Горе от ума о: Горе от ума – КиноПоиск

Содержание

Спектакли

Классическая пьеса о противостоянии старого, консервативного «фамусовского» общества и молодого, прогрессивно настроенного Чацкого превращается в «Коляда-Театре» в мистическую, но очень яркую картину России современной.
Главной и самой броской деталью декорации в спектакле стал распространённый в интернете персонаж «Ждун».
«Ждунов» на сцене пятьдесят штук. Их носят на руках, как детей, на них надевают украшения, им молятся и через них общаются друг с другом. В России полюбился этот персонаж известной голландской художницы Маргрит ван Бреворт именно потому, наверное, что русские всегда чего-то ждут: перемен к лучшему, счастья, солнца, хорошей погоды… Чего только мы не ждем и на что только мы не надеемся?!
В спектакле много танцевальных номеров, песен и плясок, смотрится он легко и весело - на одном дыхании. Но за всем этим разухабистым весельем скрывается серьёзный вопрос о сущности русского человека, о «загадочной русской душе», о нашем бездействии, безмолвии, безалаберности, праздности. Ведь так часто мы говорим себе: «Зачем что-то менять? Посижу, подожду». И если в начале спектакля «Ждун» умиляет, смешит, то постепенно к финалу этот образ обрастает такими страшными символами, что хочется плакать. А самое главное - стать лучше. Уйти от «Ждуна». Пусть он будет «не про меня».

Спектакль создан при поддержке Министерства культуры Свердловской области.

Действующие лица и исполнители

Постановка, сценография,
музыкальное оформление

Постановка, музыкальное оформление – Николай Коляда

 

Сценография – Артём Хабибулин
Хореография – Руслан Рамазанов
Ассистент режиссёра – Александр Сысоев


 

Всех персонажей «Горя от ума» можно встретить на современной тусовке / Новости города / Сайт Москвы

В театре «У Никитских ворот» — последняя премьера этого года. Спектакль «Горе без ума» представил 15 декабря его режиссер — художественный руководитель театра Марк Розовский. В его постановке Чацкий читает фрагменты «Апологии сумасшедшего» П.Я. Чаадаева, а Скалозуб появляется на сцене под помпезный марш, основной темой которого является знаменитый вальс А.С. Грибоедова.

Вокруг нас все та же фамусовская Москва

Как вы познакомились с произведением А.С. Грибоедова? Сколько времени прошло с момента возникновения идеи постановки «Горя без ума» до ее воплощения?

— Вся моя жизнь. И я не шучу. Мы изучали «Горе от ума» в школе, в восьмом классе. Учительница литературы предложила мне сделать доклад — еще перед тем как стала анализировать для нас великую пьесу. Он так и назывался — «О грибоедовской Москве». Так я начал углубляться в тему. Кстати, на Пушкинской площади когда-то действительно стоял Дом Фамусова, в котором, по легенде, происходили события пьесы.

Что же собой представляет фамусовская Москва? Те самые гости на вечеринке у Фамусова? Не на балу, а именно на дружеской вечеринке. Это то, что мы сегодня назвали бы словом, которое я не очень люблю, но оно точное, «тусовка», участники которой, включая хозяина дома, являют картину нравов того времени.

Картина актуальна и сегодня?

— Безусловно, в этих типажах можно разглядеть яркие признаки героев сегодняшнего дня. Буквально всех персонажей пьесы «Горе от ума» можно встретить и на современных тусовках. Я намеренно употребляю этот сомнительный термин. Нравы, которые Грибоедов точно и беспощадно описал двести лет назад, в еще более яркой, карикатурной форме существуют и сейчас.

Когда мы, приступив к постановке, разбирали с актерами пьесу, то в грибоедовском тексте я вдруг обнаружил некие посылы, которые писатель адресовал в XXI век. Обратимся, например, к образу Репетилова. Конечно, за всю историю русской театральной культуры было поставлено огромное количество спектаклей «Горе от ума» с многочисленными Репетиловыми. Казалось бы, проходящий образ, но я обратил на него внимание и понял, насколько Репетилов является обобщенным типажом. Сегодня я тоже вижу подобных персонажей довольно часто. Они часть сегодняшней «фамусовской Москвы». В этом смысле пьеса совсем не устарела.

Молчалины ведь тоже встречаются на каждом шагу?

— Это Чацкий был, есть и всегда будет редкостью, а молчалиных и сейчас хоть пруд пруди... Признаюсь: после того как я начал работать над постановкой комедии, мне стало довольно трудно общаться с некоторыми из знакомых, потому что они то и дело напоминали мне образы, созданные Грибоедовым. Они настолько узнаваемы, что вызывают мой внутренний смех!

Я следил, как воспринимают постановку молодые ребята

В вашей постановке не только текст грибоедовской пьесы…

— Я ввел в спектакль стихи Пушкина, фрагменты из «Апологии сумасшедшего» Чаадаева и переписки Пушкина и Чаадаева. Мой спектакль потому и называется «Горе без ума» — что сегодня интеллект стал менее востребован. Это одна из главных опасностей современности! Спектакль призван заострить на этой проблеме внимание. Великие тексты, такие как переписка Пушкина и Чаадаева, помогают в этом деле.

Спектакль начинается в фойе, где звучит фрагмент этой переписки. Почему вы решили сделать так?

— Да, существует пролог — чтение в фойе около наших так называемых пушкинских окон фрагментов переписки Пушкина и Чаадаева. Так мы пытаемся ввести современную публику в контекст пьесы Грибоедова. И прекрасно, что к нам уже пришла на спектакль молодежь — в огромном количестве! Я видел их лица, я специально следил, как реагируют на услышанное молодые ребята. Они очень живо воспринимают канонизированные школой тексты. Получается, что театр помогает взрасти зернам, посеянным на уроках литературы!

«Не люди звери»

Грибоедов был еще и композитором. И музыка его вальс идеально вписалась в постановку.

— Вальс Грибоедова лег в основу музыкального оформления спектакля. В разных мизансценах он и звучит по-разному: то как танго или щемящий душу плач, то как марш, траурный или помпезный, как при появлении Скалозуба. Было сделано замечательное переложение вальса для скрипки, флейты и фортепиано. В ремарке Грибоедова к пьесе указано, что звучат фортепиано и флейта. Так что это соблюдено.

Ближе к финалу актеры прячутся за масками животных. Почему вы решились на такой ход?

— «Не люди — звери». Есть такая опорная фраза у Грибоедова, она дает мне право на театральное воплощение озверения фамусовской Москвы. Артисты играют не только своих персонажей. Они в финале превращаются в знаковые фигуры, в поэтические фантомы. Так наша комедия переходит в трагикомедию или, скорее, в трагедию в чистом виде.

Премьера «Горя без ума» состоялась за две недели до Нового года. Что ждать зрителям в наступающем году?

— В наших первейших планах — мюзикл «Капитанская дочка» на музыку Максима Дунаевского. Мы получили грант от Департамента культуры Правительства Москвы на воплощение проекта. Я очень благодарен за это, потому что масштабная работа над постановкой такого мюзикла требует достаточно больших вложений.

Пушкинское произведение вроде бы знакомо каждому, но наша задача — проникнуть во все внутренние механизмы психологического и поэтического сюжета. Декорации уже готовы. Композитор работает над музыкой. Надеюсь, у этого спектакля будет счастливая судьба…

Журнал Театр. • Максим Керин сыграет Чацкого в «Горе от ума» Бородина

РАМТ объявил даты первых показов спектакля Алексея Бородина «Горе от ума». Премьера намечена на 4 и 5 февраля.

Напомним, премьерой грибоедовского «Горя от ума» на Большой сцене РАМТ планировал открыть нынешний театральный сезон — постановкой художественного руководителя, Алексея Бородина, хотели отметить столетний юбилей театра. Пандемия внесла коррективы: первыми спектаклями юбилейного сезона в РАМТе стали отложенные с весны премьеры, а долгожданная постановка «сценической поэмы» Грибоедова перенеслась на следующий календарный год. Первые показы «Горя от ума» намечены на 4, 5, 10 и 19 февраля.

О намерении поставить «Горе от ума» Алексей Бородин говорил неоднократно. Вероятно, в связи с частичными изменениями в составе исполнителей изменились и акценты, но ключевая мысль осталась прежней, и сейчас РАМТ в качестве анонса спектакля цитирует весеннее интервью Бородина «Театральной афише столицы»: «Грибоедов довольно зло и остро написал про компанию людей, которые очень держатся за способ жизни, где расставлены окончательные роли и приоритеты. Чацкий не готов принять такое положение дел, и все факты, события выталкивают его в никуда. Где он собирается найти оскорблённому чувству уголок — вот большой вопрос». Бородин настаивает на том, что за три года отсутствия Чацкого изменился близкий ему раньше по духу и по образу мысли Фамусов: принципиальным оказывается факт, что Чацкий обнаруживает радикальную перемену, попадает в новую ситуацию, которую он не готов принять. Бородин настаивает на том, что тема «сценической поэмы» — «противостояние с жизнью», и конфликт здесь — «противостояние времени и личности».

Играть эту актуальную историю будет целый ряд артистов театра — при этом большинство ролей, традиционно для РАМТа, репетируют несколько составов. Однако у исполнителей главных ролей, ключевого ансамбля, вторых составов нет: Чацкого репетирует Максим Керин, Фамусова — Алексей Весёлкин, Софью — Ирина Таранник, Лизу — Дарья Семёнова, а Молчалина — Даниил Шперлинг.

Вместе с Алексеем Бородиным над «Горем от ума» работает его постоянный соавтор, художник Станислав Бенедиктов, а также художник по свету Нарек Туманян, видеохудожник Владимир Алексеев и композиторы — Натали Плэже и Алексей Кириллов.

Горе от ума

Имя Бориса Грабовского не на слуху у ленинградцев и петербуржцев, однако он – один из тех, кто формировал повседневность великого города искусств, писал тихую историю или, можно сказать, малую историю Ленинграда. Борис Васильевич Грабовский родился в Севастополе, рано осиротел (отец погиб в ходе репрессий), оказался в Ленинграде накануне блокады, стал воспитанником духового оркестра при Военно-медицинской академии, считался сыном полка. Тогда же стал пробовать сочинять музыку и тогда же впервые услышал произведения Дмитрия Шостаковича, который стал его кумиром. Чуть позже шестнадцатилетний юноша решился отправить Шостаковичу письмо с фрагментами своих сочинений – и получил ответ с приглашением поступить к нему в аспирантуру Ленинградской консерватории.
На протяжении сорока лет Грабовский заведовал рубрикой «Новая песня» в авторитетном журнале «Нева», куда приглашал для публикации новых сочинений Андрея Петрова, Валерия Гаврилина – и заказывал песни менее известным молодым ленинградским авторам; условием всегда было наличие в тексте песни высококлассной современной поэзии. Фактически, Грабовский выступал куратором новых сочинений, иногда специально знакомя молодых музыкантов с известными ленинградскими поэтами.

