен Второй мировой войны, спрятанные под землей. Эти немецкие военные бункеры не похожи на те, что есть в современном Верданске; эти комнаты не использовались с тех пор, как закончилась война. Игроки могут исследовать бункеры, используя проходы — есть даже оружейные комнаты, в которых может храниться внутриигровая добыча. Наконец, оригинальная карта ГУЛАГа, основанная на классическом уровне Modern Warfare Gunfight, возвращается в 6-м сезоне.

CALL OF DUTY COLD WAR SEASON 6 НОВЫЕ КАРТЫ

Депрограммирование — это карта 6 на 6, основанная на галлюцинациях, происходящих в сознании Адлера во время его депрограммирования. Карта берет фрагменты воспоминаний Адлера и объединяет их вместе, чтобы создать совершенно другой опыт Call of Duty. Чтобы поднять ситуацию, вокруг поля битвы есть красные двери, которые отправляют игроков в разные части карты.

«Америка » переносит сражение на советскую воссозданную американскую главную улицу со всеми основными зданиями, такими как пиццерия, театр и культовый ресторан Burger Town.Хотя карта была разработана для ближнего боя внутри зданий, это карта среднего размера, что означает, что есть потенциал для дальнобойного оружия.

Глубоко — последняя карта, но она эксклюзивна для Gunfight и Face Off. Расположенный в подземном хранилище штаб-квартиры КГБ, Глубоко обещает молниеносные действия, сосредоточенные вокруг главного стола для совещаний.

ОПЕРАТОРЫ CALL OF DUTY WARZONE SEASON 6

В трейлере к 6-му сезону представлен Бенито «Fuze» Ортега , эксперт по взрывчатым веществам, работающий с Вихором «Stitch» Кузьминым.Родом из Мадрида, Фьюз был завербован Персеем за его знания в области обезвреживания бомб. В этом сезоне наконец подтверждается, что Alex Mason станет игровым оператором, о чем фанаты просили с самого начала холодной войны. Каждый сезон обычно начинается с трех операторов, но, похоже, это не относится к 6-му сезону.

CALL OF DUTY COLD WAR AND WARZONE SEASON 6 THE HAUNTING

Празднование Хэллоуина

приближается к Call of Duty 19 октября с событием The Haunting.Это событие проходит в Холодной войне и зоне боевых действий, поэтому вы сможете насладиться праздником независимо от того, в каком режиме вы играете. Более подробная информация о событии будет раскрыта 18 октября.

CALL OF DUTY COLD WAR ZOMBIES НОВОЕ ОРУЖИЕ

Последним чудо-оружием, присоединившимся к режиму зомби, является Chrysalax , боевой топор, наполненный энергией темного эфира, который также может трансформироваться в скорострельное энергетическое оружие. В этом обновлении появятся два вспомогательных оружия: ручная пушка — смертоносный пистолет, способный уничтожить множество зомби одним выстрелом, и ARC-XD — дистанционно управляемое взрывное устройство эфира.

Усиление PhD Flopper Perk-a-Cola возвращается в режим зомби времен холодной войны, хотя и в форме бонуса PhD Slider. Прошло восемь лет с тех пор, как в игру была добавлена ​​оригинальная версия PhD Flopper вместе с классической песней. Версии PhD Flopper существовали в предыдущих играх Black Ops, но они были сильно смягчены по сравнению с оригиналом.

КАРТА CALL OF DUTY COLD WAR ZOMBIES 6 СЕЗОН

История Зомби холодной войны подходит к концу, когда Саманта Максис узнает о способностях, которые она развила во время своего пребывания в Темном Эфире.Ударная группа, работающая с Максис, надеется, что они смогут использовать ее силы, чтобы раз и навсегда положить конец нашествию зомби. Последняя карта, основанная на раундах, называется «Отвергнутые» и будет запущена вместе с обновлением 6-го сезона.

Это все, что мы знаем о Call of Duty Cold War и Warzone Season 6 на данный момент. Мы еще многого не знаем о новом сезоне, в том числе о том, какие карты и режимы появятся в многопользовательском режиме, так что следите за обновлениями. До тех пор мы рекомендуем прочитать о дате выхода Call of Duty Vanguard, так как игра о Второй мировой войне не за горами.

