Господа головлевы краткое: «Господа Головлёвы» за 10 минут. Краткое содержание романа Салтыкова-Щедрина

Содержание

«Господа Головлёвы» за 10 минут. Краткое содержание романа Салтыкова-Щедрина

Россия, середина XIX в. Крепостное право уже на исходе. Однако семья помещиков Головлевых ещё вполне процветает и все более расширяет границы и без того обширных своих имений. Заслуга в том всецело принадлежит хозяйке — Арине Петровне Головлевой. Женщина она непреклонная, строптивая, самостоятельная, привыкшая к полному отсутствию какого-либо противодействия. Муж Арины Петровны, Владимир Михайлович Головлев, как смолоду был безалаберным и бездельным, так и остался. Жизнь свою он тратит на сочинение стишков в духе Баркова, подражание пению птиц, тайное пьянство да подкарауливание дворовых девок. Потому-то Арина Петровна внимание своё устремила исключительно на дела хозяйственные. Дети, ради которых вроде бы и творились все предприятия, были ей, в сущности, обузой. Детей было четверо: три сына и дочь.

Продолжение после рекламы:

Старший сын Степан Владимирович слыл в семействе под именем Стёпки-балбеса и Стёпки-озорника. От отца перенял он неистощимую проказливость, от матери — способность быстро угадывать слабые стороны людей; эти дарования использовал для передразнивания и иного шутовства, за что был нещадно бит матерью. Поступив в университет, он не ощутил ни малейшего позыва к труду, а вместо того стал шутом у богатеньких студентов, благодаря чему, впрочем, не пропал с голоду при скуднейшем пособии. Получив диплом, Степан скитался по департаментам, пока вконец не изверился в своих чиновничьих дарованиях. Мать «выбросила сыну кусок», состоявший из дома в Москве, но, увы, и с этим запасом Стёпка-балбес прогорел, частью проев «кусок», частью проиграв. Продавши дом, попробовал было он выпрашивать то табачку, то денежку у зажиточных крестьян матери, живших в Москве, однако вынужден был сознаться, что бродить уже не в силах и остался ему только один путь — обратно в Головлево на даровое довольство. И Степан Владимирович отправляется домой — на семейный суд.

Брифли существует благодаря рекламе:

Дочь, Анна Владимировна, также не оправдала маменькиных ожиданий: Арина Петровна отправила её в институт в чаянье сделать из неё дарового домашнего секретаря и бухгалтера, а Аннушка однажды в ночь сбежала с корнетом и повенчалась. Мать ей «выбросила кусок» в виде чахлой деревнюшки и капитальца, но года через два молодые капитал прожили и корнет сбежал, оставив жену с дочерьми-близнецами, Аннинькой и Любинькой. Затем Анна Владимировна умерла, а посему Арина Петровна вынуждена была приютить сироток. Впрочем, и эти печальные события косвенно способствовали округлению головлевского имения, сокращая число пайщиков.

Средний сын, Порфирий Владимирович, ещё в детстве получил от Стёпки-балбеса прозвища Иудушки и Кровопивушки. С младенчества был он необычайно ласков, а также любил слегка понаушничать. К его заискиваниям Арина Петровна относилась с опаской, вспоминая, как перед рождением Порфиши старец-провидец бормотал: «Петух кричит, наседке грозит; наседка — кудах-тах-тах, да поздно будет!» — но лучший кусок всегда отдавала ласковому сыну ввиду его преданности.

Продолжение после рекламы:

Младший брат, Павел Владимирович, был полнейшим олицетворением человека, лишённого каких бы то ни было поступков. Может, он был добр, но добра не делал; может, был не глуп, но ничего умного не совершил. С детства остался он внешне угрюм и апатичен, в мыслях переживая события фантастические, никому вокруг не ведомые.

В семейном суде над Степаном Владимировичем папенька участвовать отказался, предсказав сыну лишь, что ведьма его «съест!»; младший братец Павел заявил, что его мнения все равно не послушаются, а так вперёд известно, что виноватого Стёпку «на куски рвать…». При таковом отсутствии сопротивления Порфирий Владимирович убедил маменьку оставить Стёпку-балбеса под присмотром в Головлеве, заранее вытребовав от него бумагу с отказом от наследственных претензий. Так балбес и остался в родительском доме, в грязной тёмной комнатке, на скудном (только-только не помереть) корме, кашляя над трубкой дешёвого табаку и отхлёбывая из штофа. Пытался он просить, чтобы прислали ему сапоги и полушубок, но тщетно. Внешний мир перестал существовать для него; никаких разговоров, дел, впечатлений, желаний, кроме как напиться и позабыть… Тоска, отвращение, ненависть снедали его, покуда не перешли в глубокую мглу отчаяния, будто крышка гроба захлопнулась. Серым декабрьским утром Степан Владимирович был найден в постели мёртвым.

Брифли существует благодаря рекламе:

Прошло десять лет. Отмена крепостного права вкупе с предшествовавшими ей приготовлениями нанесла страшный удар властности Арины Петровны. Слухи изнуряли воображение и вселяли ужас: как это Агашку Агафьей Федоровной звать? Чем кормить ораву бывших крепостных — или уж выпустить их на все четыре стороны? А как выпустить, если воспитание не позволяет ни подать, ни принять, ни сготовить для себя? В самый разгар суеты тихо и смиренно умер Владимир Михайлович Головлев, благодаря Бога, что не допустил предстать перед лицо своё наряду с холопами. Уныние и растерянность овладели Ариной Петровной, чем и воспользовался Порфирий с лукавой, воистину Иудушкиной ловкостью. Арина Петровна разделила имение, оставив себе только капитал, причём лучшую часть выделила Порфирию, а похуже — Павлу. Арина Петровна продолжала было привычно округлять имение (теперь уже сыновье), пока вконец не умалила собственный капитал и не перебралась, оскорблённая неблагодарным Порфишкой, к младшему сыну, Павлу.

Павел Владимирович обязался поить-кормить мать и племянниц, но запретил вмешиваться в его распоряжения и посещать его. Имение расхищалось на глазах, а Павел в одиночестве пил, находя успокоение в чаду пьяных фантазий, дававших победный выход его тяжкой ненависти к братцу-кровопивцу. Так и застал его смертный недуг, не давши времени и соображения на завещание в пользу сироток или маменьки. Посему имение Павла досталось ненавистному Порфишке-Иудушке, а маменька и племянницы уехали в деревеньку, когда-то «кинутую» Ариной Петровной дочери; Иудушка с ласкою проводил их, приглашая наведываться по-родственному!

Однако Любинька и Аннинька быстро затосковали в безнадёжной тишине нищего именьица. После немногих отстрочек в угоду бабушке барышни уехали. Не вытерпев пустоты беспомощного одиночества и унылой праздности, Арина Петровна воротилась-таки в Головлево.

Теперь семейные итоги таковы: лишь вдовствующий хозяин Порфирий Владимирович, маменька да дьячкова дочь Евпраксеюшка (недозволенное утешение вдовца) населяют когда-то цветущее имение. Сын Иудушки Владимир покончил с собой, отчаявшись получить от отца помощь на прокормление семьи; другой сын Петр служит в офицерах. Иудушка и не вспоминает о них, ни о живом, ни об усопшем, жизнь его заполнена бесконечной массой пустых дел и слов. Некоторое беспокойство он испытывает, предчувствуя просьбы племянниц или сына, но притом уверен, что никто и ничто не выведет его из бессмысленного и бесполезного времяпрепровождения. Так и случилось: ни появление вконец отчаявшегося Петра, проигравшего казённые деньги и молившего отца о спасении от бесчестья и гибели, ни грозное материнское «Проклинаю!», ни даже скорая смерть матери — ничто не изменило существования Иудушки. Пока он хлопотал да подсчитывал маменькино наследство, сумерки окутывали его сознание все гуще. Чуть было рассвело в душе с приездом племяннушки Анниньки, живое чувство вроде проглянуло в привычном его пустословии — но Аннинька уехала, убоявшись жизни с дядей пуще участи провинциальной актрисы, и на долю Иудушки остались только недозволенные семейные радости с Евпраксеюшкой.

Однако и Евпраксеюшка уже не так безответна, как была. Раньше ей немного надо было для покою и радости: кваску, яблочек мочёных да вечерком перекинуться в дурачка. Беременность озарила Евпраксеюшку предчувствием нападения, при виде Иудушки её настигал безотчётный страх — и разрешение ожидания рождением сына вполне доказало правоту инстинктивного ужаса; Иудушка отправил новорождённого в воспитательный дом, навеки разлучив с матерью. Злое и непобедимое отвращение, овладевшее Евпраксеюшкой, вскоре переродилось в ненависть к выморочному барину. Началась война мелких придирок, уязвлений, нарочитых гадостей — и только такая война могла увенчаться победой над Иудушкой. Для Порфирия Владимировича была невозможна мысль, что ему самому придётся изнывать в трудах вместо привычного пустословия. Он стушевался окончательно и совсем одичал, пока Евпраксеюшка млела в чаду плотского вожделения, выбирая между кучером и конторщиком. Зато в кабинете он мечтал вымучить, разорить, обездолить, пососать кровь, мысленно мстил живым и мёртвым. Весь мир, доступный его скудному созерцанию, был у его ног…

Окончательный расчёт для Иудушки наступил с возвращением в Головлево племянницы Анниньки: не жить она приехала, а умирать, глухо кашляя и заливая водкою страшную память о прошлых унижениях, о пьяном угаре с купцами и офицерами, о пропавшей молодости, красоте, чистоте, начатках дарования, о самоубийстве сестры Любиньки, трезво рассудившей, что жить даже и расчёта нет, коли впереди только позор, нищета да улица. Тоскливыми вечерами дядя с племянницей выпивали и вспоминали о головлевских умертвиях и увечиях, в коих Аннинька яростно винила Иудушку. Каждое слово Анниньки дышало такой цинической ненавистью, что вдруг неведомая ранее совесть начала просыпаться в Иудушке. Да и дом, наполненный хмельными, блудными, измученными призраками, способствовал бесконечным и бесплодным душевным терзаниям. Ужасная правда осветилась перед Иудушкой: он уже состарился, а кругом видит лишь равнодушие и ненависть; зачем же он лгал, пустословил, притеснял, скопидомствовал? Единственною светлою точкой во мгле будущего оставалась мысль о саморазрушении — но смерть обольщала и дразнила, а не шла. ..

К концу страстной недели, в мартовскую мокрую метелицу, ночью Порфирий Владимирович решился вдруг сходить проститься на могилку к маменьке, да не так, как обычно прощаются, а прощенья просить, пасть на землю и застыть в воплях смертельной агонии. Он выскользнул из дома и побрёл по дороге, не чувствуя ни снега, ни ветра. Лишь на другой день пришло известие, что найден закоченевший труп последнего головлевского барина, Аннинька лежала в горячке и не пришла в сознание, посему верховой понёс известие к троюродной сестрице, уже с прошлой осени зорко следившей за всем происходящим в Головлеве.

Пересказала Р. А. Харламова. Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.

Краткий пересказ «Господа Головлевы» по главам, краткое содержание


(спустя 10 лет)
Арина Петровна с внучками живет в Дубровине у Павла. Павел спивается и умирает. Арина Петровна с внучками поселяется в Погорелке, имении сироток.

Арина Петровна живет настолько бедно, что мечтает вернуться в Головлево или Дубровино в качестве приживалки, чтобы там ее вкусно кормили и т.д. Старуха первая идет на перемирие с подлецом Иудушкой. Вскоре мать становится постоянной гостьей у сына. 

Устав быть вдовцом, Иудушка начинает жить в незаконных отношениях с простой девушкой Евпраксией. Арина Петровна не осуждает аморальное поведение Иудушки, чтобы не ссориться.

Иудушка живет в Головлеве. Он все время чем-то занят, но по сути ничего не знает о своем хозяйстве. Один из сыновей Иудушки, Володенька, кончает жизнь самоубийством.
Тем временем сиротки Аннинька и Любинька присылают бабушке письмо. Они сообщают, что стали актрисами и работают в театре в Харькове. Сестры развлекаются с богатыми мужчинами и неплохо живут за их счет. 
Племяннушка

Иудушка спокойно переносит проклятье матери и не придает ему значения. Он провожает Петеньку, так и не дав ему денег. После этого Арина Петровна уезжает к себе, почти ничего не ест и тает на глазах. Через месяц она умирает. Иудушка хоронит мать.
Вскоре Иудушка узнает, что умер его сын Петенька: за растрату денег молодой человек был сослан в Сибирь, но в пути заболел и скончался.

Неожиданно в гости к Иудушке приезжает его племянница Аннинька. Иудушка предлагает ей жить у него, но та отказывается. Аннинька замечает, что дядя пристает к ней не по-родственному. Девушке это кажется гадким. Она решает поскорей уехать от дяди.
Аннинька замечает, что все вокруг (крестьяне, поп) жалеют ее из-за ее «непристойной профессии»: все понимают, что она не только играет на сцене, но и развлекает мужчин. Девушке надоедают эти нравоучения. Она уезжает назад в город.

Недозволенные семейные радости

Тем временем незаконная сожительница Иудушки, экономка Евпраксинья, ждет ребенка. Иудушка не хочет этого ребенка. Он боится, что люди узнают о его прелюбодействии.
Наконец Евпраксинья рожает ребенка. Иудушка не хочет даже видеть ребенка. Малыша называют Владимиром. Иудушка приказывает служанке отвезти новорожденного в Москву в воспитательный дом (приют).

Выморочный 

После рождения ребенка Евпраксия начинает бунтовать против подлеца Иудушки. Она упрекает его за то, что тот отдал в приют сына, что не покупает ей дорогие платья и т.д.
В конце концов Евпраксия, как экономка, перестает как следует прислуживать Иудушке. Остальные слуги также ведут себя все более вольно.
Оставшись без внимания Евпраксиньи, Иудушка дичает и опускается. Он начинает жить в своем вымышленном мире. Он мысленно разговаривает с матерью, крестьянами. В своих мыслях он мстит всем тем, кто его обидел.

Расчет

Тем временем Аннинька и Любинька оказываются в провинциальном городе Самоварове. Сестры становятся содержанками богатых купцов — Кукишева и Люлькина. Сестры живут с ними в разврате и роскоши. Аннинька под влиянием Кукишева начинает пить. Наконец Кукишева арестовывают за долги и отправляют в ссылку. Люлькин кончает жизнь самоубийством.

Сестер арестовывают за связь с подлецами и отбирают у них почти все имущество.
Девушки возвращаются в свой старый театр в Кречетове, но зрители относятся к ним плохо из-за их дурной славы. Сестры уходят из театра и занимаются «непристойной работой», чтобы заработать на жизнь. Аннинька заболевает чахоткой.  Любинька кончает жизнь самоубийством.

Умирающая от чахотки Аннинька приезжает к дяде Иудушке в Головлево. Она выглядит больной, постаревшей и «потрепанной». Аннинька говорит дяде, что приехала сюда умирать.

Аннинька и ее дядя Иудушка начинают вместе пьянствовать. Во время этих посиделок Аннинька упрекает дядю в том, что он виновен во многиз бедах семьи Головлевых. Эти разговоры приводят к тому, что у Иудушки наконец просыпается совесть, хотя это уже никому не нужно.

Иудушка осознает, что он подло поступил с матерью, когда выжил ее из имения. Среди ночи Иудушка идет на могилу матери, чтобы проститься с ней. В пути он замерзает и умирает.
Тем временем Аннинька лежит в горячке и, судя по всему, скоро умирает.

Конец романа. 

Это было краткое содержание романа «Господа Головлевы» по главам: краткий пересказ произведения.

Смотрите: 
— Краткое содержание романа (наиболее сжатое)

— Все материалы по роману
— Все материалы по творчеству Салтыкова-Щедрина

«Господа Головлевы», краткое содержание по главам романа Салтыкова-Щедрина

Глава 1. «Семейный суд»

Арина Петровна Головлева — главная героиня романа, помещица, владелица крупного головлевского имения. Деятельная, властная, но экономная и жадная до денег, имеющая целью всей жизни накопительство своего состояния. Когда она выходила замуж, у них с мужем было всего 150 душ крепостных. К 60 годам на нее было записано уже 4 500 крестьян, да и поместье свое она увеличила в несколько раз, дотошно и скрупулезно скупая прилегающие к нему соседние деревеньки и леса.

Ее муж, Владимир Михайлович, слова в семье не имел. Был легкомысленным, выпивал, бегал за горничными девками и практически не выходил из своей комнаты.

Старший сын — Степан (Степка-балбес, постылый), пошел характером в папеньку. Выучился в университете, но полученное образование на практике применить не сумел. Мать ему «выбросила кусок» — купила дом в Москве, который вскоре был продан за долги, пока он был в ополчении.

Дочь — Анна, сбежала из дома с корнетом, который вскоре ее бросил с двумя девочками-близнецами. Анна умерла, а ее дочерей Анниньку и Любиньку приютила у себя Арина Петровна.

Средний сын — Порфирий (Иудушка, Кровопивушка). С детства заискивал перед матерью, но она его боялась, чуя его темную душу. Служил по гражданской части в Петербурге.

Младший сын — Павел. Малообщительный, обособленный, лишенный всяких поступков человек. Служил в Петербурге по военной части.

Главный герой первой главы романа «Господа Головлевы» — Степан. После того, как его дом в Москве был продан, он вернулся к матери. Она вызвала к себе из Петербурга младших сыновей и устроила «семейный суд»: спросила у них, что они посоветуют ей делать с братом. Сама она планировала «выбросить кусок» еще раз — отослать его подальше от себя в маленькое вологодское имение, чтобы он ей глаза не мозолил. Однако путем хитрых и подобострастных речей Порфирий убедил ее, что его нужно оставить в Головлево. Скрепя сердце, она согласилась.

Арина Петровна, не интересуясь жизнью своего старшего сына, обрекла его на жалкое существование. Комнату, в которой он жил, никогда не убирали, постель не меняли, свечей ему по вечерам в целях экономии не давали. Жил он впроголодь, так как кормили его объедками со скудного барского стола. В теплой одежде и обуви на осень отказали. На оставленные ему братьями деньги он начал пить. Пробовал сбежать, но его вернули. Будучи болезненным (сильно кашлял), в таких условиях не прожил у матери и полугода — скончался.

Глава 2. «По-родственному»

После смерти Степана для Арины Петровны наступили смутные дни: все чаще люди говорили об отмене крепостного права, и ее это сильно тревожило. Умер муж, Владимир Михайлович. И некогда властная помещица все чаще начала мечтать вслух о том, что уйдет с близняшками-внучками в монастырь. Говорила она это больше, чтобы успокоить себя, но Порфирий в такие минуты всегда оказывался рядом и убеждал ее, что это для нее самый отличный выход из создавшегося положения.

Напуганная комиссиями по отмене крепостного права и убежденная Порфирием в правильности данного решения, в конце концов она разделила имение между братьями, а себе оставила капитал. Старшему отошел лучший кусок (Головлево), младшему — соседнее Дубровино. Порфирий оставил мать управлять своим имением, и она, желая отблагодарить сына за приют, потратила все свои деньги на расширение и процветание его поместья. Как только капитал у нее закончился, Иудушка тут же выставил ей счет за проживание, и она, оскорбленная и обиженная, с внучками уехала жить к Павлу, который оставил службу в Петербурге и безвыездно жил в Дубровине.

Младший сын не особенно был рад видеть маменьку, но, тем не менее, приютил ее у себя и не обижал.

Но постепенно начал спиваться. Арина Петровна слишком поздно распознала недуг, начала хлопотать о том, чтобы он отписал Дубровино ей и внучкам, но к тому времени Павел уже не вставал с постели и не мог пошевелить даже рукой, чтобы подписывать какие-то документы.

Перед самой смертью Павла к брату приехал Порфирий с сыновьями-подростками: Петенькой и Володенькой. Разыграв комедию у постели больного, что ему невероятно жаль, на самом деле Иудушка был рад, что к его имению теперь отойдет еще одно поместье. После похорон Арина Петровна, не желая больше унижаться перед единственным оставшимся в живых сыном, уезжает с внучками в бедную и разоренную Погорелку — «кусок», который она когда-то «выкинула» дочери Анне.

Глава 3. «Семейные итоги»

Вскоре после переселения в Погорелку, уже повзрослевшие к тому времени внучки объявили бабушке, что не намерены жить в этом захолустье и поедут искать лучшей судьбы в город. Опустошенная, присмиревшая, обессилевшая Арина Петровна им не препятствовала.

После их отъезда в ее жизни наступил тяжкий период. Дом сильно обветшал, усадьба была в запустении, доходов ниоткуда не было. Старая помещица распустила практически всю прислугу. Она могла целыми днями сидеть у окна и смотреть вдаль без всякого движения мысли. Уже ничто ее не радовало и не волновало.

Спустя какое-то время такого прозябания в Арине Петровне вдруг неожиданно проснулось желание сладкой жизни и радостей, которых она ранее себе не позволяла. Это заставило ее пойти на мировую с Иудушкой и стать частым гостем в его доме. Она была счастлива, что могла есть и пить власть (насколько позволяла жадность хозяина) и общаться «по-родственному» с сыном. Он снисходительно принимал маменьку, так как больше всего на свете боялся родительского проклятия.

К этому времени в его семье произошли серьезные изменения. Во-первых, его старший сын Володенька покончил жизнь самоубийством. Косвенно в этом был виноват отец, отказавший ему в деньгах, когда он в них сильно нуждался. Но Порфирий оправдывал себя тем, что сын женился без его родительского благословения. Во-вторых, рано овдовевший Иудушка взял себе в любовницы дочь местного дьячка Евпраксеюшку.

Неожиданно приезжает из города Петенька и объявляет, что он проиграл три тысячи казенных денег и теперь ему светит ссылка или каторга. Он просит их сначала у бабушки, потом у отца, но оба ему отказывают. Первая — ввиду своего реально бедного положения, второй — из-за своей жадности.

Жестокость Порфирия по отношению к единственному оставшемуся в живых сыну поражает Арину Петровну, на глазах которой все это разыгрывается. Она проклинает Иудушку и уезжает к себе в Погорелку.

Глава 4. «Племяннушка»

Вопреки ожиданиям, материнское проклятие Порфирий пережил на удивление легко. А вот Арина Петровна после таких событий слегла. Она перестала бывать в Головлево и общаться с сыном, хотя он к ней регулярно ездил. Вскоре ее не стало. Иудушка тотчас же разобрался с наследством. Забрал из поместья все, что принадлежало матери, оставив лишь то, что было записано на Анниньку и Любиньку.

Позже из газет Порфирий узнал, что Петенька был отдан под суд и отправлен в ссылку, но до конечного пункта не доехал, так как в дороге заболел и скончался.

Вскоре после смерти Арины Петровны в Головлево приехала одна из сестер — Аннинька. К тому времени они с Любинькой выступали в гастролирующем театре Харькова. Ее красота подействовала на Порфирия должным образом: он стал приволачиваться за собственной племяннушкой, но получил стойкий отпор. Она приехала только лишь для того, чтобы вступить в наследство. Удивилась запустению и бесцельной жизни в поместье. Иудушка как только не уговаривал ее остаться, даже пытался удержать насильно, но она была непреклонна и не была готова променять свою яркую, пусть и легкомысленную жизнь на прозябание в этом захолустье.

Наслушавшись от Порфирия, Евпраксеюшки, местного батюшки и даже прислуги в Погорелке почти открытых оскорблений в свой адрес, что она актриса и практически гулящая девица, а не барышня, Аннинька с чувством облегчения покидает постылое поместье.

Глава 5. «Недозволенные семейные радости»

Повествование возвращает читателя на несколько месяцев назад от последних произошедших событий. Будучи еще живой и еще до приезда Петеньки Арина Петровна заметила, что Евпраксеюшка отяжелела. Ее подозрения подтвердились — та носила под сердцем ребенка Порфирия. Мало того, что он был незаконнорожденный, да еще и, по подсчетам, был зачат во время поста — и это у благоверного-то и считающего себя таким верующим барина!

Так или иначе, но Арина Петровна нашла в этой беременности утешение и взяла на себя все хлопоты по приготовлению к родам. Иудушка вел себя настороженно и отчужденно, делая вид, что все происходящее его никак не касается.

Незадолго до родов разразился скандал с Петенькой, и Арина Петровна умерла, оставив Евпраксеюшку на попечение дворовой девки Улитушки. Порфирий не на шутку испугался, так как совершенно не знал, что делать с вскоре родившимся ребенком, так как был уверен, что маменька все устроит.

Во время тяжелых родов Евпраксеюшка чуть не отдала Богу душу, о чем постоянно докладывалось Порфирию Владимировичу, но тот лишь отмахивался и не хотел знать никаких подробностей. В итоге выжили оба — и мать, и новорожденное дитя, коего прибывший вовремя батюшка нарек Володимером.

Пока Евпраксеюшка отходила от тяжелых родов, Порфирий наконец-то принял решение относительно своего незаконнорожденного сына. Он отдал приказ Улитушке отвезти его в Москву в воспитательный дом (приют).

Глава 6. «Вымороченный»

Недолго Порфирий радовался, что так легко освободился от невыносимой ноши в виде незаконнорожденного сына. После родов Евпраксеюшка изменилась до неузнаваемости. На ее внутреннем состоянии сказалось все: тяжелые роды, когда она чуть не померла; исчезновение ребеночка, с которым ей даже не дали попрощаться; тоска гоголевского существования с вечными нравоучениями и пустословием барина. Все чаще она вспоминала приезд Анниньки, которая удивлялась, как такая молодая девица, как Евпраксеюшка, могла жить в таких ужасных условиях.

И она, которая раньше за день и слова и не говорила, совершенно неожиданно устроила опешившему Порфирию настоящий бунт обиженной и одинокой женщины. Она начала его каждодневно пилить по поводу того, что она ходит у него в любовницах, что он ничего-то ей не дарил никогда, что отнял у нее ребеночка и т. д. Иудушка поначалу пытался ей сопротивляться, но до ужаса боялся, что она уйдет к родителям и хозяйством по женской части заниматься будет некому.

Евпраксеюшке вскоре надоело пилить опостылевшего ей барина, и она ушла в загул, флиртуя и заигрывая сразу с двумя — конторщиком Игнатом и кучером Архипушкой.

Порфирий после таких событий совсем перестал общаться с людьми, почти никого до себя не допускал, ни с кем не общался. Запирался на целый день у себя в кабинете и начинал фантазировать, как он всем мстит за свое жалкое существование. В итоге перестал мыться и следить за одеждой, плохо и наскоро ел и начал разговаривать со своими вымышленными обидчиками. Люди и Евпраксеюшка поняли, что у барина помутился разум.

Глава 7. «Расчет»

Однажды декабрьским утром к запущенному и безмолвному поместью в Головлево подкатила кибитка, из которой выскочила слабая, изможденная девица. В доме ее еле узнали: то была Аннинька, одна из сестер. Она сильно похудела, сгорбилась и потеряла ту красоту, которой еще недавно щеголяла в свой последний приезд сюда. К тому же она очень надрывно и беспрестанно кашляла.

Ради нее из своего затворничества вышел выцветший и одичавший Порфирий.

Аннинька рассказала, как они с Любинькой потеряли работу в театре, так как стали обычными содержанками. У нее был купец Кукишев, у сестры — земский деятель Люлькин. Их одевали, кормили, поили, устраивали кутежи, дарили украшения и деньги. Веселье быстро закончилось, так как оба оказались мошенниками. Все, что было накоплено за год такой жизни, у сестер арестовали. После этого они пошли по рукам и подхватили заразную болезнь. Любинька не вынесла такой жизни и отравилась.

Аннинька не смогла покончить жизнь самоубийством и приехала в Головлево. Они стали помаленьку общаться с дядей. Порфирий стал отходить от своего помутнения разума. Оказалось, что племянница безудержно пристрастилась к водке — пить ее научил Кукишев. И Иудушка стал потреблять вместе с ней.

Аннинька в таких условиях еще больше захворала и все ночи напролет кашляла. Порфирий же вдруг только сейчас начал понимать, что ко всем смертям, которые случились за последние годы в Головлево, он имеет самое непосредственное отношение. Он не раскаялся, но это осознание его тяготило.

В марте, на страстной седмице, в ночь он пешком отправился на могилку к матери. Наутро недалеко от нее нашли его окоченевший труп. Приехали докладывать Анниньке, но и та лежала в бреду, в горячке и без сознания.

  • «Господа Головлёвы», анализ романа Салтыкова-Щедрина
  • «Премудрый пискарь», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», анализ
  • «История одного города», краткое содержание по главам романа Салтыкова-Щедрина
  • «История одного города», анализ романа Салтыкова-Щедрина
  • «Медведь на воеводстве», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Дикий помещик», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Вяленая вобла», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», краткое содержание
  • «Медведь на воеводстве», краткое содержание по главам сказки Салтыкова-Щедрина
  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, краткая биография

По произведению: «Господа Головлёвы»

По писателю: Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович


Господа Головлёвы. Глава 3. Семейные итоги – краткое содержание

После отъезда из Дубровина (см. главу «По-родственному») Арина Петровна поселяется с внучками-«сиротками» Аннинькой и Любинькой в нищей деревеньке Погорелке. По старости у неё уже нет сил энергично заниматься хозяйством. Молодые Аннинька и Любинька стремятся из глухой Погорелки в город – и вскоре уезжают поступать в актрисы театра.

 

Господа Головлёвы. Семейные итоги. Краткий пересказ

 

Оставшись среди тягостного одиночества в бедном доме, Арина Петровна поневоле возобновляет связи с обманувшим её сыном Порфирием Владимировичем (Иудушкой). Она начинает наезжать из Погорелки к нему в Головлёво. Давно уже вдовый Иудушка берёт к себе в сожительницы экономку Евпраксеюшку, дочь церковного дьячка – недалёкую, но работящую и хозяйственную женщину с такой широкой спиной, что на неё все поневоле таращат глаза. Арина Петровна часто остаётся в Головлёве по нескольку дней, играя с Порфирием Владимировичем и Евпраксеюшкой в дурачки. Иудушка не прочь принимать у себя мать: долгие вечерние разговоры с Ариной Петровной за картами помогают утолять его ненасытимую страсть к ханжескому пустословию.

Проходит пять лет. Аннинька и Любинька шлют письма, сообщая, что поступили на театральную сцену, но не в Москве, как мечтали, а в Харькове. Они весело проводят время с кавалерами: офицерами и адвокатами, и в Погорелку возвращаться не думают. Порфирий Владимирович, читая их письма, лицемерно отплёвывается.

За эти же годы кончает самоубийством один из двух сыновей Иудушки – Володенька. Он женился вопреки желанию отца, который в наказание прекратил высылать ему деньги. Безвыходная нищета и привела Володеньку к решению наложить на себя руки.

23 ноября, в очередную годовщину самоубийства Володеньки, Порфирий Владимирович, Арина Петровна и Евпраксеюшка играют в карты и слышат в отдалении колокольчик. Ямщик подвозит к дому второго иудушкина сына, Петеньку.

Он входит с понурым видом, разговаривает скованно, а о причине своего прибытия поначалу умалчивает. Петенька сообщает её первым делом не отцу, а Арине Петровне. Он проиграл в карты три тысячи казённых денег и не имеет средств покрыть этот долг. Ему грозит суд. Петенька просит взаймы три тысячи у бабушки, однако та отговаривается бедностью и советует ему обратиться к отцу. Но, зная отца, Петенька не надеется на помощь от него. «Вы бы, бабушка, проклятием ему пригрозили, если он мне денег не даст! Он суеверный и очень проклятия боится. А то что же, мне из-за этих денег в Сибирь идти?» Арина Петровна задумывается над этими словами, но ничего не отвечает.

После бессонной ночи Петенька всё же идёт к отцу с рассказом о своём проступке. Ещё не выслушав сына, Иудушка предупреждает: «Коли ты правильного чего просишь – изволь! никогда я ни в чем правильном не откажу. Ну, а ежели просишь неправильно – не прогневайся! Откажу! У меня натура без вывертов».

Петенька признаётся в проигрыше трёх тысяч. Иудушка резко отказывается дать их. «Убийца!» – шепчет сын ему в спину.

Вся семья собирается к столу. Взбешённый Петенька, развалившись с папироской, иронически поглядывает на отца, а потом говорит, что сейчас пойдёт в церковь отслужить панихиду по брату, «по убиенному рабу Божиему Владимиру». – «Его не убили, он сам себя убил», – замечает Иудушка. – «Нет, вы его убили! – кричит Петенька. – Вы его без копейки оставили!» – «Так зачем он женился против желанья отца?» – «Да ведь вы ему позволили?» – «Я ему ответил: коли хочешь жениться, так женись, я препятствовать не могу! Только всего. А позволения я не давал». – «Да у вас любое слово 10 значений имеет. Володенька из-за вас погиб. Вот и я…»

Петенька разражается истерическими рыданиями. Иудушка начинает: «А кто же вино…». В этот момент всё время молчавшая Арина Петровна вдруг поднимается с кресла с воплем: «Прро-кли-ннаааю!»

 

Для перехода к краткому содержанию предыдущей / следующей главы «Господ Головлёвых» пользуйтесь кнопками Назад Вперёд ниже текста статьи.

На нашем сайте вы можете прочитать полный текст главы «Семейные итоги» и и краткое содержание «Господ Головлёвых» целиком в одной статье.

© Автор краткого содержания – Русская историческая библиотека.

 

Господа Головлёвы краткое содержание романа Салтыкова-Щедрина

В середине 80-х годов XIX века в русской литературе появляется произведение «Господа Головлевы», показано разоблачение семьи изнутри, постепенно превращаясь в нечто. К тому времени крепостное право уже практически изжило себя, а имение Головлевых все больше процветает и расширяется. Особо хозяйством занималась помещица Арина Петровна, с властным характером. Ее супруг, Владимир Михайлович с молодости был безалаберным и кутило. Любил распутничать и злоупотреблять алкоголем. Поэтому его супруга и взяла в свои руки все дела.

Ее сын, самый старший, Степан, окончив курс в одной из московских гимназий, поступил в университет. Средства на существование ему давали скудные, и поэтому более зажиточные студенты дразнили его попрошайкой. Когда он получил соответствующее образование мать отправила его в Петербург, но из-за того, что у него не было связей, карьеры сделать не смог. А пробивать своими силами продвижение по службе он не захотел. Выделив ему часть состояния в Москве, мать отправила сына в столицу, чтобы он там попытался устроиться на доходное место. Но и там прокутив все деньги вместе с домом, Степан попрошайничал у богатых крестьян. Вскоре ему перестали подавать, и ему пришлось вернуться в родное Головлево. К тому времени он уже был больным человеком, имеющий ко всем происходящим делам полное равнодушие. Мать собрала семейный совет, где решили поселить его во флигеле, отдав старый отцовский халат. Когда собирались все члены семейства для решения судьбы Степана, то отец отказался в этом участвовать. Так, старший сын оказался прозябать в темной холодной комнатушке, покуривая дешевый табак. Как-то раз он попросил, чтобы ему прислали теплую одежду, но получил отказ.  В душе Степана была одна пустота. Однажды Степка попытался бежать, но его вернули назад. В один из дней его нашли мертвым в постели.

Анна Владимировна, дочь помещицы, тоже не радовала хозяйку имения. Не закончив университет, девушка сбежала с корнетом и вскоре вступила с ним в брак. Головлева дала ей в придание небольшую деревушку, но корнет проиграл все это состояние и сбежал, оставив супругу с двумя детьми на руках. Не выдержав таких испытаний Анна Владимировна скончалась, и поэтому Арина Петровна взяла на воспитание своих внучек.

Павел был в прошлом офицер, жил в Дубровне тихо и незаметно. Он был апатичным человеком, не мог принять ни одного решения. И умер он так же тихо.

Среди сыновей особенно настороженно относились все к Порфирию, которого окрестили Иудушкой.  С детства он подмаслился к матери, мог на ушко ласковое слово сказать, а мог наушничать. И поэтому мать всегда отдавала ему все самое лучшее.

Через 10 лет в имении многое изменилось.  Было отменено крепостное право, и Головлева потеряла уже прежнюю власть. Перед ней встал вопрос, как справиться с делами в имении. И тут на помощь пришел Порфирий со своей хитростью и советами. Отдав большую часть имения любимому сыночку, помещица перебирается жить к Павлу со своими внучками. Павел же умер, не оставив поместье ни матушке ни племянницам, и поэтому все ушло в руки к Иудушке. Головлевой пришлось перебраться в деревушку, где жила раньше ее покойная дочь. Но Аннинька и Любонька уехали, и помещице пришлось вернуться в Головлево. Там управлял всеми делами Порфирий, который всеми силами старался досадить ближнему человеку, насолить. Один из сыновей покончил жизнь самоубийством, другой служил в армии и домой даже не приезжал.

Вскоре умирает Арина Петровна, проклиная Иудушка. И он остается один. Приезжает Аннинька, но увидев, как тяжело жить с дядей, уезжает в горд. С ним остается Евпраксеюшка. Но и она боится его. Иудушка сделал ее жизнь невыносимой. Он отдает новорожденного в приют, и женщина с горя начинает вести распутную жизнь.  Радость наступает в жизни Порфирия тогда, когда возвращается Аннинька, но не жить, а умереть. Ежедневно вечерами она выпивала с дядей и вспоминала все страдания, пришедшие на ее судьбу, обвиняя при этом своего родственника.

В один из последних дней Великого поста Порфирий ушел на могулу матери, да так и умер там. В это же время умирала Аннинька, и поэтому в соседнее село отправили весть дальней родственнице, что Головлево теперь находится без прямых наследников.

Чему учит роман Господа Головлёвы

Роман учит нас быть более терпимее и милосердными к своим близким. Накопительство, лицемерие, бездушие могут разрушить семейные ценности, которые потом трудно восстановить.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Господа Головлёвы. Читательский дневник

Советуем почитать

Краткое содержание «Господа Головлевы» Михаила Салтыкова-Щедрина ❤️| Кратко

Матушка-Россия в середине XIX века уже прощается с крепостным правом. Но господа Головлевы живут в своем замкнутом мире, благополучно и безмятежно, приобретая новые земли для своих процветающих имений. Арина Петровна Головлева – владелица всех земель и глава семьи – властная и тщеславная. Подмяла под себя всех – и мягкотелого никчемного супруга, «бесструнную балалайку» Владимира Михайловича, тихого алкоголика, бабника и рифмоплета, и детей своих, и всю челядь. Все дела госпожи Головлевой посвящены вроде бы четверым детям. Но черствая душа

Арины Петровны, к детям равнодушная, всецело занята властвованием и хозяйственными предприятиями.

Сынок старшенький, прозываемый Степкой-балбесом, имел лишь один дар – передразнивать всех, за что мать шибко его недолюбливала, называя «постылым». Никаких иных талантов за ним не водилось, чины не заработал и, продав домик в Москве – «кусок, выброшенный ему матерью» – проигрался в пух и прах и вернулся в поместье на дармовой постой и прокорм.

Дочка Анна, про которую госпожа Головлева «не любила говорить», совершенно маменьку разочаровала, сбежав и обвенчавшись без дозволения с корнетом. Арина Петровна и

ей «кинула кусок» материнского благословения – убогую деревню и небольшой капитал. Но муж бросил жену и двух дочек, и после смерти Анны, бабка волей-неволей взяла осиротевших внучек к себе, забрав обратно и «кусок» – малая, да радость.

Средний сынок Порфирий, мальчик тихий, нежный и откровенный, который обожал «…приласкаться к милому другу маменьке», вызывал в ней чувства странные и противоречивые. Благодаря своим елейным ласкам и «наушничанию» не попал Порфиша в ряд детей «постылых», – благожелательна была к нему Арина Петровна. Но к нежностям его относилась настороженно и порою в мыслях проговаривалась: «Так вот и поливает ядом, так и подманивает». Но сердце материнское попало в сети «откровенного мальчика», и теперь все лучшее отдавалось ему.

Ну а Степка, даром что балбес, еще в нежном возрасте определил Порфишу на свое место, дав тому прозвище Иудушки, Кровопивушки.

Младший Павел – человек апатичный, загадочный и угрюмый, который порой даже огрызался на мать, однако «боялся ее, как огня». О чем думал и мечтал, о том никто не ведал, поскольку по своей вялости поступков никаких не совершал – ни добрых, ни злых, ни глупых, ни умных.

Глава семьи – «почтенная и удрученная мать» – собирает детей на семейный совет, призванный определить судьбу Степана, на что Павел вдруг высказался, что наперед все известно, и будут Степку-балбеса «на куски рвать». Порфиша нашептал маменьке, чтоб остался балбес в имении, вроде как под семейным приглядом. Однако ж убедил затребовать от него нужную бумажку с отказом от наследства.

И растворились для Степана «…двери склепа, пропустили его и – захлопнулись…». Остался крошечный грязный мир из четырех стен, скудная кормежка, дешевый табак, да штоф с заветным напитком. Казалось, что беспросветная мгла, как черное облако, окутало его с головой. Глубокая тоска и безнадежность сковали Степана, прихлопнув человека крышкой гроба. Умер балбес.

Проползли десять лет. Младший Павел смертельно болен, но не хочет верить этому и потому не подписывает бумагу, чтобы его поместье отошло в наследство сироткам-племянницам – Анниньке и Любиньке. Следовательно, Иудушка – единственный наследник.

Смерть мужа, отмена крепостного права подкосило власть и волю Арины Петровны. Этим тут же пользуется Иудушка, ловко оплетая мать ласковыми скользкими словами. И она делит имение между Порфишей и Павлом, оставляя себе только деньги, которые по привычке тратит на именья сыновей, пока ничего не остается. В этот момент добрый Порфиша шлет ей привет в виде «руководства для составления годовой отчетности», в которой подсчитан был каждый кустик малины. Маменька, потрясенная жадностью неблагодарного Порфишки, перебирается вместе с внучками к младшему Павлу, имение которого на глазах приходит в упадок. Ненависть его к брату Кровопивушке утоляется не в поступках, но лишь в пьяном угаре, где не остается времени на подписание завещания для сирот или матушки. Павел погибает от смертельной болезни, оставив Головлево ненавистному Иудушке, чего так страстно не хотел.

Арина Петровна с внучками уезжает в худую деревеньку, которую она когда-то «кинула» дочери. Порфиша с нежностью провожает мать и племянниц, душевно приглашая их наведываться, не чинясь, по-родственному. Но молоденькие барышни скучают в глухой тишине и безвестности убогого именья и вскорости уезжают. Тяжело переживая одиночество и тоскливое безделье, Арина Петровна вынужденно возвращается к Порфирию.

В процветающем ранее имении Головлево теперь проживают вдовец Порфирий, маменька и Евпраксеюшка – дочка дьяка и «утешение» Порфиши. К своим сыновьям Иудушка не испытывает ничего, кроме досады, считая их, как и его маменька когда-то, «постылой обузой». Владимир наложил на себя руки от отчаянья и безденежья, не получив от отца никакой помощи для своей семьи. Второй сын Петенька служит в армии. Никогда отец их не вспоминает, ведь вся жизнь Порфирия наполнена разъедающей душу скупостью, никчемными пустыми разговорами, бессмысленными занятиями.

Ничто не тревожит эту сухую черствую душу – ни приезд Петеньки, который растратил казенные средства и просит отца о помощи от бесчестья и погибели, ни страшные материнские слова «Проклинаю!», – единственное, чего он всегда опасался, ни даже скорая смерть милого друга маменьки.

Кровопивушка подсчитывает оставшийся от матери капиталец, а тьма все глубже проникает в его душу и сознание.

Семейные радости с безответной и покорной Евпраксеюшкой дают трещину. Беременная подруга Иудушки проникается подсознательным ужасом при его появлении рядом. И этот страх оказался роковым – Порфиша отсылает родившегося сына в приют. Непреодолимое отвращение и злоба охватывает мать, навсегда разлученную с ребенком, ненависть и желание сделать гадости полоумному хозяину. Иудушка страдает от мысли, что вместо безделья и пустой болтовни, он будет вынужден обслуживать себя сам.

Зато он наверстывал свое унижение, предаваясь мечтам разорить, обездолить, высосать кровушку, мстя в мыслях и живым и мертвым.

Начало конца для Порфиши начинается с приездом в имение умирающей от чахотки Анниньки, которая заливает водкой унижения, загубленную юность и чистоту, красоту и таланты, стараясь забыться от тоски по сестре Любиньке, покончившей собой в осознании, что перед ней впереди лишь улица и нищета.

Тяжкие вечера приносили воспоминания о смертях, безнадежности и исковерканных жизнях обитателей Головлево, в которых племянница с отчаянной яростью винила Порфирия.

И под гнетом этих яростных слов, душу Иудушки вдруг стала раздирать совесть, о которой он никогда не ведал. Страшная правда грызла и язвила Порфишу: он уже не милый сладкий мальчик, а старик, вокруг которого сгустились лишь ненависть и презрение. На что же потратил он жизнь свою, зачем погубил детей своих и братьев, для кого копил богатства, если все, что было создано для него, разрушено им самим?

И вот в сырую весеннюю ночь, когда метель била в лицо, решил вдруг Порфирий Владимирович навестить могилу маменьки – захотел проститься. Но не так, как обычно, а прощенья у нее выпросить, упасть на стылую, как его жизнь, землю и кричать, молить о прощении до самой смерти. Он брел по мокрой дороге, не чувствуя ни холода, ни ветра.

Новый день принес весть о найденном на дороге закоченевшем теле последнего владельца поместья Головлево. Племянница лежала без сознания, с лихорадкой, поэтому письмо доставили к троюродной сестре, с давних пор внимательно следившей за всеми событиями в поместье у господ Головлевых.

Краткое содержание Господа Головлевы в сокращении (Салтыков-Щедрин М. Е.) 👍

Господа Головлевы – замечательное произведение Салтыкова – Щедрина. Арина Петровна Головлева – помещица, очень умная, проницательная женщина. Рачительная хозяйка, которая очень умело управляет своим имуществом и крепостными.

Округляет имения, прикупает близлежащие владения, старается, как она думает для своей многочисленной семьи. Ее семья, это муж, которого она никогда не любила и не понимала, впрочем как и он ее.

Владимир Михайлович был человеком легкомысленным, озорным, кукарекал по-петушиному, сочинял стихи вольного содержания.

А так как женился для того, чтобы жена разделяла его интересы, то их семейная жизнь сразу не задалась.

Что, впрочем, не помешало родить им четверых детей. Вот об этих детях и повествует этот роман. Старший сын, Степан, никогда не нравился матери, наверное, потому, что был любимчиком отца. Им нравилось проводить время вместе, отец чувствовал в сыне родственную душу.

Но, хотя мать сына и не любила, она считала своим долгом обеспечить его жизнь. Купила ему дом в Москве, который являл собой родительское благословение, и обещал приносить неплохой доход. Но, так как Степан был совершенно безалаберным, и совершенно

не умел обращаться с деньгами, то дом был очень скоро продан за долги. И ему ничего не оставалось, как просить приюта у матери.

Арина Петровна, конечно, в восторге не была, но все таки флигель ему выделила, где он вскорости и умер. Следующей была дочь Анна. Выучившись, она должна была вернуться к матери, чтобы стать бесплатным секретарем, но Аннушка сделала по своему.

Сбежала с корнетом Улановым, который очень скоро бросил ее с двумя дочками. Аннушка вскоре умерла, а бабушке пришлось взять на себя воспитание внучек, что ее тоже не радовало. Младший, Павел, тоже не был любимцем матери. Был он инертным, делать ничего не хотел, учится не любил, и не вызывал ни у кого никаких эмоций.

Ни добра, ни радости никому за всю жизнь не принес. И, наконец, Порфирий, Иудушка, как прозвал его Павел. Это, пожалуй, главное действующее лицо. Порфишу мать любила, насколько могла любить ее свободная натура, но побаивалась.

Ей было предсказание, которое она долгое время не могла понять. Заключалось оно в том, что “петушок наседке грозит, наседка кудахчет, да уже поздно”. Прозрела Арина Петровна, действительно, поздно. Свои имения мать разделила между Павлом и Порфирием, оставив себе только деньги.

Жить осталась с Иудушкой. И продолжала скупать соседние участки на личный капитал. Когда же сынок понял, что деньги закончились, он буквально выставил мать на улицу.

Вместе с внучками она перебралась к Павлу. Но и там жизни ей не было. Всем заправляла экономка, которая обворовывала Павла Владимировича, и спаивала его.

Вообще, пристрастие к алкоголю-бич этой семьи. Даже Иудушка, на склоне лет пристрастился к вину. От вина он и умер, нашли его замерзшего возле дороги.

Та же участь постигла и дочерей Аннушки.

Образ арины. Очерк на тему «Особенности образа Арины Петровны в романе« Господа Головлёвы. Несколько интересных композиций

Социально-психологический роман Салтыкова-Щедрина «Головлёвы» посвящен трем поколениям помещичьей семьи. Изначально автор не планировал писать роман: несколько лет он публиковал рассказы, которые впоследствии легли в его основу. Роман был издан отдельной книгой в 1880 году.

Для лучшей подготовки к уроку литературы, а также к ведению дневника читателя, рекомендуем прочитать онлайн-аннотацию «Семьи Головлевых» по главам.

главных героев

Головлева Арина Петровна — богатая помещица, трудолюбивая, властная и решительная женщина.

Головлев Владимир Михайлович — глава семьи, человек нежный и беспечный.

Степан — старший сын Головлевых, безответственный шутник, не приспособленный к жизни.

Анна — дочь, которая опозорила семью, выйдя замуж без согласия родителей. Мать двух девочек-близнецов — Аннинки и Любинки.

Порфирий — сын Арины Петровны, мерзкий и двуличный человек, думающий только о своей выгоде.

Павел — младший сын, замкнутый, нелюдимый человек.

Прочие символы

Аннинка и Любинка — внучки Арины Петровны, сироты.

Петенька и Володенка — сыновья Порфирия Владимировича, рано умершего.

Евпраксеюшка — молодая домработница в доме Порфирия Владимировича.

Глава 1. Суд по семейным делам

К даме с рапортом подходит управляющий одной из усадеб Головлевой Арины Петровны. Передав все дела, он нехотя сообщает ей важную новость — ее сын, Степан Владимирович Головлев, продал за долги московский дом. Арина Петровна удручена услышанным — «эта новость, видимо, отняла у нее сознание.«

Придя в сознание, дама возмущается, потому что всего два года назад она заплатила за этот дом «двенадцать тысяч копейкой», а теперь полиция продала его намного дешевле.

Арина Петровна имеет славу грозной, решительной женщины, привыкшей жить по своей воле. Она «единолично и бесконтрольно управляет огромным имением Головлевых» и даже требует беспрекословного послушания и покорности от собственных детей.

Муж Арины Петровны, Владимир Михайлович Головлев, «человек легкомысленный и пьяный.«В отличие от своей серьезной и деловой жены, он с юных лет отличался беспорядочным характером.

У Арины Петровны «было четверо детей: трое сыновей и дочь». Она даже не хотела говорить о дочери и старшем сыне. Старший сын — Степка — прослыл семейным шутом из-за чрезмерно озорного характера. Он совершенно не приспособлен к жизни: умеет разыгрывать карты в щепки, влезать в непомерные долги.

Дочь Аннушка не только не оправдала надежд Арины Петровны, но и «устроила скандал на всю округу» — сбежала из семьи и без родительского благословения вышла замуж за молодого корнета.Решив избавиться от своенравной дочери, Арина Петровна отдала ей самую захудалую деревню и пять тысяч рублей. Через два года муж Аннушки сбежал, оставив ее одну «с двумя дочерьми-близнецами: Аннинкой и Любинкой». Сама Аннушка умерла через три месяца, а Арина Петровна против своей воли была вынуждена приютить двух детей-сирот.

Третий ребенок четы Головлевых, Порфирий Владимирич, был известен в семье под тремя именами: Иуда, кровопийца и откровенный мальчик.«С раннего детства он заискивал перед матерью и часто звонил ей. Арина Петровна, будучи умной женщиной, видела все его проделки, и сам вид сына» пробуждал в ее сердце смутную тревогу перед чем-то таинственным, недобрым. . «

Полной противоположностью Порфирия был младший ребенок в семье — Павлуша. С малых лет он ни к чему не проявлял интереса, держался подальше от всех, «любил жить отдельно, в отчуждении от людей». Со временем у Павла Владимировича сформировалась «апатичная и загадочно мрачная личность», полностью лишенная желания к каким-либо действиям.

Арина Петровна понимает, что после продажи московского дома за бесценок старший сын планирует вернуться в родительское имение. Однако ее преследуют неизбежные человеческие сплетни, и она решает «созвать семейный совет, чтобы разрешить глупую судьбу».

Когда приехали сыновья, она сначала «жаловалась и двигалась одна», но потом перешла к делу. Павел не осуждал брата, а Порфирий предлагал матери разрешить ему жить в Головлеве, но больше ему ничего не давать.

По решению семейного совета Степан поселяется в родительском имении, но не в самом доме, а в отдельном офисе. Обедает он не за общим столом, а вместе со слугами, поедая объедки с хозяйской кухни. Серая и унылая жизнь приводит к тому, что Степан окончательно напивается и впадает в мрачное, болезненное состояние. Через какое-то время Степан умирает, и его мать с лицемерной грустью сообщает сыновьям о его пышном и пышном захоронении.

Глава 2. Относительно

Спустя десять лет Арина Петровна стала «скромным обиталищем в доме младшего сына». Едва пережив мужа и, тем более, отмену крепостного права, она потеряла былую твердость и решительность. Старуха поделила имение между двумя братьями, при этом «Порфирий Владимирич получил лучшую роль, а Павел Владимирич — хуже».

Сначала Арина Петровна жила у Порфирия в имении Головлёво, которое он унаследовал как управляющий.Но, не выдержав непомерной жадности сына, она переехала к Павлу в Дубровино.

Павел Владимирович принял мать и племянниц-сирот, но только при условии, что они не вмешивались ни в его жизнь, ни в ведение хозяйства.

Пьянство Павла Владимировича становится причиной смертельной болезни. После осмотра пациента врач заявляет, что ему осталось жить не более двух дней. Арина Петровна надеется, что Павел подпишет завещание в пользу детей-сирот, но врач говорит, что он находится в таком состоянии, что «не может с его помощью подписать свои фамилии.«Женщина в отчаянии — после смерти Павла все его имущество по закону перейдет к мерзавцу Порфирию.

Иуда приезжает в Дубровино с сыновьями Петенькой и Володенкой. Он заботится о здоровье брата, всем своим видом выражая лицемерную озабоченность. Мальчики рассказывают бабушке об ужасном характере своего крайне скупого отца.

Со смертью Павла Владимировича все его имущество переходит к Юдушке. Арина Петровна с внучками вынуждены переехать в бедную деревню Погорелку, которую она когда-то подарила дочери Анне.

Глава 3. Общее количество семей

В Погорелке Арина Петровна с таким же рвением пытается заняться хозяйством, но «старческие немощи» заметно уменьшают ее пыл. Ненавистные осенние вечера в деревне все чаще подводят сестер к мысли — «во что бы то ни стало выбраться из ненавистной Погорелки». Они уезжают в Харьков и становятся актрисами.

С уходом девушек «Погорелковский дом погрузился в некую безнадежную тишину». В целях экономии старушка распускает почти всех слуг.Постоянные спутники Арины Петровны — «беспомощное одиночество и тупое безделье».

Роковая ошибка — разлучение сыновей и полное доверие Юдушке — приводит к тому, что Арина Петровна, некогда сильная и властная женщина, готова смириться с жалкой судьбой своего сослуживца.

Она все чаще начинает навещать Головлево, и Порфирий, хотя и недоволен этими посещениями, не решается отказать матери, опасаясь ее проклятия. Именно этот страх останавливает «его от многих пакостей, в которых он был великим мастером.«

С возрастом дурные наклонности Порфирия Петровича еще больше усугубляются. Он отказывается помочь своему сыну Петру, когда тот, растратив государственные деньги, находится под угрозой сибирской ссылки. В отчаянии Петр напоминает отцу Володю, доведенного отцовской жадностью до самоубийства. Арина Петровна, будучи свидетельницей этого разговора, проклинает Иуду.

Глава 4. Племянница

Несмотря на все ожидания, Порфирий Владимирович «довольно спокойно перенес проклятие матери» и ничем не помог Петру.На следующий день после отъезда внука «Арина Петровна уехала в Погорелку и больше не вернулась в Головлево». Старушка быстро исчезает и умирает одна. Весь ее капитал идет в полное распоряжение Иуды.

Петр в последний раз пытается попросить у отца денег, в чем ему отказывают и советуют смиренно понести справедливое наказание. Вскоре Порфирий Владимирович получает известие о смерти сына.

В Головлево неожиданно приезжает Аннинка, красивая молодая женщина, которая невольно восхищается своей внешностью даже Порфирия Владимировича.

У могилы бубушки Аннинку охватывает желание пожить немного в тихой, забытой Богом Погорелке. Перед ее глазами мелькает ее развратная жизнь актрисы, и девушке хочется немного пожить в тишине, вдали от окружающей ее пошлости.

Но, вспомнив ужасную меланхолию, от которой они с сестрой бежали в свое время, Аннинка передумала и намерена вернуться в Москву. Дядя уговаривает девушку остаться с ним, но эта перспектива пугает ее.Домработница делится с Аннинкой, что, когда хозяйка смотрит на нее, «бессовестно бегают глаза». Девушка с огромным облегчением покидает Головлево и обещает дяде, что больше сюда не вернется.

Глава 5. Незаконные семейные радости

Незадолго до печальной истории с Петром Арина Петровна замечает, что его домработница Евпраксеюшка находится в интересном положении. Она подробно расспрашивает девушку о ее здоровье, дает дельные советы.

Дама пытается поговорить с сыном на столь деликатную тему, но он всячески уклоняется от разговора.Иуда очень рад, что «его не тревожили и что Арина Петровна горячо участвовала в трудных для него обстоятельствах».

Однако надеждам Иуды не суждено было сбыться из-за смерти его матери. Опасаясь сплетен, он прекращает всякое общение с Евпраксией. После рождения сына Владимира он несколько дней раздумывает, что же сделать, чтобы все было «красиво».

Пока «молодая мама металась в тепле и бреду», Юдушка приказала отдать новорожденного сына в московский детский дом.

Глава 6. Исчезновение

Порфирий понимает, что остался совсем один — «одни умерли, другие ушли». Единственный человек, связывающий его с внешним миром, — Евпраксеюшка. Но после подлого изъятия ребенка ее отношение к хозяйке изменилось.

Впервые она осознала, что ее юность безвозвратно уходит в компании скучного старика. Евпраксиня стала гулять с молодыми парнями, игнорируя работу по дому. В ней «проявилась ненависть, желание досадить, испортить жизнь, известить» мастера.

Недавно Порфирий Владимирович совсем обезумел и хотел только одного — чтобы его «не беспокоили в его последнем пристанище — в кабинете». Только здесь он мог с энтузиазмом предаваться своим фантазиям — «мысленно истязать, разорять, раскурить, сосать кровь».

Глава 7. Расчет

В Головлеве неожиданно появляется Аннинка. Но от былой красоты и свежести не осталось и следа — это было «какое-то слабое, хилое существо с впалой грудью, вдавленными щеками, с нездоровым румянцем».«После самоубийства сестры, которая не могла вынести унизительной жизни дешевой куртизанки, Аннинка решает вернуться к дяде. Она очень больна, и ей очень мало на жизнь.

Безмерно затонувшая, несчастная, больная, она ходит по дому своего дяди, вспоминая свою прошлую жизнь. Стремясь забыть о себе, она вскоре начинает пить, и через некоторое время к ней присоединяется дядя.

В конце жизни у Иуды «проснулась совесть, но бесплодная». Он понимал, сколько вреда он причинил своим близким, но просить прощения было не у кого.Порфирий Владимирович скончался по дороге к могиле матери. Аннинка, охваченная лихорадкой, прожила недолго.

За всеми трагедиями в семье Головлевых пристально наблюдает Надежда Ивановна — их дальняя родственница и единственная законная наследница.

Заключение

В своем творчестве Салтыков-Щедрин раскрывает множество важных тем, среди которых — отсутствие любви и взаимопонимания в семье, скупость, подлость и предательство самых близких людей, пьянство и праздность.В совокупности все эти пороки приводят к полному разрушению некогда большой и благополучной семьи.

После небольшого пересказа «Головлевых» рекомендуем полностью прочитать роман Салтыкова-Щедрина.

Новый тест

Проверить запоминание резюме с помощью теста:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.4. Всего получено оценок: 780.

В романе Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы» представлена ​​целая галерея образов одной семьи — помещиков Головлевых.Эта семья идет на деградацию и разрушение, она распадается, а затем ее члены и физически уходят в небытие.

Образ Арины Петровны: это единственный выдающийся человек в семье Головлевых. Она мать и глава семьи. «Женщина властна и к тому же в значительной степени одарена творчеством», — характеризует ее автор. Арина Петровна ведет хозяйство, занимается всеми делами семьи. Она веселая, волевая, энергичная. Но смысл от этого только в экономии.Арина Петровна подавляет сыновей и мужа, который за это ее ненавидит. Она никогда не любила своего мужа, считала его дураком, слабаком, неспособным вести домашнее хозяйство. «Муж называл свою жену« ведьмой »и« дьяволом », жена называла мужа« ветряной мельницей »и« балалайкой без струн ».

На самом деле, прожив сорок лет в семье, Арина Петровна остается холостяком, которого интересуют только деньги, счета и деловые разговоры. У нее нет теплых чувств к мужу и детям, нет сочувствия, поэтому она так ужасно наказывает своих близких, когда они безответственны к собственности или не слушаются ее.

Образ Степана Головлева: это «одаренный парень» с озорным характером, с хорошей памятью и обучаемостью. Однако он был воспитан в праздности, вся его энергия была потрачена на проказу. После окончания учебы Степан не может сделать карьеру чиновника в Санкт-Петербурге, так как не имеет на это ни способностей, ни желания. Он в очередной раз подтверждает прозвище «Степка-тупица», давно ведет бродячий образ жизни. К сорока годам он ужасно боится матери, которая не поддержит, а, наоборот, застрянет.Степан приходит к осознанию того, что «ничего не может», потому что он никогда не пытался работать, а хотел получить все бесплатно, вырвать кусок у жадной матери или у кого-то еще. Напивается в Головлеве и умирает.

Изображение Павла Головлева. Это военный, но еще и человек, подавленный матерью, бесцветный. Внешне он груб и груб с мамой. Но внутри он ее боится и придирается к ней, сопротивляясь ее влиянию. «Он был угрюмым человеком, но за этой угрюмостью скрывалось бездействие — и ничего больше.«Переехав в Головлево, он поручает дела своей домработнице — Улите. Сам Павел Головлев напивается, охваченный ненавистью к своему брату Юдушке. Они умирают в этой ненависти, озлобленные, проклятиями и проклятиями.

Образ Иуды, Порфирий Головлев. Этот человек — квинтэссенция семьи Головлевых. Он выбрал лицемерие своим оружием. Под видом милого и искреннего человека добивается поставленных целей, собирает вокруг себя семейное имущество. Его низкая душа радуется бедам своих братьев и сестер, а когда они умирают, он получает искреннее удовольствие от раздела имущества.В отношениях с детьми он тоже думает в первую очередь о деньгах — сыновья этого не переносят. При этом Порфирий никогда не позволяет себе сказать грубость или колкость. Он вежлив, притворяется милым и заботливым, бесконечно размышляет, произносит медовые речи, плетет словесные интриги. Люди видят его обман, но поддаются ему. Противостоять им не может даже сама Арина Петровна. Но в конце романа Иуда тоже терпит поражение. Он становится неспособным ни на что, кроме пустословия. Целыми днями ему надоедают разговоры, которые никто не слушает.Если слуга оказывается чувствительным к его словоблудию и нытью, то он пытается убежать от хозяина. Тирания Иуды становится все более мелочной, он тоже пьет, как более спокойные братья, для развлечения целый день вспоминает мелкие проступки или минимальные просчеты в хозяйстве, чтобы их «дискредитировать». Между тем реальная экономика не развивается, она впадает в запустение и упадок. В финале романа на Иуду обрушивается ужасное прозрение: «Нам нужно всех простить… Что … что случилось ?! Где все ?! «Но семья, разделенная ненавистью, холодностью и неспособностью прощать, уже разрушена.

Образ Анны и образ Любы из «Головлевых». Племянницы Иуды — представители последнего поколения Головлевых. Они пытаются вырваться из гнетущей атмосферы семьи, сначала им это удается. Они работают, играют в театре и гордятся этим. Но их не приучили к последовательной, настойчивой деятельности.Они не привыкли к моральной стойкости и жизненной силе. Любинку разоряет ее цинизм и рассудительность, взятые у бабушки, и она сама толкает сестру в пропасть. Из актрис «сестры Погорельские» переходят в содержанок, потом почти в проституток. Аннинький, нравственно чище, более эмоциональны, бескорыстные и добросердечный, упорно цепляется за жизнь. Но и она ломается, и после самоубийства Любинки, больная и пьяная, возвращается в Головлево «умирать».

Следует отметить, что подобная деятельность только усугубила властность и упорство Арины Петровны.С удивительным терпением и бдительностью она следила за дальними и ближними деревнями и, если хозяева разорялись, быстро их скупала. В итоге она добилась завидных результатов, сумев значительно расширить свои владения. Иногда из-за дорожных приключений Арина Петровна заболела, иногда ей приходилось отправляться в путешествие, будучи беременной. Однако ничто не могло остановить эту женщину.

Правда, просветление приходит слишком поздно. Она больше не властная женщина, полная сил и энергии, а старуха, которая едва сводит концы с концами и живет благодаря тому, что ее внучки позволили ей управлять их маленькой деревней.Арина Петровна отказывается от встречи с сыном, запирается в своем имении и тихо умирает.

Арина Петровна понимала, что дети не испытывают к ней благодарности, и, глядя на них, не раз спрашивала себя, кто будет ее разрушителем. Но, всегда погруженная в материальные неурядицы и меркантильные расчеты, она долго не останавливалась на этой мысли. А все вместе всемогущество хозяйки и матери, атмосфера стяжательства, презрения к творчеству морально развращает души детей, образует униженные, рабские натуры, готовые ко лжи, обману, нечестности и предательству.Старший сын Степан, по натуре наблюдательный и остроумный, но беспечный, ненавистный тупица Степка, спился и умер неудачником. Дочь, из которой Арина Петровна намеревалась сделать бесплатного бухгалтера, сбежала из родительского дома и вскоре, брошенная мужем, скончалась. Двух ее маленьких девочек-близнецов забрала бабушка.

На первых страницах романа Салтыкова-Щедрина «Лорд Головлев» эта женщина предстает перед читателем как интеллигентная помещичья-крепостная женщина, глава большого семейства.Арина Петровна обладает житейской смекалкой, всеми силами стремится приумножить свое хозяйство. Эта энергичная и настойчивая женщина довольно деспотично ведет себя по отношению к членам семьи. Их боятся, ненавидят и упрекают в том, что они слишком резкие. В конце жизни она чувствует себя несчастной и умирает совершенно одна, лишенная любви своей семьи и друзей. На первый взгляд может показаться, что этот сильный и довольно некрасивый человек совершенно недостоин внимания и сочувствия. Однако стоит немного поближе познакомиться с той средой, в которой она оказалась и сформировавшей ее характер, и мы поймем, что сама эта женщина в какой-то мере стала жертвой обстоятельств.Выйдя замуж, Арина Петровна обнаружила, что ее муж отличался легкомысленным и легкомысленным характером.

«Господа Головлёвы» — это роман о семье, но, прежде всего, это роман о реальных и мнимых ценностях, о том, почему человек живет на Земле. В «Господа Головлёвы» автор исследует природу того, что неумолимо отчуждает людей друг от друга. Он исследует такие стремления, которые начинаются с экстатического желания обустроить свой дом наилучшим образом, чтобы обеспечить будущее себе подобных.Дом, семья, клан — это реальные ценности, а не мнимые. И именно им предок и глава семейства Арина Петровна Головлева самоотверженно передает в жизнь весь свой яркий талант.

И вроде бы добивается успеха: власть семьи Головлевых неоспорима. Сама она с гордостью осознает: «Какой колосс она построила!» Но когда цель, казалось бы, достигнута, оказывается, что она иллюзорна, что все потеряно, а жизнь собственной и близких была принесена в жертву бессмысленно.Роман, посвященный упорном создания «семейной крепости», заканчивается полным крахом человека: запустение дома и распад семейных связей.

Итак, в романе изображена семья, состоящая из главы — Арины Петровны — и ее детей. Головлева — властная и энергичная помещица, хозяйка всего имения, сложная и целеустремленная натура, но избалованная неограниченной властью над своей семьей и другими. Она единолично управляет всем имением, превращая мужа в ненужный придаток и калечя жизнь «ненавистных детей».«Ее страсть копит. Самые яркие воспоминания из жизни Арины Петровны связаны со всевозможными приобретениями и обогащениями. И дети, в очередной раз слушая ее рассказы об этом, воспринимают слова мамы как увлекательную сказку.

Денежные отношения — главная, самая крепкая нить, связывающая Арину Петровну и ее сыновей — Степана, Павла и Порфирия.Старший сын Степан, по натуре наблюдательный и остроумный, но бездействующий, «ненавистный тупица Степка», выпил и умер.Другой сын — Пол — со временем возненавидел компанию живых людей и жил в своем фантастическом мире наедине с собой. Так продолжалась его безрадостная жизнь, пока не взяла верх смертельная болезнь.

Младший сын Порфирий, пожалуй, самая «выдающаяся» фигура в этой семье. Деспотическая власть Арины Петровны, материальная зависимость от матери воспитали в нем коварство и подобострастие. Порфирий с детства умел опутать свою «хорошую подругу маму» паутиной лжи и подхалимства, за что получил от других членов семьи прозвища «Иуда» и «кровопийца».Эти прозвища прекрасно отражают его сущность. Не Иуда, а именно Иуда, поскольку он был лишен возможности настоящего предателя Иуды. За свою никчемную жизнь Порфирий не совершил ни одного реального дела.

Предательство и подхалимство — вот черты его характера. Он предает всех и всегда. Все действия Иуды настолько малы и незначительны, что вызывают негодование и отвращение. Даже говоря с Богом, он совершенно практичен. Господь для него что-то вроде высшей власти, к которой можно обратиться со своими гнусными прошениями.

Так почему же род головлевых обречен на вымирание? Почему мать и дети так и не нашли общий язык? Ответ очевиден: деспотизм, привычное подавление личности младших, влекло за собой неспособность «пухлых» распоряжаться своей судьбой. Будущие аварии, здесь, в собственных стенах, готовят детей. Молодежь Головлева возвращается в свой богатый, но ненавистный родной уголок только для того, чтобы умереть.

В конце романа Щедрин показал пустую и обезлюдевшую «цитадель», в которой есть все.»Я не живу как полый дом!» — хвастается Иуда, но при этом здесь никого нет. Образ тишины, пугающей по своей силе, теней, ползающих по дому, повторяется в романе не случайно.

И шокирует сцена Иуды с «мертвыми душами»: покойная мать, братья, давно умершие слуги. Отвернувшись от живой жизни, герой общается с призраками, пока внезапное пробуждение «дикой совести» не заставляет его в ужасе спрашивать: «Что случилось ?! где … это все? .. ». Вся ответственность за гибель семьи Головлевых ложится на Порфирия. Салтыков заставит его проснуться -« для всех ». Иуда наконец понимает, что существуют настоящие человеческие отношения, законы человеческого общения. эгоистическая разобщенность семьи Головлевых и возьмет на себя ответственность за все многочисленные семейные грехи. Порфирий вынесет себе смертный приговор — его найдут застывшим у могилы матери.

Здесь когда-то жила большая семья: Арина Петровна Головлева — активный, энергичный аккумулятор, глава клана; ее муж — пустой мужик, пьяница, ушедший с дел, страстно ненавидящий свою жену; ненавистный тупица Степка и тихий Пашка, как называла их мать, ласковая Порфиша (его мать, правда, всегда его боялась) и Аннушка, которая тогда сбежала из дома с корнетом и вскоре умерла, брошенная мужем, оставив мать на попечении двух сирот — Аннинки и Лю-бинку; Порфир у также были сыновья.

Но проходят годы, а дом пуст. Стоя на грани смерти, перед лицом проснувшейся совести, Порфирий Головлев с тоской повторяет: «Что такое! Что случилось ?! Где … все …»

Состоит роман «Господа Головлёвы» ряда глав, рассказывающих о различных семейных событиях: «Семейный суд», «Относительно», «Семейные итоги», «Племянник», «Незаконные семейные радости» … Названия глав указывают на то, что центральная проблема роман — проблема семьи (как в «Анне Карениной» Толстого, в «Братьях Карамазовых» Достоевского, созданных примерно в те же годы).В романе рассказывается, как «ненавистный» тупица Степка вернулся в Головлево больным и бедным; как Павел умер, оставив все свое состояние Порфирию; насколько трагична была жизнь Аннинки и Любинки; как умерла Арина Петровна и др. История семьи Головлевых — это история «смертей». Каждая глава заканчивается смертью одного из членов семьи. Более того, с каждой смертью все большее состояние концентрируется в руках Иуды, и в то же время его одиночество растет и растет. Становится все яснее и яснее, что семьи тоже нет, что родственные узы — это только видимость, только форма, что все члены семьи Головлевых враждуют друг с другом, ненавидят друг друга и счастливы со смертью близких. .

Трагическая фигура главы клана — Арина Петровна. «… Слово« семья »не сходит с ее языка и внешне все ее действия руководствуются исключительно непрекращающимися заботами об организации семейных дел». Сама она недоедает, недостаточно пьяна и недосыпает и держит других под контролем, потому что заботится об увеличении богатства Головлева. Но госпожа Головлева чувствует бессмысленность своей деятельности. «И для кого я экономлю весь этот перерыв! Для кого я откладываю!» — из груди матери вырывается «поистине трагический крик».Во имя стяжательства погибли души тех, на кого, казалось бы, совершалось накопление.

«На кислом молоке и испорченной солонине» воспитывали внучек-сирот, упрекали их каждым кусочком, обезображивали их детство и юность, толкали на путь разврата и смерти. Лишенный прав на наследство, он напился и умер в своем грязном уголке тупицы Степки. Оставшись без средств, «законный» сын Порфирия Володенко покончил жизнь самоубийством, а «нелегального малыша» Володьку отправили на смерть в детский дом…

В обществе, основанном на стяжательстве и расчете, нет места чисто человеческим отношениям. В романе изображена мрачная история распада семьи, распада человеческой личности, утопленной в пошлых мелочах, в атмосфере праздности, трепа и праздности.

В центре этой истории — Порфирий Головлев. Его брат, тупица Степка, еще в детстве называл его Юдушкой, «кровопийцем». «С детства он любил ласкать свою дорогую подругу маму, украдкой целовать ее в плечо, а иногда и немного вздремнуть.«Атмосфера деспотизма и унижения создавала у Порфирия своеобразную версию типа лицемера и подхалима, изображавшего Грибоедова в Молчалине, Островского в Подхалюзине. Но Порфирий — особенно устрашающий вариант лицемера.
Неудивительно, когда он был еще ребенком, мать посмотрела на него с сомнением. «А я сама не понимаю, какие у него глаза, — думала она иногда про себя, — она ​​будет смотреть … ну, как будто петлю бросает. манит меня! »

Иуда — фанатик, который скрывает свои злодеяния елейными «святыми словами».«С именем Бога на устах, крестя себя и благословляя, он толкает своих сыновей на верную смерть, грабя и изгоняя из дома» дорогая подруга мамаша.

Основным методом раскрытия образа Иуды является изображение разительного несоответствия между словом и делом: Иуда «чесался», «скучал, мучил, тиранизировал« народ »целым потоком праздных слов,« источая целые массы словесного гноя ». В его бесконечных речах — обрывки евангельских текстов, ходячие, затертые пословицы, правила общей морали, заверения в родственных чувствах.Обилие миниатюрных и ласковых форм, интонация скорбных или ласковых причитаний придают этим праздным речам назойливый характер. Слово перестает выражать мысль, чувство; напротив, оно предназначено для того, чтобы скрыть, завуалировать и то, и другое.

К Порфирию Владимиричу приходит сын Петеньки (отец называет сыновей единственно — «Петенька», «Володенка»). Он умоляет отца о помощи — это вопрос жизни или смерти. Но слышит отказ. Одна из многих «смертей» происходит. Между отцом и сыном поднимается стена ненависти.

Предательство, хищничество, холодный расчет, отсутствие живых человеческих чувств — это пороки семьи Головлевых, полностью унаследованные Иудой. Эти пороки типичны для общества, где человек для человека волк, типичны не только для благородного класса, но и для любого класса эксплуататоров. Для образа Иуды характерно то, что он во всем следует «кодексу, созданному традицией лицемерия». Ложь, треп, лицемерие — это не только индивидуальные пороки, присущие Порфирию Владимировичу.«… Наше общество лицемерно … — писал сатирик в одном из своих поздних произведений. — Разве не лицемерие — не гной, не язва, не гангрена?» Потоки лицемерной лжи наводнили страницы реакционных газет, прославляющих российское самодержавие. Щедрин осуждает это «звучное словоблудие», «пустую уловку», напоминающую разглагольствования Порфирия Головлева.

россиян не знают об убийстве госчиновников

МОСКВА. Судя по убийствам, это было обычное дело.

Вчера в 8:45 губернатор Магаданской области прибыл к федеральному зданию на Новом Арбате в Москве, полосе ярких казино и магазинов недалеко от Кремля. Его встретил мужчина с пистолетом Макарова с глушителем.

На многолюдном, затемненном дождем тротуаре вооруженный преступник выстрелил в голову Валентина Цветкова, убив 54-летнего мужчину на месте.

Убийца оставил пистолет поблизости — жест «поймай меня, если сможешь», популярный среди российских киллеров.Он и его сообщник уехали на квадратном седане «Жигули».

Мотив не сразу можно было различить. Но, как и другие губернаторы Российской Федерации, Цветков, бывший металлист, обладал огромной властью над предприятиями в своем регионе, расположенном в 3700 милях к востоку от Москвы, где есть золотые прииски, а также крупные рыболовные и меховые промыслы.

Один из союзников назвал Цветкова реформатором и намекнул, что его убийцы могли раздражать те реформы.

«Далеко не все рады, что лазейки для хищения золота в Магаданской области были закрыты, а Магаданский морской порт стал государственным предприятием», — сообщил ИТАР-ТАСС депутат Госдумы Владимир Пехтин.

Вчера на место происшествия прибыла рой следователей во главе с начальником полиции Москвы Владимиром Прониным.

Президент России Владимир Путин, который проезжает по Новому Арбату по дороге на работу, приказал своему генеральному прокурору и министру внутренних дел взять на себя расследование лично, сообщает агентство Интерфакс.

Камеры видеонаблюдения зафиксировали убийство, и в течение нескольких часов был показан составной эскиз убийцы. Но по состоянию на вчерашний вечер задержания не производилось.

Первый убитый губернатор

Цветков был первым убитым губернатором за короткую и бурную историю Российской Федерации. Но это было лишь последнее из многих убийств или попыток убийства избранных и назначенных правительственных чиновников.

Только в августе киллеры застрелили заместителя начальника государственной железной дороги Москвы, заместителя губернатора Смоленска, заместителя мэра Новосибирска и депутата Думы или нижней палаты парламента.

За последнее десятилетие несколько жертв убийств были журналистами и честными бюрократами, убитыми, возможно, теми, кто наживается на коррупции.

Но в большинстве случаев предполагается, что жертвы были убиты в спорах по разделу доходов, полученных незаконным путем.

«Что бы они ни говорили о политических причинах некоторых заказных убийств, на самом деле все дело в деньгах», — говорит Лариса Кислинская, уважаемый обозреватель газеты «Совершенно секретно».

Взять хотя бы убийство Владимира Головлева, депутата Госдумы, члена Либеральной партии и критика администрации Путина. Головлева застрелили в сентябре, когда он выгуливал собаку у своей московской квартиры.

Тогда, как и вчера, общественного возмущения было на удивление мало.

В случае Головлева большинство людей, кажется, убеждено, что его убили, чтобы помешать ему дать показания против сообщников, которые нажились на приватизации промышленности в Челябинске, районе Уральских гор, который он представлял.

В газетах его обычно называют «человеком, который слишком много знал».

По данным Счетной палаты России, администрация Цветкова обвиняется в отвлечении 42,1 миллиона долларов, выделенных на разработку нового государственного золотого рудника, владельцам российско-американской горнодобывающей компании Omolon Gold Mining Group.

Каждое пятое раскрытое

Большинство убийств в России — грязные, домашние дела связаны с водкой и кухонными ножами; они легко решаются.Но прокуратура России заявляет, что только одно из пяти заказных убийств заканчивается осуждением организаторов.

Это почти наверняка преувеличивает успешность громких преступлений, таких как убийство Цветкова. Убито восемь депутатов Думы, в том числе Головлев. Ни одно из этих убийств так и не было раскрыто.

«У преступников такое чувство, что их никогда не накажут», — заявил ИТАР-ТАСС спикер Госдумы Геннадий Селезнев.

Как показывает опыт полковника полиции Сергея Галахова, возглавляющего НИИ МВД, чем заметнее будет жертва, тем меньше вероятность того, что убийца будет пойман.

Почему? «Потому что, — сказал он, — преступление прекрасно подготовлено, в него вовлечены большие деньги и наняты лучшие профессионалы».

Против этих сообразительных преступников, по его словам, выступают неопытные следователи, которых быстро продвигают в ряды старших детективов, которые бросили работать в частном секторе.

Юрий Щекочихин, председатель комитета Госдумы по борьбе с коррупцией, говорит, что россиян ошеломили огромное количество убийств за последнее десятилетие.

«Они считают их естественным явлением, например, изменением погоды», — сказал он.

Депутат Госдумы, который также является журналистом, обвинил в нехватке многих убийц коррупцию среди сотрудников полиции и прокуратуры. По его словам, слишком часто они имеют тесные связи с людьми, которых должны расследовать.

Только реформы могут положить конец периодическим политическим убийствам в России, сказал он.

«Главное, что мы делаем сейчас, — это борьба с коррупцией в полиции, прокуратуре, ФСБ [Федеральном бюро безопасности] и налоговой полиции», — сказал Щекочихин.

Цветков, бывший член парламента, впервые был избран губернатором Магадана в 1996 году. Он выиграл второй срок в ноябре 2000 года, набрав 63 процента голосов.

Фут, И. П. (Ирвин Пол) [WorldCat Identities]

Читатель стихов Пушкина. Александр Сергеевич Пушкин ( Книга )
4 изданий опубликовано в 1962 г. в Русский и английский и проводится 122 член WorldCat библиотеки по всему миру
Оксфордские славянские статьи Роберт Оти ( Книга )
5 изданий опубликовано между 1972 г. а также 1991 г. в английский и проводится 16 член WorldCat библиотеки по всему миру
Казаки и Хаджи Мурат. Лев Толстой ( Книга )
1 издание опубликовано в 2016 г. в английский и проводится 12 член WorldCat библиотеки по всему миру
«Две виртуозные русские сказки о свободе, битвах и великих воинах в величественных горах Кавказа, вдохновленные Солдатские годы Толстого жил среди казачьего народа.»—Задняя обложка Самостоятельный яд: система и функции советской цензуры. А. В. Блинюм ( Книга )
2 изданий опубликовано между 2002 г. а также 2003 г. в английский и проводится 10 член WorldCat библиотеки по всему миру
«Цензура СМИ была постоянным элементом русской культурной жизни на протяжении веков.В советское время это был институционализирован и систематизирован с беспрецедентной тщательностью и изощренностью, приобретая не только запретительные но предписывающие полномочия. Осведомленность о его действиях имеет фундаментальное значение для понимания русской культуры двадцатого века. век. Опираясь на исследования в архивах, которые были открыты только после распада СССР, Арлен Блюм давно признал как ведущий российский специалист по этой системе контроля во всех ее аспектах, привносит свежие детали и нюансы в свой всеобъемлющий обзор предмета.«Самоуправляемый яд» был представлен на лекции Илчестера в Институте Тейлора в Оксфордский университет в 2000 г. »- КУРТКА-КНИЖКА Хаджи Мурата Лев Николаевич Толстой ( )
6 изданий опубликовано между 2006 г. а также 2011 г. в английский и проводится 7 член WorldCat библиотеки по всему миру
«Хаджи Мурат был полководцем кавказских племен, сопротивлявшихся русскому вторжению в середине XIX века. век.Будучи врагом русских всю свою жизнь, Хаджи Мурат обратился против своего народа и присягнул на верность. Царь, когда соперник-мусульманин захватил его земли и убил его сородичей. В поисках мести и выкупа за членов своей семьи Оставшиеся в живых Хаджи Мурат помог захватчикам расширить свои границы на мусульманскую землю. Русские не доверяют и ненавидимый мусульманами, Хаджи Мурата в конце концов преследовали оба и убили его собственные люди.»—Страница 4 обложки Герой нашего времени Михаил Юрьевич Лермонтов ( Книга )
6 изданий опубликовано между 1966 г. а также 2001 г. в английский и проводится 7 член WorldCat библиотеки по всему миру
Первый пример психологического романа в России «Герой нашего времени» оказал влияние на Толстого, Достоевского и Чехова, и последующие великие мастера девятнадцатого века.Его герой, Печорин, — байроник в своих растраченных дарованиях, цинизме и его стремление к любым действиям — хорошим или плохим — которые предотвратят скуку. Возмутивший многих критиков, когда он был впервые опубликован в 1840 году Герой нашего времени следует за Печориным, когда он отправляется в захватывающее приключение с разбойниками, контрабандистами, солдатами, соперники и любовники. Это издание включает новое введение, хронологию, предложения для дальнейшего чтения, карты и полный текст. пояснительная записка

Салтыков Щедрин очень краткая биография.Михаил салтыков-щедрин. Основные мотивы творчества

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889) — известный писатель-сатирик.

Знаменитый сатирик Михаил Евграфович Салтыков (псевдоним Н. Щедрин) родился 15 (27) января 1826 года в селе. Спас-Уголь Калязинского уезда Тверской губернии. Выходец из старинного дворянского рода, по матери — купеческой семьи.

Под влиянием социалистических идей он пришел к полному отказу от помещичьей системы, буржуазных отношений и самодержавия.Первое крупное издание писателя — «Губернские очерки» (1856–1857), изданные от имени «придворного советника Н. Щедрина».

После решительного сближения с социал-демократами в начале 1860-х гг. был вынужден в 1868 г. временно отказаться от масштабной деятельности в редакции журнала «Современник» в связи с кризисом демократического лагеря; с ноября 1864 г. по июнь 1868 г. он последовательно занимался губернской административной деятельностью в Пензе, Туле и Рязани.

В Туле служил с 29 декабря 1866 г. по 13 октября 1867 г. управляющим Тульской казначейской палаты.

Своеобразные черты характера Салтыкова, проявленные им во время руководства важным государственным учреждением в Туле, наиболее выразительные черты его личности были запечатлены служившим под его командованием тульским чиновником И. М. Михайловым в статье, опубликованной в «Исторический вестник» 1902 года. На административном посту в Туле Салтыков энергично и по-своему боролся с бюрократизмом, взяточничеством, хищениями, отстаивал интересы нижних тульских слоев общества: крестьян, кустарей, мелких чиновников.

В Туле Салтыков написал брошюру о Шидловском губернаторе «Губернатор с чучелом головы».

Деятельность Салтыкова в Туле закончилась его выдворением из города из-за острых конфликтных отношений с губернскими властями.

В 1868 году этот «неугомонный человек» был окончательно уволен по приказу императора Александра II как «чиновник, проникнутый идеями, не соответствующими типам государственных льгот».

Продолжая писательский путь, Салтыков открыл 1870-е гг. Произведением «История города», где, по предположениям тульских краеведов, в портретном описании городского головы Прища присутствуют живые черты губернатора Шидловского.

Тула и Алексин упоминаются Салтыковым в его произведениях «Дневник провинциала в Петербурге» и «Как один человек кормил двух генералов». Судя по всему, Салтыков опирался на тульский практический опыт в одном из своих «Письма из провинции». Однако краеведы сходятся во мнении, что трудно учесть с документальной точностью, в каких других произведениях Щедрина отразились тульские впечатления.

Пребывание Салтыкова-Щедрина в Туле отмечено мемориальной доской на здании бывшей казначейской палаты (пр. Ленина, д. Ленина)., 43). Документы о творчестве писателя хранятся в Государственном архиве Тульской области. В память о сатирике тульский художник Ю. Ворогушин создал восемь офортов-иллюстраций к «Истории одного города».

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (настоящее имя Салтыков , псевдоним Николай Щедрин ; 15 января — 28 апреля [10 мая]) — российский писатель, журналист, редактор журнала «Отечественные записки», вице-губернаторы Рязани и Твери. .

Энциклопедический YouTube

    1 / 5

    ✪ История одного ГОРОДА. Михаил Салтыков-Щедрин

    ✪ Михаил Салтыков-Щедрин. Программа 1. Основные вехи биографии и творчества

    ✪ ДИКИЙ ЛАНДЕР. Михаил Салтыков-Щедрин

    ✪ Салтыков-Щедрин Михаил Ефграфович | Русская литература 7 № 23 класс | Инфо-урок

    ✪ Михаил Салтыков-Щедрин. Перевод 5. Сказки

    Субтитры

Биография

ранние годы

Михаил Салтыков родился в старинной дворянской семье, в имении родителей, селе Спас-Уголь Калязинского уезда Тверской губернии.Он был шестым ребенком потомственного дворянина и коллежского советника Евграфа Васильевича Салтыкова (1776–1851). Мать писателя Забелина Ольга Михайловна (1801-1874) была дочерью московского дворянина Михаила Петровича Забелина (1765-1849) и Марфы Ивановны (1770-1814). Хотя в заметке к «Пошехонской старине» Салтыков просил не путать его с личностью Никанора Затрапезного, от имени которого рассказывается история, полное сходство многого из того, что рассказывается о Затрапезном, с несомненными фактами из жизни Михаила Салтыкова. позволяет предположить, что Пошехонская древность носит отчасти автобиографический характер.

Первым учителем М.Е. Салтыкова был крепостной его родителей художник Павел Соколов; затем у него училась его старшая сестра, священник соседнего села, гувернантка и студентка Московской духовной академии. В десять лет он поступил в училище, а через два года был переведен, как один из лучших учеников, учеником государственной школы в Царскосельский лицей. Именно там он начал свою писательскую карьеру.

Начало литературной деятельности

В 1844 году окончил лицей по второй категории (то есть с чином X класса), 17 из 22 учеников были отчислены, так как их поведение было засчитано не более чем «неплохо»: к обычным школьным проступкам. (грубость, курение, небрежность в одежде) Щедрин добавил «сочинение стихов» «неодобрительного» содержания.В лицее под влиянием еще свежих на то время пушкинских легенд на каждом курсе был свой поэт; в тринадцатом году эту роль исполнил Салтыков. Некоторые из его стихов были включены в Библиотеку для чтения в 1841 и 1842 годах, когда он был еще учеником средней школы; другие, опубликованные в «Современнике» (под ред. Плетнева) в 1844 и 1845 годах, также были написаны им в лицее; все эти стихи перепечатаны в «Материалах биографии М.Е. Салтыкова», прилагаемых к полному собранию его произведений.

Ни в одном из стихотворений Михаила Салтыкова (частично переведено, частично в оригинале) нет следов таланта; более поздние даже уступают по времени более ранним. М.Е. Салтыков вскоре понял, что у него нет призвания к поэзии, он перестал писать стихи и не любит, когда о них напоминают. Однако в этих студенческих упражнениях чувствуется искреннее настроение, по большей части грустное, меланхоличное (в то время Салтыков был известен своим знакомым как «угрюмый лицеист»).

В августе 1845 года Михаил Салтыков был зачислен в канцелярию военного министра, и только через два года он получил свою первую штатную должность — помощника секретаря.Литература уже тогда занимала его гораздо больше, чем служение: он не только много читал, увлеченный, в частности, Жоржем Сандом и французскими социалистами (блестящую картину этого увлечения он нарисовал тридцать лет спустя в четвертой главе сборника «За границей»). , но он также написал — сначала небольшие библиографические заметки (в Отечественных записках), затем роман «Противоречия» (там же, ноябрь 1847 г.) и «Путаница в делах» (март)

Уже в библиографических заметках, несмотря на незначительность книг о которые они были написаны, прослеживается образ мышления автора — его отвращение к рутине, к общепринятой морали, к крепостному праву; кое-где есть отблески насмешливого юмора.

В первом рассказе М.Е. Салтыкова «Противоречия», который он впоследствии не перепечатал, звучит задушевно и скучно именно та тема, на которую были написаны ранние романы Дж. Занда: признание права жизни и страсти. Герой повести Нагибин — человек, измученный тепличным воспитанием и беззащитный перед воздействиями окружающей среды, перед «мелочами жизни». Страх перед этими мелочами и тогда, и позже (например, в «Дороге» в «Провинциальных очерках»), видимо, был знаком самому Салтыкову, но у него был тот страх, который служит источником борьбы, а не уныния.Таким образом, в Нагибине отразился лишь один маленький уголок внутренней жизни автора. Другой персонаж романа, «женщина-кулак», Крошина, напоминает Анну Павловну Затрапезную из «Пошехонской старины», то есть, вероятно, навеян семейными воспоминаниями Михаила Салтыкова.

Намного крупнее «Заблудшее дело» (перепечатано в Innocent Tales), написанная под сильным влиянием The Overcoat, возможно, Poor People, но содержащая несколько замечательных страниц (например, изображение пирамиды человеческих тел, которое Мичулин).«Россия, — размышляет герой рассказа, — это огромное, богатое и богатое государство; но человек глуп, умирает от голода в изобилии. «Жизнь — лотерея», — говорит ему знакомый взгляд, завещанный ему отцом; «Это так, — отвечает какой-то злобный голос, — но почему она лотерея, почему бы просто не быть ее жизнью?» А. Несколькими месяцами ранее подобные рассуждения остались бы, возможно, незамеченными — но «Запутанное дело» появилось как раз тогда, когда Февральская революция во Франции отразилась в России созданием так называемого комитета Бутурлинский (названного в честь его председателя Д. .П.Бутурлин), наделенный особыми полномочиями по пресечению прессы.

Вятка

Здоровье Михаила Евграфовича, пошатнувшееся с середины 1870-х годов, было серьезно подорвано запретом «Отечественных записок». Впечатление, произведенное на него этим событием, с большой силой изображено им в одной из сказок («Приключение с Крамольниковым», который «однажды утром, проснувшись, довольно отчетливо почувствовал, что его нет») и в первой. «Красочное письмо», которое начинается словами: «Несколько месяцев назад я внезапно потерял способность к языку»…

М.Е. Салтыков неустанно и страстно занимался редакционной работой, живо принимая близко к сердцу все, что касалось журнала. Окруженный сочувствовавшими ему и солидарными с ним людьми, Салтыков благодаря «Отечественным запискам» чувствовал себя в постоянном общении с читателями, в постоянном, если можно так сказать, служении литературе, которую он так любил и любил. которому он посвятил такой замечательный гимн хвалы (письмо сыну, написанное незадолго до его смерти, заканчивается словами: «прежде всего люби родную литературу и предпочитаю звание писателя любой другой»).

Следовательно, невосполнимой утратой для него стал разрыв прямой связи между ним и общественностью. Михаил Салтыков знал, что «читатель-друг» еще существует — но этот читатель «потерялся, затерялся в толпе, и узнать, где именно он находится, довольно сложно». Мысль об одиночестве, «брошенности» угнетает его все больше и больше, усугубляя физические страдания и, в свою очередь, усугубляя их. «Я болен», — восклицает он в первой главе «Маленьких вещей жизни».Болезнь вонзилась в меня всеми когтями и не отпускает их. Истощенное тело ничего не может этому противопоставить. «Последние годы его были медленными агониями, но он не переставал писать, пока держал перо, и его работы оставались сильными и свободными до конца:« Пошехонская старина »ничем не уступает его лучшим произведениям. перед смертью он приступил к новой работе, основную идею которой можно составить для себя уже по названию: «Забытые слова» («Были, понимаете, слова», — сказал Салтыков Н.К. Михайловский незадолго до смерти «ну совесть, отечество, человечество, другие есть … А теперь потрудитесь их искать! .. Мы должны вам напомнить!» ..). Умер 28 апреля (10 мая) 1889 г. и похоронен 2 (14 мая) мая, по его желанию, на Волковском кладбище рядом с И.С. Тургеневым.

Основные мотивы творчества

В интерпретации текстов М. Е. Салтыкова выделяются два направления исследований. Один, традиционный, восходящий к литературной критике XIX века, видит в своем творчестве выражение обвинительного пафоса и почти хронологию важнейших событий в истории русского общества.Вторая, сформировавшаяся не без влияния герменевтики и структурализма, раскрывает в текстах объективно заданные смысловые конструкции разного уровня, позволяющие говорить о сильной идейной напряженности прозы Щедрина, ставящей ее в один ряд с Ф. Достоевский и А.П. Чехов. Представителей традиционного подхода обвиняют в социологизме и эпифеноменализме, в желании видеть в тексте то, что хочется видеть за счет внешнего взаимодействия, а не то, что в нем дано.

Традиционный критический подход фокусируется на отношении Салтыкова к реформам (не замечая разницы между личной позицией и литературным текстом). Двадцать лет подряд все важнейшие явления российской общественной жизни находили отклик в творчестве Михаила Салтыкова, который иногда предсказывал их в зародыше. Это своего рода исторический документ, порой достигающий полного сочетания реальной и художественной правды. М.Е. Салтыков находится у власти в то время, когда завершился основной цикл «великих реформ» и, по словам Некрасова, «ранние меры» (ранние, конечно, только с точки зрения их оппонентов) «утратили свою силу. подходящего размера и с грохотом отступил.назад ».

Реализация реформ, за одним исключением, попала в руки враждебно настроенных по отношению к ним людей. В обществе все чаще утверждались обычные результаты реакции и застоя: институты уменьшались, люди — меньше, усилился дух растраты и наживы, всплыло все легкое и пустое. В таких условиях талантливому писателю Салтыкову было сложно удержаться от сатиры.

Даже экскурс в прошлое становится в его руках орудием борьбы: сочинение Под «Историей города» он подразумевает — как видно из его письма А. Н. Пыпину, опубликованного в 1889 году — исключительно настоящее.«Историческая форма рассказа, — говорит он, — была мне удобна, потому что позволила мне более свободно обращаться к хорошо известным явлениям жизни … Сам критик должен догадываться и внушать другим, что Парамоша — не Магнитский. все, но в то же время NN. И даже не НН., А все в целом люди известной партии и сейчас не растерялись. «

И действительно, Бородавочник («История города»), который тайно пишет «хартию не ограничивать градоначальников законами», и помещик Поскудников («Дневник провинциала в Петербурге»).Петербург »),« признавая полезным расстрелять все несогласные »- это одно ягодное поле, бичевающая их сатира преследует одну и ту же цель, независимо от того, о прошлом или о настоящем. Все написано Михаилом Салтыков в первой половине семидесятых годов XIX века дает отпор, главным образом, отчаянным усилиям побежденных — побежденных реформами предыдущего десятилетия — вернуть утраченные позиции или тем или иным образом вознаградить себя за понесенные потери. .

В «Письмах о провинции» историографы, т. Е. Те, кто давно творил историю России, борются с новыми писателями; в «Дневнике провинциала», как из рога изобилия, сыплются прогнозы, выделяющие «надежных и знающих местных землевладельцев»; в «Помпадурах и Помпадурах» трезвомыслящие «исследуют» мировых посредников, признанных отступниками благородного лагеря.

В «Господа Ташкента» мы знакомимся с «просветителями, свободными от наук» и узнаем, что «Ташкент — это страна, которая лежит повсюду, где бьют по зубам и где легенда о Макаре, который не гонит телят, имеет право на гражданство ».«Помпадуры» — руководители, окончившие курс административных наук в Бореле или Дононе; «Ташкентцы» — исполнители приказов Помпадура. М.Е. Салтыков не щадит новых учреждений — земства, суда, адвокатуры — он не щадит их именно потому, что требует от них многого и возмущается каждой уступкой, которую они делают «мелочам жизни».

Отсюда его суровость по отношению к некоторым СМИ, которые, по его словам, занимались «сбором пены».В пылу борьбы Салтыков мог быть несправедливым по отношению к отдельным лицам, корпорациям и учреждениям, но только потому, что всегда имел высокое представление о задачах эпохи.

«Литературу, например, можно назвать солью русской жизни: что будет, — подумал Михаил Салтыков, — если соль перестанет быть соленой, если она добавит к ограничениям, не зависящим от литературы, добровольную сдержанность. ? .. »С усложнением русской жизни, с появлением новых социальных сил и видоизменением старых, с умножением опасностей, угрожающих мирному развитию народа, диапазон творчества Салтыкова также расширяется.

Ко второй половине семидесятых он создал таких типов, как Дерунов и Стрелов, Разуваев и Колупаев. В их лице хищничество с невиданной до того храбростью заявляет о своих правах на роль «столпа», то есть на опору общества — и эти права признаются с разных сторон как нечто должное (вспомним сотрудника милиции Грацианова и сборщик «материалов» в Убежище Мон Репо »). Мы видим победоносный поход« грязного »на« дворянские гробницы », мы слышим, как поются« благородные мелодии », мы присутствуем в гонении на Анпетовых. и Парначевы, подозреваемые в том, что они «допустили революцию между собой».«

Еще печальнее картины разлагающейся семьи, непримиримые разногласия между« отцами »и« детьми »- между кузиной Машенькой и« непочтительным Коронатом », между Молчалиным и его Павлом Алексеевичем, между Разумовым и его Степой». Больное место »(опубликовано в« Отечественных записках », перепечатано в« Сборнике »), в котором этот разлад изображен с потрясающей драматичностью — одна из кульминационных точек таланта М.Е. Салтыкова к« Стонущим людям », усталым от надежд и томящимся. в своих углах противопоставляются «люди торжествующей современности», консерваторы в образе либерала (Тебенков) и консерваторы с национальным колоритом (Плешивцев), узкие государственные деятели, которые, по сути, стремятся к совершенно аналогичным результатам, хотя идут в одиночку. — «Офицерский» в столице г. Санкт-Петербурге.Петербург, другой — из Плющихи в столице Москвы. «

С особым негодованием сатирик нападает на «литературных жуков», избравших девиз: «не полагается думать», цель — поработить людей, а средство достижения цели — оклеветать оппонентов. «Победоносная свинья», выведенная на сцену в одной из последних глав «За границей», не только допрашивает «правду», но и издевается над ней, «находит ее своими средствами», грызет ее с громким чавканьем. , публично, ни в коей мере.В литературу же вторгается улица, «с ее бессвязным грохотом, низменной простотой требований, дикостью идеалов» — улица, являющаяся средоточием «эгоистических инстинктов».

Несколько позже приходит время «лжи» и тесно связанных с ним «уведомлений». «Повелитель мыслей» — это «мерзавец, рожденный моральной и умственной помутнением, воспитанный и вдохновленный эгоистичной трусостью».

Иногда (например, в одном из «Писем к тете») Салтыков надеется на будущее, выражая уверенность, что российское общество «не поддастся наплыву низменной злости на все, что выходит за рамки амбарной атмосферы»; иногда его охватывает уныние при мысли об этих «отдельных апелляциях стыда, которые прорываются среди масс бесстыдства — и погружаются в вечность» (конец современной идиллии).Он вооружается новой программой: «Долой фраз, пора переходить к делу», справедливо находя, что это всего лишь фраза и к тому же «разложилась под слоями пыли и плесени» («Пошехонские рассказы»). . Удрученный «мелочами жизни», он видит в их растущем господстве опасность, которая тем страшнее, чем больше растет большие вопросы: «забытые, забытые, заглушенные шумом и треском повседневной суеты, они тщетно стучат в них. дверь, которая, однако, не может оставаться для них навсегда закрытой.«- Наблюдая со своей сторожевой башни меняющиеся картины настоящего, Михаил Салтыков не переставал вглядываться в непонятное далекое будущее.

Сказочная стихия, своеобразная, не очень похожая на то, что обычно понимают под этим названием, никогда не появлялась. было совершенно чуждо творчеству М.Е. Салтыкова: то, что он сам называл магией, часто врывалось в изображение реальной жизни. Это одна из тех форм, которые приняла сильно звучащая в нем поэтическая жилка. В его сказках, наоборот, реальность играет важную роль, не мешая лучшим из них быть настоящими «стихотворениями в прозе».«Таковы« Мудрая пищалка »,« Бедный волк »,« Карась-идеалист »,« Не помнящий баран »и особенно« Лошадь ». Идея и образ сливаются здесь в одно неразрывное целое: сильнейший эффект дает самое простое средство

Таких картин русской природы и русской жизни в нашей литературе, которые раскинулись в Коньяге, мало.После Некрасова никто не слышал таких стонов искреннего голоса, вырванного зрелищем бесконечной работы над задача бесконечная

Салтыков — тоже великий художник в «Головлевых».Члены семьи Головлевых, этого странного продукта крепостной эпохи, не сумасшедшие в полном смысле этого слова, но пострадали от совокупного воздействия физиологических и социальных условий. Внутренняя жизнь этих несчастных извращенных людей изображена с таким облегчением, которого редко удается достичь и в нашей, и в западноевропейской литературе.

Это особенно заметно при сравнении картин с похожим сюжетом — например, картины пьянства Михаила Салтыкова (Степан Головлев) и Золя (Купо, на Западе).Последний написал наблюдатель-регистратор, первый — психолог-художник. М.Е. Салтыков не имеет ни клинических терминов, ни дословных заблуждений, ни развернутых галлюцинаций; но с помощью нескольких лучей света, брошенных в глубокую тьму, перед нами предстает последняя отчаянная вспышка бесплодно утраченной жизни. В пьянице, который почти дошел до животной тупости, мы узнаем человека.

Еще ярче изображена Арина Петровна Головлева — и в этой черствой, скупой старухе Салтыков нашел и человеческие черты, внушающие сострадание.Он обнаруживает их даже в самой «Юдушке» (Порфирий Головлев) — этом «лицемере чисто русского стиля, лишенном всяких моральных критериев и не знающем другой истины, кроме той, которая фигурирует в алфавитных записях». Не любя никого, не уважая ничего, заменяя отсутствующее содержание жизни массой мелочей, Иуда мог быть по-своему спокоен и счастлив, а вокруг него, ни на минуту не прерываясь, была придуманная им суматоха. Его внезапная остановка должна была разбудить его от бодрствующего сна, точно так же, как мельник просыпается, когда мельничные колеса перестают двигаться.Проснувшись, Порфирий Головлев должен был почувствовать ужасную пустоту, услышать голоса, которые до этого момента заглушал шум искусственного водоворота.

«Униженные и оскорбленные стояли передо мной, сияя светом, и громко кричали против врожденной несправедливости, которая давала им только цепи». В «оскорбленном образе раба» Салтыков узнал образ мужчины. Протест против «крепостных цепей», воспитанный впечатлениями детства, со временем превратился в Михаила Салтыкова, как и у Некрасова, в протест против любых «других» цепей, «изобретенных вместо крепостных»; заступничество за раба превратилось в ходатайство за человека и гражданина.Возмущенный «улицей» и «толпой» М.Е. Салтыков никогда не отождествлял их с массой и всегда стоял на стороне «человека, который ест лебедя» и «мальчика без штанов». Опираясь на несколько произвольно интерпретируемых отрывков из различных произведений Салтыкова, враги пытались приписать ему высокомерное, пренебрежительное отношение к народу; «Пошехонская старина» исключила возможность подобных обвинений.

Немногие, в общем, есть писатели, которые бы ненавидели так много и так упорно, как Салтыков.Эта ненависть пережила его; даже некрологи, посвященные ему в некоторых органах печати, были пропитаны им. Непонимание было союзником злого умысла. Салтыкова называли «сказочником», его произведения — фантазиями, которые порой перерастают в «чудесный фарс» и не имеют ничего общего с действительностью. Он был низведен до фельетониста, юмориста, карикатуриста, видел в своей сатире «разновидность ноздревщины и хлестаковщины с большой добавкой Собакевича».

М.Е. Салтыков однажды назвал свой стиль письма «рабским»; это слово подхватили его противники — и они уверяли, что благодаря «рабскому языку» сатирик может говорить столько и обо всем, не вызывая негодования, но смеясь, забавляя даже тех, против кого были направлены его удары.У Михаила Салтыкова, по мнению его оппонентов, не было идеалов, позитивных устремлений: он занимался лишь «плеванием», «перетасовкой и жеванием» небольшого количества из тех, что всем приелось.

В лучшем случае эти взгляды основаны на серии очевидных недоразумений. Элемент фантастичности, часто встречающийся у Салтыкова, нисколько не разрушает реальности его сатиры. Через преувеличение ясно видна правда — и даже самые преувеличения иногда оказываются не более чем предсказанием будущего.Многое из того, о чем мечтают проекторы, например, в «Дневнике провинциала», стало реальностью несколько лет спустя.

Среди тысяч страниц, написанных М.Е. Салтыкова, есть, конечно, такие, к которым применимо название фельетона или карикатуры, но по небольшой и относительно незначительной части нельзя судить об огромном целом. Салтыков тоже употребляет резкие, грубые, даже оскорбительные выражения, иногда, может быть, излишне; но от сатиры нельзя требовать вежливости и сдержанности.

Рабский язык, по словам Михаила Салтыкова, «нисколько не затемняет его намерений»; они совершенно ясны каждому, кто хочет их понять. Его темы бесконечно разнообразны, расширяются и обновляются в соответствии с требованиями времени.

У него тоже есть повторы, конечно, отчасти в зависимости от того, что он писал для журналов; но они оправдываются главным образом важностью вопросов, к которым он вернулся. Связующим звеном всех его произведений является стремление к идеалу, которое он сам (в «Мелочах жизни») резюмирует в трех словах: «свобода, развитие, справедливость.

В конце жизни эта формула кажется ему недостаточной. «Что такое свобода, — говорит он, — без участия в благах жизни? Что такое развитие без четко определенной конечной цели? Что такое справедливость, лишенная огонь самоотверженности и любви »?

На самом деле любовь никогда не была чуждой М. Е. Салтыкову: он всегда проповедовал ее« враждебным словом отрицания ». Безжалостно преследуя зло, он вселяет снисходительность людям, которым она часто находит выражение в дополнение к их сознанию и воле.Он протестует в Sick Place против жестокого девиза: «Порвать со всем». Речь о судьбе русской крестьянки, заложенная в уста сельской учительницы («Сон в летнюю ночь» в «Сборнике»), по глубине лиризма может быть поставлена ​​вместе с лучшими страницами стихотворения Некрасова » Кому хорошо живется в России ». «Кто видит слезы крестьянки? Кто слышит, как они льются по капле? Их видит и слышит только русский крестьянский младенец, но в нем они возрождают нравственное чувство и закладывают первые семена добра в его сердце.«

Эта идея, очевидно, давно владела Салтыковым. В одной из его самых ранних и лучших сказок (« Ушедшая совесть ») совесть, которой всех тяготят и от которой все пытаются избавиться, говорит его последний хозяин: «Найди мне русское дитя, раствори его чистое сердце передо мной и похорони я в нем: может быть, он приютит меня, невинное дитя, и выслушает меня, может быть, он сделает меня лучшим. своего возраста, и тогда он выйдет со мной — он не побрезгует… По этому ее слову она и сделала.

Буржуазия нашла маленького русского ребенка, растворила его чистое сердце и похоронила в нем совесть. Маленький ребенок растет, и вместе с ним в нем растет совесть. И маленький ребенок будет большим человеком, и в нем будет великая совесть. И тогда вся неправда, обман и насилие исчезнут, потому что совесть не будет робкой и захочет все распоряжаться сама ». Эти слова, полные не только любви, но и надежды, — завещание, оставленное Михаилом Салтыковым российскому народу.

Слог и язык М.Е. Салтыкова в высшей степени оригинальны. Каждое лицо, которое он показывает, говорит в точности так, как приличествует его характеру и положению. Слова Дерунова, например, дышат уверенностью и важностью, сознанием силы, которое не привыкло встречать какое-либо сопротивление или даже возражения. Его речь представляет собой смесь елейных фраз, почерпнутых из церковного употребления, отголосков прежнего почтения к джентльменам и невыносимо резких нот отечественной политической и экономической доктрины.

Язык Разуваева относится к языку Дерунова, как к первым каллиграфическим упражнениям ученика по рецептам учителя. По словам Фединки Неугодова, можно различить канцелярский формализм высшего полета и что-то вроде салона, и что-то от Оффенбаха.

Когда Салтыков говорит от своего лица, оригинальность его манеры чувствуется в расположении и сочетании слов, в неожиданных подходах, в быстрых переходах от одного тона к другому.Умение Салтыкова найти подходящее прозвище для типа, для социальной группы, для образа действий («Столп», «Кандидат в столпы», «Внутренние ташкентцы», «Ташкентчане подготовительного класса», «Мон Репо». Приют »,« Ожидание действий »и др.). П.).

Второй из упомянутых подходов, восходящий к идеям В.Б. Шкловского и формалистов, М.М. Бахтин указывает, что за узнаваемыми «реалистическими» сюжетными линиями и системой персонажей стоит столкновение крайне абстрактных идеологических концепций, в том числе «жизнь и смерть».Их борьба в мире, исход которой не был очевиден для писателя и представлен различными способами в большинстве текстов Щедрина. Следует отметить, что писатель уделял особое внимание мимике смерти, которой внешне облачены жизненные формы. Отсюда мотив кукол и марионеток («Игрушечное дело человечков», Органчик и Прыщ в «Истории одного города»), зооморфные образы с разными типами переходов от человека к зверю (очеловеченные животные в «Сказках», зверь- как люди в «Лорд Ташкент»).Именно распространение смерти составляет тотальную дегуманизацию жизненного пространства, которую демонстрирует Щедрин. Неудивительно, что в текстах Щедрина появляется смертная тема. Эскалация смертных образов, доходящая почти до степени фантасмагории, наблюдается в «Джентльменах Головлевых»: это не только многочисленные многократные физические смерти, но и угнетенное состояние природы, разрушение и разложение вещей, всевозможные видения и сны. По расчетам Порфирия Владимирича, когда «фигура» не только теряет связь с действительностью, но превращается в некое фантастическое видение, завершающееся сдвигом временных слоев.Смерть и летальность в социальной реальности, где Щедрин болезненно остро видит отчуждение, ведущее к потере человеком себя, оказывается лишь одним из случаев распространения смертоносного, заставляющего отвлекать внимание только от «социального». описание повседневной жизни «. При этом за реалистичными внешними формами письма М. Салтыкова скрывается глубокая экзистенциальная направленность творчества Щедрина, что делает его сопоставимым с Э. Т. А. Хоффманом, Ф. М. Достоевским и Ф. Кафкой.

Таких записок мало, мало таких цветов, которые не удалось бы найти у М.Е. Салтыкова. Искрометный юмор, которым полон удивительный разговор мальчика в штанах с мальчиком без штанов, так же свеж и оригинален, как проникновенный лиризм, пронизывающий последние страницы «Головлевых» и «Больного места». Описаний у Салтыкова немного, но между ними можно встретить такие жемчужины, как изображение деревенской осени в «Господа Головлёвы» или засыпающего уездного городка в «Благонамеренных речах».«Собрание сочинений М. Е. Салтыкова с приложением« Материалы к его биографии »было впервые опубликовано (в 9 томах) в год его смерти () и с тех пор выдержало множество изданий.

произведения Михаила Салтыкова существуют и в переводах на иностранные языки, хотя своеобразный стиль Салтыкова представляет для переводчика необычайные трудности: «Мелочи жизни» и «Владыки Головлёвы» (во Всемирной библиотечной рекламе) переведены на немецкий язык, а «Головлёвы» и «Пошехонская старина» ( в Bibliothèque des auteurs étrangers, изданном Nouvelle Parisienne) были переведены на французский язык.

Память

Файл: Памятник Салтыхову-Щедрину.jpg

Памятник М.Э. Салтыкову-Щедрину на Николодворянской улице в Рязани

В честь Михаила Салтыкова названы:

Улица и переулок
  • в Калуге;
  • Переулок
  • в г. Шахты;
  • и др.
    • Государственная публичная библиотека. Салтыков-Щедрин (Санкт-Петербург).
    • До переименования улица Салтыкова-Щедрина находилась в Санкт-Петербурге.
    • Мемориальный музей Салтыкова-Щедрина находится по адресу:
      • село Спас-Уголь Талдомского района Московской области.
    • Памятники писателю установлены в:
    • село Лебяжье Ленинградской области;
    • г. Тверь на Тверской площади (открыт 26 января 1976 г. в связи с празднованием 150-летия со дня рождения). Он изображен сидящим в резном кресле, положив руки на трость. Скульптор О.К. Комов, архитектор Н.А. Ковальчук. Михаил Салтыков был вице-губернатором Твери с 1860 по 1862 год. Впечатления писателя о Твери нашли отражение в «Сатирах в прозе» (1860-1862), «Истории города» (1870), «Господа Головлёвы» (1880). и другие работы.
    • г. Талдом Московской области ((открыт 6 августа 2016 г. в связи с празднованием 190-летия со дня рождения). Изображен сидящим в кресле, в правой руке — лист бумаги с цитатой «Делай. не увязнуть в деталях настоящего, а воспитать идеалы будущего »(Из« Пошехонской старины »). Кресло является точной копией настоящего салтыковского стула, хранящегося в музее писателя в школе села. Ермолино Талдомского района.Родина писателя — село Спас-Угол — находится на территории Талдомского муниципального района, центром которого является город Талдом. Д. А. Стретович, архитектор А. А. Айрапетов.
    • Бюсты писателя установлены по адресу:
      • Рязань. Церемония открытия состоялась 11 апреля 2008 года, в связи со 150-летием назначения Михаила Салтыкова на должность вице-губернатора Рязани. Бюст установлен в сквере рядом с домом, который сейчас является филиалом Рязанской областной библиотеки, а ранее служил резиденцией рязанского вице-губернатора.Автор памятника — Иван Черапкин, заслуженный художник России, профессор МГАХИ им. Сурикова;
      • Киров. Каменная статуя, автором которой был кировский художник Максим Наумов, находится на стене здания бывшего Вятского губернского правительства (Динамовский проезд, 4), где во время пребывания в Вятке Михаил Евграфович служил чиновником.
      • село Спас-Уголь Талдомского района Московской области.
    • Проект «Салтыкиада», задуманный и рожденный в Вятке, приуроченный к 190-летию со дня рождения М.Е. Салтыкова Щедрина, объединивший литературу и изобразительное искусство.Он включал в себя: процедуру открытой защиты дипломных проектов студентов факультета технологии и дизайна ВятГУ, на которой состоялась торжественная передача статуэтки символа Всероссийской премии музею М.Е. Премия М.Е.Салтыкова-Щедрина присуждена Евгению Гришковцу (14 сентября 2015 г.). Выставка «М. Е. Салтыков-Щедрин. Образ времени », на котором был представлен проект скульптурного памятника писателю. Выставка работ Максима Наумова «Салтыкиада» в Кировском областном художественном музее имени братьев Васнецовых (март — апрель 2016 г.).В октябре 2016 года в рамках Салтыковских чтений состоялась презентация мультиинформационного альбома «Салтыкиада».
    • В 2017 году написан спектакль «Как познакомилась Салтыкова Щедрина». Автор Максим Наумов. На выставке «Салтыкиада. История одной книги », состоявшейся 16 марта 2017 года, были представлены 22 новые графические работы цикла, а также работы из фондов Вятского художественного музея. В рамках выставки вышла книга «Салтыкиада.Как Салтыков познакомился с Щедриным в Вятке. В чтении спектакля приняли участие известные люди города.
    • В СССР выпускались почтовые марки, посвященные Михаилу Салтыкову.
    • В СССР и России были освобождены

    Салтыков Михаил Евграфович (позднее добавил псевдоним «Щедрин») родился 15 (27) января 1826 года в Калязинском уезде Тверской губернии, в селе Спас-Уголь. . Это село существует до сих пор, но относится к Талдомскому району Подмосковья.

    Продолжительность обучения

    Отец Михаила был коллежским советником и потомственным дворянином Евграфом Васильевичем Салтыковым, его мать была в девичестве Ольга Михайловна Забелина из семьи московских купцов, получивших дворянство за большие пожертвования армии во время войны 1812 года.

    Евграф Васильевич, выйдя на пенсию, старался никуда не покидать село. Основным его занятием было чтение религиозной и полумистической литературы. Он посчитал возможным вмешиваться в церковные службы и позволил себе позвонить священнику Ваньке.

    Жена была на 25 лет моложе своего отца и держала в руках все домашнее хозяйство. Она была строгой, рьяной, а в некоторых случаях даже жестокой.

    Михаил, шестой ребенок в семье, родился, когда ей не было и двадцати пяти лет. Почему-то она любила его больше всех остальных детей.

    Мальчик хорошо улавливал знания, а то, что давали другим детям со слезами и избиением линейкой, иногда вспоминал просто на слух. С четырех лет его учили дома.В 10-летнем возрасте будущего писателя отправили в Москву для поступления в дворянский институт. В 1836 году Салтыков был зачислен в учебное заведение, в котором Лермонтов учился 10 лет назад. По его сведениям, его сразу зачислили в третий класс дворянского института, но из-за невозможности досрочного освобождения из учебного заведения он был вынужден проучиться там два года. В 1838 году Михаил, как один из лучших учеников, был переведен в Царскосельский лицей.

    К этому времени относятся его первые литературные опыты. Салтыков стал первым поэтом на курсе, хотя и тогда, и позже понимали, что поэзия — не его удел. Во время учебы он сблизился с М. Буташевичем-Петрашевским, оказавшим серьезное влияние на взгляды Михаила. После переезда лицея в Санкт-Петербург (после чего он стал называться Александровским) Салтыков стал посещать собрание писателей у Михаила Языкова, где познакомился с В.Г. Белинского, взгляды которого были ему наиболее близки.

    В 1844 году был построен Александровский лицей. Будущему писателю было присвоено звание X класса — коллежский секретарь.

    Управление военного министерства. Первые рассказы

    В начале сентября того же года Салтыков подписал подписку о том, что он не является членом какого-либо тайного общества и ни при каких обстоятельствах не присоединится ни к одному из них.

    После этого его приняли в канцелярию военного министерства, где он должен был прослужить после лицея 6 лет.

    Салтыков обременен бюрократической службой, он мечтал заниматься только литературой. Театр, и особенно итальянская опера, стали «отдушиной» его жизни. Он «выплёскивает» литературные и политические порывы по вечерам, которые Михаил Петрашевский устраивает у себя дома. В душе он придерживается западников, но проповедует идеи французских социалистов-утопистов.

    Неудовлетворенность своей жизнью, идеями петрашевцев и мечтами о всеобщем равенстве приводит к тому, что Михаил Евграфович пишет две истории, которые кардинально изменят его жизнь и, возможно, повернут творчество писателя в том направлении, в котором он остается известным. и по сей день.В 1847 году он напишет «Противоречия», в следующем году — «Запутанные дела». И хотя друзья не советовали писателю их публиковать, они одно за другим появлялись в журнале «Отечественные записки».

    Салтыков не мог знать, что в те дни, когда готовился к печати второй рассказ, шеф жандармов граф А.Ф. Орлов представил царю отчет о журналах «Современник» и «Отечественные записки», где сообщил, что они вредное направление, для чего монарх приказал создать специальный комитет для строгого надзора за этими конкретными журналами.

    Обычно медленная бюрократическая машина самодержавной власти на этот раз сработала очень быстро. Не прошло и трех недель (28 апреля 1848 г.), молодой чиновник канцелярии военного министерства, мыслитель, полный радостных надежд, Салтыков был отправлен сначала на петербургскую гауптвахту, а затем в ссылку в далекую Вятку. .

    Вятское звено

    За 9 дней на коне Салтыков преодолел более полутора тысяч километров. Практически всю дорогу писатель пребывал в каком-то оцепенении, совершенно не понимая, куда и зачем он идет.7 мая 1848 года тройка почтовых лошадей въехала в Вятку, и Салтыков понял, что это не случайность или ошибка, и он останется в этом городе столько, сколько пожелает государь.

    Он начинает свое служение простым писцом. Писатель категорически не может смириться со своей позицией. Он просит мать и брата умолять его, пишет письма влиятельным друзьям в столице. Николай I отклоняет все прошения родственников. Но благодаря письмам влиятельных людей из Санкт-ПетербургаВ Петербурге на ссыльного писателя внимательнее и ласково присматривается вятский губернатор. В ноябре того же года он получил должность старшего должностного лица по особым поручениям при губернаторе.

    Салтыков отлично помогает губернатору. Он приводит в порядок множество запутанных дел, требует от чиновников.

    В 1849 году он составляет отчет о провинции, который предоставляется не только министру, но и королю. Пишет заявку на отдых на родину.И снова его родители отправляют прошение королю. Но все оказывается неудачным. Может, даже к лучшему. Потому что именно в это время судили петрашевцев, некоторые из которых закончились казнями. А Салтыков в конце мая по предложению губернатора становится правителем своей канцелярии.

    К началу 1850 г. писатель получил приказ самого министра внутренних дел провести инвентаризацию недвижимого имущества в городах Вятской губернии и подготовить его вид для улучшения общественных и хозяйственных дел.Салтыков сделал все возможное. С августа 1850 года он был назначен советником губернского правительства.

    В последующие годы сам Салтыков, его родственники и друзья, вятские губернаторы (последовавшие за ним А.И. Середа и Н.Н. Семенов), оренбургский генерал-губернатор В.А. Перовский и даже генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев обратился к царю с прошениями о смягчении участи Салтыкова, но Николай I был непреклонен.

    Во время ссылки в Вятке Михаил Евграфович подготовил и провел сельскохозяйственную выставку, написал несколько годовых отчетов для губернаторов, провел ряд серьезных расследований нарушений законодательства.Он старался как можно больше работать, чтобы забыть окружающую его действительность и сплетни провинциальных чиновников. С 1852 года жизнь несколько облегчилась, он влюбился в 15-летнюю дочь лейтенант-губернатора, которая впоследствии стала его женой. Жизнь перестала быть сплошным черным цветом. Салтыков даже занялся переводами Вивьен, Токвиль и Шеруэль. В апреле того же года он получил звание коллежского асессора.

    В 1853 году писателю удалось получить небольшой отпуск на родине.Придя домой, он понимает, что семейные и дружеские связи во многом разорваны, и почти никто не ожидает его возвращения из ссылки.

    18 февраля 1855 года Николай I. Но Михаила Евграфовича никто не помнит. И только случай помогает ему получить разрешение на выезд из Вятки. Семья Ланских прибывает в город по государственным делам, главой которого был брат нового министра внутренних дел. Встретив Салтыкова и проникшись горячим сочувствием к его судьбе, Петр Петрович пишет брату письмо с просьбой о заступничестве за писателя.

    12 ноября Салтыков отправляется в очередную командировку по области. В этот же день министр внутренних дел выходит с докладом императору о судьбе Салтыкова.

    Александр II дает высочайшее разрешение — Салтыкову жить и служить там, где он хочет.

    Работа в МВД. «Провинциальные очерки»

    В феврале следующего года писателя взяли на службу в МВД, в июне назначили чиновником при министре по особым поручениям, а через месяц отправили в Тверь и Владимир. провинции для проверки работы комитетов ополчения.Министерство в это время (1856–1858) также провело большую работу по подготовке крестьянской реформы.

    Впечатления о работе чиновников в провинции, зачастую не только неэффективной, но и откровенно криминальной, о неэффективности законов, регулирующих экономику села и откровенном невежестве местных «вершителей судеб», блестяще отразились в «Провинциальном Очерки »Салтыкова, опубликованные им в журнале« Русский вестник »« В 1856–1857 годах под псевдонимом Щедрин.Его имя стало широко известно.

    «Провинциальные очерки» выдержали несколько изданий и положили начало особой литературе, получившей название «обвинительной». Но главным в них была не столько демонстрация злоупотреблений на службе, сколько «набросок» особой психологии чиновников как на службе, так и в повседневной жизни.

    Салтыков-Щедрин писал очерки в эпоху реформ Александра II, когда возродилась надежда интеллигенции на возможность глубоких преобразований в обществе и духовном мире человека.Писатель надеялся, что его обвинительный труд послужит борьбе с отсталостью и пороками общества, а значит, поможет изменить жизнь к лучшему.

    Назначения губернатора. Сотрудничество с журналами

    Весной 1858 г. Салтыков-Щедрин был назначен вице-губернатором в Рязани, в апреле 1860 г. переведен на ту же должность в г. Твери. Столь частая смена обязанностей объяснялась тем, что писатель всегда начинал свое творчество с увольнения воров и взяточников.Местные бюрократические проходимцы, лишенные привычной «кормушки», использовали все свои связи, чтобы клеветать царю на Салтыкова. В результате неприятный вице-губернатор был назначен на новое место службы.

    Работа на благо государства не мешала писателю заниматься творческой деятельностью. В этот период он много писал и публиковал. Сначала во многих журналах («Русский вестник», «Современник», «Московский вестник», «Библиотека для чтения» и др.), Потом только в «Современнике» (за некоторыми исключениями).

    Из сочинений Салтыкова-Щедрина в этот период было составлено два сборника — «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», которые трижды выходили отдельными изданиями. В этих произведениях писателя впервые появляется новый «город» Дураков, как собирательный образ типичного русского провинциального городка. Свою историю Михаил Евграфович напишет чуть позже.

    В феврале 1862 года Салтыков-Щедрин вышел в отставку. Его главная мечта — основать в Москве двухнедельный журнал.Когда это не удается, писатель переезжает в Петербург и по приглашению Некрасова становится одним из редакторов «Современника», который в то время испытывает большие кадровые и финансовые трудности. Салтыков-Щедрин берет на себя огромную работу и делает ее блестяще. Тиражи журналов стремительно растут. Одновременно писатель организовал выпуск ежемесячного обзора «Наша светская жизнь», который стал одним из лучших публицистических изданий того времени.

    В 1864 г. из-за внутренних журналистских разногласий по политическим вопросам Салтыков-Щедрин был вынужден покинуть редакцию «Современника».

    Он снова поступает на службу, но уже в менее «зависимом» от политики ведомстве.

    Во главе казначейских палат

    В ноябре 1864 года писатель был назначен управляющим Пензенской казначейской палаты, через два года — на ту же должность в Туле, а осенью 1867 года — в Рязани. Частая смена места службы по-прежнему объясняется страстью Михаила Евграфовича к честности. После того, как у него начался конфликт с главами провинции, писателя перевели в другой город.

    В эти годы он работал над образами «Дурака», но практически ничего не публиковал. За три года была опубликована только одна из его статей — «Завещание детям моим», опубликованная в 1866 году в «Современнике». После жалобы рязанского губернатора Салтыкову предложили уйти в отставку, и в 1868 году он закончил свою службу в чине действительного статского советника.

    В следующем году писатель напишет «Письма о провинции», основываясь на наблюдениях за жизнью тех городов, где он служил в казначейских палатах.

    «Отечественные записки». Лучшие творческие шедевры

    После выхода на пенсию Салтыков-Щедрин принимает приглашение Некрасова и переходит на работу в журнал «Отечественные записки». До 1884 года он писал исключительно для них.

    В 1869-70 было написано лучшее сатирическое произведение Михаила Евграфовича «История города». В «Отечественных записках» также были опубликованы: «Помпадуры и помпадуры» (1873 г.), «Владыка Ташкент» (1873 г.), «Люди культурные» (1876 г.), «Владыка Головлев» (1880 г.), «За границей» (1880 г.). -81) и многие другие известные произведения.

    В 1875-76 писатель провел в Европе на лечении.

    После смерти Некрасова в 1878 году Салтыков-Щедрин стал главным редактором журнала и оставался им до закрытия издания в 1884 году.

    После закрытия «Отечественных записок» писатель начинает публиковаться в «Вестнике Европы». Здесь публикуются последние шедевры его творчества: «Сказки» (последняя из написанных, 1886 г.), «Цветные буквы» (1886 г.), «Мелочи жизни» (1887 г.) и «Пошехонская старина» — завершены им в 1889 г. , но опубликовано после его смерти писателем.

    Последнее напоминание

    За несколько дней до смерти Михаил Евграфович начал писать новое произведение «Забытые слова». Он сказал одному из своих друзей, что хочет напомнить людям о забытых словах «совесть», «отечество» и тому подобное.

    К сожалению, его план провалился. В мае 1889 года писатель снова простудился. Ослабленный организм сопротивлялся недолго. 28 апреля (10 мая) 1889 г. Михаил Евграфович скончался.

    Останки великого писателя до сих пор покоятся на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.Петербург.

    Интересные факты из жизни писателя:

    Писатель был ярым борцом со взяточничеством. Куда бы он ни служил, их безжалостно изгоняли.

    Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (настоящее имя Салтыков, псевдоним «Н. Щедрин») родился 27 января (15 января по старому стилю) 1826 года в селе Спас-Уголь Тверской губернии (ныне Талдомский уезд, Москва). область, край). Он был шестым ребенком потомственного дворянина, коллежского советника, мать происходила из семьи московских купцов.До 10 лет мальчик жил в имении отца.

    В 1836 году Михаил Салтыков был зачислен в Московский дворянский институт, где ранее учился поэт Михаил Лермонтов, в 1838 году как лучший ученик института был переведен в Царскосельский лицей. Салтыков слыл первым поэтом на курсе, его стихи печатались в периодических изданиях.

    В 1844 году, после окончания лицея, он был направлен на службу в канцелярию военного министерства в Санкт-Петербурге.Петербург.

    В 1845-1847 годах Салтыков посещал собрания кружка русских социалистов-утопистов — «Пятницы» Михаила Буташевича-Петрашевского, с которым познакомился еще в лицее.

    В 1847-1848 гг. Первые рецензии на Салтыкова были опубликованы в журналах «Современник» и «Отечественные записки».

    В 1847 году в «Отечественных записках» был опубликован первый рассказ Салтыкова «Противоречия», посвященный экономисту Владимиру Милютину.

    Публикация этого произведения совпала с ужесточением цензурных ограничений после Великой французской революции и организацией секретного комитета под председательством князя Меншикова, в результате чего рассказ был запрещен, а его автор был сослан в Вятку (ныне Киров) и назначен писцом в провинциальном правительстве.

    В 1855 г. Салтыков получил разрешение вернуться в Петербург.

    В 1856–1858 гг. Служил по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, участвовал в подготовке крестьянской реформы 1861 г.

    С 1856 по 1857 год «Губернские очерки» Салтыкова под псевдонимом «Н. Щедрин» публиковались в «Русском вестнике». «Очерки» были отмечены вниманием Николая Чернышевского и Николая Добролюбова, посвятившим им статьи.

    В марте 1858 г. Салтыков был назначен вице-губернатором города Рязани.

    В апреле 1860 г. из-за конфликта с рязанским губернатором Салтыков был назначен вице-губернатором Твери, в январе 1862 г. подал в отставку.

    В 1858–1862 годах вышли сборники «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», в которых впервые появился город Дураков — собирательный образ современной российской действительности.

    В 1862-1864 гг. Салтыков был членом редколлегии журнала «Современник».

    В 1864-1868 годах он занимал должности председателя Пензенской казначейской палаты, управляющего Тульской казначейской палатой и управляющего Рязанской казначейской палатой.

    С 1868 г. сотрудничал с журналом «Отечественные записки», с 1878 г. — главный редактор журнала.

    Работая над «Отечественными записками», писатель создал свои значимые произведения — романы «История города» (1869-1970) и «Владыки Головлёвы» (1875-1880).

    Параллельно писатель работал над публицистическими статьями, в 1870-х издал сборники рассказов «Знамения времени», «Письма из провинции», «Помпадуры и помпадуры», «Владыки Ташкента», «Дневник жизни». Провинциальный в С.Петербург »,« Речи с благими намерениями », ставшие заметным явлением не только в литературе, но и в общественно-политической жизни.

    В 1880-х годах были опубликованы сказки Салтыкова-Щедрина, первые из них были опубликованы в 1869 году.

    В 1886 году написан роман «Пошехонская старина».

    В феврале 1889 года писатель приступил к подготовке авторского издания девятитомного собрания сочинений, но при его жизни был издан только один том.

    10 мая (28 апреля по старому стилю) 1889 г. Михаил Салтыков-Щедрин скончался в Петербурге. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища.

    В 1890 году было издано полное собрание сочинений писателя в девяти томах. С 1891 по 1892 год было издано полное собрание сочинений в 12 томах, подготовленное наследниками автора, которое неоднократно переиздавалось.

    Салтыков-Щедрин был женат на Елизавете Болтиной, с которой познакомился во время вятской ссылки, в семье родились сын Константин и дочь Елизавета.

    Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826-1889) — прозаик, публицист, критик.

    Великий русский сатирик Салтыков-Щедрин родился и вырос в богатой помещичьей семье, но в доме царила атмосфера скупости, взаимной неприязни, лицемерия и бесчеловечности.

    Салтыков сначала учился в Московском дворянском институте, а отличником был направлен в Петербург, в Царскосельский лицей. В 1844 году Салтыков окончил лицей и поступил на службу в военное министерство.

    В своих первых произведениях писатель высказался против социального неравенства. Герой повести «Путаница дел» (1848) представил общественный строй России как огромную пирамиду людей, в основе которой лежат бедняки, преследуемые невыносимыми жизненными невзгодами. Николай I обнаружил в рассказе «стремление к распространению революционных идей», поэтому в 1848 году молодого писателя сослали в Вятку, где он провел 8 лет. Только после смерти царя, в 1855 году, писатель смог вернуться в Петербург.Петербург.

    В 1857 году вышла новая книга писателя — «Провинциальные очерки». Работа была направлена ​​против помещичьего гнета и бюрократического произвола.

    В 60-е годы великий сатирик решительно выступил против самодержавия в своей замечательной книге «История города» (1869-1870), в которой стремился разрушить веру народа в «доброго царя». В этом произведении Щедрин нарисовал ужасающую картину бесправия, горя и бедности людей (см. «Историю города»).

    С 1868 по 1884 год он публиковал все свои произведения только на страницах Отечественных записок. Читатели журнала знакомятся с циклами сатирических рассказов и очерков Салтыкова: «Помпадуры и помпадуры» (1863–1874), «Письма о провинции» (1868), «Знаки времени» (1868), Владыка Ташкента »(1869-1872),« Речи с благими намерениями »(1872-1876),« Среди умеренности и аккуратности »(1874-1877),« Убежище Мон Репо »(1878-1879),» Письма к тете »(1881–1882), романы« Владыки Головлевы »(1875–1880) и« Современная идиллия »(1877–1883).Салтыков создает своеобразную сатирическую энциклопедию русской жизни.

    Самые популярные — сказки Салтыкова-Щедрина. Его первые сказки были опубликованы в 1869 году: «Дикий помещик», «Как один человек кормил двух генералов».

    Сказки — результат многолетних жизненных наблюдений писателя. В них он выступает как защитник народных интересов, выразитель народных идеалов, прогрессивных идей своего времени (см. «Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина»).

    В романе «Пошехонская старина» писатель нарисовал страшные картины крепостной жизни, а в книге «Мелочи жизни» (1886) Щедрин показал трагедию жизни «маленьких», простых людей.

    Многие сатирические типы Щедрина пережили и свою эпоху, и своего создателя. Они стали нарицательными, обозначая новые и в то же время имеющие свою давнюю генеалогию социальных явлений русской и мировой жизни.

    Салтыков-Щедрин всю жизнь хранил веру в свой народ, в свою историю. «Я люблю Россию до боли, и я даже не могу представить себя нигде, кроме России».

    Документы Бернарда Гильбера Герни, 1908-1979 гг. 2347

    на Тургенева, 1943-1947

    9705 907at (Грубый): Адлоу (Герни), 1939

    9705

    Серия 1: Персональные, 1909-1952, без даты

    Поздравительные открытки, 1943-1952

    Журнал дневников, 1909-1910

    1 2

    Моя книга мыслей, 1913-1920

    1 3

    поезд 1

    4

    Русская культура: песни и музыкальные программы, 1927

    1 5

    Записки: переводы других авторов, 1944

    1 9
    0 Фотографии, 1925-1948, без даты

    1 7

    Записки: фан-почта, 1929

    1 8

    Обобщение опыта, 1937

    1 9

    Over My Dead Body: The Memoirs, 1974

    1 10 1 11

    Вернуться к содержанию


    Серия 2: Оригинальные работы, 1921-1974, без указания

    Окалина — рассказ, 1938

    2 1

    Самый подлый парень во всем мире — короткая история, 1936

    2 2
    2 3

    3 Толстые злодеи (Угольки): Адлоу (Герни), 1939

    2 4

    3 Fat Villains (карбон с поправками): Adlow (Guerney), 1939

    2 5

    3 Fat Villains (TS): Adlow (

    )
    2 6

    Легенда о корсете, без даты

    2 7

    Жизнь, любовь и другие смены сэра Джона Фальстафа (рабочие заметки), 1938

    3 3 2 8

    Жизнь, любовь и другие смены сэра Джона Фальстафа (предварительный черновик), 1938

    2 9

    Жизнь, любовь и другие смены сэра Джон Фальстаф (ранняя версия TS), 1938

    2 10-11

    Жизнь, любовь и другие смены сэра Джона Фальстафа (TS с исправлениями), 1938

    3 1

    Жизнь, любовь и другие перемены сэра Джона Фальстафа (Связанный TS), 1938

    3 2

    Жизнь, любовь и другие перемены сэра Джона Фальстафа: критические мнения, 1938

    3 3

    Жизнь, любовь и другие перемены сэра Джона Фальстафа: Письмо в карманные книги / вырезки из газет, 1947-1975

    3 4
    Scrapbook : Стихи, анекдоты и рассказы, 1917-1921; без даты

    3 5

    Элтингер: второй, без даты

    3 6

    02 синий Faun / Publishing, 1924-1967, без даты

    : корреспонденция -1924

    исследовательский материал), 1948

    3 7

    Отчет о леди Макбет из Мценска, 1938

    3 8

    Salute Spain: Foreign Пьесы Federal Theater Project,

    4 1

    Антивоенные пьесы (иностранные),

    4 2

    Классическая библиография,

    3-4
    4

    Miles Gloriousus: Federal Theater Project,

    4 5

    The Eleven Comedies: Federal Theater Project,

    4 6
    Theatre Project

    4 7

    Заметки о Национальном сервисном бюро: Federal Theater Project,

    4 8

    Скрудж, Рождественская песнь во время свинга (заметки, вырезки и первая версия копии. ,

    4 9

    Скрудж, Рождественский гимн в Swing Time (Углерод с поправками ),

    4 10-11

    Скрудж, Рождественский гимн в Swing Time (окончательный углерод),

    4 12

    Подозреваемый: Гуэртаутни и другие сочинения ,

    4 13

    Вырезки о Русском театре и черновики Предисловия к сборнику пьес, 1939-1974

    5 1-2

    Вырезки по русским пьесам, 1952 -1967

    5 3

    Статьи и рисунки Герни, без даты

    5 4

    Вернуться к содержанию

    Книжный магазин: вывески, заметки, однодневки, 1925-19 65

    5 5-6

    Книжный магазин: Уведомления о продажах, вывески магазинов и другие материалы, 1939-1964

    5 7-10

    Книжный магазин: Карты, Карты и другие знаки, 1932-1934

    5 11

    Книжный магазин: списки книг, каталоги и другие материалы, 1930-1960

    6 12

    Майн Бух: Автограф Книга, 1935-1954

    6 1

    Серия писем для сбора платежей, 1930-1964

    6 2-3

    Таблички для рекламы Yama, без индексов

    6 4

    Книжный магазин: Финансовые отчеты, 1925-1935

    7 1-2

    Издательство: Обложки книг, альбом для вырезок, 1925-1935

    7 3

    Эшфилд: «ЕЕ» и другие сочинения, 1925–1929 гг. И без даты

    7 4

    Бертон: «Любовь Клитифона и Лёципона» 7

    5

    Калахан: Наследование (камбузы, обложка, книга), 1924-1926

    7 6

    Калахан: Девушка-ведьма (Машинопись, книга), 1924

    23

    1

    Calahan: Каталоги, 1924-1926

    8 2

    Chang: истории, 1929 и без даты

    8 3
    8 4

    Дэвидсон: Двадцать сонетов (машинописные тексты, гранки, том, обзоры), 1926-1967

    8 5

    Джек Кетч (иллюстрации, текст, копии), 1932

    8 6-7

    Норман: Дальняя гавань, 1924

    8 8

    Book , Без даты

    9 1

    Solow: Reed For Pan (Poetry, Paste-up), 1924

    9 2

    Solow: A, Reed For Proofs, Bills), 1924

    9 3

    Twain: Беседа, как она была у социального очага во времена Тюдоров (или 1601), без даты

    9 4-5

    Кто знает кто / Биографическая справка, 1933

    9 6

    Книжный магазин: фотографии, вывески и альбомы, без даты

    9 7
    Книга e: Краткий обзор его работы и биографические данные, 1959 г. и без даты

    9 0714

    Введение и отдельные записи, 1943 г.

    9 Блок Дмитрий Дмитрий 907 22 10 907 11


    0v 9 9070ene Сценарий, 1943

    9 9 .100-199), 1942

    907 9000 6 Блок Двенадцать и биография, 1947

    и биография, 1947

    : Лестригониане, 1947


    0 19
    03 , 1920-1972, без даты

    ne

    9705 16 9702 907khovd

    , действие I и II), 1969

    Чехов Письма (Ярмолинский копировальный), 1961

    : bibated
    0

    Де Меджев: Принц в пижаме, 1932

    12

    9 8

    Книжный магазин: Регистрация авторских прав (Библиотека Конгресса), 1947

    9 9

    Однодневка книжного магазина, реклама, плакаты, без даты

    88

    Однодневка книжного магазина Голубой фавн — деревянная вывеска («Остров культуры в океане выпивки»), без даты

    99

    Книжный магазин Blue Faun — уличная вывеска (синий фавн на книгах), без даты

    100

    Вернуться к содержанию


    Series 4: Anthologies, 1943

    Подраздел 1: Сокровищница русской литературы, 1942-1943 гг.

    9 10

    Ахматова: Сероглазый король, 1943 г.

    9 11

    12

    Ахматова: Поэма, 1943

    9 13

    Андреев: Лазарус, Бен Тобит, Свобода и биография, 1943

    10907 Аверченко: молодой человек, который пролетел мимо; Человек с зеленым галстуком и биография, 1943

    10 2

    Белинский: Письмо Гоголю, биография и углеродный шрифт, 1943 год

    10 3

    Двенадцать и биографические материалы, 1943 г.

    10 4-5

    Брюсов, 1943

    10 6

    Бунин: Джентльмены из Сан-Франциско, 1943 г.

    7

    Чехов: Три сестры, без даты

    10 8

    Державин: Бог, жалоба и биографические материалы, 1943

    10

    10 9 Эпиграмма и поэты, 1943

    10 10

    Достоевский: биография и заметки, 1943

    11

    Достоевский: Записки из подпольного Пересмотренного перевода Гарнетта, 1943

    10 12

    Народный эпос: Илья Муромский, 1943

    2

    Гаршин: Жизнь, 1943

    10 14

    Кольцов: Я оседлаю коня, 1943

    10 15

    3 Крылов: Материал

    10 16

    Лермонтов: рассказы и стихи (Копии TS), 1943

    10 17

    Лесков: Lady Macbeth of Mt Sensk 97223 и биография, 1943, 1943 10

    18

    Маяковский: Маленькая гостиная, Красная Шапочка и биография, 1943

    10 19 90 711

    Мережковский: Петр и Алексей и биография, 1943

    10 20

    Нестор: Как были бабтизированы Владимир Киевский и всея Руси и биографические заметки, 1943

    11

    Никитин: Сказки путешественников, 1943

    11 2

    Пешков: Клоун, Наименьшие глубины и биография, 1943

    905 Игоревское войско, 1943

    11 4

    Притчи, 1943

    11 5

    Пушкин: Пиковая дама, Золотой петушок 11

    6

    Салтыков-Щедрин: добродетели и пороки, 1943

    11 7

    Sol огуб: Стихи и биография, 1943

    11 8

    Толстой (Лев): Ярдык, Смерть Ивана Ильича и биография, 1943

    11
    11 10

    Зощенко: Зубное дежурство, агитатор и биография, 1943

    11 11

    Жуковский мэрия на воде,

    , Миднайт, 907
    11 12

    Авторские доказательства, камбузы, 1943

    11 13

    Казначейство: камбузы, 1943

    12 12 Исправления 1 , 1943

    12 2

    Казначейство: разрезанные галеры, 1943

    12 3 -4

    Казначейство: галеры, 1943

    13 1

    Казначейство: камбуз (авторские доказательства), 1942

    14
    14
    14 2-3

    Казначейство: камбуз (стр. 300-399), 1942

    15 1

    Казначейство: камбуз (стр. 1-142), 1942

    15 2

    Казначейство: исправленный камбуз, 1949

    16 1

    Казначейство: камбуз (стр.

    16 2

    Обзоры и реклама, 1943

    16 3

    Подраздел 2: Антология русской литературы, 1953-1960 гг. Новые русские рассказы: машинописи, 1953

    17 1-2

    Антология русской литературы: машинописные тексты, 1959

    17 3-5
    9000 2 исправленных камбуза, 1959

    18 1

    камбуз: стр.1-169, 1959

    18 2

    Камбуз, кроме Заматина: п. 1-160; 355-452, 1959

    18 3

    Список содержания, 1959

    18 4

    Подразделы 3: A Portable Russian Reader 9014

    Андреев: «Мысль» и биография, 1947 г.

    18 5

    Бабель: Казак Любка и биография, 1947 г.

    18
    18 7

    Екатерина Великая: Избранные русские пословицы, 1947

    18 8

    Чехов нет.6, 1947

    18 9

    Даниил Ублиетт: Мольба к князю Ярославу, 1947

    18 10

    Достоевиторский 18

    11

    Эренбург: Пайп II и биография, 1947

    18 12

    Народная сатира, 1947

    18 22

    18 22 9 18 14

    Гаршин: Четыре дня и биография, 1947

    18 15

    Гоголь: Шинель, 1947 9011 907 907

    23

    Горький (Пешков): Бойлс, Рождение человека, О Чехове и биография, без даты

    18 17

    Катаев: Родион Жуков (Машинопись и биография), 1947

    18 18

    Ильф и Катаев: Елочка-каннибал 18711

    Иванов: Оазис Шери-Себех и биография, 1947

    18 20

    Крылов: Кайб и биография, 1947

    18
    18 22

    Курбский и Иван: историческая переписка, 1947

    18 23

    947 907 907, ошибка Лескова: A Slight 18

    24

    Лимоносов: Письма своему покровителю, 1947

    18 25

    Новиков: Письмо в Издательство и биография, 1947 г.

    18 26

    Прутков: Пословицы, 1947 г.

    18 27

    7

    Пушкин и биография
    19 1

    Салтыков (Щедрин): Латунные шляпы, 1947

    19 2

    Sirco: Вежливая реторта, 1947

    1947

    1947 (Алексей): Древний путь и биография, 1947

    19 4

    Толстой (Лев): Три смерти и биография, 1947

    19 5
    9 Письмо Толстому, 1947

    19 6

    Тургенев: Биография, 1947

    19 7

    Тугенев: Призрак и биография, 1947

    19 8

    Тургенев: «Конец Честопханова» и «Офис», 1947

    9 9 : Restless Little Ancient, 1947

    19 10

    Портативный: Вперед, Оглавление, 1947

    19 11

    Портативный: камбуз, биографии и биографии 1947

    19 12

    Переносной: исправленные гранки, 1947

    19 13

    Вернуться к содержанию


    Алданов: Фельдмаршал, 1949

    19 90 711 14

    Алейхем: Заколдованный портной, без даты

    19 15

    Александр: «Ландрат» и другие истории, 1953

    19 Александр: One Man’s Land, без даты

    19 17

    Александр: Зов бегущего прилива (углерод типизированного MS), 1943

    19 18-20

    Call of the Running Tide (углерод типизированного MS), 1943

    20 1-2

    Андреев: Рассказы, 1922-1947

    20 3

    Андреев: Сенатор Steed (оригинал, отредактированная окончательная копия), 1963

    20 4

    Andreev: Senator Steed (final carbon), 1963

    20 5

    Афиногенов: Салют Испании, 1937-1938

    20 6

    Арцыбашев: Счастье, без дат

    20 c 7
    20 8

    Аверченко: Человек с зеленым галстуком и другие истории, 1937

    20 9

    Бабель: Афонка Бида и биографическая информация о 93, Пробуждение 19

    20 10

    Вавилон: Грехи Иисуса и другие истории, 1949

    20 11

    Бальмонт: Гомункулы и другие стихи, 1972

    27

    Брюсов: Птицы ярости, ее колени и ектения, 1943

    20 13
    900 02 Брюсов: Повести и стихи, 1945

    20 14

    Бунин: Биографический очерк (карбон), 1962

    20 15

    Петух и Ворона Третий. другие рассказы (рукописные заметки), 1935

    20 16

    Бунин: Третий петух-ворона и другие рассказы, 1935

    20 17

    Аффир Бунин: Елагхин и другие рассказы (Черновики, машинописная МС), 1935

    20 18

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы (Третий петух-ворона — Черновцы, машинописная МС), 1935

    21 1-9

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы (Третий петух-ворона — Т.С.), 1935

    21 10-12

    Бунин: Перевод un опубликовал стихи (ТС), 1933

    21 13

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы / Дело Елагина (Углерод), 1935

    21 14000
    Дело Елагина и другие рассказы / Невеста (Копия), 1935

    21 15

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы / Жуткая история, 1935

    21

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы / Темир Аксак Хан, 1935

    21 17

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы / Крик, 1935

    21 21 21

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы / Звезда любви, 1935

    21 19

    Бунин: Дело Елагина и другие истории es / Преображение (Углерод), 1935

    21 20

    Бунин: Дело Елагина и другие истории / Сверчок, 1985

    21 21
    9000 The El2ag Bunhin и другие истории / Long Long Ago, 1935

    21 22

    Бунин: Дело Елагина и другие истории / Cicidas, 1935

    21 23
    9000 El2aghin и другие истории / Сухая долина, 1935

    21 24

    Бунин: Дело Елагина и другие истории (Final Carbon), 1935

    21 25-27

    : Дело Елагина и другие рассказы (Финальный сценарий с исправлениями), 1935

    21 28-31

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы (г переулок с редакциями Герни), 1935

    22 1-2

    Бунин: Дело Елагина и другие рассказы (Камбуз), 1935

    22 3

    Елагхин Дело и другие истории: Камбуз (дубликат), 1935

    22 4-5

    Чехов: На море (Матросская история), 1935

    22 6
    Чехов : Ефрейтор Пришибеев и рукописный перевод (без названия), 1935

    22 7

    Чехов: Кривое зеркало, 1935

    22 8
    22 9

    Чехов: Вишневый сад (карбон) 2-я версия для Филиппа Раха Русская антология, 1969

    2 2 10

    Чехов: Вишневый сад (углеродный акт I, II и III) [2-я версия для русской антологии Филиппа Раха], 1969

    22 11

    Чехов: Вишневый сад (углерод, акт I, II и III) [3-я версия для русской антологии Филиппа Рава], 1969

    22 12

    Чехов: Вишневый сад (финал, 1-я версия), 1945

    22 13

    Чехов: наклеить (Произведение искусства и дама из хора), 1945

    22 14

    Чехов: Хорхе, 1943

    Чехов: Качас, 1934

    22 16

    Чехов: Несчастья жизни (макет), без датировки

    22 17 02 Чехов: Scrapiana Чеховские письма (рабочие записки), 1971

    22 18

    Чехов: Чеховские письма (записки Ярмолинского), 1971

    22 19
    23 1-4

    Чехов: Чеховские письма рецензии, 1973

    23 5-6

    Хоррор А, А. 1919

    23 7

    Чехов: Sea Gull (черновики и примечания), 1962

    23 8-9

    Chekhov: Sea Gull3, 1963 года и биографические данные

    23 10

    Чехов: Sea Gull (TS), 1963

    23 11

    Chekhov: Sea Gull (TS с ред.), 1963

    23 12

    Чехов: Чайка (финал ТС), 1963

    23 13

    Чехов: Романтика дабл-баса 1947 г.

    23 14

    Чехов: Мститель, без даты

    23 15

    Чехов: Жалобная книга, без даты

    Три сестры (первая версия, первый набросок), 1943

    23 17

    Чехов: Три сестры (неотредактированная ТС), 1939, 1942

    23 18

    Три сестры Сестры (редакция TS), 1939, 1942

    24 1

    Чехов: Три сестры углерода (2-я версия), 1963

    24 2

    Чехов: Каштанка (с рисунками Герни), 1944

    24 3

    Чехов: The Wager (под редакцией TS), 1945

    24 4 : A Whimsy (paste-up и TS), без даты

    24 5

    Чехов: Work of Art, 1943

    24 6

    Chekhov7

    24 7

    Достоевский: Великий Инквизитор, Брат Карамазов (заметки, черновики), 1942-1950

    24 8-11

    Достоевский

    , Братья Карамазов

    12-14

    Достоевский: Братья Карамазовы, 1951

    25 0 1

    Достоевский: Игрок (первый раунд gh draft), без даты

    25 2-3

    Достоевский: Игрок (последний углерод), без даты

    25 4-5

    Достоевский , Без даты

    25 6-7

    Достоевский: Гранат, без даты

    25 8

    Достоевский: Белые ночи 314 9022

    25 10

    Державин: Бог, 1943

    26 1

    Дефан

    Карбон
    26 2

    Де Танко: Сирота мира (текст на русском языке), 1931

    26 3-5

    Дымов: Антибуржуазный театр (Финал), 1929

    26 6

    Дымов: Антибуржуазный театр (ноты и инициалы ТС), 1929

    26 7
    : Молодая гвардия, 1949

    9705 Gogol14: Приключения Чичиков (Мертвые души) (Машинописная копия МС), 1943

    9014ed 9ov705 907 ‘Tis Folly to be Wise (биографические материалы и примечания персонажей), 1966

    13 Мережковский Неизвестный Иисус (образец перевода: угли), 1972

    26 8

    Гаршин: Красный цветок (первый вариант исправлен), 1942

    26 9

    Гаршин, изд. TS), без даты

    26 10

    Gautier: газетные вырезки, 1959

    26 11

    German Works: Molnar12

    3

    Немецкие произведения: Цвейг, Арнольд, без даты

    26 13

    Гоголь: Приключения Чичикова (Мертвые души) ранняя версия, 1942 г.

    26 14-17

    Гоголь: Приключения Чичикова (Мертвые души) ранняя версия, 1942

    27 1-5

    Приключения Чичикова (Dead Souls) Души) рабочие копии, 1942

    27 6

    Гоголь: Приключения Чичикова (Мертвые души) ТС с исправлениями, 1942

    27 7
    27 8-14

    Гоголь: Приключения Чичикова (Мертвые души) (Машинописная копия МС), 1943

    28 1

    Гоголь: Мертвые души (примечание переводчика, приложения и варианты), 1943

    28 2-3

    Гоголь: Мертвые души (окончательная копия, переводчик вперед), 1943

    28 4

    Гоголь: Мертвые души (переводы), 1943

    28 5

    Гоголь: Мертвые души (вставка с 1943 г.)

    28 6-11

    Гоголь: Мертвые души (камбуз), 1948

    28 12-13

    Гоголь: Мертвые души (9 камбуза), 1

    1-3

    Гоголь: Мертвые души (издание Райнхарта), 1948

    29 4-5

    Гоголь: Мертвые души (камбуз для издания Modern Library3) 907, 1965 9000

    29 6-9

    Гоголь: Мертвые души (Первое современное издание библиотеки, камбуз типографии), 1965

    30 1-5

    Гоголь: Мертвые души (переводчик-форвард, 1965 е dition), 1964

    30 6

    Гоголь: Мертвые души (макет для издания 1965 г.), 1965

    30 7-14

    Гоголь (паста: мертвый план издания 1965 года), 1965

    31 1-4

    Гоголь: генеральный инспектор (ранние рукописные проекты со ссылками), 1943 год

    31 5

    инспектор Гоголь

    Общий (неиспользованный материал), 1943

    31 6

    Гоголь: генеральный инспектор (рабочий проект), 1943

    31 7

    Гоголь: генеральный инспектор

    31 8

    Гоголь: генеральный инспектор (камбуз), 1943

    31 9

    Гоголь: генеральный инспектор (первая редакция вставка) , 1943; 1965

    31 10

    Гоголь: генеральный инспектор (окончательная редакция), 1943

    32 11

    Гоголь: инспектор 3 907, нечетные 9 страниц

    32 1

    Гоголь: Пальто (черновик и биографические данные), 1943

    32 2

    Гоголь: Пальто, 1943

    3

    Гоголь: Вий, 1948

    32 4

    Гоголь: Вий (убит на камбузе), 1948

    32 5

    Гончаров 9011

    Goncharov

    6-9

    Горький: Bird Talk, 1944

    32 10

    Горький: Булычев (окончательный сценарий) трансла ted by Guerney, без даты

    32 11

    Горький: Булычев и др. (рукопись), без даты

    32 12

    переводы Горького и др. , Без даты

    32 13

    Горький: Наблюдатель (исправленная версия), 1930

    33 1

    Горький: Наблюдатель 907 907, газетные вырезки 1930 922 (отзывы)

    2

    Горький: Кладбище (оригинальный и набивной уголь), 1962

    33 3

    Горький: Кладбище (окончательные наброски), 1962

    33

    Горький: Четыре десятилетия (Жизнь Клима Самгина — машинопись), 1930

    33 5-13

    Гор ky: Четыре десятилетия (Жизнь Клима Самгина — машинописная), 1930

    34 1-5

    Горький: Пешков (Наименьшие глубины), 1943

    34 6-7

    Горький: На дне, без даты

    34 8-10

    Горький: Письмо к Пришвину, 1926

    34 11 34 11
    Мудрый (последняя копия), 1966

    34 12

    Грибоедов: «Это безумие, чтобы быть мудрым (биографические материалы и примечания персонажей)», 1966

    34 13 35 1-5

    Халеви: Мятежник, 1945

    35 6
    9000 2 Ильф и Петров: фрагменты переводов, 1947 г.

    35 7

    Ясенский: Нос, 1945 г.

    35 8

    Джадсон: первый черновой вариант исправления), 1936

    35 9-11

    Джадсон: Солдатские пути (окончательный вариант), 1936

    35 12-13

    Свадьба Кобылина (биографические данные) и введение), 1965

    35 14

    Кобылин: Свадьба Кречинского (окончательный вариант ТС), 1965

    35 15

    Свадьба Кобылина, с поправками ТС 1965

    35 16

    Кольцов: Песня пахаря, 1943

    36 1

    Кольцов: Железное кольцо, 1948

    36 2

    Кольцов: Сказка Малороссии, 1948

    36 3

    Купринцы и биографические данные, Браслет информации 1943

    36 4

    Куприн: Рассказы (Печальная история как смерть; Счастье; Junkers), 1925-1931

    36 5

    Куприн: Chers Amis и другие страницы (рукописные), без даты

    36 6

    Kuprin Part из более крупных работ Laestrygonians), 1945

    36 7

    Куприн: Гамбринус и другие рассказы, 1925

    36 8-11

    Куприн: короткие рассказы , Золотой Петух), 1945-1949

    36 12

    Куприн: Яма (дубликат камбуза, стр.229-447), 10905

    36 13

    Куприн: Яма (ТС), 1929

    36 14

    Куприн3 907 (авторский камбуз 911 907) 37

    1-2

    Куприн: Яма (авторский камбуз, вырезка), 1929

    37 3-4

    Куприн: Яма: Яма (эскизы / сценарий), без даты

    37 5

    Куприн: Яма (отдельные страницы и заметки на камбузе), 1947

    37 6

    Куприн: Яма (Роман), 1931

    3 907 1

    Куприн: Юмкера, 1928

    38 2-3

    Лермонтов: Казначейство и другие рассказы / стихи, 1944-1962

    38 4 небо: Казначейство (копия финальной печатной работы), 1943

    38 5

    Маяковский: Клоп (примечания и комментарии), 1963

    38 6

    Маяковский Баг (заметки и комментарии), 1963

    38 7

    Маяковский: Клоп (заметки), 1963

    38 8

    Маяковский: Клоп , 1963

    38 9

    Маяковский: Постельный клоп (ТС), 1962

    38 10

    Маяковский: Постельный клоп (уголь с нотками), 1962 911 90

    11

    Маяковский: Клоп (карбон), 1962

    38 12

    Мендес: French Works, 1945

    38

    Мережковский: Смерть богов (ТС, под редакцией МС), 1928

    39 1-4

    Мережковский: Петр и Алексей (копия машинописной МС), 1931

    39 5-10

    Мережковский: Петр и Алексис (два тома русских текстов), 1922

    40 1

    Мережковский: Петр и Алексис (машинописная версия Герни 1931 года3),

    40 2-10

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи (Галереи, корректуры), 1964

    40 11

    Мережковский Леонардо Камбуз, корректура), 1964

    41 1-3

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи (третья редакция печатки в мягкой обложке), 1964

    41 4-7

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи (оригинал), 1964

    41 8-13

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи (оригинал) макет), 1964

    42 1-8

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи (Белая демоница), 1928

    78-79

    Мережковский: Муни, 1964

    42 9

    Мережковский: Неизвестный Иисус (пример перевода: неотредактированный), 1972

    22 10 22 42 11

    Мережковский: Неизвестный Иисус, 1972

    42 12-15

    Некрасов: Рукописные стихи, 1972

    42 16

    Некрасов: Красноносый Мороз (с отредактированными примечаниями Герни 9223), без даты 1

    Оршер: Рассказы (Фриц и его три сына; Сестры Бляшек), 1945

    43 2

    Островский: Гроза (ноты), 1965

    43 3

    Ostrovsky с карбон.

    43 4-5

    Островский: Гроза (окончательный углерод), 1965

    43 6

    Островский: Гроза (окончательная копия), 1966

    3 907

    Петрейков: Леди Макбет из Мценска, 1943 г.

    43 8

    Письменный: Мужчина, Жена, Печник (плюс фотостат России «Муж, жена и печник») 43

    9

    Пушкин: Гробовщик и другие рассказы и стихи, 1945

    43 10
    9000 2 Пушкин: Послание в Сибирь и другие стихотворения и рассказы, 1945

    43 11

    Пушкин: Прогресс к пушкинскому реализму (рукописный) и другие произведения, без даты

    43 12

    Пушкин: Наследие Пушкина и другие произведения, без даты

    43 13

    Пушкин: Царь Никита и цыгане, 1929 г.

    43 140003 43 140003 Пушкин макет, окончательная печатная копия — британская версия), 1947

    Салтыков (М. Щедрин): Маленький Иуда (финальный углерод), 1962

    9
    43 15

    Радищев: Мысли в дороге, без даты

    43 16

    Салтыков (М.Щедрин): Карп-идеалист, без даты

    43 17

    Салтыков (М. Щедрин): Маленький Иуда (окончательный углерод; нескорректированный), 1962

    44 1-5
    44 6-10

    Салтыков (М. Щедрин): Маленький Иуда (Головлёвы), 1962

    44 11

    Салтыков (М.Щедрин): Маленький Иуда (Головлёвы), 1962

    45 1-3

    Песочный человек: Смерть Гробовщика, без даты

    45 4
    9000ov2 Мальчик и его обезьяна (машинописная копия), 1937

    45 5

    Сац и Розанов: Мальчик-негр и его обезьяна (типографский углерод), 1937

    45 6000
    Шагин: Письма из Закавказья, ок. 1948 г.

    45 7

    Шолохов: Ненависть, без даты

    45 8

    907 9 Слоним: история социалистического реализма

    9-11

    Слоним: Три любви Достоевского, 1952

    46 1

    Слоним: Три любви Достоевского, 1952

    46 2-3

    Сухово-Кобылин: Свадьба Кречинского (угли, финал), 1965

    46 4-5 : 5 9070 Я написал Мой роман, без даты

    (подробнее 9071 4

    Толстой, A: Охота на волка, без даты

    Толстой, Л: Иллюстрации для публикаций (Рисунок к Анне Карениной и др. Рисунки, 1943 г.

    5 Зарисовки (рукописные заметки), 1961

    : Месяц в деревне (перевод и письмо сестре), 1962

    53 907 : Backstage with Psyche (окончательная копия), 1966

    9702 907 22 56 907

    Еврейская литература: часть 1 (машинописный текст), 1953 г.

    9 9702 Пастернак: Доктор Живаго, 1958

    9022

    Куприн: Яма (реклама, бухгалтерский учет и отчетность, выписки о гонорарах), 1923-1933

    907 статьи о Набокове и др., 1962-1976

    C 1941

    Race Интервью с Этель О.Бронштейн (магистр), 1979

    3 31

    31 Вернуться к содержанию
    46 6

    Толуш: Навенада (перевод рукописи Герни и А.И. Бронштейн), без даты

    46 7-9

    Толуш: Новый Вифлеем (биографические материалы и примечания), 1935

    47 1

    Толуш: Новый Вифлеем ), 1935

    47 2-4

    Толуш: Новый Вифлеем (камбуз), 1935

    47 5

    Толуш: Новый Вифлеем

    47 6-7

    Тан-Богораз: Глоссарий (черновые записи), 1931

    47 8

    Тан-Богораз: Лига молодежи (название изменено на «Молодежь в смятении. «), 1931

    47 9-13

    Тан-Богораз: Молодость в смятении, 1931

    48 1-3

    Толстой, А.: Черное золото и другие истории (синопсис), 1934

    48 4

    Толстой, А .: Черное золото, 1936

    48 5

    Толстой, Толстой Смертельная Луна (неполная), без даты

    48 6

    Толстой, А .: Fusty Devil и «Затопленный», 1963

    48 7

    : A Гиперболоид инженера Гарина (опубликовано как «Ящик смерти»), 1936 г.

    48 8-11

    Толстой, А: Ибикус (ТС), без даты

    49 1-3

    Толстой, А: Ибикус или Приключения Невзорова, без даты

    49 4-6

    Толстой, А: биографические справки и другие стихотворения, 1964-1972

    7907
    49 8

    Толстой, L: Дневник Валентина Булгакова (углеродная MS), 1967

    49 9
    49 10

    Тургенев: Отцы и дети (корректура страницы), 1961 г.

    49 11
    11

    Тургенев: Отцы и дети (верстка с исправленным вступлением), 1943

    49 12

    Тургенев: Нападающий, 1961

    49 13
    Сыновья (корректура MS), 1961

    49 14-16

    Тургенев: Отцы и дети (корректура MS), 1961

    50 1 9071 1

    Тургенев: отцы и дети (отцы и дети), 1961

    50 2

    Тургенев: Отцы и дети (исправленный текст), 1961

    51 1

    Тургенев: Автор своей книги (использованной в книге «Отцы и дети»), 1961

    51 2

    Тургенев: Гамлет и Дон Кихот, 1970

    12 51 3

    Тургенев: Охотничьи зарисовки (Конец Чертопханова), 1962 г.

    51 4

    Тургенев: Охотничьи зарисовки (ТС), 1969

    51

    51 5
    52 1

    Тургенев: Охота Зарисовки (записи переписаны), 1962

    52 2

    Тургенев: Охотничьи зарисовки (вступительные и наброски), 1962

    52 3-4

    Тургенев: Охотничьи зарисовки (наброски), 1962

    52 5 907

    Тургенев: Зарисовки охоты (камбуз), 1962

    52 8-10

    Тургенев: Зарисовки охоты (камбуз: верстка), 1961

    53

    Тургенев: Охотничьи зарисовки (камбуз: верстка, исправленная версия), 1962

    53 4-6

    Тургенев: Муму, 1961

    53 7
    53 8

    Тургенев: Месяц в деревне (последняя копия), 1966

    53 9

    Тургенев: Месяц в деревне (углерод с поправками), 1966

    53 10

    Тургенев: Месяц в деревне (ТС пересмотрена), 1966

    11-12

    Тургенев: Месяц в деревне (последний набросок), 1966

    54 1

    Тургенев: Месяц в деревне (последний углерод), 1966

    54 2

    Тургенев: Прочие стихи, 1966

    54 3-4

    Тургенев: Рабочие статьи о Тургеневе (биографические данные), 1921

    3 5411

    7

    Тургенев: Рабочие статьи на стихи Тургенева (черновики), 1920-1921 гг.

    54 6-9

    Тургенев: Сенилия (рабочая рукопись), 1943 г.

    54 10

    Тургенев: Сенилия (паста и ТС с правками), 1943

    54 12-13

    Тургенев: Тургеневский материал для Тургеневе Три молитвы Тургенева »: Аспект романа), 1940

    54 14

    Тургенев: Финал« Сенилия »(сценарий книги), 1943

    55 1
    и другие рассказы, без даты

    55 2

    Евреинов (Николай Евреинов): За кулисами с Психеей (первый черновик), 1966

    55 3
    55 4

    Юшкевич: Леон Дрей (копия: без изменений), без даты

    55 5-8

    Юшкевич: Леон Дрей (отредактированные страницы), без даты

    55 9-13

    Юшкевич: Леон Дрей (отредактированные страницы), без даты

    56722

    Юшкевич: Леон Дрей (введение и печатные страницы), без даты

    56 2

    Юшкевич: Леон Дрей (окончательный TS), без даты

    14 56 3 Замятин: Первый святого Доминика (первый набросок), 1962

    56 4

    Замятин: Первый святого Доминика (последний углерод), 1963

    56 5
    Замятин: Первый святого Доминика (последняя копия), 1963

    56 6

    Замятин: Товарищ Чурыгин пол (переработанная ТС), 1964

    7

    Зощенко: Три истории и другие истории, без даты

    56 8

    Зощенко: Баня и другие истории, 1964

    56712 907

    Вернуться к содержанию


    Серия 6: Неопубликованные, 1931-1976

    Антология русской поэзии

    Пуговицы (рукописные), без даты

    56 11

    Русский юмор: наброски, Косма, Куприн, Притчи, Дорошевич, 1948

    12 56 Русский Юмор : Лесков и Короленко,

    56 13

    Русский юмор: Косма, Куприн, Пр. овербс, Дорошевич, 1948

    57 1

    Русский юмор: заметки, 1948

    57 2

    Казначейство кошачьих историй: заметки и переписка 1

    1 57 3

    Сокровищница кошачьих историй, 1949

    57 4-5

    Еврейская литература: Антология (черновики), без даты

    57

    Еврейская литература: антология (наброски), без даты

    58 1-2

    Еврейские пословицы и юмор, без даты

    58 3

    примечания и типы еврейской литературы 1944

    58 4-8

    Еврейская литература: машинописные тексты, без даты

    59 1-2

    Еврейская литература: дополнительные материалы, машинописные тексты, вырезки из новостей польского гетто, 1944

    59 3

    Еврейская литература: сокровищница великих еврейских историй, 1945

    59-5

    Библиотека еврейской литературы: содержание и вперед, 1953

    59 6

    Библиотека еврейской литературы: часть 1 машинописных текстов и заметок, 1952

    59 7
    59 8-9

    Библиотека еврейской литературы: часть 1, книга 1, 1953 г.

    60 1-2

    Библиотека еврейской литературы: Часть 2, Книга 2 (Вино), 1953 г.

    60 3

    Библиотека еврейской литературы: Часть 2, Книга 3, 1953

    60 4

    Библиотека еврейской литературы: часть 2, книга 4, 1953

    60 5

    Библиотека еврейской литературы: часть 2, книга 5 , 1953

    60 6

    Библиотека еврейской литературы: часть 3, книга 8, 1953

    60 7

    Еврейская литература: биографические материалы, 1953

    23 907

    8

    Еврейская литература: заметки Дубнова, без даты

    60 9

    Барабан, Тоби: рассказы без даты

    60
    содержания


    Серия 7: Перевод / Другое, 1925-1974

    9 0002 Dr.Хрусталов: Исторический очерк (революционный период), без даты

    60 11-12

    Немецкие произведения: Эверс, Рода, Кафка, Фейхтвангер, Цвейг, без даты

    61
    61 2-3

    Переводы Правды для статьи Либлинга в New Yorker, 1949

    61 4

    Перевод (классический)

    61 5

    Солженицын: вырезки, машинописная рецензия, 1968-1974

    61 6

    Герни: переводчик3 1916-19497 (газетные вырезки)

    7

    Поэзия: материалы о Герни как переводчике, 1931

    61 8
    9 0002 Эшфилд: Песни Билица, 1925

    61 9-10

    Чехов: Биография (заметки), 1947

    61 11

    Криминальный сценарий Достоевского и другие газетные вырезки, 1937

    61 12

    Лоренцо-Парра: Испания поет (переводы для Лиги американских писателей), 1937

    61 13
    Вор Ремизов:

    Вор Paper, Undated

    62 1

    Spiegel: He’s Maupassantov, I Assure You, Undated

    62 2

    Эскизы: эскизы драматургов Герни переведены, без даты

    62 6
    900 Квитанции Клуба читателей 02 за перевод Dead Souls и табелей учета рабочего времени, без даты

    62 7

    Куприн: Яма (обложка и макет книги), без даты

    62 8 12
    62 9-10

    Куприн: Яма (газетные вырезки, обзоры, реклама, 1930-1949

    63 1-3

    Перельман (Осип Дымов): Искатель богов (рассказ), 1944

    63 4

    Патер: Домина, без даты

    Оригинальная работа Герни (макет), 1930 г., без даты

    63 6

    Текст на русском языке, без даты

    63 7-10

    Авторский шрифт на русском языке, 1943 год

    63 11-13

    Вернуться к содержанию


    Серия 8: переписка,

    14, 19014-1984

    Личные письма, 1910-1965

    64 1-4

    Эшфилд, 1919

    64 5-7
    64 8

    Hersey, 1919-1933

    64 9

    Keller, 1945

    27

    Др.Люциу, 1974-1984

    64 11

    Ревере, 1925-1932

    64 12-14

    Толуш, 1935 412

    64

    Ярмолинский, 1946-1971

    64 16

    Лига американских писателей, 1937-1940

    64 17-18

    1920-1969 Publishing Company

    65 1-15

    Работа и переводы Герни, 1908-1939

    66 1-8

    Работа и переводы Герни, 1940-1959

    11

    Труды и переводы Герни, 1960-1979

    68 1-4

    Казначейство русской литературы, 1943

    68 5-11

    Казначейство русской литературы, 1943

    68 12

    Антология русской литературы, 1958-1961 гг.

    Чехов: Письма, 1947-1971

    69 2

    Гоголь: Мертвые души, 1941-1964

    69 3
    9000 Dead2 Gogs , 1964

    69 4

    Гоголь: Главный инспектор, 1961-1964

    69 5

    Куприн: Яма, 1921-1961

    Библиотека еврейской литературы, 1944-1946 гг.

    69 9

    Мережковский, 1931

    69 10

    Мережковский: Романс Леонардо да Винчи, 1928–1971

    69 11

    Новые русские истории, 1947–1964

    6912–13711 907 Портативный русский читатель, 1945

    69 14

    Портативный русский читатель: Викинг Пресс, 1944

    69 15

    Отцы и дети и охота63 Очерки 3 1941-19

    69 16

    Психологическая ассоциация Masterkey, 1920-1922

    70 1

    Другая корреспонденция, 1930-1972

    70 12

    Письма на русском языке, без даты

    70 4

    Вернуться к содержанию


    Серия 9: вырезки, 1922-1978

    Интересные статьи, 1934-1978

    70 5-7
    70 8-10

    Цензор, 1930-1951

    71 1-9

    Цензор, 1934-1948

    Русские писатели, 1936-1963 гг.

    72 6-7

    Гражданские права, 1938-1952 гг.

    72 8-10

    -1991 История
    73 1-3

    Труда, 1931-1949

    73 4-5

    Юристы, 1931-1950

    73 6-9

    Либеральная литература, 1930-1952 годы

    73 10-11

    Музыка, 1935-1952

    74 1-3

    , Нефть и война 1934-1951

    74 4

    Personal and Blue Faun Publishing Company, 1933-1943

    74 5-6

    Физиогномика, 19357-1942

    3 7-10

    Пресс, 1938-1950

    75 1-3

    Довоенный, 1937-1952

    75 4-8

    1947-1950

    75 9

    Раса, 1936-1952

    76 1-4

    Русская культура, 1964-1968

    76

    Русский и советский театр, 1942-1975

    76 6-7

    Корабли, 1925-1944

    76 8-10

    Мировая война (использование газа ), 1939-1943

    76 11

    Редакционные рецензии на «Бегущий прилив» (Ирина Александер), 1931-1949

    77 1

    Редакционные литературные комментарии о казначействе и др. , 1922-1947

    77 2-3

    Вернуться к содержанию


    Серия 10: Устные истории и микрофильмы,

    80 1-2

    Интервью с Этель О. Бронштейн (используйте копию), 1979

    80 1-2

    Микрофильм (копия всей коллекции),

    80 1-4

    Вернуться к содержанию


    002 Series 1114 Необработанные

    Необработанная бумага, без даты

    81-87

    Необработанная бумага, без даты

    89-98

    краткое содержание романа

    Роман «Владыка Головлева» можно отнести к лучшим произведениям Салтыкова-Щедрина.Писателя особенно интересовал уход с исторической арены дворян-крепостников и патриархальных чиновников.

    В то время вопросы о семье активно обсуждались в журналистике, в научных трактатах и ​​художественных изданиях. Поэтому роман был написан на злободневную тему, а образ Иуды вошел в галерею сатирически-именных прообразов.

    Салтыков-Щедрин, «Мастера Головлева»: краткое содержание главы «Семейный суд»

    Середина XIX века.В России конец крепостного права. Головлёвские помещики не только процветают, но и постепенно расширяют свои границы. В этом заслуга хозяйки Арины Петровны.

    Она влиятельная женщина, не терпящая возражений. Ее муж Владимир Михайлович никогда не отличался особыми талантами. Я смягчал птиц, сочинял стишки, пил, но девушки поджидали меня.

    Старший сын Степан, он же Степка-тупица, родительских надежд не оправдал. Я уволился с работы, потерял подарочный домик.Он стал бродить среди зажиточных крестьян своей матери, выпрашивая у них деньги и табак. В конце концов, остался только один выход — вернуться к матери. То, что делает Степан, идет в семейный суд. Решено было оставить Степку в Головлёво под присмотром. Вернемся к остальной семье.

    Дочь Анны сбежала из дома с корнетом. Мать выбросила свой «кусок» в виде убогой деревни. У Анны две дочери: Любонька и Аннинка. После смерти матери им пришлось навестить бабушку в Головлёво.

    Порфирий средний сын, он Иуда. Любитель умеет кричать на ухо и подлизываться перед ней. Даже Арина Петровна боялась его подхалимства, но он все-таки отдал ему лучшее.

    Пол — младший сын, бездельник, угрюмый и апатичный.

    «Мастера Головлева»: краткое содержание главы «В родственных отношениях»

    Владимир Михайлович умер. Арина Петровна делит все имущество Порфирия и Павла. Головлёво уходит к Иуде.Некоторое время в этом имении живут дама и внучки, но скупость Порфирия вынуждает их переехать к младшему сыну.

    Имение Павла украдено, сам он много пьет. Домработница отвечает за экономку, которая все рассказывает Иуде. Пол сохнет от пьянства и не оставляет завещания. В его собственность уходит Порфирий. Арина Петровна вместе с внучками переезжает в деревню дочери.

    «Мастера Головлева»: краткое содержание главы «Итоги семьи»

    Прошло несколько лет.Измученные скукой внучки покидают Погорелку. Арина Петровна сближается с Иудой, характер которого стал еще невыносимее. Он постоянно что-то проверяет, рассматривает каждую ягодку, пишет жалобы.

    Сын Петра приходит к Иуде. Он просит помощи у отца, так как он потерял три тысячи рублей. Но тот отказывается от него, как когда-то отказал своему второму сыну Владимиру.

    «Мастера Головлева»: краткое содержание главы «Племянник»

    Арина Петровна умирает.Он забирает все ее вещи. Петр в изгнании. Он просит отца прислать ему содержимое. Но Иуда ограничился морализирующим письмом. Через месяц он получает уведомление о смерти сына.

    Прибытие в Аннинку. Она стала молодой, красивой женщиной. Аннинка посещает могилу бабушки и ее деревню. Она обвиняет Иуду в том, что он присвоил себе все, даже образ бабушки. Порфирий уговаривает ее остаться в Головлеве, но она буквально убегает от него в Москву.

    «Мастера Головлева»: краткое содержание глав «Самовольные семейные радости» и «Выкуп»

    У Иуды Евпраксеюшки родился сын его спутницы. Боится, что его обвинят в супружеской неверности, и снимает с себя Евпраксеюшку. Она не узнает ребенка и отправляет Улиту в Москву, чтобы отвезти его в воспитательный дом.

    Вокруг Иудеи все было пусто. Даже Евпраксеюшка взбунтовался, стал гулять с ребятами, забросил весь колхоз. И он совершенно в бешеном настроении.Он не уходит из офиса и любит болтать. Он строит различные предположения, мысленно рушит, не любит, опутывает весь мир клеветой и обидой.

    Резюме — «Владыки Головлевых», глава «Расчет»

    Аннинка возвращается в Головлево, она опасна больна. Иуда узнал, что Любонька покончила жизнь самоубийством, не выдержав бессмысленности своей жизни. Племянница начинает пить с дядей. А после выпивки она постоянно напоминала Иуде, что он всех своих родственников довел до могилы.

    Иуда хочет «попрощаться» со своей матерью. Он идет к ее могиле, не замечая ни ветра, ни снега. И только на следующий день нашли его окоченевший труп. У Аннинки уже была температура, но она не приходила в сознание.

    * Салтыков-Щедрин | объединенные архитекторы — эссе

    * Салтыков-Щедрин


    Салтыков Михаил Евграфович

    содержание


    объединенные архитекторы — эссе

    содержание всех сайтов

    Русский, 1826–1889
    Михаил Евграфович Салтыков (псевдоним «Щедрин») был заметной фигурой в литературном мире России с 1850-х по 1880-е годы.В своих широко читаемых сатирических произведениях он последовательно критиковал политический истеблишмент и общество своего времени.
    Его работы публиковались в основном в журналах «Современник» и «Отечественные записки», редактором которых он был с 1868 по 1884 год. радикальной тенденции, в соответствии с тоном журналов, в которых он работал. У него был необычайно обширный опыт работы в российских условиях, частично полученный за счет его многолетней службы в качестве провинциального чиновника, и он был авторитетным комментатором по вопросам чиновничества, состояния общества всех классов в городе и деревне, а также политических взглядов жителей города. правительства и консервативной, либеральной и радикальной интеллигенции.Критически относясь к большинству вещей, он не пропагандировал какую-либо определенную идеологию или фракцию: в своих работах, по его словам, он просто был озабочен отображением «тех черт, которые делают русскую жизнь не совсем комфортной».
    Салтыков писал в основном в двух формах: дискурсивное эссе и иллюстративно-повествовательный очерк; оба режима часто использовались в одном и том же произведении. Он использовал различные другие формы — дневник (Дневник губернии в Петербурге [1872; Дневник провинциала в Петербурге]), письма (Письма о провинции [1868–70; Письма о провинции]; Письма к. тетенька [1881–82; Письма к тете]), псевдоконкурсная историческая летопись (История одного города [1869–70; История города]) и басни в прозе (Сказки [1869–86; Басни]); а также пародийные документы и драматические интермедии.В некоторых произведениях он перенимает образ персонажа, являющегося объектом его сатиры, и пишет от первого лица (Убежище Монрепо [1878–79; Приют Монрепо]; Современная идиллия [1877–83; Современная идиллия] ). Его дискурсивные эссе написаны в тяжелой манере, любимой русской журналистикой XIX века, и обычно требуют внимательного прочтения, чтобы следовать тщательно разработанным аргументам. Напротив, повествовательные зарисовки, которые были его сильной стороной, остры и живы; здесь, в частности, на первый план выходят его здравый юмор и острая ирония.Салтыков обладал даром заключать в одном персонаже или коротком повествовательном эпизоде ​​какой-то фундаментальный аспект поведения или психологии социальной группы; эта способность проиллюстрирована в его баснях, каждая из нескольких страниц, которые вместе обеспечивают удобное резюме основных тем, которые он рассматривает в партитуре или около того своих циклов набросков.
    Многочисленные журнальные статьи Салтыкова можно условно назвать «очерками». Немногие из них дают полное, разовое рассмотрение темы. Его общая практика заключалась в том, чтобы развивать тему в серии статей, публикуемых в течение нескольких месяцев (журналы, для которых он писал, выходили ежемесячно) или, в некоторых случаях, значительно дольше.Каждый элемент должен был бы показать точку, исследовать грань темы; между одним элементом и другим может быть или не быть последовательной связи. Когда цикл был завершен, он был опубликован отдельно под названием, обозначенным в начале. Некоторые циклы имеют разнообразное содержание, и отдельные элементы можно читать отдельно, но в других для полного понимания необходимо читать каждую часть в контексте целого.
    Салтыков использовал широкий спектр стилей и впечатляюще владел различными регистрами русского языка.В его дискурсивных статьях стиль плотный и часто громоздкий, с длинными периодами, сложным синтаксисом и весомой формальной лексикой; он использует различные риторические приемы, обычно встречающиеся в публицистическом письме (например, вопросы для введения декларативных заявлений, инверсии, анафора). Эта манера нередко смягчается явной или скрытой иронией, а тон иногда нарушается из-за неожиданного языкового несоответствия. Повествовательные зарисовки отличаются живым разнообразием речевых приемов персонажей — Салтыков точно воспроизводит речь чиновников, дворян, купцов, крестьян, юристов, журналистов, священников, обывателей; он также был опытным пародистом, что он демонстрирует своими имитациями древних хроник, официальных документов, академических диссертаций и дискурсов консервативных и либеральных публицистов.Фантазия и гротеск играют роль в некоторых из его самых ярких произведений. Помимо русского своего времени, он использует церковнославянский язык в библейских фразах, французский язык (в частности, в качестве социального маркера в его набросках) и школьные латыни.
    Особенностью письма Салтыкова было использование им эзопического языка. Это было вызвано строгой цензурой, которая действовала в его время. От писателя-оппозиционера, каким был Салтыков, требовалось немало изобретательности, чтобы выразить свои взгляды таким образом, чтобы не нарушать правила цензуры.Этот эзопический язык включал в себя использование ругательств, косвенных указаний и множества инклюзивных знаменателей: например, сердцевед
    («сердцеед») для сотрудника полиции, оценивающего политическую надежность, или внезапности («внезапности») для административных репрессий. Такой круг ведения стал общепринятым в трудах Салтыкова и легко понимался посвященным читателем.
    Относительно подрывное содержание многого, что написал Салтыков, представленное в этой закодированной форме, создало своего рода конспиративную связь между автором и его читателями, которую он очень ценил.К сожалению, применяемая им тактическая обфускация создает для современного читателя серьезный барьер, вдобавок к тому, который представляет собой незнание большинства читателей исторического контекста, в котором он писал. Английские переводы произведений Салтыкова, за исключением его романа «Господа Головлевы» (1875–80; Головлёвы), по понятным причинам немногочисленны.

    I.P.FOOTE

    Биография
    Салтыков Михаил Евграфович. Родился 27 января 1826 года в селе Спас-Уголь Тверской губернии.
    Учился в Московском дворянском пансионате; Царскосельский лицей (Александровский лицей, с 1844 г.), Санкт-Петербург, окончил 1844 г. Государственный служащий, военное министерство, с 1844 г. Сослан в Вятку за «подрывную литературу» в 1848–55, хотя продолжал работать в качестве офицера. правительственный чиновник. Женат на Елизавете Аполлоновне Болтиной, 1856 г .: дочь и сын. Работал в Министерстве внутренних дел, Санкт-Петербург, 1856–58;
    вице-губернатор, Рязань, 1858–60, и Тверь, 1860–62 Оставил государственную службу, чтобы заниматься журналистикой полный рабочий день, 1862, публиковался в основном в «Современнике», 1862–64.Вновь поступил на государственную службу в 1864 г., работал в Пензе, 1865–66, Туле, 1866–67, и Рязани, 1867–68. Соредактор, Отечественные записки, 1868–84; также участник различных других журналов. Умер в Петербурге 10 мая 1889 г.

    Избранные произведения
    Циклы очерков и родственной прозы (издаются циклами в основном в «Современнике» и «Отечественные записки»)
    Губернские очерки, 1856–57; часть как Чиновникс, перевод Фредерика Астона, 1861
    Сатиры в прозе (Сатиры в прозе), 1859–62
    Признаки времени, 1863–71
    Помпадуры и помпадурши (Помпадуры и помпадурессы), 1863–74; как «Помпадуры: Сатира об искусстве управления», перевод Дэвида Магаршака, 1985
    Письма о провинции, 1868–70
    Господа Ташкентцы, 1869–72.
    Благонамеренные речи, 1872–76
    В мире умеренности и точности, 1874–77
    Убежище Монрепо, 1878–79
    За границей, 1880–1880 81
    Письма к тетеньке, 1881–82
    Пестрые письма, 1884–86
    Избранные сатирические сочинения, под ред. IPFoote, 1977

    Прочие произведения: романы «Господа Головлевы» (1875–80; Головлёвы) и
    «Современная идиллия» (1877–83), роман / дневник «Дневник губернии в Петербурге
    (1872)», псевдоним исторической хроники «История одного» 1869–70; История города), Сказки (1869–86; Басни) и беллетризованная автобиография «Пошехонская старина» (1887–89; старина в Пошехонии).
    Собрание сочинений Издание: Собрание сочинений, под ред. С.А. Макашина и др., 20 тт., 1965–77.

    Библиографии
    Баскаков Б.Н. Библиография литературы о М.Е. Салтыково Щедрин, 1918–1965, Москва и Ленинград: Наука, 1966.
    Баскаков Б.Н., Салтыков-Щедрин, 1826–1876: Статистика, библиография, материалы. Наука, 1976: 391–428
    Добровольский Л.М. Библиография литературы по М.Е. Салтыково Щедрин, 1848–1917, М .: Изд-во Академии Наук ССР, 1961
    Фут, И.П., «М.Е. Салтыков-Щедрин на английском языке: библиография», Oxford Slavonic Papers 22 (1989): 89–114

    .

    Дополнительная литература
    Blankoff, Jean, La Societe russe de la second moitie du XIX века: Trois témoignages littéraires: М.Е. Салтыков-Щедрин, Глеб Успенский, А.Ф. Е.А., Техники сатиры: дело Салтыкова Щедрина, Берлин и Нью-Йорк: де Грюйтер, 1994
    Фут, И.П., «Типичные Салтыков: Убежище Монрепо», Oxford Slavonic Papers 12 (1979): 84–103
    Санин, Кира, Салтыков -Chtchedrine: Sa vie et ses ceuvres, Париж: Université de Paris Institut d’Etudes Slaves, 1955
    Стрельский, Н., Салтыков и русский сквайр, Нью-Йорк: AMS Press, 1966 (оригинальное издание, 1940)

    ► → вернуться к ► → Энциклопедия ЭССЕ

    За предложениями или дополнительной информацией обращайтесь к автору: architects.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *