Характеристика ильмаринена калевала: Главные герои «Калевала» характеристика персонажей карело-финского эпоса

Содержание

Главные герои «Калевала» характеристика персонажей карело-финского эпоса

В основе карело-финского эпоса Калевала лежат народные песни простых крестьян. Имя, данное поэме – это название того государства, где живут главные герои Калевала. Финский лингвист, Элиас Леннорт, проделал огромную работу для создания этого эпического произведения. Поэма состоит из нескольких десятков рун, для их составления были использованы фольклорные песни, сказания и предания. Изучение Калевалы дает представление о мировосприятии простого народа финнов и карелов. Герои Калевалы являются мифическими персонажами.

Характеристика героев Калевала

Главные герои

Вяйнямяйнен

Старец, является главным героем поэмы, обладает магическими способностями, колдун. При помощи волшебных заклинаний и чародейства, может подчинять себе весь окружающий мир, включающий не только живые существа, но и природные явления. Вяйнямяйнен – родоначальник Калевалы, участвующий в создании мироздания.

Йоукахайнен

Гордый и самоуверенный герой, самостоятельно обучившийся колдовству. Вызвал на поединок родоначальника Калевалы, мечтая одержать над ним победу, но был повержен в болото. Чтобы остаться в живых, пообещал отдать старцу в жены свою сестру. Когда сестра утопилась от такого решения брата, ранил старика из лука.

Айно

Сестра Йоукахайнена, предпочла смерть замужеству со старцем. Обратилась в рыбу, старец сумел выловить ее на удочку, но не сумел удержать.

Илмаринен

Кузнец, сумевший выковать мельницу, обладающую волшебными свойствами.

Куллерво

Является самым несчастным героем поэмы. Оставшись по вине дяди сиротой, работает на него, мечтая отомстить за смерть родителей. Случайно соблазняет родную сестру, после чего та кинулась в реку, а Кулерво пошел мстить своему дяде. Сжег его деревню, после чего покончил с собой.

Лемминкяйнен

Самоуверенный и беззаботный весельчак. За убийство лебедя был наказан смертью, мать из реки достала разрубленное на куски тело сына, и оживила его с помощью волшебства.

Второстепенные персонажи

Кюллики

Жена Лемминкяйнена, когда мужа не было дома, убежала на девичьи гуляния, тем самым нарушив клятву.

Ловхи

Является хозяйкой Похьелы. Отрицательный персонаж в женском обличье, приносит зло и болезни.

Унтамо

Брат отца Куллерво, мудрец, владыка сна.

Здесь были перечислены лишь несколько героев из карело-финского эпоса Калевала, представляющие главные действующие лица эпического произведения.

Посмотрите, что еще у нас есть:

СЕППО ИЛМАРИНЕН

 «Он кузнец и первый в мире,

Первый мастер он в искусстве,

Ведь он выковал уж небо,

Крышу воздуха сковал он,

Так что нет следов оковки

И следов клещей не видно»

Сеппо Илмаринен (фин. Seppo Ilmarinen, Ilmerainen) — одно из трёх высших божеств финской мифологии, бог воздуха и погоды, а также герой карело-финского эпоса Калевала. Образ Ильмаринена восходит, вероятно, к финно-угорскому божеству ветра и воздуха (фин. ilma — «воздух»).

Вместе со своим братом Вяйнемёйненом создал огонь на небе, при этом искра упала на землю и послужила на пользу людям. В преданиях он называется кузнецом (Seppä) и воспевается как первый, выковавший из железа орудия. Он же по требованию старухи Лоухи, хозяйки Похъёлы, выковал мельницу сампо, являвшуюся источником счастья и благополучия. Народные песни, посвящённые его подвигам, — Tulen Synty (рождение огня), Rauwan Synty (появление железа).

Ильмаринен упоминается также в эстонском эпосе «Калевипоэг», согласно которому, он вместе с сыновьями выковал меч для главного героя: «Финский старец именитый, опалённый дымом горна, ладно он с тремя сынами правил тайное искусство»

Образ кузнеца Илмаринена (на основе южнокарельских эпических песен и эпоса «Калевала»)

В карельской эпической традиции основными персонажами рун являются преимущественно герои-мужчины: Вяйнямейнен, кузнец Илмаринен (в южнокарельских и приладожских вариантах Илмойллине), молодой Йоукахайни (в южнокарельских и приладожских вариантах Йоугамойни), Куллерво, Иван Лаппалайни, Каукомойни идругие. Среди них особое место занимают Вяйнямейнен и Илмаринен, образы и функции которых в различных этнолокальных традициях несходны друг с другом.

Старый мудрый Вяйнямейнен, шаман и охотник, – основной персонаж большинства севернокарельских рун, среди которых можно назвать такие сюжеты, как «Рождение Вяйнямейнена», «Сотворение мира», «Состязание в пении», «Путешествие в Туонелу», «Состязание в сватовстве», «Игра на кантеле» и другие.

В эпической традиции карелов-ливвиков центральное место принадлежит среднему брату – кузнецу Илмойллинену (Илмаринену), который в песнях строит кузницу, мастерит лодку, создает кантеле, сватает деву Хийтолы. Все действия герой совершает один, лишь в некоторых вариантах может обращаться за помощью к братьям, Вяйнямейнену и Йоугамойнену.

Переход многих функций в южнокарельской эпической традиции от Вяйнямейнена к кузнецу Илмаринену может иметь под собой историческую основу: на севере Карелии, как известно, было сильнее развито рыболовство и охота, тогда как на юге и в Приладожье добывали железную руду, и кузнечное дело было более распространенным ремеслом. Железоделательное производство в течение многих столетий оставалось традиционным занятием южнокарельского населения. В XIV в. Олонецкий погост занимал одно из первых мест в Карелии по количеству продаваемого железа. Из исторических источников известно, что в XVI в. изделия карельских кузнецов, знаменитые «олонецкие» сохи и топоры, получили широкую известность на российском рынке. Таким образом, предположим, что развитие кузнечного ремесла в регионе могло послужить формированию образа кузнеца в эпической традиции карелов-ливвиков как одного из центральных.

С другой стороны, необходимо учитывать и тот факт, что в народном сознании кузнец всегда был необычным человеком и занимал особое место в обществе. Профессия кузнеца была одной из древних и чрезвычайно важных в деревне. Несмотря на утилитарный характер, кузнечное ремесло в народном сознании было овеяно тайнами и наделялось совершенно необычными свойствами. Издавна считали, что ведовство у кузнеца является составной частью его ремесла. Так, например, в русской сказке он перековывает старого на молодого, кует брачные узы или судьбу людям в заговорах и песнях, изображается в роли «знающего» человека в мифологических рассказах. Подобное отношение к кузнечному мастерству сложилось в древние времена и объясняется тем, что оно воспринималось как высшее умение, искусство, связанное с преобразованием такого материала, как железо.

В мифологических представлениях обработка железа и создание оформленных предметов из него наряду с некоторыми технологическими процессами в других областях человеческой деятельности – типа выпекания хлеба, тканья полотна, изготовления горшков – соотносится с актом творения мира и преобразования его из хаотического состояния в космическое, т. е. упорядоченное.

Прослеживая карельскую эпическую традицию, замечаем, что кузнечным ремеслом Илмаринен стал заниматься сравнительно поздно. Первоначально, как показывают исследования, он был языческим божеством, этот образ восходит к древнему общему финно-угорскому божеству неба, ветра, воздуха. Этимология слова Илмойллине (Илмаринен) берет начало от слова «илма», что в переводе означает воздух, небо, погода. По поверьям лапландцев, Илмар – это бог воздуха и огня, который мог нагнать бурю и плохую погоду.

Во времена язычества Илмойллине (Илмаринен) был богом неба и являлся одним из древних богов наших предков. Но позже он уже не бог неба и вообще не бог, а полубог, как Вяйнямейнен. Протестантский епископ Микаэл Агрикола, собравший в 1551г. сохранившиеся сведения о языческом пантеоне финнов, относит Илмойллина (Илмаринена) к языческим богам народности Хяме. Упоминание этого имени можно найти и в заговорах, и в молитвах моряков, считалось, что от этого богазависела погода, в том числе удачное путешествие.

Илмойллине (Илмаринен) в карельских эпических песнях изображен как кузнец, «кователь небесного железа» (Ilmoin raudojen tagoju), что сближает его с небесными кузнецами других мифологий.

В мифах коми встречается бог Ен, который сотворил мир, небо. Имя Ена в переводе и означает «бог», «небо», оно близко к именам других небесных богов, в том числе удмуртского Инмара. Инмар, по удмуртской мифологии, – верховный бог, небесный бог, творец всего хорошего в мире.

В греческой мифологии есть также образ кузнеца – это Гефест, который выковал себе золотых дев, подобных живым. В германской мифологии – это Волунд, в балтийской – Калевиас, в славянской – Сварог, у кельтов – Гобан.

Появление мифологических героев-кузнецов в международной традиции не может быть случайным. По всей видимости, добыча и переработка железной руды были действительно большим техническим рывком, который послужил возникновению новых мифологических верований. Раньше орудия труда и оружие изготовляли в основном из камней и костей, утомительно затачивая и выдалбливая. Кузнец же мог изготовить различные предметы неким таинственным способом, под воздействием большой температуры, отливая и выковывая. Таким образом, обработка металла осмыслялась как мифологическое действие, а новым мифологическим героем железного века стал кузнец, который владел этим мастерством. Благодаря этому кузнец в крестьянском сознании наделялся необычайной силой. Предполагалось, что он владеет магическими знаниями, недоступными простому человеку.

Следует обратить внимание также и на то, что кузнец обрабатывал железо – один из металлов, который в традиционной культуре издревле обладал не только положительными свойствами, но и высоким сакральным статусом. Этот материал являлся одним из универсальных оберегов, что объясняется его прочностью, твердостью, долговечностью, связью с огнем. Железные предметы часто применяли в качестве оберега людей, находящихся в переходных лиминальных состояниях: беременных, рожениц, новорожденных, молодых на свадьбе.

В карельской традиции металлическим предметам также приписывали необычайную силу. Археологами обнаружены многочисленные женские украшения: фибулы, бусы различных форм с бубенчиками и лапками водоплавающих птиц, при движении человека они издавали звуки, которые, по поверьям, отгоняли нечистую силу. Железные предметы использовали в качестве оберега невесты на свадьбе: к подолу платья, к примеру, прикалывали булавки.

Колдуны во время Святок при гадании молодежи очерчивали железным предметом круг, тем самым отгоняя нечистую силу. В лечебной магии колдун-тиедойниекку (tiedoiniekku) также использовал изделия из железа, например, нож являлся основным атрибутом борьбы с болезнью.

В дальнейшем, когда обработка железа получила распространение, мастера-кузнецы могли изготовлять из него практически все: от оружия до украшений, а в некоторых карельских, а также ингерманландских рунах кузнец, не сумев завоевать жену, выковывает себе ее сам. В данном случае мифическое начало уже уступает техническому мастерству героя-кузнеца.

Элиас Леннрот, создавая «Калевалу», изображает Илмаринена в качестве одного из основных персонажей повествования. Это помощник Вяйнямейнена, искусный мастер, выковавший небосвод и мельницу Сампо, сватающий деву Похьелы. Анализ текстов эпических песен и «Калевалы» показывает, что образ и функции кузнеца в беломорской эпической традиции и своде в большинстве своем совпадают.

Если говорить о «Калевале», то в ней образ кузнеца Илмаринена становится более значимым по сравнению с тем, как он представлен в эпической традиции Беломорской Карелии. Э. Леннрот связал основную сюжетную коллизию с именем и деяниями Илмаринена, который является непременным участником таких мотивов, как «Выковывание золотой девы», «Рождение железа», «Состязание в сватовстве», «Поход за Сампо», «Изготовление кантеле».

По мнению финского исследователя А. Турунена, Илмаринен, становясь основным действующим лицом рун о сватовстве в «Калевале», приобретает некие человеческие качества и отдаляется тем самым от образа бога, выковывающего небосвод. В этой связи южнокарельский образ кузнеца, на наш взгляд, наиболее близок к «калевальскому», где Илмойллине (Илмаринен) представлен как творец первопредметов, искусный мастер-кузнец, обладающий некой магической силой, основной персонаж рун о сватовстве.

В южнокарельской традиции во многих сюжетах кузнец Илмойллине (Илмаринен), как мы уже отмечали выше, выходит на первый план, вытесняя или заменяя Вяйнямейнена и во многих случаях выполняя его функции.

В олонецких вариантах нет описания выковывания небосвода, но используемая в песнях постоянная характеристика кузнеца как мастера, «кующего небесное железо, раздувающего небесные угли» (ilmoin raudoin tagoju, ilmoin hiilen hiiluttaju), дает возможность предположить, что такой мотив некогда был.

Кузнец становится центральным персонажем самого распространенного в Олонецкой Карелии сюжета о сватовстве: Илмойллине едет в далекую мифическую Хийтолу за красивой Катериной: Lahtiseppo Ilmoilline // Kaunistu koziččemah, // Katerinua sulhaistamah – Отправился кузнец Ильмойллине // За красавицу свататься // В женихи к Катерине.

Во многих вариантах кузнец наряду с Вяйнямейненом является творцом первопредметов: в песнях Илмойллине (Илмаринен) строит кузницу: Loadibo seppo vaččah pajan, // Polven pani alužimekse, // Kulakan vazarakse, // Sormišuarat piihtysekse – Сделал кузнец в утробе кузницу, // Коленку – наковальней,// Кулак – молотом, // Пальцы – клещами.

В отдельных вариантах он также мастерит лодку: Oli moa_seppa, // Vesti laijat kalliolla – Был земной кузнец, // Смастерил он борта на скале.

Илмойллине (Илмаринен) наравне с Вяйнямейненом может изготовить и кантеле. Vallan seppo venosessa // Tegi luista kandeletta, // Viizin rormin soittamah – Всемогущий кузнец в лодке // Сделал из костей кантеле, // Чтобы пятью пальцами играть.

В эпических песнях, принадлежащих к южнокарельской этнолокальной традиции, Илмойллине (Илмаринен) представлен как искусный мастер кузнец, способный изготовить из железа различные предметы. Так, к примеру, Илмойллине (Илмаринен) может выковать нож: Luadii veiččuon on vaččassa – Сделал нож в утробе.

В других вариантах кузнец чинит девушке ушат (kohendelen korvajoizen) или выковывает ей украшение: крест на шею (ristan rinnal tavon).

Казалось бы, южнокарельский кузнец выполняет те же действия, что севернокарельский Вяйнямейнен или Вяйнямейнен из «Калевалы», но следует обратить внимание на используемые в рассматриваемых мотивах глаголы: в южнокарельской традиции кузнец смастерил, сделал – luadi, tegi в отличие от севернокарельских вариантов, где Вяйнямейнен делает предметы с помощью магии слова, т. е. герой «наговорил» – tiijol teki.

Наряду с кузнечным мастерством Илмойллине (Илмаринен) в южнокарельской эпической традиции обладает и некоторыми магическими способностями. Так, в сюжете о сватовстве в Хийтоле герой при выполнении трудных брачных испытаний вызывает при помощи заговора небесный град:

Ukko, yline jumala, О ты, Укко, бог всевышний,

Pienien pilvien piettelii, Тучи останавливающий,

Hatakkoizien halliččii! Облака раскалывающий!

Laskes rauduragehii Напусти железный град

Harmaan havvin hard’ejil, – Серой щуке на спину

Hevon paidy pienembii, Градинами поменьше лошадиной головы,

Kanan d’aiččie kargembii! А куриных яиц крупнее!

В указанном сюжете при помощи магии слова кузнец может напеть в море остров, с растущими на нем огромными дубами: Lauloi seppo sinisen suaren // Sinisel suarel sitkiet tammet – Напел кузнец синий остров, // На синем острове огромные дубы.

Магические способности проявляются у кузнеца в мотиве посещения «огненной бани»: прежде чем париться в ней Илмойллине заговорами остужает ее: Menoy seppo kylyo kylbemah, // Puhuu kylyn vilukse – Идет кузнец в баню париться, // Наговорами тушит банный жар.

Таким образом, в южнокарельской этнолокальной традиции кузнец выходит на первый план, становясь основным героем песен на различные сюжеты, вокруг него разворачиваются все события, и на его образе сказитель сосредотачивает внимание слушателей.

Источник: В.П.Миронова. «Образ кузнеца Илмаринена (на основе южнокарельских эпических песен и эпоса «Калевала»)» // «Калевала» в контексте региональной и мировой культуры. Материалы международной научной конференции, посвященной 160-летию полного издания «Калевалы». Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010. C. 194-200

 

Герой эпоса «Калевала» — кузнец Илмаринен в изображении художников

 

Карело-финский эпос „Калевала”. Уроки литературы в 7 классе

Карело-финский эпос
«КАЛЕВАЛА»

Ученые предполагают, что карело-финский эпос сложился в I тыс. н. э. в среде восточно-финских племен (емь, корела) в период разложения родового строя, внедрения земледельческой культуры и железной техники. Карело-финские руны были литературно обработаны только в 30-х годах XIX столетия, когда Э. Лёнротом(1) была составлена эпопея «Калевала». Карело-финские руны — это небольшие песни, из которых и была составлена эпопея «Калевала». Первая композиция (из 32 рун) опубликована в 1835 году, вторая (из 50 рун) в 1849.

1. Элиас Лёнрот (1802—1884)— по профессии врач, собиратель народных песен (рун). Опубликовал разрозненные песни в единый, состоящий из 50 рун, героический эпос «Калевала».

Российская Карелия — древняя Олония, в самом имени которой для нас заложено множество волнующих исторических воспоминаний Петровской эпохи, — была, да и сейчас осталась, страною исключительных поэтических народных дарований. Именно среди восточных карелов зародились и выношены были творческой связью из поколения в поколение чудные древние руны о стране богатыря Калевы, о приключениях его сыновей, о мудром старом песнопевце Вяйнямёйнене, о молодом чудодее-кузнеце Ильмаринене, о веселом бабьем угоднике и неисправимом драчуне и забияке Лёмминкяйнене, о злой старухе Лоухи, хозяйке северной страны Похъёлы и матери красивых дочек, за которых сватались герои «Калевалы», и о многом другом, поражающем воображение слушателя.

Вдохновенно-прекрасные и в то же время удивительно точные картины северной природы; тонкий рисунок человеческих характеров — от маленькой девочки-рабыни, «наймычки из деревни», до легкомысленной красавицы из богатого дома — Кю́лликки, от насмешливого запечного мальчишки, вставляющего свое острое словцо в свадебные причитания взрослых, до «верховного бога» Укко, созданного фантазией народной по образу и подобию деревенского деда; поистине потрясающие сцены разыгравшихся стихий — мрака, мороза, ветра, сцены открытия железа, начала сваривания железной руды в железо и сталь, выковывания первых предметов труда, наконец, полная глубокого смысла центральная эпопея создания мельницы-самомолки, чудесного Сампо, приносящего народу благоденствие, — обо всем этом пели руны из века в век, преимущественно в российской Карелии, где их услышал и записал Элиас Лёнрот.

Перед нами разворачивается необычайный мир, полный первобытной прелести.

Северная его точка — мрачная страна Похъёла, где еще свежи черты древнего матриархата, материнского права: там царствует злая старуха Лоухи, хозяйка Похъёлы. Неподалеку от нее, под землей или под водой, лежит странное царство мертвых — царство Туо́ни, Туо́нела, в черных реках которой люди находят свою кончину. Это — первобытное представление о «том свете», об аде.

Южная точка этих северных пространств — светлая страна Калевы, Ка́левала, где живут герои эпоса: старый, верный Вяйнямёйнен, «вековечный песнопевец», кузнец Ильмаринен, весельчак Лемминкяйнен. Где-то, по бесконечным озерам-морям, лежат острова Саари, и на одном из них еще сохранился древнейший обычай родового строя — групповая любовь. Тут же, в чащобах могучих скал и лесов, среди водопадов и рек, живет род Унтамо, уничтоживший в братоубийственной войне род своего брата Калерво (чудесные руны о сыне Ка́лерво, юноше Куллерво, проданном в рабство, и о его мести)…

Сыны «Калевалы» сватали красивых, но злых дочерей Лоухи, хозяйки Похъёлы. И вот Лоухи объявила, что отдаст свою дочь тому, кто выкует для нее волшебную мельницу-самомолку Сампо, иначе «пеструю крышку». Лоухи делала свой заказ совершенно точно и приложила к нему рецепт его изготовления:

Ты сумеешь сделать Сампо,
Крышку пеструю сковать мне.
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячменя зерно прибавив?
(Руна 10-я) См. полный текст руны: Калевала. Руна десятая (на сайте «К уроку литературы»)

Рецепт этот повторяется в поэме не один раз и явно носит не случайный характер. Разобрав его, видим, что Лоухи упоминает о четырех основных видах тогдашнего хозяйства. Перо лебедки означает охоту; молоко коровы и шерсть овцы — два вида животноводства; зерно ячменя — земледелие. И кузнец должен эти символы лесного и сельского хозяйства положить на наковальню, сковать из них чудесную машину, то есть соединить с понятием железа, с понятием механизма. Если все описания природы в «Калевале» — описания леса, болот и утесов — предстают перед читателем связанными с хозяйством, с ручным трудом человека, то здесь, в образе Сампо, ручной труд и хозяйство предстают уже связанными с металлом, с наковальней и горнилом кузницы, с первой машиной. Лоухи стремится получить Сампо не для забавы; оно нужно ей для поднятия благоденствия в Похъёле, для облегчения труда, для накопления богатства. И как бы для того, чтоб показать читателю (слушателю) нелегкий труд изготовления такой волшебной машины, руна подробно рассказывает о ходе работы кузнеца Ильмаринена над нею. Приготовив все, что нужно, кузнец со своими рабами (которые в параллельных стихах называются одновременно и поденщиками, работающими за поденную плату) становится у горнила:

И мехи рабы качают,
Сильно угли раздувают;
Так три дня проводят летних
И без отдыха три ночи;
Наросли на пятках камни,
Наросли комки на пальцах.
(Руна 10-я)

Нагнувшись к огню, Ильмаринен стал смотреть, что получилось. И тут из пламени вышел лук для стрел. Он был чудесен на вид, «с золотым сияньем лунным», но «имел дурное свойство»:

Каждый день просил он жертвы,
А по праздникам и вдвое.
(Руна 10-я)

Кузнец Ильмаринен не обрадовался делу своих рук. Он сломал его, бросил назад в пламя и велел рабам снова поддувать. Опять они трудятся изо всех сил. И вот второй раз нагибается кузнец к горнилу. Теперь оттуда вышла лодка, прекрасная с виду: с золотым бортом, с медными уключинами. Но прекрасная лодка имела крупный порок:

Был челнок прекрасен с виду,
Но имел дурное свойство:
Сам собою шел в сраженье,
Без нужды на битву рвался.
(Руна 10-я)

Кузнец Ильмаринен не обрадовался делу своих рук, он изломал челнок в щепки и бросил их в пламя.

Опять поддувают и стараются рабы. Опять, в третий раз, смотрит кузнец — из пламени выходит корова. Все как будто хорошо, корова красива с виду:

Но у ней дурное свойство:
Спит средь леса постоянно,
Молоко пускает в землю.
(Руна 10-я)

Снова изломал кузнец свое детище. В четвертый раз из огня выходит уже плуг, но он не совершенен: он забирается на чужие земли, бороздит чужой выгон. Кузнец сломал и его.

В этих образах лука, лодки, коровы и плуга с «дурными свойствами» народный гений показывает еще не полное подчинение вещи своему творцу, еще тяготение орудий к старому, привычному, примитивному образу действий, к старым, прежним формам хозяйства — к войне как грабежу, к произвольным завоеваниям, к посягательствам на чужое добро, к некультурному животноводству (ленивая корова, пускающая молоко в землю). А Лоухи хочет именно Сампо, хочет машину, которая поднимет ее хозяйство.

И наконец, в пятый раз, Ильмаринен выковывает мельницу-самомолку, чудесное Сампо, которое сразу делает три больших дела:

И с рассвета мелет меру,
Мелет меру на потребу,
А другую — для продажи,
Третью меру — на пирушки.
(Руна 10-я)

Сампо, по представлениям народа-крестьянина, — орудие мирного труда, оно дает пищу и создает запас.

Но Сампо приносит с собою вместе с зажиточностью и культуру. На вопрос Вяйнямёйнена, что делается в Похъёле, Ильмаринен, обманутый и высмеянный людьми Севера, горько отвечает:

Сладко в Похъёле живется,
Если в Похъёле есть Сампо!
Там и пашни и посевы,
Там и разные растенья,
Неизменные там блага.
(Руна 38-я)

И когда все три богатыря Калевы, завершая эпос, отправляются отобрать у Лоухи назад Сампо и похищенная ими мельница разбивается на тысячи осколков, падает в море, которое выбрасывает часть этих осколков на берег Калевалы, — Вяйнямёйнен доволен и этими осколками. Он говорит о них:

Вот отсюда выйдет семя,
Неизменных благ начало,
Выйдут пашни и посевы
И различные растенья!
Блеск луны отсюда выйдет,
Благодетельный свет солнца
В Суоми на больших полянах,
В Суоми, сладостной для сердца.
(Руна 43-я)
Мариетта Шагинян

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


РАЗМЫШЛЯЕМ О ПРОЧИТАННОМ

Прочитайте статью М. Шагинян и текст «Калевалы». Подумайте над их содержанием:

1. Где и когда, по предположениям ученых, сложился карело-финский эпос? Кто его литературно обработал и записал?

2. Из какого количества рун (песен) состоит композиция «Калевалы»?

3. О чем рассказывают древние руны?

4. Какие герои «населяют» эпос «Калевала» и какие природные стихии сопровождают их деяния?

5. Как называются северная и южная точки этой прекрасной страны?

6. Кто, кому и зачем заказал сделать чудесную мельницу Сампо и что эта мельница символически обозначает?

7. Как шла работа кузнеца Ильмаринена над созданием Сампо?

8. Что случилось с Сампо впоследствии?

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


ТВОРЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ

Расскажите о традициях, трудовых буднях и праздниках, о героях «Калевалы». Сравните с героями былин. Что в них общего и что различного? Подготовьте устный развёрнутый ответ на вопрос.

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — М.: Просвещение.


КАЛЕВАЛА
Руна девятнадцатая
[2]
(перевод Л.П.Бельского)

1. Ильмаринен входит в дом Похъёлы — сватается к дочери Похъёлы, и ему дают опасные поручения.
Тут приходит Ильмаринен,[3]
Вековечный тот кователь,
Быстро в горницу вступает,
Направляется в жилище.
Мед был тотчас же предложен,
Сладкий сок был в кружке подан
Ильмаринену в покоях.
И кузнец промолвил слово:
«Никогда в теченье жизни
И пока сияет месяц,
До питья здесь не дотронусь,
Если деву не увижу,
Если замуж не готова
Та, которой ожидал я».
Молвит Похъёлы[4] хозяйка,
Говорит слова такие:
«Ведь труда большого стоит
Та, которой ожидают.
В башмачок обует ножку
И другую точно так же
И готова будет замуж
За тебя девица выйти,
Если поле змей ты вспашешь,
Если так взрыхлить сумеешь,
Чтоб сошник не подвигался,
Плуг нисколько не качался.
Пропахал то поле Лемпо,
Взбороздил то поле Хийси[5]
Сошником, богатым медью,
Плугом с огненным железом,
Половину мой сыночек
Недопаханной оставил».

2. Благодаря советам девицы Похъёлы…
Тут кователь Ильмаринен
К деве в горницу приходит,
Говорит слова такие:
«Дочка сумерек и ночи!
Помнишь ли былое время,
Как сковал для вас я Сампо,[6]
Крышку пеструю украсил?
Ты клялась мне страшной клятвой
Пред всезнающим владыкой,
Пред лицом его великим
Мне дала обет священный,
Что пойдешь за добрым мужем
Будешь спутницею в жизни,
Будешь курочкой любимой:
Мать тебя отдать не хочет,
Дочку мне не доверяет,
Если поле со змеями
Мною вспахано не будет».
Помогла ему невеста,
Подала совет девица:
«О кузнец ты, Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Выкуй ты сошник[7] из злата.
Серебром укрась прекрасным
Им ты быстро поле вспашешь
Взрежешь поле со змеями»
Тут кователь Ильмаринен
Положил в горнило злата,
Серебра туда прибавил
И сошник из них сработал
Из железа обувь сделал,
Сделал поножи из меди,
Их надел себе на ноги
И покрыл он ими икры;
Взял железную рубашку
Опоясался он сталью,
Взял железные перчатки
Взял он варежки из камня,
Сделал огненную лошадь;
Запрягает лошадь в упряжь
И пошел пахать то поле,
Бороздить пошел он пашню.
Видит: головы вертятся,
Черепа шипят ужасно.
Говорит слова такие:
«Змеи, созданные богом!
Кто здесь поднял ваши пасти,
Кто вас выслал, кто устроил
Ваши головы так прямо,
Ваши шеи так высоко?
Уходите вы с дороги,
На жнивье идите, злые,
Ускользайте в чащу леса,
Уползайте, змеи, в травы.
Если ж вновь вы приползете,
Укко головы снесет вам,
Разобьет стальной стрелою,
Размозжит дождем железным».
Он прошел змеиной пашней,
Взбороздил поля ехидны,
Поднял змей своей сохою,
И гадюк он поднял плугом,
И сказал, придя обратно:
«Я прошел змеиной пашней,
Взбороздил поля гадючьи,
Поднял землю со змеями.
Ты отдашь ли дочь, старуха,
Мне доверишь ли родную?»
Молвит Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Лишь тогда отдам родную,
Лишь тогда тебе доверю,
Коли Туонелы медведя,
Волка Маналы седого[8]
Ты поймаешь в царстве мертвых,
В мрачных Туонелы пределах.
Сотни взять его хотели,
И никто не возвратился».
Тут кователь Ильмаринен
Входит в горницу девицы,
Говорит слова такие:
«Мне еще есть порученье:
В Туонеле добыть медведя,
Волка Маналы седого,
Опуститься в царство мертвых,
В дебри Маналы лесные».
Помогла ему невеста,
Подала совет девица:
«О кузнец ты, Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Выкуй ты узду из стали,
Выкуй ты ремень железный
Посреди воды на камне,
В бурной пене трех потоков!
Ими Туонелы медведя,
Волка Маналы захватишь».
И кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Выковал узду из стали,
Выковал ремень железный
Посреди воды на камне,
В бурной пене трех потоков.
Укрощать пошел животных;
Сам сказал слова такие:
«Терхенетар, дочь туманов!
Ты просей туманы ситом,
Ты рассыпь туманом тени
Там, где ходят в роще звери,
Чтоб мой шаг им не был слышен,
Чтоб они не убежали!»
Обвязал он пасть у волка,
Он связал медведя цепью
В темных Туонелы полянах,
В глубине лесов дремучих
И сказал, придя обратно:
«Ты отдай мне дочь, старуха!
Взял я Туонелы медведя,
Волка Маналы связал я».
Молвит Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Эту уточку отдам я,
Эту птичку голубую,
Если щуку ты поймаешь,
Рыбу жирную захватишь
В Туонелы потоках темных
И в глубоких водах Маны,
Не поставивши тенета,
Не закинув в воду невод.
Сотни там ловить ходили,
Ни один не возвратился».
Стал угрюмым Ильмаринен,
Погрузился он в унынье.
Входит в горницу девицы,
Говорит слова такие:
«Мне еще есть порученье,
И оно труднее прежних:
Нужно выловить мне щуку,
Рыбу жирную поймать мне
В темных Туонелы потоках
И в глубоких водах Маны,
Но без невода, без сети
И без всякого подспорья».
Помогла ему невеста,
Подала совет девица:
«О кователь Ильмаринен,
Никогда не падай духом!
Из огня ты птицу выкуй,
Гордого орла ты сделай!
Он тебе поймает щуку,
Рыбу жирную изловит
В черных Туонелы потоках,
В Маналы глубоких водах».
И кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Птицу огненную сделал,
Из огня орла сковал он,
Сделал пальцы из железа,
Из каленой стали когти,
Крылья из огромной лодки.
Сам взошел на эти крылья,
Сел он на спину у птицы,
На костях спины орлиной.
Так орла предупреждает,
Так советует он птице:
«О орел ты мой любезный!
Ты лети, куда велю я:
К черным Туонелы потокам,
К водам Маналы глубоким!
Ты поймай большую щуку,
Рыбу жирную достань мне!»
Полетел орел прекрасный,
Устремился что есть силы,
Чтобы вытащить ту щуку,
Рыбу с страшными зубами,
В Туонелы потоках черных,
В Маналы глубоких водах.
Волн одним крылом коснулся,
А другим достал до неба;
Загребает дно когтями,
Клювом скалы задевает.
Вот подходит Ильмаринен,
Поискать спешит кователь
В Туонелы потоках черных,
А орел охраной служит.
Тут чудовище явилось,
Ильмаринена схватило;
Но орел хватает зверя,
Повернул его за шею,
Погрузил его глубоко
И забил в густую тину.
Щука Туонелы всплывает,
Из воды ползет собака
Щука та не из огромных,
Но не очень чтоб из малых:
С топорище язычище,
С рукоятку грабель — челюсть,
Пасть в широких три потока,
Шириной спина в семь лодок;
Проглотить героя хочет,
С Ильмариненом покончить.
Но орел спустился быстро
Птица воздуха слетает;
Не из очень он великих
И не очень чтоб из малых:
Во сто сажен клюв длиною,
Зев отверстьем в шесть потоков,
А язык длиной в шесть копий.
И в пять кос длиною когти.
Устремился к страшной щуке
К той проворной жирной рыбе
И бросается на рыбу,
Чтоб схватить ее когтями.
Но огромнейшая щука,
Тот пловец проворный, жирный
У орла зажала когти
В глубине воды прозрачной.
Поднялся орел высоко,
Поднялся в свободный воздух
Тащит когти он из тины
По спине воды блестяще
Полетел, остановился,
Попытаться снова хочет:
И одним ударил когтем
По плечу ужасной щуки,
Водяному псу по боку,
А другим ударил когтем
По утесу из железа,
По скале из твердой стали.
Отскочил от стали коготь,
От железного утеса:
Уж уходит в глуби щука,
Уж на дно воды стремится
Из когтей орла большого,
Из когтей огромной птицы;
На боках у ней отверстья,
На плечах большие щели.
Тут железными когтями
Снова бьет орел огромный,
Крылья пламенем блистают,
А из глаз он мечет искры:
Захватил когтями щуку,
Водяного пса сжимает,
Ту чешуйчатую рыбу;
Тащит чудище потоков
Из ужасной водной глуби
Но спине блестящей моря.
Так сумел Орел могучий
Наконец, при третьей схватке,
Щуку страшную осилить
Жирного пловца доставить
Из потоков черных Туони,
Речек Маналы глубоких.
Стал поток неузнаваем
Столько в нем чешуек щучьих,
Нелегко узнать и воздух
Столько в нем орлиных перьев.
Потащил орел когтями
Рыбу с твердой чешуёю
На большие ветви дуба,
На сосну с густой верхушкой.
Начал пробовать он щуку:
Клювом ей разрезал брюхо,
Разорвал ей грудь когтями,
Отделил главу от тела.
И промолвил Ильмаринен:
«Ох, орел, плохой помощник!
Что же это за пернатый
И какая ж это птица,
Если щуки сам отведал,
Клювом брюхо ей разрезал,
Разорвал всю грудь у рыбы,
Отделил главу от тела!»
Но орел с железным когтем
Улетает в гневе дальше,
Поднялся повыше в воздух
На края широкой тучи;
Стонет небо, гнутся тучи,
Крыша воздуха погнулась,
Сломан лук у бога неба,
На луне рога сломались.
Вот приносит Ильмаринен
Голову той страшной щуки
Теще будущей в подарок,
Говорит слова такие:
«Голова пусть служит эта
Стулом в Похъёлы жилище».
А потом опять промолвил,
Говорит слова такие:
«Я вспахал с змеями поле,
Взбороздил страну гадючью,
В Манале связал я волка,
В Туонеле я взял медведя.
Вот теперь пришел со щукой,
С тем пловцом проворным, жирным,
Из потоков черных Туони,
Речек Маналы глубоких.
Что ж, отдашь ли дочку в жены,
Мне доверишь ли девицу?»
Молвит Похъёлы хозяйка;
«Все ж ты очень плохо сделал,
Что ей голову отрезал,
Распорол у щуки брюхо,
Разорвал всю грудь у рыбы,
Мяса щучьего отведал».
Тут кователь Ильмаринен
Говорит в ответ старухе:
«Не бывает без ущерба
И из лучших мест добыча,
Я ж из Туонелы доставил,
В Манале ее добыл я!
Ну, теперь готова ль дева,
Долгожданная невеста?»

3. Хозяйка Похъёлы выдает свою дочь…
Молвит Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Да, теперь готова дева,
Долгожданная невеста
Эту уточку родную,
Птичку нежную, вручаю
Ильмаринену: пусть будет
Милой спутницею в жизни,
Будет дней его подругой,
Будет курочкой любимой».
На полу сидел ребенок,
И запел с земли мальчишка:
«Показалась у жилища,
Подлетела к дому птица,
То летит орел с востока,
Прилетает с неба ястреб;
Он крылом коснулся тучи,
А другим — волны коснулся,
Он хвостом потоки режет,
Головой достал до неба.
Он кругом прилежно смотрит,
Полетит — недвижно станет,
И летит к мужам в палаты,
И стучит огромным клювом:
Но железом крыта кровля,
Он попасть в жилье не может.
Он кругом прилежно смотрит,
Полетит — недвижно станет,
И летит в палаты женщин,
И стучит огромным клювом;
Но из меди кровля женщин:
Он попасть в жилье не может.
Он кругом прилежно смотрит,
Полетит — недвижно станет,
И летит в палаты к девам,
И стучит огромным клювом:
Полотняная там кровля,
К ним попасть в жилье он может.
К дымовой трубе летит он,
Опускается на крышу;
У окошка рвет он доску,
На окне палат садится,
На стене, зеленоперый;
Сел, стоперый, на стропилах.
Он кудрявую увидел
Деву с длинною косою,
Что подруг своих прекрасней,
Краше всех девиц кудрявых,
Что милее всех нарядных,
Всех украшенных цветами.
Уж берет орел когтями,
Уж хватает ястреб быстро
Деву ту, что всех милее,
Уточку, что всех прекрасней,
Что всех легче и нежнее,
Всех быстрее и белее.
Деву взял орел воздушный,
И уже царапнул коготь
Ту, что держится так прямо,
Ту, чье тело всех прекрасней;
Взял ее на хвост пернатый,
Хвост, покрытый нежным пухом».
Молвит Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Ты узнал откуда, милый,
Где ты, яблочко, услышал,
Что здесь выросла девица,
Чьи, как лен, прекрасны кудри?
Серебро ль сверкнуло девы,
Или золото блеснуло,
Иль от нас сияло солнце,
Иль светил отсюда месяц?»
С пола речь повел малютка,
Отвечал отросток юный:
«Вот счастливец, как проведал,
Как нашел себе дорогу
К дому славной той девицы,
Ко двору прекрасной девы;
Об отце ее узнал он,
Что корабль большой он выслал;
А об матери узнал он,
Что печет крутые хлебы,
Хлеб пшеничный славно месит
И гостей им угощает.
Вот как выведал счастливец,
Как он издали прослышал,
Что уж выросла девица,
Что девица стала выше:
Он на двор однажды вышел,
Подошел к овину близко,
Это было рано утром,
Только зорька занималась.
Вся в клоках крутилась сажа,
Дым густой бежал клубами
От жилища той девицы,
Со двора той девы стройной;
Там сама младая дева
Терла брусьями о жернов:
Пели брусья, как кукушки,
Дырья сбоку, словно утки,
Как сверчок, звучало сито,
Камни жемчугом звенели.
Он отправился в другой раз
И пошел по краю поля;
На лугу была девица,
На цветочной той поляне,
Красным красила котельчик,
Краску желтую варила.
В третий раз опять пошел он
Под окно прекрасной девы,
Слышит, дева ткет прилежно,
Ровно двигается бердо:
Челночок скользит веселый,
Словно горностай по камню;
Слышит стук зубцов у берда,
Словно дятлы на деревьях;
Взад-вперед навой там ходит,
Словно белочка на ветках».
Молвит Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Видишь, милая девица!
Я ль тебе не говорила:
Не ходи ты петь у елей,
Ты не пой на дне долины,
Не сгибай так гордо шеи,
Белых рук не открывай ты,
Белой груди не кажи ты,
Стройным станом не хвалися!
Всю-то осень говорила,
Лето целое твердила,
Говорила и весною,
При втором посеве хлеба:
Мы такой построим домик,
Чтоб не видно было в окна,
Как работает девица,
У станка сидит прилежно,
Чтоб о том не знали финны,
Сваты с Суоми[9] не узнали».
На полу сидел ребенок,
Так промолвил двухнедельный:
«В доме можно спрятать лошадь,
Жеребца с хвостом хорошим,
Но кудрявую девицу
Ни в каком не спрячешь доме.
Хоть построй из камня замок
В середине самой моря
И держи ты там девицу,
Эту курочку младую,
Не укроется девица
И не вырастет большая,
Чтоб жених не появился;
Сват придет, жених примчится
На конях, в высоких шлемах,
Сталью кованы копыта».

4. Грустный возвращается Вяйнямёйнен…
Тут-то старый Вяйнямёйнен[10]
Головой поник, угрюмый,
Собрался домой в дорогу,
Говорит слова такие:
«Горе дряхлому мне мужу:
Я того и не заметил,
Что ведь сватать надо раньше,
В молодых летах жениться.
Только мрачный по природе
Ропщет, в юности женившись,
Что он рано обзавелся
И детьми и всем хозяйством».
Не позволил Вяйнямёйнен,
Запретил Сувантолайнен
Старцу свататься седому
Женихом к девице юной,
К ней водою плыть упрямо,
За желанной — сушей ехать,
Чтобы свататься к девице,
Если есть соперник юный.
Источник: Калевала. Перевод Л. П. Бельского. – М.–Л.: ACADEMIA. 1933. (вернуться к уроку)

Калевала. Руна 10-я. Кузнец Ильмаринен выковывает мельницу Сампо

«Ка́левала» (карел. и фин. Kalevala) – карело-финский поэтический эпос. Состоит из 50 рун (песен)[2].
В основу «Калевалы» легли карельские народные эпические песни.

(перевод Л.П.Бельского)

   Руна десятая (см. комментарий М.Шагинян к Руне 10-й)
1. Вяйнямёйнен возвращается домой и предлагает Ильмаринену идти свататься за девушку из Похъёлы, которую он может получить, если выкует Сампо.
2. Ильмаринен не хочет ехать в Похъёлу. Вяйнямёйнен вынужден отправить его в путь вопреки его желанию.
3. Ильмаринен прибывает в Похъёлу, его принимают хорошо и предлагают выковать Сампо.
4. Ильмаринен выковывает Сампо, и хозяйка Похъёлы воздвигает Сампо на каменной горе Похъёлы.
5. Ильмаринен просит в жены девицу в вознаграждение за работу; девица выдумывает отговорки и говорит, что уйти из дому еще не может.
6. Ильмаринен получает лодку, возвращается домой и рассказывает Вяйнямёйнену, что он уже выковал Сампо в Похъёле.

1. Вяйнямёйнен возвращается домой и предлагает Ильмаринену идти свататься за девушку из Похъёлы…
Старый, верный Вяйнямёйнен[3]
Своего коня выводит,
Жеребенка запрягает.
Вот запряг гнедого в сани,
Сам в санях тогда уселся,
Поместился на сиденье.
Он коня кнутом ударил,
Хлопнул он кнутом жемчужным,
Быстро конь бежит дорогой,
Лишь мелькает та дорога,
И стучат саней полозья,
Да трещит дуга сухая.
Он оттуда мчится с шумом
По полям и по болотам,
По равнинам и полянам;
День он едет и другой день,
Наконец, уже на третий,
Он подъехал к переправе,
Калевалы[4] на границу,
На рубеж поляны Осмо[5].
Там сказал слова такие
И такие молвил речи:
«Волк! Сожри того сонливца,
Ты, болезнь, убей лапландца!
Он сказал, что не добраться,
Не домчаться мне до дома
И живым не воротиться
И, пока сияет месяц,
Мне ни Вяйнёлы[6] не видеть,
Ни песчаной Калевалы».
Начал старый Вяйнямёйнен,
Начал петь весьма искусно
И напел златую елку
Верх и ветви золотые,
Поднялась вершиной в небо,
Головой уперлась в тучи,
Высоко взметнула ветви,
Протянула их до неба.
Он поет и заклинает,
И выходит светлый месяц
На златой верхушке ели
И Медведица[7] на ветках.
Едет шумно он оттуда,
Мчится прямо в край родимый,
Опустив главу, печальный,
Шапка на сторону сбилась,
Ибо сильный Ильмаринен[8],
Вековечный тот кователь,
Им обещан как заложник,
Чтоб главу свою избавить,
В Похъёлу[9], в страну тумана,
В сумрачную Сариолу.
Удержав коня поспешно
На поляне новой Осмо,
Вышел старый Вяйнямёйнен
Из саней, пестревших краской.
Слышны в кузнице удары,
В доме угля слышен молот.
Старый, верный Вяйнямёйнен
Тотчас к кузнице подходит,
Ильмаринена там видит.
Тот, не мешкая, работал.
Молвил старцу Ильмаринен:
«О ты, старый Вяйнямёйнен!
Где так долго оставался,
Где так долго, старый, прожил?»
Старый, верный Вяйнямёйнен
Говорит слова такие:
«Вот где прожил я так долго,
Где все время оставался:
В Похъёле той вечно мрачной,
В той суровой Сариоле,
Я в Лапландии там прожил,
Средь лапландских чародеев»,
Молвил старцу Ильмаринен
И сказал слова такие:
«О ты, старый Вяйнямёйнен,
Вековечный прорицатель!
Расскажи о том, как жил ты,
Как на родину вернулся?»
Молвил старый Вяйнямёйнен:
«Расскажу тебе я много.
Есть на севере девица,
Там в селе холодном дева;
Жениха она не ищет,
Мужа славного не хочет.
И пол-Похъёлы суровой
Славит дивную девицу:
Лунный свет с висков сияет,
Солнца свет с груди струится,
С плеч Медведицы сиянье,
Со спины свет семизвездный.
О кузнец ты, Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Увези пойди девицу,
Посмотри пойди на косы!
Если выкуешь ты Сампо,
Крышку пеструю украсишь,
Ты возьмешь в награду деву,
Ту девицу за работу».

2. Ильмаринен не хочет ехать в Похъёлу …
Отвечает Ильмаринен:
«О ты, старый Вяйнямёйнен
Не обещан ли тобой я
В Похъёлу, в страну тумана»
Чтоб главу твою спасти мне,
Самого тебя избавить!
Не пойду, пока живу я
И пока сияет месяц,
В избы Похъёлы туманной,
В те жилища Сариолы,
Где героев пожирают,
Где мужей бросают в море».
Молвил старый Вяйнямёйнен,
Он сказал слова такие:
«Есть еще другое чудо.
Ель растет с главой цветущей
И с ветвями золотыми
На краю поляны Осмо:
На вершине светит месяц
И Медведица на ветках».
Отвечает Ильмаринен:
«Не поверю в то, покамест
Не увижу сам я чудо,
Не взгляну я сам глазами».
Молвил старый Вяйнямёйнен:
«Если ты не хочешь верить,
Так пойдем туда, посмотрим:
Правда это иль неправда!»
Вот выходят, чтоб увидеть
Эту ель с главой цветущей.
Впереди шел Вяйнямёйнен,
А за ним шел Ильмаринен;
И когда пришли на место,
На рубеж поляны Осмо,
Подошел кузнец поближе
Ёлкой той полюбоваться,
Где Медведица на ветках,
Ясный месяц на верхушке.
Молвил старый Вяйнямёйнен,
Он сказал слова такие:
«Полезай наверх, мой братец,
Чтобы взять там ясный месяц,
Сиять Медведицу оттуда,
С золотой верхушки ели!»
Тут кователь Ильмаринен
Лезет высоко на елку,
На небесный свод стремится,
Чтобы взять там ясный месяц,
Снять Медведицу оттуда,
С золотой верхушки ели.
Ель его предупреждает,
Золотая елка молвит:
Муж ты слишком простодушный,
Богатырь без всякой сметки!
Лезешь ты, простак, на ветви,
Как ребенок на вершину,
Чтобы снять тот мнимый месяц,
Это марево созвездья».
Тотчас старый Вяйнямёйнен,
Начал петь с большою силой,
Чтоб поднялся бурный ветер,
Всколыхнулся б страшно воздух
Сам сказал слова такие
И такие молвил речи:
«Унеси его, о ветер,
На своей неси ты лодке,
Быстро мчи, чтоб он домчался
В Похъёлу, в страну тумана»
Сильно буря зашумела,
Разрывает страшно воздух,
Ильмаринена уносит,
Быстро мчит его оттуда
В Похъёлу, в страну тумана,
В сумрачную Сариолу.
Так понесся Ильмаринен,
Так спешит оттуда дальше,
По дороге ветра едет,
По стезе воздушной свежей,
Выше месяца, под солнцем,
Над Медведицей широкой.
Похъёлы во двор он въехал,
Прямо к бане Сариолы
Псы его не услыхали,
Брехуны не забрехали.
Лоухи[10], Похъёлы хозяйка,
Редкозубая старуха,
На дворе сама стояла;
Говорит слова такие:
«Из каких мужей ты будешь,
Из числа каких героев?
По пути ветров пришел ты,
По стезе саней воздушной,
И не лаяла собака,
Не брехал брехун косматый».
Отвечает Ильмаринен:
«Не затем сюда пришел я,
Чтоб меня рвала собака,
Искусал брехун косматый
У дверей, мне незнакомых,
У входных ворот, мне чуждых»

3. Ильмаринен прибывает в Похъёлу…
Тотчас Похъёлы хозяйка
У пришельца вызнать хочет:
«Не знавал ли ты, быть может,
Или ты, быть может, слышал:
Ильмаринен есть кователь,
Он – кузнец весьма искусный?
Уж давно мы ожидаем,
Уж давно желаем видеть
В дальних северных пределах,
Чтоб он выковал нам Сампо»[11].
Отвечает Ильмаринен,
Говорит слова такие:
«С кузнецом знаком я, точно,
Ильмаринена я знаю:
Я и есть тот Ильмаринен,
Тот кузнец весьма искусный».
Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Редкозубая старуха,
Быстро в горницу уходит,
Говорит слова такие:
«Дочь моя, что всех моложе,
Всех детей моих прекрасней!
Нарядись получше нынче,
Выйди в платье понарядней,
Ты навесь прекрасный жемчуг,
Грудь укрась как можно краше,
Шею ты укрась поярче,
А височки попестрее.
О румянце щек подумай
Да о блеске глаз помысли!
Ведь кузнец-то вековечный,
Знаменитый Ильмаринен,
Прибыл выковать нам Сампо,
Крышку пеструю устроить».
Дочка Похъёлы, красотка,
Красота земли и моря,
Набрала получше платьев,
Понарядней из нарядов,
Их надела друг за дружкой,
Головной убор надела,
Медные взяла застежки,
Золотой прекрасный пояс.
Кладовую оставляет,
Со двора в избу проходит:
Красотой глаза блистают,
Вся она стройна, красива,
Все лицо её сияет,
На щеках румянец алый,
На груди сверкает злато,
Серебро в кудрях блистает.
Тут и Похъёлы хозяйка
Ильмаринена проводит
Прямо в Похъёлы жилище,
В дом суровой Сариолы;
Кормит досыта пришельца
И дает довольно выпить,
Угощает превосходно
И слова такие молвит:
«О кузнец ты, Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Ты сумеешь сделать Сампо,
Крышку пеструю сковать мне,
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячменя зерно прибавив?
Ты тогда возьмешь в награду
За работу дочь-красотку».
Отвечает Ильмаринен,
Говорит слова такие:
«Я скую, конечно, Сампо,
Крышку пеструю украшу,
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячменя зерно прибавив.
Я ведь выковал же небо,
Кровлю воздуху сковал я
Раньше всякого начала,
Раньше, чем что-либо было».

4. Ильмаринен выковывает Сампо …
Вот идет ковать он Сампо,
Крышку пеструю украсить,
Просит места для кованья,
Ищет он вещей кузнечных;
Не нашел такого места,
Нет там кузницы, мехов нет,
Наковальни нет и горна,
Молотка и колотила.
И промолвил Ильмаринен,
Говорит слова такие:
«Сомневаться могут бабы,
Не кончают дел бедняги,
А не муж, хотя поплоше,
Не герой, хоть послабее!»
Ищет места для горнила,
Для мехов своих местечка,
Ищет в той стране обширной,
Ищет в Похъёле суровой.
Ищет день, другой день ищет,
Наконец, уже на третий,
Увидал он пёстрый камень,
Увидал утёс пригодный.
Там кузнец остановился,
Там огонь себе разводит.
В первый день мехи он ставит,
На другой день – наковальню.
Вот кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Все припасы бросил в пламя,
Вещи нужные в горнило,
У мехов рабов поставил,
Чтоб огонь они раздули.
И мехи рабы качают,
Сильно угли раздувают;
Так три дня проводят летних
И без отдыха три ночи;
Наросли на пятках камни,
Наросли комки на пальцах.
Вот на первый день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен;
Он нагнулся, чтоб увидеть
На пылавшем дне горнила,
Что из пламени там вышло,
Из огня что поднялося.
Лук из пламени явился
С золотым сияньем лунным;
Серебром концы блестели,
Рукоятка – пестрой медью.
Был по виду лук прекрасен,
Но имел дурное свойство:
Каждый день просил он жертвы,
А по праздникам и вдвое.
Сам кователь Ильмаринен
И не рад такому луку:
Пополам он лук ломает
И бросает снова в пламя,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
На другой день вновь нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня челнок там вышел,
Вышла лодка – красный парус,
Борт весь золотом украшен,
И уключины из меди.
Был челнок прекрасен с виду,
Но имел дурное свойство:
Сам собою шел в сраженье,
Без нужды на битву рвался.
Сам кователь Ильмаринен
Не обрадовался лодке:
Изломал ее он в щепки
И бросает лодку в пламя,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
Вот на третий день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня корова вышла,
У нее рога златые,
Среди лба у ней созвездье,
Меж рогов сияет солнце.
Хороша корова с виду,
Но у ней дурное свойство;
Спит средь леса постоянно,
Молоко пускает в землю.
Сам кователь Ильмаринен
Недоволен той коровой:
Режет в мелкие кусочки
И в огонь ее бросает,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
На четвертый день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня там плуг[12] выходит,
У него сошник из злата,
Стержень плуга был из меди
И серебряная ручка.
С виду был тот плуг прекрасен,
Но имел дурное свойство:
Он пахал поля чужие,
Бороздил соседний выгон.
Сам кователь Ильмаринен
Не обрадовался плугу:
Быстро плуг в куски ломает
И бросает снова в пламя,
Заставляет дуть он ветры,
Заставляет дуть он бурю.
Быстро ветры зашумели;
Дует западный, восточный,
Сильно дует ветер южный,
Страшно северный бушует;
Дует день, другой день дует,
Третий день бушуют ветры,
Из окошка вьется пламя,
Из дверей несутся искры,
К небу мчится туча гари,
Дым смешался с облаками.
Ильмаринен, тот кователь,
Вновь на третий день нагнулся
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Видит: Сампо вырастает,
Крышка пёстрая возникла.
И кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Стал тогда ковать скорее,
Молотком стучать сильнее
И выковывает Сампо,
Что муку одним бы боком,
А другим бы соль мололо,
Третьим боком много денег.
Вот уже и мелет Сампо,
Крышка пестрая вертится:
И с рассвета мелет меру,
Мелет меру на потребу,
А другую – для продажи,
Третью меру – на пирушки.
Рада Похъёлы старуха.
Понесла большое Сампо,
В гору Похъёлы относит,
Отнесла в утес из меди,
Что за девятью замками;
Корни Сампо там зарыла
В глубину на девять сажен,
И один шел корень в землю,
А другой – на берег моря,
Третий корень – в глубь утеса.

5. Ильмаринен просит в жены девицу…
Все устроив, Ильмаринен
Кротко просит о девице,
Говорит слова такие:
«Ты отдашь ли мне девицу,
Ибо Сампо уж готово,
Крышка пестрая прекрасна?»
Дочка Похъёлы, красотка,
Так сама ему сказала:
«Кто же будет в год ближайший
И на будущее лето
Заставлять кукушку кликать,
Вызывать на пенье птичек,
Коль уйду в страну чужую,
Буду, вишня, на чужбине!
Если б курочка пропала,
Заблудился бы гусенок,
Если б красная брусничка
Вишня-матушка ушла бы,
То исчезла б и кукушка,
Упорхнули б мигом птички
С высоты родимой горки,
Со спины холма родного.
Никогда на этом свете
Я не брошу дней девичьих,
Ни занятий, ни заботы
И страды не брошу летней:
Целой ягода б осталась,
И не полным песен берег,
Я не пройденным лесочек,
Не играла бы я в роще».

6. Ильмаринен получает лодку, возвращается домой…
И кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Клонит голову, печальный,
Шапка на сторону сбилась;
Как ему домой уехать,
Как страны родной достигнуть,
Из той Похъёлы туманной,
Из суровой Сариолы.
Молвит Похъёлы хозяйка:
«О кователь Ильмаринен!
Отчего такой ты грустный,
Сбил ты на сторону шапку?
Иль ты мучаешься думой,
Как бы родины достигнуть?»
Говорит так Ильмаринен:
«Да! К тому стремятся мысли,
Чтоб на родине скончаться,
Там найти покой последний».
Ильму Похъёлы хозяйка
Накормила, напоила,
На корму ладьи сажает,
К веслам, столь богатым медью,
Веять ветер заставляет,
Веять северный свой ветер.
Так кузнец тот Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Едет к родине любимой
По потокам в синем море.
Едет день, другой день едет.
Наконец, уже на третий,
Он счастливо в дом приходит,
В те места, где он родился.
Молвит верный Вяйнямёйнен,
Ильмаринена пытает:
«Ильмаринен, брат мой милый,
Вековечный ты кователь,
Что же, выковал ты Сампо,
Изукрасил ли ты крышку?»
Отвечает Ильмаринен,
Молвит сам искусный мастер:
«Сампо новое уж мелет.
Крышка пестрая готова:
И с рассвета мелет меру,
Мелет меру на потребу,
А другую – для продажи,
Третью меру на пирушки».

Источник: Калевала / Пер. с финского Л. Бельский. – М.: Художественная литература, 1977.


1. «Ка́левала» (карел. и фин. Kalevala) – карело-финский поэтический эпос. Состоит из 50 рун (песен).
В основу «Калевалы» легли карельские народные эпические песни. Обработкой исходного фольклорного материала занимался финский языковед и врач Элиас Лённрот (1802–1884), который сюжетно связал отдельные народные эпические песни, произвёл определённый отбор вариантов этих песен, сгладил некоторые неровности. Обработка была произведена Лённротом дважды: в 1835 году вышло первое издание «Калевалы», в 1849 году – второе.
Полный перевод поэмы на русский язык был выполнен Л. П. Бельским и опубликован в журнале «Пантеон литературы» в 1888 году, отдельным изданием вышел в 1889 году. «Калевала» – важный источник сведений о дохристианских религиозных представлениях финнов и карелов.
Характерным для карельского эпоса является полное отсутствие исторической основы: похождения богатырей отличаются чисто сказочным характером; никаких отголосков исторических столкновений финнов с другими народами не сохранилось в рунах. В Калевале нет государства, народа, общества: она знает только семью, и её богатыри совершают подвиги не во имя своего народа, но для достижения личных целей, как герои чудесных сказок. Типы богатырей находятся в связи с древними языческими воззрениями финнов: они совершают подвиги не столько при помощи физической силы, сколько посредством заговоров, как шаманы. Они могут принимать разный вид, оборачивать других людей в животных, переноситься чудесным образом с места на место, вызывать атмосферные явления – морозы, туманы и прочее. Ощущается близость богатырей к божествам языческого периода.
Следует отметить также высокое значение, придаваемое финнами словам песни и музыке. Вещий человек, знающий руны-заговоры, может творить чудеса, а звуки, извлекаемые дивным музыкантом Вяйнямёйненом из кантеле, покоряют ему всю природу. (вернуться)

2. Ру́ны (фин. runo – руна) – эпические песни карелов, финнов, эстонцев и других прибалтийско-финских народов. Происходят от древних мифов о сотворении мира.
Карело-финские руны в отличие от героического эпоса некоторых других народов не дают картины ратных подвигов героев. Герои «Калевалы» состязаются не столько на поле брани, сколько в силе магических заклинаний. В финском языке слово «герой» происходит от древне-шведского «певец». И главный герой «Калевалы» – певец-заклинатель Вяйнемёйнен.
Наибольшее распространение рунические песни получили в традициях карелов и эстонцев. Из рунических стихов собиратель фольклора Элиас Лёнрот составил карело-финский эпос «Калевала», также из рун составлен эстонский народный эпос «Калевипоэг». (вернуться)

3. Вяйнямёйнен (Вяйнямейнен) – главный герой «Калевалы». Наиболее популярный персонаж карельских и финских эпических рун. В ингерманландских рунах Вяйнямейнен встречается довольно редко (известен по ижорским рунам о состязании в пении, о рождении огня). Основными эпическими сюжетами, рассказывающими о деяниях Вяйнямейнена, можно считать «Руну о Сампо» («Покушение на Вяйнямейнена» + «Дрейф героя по морю» + «Формирование рельефа морского дна» + «Создание мира из яйца птицы» + «Выковывание сампо и его похищение»), «Сватовство в Похьеле», «Состязание в пении». В «Калевале» Э. Леннрот вполне обоснованно сделал ВВяйнямейнена главным героем и своеобразным родоначальником народа Калевалы, наделив его всеми теми признаками эпического героя, которые принадлежат ему как персонажу эпических рун. (вернуться)

4. Калевала – мифическая страна, в которой происходят основные события поэмы и которую представляют главные герои: Вяйнямейнен, Илмаринен, Лемминкяйнен, Куллерво и др.
Топоним Калевала (в отличие, скажем, от имени Айно) не придуман Леннротом, а взят из народных текстов, где он изредка встречается в заклинаниях, балладе и нескольких свадебных песнях. Калевалой в них называется дом (усадьба) или деревня. (вернуться)

5. Осмо, Осмойнен – мифологический первопредок, идентифицируемый с Калевой, Калевайненом. С его именем связан первый посев ячменя. Первое, «установочное» изготовление пива связано с Осмотар (что воспринимается как женская ипостась культурного героя). Первое пиво, к тому же, варят из ячменя, выросшего на «поляне Осмо», а воду для него брали из «колодца Осмо».
В народных рунах Осмо является тем загадочным существом, которое сватается в лесу к девушке, ломающей там веники. После этой встречи девушка, придя домой, вешается в амбаре, куда ее мать послала нарядиться к приезду жениха (этот мотив, как указывалось, использован в сюжете о трагической гибели Айно).
Осмотар – изготовительница пива, передавшая это искусство людям. Одни исследователи соотносят это имя с мифическим первопредком – культурным героем Осмо, другие выводят этимологию этого слова из скандинавского os, jasa – бродить, дрожжи. (вернуться)

6. Вяйнола (Вяйнёла) – название места проживания Вяйнямейнена от имени Вяйно. Параллельное название отсутствующей в народной традиции, но придуманной Э.Леннротом страны Калевалы. (вернуться)

7. Медведицу на ветках… – Больша́я Медве́дица (лат. Ursa Major) – незаходящее созвездие северного полушария неба.
Семь звёзд Большой Медведицы составляют фигуру, напоминающую ковш с ручкой. (вернуться)

8. Ильмаринен – один из главных героев «Калевалы», верный и неизменный помощник и соратник Вяйнямейнена. Искусный кузнец, выковавший небосвод. Выковывает сампо для хозяйки Похьелы Ловхи, чтобы выкупить таким образом Вяйнямейнена из плена. Впоследствии это трудное задание зачитывается ему при сватовстве к дочери хозяйки Похьелы, и девушка выбирает именно его (а не подоспевшего первым Вяйнямейнена) в качестве претендента для выполнения положенных при сватовстве трудных заданий. В конечном счете именно И. получает себе в жены деву Похьелы. Э.Леннрот придал Ильмаринену характер доверчивого, добродушного, хотя и немного простоватого человека. (вернуться)

9. Похъёла (Похьела, Похья) – в «Калевале» Похъёла (синонимы: Пиментола, Сариола, Сарая) — это противостоящая Калевале (Вяйноле) страна. Она во многом враждебна калевальцам: там зарождаются болезни, оттуда идут холод и всякие невзгоды. Слово pohjola, pohjoinen обозначает север, дно, задняя часть.
Несмотря на враждебное отношение калевальцев и эпических героев народных рун к Похъеле, именно там они сватают (или похищают) себе жен, похищают культурные блага (сампо), поэтому между Калевалой и Похъелой существуют родственные отношения. Это диалектическое единство враждебности и близости в народных рунах сохраняется постоянно. (вернуться)

10. Лоухи (Ловхи) – имя, данное Э.Леннротом хозяйке Похьелы. Народные руны, рассказывающие о Похьеле как экзогамном роде (где герой эпоса похищает или сватает себе жену) или как о противостоящем эпическим героям локусе и народе, не знают имени властительницы (хозяйки). Она всегда лишь «хозяйка Похьелы». Имя Ловхи (Ловитар, Ловетар, Лоуки и т.п.) встречается только в заклинаниях, где оно принадлежит приносящему зло и болезни существу в женской ипостаси. (вернуться)

11. Сампо – сказочная чудо-мельница, создающая богатства и обеспечивающая материальное благополучие. В «Калевале» образ сампо связан с представлением о чудо-мельнице, мелющей не только для повседневного потребления, но и про запас и даже для продажи.
Э.Леннрот воспользовался и единичной характеристикой сампо как триединой самомолки, у которой с одного боку – мукомолка, со второго – солемолка, с третьего – деньгомолка. Такая запись, состоящая всего лишь из четырех строк, была привезена собирателем Д.Эвропеусом из экспедиции в Российскую Карелию в 1847 г., однако он не указал, где и от кого получил этот фрагмент. (вернуться)

12. Плуг – сельскохозяйственное орудие с широким, чаще металлическим, лемехом для основной обработки почвы – вспашки земли.
Сошни́к (ральник, омеш) – режущая часть сохи, плуга, культиватора и других сельскохозяйственных орудий, предназначенная для взрыхления почвы. (вернуться)

Вяйнемейнен и Ильмаринен отправляются в Похьелу за Сампо. Руна 27.
Калевала. Иллюстрации Н. Кочергина

 


 

Характеристика героев произведения Калевала

Главные герои

Вяйнемейнен

Вещий песнопевец и мудрец. Рожден владычицей морей Илматар в море. Волны вынесли его на берег.  Вяйнемейнен живет в солнечной стране Калевале. У него много друзей. Своим пением и игрой на кантеле Вяйнемейнен  всем приносит радость.

Вяйнемейнен  хочет жениться, но  с невестами ему не везет. Так и остается холостяком.

Илматар

Владычица рек и морей, дочь воздуха, мать Вянемейнена.

Йоукахайнен

Буйный и хвастливый парень из страны тьмы, Похъёлы. Враг Вяйнемейнена, он мечтает погубить песнопевца. Йоукахайнен завистлив, зол и безрассуден.

Айно

Сестра Йоукахайнена, который проиграл сражение с Вяйнемейненом и который, для того чтобы Вяйнемейнен пощадил его жизнь, пообещал отдать ее Вяйнемейнену в жены.

Айно не захотела выходить замуж за Вянемейнена. Она превратилась в рыбку и уплыла в море.

Лоухи

Хозяйка страны вечного мрака – Похъёлы. Очень злая, коварная и жадная старуха. Мечтает иметь Сампо – волшебную мельницу, с помощью которой можно намолоть муки, соли и денег.

Лоухи – мать красавицы Похъёлы. Она учит дочь строить злые козни.

Илмаринен

Искусный  мастер, кузнец. Выковал небо, крышу воздуха, и Сампо, чудесную мельницу.

Илмаринен прост, недогадлив. Берет в жены красавицу Похъелы. Жену он любит, хотя у нее и злое сердце. После гибели красавицы Похъёлы кузнец  выковывает себе новую жену из золота и серебра. Эта жена получилась и вовсе без души. Илмаринен бросает ее в огонь.

Илмаринен – бесстрашный герой, совершивший немало подвигов. Он вместе с Вяйнемейненом и  Лемминкайненом борется со старухой Лоухи.

Красавица Похъёлы

Дочь старухи Лоухи. Сидит на радуге, прядет золотую нить. Отказывает всем женихам, многих губит. Но потом она выходит замуж за кузнеца Илмаринена. Красавица Похъёлы – злая  и бессердечная женщина. Живя в доме Илмаринена, она издевается над пастухом Куллерво. Пастух напускает на нее стадо волков и медведей. Они убивают злую красавицу.

Лемминкайнен

Смелый рыбак, удалой охотник, веселый парень. В наследство ему достается дедовская мудрость и отцовские  песни. Когда он поет, огонь идет из его уст и пламя из глаз.

Лемминкайнен неосторожен. Он не слушает советов матери, сватается к дочери Лоухи и гибнет. Но матери удается проникнуть в страну смерти и воскресить сына.

Но и потом Лемминкайнен не успокаивается. Он – герой и искатель приключений. Лемминкайнен не боится смерти. Он снова идет в Похъёлу, когда слышит о свадьбе Илмаринена и красавицы Похъёлы. Там он убивает злого хозяина Похъёлы. Три года после этого он скрывается на зеленом острове, а затем вновь принимается геройствовать.  

Мать Лемминкайнена

Любящая мать. Она сумела добраться до жилища мертвых – Маналы, осушить воды пучины, в которой утонул ее сын Лемминкайнен, граблями поднять его со дна и воскресить его с помощью небесного меда. Она уговаривает Лемминкайнена вернуться домой.

Унтамо

Злой, завистливый, мстительный. Убивает своего брата и всю его семью, оставляет в живых только племянника, которого  делает своим рабом.

Пастух Куллерво

Племянник Унтамо. Долгое время живет у дяди рабом. Мечтает отомстить дяде. Унтамо пытается уничтожить Куллерво, но выясняется, что того не берет никакая смерть.

Куллерво продают и он становится пастухом у Илмаринена. В доме Илмаринена Куллерво терпит издевательства от жены кузнеца, красавицы Похъёлы. В отместку он подстраивает ее гибель от зубов и когтей волков и медведей.

Куллерво очень красив. У него золотые волосы. Он носит синие чулки и красные башмаки.

Погибает Куллерво в неравном бою с Унтамо.

Второстепенные герои

Сампса Пеллервайнен

Чудесный сеятель, мальчик, сын лугов и полей.

Медный богатырь

Приходит на помощь Вяйнемейнену, когда тому нужно было срубить дуб, закрывший небо.

Хийси

Владыка гор. Злой, гневливый, вечно строит козни.

Укко

Хозяин неба, управляет тучами.

Мать Йоукахайнена и Айно

Вечно плачет о дочери. Ее слезы ручьями растекаются по земле.

Золотые кукушки

Кукуют в три голоса. Одна кукушка накуковывает любовь, вторая – жениха, третья – радость. Но Айно они накуковали смерть, Вяйнемейнену – печаль, а матери Айно – вечные слезы.

Орел

Помнит добрый поступок Вяйнемейнена, когда тот во время вырубки деревьев оставил в поле березу, чтобы могли на ней отдохнуть птицы.

Орел готов прийти на помощь Вяйнеменену. В трудной ситуации он подставляет мудрому старцу свое могучее крыло.

Седобородый старик

Лекарь. Лечит колено Вяйнемейнена, когда тот поранился. Останавливает кровь.

Люуликки

Лыжный мастер, делает хорошие лыжи, но и цену за них просит хорошую.

Лось Хийси

Лось, которого сделал Хийси. Голова у лося из гнилого пня, рога – из веток ивы, ноги – из тростника, спина – из еловой жерди. Кожа лося сделана из сосновой коры, а жилы – из сухой травы.

Этот быстроногий лось всем приносит беду.

Тапио

Хозяин леса. Дед с седой бородой.

Нюрики

Сын Тапио.

Мимеркки

Хозяйка леса.

Тууликки

Лесная дева.

Хозяева леса помогают Вяйнемейнену поймать быстроногого лося, сделанного Хийси.

Косматый старик

Злой старик, который сидит на берегу мрачной пучины.  Бросает людей в эту пучину, и тогда люди попадают в жилище мертвых – Маналу.

Анникки

Сестра Илмаринена.  Красива, умна, трудолюбива.

Хозяин Похъёлы

Злой, жестокий. Погибает в бою с Лемминкайненом.

Локка

Мать Илмаринена, добрая старуха.  Она с любовью встречает свою невестку – красавицу Похъёлы.

Ахто

Морской хозяин.  Заслушивается звуками кантеле, на котором играет Вяйнемейнен.

Вариант 2

В данном произведении речь идет о подвигах героев страны Калевалы.

Вяйнямяйнен.

Одним из главных героев произведения является старец, который имеет волшебные способности и умеет колдовать. Ему может подчиниться все живое и даже неживое, когда он произнесет свои волшебные заклинания.

Йоукахайнен.

Еще одним персонажем является Йоукахайен, который сам учится колдовать. Он горд и уверен в себе. Этот самоуверенный герой вызвал на бой родоночальника и принял поражение. А для того, чтобы его оставили живым, он обещает сделать супругой старца свою сестрицу. Но сестра не могла согласиться с этим и утопилась, а тем временем герой разозлившись из-за гибели своей сестры, ранил старца.

Айно.

Девушка является сестрой Йоукахайнена. Айно предпочла умереть, чем выходить замуж за старика. Далее она превратилась в рыбу, которую старец поймал, но не удержал.

Илмаринен.

Этот герой является кузнецом, который сделал волшебную мельницу. Он женился на деве севера, которая унаследовала злой нрав от своей матери.

Куллерво

Куллерво, самый несчастный персонаж в этом произведении. Он сирота, и в смерти его родителей виноват его дядя. Герой очень хочет отомстить за гибель своих родителей. Его дядя начал думать, что Куллерво подрастает и вскоре обо всем догадается, поэтому решает продать в рабство. Его сестра кинулась в воду, потому что случайно была соблазнена своим братом. Куллерво сжег деревню своего дяди, тем самым отомстив, а сам покончил жизнь самоубийством. Он был ранимым и мстительным человеком. Он прожил короткую и нелегкую жизнь.

Лемминкяйнен.

Герой, который был наказан за то, что убил лебедя. Он уверенный в себе, веселый. Хотел жениться на девушке по имени Кюллики. Но та лишь только посмеивалась над ним. Однажды герой выкрал ее и увез, они жили вместе неплохо, но позже возлюбленный бросил ее и уехал, чтобы посвататься с другой девушкой. Его мать достала его куски тела из воды и смогла оживить его волшебным образом.

Кюллики.

Героиня произведения является супругой Лемминкяйнена, которая нарушила клятву, убежав на гуляния во время отсутствия дома супруга. Она ветрянная и безответственная.

Ловхи.

Героиня с отрицательными чертами, зла хозяйка Похьелы, приносящее все зло и беды.

Является хозяйкой Похьелы. Отрицательный персонаж в женском обличье, приносит зло и болезни

Унтамо.

Этот герой является братом отца Куллерво, а также владыкой сна. Он имеет власть, эгоистичный, а также коварный. Не побрезгует ничем, лишь бы только ему было выгодно.

Мать Лемминкяйнена .

Героиня, которая смогла вернуть к жизни своего сына, которого убили, так как убийство лебедя, карается смертью, также он был разрублен по кускам. Его мать смогла выловить куски тела собственного сына граблями, затем сложив оживила его какими-то волшебными мазями.

Дева Севера.

Является супругой Илмаринена. Она отправила Куллерво на пастбище с коровами и дала ему с собой хлеб с камнем, об который тот ломает свой меч, который был его единственным богатством.

Другие сочинения:

Характеристика героев эпоса Калевала

Несколько интересных сочинений

Образ культурного героя в карело-финском эпосе. Калевала Лённрот Э. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лённрот Э. / Калевала / Образ культурного героя в карело-финском эпосе.

    «Калевала» — эпическое произведение, состоящее из рун. Главный герой поэмы — вековечный песнопевец Вяйнямёйнен. Это не только герой — войн, но и «культурный герой» — устроитель земли, приносящий людям зачатки культуры, строящий лодку при помощи слова, создающий музыкальный инструмент кантеле, Рождение его было неким чудом. Ветер надул плод матери воды Ильматар. НО он не мог родиться 700 лет. Родился Вяйнямёйнен, выйдя самостоятельно из утробы матери. Вяйнямёйнен в моем представлении и воплощает культурного героя.
     Как и другие герои «Калевалы» песнопевец обладает магической силой и чудесными качествами. Он может строить лодку песнями, переносить чудесным образом людей с места на место, вызывать ветер и другие явления. В руне 40 его сила песен возрастает, так как он смастерил чудесные гусли-кантелы.
     Вяйнё совершил множество подвигов, Большинство подвигом связано с Калевой и Похъелой из-за Сампо. Старый песнопевец, усыпив население Похъелы, крадет Сампо на благо Калевы. Кража происходит, потому что Лоухи отказалась делить Сампо. После Вяйнё защищает население и скот Калевы от болезни и медведя, которые были насланы Лоухи.
     Так как Вяйнё — человек, то он обладает человеческими качествами, такие как любовь к родине: из-за этого он крадет Сампо, мудрость, мужество, но и, к сожалению ложь. Когда Вяйнемёйнен отправляется в Манал (в Туанелу), то он трижды обманывает дочь Туони.
     Итак, я показал образ культурного героя в карело-финском эпосе.


Добавил: ily128296

7605 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лённрот Э. / Калевала / Образ культурного героя в карело-финском эпосе.


Ильмаринен — это… Что такое Ильмаринен?

А. Галлен-Каллела «Создание Сампо»

Сеппо Ильмаринен (фин. Seppo Ilmarinen, Ilmerainen) — одно из трёх высших божеств финской мифологии, бог воздуха и погоды, а также герой карело-финского эпоса Калевала. Образ Ильмаринена восходит, вероятно, к финно-угорскому божеству ветра и воздуха (фин. ilma — «воздух»).

Вместе со своим братом Вяйнемёйненом создал огонь на небе, при этом искра упала на землю и послужила на пользу людям. В преданиях он называется кузнецом (Seppä) и воспевается как первый, выковавший из железа орудия. Он же по требованию старухи Лоухи, хозяйки Похъёлы, выковал мельницу сампо, являвшуюся источником счастья и благополучия. Народные песни, посвящённые его подвигам, — Tulen Synty (рождение огня), Rauwan Synty (появление железа).

Ильмаринен упоминается также в эстонском эпосе «Калевипоэг», согласно которому, он вместе с сыновьями выковал меч для главного героя: «Финский старец именитый, опалённый дымом горна, ладно он с тремя сынами правил тайное искусство».[1]

Примечания

  1. Калевипоэг, Песнь Шестая
  Персонажи и места, связанные с эпосом Калевипоэг
Боги Ильмарине (Ильмаринен) | Уку | Пикке | Дед | Ванемуйне
Герои Алевипоег | Линда | Калев | Калевипоэг | Олевипоэг | Сулевипоэг
Отрицательные
персонажи
Sarvik | Сортс | Финский мастер (ветер мудрый)
Остальные
символы
Хёрйапёвлане | Мурунёд | Мардус | Пениласе | Пёргупиигад | Раудмехе | Сальме | Финский кузнец | Саарепиига | Варрак | Дух Воды | Вёкемеес
Места Ассамалла | Харью | Хийумаа | Озеро Эндла | Холм Иру | Озеро Без | Кикерпёра соу | Кунгла | Псков | Чудское озеро | Лёёнемаа | Ласнамяэ | Кёёпа йоги | Ад | Раудойа | Финляндия | Таллин | Тори | Вышгород | Тарту | Сёдемесаар | Вирумаа | Выханду | Юлемисте
Животные Ирми | Арми | Мустукене | Лошади | Волки | Орлы | Ежи
Другое Великий Дуб (песня) | Мать Иру | Летящий корабль | Книга мудрости

шаманов Калевалы: культурный анализ

Роберт Гиддингс

Калевала представляет собой эпическую группу рунических песен, собранных Элиасом Лённротом, но ранее созданных в культуре, хорошо разбирающейся в символике шаманских действий, практик и верований, которые последовательно формируют контекст повествования. Уникальная демонстрация этих верований «Калевалы» , распространенная во многих исключительно устных культурах по всей Евразии, контрастирует с любым другим сборником литературных повествований во всем западном корпусе литературы.Возможность сохранения этих песен заключается в работе финских интеллектуалов, которые в девятнадцатом веке отправились во внутренние районы Финляндии, чтобы собрать рунические песни крестьян. В противном случае эти песни умерли бы вместе со своими певцами в двадцатом веке от индустриализации, мировой войны и советских гонений. Верования, описывающие шаманский символизм, практики, космологию и т. Д., Проиллюстрированы приключениями трех шаманов Калевалы , героя каждого из трех царств шаманской вселенной: Вяйнямейнен для среднего царства людей, Лемминкяйнен для низшего. царство смерти и Ильмаринен для небесной сферы.

Väinämöinen
Kalevala начинается и заканчивается Väinämöinen; он составляет центральный объединяющий персонаж в наиболее выдающейся сфере, позицию, которую Лённрот стремился создать специально, заменяя других персонажей в рунических песнях на Вяйнямёйнен, чтобы объединить повествование. Вяйнямёйнен, от «vein emoinen, дух-хранитель воды», согласно этимологии Лённрота, происходит от его матери Илматар, оплодотворенной ветром. Эта шаманская вера в духов (ветров), оплодотворяющих женщин, становится менее заметной с появлением земледелия и монотеизма, которые впоследствии были аккуратно проиллюстрированы в сказке.После детства, проведенного в плавании по океану, Вяйнямёйнен после прибытия на сушу охраняет формирующуюся жизнь, взращивая и защищая первую растительность, а затем заботится о потребностях людей, находя ячмень для посадки, что согласуется с интерпретацией показателя плодородия.


В контексте саамской теории трехстороннего мира, «озера с двойным дном, называемые сайво», ниже которых «живут люди сайво», представляют собой «мир… фактически перевернутый вверх дном», и в то время как «обычный человек может путешествовать в это царство во время сна или сверхъестественных переживаний »,« шаман находится в постоянном взаимодействии с этим царством »в течение Калевала (Pentikäinen 1989: 193).Эта интерпретация показывает, что Вяйнямейнен, фигура, тесно связанная как с водой, так и с шаманскими действиями, несет ответственность за царство людей, Средиземье. Вяйнямёйнен принадлежит к среднему царству, во-первых, из-за его связи со своей матерью, водным духом, во-вторых, из-за его тесного взаимодействия с людьми в эпосе и, наконец, взятого в контексте его путешествий в царство духов ниже. Путешествие Вяйнямёйнена к мертвому шаману Антеро Випунен в Runo 17 демонстрирует шаманскую силу Вяйнямёйнена, так как это традиционно был единственный признанный метод для обретения дальнейших способностей и, что наиболее важно, обозначал продвижение к финальной стадии шаманства.Эта модель верхнего и нижнего мира с шаманом в качестве путешественника имеет зловещие коннотации для нижнего духовного мира, над которым следующий шаман-герой, Лемминкяйнен, обладает сильнейшей властью. Финский эпос, кажется, имеет двойное значение в отношении странствий шаманов и путешествий между мирами (несмотря на кажущуюся пешеходную природу английского перевода).

Lemminkäinen
Встреча Лемминкяйнена со змеем может быть связана с отношением шамана к дому, при этом змея в Эстонии и Финляндии символизирует дух домашнего хозяйства, которому часто поклоняются и который высоко ценится.Пространство шаманов исключало оседлый или цивилизованный образ жизни, ограничиваясь периферией, за исключением церемониального долга. Магическая природа конфликта контрастирует со скандинавской сказкой о Сигурде, борьба которого со змеем решается строго боевыми искусствами. Однако в сибирской шаманской традиции странствующий шаман превращался в змею, червя или змею для того, чтобы отправиться в царство мертвых, часто встречая других, иногда враждебных шаманов. Целью входа в царство мертвых было посоветоваться с духами за советом, побудить духов вернуться в землю живых или вернуть украденных духов.Запутанный эпизод с Лемминкяйненом может быть результатом мигрирующей индоевропейской сказки, которая всплыла в Греции как мифология владыки подземного мира Аида и его жены Персефоны. Жена Лемминкяйнена, после того как он приложил большие усилия, чтобы ухаживать за ней, соглашается не общаться с другими женщинами на время их брака, если он также соглашается не вести войну — условие, которое она нарушает.


Даже ландшафт рассказов Калевалы приобретает шаманские свойства.Небо, часто являющееся важной фигурой в любой несельскохозяйственной культуре, члены которой рождаются, живут и умирают на открытом воздухе, а море, важное средство богатства, передвижения и ориентации, занимает видное место в мифологии. Вера в нижний и верхний мир для этих целей имеет прекрасный смысл в этом контексте, как и частые изображения кораблей и птиц для постоянно путешествующих шаманских персонажей. В битве при Похьоле Лемминкяйнен сталкивается с шаманской птицей, состоящей из половины неба и половины моря, идеальным символом для путешествия шамана в царства духов.Уникальные отношения финнов с небом сохраняются в их названии вездесущего Млечного Пути — Пути Птиц, южная оконечность которого, называемая Землей Птиц, заканчивается островом вечного лета. (Pentikäinen 2001: 80). Считалось, что северная часть Млечного Пути ведет к небу, «Калеванпоррас» (лестница Калева), заканчиваясь в злой северной стране Похьёла. Противостояние Лемминкяйнена со старшим шаманом заканчивается его смертью от яда и брошенным в реку; но его собственный статус шамана служит ему в его более позднем воскрешении после короткого периода, когда его дух населяет речное существо.Ясный символизм его смерти, за которой последовало погружение в воды низшего духовного царства, в точности соответствует вере в реинкарнацию, широко распространенной среди всех шаманских культур. Это событие коррелирует с обстоятельствами ранения Вяйнямёйнена Йоукахайненом, когда после трех ранений стрелой орел вытаскивает Вяйнямёйнена из воды и приносит его на сушу. Перед своей смертью Лемминкяйнен также столкнулся с тремя опасностями, которые он преодолел с помощью призывов джойков для борьбы с природой конфликта, включая гигантского змея.Все три героя, как и большинство ноайдов, — мужчины, хотя женщины обладали некоторыми способностями к предсказанию (показано в воскрешении Лемминкяйнена его матерью).


Путешествие Лемминкяйнена в битву с лосем демонической природы уходит корнями в миф о евразийских звездах, изображающий путешествие по небу по пути созвездия, которое саамы называют Лосьом. Его заколдованные лыжи и финальная битва с лосем разделяют многие традиции шаманской битвы духов, где лось или олень служат символом запряженного коня шамана в мире духов, барабана, используемого для введения в транс.Другая руническая песня, имеющая общие евразийские корни, изображает срубку Великого Дуба медным карликом. Гномы прочно ассоциируются со смертью в арктических культурах и, возможно, также с шаманским обращением боли. Другая интерпретация включает в себя отрезание Дуба как пути к центральному миру, перерезание пуповины к духовным царствам, чтобы позволить Земле развиваться самостоятельно. Это усиливается, если центральным конфликтом в эпосе является конфликт между тремя героями света / плодородия против сил тьмы, холода и смерти в Похьёле.


Вместо того, чтобы интерпретировать Похьёлу и Туонела как саамские деревни, сочетание уничижительных терминов, используемых для их обозначения, арктической мифологии и шаманской символики приводит к мысли, что оба термина относятся к земле мертвых, особенно Туонела, и, возможно, даже к одному и тому же место. Подобные верования все еще существуют среди саамов », в том числе« арктическая вера в то, что царство мертвых находится под водой или под землей, Джабмеайво. Все в мире мертвых перевернуто по сравнению с миром живых », включая пассаж, где Лемминкяйнен посещает Похьёлу, чтобы ему подали эль с ядом змеи.Гибель Лемминкяйнена вызвана тем, что он не чтит самого старшего и самого влиятельного члена семьи. Этот поворот объясняет демонизированного Лося, за которым следует Лемминкяйнен. Наиболее известный эпизод изображает шаманское путешествие в экстазе в небесное царство. Как отмечает Пентикяйнен: «Это подчеркивает тщательную подготовку охотника к охоте, такую ​​как изготовление лыж, и сверхъестественную скорость лося. Добыча — не обычный лось, а та, которую создал или вызвал демон. Это существо, созданное из различных природных материалов, самое близкое к шаману животное-помощник.Описание погони шамана за мифическим лосем относится к небесному путешествию шамана ». (Pentikäinen 1989: 199)

Ильмаринен
Третий герой-шаман, Ильмаринен, во многих отношениях является исключением из первых двух. Являясь важным второстепенным персонажем, его силы кажутся гораздо более ограниченными инфраструктурными задачами, ограниченными актами созидания и ковки. Будь то мистический Сампо, золотая и серебряная женщина или новое солнце и луна; частые дуэли, приключения и сражения с потусторонними существами, с которыми сталкиваются Вяйнямейнен и Лемминкяйнен, отсутствуют.Это может быть связано с тем, что Лённрот переключил некоторых главных героев в руно с Ильмаринена на Вяйнямёйнен во время создания эпоса. Одно изображение кузнеца-барда (включая заклинания, сопровождающие изготовление оружия, в частности) говорит о преданности и важности того, что нужно работать с редкими и очень ценными металлами в Арктике. Племена инуитов называют железо звездным металлом, поскольку метеоры составляют единственное готовое сырье. Связь Ильмаринена с небесной сферой в трехстороннем шаманском мире проистекает из этой связи между металлом и небом.


Из трех главных героев «Калевалы» только Ильмаринен не меняет формы, как Вяйнямёйнен и Лемминкяйнен несколько раз. Его способности к трансформации заключаются в его таланте кузнеца, высоко почитаемой и духовной профессии среди финнов и других культур с ограниченными технологиями. Его создание мистического Сампо, брачного обручения и создания золотой женщины — его вклад в частую шаманскую трансмогрификацию предметов в этой истории.На использование огня для преобразования минералов существовало множество табу, и, несмотря на мастерство кузнеца в зачаровывании металла духами, кузнецы, как правило, считались неспособными впадать в экстаз. В Kalevala Ильмаринен изготавливает лодку Вяйнямёйнена, солнце и луну в своей кузнице. На протоскандинавском языке слово «logasmithr» для кузнеца переводится как «кузнец песни». Взаимодействие между белой и черной магией обычно ставит кузнеца на сторону разрушителя, поскольку акт смерти, необходимый для возрождения, является решающим. часть акта плавки и перековки металла.Связь Ильмаринена, из-за сотворения солнца и луны, источника материала, с которым он работает, и тайны Сампо лежит с небесами.

Шаманская космология и метафизика в Калевале
Объединение трех героев во второй половине из довольно разрозненного сюжета в первой приводит к «шаманским героям Калевалы , победившим в переходе через граничит с царством смерти. Каждый из них, в свою очередь, пересекает реку Туонела и получает информацию, необходимую для разрешения кризиса ». В этом кратком предприятии метафорически описывается основная цель шамана в обществе — решать проблемы, обращаясь к духовному руководству из других миров. , особенно смерть (Pentikäinen 1989: 205).Вскоре после этого Вяйнямёйнен вступает в своего рода оборонительную дуэль с любовницей Лоухи из Похьёлы, которая насылала бедствия на жителей Калева. Вяйнямёйнен противодействует этому посредством шаманского вмешательства, отправляя чуму на Гору Боли, еще одна метафорическая интерпретация шаманской практики личного поглощения боли того, кто страдает. Культуры шаманов исторически индуцируют начальные обряды посвящения в шаманы с демонстрацией порки, кровопускания или других действий, все из которых имеют целью вызвать сильное высвобождение эндорфинов и способствовать уходу в метафизический мир.


Дальнейшие контакты с госпожой Лоухи приобретают тропы шаманизма, в том числе превращение Лоухи в огромную птицу, которая нападает на корабль героев, спасение от Похьолы с восстановленным Сампо и более позднего медведя, посланного, чтобы нанести ущерб скоту, обитающему в Калеве. Птица или орел были традиционной формой духа шамана, и традиционно «праздник, посвященный убийству медведя, на самом деле был свадебной церемонией, в ходе которой изначальный отец родился заново, одновременно передавая свою силу и благословение своим потомкам» ( Pentikäinen 1989: 168).Интерпретация этого заключается в инструментах шаманской торговли, разрушении и обновлении, путешествии и изменении формы, прежде всего в передаче информации и энергии. Далее Пентикяйнен цитирует Мартти Хаавио: «В целом на медведя в Беломорской Карелии не охотились, поскольку его считали шаманом, странствующим в образе первобытного отца или медведя» (Haavio 1967: 26-38). можно сделать вывод, что присланный медведь был шаманом под управлением Лоухи, что поднимает интересный вопрос о том, эволюционировала ли ограниченная экономика Арктики, неспособная поддерживать настоящую войну, вместо прямого конфликта шаманской битвой.


Противников выдвигаемых здесь теорий предостаточно, в том числе, среди прочего, одного из первых исследователей «Калевалы », Доменико Компаретти, который заметил, что «эта поэзия не отмечена глубоким символизмом ни в мифе, ни в поэтической идее. . » Далее Компаретти отметил, что «не встречается ни одного случая, чтобы финны брали миф телесно у своих скандинавских соседей или даже копировали или моделировали их», предпочитая вместо этого проводить параллели из греческой и брахманской мифологии.


Калевала через постоянное призывание колдовства, заклинания, силы песни, использования чар, мистических путешествий и общения с животными посредством различных ритуалов сильно отличается от более поздних, застенчивых к магии Эдда и . саги об Исландии, оправдывая свое заявление как «шаманский эпос» (Ойнас 41). Манера исполнения песен, составляющих основу Kalevala , уходит корнями в шаманские традиции финнов, когда предводитель и певец сжимают руки, призывая песни, заклинания и заклинания, которые отражают роли предшественников шамана и шамана. помощник шамана во всем, кроме имени.Шаманская традиция исторически основывается на игре на барабанах и пении, которые характерно представлены в финском laulajat . Несмотря на это, основная часть материала посвящена пасторальным темам, таким как сельское хозяйство, брак, распитие эля и морские путешествия, и лишь немногие из них посвящены войнам и конфликтам, которые обычно снова сосредоточены на мелких домашних ссорах, поскольку «Лённрот хотел изображать своих героев, не столько сражающихся, сколько живущих повседневной жизнью со своими радостями и горестями.Именно поэтому Калевала является национальным эпосом »(Колехмайнен 60).


Устная культура семей и племен, которые жили небольшими зимними сообществами и еще меньшими группами летом, проявилась в форме рассказов о саамской и финской культурах, представленных еще в начале 20-го века, рунической песне или свободная форма джойк. Руническая песня во время сбора эволюционировала, чтобы иметь больше характеристик западных культур, с которыми Финляндия столкнулась в то время, но в своем корне она разделяет первичное слуховое воспроизведение пейзажа, изображенного в песне, присущего джойку. .Певцы рун, возможно, взяли на себя роль шамана из-за религиозных преследований и общих характеристик стилизованного транса и исполнения рунического певца и джойка шамана, сопровождаемого намеком на барабан на такую ​​связь. Формальность и позднее принятие пар, поющих руны, публично пожимающих руки для исполнения песни, также демонстрируют серьезность выступления, которое превосходит обычную развлекательную песню и переходит в сферу религиозного поклонения. Культуры монголов и других азиатских племен также делят песню на части для предвестника и последующего, как Феликс Ойнас указал в своих исследованиях певцов рун в сравнении с более обычным шаманом и его помощником [Ойнас: 63].
С точки зрения этимологии, «также интересно, что, по мнению Ганандера, выражения« Tuonella kayda »,« Tuonelassa vaeltaa »идти в Туони, бродить по Туонела, как понятие loveen langeta — падать в яму — относятся к впадению в экстаз, поездке в Туонелу. Этим царством смерти правила женщина, известная как Туонелан Морсиан, «невеста Туонелы», которая жила на Кипумаки / кипувоури, горе боли. «В состоянии измененного сознания шаман переживает переживания, которые отличаются от повседневных», (Pentikäinen 1989: 204-5).Захватывающая красота северного явления, известного как северное сияние, хотя и не названо явно в Калевале , сияет более двух третей ночей в году на севере Финляндии, и, по словам Бриты Полттила, этот «пуп земли» , центр рождения и смерти, с дугами полярных сияний, интерпретируемыми как поверхность миров », по понятным причинам занимает видное место в умах древних финнов и в их мифологическом построении их миров (Pentikäinen 1992: 168). Внутри эфирных северных сияний обитали« давно мертвые шаманы. , к которому обращаются за советом живые », но по-прежнему« дом героев шаманской и кузнечной культуры, Похьёла, лежало царство смерти, наконец, Укко », возможно, гораздо более поздняя инъекция Авраамического Бога (Pentikäinen 1992: 171).Возможность многих, казалось бы, необъяснимых отдельных событий, в том числе орла, который прыгнул, чтобы отложить яйцо на колено Вяйнямёйнена, может быть воспринята как метафорическое оплодотворение Земли силами северного сияния, которые иногда упоминаются как небесный орел, небесный дракон. , верхние ворота или огненные столбы. Эта идея о потусторонних духах, порождающих потомство, согласуется с верой в оплодотворение кочевых или племенных людей. С другой стороны, сельскохозяйственные цивилизации, по-видимому, в целом придерживаются устойчивой в культурном отношении веры в то, что отец ребенка оплодотворяет плодородную матку.Сцена из «Калевалы », показывающая гигантский дуб, раскинувшийся и покрывающий все небо, может иметь корни в вере в то, что шаманское мировое дерево сформировало представление о человеческой жизни на земле, и из-за одержимости собой человек игнорирует Мир. Карлик, посланный из моря, региона, связанного с подземным миром, и фигура карлика в евразийской мифологии также имеет сильную связь со смертью, разрушает человека и устраняет привязанность к себе, позволяя миру восстановиться и расцвести.Частое использование изображений птиц и орлов, орел, особенно значимый как помощник шамана в духовном мире, и вращение орлов в небе интерпретировались как странствующие шаманы, как и медведи. Система верований, присущая джейкингу, основана на мгновенном духовном путешествии, часто простирающемся в царство мертвых, вспоминая облик и личности друзей или членов семьи, ушедших из жизни благодаря сугубо личному и уникальному методу пения. Эта способность, почти шаманская по своей природе, не распространяется на всех саамов и может быть предшественником связанных с народными руническими песнями, иногда переводимых как чарующие, действий, упоминаемых в Калевале как наложение заклинаний.Эти песни или рифмы имеют множество эффектов, в том числе сон или ступор, например, когда Вяйнямёйнен поет всю Похьёлу перед сном. Нельзя упускать из виду распространенность образов смерти, вписывающихся в ту же трехстороннюю модель мира, от самоубийства Айно, ускользнувшего под водой, до Вяйнямёйнена, передающего власть мира, уходя в лодке под водоворотом.


Заключение
В заключение, как утверждает Оке Хулткранц, «в древнем палеолитическом охотничьем мире [шаманизм] присутствует в универсальной форме», что свидетельствует о наличии такой же культуры в древней Евразии (Pentikäinen 2001: 6).Предполагая, что самые длинные воспоминания хранятся все дальше и дальше на север, подтверждение шаманских верований Калевалан можно найти, сравнив их с сибирскими и инуитскими. Юха Пентикяйнен недвусмысленно заявляет о своей поддержке этой веры, даже доходя до того, что говорит, что «основу финского шаманского эпоса будут искать в богатых шаманских традициях северной Евразии», а В.В. Напольских выделяет тезис на две четкие части: во-первых, что протоуральская мифология когда-то существовала, а во-вторых, что ее также можно реконструировать в балто-финском анализе (Pentikäinen 1989: 179), (Pentikäinen 1992: 5).Наиболее обширные исследования и документация шаманской культуры включают саамские, инуитские и сибирские традиции. Большое сходство между шаманскими верованиями этих трех культур указывает на наличие единой шаманской ритуальной системы в недалеком прошлом, идея, подтвержденная в текущих исследованиях, в которых проводится переоценка продвижения Homo sapiens через Берингов пролив от моря. земли в Северо-Восточной Азии.


Действие картины «Калевала » не ограничивается описанием колдовства северных язычников в Финляндии, а вокруг трех центральных персонажей: шамана воды Вяйнямейнена, шамана-охотника Лемминкяйнена и шамана-кузнеца Ильмаринена.Эта декларация шаманских верований представляет собой увековечение их культурного мировоззрения и космологии, детализируя путешествия из каждого царства. У каждого из этих персонажей есть и другие нормативные божества, такие как роль Вяйнямёйнена как деятеля плодородия рыболовства и сельского хозяйства; Боевые, охотничьи и выслеживающие способности Лемминкяйнена, различные царства смерти и, наконец, участие Ильмаринена в эзотерических трансмутациях, лежащих за пределами человеческого царства и составляющих магию технологий.Таким образом, шаманские силы трансформации, владычество над животными, дальновидность, мудрость против несчастий и способность возвращать больных или раненых, как показано в Калевале , прочно связаны с религиозными и духовными символами веры в финской культуре до время Лённрота. В конце поэмы появляются еще два персонажа, обычно интерпретируемые как Дева Мария и Младенец Христос, и это не только объяснение отсутствия веры и пример культурной передачи власти от старых верований к современному христианству. рунические певцы познакомились с ним, но, как объясняет Пентикяйнен, само действие совершается методом, богатым символикой побежденной культуры.«Мальчика специально зовут Вяйнямёйнен вместо старого Вяйнямёйнена, старик уступает решению общины, повторяет свою последнюю лодку и уходит», «что соответствует архаичной естественной манере обращения с правом на смерть. ” Как отмечает Пентикяйнен, эта «руна также является адаптацией модели добровольного самоубийства, распространенной среди арктических народов, которая оправдывает самоубийство, когда человек считает себя бесполезным для общества». (Pentikäinen 1989: 216)

Библиография
Comparetti, Domenico. Традиционная поэзия финнов . Тр. Изабелла М. Андертон. Лондон: Longmans, Green & Co, 1898.


Колехмайнен, Иоанн I. Эпос о Севере . Нью-Йорк-Миллс, Миннесота: Северо-западная компания, 1973 г.


Лённрот, Элиас. Калевала . Тр. Кейт Босли. Нью-Йорк: Oxford UP, 1989.

.


Ойнас, Феликс Дж. Исследования по финскому фольклору . Индианаполис: Финское литературное общество, 1985.


Пентикяйнен, Юха Ю. Северные религии и шаманизм . Эд. Михай Хоппал. Будапешт: Академия Киадо, 1992.


Pentikäinen, Juha Y., ed. Шаманство: символизм и эпос . Будапешт: Академия Киадо, 2001.

Pentikäinen, Juha Y. Kalevala Mythology . Тр. Ритва Поом. Индианаполис: Индиана, 1989.

Калевала / Персонажи — TV Tropes

См. Также Финскую мифологию.

открыть / закрыть все папки

Вяйнямёйнен

Вяйнямёйнен — ​​центральный персонаж Калевалы , шаманский герой с волшебной силой песни и музыки. Вяйнямёйнен создал и играет на кантеле, финском струнном инструменте, который похож на финский струнный инструмент. как цитра. Одна из его потенциальных невест, сестра Йукахайнена, Айно, топится вместо того, чтобы выйти за него замуж. Он является ведущим членом группы, которая крадет Сампо у жителей Похьёлы.
  • Аниморфизм: превращается в змею, чтобы сбежать из подземного мира.
  • У Архимага: Калевала нет такого титула, но он подходит практически ко всем аспектам.
  • Blow You Away: Он заставляет ветер уносить Ильмаринена в Похьёлу.
  • Божественное происхождение: Сын богини / дух Илматар.
  • Фрейдистское трио: Суперэго из него, Ильмаринена и Лемминкяйнена.
  • Большой Ветчина: Хвастается, что своим новым мечом, сделанным Ильмариненом, он может рассечь горы.
  • Волшебная музыка: используется мудрецом Вяйнямейнен, чья кантеле сделана из челюстной кости гигантской щуки.
  • Значимое имя: Производное от слова Väinä, что означает «пул потоков».
  • Благородная хищная птица: Орел спасает Вяйнямейнен от утопления.
  • Полубожественный: Сын богини.
  • Проглотил целиком: Его проглотил гигант Антеро Випунен.
  • В ад и обратно: он отправляется в Туонелу, царство мертвых, и убегает, даже если они пытаются удержать его. Почти верно и для Лемминкяйнена, когда он охотится на лебедя Туонелы, но Лемминкяйнен не входит в собственно Туонела.
  • Хождение по Земле: Практически то, чем он занимается, хотя у него есть личность и несколько друзей.
  • Волшебная борода: Вяйнямёйнен — ​​это архетип.
  • Wizard Duel: With Joukahainen
  • Волшебники живут дольше: Он родился 30 лет назад, и это только начало.

Ильмаринен

Сеппо Ильмаринен — ​​героический ремесленник. Он создал небесный купол, Сампо и различные другие магические устройства, представленные в Калевале. Ильмаринен — ​​второй член группы, укравший Сампо.
  • Медведи — плохие новости: медведи убили жену Ильмаринена.
  • Кузнец: Ильмаринен — ​​искусный слесарь.
  • Счастливы в браке: По стандартам Калевалы, независимо от тряпичных наклонностей Девы Севера, они оба были довольны и преданы своему браку.
  • Улан: Вяйнямёйнен
  • Любовь сводит тебя с ума: После смерти жены он украл ее сестру в качестве замены, но она не была похожа на свою сестру, поэтому Ильмаринен превратил ее в чайку.Он также создал себе новую жену из золота и серебра.
    • Золотая рыбка на замену: После смерти своей жены Ильмаринен делает себе новую из золота и серебра, но вскоре после этого выбрасывает ее.
  • Создатель: Он создал небесный купол и выковал Сампо.
  • Значимое имя: Производное от слова Ilma, означающего воздух. Раньше он был богом погоды, но стал смертным, когда финны адаптировали Укко под скандинавское влияние Тора.
  • Эго: О Нём, Вяйнёмёйнен и Лемминкяйнен.
  • Ответственный брат: от него и Анникки.
  • Неактивный парень: Тот, который обычно не сражается.
  • Ultimate Blacksmith: Величайшие творения Ильмаринена — это небесный купол и Сампо.

Лемминкяйнен

Лемминкяйнен, красивый, высокомерный и безрассудный дамский угодник, является сыном Лемпи (англ. Lust or favourite). У него очень близкие отношения со своей матерью, которая оживляет его после того, как он утонул в реке Туонела, преследуя объект своих романтических желаний.Лемминкяйнен — ​​третий участник группы, которая крадет Сампо у Похьёлы.
  • Возвращение из мертвых: Его воскресила его старая мать.
  • Братья Баш: С Тиерой.
  • Неистовый синяк: подходит для T.
  • Казанова: особенно во время его пребывания на острове (Саари).
  • Составной персонаж: Он представляет собой комбинацию эпических героев войны Каукомиели и Ахти Саарелайнен.
  • Огненно-рыжий: Обычно его изображают рыжеволосым и страстным борцом.Объясняется это тем, что в детстве он ел много рыбы, поскольку рыжие волосы в Финляндии крайне редки, а в древней Финляндии, кажется, тем более.
  • Хорошо — это не хорошо: особенно для мокрого за ушами на коленях, в целом это отрывисто.
  • Лучшее оружие:
  • Красивый Лех: описывается красивыми и нетерпеливо ухаживающими за дамами, часто даже успешными.
  • Горячий: Страстный боец ​​и вспыльчивый.
  • Красавчик: описан красивым, но мужественным.
  • Id: Из него, Вяйнямёйнен и Ильмаринен.
  • У меня много имен: Каукомиели, Кауко, Каукамойнен, Ахти Саарелайнен, Лието Лемминкяйнен.
  • Большой Ветчина: Хвастается, что с его Пылающим Мечом он собирается прославить свой дом и семью.
  • Лирой Дженкинс: Иногда кажется, что он не слишком много думает о своих действиях, например, когда он сорвал свадьбу Нортленда.
  • Magic Knight: боец ​​на мечах с экстрасенсорными способностями с рождения.
  • Значимое имя: Производное от Lempi, означающего нежный или любимый, эпитет lieto означает мягкий и нежный, с другой стороны, нерешительный и легкомысленный.
  • Совпадение, заключенное в Стокгольме: он и Килликки
  • Really Gets Around: Пытается добиться расположения почти каждого женского персонажа, с которым он сталкивается.
  • RevengeSVP: Не был приглашен на свадьбу Нортленда.

Куллерво

Куллерво — мстительный, психически больной и трагический сын Калерво. В детстве он подвергся насилию со стороны своего дяди Унтамо и продан в рабство Ильмаринену. Его заставляют работать и плохо обращаются с женой Ильмаринена, которую он позже убивает. Куллерво — заблудший и обеспокоенный юноша, часто не согласный с собой и своим положением.Он часто впадает в ярость и в конце концов кончает жизнь самоубийством.
  • Антигерой: Почти переход к Социопатическому герою.
  • Повелитель зверей: призывает медведей, чтобы убить Деву Северной земли, и волков, чтобы убить Унтамо.
  • Кнопка Берсерка: Его нож разбивается о камень, который жена Ильмаринена впекла в его хлеб. Нож — единственное, что у него осталось от его семьи, он щелкает и вызывает из леса стаи медведей и волков, которые разрывают на куски придурковатую хозяйку.
  • Берсерк: очень неуравновешенный и психически больной.
  • Рожденный в рабстве: единственный оставшийся член его семьи, немедленно взятый на работу в качестве раба Унтамо.
  • Брат-сестра Инцест: Куллерво соблазняет девушку, которая оказывается его давно потерянной сестрой.
  • Butt-Monkey: С ним случаются почти все плохие вещи, которые только можно вообразить.
  • Коррупция: С рождения.
  • Смерть дешево: Начало арки Куллерво устанавливает, что весь клан Куллерво мертв, кроме матери Куллерво.Однако после того, как Куллерво сбежал из рабства, он внезапно обнаруживает, что его родители, а также брат и сестра живы. Не дается никаких объяснений относительно того, как они выжили, почему все думали, что они мертвы, или как его мать сбежала из рабства. Но для сюжета это хорошо.
  • Определитель: Несколько раз пытались убить во время работы на Унтамо, но он слишком силен, чтобы кто-либо мог убить его.
  • Довел до самоубийства: В конце концов.
  • Инцест родственник: с сестрой.
  • Маньяк-омицид: Одержимый местью, с самого рождения сведенный с ума постоянным насилием, часто впадает в ярость и убивает множество людей.
  • Месть: всеобъемлющая тема в истории Куллерво, которого больше всего движет его (в конечном итоге саморазрушительное) желание мести.
  • Говорящее оружие: черный меч Куллерво, который указывает на то, что он совершенно готов убить его. Возможно, это пример Ура из этого тропа.
  • Трагический герой: В конечном итоге.

Joukahainen

Joukahainen — соперник главного героя Вяйнямёйнена. После поражения в песенном конкурсе он обещает свою сестру Айно Вяйнямёйнен, но она топится, а не выходит за него замуж. Юкахайнен, все еще завидующий Вяйнямёйнену, стреляет из-под себя в оленя своего соперника, бросая его в воды Похьёлы.

Лоухи

Лоухи — королева Северной земли в финской мифологии и мифологии Лапландии.

Дева Нортленда

Дочь Лоухи.
  • Брак по договоренности: Лоухи настоятельно советует своей дочери выйти замуж за Вяйнямёйнена, но она не возражает, когда вместо этого выбирает Ильмаринен.
  • Красота — это плохо: красиво, но тщетно.
  • Сука в овечьей шкуре
  • Все любят блондинок: почти все восхищаются ее красотой.
  • С радугой все лучше: Иногда ее изображают сидящей на радуге.
  • Девушка по Гауссу: Ее часто изображают с сияющей кожей, волосами и т. Д.
  • Jerkass: Особенно Куллерво.
  • Свет — это не хорошо: Она описана в ангельских терминах, с бледной сияющей кожей, абсолютно светлыми и сияющими волосами и т.д.
  • Потерянная Ленора: Ее смерть была отчасти по ее вине, но все же.
  • Мистические белые волосы: Ее часто изображают с белыми или золотистыми волосами.
  • Имя не указано: Ее только что назвали Девой Нортленда.
  • Такая красивая, это проклятие: Многие мужчины приходят ухаживать за ней во время браков по договоренности.
  • Леди Зимнего Королевства: Она дочь Лоухи, ведьмы-матриарха Нортленда
  • Самая красивая женщина в мире: Ее называют так.

Айно

Айно — фигура в финском национальном эпосе «Калевала». В нем говорится, что она была красивой сестрой Йукахайнена. Ее брат, проигравший певческий конкурс легендарному Вяйнямёйнену, пообещал «руки и ноги» Айно выйти замуж, если Вяйнямёйнен спасет его от утопления в болоте, в котором спел Йоукахайнен.Мать Айно была довольна идеей выдать дочь замуж за такого известного и родившегося человека, но Айно не хотела выходить замуж за такого старика. Вместо того, чтобы подчиниться этой судьбе, Айно утонула. Однако она вернулась, чтобы насмехаться над скорбящим Вяйнямёйнен, как над лососем.
  • Ангел-неведомый: После того, как она утонула, она становится водяным духом и появляется перед Вяйнямёйнен в виде лосося.
  • Аниморфизм: превращается в лосося после того, как утонул.
  • Брак по договоренности: Йоукахайнен обещает, что Вяйнямейнен может жениться на его сестре Айно.Его мать просто счастлива, что зять у нее могущественный колдун. Айно это тоже не понимает.
  • Доведение до самоубийства: Вместо того, чтобы выйти замуж за старика, утонет сама.
  • Послушная дочь: Она скорее утонула, чем убежала из дома, когда обещала старику
  • Ingenue: Послушная, милая и невинная атмосфера.
  • Значимое имя: Производное от «Айноа», что по-фински означает «Единственный».

Килликки

В Калевале Килликки — молодая красивая девушка, живущая на острове (Саари).Лемминкяйнен едет в Саари, чтобы ухаживать за девушками, Килликки — единственная, с кем не так просто, и Лемминкяйнен ее похищает.

Untamo

Tiera

Тиера — друг Лемминкяйнена и всегда охотно идет на войну или сражается с ним.

Анникки

Сестра Ильмаринена. Иногда также называют Айникки. В «Калевале» есть как минимум две Анникки, еще одна может быть дочерью Тапио, а также есть Айникки, сестра Лемминкяйнен, которую иногда тоже зовут Анникки, также сестру Куллерво зовут Анникки.
  • Dark Is Not Evil: описывается несколько темный персонаж, хотя он больше ассоциируется с сумерками, чем с реальной темнотой или ночью.
  • Глупый брат: любопытный, напористый.

Lokka

Annikki

Wet-Behind-The-The-Lears-Lapp

Wet-Behind-The-The-Lears-Lapp, или по-фински Мяркакорва Лаппалайнен или Мяркяхатту — персонаж из Нортленда, который живет у реки Туони.

Калерво

Айникки

Иногда также называют Анникки, сестрой Лемминкяйнена.
  • Жестокая тусовщица: Как и Килликки, она любит танцевать и играть в деревне, а иногда бывает и с Килликки.

Ilmatar

В «Калевале», финском национальном эпосе, Ильматар был девственным духом воздуха.
  • Красота равняется добру: Она очень похожа на большинство доброжелательных богинь, и она даже не склонна злиться.
  • Большое Добро: Принимает участие в сотворении мира, действует как проводник для Вяйнямёйнена.
  • Ingenue: Дух девственного воздуха, без мужа, в отличие от почти всех других финских богинь, не принадлежащих к более молодому поколению.
  • Light ’em Up: Она появляется в окружении сияющей ауры.
  • Свет — это хорошо: Она носит белое и, появляясь, иногда окружена световой / сияющей аурой. Она очень доброжелательна, и ее цели, несмотря на пассивность, хороши.
  • Самая длинная беременность за всю историю: Илматар вынашивала Вяйнямейнен на протяжении веков.
  • Magical Guide:
  • Создатель: Она богиня-создательница.
  • Нейтральная богиня: Она мало что делает после сотворения мира и никогда не появляется смертным.
  • Бездна времени: Она одно из старейших существ.
  • Истинно одинокий родитель: оплодотворен первичными водами.
  • Сила Девы: Дух Воздуха Девы, принимающий участие в сотворении мира.
  • Девушка Белого Мага: Дух / богиня, но в любом случае.

Сурма

Сурма — ужасный зверь, олицетворяющий внезапную насильственную смерть и охраняющий ворота Туонела, чтобы предотвратить побег.Его часто описывают как большую собаку со змеиным хвостом, которая может превратить вас в камень (пристальным взглядом). Часто используемая финская метафора — сурман суухун «в рот Сурме», как если бы жертва была забита до смерти Сурмой.
  • Canis Major: Огромный пес-монстр.
  • Ужасный: древнефинское высказывание «Сурман суухун» (буквально «в уста Сурмы») означает смерть и происходит от его имени.
  • Hellhound: Огромный пес-монстр, охраняющий врата подземного мира.

Tuonen Tytti

Tuonen Tytti — перевозчик из финской мифологии.

Tuonen Poika

Кровавое существо, защищающее ворота Туонелы.

Антеро Випунен

Антеро Випунен — ​​великан, похороненный под землей и обладающий некоторыми очень ценными древними заклинаниями.

Сампса Пеллервойнен

Сампса Пеллервойнен — ​​это мифологический персонаж из финской мифологии, который сеет всю растительность на земле, все леса, болота, луга и скалистые земли.
  • Красавчик: Сампса обычно описывается как стройный юноша, несущий на шее сумку или корзину; в одном рассказе в него входят четыре разных женщины.
  • Создатель: Создатель растительности.

Женщины Калевалы

В позапрошлой статье я рассказал об одной из малоизвестных ирландских мифических фигур, Тлахтге. На этот раз я углубляюсь в свое финское наследие в поисках мифического вдохновения.

«Калевала » — национальная эпическая поэма Финляндии, составленная и отредактированная ученым Элиасом Лённротом в окончательной форме в 1849 году. В профессиональном плане Лённрот был районным санитарным врачом, но хорошо использовал время в пути, собирая рассказы людей в города и села, которые он посетил.

Главные герои Калевалы — мужчины. Есть Вяйнямёйнен, сын богини и основатель земли Калевалы, неудачливый в любви, но опытный колдун. Лучший друг Вяйнямёйнена — Ильмаринен, вечный кузнец, который кует Сампо. Третий главный герой — Лемминкяйнен, который думает, что он все это и мешок чипсов, но понятия не имеет о женщинах. Нет. Ключ. К счастью, он также хороший воин и колдун, и это пригодится.

Почему я говорю вам о мужчинах Калевалы , когда я должен говорить о женщинах? Что ж, как и многие мифические тексты, многие женщины находятся только в Калевале из-за мужчин.В результате дамам не приходится расплачиваться. Печально, но факт. Я должен представить мужчин для контекста.

Три сказки, которыми я собираюсь поделиться, могут вдохновить вас на создание собственных мифических сказок.

Вдохновение # 1: Айно

Айно — несчастная сестра Йоукахайнена, который, полагая, что он лучший певец, чем Вяйнямёйнен, вызывает полубога на дуэль. Короче говоря, Йоукахайнен проигрывает. Плохо. Песни Вяйнямёйнена — это его заклинания, и он буквально поет Йоукахайнен в землю.Прежде чем его похоронят заживо, Йоукахайнен торгуется за свою жизнь, но Вяйнямёйнен не заинтересован ни в чем, что он предлагает. Пока Юкахайнен не предлагает жениться на своей прекрасной сестре Айно.

Вяйнямейнен отпускает Йоукахайнена, чтобы он мог подготовить свою семью к предстоящей свадьбе. Айно подслушивает, как ее брат и мать сочувствуют, и ей безутешно. Позже она встречается с Вяйнямёйненом и отвергает его, хотя остальная часть ее семьи хочет, чтобы брак продолжился. Айно одевается в красивую одежду, украшается драгоценностями и странствует, пытаясь примириться со своей судьбой, но не может.

В конце концов, она видит трех прачок на каменистом выступе в бухте, снимает свои наряды и плывет к ним, все еще желая, чтобы у нее был какой-то способ избежать брака с Вяйнямейнен. Однако, когда она достигает каменистого обнажения, он обрушивается под ней, и она исчезает под водой.

Семья Айно опустошена, и Вяйнямёйнен направляется к воде в поисках утешения. Он ловит рыбу и ловит красивую рыбу. Он достает свой нож, чтобы почистить его, когда тот обращается к нему.Рыба — это преобразованная Айно, и она не будет ни его женой, ни его обедом! Она выскальзывает из его рук и прыгает обратно в воду. Хотя Вяйнямёйнен несколько дней ловит рыбу, выкапывая бухту сетями, он не находит Айно.

Она свободна.

Вдохновение # 2: Лоухи

Лоухи — Хозяйка Северной Земли и самая могущественная женщина в Калевале . Частично ее сила происходит от ее прекрасных дочерей, которых она выдает за могущественные артефакты.Поскольку то, о чем она просит, как правило, невозможно получить, можно утверждать, что она вообще не хочет выдавать своих дочерей замуж, но достаточно охотно их отпускает.

Вяйнямёйнен прибывает в Северную Землю, тяжело раненный Йоукахайненом, который стремился отомстить, и опустошенный потерей Айно. Лоухи говорит, что поможет Вяйнямейнен вернуться в Калевалу, если он согласится выковать для нее Сампо, волшебную мельницу, производящую не только зерно, но и соль и золото. Вяйнямёйнен признается, что не может этого сделать, но его друг Ильмаринен, выковавший небесный купол, может это сделать.Лоухи обещает свою старшую дочь Ильмаринену, если он сможет произвести артефакт.

Проходит Ильмаринен, и Лоухи прячет Сампо внутри горы за дверью с девятью замками. Однако Лоухи не достаточно, чтобы кузнец женился на ее дочери. Сначала она пытается разжечь соперничество, предлагая своей старшей дочери выйти замуж за Вяйнямейнена, потому что он великий колдун. Однако ее дочь отказывается от предложения Вяйнямейнен. Затем Лоухи ставит перед Ильмариненом ряд задач, которые он выполняет с помощью дочери.Наконец, Ильмаринен женат на старшей дочери Лоухи.

После того, как Лоухи отказывается делиться богатством Сампо с Калевалой (Финляндия), Вяйнямёйнен, Ильмаринен и Лемминкяйнен объединяются, чтобы украсть Сампо у Лоухи, и Калевала становится процветающей. Лоухи обращается к Ловиатар, одной из дочерей Туони, владыки подземного мира, с просьбой к богине избавиться от язвы на Калевале. Ловиатар рожает и ухаживает за своими детьми, посылая в Калевалу восемь болезней, завершившихся чумой. Вяйнямёйнен спасает свой народ, зажигая целебные сауны и обращаясь к Укко, богу неба, с просьбой о лечебных бальзамах.

Затем Лоухи посылает медведя Отсо убить стада Калевалы, чтобы они умерли от голода. Вяйнямёйнен просит Ильмаринена выковать ему могучее копье и отправляется на охоту на Отсо. После успешного возвращения Вяйнямейнен поет об Отсо и о процветании своего народа.

Песни Вяйнямейнен такие радостные, что солнце и луна приходят послушать. Лоухи похищает их, а затем крадет огонь из каждого очага Калевалы. Пройдя серию новых приключений, Вяйнямёйнен и Ильмаринен поджигают Калевалу.Лоухи повсюду демонстрирует свои собственные колдовские силы, в том числе способность превращаться в различных животных. Только когда Ильмаринен кует цепи, которые будут связывать Лоухи навеки, она освобождает солнце и луну.

Ее судьба не упоминается, поэтому можно предположить, что она осталась Хозяйкой Северной Земли.

Вдохновение № 3: мать Лемминкяйнен

Да. Вздох. Мать Лемминкяйнен, как и дочери Лоухи, никогда не получает имени, но она делает то, что не делает ни один другой персонаж в «Калевале ».Она возвращает сына из мертвых.

Лемминкяйнен, оставив свою жену и получив другую, слышит о красоте дочерей Лоухи и требует одну из Хозяйки Северной Земли. Лоухи ставит перед Лемминкяйненом ряд почти невыполнимых задач, но он равняется им, даже последнему, а именно: охотиться на лебедя Туони (вы можете не подумать, что лебедь — плохая новость, но этот лебедь принадлежит богу подземного мира). К сожалению, человек, с которым он ранее обиделся, убивает Лемминкяйнена, когда тот отвлекается на охоту, рубит его и бросает осколки в реку Туони.

Мать Лемминкяйнена, опасаясь смерти сына, отправляется на его поиски, находит Лоухи и выясняет правду. Последнее, что знал Лоухи, — Лемминкяйнен был жив и охотился на лебедя. Мать Лемминкяйнен спрашивает деревья, тропу и луну, но только когда она спрашивает солнце, которое видит все, она узнает, где находится ее сын.

Она просит Ильмаринена сделать ей грабли из меди и стали, с помощью которых она выкапывает реку Туони, пока не найдет все части тела своего сына.Затем она сшивает его обратно и просит пчелу принести ей каплю небесного меда, что оживляет Лемминкяйнен.

Мифы как источник вдохновения для историй

Разве история Айно не напоминает вам о том, как Дафна превратилась в дерево, чтобы спастись от Аполлона? На какую великую ведьму, фею или богиню похожа Лоухи? Разве мать Лемминкяйнен не помнит, как Исида воскрешала Осириса? Во многих мифических традициях есть аналоги всех этих архетипических персонажей, которые могут служить источником вдохновения.

Создавая мифы, которые наполняют ваш мир историй, вам не нужно точно копировать ни одну из этих историй.Посмотрите на общие нити и посмотрите, какое вдохновение вы можете сплести из них. Измените детали или опровергните ожидания и придумайте что-то, что явно принадлежит вам.

До следующего раза, продолжайте размышлять и посмотрите, к чему это вас приведет!


Мелани Марттила создает миры из цельной ткани. Она певица снов, чернильный алхимик и бесстыдная учёная дворняга. Ее теоретические рассказы были опубликованы в журналах Bastion Science Fiction Magazine , On Spec Magazine и Sudbury Ink .Она живет и пишет в Садбери, Онтарио, Канада, где проводит дни, работая корпоративным тренером. Она ведет блог на http://www.melaniemarttila.ca, и вы можете найти ее в Facebook и Twitter.

финская мифология | Encyclopedia.com

Финская мифология в контексте

Финская мифология, как и многие другие культуры, рассказывает истории о богах и легендарных героях . Большинство мифов относятся к дохристианским временам и передавались рассказчиками из поколения в поколение.Произведение под названием Калевала (произносится как ка-лух-ВА-лух), которое финны считают своим национальным эпосом, содержит множество легенд. Составленная финским ученым Элиасом Лённротом в начале 1800-х годов, «Калевала » основана на традиционных стихах и песнях, которые Лённрот собирал в течение длительного периода времени.

Мифы Калевалы отражают несколько уникальных аспектов финской культуры. Во-первых, они предполагают давний конфликт с соседней культурной группой, которую в эпосе называют Похьёлой.Во-вторых, сказки Калевала сосредоточены на персонажах, которые демонстрируют многие человеческие характеристики, а не только на героических идеалах многих других мифологий. Истории также подчеркивают насилие и поиск любви. Это, по-видимому, предполагает отсутствие культурного единства среди ранних групп, поскольку рассказы Калевала , возможно, документируют реальные конфликты между группами и даже основываются на реальных событиях древнего прошлого. Обреченный поиск любви может отражать непростые отношения между культурными группами, когда люди пытаются вступить в брак вне своей группы, но оказываются заблокированными конфликтами между группами.

Основные божества и персонажи

Слово Каквала , что означает «земля потомков Калева», представляет собой воображаемый регион, связанный с Финляндией. Пятьдесят стихотворений или песен эпоса, также известных как песни или руны, рассказывают истории различных легендарных героев, богов и богинь и описывают мифические события, такие как сотворение мира.

Вайнамойнен (произносится как вай-нух-МОЙ-нен), один из героев в Каквала , — мудрый старый провидец, который может видеть будущее и творить магию через песни, которые он поет.Его мать — Илматар (произносится ЭЕЛ-мах-тар), девственный дух воздуха, сотворивший творение. Другой великий герой эпоса, Лемминкайнен (произносится как ЛЕМ-ин-ке-нен), предстает красивым, беззаботным и романтичным авантюристом.

Вайнамойнен и Лемминкайнен имеют определенный опыт и общие цели. В своих приключениях оба мужчины встречают Лоухи (произносится как ЛОХ-хи), злую хозяйку Похьёлы (Северная земля), и оба они стремятся жениться на дочери Лоухи, прекрасной Деве Похьёлы.Третий претендент на девичью руку, Ильмаринен (EEL-mah-ree-nen), — кузнец, который конструирует сампо , таинственный объект, похожий на мельницу, который может обеспечить процветание своему владельцу.

С этими главными персонажами связан ряд других фигур. Куура, еще один герой, присоединяется к Лемминкайнену в его путешествии в Похьёлу. Джукахайнен (произносится как ЙО-ку-хе-нен), злой юноша, вызывает Вайнамойнен на песенный конкурс. Его сестра Айно (произносится как EYE-noh), которую предлагают замуж за Вайнамойнен, скорее топится, чем выходит замуж за престарелого героя.Другой персонаж, Куллерво (произносится как KOO-ler-vaw), совершает самоубийство после того, как неосознанно изнасиловал свою собственную сестру. Марджатта (произносится как МАР-йах-тах), последний главный персонаж, представленный в Каквала , — девственница, родившая царя.

Основные мифы

Каквала начинается с истории об Илматар, которая спускается с небес к морю, где ее бросают в течение семи сотен лет. В это время морская птица откладывает яйца ей на колено. Когда Илматар движется, яйца разбиваются, и кусочки образуют физический мир , солнце, и луну.Затем у нее есть сын Вайнамойнен, который начинает жизнь мудрым стариком.

Вскоре после рождения Вайнамойнена злой Йоукахайнен бросает ему вызов на песенный конкурс, узнав, что герой известен своими волшебными песнями. Вайнамойнен принимает вызов и побеждает в состязании, в результате чего Йоукахайнен проваливается в болото. Боясь, что он утонет, Юкахайнен предлагает Вайнамойнен его сестру Айно в обмен на его спасение.

Вайнамойнен планирует жениться на Айно, и ее родители поддерживают этот брак.Но она отказывается выйти замуж за старика. Когда ее мать пытается убедить ее передумать, Айно идет к морю и топится. Вайнамойнен следует за девушкой и находит ее в виде рыбы. Он ловит рыбу, но она снова ускользает в воду и убегает.

Недовольный тем, что он потерял Айно, Вайнамойнен отправляется в Похьолу, Северный край, в поисках другой жены. По пути Йоукахайнен, все еще огорченный проигрышем в песенном конкурсе, стреляет в героя, но попадает только в его лошадь.Вайнамойнен падает в море и убегает. Наконец он прибывает в Похьёлу, где злая Лоухи обещает ему свою дочь, Деву Похьёлы, если он построит для неё магическое сампо . Не в состоянии сделать это самостоятельно, Вайнамойнен обращается за помощью к кузнецу Ильмар-инену. Однако после того, как Ильмаринен завершает сампо , Лоухи отдаёт свою дочь ему, а не Вайнамойнену.

Приключения Лемминкайнена В следующем разделе Калевалы рассказывается о приключениях героя Лемминкайнена, который женится на Килликки (произносится как КЁ-лух-ки), женщине с острова Саари.Но она ему изменяет, и он оставляет ее и отправляется в Похьёлу, чтобы найти новую жену. Добравшись до места назначения, Лоухи обещает ему свою дочь, если он выполнит несколько задач. Пока Лемминкайнен работает над последним заданием, его убивает слепой пастух, которого он оскорбил. Пастух разрезает тело героя на множество частей, но матери Лемминкайнена удается собрать части и вернуть его к жизни с помощью магических заклинаний. Тем временем Лоухи отдает свою дочь Ильмаринену в невесту.Разгневанная тем, что ее не пригласили на свадьбу, Лемминкайнен штурмует замок Лоухи, убивает ее мужа и возвращается домой. Обнаружив, что его дом был сожжен налетчиками из Похьёлы, Лемминкайнен возвращается туда со своим товарищем Куурой. Они пытаются разрушить землю, но терпят поражение.

Боги и духи

Финская мифология включает в себя множество богов и духов, не упомянутых в Калевале. Одним из самых важных богов был Укко, бог грома, чьи дожди помогали питать урожай.Богом леса был Тапио (произносится как TAH-pee-oh), иногда изображаемый как свирепое существо, наполовину человек, наполовину дерево. Многие духи с очень изменчивой натурой также жили в лесу. Охотники делали подношения этим духам и избегали громких звуков, чтобы не рассердить их.

Трагедия Куллерво Калевала рассказывает трагическую историю Куллерво, которого семья отправила в дом Ильмаринена и Девы Похьёлы. Дева сильно не любит юношу и однажды кладет ему в хлеб камень.В отместку Куллерво убивает Деву и убегает. Побродив некоторое время, он находит свою семью и работает на них. Однажды по пути домой он встречает женщину и насилует ее. Позже он узнает, что женщина — его сестра. Когда сестра обнаруживает, что ее изнасиловал собственный брат, она бросается в реку и тонет. Куллерво также убивает себя из-за того, что он сделал.

Битва за Сампо В следующем разделе эпоса три героя — Вайнамойнен, Ильмаринен и Лемминкайнен — ​​вместе отправляются в Похьолу, чтобы украсть магию сампо , которая принесла огромные богатства злому Лоухи. .Им удается украсть таинственный объект, но Лоухи и ее силы преследуют их. Происходит грандиозное сражение, во время которого сампо теряется в море. Разъяренный потерей, Лоухи пытается уничтожить Вайнамойнен и его землю. В конце концов, однако, Вайнамойнен выходит победителем.

Основные персонажи «Калевалы»

Айно: Сестра Джукахайнена топится после того, как ее предложили замуж за Вайнамойнен.

Ильмаринен: кузнец, создает магический объект под названием сампо , который приносит процветание своему владельцу

Ильматар: девственный дух воздуха и богиня-творец.

Йоукахайнен: злой юноша, вызывает Вайнамойнен на песенный конкурс.

Куура: герой , присоединяется к Лемминкайнену в его путешествии в Похьёлу.

Лемминкайнен: герой, красивый искатель приключений.

Лоухи: злая женщина и мать Девы Похьёлы.

Дева Похьёлы: красивая молодая женщина, которую искали замуж Ильмаринен, Лемминкайнен и Вайнамойнен.

Вайнамойнен: герой, старый мудрый провидец, поющий волшебные песни.

Рождение от Девы Последний рассказ Калевалы посвящен деве Марджатте и рождению ее сына. Когда приближается время крестить мальчика, приходит Вайнамойнен, чтобы выяснить это. Он решает, что мальчика нужно убить, но мальчик жестко ругает его. Позже мальчик крестится и становится королем. Разъяренный Вайнамойнен покидает землю. Большинство персонажей и сказок в «Калевале » отражают дохристианские идеи, но история Марьятты и бегства Вайнамойнена предполагает переход от нехристианских верований к христианским, поскольку она похожа на непорочное зачатие Иисуса.

Ключевые темы и символы

Одна повторяющаяся тема в Калевале — месть. Юкахайнен пытается убить Вайнамойнена после того, как проиграл против него песенный конкурс. КуУэрво убивает Деву Похьёлы после того, как она кладет камень ему в хлеб. Лемминкайнен убит в отместку человеком, которого он оскорбил, хотя позже его вернули к жизни. Позже Лемминкайнен убивает мужа Лоухи после того, как она не пригласила его на свадьбу своей дочери. Лемминкайнен также стремится отомстить налетчикам из Похьёлы после того, как они сожгли его дом.

Еще одна повторяющаяся тема в Калевале — неудачная романтическая привязанность. Вайнамойнен хочет жениться на Айно, но она отказывается, потому что он выглядит стариком; она решает утопиться, а не выйти за него замуж. Первая жена Лемминкайнена, Килликки, изменяет ему, поэтому он уходит от нее. Трое мужчин — Вайнамойнен, Ильмаринен и Леммин-Кайнен — ​​все ищут руки дочери Лоухи, и Лоухи обещает ее всем им. В конце концов, на нее претендует Ильмаринен. И, возможно, в самой мрачной истории Куллерво насилует женщину, которая, как он позже выясняет, является его собственной сестрой.Оба в конечном итоге покончили жизнь самоубийством.

Финская мифология в искусстве, литературе и повседневной жизни

Калевала помогла создать национальную идентичность финнов, представив общую мифологию, наполненную знакомыми героями и богами. Работа также вдохновила многих финнов и других художников на создание многих литературных и художественных произведений.

Среди самых известных людей, которые использовали Kalevala , был финский композитор Жан Сибелиус, который написал ряд симфоний и других музыкальных произведений, основанных на его персонажах и сказках.Другой финский композитор, Роберт Каянус, также создал несколько музыкальных произведений, вдохновленных Калевалой , и финский художник Аксели Галлен-Каллела написал множество произведений, основанных на ее рассказах. Американский поэт Генри Уодсворт Лонгфелло использовал ритмические узоры «Калевалы » в качестве основы для своего стихотворения « Песнь о Гайавате». Некоторые сцены и события в поэме также созданы по образцу финских произведений.

Читать, писать, думать, обсуждать

«Песни силы: финская сказка о магии», пересказанная из «Калевалы » Аарона Шепарда (2007), предлагает пересказ «Калевалы », ориентированный на юных читателей.Шепард — автор нескольких книг, основанных на мифологических сказках со всего мира.

ЛЮДЕЙ КАЛЕВАЛА: ШАМАНИЗМ, ПЧЕЛЫ, ВОСКРЕСЕНИЕ И САМПО

Эндрю Гоу

АВГУСТ 2013

Фольклор, известный как Калевала , сбил с толку ученых с тех пор, как он был впервые переписан с песен финских и русских бардов более 175 лет назад. Мало что известно о его происхождении, персонажах или Сампо, таинственном артефакте, который сбил с толку ученых и породил предположения, что это мог быть Грааль, Древо Жизни или Ковчег Завета.

Эта необычная история также содержит отсылки к шаманизму, срубленным дубам и священным пчелам, чей волшебный мед добывается с далеких планет для использования в ритуалах воскрешения. Остается вопрос: была ли «Калевала » летописью древней и сверхъестественной сагой, или может быть другое объяснение?

Лингвист, который звонил на дом

Элиас Лённрот (1802 — 1884), врач, ставший лингвистом, в качестве районного санитарного врача отправился в регион, расположенный на нынешней границе между Финляндией и Россией, в поисках культурной самобытности своей страны, так как Россия аннексировала Финляндию. в 1809 году национализм был опасно низким.Он героически нашел это.

Между 1828 и 1843 годами Лённрот путешествовал по региону не менее 11 раз, записывая песни, которые пели старейшины деревни. Большинство из них исполнялись двумя мужчинами, которые сидели лицом к лицу, держась за руки, чередуя куплеты и раскачиваясь под музыку, как будто в трансе. Антифонное пение, как его называют, уходит своими корнями в древность, в пение псалмов, которое было популярно как в еврейской, так и в христианской литургии и которое записано в Ветхом Завете, являясь лишь одним примером.Однако во времена Лённрота эта традиция практически исчезла. Сольные выступления заменили дуэты, и женщины пели песни, которые ранее были предназначены только для мужчин.

Только в свою четвертую поездку, в 1833 году, Лённрот начал подозревать, что песни, которые он записывал, могут содержать особую историческую прозу. Лённрот украсил песни, которые он собирал, и некоторые, например, финский историк Вяйне Кауконен, считают, что он изменил половину эпоса, написав еще 3%.Тем не менее, это кажется правильным, учитывая трудную задачу сплести песни в связное повествование. Это не могло быть легко, поскольку песни, действие которых происходит в Финляндии в первом тысячелетии нашей эры, изображают мифы о сотворении мира, которым тысячи лет.

Портрет Элиаса Лённрота

«Калевала », которую иногда называют более старой финской версией «Беовульф » (эпическое стихотворение, получившее свое название от «пчелиный волк» — медведь, естественный враг пчел), состоит из 50 песен и 22 795 строк. поэзии.Произведение является национальным достоянием и переведено на десятки языков. Тем не менее, мы должны спросить: действительно ли кто-нибудь понимает, о чем идет речь?

Песнь песней

«Калевала » предполагает, что читатель понимает ее причудливый сюжет. Это начинается с творения. Земля порождается утиным яйцом, и первый человек, Вяйнямейнен, бог воды, ставший шаманом, родился от богини Илматар. Вяйнямёйнен оживляет бесплодную планету, создавая деревья и внедряя сельское хозяйство.Несмотря на то, что Вяйнямейнен является богом, он безнадежно человек, и его одержимость обретением жены доминирует в сюжетной линии и катапультирует его и его коллег в путешествие героя в Похьолу, темную страну их северных соперников и дом ведьмы по имени Лоухи, которая стремится защитить своих дочерей от одержимых невестами южан.

Лоухи была могущественной жрицей, руководившей северными территориями. Неудивительно, что исторические свидетельства подтверждают, что именно в этом регионе проживало племя женщин, которые в качестве награды за доблесть ставили головы мужчин на шесты.Древнее название региона было Квен («Страна женщин» на древнескандинавском языке), и многие общины, такие как ситоны, подтверждают присутствие в регионе «амазонских» женщин. Интересно, что квен также переводится как «болотистая земля», а Калевала содержит множество упоминаний морей, рек, озер и болот.

По мере развития сюжета Вяйнямёйнен делает предложение Деве Севера, но получает отказ. Не испугавшись, он встречает молодого человека по имени Йоукахайнен, который, проиграв дуэль с Вяйнямёйненом, обещает своей младшей сестре выйти замуж в качестве уступки.К сожалению, она покончила с собой, чтобы не стать его невестой. Удрученный, Вяйнямейнен соглашается заказать «Сампо» для жителей Севера в обмен на жену, но это не он является мастером металлообработки. Войдите в Ильмаринен, главный герой истории и еще один финский герой, который одержим поиском жены.

Карта мест проведения экскурсий Лённрота: синие города — русские, красные — финские, а его база Каяани — зеленый. Текущая граница показана желтым, хотя Финляндия была частью России в его время

.

Ильмаринен, которому приписывают создание неба, кажется первым в мире изобретателем и может, фактически, быть архетипом Тубального Каина, мало понятной фигуры, которую историк Флавий Иосиф Флавий говорит нам «был очень опытным и … изобрел … искусство обработки латуни.Металлообработка считалась священным шаманским искусством, позволяющим духу покидать металл при нагревании. И поэтому Вяйнемейнен убеждает Ильмаринена выковать «крышку неба», «могущественное Сампо», чтобы он мог обменять ее на их невест.

Следуют методы проб и ошибок, но Ильмаринен упорствует и преуспевает в производстве Сампо, которое он и Вяйнямёйнен представляют народу Севера, как и обещали. К сожалению, мужчины уезжают, не взяв жену. Позже красивый молодой человек по имени Лемминкяйнен делает предложение Деве Севера, и ему поручают ряд заданий, чтобы доказать его достоинства, действие, которое напоминает о двенадцати подвигах Геракла.Хотя он умирает, пытаясь пройти испытания, его воскрешает его мать, которая вызывает пчелу и приказывает ей отправиться в космос, чтобы получить волшебный мед для ритуала воскрешения ее сына. Калевала сейчас идет полным ходом.

Вяйнямёйнен строит лодку для своего следующего квеста невесты в Похьёлу, но попадает в тюрьму и прибегает к магии, чтобы спастись. Ильмаринен узнает о судьбе Вяйнямёйнена и отправляется в Похьёлу, где ему удается заполучить руку Девы Севера в браке.Вяйнямёйнен поет на свадьбе, но Лемминкяйнен не приглашен и мстит, убивая Повелителя Северной земли. К сожалению, жену Ильмаринена, Дева, растерзают волки в наказание за то, что она мучила раба. Из горя и в языческой традиции Ильмаринен выковывает новую жену из золота и серебра, прежде чем выбросить ее, заключив, что она была далекой и холодной. И снова эта история напоминает подобные, хотя и более популярные, рассказы, такие как Псалом 115: 4: «Их идолы — серебро и золото, дело рук человеческих» и Даниила 3: 1:

.

Царь Навуходоносор сделал золотой истукан высотой шестьдесят локтей и шириной шесть локтей.Он установил его на равнине Дура в провинции Вавилон.

Может ли Kalevala получить доступ к исходному материалу, который вдохновил более знакомые версии истории? Может ли это быть источник ?

Ильмаринен кует Сампо. Картина Саммон Таонта Аксели Галлен-Каллела, 1893

Приключение продолжается. Ильмаринен отправляется на север и соблазняет младшую дочь Лоухи.По возвращении он сообщает Вяйнямёйнен о процветании, которое Сампо принес народу Севера, и в припадке ревности Вяйнямёйнен, Ильмаринен и Лемминкяйнен возвращаются и крадут его. Лоухи тщетно пытается удержать его, но Сампо разрушено и потеряно в море. Ее месть жестока. Она вызывает болезнь и гигантского медведя. Затем она скрывает солнце и луну и запрещает использование огня.

Калевала заканчивается рассказом о Деве Марджатте, которая рожает сына после оплодотворения брусникой; девственное зачатие, знаменующее христианизацию Финляндии и начало конца языческого мира.Вяйнямёйнен пытается убить ребенка, но мальчик убеждает его пощадить свою жизнь и вырастает, чтобы стать крещеным королем Карелии.

Христианство заменило старые обычаи, и поэтому Вяйнямёйнен отплыл, чтобы о нем больше никто не слышал. Невозможно не задаться вопросом, как бы Вяйнямейнен был бы принят в новых странах. Был бы он похож на бога? Он очень похож на Виракочу, доинкского бога-создателя и учителя, который, как говорят, путешествовал на север и чье имя означало «морская пена».Виракоча создал солнце, луну и звезды и путешествовал на лодке. Это был высокий бородатый европеец, одетый в длинную белую мантию, совсем как шаман. Прямо как Вяйнямёнен.

Отъезд из Вяйнямёйнена Аксели Галлен-Каллела (около 1896–1906)

Демистификация мифа

Главные герои «Калевалы » (Вяйнямёйнен, Ильмаринен, Лоухи) кажутся шаманами, архетипами или и тем, и другим. Каждый использует магию, перемещается между мирами и демонстрирует поведение, напоминающее путешествие шамана в нижний, средний и верхний миры сознания.Во многих популярных сказках есть сюжетные линии, в которых смертные взаимодействуют со сверхъестественными существами и фигурами животных — прием, который кажется аллегорией для шаманских экскурсий в мир, где таких чудесных существ много.

В Алиса в стране чудес идея путешествия по кроличьей норе предполагает шаманское путешествие в «нижний мир». Точно так же в Джек и бобовый стебель Джек поднимается на в облака , повторяя восхождение шамана в «верхний мир». Волшебник из страны Оз содержит богатый ассортимент персонажей-животных, в том числе ведьму, летящую в небе на метле. Это напоминает шамана Вяйнямёйнена, который готовился к своему путешествию на север, взяв «соломенного жеребца / коня из стеблей гороха», что, по мнению многих, является отсылкой к метле. То есть шаман садился на соломенную палку и объявлял ее лошадью. Еще есть детская книга Доктор Дулиттл , в которой много упоминаний о животных, которые могут разговаривать с людьми; литературный прием, который может на самом деле намекать на шаманизм: «Если бы мы могли поговорить с животными, подумайте, как бы нам было весело … обсуждать восточное искусство и драмы с интеллектуальными ламами».’

Еще одно любопытство заключается в том, как мужчины Юга — такие персонажи, как Вяйнямейнен и Ильмаринен — ​​одержимы желанием получить жену от северян, задаваясь вопросом, почему у них нет собственных женщин? Один из ответов может заключаться в том, что люди Юга были путешественниками-шаманами с навыками обработки металлов. Конечно, у древних финнов был язык, отличный от их русских и скандинавских соседей. Они принадлежали к отдельной расе, как заметил римский историк первого века, который заметил, что саамы, народ Севера, были вытеснены развитой расой, называемой «финнами», которая говорила на другом языке.Шаманские путешественники, такие как пиктские племена в Шотландии и аналогичные племена в Ирландии, как известно, путешествовали в поисках жен, поскольку у них тоже не было своих женщин.

Использование мтДНК (женская линия) и Y-ДНК (мужская линия) проливает дополнительный свет на этот вопрос, и хотя финская мтДНК не отличается от других европейцев, гаплогруппа U5, по оценкам, является самой старой гаплогруппой мтДНК в Европе, обнаружена в значительно более высокий уровень среди финнов, эстонцев и саамской культуры, причем последние, конечно, славятся своим шаманизмом.

Анализ подтверждает теорию, предложенную в 1990-х годах Калеви Вийк, профессором фонетики Университета Турку, который утверждает, что финны жили во время ледникового периода в рефугиумах в регионе Южной Европы. Вийк считает, что финно-угорские спикеры распространились на север по мере таяния льда и заселили центральную и северную Европу, распространив дисциплину сельского хозяйства на охотников-собирателей. Может ли это объяснить, почему Вяйнямейнен появляется как бог земледелия? Мог ли Вяйнямейнен быть Виракочей?

Братья Поавила и Триихво Яманен, декламирующие традиционные финские народные песни

Открытие Сампо

Сампо остается самой большой загадкой в ​​ Калевале .Частично это связано с тем, что он вводится без объяснения причин, что вызывает предположения относительно его идентичности. Многие считают, что это был Ковчег Завета из-за его магической силы и способности приносить процветание своему народу. Большинство полагает, что это было Мировое Древо или Столп, из-за слова «Сампо», происходящего от санскритского слова «скамбха», означающего столб или столб, иначе известного как «ирминсул», что на древнесаксонском означает «могучий столб», «возникающий столб». и «Всеобщий Столп, поддерживающий Вселенную».Другие считают, что это был кованый щит эпохи Венделя (550–793), причудливый компас или Золотое руно. В 1960-х годах он считался Северной звездой, волшебным барабаном или шаманским носителем духовного изобилия.

Сампо напоминает Рог изобилия из греческой мифологии, дающий своим людям изобилие, качество, которое связывает его с Граалем. Мельница Гротти из скандинавской мифологии — еще один артефакт, который вызывает сравнения. Он, как и Сампо, приносит соль, умиротворение и счастье.Удивительно, но в книге, которая должна была знать лучше, оригинальной Мельница Гамлета , говорится, что «Сампо — это не что иное, как само небо». Несмотря на неопределенность, связанную с его идентичностью, персонажи Калевалы точно знают, что это такое. Я считаю, что это должно привлечь наше внимание к возможности того, что Сампо мог быть естественным явлением.

Я считаю, что ключ к личности Сампо раскрывается в первые моменты Калевалы , когда бога неба, Ильмаринена, божества, создавшего (выковавшего) небо, спрашивают: «Можешь ли ты выковать для меня Сампо? Забей мне крышку по цветам.Позже Ильмаринен добавляет: «Я выковал небо, выбил крышку неба».

Ясно, что Сампо живет в небе; фактически, в некоторых местах она упоминается как «мельница», издающая шум измельчения. Астрологический смысл ясен: Сампо — это ссылка на течение времени, изображенное в звездах, и, в частности, на прецессию равноденствия. Это то, что в древности символизировала «мельница». Но объясняет ли это, почему Sampo цветной, яркий и шумный? Я считаю, что Сампо могло быть северным сиянием, северным сиянием, разноцветным явлением в небе, которое наблюдается в северных широтах — во владениях Похьёлы.

Многоликая северное сияние

Разноцветный феномен был назван французским священником, ставшим астрономом, Пьером Гассенди (1592-1655) в 1621 году. Он назвал его Северным сиянием в честь римской богини зари Авроры, которая летит по утреннему небу, возрождая и восстанавливая силы. объявляя приход солнца. Прославленная богиня изображалась в произведениях Шекспира, Тораэу и Теннисона. Вторая часть имени Гассенди, Borealis , по-гречески означает «северного ветра» ( Boreas — греческое слово, обозначающее северный ветер).Название Aurora Borealis идеально описывает Сампо, потому что после того, как Сампо было выковано: «Ветер унес их в Северную Землю». Сегодня Северное сияние также известно как Северное сияние.

Aurora Borealis запускается атомами, возвращающимися из возбужденного состояния в основное состояние вдоль магнитных полей Земли. Эмиссия кислорода и азота дает зеленый, коричневый, синий и красный цвета, которые мы видим на небе. Магнетизм Земли является жизненно важным фактором Северного сияния и считается источником других аномалий, таких как лей-линии и источники энергии.Считается, что электрическая материя Авроры по своим свойствам аналогична гальванической батарее. Полярные сияния наблюдались даже на Юпитере и Сатурне.

Солнечный ветер, протекающий мимо Земли, также способствует Северному сиянию. «Зона полярных сияний» относится к области длиной 2500 км вокруг магнитного полюса Земли, где чаще всего наблюдаются разноцветные огни. Кроме того, спутниковые снимки показывают «огненное кольцо», которое наиболее ярко проявляется в полночь.

Недавние научные исследования подтвердили мою гипотезу о том, что Сампо могло быть Северным сиянием.Университет Аалто в Финляндии подтвердил, что северное сияние издает хлопок, который можно различить на высоте нескольких сотен футов над землей. Это восхитительно, потому что Sampo, как говорят, издавал похожий шум. В сравнительной мифологии «мельница» (с которой ассоциируется Сампо) издает «скрежет», а в Калевале мы узнаем, что Сампо «перемалывает одну долю на рассвете» и издает «грохочущий» звук. . Может быть, каждый из них имел в виду Северное сияние?

Кольцо Авроры, снятое NASA

Аврора

Сампо принес процветание северянам, побудив южан, жителей Калевалы, украсть его.Если южане построили Сампо, тогда зачем было совершать кражи со взломом? Почему они не могли сделать еще один? Одно из объяснений состоит в том, что Сампо было особенным, и, как и небо, существует только одно. Оба были построены богом неба. Если Сампо — это Северное сияние, и если оно было желанным для древних людей, то мы должны найти упоминания о нем в легендах людей, живших рядом с ним.

Фольклор многих северных культур предполагает, что Северное сияние благословлено богами. Кри назвали это «Танцем духов», а лапландцы считали, что это царство мертвых, особенно тех, кто умер молодым, насильственно или трагически.Викинги считали, что Северное сияние состояло из красивых девушек, называемых валькириями, которые сопровождали убитых в битве к трону богов. Шотландская традиция утверждает, что это царство «Небесных» или «Веселых танцоров», сверхъестественных существ, которые боролись за благосклонность красивых женщин на небесах.

Вера в то, что северное сияние олицетворяет духов, перекликается с традициями инуитов Гренландии и северной Канады, которые считали, что духи играли в футбол с черепом моржа, который издавал «лязгающий» звук челюстями.Лапландцы также верили, что духи Северного сияния могут влиять на погоду, и были созданы ритуалы для вызова духов, чтобы создать хорошую погоду.

Инуиты с Аляски считали, что разноцветные огни — это божественные духи животных, на которых они охотились. Финское название северного сияния — revontulet , что означает «лисий огонь», и считалось, что лисы резвились в Лапландии, и их полярные сияния были искрами, испускаемыми их мехом. Другие северные культуры, в частности Смоланд, регион на юге центральной части Швеции, считали, что лебеди бросают вызов друг другу, чтобы увидеть, кто может лететь дальше на север, и победитель застывает в небе, давая начало Северному сиянию, как лебеди машут крыльями в попытке вырваться.Это интересно, так как Калевала содержит много ссылок на лис и лебедей, в том числе упоминание о лебедях в процессе ковки Сампо, то есть «из кончиков перьев белого лебедя». Кончики лебедей являются символом духов. ‘выход в материальный мир. Это особенно интересно, так как Swan на шведском языке — svan , которое происходит от индоевропейского корня swen , что означает шуметь или петь, точно так же, как Sampo издает скрежет или грохот.

Сегодня лебедь-кликун ( Cygnus cygnus ) — национальная птица Финляндии, а пять летающих лебедей — символ северных стран — царства Северного сияния. В скандинавской мифологии два лебедя пьют из священного источника в царстве богов. Лебедь, что по-латыни означает «лебедь», — это также название знаменитого созвездия, которое остается одним из самых узнаваемых образов на северном летнем небе.

Популярность лебедя, вероятно, была вызвана лебедем из Калевалы , который живет на реке Туони, в Туонеле, царстве мертвых и месте страшного суда.Туонела также является местом, куда Вяйнямёйнен отправляется за заклинаниями. Почти идентично Харону, паромщику Аида, который перевозит души только что умерших через реку Стикс, Вяйнемейнен встречает паром , женщину по имени «Туонен пийка», что означает «служанка смерти». Жан Сибелиус, известный финский композитор, который сыграл важную роль в возрождении финского национализма и масонства, каждое из которых пострадало во время российского суверенитета, написал Lemminkäinen Suite на основе Kalevala и назвал вторую часть The Swan of Tuonela .В картине изображен Лемминкяйнен, которому было поручено убить лебедя подземного мира, но он был застрелен отравленной стрелой и умирает, прежде чем успел завершить свой квест. Как и многие персонажи «Калевалы », он позже был возвращен к жизни.

Старейшины Северной Америки и Скандинавии считают, что северное сияние можно вызвать свистом, но это может привести к опасным последствиям. Они также вспоминают, как в детстве им говорили вести себя уважительно в присутствии ярких огней.Одна история рассказывает о том, как мужчина из Норвегии дразнил Aurora Borealis, что сразу же убило его. В других подобных историях рассказывается, как детям разрешалось находиться в присутствии Северного сияния, только если они носили шляпы, если полярное сияние сожжет их волосы.

Красные полярные сияния считались дурным предзнаменованием и часто принимались за лесные пожары. Эта вера подкрепляется в наше время культурами, которые редко становятся свидетелями этого явления. Северное сияние появилось в Лондоне в 1939 году, незадолго до блиц Германии, как и в США, в Кливленде, штат Огайо, 7 декабря 1941 года, в день нападения Японии на Перл-Харбор.

Красная Аврора считается особенно неблагоприятной, и древние часто ошибочно принимали ее за лесной пожар

Эскимосы Пойнт Барроу считали Северное сияние злым существом и носили ножи, чтобы защитить себя. Даже китайцы считали, что Северное сияние олицетворяет сражающихся драконов добра и зла. Итак, было ли Сампо древним названием Северного сияния, Северного сияния? Есть множество свидетельств, позволяющих предположить, что это было так.

Воскресение и дуб

Чтобы полностью изучить шаманский и астральный символизм Калевалы потребуется больше времени, чем отведено здесь. Излишне говорить, что эпос вдохновлен шаманскими путешествиями и астрологическими событиями в ночном небе. Например, есть многочисленные упоминания о созвездии Большой Медведицы или Большой Медведицы: «Он пел Большую Медведицу на своих ветвях», и «из ее груди солнце сияло Большой Медведицей с ее плеч», а также, «Тогда кузнец Ильмаринен забрался высоко на дерево; вверх, вверх к небу поднялся за луной, чтобы вытащить Большую Медведицу из ели, увенчанной золотом.Есть также упоминания о созвездиях Ориона и Тельца.

В «Калевале » есть несколько историй о рубке дубов, в одной из которых упоминается мальчик, земледельческий дух, имя которого Сампса, по мнению ученых, произошло от библейского Самсона. Это интригует, поскольку Книга Судей содержит историю геркулеса Самсона, который боролся и убил льва, прежде чем заметил, что рой пчел собрался в его туше, что породило загадку: Едок вышел мясо, из сильного вышла сладость ». Ответ был:« Что слаще меда, что сильнее льва? »Пчела, похоже, участвует почти во всех аспектах« Калевалы ». .

Нам говорят, что Сампсе требовалось дерево, чтобы построить лодку, и поэтому он срубил дерево. В другом случае вырубка дуба Вяйнямёйненом позволяет жизни процветать:

Когда дуб был сломан и повалил подлое дерево, солнце могло светить свободно, луны свободно светились, облака неслись по носу, а небесные арки изгибались на вершине туманного мыса на краю туманного острова.

Лённрот называет целую главу «Демонический лось», и ясно, что деревья — не земные, а скорее небесные объекты.

Отчеты о вырубке деревьев напоминают знаменитую «рубку вяза» 1188 года в Нормандии, когда дипломатическая ссора между королями Франции и Англии привела к вырубке вяза в городе Жизор. Пьер Плантар, предполагаемый Великий Магистр почти наверняка вымышленного Приората Сиона, полагал, что это событие символизировало раскол между Тамплиерами и Орденом, которым он руководил.

Элиас Лённрот в путешествии

Пчелой или не Пчелой

Пчела — видный персонаж в Калевале и присутствует в моменты рождения и воскрешения.Как только мир был создан, нам сообщают: «с облаков капал мед». Женщины севера жаждут не только за их красоту, но и за их кулинарные способности с медом: «Она может испечь медовый хлеб, знайте, как варить пиво ». Вскоре после этого родился« кузнец Ильмаринен »и« пчела поднялась из земли… О пчела, легкий человек, принеси мед на своем крыле, неси мед на языке, с шести цветочных кончиков, с семи верхушки травы, чтобы сделать стальные вещи, чтобы сделать железо… пролить мед на землю.«Очевидно, пчела необходима для создания мира.

В древнеегипетской, минойской и греческой культурах пчела символизировала воскресение, как и в «Калевале » . Лённрот назвал главу «Воскресение», и в ней есть упоминания о пчелах. а также Тору, норвежскому богу, владеющему молотом, который ассоциируется с громом, молнией, бурями и дубами. Он также содержит историю, очень похожую на историю Осириса, египетского бога воскресения и пчел.

В Египте фараон носил титул «пчеловод», и пчела была изображена на картуше царя. Неудивительно, что символы Осириса включали быка, улей и Белую корону Египта, которая, как я полагаю, была ульем. Это объясняет, почему ни один фараон не носит Белую корону — она ​​биоразлагаема! Точно так же Красная Корона Египта ( dsrt ) могла изображать медоносную пчелу. Египтолог Уоллис Бадж назвала Красную Корону Deshret , а deseret означает «медоносная пчела» на языке джардитов, древнего народа, который, согласно мормонским традициям, путешествовал с Вавилонской башни в Америку с пчелами. их лодки.Белая корона Осириса, скорее всего, была вдохновлена ​​месопотамским богом Энки, который носил похожий головной убор конической формы и был родом из Эриду, города, где, как считается, существовала Вавилонская башня. Вавилон также назывался Нунки, и это привело некоторых к ошибочному заключению, что Вавилон был домом для Вавилонской башни.

Осирис был похоронен в столице дельты Саиса, в святилище, называемом «Особняк пчелы», недалеко от храма богини Нейт, который был известен как «Дом пчелы».Нейт была дочерью Ра, египетского бога, который, согласно текстам пирамид, «плакал пчел, как слезы». Саис расположен в дельте Египта, регионе, известном как Та-Битти, «Земля пчел». Именно здесь берет свое начало легенда об Атлантиде, рассказанная греческим законодателем Солоном, который передал Платону апокалиптическое повествование, которое он почерпнул от храмовых жрецов. Философ по имени Крантор, посетивший Саис три столетия спустя, подтвердил рассказ Солона о развитой цивилизации, которая была разрушена катаклизмом.Примечательно, что Розеттский камень (ключ к расшифровке египетских иероглифов) также прибыл из Саиса и только позже был перенесен в Розетту.

Руины Саиса

Мать Лемминкяйнена пытается воскресить своего сына, который, как и Осирис, был воскрешен его сестрой Исидой. При этом она понимает, что, как и у Осириса (чьи расчлененные части тела были обнаружены, кроме его пениса), «чего-то не хватало — одной руки, половины головы, множества других обрывков, а также дыхания.Подобно Исиде, которая использует свои магические силы, чтобы воскресить своего брата, мать Лемминкяйнен воскрешает своего сына, используя зелья и заклинания на основе меда, собранные в подземном мире с помощью пчелы. В ее состав входит капля меда, принесенная, чтобы помазать усталого, ухаживать за несчастными … О пчела, наша птица, царь лесных цветов, иди сейчас за медом и найди немного меда … чтобы исцелить больных . ‘

Продолжается ритуал воскрешения:

Итак, она (пчела) приходит, тяжело дыша, путешествует вдвое, все ее крылья залиты медом, а перья — в расплавленном меде.Она, мать Лемминкяйнена, принимала мази и мазала усталую, ухаживала за несчастными; но от них не было никакой помощи, не было слов к человеку.

Мать Лемминкяйнен не отчаивается:

Пчелка, моя маленькая птичка, лети в другую сторону, прямо над девятью морями к острову на главной, медовой материке, к новой хижине Тора, Безграничной Благочестивой. Там есть приятный мед и хорошая мазь, которая подойдет для сухожилий и хороша для конечностей.

Пчела послушалась:

Мед варили… в крошечных котелках, в красивых сковородках, в которые поместился бы большой палец, поместился бы кончик пальца.Пчела, худощавый человек, принесла мазь.

Далее узнаем:

Творец пел чары, и чистый Бог говорил, Господь помазал свой выводок, влеченный злой силой. Обмакните крылья в медовуху, а перья — в растопленный мед.

Пчела оплакивает свои шансы на выполнение задания, и ей говорят:

Вы доберетесь туда легко, красиво путешествуете по луне, под солнцем, между небесными звездами. Один день вы будете порхать до лба луны, в другой вы полетите к лопаткам Большой Медведицы, в третий вы взлетите к спине Семи Звезд; тогда это небольшая часть пути — крошечный кругооборот, ведущий к тому месту, где живет Святой Бог, к жилищам блаженных.

Итак, пчела летит в «Комнату Вседержителя» (отсылка, подозрительно напоминающая Ковчег Завета) и возвращается с мазью, которая позволяет матери Лемминкяйнен успешно завершить воскрешение сына.

О пчела, наша птица, царь лесных цветов, пойди за медом и найди меда… чтобы исцелить больных

Использование меда в ритуалах воскрешения неудивительно, поскольку мед использовался в погребальных обрядах вавилонян и египтян.Говорят, что даже Александр Великий был похоронен в меде. Но что насчет пчел, летящих в далекие районы и ад за волшебным медом? Пчелы и космос — не такие уж странные спутники жизни, как может показаться на первый взгляд. Греческий философ и математик III века Порфирий Тирский считал, что души приходят на Землю в виде пчел, произошедших от богини луны Артемиды, и что их соблазняет земная жизнь обещаниями земных наслаждений, таких как как мед. Мед также нашел практическое применение в Kalevala , а в главе под названием «Забой и пивоварение» мы узнаем, как «пивовары» отправляли пчел в далекие места за желаемой медовой мазью.

Есть также своеобразное упоминание быка и числа 1000: «того большого финского быка из Карелии привели к краю Северного поля… за морду тысяча, держала быка, пока его вели». Это интересно Ведь Апис, священный бык в Египте, на латыни означает «пчела» (Апис также является родом медоносных пчел), а Телец, что по-латыни означает «бык», был воплощением Осириса. Египетская мифология утверждает, что от мертвого быка Аписа родилась тысяча пчел. Любопытно, что есть много упоминаний пчел, быков и числа 1000.Письмо на иврите Алеф | Алеф имеет значение «тысяча», а его протосинайский иероглиф изображает голову быка. Египетская богиня Нут была богиней неба и хранительницей титула «Та, что хранит тысячу душ», а ее одежда напоминала ряды пчел. Христос, архетип Спасителя Осириса, на иврите записан как QRST и имеет значение 1000. Может ли Калевала также содержать закодированную ссылку на число 1000, которое, кажется, означает «Великий» или «Великолепный» и связано с пчелами и воскрешением?

Во многих частях древнего мира мед был галлюциногеном и поэтому часто использовался в шаманских ритуалах, чтобы войти в царство сознания, которое считается обителью богов и мертвых.Шаманские путешествия, особенно случаи, когда галлюциногенный мед использовался в качестве подсластителя для горьких опиумных и героиновых смесей, вызвали измененные состояния, такие как те, которые достигли дельфийские жрицы, которые общались с богами только после употребления галлюциногенного меда; практика, которая часто приводила к слепоте. Ясно, что такое лекарство могло объяснить «возвращение» древних в царство мертвых.

Такова одиссея Калевалы . Все, что мы можем сказать наверняка, — это то, что это, похоже, смесь мифов о творении из далеких эпох.Рождение, смерть и воскресение — повторяющиеся темы, которые символизируются пчелой, вырубкой дерева и магическими ритуалами воскрешения на основе меда.

Я считаю, что загадки Калевалы имеют естественное происхождение. Однако рассматривать диковинки Kalevala как обычные — это ни в коем случае не маргинализировать их. Чудеса человеческого сознания и мира природы — это настоящие сокровища Калевалы и, возможно, величайшая тайна нашего повседневного существования.

калевала

Калевала национальный эпос Финляндии. В нем рассказывается о двух разных племенах: Винл и Похьёла. Винл — спокойное место. Там все работают: мужчины охотятся и ловят рыбу, женщины ухаживают за скотом. Все работают на полях и поэтому их поля выращивают много зерна. Все растения хорошо растут, а природа богата. В Калевале ценят работу, но также любят петь и играть, поэзия и красота.Многие из главных героев книги Винминен, Ильмаринен, Лемминкинен и Айно живут в Калевале. В Похьёле, на севере, природа дикая и бесплодная. Поля мало потому что людям не нравится много работать над ними или какие-либо другие усилия. Похьолу еще называют темной землей, потому что даже солнце не светит там слишком часто. Жители Похьёлы добывают пищу ограблением. Они совершают набег на окружающие деревни. В Винле все боятся возмутителей спокойствия Похьёлы, пока они презирают свою лень.В то время как жители Похьёлы завидуют о знаниях и умениях, пении и поэзии людей Калевала. В Похьёле живет один из главных героев: старый Лоухи. и уродливая госпожа Похьёлы. «Калевала» переведена на двадцать два разных языка. В Финляндии тоже есть разные версии «Калевалы»; они есть разные по иллюстрации, дизайну, внешнему виду и длине.

Louhi, Pohjan Akka (старая матрона норда, вождь)

Лоухи жила в Похьёле (север), и ее дочери звали Похджан. neito.Лоухи был вспыльчивый и жадный.
Винминен отправился в Похьёлу, чтобы заставить Похджана Нэйто выйти за него замуж.
Лоухи сказал, что может жениться на ней, если захочет. сделать Сампо для жителей Похьёлы. Винминен спросил Сеппо Ильмаринена. сделать Сампо.
Он преуспел, победил и женился на Похьяннейто.

Väinämöinen, Ilmarinen — Музеи Серлахиуса

Ансельм Кифер, Вяйнямёйнен Ильмаринен, 2018

АВГУСТ 2020

В своих масштабных работах немец Ансельм Кифер (род.1945) посвящен темам, имеющим свои ссылки в истории и мифологии, а также в философии и литературе. Väinämöinen Ilmarinen — первая картина Кифера, которая была приобретена для фонда Gösta Serlachius Fine Arts Foundation.

Характерные черты искусства Ансельма Кифера прослеживаются в его работе Väinämöinen Ilmarinen (2018). Это большая картина, изображающая пахотные поля, которые больше напоминают выжженное и разбомбленное поле битвы.Линия горизонта находится на очень высоком месте. Как часто бывает с Кифером, в работу были дополнительно интегрированы курсивный текст и независимые трехмерные элементы.

Ссылки на литературу и мифологию постоянно встречаются в творчестве Кифера. Художник работал, например, с германской мифологией и Каббала , но также проявил интерес к финскому национальному эпосу Калевала . Кифер прочитал Калевалу уже в конце 1970-х — начале 1980-х годов и в последние годы снова вернулся к литературному произведению и нашел вдохновение в его стихах.Это также видно из названия картины Väinämöinen iIlmarinen . Потрепанный пейзаж на картине вряд ли связан только с полями Похьи, болотами Калевалы.

По мнению Кифера, история и мифология универсальны. В рассказах разных стран и культур есть похожие темы и соответствующие персонажи. На картине Ильмаринен, которому приписывают этот самолет, был не только героическим кузнецом Калевалы , но и создателем небесного купола и создателем небесных тел.С другой стороны, считается, что Вяйнямёйнен внес свой вклад в создание Земли. В греческой мифологии, например, Уран и Гайя играли аналогичные роли.

Кроме того, Вяйнямейнен был искусным резчиком лодок. Подводная лодка заржавела, чтобы лучше напоминать нам о «лодке из меди и меди», на которой Вяйнямёйнен отплыл от своих людей? Ржавая подводная лодка, бросившаяся к суше, с другой стороны, также указывает на меланхолию, присущую искусству Кифера. Художник постоянно подчеркивает, насколько красота и гламур эфемерны, и все человеческие усилия в конце концов обратятся в прах.Человечество не учится на своих ошибках.

Война — одна из важных тем, над которыми Кифер до сих пор работает в своих картинах. Художник особенно известен своими произведениями искусства, в которых он рассказывает о трагическом наследии, которое национал-социализм, Вторая мировая война и холокост оставили в Германии. На картине Вяйнямейнен Ильмаринен самолет и подводная лодка представляют собой отражение войны. Опять же, выжженный виноград в искусстве Кифера также напоминает ряды солдатских могил.

Väinämöinen и Ilmarinen также были названиями финских линкоров. Ильмаринен затонул в 1941 году после столкновения с морской миной. На судне находился 271 человек личного состава. Финские подводные лодки также были названы в честь мифических существ, таких как Ику-Турсо из мифологии Калевалы или Ветехинен и Весихииси, появившиеся также из водных путей фольклора.

Кифер и раньше прикреплял к своим работам подводные лодки и самолеты. К таким примерам из его более ранних работ относятся Farewell to England (1994), Journey to the End of the Night (2002) и Essence — Existence (2011).В одной части последнего упомянутого обширного триптиха подводная лодка ударилась о сушу в горах, и в этом случае активируется мифическая или, скорее, библейская ссылка вместе с именем Ной, которое написано в верхнем левом углу экрана. рисование. Все три картины входят в коллекцию Ганса Гроте и экспонировались на обширной выставке Кифера в музеях Серлахиуса в 2015–2016 годах в Мянття.

Вяйнемейнен Ильмаринен был приобретен для коллекции Фонда изящных искусств Гёста Серлахиуса при содействии Янне Галлен-Каллела-Сирена, директора Художественного музея Олбрайт-Нокс.Сирен также является председателем правления художественного фонда Ансельма Кифера. Кифер пожертвовал работу в качестве вклада в кампанию по сбору средств, организованную для расширения Художественного музея Олбрайт-Нокс. Однако вместо того, чтобы продать его с аукциона, произведение искусства было предложено непосредственно музеям Серлахия.

Томи Моисио
Куратор

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.