За пределами мира после холодной войны

Три вещи определяли мир после холодной войны. Первой была мощь США. Вторым было возвышение Китая как центра глобального промышленного роста, основанного на низкой заработной плате. Третьим было возрождение Европы в качестве огромной интегрированной экономической державы. Тем временем Россия, главный остаток Советского Союза, пошатнулась, в то время как Япония перешла к совершенно другому экономическому режиму.

В мире после холодной войны было два этапа. Первый длился с декабря.31 сентября 1991 года – 11 сентября 2001 года. Второй длился с 11 сентября по настоящее время.

Начальная фаза мира после холодной войны была построена на двух предположениях. Первое предположение заключалось в том, что Соединенные Штаты были доминирующей политической и военной силой, но эта сила была менее значительной, чем раньше, поскольку экономика стала новым центром внимания. Вторая фаза по-прежнему вращалась вокруг трех великих держав — Соединенных Штатов, Китая и Европы — но включала серьезный сдвиг в мировоззрении Соединенных Штатов, которые тогда предполагали, что превосходство включает способность изменить исламский мир посредством военных действий. в то время как Китай и Европа целеустремленно сосредоточились на экономических вопросах.

Три столпа международной системы

В эту новую эру Европа находится в экономическом кризисе и разделена политически. Идея Европы, кодифицированная в Маастрихте, больше не определяет Европу. Как и предыдущее японское экономическое чудо, китайское экономическое чудо подходит к концу, и Пекин начинает рассматривать свои военные варианты. Соединенные Штаты уходят из Афганистана и пересматривают соотношение между глобальным превосходством и глобальным всемогуществом.Все уже не так, как в 1991 году.

Европа в первую очередь определила себя как экономическую державу, суверенитет которой в значительной степени сохраняется за ее членами, но формируется под властью Европейского Союза. Европа пыталась иметь все: и экономическую интеграцию, и отдельные государства. Но теперь эта несостоятельная идея подошла к концу, и Европа распадается. В одном регионе, включая Германию, Австрию, Нидерланды и Люксембург, низкий уровень безработицы. В другом регионе на периферии высокий или чрезвычайно высокий уровень безработицы.

Германия хочет сохранить Европейский Союз для защиты торговых интересов Германии и потому, что Берлин справедливо опасается политических последствий фрагментации Европы. Но как кредитор последней инстанции Германия также хочет контролировать экономическое поведение национальных государств ЕС. Берлин не хочет отпускать европейские государства, просто помогая им. Если он выручит их, он должен контролировать их бюджеты. Но государства-члены не хотят уступать суверенитет аппарату ЕС, в котором доминирует Германия, в обмен на финансовую помощь.

В задолжавшем периферийном регионе Кипр подвергся особой экономической жестокости в рамках процесса спасения. Безусловно, киприоты поступили безответственно. Но этот ярлык применим ко всем членам ЕС, включая Германию, которая создала настолько огромный экономический завод, что не могла начать потреблять то, что производит, что поставило страну в полную зависимость от готовности других покупать немецкие товары. Таким образом, существует много видов безответственности. То, как Европейский Союз относится к безответственности, зависит от силы соответствующей нации.Кипр, маленький и маргинальный, был раздавлен, в то время как более крупные страны получают более благоприятное отношение, несмотря на их собственную безответственность.

Многие европейцы говорили, что Кипр никогда не должен был быть принят в Европейский Союз. Это может быть правдой, но это было признано — во времена европейской гордыни, когда считалось, что простое членство в ЕС спасет любую нацию. Теперь Европа больше не может позволить себе гордыню, и каждая нация сама за себя. Кипр создал прецедент, что слабые будут раздавлены. Это урок для других слабеющих стран, урок, который со временем изменит европейскую идею интеграции и суверенитета. Цена интеграции для слабых высока, и вся Европа в чем-то слаба.

В такой среде суверенитет становится убежищем. Интересно наблюдать, как Венгрия игнорирует Европейский союз, а Будапешт перестраивает свою политическую систему, чтобы сделать ее более суверенной и авторитарной в бушующем вокруг шторме. Авторитарный национализм — старая европейская панацея, которая возрождается, поскольку никто не хочет быть следующим Кипром.

Я уже много говорил о Китае, в течение нескольких лет доказывая, что экономика Китая не может продолжать расти такими же темпами. Если оставить в стороне все конкретные аргументы, необычайно быстрый рост экономики, ориентированной на экспорт, требует экономического здоровья потребителей. Приятно представить растущий внутренний спрос, но в такой бедной стране, как Китай, растущий спрос требует революционной жизни во внутренних районах. Китай неоднократно пытался это сделать. Она никогда не работала, и в любом случае Китай точно не мог заставить ее работать в нужное время.Вместо этого Пекин поддерживает рост, сокращая прибыль от экспорта. Тот рост, который существует, уже не тот, что был раньше, и даже близко не такой прибыльный. Такой рост в Японии подорвал финансовую жизнеспособность, поскольку компаниям ссужали деньги для продолжения экспорта и найма людей — деньги, которые никогда не возвращались.

Интересно вспомнить экстравагантные заявления о будущем Японии в 1980-х годах. Пораженные темпами роста, жители Запада не увидели опустошения финансовой системы, поскольку темпы роста поддерживались за счет снижения цен и прибыли.Японское чудо казалось вечным. Это было не так, как и в Китае. А у Китая есть проблема, которой не было у Японии: миллиард бедняков. Япония существует, но ведет себя иначе, чем раньше; то же самое происходит с Китаем.

Холодная война, время выхода 6-го сезона Warzone и объяснение того, что нового в 6-м сезоне • Eurogamer.

net

Сезон 6 в Black Ops — Cold War: Warzone уже не за горами — а вместе с ней множество новых игровых режимов, карт и оружия, которые нужно разблокировать.

В связи с кульминацией события «Числа», а также акцентом на сюжетной линии Адлера и грандиозным финалом «Зомби» будет множество дополнений, в том числе значительные изменения в Верданске.

На этой странице указана дата выхода Black Ops — Cold War and Warzone Season 6 и все, что вам нужно ожидать в течение сезона.

На этой странице:

Шестой сезон, кинематографический | Call of Duty: Black Ops, холодная война и боевая зона

Когда выйдет 6-й сезон Warzone? Объяснение времени выхода Black Ops — Cold War и Warzone Season 6 в BST, CEST, EDT и PDT

Дата выпуска Black Ops — Cold War: Warzone Season 6 — четверг, 7 октября .

Время выпуска:

  • Великобритания: 5:00 (BST)
  • Европа: 6:00 (CEST)
  • Восточное побережье США: 12:00 (EDT)
  • Западное побережье США: 21:00 в среду, 6 октября (PDT) )

Если вас интересуют размеры загрузки, вы можете найти их ниже:

  • PS5/PS4: 30,6 ГБ
  • Xbox Series X/S и Xbox One: 30,1 ГБ
  • ПК: 39,3 ГБ (только Warzone ) / 40,5 ГБ (Warzone и Modern Warfare)

Как обычно, будьте готовы к изменению времени выпуска на случай каких-либо изменений или неудач со стороны разработчика в последнюю минуту.


Прибыла новая карта Warzone Pacific Caldera! Узнайте о новых обликах боевого пропуска Vanguard, Warzone Pacific Season 1 и оперативниках, локациях самолетов, изменениях в ГУЛАГе, а также о мете Vanguard Royale. Что касается огневой мощи, узнайте о лучшем снаряжении Welgun, лучшем снаряжении карабина Купера, лучшем снаряжении противотанкового ружья Горенко, лучшем снаряжении STG44, лучшем снаряжении MP40, лучшем снаряжении Automaton, лучшем снаряжении BAR, лучшем снаряжении боевого дробовика, лучшем снаряжении Type 100 и лучшие загрузки Kar98k.В другом месте изучите наши рекомендации по лучшему оружию Warzone в игре.


Что нового в обновлении 6 сезона в Black Ops — Cold War и Warzone?

Двойные агенты были в центре внимания в течение 5-го сезона, а 5-й сезон «Перезагрузка» был посвящен событию «Числа». Теперь сюжетная линия завершается схваткой между Адлером и Стичем.

Как обычно, игроки Black Ops: Cold War получат новые режимы и плейлисты. Будет довольно много нового оружия, которое, скорее всего, также встряхнет мету, а также грандиозный финал зомби.

Warzone находится в центре внимания в отношении Верданска. В трейлере мы наблюдаем разрушение некоторых областей карты королевской битвы, и это влияет на достопримечательности, через которые вы будете перемещаться.

Вкратце, вот что вас ждет в 6-м сезоне:

  • Новый оператор — Алекс Мейсон (Боевой пропуск)
  • Новый оператор — Fuze (в сезон)
  • Новое оружие для Black Ops Cold War и Warzone при запуске — штурмовая винтовка Grav (боевой пропуск), калибр .Дробовик Ironhide 410 (боевой пропуск) и оружие ближнего боя Battle Axe (вызов или чертеж)
  • Новое оружие для Black Ops Cold War и Warzone в сезоне — пистолет-пулемет LAPA (The Haunting Event или чертеж) и оружие ближнего боя «Серп и молот» (вызов или чертеж)
  • Новое сезонное событие для Black Ops Cold War и Warzone — The Haunting Event (начинается во вторник, 19 октября)
  • Новые достопримечательности зоны боевых действий — Трещины на стадионе и в центре города
  • Новые достопримечательности зоны боевых действий — бункеры времен Второй мировой войны
  • Новый ГУЛАГ, вдохновленный оригинальным
  • Новая круговая карта зомби — Отвергнутые (запуск)
  • Новый бонус Зомби — PhD Slider (скольжение к врагам вызывает взрыв, размер и урон увеличиваются, чем дальше вы скользите перед ударом)
  • Новые машины перков зомби для перков PhD Slider и Death Perception
  • Новое чудо-оружие зомби — Хрисалакс (как часть квеста Отрекшихся, испытаний или Загадочных ящиков)
  • Новое оружие поддержки зомби — ARC-XD и ручная пушка
  • Новая карта Onslaught, временный режим Onslaught Elite и чертеж легендарной штурмовой винтовки (только для PlayStation)
  • Новая карта для Black Ops: Cold War при запуске — Депрограмма (6 на 6), Америка (6 на 6), Глубоко (2 на 2 и 3 на 3)
  • Новая карта для Black Ops: Cold War при запуске — Америка (6 на 6)
  • Новая карта для Black Ops: Cold War при запуске — Глубоко (2 на 2 и 3 на 3)

До выхода нового сезона не забудьте дважды проверить боевые образы пятого сезона, которые вы хотели бы добавить в свою коллекцию!

Боевая миссия Cold War в Steam

Об этой игре

События Combat Mission Cold War разворачиваются в переломные годы конфликта, охватившего мир на протяжении 45 лет. В период с 1979 по 1982 год как НАТО, так и советские вооруженные силы Варшавского договора начали переход от промышленной войны начала 20-го века к современному цифровому полю боя сегодняшнего дня. Боевая миссия «Холодная война» имитирует несколько сценариев конфликта «что, если» между американскими и советскими войсками, сосредоточенными в стратегическом Фульдском ущелье и окрестностях в Западной Германии.

Игра также имитирует первые дни существования Национального учебного центра США (NTC), когда силы США начали быстро переходить от доктрины вьетнамской эпохи к революционным концепциям воздушно-наземных сражений, которые определяют ведение войны в современную эпоху.

Боевая задача «Холодная война» задумана как песочница для экспериментов, например, как бы развивалась ситуация, когда в 1982 году M-60A3 или M1 противостояли Т-80? А как насчет той же ситуации с М-60А1 или М-60А2 в 1979 году против Т-64 или Т-62? Игра позволяет игроку сделать именно это!

Боевая миссия «Холодная война» включает 15 отдельных сценариев, действие которых происходит в секторах V и VII корпусов США в Западной Германии, и 3 полноценные кампании:

  • Кампания ПНС. Национальный учебный центр в калифорнийской пустыне Мохаве был создан в 1982 году, как раз в конце временных рамок боевой миссии холодной войны. Кампания NTC ставит вас во главе ротной группы армии США, которая начинает свою ротацию и испытания с имитацией огня против главного формирования советского образца в мире, NTC OPFOR (противостоящая сила).
  • Кампания США в Западной Германии. Кампания США разворачивается в южном Стратегическом коридоре Фульды между Фульдой и Ханау на исторически точных картах, где игрок возглавит 2-й батальон TF 28-го пехотного полка в гонке, чтобы остановить советскую безжалостную силу.В соответствии с темой «песочницы» Combat Mission Cold War, есть две версии кампании США, 1982 и 1979 годов, чтобы дать игрокам возможность увидеть и сравнить различия в оборудовании между двумя периодами.
  • Советская кампания. Действие советской кампании разворачивается к северу и востоку от Фульды и следует за «Поездкой 120-го мотострелкового полка» в первые 48 часов вымышленного «а что, если» западногерманского вторжения. Игроки будут сражаться на исторических полях сражений, «которых никогда не было», таких как Эйтерфилд и Альсфельд, в составе первой волны советских войск, мчащихся к целям своей дивизии.

Характеристики:

  • Примите командование тактическими соединениями США или СССР, включающими ротную группу или батальонную оперативную группу в период с 1979 по 1982 год. эффекты, не имеющие себе равных в индустрии варгейминга.
  • Полный набор современных танков и мотопехотных боевых машин, включая многие из них, недоступные ни в одной другой франшизе Combat Mission: (серии танков M48, M60, M150 TOW, M1 (105), T64 и T80 и т. д.
  • Полный набор эффектов самолетов, смоделированных на легендарных платформах, таких как культовый американский F-4 Phantom и A-7 Corsair.
  • Сценарии варьируются от небольших действий взводов до крупных сражений батальонов.
  •  Советы привозят с собой своих рабочих лошадок, печально известные МиГ-23/27, Су-17, редкие, но мощные Су-25 «Лягушка» и известные боевые вертолеты серии Ми-24, в том числе первый «Хинд A» и знаменитая «Hind D.
  • Combat Mission Cold War» также включает в себя новые и повторяющиеся инновации на поле боя, такие как введение усовершенствованных кассетных боеприпасов одиночного и двойного назначения, доставляемых как с воздуха, так и с артиллерийской поддержкой.
  • Моделирование первых дней радиоэлектронной борьбы дает игрокам представление о влиянии цифровой эпохи на военные действия

© 2021 BATTLEFRONT. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

Дата выхода и трейлер 3-го сезона «Холодной войны

»; Карта Верданска, чтобы получить полный капитальный ремонт 80-х

Black Ops Cold War and Warzone от Activision — одна из самых популярных игр FPS, и Activision проделала большую работу, добавляя в игру регулярный контент, чтобы поддерживать интерес игроков.События «Холодной войны» 1-го и 2-го сезонов имели огромный успех, но фанаты уже с нетерпением ждут, что будет в 3-м сезоне «Холодной войны». Читайте дальше, чтобы узнать о дате выхода 3-го сезона «Холодной войны».

Когда начнется 3 сезон холодной войны?

Несколько дней назад в сеть просочился трейлер, показывающий подробности о предстоящем сезоне «Холодная война» и Warzone Season 3. В ответ Activision вчера разместила официальный трейлер в Twitter и на Youtube, который вы можете посмотреть во встроенном твите ниже. .Вместе с трейлером было объявлено о дате выхода третьего сезона «Холодной войны». Согласно их Твиттеру, дата выхода третьего сезона «Холодной войны» и «Зона боевых действий» назначена на 22 апреля 2021 года, то есть меньше чем через неделю

 

Это удобная дата для холодной войны, так как текущий активный сезон боевого пропуска также истекает 22 апреля. Кроме того, разработчики Treyarch Studios также поделились трейлером, который указывает на то, что скоро будет запущено долгожданное ядерное событие «Зомби-сезон холодной войны 3».Согласно отчету PCGamer, событие «Зомби-ядерная бомба» в третьем сезоне холодной войны начнется 21 апреля в 12:00 по тихоокеанскому времени / в 15:00 по восточному поясному времени / в 20:00 по тихоокеанскому времени в качестве завершения второго сезона холодной войны, ведущего к третьему сезону.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.