Над оперой по пьесе Грибоедова композитор работал с перерывами с 1976 года.
Отдельные фрагменты «Горя от ума» были записаны в конце восьмидесятых на Ленинградском радио: впервые они прозвучали в передаче, посвященной Грибоедову. В записи участвовали солисты Кировского театра Валерий Лебедь (Чацкий), Евгения Гороховская (Софья), Владимир Панкратов (Фамусов), а также Валерий Стародубцев (Скалозуб).
Грабовский использует романтическую оперную модель: номерная структура содержит арии и дуэты, в сцене бала занят большой хор гостей, включены балетные номера. Однако «Горе от ума» – ностальгический взгляд на романтизм композитора конца ХХ века. Это ощутимо в музыкальном языке: салонная традиция времени Грибоедова, романсы и вальсы, пропущена сквозь фильтр сочинений Шостаковича, порой подана в диссонантном напряжении. Это чувствуется и в расстановке вокальных сил – по меркам XIX века это опера без героя, в ней нет благородного тенора, лишь два баса (Фамусов и Скалозуб) и тенор-фальцет (Молчалин), а партия Чацкого доверена баритону; женские партии написаны для драматического (Софья) и колоратурного (Лиза) сопрано.
Первое исполнение оперы, которую можно назвать opus magnum Грабовского, станет для автора подарком к 85-летию.
Богдан Королек

Горе ума | Статьи | Известия

220 лет назад родился Грибоедов. Другие думают, что 215 - сам-то он указывал разные даты, и если принять 1790-й, получится, что рожден он еще до официального брака родителей. Проще, видимо, было всю жизнь играть роль вундеркинда, в 12 лет поступившего в университет и в 15 закончившего. Обстоятельства его ранней молодости темны. Наиболее убедительная реконструкция его характера (разумеется, после пушкинской, в "Путешествии в Арзрум") дана Тыняновым, психологически ему близким, в гениальной автоэпитафии "Смерть Вазир-Мухтара". О том, насколько эта реконструкция точна, можно спорить. Бесспорно одно: "Горе от ума" и гибель при защите посольства заслонили все прочие факты его биографии. Эти факты - жизненный и литературный - странно между собою рифмуются: герой комедии влюблен в женщину, которая его не любит и его не стоит. Автор комедии состоит на службе у Родины, которая его не ценит и про которую он все понимает. И гибнет за нее - в битве совершенно бессмысленной, защищая беглеца Мирзу-Якуба, который ему никто.

"Горе от ума" не было бы великой пьесой, содержи оно только картину московского общества образца 1820-х годов, даром что картина эта меняется очень мало. Тут есть еще и чисто драматическая, бессмертная коллизия, которая и делает "Горе" сочинением, близким даже современному девятикласснику. Главная претензия к пьесе, высказываемая в разное время - независимо друг от друга - Пушкиным и Белинским (первым - в письме к А. Бестужеву, вторым - в специальной статье), заключается в психологической несообразности конфликта. "Все, что говорит он, - очень умно. Но кому говорит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно. Первый признак умного человека - с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подоб.", - пишет Пушкин, сам всю жизнь глубоко страдавший от непонимания людей, цену которым он знал отлично. "Трагикомизм нашего положения в том, что мы добиваемся признания в глазах людей, чье мнение презираем", - сказал Шопенгауэр, но позже. Правда, с тех пор как эту фразу процитировал Веллер, ее регулярно приписывают ему, и по стилю правда похоже, но Шопенгауэр тоже был ничего.

Белинский по молодости лет идет дальше - он вообще не находит в Чацком ничего, кроме пошлости, и полагает, что комедия сильно выиграла бы как картина нравов, если бы Чацкого выкинуть. Главное же - его смущает самая пружина действия: в Софью влюблен, надо же! Какой после этого ум?! "И что он нашел в Софье? Меркою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит, а Софья любит ограниченного человека без души, без сердца, без всяких человеческих потребностей, мерзавца, низкопоклонника, ползающую тварь, одним словом - Молчалина. Он ссылается на воспоминания детства, на детские игры; но кто же в детстве не влюблялся и не называл своею невестою девочку, с которою вместе учился и резвился, и неужели детская привязанность к девочке должна непременно быть чувством возмужалого человека? Буря в стакане воды - больше ничего!.." Эх, Виссарион Григорьич, либо ты не любил, либо тебе уж очень везло с избранницами.

Грибоедов попал в нерв: черта умного человека - изначально и неизбежно присущая уму, - увы, именно в этом. Высказываться перед теми, кто не может тебя понять; домогаться уважения тех, кого сам ты не можешь уважать ни при какой погоде; любить ту, которая способна полюбить кого угодно, кроме тебя, и, в сущности, мизинца твоего не стоит - знаменитого грибоедовского простреленного мизинца. Может ли быть иначе? Вряд ли. Потому что другое положение дел свидетельствовало бы уже о высокомерии, а оно весьма редко уживается с настоящим-то умом. Снобизм - иное дело, но редкий сноб умен в истинном смысле слова. Чаще он демонстрирует репетиловские черты - нахватался фраз, да и позиционирует себя, не особо слыша, что ему отвечают.

Горькая и странная эта пьеса - именно о том, как ум взыскует диалога. Он не живет в вакууме, по-щенячьи горячо набрасывается на собеседника, надеясь разагитировать, перевербовать его, хоть что-то доказать, попросту выболтаться. Не забудем: человек приехал из-за границы, долго жил среди чужих, потом намолчался в дороге, - что ему делать, как не обрушивать словесный водопад на первого встречного? Пушкина и Белинского смущает, что Чацкий не разобрался в Софье, которая, по пушкинскому определению, "не то ..., не то московская кузина". Скажите на милость, естественно ли для умного человека разбираться в предмете страсти? Это признак совсем иной души - расчетливой, опытной, пусть даже и тонкой, но Грибоедова интересует ум философский, чаадаевский, чацкий, адский, самоцельный, занятый вечными вопросами. Такому мудрецу в самом деле не понять, что у него под носом делается. И - в полном соответствии с рассказом О.Генри "Попробовали - убедились" - Пушкин влюбляется в Оленину, которая над ним откровенно смеется, а женится на красавице, которая при гостях невинно ему замечает: "Пушкин, как ты надоел со своими стихами!"

В том и штука, что Молчалин отлично все понимает про Софью, которую и называет "плачевной нашей кралей". И Лиза понимает. И Фамусов догадывается. А Чацкий - не видит, и потому нелюбовь Софьи для него - трагедия. Для Скалозуба, кстати, она бы никакой трагедией не была - потому что ему эту трагедию нечем чувствовать. Не любит - эка штука, вот по службе обошли - это да, Шекспир. Грибоедов точно подмечает ахиллесову пяту всякого большого ума: необходимость отклика, а в особенности - потребность в любви. Не дается ум холодным и самодостаточным существам, это, в сущности, точная иллюстрация к поговорке про бодливую корову. И это - один из фундаментальнейших законов, на котором держится мир: если бы злодеи были умны - о, в какой ад они давно превратили бы захваченный ими мир! Но злодеи недалеки, как правило: способности к пониманию и здравому анализу съедены тщеславием, мнительностью, заботой об имидже, бабле, карьере. А ум дается таким, как Чацкий, каким его, судя по мемуарам, играл у Мейерхольда Гарин: лирическим, пылким, рассеянным, инфантильным, небрежно одетым. (И кстати - прав был Мейерхольд, убрав из текста выбивающийся из этой концепции монолог про французика из Бордо.) Высчитывать, кому и что можно сказать, - молчалинская черта. Это Молчалин у нас знает, в какое время открывать рот, а в какое тебя все равно неправильно поймут. А ум рассыпает цветы своего красноречия где захочет - ему ведь нетрудно.

Горе ума - в том, что он не может априори признавать людей идиотами. В нем нет холодного презрения к тем, что много ниже, и температура его мира - не околоноля, а много выше. Горе ума - в вечном и обреченном поиске понимания, в монологах перед Фамусовыми и Скалозубами, в искреннем неумении и нежелании вести себя так, чтобы "блаженствовать на свете". Горе ума - в любви к Софье, потому что здраво оценивать возлюбленную - прерогатива буфетчика Петруши. Горе ума, наконец, - в трезвом осознании того, что представляет собой твоя Родина, и в бессмысленной попытке предложить ей здравый проект восточной политики. Любить ее, такую, тоже бессмысленно и небезопасно: "По духу времени и вкусу он ненавидел слово "раб" - за то попался в Главный штаб и был притянут к Иисусу". Но ничего не поделаешь: все эти бессмыслицы - непременная черта умного человека, этой немногочисленной, но, к счастью, неистребимой породы.

В этом - бессмертие Вазир-Мухтара, его горя и его ума.

Комедия «Горе от ума» открыла 170-й театральный сезон в Иркутском драмтеатре

Бессмертную комедию «Горе от ума.,:…!-?» Александра Грибоедова поставил на основной сцене Иркутского драмтеатра им. Н.П. Охлопкова главный режиссер Станислав Мальцев. В его интерпретации название не случайно содержит почти полный набор знаков препинания, ведь он пытается сценическими средствами освободить эту историю от стереотипов школьной программы. В итоге благодаря магии театра мы можем убедиться в том, что это произведение и сегодня звучит свежо и современно, а каждый зритель может поставить в конце свой знак препинания. Этим спектаклем здесь открылся 170-й театральный сезон.

Комедию Грибоедова «Горе от ума» я полюбил еще в школе, мне очень понравились эти гениальные стихи, которые уже давно разобраны на афоризмы, – рассказал Станислав Мальцев. – Когда я поступал в театральную студию, то выбрал монолог Фамусова. Наверное, с тех пор я и хотел поставить спектакль «Горе от ума». Мечту удалось воплотить в жизнь на иркутской сцене в юбилейный для театра год и в Год театра. Это одна из тех пьес, которые создали наш русский театр и русский язык. Словом, «Горе от ума» – вечная история.

В спектакле царит зима, и почти все время идет снег. Главный художник театра Александр Плинт и художник по костюмам Оксана Готовская погружают зрителей в сонное царство. Здесь головные уборы дам напоминают пышные ночные чепцы, а мундиры господ – домашние халаты. Жизнь похожа на заурядный сон, а чувства – холодны и рассудочны. В оформлении сцены преобладают холодные оттенки, и все вокруг заливает голубоватый свет. Однако все вдруг волшебным образом преображается, когда на сцене появляется Александр Чацкий (Алексей Орлов (I)). Он приносит в дом Фамусовых солнечный свет и чемодан с апельсинами, теплоту во взгляде и горячие чувства в сердце.

– «Горе от ума» – очень личная история для Грибоедова, которая касалась его семейных взаимоотношений, – отметил Станислав Мальцев. – Еще автор не любил зиму, а действие пьесы происходит в самое холодное время года, после Рождества. Отсюда возникло сценографическое решение с постоянно идущим снегом. И герои благодаря костюмам похожи на стаю птиц, которая пытается сохранить свой дом. Еще костюмы напоминают домашнее торжество, пижамную вечеринку, сонное царство, куда попадает Чацкий. Он их тормошит и тем самым раздражает, ведь люди, которые не хотят просыпаться, начинают раздражаться, когда их будят.

Но что находит он в доме своего детства? Его юношеская любовь Софья (Екатерина Константинова) – лицемерная и рассудочная барышня, которую лишь раздражают пылкие и остроумные речи Чацкого. Отец Софьи, Павел Афанасьевич Фамусов, слыша смелые рассуждения, считает его опасным заговорщиком. Несмотря на это, герой не теряет надежды обрести любовь, и на сцене оживают его воспоминания – появляются мальчик и девочка – Софья и Чацкий в детстве. Но сердца обитателей этого дома давно засыпало снегом формальностей и приличий, и Софья выбрала себе удобного жениха – умеренного и аккуратного Алексея Молчалина (Сергей Дубянский, Василий Конев). Отец же прочит ей в мужья настоящего солдафона – полковника Сергея Скалозуба (Антон Залетин). Чацкий не может поверить, что его возлюбленная отдала сердце кому-то из них.

По нашей версии Софья собирается выйти замуж за Молчалина, чтобы не выходить за Скалозуба, – считает Станислав Мальцев. – Они любили друг друга с Чацким, и эти чувства воскресают вновь, но Софье просто не хватило времени, чтобы определиться с чувствами. Кроме того, она находится в плену у своей семьи и не может пойти против воли отца.

Все заканчивается как в бреду. Софья на званом вечере объявляет Чацкого сумасшедшим. Герой и впрямь уже чувствует себя так, будто он попал в «желтый дом». Даже его старый друг Платон Горич (Александр Дулов, Алексей Лобанов), в уста которого Грибоедов вкладывает остроумные монологи о браке, верит в его безумие. В финале герой становится свидетелем того, как Софья разоблачает двуличного Молчалина, который за ее спиной ухлестывает за горничной Лизанькой (Анастасия Пушилина). Чацкий негодует. На его голос сбегается весь дом. А после коронной фразы Фамусова о том, «что же станет говорить княгиня Марья Алексевна», на сцену опускается огромное замерзшее окно, которое отделяет Чацкого от этого мира лжи и лицемерия.

– Из всех тем меня в этом произведении больше затронул вопрос семьи и то, почему самые яркие, чуткие и талантливые люди не нужны своей стране, а «Молчалины блаженствуют на свете», – подчеркнул Станислав Мальцев. Грибоедов сам разбирался со своей семьей, матерью. «День как жизнь» – это про Грибоедова.

Интересно, что текст комедии «Горя от ума», ее конфликты и сюжеты и сегодня кажутся современными. Таких фамусовых и молчалиных сегодня можно обнаружить в каком-нибудь государственном учреждении. Общественное мнение также ядовито и скоро на суждения, как и во времена Грибоедова, и чацких, людей с открытой душой и пламенным сердцем, по-прежнему не так уж много.

«Горе от ума» Александр Грибоедов


Александр Грибоедов
«Горе от ума»                                          12+

Комедия

   

Аннотация:

Ещё одно классическое произведение, которое всегда остаётся современным!

«Ба, знакомые всё лица!» Свидания, разочарования, господа, слуги, намёки, интриги и, наконец, бал!

Яркие, потрясающе смешные образы слагаются в невероятный калейдоскоп, а великолепная, образная музыка задаёт бешеный темп всему действию.

Интересно? Да! Смешно? Очень!

А ведь история о том, как скудоумные обыватели уничтожают искреннего, умного и честного молодого человека…

Классическая пьеса Александра Грибоедова в новом прочтении Сергея Ковальчика.

Действующие лица и исполнители:

Павел Афанасьевич Фамусов – заслуженный артист Республики Беларусь Александр Суцковер,
народный артист Беларуси Александр Ткачёнок
Софья – Вероника Пляшкевич, Инна Савенкова
Александр Андреевич Чацкий – Дэвид Разумов
Лизанька – Елена Стеценко
Алексей Степанович Молчалин – Егор Третьяков, Кирилл Никитин
Полковник Скалозуб Сергей Сергеевич – Алексей Качан
Наталья Дмитриевна Горич – заслуженная артистка Республики Беларусь Оксана Лесная
Платон Михайлович Горич – заслуженный артист Республики Беларусь Андрей Душечкин
Князь Тугоуховский – Андрей Дударенко
Княгиня Тугоуховская – Елена Пастревич
Графиня Хлестова – народная артистка Беларуси Ольга Клебанович, Татьяна Гаркуша
Графиня бабушка Хрюмина – Наталья Чемодурова
Графиня внучка Хрюмина – Виктория Ковальчик
Антон Антонович Загорецкий – Олег Коц
Г.N. – заслуженный артист Республики Беларусь Валерий Шушкевич
Г.D. – Павел Евтушенко
Репетилов –
Петрушка – Василий Гречухин
Слуги: заслуженный артист Республики Беларусь Эдуард Горячий, Александр Душечкин
1-я княжна – Ольга Здярская, Виталина Бидюк
2-я княжна – Александра Комиссарова
3-я княжна – Дарья Полякова
4-я княжна – Мария Матох
5-я княжна – Юлия Кадушкевич
Софья в детстве – Яна Жданович
Чацкий в детстве – Матвей Савенков

Постановочная группа:

Режиссёр-постановщик – заслуженный деятель искусств Республики Беларусь Сергей Ковальчик
Сценография – Алла Сорокина
Костюмы – Мария Герасимович
Композитор – Павел Якубчёнок
Хореограф-постановщик – Марина Дударева
Ассистент режиссёра – Татьяна Кухто

Премьера спектакля состоялась 29 и 30 декабря 2011 года.

Продолжительность спектакля 2 часа 50 минут с антрактом

СМОТРЕТЬ ТРЕЙЛЕР

Пресса о спектакле: «Рытуал жыцця» (Літаратура і мастацтва, 2012)

                                   «Чарли Чацкий»  (Заря, 2012)

                                   «"Гора ад розуму" - шчасце ад класікі»  (Звязда, 2012)

                                   «Думай, Чацкі, думай!» 1 стр., 2 стр., 3 стр., 4 стр., 5 стр. (Belarus.Беларусь, 2012)

                                   «Мільён мучэнняў, або Небарака Чацкі і разумнік Малчалін» 1 стр., 2 стр., 3 стр.,                                     4 стр.(Мастацтва, 2012)

                                   «"Мільён пакут" для "лішніх людзей"?»  (Звязда, 2012)

                                   «Чацкі... "па паняццях"?»  (Культура, 2012)

                                   «Алмазы Сергея Ковальчика»  (Минский курьер, 2012)

                                   «Чацкий перестал быть пророком»  (СБ, 2012)

                                   «У актеров Русского театра "Горе от ума"»  (Белорусская военная газета, 2012)

                                   «Любовь - горе уму?»  (Вечерний Минск, 2011)

                                   «Классические парадоксы истории»  (Советская Белоруссия, 2011)

Фотогалерея


«Говорить о горе в браке» Роберта Лоуэлла - Стихи

(Для Уоррена Уинслоу, «Мертвые на море»)

Пусть человек господствует над морскими рыбами и
над птицами небесными и животными и вся земля,
и все ползучие создания, движущиеся по земле.

I

 Солоноватоводный отмель у Мадакета -
Море все еще бушевало, и ночь
Вошли в наш Североатлантический флот,
Когда утонувший моряк схватился за сетку.Свет
Сверкнуло с его спутанной головы и мраморных ног,
Он схватился за сеть
Скрученными, ломающимися мускулами его бедер:
Труп был бескровным, испорченным красным и белым,
Его открытые, пристальные глаза
Были тусклые мертвые огни
Или окна кабины на мель остове
Тяжело от песка. Утяжеляем тело, закрываем
Его глаза и поднимают его к морю, откуда он пришел,
Где пяточная морская собака лает носом
На пустоте и на лбу Ахава; и имя
Заблокирован желтым мелом.
Моряки, бросающие это знамение в море
Где дредноуты должны признаться
Его дьявольское божество,
Когда ты бессилен
Чтобы загнать в мешки этот атлантический бастион,
Земной сотрясатель, зеленый, неутомимый, целомудренный
В его стальных весах: не проси орфейской лютни
Чтобы вернуть жизнь.Пушки стального флота
Отдайте, а затем повторите
Хриплый салют. 


II

 Всякий раз, когда дует ветер и его дыхание
Вздымается за оплетенные веревкой бастионы этого пирса,
Крачки и чайки дрожат при твоей смерти
В этих домашних водах. Матрос, ты слышишь
Морские крылья Пекода, бьющиеся о сушу, падают
С головой и сломайся о нашу атлантическую стену
Off 'Sconset, где плещутся рыскающие S-лодки
Колокольня с воздушными спинакерами,
Когда запутанный, визжащий основной лист очищается
Блоки: у Мадакета, где хлестают любберы.
Тяжелый прибой и бросают своих длинных свинцовых кальмаров
Для синей рыбы? Чайки моргают тяжелыми веками
В сторону моря.Крылья ветров стучат по камням,
Кузен, и кричи для тебя, и когти несутся
В горле моря и выжать его в слякоти
Из этого старого кладбища квакеров, где кости
Плачь в долгую ночь из-за раненого зверя
Поплавки на вельботах Ахава на Востоке. 


III

 Все, что вы получили от Посейдона, умерло
С тобой, мой двоюродный брат, и измученный рассол
Бесплоден на синей бороде бога,
Простираясь за пределы нас в замки Испании,
Западная гавань Нантакета.Кейп-Код
Пушки на приливе,
Взрыв угря о водяных часах
Из трюма и обратной промывки, мутить соль и песок
Крепление земных лесов, скала
Наши боевые корабли в руке
Великого Бога, где блюз покаяния времени
Что бы это ни было, эти моряки-квакеры потеряли
В сумасшедшей битве своей жизни. Они умерли
Когда время было открыто,
Деревянные и детские; остаются только кости
Там, в никуда, где их лодки были брошены
На высоте, где мореплаватели рассказывали легенды
IS, белоснежный монстр.Сколько это стоило
В этом их секрет. В пятне кашалота
Я вижу, как тонут квакеры, и слышу их крик:
«Если бы сам Бог не был на нашей стороне,
Если бы сам Бог не был на нашей стороне,
Когда Атлантика восстала против нас, почему,
Потом он нас быстро поглотил ». 


IV

 Это конец китовой дороги и кита
Кто изрыгнул кости Нантакета на разбитой набережной
И перемешал мутную воду до водоворотов
Чтобы отправить Pequod в ад:
Это конец им, дуракам на три четверти,
Рывок за соломинку, чтобы плыть
В сторону моря и в сторону моря на кита вертушки,
Извергая кровь и воду, катясь,
Больной как собака на эти атлантические косяки:
  Clamavimus , глубина О.Пусть воют чайки

Для воды, для глубины, где прилив
Что-то бормочет себе под нос, бормочет и уходит.
Волны валяются в своей воде, уходят и уходят,
Оставь только предсмертный хрип крабов,
Пляж увеличивается, его огромная морда
Сосать сторону океана.
Это конец бега по волнам;
Нас вылили, как вода. Кто будет танцевать
Мачтовый мастер левиафанов
Поднялись с поля квакеров в их необъятных могилах? 


В

 Когда внутренности кита идут и катятся
Его коррупция наводняет этот мир
За пределами покрытого деревьями Нантакета и Вудс-Хоул
И виноградник Марты, матрос, меч твой
Свистеть, упасть и утонуть в жире?
В огромной яме Иосафата
Кости плачут о крови белого кита,
Толстые сосальщики дуги и хлопают ушами,
Смертоносное копье вбивается в святилище, слезы
Голубые, как ружья, качели, вздымающиеся, как цеп,
И взламывает жизнь намотки: работает и тянет
И живот кашалоту разрывает на тряпки,
Куски жира разливаются по ветру и погоде,
Матрос и чайки ходят по дровам
Где утренние звезды поют вместе
И гром сотрясает белый прибой и расчленяет
В мачту забили красный флаг.Скрывать,
Наша сталь, Йонас Мессиас, на Твоей стороне. 


VI

НАША ЛЕДИ УОЛСИНГЕМ

 Там когда-то кающиеся сняли обувь
А потом прошел оставшуюся милю босиком;
И маленькие деревья, ручей и живые изгороди
Медленно по переулку английской жевательной,
Как коровы в старом храме, пока ты не проиграешь
Отслеживайте свою тянущую боль.
Ручей стекает под дерево друидов,
Водовороты Шилоа булькают и радуются
Замок божий.Матрос, ты был рад
И свистнул Сион у этого ручья. Но посмотрите:

Богоматерь слишком мала для своего балдахина,
Сидит возле алтаря. Нет красивости
вообще или очаровывать этим невыразительным
Лицо с тяжелыми веками. Как прежде,
Это лицо, на века воспоминание,
  Нестандартные породы, декор neque , г.
Без выражения, выражает Бога: это идет
Прошлая рокировка Сиона. Она знает то, что знает Бог,
Ни крест Голгофы, ни колыбель в Вифлееме
Теперь и мир придет в Уолсингем. 


VII

 Скрипит пустой ветер и дуб
брызги и брызги на кенотафе,
Дрожат сучья и багор
Бобс о несвоевременном ударе
Из смазанной воды, взрывающейся на мелководье.
В старом устье Атлантики.Это хорошо;
Атлантика, ты синих матросов засадил,
морские чудовища, восходящий ангел, нисходящая рыба:
Холостые и разъедающие, лишенные плоти
Март когда-то высокомерных, крылатых машинок для стрижки,
Атлантика, где ваш колокол-ловушка потрошит свою добычу
Вы можете резать солоноватые ветры ножом
Здесь, в Нантакете, и скоротать время
Когда Господь Бог сформировал человека из морской слизи
И вдохнул в лицо дыхание жизни,
И голубые легкие пошли на смерть.
Господь переживает радугу Своей воли.

Определение горя Мерриам-Вебстер

\ ˈWō \

—Используется для выражения горя, сожаления или огорчения

1 : Состояние глубокого страдания от несчастья, несчастья или горя.

Woe Is Me vs.Whoa Is Me - что правильно?

Фиксированные фразы - это комбинации слов, которые никогда не меняются. Они всегда появляются с одними и теми же словами в одном и том же порядке. Некоторые фиксированные фразы настолько стары, что, кажется, больше не имеют смысла, например, горе мне, .

Горе мне существует со времен древнеанглийского. Поскольку это фиксированная фраза, есть ли у нее варианты? А как насчет , я же ? Продолжайте читать, чтобы узнать больше об этой фразе.

В чем разница между «Горе мне» и «Кто есть я»?

В этом посте я сравню , горе мне, , и , а я, . Я обозначу правильную фразу с определениями и примерами предложений.

Я также добавлю мнемонику, которая поможет вам решить, писать ли whoa is me или woe me.

Когда использовать Woe Is Me

Что значит «горе мне»? Горе мне - это выражение страдания.Эта фраза означает У меня проблемы или У меня проблемы . Люди могут сказать горе мне , когда они переживают трудные времена, когда они о чем-то грустят или когда на жизненном пути их встречает препятствие.

Фраза архаична, и сегодня она в основном используется в иронии или самоуничижении.

Например,

  • «Горе мне, - воскликнул Салливан, - в этом магазине пончиков только наличные, и я принес только свою кредитную карту».
  • «Я застрял в Лас-Вегасе на дополнительную ночь, потому что мой рейс был отменен; горе мне, - написала Сара своему парню.
  • Я напомню себе, что меньше всего мой папа хотел бы видеть хандрую дочь, не говоря уже о хандрой, горе-мне невесте. - The Washington Post

Woe is me - это устоявшаяся фраза из древнеанглийского языка, которая пережила века, хотя остальной язык изменился.

Грамматика древнеанглийского языка немного отличалась, поэтому, хотя горе мне, был правильным несколько сотен лет назад, сегодня он выглядит неверным.Тем не менее, как фиксированную фразу, мы принимаем ее как стандарт, хотя она на самом деле не соответствует современным правилам.

Когда использовать Whoa Is Me

Что значит "Whoa is me"? Некоторые авторы, незнакомые с идиомой, могут использовать whoa is me , когда на самом деле имеют в виду woe is me .

Whoa - это восклицание , тогда как woe означает проблемы или раздоры, поэтому whoa is me не означает то же самое, что woe is me , фраза, которую ищут люди.

Как вы можете видеть на приведенном ниже графике, whoa is me настолько широко признан неверным, что, согласно программе просмотра Google Ngram, ни один английский писатель не использовал его в опубликованной книге в течение как минимум двух столетий:

На этом графике показано: , это я, , и , горе мне, на английском языке с 1800 года, но, согласно этим данным, whoa is me никогда не использовался, поэтому он даже не отображается на диаграмме. .

Другими словами, избегайте этого, как чумы.

Как запомнить разницу

Никогда не используйте , ну это я . Горе мне - единственно верная версия этой фразы, хотя сегодня она выглядит странно.

Слово горе содержит O и E , две буквы, с которых начинаются слова Древнеанглийский . Поскольку фраза « woe is me » - это пережиток древнеанглийского языка, эта мысленная связь может помочь вам вспомнить, что « woe is me » верна.

Сводка

Горе мне или эй? Горе мне - фраза, означающая Я в беде или На меня выпали проблемы . Whoa is me - это ошибка, основанная на произношении whoa и woe .

Таким образом,

  • Использование горе мне .
  • Избегайте эй .

Фанни Хоу читает и обсуждает «Действия молодежи» Джона Винерса

Фанни Хоу читает и обсуждает «Действия молодежи» Джона Винерса.

Действия молодежи

 И с большим страхом обитаю среди ночи
Какие крушения разума меня ждут, какие наркотики
Чтобы притупить чувства, то немногое, что у меня осталось,
что еще можно забрать?

Страх путешествовать, будущего без надежды
или буй.Я должен уйти отсюда и посмотреть
что без меня нет страха: что он внутри
если это не будет внезапным действием или бедствием

посадить меня в больницу, полное крушение, без
снова память; или, что еще хуже, за решеткой. Если
Я мог просто уехать из страны. Какое-то место
где можно спокойно съесть лотос.

Ибо в этой стране ужас, ждет бедность; или
Я отмеченный человек, моя жизнь будет уроком
или опыт тем молодым, кто ступил бы
тот же путь, без Бога

если он не один из правосудия, чтобы отомстить
о деяниях, совершенных в молодом возрасте при не-
должное влияние или обстоятельства.О, у меня есть
всегда видел свою жизнь как драму, узорчатую

после тех, кто встретил катастрофу или гибель.
Мой разум забирают меня.
Я уже был над пропастью. Какие
это звон в ушах, который говорит мне

все близко, только рев зимнего ветра.
Горе тем бомжам, которые в эту ночь отсутствуют.
Горе тем преступлениям, от которых мы
может уйти невредимым.

Поэтому я включаю свет
И кольца дыма поднимаются в воздух.Не думай о будущем; здесь ничего нет.
Но формула, из которой состоит все великое искусство.

Боль и страдания. Дай мне силы
терпеть, входить в те места, где
великие животные в клетке. И мы можем жить
в мире с ними. Невеста на ношу

что ни один бог не навязывает, но знает, что у нас есть средства
чтобы поддерживать его силу до конца наших дней.
Для этого мы созданы; для этого
мы созданы. Пока не наступили темные часы.И мы снова встаем на рассвете.
Бесконечные частицы божественного солнца, сейчас
поклонялись в смолях ночи. 

—Джон Винерс

Права и доступ

Из Избранных стихотворений, 1958-1984 гг. Джона Вайнерса, отредактированного Раймондом Фой.

Перепечатано с разрешения Black Sparrow Books, отпечатка Дэвида Р.Годин, Издатель, Инк.

Авторские права © 1986, Джон Вайнерс.

Комментарий

Я не думаю, что этот поэт был бы против того, чтобы женщина читала его произведение вслух, так же как эта женщина не возражала бы, чтобы мужчина читал мои стихи вслух. Стихи Джона Винерса - средство, с помощью которого он спасает себя. Стихи облегчают его страдания, поскольку они предлагают ритм в ритуале письма, который перекликается с лирическим образом мышления.Его строки несут в себе противоречия и петли, которым он не мешает. Стихотворение - это ответ на вопросы, которые оно задает, но не имеет места для отдыха. Поэма бездомная. Не стоит ожидать, что сочувствующий читатель кивнет вместе с ним, или зал, полный вопрошающих поэтов или критиков, которые вздохнут. Винерс полностью личен, внутренне: человек, чье одиночество является единственным присутствием, которое он может распознать. Очертить очертания этого одиночества - значит увидеть его как нечто воплощенное во тьме, которое само по себе излучает кусочки света.Он обнажается, чтобы отчетливо слышать собственный слух.

Он слышит не только себя, но и тех, кто снаружи, беспомощных и брошенных. Он говорит о неудачах в этой стране и о католической идентичности, которая загадочна для людей, не понимающих ее кодов. Бессонница порождает самоубийство и страх. Что я сделал с собой и что со мной сделают? Из-за поступков юности поэт пострадал, но будет ли он за это наказан? Будет ли его местом назначения больница или, что еще хуже, тюрьма? Как он пишет: «Ибо в этой стране ее ужас, бедность; или / я отмеченный человек, моя жизнь должна быть уроком / или опытом для тех молодых, которые пошли бы / тем же путем без Бога.Эти вопросы неизменно ведут его вовне, к другим, к тем беднякам, которых он предпочитает. «Горе бездомным, которых нет дома этой ночью». Именно они вызывают онтологические вопросы, которые он несет с собой из стихотворения в стихотворение. В Америке есть такое понятие, как средний класс, который живет как толстое стекло, но он к нему не относится.

Винерс включает в свои стихи Бога как знающего, а не как того, кто действует как судья, мститель, священник или помощник. Знающий присутствует и бездействует, как и фигура одиночества, которая делает заметки в сторонке.Бог и одиночество - одна форма и одна сила. "Бог . . . знает, что у нас есть средства, чтобы поддерживать его силу до конца наших дней ». Эта сила всегда страдает, а также, благодаря особенностям его приговора, является «невестой на ношу». Окончательная личность католика - это тот, кто пишет стихи Винерса. Это тождество мистиков, достигнутое через деградацию и смирение и завершившееся как «частица божественного солнца, которой сейчас поклоняются в ночных смолах». Это ослепительно материально.

Поэма комментатора

проезд

 Какая еще пустая мать
но талия за свитером
вязал, чтобы соответствовать ей в пятьдесят, шестьдесят, больше?
Взрослый любит музыку своего времени.
Центр Лондона стоит позади нее
и дальше, поле ячменя
его зеленые стручки раскрываются.
Две паломнические розы и две Роза Глаукас
и еще двадцать она знает по имени.

*

Ты никогда не сможешь
убедить одного человека, что другой
лжец.Люди предпочитают лжеца.

Честно говоря, с полным знанием дела.

Люди предпочитают безжалостную власть
потому что тогда они чувствуют себя в безопасности, и они есть.
Он кажется таким уверенным, он так уверен
он мог быть матерью.

*

Ее внучка отчаянно возилась
с пряжкой на ее красном кошельке
на пороге склонив голову
стыдно плакать на прощание.

*
Дай бог мне вечность
чтобы завершить этот путь:

Тот же через четыре дня
взбитый на ветру Дидко

у атомной электростанции.Магазины и подъемники
в торговом центре тамплиеров.

Сидя на стене
возле банка в ожидании ребенка. 

—Фэнни Хоу

Мнение | «Горе тебе», - говорят белые люди. Что нам нужно, так это средство правовой защиты.

Сегодня Нортсайд примерно наполовину черный, на четверть - хмонг, а на четверть - все остальное.Это район, где царит бедность и насилие, но это не определяет нас.

Нортсайд - это место, где Джимми Джем и Терри Льюис создали Миннеаполисский саунд, который позже прославил Принц. Нортсайд был домом для недооцененного, но гигантского деятеля гражданских прав и организатора профсоюзов Нелли Стоун Джонсон. Когда они приехали, моим родителям сказали, что это «капюшон», но из Детройта это было единственное место в городе, где они чувствовали себя комфортно, воспитывая нас.

В 2015 году в статье Atlantic под названием «Чудо Миннеаполиса» говорилось, что «ни одно другое место» в Америке «не сочетает так хорошо доступность, возможности и богатство». Но это богатство всегда ускользало от жителей Нортсайда. И под «ускользнувшим» я, конечно же, имею в виду, что это было отвергнуто.

Миннеаполис не уникален в использовании красных и ограничительных соглашений, которые не позволяли чернокожим владеть собственностью. Миннеаполис не уникален в использовании строительства автомагистралей для уничтожения черных кварталов. Миннеаполис не уникален тем, что размещает свои худшие загрязнители в своих черных и коричневых кварталах и рядом с ними.И, к сожалению, мы не уникальны в том, что серьезно не пытаемся найти средство от этого вреда.

В Миннеаполисе наблюдается одно из худших различий между успехами черных и белых в Америке. Разрыв в уровне образования, богатстве и заработной плате, а также в собственности на жилье не должен быть таким большим, тем более в месте, столь благополучном для белых людей. Следует отметить, что различия между белыми и латиноамериканцами, а также между белыми и выходцами из Юго-Восточной Азии также невероятно выражены здесь. И следует вдвойне отметить, что коренные американцы - самые бедные жители города.Чернокожие - не единственные, кто остался позади в «чуде Миннеаполиса».

Во время каждого кризиса белые люди из лучших побуждений проводят здесь ритуал признания огромного неравенства в городе, но мы слышим одно и то же «горе тебе» в течение долгого времени. Как будто люди думают, что простое признание - это , работа . Но поскольку Северный Миннеаполис готовится приготовиться к мрачному будущему, которое показали нам Детройт и Милуоки, количество погибших говорит о том, что признания ничего не значат.Я хочу вернуть нас к понятию , лекарство .

Когда я пришел в городской совет два года назад, я сосредоточился на жилищной стабильности и экологической справедливости. В прошлом году мы стали первым городом в стране, отказавшимся от зонирования на одну семью, что сделало возможным увеличение количества единиц жилья. Мы прошли инклюзивное зонирование, согласно которому на каждый проект требуется процент доступного жилья. Мы с президентом Совета переписали наш подход к инспектированию жилья, чтобы больше сосредоточиться на создании условий для жизни, а не только на выдаче цитат.Это позволило нам удержать арендаторов на месте, в то время как их домовладельцы несут ответственность за безопасные и достойные условия - предложение, которое ранее было сделкой либо-либо.

Горе от ума - суть имени. Значение названия комедии А.С. Грибоедов "Горе от ума

"

Значение названия комедии А.С. Грибоедов "Горе от ума"

А.С. Грибоедов, дипломат, талантливый поэт, композитор, вошел в историю русской литературы как автор единственной блестящей комедии «Горе от ума».

Человек с прекрасным образованием и гениальным складом ума, Грибоедов посвятил свою жизнь служению Родине, считая: «Чем просвещеннее человек, тем полезнее его Отечество». Близкое знакомство с декабристами и разделение их идей и ненависти по отношению к самодержавно-крепостному строю многое дали поэту. Однако он не верил в революционный способ изменения российской действительности и в счастливый исход заговора декабристов. Раннее, малоизвестное творчество Грибоедова было тесно связано с драматургией.Писатель в соавторстве с П.А. Катениным («Студент»), А.А. Шаховским и Б.М. Хмельницким («Своя семья или замужняя невеста»), Гендре («Притворная измена», блестящий перевод комедии Дж. Барта). .. Первое самостоятельное произведение писателя - комедия «Молодые супруги» - вольная обработка известного сюжета французского драматурга К. де Лессера.

Основная тема произведения - изображение действительности, как она есть. есть: развращенность нравов и жизненных устоев разлагающегося дворянства и печальное, во многом несправедливое положение продвинутого человека, оказавшегося в такой среде.Проблемы, поставленные автором в работе, действительно серьезные. Они касаются положения русского народа, принципов воспитания и образования, отживших и устаревших, самодержавия и идентичности России. Многие из них поднимались ранее в работах других авторов того времени, но большинство из них так и не получили своего логического решения.

Название любого произведения является ключом к его пониманию, оно содержит указание (прямое или косвенное) на основную идею, проблему, поставленную автором.Название комедии А. Грибоедова «Горе от ума», пожалуй, позволяет увидеть в конфликтности пьесы необычайно важную категорию, а именно категорию разума. Источник этого выражения, лежащего в основе названия и первоначально звучащего как «Горе разуму», восходит к русской пословице, в которой противостояние умного и глупого закончилось победой глупого. Конфликт умных и глупых

был важен и актуален для комиков, предшествовавших А.С. Грибоедов, принадлежавший к школе классицизма (например, присутствует в комедиях Мольера, Бомарше). В «Горе от ума» этот конфликт выглядит иначе, здесь он переосмыслен. Современники не могли не почувствовать этого, поэтому было несколько мнений, например, И.А. Гончаров и А.С. Пушкин, о Чацком и о том, кто по замыслу Грибоедова является носителем разума в комедии. Гончаров писал в своей статье «Миллион мучений»: «Грибоедов сам приписывал горе Чацкого своему разуму, а Пушкин ему вовсе отказывался.Но Чацкий не только умнее всех людей, но и положительно умен. «Пушкин же в письме к Бестужеву все-таки сказал, что« умный актер »в комедии - Грибоедов, а Чацкий всего лишь« пылкий, благородный и добрый человек », проведший какое-то время с очень умным человеком ( именно с Грибоедовым) и была пропитана его мыслями, остротами и сатирическими репликами. «Итак, что такое ум в комедии Грибоедова и кто в ней умный человек? Ум теоретически добродетель.в ранний период это качество никогда не было недостатком (Филинт, умный человек, рассуждает в «Мизантропе» Мольера; вкусности - Стародум, Правдин в «Малом» Фонвизина и т. д.). Напротив, авторы высмеивали дураков (например, Митрофана у Фонвизина). Важно отметить, что именно соблюдение меры во всем считалось умом (поэтому для Мольера умный Альцест не является идеалом, достойным подражания). Именно Молчалин, а не Чацкий, обладает умом и чувством меры.Ум Молчалина служит хозяину и всемерно ему помогает, а ум Чацкого (а «умом, остроумием», как говорит И.А. Гончаров) только болит, для окружающих он сродни безумию, это он его сводит ». Миллион мучений ». Приятный ум Молчалина контрастирует со странным и возвышенным умом Чацкого, но это уже не противостояние ума и глупости. В пьесе А.С. Грибоедова, ее конфликт основан на противостоянии разного типа ума.«Горе от ума» - комедия, вышедшая за узкие рамки классицизма.

Категория разума связана с философским содержанием пьесы, наличие такого пласта просто невозможно в комедии классицизма, ориентированной на уже заданные абсолютные истины. В своем произведении А. Грибоедов ставит вопрос о том, что такое разум. Практически у каждого героя есть свой ответ, почти каждый говорит об уме (Фамусов:

«Скромно, но только проказа и ветер на уме»; Софья: «Остер, умница, красноречивая, / Ах, если кто кого любит. , / Зачем искать ум и так далеко путешествовать »и т. Д.), но это высказывания другой серии. У каждого героя есть свое представление о разуме, которое он обосновывает в ходе своего появления в спектакле, поэтому комедия отнюдь не сводится к четкому разграничению представителей высшего общества и Чацкого с целью раскрытия разума. . В пьесе А. Грибоедова нет эталона ума, значит, и в ней нет победителя. Комедия дает Чацкому лишь «Миллион мучений» и оставляет, видимо, для Фамусова и его собратьев то же положение, в котором они находились, ничего не говоря о последствиях борьбы.«Чацкий отличается от окружающих не тем, что он умнее, а тем, что он более человечен, более чувствителен (« чуткий, веселый, резкий », как говорит Лиза). Для Чацкого есть две взаимоисключающие категории: разум и чувство (он говорит Софии, что его «разум и сердце расстроены»; описывая Молчалина, он снова различает эти понятия: «Пусть у Молчалина живой ум, храбрый гений, / Но есть ли в нем эта страсть? это чувство? этот пыл? .. »Чувство, на самом деле, оказывается выше светского, изощренного ума (Чацкий в конце пьесы говорит:« Я бегу, не оглядываюсь, я Пойду осмотрю мир, / Где обиженное чувство угол! », то есть убегает не для защиты своего одинокого ума, а для того, чтобы забыть о нанесенных ему оскорблениях.) Любовная драма как бы становится выражением идейного одиночества героя. «Его личное горе было вызвано не одним умом, а скорее другими причинами, в которых его ум играл пассивную роль, и это дало Пушкину повод отрицать его в своем сознании. «Горе от ума» Чацкого в том, что его разум резко отличается от разума, узнаваемого в свете, но чувством («У него есть и сердце, и, более того, он безупречно честен»), как говорит в статье И.А. Го Нчаров. «Миллион мучений», он, тем не менее, привязан к обществу, в котором он вращается, в какой-то степени в зависимости от мнения мира.

Название пьесы А.Грибоедова «Горе от ума» содержит чрезвычайно важный вопрос: а что думает сам Грибоедов. Писатель не дает прямого ответа на этот вопрос, и это свидетельствует о переосмыслении традиций классицизма. Назвав Чацкого «умным», А. Грибоедов перевернул все с ног на голову, высмеяв старое понимание такого качества в человеке, как ум. А. Грибоедов показал человека, полного просветительского пафоса, постоянно натыкающегося на нежелание понимать его, что вытекало именно из традиционного понятия «благоразумие», которое в «Горе от

ума» ассоциируется с определенной социальной и политической программой.Комедия А. Грибоедова, исходя из названия, адресована отнюдь не к Фамусовым, а к Чацким - смешным и одиноким («один умный человек на 25 дураков»), с рациональностью стремления изменить мир не подвержены быстрым изменениям. А. Грибоедов создал нетрадиционную для своего времени комедию. Он обогатил и психологически переосмыслил образы героев, внес в текст новые проблемы, несвойственные комедии классицизма. Однако, хотя его метод близок к реалистическому, писатель все же не достигает реалистичности в целом, показывая персонажей, повседневную жизнь, социальную среду и все глубокие проблемы, скрытые в обществе того времени.

Яркий, образный, афористический язык комедии до сих пор делает произведение интересным для современного читателя ... Ни в русской, ни в зарубежной литературе нет такого произведения, которое бы искрилось таким обилием крылатых слов и выражений. В КАЧЕСТВЕ. Пушкин так отзывался о мастерстве Грибоедова: «Я не говорю о стихах: половина должна войти в пословицу». Ловкие фразы не только украсили текст произведения, органично вплетались в него и вытекали из него, но и стали богатством русского языка, ушли «в народ».

Актуальность комедии до сих пор неоспорима. Молчаливые люди блаженны в этом мире. Типичные люди они и сейчас встречаются только в масках приличия, с поведением, делающим их менее заметными в толпе, и с новой «полировкой», которой жадны современные Софии.

Имя каждого комедийного персонажа стало нарицательным. Существование таких изображений в реальной жизни, к сожалению, не вызывает сомнений. Взять, к примеру, Репетилова, самого никчемного, ненужного для общества человека, который, однако, был принят в него благодаря своим блестящим способностям - умению «прилепиться» к более умному человеку и питаться его мыслями и идеями, извращая их и присвоение им авторства.Недаром в его уста вложили окрыляющую фразу:

«Да, умный человек не может не обмануть».

«Горе от ума» было величайшим произведением такого рода для современников. До сих пор его образы живы, герои и сюжеты существуют бок о бок с реальностью. Иногда становится страшно заглядывать в будущее.

- проходят века, сменяются поколения, но комедия Грибоедова продолжает оставаться, потому что человеческая мысль и человеческие суждения во многом консервативны.А судьи кто? Постоянные Фамусовы и Молчалины. Чацкие? Их много, но они занимают то же место, что и несколько веков назад. Они могут критиковать, вполне справедливо и обоснованно, они могут критиковать закостенелые и ветхие, но не менее вульгарные социальные условия. Но дальше критики дело обычно не выходит, и выход один: бежать, как главный герой комедии.

Вон из Москвы!

Я здесь больше не наездник.

Бегу, не оглянусь

Собираюсь осмотреть мир

Где обиженным есть уголок для чувств ».

Вечное творчество Грибоедова останется таковым не только благодаря своей особой остроте и актуальности, но и благодаря блестящей имиджевой серии, идеально наложенной на современное общество:

Ну и мяч! Ну Фамусов!

Я умел называть гостей!

Какие-то уроды с потустороннего мира,

И не с кем поговорить и не с кем танцевать.

Комедию Грибоедова «Горе от ума» восхищались, восхищались, хвалили и копировали от руки.И с не меньшей энергией - ругали и ругали.

И больше всего спорили о Чацком, что вполне понятно: он - главный герой ... Непонятно было другое: умный ли он был? Или, другими словами, это душевная скорбь?

В январе 1825 г., отвечая на критику Павла Александровича Катенина, Грибоедов писал ему: «Вы находите главную ошибку в плане: мне кажется, что он прост и ясен по назначению и исполнению - сама девушка не глупая, она предпочитает дурака разумному человеку (не потому что так, чтобы разум наших грешников был обычным, нет! А в моей комедии на одного здравомыслящего человека двадцать пять дураков) - и этот человек, конечно, в противоречии с обществом, с теми, кто его окружает, его никто не понимает, никто не хочет прощать, почему он немного выше других ».
Так выглядел Грибоедов на своего героя. Но Александр Сергеевич Пушкин, гениальный поэт и гениальный читатель, оценивал ситуацию иначе. В январе того же 1825 года он поделился с князем Петром Андреевичем Вяземским: «Чацкий совсем не умный человек, а Грибоедов очень умный». В другом письме Александру Александровичу Бестужеву он уточнил: «Вы знаете, кто такой Чацкий? Пылкий, благородный и добрый парень, который провел какое-то время с очень умным человеком (а именно с Грибоедовым) и был пропитан его мыслями, остротами и сатирическими репликами.Все, что он говорит, очень умно. Но кому он все это говорит? Фамусов? Скалозуб? На балу московских девушек? Как чалин? Это непростительно. Первая примета умного человека - с первого взгляда знать, с кем имеешь дело, и не бросать бусинки перед Репетиловым и им подобным.

Михаил Александрович Дмитриев, рассердившийся на Грибоедова за его комедию «Московский старожил», высказался резче: «Господин. Грибоедов хотел представить умного и образованного человека... Но мы видим в Чацком человека, который клевещет и говорит все, что приходит в голову. Чацкий - не что иное, как сумасшедший, который находится в компании совсем не глупых, а необразованных людей и умнеет перед ними, потому что считает себя умнее. Чацкий, который должен быть

самым умным человеком в пьесе, представлял собой наименее разумную «Орест Михайлович Сомов не соглашался с Дмитриевым, потому что считал, что Грибоедов» представил в лице Чацкого умного, пылкого и доброго молодого человека, но не совсем свободен от слабостей: их в нем две - высокомерие и нетерпеливость ».Белинский ругал и Грибоедова, и его героя - Чацкого: «Это просто крикун, фразер, идеальный шут, оскверняющий все святое, о чем говорит на каждом шагу. Неужели это действительно значит войти в общество и начать ругать всех дураками и скотами, значит быть глубоким человеком? Это новый Дон Кихот, мальчик на палке верхом на лошади, который воображает себя сидящим на лошади. «Кто-то высоко оценил эту комедию (здесь я должен сказать о совпадении взглядов Белинского и Михаила Дмитриева), кто сказал, что это горе - не только от ума, но и от сообразительности.Мы ясно видим, что поэт не в шутку хотел изобразить в Чацком глубокое противоречие между человеком и обществом, и оказалось, что черт знает что? «Позже взгляды Белинского стали меняться -« от порицания к восхищению ».

Аполлон Александрович Григорьев писал о Чацком с восхищением, а точнее, с явной симпатией. Впервые в русской литературе он приблизил героя комедии. Федор Михайлович Достоевский тоже считал Чацкого декабристом, но, в отличие от Герцена, выводы из этого были другие: «Чацкий - декабрист.Вся его идея состоит в отрицании прежнего, недавнего, наивного поклонения. Все обнюхивали Европу и любили новые манеры. Просто манеры, потому что суть богослужения и подобострастия в Европе одинакова », - отметил Достоевский, размышляя об оторванности Чацкого от устоев русской жизни.

Сложно сказать, насколько слова героя «Весов» Шатова соответствуют взглядам Достоевского, но в подготовительных материалах роман в его устах имеет уникальную в своем роде оценку: «Чацкий, как ограниченный дурак, не понимал, насколько сам глуп.«Долгое время эти суждения хранились в бумагах Достоевского и, естественно, долго не были известны. Грибоедов создал нетрадиционную для своего времени комедию. Он обогатил и психологически переосмыслил характеры героев и традиционные для него проблемы. комедия классицизма, его метод близок к реалистическому, но все же не достигает реализма в целом.

Проблема разума и безумия актуальна во все времена. Умные, прогрессивные люди своего времени часто оставались непонятыми современниками и объявлялись сумасшедшими.Так общество отреагировало на идеи, противоречащие общепринятым идеям, которые проповедовали прогрессивные люди своего времени. Неслучайно Грибоедов затрагивает эту проблему в своем творчестве. Его комедия «Горе от ума», написанная накануне декабрьского восстания, повествует о развитом уме и реакции общества на него. Первоначальное название комедии было «Горе от ума», затем автор заменил его на «Горе от ума». Главный герой Чацкий еще не появился в доме Фамусовых, но идея безумия связана с негативным отношением к образованию и просвещению.Итак, Фамусов говорит: «А хорошего в чтении мало».

Позже все персонажи комедии выскажутся по этому поводу, каждый выдвинет свою версию безумия Чацкого, но все общество придет к одному выводу: «Обучение - это чума, обучение - причина». Фамусовское общество избавится от Чацкого, объявив его сумасшедшим, не приемлет обвинительных речей, клеймящих их образ жизни, и изберет сплетни в качестве оружия. Фамусов, как типичный представитель своего общества, имеет собственное мнение об уме и интеллигентном человеке.

Для него умный человек практичен, житейский мудрец ... Хотя он не отказывает в уме Чацкого, но тем не менее считает Скалозуба более подходящей партией для Софии: «Солидный человек и признаки тьмы подобраны. отличия, не по годам и завидное звание, а не сегодня завтра генерал ". В разговоре со Скалозубом московский господин говорит об опасности, исходящей от таких умных людей, как Чацкий.

Кроме того, Чацкий злоупотребляет полученными знаниями.Все должно быть направлено на достижение званий, соблюдение традиций; они должны жить «как отцы».

Фамусов выдвигает свой идеал умного человека. По его мнению, это Максим Петрович, достигший высоких рангов и высокого положения в обществе благодаря своему практическому уму, умению «нагибаться», когда нужно «подавать». Сам Фамусов таких высот не достиг, а потому ругается с князьями Тугоуховским и Скалозубом. Молчалин, секретарь Фамусова, тоже олицетворяет практический ум.Это заметил Чацкий: Молчалин! - Кто еще так мирно все уладит!

Вот его погладит мопс! Вот вовремя потереть карту! По натуре Молчалин - маленький человек, стремящийся любыми способами достичь заветной цели в жизни, смысл которой сводится к «брать награды и веселиться». В своей практике он следует заветам своего отца - «угождать всем без исключения», но в то же время считает, что «в свои годы он не должен решаться на собственное суждение», так как «он мал в себе». ряды.«

Он любит Софию «по положению» и успокаивает рассерженную Хлестову игрой в карты. По словам Чацкого, Молчалин «дойдет до степени известного, потому что нынче любят немых». Чацкий - полная противоположность Молчалину, несмотря на то, что они оба молоды.

У героя пылкий, страстный характер. Он готов всем пожертвовать ради своих идеалов, наполненных гражданским смыслом.

Он хочет служить "делу, а не людям.«Для Чацкого разум и правда, правда и честь - главные жизненные ценности ... Герой выступает против воспитания, принятого в обществе Famus, когда они стремятся« набирать учителей из полка, в большем количестве, по более дешевой цене ». Ему не чужды патриотические чувства, поэтому его раздражает «слепое подражание» всему чужому.

Чацкий выражает свои мысли в обвинительных речах, направленных против устоев общества Famus ... Его монологи, ораторские по стилю, свидетельствуют об образованности и просвещенности главного героя, поэтому в них так много афоризмов.Ум Чацкого - это ум передового человека, поэтому инертное общество не принимает его взгляды и идеи, поскольку они противоречат образу жизни старого московского дворянства. Любовь Чацкого к Софии не случайна, ведь у нее тоже есть ум. Но ум Софии практичен.

Выберите только ОДНУ из предложенных тем для сочинения (2.1–2.4). В форме ответа укажите номер выбранной вами темы, а затем напишите эссе объемом не менее 200 слов (если объем эссе менее 150 слов, то оно оценивается в 0 баллов).

Опирайтесь на позицию автора (в сочинении на тексты песен учитывайте авторский замысел), формулируйте свою точку зрения. Аргументируйте свои тезисы на основе литературных произведений (в сочинении на лирику необходимо проанализировать как минимум два стихотворения). Используйте литературно-теоретические концепции для анализа произведения. Продумайте состав сочинения. Пишите сочинение четко и разборчиво, соблюдая нормы речи.

Пояснение.

Комментарии к эссе

2.1. Каковы роли положительных персонажей в комедии Д. И. Фонвизина «Минор»?

Стародум - один из главных героев пьесы Фонвизина. В своем мировоззрении он является носителем идей русского дворянского Просвещения. Стародум служил в армии, храбро сражался, был ранен, но не попал в награду. Его получил его бывший друг, граф, отказавшийся идти в армию. Выйдя на пенсию, Стародум пытается служить при дворе. Разочарованный, он уезжает в Сибирь, но остается верным своим идеалам.Он идейный вдохновитель борьбы с Простаковой. На самом деле он действует в имении Простаковых не от имени государства, а «по душе» официального Правдина, соратника Стародума. Успех Стародума определил решение Фонвизина издать в 1788 году сатирический журнал «Друг честных людей, или Стародум».

Положительные персонажи очерчены драматургом несколько бледно и схематично. Стародум и его соратники учат со сцены на протяжении всего спектакля.Но таковы были законы драматургии того времени: классицизм предполагал изображение героев, несущих монологи-поучения «от автора». За Стародумом, Правдином, Софией и Милоном стоит, конечно, сам Фонвизин с его богатым опытом государственной и придворной службы и безуспешной борьбой за свои благородные просветительские идеи.

2.2. Какие особенности лирики А.К. Толстого позволяют назвать ее романтической?

Романтизм - художественный прием, сформировавшийся в начале XIX века.Для романтизма характерен особый интерес к личности героя. Герой романтического произведения - человек с особо сильными чувствами, он выше других, но, как правило, одинок. Романтиков волнует характер отношения личности к окружающей действительности и противопоставление реального мира совершенному. Главное в лирике Толстой считал красоту и любовь, которые присутствуют в повседневной жизни, но недостаточно совершенны. Стихи поэта пронизаны тоской по прекрасному, грустью по неповторимой ценности земного бытия, настоящей человеческой любви: «Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре... »(1858 г.),« В стране невидимых нашим глазам лучей »(1856 г.),« Среди шумных баров случайно ... »(1851 г.) и др.

2.3. Почему А.С. Грибоедов изменил свое первоначальное имя комедия «Горе от ума» на тему «Горе от ума»

В конце июля 1823 года Грибоедов уехал в имение Бегичевых, где закончил работу над двумя последними актами «Горе от ума». Уже в это время комедия получила свое окончательное название. , который звучит более комично по сравнению с оригиналом «Горе разуму».

Название любого произведения является ключом к его пониманию, оно содержит указание (прямое или косвенное) на основную идею, проблему, которую ставит автор.Название комедии А. Грибоедова «Горе от ума», пожалуй, позволяет увидеть в конфликтности пьесы необычайно важную категорию, а именно категорию разума. Источник этого выражения, лежащего в основе названия и первоначально звучащего как «Горе разуму», восходит к русской пословице, в которой противостояние умного и глупого закончилось победой глупого. В названии пьесы А.Грибоедова «Горе от ума» содержится необычайно важный вопрос: что такое разум для самого Грибоедова? Писатель не дает прямого ответа на этот вопрос, и это свидетельствует о переосмыслении традиций классицизма.Назвав Чацкого «умным», А. Грибоедов перевернул все с ног на голову, высмеяв старое понимание такого качества в человеке, как ум. В КАЧЕСТВЕ. Грибоедов показал человека, полного просветительского пафоса, постоянно натыкаясь на нежелание понимать его, что вытекало именно из традиционного понятия «благоразумие», которое в «Горе от ума» ассоциируется с определенной социальной и политической программой.

2.4. Как тема свободы раскрывается в лирике А.С. Пушкин?

Свободолюбивая лирика занимает важное место в творчестве поэта.Тема свободы и воли представлена ​​в лирике Пушкина тремя мотивами: 1) протест против самодержавия и крепостничества («Деревня», «Анчар», «В недрах сибирских руд»), 2) стремление к «святой свободе» ( «К морю»), 3) прославление свободолюбивой личности («Чаадаеву»).

Кантич: Ад 1-10 - 100 дней Данте

Сильный удар грома нарушил глубокий сон
в моей голове, так что я проснулся,
как человек, разбуженный силой;
и встал прямо, мои отдохнувшие глаза
Я двинулся по сторонам и пристальным взглядом
огляделся, чтобы узнать, где я могу быть.
По правде говоря, я оказался на грани
бездонной долины боли, которая собирает
грома вечных бед.
Было так темно, так глубоко и полно тумана,
, что, как бы я ни заглядывал в его глубины,
я вообще ничего не различил в нем.
«Давайте спустимся в этот слепой мир!»
Поэт, который был смертельно бледен, начал:
«Я буду первым, а ты будешь вторым».
И я, который его цвета знал,
сказал: «Как я могу прийти, если ты испугался,
, который не будет утешать меня, когда боишься?»
«Страдания людей здесь, внизу, - сказал он мне
, - пробуждают на моем лице
сочувствие, которое ты принимаешь из страха.

Так как нас ведет долгое путешествие, пойдемте! »
Таким образом он выступил, и таким образом он заставил меня войти в
первый из кругов, опоясывающих бездну.
В нем, насколько можно судить по списку,
не было стенаний, спасительных вздохов
, вызывающих трепет в вечном воздухе;
, и это произошло из-за горя, лишенного пыток
, которое испытывали толпы, которых было много и много,
младенцев, женщин и мужчин.
Для меня, мой добрый Учитель: «
Не спрашивай, что это за духи, которых ты здесь видишь?
Теперь я хочу, чтобы ты знал, прежде чем ты пойдешь дальше,
, что они не согрешили; и хотя у них есть заслуги,
недостаточно, потому что у них не было крещения,
- врата веры, в которую веришь ты;
и если до христианства они жили,
они не поклонялись должным образом Богу;
и я сам.
Из-за таких недостатков, а не из-за какой-либо другой вины,
мы потеряны и раним только до такой степени,
что, в желании, мы живем без надежды ».
Великая печаль наполнила мое сердце, когда я это услышал,
, потому что я знал очень ценных людей,
, которые в той Приграничной стране были отстранены.
«Скажи мне, мой Учитель, скажи мне, ты, мой Господь»,
я тогда начал, желая быть уверенным
в вере, которая побеждает каждое заблуждение;

«пришел кто-нибудь когда-либо, по своей пустыне,
или по чужой, следовательно, кто тогда был благословлен?»
И тот, кто понял мою скрытую речь,
ответил: «К этому состоянию я пришел
, но недавно, когда я увидел Могущественного
, пришедшего сюда, увенчанного знаком победы.
Отсюда Он извлек тень самого раннего родителя,
, и тень своего сына Авеля, тень Ноя,
и Моисея, законодателя и послушного;
патриарх Аврам и царь Давид,
Израиль, и его отец и его сыновья,
и Рахиль тоже, для которых он так много сделал,
и многие другие; и Он благословил их;
, и я хочу, чтобы ты знал, что раньше
года не было спасено ни одного человеческого духа ».
Из-за того, что он говорил, мы перестали двигаться дальше,
но все время шли через лес,
лес, я имею в виду, густо забитых теней.
Недалеко от того места, где я заснул
Мы еще не прошли, когда я увидел огонь,
, который преодолел полушарие мрака.
В некотором отдалении от него мы еще были,
, но не так далеко, но я смутно видел
, что это место занимают благородные люди.
«О ты, почитающий и искусство, и науку,
, кто эти люди, которые имеют такую ​​честь,
, что отделяет их от жизни других?»

И он мне: «Благородная слава,
, которая говорит о них в твоем живом мире наверху,
на Небесах, приобретает благодать, которая таким образом продвигает их.
И тут я услышал голос:
«Почитай величайшего из поэтов!
его тень, которая ушла, теперь возвращается ».
И когда голос затих и затих,
я увидел приближающихся к нам четырех сильных теней;
их взгляды не были ни печальными, ни радостными.
Мой добрый Учитель тогда начал говорить:
«Посмотрите на того, кто идет с мечом в руке
перед тремя, как если бы он был их господином.
Гомер, суверенный поэт; Гораций,
сатирик, следующий;
третий - Овидий, последний - Лукан.
Поскольку каждый из них совместно со мной
имеет титул, провозглашенный голосом одного,
они оказывают мне честь и в этом преуспевают ».
Таким образом, собравшись, я увидел прекрасное собрание
мастеров возвышенной песни,
, которое парит, как орел, над всеми остальными.
Затем, поговорив некоторое время между собой,
они повернулись ко мне со знаками приветствия;
и, когда он это заметил, мой Учитель улыбнулся.
И еще большую честь они оказали мне,
для одного из их собственного отряда они сделали меня,
, так что среди такой мудрости я был шестым.

Итак, мы дошли до света,
говорили о вещах, о которых здесь молчание.
становилось, как и речь, там, где мы говорили.
Мы достигли подножия благородного Замка, семь раз по
окруженных высокими стенами и вокруг
защищенных красивым ручьем.
Последнее мы пересекли, как по суше;
я прошел через семь ворот с этими мудрецами,
и мы вышли на лужайку из свежей травы.
Там были люди с медлительными и серьезными глазами,
и, по виду, с большим авторитетом;
они говорили, но редко и нежным голосом.
Поэтому мы отвели в сторону от него
в открытое место, такое яркое
и высокое, что можно было увидеть все до единого.
Там, на зеленой эмали напротив
, были показаны мне духи великих,
, видя которых я славлюсь собой.
Я видел Электру со многими товарищами,
из которых я знал и Гектора, и Энея,
и Цезаря вооруженные, с сияющими соколиными глазами.
Я видел Камиллу с Пентесилеей
на другой стороне и царя Латина
, который сидел с Лавинией, его собственной дочерью.
Я видел того Брута, который изгнал Тарквина,
Лукрецию, Джулию, Мартию и Корнелию,
и, совсем один, я видел Саладина.

Затем, приподняв брови немного выше,
Учитель, которого я видел из тех, кто знает,
сидел среди философской группы.
Все смотрят на него, все чтят его;
там я увидел Сократа и Платона,
которые ближе остальных были рядом с ним;
Демокрит, считающий мир случайным,
Диоген, Анаксагор и Фалес,
Эмпедокл, Гераклит и Зенон;
качеств я видел хороший коллекционер, я имею в виду
Диоскорида; Орфея, которого я видел,
Талли и Ливий и моральный Сенека;
Геометр Евклид и Птолемей,
Гиппократ, Авиценна, Гален,
Аверроэс, которые сделали знаменитый комментарий.
Я не могу говорить обо всех полностью,
, потому что моя длинная тема так быстро меня заводит,
, что часто мои слова не соответствуют тому, что я сделал.
Шестикратная группа теперь сокращается до двух;
мой мудрый Проводник ведет меня другим путем
из тишины в дрожащий воздух;
и в то место, где я прихожу, где ничто не светит.

Кортни Лэнгдон, переводчик. Полный текст доступен в Liberty Fund.

Ruppemi l’alto sonno ne la testa
un greve truono, sì ch’io mi riscossi
comea ch’è per forza desta;

e l’occhio riposato intorno mossi,
dritto levato, e fiso riguardai
per conoscer lo loco dov ’io fossi.

Vero è che ’n su la proda mi trovai
de la valle d’abisso dolorosa
che’ ntrono accoglie d’infiniti guai.

Oscura e profonda era e nebulosa
tanto che, per ficcar lo viso a fondo,
io non vi discernea alcuna cosa.

«Or discendiam qua giù nel cieco mondo»,
cominciò il поэта тутто сморто.
«Io sarò primo, e tu sarai secondo».

E io, che del color mi fui accorto,
disi: «Come verrò, se tu paventi
che suoli al mio dubbiare esser conforto?».

Ed elli a me: «L’angoscia de le genti
che son qua giù, nel viso mi dipigne
quella pietà che tu per tema senti.

Andiam, ché la via Lunga ne sospigne ».
Così si mise e così mi fé intrare
nel primo cerchio che l’abisso cigne.

Quivi, secondo che per ascoltare,
non avea pianto mai che di sospiri,
che l’aura etterna facevan tremare;

ciò avvenia di duol senza martìri,
ch’avean le turbe, ch’eran molte e grandi,
d’infanti e di femmine e di viri.

Lo buon maestro a me: «Tu non dimandi
che spiriti son questi che tu vedi?
Or vo ’che sappi, innanzi che pi andi,

ch’ei non peccaro; e s’elli hanno mercedi,
non basta, perché non ebber battesmo,
ch’è porta de la fede che tu credi;

e s’e ’furon dinanzi al cristianesmo,
non adorar debitamente a Dio:
e di questi cotai son io medesmo.

Per tai difetti, non per altro rio,
semo perduti, e sol di tanto offesi,
che sanza speme vivemo in disio ».

Gran duol mi prese al cor quando lo ’ntesi,
però che gente di molto valore
conobbi che’ n quel limbo eran sospesi.

«Dimmi, maestro mio, dimmi, segnore»,
comincia ’io per voler esser certo
di quella fede che vince ogne errore:

«uscicci mai alcuno, o per suo merto
o per altrui, che poi fosse beato?».
E quei che ’ntese il mio parlar coverto,

Rispuose: «Io era nuovo in questo stato,
quando ci vidi venire un possente,
con segno di vittoria coronato.

Trasseci l’ombra del primo parente,
d’Abèl suo figlio e quella di Noè,
di Moïsè legista e ubidente;

Abraàm patrïarca e Davìd re,
Israèl con lo padre e co ’suoi nati
e con Rachele, per cui tanto fé;

e altri molti, e feceli beati.
E vo ’che sappi che, dinanzi ad essi,
spiriti umani non eran salvati».

Non lasciavam l’andar perch ’ei dicessi,
ma passavam la selva tuttavia,
la selva, dico, di spiriti spessi.

Non era lunga ancor la nostra via
di qua dal sonno, quand ’io vidi un foco
ch’emisperio di tenebre vincia.

Diungi n’eravamo ancora un poco,
ma non sì ch’io non discernessi in parte
ch’orrevol gente possedea quel loco.

«O tu ch’onori scïenzïa e arte,
questi chi son c’hanno cotanta onranza,
che dal modo de li altri li diparte?».

E quelli a me: «L’onrata nominanza
che di lor suona sù ne la tua vita,
grazïa acquista in ciel che sì li avanza».

Intanto voce fu per me udita:
«Онорат л'альтиссимо поэта;
l’ombra sua torna, ch’era dipartita ».

Poi che la voce fu restata e queta,
vidi quattro grand ’ombre a noi venire:
sembianz’ avevan né trista né lieta.

Lo buon maestro cominciò a dire:
«Mira colui con quella spada in mano,
che vien dinanzi ai tre sì come sire:

quelli è Omero поэта соврано;
l’altro è Orazio satiro che vene;
Ovidio è ’l terzo, e l’ultimo Lucano.

Però che ciascun meco si convne
nel nome che sonò la voce sola,
fannomi onore, e di ciò fanno bene ».

Così vid ’i’ adunar la bella scola
di quel segnor de l’altissimo canto
che sovra li altri com ’aquila vola.

Da ch’ebber ragionato insieme alquanto,
volsersi a me con salutevol cenno,
e ’l mio maestro sorrise di tanto;

e pi d’onore ancora assai mi fenno,
ch’e ’sì mi fecer de la loro schiera,
sì ch’io fui sesto tra cotanto senno.

Così andammo Infino a la lumera,
parlando cose che ’l tacere è bello,
sì com’ era ’l parlar colà dov’.

Venimmo al piè d’un nobile castello,
sette volte cerchiato d’alte mura,
difeso intorno d’un bel fiumicello.

Questo passammo come terra dura;
за sette porte intrai con questi savi:
giugnemmo in prato di fresca verdura.

Genti v’eran con occhi tardi e gravi,
di grande autorità ne ’lor sembianti:
parlavan rado, con voi soavi.

Traemmoci così da l’un de ’canti,
in loco aperto, luminoso e alto,
sì che veder si potien tutti quanti.

Colà diritto, sovra ’l verde smalto,
mi fuor mostrati li spiriti magni,
che del vedere in me stesso m’essalto.

I ’vidi Eletra con molti compagni,
tra’ quai conobbi Ettòr ed Enea,
Cesare armato con li occhi grifagni.

Vidi Cammilla e la Pantasilea;
da l’altra parte vidi ’l re Latino
che con Lavina sua figlia sedea.

Vidi quel Bruto che cacciò Tarquino,
Лукреция, Юлия, Марсия и Корнилья;
и соло, в группе, види Саладино.

Poi ch’innalzai un poco più le ciglia,
vidi ’l maestro di colour che sanno
seder tra filosofica famiglia.

Tutti lo miran, tutti onor li fanno:
quivi vid ’ïo Socrate e Platone,
che’ nnanzi a li altri più presso li stanno;

Democrito, che ’l mondo a caso pone,
Dïogenès, Anassagora e Tale,
Empedoclès, Eraclito e Zenone;

e vidi il buono accoglitor del quale,
Dïascoride dico; e vidi Orfeo,
Tulïo e Lino e Seneca моральный дух;

Euclide geomètra e Tolomeo,
Ipocràte, Avicenna e Galïeno,
Averoìs, che ’l gran comento feo.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *