Гугенотские войны во франции кратко: Религиозные войны (история, 7 класс) – кратко о причинах и участниках 1562-1598

Содержание

РЕЛИГИOЗНЫЕ ВOЙНЫ ВО ФРАНЦИИ (Guerres de religion)

Серия Гражданских войн, которые начались в 1559 г. на религиозной почве между католиками, представителями традиционного вероисповедания, и протестантами-гугенотами, и продолжались вплоть до 1598 г.  В равной мере эти войны также называют Гражданскими или Гугенотскими, по названию одной из воюющих сторон.

Главной причиной противостояния стал системный кризис во французском обществе, возникший после неудачного завершения Итальянских войн, на фоне распространения реформационных идей кальвинизма среди значительной части населения. Принято говорить о восьми войнах: 1562-1563, 1567-1568, 1568-1570, 1572-1573, 1574-1576, 1576-1577, 1579-1580, 1585-1598 гг., активные периоды которых перемежались с относительно мирными годами. Датой массового вооруженного противостояния сторон считается резня гугенотов в Васси 1 марта 1562 г., которая была осуществлена под руководством герцога Франсуа де Гиза.

На первом этапе войны (до 1572 г.) гугеноты, которые всегда были в меньшинстве, были убеждены, что смогут обратить в свою веру всю Францию и установить справедливый миропорядок, для чего необходимо обладать властью над королем и двором. Попытки силой захватить юных монархов Франциска II (Амбуазский заговор 1560 г.) и Карла IX («сюрприз в Мо» 1567 г.) оправдывались негативным влиянием, которое оказывало на них правящее окружение. В первом случае  это – герцоги Гиз-Лотарингские, самая влиятельная католическая семья страны, во втором – королева-регентша, итальянка Екатерина Медичи, мать трех последних королей из династии Валуа, пытавшаяся проводить политику примирения сторон и лавирования между враждующими лагерями.

Политическими лидерами оппозиции были принцы крови из семьи Бурбонов – потомков Людовика IX Святого, Антуан и его сын Генрих, короли Наварры, первые наследники короны после Валуа. Они считали себя незаслуженно отстраненными от управления страной, открыто интриговали против короны и меняли вероисповедание в зависимости от обстоятельств. Их владения, расположенные главным образом на юго-западе страны, в том числе суверенные Беарн и Наварра, стали оплотом и во многом материальной базой всего гугенотского движения.

Наиболее значимые сражения католиков и гугенотов 1560-х гг. (при Дре в 1562 г., Жарнаке и Монконтуре в 1568-69 гг.) закончились не в пользу протестантов. Последние, тем не менее, смогли оставить за собой четыре крепости (в т.ч. Ла Рошель), ставшие основой гугенотской конфедерации, которая была упразднена только в 1629 г. благодаря кардиналу Ришелье.

Екатерина Медичи воспользовалась гибелью вождей обеих религий (коннетабля Монморанси, герцога Франсуа де Гиза, короля Антуана Наваррского) и продолжала свои попытки играть роль арбитра в противостоянии сторон. С целью закрепления очередного религиозного мира в Сен-Жермене (1570), она решилась устроить свадьбу своей дочери Маргариты де Валуа  и  Генриха де Бурбона, короля Наваррского, католички и гугенота. К моменту бракосочетания в августе 1572 г. в Париж съехалось большое количество гостей обеих религий, а гугенотская идея подчинить своему влиянию короля Карла IX начала воплощаться в жизнь. Герцоги Гизы – сторонники продолжения религиозной войны (и претенденты на руку принцессы Маргариты в лице Генриха де Гиза), были удалены от двора. Лидер протестантов – адмирал Колиньи, ставший самой влиятельной фигурой в Королевском совете, склонял короля к конфликту с Испанией.

 Устроенное Гизами покушение на адмирала сразу после королевской свадьбы вызвало негативную реакцию у гугенотов, потребовавших от короля наказания виновных. Видимо, боязнь гугенотской мести и одновременно желание избавиться от еретического меньшинства одним ударом, используя эсхатологические настроения основной массы парижан, побудили  Екатерину Медичи и ее советников склонить короля к решению уничтожить протестантов. Варфоломеевская ночь, 24 августа 1572 г., вошла в историю как кульминация гражданского противостояния во Франции, когда в результате резни погибло свыше 2 тыс. человек в Париже. Позже аналогичные события повторились в других городах страны.

Второй этап войн (до 1584 г.), который постепенно из религиозного вырастал в гражданское противостояние и все более политизировался, связан с правлением Генриха III (1574-1589), который всеми силами пытался поставить политическую ситуацию под свой контроль. В ответ на создание гугенотской конфедерации на юге страны, где уже не действовала королевская юрисдикция и главную роль играл Генрих Наваррский, король Франции возглавил Священную лигу (называемую также Лигой), созданную католическим дворянством под эгидой Гизов (1576). Несмотря на отдельные локальные войны, в целом Генриху III удавалось сохранять мир между двумя частями Франции вплоть до 1584 г. После смерти брата короля Франсуа Алансонского обострилась проблема престолонаследия, т.к. у самого Генриха III не было детей.

Заключительный период в истории Религиозных войн начинается «войной трех Генрихов» – Валуа, Бурбона и Гиза – за корону Франции, который характеризовался десакрализацией и потерей авторитета королевской властью, иностранным вмешательством (финансирование Елизаветой Английской протестантов, а Филиппом II Испанским католиков, вторжения немецких наемников), полной дезорганизацией работы государственного аппарата и сепаратизмом отдельных областей. В 1585 г. Генрих де Гиз возобновил деятельность Лиги, превратив ее во враждебную Генриху III военно-политическую организацию. Не без ее влияния король потерял власть в столице во время парижского восстания, т.н. «Дня баррикад» в мае 1588 г., был вынужден бежать и позже вступить в союз с Генрихом Наваррским. Ответным шагом Генриха III  стал  приказ об убийстве герцога де Гиза  в королевском замке Блуа (декабрь 1588 г.), однако сам король через несколько месяцев погиб от руки монаха-убийцы, сторонника Лиги.

Генрих Наваррский, оставшись единственным законным претендентом на трон, формально становился Генрихом IV Французским, однако ему пришлось вплоть до 1598 г. отвоевывать собственную страну. Большая часть Франции не могла принять короля-гугенота и еретика. Успешно сражаясь с войсками Лиги (при Арке и Иври в 1589-90 гг.), которых поддержали испанские отряды, занявшие Париж, Генрих IV отрекся от протестантизма в 1593 г. В следующем году он был коронован в Шартре, поскольку Реймс был в руках его противников, и немного позже Париж принял его как законного монарха (Генриху IV приписывают слова: «Париж стоит мессы»).

В 1598 г. был издан Нантский эдикт, положивший конец гражданской войне и составленный с учетом равноправия обеих религий на основе принципа веротерпимости. За гугенотами закреплялись отдельные города и крепости. Уставшая от войн Франция была готова к национальному согласию.

Локальные отголоски Религиозных войн продолжались также в начале XVII в., закончившись взятием Ла Рошели, последней остававшейся гугенотской крепости, войсками Людовика XIII в 1628 г.

Исторические источники:

Документы по истории Франции середины XVI в. Начало Религиозных войн (1559-1560) / Публикация Т.П. Вороновой и Е.Г. Гурари под ред. А.Д. Люблинской / Общая ред. В.В.Шишкина / Приложение к журналу «Средние века». Вып. 7. М., 2013;

Документы по истории Гражданских войн во Франции. 1561-1563 / Под ред. А.Д. Люблинской. М.-Л., 1962

Иллюстрация:

Карта примерного размещения католиков и гугенотов во Франции в активный период войн

Автор статьи: Шишкин В.В.

Религиозные войны во Франции, Кратко

Религиозные войны — то же, что и Гражданские

Религиозные войны — период французской истории ХVII века, когда граждане страны — католики и протестанты (гугеноты) воевали друг с другом. Всего войны было восемь

Годы религиозных войн во Франции 1562-1598

Кто такие гугеноты?

Гугеноты — французские протестанты, последователи реформистского учения проповедника Ж. Кальвина.
Протестантизм проник в католическую Францию в начале ХVII века из соседних Германии и Швейцарии и достаточно быстро приобрёл популярность. Его появлению способствовала деятельность философа Жака Лефевра из Этапля (1455-1536), который перевёл Новый Завет на французский язык и издал его в 1523 году. Учениками Лефевра были такие известные реформаторы и гуманисты, как Гильом Фарель, Жерар Руссель, Мишель д`Аранд. Как указывает Википедия, к 1557 году 35% французов придерживалось нового учения

Причины религиозных войн

    Идеологические. Гугеноты и католики придерживались разных взглядов на учение христианской церкви, влияние религии на повседневность, место её в жизни государства
    Экономические. Гугеноты были более конкурентоспособны в «бизнесе», потому что сама доктрина каливинизма предписывала трудолюбие, честность, разумный аскетизм, бережливость, осуждала роскошь и паразитизм
    Борьба за власть. Во Франции ХVII века сложилось три центра силы: герцоги де Гизы, короли династии Валуа, представители высшей знати из династии Бурбонов. Разжигая в народе религиозную ненависть, они решали свои личные проблемы
    Политические. Религиозные войны велись в том числе и при вмешательстве соседей Франции: Англии и протестанских князей Германии с одной стороны и католической Испании — с другой

Главные действующие лица Религиозных войн

    Франциск I (1494—1547) — первый французский король, попытавшийся остановить распространение протестантства. Сначала он смотрел на новые веяния в общественной жизни сквозь пальцы и даже покровительствовал некоторым проповедникам, но с 1538 года прочно стал на сторону «реакции», в 1540 году издал эдикт о беспощадном истреблении еретиков
    Генрих II (1519-1559) — король Франции, сын Франциска Первого. Воевал с Англией, Испанией, испанскими Нидерландами. В заключенном в 1559 году Като-Камбрезийском мире была статья, преписывающая Генриху преследовать евангелическую церковь
    Екатерина Медичи (1519-1589) — королева Франции, жена Генриха II, мать трех его сыновей, будущих французских королей (четвертый сын умер во младенчестве), последних из династии Валуа, умная, дальновидная, имела влияние на внешнюю и внутреннюю политику Франции, пыталась примирить враждующие религиозные группировки, укрепить королевскую власть. С её именем связывают события Варфоломеевской ночи
    Франциск II (1544-1560) — сын Генриха Второго и Екатерины Медичи, король Франции. Был под значительным влиянием ревностных католиков герцогов де Гизов. К отцовскому эдикту 1559 года, по которому еретики наказывались смертью, по инициативе Гизов были добавлены и другие меры: дома, служившие местом собрания протестантов, должны были разрушаться, а за участие в тайных сходках назначалась смертная казнь
    Карл IX (1550-1574) — третий сын Генриха Второго и Екатерины Медичи, король Франции. Управлял страной более не он, а мать — Екатерина Медичи. В правление Карла IX начались религиозные войны, произошла резня Варфролмеевской ночи
    Генрих III (1551-1589) — четвертый сын Генриха II и Екатерины Медичи, брат двух прошлых королей Франции, король Франции с 1574 года. Неудачно пытался примирить враждующие по религиозным причинам сограждан, при нём религиозные войны развернулись с особой ожесточенностью
    Франсуа Алансонский (1555-1584) — младший сын Генриха Второго и Екатерины Медичи
    Генрих IV (1553-1610) — родственник по мужской линии в 11 поколении, считая от Людовика Святого, короля Генриха III женатый на сестре короля Маргарите («Королеве Марго» Александра Дюма), король Наварры с 1572 года, король Франции с 1589 года, основатель династии Бурбонов. При нём религиозные войны закончились. Известен Нантским эдиктом и крылатой фразой «Париж стоит мессы»
    Франсуа де Гиз (1519-1563) — герцог Лотарингский, его действия в 1562 году спровоцировали первую Религиозную войну
    Генрих де Гиз (1550-1588) — сын Франсуа де Гиза, герцог Лотаригский, военный и государственный Франции, глава Католической лиги
    Людовик Латорингский (1555-1588) — сын Франсуа де Гиза, брат и сподвижник Генриха де Гиза, архиепископ Реймский, кардинал
    Принц Людовик де Конде (1530-1569) — один из лидеров гугенотов
    Адмирал, граф Гаспар де Колиньи (1519-1572) — один из лидеров гугенотов
    Анн де Монморанси (1492-1567) — коннетабль (маршал) Франции, полководец, один из лидеров французских католиков
    Антуан де Бурбон (1518-1562) — глава дома Бурбонов, король Наварры, отец первого французского короля из дома Бурбонов Генриха IV Наваррского. Участник Первой религиозной войны
    Шарль де Монморанси
    (1537—1612), герцог де Дамвиль — гугенотский военачальник
    Генрих де Бурбон, второй принц де Конде (1552-1588) — один из лидеров гугенотов

Религиозные войны во Франции. Кратко

  • 1547, 13 октября — при Парламенте была создана знаменитая «Огненная палата» (Chambre ardente) с 14 советниками и 2 президентами, которая должна была судить по делам ереси
  • 1559, 12 марта-3 апреля — Като-Камбрезийским мирным договором между Францией, Англией и Испанией закончились Итальянские войны за обладание Италией, гегемонию в Средиземноморье. Договор высвободил ресурсы французской короны для борьбы с гугенотами
  • 1559, 2 июня — Экуанский эдикт короля Генриха II, в котором протестантам грозило сожжение на костре и утверждалась должность уполномоченных, которые должны преследовать протестантов
  • 1559, 30 июня — на турнире в Париже Генрих II был смертельно ранен и вскоре умер, на трон взошел малолетний Франциск Второй
  • 1560, 17 марта — Амбуазский заговор: дворяне-протестанты наметили захватить в плен короля Франциска II, чтобы потребовать у него права религиозного выбора. Заговор был раскрыт. Лидерами заговора были принцы из семьи Бурбонов Людовик Конде и Антуан Вандомский
  • 1560, август — ассамблея нотаблей (видных представителей дворянства, высшего духовенства, городских верхов, назначаемых королём) постановила прекратить преследования гугенотов; начало веротерпимой политики короны
  • 1560, 31 октября — арест принца Конде. Под давлением Гизов его приговорили к смерти за заговор и мятеж; казнь должна была состояться 10 декабря, в день открытия Генеральных штатов.
  • 1560, 5 декабря — умер Франциск II. На трон взошёл Карл IX, его мать Екатерина Медичи стала у руля государства. Опасаясь возвышения Гизов, она взяла в союзники протестантов Бурбонов, отменила казнь Конде, Антуан Вандомский получил пост генерального наместника королевства.
  • 15 мая 1561 года кардинал Гиз, архиепископ Реймсский, совершал обряд коронации ее второго сына, Карла IX. Кардинал, подобно своему брату, герцогу Гизу, и всем католикам вообще, был крайне недоволен тем, какое влияние приобрела протестантская партия на королевское семейство. Перед тем как возложить корону на голову мальчика, кардинал обратился к нему с торжественным наставлением: «Кто бы ни посоветовал Вашему величеству сменить религию, он тем самым лишит Вас короны». Таков был главный политический принцип французской монархии XVI века: во Франции может быть только король-католик. Присутствующие понимали, что слова эти в действительности были адресованы матери юного короля.
  • 1561, 9 сентября — в трапезной доминиканского монастыря в Пуасси в присутствии королевской семьи и по инициативе королевы-матери начались религиозные прения католических кардиналов и протестантских пасторов, продолжались более недели, но привели представителей конфессий лишь к ожесточению друг против друга
  • 1561, 31 октября — провалился план герцогов Гизов похитить брата короля принца Генриха Анжуйского (будущего Генрих III)
  • 1562, 17 января — опубликован эдикт (так называемый Сент-Жерменский) Карла IX. Эдикт регламентировал правовое положение гугенотов, заложив во Франции основы веротерпимости
1562-1563 — первая религиозная война
  • 1562, 1 марта — кровавое столкновение католиков из свиты герцога Генриха де Гиза и гугенотов в городке Васси в Шампани. Погибло более 50 протестантов. Резня в Васси послужила началом Религиозным войнам
  • 1562, 2 апреля — армия гугенотов под командованием принца Конде заняла Орлеан. Начало Первой религиозной войны
  • 1562-1563 — военные действия католиков и протестантов: битва при дрё, осада католиками Орлеана, договор Конде с королевой Англии Елизаветой, по которому он получил шеститысячный корпус в обмен на Гавр. Смерть Антуана де Бурбона и Франсуа де Гиза
  • 1563, 19 марта — Амбуазский мир, провозгласил свободу вероисповедания, гугенотам предоставилась ограниченная свобода богослужения в определённых местах, регламентированная Сен-Жерменским эдиктом
1567-1568 — вторая религиозная война
  • 1567, 30 сентября — массовое убийство католических священников и монахов (80 или 90 человек) протестантами на юге Франции, в Ниме.
  • 1567, 28 сентября — Сюрприз в Мо: опытка протестантов под водительством принца Конде и адмирала Колиньи пленить короля Карла IX, потому что Конде желал стать генеральным наместником королевства, а Екатерина назначила на эту должность своего шестнадцатилетнего сына Генриха, а Колиньи безуспешно склонял королеву к войне с Испанией в поддержку протестантов Голландии
  • 1567, 10 ноября — битва при Сент-Дени, смертельное ранение Монморанси
  • 1568, 28 марта — мир в Ланжюмо: гугеноты сохранили привилегии и крепости
1568-1570 — третья религиозная война
  • 1568, осень — Сент-Морская декларация, подготовленная Екатериной Медичи и подписанная Карлом IX, поставила все религии, кроме католической, вне закона

«Подлая затея» (Сюрприз в Мо) вынудила королеву-мать резко изменить свое отношение к гугенотам. Им была объявлена война не нажизнь, а на смерть. В этом декларации Карл IX выражал ссожаление по поводу сделанных ранее уступок гугенотам, что ничуть не помогло умиротворить страну, напротив, реформаты упрямо продолжали раздувать смуту. Он требовал, чтобы гугеноты незамедлительно передали под королевскую юрисдикцию все занятые ими крепости, все кальвинистские проповедники должны были в течение двух недель покинуть пределы Французского королевства, все религиозные культы, кроме католического, запрещались под страхом конфискации имущества, государственные чиновники, исповедовавшие кальвинизм, лишались своих должностей. В порядке акта милосердия объявлялась амнистия всем гугенотам, которые в течение семи дней сложат оружие

  • 1569, 12 марта, 7 мая, 25 июня, 24 сентября-1570, 27 июня — сражения при Жарнаке, Ла-Рош-л’Абель, Монконтуре, д’Орне-ле-Дюк, смерть принца Конде, поочерёдно успехи и поражения сторон
  • 1570, 8 августа — Сен-Жерменский мир. Гугенотам дарована свобода вероисповедания во всей Франции, кроме Парижа, право занимать государственные должности, а так же крепости Ла-Рошель, Монтобан, Коньяк и Ла-Шарите
1572-1573 — четвертая религиозная война
  • 1572, 22 августа — свадьба Генриха Наваррского и Маргариты Валуа
  • 1572, 24 августа — Варфоломеевская ночь. Гибель де Колиньи
  • 1573, 11 февраля-6 июля — безуспешная осада Ла-Рошели католиками, Генрих Наваррский принял католичество, третий сын Екатерины Медичи Генрих занял польский престол
  • 1573, 11 июня — Булонский эдикт. В нём были сильно урезаны права, предоставленные Сен-Жерменским эдиктом 1570 года: при общей свободе совести свобода отправления культа была ограничена Ла-Рошелью и некоторыми другими городами, права на свободу религии для дворянских землевладельцев сохранялись теперь при определенных условиях
  • 1573, 24 июня — Ла-Рошельский мирный договор, подтвердивший Булонский эдикт
  • 1573 — создание так называемой «партии недовольных», стремившихся к примирению католиков и гугенотов, во главе партии стоял младший сын Екатерины Медичи герцог Алансонский
1574-1576 — пятая религиозная война
  • 1574, 30 мая — смерть короля Карла IX, на трон взошел под именем Генриха III третий сын Екатерины Медичи польский король Генрих Анжуйский
  • 1574, 4 ноября — третий герцог де Монморанси, будучи почти независимым правителем Лангедока, потребовал от нового короля восстановления прав для гугенотов, и не получив желаемого, начал военные действия
  • 1575 — в Ниме оформилась так называемая Гугенотская конфедерация городов и дворянства, фактически представлявшая собой государство в государстве, имела свою армию и систему налогов, ее высшим органом были Генеральные штаты.
  • 1575, осень — в пределы Франции вторглась армия протестантов, возглавляемая Генрихом де Бурбоном, вторым принцем де Конде и пфальцграфом Рейнским Иоганном Казимиром Пфальц-Зиммернским
  • 1575 года, 10 октября — сражение при Дормане, в котором католическая армия Генриха Гиза разгромила немецких протестантов Конде
  • 1576, февраль — к мятежникам присоединился Генрих Наваррский

Конде претендовал на губернаторство в Пикардии, Дамвиль — в Лангедоке, герцог Анжуйский, надеялся выкроить себе часть наследственных земельных владений в составе Анжу, Берри и Турени, Иоганн Казимир требовал епископства в Меце, Туле и Вердене. Мятежники имели армию в 30000 человек и грозили Парижу. Не имея средств для его обороны Генрих III вступил в переговоры с младшим братом. Переговоры вела королева-мать Екатерина Медичи

  • 1576, 6 мая — Эдикт в Болье («Мир Месье» или «мир брата короля»): Протестанты обрели восемь крепостей, представительство в каждом из провинциальных парламентов и возможность свободно отправлять свой культ по всему королевству, кроме Парижа и его предместий. Дамвиль сохранил за собой должность губернатора Лангедока, сопряженную с полномочиями, которые делали его независимым вице-королем, герцог Анжуйский получил Анжу, Турень и Берри. За Конде закрепили управление Пикардией. Иоганну Казимиру предложили в порядке компенсации 300 тысяч экю. Генриху Наваррскому досталось губернаторство в Гиени
1576-1577 Шестая война
  • 1576, май — герцог Гених де Гиз создал Католическую лигу с целью объединить вокруг себя католиков, умеренных протестантов и при их поддержке завладеть короной Франции. Вскоре под знаменами Лиги уже находилось около 50 тысяч человек кавалерии и 30 тысяч пехоты
  • 1576, 6 декабря — в Блуа открылись заседания Генеральных штатов — высшего сословно-представительского учреждения Франции, которое отвергло мир в Болье. большинство депутатов разделяли идеалы Лиги, за подавление протестантизма во Франции проголосовали с готовностью, тем самым спровоцировав очередную, уже шестую по счету, гражданскую войну, которая продолжалась в течение нескольких месяцев в 1577 году и разворачивалась главным образом в Сентонже и Лангедоке.
  • 1577, 17 сентября — Бержеракский мир («мир короля»). Подтвердил положения «мира брата короля», но с дополнительным эдиктом Пуатье, где гарантировалось гугенотам право свободного отправления культа и предоставлялось в их распоряжение ряд крепостей. Были реабилитированы жертвы Варфоломеевской ночи. Объявлялось о роспуске Лиги и Протестантской конфедерации, что позволяло королю занять подобающее ему место выразителя и защитника интересов всех его подданных. Секретные статьи договора определяли юридические и административные условия мирного сосуществования католиков и протестантов.
  • 1579, 3 февраля — мирная конференция в Нераке, тридцатая после начала гражданских войн, но первая, на которой собравшиеся, отбросив разговоры о религии, обсуждали единственно политические вопросы.

    Под влиянием Конде протестанты сначала выставили совершенно немыслимые требования. Сильная королевская армия под предводительством Монморанси заставила их принять более разумные предложения королевы-матери. Екатерина поклялась, что в течение шести месяцев католики выполнят свои обещания по договору, заключенному в Бержераке. В качестве гарантии протестанты получат на этот срок восемь укрепленных крепостей в Гиени и одиннадцать в Лангедоке, которые они должны будут освободить по истечении полугода

1579-1580 Седьмая война («война влюблённых»)
    До Генриха Наваррскаого дошли распространяемые королевским двором слухи о том, что жена его Маргарита ему неверна, Генрих сделал вид, что не верит «клевете», и объявил шурину войну, дабы кровью смыть позор нанесенной обиды. Это романтическая версия причины войны. На самом деле гугенотам пришло время возвращать французской короне крепости, временно предоставленные по договору в Нераке в их распоряжение.
    Военные действия начал принц Конде, которому католики не давали вступить в управление Пикардией. 29 ноября 1579 года он захватил город Ла-Фер. затем в войну вмешался Генрих Наваррский, 29 мая 1580 года начавший осаду города Каора. Сражение и захват его гугенотами стали главным событием «войны влюбленных». Однако целом королевские войска одерживали верх. На северном фронте Генрих III отвоевал Лa-Фер, чем спровоцировал бегство Конде в Германию. После успеха в Каоре Генрих Наваррский, военные ресурсы которого оказались исчерпанными, был вынужден перейти к оборонительной тактике.
  • 1580, 26 ноября — мир во Фле, по которому Генрих Наваррский получил на шесть лет крепости, предоставленные ему соглашением в Нераке только на шесть месяцев
1584-1589 восьмая война («Война трёх Генрихов»)
  • 1584, 10 июня — умер Франсуа Алансонский, последний сын Екатерины Медичи. Генрих Наваррский стал наследником французского престола. В том же году образована Парижская лига
  • 1584, 31 декабря — Герцог де Гиз и посол Испании Мендоса подписали в Жуанвиле секретный договор, согласно которому учреждалась «постояннно действующая Лига для сохранения католической религии»

В конце 1584 года в Париже возник «Великий страх», вселяя смятение в души населения. Прошел слух, что Генрих Наваррский получил 200000 экю для оснащения армии. Опасались Варфоломеевской ночи для католиков, священники выступили единым фронтом против беарнского дьявола с резкими речами, возбуждающими толпу. Для большинства парижан католическая религия была наивысшей ценностью. Организаторы Парижской лиги были добродетельными и серьезными людьми с основательным классическим и религиозным образованием и принадлежали к зажиточной буржуазии

  • 1585, 21 мая — Генрих де Гиз начал очередную войну
  • 1585, 7 июля — договор в Немуре. Протестантизм был запрещен. Эдикт аннулировал все мирные договоры, заключенные ранее, объявлял ересь вне закона, предписывал гугенотам перейти в другую веру или в течение шести месяцев покинуть страну
  • 1585, 9 августа — Генрих Наварский вместе с Монморанси, вождем умеренных католиков, возглавил «Контр-лигу законопослушных граждан», обратившись за помощью к королеве английской и к Германии
  • 1585, 7 октября — Кролоь издал эдикт, по которому протестанты должны в двухнедельный срок перейти в католицизм или покинуть пределы Франции. Король Наваррский собрался было начать переговоры со своим шурином и выразить королю свой протест, но принц Конде тут же занял Сентонж, развязав тем самым войну
  • 1585, декабрь — перемирие для преговоров
  • 1587 — в пределы Франции вторглась армия немецких протестантов, её поддержали местные гугеноты под водительством Генриха Наваррского
  • 1587, 20 октября — битва близ Кутра королевских и гугенотских войск, победа протестантов, немецких наемников удалось подкупом отправить восвояси
  • 1588, 5 марта — умер Генрих де Бурбон, второй принц де Конде
  • 1588, 12 мая — День баррикад — восстание парижских католиков против умеренной политики короля Генриха III. Хозяином города стал Генрих де Гиз
  • 1588, лето — Гиз заставил Генриха III подписать Эдикт единства, одобренный парижским парламентом 21 июля. Король обещал никогда не заключать перемирие или мир с «еретиками-гугенотами», запретить занятие публичных должностей любому, кто не примет публичную присягу как католик, и не передавать трон не-католику
  • 1588, 16 октября — в Блуа открылось заседание Генеральных штатов. Делегаты потребовали от короля уменьшить налоги до уровня 1576 года, преследовать протестантов «без всякой жалости и сострадания», принять против Генриха Наваррского самые суровые военные меры, и торжественного признания невозможности воцарения на троне «принца, когда-либо замеченного в ереси». Генрих III отказался, что означало открытую конфронтацию с Генрихом Гизом
  • 1588, 23 декабря — убийство Генриха де Гиза по приказу короля Генриха III
  • 1589, 1 августа — убийство Генриха III монахом-доминиканцем Жаком Клеманом. смертельно раненный король приказал своим сторонникам присягать Гениху Навррскому
  • 1589-1590 — успешные битвы (при Арке, при Иври) Гериха IV с католиками
Окончание Религиозных войн
  • 1591, 4 июля — Генрих издал эдикт, в котором восстановил положения эдикта Пуатье 1577 года, заметно ограничивавшие свободу вероисповедания протестантов
  • 1593, 25 июля — Генрих Четвёртый торжественно отрёкся от протестантизма
  • 1594, 27 февраля — коронация Генриха IV
  • 1598, 13 апреля — Нантский эдикт Генриха IV, завершил тридцатилетний период Религиозных войн во Франциив. В эдикте даровалось полное равноправие католикам и протестантам. Первая статья эдикта предавала забвению события Религиозных войн и запрещала любое упоминание о них

воспоминание обо всём, что произошло с той и с другой стороны с начала марта 1585 года до нашего коронования и в течение других предшествующих смут, будет изглажено, как будто ничего не происходило. Ни нашим генеральным прокурорам, ни иным лицам, государственным и частным, не будет дозволено никогда и ни по какому поводу упоминать об этом

Итог религиозных войн

Как ни парадоксально, но по окончании Религиозных войн Франция стала сильнее. Высшие феодалы перестали бунтовать против королевской власти. Франция превратилась в сильнейшее европейское централизованное государство и оставалось таким более двухсот лет.

17 октября 1685 года Людовик XIV подписал в Фонтенбло эдикт об отмене Нантского эдикта. Приказано было разрушать храмы гугенотов и их школы. Последствия отмены Нантского Эдикта для Франции были печальны: торговля пришла в упадок, протестанты, самые предприимчивые, трудолюбивые, образованные граждане королевства, эмигрировали сотнями тысяч — в Англию, Голландию, Швецию, Данию, Швейцарию, Пруссию, Канаду

Ещё статьи

  • Реформация
  • Тридцатилетняя война
  • Пуритане
  • Религиозные войны во Франции 1562-1598 гг.

    Религиозные (или гугенотские) войны, потрясшие Францию в 1562-1598 годах, были всего лишь региональным случаем глобального идеологического конфликта, разыгравшегося в Европе в XVI веке. Необходимо понимать, что этот конфликт, изначально возникший на религиозной почве, также зависел от множества политических и социально-экономических причин.

    Предыстория

    Во Франции XVI века были распространены две конфессии: католичество и протестантизм. Французские короли стремились к единству нации, не желая раскола по религиозному признаку. Поэтому и Генрих II Валуа (1547-1559), и его сын Франциск II (1559-1560) решили сделать ставку на католичество и не наделять протестантов (или гугенотов, как называли их во Франции) теми же правами, что и сторонников Римской церкви. В правление Франциска протестанты попытались провести Вселенский собор, на котором представители двух конфессий могли бы достигнуть компромисса. Однако хозяйничавшая при королевском дворе могущественная семья убеждённых католиков Гизов помешала этому замыслу. А вскоре Франциск II скончался. Трон занял его малолетний брат – Карл IX.

    Поскольку Карл был слишком мал для самостоятельного правления, его мать – Екатерина Медичи – стала регентшей при юном короле. Первые мероприятия Екатерины были довольно демократичными. По её указу, в Пуасси в 1562 году прошёл съезд протестантских и католических теологов. По итогам съезда, королева-мать и Генеральные штаты приняли два решения: наделить протестантов правом проводить свои богослужения и собрания, а также начать продажу церковных имуществ, что вызвало недовольство у католического духовенства и многих высших сановников, чувствовавших, что они теряют прежнее влияние на королевскую семью. Ответом на действия Екатерины Медичи стал антипротестантский триумвират, куда входили Франсуа де Гиз, маршал де Сент-Андре и коннетабль де Монморанси.

    Вскоре оскорблённые католики перешли к вооружённым действиям, направленным против еретиков, какими они считали гугенотов.

    Причины религиозных войн

    Французские религиозные войны были вызваны целым комплексом причин:

    • Основной причиной конфликта, разумеется, были религиозные противоречия и притеснение протестантов во Франции;
    • Не менее важную роль сыграли и экономические отношения: протестанты, воспитанные на кальвинистской морали, активно занимались предпринимательством и накапливали немалые богатства. «Старая» католическая аристократия не могла тягаться с дельцами-протестантами и теряла свою финансовую мощь. Краеугольным вопросом были и богатства, собранные католическими церквями. Протестанты не были согласны с тем, чтобы церковь владела слишком большими средствами, и выступали за секуляризацию.
    • Отдельной группой причин являются причины внутриполитические. Во Франции шла борьба за власть: Гизы, короли из династии Валуа и представители семьи Бурбонов стремились стать единоправными хозяевами государства и для этого использовали те или иные противоборствующие религиозные группы.
    • Кроме того, на ситуацию во Франции оказывала влияние внешнеполитическая обстановка. Переживающая Реформацию Европа бурлила: с одной стороны, могущественные испанские короли – защитники католической веры, с другой – Англия и целый ряд немецких князей, признавших протестантизм. Франция стояла перед важным историческим выбором и от сделанного ей шага напрямую зависела не только религиозная, но и военно-политическая ситуация на материке.

    Всего в период с 1562 по 1598 Франция пережила 8 гражданских войн.

    Первые войны

    Первые три столкновения между католиками и протестантами были довольно схожими. Уже в ходе самой первой религиозной войны обозначились два центра противоборствующих сторон:

    • католический Париж;
    • протестантский Орлеан.

    Первая гугенотская война произошла в 1562-1563 годах, когда люди Гиза напали на группу молящихся кальвинистов. Эти события вошли в историю как «Резня в Васси» и положили начало целой череде гражданских войн.

    После инцидента в Васси члены католического триумвирата захватили Екатерину Медичи и малолетнего короля, принудив их отменить прежние вольности для протестантов. В это время к активным действиям перешли и протестанты, возглавляемые принцем де Конде и адмиралом де Колиньи. Война шла успешно для католиков, однако, после гибели Гиза и Сент-Андре, а также пленения Монморанси и Конде военные действия сошли на нет.

    Екатерина Медичи почувствовала себя свободной и немедленно издала Амбуазский эдикт, провозглашавший свободу совести на всей территории Франции, кроме Парижа (там можно было исповедовать только католическую веру). При всей своей кажущейся демократичности, эдикт имел для гугенотов важный недостаток: протестантские церкви можно было открывать только в крупных городах, поэтому основная часть народных масс не могла исповедовать свою религию. Его условия, разумеется, не устраивали и католиков, поэтому новое столкновение было неизбежным.

    В 1567 году Конде предпринимает попытку взять в плен Карла IX и его мать, чтобы установить влияние протестантов на территории всей Франции. План принца провалился, но дал начало второй гугенотской войне 1567-1568 годов. При помощи немецкого пфальцграфа Вольфганга Цвайбрюкенского войско протестантов сумело прорваться в столицу. В одном из сражений за Париж пал последний член католического триумвирата – Монморанси. Екатерина Медичи, которая продолжала править вместо своего уже взрослого сына, была вынуждена принять условия победителей и подписать документ, подтверждавший условия Амбуазского мира.

    Вторая война не внесла никаких политических изменений в жизненный уклад французов, но серьёзно поменяла настроение Екатерины Медичи. Королева-мать была оскорблена выходками протестантов и признала несостоятельность своей либеральной политики. Вскоре Екатерина перешла к реакционным мероприятиям: протестантских проповедников стали выдворять из страны, отправление любых культов, кроме католического и галликанского, запрещалось. Также была предпринята попытка арестовать Конде и Колиньи, что послужило поводом к началу третьей гугенотской войны 1568-1570 годов.

    В ходе третьей войны был убит принц Конде. Новыми вождями гугенотов стали – принц Конде-младший и наваррский принц Генрих Бурбон, воспитанный в традициях протестантизма. Гугеноты снова одержали победу. Войну завершил Сен-Жерменский мирный договор, который, в целом, воспроизводил текст Амбуазского договора, но также содержал новое положение: протестанты получали в своё пользование на два года 4 крепости.

    Сен-Жерменский договор делал шатким внешнеполитическое положение Франции. Буквально недавно началось сближение Франции с её давним врагом – Испанией. Теперь же из-за победы протестантов католический Мадрид стал настороженно относиться к Екатерине и её сыну. Многие высокопоставленные французские гугеноты открыто заявляли, что Париж должен поддержать нидерландских протестантов, которые сейчас терпят бесчинства католического фанатика испанского герцога Альбы. Хрупкий мир снова оказался под угрозой войны.

    Варфоломеевская ночь (22-23 августа 1572 года)

    После подписания Сен-Жерменского договора особый вес при дворе приобрёл Колиньи, оказывавший большое влияние на Карла IX. Этот факт не устраивал Гизов, которые, к тому же мечтали отомстить Колиньи за смерть Франсуа Гиза, павшего во время первой гугенотской войны.

    Екатерина Медичи, размышляя о способах примирения своих подданных, решает, что символом согласия может стать брачный союз юного предводителя гугенотов Генриха Наваррского и её дочери – католички Маргариты де Валуа, которая позже с лёгкой руки Александра Дюма-отца войдёт в историю как «королева Марго». Решение Екатерины встретило бурю возмущений у католиков, причём, не только среди её соотечественников: подобный брак осуждали католические короли Европы и Папа Римский. Екатерине с большим трудом удалось найти католического прелата, готового обвенчать молодожёнов. Многих французов возмущала подготовка к пышным торжествам, ведущаяся, несмотря на растущие налоги, неурожаи и пустую казну. Наиболее проницательные парижане понимали, что скоро народное возмущение, подогреваемое вожаками той или иной партии, выльется в погромы и вспышки бессмысленного насилия, поэтому заблаговременно покинули город.

    18 августа 1572 года свадьба состоялась. Чтобы поздравить молодую чету в Париж съехалось множество знатных гугенотов вместе со своими семьями. Но пока протестанты отмечали мир, католическая партия готовилась к решительным действиям. 22 августа в ходе неудавшегося покушения, организованного Гизами, был ранен адмирал Колиньи.

    В ночь с 23 на 24 августа (день св. Варфоломея) прошло заседание королевского совета, на котором было принято решение о начале избиения гугенотов. Историки до сих пор ведут споры о том, кто был инициатором этих кровавых событий. Ранее всю вину возлагали на Екатерину Медичи, но в ряде современных работ французских историков доказывается, что королева-мать не обладала столь серьёзным влиянием на своих вельмож и народ. Исторические факты говорят о том, что главными виновниками резни в Варфоломеевскую ночь была семья Гизов, а также католическое духовенство и испанские агенты, подстрекавшие народ к насилию. Однако и они не смогли бы добиться таких последствий, если бы не возмущение простых французов, уставших от бесконечных гражданских войн между господами и непомерных налогов. Екатерина и её сын не имели ни денег в казне, ни достаточного влияния в армейских кругах, они сами были практически пленниками своего двора, поэтому говорить о каком-то реальном их политическом весе не приходится.

    Колокольный звон, доносящийся с королевской часовни, был сигналом для начала резни. Почти все гугеноты традиционно носили чёрную одежду, поэтому убийцы сразу легко их вычисляли. Протестантов убивали целыми семьями, не щадя никого. Поскольку в Париже царила анархия, многие воспользовались ситуацией для сведения собственных счётов, никак не связанных с религиозными различиями. Волна насилия прокатилась по всей стране, в некоторых регионах аналогичные беспорядки вспыхивали вплоть до конца октября. По разным оценкам, число жертв по всей Франции могло составлять от 5000 до 30 000 человек.

    Варфоломеевская ночь произвела огромное впечатление на современников. В то время как из Рима и Мадрида Екатерина Медичи получала поздравления, немецкие князья и английская королева решительно осудили эти события. Даже некоторые католики сочли произошедшее излишне жестоким. К тому же Варфоломеевская ночь заставила даже самых лояльных по отношению к королевской власти гугенотов изменить своё мнение. Протестанты начали массовое бегство либо за рубеж, либо в регион, где находились 4 хорошо вооружённых крепости, доставшихся лидерам гугенотов по Сен-Жерменскому договору. Генрих Наваррский сумел уцелеть и бежать, благодаря своей жене Маргарите, которая, несмотря на то, то оставалась верной католической вере, спасла от расправы нескольких высокопоставленных гугенотов. Нация окончательно раскололась на две части, протестанты требовали сурового суда над теми, кто учинил августовские погромы.

    Четвёртую гугенотскую войну, начало которой положила Варфоломеевская ночь, завершил Булонский эдикт 1573 года. Согласно ему, протестанты получали свободу вероисповедания, но не свободу осуществления культа.

    Религиозные войны 1573-1584 годов

    В период с 1573 по 1584 Франция пережила ещё три религиозных войны.

    Пятая гугенотская война (1574-1576) началась сразу после смерти бездетного Карла IX. Власть перешла к следующему по старшинству сыну Екатерины Медичи, коронованному под именем Генриха III. Новый конфликт отличался от предыдущих тем, что во время него по разные стороны баррикад стали непосредственно члены королевской семьи. Против Генриха III выступил его младший брат Франсуа – герцог Алансонский, желавший захватить французский престол и для этого перешедший на сторону Генриха Наваррского. Франсуа Алансонский, по сути, ввёл на политическую арену Франции новую силу – партию умеренных католиков, которые были готовы на мир с гугенотами, ради сохранения порядка в стране. При помощи немецкой армии гугеноты и сторонники Франсуа Алансонского одержали победу. Генрих III был вынужден подписать мир в Болье, по которому были реабилитированы жертвы Варфоломеевской ночи; разрешалось осуществлять протестантский культ на всей территории Франции, кроме Парижа; а гугенотам предоставлялось 8 крепостей.

    Католики, возмущённые условиями мира в Болье, создали Католическую лигу. Генрих III, испугавшись излишней инициативности своих подданных, возглавил лигу и заявил, что впредь будет бороться за то, чтобы во Франции установилась единая вера. Воодушевлённые католики развязали шестую войну (1576-1577), в которой гугеноты потерпели поражение и понесли большие потери. Войну завершил эдикт Пуатье, в котором король отменял почти все условия мира в Болье.

    Седьмая война или «война влюблённых» (1579-1580) была развязана Генрихом Наваррским. Поводом к ней было нежелание гугенотов отдавать обратно Франции крепости, срок пользования которыми подходил к концу. Параллельно военные действия велись на территории Нидерландов: Франсуа Алансонский решил поддержать голландских протестантов в их борьбе против испанской короны. Войну завершил мир во Флё, восстанавливающий ряд свобод для гугенотов.

    1584 год ознаменовался смертью Франсуа Алансонского – наследника бездетного Генриха III. Династии Валуа предстояло уйти в прошлое вместе со смертью её последнего представителя. По иронии судьбы, следующим французским королём должен был стать еретик Генрих Наваррский – ближайший из оставшихся в живых родственник Генриха III и глава дома Бурбонов, ведущий своё происхождение от Людовика IX Святого. Это не устраивало ни Генриха III, ни испанцев, ни Папу Римского, который заявил, что Генрих Наваррский не имеет права не только на французскую корону, но и на наваррскую.

    «Война трёх Генрихов» (1584-1589)

    Восьмая религиозная война коренным образом отличалась от конфликтов, происходивших ранее. Сейчас речь шла о самой судьбе французской монархии и способе выхода из династического кризиса. В войне предстояло схлестнуться трём Генрихам:

    • Валуа,
    • Бурбону,
    • Гизу.

    Католическая лига, распущенная Генрихом III после шестой войны, возродилась. На этот раз её возглавил Генрих де Гиз – человек властный и амбициозный, готовый бороться за французский престол. Гиз обвинил короля и его приближённых в бессилии и неспособности управлять страной. Генрих III в припадке гнева передал управление Католической лигой Гизу, чем, по сути, полностью развязал ему руки. Гиз стал хозяином Парижа и начал жестокие преследования протестантов. Между тем, король, уже давно пожалевший о своём опрометчивом решении, стал готовиться к расправе над Гизом. В декабре 1584 года, по приказу Генриха III, Гиз и его младший брат были убиты. А через две недели скончалась Екатерина Медичи.

    Вся страна была возмущена поведением короля. Специально собранный совет теологов освободил французов от принесённой некогда Генриху III присяги. Парижане начали создавать собственные органы управления, не зависимые от королевской власти. Оставшийся в одиночестве Генрих III был вынужден помириться со своим давним противником – Генрихом Наваррским – и признать его своим законным наследником. Две союзные армии осадили Париж, но в самый разгар этих событий Генрих III был убит подосланным Католической лигой религиозным фанатиком.

    Смерть короля привела не только к национальному, но и международному кризису. Формально под именем Генриха IV королём Франции стал Генрих Наваррский, однако, большинство его подданных не собирались ему подчиняться. В этот момент в войну решают вмешаться испанцы, которые не желали, чтобы во Франции правил протестант.

    В этих сложных условиях Генрих IV решился принять католичество. Хотя мало кто из французов отнёсся к этому решению серьёзно (новый король менял свою религию уже три раза), определённое значение этот шаг возымел. Папа Римский отказался от своих прежних обвинений, а с представителями Католической лиги начались мирные переговоры.

    Умиротворение королевства и Нантский эдикт (1598)

    Когда среди французов возникло некоторое единство, Генрих IV приступил к ликвидации последних очагов анархии и беспорядков. Прежде всего, надо было избавиться от испанцев, хозяйничавших на французских землях. В 1595 году король объявил войну Испании, которая завершилась в его пользу в 1598. Параллельно с этим наступило и умиротворение в умах французов, которые всё же предпочитали иметь дело со своими соотечественниками, пусть и иного вероисповедания, а не с испанцами.

    Добившись порядка в своём королевстве, Генрих IV выпустил Нантский эдикт, по которому:

    • провозглашалась свобода совести;
    • с некоторыми ограничениями допускалось отправление протестантского культа;
    • представители обеих религиях получали равный доступ к важным государственным должностям;
    • протестанты получали в пользование несколько крепостей.

    С изданием Нантского эдикта эпоха религиозных войн во Франции завершилась.

    РЕЛИГИОЗНЫЕ ГУГЕНОТСКИЕ ВОЙНЫ • Большая российская энциклопедия

    • В книжной версии

      Том 28. Москва, 2015, стр. 373-374

    • Скопировать библиографическую ссылку:


    Авторы: Р. М. Асейнов

    РЕЛИГИО́ЗНЫЕ (ГУГЕНО́ТСКИЕ) ВО́ЙНЫ во Фран­ции, гражд. вой­ны ме­ж­ду ка­то­ли­ка­ми и гу­ге­но­та­ми в 1562–98. Под кон­фес­сио­наль­ны­ми зна­мё­на­ми (ка­то­ли­циз­ма и каль­ви­низ­ма) вы­сту­па­ли оп­по­зи­ци­он­ные ко­ро­лев­ской вла­сти си­лы (дво­ря­не, жи­те­ли го­ро­дов), не­до­воль­ные уси­ле­ни­ем ко­ро­лев­ской вла­сти (см. Аб­со­лю­тизм), ут­ра­той преж­них при­ви­ле­гий и сво­бод, а так­же рос­том на­ло­го­во­го гнё­та. Во гла­ве пар­тии ка­то­ли­ков стоя­ли Ги­зы (Фран­суа Ло­та­ринг­ский, гер­цог де Гиз, и его брат, кар­ди­нал Карл Ло­та­ринг­ский), род­ст­вен­ни­ки Ма­рии Стю­арт, же­ны Фран­ци­ска II (1559–1560). Они опи­ра­лись пре­им. на фео­даль­но-ари­сто­кра­тич. кры­ло дво­рян­ст­ва и го­ро­да сев.-вост. и центр. про­вин­ций ко­ро­лев­ст­ва. Гу­ге­но­тов воз­глав­ля­ли Ан­ту­ан де Бур­бон (см. Бур­бо­ны) и Луи I де Бур­бон Кон­де, ко­то­рых под­дер­жи­ва­ло дво­рян­ст­во и го­ро­да гл. обр. юго-зап. и юж. об­лас­тей. Треть­ей сто­ро­ной в вой­нах вы­сту­па­ли т. н. по­ли­ти­ки (канц­лер М. де Ло­пи­таль и др.), от­стаи­вав­шие ин­те­ре­сы ко­ро­лев­ской вла­сти и пы­тав­шие­ся не до­пус­тить уси­ле­ния по­зи­ций ари­сто­кра­тии.

    В 1560 гу­ге­но­ты во гла­ве с прин­цем Кон­де пред­при­ня­ли не­удач­ную по­пыт­ку от­стра­нить от вла­сти Ги­зов (Ам­бу­аз­ский за­го­вор). Смерть Фран­ци­ска II и всту­п­ле­ние на пре­стол Кар­ла IX обо­ст­ри­ли си­туа­цию, не­смот­ря на по­пыт­ки ре­гент­ши Ека­те­ри­ны Ме­ди­чи при­ми­рить про­ти­во­бор­ст­вую­щие сто­ро­ны. 1.3.1562 в мес­теч­ке Ва­си (Вас­си), в Шам­па­ни, от­ряд Фран­суа де Ги­за рас­пра­вил­ся с не­боль­шой груп­пой каль­ви­ни­стов, со­брав­ших­ся для от­прав­ле­ния куль­та. Это со­бы­тие по­слу­жи­ло сиг­на­лом к от­кры­тым во­ен. дей­ст­ви­ям.

    Пе­ри­од 1562–70 (вой­ны 1562–63, 1567–68, 1568–70) не от­ли­чал­ся осо­бой ожес­то­чён­но­стью. Обе груп­пи­ров­ки стре­ми­лись до­бить­ся влия­ния на Кар­ла IX. По­ли­ти­ка ком­про­мис­са, про­во­ди­мая Ека­те­ри­ной Ме­ди­чи, при­ве­ла к за­клю­че­нию Сен-Жер­мен­ско­го ми­ра (1570), по ко­то­ро­му гу­ге­но­ты по­лу­чи­ли пра­во на бо­го­слу­же­ние в пред­ме­сть­ях двух го­ро­дов ка­ж­до­го гу­бер­на­тор­ст­ва, пра­во за­ни­мать гос. долж­но­сти, им был пре­дос­тав­лен ряд кре­по­стей (Мон­то­бан, Конь­як, Ла-Ро­шель и др.). Один из ли­де­ров гу­ге­но­тов – адм. Г. де Ко­ли­ньи был при­зван ко дво­ру. При­ми­ре­нию дол­жен был по­слу­жить брак се­ст­ры ко­ро­ля Мар­га­ри­ты Ва­луа и Ген­ри­ха На­варр­ско­го (см. Ген­рих IV). Опа­са­ясь чрез­мер­но­го уси­ле­ния влия­ния Ко­ли­ньи на Кар­ла IX, Ека­те­ри­на Ме­ди­чи вме­сте с Ги­за­ми ор­га­ни­зо­ва­ла в ночь на 24.8.1572 мас­со­вую рез­ню гу­ге­но­тов, при­быв­ших на тор­жест­ва по слу­чаю бра­ко­со­че­та­ния. Вар­фо­ло­ме­ев­ская ночь оз­на­ме­но­ва­ла на­ча­ло но­во­го пе­рио­да борь­бы (вой­ны 1572–1573, 1574–76, 1577, 1579–80), от­ли­чав­ше­го­ся ши­ро­ко­мас­штаб­ны­ми во­ен. дей­ст­вия­ми на тер­ри­то­рии Фран­ции и ост­рой идео­ло­гич. борь­бой, на­шед­шей от­ра­же­ние в пуб­ли­ци­сти­ке (Ф. От­ман, Ф. Дю­п­лес­си-Мор­не и др.). По ус­ло­ви­ям ми­ра, за­клю­чён­но­го в Бо­льё (1576), гу­ге­но­ты по­лу­чи­ли пра­во от­прав­ле­ния куль­та на тер­ри­то­рии все­го ко­ро­лев­ст­ва, за ис­клю­че­ни­ем Па­ри­жа и тер­ри­то­рии ко­ро­лев­ско­го дво­ра, пра­во ор­га­ни­зо­вы­вать свои от­де­ле­ния при про­винц. пар­ла­мен­тах, им воз­вра­ща­лись кон­фи­ско­ван­ные зем­ли. По это­му до­го­во­ру ко­ро­лев­ская власть фак­ти­че­ски при­зна­ла сло­жив­шую­ся на Юге Фран­ции к 1575 т. н. Гу­ге­нот­скую кон­фе­де­ра­цию, вклю­чав­шую в се­бя зем­ли от До­фи­не и Лан­ге­до­ка до Сен­тон­жа и имев­шую собств. ар­мию и сис­те­му сбо­ра на­ло­гов. В 1576 по ини­циа­ти­ве Ген­ри­ха де Ги­за бы­ла соз­да­на Ка­то­лич. ли­га, про­воз­гла­сив­шая сво­ей це­лью пол­ное вос­ста­нов­ле­ние ка­то­ли­циз­ма во Фран­ции и под­держ­ку ко­ро­лев­ской вла­сти. В Ка­то­лич. ли­гу вхо­ди­ла и часть дво­рян­ст­ва, вы­сту­пав­шая за воз­вра­ще­ние ари­сто­кра­тии и про­вин­ци­ям ста­рин­ных воль­но­стей. Пы­тав­ший­ся при­ми­рить гу­ге­но­тов и ка­то­ли­ков Ген­рих III, уча­ст­во­вав­ший в соз­да­нии Ка­то­лич. ли­ги, в 1577 рас­пус­тил все религ. ор­га­ни­за­ции. Ост­рый эко­но­мич. кри­зис и от­сут­ст­вие на­след­ни­ка муж­ско­го по­ла по­сле смер­ти млад­ше­го бра­та без­дет­но­го ко­ро­ля (1584) при­ве­ли к во­зоб­нов­ле­нию войн (т. н. вой­на трёх Ген­ри­хов 1585–1589, вой­на 1589–96). До­фи­ном стал гу­ге­нот Ген­рих На­варр­ский, пер­вый принц кро­ви из ди­на­стии Бур­бо­нов, что вы­ну­ди­ло ка­то­ли­ков вы­дви­нуть сво­его пре­тен­ден­та на ко­ро­ну – кар­ди­на­ла Кар­ла Бур­бон­ско­го. В 1584 ли­де­ры вос­соз­дан­ной Ка­то­лич. ли­ги за­клю­чи­ли с исп. ко­ро­лём Фи­лип­пом II до­го­вор о за­щи­те ка­то­лич. Церк­ви и ис­треб­ле­нии ере­си во Фран­ции и Ни­дер­лан­дах. В 1585 из го­ро­жан и су­дей­ско­го чи­нов­ни­че­ст­ва Па­ри­жа сфор­ми­ро­ва­лась ка­то­лич. Па­риж­ская ли­га. Пос­ле пе­ре­хо­да Па­ри­жа под власть Ги­зов Ген­рих III был вы­нуж­ден бе­жать в Шартр в мае 1588. По­пыт­ка ко­ро­ля при­ми­рить ли­гё­ров (ли­ги­стов) и гу­ге­но­тов на Ге­не­раль­ных шта­тах в Блуа (окт. 1588) не из­ме­ни­ла си­туа­цию. Вме­ша­тель­ст­во во внутр. де­ла ко­ро­лев­ст­ва Анг­лии и Ис­па­нии, а так­же стрем­ле­ние Па­риж­ской ли­ги кон­тро­ли­ро­вать дей­ст­вия ко­ро­ля по­бу­ди­ли Ген­ри­ха III за­клю­чить со­юз с Ген­ри­хом На­варр­ским. По при­ка­зу ко­ро­ля в дек. 1588 Ген­рих де Гиз и его брат, кар­ди­нал Ло­та­ринг­ский, бы­ли уби­ты, в Па­ри­же на­ча­лись вы­сту­п­ле­ния сто­рон­ни­ков ли­ги, вы­ну­див­шие ко­ро­ля при­сое­ди­нить­ся к от­ря­дам Ген­ри­ха На­варр­ско­го для оса­ды сто­ли­цы. По­сле убий­ст­ва Ген­ри­ха III (авг. 1589) ко­ро­лём стал Ген­рих На­варр­ский. Лишь в мар­те 1594 но­во­му ко­ро­лю, пе­ре­шед­ше­му в ка­то­ли­цизм (1593), уда­лось всту­пить в Па­риж. К 1596 он под­чи­нил поч­ти все про­вин­ции, кон­тро­ли­ро­вав­шие­ся ли­гой. Об­на­ро­до­ван­ный им Нант­ский эдикт 1598, уре­гу­ли­ро­вав­ший по­ло­же­ние гу­ге­но­тов, за­вер­шил Р. (г.) в. во Фран­ции.

    Гугенотские войны во Франции [Религиозные]

    Третья война (1568-1570 годы)

    Французский историк так описывал события 1568—1570 гг.: «Эта военная кампания сохранилась в памяти современников как один из самых ужасных эпизодов гражданской войны. Продвижение войска, подоб­но урагану, сопровождалось насилиями, массовыми убийствами, поджога­ми монастырей, а также ферм и амбаров с зерном».

    Четвёртая война (1572-1573 годы)

    Варфоломеевская ночь

    Особая роль в истории гугенотских войн принадлежала Парижу, население которого придерживалось принципа «Один король, один закон, одна вера». Опираясь на эти настроения, королева Ека­терина Медичи, мать трёх последних королей из династии Валуа, пользовавшаяся большим влиянием в годы их правления, решила покончить с гугенотами одним ударом. Во время очередного пере­мирия вожди гугенотов съехались в столицу на свадьбу их лидера Генриха де Бурбона. В ночь на 24 августа 1572 г., в праздник Св. Вар­фоломея, почти все они были убиты. Сам Генрих выжил только по­тому, что перешёл в католичество. Три дня Париж находился во вла­сти бесчинствующей черни. В столице и других городах погибли тысячи людей. Убийства сопровождались массовыми грабежами. Варфоломеевская ночь произвела огромное впечатление на совре­менников и стала одним из самых кровавых эпизодов в истории ев­ропейской Реформации. Это событие имело большой международ­ный резонанс, способствуя ужесточению соперничества между про­тестантами и католиками по всей Европе.

    «Война трёх Генрихов» (1584-1589 годы)

    Продолжение гугенотских войн поставило Францию на грань национальной катастрофы. В ходе этих событий сошла с историче­ской арены династия Валуа, последний представитель которой Ген­рих III был убит в 1589 г. католическим фанатиком. В итоге на французском престоле утвердился недавний лидер гугенотов Генрих де Бурбон, ставший под именем Генриха IV основателем династии Бурбонов. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

    Завершение гугенотских войн

    Важнейшим достижением нового короля — Генриха IVста­ло изгнание иностранных войск и окончательное восстановление религиозного мира. В 1598 г. Генрих IV издал знаменитый Нант­ский эдикт, впервые в истории Европы узаконивший сосущество­вание двух религий в рамках одного государства. Католичество со­храняло господствующие позиции, но гугеноты получали свободу вероисповедания и гарантированные права на участие в политиче­ской жизни. В их распоряжении оставалось сто крепостей и собст­венные вооружённые силы. Сам же король в 1610 г. закончил свой жизненный путь так же, как и его предшественник, пав от руки убийцы-католика.

    Картинки (фото, рисунки)

    • Франсуа Дюбуа. Варфоломеевская резня
    • Ф. Поурбус Младший. Портрет Генриха IV
    Вопросы к этой статье:
    • Чем мож­но объяснить жестокий характер борьбы по вопросам веры во Франции?

    • В чём проявилось историческое значение Варфоломеевской ночи?

    Религиозные войны во Франции. Век 16-й — Блоги — Эхо Москвы, 22.08.2020

    Серия внутренних кровавых конфликтов, получившее название Гугенотские войны, привела не только к чудовищным жертвам, но и к укреплению абсолютной монархии.

    Реформация во Франции: гугеноты и католики

    С историей религиозных войн во Франции 16 столетия следует знакомиться не только как с прямым противостоянием двух мировоззрений. Социальные и династические проблемы в королевстве напрямую повлияли на развязывание кровавых смут.

    Обстановка вокруг французского королевства в середине 16 века, мягко говоря, была непростой. Реформация в Германии и последующие серьёзные столкновения внутри империи, напряженность в отношениях с испанскими Габсбургами и, наконец, долгие и изнурительные Итальянские войны (1494−1559).

    Идеи немецкого богослова Мартина Лютера были поддержаны частью французского клира и учёными-гуманистами. В первые десятилетия 16 века благодаря филологу и богослову Жаку Лефевру д’Этаплю и будущему епископу Мо Гийому Бристоне сложился кружок евангелистов, сторонников обновления и реформы церкви.

    К новому интеллектуальному и духовному движению примкнули придворные, чиновничество, мелкое дворянство, низший клир, купцы и ремесленники. Как правило, наибольшее распространение реформаторские идеи получили на юге и юго-западе Франции. Двор Маргариты Наваррской, сестры короля Франциска I, стал местом притяжения протестантов в 1530—1540 годах.

    Жан Кальвин. (pinterest.ru)

    Деятельность Жана Кальвина получила широкую популярность в королевстве. Многие слои населения сочли идеи богослова удобными и понятными. Но уже в 1534 году короля стали беспокоить листовки, в которых оскорблялась католическая месса. Монарха подобная ситуация перестала устраивать: за пределы страны был выдворен Кальвин, а по отношению к сторонникам его вероучения применялись репрессии. Уже в 1547 году власти создают «Огненную палату», которая поставила своей целью искоренить сторонников идей Реформации: кальвинистов приравняли к еретикам.

    В июне 1559 года, сразу после завершения Итальянских войн, король Генрих II подписал Экуанский эдикт, который давал возможность специальным комиссарам применять репрессивные меры по отношению к протестантам. Тем не менее приток кальвинистов из Женевы только увеличился.

    Свадебные торжества в семье короля (замуж были выданы его сестра и дочь), которые закрепляли положения Като-Камбрезийский мир с испанской короной, закончились трагедией. 30 июня 1559 года Генрих II на турнире получил смертельное ранение.

    Фактически с этого момента можно отметить начало открытого противоборства между двумя лагерями. Оппозиция никогда себя не называла «гугенотами»: это, по сути, ругательство в отношении протестантов придумали их противники. В свою очередь сторонники нового вероучения оставили своим врагам прозвище «паписты».

    Лидерами гугенотов (от нем. Eidgenossen — сотоварищи) стали принцы крови из династии Бурбонов — потомков знаменитого монарха Людовика IX Святого. Антуан Наваррский, его сын Генрих, Луи Конде и три брата Колиньи — адмирал Гаспар де Колиньи, Франсуа д’Андело и кардинал де Шатийон стали самыми влиятельными фигурами в лагере французских протестантов. Боковая ветвь Валуа считала себя незаслуженно отстранённой от династической политики королевского двора.

    Антуан Наваррский к фото (pinterest.ru)

    Касаемо «папистов», главными действующими лицами в этом лагере были герцоги Гиз-Лотарингские (герцог Франсуа Гиз и его брат кардинал Шарль Лотарингский) и королева-регентша Екатерина Медичи, которая избрала для себя роль арбитра в этой смуте.

    Гугенотские войны: от Амбуазского заговора до войны трёх Генрихов

    В исторической науке принято говорить о восьми религиозных войнах с 1559 по 1598 год, которые в разные промежутки времени сменялись перемириями от года до четырёх лет. Долгоиграющую историю религиозного противостояния во Франции следует делить на три этапа.

    Карта боевых действий. (pinterest.ru)

    После кончины Генриха II на престол взошёл юный Франциск II (1559−1560), при котором дела королевского двора оказались в руках Гизов. Начались открытые гонения против гугенотов: за тайные религиозные сборища протестантам грозила смертная казнь. В 1559 году был повешен советник Парижского парламента де Бур. Протестантская оппозиция подготовила план заговора: под предводительством дворянина Ла Реноди, гугеноты намеревались в окрестностях Амбуаза арестовать Гизов и похитить короля. Однако «паписты» прознали о планах противников и 8 марта 1560 года издали эдикт, который запрещал религиозные гонения.

    Но подобные меры гугенотов не удовлетворили: мятежники устроили сбор в близи королевского двора, но были разбиты отрядами, подвластными Гизам и королю. Мартовский эдикт перестал действовать: гонения возобновились с новой силой. Принц Конде попал в руки Гизов, и его ждала смерть, но скорый уход из жизни Франциска II 5 декабря 1560 года спас принца от казни.

    С восшествием на престол Карла IX ситуация изменилась: в фаворе оказались и принц Конде, и Антуан Наваррский, который был назначен генерал-лейтенантом королевства. Параллельно Екатерина Медичи инициирует ряд собраний и мероприятий для примирения враждующих сторон. Плодами Генеральных Штатов в Орлеане 1560 и в Понтузе 1561 годов, а также диспута в Пуасси 1561 года стал Сен-Жерменский (Январский) эдикт 1562 года, который позволил гугенотам вести богослужения за стенами города и в частных домах.

    Карл IX. (pinterest.ru)

    Гизы тем временем образовали «триумвират», куда входил герцог Франсуа и сторонники покойного Генриха II — коннетабль де Монморанси и маршал Сент-Андре. «Паписты» стали искать союза с Испанией и даже привлекли на свою сторону Антуана Наваррского.

    На первом этапе религиозных войн (до Варфоломеевской ночи 24 августа 1572 года) гугеноты хоть и находились в меньшинстве, но были уверены, что смогут обратить всю Францию в новую веру и установить тесные связи с королевским двором.

    1562 год был богат на события: начались открытые боевые действия между сторонами, Гизы захватили Карла IX и Екатерину Медичи в Фонтенбло, они также добились отмены Январского эдикта, разгромили гугенотов в Шампани (местечко Васси) и нанесли поражение Конде 19 декабря при Дре — гугеноты и их немецкие союзники были разбиты. При этом Монморанси и маршал Сент-Андре в ходе сражения были убиты. Франсуа Гиз, осаждая Орлеан и преследуя адмирала Колиньи, пал от рук убийцы. В данной ситуации лидеры враждующих сторон при посредничестве Екатерины Медичи заключили Амбуазский мир, который подтверждал положения январского эдикта.

    Сражение при Дре. (pinterest.ru)

    Поход испанского герцога Альбы на Нидерланды и обострение отношений с гугенотами заставило регентшу-королеву собрать крупное войско якобы для охраны границ. В 1567 году она направила его на протестантов Франции. В борьбу также включился и брат короля Генрих Анжуйский. Гугеноты, хоть и терпели поражение, но армия Конде смогла отступить в Лотарингию и заручиться поддержкой немецких протестантов во главе с пфальцграфом Иоганном-Казимиром. Католики были оттеснены к Парижу, и в 1568 году Екатерина Медичи была вынуждена подписать новое перемирие.

    До 1570 года противостояние продолжалось: королева-регентша не хотела терпеть растущую силу вождей гугенотов. После ряда сражений правительство Карла IX пошло на уступки и подписало Сен-Жерменский мир, который давал право гугенотам на свободу вероисповедания по всей Франции кроме Парижа, а также право занимать государственные должности. К тому же протестантам передали крепости Ла-Рошель, Коньяк, Монтобан и Ла-Шарите.

    Дабы укрепить ранее заключённый мир, Екатерина Медичи решила устроить свадьбу своей дочери Маргариты де Валуа с Генрихом Наваррским. Союз католички и протестанта должен был покончить с враждой двух конфессий. В августе 1572 года в Париж съехалось огромное количество гостей, представителей обоих течений. Гизы хоть и были устранены от двора, но всё же подготовили покушение на адмирала Колиньи, который в тот момент имел большое влияние на Карла IX. Возмущение гугенотов и в целом неспокойная ситуация в Париже подтолкнула Екатерину Медичи и её советников убедить короля расправиться одним махом со смутьянами-протестантами: они боялись их мести за убийство одного из лидеров движения.

    24 августа 1572 года, в ночь святого Варфоломея, произошла резня, в которой погибло более 2 тысяч человек. Пленение Генриха Наваррского в Лувре ничего не изменило: гугеноты сопротивлялись отчаянно.

    В Ниме, в 1575 году была создана Гугенотская конфедерация на юге Франции со своей армией и органами власти. Второй этап конфликта постепенно отходил от религиозных противоречий в сторону династической политики. Генрих III (1574−1589), последний король из рода Валуа искал способ взять под контроль ситуацию, которая сложилась в его государстве. В 1576 году он возглавил Священную Лигу, созданную при помощи Гизов и части католического дворянства Франции. Несмотря на то, что существовали отдельные очаги напряженности и велись локальные войны, Генриху III удалось не нарушить мира между католическим севером и гугенотским югом вплоть до 1584 года.

    Продолжение — на Diletant.media

    Читай также:
    «Эхо Москвы»: кем из сотрудников станции ты мог бы быть?
    Флаги России: история национального символа
    Лени Рифеншталь: до и после Третьего рейха

    Религиозные войны во Франции - кратко

    Религиозные (гугенотские) войны во Франции – это серия гражданских военных конфликтов между представителями католицизма и протестантизма

    Во Франции 16 века существовало 2 основных ответвления христианства: католицизм и протестантизм. Французские монархи стремились к объединению своего народа, желая избежать внутренних конфликтов. Генрих II решил, что правильным будет отдать предпочтение католицизму и ограничить возможности протестантов. 

    На престол взошла Екатерина Медичи. В 1562 году она позволила провести съезд теологов обеих конфессий, по итогам которого протестанты получили возможность проводить богослужения. Ответ не заставил себя долго ждать, и Франсуа де Гиз издал антипротестантский триумвират, а в скором времени католики перешли к более радикальным действиям. 

    Причины войны

    1. Идеологические – католики и протестанты придерживались разных взглядов относительно места религии в жизни человека и ее влияния на повседневность.
    2. Экономические – протестанты были более конкурентоспособны, поскольку их доктрина предписывала трудолюбие и бережливость.
    3. Борьба за власть – во Франции 17 века велось активное противостояние между династиями де Гизов, Валуа и Бурбонов.
    4. Политические – во внутренние междоусобицы активно вмешивались Германия, Англия и Испания.

    Основные действующие лица

    • Франциск I – первый король Франции, предпринявший попытку остановить распространение протестантизма. 
    • Генрих II – сын Франциска I, который вел войну с Англией, Испанией и Нидерландами.
    • Екатерина Медичи – королева, супруга Генриха II, пыталась примирить протестантов и католиков. 
    • Франциск II – сын Генриха II и Екатерины, работал в интересах католиков. 
    • Карл IХ - сын Генриха II и Екатерины, война началась во время его пребывания на престоле. 
    • Генрих III – сын Генриха II и Екатерины, пытался примирить расколотый народ. 
    • Генрих IV – король Наварры, занявший свое место на престоле в 1572 году, дал начало династии Бурбонов. Во время его правления были окончены религиозные войны. 
    • Франсуа де Гиз – герцог Лотарингский, спровоцировавший войну в 1562 году. 
    • Генрих де Гиз – глава Католической лиги.
    • Принц Людовик де Конде – лидер протестантов.
    • Граф Гаспар де Колиньи – лидер протестантов. 

    Ход войны

    Французская религиозная война включает в себя 8 этапов, в которых активные боевые действия перемежались с относительно мирными годами. Датой начала войны считается 1 марта 1562 года, когда в Васси состоялась резня, спровоцированная герцогом Франсуа де Гизом. После его гибели в 1563 году военные действия практически прекратились, а Екатерина Медичи издала Амбуазский эдикт, провозгласивший свободу выбора той или иной конфессии на всей территории государства, кроме столицы – там разрешался только католицизм. 

    Вторая гугенотская война датируется 1567-1568 годами. Она не несла никаких радикальных политических изменений, но сказалась на взглядах Екатерины Медичи: ее оскорбили действия протестантов, и королева признала ошибочность своей политики. Екатерина принялась изгонять из страны проповедников. 

    В ходе третьего этапа 1568-1570 годов был убит принц Конде. Протестанты одержали победу, которую ознаменовал Сен-Жерменский мир, содержащий те же пункты, что и Амбаузский договор с дополнением в виде 4 крепостей, которые передавались в пользование гугенотов на 2 года. Сен-Жерменский договор ухудшил отношения между Испанией и Францией. 

    Во время четвертой гугенотской войны 1572-1573 годов Екатерина Медичи предприняла еще одну попытку установить мир между католиками и протестантами посредством заключения брака между своей дочерью, прихожанкой католической церкви, Маргаритой де Валуа и лидером протестантов – Генрихом Наваррским. Католики подобного рода решение восприняли крайне враждебно. 18 августа 1572 года бракосочетание состоялось. В ночь с 23 на 24 августа прошло собрание королевского совета, по итогу которого было принято решение уничтожить протестантов. Начало резни связывают с династией де Гизов. Протестантов истребляли целыми семьями, зверства вошли в историю под названием Варфоломеевской ночи. Четвертую войну завершил Булонский эдикт 1573 года, согласно которому протестанты получили свободу проведения богослужений. 

    Пятый этап 1574-1576 годов развернулся после кончины Карла IХ. Теперь враждующие лагеря возглавили монархи: Генрих III и герцог Алансонский, учредивший объединение «умеренных католиков», которые были согласны на мир с протестантами. Гугеноты сразили католиков, Генрих III подписал мир в Болье, реабилитировавший жертв Варфоломеевской ночи. Возмущенные католики учредили Католическую лигу

    Спустя несколько месяцев католики развернули шестую войну 1576-1577 годов, в которой одержали победу. Итог сражений подвел эдикт Пуатье, который перечеркнул практически все пункты мира в Болье. 

    Седьмая война 1579-1580 годов началась по инициативе Генриха Наваррского, который не собирался сдавать позиции протестантов. Этот конфликт завершил мир во Фле, вернувший некоторые права гугенотам. 

    Восьмую войну 1584-1589 годов также называют «Войной трех Генрихов». В ней решались не сколько теистические, сколько политические вопросы. На поле бое сошлись три Генриха: Валуа, Бурбон и де Гиз. Последний возглавил вновь возродившуюся Католическую лигу и возобновил преследования протестантов. Зимой 1584 де Гиз был убит по приказу короля. Такой поступок Генриха III возмутил французов – народ стал создавать собственные органы власти. Во время осады Парижа Генрих III был убит одним из радикальных католиков, на престол взошел Генрих Наваррский, однако, принимать его власть народ не спешил. В гражданскую войну вмешались испанцы, не желающие допускать к власти протестантов. Новый король принял католичество и приступил к ликвидации созданных народом органов управления. В 1595 году Генрих IV объявил войну Испании. Как только в пределах государства настало долгожданное перемирие, король подписал Нантский эдикт, возвращающий свободу совести, допускающий проведение протестантских богослужений и открывающий доступ к занятию государственных должностей представителям обеих ветвей христианства. Нантский эдикт положил конец затянувшейся войне. 

    Французские религиозные войны

    Французские религиозные войны (1562–1598) - это название периода гражданских распрей и военных операций, в основном между французскими католиками и протестантами (гугенотами). Конфликт включал фракционные споры между аристократическими домами Франции, такими как Дом Бурбонов и Дом Гиз, и обе стороны получали помощь из иностранных источников.

    Точное количество войн и их даты являются предметом постоянных споров историков; некоторые утверждают, что Нантский эдикт 1598 года завершил войны, хотя возобновление восстания, последовавшее за этим, заставляет некоторых полагать, что Алайский мир 1629 года является фактическим завершением.Однако считается, что резня в Васси в 1562 году положила начало религиозным войнам; в этой бойне было убито до сотни гугенотов. Во время войн за сложными дипломатическими переговорами и мирными соглашениями последовал новый конфликт и борьба за власть.

    От 2 000 000 до 4 000 000 человек были убиты в результате войны, голода и болезней, и по завершении конфликта в 1598 году Нантский эдикт предоставил гугенотам существенные права и свободы, хотя это не положило конец враждебности по отношению к ним. .Войны ослабили авторитет монархии, и без того хрупкой во времена правления Франциска II, а затем Карла IX, хотя позже монархия подтвердила свою роль при Генрихе IV.

    Протестантские идеи были впервые представлены во Франции во время правления Франциска I (1515–1547) в форме лютеранства, учения Мартина Лютера, и беспрепятственно распространялись в течение более года по Парижу. Хотя Франциск решительно выступал против ереси, сначала трудность заключалась в том, чтобы понять, из чего она состоит; Католическая доктрина и определение ортодоксальной веры были неясными.Франциск I пытался придерживаться среднего курса в развивающемся религиозном расколе во Франции.

    Кальвинизм, форма протестантской религии, был введен Жаном Кальвином, который родился в Нуайоне, Пикардия, в 1509 году и бежал из Франции в 1536 году после «Дела с плакатами». В частности, кальвинизм, похоже, развился при большой поддержке знати. Считается, что он начался с Луи Бурбона, принца Конде, который, возвращаясь домой во Францию ​​из военной кампании, прошел через Женеву, Швейцария, и услышал проповедь кальвинистского проповедника.Позже Луи Бурбон станет важной фигурой среди гугенотов Франции. В 1560 году Жанна д'Альбре, правящая королева Наварры, обратилась в кальвинизм, возможно, под влиянием Теодора де Безе. Позже она вышла замуж за Антуана де Бурбона, и их сын Генрих Наваррский стал лидером среди гугенотов.

    Франциск I продолжал свою политику поиска среднего курса в религиозном расколе во Франции, пока не произошел инцидент, названный «Дело плакатов». Дело плакатов началось в 1534 году, когда протестанты начали расклеивать антикатолические плакаты.Плакаты были крайними по своему антикатолическому содержанию - в частности, абсолютное неприятие католической доктрины «реального присутствия». Протестантизм стал идентифицироваться как «религия мятежников», что помогло католической церкви более легко определить протестантизм как ересь. Вслед за плакатами французская монархия заняла более жесткую позицию против протестующих. Франциск I подвергался резкой критике за его первоначальную терпимость к протестантам, а теперь его поощряли подавлять их.

    Король Франциск I умер 31 марта 1547 года, и на престол наследовал его сын Генрих II.Генрих II продолжал жесткую религиозную политику, которой придерживался его отец в последние годы своего правления. В 1551 году Генрих издал Шатобрианский эдикт, резко ограничивавший протестантские права поклоняться, собираться или даже обсуждать религию на работе, в поле или за едой.

    Организованный приток кальвинистских проповедников из Женевы и других мест в 1550-х годах привел к созданию сотен подпольных кальвинистских общин во Франции. Эта подпольная кальвинистская проповедь (которая также была замечена в Нидерландах и Шотландии) позволила создать тайные союзы с представителями знати и быстро привела к более прямым действиям для получения политического и религиозного контроля.

    По мере того, как гугеноты набирали влияние и более открыто проявляли свою веру, враждебность римско-католической церкви к ним росла, хотя французская корона предлагала все более либеральные политические уступки и указы о терпимости. Однако эти меры скрыли растущую напряженность между протестантами и католиками.

    Эта напряженность спровоцировала восемь гражданских войн, прерванных периодами относительного затишья между 1562 и 1598 годами. С каждым разрывом мира доверие гугенотов к католическому престолу уменьшалось, насилие становилось все более жестоким, а требования протестантов становились все громче, пока Окончательное прекращение открытой вражды произошло в 1598 году.

    Войны постепенно приобрели династический характер, превратившись в длительную вражду между Домами Бурбонов и Гизов, оба из которых, помимо своих соперничающих религиозных взглядов, претендовали на французский престол. Корона, занимаемая Домом Валуа, в целом поддерживала католиков, но иногда переходила на сторону протестантов, когда это было политически целесообразно.

    Одним из самых печально известных событий религиозных войн была резня в день Святого Варфоломея в 1572 году, когда католики убили тысячи гугенотов в Париже.Резня началась в ночь на 23 августа 1572 года (канун праздника апостола Варфоломея), через два дня после покушения на адмирала Гаспара де Колиньи, военного и политического лидера гугенотов. Король приказал убить группу лидеров гугенотов, включая Колиньи, и резня распространилась по всему Парижу и за его пределами. Точное число погибших по всей стране неизвестно, но по оценкам, от 2000 до 3000 протестантов были убиты в Париже и от 3000 до 7000 во французских провинциях.В последующие недели аналогичные массовые убийства произошли и в других городах. К 17 сентября в одном только Париже было убито почти 25 000 протестантов. За пределами Парижа убийства продолжались до 3 октября. По амнистии 1573 года виновные были помилованы.

    Эта резня также стала поворотным моментом во французских религиозных войнах. Политическое движение гугенотов было подорвано потерей многих его выдающихся аристократических лидеров, а также многочисленными преобразованиями рядовых членов в свою веру, а те, кто остался, становились все более радикальными.

    Резня святого Варфоломея Картина Франсуа Дюбуа, художника-гугенота

    Дюбуа родился около 1529 года в Амьене и поселился в Швейцарии. Хотя Дюбуа не был свидетелем резни, он изображает тело адмирала Колиньи, свисающее из окна в задней части здания справа. Слева сзади Катрин Медичи выходит из Шато дю Лувр, чтобы осмотреть груду тел.

    Война Трех Генрихов (1587–1589) была восьмым и последним конфликтом в серии гражданских войн во Франции, известных как Войны Религии.Это была трехсторонняя война между:

    .
    • Король Франции Генрих III, поддерживаемый роялистами и политиками;
    • Король Генрих Наваррский, лидер гугенотов и предполагаемый наследник французского престола, поддерживаемый Елизаветой I Англии и протестантскими князьями Германии; и
    • Генрих Лотарингский, герцог Гиз, лидер Католической лиги, финансируется и поддерживается Филиппом II Испанским.

    Война началась, когда Католическая лига убедила короля Генриха III издать указ, запрещающий протестантизм и аннулирующий право Генриха Наваррского на престол.В течение первой части войны роялисты и Католическая лига были непростыми союзниками против их общего врага, гугенотов. Генрих Наваррский искал иностранной помощи у немецких принцев и английской Елизаветы I.

    Генрих III успешно предотвратил соединение немецкой и швейцарской армий. Швейцарцы были его союзниками и пришли во Францию, чтобы освободить его от подчинения, но Генрих III настаивал на том, что их вторжение было не в его пользу, а против него, заставляя их вернуться домой.

    В Париже слава отпугнуть немецких и швейцарских протестантов выпала на долю герцога Гиза. К действиям короля относились с презрением. Люди думали, что король пригласил швейцарцев на вторжение, заплатил им за приход и снова отправил их обратно. Король, который действительно сыграл решающую роль в кампании и ожидал, что будет удостоен за это награды, был поражен тем, что общественный голос выступил против него. Католическая лига хорошо использовала своих проповедников.

    Разразилась открытая война между роялистами и Католической лигой.Чарльз, герцог Майенский, младший брат Гиза, взял на себя руководство лигой. В тот момент казалось, что он не сможет противостоять своим врагам. Его власть была эффективно ограничена Блуа, Туром и прилегающими районами. В эти мрачные времена король Франции наконец обратился к своему кузену и наследнику, королю Наварры. Генрих III заявил, что больше не позволит протестантов называть еретиками, в то время как протестанты возродили строгие принципы королевской власти и божественного права.Как с другой стороны ультракатолические и анти-роялистские доктрины были тесно связаны, так и на стороне двух королей были объединены принципы терпимости и роялизма.

    В июле 1589 года в королевском лагере в Сен-Клу доминиканский монах по имени Жак Клеман получил аудиенцию у короля и воткнул ему длинный нож в селезенку. Клеман был убит на месте, прихватив с собой информацию о том, кто его нанял. На смертном одре Генрих III призвал Генриха Наваррского и во имя государственного управления умолял его стать католиком, ссылаясь на жестокую войну, которая последует, если он откажется.Он назвал Генриха Наварру своим наследником, который стал Генрихом IV.

    Битва между Генрихом IV и Католической лигой продолжалась почти десять лет. Война была окончательно подавлена ​​в 1598 году, когда Генрих IV отказался от протестантизма в пользу римского католицизма, изданного в виде Нантского эдикта. Указ установил католицизм в качестве государственной религии Франции, но предоставил протестантам равенство с католиками на престоле и определенную степень религиозной и политической свободы в пределах их владений. Указ одновременно защищал интересы католиков, препятствуя основанию новых протестантских церквей в регионах, контролируемых католиками.С провозглашением Нантского эдикта и последующей защитой прав гугенотов давление с целью покинуть Францию ​​уменьшилось.

    Предлагая людям общую свободу совести, указ давал протестантам множество конкретных уступок, таких как амнистия и восстановление их гражданских прав, включая право работать в любой сфере или для государства, и подавать жалобы непосредственно на король. Это положило конец религиозным войнам, охватившим Францию ​​во второй половине 16 века.

    История гугенотов - Американское общество гугенотов

    Гугеноты во Франции

    Маргарита д'Ангулем (1492–1549)

    Протестантизм был быстро воспринят представителями знати, интеллектуальной элиты, а также профессионалами в области ремесел, медицины и ремесел. Это было респектабельное движение, в котором участвовали самые ответственные и образованные люди Франции. Это означало их стремление к большей религиозной и политической свободе. Имена лидеров гугенотов в то время включали королевские дома Наварры, Валуа и Конде; Адмирал Колиньи и сотни других военных.Маргарита д'Ангулем, которую ученые называют «первой современной женщиной», была одним из первых сторонников реформ в католической церкви. Маргарита (бабушка Генриха IV) убедила своего брата Франциска I снисходительно относиться к гугенотам.

    Церковь гугенотов быстро росла. На первом соборе в 1559 году было представлено пятнадцать церквей. В 1561 году более двух тысяч церквей прислали представителей в синод. Вначале Франциск I очень благосклонно относился к гугенотам из-за их статуса и способностей, а также их экономического вклада в финансы страны.Однако девяносто процентов территории Франции было римско-католической, и католическая церковь была полна решимости сохранить контролирующую власть. Гугеноты чередовали высшую благосклонность и возмутительные преследования. Неизбежно происходили столкновения между католиками и гугенотами, многие из которых выливались в кровопролитие. В 1560-х годах столкновения обострились. Наконец, Екатерина Медичи (вдова Генриха II, сына Франциска I) и фракции Гиза, вместе представлявшие Корону и Церковь, организовали смертоносный акт.

    Резня в день святого Варфоломея, 1572 год

    Тысячи гугенотов были в Париже, праздновали свадьбу Генриха Наваррского и Маргариты де Валуа в День святого Варфоломея, 24 августа 1572 года. В тот день солдаты и организованная толпа напали на гугенотов, и тысячи людей напали на гугенотов. их зарезали. Гаспар де Колиньи одним из первых пал от руки слуги герцога де Гиза и был изрублен на куски. Папа Григорий XIII снял медаль в честь этого события и отправил Екатерине и всем католическим прелатам.

    Преследование и ссылка

    Битва при Иври, 1590 г.

    г. Последовали гражданские войны. 4 марта 1590 года принц Генрих Наваррский возглавил силы гугенотов против Католической лиги в битве при Иври в Нормандии, что привело к решающей победе. Затем, 13 апреля 1598 года, как только что коронованный Генрих IV, он издал Нантский эдикт, который предоставил гугенотам терпимость и свободу поклоняться по-своему.

    По крайней мере, какое-то время у гугенотов было больше свободы.Однако примерно сто лет спустя, 18 октября 1685 года, Людовик XIV отменил Нантский эдикт. Запрещалось исповедовать «еретическую» религию. Гугенотам было приказано отказаться от своей веры и присоединиться к католической церкви. Им было отказано в выезде из Франции под страхом смерти. И Людовик XIV нанял 300000 солдат, чтобы выследить еретиков и конфисковать их имущество. Этот отзыв привел к тому, что Франция потеряла полмиллиона своих лучших граждан. Лишь 28 ноября 1787 года, после обретения Соединенными Штатами Америки независимости от Англии, маркиз де Лафайет, впечатленный тем фактом, что многие американские лидеры имели гугенотское происхождение, убедил Людовика XVI и Французский совет принять Эдикт терпимости, гарантирующий всем во Франции свободу вероисповедания.

    В течение всего периода с начала шестнадцатого века до 1787 года тысячи гугенотов покинули свои дома во Франции и перебрались в другие страны из-за повторяющихся волн преследований. Как писала Эстер Форбс в книге Пол Ревер и мир, в котором он жил в году (Бостон: Houghton Mifflin Company, 1942):

    Франция вскрыла себе вены и пролила свою лучшую кровь, когда истощила свои гугеноты, и везде, в каждой стране, которая принимала их, этот удивительный штамм действовал как дрожжи.

    Гугеноты в Америке

    гугенотов-поселенцев иммигрировали в американские колонии прямо из Франции и косвенно из протестантских стран Европы, включая Нидерланды, Англию, Германию и Швейцарию.

    Хотя гугеноты поселились почти на всем восточном побережье Северной Америки, они отдали предпочтение территориям, которые сейчас являются штатами Массачусетс, Нью-Йорк, Пенсильвания, Вирджиния и Южная Каролина. Подобно тому, как Франция понесла заметные потери из-за эмиграции этих умных и способных людей, так и американские колонии выиграли.Колонисты стали фермерами, рабочими, министрами, солдатами, моряками и людьми, которые занимались правительством. Гугеноты снабдили колонии прекрасными врачами, искусными мастерами и мастерами. Например, Ирене дю Пон поделился своим опытом изготовления пороха, полученным от выдающегося Лавуазье; и Аполлон Ривуар, ювелир, был отцом Поля Ревира, мастера-серебряника и известного патриота. Сам Джордж Вашингтон был внуком гугенота по материнской линии. Гугеноты легко приспособились к Новому Свету.Их потомки быстро росли и быстро распространялись. Сегодня люди гугенотского происхождения встречаются во всех частях нашей страны.

    Джордж Вашингтон (1732–1799)

    французских гугенотов: за что их преследовали?

    В конце 16 века столкновение католических и протестантских религиозных верований достигло апогея с серией конфликтов, известных под общим названием Французские религиозные войны, период между 1562 и 1598 годами, во время которых было восемь гражданских войн. Другие европейские страны, такие как Англия и Испания, оказались втянутыми в эти конфликты: Англия, которая дважды порвала с Римом, сначала в 1530-х годах, а затем в 1559 году, хотела предотвратить победу католиков, в то время как стойкая католическая Испания желала увидеть поражение протестантов.

    Рост могущества французского дворянства был еще одной причиной этих конфликтов. Внезапная смерть Генриха II в 1559 году привела к тому, что трое из его сыновей последовательно взошли на трон: Франциск II, Карл IX и Генрих III. Неопытные и неэффективные, эти три короля продемонстрировали слабые способности контролировать своих французских дворян - позволяя воюющим дворянам соперничать за места в линии престолонаследия - и позволили расцвести семенам религиозного восстания.

    Французские религиозные войны: когда они начались?

    Небольшой акт терпимости к протестантизму во Франции произошел в январе 1562 года, когда был издан эдикт Сен-Жермен, изданный Екатериной Медичи, регентом Франции и матерью Карла IX, которому тогда было 11 лет.Указ был указом о терпимости, в котором признавалось право гугенотов на вероисповедание при условии, что они делали это в частном порядке, а не в городах и не ночью. Но менее чем через два месяца, 1 марта, Франциск, герцог Гиз, послал свои войска в город Васси, где группа гугенотов молилась в сарае.

    Солдаты убили более 80 гугенотов, положив начало первой Войне Религии. Ужасающие акты насилия будут совершаться обеими сторонами по всей Франции, и герцог Гиз в конечном итоге был убит.Непростой мир был заключен в марте 1563 года Амбуазским эдиктом, который гарантировал гугенотам их религиозные привилегии.

    • Ваш путеводитель по Мартину Лютеру, теологу, положившему начало Реформации

    В течение следующих нескольких лет в ходе дальнейших столкновений гугеноты ополчились против короны и погибли как католики, так и протестанты. Многие гугеноты бежали из Франции за это время, и одна группа основала колонию в современном Джексонвилле, штат Флорида, в 1564 году.

    В августе 1572 года Екатерина Медичи устроила брак своей дочери Маргариты Валуа с гугенотом Генрихом Наваррским из Дома Бурбонов. Генрих был следующим в очереди на французский престол после младших братьев Карла IX - друг друга Генрих и Франциск - и Екатерина надеялась, что союз с могущественной династией Бурбонов на какое-то время успокоит гугенотов.

    Тысячи протестантов собрались в Париже на свадьбу, и город превратился в пороховую бочку напряжения.Королевский совет собрался и разработал план убийства некоторых лидеров гугенотов, чтобы предотвратить то, что они считали протестантским захватом власти - тысячи гугенотов были убиты в Париже во время того, что теперь известно как резня в День Святого Варфоломея, когда насилие распространилось по всей стране. следующие недели. Булонский эдикт в июле 1573 года остановил кровопролитие и ограничил поклонение гугенотов всего в трех французских городах: Ла-Рошель, Монтобан и Ним.

    Екатерина Медичи гуляет среди мертвых после резни в День Святого Варфоломея (фото из Universal History Archive / Universal Images Group через Getty Images)

    Что такое Нантский эдикт и что он значил для гугенотов?

    Генрих Наваррский вступил на престол в 1589 году, став Генрихом IV французским, и обратился в католицизм в 1593 году, чтобы укрепить свою власть.Это обеспечило благосклонность большинства его подданных, но вызвало подозрение и тревогу у гугенотов.

    Нантский эдикт 1598 года стал величайшим шагом на пути к религиозной терпимости, который видела Франция. Теперь с протестантами обращались равным образом перед законом, и они имели право свободно совершать религиозные обряды как в частном порядке, так и публично в 200 городах, в которых они могли разместить свои гарнизоны. Корона гарантировала их безопасность и субсидировала стоимость их гарнизонов. Генрих IV видел в этой попытке гражданского единства обмен на принятие гугенотами его католической веры.Французские религиозные войны официально закончились, но гугеноты по-прежнему считались неполноценными французским населением, в основном католиком, которое ужасалось перспективой проявить терпимость по отношению к гугенотам, не говоря уже о своей новой королевской защите. До конца своего правления Генрих IV пытался обеспечить соблюдение Нантского эдикта, но те, кто пришел после него, были бы гораздо менее терпимы.

    Было принято решение бросить вызов Людовику XIII, который установил католическое правительство, и создать протестантское «государство в государстве» со своими собственными независимыми налогами и вооруженными силами.

    В 1617 году преемник Генриха IV, Людовик XIII, провозгласил аннексию протестантского княжества Беарн на крайнем юге Франции, которое было объявлено независимым княжеством в XIV веке, и восстановил права католической собственности Беарна в 1620 году.Опасаясь потери своих религиозных привилегий, Генеральная ассамблея гугенотов, начавшаяся в ноябре 1620 года, была созвана в Ла-Рошели. Во время встречи было принято решение бросить вызов Людовику XIII, который установил католическое правительство, и создать протестантское «государство в государстве» со своими собственными независимыми налогами и вооруженными силами. Этот акт неповиновения возглавил Анри Дюк де Рохан, ставший лидером гугенотов. Это было решение, которое привело к трем восстаниям в течение следующего десятилетия и в конечном итоге привело к почти полному искоренению протестантизма во Франции.

    Почему гугеноты представляли угрозу?

    Людовик XIII истолковал решение в Ла-Рошели как открытое восстание против своей власти и собрал свои силы для марша на юг - сначала захватывая гугенотский город Сомюр, а затем победив брата Рохана, Бенджамина, герцога Субиза, во время осады Сен-Жан. -d'Angély 24 июня 1621 года.

    Последовала осада Монтобана, но Людовику не удалось захватить город. Однако во время осады Негрепелисса в 1622 году почти все жители протестантской крепости были убиты, а город сожжен дотла.Позднее в том же году был подписан Монпельеский договор, который позволил гугенотам сохранить свои крепости в Монтобане и Ла-Рошели, но приказал демонтировать крепость в Монпелье и королевскую крепость Форт-Луи недалеко от Ла-Рошели.

    Людовик не поддержал договор, что вызвало дальнейшее недовольство гугенотов. Влиятельный кардинал Ришелье, который станет главным министром короля в 1624 году, посоветовал Людовику укрепить Форт-Луи. Ришелье опасался военной мощи гугенотов и видел в них угрозу стабильности страны, но он также знал, что любое неоправданное насилие или преследование в отношении гугенотов может повлиять на союзы Франции с протестантскими странами в Европе.Тем не менее жители Ла-Рошели почувствовали угрозу неминуемой осады.

    В феврале 1625 года герцог Субизский возглавил новое восстание против Людовика и занял остров Ре у западного побережья Франции, недалеко от Ла-Рошели. Затем он успешно атаковал королевский флот во время битвы при Блаве и принял командование на Атлантическом побережье от Бордо до Нанта. Успехи герцога заставили его присвоить себе титул адмирала протестантской церкви. Ла-Рошель проголосовала за присоединение к Субизу, но к сентябрю флот гугенотов и Субиз были разбиты, и остров Ре вернулся к королевской власти.
    Потребовался длительный период переговоров, прежде чем 5 февраля 1626 года Парижский договор был окончательно согласован между королем и городом Ла-Рошель - гугеноты сохранили свою религиозную свободу, но были наложены ограничения, и Ла-Рошели больше не разрешалось держать военно-морской флот.

    Какое отношение имеет Англия к восстаниям гугенотов?

    Последнее восстание гугенотов 17-го века было вызвано английским вмешательством - Англия и Франция были врагами на протяжении веков, и Карл I (протестантская) Англии был счастлив помочь в восстании против своего французского коллеги.Карл послал герцога Бекингемского с флотом из 80 человек для помощи гугенотам, и в июне 1627 года англичане высадились возле Ре, начав англо-французскую войну. У Букингема в конце концов закончились деньги и поддержка, и он вернулся в Англию после поражения при осаде Сен-Мартен-де-Ре.

    Заключительным этапом этой ожесточенной борьбы стала осада Ла-Рошели, которая началась в сентябре 1627 года, когда Ришелье командовал французскими войсками. Население сопротивлялось почти 14 месяцев под руководством своего мэра Жана Гитона - и с небольшой помощью англичан - до того, как ему пришлось сдаться в октябре 1628 года.К этому времени население Ла-Рошели уменьшилось с 27 000 до 5 000 в результате голода, болезней и насилия. Мир был официально достигнут Алесским миром, подписанным в июне 1629 года - на этот раз право гугенотов на веротерпимость было признано, но им было запрещено проводить собрания или крепости. Луи не мог больше рисковать своим авторитетом.

    Этот гобелен изображает осаду удерживаемой гугенотами Ла-Рошели в 1572 году после Дня Святого Варфоломея (Фото: Universal History Archive / Universal Images Group через Getty Images)

    Когда гугеноты бежали из Франции?

    В 1685 году сын Людовика XIII, Людовик XIV, издал Фонтенблоский эдикт, отменивший Нантский эдикт и фактически объявивший протестантизм во Франции незаконным.Теперь гугенотов считали еретиками, и преследование против них было официально санкционировано, хотя неофициально это происходило уже много лет. Дети протестантских родителей были переданы в католические семьи, и многие протестанты были насильно крестились в католическую веру. Протестантам вскоре запретили заниматься такими профессиями, как медицина и юриспруденция - почти все было сделано для того, чтобы заставить людей обратиться. Все протестантские священники были изгнаны, но самим протестантам было запрещено покидать Францию, часто под страхом смерти.

    тысячи гугенотов, однако, бежали из Франции, большинство из которых обосновалось в Голландской республике, Пруссии и Англии. Некоторые французские города потеряли до половины своего работающего населения, и среди тех, кто уехал, было много образованных и квалифицированных мастеров, например, работающих в текстильной промышленности.

    Европейские протестантские страны были возмущены новой религиозной политикой Франции и жестокостью, с которой она проводилась. Это продвигало идею о том, что Франция и Людовик XIV должны быть противостоят, и в 1686 году Леопольдом I, императором Священной Римской империи, был заключен Великий союз, а с 1689 года его поддержал Вильгельм III из Голландской республики.Хотя с годами во Франции религиозная терпимость возрастала, полная свобода вероисповедания была достигнута только во время Французской революции и Декларации прав человека и гражданина в 1789 году.

    Этот контент впервые появился в рождественском выпуске 2020 года BBC History Revealed

    Эмма Слэттери Уильямс, штатный писатель BBC History Revealed

    Французские религиозные войны: хронология христианской истории | Христианская история

    Подпишитесь на «Христианство сегодня» и получите мгновенный доступ к прошлым выпускам «Истории христианства»!

    1555 Аугсбургский мир в Германии позволяет правителям выбирать религию для своего региона

    1555 Первая протестантская церковь в Париже, организованная в доме

    1556 Филипп II стал королем Испании

    1558 Елизавета I становится королевой Англии

    1559 Первый национальный синод реформатских церквей Франции

    1559 Жан Кальвин стал гражданином Женевы

    1560 Провал протестантского заговора Амбуаза с целью похищения короля Франции

    1561 Антипротестантский указ начинает изгнание беженцев из Франции

    1562-1563 Первая война

    1562 Силы герцога Гиза убивают протестантов в Вассах

    1563 Амбуазский договор положил конец Первой войне

    1563 Тридентский совет закрывается

    1564 Умирает Кальвин

    1567-1568 Вторая война

    1568-1570 Третья война

    1568 Договор Лонжюмо завершает Вторую войну

    1569 Мир Св.Жермен заканчивает третью войну

    1572-1573 Четвертая война

    1572 Резня в день святого Варфоломея

    1574 Перемирие заканчивается Четвертая война

    1574 Карл IX (справа) умирает; Генрих III (слева) становится королем Франции

    1576 Пятая война

    1576 Протестантский мир месье подписал

    1576 Формы боевой католической лиги

    1577 Шестая война

    1577 Шестая война закончилась слегка ограничивающим Бержеракским миром

    1580 Седьмая война

    1580 Неракский договор и Флейский мир окончание седьмой войны

    1584 Герцог Анжуйский умер; Анри Наваррский становится наследником французского престола

    1588 Генрих III вынужден сдаться Гизесу и католической лиге

    1588 Английский флот разгромил испанскую армаду

    1589 Генрих III получил ножевое ранение, называет Генриха Наваррского своим преемником

    1589 Катрин де Медичис умерла

    1593 Генрих IV принимает католичество

    1598 Нантский эдикт возвращает протестантам гражданскую и религиозную свободу

    Вы достигли конца этой статьи.

    Чтобы продолжить чтение, подпишитесь сейчас.Подписчики имеют полный цифровой доступ.

    Уже подписчик CT? Войдите в систему, чтобы получить полный цифровой доступ.

    религиозных войн | Encyclopedia.com

    Между 1562 и 1598 годами Францию ​​раздирали восемь религиозных войн. Конфликты начались как борьба между французскими протестантами, которые хотели свободы исповедовать свою религию, и католиками, которые считали себя защитниками истинной веры. Войны также имели политические корни в соперничестве французской знати за королевское покровительство *.

    Французская монархия была тесно связана с Римско-католической церковью, и короли Франции дали клятву защищать веру и бороться с ересью *.Когда в 1521 году церковь объявила учение Мартина Лютера еретическим, французский монарх стал врагом французских протестантов. К 1550-м годам более воинственный протестантизм Жана Кальвина прибыл во Францию, и король Генрих II активизировал усилия по искоренению ереси. Внезапная смерть Генриха в 1559 году возложила на трон его сына Франциска II.

    Франциск находился под сильным влиянием дядей своей жены, герцога Гиза и кардинала Лотарингии, горячих защитников католической веры.Преследования протестантов усилились при Франциске, особенно после раскрытия заговора кальвинистской знати с целью похищения молодого короля. Когда Франциск умер в 1560 году, королева-мать Екатерина Медичис объявила себя регентшей * десятилетнего наследника Карла IX. Попытки Екатерины создать более терпимую атмосферу к религии привели к еще большему сопротивлению католиков. Насилие против гугенотов * усилилось, и в 1562 году силы Гиза убили протестантов, собравшихся на службу недалеко от города Васси.

    Екатерина, разрываясь между противоборствующими фракциями, пыталась сохранить мир. Амбуазский мир 1563 года позволил протестантам открыто поклоняться в определенных условиях, но наложил различные ограничения. Многие католики выступили против мира, а некоторые советники короля продолжали призывать к преследованию гугенотов. Это привело к другому заговору с целью схватить короля, что вызвало новую войну. Еще один непопулярный и неэффективный мирный договор последовал в 1568 году.

    Новые боевые действия вспыхнули несколько месяцев спустя и продолжались около года.Последовавший за этим договор немного расширил религиозные права протестантов и позволил им удерживать некоторые укрепленные города для своей защиты. Многие католики резко отреагировали на условия договора. В августе 1572 года они начали волну убийств, названную резней в День Святого Варфоломея, в результате которой погибло 2 000 человек в Париже и неизвестное число - в десятке других городов. На юге Франции протестанты разработали конституцию, которая отделила их от монархии. Они заключили союз с умеренными католиками, которые хотели положить конец боевым действиям и поддержали призывы гугенотов к свободе вероисповедания.

    Смерть Карла IX в 1574 году возложила на престол его брата Генриха III и возродила надежды католиков на победу. Однако плохие финансы короны ограничили способность Генриха собрать эффективную армию, и он был вынужден подписать еще один мир с гугенотами. Условия мира возмутили католических дворян, которые сформировали радикальную Священную лигу, чтобы бороться за защиту своей веры. Бои продолжались, долги росли, и Генрих становился все более непопулярным. В 1585 году Священная лига вынудила его вернуть привилегии, предоставленные гугенотам, и начать новую войну против протестантизма.

    В возобновившихся боях протестантские силы выиграли битву при Котре в 1587 году, но армия Гиза неожиданно победила немецких наемников *, прибывших на помощь гугенотам. Тем временем Генрих стал бояться своих союзников по Священной лиге больше, чем протестантов. Король приказал им не приезжать в Париж, где союз был очень популярен, но они все равно приехали. Когда Генрих попытался сдержать восторженных сторонников лиги, парижане выгнали его из города. Затем король убил Анри де Гиза и его брата, в результате чего члены лиги подняли восстание и взяли под свой контроль Париж.Генрих планировал осаду * города, но был убит в августе 1589 года, прежде чем смог начать кампанию.

    Поскольку Генрих не оставил наследников, трон перешел к Генриху де Бурбону, королю Наварры, который принял имя Генрих IV. Генрих IV начал осаду Парижа в 1590 году. Хотя он был протестантом, он обратился в католицизм в 1593 году, чтобы уменьшить сопротивление католиков его правлению. Париж сдался в следующем году, и в течение следующих нескольких лет многие города сдались добровольно или пали перед войсками Генриха.К 1598 году последний католический дворянин сложил руки. В апреле того же года Генрих подписал Нантский эдикт, который предоставил протестантам свободу вероисповедания. Несмотря на сопротивление католиков этому указу, после почти 40 лет войны во Францию ​​вернулся период мира и относительной стабильности.

    ( См. Также Католическая Реформация и Контрреформация; Франция; Семья Гиз-Лотарингия; Протестантская Реформация. )

    * покровительство

    поддержка или финансовое спонсорство

    3

    убеждение, противоречащее доктрине установленной церкви

    * регент

    человек, который действует от имени монарха, который слишком молод или неспособен править

    * гугенот

    Французский протестант 1500 и 1600-х годов, последователь Жана Кальвина

    * наемник

    наемный солдат

    * осада

    город сдался, чтобы силой окружить город с вооруженными войсками, отрезая территорию от помощи

    Третья французская война R eligion

    Французские религиозные войны представляли собой серию из девяти войн между 1562 и 1598 годами.Они видели взлет и падение Екатерины Медичи и закончились восхождением на престол Генриха IV.

    Англия частично участвовала в этой войне, когда она открыто встала на сторону Конде. Зачем она это сделала? Религия, очевидно, была проблемой, и поддержка протестантского «коллеги» была бы правильным поступком. Конде также пообещал Англии Le Harve в обмен на Кале в конце войны. Взамен Конде были обещаны английские войска и ссуда в размере 140 000 крон.

    Сделка ни к чему не привела, поскольку Гиз победил гугенотов в битве при Дре в декабре 1562 года. Конде был захвачен католиками, а Монморанси - гугенотами. Гиз был убит в Орлеане, а Антоний Бурбонский - в Руане. Устранение основных лидеров этого конфликта должно было позволить достичь мирного урегулирования. Это позволило Екатерине Медичи вести переговоры об усмирении Амбуаза в марте 1563 года.

    Это позволило дворянам-гугенотам свободно поклоняться, но ограничило поклонение простолюдинов одним городом в каждом судебном округе - хотя это не включало Париж.Англичане были изгнаны из Ле-Харва с обеих сторон, и Элизабет отказалась от своих претензий на Кале.

    Казалось бы, конфликт закончился, поскольку главные действующие лица ушли или, по крайней мере, отстранены от власти, и обе стороны объединились для борьбы с англичанами.

    Но летом 1565 года Екатерина познакомилась со своей дочерью Елизаветой Испанской. Она также встретилась и обсудила проблемы с испанским герцогом Альва, который находился в испанских Нидерландах, подавляя восставших протестантов с некоторой степенью жестокости.Это очень беспокоило гугенотов, которые опасались, что Екатерина планирует совместную католическую французско-испанскую кампанию против них - Альва считался одним из лучших генералов Европы. Он также был набожным католиком. Не дожидаясь нападения, гугеноты приготовились к войне, разразившейся в сентябре 1567 года.

    Это началось с неудачной попытки гугенотов захватить короля в так называемом Заговоре Мо. За этим последовало всеобщее восстание гугенотов.Испания действительно помогала католикам, а сын курфюрста Пфальца (протестант) помогал гугенотам.

    Освобожденный Конде двинулся на Париж, но был разбит в Сен-Дени в ноябре 1567 года. Монморанси был убит в этом сражении. Договор Лонжюмо в марте 1568 года восстановил то, что было введено с Умиротворением Амбуаза, но между двумя сторонами не было доверия, и вскоре снова начались боевые действия.

    Конде был убит, а гугеноты потерпели поражение при Ярнау в марте 1569 года.В октябре гугеноты потерпели еще одно тяжелое поражение. Они выжили как группа только под руководством Колиньи, и он стал их единственным лидером. Под его руководством они восстановили свою силу на юге, и правительство, признавая их растущую силу и собственное истощение, согласилось на Сен-Жерменский договор в 1570 году. Это восстановило положение предыдущих лет и позволило гугенотам поставить гарнизон в четыре города (известные как места деусте).

    Во время этого перерыва в боях Гизы покинули двор и были заменены гугенотами во главе с Колиньи.Он быстро стал фаворитом Карла IX, и он выразил поддержку королем его идеи кампании против Испании в испанских Нидерландах, которая объединит страну против общего врага и свяжет Францию ​​с вскоре ставшим протестантом Вильгельмом Оранским. Нидерланды и Елизавета Английская. Семья Гизов по-прежнему была самой старшей католической дворянской семьей во Франции, и они отчаялись, когда стало очевидно, что Колиньи все больше и больше властвует над королем.Шарль назвал Колиньи «Мон Пере».

    Независимо от отношений между Шарлем и Колиньи, положение католиков во Франции выглядело плохим. Людовик Нассау (брат Вильгельма Оранского) добился военного успеха в испанских Нидерландах против католической Испании. Колиньи открыто говорил о том, что Франция оказывает помощь протестантам в Нидерландах, а политическое движение во Франции набирает силу. Эта безвыходная ситуация привела Гизов к резне в день Святого Варфоломея .

    Дворянство Франции собралось в Париже в августе 1572 года на свадьбу Маргариты Валуа, дочери Екатерины, и Генриха Наваррского, сына Антония Бурбонского. Была предпринята попытка убить Колиньи, но она потерпела неудачу. Кэтрин, потеряв влияние на своего сына из-за Колиньи, убедила Чарльза, что существует план его убийства и что они должны нанести удар первыми, иначе их убьют. Чарльз послушал свою мать, и то, что должно было быть выборочным убийством лидеров гугенотов, превратилось в полномасштабную резню.Семья Гизов обеспечила успешное убийство Колиньи, и его смерть, похоже, спровоцировала спонтанное нападение на гугенотов в целом, и в период с 23 по 24 августа 1572 года только в одном Париже было убито около 3000 человек. Убийство произошло по всей Франции. Всего было убито около 10 000 гугенотов.

    Это событие поляризовало чувства. Между двумя группами не могло быть примирения, поскольку резня ясно показала, что терпимость не может существовать между католиками и протестантами.Те, кто хотел мирного решения - Политики - обнаружили, что их влияние на какое-то время уменьшилось. Чтобы защитить себя, гугеноты создали на юге страны, по сути, безопасную гавань, где они с меньшей вероятностью подверглись преследованиям со стороны католиков в Париже. Эта область включала Пуату, Лангедок, Беарн и Прованс. Регион контролировался герцогом Монморанси-Дамвиль, который, несмотря на резню, оставался политиком.

    Гугеноты в целом стали более антипарижскими и сформировали свою собственную армию, суды и систему налогообложения.Они привлекли в регион мужчин, которые не обязательно были гугенотами, но они были возмущены правительством в Париже. Туда отправился младший брат короля, герцог Алансон, и Генрих Наваррский. Генрих обратился в католицизм во время резни, чтобы спасти свою жизнь, но вернулся обратно, когда вернулся на юг.

    Католики защитили себя от этой предполагаемой угрозы, сформировав в 1576 году Католическую лигу, которая нуждалась в помощи Испании, Савойи и Рима в борьбе с гугенотами.Он также выступил с антиабсолютистской программой, призывая к защите провинциальных свобод и представительных институтов.

    Эта война в основном известна осадой Ла-Рошели герцогом Анжуйским, будущим Генрихом III. Жители Ла-Рошели отказались дать доступ к королевскому губернатору, и это вызвало реакцию. Ла-Рошель была также базой для гугенотских каперов, которые были проблемой для судоходства в Бискайском заливе. Однако осада закончилась, когда герцог Анжуйский отправился в Польшу, где был избран королем - такова была хрупкость лояльности во Франции.Генрих подписал Ла-Рошельский договор в 1573 году, который вновь ввел условия Сен-Жермена.

    По сути, это было противостояние между новым Генрихом III (Анжу вернулся в качестве короля Польши после смерти Карла в мае 1574 г.) и гугенотами. Он терпеливо терпел ситуацию, когда чувствовал, что его авторитет подвергается сомнению, как это явно было со стороны гугенотов на территории Монморанси-Дамиля.

    В декабре 1574 года гугеноты фактически создали независимое государство на юге, которое историки обычно называют Лангедоком.Это был прямой акт неповиновения, направленный против короны. Чарльзу было девять, когда он стал королем, а Генриху - двадцать три. Семья Гизов встала на сторону Генриха и в 1575 году разбила немецкую армию, финансируемую Англией под командованием Джона Казимира в Дормане. Однако эта победа обеспокоила Генри, который опасался возрождающейся семьи Гизов во Франции, которая угрожала его положению.

    При том, что могло показаться важным поворотом, Генрих предоставил гугенотам гораздо больше уступок, чем они когда-либо делали раньше.Это был договор мсье 1576 года.

    Гугенотам была предоставлена ​​свобода вероисповедания повсюду, кроме суда, и на определенном расстоянии от Парижа. Им также было разрешено размещать гарнизоны в восьми местах, и им были предоставлены специальные места во всех парламентах (известных как chambres-mi-party), где возникали дела с участием протестантов. Почему Генрих пошел на эти уступки? Генри определенно беспокоил рост могущества семьи Гизов, и сильный контингент гугенотов во Франции был хорошим противовесом этой власти.Не менее важной была неспособность Генриха нанести ущерб оборонительной структуре Лангедока. Его мягкий подход к ним был обусловлен скорее необходимостью, чем благотворительностью. Католики Франции были в ярости от договора, и новая война была почти неизбежной.

    Семья Гиз сформировала Католическую лигу (также известную как Священная лига) в 1576 году. На собрании Генеральных штатов, состоявшемся в Блуа в декабре 1576 года, подавляющее большинство присутствующих проголосовало за отмену месье.На встрече преобладала семья Гизов.

    Это поставило Генриха III в очень трудное положение. Его католическая поддержка отвергла договор, на который он согласился, и он остался разоблаченным. По-видимому, потеряв поддержку католиков Франции, он, как никогда ранее, выглядел в руках гугенотов. Однако они явно отвергли его власть, фактически создав свою собственную базу на юге.

    Чтобы положить конец своей изоляции, Генрих III возглавил Католическую лигу, которая была создана, чтобы избавить Францию ​​от гугенотов и дать католикам Франции некоторую военную поддержку во время конфронтации.Став во главе Лиги, Генри дал очень четкое послание. Его кампания против гугенотов увенчалась успехом, и гугенотские завоевания месье были отменены. По Бержеракскому договору поклонение гугенотам было предписано в пригородах одного города в каждом судебном округе.

    После шести войн ни одна из сторон не получила того, чего хотела. Католикам все еще приходилось сталкиваться с присутствием гугенотов во Франции, в то время как гугеноты теперь столкнулись с серьезными ограничениями своего права на вероисповедание.Генрих в момент решимости приказал распустить все религиозные союзы. С 1577 по 1584 год Франция переживала относительный мир, за исключением так называемой войны влюбленных (седьмая война с ноября 1579 по ноябрь 1580 года), когда ничего важного не произошло, за исключением того, что договор Бержерака был подтвержден, хотя теперь он был известен как Эдикт Пуатье. С 1577 по 1584 год также наблюдалось усиление влияния политических деятелей, которые продолжали стремиться к долгосрочному урегулированию.

    Седьмая война (ноябрь 1579 г. - ноябрь 1580 г.)
    см. Выше.

    Эту войну часто называют «Войной трех Генри».

    В июне 1584 года умер наследник престола герцог Аленконский, не оставив наследника престола по линии Генриха II. По закону следующим законным наследником стал Генрих Наваррский. Генрих III признал это так. Наварра был протестантом, который ненадолго обратился в католицизм во время резни в День Святого Варфоломея, пытаясь спасти свою жизнь. Он быстро вернулся в протестантизм, когда это было безопасно.Гугеноты поддерживали веру в божественное право королей, в то время как католики поддерживали веру в суверенитет народа - иронический поворот в их прежних позициях.

    В декабре 1584 года герцог Гиз подписал секретный договор с Испанией, в котором говорилось, что оба они отложат притязания Наварры в сторону и поддержат притязания кардинала де Бурбона, дяди герцога де Гиза. Испания предоставляла семье Гизов 50 000 эскудо в месяц, чтобы искоренить ересь во Франции.Католическая лига была возрождена в 1585 году, и Гиз надеялся задействовать антигугенотские настроения, существовавшие в городах, хотя в первую очередь в Париже.

    Городские массы становились непредсказуемыми. Рабочий класс начинал страдать от экономической депрессии и высоких налогов, в то время как средний класс все больше злился по поводу того, что богатые правообладатели продают офисы тому, кто больше заплатит, а это означало, что способные и образованные люди (но те, кто пришел из более бедные семьи) не могли позволить себе конкурировать.Они стали свидетелями того, как менее способные брались за работу, которую они должны были выполнять. Те, кто обладал способностями, не получали вознаграждения за наличие этой способности.

    Лига достигла своего пика в Париже, и сочетание юристов, священнослужителей и ремесленников (квалифицированных рабочих) было потенциально опасным. Сила Лиги в Париже была продемонстрирована Шестнадцатью. Так назывался тайный совет, который управлял Парижем (Лига разделила Париж на шестнадцать округов). Агенты Лиги отправлялись в провинцию, чтобы пробудить энтузиазм в своей работе.Работа Шестнадцати была явно предательской и угрозой для Генриха III. В 1585 году Генрих имел против него гугенотов, высшую католическую знать, средний класс, искусных ремесленников и бедняков. В сочетании с этим Испания, возможно, играла роль в разжигании проблем.

    Такое сочетание сил было слишком большим для Генри, и в июле 1585 года он уступил Гизам и согласился сделать кардинала де Бурбона своим наследником. Он также забрал все уступки, сделанные гугенотам.В сентябре 1585 года Генрих Наваррский был отлучен от церкви папой Сикстом V. Это дало Генриху Наваррскому вполне реальную причину для борьбы - теперь он стал законной мишенью для любого католика, который был свободен убить его, не совершив греха.

    У Наварры было две армии. Один из них был оплачен англичанами. В 1587 году Наварра победил Генриха III в битве при Котре, но его армия наемников, оплаченная англичанами, была разбита в том же году армией Гизов.

    Генрих III потерял контроль над делами - даже в Париже.Испания приказала Гизу помешать Франции нанести ущерб Армаде, которая должна была стать гаванью в Кале во время ее авантюры в 1588 году. Есть все шансы, что Генрих III использовал слабое положение Армады в своих интересах; то есть уничтожил все, что мог, чтобы французская военно-морская мощь в Средиземном море была неприкосновенной. Вопреки приказу Генриха III Гиз двинулся на Париж. Королевские войска оказались бесполезными, поскольку Шестнадцать восстали в Париже в мае 1588 года в День баррикад. Королю пришлось бежать из своей столицы.

    В июне 1588 года он был вынужден подписать Указ о унии. Это еще раз признало Бурбона законным наследником престола. Это также сделало Гиз лорд-лейтенантом Франции. Слабое положение короля было совершенно очевидно, и Савой использовал эту возможность, чтобы взять французские крепости в северной Италии. Отсутствие поддержки короля в Генеральных штатах убедило его, что его единственный путь вперед - убить Генриха, герцога Гиза. Генри Гиз и его брат были убиты в Блуа во время Рождества 1585 года.Бурбон был арестован. Самый молодой Гиз, герцог Майенн, захватил Лигу, поэтому попытка Генриха III разрушить власть семьи Гизов потерпела неудачу. Реакция Лиги на убийство своего лидера была простой. Города, верные Генриху де Гизу, поднялись и сместили туда королевских представителей, заявив, что король стал тираном и что долг верных французов - свергнуть его.

    К концу 1588 года Франция находилась под контролем Лиги или гугенотов.Власть короля оказалась минимальной. Генрих III встал на сторону Генриха Наваррского в нападении на Париж, но король был убит молодым монахом, которому была обещана канонизация в качестве награды за это.

    Королем стала Наварра. Первоначально его единственной целью было победить Лигу. Его план состоял в том, чтобы откупиться от поддержки Лиги и открыть бой. Генрих IV имел одно главное преимущество перед всеми своими противниками - он был законным и законным наследником французского престола. Таких в Лиге явно не было.В 1590 году Бурбон умер, и даже эта проблема была устранена. В Лиге не было замены ему, официально признанному наследником престола. У Генри было еще два преимущества перед Гизами.

    Толпа в городах сильно встревожила средний и высший классы, поскольку казалось, что они выходят из-под контроля и этот общественный порядок находится под угрозой. Майенн оказался гораздо менее эффективным лидером, чем его брат, который не мог контролировать массы, в то время как Генрих IV оказался эффективным лидером и тем, кто мог удерживать контроль.

    Во-вторых, Лига была запятнана Испанией, поскольку она принимала испанские деньги и войска, тогда как Генрих IV не был запятнан подобным образом и, таким образом, апеллировал к французскому патриотизму. Тот факт, что он получал помощь англичан с 1590 по 1594 год, похоже, не беспокоил французов так сильно, как помощь Испании, которую получила Лига. Когда Филипп II Испании потребовал Францию ​​для своей дочери, инфанты Клары Евгении, поскольку она была внучкой Генриха II и Екатерины Медичи, народ Франции оказал Генриху IV еще большую поддержку.Единственная слабость Генри заключалась в том, что он был протестантом. Но он также был политиком, который в конечном итоге использовал религию в своих целях.

    Задача Генриха IV казалась невыполнимой. Обширные районы страны были вне его контроля. Лига проходила в таких областях, как Бретань. Савой вторгся в Прованс, и он не контролировал столицу. Генрих IV обосновался в Туре. Он победил Лигу в 1589 и 1590 годах. Затем он осадил Париж. Шестнадцать были в отчаянном положении, когда испанский генерал Фарнезе пришел им на помощь из Нидерландов и прогнал Генриха.К 1592 году у испанцев был гарнизон в Париже, и Руану так же помогли испанцы, когда Генрих осадил этот город.

    Однако Шестнадцать теперь начали сражаться между собой. Умеренные члены Парижского парламента были повешены, Майенн приказал казнить экстремистских элементов из «Шестнадцати», а в декабре 1591 года Майенн распустила «Шестнадцать». Те экстремисты, которые остались, призвали сделать испанскую инфанту королевой и предположили, что для этого нужно всего лишь изменить закон.Умеренные члены Лиги призвали к заключению сделки с Генри. Их поддержал Парижский парламент.

    В июне 1593 года Генрих снова обратился в католицизм и в марте 1594 года вошел в Париж. В сентябре 1585 года Генрих получил отпущение грехов от папы, Клемент VIII и Майен представили его королю в октябре 1595 года. В январе 1596 года Лига была официально распущена, а французская знать была куплена титулами и деньгами. В 1595 году он объявил войну Испании. Четыре отдельных испанских войска находились во Франции до 1597 года, и только в 1598 году последний великий дворянин (Меркуэр из Бретани) подчинился Генриху.

    В апреле 1598 года войны официально закончились Нантским эдиктом, подписанным с гугенотами, а в мае 1598 года Вервенским мирным договором закончилась война с Испанией.

    Нант заявил, что гугеноты могут поклоняться в домах великой знати и публично, как указано в Пуатье, с одним или двумя дополнениями на район. Гугенотам было предоставлено равенство с католиками в государственных учреждениях и образовании. Гугеноты контролировали университеты Ла-Рошели, Нима и Монтобана.Специальные смешанные суды были созданы в парламентах Парижа, Тулузы, Бордо и Гренобля для рассмотрения дел, в которых участвовали протестанты. Гугенотам также было предоставлено 100 охраняемых гарнизонов, размещенных за счет короля.

    Вервены привели к тому, что Испания отказалась от всех своих завоеваний, кроме Камбре, и были восстановлены условия Договора Като-Камбрези.

    шрамов религиозной войны в истории французских городов (1600–1750) | Французская история

    Аннотация

    В этой статье исследуются воспоминания о религиозных войнах Франции в городских историях, опубликованных в течение полутора веков после восстановления мира Нантским эдиктом 1598 года.Он спрашивает, почему, несмотря на явный запрет на возрождение воспоминаний о травмах, полученных во время войн, местные историки упорно демонизируют бывших противников в историях, которые остаются откровенно конфессиональными в их представлении о бедах. Статья посвящена католическим авторам, написавшим пятьдесят шесть из пятидесяти восьми исследованных произведений. У протестантов не было особых стимулов увековечивать память о городах, в которых они занимали ограниченное и ухудшающееся положение. Католики, напротив, мобилизовали память для подтверждения местной идентичности, уходящей корнями в католические обычаи и веру.Пересказывая страдания местного населения и ритуальные реакции города на религиозный раскол, они вытеснили протестантов на обочину гражданской культуры, представленной как католическая по своей сути даже в двухконфессиональном государстве.

    В 1598 году Нантский эдикт, повторяя эдикты об умиротворении, издаваемые после каждой предыдущей религиозной войны, приказал, «прежде всего, чтобы память обо всем, что произошло между одной стороной и другой [во время беспорядков], должна оставаться потухшей и бездействующей, как если бы они никогда не было ».Вторая статья предписывала подданным короля «мирно жить вместе, как братья, друзья и сограждане», не нападая, не обижая и не провоцируя друг друга словом или делом. 1 Историки часто отмечали, что положения, требующие забывания - l’oubliance - прошлых неприятностей, были предназначены для того, чтобы запретить судебные разбирательства по поводу потерь военного времени и не могли - не могли - стереть всю память о конфликтах. 2 Указы вызвали очистку публичных записей и конфискацию некоторых личных произведений, но позже всплыли воспоминания о конфликтах, которые культивировались различными способами.Один из этих путей, пока еще малоизученный, был в местной истории. 3

    В отличие от национальных историй, которые двигались в сторону интерпретации войн с целью успокоить конфессиональную вражду путем укоренения истоков конфликтов в политических, а не религиозных мотивах, местные истории оставались откровенно - часто антагонистическими - конфессиональными по своему характеру. представление неприятностей. Как указал Филип Бенедикт, политическая интерпретация войн, впервые представленная в книге Жака-Огюста де Ту «История своего времени », подразумевала, что «страна могла бы жить в мире, даже если бы она содержала две религии». 4 Сторонники этой точки зрения стремились поощрять мирное сосуществование и общую национальную идентичность. В данной статье делается попытка объяснить, почему краеведы не придерживались подобной точки зрения. На основе изучения пятидесяти восьми городских историй, опубликованных во Франции между 1600 и 1750 годами, он спрашивает, почему они вместо этого увековечивают межконфессиональную напряженность, демонизируя бывших оппонентов и укореняя местную идентичность в общей защите уникальной религиозной истины. 5

    Только два из рассматриваемых произведений написаны протестантскими авторами, один из которых писал из изгнания в Лондоне.Ограниченное и ухудшающееся положение протестантов во французских городах семнадцатого века не давало им особого стимула прославлять историю этих городов. Таким образом, основная проблема состоит в том, как католические историки увековечили память о войнах на местном уровне и почему они упорствовали в написании полных оскорблений повествований о преследовании даже после того, как протестантское богослужение было запрещено отменой Нантского эдикта в 1685 году. вопросы мирского или канцелярского авторства.Хотя католические священнослужители написали половину исследуемых историй и были ответственны за многие - хотя и далеко не за все - антипротестантские инвективы, они также написали некоторые из наиболее сбалансированных и сдержанных историй. И это не простой вопрос хронологии. Антипротестантская риторика не становится более открытой или опасной в работах, опубликованных в 1660-х и 1670-х годах, когда воинствующие духовные лица и миряне девот открыто выступали за подавление богослужения реформатской церкви, и она не уменьшается после того, как эта цель была достигнута.В этой статье утверждается, что ответ заключается, скорее, в мобилизации памяти для подтверждения единой местной идентичности, уходящей корнями в католическую практику и веру после раскола, спровоцированного войнами. 6

    Жанр местной истории, возникший во Франции семнадцатого века, лучше всего понимается в контексте процесса, который историки называют «конфессионализацией», который помог провести четкие границы между католиками и протестантами, обучая их доктринам и практикам. особенности их веры.Историки Франции обычно придерживаются того, что было названо «слабой теорией конфессионализации», которую они определяют просто как «процесс соперничества и соперничества, посредством которого религии, возникшие в результате потрясений Реформации, определили и усилили свои конкретные версии ортодоксии и веры. ортопрактион, демонизировал своих соперников и построил групповую сплоченность ». 7 Это определение опускает элементы социальной дисциплины и государственного строительства, включенные в исходную немецкую модель, и больше подходит для французского случая.Как утверждается в этой статье, католическая конфессионализация не происходила исключительно через экспликацию догм в катехизисах, проповедях и полемике. Он также работал «другими» членами религиозного меньшинства, исключая их из уз сообщества и изображая их опасными врагами гражданского единства.

    Лишь немногие авторы местных историй, опубликованных после 1600 года, были достаточно взрослыми, чтобы лично пережить гражданские войны, но почти все писали о своем родном городе, который они часто нежно называли « родом ».Сочетая научные исследования с местными знаниями или воспоминаниями, переданными от предыдущих поколений, их работы передавали, но также укрепляли отношение местных жителей к конфликтам. За некоторыми исключениями, авторы писали для аудитории, уже сочувствовавшей их конфессиональным пристрастиям. Не пытаясь убедить тех, кто придерживается альтернативных взглядов, они проводили резкую границу между инсайдерами и посторонними и называли тех, кого считали ответственными за религиозный раскол в их городе, «других», изображая их как еретиков, угрожающих общему спасению, и демонов и зверей, у которых нет место в гражданском обществе.Изображая войны как опасные нападения на все, что было свято, они описывали разрушение священных объектов и осквернение святых мест в эмоциональных терминах и переделывали воспоминания о страданиях и насилии в качестве проверки истинной веры и свидетельства божественной благодати. Войны Священной лиги, разделившие католиков между собой, усложнили повествование, основанное на конфессиональном противостоянии, но и эти испытания можно было пересмотреть в свете обращения Генриха IV и запомнить как объединяющий опыт и победы «истинного» католицизма, незапятнанные ничем. неблаговидное рвение или политические амбиции.

    I

    Пятьдесят восемь исследуемых местных историков были идентифицированы на основе Каталога истории Франции Национальной библиотеки и Исторической библиотеки Франции Жака Ле Лонга, дополненных результатами поиска в Gallica и Google Книгах. 8 В список включены только исторические материалы, опубликованные между 1600 и 1750 годами, городов, которые принадлежали Франции во время религиозных войн. Региональные и провинциальные истории, хотя и были многочисленными, были исключены, как и рукописные истории и исследования, посвященные одной церкви или моменту в войнах.Эти границы в некоторой степени произвольны, но было важно заранее установить критерии исследования.

    Коллективное исследование такого рода имеет определенные ограничения. Он не может ответить на вопрос о том, сколько людей читают эти книги, не говоря уже о том, как они их читают, хотя это важные вопросы для историков книги. Также невозможно вернуться к источникам каждой работы, чтобы спросить, как автор выборочно использовал материалы, находящиеся в его распоряжении - как это сделал Вольфганг Кайзер для историй Марселя Руффиса и Хилари Бернстайн для истории Буржа Thaumas de la Thaumassière - или как он реагировал на любую критику, которую спровоцировала его работа, как это делает Бернштейн в отношении «чуда» Ле-Мана 1562 года в своем вкладе в этот выпуск журнала French History . 9 Мы не сможем полностью понять, чем запомнились войны, до тех пор, пока не будут сделаны такие подробные тематические исследования большого количества мест. Тем не менее более широкий обзор местной истории может по-новому взглянуть на сложное наследие религиозных войн.

    Истории происходят из самых разных географически удаленных мест. Западная Франция по-прежнему недопредставлена, но это может быть случайным побочным продуктом критериев отбора. Популярность региональных историй могла сдерживать распространение модели городской истории в этой области. 10 Все исторические произведения, кроме одного, были опубликованы на французском языке, который к 1600 году стал языком, который предпочитали для местных историков. 11 Ряд авторов отмечают стремление охватить широкую аудиторию; некоторые прямо говорят, что именно поэтому они писали на родном языке. 12 Авторы были поровну разделены между священнослужителями и мирянами. Среди католиков светские клирики чаще всего были приходскими священниками или соборными канониками; религиозные происходили из самых разных орденов. Советники в окружных судах и юристы в парламентах (суверенные суды) были наиболее многочисленными среди непрофессиональных авторов, но были также врачи, инженеры и землевладельцы.В написании местной истории не доминировала ни одна группа. Главное, что объединяло авторов, - это то, что они писали о городе, с которым у них были глубокие личные и семейные связи. 13

    Объем работ варьируется в широких пределах. Примерно третья часть посвящена местному происхождению и древностям по образцу гражданских историй, написанных гуманистами эпохи Возрождения. Эти антикварные произведения иногда состоят из описаний местных памятников и списков местных чиновников и прелатов. 14 Напротив, большинство работ представляют собой повествовательные истории, авторы которых провели обширное исследование опубликованных и неопубликованных документов.

    Некоторые истории, конечно, были исследованы более тщательно, чем другие. Авторы обычно использовали широко доступные истории и комментарии как католических, так и протестантских авторов. Примечательно, однако, что они цитируют работы Жака-Огюста де Ту и других авторов национальных историй по вопросам фактов, игнорируя их более широкую интерпретацию событий.Они одинаково избирательно используют протестантские источники и уделяют наибольшее внимание неопубликованным мемуарам и записям, использованным в их исследованиях. Многие книги начинаются с объяснения источников, которые автор впоследствии цитирует на полях или периодически упоминает в тексте. Получение записей от частных лиц было необходимо, поскольку в то время не существовало публичных архивов. Даже записи городов, судов и других учреждений открывались только людям с нужными контактами. 15 Книга приобрела доверие, когда автор предварял работу выражением благодарности людям, которые разрешили ему пользоваться своей библиотекой, направили его в церковные или городские архивы или иным образом помогли его исследованиям. Возьмем лишь один пример: Жермен де ла Файль имел доступ к городским архивам Тулузы в своем официальном качестве городского синдика, но именно его обширные контакты среди знатных людей Тулузена в качестве бывшего столицы (олдермена) дали ему доступ к неопубликованные журналы, истории рукописей и регистры парламента , использованные в его книге.

    Как и большинство местных историков, Ла Файль использовал как протестантские, так и католические источники, хотя он использовал все свои источники более критически, чем многие из его коллег. Он заметил, например, что единственный упрек, который он должен был упрекнуть в рукописной истории Кастра, которую одолжил ему друг, заключался в том, что она была «весьма пристрастной». Но, добавил он, «это порок, в котором можно упрекнуть как протестантов, так и католиков, писавших историю в те времена». Он в равной степени критически относился к тем, кто вел городские рекорды Тулузы за годы господства в Лиге, которые, как он находил, «яростно питал страсть к правящей партии». 16

    Напротив, многие из его коллег-авторов, хотя и заявляют о своих обязанностях историков, формулируют свои работы в откровенно сектантских терминах. Клод Дормэ, например, пишет, что «закон истории» обязывает его показать своим читателям «великую ярость тех, кто взял на себя имя реформатов, дерзость их солдат и нечестие их лидеров». 17 Леон Менар говорит, что он хотел бы обойти молчанием «печальные события», произошедшие в Ниме, но его роль историка не позволяет этого.Он особенно сожалеет о том, что ему пришлось назвать протестантов, семьи которых все еще существуют, но говорит, что невозможно было записать эти «кровавые катастрофы», не назвав их «основных авторов». 18 Жан Лебёф пишет в том же духе, когда раскрывает имена тех, кто участвовал в насилии в Осере, чтобы «соответствовать правилам истории» и неукоснительно следовать его рукописным источникам. 19

    Несмотря на декларируемый идеал исторической достоверности, местные историки обычно писали эмоционально заряженным языком, который объединял их со своими единоверцами в общих страданиях их общего прошлого.Они представляют войны не как досадную паузу в давнем прошлом Франции, а как жестокую и необходимую битву за спасение королевства и сохранение истинной веры. Большинство католических авторов полностью винят в бедах еретиков, стремившихся разрушить католическую церковь. Клод Перри типично обвиняет Лютера и Кальвина, «монстров природы и печально известных отступников католической религии», в «роковых разделениях и кровавых войнах, которые распространяются их ересями». «Мое перо уже дрожит от ужаса и чуть не выпадает из моих пальцев», - пишет Перри при одной мысли о «странных разрушениях и ужасных жестокостях», которые ему придется записывать. 20

    Хотя Перри предпочитает термины «гугеноты» и «кальвинисты» для своих оппонентов, общий термин «еретики» является предпочтительным термином для многих местных историков, как клерикалов, так и мирян, которые используют его с уничижительным намерением, будь то в одиночку или в одиночку. в сочетании с такими прилагательными, как «дерзкий», «извращенный» или «яростный». 21 Еретики были не просто несогласными с церковной доктриной; они были опасными врагами, намеревающимися уничтожить истинную веру. Некоторые исторические источники восходят к арианам, чтобы представить католическую церковь как упорно осаждаемую еретиками, в то же время описывая «слепое рвение» кальвинистов намного хуже. 22 Но даже авторы из городов, не имевших долгой истории ереси, описывают протестантов в терминах, считающих их изгоями гражданского общества. Они «распутники», «прокаженные», распространители «заразной болезни» и члены «синагоги сатаны», чье «чумное учение» исходит из «недр ада». 23 Эпитеты животных широко распространены: протестанты - это «паразиты», «лисы», «голодные кабаны», «свирепее тигров» и «хищные волки в овечьей шкуре». 24 Уровень инвективы поразителен, но столь же очевидна ее стойкость в произведениях, написанных через 150 лет после событий, описанных в книгах.

    Столь же настойчивым является аргумент, что насилие, совершенное французскими протестантами, было преднамеренным, преднамеренным и мотивированным как желанием добычи, так и решимостью уничтожить все, что католики считали священным, включая французскую монархию. История Лиона Клода де Руби 1604 года гласит, что под влиянием своего «ересиарха» Кальвина гугеноты стремились «ни что иное, как упразднение королевской власти и монархии во Франции». 25 Мнение о том, что протестанты носили только «маску благочестия», когда они замышляли грабежи и разрушения, восходит к ранним годам войн, но оказалось устойчивым.26 и резня католиков, о которой они уже размышляли в своих сердцах ». 27

    Не все приняли этот сектантский подход. «Анналы де ла виль де Тулуза » (1687 и 1701 гг.) Жермена де Ла Фая, «История Парижа » (1725 г.) Мишеля Фелибьена и Гая-Алексиса Лобино и «История Монпелье » (1737 и 1739 гг.) Шарля д'Эгрефея - больше сдержанные в своем языке и уравновешенные взгляды, чем это было принято среди местных историков.Однако наиболее экуменический подход исходил от протестанта Пьера Бореля. Его история Кастра 1649 года каталогизирует учреждения и памятники города, избегая при этом почти кратких упоминаний о его бурной истории как протестантского бастиона в католическом Верхнем Лангедоке. Борель выдает определенную оборонительную позицию, когда пишет, что, перечислив имена городских епископов и аббатов, имеет смысл назвать только тех, кто служил там министрами. Его желание преодолеть конфессиональные границы также проявляется в его мягком опровержении сообщения о том, что магазины Castres закрывались в среду утром, чтобы отпраздновать праздник Кальвина.Они закрылись, объяснил он «без вражды», чтобы люди могли посещать проповеди в это время. Читателям-протестантам это объяснение явно не понадобилось. Тот факт, что Борель писал о двухконфессиональном городе, где сосуществование, предписанное Нантским эдиктом, все еще господствовало, даже несмотря на то, что долгое время доминирующее положение протестантов находилось в упадке, может объяснить его экуменический подход. 28

    Напротив, другая написанная протестантами история, история Нима Жана Гравероля (1703 г.), показывает, что католические авторы не имели монополии на партизанский подход.Гугенот, который искал убежища в Лондоне после отмены Нантского эдикта, Граверол написал, чтобы рассказать молодому поколению беженцев о страданиях, которые претерпел он и его единоверцы. Его оскорбительное осуждение «неумолимой тирании» «папистов-идолопоклонников», жестоко преследовавших «Церковь Бога», является зеркальным отражением эмоционально заряженных отчетов о религиозных конфликтах, написанных большинством католических авторов. 29 Разница в том, что насилие, которому подвергся Граверол, было личным, а также историческим, в то время как большинство католических авторов писали с точки зрения все более доминирующего большинства о событиях, которые произошли до их рождения.Это усложняет объяснение сохранения несдержанного языка в католических повествованиях. Это можно понять только в более широком контексте стремления восстановить и подтвердить общее понимание католической общины на местном уровне.

    II

    За немногими исключениями, французские местные истории, написанные мирскими или духовными авторами, служили цели католической конфессионализации. Укрепляя веру в то, что католическая церковь предлагает единственный верный путь к спасению, эти работы также помогли восстановить единую общинную идентичность, основанную на католических ритуалах и общем чувстве божественной защиты.Их авторы отражали распространенное мнение, что религиозный раскол и гражданская война были знаками гнева Бога, справедливым наказанием для грешных людей. Покаяние и молитва были необходимы для умиротворения гнева Бога, но также были необходимы ревностные попытки изгнать ересь. 30 Сосредоточив внимание на своих рассказах о войнах на местном уровне, католические историки увековечили память о страданиях, которые пережили их города, подробно описав разграбление заветных реликвий и разрушение священных мест, злоупотребления, которым подвергались священнослужители, а также террор и лишения, которые пережили жители .Рассказывая процессии и молитвы, которыми города отвечали на опасности ереси, они рассказывают о чудесах и благословениях, которые убедили их в божественной благодати. Однако они также рассказывают о более жестких, но, с их точки зрения, полностью оправданных ответах на оскорбления еретиков.

    Католические историки рассказывают о вторжении в церкви, переворачивании изображений святых, разрушении алтарей и разграблении реликвий ярко и часто очень подробно. Говорят, что гугеноты совершали «поразительные кощунства» с «неистовой страстью и жестокой яростью» и оскверняли церкви с «бешеной дозволенностью» и «беспримерной яростью и порывом». 31 Лица, совершающие святотатство, называются «монстрами»; участники массового насилия, охваченные заразной яростью, описываются как грабители ради удовольствия и выгоды. 32 Помимо ярких описаний иконоборческого насилия, в некоторых местных историях приводятся опись, документирующие разграбление и разрушение церквей. 33 Эти краткие списки кажутся беспристрастными, но, как отмечают историки памяти, материальные объекты имели большое социальное и эмоциональное значение в раннее современное время: «Поэтому мы должны очень серьезно отнестись к перечислению потерь и разрушений.’ 34 Это особенно верно в отношении таких священных объектов, как образы и реликвии святых, которые имели как духовную, так и материальную ценность и часто были важны для гражданской идентичности.

    Отчеты о человеческих жертвах гугенотских захватов также представляют собой разрывы священного, поскольку они делают упор на преследование священников, монахов и монахинь. Анри Ле Бре, например, рассказывает, как гугеноты, захватив Монтобан и изгнав католические церемонии, заключили в тюрьму священнослужителей в монастыре Кордельеров и так жестоко пороли их, что некоторые из них умерли.Они выставили напоказ священника, пойманного тайно проповедующим мессу спиной на осле, при этом «возмутительно» избив его, и выгнали «священных дев» Святой Клары из их монастыря, «подвергая их полуголым насмешкам и насмешкам со стороны народа». 35

    Истории не упускают из виду страдания мирян. Неудивительно, что истории городов, переживших протестантские захваты, очень подробно описывают страхи и страдания их жителей. Их рассказы о гугенотах, терроризирующих католиков, заставляя их бежать, разграбляя их дома и расквартировав там солдат, впечатляют читателей о материальных и психологических издержках войн. 36 Истории городов, которые не испытали протестантских захватов, часто связывают это с укоренившейся ненавистью жителей к ереси. Описывая страх, который распространился, когда близлежащие города попали в руки гугенотов, они благодарили за свой побег из того, что они считают всеобъемлющим заговором с целью господства над страной. 37

    Но если местные истории заключают католиков в узы общих страданий, они также рассказывают о ритуалах, которые объединили их как членов тела Христа.Они описывают процессии, в ходе которых католики выходили на улицы, чтобы совершить ритуал искупления святотатств, коллективно взывать к божественной защите и благодарить за победы в войнах. 38 Историки городов, подпавших под господство гугенотов, рассказывают о радостных празднованиях, которые произошли после того, как была прекращена протестантская оккупация и восстановлено «поклонение истинному Богу». Рассказывая о «невероятных волнах радости», с которыми возобновились католические религиозные службы, они описывают церемонии ритуального очищения оскверненных церквей, возведения крестов на площадях и восстановления восстановленных реликвий на алтари. 39 Города, которые ускользнули или были освобождены от господства гугенотов, часто устраивали шествия, чтобы поблагодарить божественное провидение, которое их защищало, и несколько местных историков отмечают, что это шествие продолжало отмечаться ежегодно, даже когда они писали. 40

    Память о войнах также сохранилась в рассказах о чудесах, которые подтвердили доктрины, оспариваемые протестантами. Томас Буж подтвердил священную силу реликвий, рассказав, как епископ Каркассона отреагировал на первые протестантские кощунства в городе, подвергнув крошечный кусок реликвии, которая, как считается, была погребальной плащаницей Христа, испытанию огнем.Поднявшись над пламенем, реликвия отказалась сжечь. 41 Жан-Схоластик Питтон подтвердил заступничество святых и силу образов в истории о солдате-гугеноте, убитом, когда выстрел, который он произвел в образ святого Кристофера, отразился ему в лоб. 42 Жан де Сен-Обен сделал то же самое, рассказывая, как изображение Девы Марии истекло кровью, когда ее пронзил удар еретика. По его словам, чудо было достоверно подтверждено и привело к «невероятному увеличению благочестия, которое длится до сих пор».«Следы удара все еще видны», - добавляет он, - «и память драгоценна». 43 Пьер Гариэль также сигнализирует о непреходящей важности защитных сил, которые католики приписывают своим святым, считая покровительницу Монпелье, известную Черную Мадонну. как Magestat antiqua, с несколькими чудесами, которые произошли после ее исчезновения и разграбления церкви, в которой она стояла. Он предлагает каждое из чудес как доказательство того, что город все еще пользуется ее защитой. 44

    Чудеса, подтверждающие реальное присутствие Христа в Евхаристии, также имеют место в местных историях. Жан-Схоластик Питтон рассказывает о посвященном Воинстве, которое ускользнуло от попытки гугенота уничтожить его, поднявшись над огнем, в который он его бросил. 45 Клод Дормей рассказывает, как гугенот, который пытался протолкнуться через процессию Святого Причастия, был остановлен, когда его лошадь преклонила колени перед проходящим Хозяином. 46 Сходство этой истории с хорошо известным чудом святого Антония Падуанского - хорошее напоминание о том, что использованные в этих историях образы - истекающие кровью изображения, Воинства и реликвии, которые отказывались сгореть, и животные, признавшие реальное присутствие в Евхаристии - был бы знаком ранним современным читателям из жизней и примеров святых. 47 Местные историки, опираясь на свое непреходящее значение устных преданий, использовали их для подтверждения того, что дело католиков в войнах пользовалось божественной защитой и благосклонностью.

    Однако краеведы не полагались исключительно на рассказы о чудесах, чтобы доказать истинность католического дела. Многие защищали насилие, с которым католические граждане ответили на протестантские кощунства и нападения с удивительной откровенностью. Они рассказывают, как толпы католиков возвращали церкви, которые были у них отобраны, как они вторгались в дома подозреваемых гугенотов и как они выслеживали и убивали людей, замешанных в святотатствах.Эти акты мести часто имеют явное оправдание. 48 Бенуа де Туль, например, рассказывает, как только быстрая реакция губернатора Туля сохранила мир, когда толпа вооруженных католиков, «подталкиваемая справедливым негодованием», намеревалась убить тех, кто был замешан в иконоборческих беспорядках. 49 Адриен де ла Морлиер вспоминает похожий инцидент в Амьене, когда католики ворвались в собор, узнав, что гугеноты пришли грабить его. Была пролита кровь, и епископу пришлось заново освятить церковь, прежде чем на следующий день начать мессу.К сожалению Ла Морльера, «более двухсот хороших католиков были взяты в плен или бежали, чтобы защитить себя». 50

    Symphorien Guyon столь же откровенно защищает возмездие, которое католики потребовали, когда они вернулись в Орлеан после второй войны. Рассказывая, как они сожгли две протестантские церкви, напали на верующих, возвращавшихся со служб за пределами стен, и создали гражданское ополчение, чтобы держать гугенотов в узде, Гийон продолжает описывать беспорядки в августе 1569 года, настолько жестокие, что гугеноты, которые не прислушались к предупреждению, чтобы принять меры. Убежища в тюрьмах были убиты «независимо от возраста и пола».По оценкам Гийона, около двухсот человек были убиты «как для предотвращения их пагубных планов [они подозревались в заговоре с целью повторного захвата города], так и в качестве наказания за предыдущие беспорядки». Он истолковывает это наказание как божественную справедливость: `` Бог, справедливый Судья, желая, чтобы, поскольку они дважды тревожили и мучили город Орлеан, они должны быть дважды наказаны за свое нечестие, то есть наказанием, которое только что рассказали ''. здесь и тем, что произошло три года спустя ». 51

    Здесь он ссылается на резню в День Святого Варфоломея, которая была совершена с зверской эффективностью в Орлеане и унесла, по оценке Гийона, 800 жертв. 52 Мертвых не следует, добавляет Гийон, называть мучениками, поскольку они были «преданы смерти за свою ересь и мятеж, а не за защиту истины». Далее он объясняет, что король имеет «полное право» наказывать еретиков, а «народ Орлеана» получил от него эту «законную власть». 53 Жермен де ла Файль более осмотрительно описывает события в Тулузе. Хотя он сначала приписывает генерал-лейтенанту Лангедока, сообщившему городским властям, что король хотел поддержать эдикт об умиротворении, он представляет резню, которая произошла вопреки этому приказу, как реакцию на страдания католиков в Монтобане, Кастр. и другие контролируемые протестантами города в Верхнем Лангедоке.Без явного оправдания убийства в Тулузе Ла Файль называет резню там понятным актом мести, вызванным сочувствием к «плачевному» положению собравшихся там католических беженцев. 54

    Что общего у этих и других местных историков, независимо от того, одобряют ли они резню или нет, так это их внимание к ее религиозному измерению и местному влиянию. Они рассматривают убийства как реакцию на нападения протестантов на церкви и алтари, а не - или только во вторую очередь - как ответ на предполагаемый заговор против короны. 55 Более того, авторы, которые приписывают королю право приказывать убивать своих подданных, обосновывают свой аргумент обязательством монарха преследовать еретиков, а не его правом подавлять восстание. Некоторые предлагают более простой аргумент «око за око» или, говоря словами Франсуа Ле Мера, «кровь за кровь». Писая, что католики Орлеана были «воодушевлены» тем, что видели, как протестанты сносили их алтари, разрушали их церкви и разрушали могилы своих предков, Ле Мэр говорит, что они были полны решимости уничтожить тех, кто совершил эти «бесчеловечные действия».«Бог, желая, чтобы нас судили так же, как мы судим других, требует крови за кровь, - заключает он, - и иногда позволяет тем, кого несправедливо обидели… однажды пожать столь желанную и славную месть». 56 Жан де Сен-Обен также оправдывает месть, осуждая восстание гугенотов, их атаки и их ересь как «бесконечно более злое зло», чем резня в День святого Варфоломея в Лионе. 57 Неудивительно, что историки городов, переживших самые жестокие массовые убийства, самым решительным образом защищали это убийство.Историки городов, избежавших резни, связывают это с активными мерами - чаще всего заключением гугенотов в монастыри или тюрьмы - со стороны губернаторов провинций или городских властей, хотя некоторые, тем не менее, описывают резню в других местах как необходимые и справедливые. 58

    «История Парижа» Мишеля Фелибиена и Ги-Алексиса Лобино - одна из немногих работ, не пытающихся оправдать убийство. Авторы подробно описывают «трагическую сцену» резни, но отказываются строить предположения о «скрытых замыслах» участников, не говоря уже о том, чтобы судить их. 59 Клод де Руби занимает еще более исключительную позицию в своей истории Лиона. Как отмечает Готье Мингус в своем материале для этого специального выпуска, Рубис утверждает, что он ничего не может сказать о резне в Лионе, потому что он в то время находился в Париже. Тем не менее он продолжает признавать, что когда-то аплодировал убийству «больше из-за враждебности юношества, чем из твердого суждения», но теперь он считает себя более информированным и желает подчиниться недавним указам, предписывающим нам жить в мире и отдыхе. друг с другом », ожидая, пока Бог вдохновит заблудших вернуться в истинную церковь. 60 Разворот поразителен, но его следует понимать в контексте. Прежнее воспевание Руби религиозного насилия было не просто продуктом юношеской возбужденности. К моменту массовых убийств в День Святого Варфоломея ему уже было почти сорок, но он не выказывает никаких признаков того, что в последующие годы он умерил свой антипротестантский пыл и стал горячим сторонником Священной лиги. Как объясняет Мингус, Рубис был изгнан из Лиона, когда он упал на руки роялистов, и ему разрешили вернуться по милости короля только в 1600 году, всего за четыре года до того, как он опубликовал свою историю города.

    Независимо от того, было ли его запоздалое раскаяние искренним или нет, выраженная готовность Рубиса подчиниться указу об умиротворении была целесообразной - возможно, необходимой - в работе, опубликованной всего через шесть лет после опубликования Нантской редакции. Более того, примечательно то, что он снова говорит в немного более позднем отрывке, что необходимо жить вместе в мире, «пока Богу не угодно будет снова собрать в свою церковь тех, кто находится вне его». Отрывки ухватились - и перефразировали - строку в преамбуле к Нантскому эдикту, которая побуждала противников двухконфессионального государства, созданного Нантским эдиктом, понимать его как лишь временное решение религиозных разногласий Франции. 61

    III

    История Лиона Клода де Руби также исключительна тем, что он отказался обсуждать эпоху, когда Священная лига восстала против королевской власти во Франции. Снова ссылаясь на указы об умиротворении, Рубис отказывается дать подробный отчет о том, что произошло в Лионе за пять лет существования Лиги, «чтобы не нарушить амнистию, объявленную указами его величества». Ясно, однако, что он также избегал этой темы, потому что был смущен своим прошлым в лиге.Он прерывает свое повествование эмоциональным отступлением, чтобы просить прощения у Бога, царя и Святой Матери Церкви за публикацию сочинений, оправдывающих восстание Лиги. Он заключает, что для него было бы некорректно писать об этой эпохе. 62 Себастьян Руайяр не делает такого личного признания, но уважает призыв указа об отказе в отказе обсуждать эпоху Лиги на том основании, что он боится открыть раны, которые, казалось, начали заживать. Называя «гражданскую и междоусобную войну… самым отвратительным и пагубным явлением в мире», он говорит, что «прикрывает своим молчанием эту жалкую трагедию». 63 Жан де Сен-Обен также отказывается обсуждать «одиозную тему», говоря, что он оставит это общей истории. 64

    Однако такие отказы случаются редко. Вопреки предположениям некоторых ученых, большинство местных историков не считали, что эпоху следует похоронить «в вечной забывчивости», а, скорее, много писали об опыте своего города. 65 Опираясь на источники, которые часто больше не существуют, они предлагают ценную информацию об этом беспокойном периоде гражданской войны.Написанные с местной точки зрения, они показывают, насколько опасным может быть выбор сторон. Жители обнесенного стеной верхнего города Каркассона в течение двух лет боролись за то, чтобы вынудить жителей поселка ниже подчиниться Лиге. Гражданская война разразилась на местном уровне в 1590 году, когда, по словам Томаса Бужа, город обрушил 600 ядер на роялистский поселок вилле , разрушив его предместья . Возмущенные смертью соседей и разрушением их домов, жители этих пригородов ворвались в предместье из города , где они устроили пожары, в результате которых погибло несколько жителей.По мере продолжения боевых действий «беспорядок был», по словам Бужа, «настолько велик, а убийства со всех сторон так многочисленны, что… все перемешались вместе, они убивали друг друга, не зная, за какую фракцию сражались». 66 Тул был еще одним городом, раздираемым жестокими внутренними раздорами. К 1587 году ссоры, по словам историка Тула, повернули «гражданина против гражданина, брата против брата и отца против сына с безжалостной яростью». 67 В Экс-ан-Провансе, Фрежюсе и Марселе, как и в Туле, решение поддержать или противостоять Лиге было осложнено существовавшими фракционными разделениями. 68

    Для других городов конфликты были внешними, вызванными их стратегическим расположением или случайным попаданием на пути армии. В качестве примера можно привести Герберу из Пикардии. Когда-то город-крепость с гордым замком и процветающей буржуазией, Герберой сегодня превратился в деревню и . Последовательно оккупированный членами лиги и роялистами, город был разрушен в рамках соглашения о выкупе, когда его губернатор-роялист был захвачен в плен, сражаясь за близлежащий город Бове.Историк Жерберу, Жан Пилле, говорит, что Бове затем вылечили свой гнев против беззащитного города, который армия роялистов использовала в качестве плацдарма для своих атак на Бове, завершив разрушение города. Отказавшись признать жителей Герберуа своими собратьями-католиками, они раздели догола девяностолетнего церковного каноника на улице и стреляли аркебузами по изображениям святых в церкви. Они поджигали дома, насиловали женщин и девочек, забирали скот и все остальное, что могли найти, и держали многих мужчин в плену, пока два года спустя не был заключен мир. 69 Размышляя о природе гражданских войн, Пилле описывает их как поднимающихся «как вихри, сметающие все на своем пути». «Их солдаты думают о грабеже не меньше, чем о защите своей партии», - добавляет он. 70

    Пиллет - один из многих историков, рассказывающих, как армии грабили как города, которые они оккупировали, так и прилегающую сельскую местность во время Лиги. 71 Предместья , лежавшие за городскими стенами, регулярно разрушались для защиты от наступающих армий, а католические солдаты разграбили церкви так же яростно, как это делали протестантские иконоборцы. 72 Клод Дормэ, например, прямо говорит о страхе, который солдаты Лиги, расквартированные в Суассоне, спровоцировали в сельской местности, на которую они обычно совершали набеги, возвращаясь с пленными и добычей. Более того, Дормей утверждает, что, хотя Суассон оставался в надежных руках Лиги на протяжении всех конфликтов, город пострадал `` больше, чем можно представить '' из-за переменчивой судьбы соседних городов, которые горячо оспаривались в войнах, в результате чего Суассон оставался с врагом. всегда с той или иной стороны и, в конце концов, со всех сторон ».Суассон, последний город провинции, оставшийся во власти Лиги, находился в крайнем положении - вся торговля прекратилась, и его граждане отчаянно нуждались в мире - к тому времени, когда Лига отступила. 73

    Какую бы сторону ни принял город, физические и экономические разрушения, вызванные гражданскими войнами, преобладали в воспоминаниях той эпохи. Однако местные историки не были единодушны в том, чтобы возложить ответственность за разгром. Некоторые сожалеют о влиянии Лиги, не судя ни о цели движения, ни о лидерах.Некоторые критикуют проповедников, которые «гремели в церквях», что только Лига может спасти католическое богослужение во Франции, но не признают мотивы членов союза как ошибочные или ошибочные. 74 Другие, однако, осуждают религиозную агитацию Лиги как прикрытие амбиций лидеров движения. Несмотря на то, что они являются ярыми защитниками католической веры, они без лишних слов осуждают показное благочестие Лиги как ложное и опасное рвение. 75

    Некоторые из самых решительных осуждений исходят от историков городов, надежно находящихся в лагере Лиги.Клод Перри в своей истории Шалон-сюр-Сон обвиняет герцога де Гиза в надежде однажды «отнять корону с головы своего господина». Перри говорит, что призывы к сохранению католицизма использовались для привлечения людей, в то время как другие негласно служили их личным интересам. 76 Туссен дю Плесси пишет в том же ключе, что «лидеры Лиги прикрывали свои пагубные замыслы под надуманным предлогом религии», в то время как их последователи захватили народное воображение «тысячей показных религиозных практик». 77 Мишель Фелибиен и Ги-Алексис Лобино также осуждают «дух фракции под маской набожности», который вдохновлял Лигу в Париже. 78 Пьер-Филипп Ле Брассер называет Лигу «этим скрытым монстром, врагом законных наследников короны и мира Франции». 79

    Однако политическая интерпретация Лиги не изменила более широкого понимания Ле Брассером религиозных войн как праведной битвы против ереси и протестантских еретиков, которые хотели уничтожить католическую церковь во Франции.Жан-Схоластик Питтон выражает аналогичную точку зрения, написав: «Я признаю, что Лига была дерзкой, вопреки принципам государства и выступала против законного принца, но она обеспечила нам это преимущество, так как наша провинция не стала троном государства. нечестие Лютера и Кальвина и тех, кто следовал его ошибочным мнениям ». 80 Другие местные историки разделяли это мнение и, сожалея о крайностях Лиги, приписывают ей защиту королевства от« тирании еретиков ». 81

    В то же время даже в историях городов Лиги Генрих IV рассматривается как законный король Франции сразу после смерти Генриха III и молчаливо изображает его битвы как борьбу за французское единство, а не за протестантское господство, которого опасались их граждане. Описывая радость, которую встретил обращение Генриха IV в 1593 году, они считают, что его отречение быстро положило конец Лиге, и игнорируют или преуменьшают продолжающуюся борьбу, необходимую для сворачивания Лиги. 82 В местных историях, как и в национальных историях, которые изучал Филипп Бенедикт, «в этот период чаще всего вспоминали противостояние Лиге, умение Генриха IV преодолеть это и сплотиться под его знаменем после его обращения» . 83

    Для местных историй, как и для национальных, возвращение Генри в католическую церковь символически - даже провиденциально - завершает эпоху, отмеченную конфликтами и разделениями. Тем не менее, местные историки представляют французскую идентичность, закрепленную обращением Анри, как католическую, возвращение к дореформационному католическому единству, а не начало новой биконфессиональной эры. Истории часто игнорируют Нантский эдикт или упоминают его положения о конфессиональном сосуществовании только для того, чтобы рассказать о том, как трудно католикам вернуть свои права. 84 Они также игнорируют продолжающееся присутствие протестантов в их городе или обсуждают это только в контексте ссор из-за мест поклонения реформатам или участия в гражданских делах. 85

    Попытка Пьера Бореля преодолеть конфессиональные границы в его истории Кастра остается уникальной. В истории Генри Ле Бре, который долгое время был оплотом протестантской власти, действительно говорится, что «так называемые реформаторы, некоторые из которых мы продолжаем обращать в христианство, теперь довольно вежливо живут с католиками».Однако он продолжает рассказывать, как протестантский колледж collège и académie были перенесены из города, их новая церковь снесена, их право на места в консульстве отменено, а укрепления, которыми они окружали город, были разрушены. вниз. Если протестанты теперь жили «вежливо» с католиками, это, по мнению Ле Бре, было вызвано тем, что они были вынуждены чувствовать - и бояться - власть короля. Это было «сосуществование» в его самом ограниченном определении. 86

    IV

    История Ле Бре была опубликована в 1668 году, в то время, когда католические священнослужители и миряне девотов боролись за ограничение протестантского вероисповедания и прав.Это может помочь объяснить антипротестантскую риторику, которая появляется в этой и других местных историях, написанных в то время, но католические историки уже проигнорировали Нантский эдикт, запрещающий ненавистнические высказывания, несколько десятилетий назад и упорно увязывали эмоциональные описания конфликтов с крайностями. инвективы в работах, опубликованных через полвека после отмены указа в 1685 году. Их представление о религиозных войнах остается удивительно последовательным на протяжении полутора веков (1600–1750), рассматриваемых в этой статье.Пересказывая страх и страдания, которым подвергалось местное население во время войн, местные историки увековечили память о конфликтах в терминах, которые бросали вызов забывчивости, предписанной указами об умиротворении. В то же время они способствовали продолжающемуся процессу конфессионализации, мобилизуя память для восстановления местной идентичности, уходящей корнями в католические обычаи и веру. Памятуя о ритуалах, которые объединяли католических жителей города как членов тела Христа, они рассказывали о чудесах, свидетельствовавших о божественной защите, и праздновали победы как знаки милости Бога.Многие из победных шествий продолжались ежегодно еще долгое время после окончания войн, вытесняя протестантов на обочину гражданской культуры, которая упорно оставалась католической даже в двухконфессиональном государстве.

    Местные истории легко упускаются из виду в изобилии более откровенно конфессиональной литературы, хлынувшей из французских газет в семнадцатом и восемнадцатом веках, и тем не менее они являются одновременно симптомами и носителями культуры памяти, которая маргинализировала протестантов как аутсайдеров, прославляя гражданственность - и в конечном итоге французская идентичность, определенная в конфессиональных терминах.Как показали ряд историков, Нантский эдикт создал функциональное двухконфессиональное государство с его мандатом на сосуществование. Войны прекратились, и католики и протестанты в значительной степени мирно жили вместе во французских городах. 87 И все же, как показывает местная история, люди не забыли прошлых разногласий. Живой опыт сосуществования и официальная политика oubliance не смогли преодолеть враждебность, которая гноилась под тяжестью памяти и отказа забыть прошлые ошибки.

    Указы об умиротворении принудили к сосуществованию население, которое приняло присутствие двух церквей только из-за истощения сил и с ожиданием, что решение будет временным. Восемь гражданских войн не смогли найти решения, с которым могли бы жить обе стороны. Тем не менее Нантский эдикт давал надежду на то, что однажды Бог объединит подданных короля в «одной и той же форме религии». 88 В конце концов, конечно, не Бог, а король Людовик XIV «воссоединил» своих подданных.Эдикт Фонтенбло, отменивший Нантский эдикт 1685 года, объявил о своем намерении «полностью стереть память о бедах, смятении и зле, которые эта ложная религия вызвала в нашем королевстве». 89 И все же, полностью возложив ответственность за войны на протестантов и их «ложную религию», Отмена только усложнила «стереть память о бедах». Жестокие наказания отступивших новообращенных или протестантов, уличенных в нарушении условий, изложенных в Эдикте Фонтенбло, еще больше укрепили веру в то, что они по-прежнему представляют опасность для общества и государства.Это тоже сделало невозможным оставить прошлое позади. Почти столетие двухконфессионального сосуществования, возможно, принесло во Францию ​​значительную долю гражданского мира, способствуя коммерческим и личным взаимодействиям, выходящим за пределы конфессиональных границ. Это не изменило убеждения в том, что те, кто находится по другую сторону конфессионального разделения, в зависимости от личных предпочтений были либо неверными, либо идолопоклонниками.

    Она хотела бы поблагодарить организаторов конференций «Вспоминая религиозные войны» в Монпелье и «Les guerres de Religion furent-elles des guerres de Religion?» В Экс-ан-Провансе и собрания Общества 2019 года за Исследование французской истории в Лидсе за возможность представить отрывки из этой работы.Аудитория на этих конференциях предоставила полезные отзывы. Она также хочет поблагодарить Филипа Бенедикта, Хилари Бернстайн, Марка Эдвардса, Тома Гамильтона и Дэвида ван дер Линдена за их проницательные комментарии к более ранним версиям этой статьи.

    ПРИЛОЖЕНИЕ: ГОРОДСКИЕ ИСТОРИИ О РЕЛИГИОЗНЫХ ВОЙНАХ, 1600–1750

    Abregé des Antiquitez de la ville de Pontoise (Руан, 1720).

    Aigrefeuille, Charles d ’, Histoire de la ville de Montpellier , depuis son origine jusqu’à notre tems (Монпелье, 1737).

    Aigrefeuille, Charles d ’, Histoire de la ville de Montpellier: second partie contenant l’origine de son eglise (Монпелье, 1739).

    Бенуа де Туль [Бенуа Пикар], «Экклезиастическая и политическая история виль и диосес Туля» (Туль, 1707 г.).

    Бернье, Жан, История Блуа: Contenant les antiquitez et singularitez du comté de Blois (Париж, 1682 г.).

    [Берто, Леонар и Пьер Кюссе], L'Illustre Orbandale, ou l'histoire ancienne et moderne de la ville et cité de Chàlon-sur-Saône , 2 тома (Лион и Шалон-сюр-Сон, 1662 г.) ).

    Борель, Пьер, Les Antiquitez, раритет, растения, mineraux, et autres выбирает немалые де ла виль, и т. Д. Кастр (Кастр, 1649).

    Буж, Томас, Histoire ecclesiastique et civile de la ville et iocese de Carcassonne (Париж, 1741 г.).

    Chifflet, Pierre-François, Histoire de l’abbaye royale et de la ville de Tournus (Дижон, 1664 г.).

    Хорье, Николя. Histoire sur les Antiquitez de Vienne (Вена, 1673 г.).

    [Коллеете, Франсуа], Abregé des annales de la ville de Paris, (Париж, 1664 г.).

    Colonia, Dominique de, Antiquitez profanes et sacrées de la ville de Lyon (Лион, 1701 г.).

    [Дарнал, Жан], Remonstrance ou harangue solemnelle faicte en la Cour de la seneschaucee, et siege Presidial d'Agenois et Gascogne… ансамбль les antiquitez de la ville d'Agen et pays d'Agenois (Париж, 1606) .

    Дарналь, Жан, Дополнение к хронике благородных поселений и городов Бурдо (Бордо, 1620 г.).

    Дейрон, Жак, Des Antiquitez de la ville de Nismes (Ним, 1663).

    Дормэ, Клод, Histoire de la ville de Soissons , 2 тома (Суассон, 1663–164), ii.

    Du Plessis, Toussaint, Histoire de l’eglise de Meaux , 2 тома (Париж, 1731 г.), i.

    Du Port, Gilles, Histoire de l’eglise d’Arles (Париж, 1690).

    Farin, François, Histoire de la ville de Rouen , 3 тома, 3-е изд. (Руан, 1731 г.), I.

    Félibien, Michel, and Guy-Alexis Lobineau, Histoire de la ville de Paris , 5 томов (Париж, 1725 г.), ii.

    Fleureau, Basile, Les Antiquitez de la ville et du duché d’Estampes (Париж, 1683 г.).

    Гариэль, Пьер, Идей-де-ла-Виль-де-Монпелье, (Монпелье, 1665).

    Готье, Анри, L’Histoire de la ville de Nismes et de ses antiquitez (Париж, 1724 г.).

    Girardin, Jacques-Félix de, Histoire de la ville et de l’eglise de Frejus , 2 тома (Париж, 1729 г.), i.

    [Graverol, Jean], Abregée de la ville de Nîmes (Лондон, 1703 г.).

    Guyon, Symphorien, Histoire de l’église et diocèse, ville et university d'Orléans , 2 тома (Орлеан, 1647–1650), ii.

    [Юэ, Пьер-Даниэль], «Истоки де ла виль де Кан, и другие цирконосы» (Руан, 1702 г.).

    Игнас-Жозеф де Хесус Мария [Жак Сансон], Экклезиастическая история виль-д'Абвиль и архидиаконе-де-Понтье, (Париж, 1646 г.).

    La Barre, Jean de, Les Antiquitez de la ville, comté et chatelenie de Corbeil (Париж, 1647 г.).

    Ла Файль, Жермен де, Анналы де ла виль де Тулуза , 2 тома (Тулуза, 1687–1701).

    La Morlière, Adrien de, Les Antiquitez, histoires et choses plus remarquables de la ville d’Amiens , 3-е изд. (Париж, 1627 г.).

    Lebeuf, Jean, Mémoires концерн l’histoire ecclésiastique et civile d’Auxerre , 2 vols (Paris, 1743), i.

    Le Brasseur, Pierre-Philippe, Histoire civile et ecclésiastique du comté d’Evreux (Париж, 1722 год).

    Le Bret, Henry, Histoire de la ville de Montauban , 2 тома (Монтобан, 1668).

    [Le Corvaisier de Courteilles, Antoine], Histoire des evesques du Mans, et de ce que s’est passé de plus памятный кулон в епархии leur pontificat (Париж, 1648 г.).

    Ле Мэр, Франсуа, История и антиквариат де ла виль и дюше д'Орлеан (Орлеан, 1645).Ле Мэр, Франсуа, Histoire et antiquités de la ville et duché d’Orléans , 2-е издание (Орлеан, 1648 г.).

    Lescornay, Jacques, Mémoires de la ville de Dourdan (Париж, 1624 г.).

    Louvet, Pierre, L’Histoire de la ville et cité de Beauvais (Руан, 1614).

    Louvet, Pierre, Histoire de Villefranche (Лион и Вильфранш, 1671).

    [Малингр, Клод], Les Annales generales de la ville de Paris (Париж, 1640 г.).

    Марло, Гийом, Metropolis Remensis Historia , 1 том (Лилль, 1666 г.). Марло, Гийом, Metropolis Remensis Historia , 2 тома (Реймс, 1679).

    Menard, Léon, Histoire des évêques de Nismes , 2 тома (Гаага, 1737 г.), i.

    Ménestrier, Claude-François, Histoire civile ou consulaire de la ville de Lyon (Лион, 1696 г.).

    Урсель, Жан, Les Beautez de la Normandie, ou l’origine de la ville de Rouen (Руан, 1700).

    Перри, Клод, Городская история и экклезиастическая история, древняя и современная деревня и город Шалон-сюр-Сон (Шалон-сюр-Сон, 1659 г.).

    Pillet, Jean, Histoire du château et de la ville de Gerberoy (Руан и Бове, 1679).

    Pitton, Jean-Scholastique, Histoire de la ville d’Aix (Aix, 1666).

    [Pommeraye, François], Histoire des archevesques de Roüen (Руан, 1667).

    [Pourcelet, Paul-Joseph de], Recherches Historiques et Chronologiques sur la Ville de Beaucaire (Авиньон, 1718).

    Regnault, Melchior, Abregé de l’histoire de l’ancienne ville de Soissons (Париж, 1633).

    Rouillard, Sébastian, Histoire de Melun (Париж, 1628 г.).

    Руби, Клод де, Histoire véritable de la ville de Lyon (Lyon, 1604).

    Ruffi, Antoine de, Histoire de la ville de Marseille (Марсель, 1642 г.).

    Saint-Aubin, Jean de, Histoire de la ville de Lyon (Лион, 1666).

    Sanson, Nicolas, Brittania ou recherche de l’antiquité d’Abbeville (Париж, 1635 г.).

    Саварон, Жан, Les Origines de Clairmont (Клермон, 1607).

    Simon, Denis, Supplement à l’histoire du Beauvaisis (Париж, 1704 г.).

    Solier, Jules-Raymond de, Les Antiquitez de la ville de Marseille (Лион, 1632 г.).

    [Spon, Jacob], Recherche des antiquités et curiosités de la ville de Lyon (Лион, 1673 г.).

    © Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества изучения французской истории.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected] .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *