Горация памятник ода: Недопустимое название — Викитека

Предыстория "Памятника"

                  Предыстория «Памятника».

 

Принимаясь за статью, я осознавал, что этому стихотворению А.С. Пушкина  посвящена огромная литература. (Существует даже специальная работа: Алексеев М. П. «Стихотворение Пушкина "Я памятник себе воздвиг...").

Я задался целью выяснить, как предшествовавшие русские переводы Оды (III.XXX) Горация соотносятся со стихотворением Пушкина.

 

До 1836 г., были опубликованы следующие  варианты переводов этой оды:

            1. М.В. Ломоносов. 1748 г.

            2. Г.Р. Державин.    1798 г.           

            3. В.В. Капнист.       1805 г.

            4. А.Х. Востоков.     1806 г.

            5. С.А. Тучков.         1816 г.

            -----------------------------------  

                А. С. Пушкин       1836 г.

В бумагах Державина (ГПБ, Бумаги Державина, № 27, л. 51) сохранился

другой перевод Капниста этой же оды Горация.  Q. Horatii Flacci Carmina III XXXпереводы на сайте.                                

 

За исключением Державина и Пушкина, все остальные переводят ее, сохраняя все реалии античного поэта, – топонимы, весталок, Капитолий и т.п. Местоимение «Я» в этих переводах означает именно Квинта Горация Флакка.

 

Первый, кто связал горацевскую тему с современностью, был А.Н. Радищев.

«Слово о Ломоносове» (1780 г.), начинается так: «Не столп, воздвигнутый над тлением твоим, сохранит память твою в дальнейшее потомство. Не камень со иссечением имени твоего пренесет славу твою в будущие столетия. Слово твое, живущее присно и во веки в творениях твоих, слово Российского племени, тобою в языке нашем обновленное, прелетит во устах народных за необозримый горизонт столетий. Пускай стихии, свирепствуя слаженно, разверзнут земную хлябь, и поглотят великолепный сей град, откуда громкое твое пение раздавалось во все концы обширныя России; пускай яростный некий завоеватель истребит даже имя любезного твоего отечества: но доколе слово Российское ударять будет слух, ты жив будешь и не умрешь». Впоследствии Радищев включил это «Слово …» в свое «Путешествие из Петербурга в Москву»,

Этот панегирик – явная парафраза ломоносовского же перевода. У Радищева же появляется слово столп, впоследствии использованное Пушкиным.

Державин, объединил в одном произведении и переложение, и собственный панегирик. Ода Горация служила для него лишь образцом.

Произведения Державина и Пушкина нельзя назвать переводами. Это даже не подражания, а скорее реминисценции горациевского текста.

И у Державина, и у Пушкина, «Я» означает самого автора. Оба они строят текст так, что все реалии принадлежат их современности. Правда, Державин еще поминает: «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный, металлов тверже он и выше пирамид …», но дальше он полностью отходит от горациевского текста.

 

Пирамиды у Горация служили символом (эталоном) высоты и вечности. У него к слову «пирамиды» есть определение –  «царственные» (согласно академическим переводам А.П. Семенова-Тянь-Шанского и М.Л. Гаспарова).

У анализируемых мною авторов только в трех случаях к слову «пирамиды» дается определение.

У Державина никакого определения нет.

В опубликованном тексте нет его и у Капниста, в неопубликованном варианте, перевод   тридцатой оды Горация начинался так: «Се памятник воздвигнут мною / Превыше царских пирамид.         

*  *  *

В.В. Капнист был безусловным противником крепостничества («Ода к рабству») и бюрократического произвола (комедия «Ябеда). Сыновья В.В. Капниста стали декабристами. С одним из сыновей Капниста –  Алексеем Пушкин был хорошо знаком (Черейский Л.А. «Пушкин и его окружение». Л. 1976).  Возможно,  он читал и неопубликованный вариант перевода.

У Востокова:        

                         «Крепче меди себе создал я памятник;

                          Взял над царскими верх он пирамидами».

   *  *  *

   А.Х. Востоков с 1801 г. был членом общества Любителей российской словесности. В этом же обществе состояли сыновья Радищева и Кюхельбекер.

В ранний период своей деятельности (1801-1807) общество являлось центром передовой демократической мысли в России начала века. В нем преобладали свободолюбивые настроения, отрицательное отношение к деспотизму и крепостническому строю. Немалое влияние на общество оказали идеи Радищева, хотя участники его не поднимались до радищевской постановки вопроса о революции. (Позднее Востоков был хорошо знаком с Пушкиным). (Черейский Л.А. «Пушкин и его окружение». Л. 1976).

 

У Тучкова:  «превыше Нильских пирамид», вероятно заимствовано у В.Г. Рубана. Но это не интересно.

   *  *  *

Сергей Тучков – «брат» Пушкина по масонской ложе «Овидий». В декабре 1821 г. они встречались в Измаиле. Беседа длилась несколько часов. Пушкин жалел о краткости встречи: «у него все классики и выписки из них».  ( Липранди И.П. «Пушкин

в воспоминаниях современников» М. 1974. т.1. с. 317).                           

 

Очевидно, что «поминание всуе» царя  считалось опасным. Через 20 лет после пушкинского «Памятника» (и через год после смерти Николая I)  будет опубликован перевод Фета «К Мельпомене»:

                 Воздвиг я памятник вечнее меди прочной

                 И зданий царственных превыше  пирамид.

                                («Отечественные записки» 1856 г. № 6).

После Фета определение «царственных» (не «царских») станет обычным.

 

Теперь сосредоточимся на пушкинском «Памятнике». Стихотворению, известному всем под этим названием, его дал Жуковский при подготовке к печати. У Пушкина названия не было вообще. Был только эпиграф – первая строка оды Горация: «Создал памятник я». Таким образом, Пушкин уравнивал себя с Горацием.

Для удобства дальнейшего анализа я привожу пушкинское стихотворение целиком.

                                             

                                              Exegi monumentum                            

                               Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

                               К нему не зарастёт народная тропа,

                               Вознёсся выше он главою непокорной

                                    Александрийского столпа.

                               Нет, весь я не умру - душа в заветной лире

                               Мой прах переживёт и тленья убежит -

                               И славен буду я, доколь в подлунном мире

                                    Жив будет хоть один пиит.

                               Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,

                               И назовёт меня всяк сущий в ней язык,

                               И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий

                                     Тунгус, и друг степей калмык.

                               И долго буду тем любезен я народу,

                               Что чувства добрые я лирой пробуждал,

                               Что в мой жестокий век восславил я свободу

                                       И милость к падшим призывал.

                               Веленью Божию, о, муза, будь послушна,

                               Обиды не страшась, не требуя венца;

                               Хвалу и клевету приемли равнодушно

                                         И не оспаривай глупца.

 

Слово «нерукотворный» различные пушкинисты объясняли по-разному. М.П. Алексеев приводит несколько интерпретаций, одна из них принадлежит Р. Якобсону. Тот объяснил это слово заимствованием из стихотворной подписи Рубана к фальконетовскому Медному Всаднику, в которой оно применяется к гранитной скале – постаменту:

                        Колосс Родосский смири прегордый вид.

                        И нильские здания высоких пирамид

                        Перестаньте казаться чудесами:

                        Вы смертных бренными содеяны руками.

                        Нерукотворная здесь Росская гора

                        Пала под ноги Великого Петра.

«…Объяснение это, конечно, правильное». (М.П. Алексеев. «Стихотворение Пушкина «Я памятник себе воздвиг…» Л. 1967. с.57).

Действительно, в примечаниях к «Медному всаднику Пушкин упоминал Рубана. К тому же колосс Родосский и Нильские пирамиды вызывают ассоциации с горациевской одой. И все-таки…

«Нерукотворная» у Рубана значит – «необработанная».

Во всех текстах, начиная с Горация, памятник характеризуется  как сугубо материальный объект: «Крепче меди», «металлов тверже», «дождь не смоет его, вихрем не сломится». В таком контексте и определение – «выше пирамид», представляется пространственно-геометрическим.

У Пушкина «нерукотворный» значит –  не материальный. Здесь скорее напрашивается ассоциация со Спасом Нерукотворным, который продолжал свое существование, несмотря на утрату его первоначального материального носителя.

Как в русских допушкинских, так и в академических переводах о посмертной судьбе автора говорится: «Так!— весь я не умру, но часть меня большая, / От тлена убежав, по смерти станет жить…», «Нет, не весь я умру, лучшая часть меня / Избежит похорон».

Пушкин: «душа в заветной лире / Мой прах переживёт и тленья убежит».

Слово «душа» означает совершенно иное, нежели,  «часть моя», даже и «лучшая часть». Синонимом «души» у Пушкина является «муза».

Муза, у Горация – Мельпомена, у некоторых переводчиков – безымянная муза, это – некая реальность, существующая независимо от поэта. У Державина (и у Пушкина) муза – нечто вроде римского гения, «духа – хранителя, формирующего его характер и сопутствующего ему всю жизнь».  (Мифологический словарь. Минск. 1989).  

 

Гораций своей заслугой считал обогащение латинского стиха эолийским ладом. За это, по его мнению, Мельпомена и должна была увенчать его чело лавром. Почетный венок фигурирует во всех переводах этой оды.

Державин своей заслугой считает иное:

                        Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

                        О добродетелях Фелицы возгласить,

                        В сердечной простоте беседовать о Боге

                        И истину царям с улыбкой говорить …

                        О, муза! возгордись заслугой справедливой,

                        И презрит кто тебя, сама тех презирай;

                        Непринужденною рукой неторопливой

                        Чело твое зарей бессмертия венчай.

Державин, в отличие от Горация, вовсе не просит музу наградить его. Напротив, он обращается к ней как к самому себе. Или к своей покровительнице   Екатерине II? В первой публикации его стихотворение носило название «К Музе. Подражание Горацию», и лишь позже стало появляться под названием «Памятник». (См. «Сочинения Державина» М. 1798. с. 398).  

 Венок у него вообще не упоминается.

*  *  *

Державин, который к этому времени уже имел на литературном поприще  достаточные заслуги, мог не ограничивать свои притязания на памятник «чудесный, вечный», тем,  «что первый дерзнул в забавном русском слоге / О добродетелях Фелицы возгласить …                    

В 1783 г. он опубликовал свою оду «Фелица», за что был награжден и приглашен ко двору. Начиналась эта ода так: «Богоподобная царевна …».

«Фелица» (фелицитас) (лат. «счастье») римская богиня, олицетворение успеха и счастья, сближалась с Фортуной. (Мифологический словарь. Минск. 1989).

В «Записках» Державин замечает, что императрица не раз заводила с ним речь о стихах «и                          неоднократно, так сказать, прашивала его, чтоб он писал вроде оды Фелице». (Энц.  Брокгауз и Ефрон).    За «Фелицей» последовала в 1783 г. «Благодарность Фелице», затем «К Музе».

Очевидно, просить у «богоподобной Фелицы» в награду всего-навсего венок было не практично – она могла понять просьбу буквально.

 

Пушкин вообще «уговаривает» свою музу не требовать венца. Почему? Понял это М.Ю. Лермонтов: «И прежний сняв венок, – они венец терновый, / Увитый лаврами одели на него: / Но иглы тайные сурово / Язвили славное чело».

Никакая власть не может создать истинную славу, наоборот, властная похвала дискредитирует поэта. Начинается «Памятник»: «… К нему не зарастет народная тропа».

Пушкин утверждает:

                               И долго буду тем любезен я народу,

                               Что чувства добрые я лирой пробуждал,

                               Что в мой жестокий век восславил я свободу,

                                      И милость к падшим призывал.

Первоначально эта строфа читалась по-иному:

                          Что звуки новые для песен я обрел,

                          Что вслед Радищеву восславил я свободу

                                   И милосердие воспел.

«Радищева», Пушкин убрал по цензурным соображениям. (Но для нашей темы его упоминание знаково).

А по каким соображениям была устранена предыдущая строка, которая вполне соответствовала точке зрения Горация? Я думаю, потому, что Пушкин гражданскую позицию поставил выше поэтического таланта.

 

«Извечный» вопрос: почему «столп» Александрийский, а не Александровский, как того требует грамматика. «Патриоты» до сих пор настаивают на том, что Пушкин имел ввиду, то ли, уже помянутый колосс Родосский, то ли, александрийскую колонну в честь Помпея.

В XIX в. возноситься «главою непокорной» над любым из этих объектов было бы совершенно смешно.

На мой взгляд, прав исследователь (П. А. Черных), сказавший, что «употребив это прилагательное («Александрийская»), вместо «Александровская», поэт просто хотел замаскировать слишком откровенный характер своего утверждения». (М.П. Алексеев, там же, с. 62). Маскировка эта не удалась. После смерти Пушкина, готовившему «Памятник» к печати, Жуковскому пришлось заменить эпитет «Александрийский» на – «Наполеонов».

 

Символично и самое слово «столп».

Еще Радищев в «Слове о Ломоносове» противопоставил столп, как нечто тленное, нетленному Слову.

В «Путешествии» «столп» упоминается неоднократно.

 «Мне представилось, что я царь, шах, хан, король…, нечто, седящее во власти на престоле… Здесь меч  лежал  на  столпе,  из сребра изваянном … везде видно было вверху имя мое, носимое  Гением славы

Тогда, восстав от места моего, возлагал я различные знаки  почестей  на предстоящих . … По сем продолжал я мое слово: – Пойдем, столпы  моея державы, опоры моея власти, пойдем усладиться  по труде» (гл. «Спасская Полесть»).

*  *  *

Это – про «стоящих у трона»  (Лермонтов), «властную вертикаль» (на языке XXI века).

В свое время Пушкину приписывалась такая эпиграмма:

                                В России нет закона.

                                В России столб стоит,

                                А на столбе корона.  (М.П. Алексеев, там же, с.72).

 

Во всех приведенных здесь цитатах слово «столп» употребляется с негативным оттенком.

В гл. «Новгород» радищевское высказывание: «Гордитеся,  тщеславные   созидатели   градов,   гордитесь,   основатели государств; мечтайте, что слава имени вашего будет вечна; столпите камень на камень до самых облаков...» вызывает и более сложные ассоциации, связанные с широко известным выражением – Вавилонское столпотворение».

Бытие. Гл.11. 1. На всей земле был один язык и одно наречие … 3. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем… 4. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя прежде, нежели рассеемся по лицу всей земли. 6. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; 7. Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.

Экзегетический комментарий к стиху 11.4: «Воздвигая подобную колоссальную башню, строители ее хотели поставить памятник своему выдающемуся искусству и тем самым обессмертить себя в глазах всего потомства». (Новая толковая Библия. Л.1990. с. 307). 

Этот комментарий, по-моему, непосредственно относится к нашей теме. Пушкин выражение «слава», «восславить», «прославить» по отношению к себе не употребляет, хотя оно есть и у Горация, и у Державина («И слава возрастет моя, не увядая»).

О себе Пушкин говорит: «славен буду я». Но это слово он употреблял  не только в значении – «знаменит», но и как «милый», «приятный». (См. «Словарь языка Пушкина»).

«Восславил» же он только свободу!

Вызывал ли Александрийский столп у  Пушкина ассоциации с Вавилонским столпотворением? Думаю, что – да.

В отличие от столпостроения, Поэзия не разъединяет, а объединяет людей:

                        «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,

                               И назовёт меня всяк сущий в ней язык,

                               И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий

                                          Тунгус, и друг степей калмык».

                                                                            22.05.08.

"Ода к Мельпомене", перевод с латинского

Exegi monumentum (с лат. — «Я воздвиг памятник») — ода Горация, заключительная в третьей книге «Од» (Carm. III, 30). Известна также под названием «К Мельпомене» (лат. Ad Melpomenem): Мельпомена традиционно считается музой трагедии, но первоначально понималась как муза песни вообще.
Содержание оды — рассуждение автора об основных достижениях своей жизни и своего творчества; в финале следует обращение к Мельпомене с призывом увенчать автора лавровым венком.

Ода Горация к Мельпомене (III, 30)
(Я воздвиг себе памятник)
Квинт Гораций Флакк (65 — 8 гг. до н. э.)
мой вольный стилизованный перевод с латинского:

Из бронзы памятник воздвиг себе нетленный,
Он в царском месте пирамиды будет выше,
Не сокрушат его дожди и жар Вселенной,
Потоки ветра все стихи мои услышат.

В полёте времени столетия минуют,
Но актуальность слов моих прольёт стихами
Венок похвал, я путь им вечный закольцую.
Я не умру, а буду так же жить веками.

Пусть молчаливой девы скорбные стенанья
Звучат призывом, громче воя грозной львицы.
Капитолийский холм, мой требник вспоминая,
Рождённым в бедности подарит блеск столицы.

Я первым песни перевёл на лад ритмичный.
Стремился к ясности, мне титул пригодится:
Дельфийский жрец, оракул мудрости античный.
Пусть Мельпомена, награждая, мной гордится.
03. 11. 2019. 7-40

латинский оригинал:

Quintus Horatius Flaccus
HORATII CARMINUM III, 30
«Ad Melpomenen»

Exegi monumentum aere perennius
Regalique situ pyramidum altius,
Quod non imber edax, non aquilo impotens
Possit diruere aut innumerabilis

Annorum series et fuga temporum.
Non omnis moriar multaque pars mei
Vitabit Libitinam: usque ego postera
Crescam laude recens, dum Capitolium

Scandet cum tacita virgine pontifex:
Dicar, qua violens obstrepit Aufidus
Et qua pauper aquae Daunus agrestium
Regnavit populorum, ex humili potens

Princeps Aeolium carmen ad Italos
Deduxisse modos. Sume superbiam
Quaesitam meritis et mihi Delphica
Lauro cinge volens, Melpomene, comam.

Пушкин и Гораций - Кормление в стойлах они введут вместе с просвещением.

.. — LiveJournal

Знаменитое своё стихотворение, А.С. Пушкин написал подражая Горацию, великому римскому поэту, отдавая, таким образом, дань его гению, оказавшему влияние на всю последующую еропейскую и русскую поэтическую традицию

Разумеется, это никакая не тайна, все об этом знали, но для меня это было открытием. Кто ещё не знал - сравните. Оригинал не менее великолепен, чем Пушкинские строки.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
               Александрийского столпа.
Нет, весь я не умру - душа в заветной лире
Мой прах переживёт и тлeнья убежит -
И славен буду я, доколь в подлунном мире
               Жив будет хоть один пиит.
Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий
               Тунгус, и друг степей калмык. 
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
               И милость к падшим призывал.
Веленью бoжию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приeмли равнодушно
               И не оспаривай глупца.

Гораций "К Мельпомене"

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
И зданий царственных превыше пирамид;
Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
Избегну похорон, и славный мой венец
Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
С безмолвной девою верховный ходит жрец.

И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый
Стремительно бежит, где средь безводных стран
С престола Давн судил народ трудолюбивый,
Что из ничтожества был славой я избран

За то, что первый я на голос эолийский
Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
И лавром увенчай руно моих кудрей.




Урок литературы «Ода Горация «К Мельпомене» в переводах русских поэтов XVIII-XIX вв.» (8 класс)

Конспект урока литературы. 8 класс

«Ода Горация «К Мельпомене» в переводах русских поэтов XVIII-XIX вв.»

Цели:

Познакомить учащихся с переводами оды Горация «К Мельпомене» М. Ломоносова, Г. Державина, А. Пушкина.

Формировать навык выразительного чтения, лексической работы, исследовательской работы с текстом.

Совершенствовать навык сопоставительного анализа лирического произведения.

Развивать интерес к отечественной и мировой литературе.

Оборудование: портреты М. Ломоносова, Г. Державина, А. Пушкина; раздаточный материал, карточки-задания, выставка книг; аудиозапись стихотворения А.С. Пушкина «Памятник» в исполнении М.Козакова.

Ты прав, Певец: ты будешь жить;

Ты памятник воздвигнул вечный:

Его не могут сокрушить

Ни гром, ни вихорь быстротечный.

К.Ф. Рылеев

Ход урока

  1. Вступительное слово учителя.

- Прочтите эпиграф к уроку и попробуйте определить, чему будет посвящен сегодняшний урок. (Мы думаем: сегодняшний урок будет посвящен теме назначения поэта и поэзии в литературе).

Тема «назначение поэта и поэзии» – одна из центральных и сквозных тем в мировой литературе. Сегодня мы будем говорить о традиции в русской литературе, порождённой 30–й одой Горация «К Мельпомене». К этой оде, написанной в 23 году до н. э., обращались в своем творчестве многие русские поэты: М.В. Ломоносов (1747), Г.Р. Державин (1795), В.В. Капнист (1805), А.Х. Востоков (1806), Д.И. Хвостов (1826), К.Н. Батюшков (1826), А.С. Пушкин (1836), А.А. Фет (1854), Б.В. Никольский (1899), П.Ф. Порфиров (1902), В.Я. Брюсов (1912, 1913, 1918), А.П. Семенов-Тяншанский (1916), С.А. Есенин (1920), В.Ф. Ходасевич (1921, 1928), Н.И. Шатерников (1923), И.А. Бродский (1962).

В зависимости от того, какую цель преследовали поэты, тексты делятся на две группы: переводы и подражания. Переводы, в свою очередь, также делятся на две группы: академические и художественные. Академическим переводом называют передачу на другом языке содержания оригинала с максимальным содержанием его формы. Художественным переводом называют передачу на другом языке содержания оригинала в форме, наиболее соответствующей эстетическим представлениям переводчика. Подражаниями же называют текст, сохраняющий поэтическую идею оригинала, но передающий личное мировоззрение создателя подражания.

Сегодня мы остановимся на примерах нескольких переводов, проведем сопоставительный анализ стихотворений поэтов и попытаемся выявить сходства и различия по содержанию и форме.

  1. Сообщение учащегося о Горации (предварительное индивидуальное задание).

Квинт Гораций Флакк – выдающийся поэт времён Августа (65–8 гг. до н.э.) родился в Венузии на юге Италии. С самого начала своей литературной деятельности Гораций выступает как сторонник содержательной поэзии и как мастер стиха, виртуоз лирической формы. Гораций - автор многих гимнов, сатирических произведений, эпосов, посланий и, конечно же, од, на судьбу которых выпала наибольшая слава. Любовь, задачи поэзии, бытие человека, природа, сельская жизнь - это главные темы произведений большого римского поэта, который писал свои стихи с особым мелодизмом, лиризмом, наделял их нежной благозвучностью и мягкостью. Особенно следует отметить оду «К Мельпомене», посвященную музе драмы и трагедии, музе театра. С глубоким почетом и любовью сочинил поэт этот стих, который стал своеобразной чертой, подведенной Горацием на определенном этапе своего творчества.

В оде римский художник слова благодарит музу Мельпомену, которой, по его же словам, обязан своим признанием и уважением к себе.

Критики и литературоведы считают, что творчество Горация - одна из вершин римской литературы.

  1. Работа над темой. Заполнение таблицы по ходу урока.

Приложение №3. Таблица 1

«Памятник» М.В. Ломоносова и Г.Р. Державина

М.В. Ломоносов

Г.Р. Державин

Стихотворный размер

пятистопный ямб

шестистопный ямб

Реалии источника

Античные реалии: «Я знак бессмертия себе воздвигнул//

Превыше пирамид и крепче меди,//Что бурный Аквилон сотреть не может,//Ни множество веков, ни едка древность».

Перечисление российских гидронимов: «Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных, // Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льёт Урал».

Авторская позиция

Личность автора перевода условна.

Личность автора перестает быть условной.

Тема

Роль творчества, поэзии в жизни людей.

Первый русский «Памятник» - перевод оды Горация.

Тема индивидуальной поэтической славы. Автор выбирает заданную тему и создает на нее оригинальную вариацию. Державин оказывается создателем русской автобиографической поэзии.

Слово учителя.

  • С творчеством М.В. Ломоносова и некоторыми его произведениями мы знакомы. Вспомните, что вам известно о Ломоносове? (Ломоносов — учёный-энциклопедист. Он сделал много открытий не только в области физики, химии, но и в языкознании, литературе. Например, теория «трёх штилей». Ломоносов - поэт-реформатор. Первый перевёл оду Горация. Ломоносов основал первый в России университет, который носит его имя. В этом году мы отмечали 300-летие со дня рождения великого русского ученого.)

  • Что такое ода? (Торжественное, патетическое стихотворное произведение.)

  • В честь кого создавались оды? (Ода классицизма — хвалебная песнь в честь царей, полководцев или победы, одержанной над врагами.)

  • Выразительно чтение перевода М.В. Ломоносова «Я знак бессмертия себе воздвигнул…» (1747) подготовленным учеником или учителем. (Приложение 1)

  • Как воспринимается вами стихотворение? Какое впечатление оставляет? (Уже с первых строк мы понимаем, что разговор пойдёт об очень важном и сокровенном для поэта, так думать позволяет первая строка, придающая стихотворению особую торжественность. Мы улавливаем мотив значимости поэта на этой земле: «Я знак себе воздвиг…»)

  • Определите тему и главную мысль стихотворения. (Тема – роль творчества, поэзии в жизни людей. Главная мысль стихотворения: бессмертным поэта делают его произведения.)

Лексическая работа.

Авфид - река в южной Италии, на родине Горация.

Давнус — Давн, легендарный царь Апулии, родины Горация.

Стихи эольски. Эолийские (по наименованию одного из греческих племен) стихи считались образцом древнегреческой лирики; разработаны в латинской поэзии преимущественно Горацием.

Алцейской лирой. Альцей (Алкей) — древнегреческий лирик VII з. до н. э. Писал на эолийском диалекте.

Дельфийским лавром. В Дельфах находился главный храм Аполлона, священным деревом которого считался лавр.

  • Назовите слова, придающие торжественное звучание произведению. (Слова высокого стиля: воздвигну, превыше, возрастать, отечество, препятство, праведной, внесть, велику часть мою, взгордился, увенчай и др. )

  • Определите размер стихотворения. (Пятистопный ямб.)

  • Какие античные реалии сохранены в произведении М.В. Ломоносова? (Я знак бессмертия себе воздвигнул//Превыше пирамид и крепче меди,//Что бурный Аквилон сотреть не может,//Ни множество веков, ни едка древность).

  • Как обозначается позиция автора перевода? (Личность автора перевода условна.)

Слово учителя.

В 1795 году было опубликовано стихотворение Державина «К Музе. Подражание Горацию».

Его начало имеет признаки перевода, но затем появляются отступления от латинского оригинала, и стихотворение перестает быть подражанием.

  • Выразительно чтение стихотворения «Памятник» Г.Р. Державина подготовленным учеником или учителем. (Приложение №2)

  • Выявление первоначальных впечатлений.

  • Определите тему и основную мысль этого стихотворения. (Тема – бессмертие поэта в его творениях, в памяти людей. Основную свою заслугу поэт видит в том, что мог «истину царям с улыбкой говорить», «беседовать о боге», «дерзнул» рассказать о добродетелях Екатерины II (Фелицы) не высоким, а простым слогом.)

Лексическая работа.

Тлен — гниение, разрушение, распад.

Доколь — до тех пор, пока.

Славянов род — здесь: русских людей.

Вселенна — Вселенная.

Чтить — чувствовать и проявлять глубокое уважение к кому-либо.

От Белых вод до Чёрных - от Белого моря до Чёрного.

Рифей — название Уральских гор.

Народах неисчетных — имеется в виду большое количество народов, национальностей, населявших территорию России.

Возгласить — сказать.

Добродетель — положительное нравственное качество человека.

Фелица — героиня оды Г.Р.Державина «Фелица», посвященной Екатерине П. В оде императрица выведена под именем персонажа сказки, написанной самой Екатериной для маленького внука, будущего Александра I.

Чело - лоб.

  • Созвучны ли темы произведений Г.Р. Державина и М.В. Ломоносова? (Судя по первой строфе стихотворений, можно утверждать, что тематическая близость очевидна.)

  • Чем отличается перевод Державина от перевода Ломоносова? (Объёмом: у Ломоносова четыре строфы, у Державина — пять.)

  • Гораций видел залог своего бессмертия в мощи Рима: «Я буду возрастать повсюду славой,//Пока великий Рим владеет светом». В чем для Державина залог бессмертия? («Доколь славянов род вселенна будет чтить».)

  • Какова сила поэзии? Почему памятник назван «чудесным», «вечным»?

Как Ломоносов называет памятник? (Знак бессмертия. ) Найдите разницу в интонации. (У Ломоносова интонация торжественная, а у Державина слышится человеческая интонация.)

  • В чем видит Державин прочность своей славы? (В уважении к отечеству, обыгрывая общность корня в словах слава и славяне.) А в стихотворении Ломоносова звучат личные мотивы? (Нет. Ломоносов в переводе идёт вслед за подлинником.)

  • Каков смысл перечисления российских географических названий в третьей строфе?

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,

Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льёт Урал.

  • Что ставит себе в заслугу поэт? Что означает выражение «дерзнул в забавном русском слоге // О добродетелях Фелицы возгласить»? (Мы знаем, что ода в соответствии с канонами классицизма требовала слов высокого стиля, восхваления подвигов героя. Державин же в оде «Фелице» сумел искренне, простыми, часто разговорными, словами воспеть гуманизм императрицы Екатерины II. Он, один из немногих, позволял себе прямо критиковать те или иные поступки царицы.)

  • Понаблюдайте за лексикой последней строфы. Найдите слова высокого стиля. (Муза, возгордись, чело, венчай.) Для чего их Державин вводит в стихотворение?

  • Кто такая муза? (Перед нами ода, и Державин, разрушитель всех канонов, тем не менее в последней строфе создаёт интонацию торжественности и славит здесь отнюдь не себя.)

  • К кому обращены последние строфы стихотворений Державина и Ломоносова? В чём смысл обращения к Музе? Кто она для поэта? (И Ломоносов, и Державин обращаются к Музе. Для Ломоносова, как и для Горация, Муза – высокая покровительница; поэт призывает её венчать голову лавром. У Державина Муза – верная подруга поэта.)

  • Определите размер стихотворения. (Шестистопный ямб.)

  • Какие средства художественной выразительности использовал поэт (эпитеты, олицетворение, сравнение, гиперболы)? Каково их значение? (Употребление средств художественной выразительности способствует утверждению мысли о важности творчества, о бессмертии художественных произведений. )

Исследовательскую работу с текстом по нахождению художественно-выразительных средств лучше всего проводить в парах. Записи оформляются в таблице.

Приложение № 3.Таблица 2.

Средства художественной выразительности

Примеры

Эпитеты

Неторопливою рукой, сердечной простоте, заслугой справедливой, памятник чудесный, вечный, гром быстротечный.

Гипербола и сравнение

Металлов твёрже он и выше пирамид

Олицетворение

Возгордись заслугой справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

Непринужденною рукой, неторопливой,

Чело мое зарей бессмертия венчай.

Риторическое обращение

О Муза!

Слово учителя.

Выбирая стихотворение Горация, Державин задает очень важную тему – тему индивидуальной поэтической славы, которая была актуальна для античной поэзии и совершенно невозможна в классицистической. Великий поэт никогда не укладывается в заданные рамки, даже если сам их себе выбирает: поэт-классицист Державин выбирает заданную тему и создает на нее оригинальную вариацию – он ставит себя в один ряд с монархами и героями, он «поднимает» индивидуальное «я», и это «я» художника.

В стихотворении Державина продолжены лучшие традиции античной литературы, сделаны индивидуальные поэтические открытия, не менее важные, чем стилистическая традиция классицизма. Только оценив традиционность «Памятника» Державина, мы можем разглядеть его своеобразие.

Прослушаем аудиозапись стихотворения А.С. Пушкина «Памятник» в исполнении М. Козакова.

Исследовательская работа в группах. Приложение №5.

Сравните стихотворение Пушкина с «Памятником» Г. Р. Державина и «Памятником» римского поэта Горация. В чем отличие стихотворения Пушкина от «Памятников» его предшественников?

1 группа.

Сравните первую строфу и ответьте на вопросы.

  1. Как характеризует свой «Памятник» Державин?

  2. Какой новый, по сравнению со стихотворением Державина, смысл возникает со словами Пушкина «памятник нерукотворный», с упоминанием о «народной тропе» и сравнением с Александрийским столпом?

2 группа.

Сравните вторую строфу и ответьте на вопрос.

С какими фактами и явлениями общественной жизни связывает мысль о длительности своей славы каждый из поэтов?

Гораций

Державин

Пушкин

«…до тех пор буду расти свежей славой, пока будет подниматься в Капитолий верховный жрец с молчаливой девой» (букв. перевод)

«И слава возрастет моя не увядая,

Доколь славянов род вселена будет чтить…»

«И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит».

3 группа.

Сравните четвертую строфу и ответьте на вопросы.

  1. Какими заслугами своего творчества каждый из поэтов обусловливал свое право на славу?

    Гораций

    Державин

    Пушкин

    «За то, что первый я на голос эолийский

    Свел песнь Италии…»

    «…первым я дерзнул в

    забавном русском слоге

    О добродетелях Фелицы

    возгласить,

    В сердечной простоте

    беседовать о Боге

    И истину царям с улыбкой

    говорить…»

    «…чувства добрые я лирой

    пробуждал,

    Что в мой жестокий век

    восславил я свободу

    И милость к падшим

    призывал».

  2. Почему Пушкин, заслуги которого в развитии литературы бесценны, не называл их, как это сделал Гораций, а за ним Державин?

  3. Почему для широкого круга читателей разных национальностей на первый план выдвинул не литературное, а общественно-политическое значение поэзии?

4 группа.

Сравните пятую строфу и ответьте на вопросы.

У всех трех поэтов стихотворение заключается обращением к музе.

Гораций

Державин

Пушкин

«Испытывать гордость, добытую заслугами, Мельпомена, и благосклонно увенчай мне волосы Дельфийским лавром» (букв. перевод).

«О Муза! Возгордись заслугой

справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех

презирай…»

«Веленью Бoжию, о муза, будь послушна…»

  1. Чем обращение к музе Горация отличается от обращений Державина и Пушкина?

  2. Что нового появляется в пушкинских строках по сравнению с державинскими?

  3. Почему, по-вашему, Пушкин, отвергая хвалу и хулу современников, утверждает, что поэзия послушна только «велению Божию»?

5 группа.

  1. Найдите в стихотворении Пушкина архаизмы, славянизмы. Какую тональность они придают стихотворению?

  2. Подумайте над ролью инверсии в этом произведении.

  3. Какие слова получают логическое ударение в таких, например, фразах: «…что чувства добрые я лирой пробуждал,//Что в мой жестокий век восславил я свободу»?

6 группа.

  1. Определить размер, которым написано произведение. (Первые три стиха каждой строфы выдержаны в шестистопном ямбе, последний — в четырёхстопном.)

  2. Что такая ритмика даёт стихотворению?

  3. Определите жанр этого произведения.

  4. Как должна звучать ода? Как она звучит у Пушкина?

  5. Что еще позволяет сделать звучание стихотворения мощным, торжественным?

  6. Определите способ рифмовки. (Перекрёстная рифма).

  1. Прослушивание ответов каждой группы и подведение итогов урока.

  1. Слово учителя.

Тема поэта и поэзии, как мы с вами убедились на этом уроке, - сквозная тема не только в русской литературе. Берёт она своё начало в античности. Уже Горация почти два тысячелетия назад волновало, останется ли хоть что-то после него. Homo sapiens, человек мыслящий, конечно, задумывается о собственном предназначении и смысле существования на Земле. Не случайно к этой теме обращаются очень часто русские поэты, ведь русская литература — понятие вселенское; русские писатели понимали роль слова, значение слова в жизни общества.

  1. Домашнее задание.

Дифференцированное задание по выборы учащихся.

  1. Сопоставить стихотворения А. Пушкина «Памятник» и В. Брюсова «Памятник» (1912 г.).

  2. Выучить наизусть стихотворение «Памятник» (по выбору учащихся).

Список использованной литературы:

  1. Мусорина Л.А. Подражание тридцатой оде Горация в русской литературе// Наука. Университет. 2000. Материалы Первой научной конференции. - Новосибирск, 2000. - С. 86-90.

  2. Соловьева Ф.Е. Уроки литературы к учебнику «Литература. 8 класс» (авт.-сост. Г.С. Меркин). – М., 2011.

  3. Турьянская Б.И. Литература в 9 классе. Урок за уроком. – М., 2002.

  4. Читаем. Думаем. Спорим. 9 кл. / Авт.-сост. Г.И.Беленький и др. – М., 1996.

  5. Электронная библиотека русской литературы XVIII — начала XIX века. - http://www.rvb.ru/18vek/

Приложение№1.

М.В. Ломоносов

* * *

Я знак бессмертия себе воздвигнул

Превыше пирамид и крепче меди,

Что бурный Аквилон сотреть не может,

Ни множество веков, ни едка древность.

Не вовсе я умру, но смерть оставит

Велику часть мою, как жизнь скончаю.

Я буду возрастать повсюду славой,

Пока великий Рим владеет светом.

Где быстрыми шумит струями Авфид,

Где Давнус царствовал в простом народе,

Отечество мое молчать не будет,

Что мне беззнатный род препятством не был,

Чтоб несть в Италию стихи эольски

И первому звенеть Алцейской лирой.

Взгордися праведной заслугой, муза,

И увенчай главу Дельфийским лавром.

1747

Комментарий к стихотворению

Аквилон – северный и северо-восточный ветер у древних греков.

Авфид - река в южной Италии, на родине Горация.

Давнус — Давн, легендарный царь Апулии, родины Горация.

Стихи эольски. Эолийские (по наименованию одного из греческих племен) стихи считались образцом древнегреческой лирики; разработаны в латинской поэзии преимущественно Горацием.

Алцейской лирой. Альцей (Алкей) — древнегреческий лирик VII з. до н. э. Писал на эолийском диалекте.

Дельфийским лавром. В Дельфах находился главный храм Аполлона, священным деревом которого считался лавр.

Приложение №2

Г.Р. Державин

Памятник

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов твёрже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полёт его не сокрушит.

Так! - весь я не умру, но часть моя большая,

От тлена убежав, по смерти станет жить,

И слава возрастёт моя, не увядая ,

Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,

Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льёт Урал;

Всяк будет помнить то в народах неисчетных,

Как из безвестности я тем известен стал,

Что первым я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о Боге

И истину царям с улыбкой говорить.

О Муза! Возгордись заслугой справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

Непринужденною рукой, неторопливой,

Чело мое зарей бессмертия венчай.

1795 г.

Комментарий к стихотворению Г.Р. Державина «Памятник»

Тлен — гниение, разрушение, распад.

Доколь — до тех пор, пока.

Славянов род — здесь: русских людей.

Вселенна — Вселенная.

Чтить — чувствовать и проявлять глубокое уважение к кому-либо.

От Белых вод до Чёрных - от Белого моря до Чёрного.

Рифей — название Уральских гор.

Народах неисчетных — имеется в виду большое количество народов, национальностей, населявших территорию России.

Возгласить — сказать.

Добродетель — положительное нравственное качество человека.

Фелица — героиня оды Г. Р.Державина «Фелица», посвященной Екатерине П. В оде императрица выведена под именем персонажа сказки, написанной самой Екатериной для маленького внука, будущего Александра I.

Чело - лоб.

Приложение №3

Таблица №1

«Памятник» М.В. Ломоносова и Г.Р. Державина

М.В. Ломоносов

Г.Р. Державин

Стихотворный размер

Реалии источника

Авторская позиция

Тема

Таблица №2.

Средства художественной выразительности

Примеры

Эпитеты

Гипербола и сравнение

Олицетворение

Риторическое обращение

Приложение №4

А. С. Пушкин

* * *

Exegi monumentum*

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

К нему не заростет народная тропа,

Вознесся выше он главою непокорной

Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит —

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгуз, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокой век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно,

И не оспоривай глупца.

1836

Комментарий к стихотворению А. С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»

*«Я воздвиг памятник» (лат.). Эпиграф взят из произведений Горация, знаменитого римского поэта (65-8 гг. до н. э.).

Пиит — поэт.

Александрийский столп - колонна, поставленная в честь царя Александра I на Дворцовой площади в Петербурге.

«Всяк сущий в ней язык» - дренеславянское слово «народности».

Тунгус — эвенки, живущие в Западной Сибири, и эвены, живущие по берегам Охотского моря.

Приложение №5.

Исследовательская работа в группах.

Карточка-задание №1.

Сравните первую строфу и ответьте на вопросы.

  1. Как характеризует свой «Памятник» Державин?

  2. Какой новый, по сравнению со стихотворением Державина, смысл возникает со словами Пушкина «памятник нерукотворный», с упоминанием о «народной тропе» и сравнением с Александрийским столпом?

__________________________________________________________________________

Карточка-задание №2

Сравните вторую строфу и ответьте на вопрос.

С какими фактами и явлениями общественной жизни связывает мысль о длительности своей славы каждый из поэтов?

Гораций

Державин

Пушкин

«…до тех пор буду расти свежей славой, пока будет подниматься в Капитолий верховный жрец с молчаливой девой» (букв. перевод)

«И слава возрастет моя не увядая,

Доколь славянов род вселена будет чтить…»

«И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит».

____________________________________________________________________________

Карточка-задание №3

Сравните четвертую строфу и ответьте на вопросы.

  1. Какими заслугами своего творчества каждый из поэтов обусловливал свое право на славу?

    Гораций

    Державин

    Пушкин

    «За то, что первый я на голос эолийский

    Свел песнь Италии…»

    «…первым я дерзнул в

    забавном русском слоге

    О добродетелях Фелицы

    возгласить,

    В сердечной простоте

    беседовать о Боге

    И истину царям с улыбкой

    говорить…»

    «…чувства добрые я лирой

    пробуждал,

    Что в мой жестокий век

    восславил я свободу

    И милость к падшим

    призывал».

  2. Почему Пушкин, заслуги которого в развитии литературы бесценны, не называл их, как это сделал Гораций, а за ним Державин?

  3. Почему для широкого круга читателей разных национальностей на первый план выдвинул не литературное, а общественно-политическое значение поэзии?

__________________________________________________________________________

Карточка-задание №4

Сравните пятую строфу и ответьте на вопросы.

У всех трех поэтов стихотворение заключается обращением к музе.

Гораций

Державин

Пушкин

«Испытывать гордость, добытую заслугами, Мельпомена, и благосклонно увенчай мне волосы Дельфийским лавром» (букв. перевод).

«О Муза! Возгордись заслугой

справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех

презирай…»

«Веленью Бoжию, о муза, будь послушна…»

  1. Чем обращение к музе Горация отличается от обращений Державина и Пушкина?

  2. Что нового появляется в пушкинских строках по сравнению с державинскими?

  3. Почему, по-вашему, Пушкин, отвергая хвалу и хулу современников, утверждает, что поэзия послушна только «велению Божию»?

__________________________________________________________________________

Карточка-задание №5

  1. Найдите в стихотворении Пушкина архаизмы, славянизмы. Какую тональность они придают стихотворению?

  2. Подумайте над ролью инверсии в этом произведении.

  3. Какие слова получают логическое ударение в таких, например, фразах: «…что чувства добрые я лирой пробуждал,//Что в мой жестокий век восславил я свободу»?

__________________________________________________________________________

Карточка-задание №6

  1. Определить размер, которым написано произведение.

  2. Что такая ритмика даёт стихотворению?

  3. Определите жанр этого произведения.

  4. Как должна звучать ода? Как она звучит у Пушкина?

  5. Что еще позволяет сделать звучание стихотворения мощным, торжественным?

  6. Определите способ рифмовки.

Квинт Гораций Флакк. "К Мельпомене".

Уроки литературы в 9 классе

КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК
(65—8 гг. до Рождества Христова)

Квинт Гораций Флакк родился в маленьком городке Венузии на юге Италии. Он был сыном вольноотпущенника и дома воспитывался в республиканском духе. Молодость Горация была бурной. Отец отвез мальчика в Рим для получения образования. Там Гораций учился вместе с сыновьями знатных римлян. Достигнув двадцати лет, он отправился в Грецию, в Афины, чтобы пополнить образование.

В это время в Греции после убийства Цезаря началась гражданская война. Гораций, будучи верным сыном республики, сражался в войсках Брута и после поражения республиканцев, которое воспринял как трагедию, возвратился в Рим. Здесь Гораций, оставшийся без средств к существованию, так как имение отца было конфисковано, стал писцом и, «наученный бедностью дерзкой», обратился к литературе и начал писать стихи. Созданные Горацием поэтические произведения обратили на себя внимание некоторых поэтов, в частности знаменитого Вергилия.

Тогда же Гораций вошел в литературный кружок покровителя искусств Мецената, имя которого стало впоследствии нарицательным для обозначения просвещенного поклонника изящного, оказывающего помощь талантам. Меценат подарил Горацию имение в Сабинских горах, чтобы поэт все свое время мог посвящать литературным занятиям. (См. ниже репродукцию картины Ф. А. Бронникова «Гораций, читающий свои „Сатиры“ Меценату»). Благодарный Гораций писал в оде «К Меценату»:

Славный внук, Меценат, праотцев царственных,
О отрада моя, честь и прибежище!

Дружба с Меценатом повлияла на идейные и эстетические взгляды Горация, который стал, по словам Пушкина, «Августовым певцом», т. е. певцом императора Августа и провозвестником его политики. Лишь на два месяца пережил Гораций своего друга и покровителя Мецената, который обеспечил ему спокойные дни творческого труда.

Произведения Горация дошли до нас полностью. Его сочинения, написанные в 30-е годы I века до Рождества Христова, собраны в две книги «Сатиры» и названы «Беседами». «Сатиры», как впоследствии и «Послания», написаны гекзаметром(1), другие произведения («Эподы»2 и «Оды») — сложными лирическими размерами. В них Гораций обращался к разным темам — философским, этическим, литературным, бытовым и автобиографическим.

1. Гекзаметр (гексаметр; от греч. шестимерный) — античный стихотворный размер, шестистопный дактиль, в котором наиболее употребительны цезура (стиховая пауза) после третьей стопы, разделяющая стих на две равные доли, и двойная цезура, разделяющая стих на три части. В русской поэзии гекзаметр был использован Жуковским в переводе «Одиссеи» Гомера:
Встала из/мрака мла/дая с перс/тами пур/пурными/Эос, Ложе по/кинул то/гда и воз/любленный/сын Одис/сеев.

2. Эпод (греч.) — в античной трагедии заключительная, написанная ямбами, часть песни, исполнявшейся хором после строф (по-гречески — кружение, поворот) и антистроф, во время пения которых хор двигался по сцене сначала в одном, а затем в противоположном направлении, но непременно возвращаясь на прежнее место; так как в эподе второй стих был короче первого, то в дальнейшем в европейской поэзии эподом стали называть лирическое стихотворение в форме двустиший с неравными ямбическими стихами (первым — длинным и вторым — укороченным).

Тогда же поэт начал писать «Эподы» («Припевы») — ямбические стихотворения самого разного содержания. Наибольший интерес представляют эподы, написанные на злободневно-поэтические темы. В них можно проследить его духовную эволюцию, заключавшуюся в переходе от республиканских настроений к идеологии цезаризма, т. е. поддержке монархического образа правления.

В «Сатирах» и «Эподах» Гораций выступил против морального несовершенства общества и против самоубийственной гражданской войны, в которую все больше погружался римский народ. Он клеймил выскочку-раба, соперника-поэта, сладострастную старуху-колдунью, сурово порицал поэтов за небрежности слога и стиха, а поэту Мевию за дурные стихи гиперболически желал даже скорейшей смерти.

Наблюдая за своей современностью, Гораций не надеялся на то, что общество изменится к лучшему. Он не верил в наступление «золотого века» на земле и призывал бежать на некие Блаженные острова.

Если в стихотворениях, посвященных политическим, религиозно-философским и этическим темам, Гораций не приемлет действительности, то в любовных стихотворениях он склонен принять жизнь даже с ее огорчениями. Так, измена возлюбленной не погружает его в отчаяние, а вселяет надежду, что все устроится как надо, что новая любовь исцелит душу. Видя пороки общества, Гораций отказывается от исправления нравов сограждан и направляет острие морали на себя, стремясь к собственному самоусовершенствованию. Поскольку все люди имеют недостатки, то нужно строго относиться к себе и снисходительно ко всем остальным.

Наибольший успех Горация как поэта связан с появлением сборника «Оды» в четырех книгах. В них нашла выражение его общественная позиция — защитника политических, философских и религиозно-этических принципов, провозглашенных Августом. Немалое место заняла также и личная тема. В «Одах» мастерство Горация достигло совершенства. Это выразилось в яркой образности, свежести языка, в искусной отделке стиха, в разнообразии ритмов и в умелой, изобретательной композиции стихотворений.

Наряду с общественно-политическими темами (хвала Августу и обновленному государству, прославление побед римского оружия и воскрешение древнейшей нравственности), в «Одах», а затем и в «Посланиях» укрепляется личная тема (наслаждение уединением и спокойствием, радостями бытия — любовью, дружбой, вином). Поэт утверждал удовлетворение малым, умеренность, закаляющую человека, провозглашал отказ от неразумных желаний. Примирение с жизнью и приятие ее становились в его стихах все более отчетливыми.

Общественная и личная темы не сливаются, а существуют параллельно, дополняя и уравновешивая друг друга. Поэтому главной добродетелью поэта становится чувство меры, «золотой середины», выражение, которое, по словам М. Л. Гаспарова, восходит именно к Горацию. Не только одна тема уравновешивает другую, но и внутри каждой из них принцип меры тщательно соблюдается: прославляя единоличную власть Августа, он скорбит о «надломленной доблести» павшей республики; восхищаясь законами Августа, сомневается в том, что с помощью этих законов можно исправить пороки граждан; воспевая любовь, он воздерживается от крайних ее проявлений — блаженства или отчаяния, а предпочитает описывать состояние легкой влюбленности. Поэзия Горация не знает бурной любовной страсти, потому что она всегда подчиняется голосу рассудка или разума.

Все эти особенности выдают в римском поэте желание вновь обрести утраченную, исчезнувшую гармонию между человеком и обществом. Но так как Гораций не верит в реальность своей мечты, то на его поэзию легла печать грусти, связанная с мыслью о неизбежной смерти плоти. Если природа способна вечно жить («умерев», она вновь оживает и расцветает), то человеческая плоть не может воскреснуть и возродиться, а стало быть, не может противостоять смерти. И только дух человека, воплощенный в высших своих проявлениях, и прежде всего в поэтических созданиях, остается вечно живым. Он не подвержен тленью. Так рождается противопоставление тела и духа. Одну часть — тело — настигает неотвратимая смерть, а другую — дух — ждет вечная жизнь:

Нет, не весь я умру, лучшая часть меня
Избежит похорон. Буду я вновь и вновь
Восхваляем, доколь по Капитолию
Жрец верховный ведет деву безмолвную(3).

3. Речь идет о старшей весталке (жрице богини домашнего очага и огня Весты), которая, храня молчание, вместе с верховным жрецом участвовала в ежегодном обряде освящения Рима.

На этой основе развивается тема бессмертия, нашедшая наиболее полное и законченное выражение в оде «К Мельпомене»(4), положившей начало поэтической традиции многочисленных «памятников» и известной во множестве переводов.

В стихотворении Гораций славит поэзию, которая принесла ему вечную поэтическую жизнь и любовь богов. Говоря о бесконечности поэзии во времени, Гораций переносит это свойство поэзии на свою лирику и славит Мельпомену, благодаря божественному покровительству и помощи которой он совершил подвиги во славу искусства:

Первым я приобщил песню Эолии(5)
К италийским стихам. Славой заслуженной,
Мельпомена, гордись и, благосклонная,
Ныне лаврами Дельф мне увенчай главу(6).

4. Мельпомена — сначала муза пения, а затем муза трагедии.

5. Песни Эолии — имеется в виду греческая лирика, поэзия Сапфо и Алкея, писавших на эолийском диалекте греческого языка.

6. Город Дельфы был расположен у подножия горы Парнас, места обитания муз.

К последней группе его произведений относятся «Послания», стихотворные письма, близкие к «Сатирам». Из них выделяется «Послание к Пизонам»(7), известное также под другим названием — «Наука поэзии». В нем Гораций изложил свои взгляды на литературу и литературное творчество и дал советы начинающим авторам. «Послание к Пизонам» оказало значительное влияние на эстетику и поэтику классицизма.

7. Пизоны — римская аристократическая фамилия, члены которой вели свой род от римского царя Нумы Помпилия.

По многообразию тем и блеску их выражения поэзия Горация принадлежит к блестящим страницам античной поэзии. Поэт раздвинул границы лирики и придал завершенные формы римскому стиху и жанру посланий. Когда угас поэтический огонь в сердце Горация, кончился «золотой век» древнеримской литературы.

Источник: Литература. 9 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М. : Просвещение.
(вернуться к уроку)



«К МЕЛЬПОМЕНЕ»
Гораций
[2]

Книга 3. Ода XXX

Создал памятник я, бронзы литой прочней,
Царственных пирамид выше поднявшийся.
Ни снедающий дождь, ни Аквилон[3] лихой
Не разрушат его, не сокрушит и ряд

Нескончаемых лет — время бегущее.
Нет, не весь я умру, лучшая часть меня
Избежит похорон. Буду я вновь и вновь
Восхваляем, доколь по Капитолию

Жрец верховный[4] ведет деву безмолвную.
Назван буду везде — там, где неистовый
Авфид[5] ропщет, где Давн[6], скудный водой, царем
Был у грубых селян. Встав из ничтожества,

Первым я приобщил песню Эолии[7]
К италийским стихам. Славой заслуженной,
Мельпомена, гордись и, благосклонная,
Ныне лаврами Дельф мне увенчай главу.
Перевод С. Шервинского

Источник: Литература. 9 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В. И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение.

(вернуться к уроку)


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

В чем смысл стихотворения Горация «К Мельпомене» («Памятник»)?

С какими стихотворениями русских поэтов на эту тему оно перекликается?

Сравните стихотворения Горация, Державина, Пушкина о поэтическом бессмертии. В чем сходство и в чем различие между ними?

Выучите эти стихотворения наизусть, подчеркнув при чтении особенности каждого из них. Какое стихотворение Вам ближе и почему?

Источник: Литература. 9 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение.



К МЕЛЬПОМЕНЕ
Воздвиг я памятник вечнее меди прочной...
А. А. Фет
[8]

* * *
Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
И зданий царственных превыше пирамид;
Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
Избегну похорон, и славный мой венец
Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
С безмолвной девою верховный ходит жрец.[9]

И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый[10]
Стремительно бежит, где средь безводных стран
С престола Давн[11] судил народ трудолюбивый,
Что из ничтожества был славой я избран

За то, что первый я на голос эолийский[12]
Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
И лавром увенчай руно моих кудрей.
1854

Источник: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.
(вернуться к уроку)



ПАМЯТНИК
Я памятник создам не на земной твердыне...
В. Я. Брюсов

* * *
Я памятник создам не на земной твердыне,
Ни ветер, ни вражда его не сокрушат,
А годы долгие покроют дымкой синей
И от толпы заворожат.

Он будет из лучей, он будет из созвучий,
Для мира — призрачен, как образы во сне,
Далек, как марево, как пейзаж летучий
На недоступной вышине.

Но будут приходить к нему на поклоненье
Могучие умы и светлые сердца
И черпать близ него блаженное забвенье,
Желанный отдых для бойца.

Приветливей смотри на будущее, муза!
Замолкни, клевета с партийною враждой
И будет торжество свободного союза,
Что заключили мы с тобой.

Источник: «Литературное наследство», М., 1937, т. 27—28, с. 490.
(вернуться к уроку)

37 Билет - Ода Горация «к Мельпомене»

В заключение третьей книги Гораций поставил свою знаменитую оду “Ad Melpomenem” («К Мельпомене»), в которой поднимается традиционная в европейской культуре тема поэта и поэзии. О том, что созданное поэтом делает его бессмертным.

Что, по мнению Горация, станет ему памятником? Речь идет о нематериальном памятнике, который не смогут повредить ни годы, ни природные катаклизмы. Таким памятником поэту станет его творчество.

В чем он видит главную свою заслугу? Гораций видит свою главную заслугу в перенесении в римскую литературу достижений и традиций древнегреческой литературы.

Почему ода носит название «К Мельпомене»? В связи с чем упоминает поэт ее имя? Поэт считает, что за его заслуги Мельпомена увенчает его лавровым венком, т. е славой

Каждый поэт однажды задумывается о месте своей поэзии в жизни общества, о судьбе своих произведений. И, мысленно перебирая свою жизнь – свое творчество, - выделяет в нем главное, думает о заслугах перед потомками. Поэты очень часто облекают свои размышления в поэтическую форму. В русской литературе традиция написания подобных стихотворений началась с перевода оды Горация М. Ломоносовым. В дальнейшем создание такого рода стихотворений в жанре своеобразного литературного «памятника» стало общеевропейской традицией.

Первый перевод послания Горация на русский язык принадлежит М.В. Ломоносову. Затем вольный перевод стихотворения с оценкой своих заслуг в поэзии сделал Г.Р. Державин, назвав его «Памятник».

А.С. Пушкин, создавая свой «Памятник», знал эту литературную традицию, но непосредственно отталкивался от стихотворения Державина. А потому вполне правомерно сопоставление стихотворений этих двух поэтов.

В 1795 году другой русский поэт Г.Р. Державин осуществляет своеобразный перевод античного оригинала и называет свое стихотворение «Памятник». В нем русский поэт, как и Гораций, подчеркивает, что сам добился своей славы. Заканчивается стихотворение Державина обращением к творческому вдохновению в образе прекрасной женщины.

В 1836 году А.С. Пушкин создает свой знаменитый «Памятник». Чернышевский писал о том, что любопытно сравнивать, как Державин и Пушкин «видоизменяют существенную мысль Горациевой оды «Памятник», выставляя свои права на бессмертие. Гораций говорит: «Я считаю себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи»; Державин заменяет это другим: «Я считаю себя достойным славы за то, что говорил правду народу и царям»; Пушкин — «за то, что я благодетельно действовал на общество и защищал страдальцев».

Если же обратить внимание на то, что же оказалось для русских поэтов самым значительным в поднятой Горацием теме, то можно увидеть, что все они в его оде прежде всего полюбили слова “Non omnis moriar” — «Я не умру весь». Эти слова есть и у Ломоносова: «Не вовсе я умру», и у Державина: «Так! — весь я не умру», и у Пушкина: «Нет, весь я не умру»

Оба стихотворения написаны в жанре оды, поэтому интонация и лексика в них очень торжественны. Ритм стихотворений медленный, величественный. Державин в первой строфе сравнивает памятник с пирамидами, они уже тысячи лет стоят, им не страшно ни время, ни солнце, так и творчеству Гаврилы Романовича не страшно время. А у Пушкина памятник вознесся выше Александрийского столпа, а александрийский маяк считался самым высоким сооружением того времени. Значит Пушкин и Державин обращались к древним мифам, но каждый к разному чуду света.

Державин рассказывает о там, что он первый «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фемиды возгласить», это значит, что «Оду на день…» он попробовал сочетать с сатирой. Пушкин же не говорит о своих достижениях, но его произведениях, но его произведения будут известны, если «жив будет хоть один пиит», потому что у поэтов более тонкая душа, способная понять тонкости темы и идеи стихотворения.

Пушкин и Державин оставили частичку своих душ в своем творчестве, поэтому их произведения ценились, ценятся и будут знамениты еще сотни лет.

Каждый поэт переводил-пересказывал исходный античный тест по-своему, течению или направлению в литературе и связанному с этим представлением о поэтическом бессмертии, соответственно эпохе. И тем не менее каждый «Памятник» — это прежде всего мысль о будущем как главном условии посмертной славы поэта.

Уходя в ночную мглу… / Кафедра / Независимая газета

XXX ода Горация в зеркале русской предсмертной лирики

Пушкин, Блок, Маяковский… Все они
слышали танец собственной смерти.
Неизвестный художник. Танец смерти. XV век.
Национальная библиотека, Париж
В 1795 году Гавриил Державин написал в подражание XXX оде древнеримского поэта Квинта Горация Флакка «К Мельпомене» («Я знак бессмертия себе воздвигнул…») стихи, начинающиеся до боли знакомо:

Я памятник себе воздвиг

чудесный, вечный…

Широко известны они в другом варианте и за другим авторством:

Я памятник себе воздвиг

нерукотворный,

К нему не зарастет народная

тропа,

Вознесся выше он главою

непокорной

Александрийского столпа…

Это подражание Горацию (и Державину) положило начало новой, удивительной и пока недостаточно изученной традиции в нашей литературе – традиции предсмертного поэтического памятника, о которой я расскажу далее, разобрав три наиболее известных примера.

Хрестоматийное стихотворение Пушкина датировано 21 августа 1836 года и при жизни автора опубликовано не было. Впервые его напечатал в 1841 году Жуковский в посмертном издании пушкинских сочинений, с цензурными искажениями. Только через 40 лет Бартенев в заметке «О стихотворении Пушкина «Памятник» обнародовал восстановленный текст. Кстати, сам Пушкин никак не озаглавил свое произведение, но я буду придерживаться наименования, данного Жуковским, – просто ради удобства.

«Памятник» является последним значительным стихотворением Пушкина. Правда, в наше время томики пушкинской лирики обычно завершает не он, а другая вещь, претендующая считаться последним пушкинским стихотворением:

От меня вечор Леила

Равнодушно уходила.

Я сказал: «Постой, куда?»

А она мне возразила:

«Голова твоя седа».

Я насмешнице нескромной

Отвечал: «Всему пopa!

То, что было мускус темный,

Стало нынче камфора».

Но Леила неудачным

Посмеялася речам

И сказала: «Знаешь сам:

Сладок мускус новобрачным,

Камфора годна гробам».

Это не имеющее даты подражание арабской песне, помещенной во французском переводе в сборнике «Mélanges de Littérature Orientale et Française» (1835), датируется пушкинистами предположительно ноябрем 1836 года. Однако давно замечена его связь с переложением LVI оды Анакреона, датируемым совершенно точно: 6 января 1835-го.

Поредели, побелели

Кудри, честь главы моей,

Зубы в деснах ослабели,

И потух огонь очей.

Сладкой жизни мне немного

Провожать осталось дней:

Парка счет ведет им строго,

Тартар тени ждет моей.

К этому мрачному ряду относится и непосредственно предшествующее «Памятнику» стихотворение «Когда за городом, задумчив, я брожу…». Оно красноречиво свидетельствует о том душевном состоянии, в котором находился Пушкин (в апреле 1836 года он похоронил мать и, кстати, заблаговременно приобрел рядом с ее могилой место для себя самого), а главное – об усилившемся в нем предчувствии близящегося конца. В этих стихах противопоставлены два кладбища, городское и сельское – последнему отдает предпочтение поэт. И недаром: вид реальной пушкинской могилы в некрополе Святогорского монастыря под Псковом ничем не напоминает «публичное кладбище» на невских болотах.

Но Пушкин с его уникальной для русской поэзии витальностью не был бы самим собой, если бы его творческий путь оказался подытожен рассуждением об отвинченных урнах. «Солнце русской поэзии!» Впервые это выражение появилось в кратком извещении о смерти поэта, напечатанном 30 января 1837 года в № 5 «Литературных прибавлений к «Русскому инвалиду». Автор извещения Владимир Одоевский восклицает далее: «Пушкин! Наш поэт! Наша радость! Наша народная слава! Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть!» Подобные эпитеты (солнце, радость) не сопровождали в последний путь Михаила Лермонтова, Евгения Боратынского, Николая Некрасова, Федора Тютчева или кого-то другого из больших русских поэтов, за исключением разве что певца «прекрасной ясности» Михаила Кузмина.

Итак, словно опомнившись, через неделю Пушкин создает «Памятник». Перед нами ода, уже нетипичная для поэзии 1830-х годов. Торжественностью напоминает она пушкинского «Пророка». Речь в том стихотворении, напомню, идет о субъекте, внезапно наделенном даром прорицания. Глас Божий повелевает ясновидцу: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей». Автор «Памятника» так же, в повелительном тоне, обращается к музе:

Веленью Божию, о муза, будь

послушна…

При этом он абсолютно уверен в своей правоте, когда утверждает:

Слух обо мне пройдет по всей

Руси великой,

И назовет меня всяк сущий

в ней язык,

И гордый внук славян, и финн,

и ныне дикой

Тунгус, и друг степей калмык.

И у нас нет никаких оснований сомневаться в пророческом даре Пушкина, поскольку все предсказанное им в «Памятнике» сбылось.

Напротив, Александр Блок в предсмертных стихах не стал заявлять претензию на вечность, он воздвиг иной памятник.

Имя Пушкинского Дома

В Академии Наук!

Звук понятный и знакомый,

Не пустой для сердца звук!

Это – звоны ледохода

На торжественной реке,

Перекличка парохода

С пароходом вдалеке.

Это – древний Сфинкс, глядящий

Вслед медлительной волне,

Всадник бронзовый, летящий

На недвижном скакуне.

Пушкин! Тайную свободу

Пели мы вослед тебе!

Дай нам руку в непогоду,

Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость

Вдохновляла в те года?

Не твоя ли, Пушкин, радость

Окрыляла нас тогда?

Вот зачем такой знакомый

И родной для сердца звук –

Имя Пушкинского Дома

В Академии Наук.

Вот зачем, в часы заката

Уходя в ночную тьму,

С белой площади Сената

Тихо кланяюсь ему.

(«Пушкинскому Дому», 11 февраля 1921)

Вспомним пушкинский текст и обратим внимание на узнаваемые топонимы Петербурга. У Пушкина это пресловутый «Александрийский столп» – колонна на Дворцовой площади, воздвигнутая там в 1832 году Огюстом Монферраном, у Блока – древнеегипетская статуя Сфинкса, точнее, одного из двух, установленных на невской пристани возле Академии художеств.

Египет здесь, конечно, не случаен: в Горациевой оде упоминаются пирамиды («Я знак бессмертия себе воздвигнул/ Превыше пирамид и крепче меди», пер. Ломоносова). Но Пушкин, по привычке обходя цензуру в лице императора Николая, еще и заменил Александровскую колонну – символ эпохи правления Александра I – словами, близкими по звучанию. Игра столь изящна, что и в наше время гранитный монолит перед Эрмитажем часто именуют «александрийским столпом», забыв, вероятно, что так в эпоху античности называлось одно из семи чудес света – гигантский маяк в Александрии Египетской, лежащий теперь на дне Средиземного моря. Никакого отношения к нему, да и вообще к вывезенным в Европу скульптурным артефактам фараонов, работа Монферрана, разумеется, не имеет.

Пушкин! Тайную свободу

Пели мы вослед тебе!..

Вот, наконец, в блоковском тексте появился и сам автор «Памятника». Именно к нему, а не к названному в его честь учреждению напрямую обращается Блок. Таким образом, устанавливается настоящий адресат стихотворного послания. Именно с ним ведется разговор о «тайной свободе» (это выражение выделено самим Блоком в тексте стихотворения), и она, эта свобода, связана для Блока в первую очередь с творчеством Пушкина. Интересно, какую же тайную пушкинскую свободу он подразумевает здесь?

Обратимся за разъяснением к статье Блока «О назначении поэта», написанной накануне создания стихотворения «Пушкинскому Дому», то есть 10 февраля 1921 года, в очередную годовщину смерти Пушкина: «Эта тайная свобода, эта прихоть – слово, которое потом всех громче повторил Фет («Безумной прихоти певца!»), – вовсе не личная только свобода, а гораздо большая…»

Не совсем понятно. Думается все-таки, тайная свобода для Пушкина заключалась в том, что Федор Тютчев метко определил как «игру с людьми, игру с судьбою». Сам он прекрасно выразил это состояние в одной из «Маленьких трагедий» – «Пир во время чумы» (1830) в следующих словах Председателя:

Есть упоение в бою

И бездны мрачной на краю,

И в разъяренном океане,

Средь грозных волн и бурной

тьмы,

И в аравийском урагане,

И в дуновении Чумы.

Склонность к опасному заигрыванию с властью, тяга к разного рода мистификациям вкупе с задиристостью характера, доходящей временами до бретерства, позволяют предположить в Пушкине Игрока. И если внешне все выражалось в известной зависимости его от карточных игр, то тайной свободой стало для поэта чувство безнаказанности в играх с людьми и судьбой.

«Пушкин умер… – продолжает Блок. – Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура.

Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит.

Это – предсмертные вздохи Пушкина, и также – вздохи культуры пушкинской поры.

На свете счастья нет, а есть покой и воля.

Покой и воля. Они необходимы поэту для освобождения гармонии. Но покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю – тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем; жизнь потеряла смысл».

Здесь Блок, говоря как будто о Пушкине, обращает взгляд на себя и свое время. Он прав: покой и воля необходимы поэту. Но Пушкин умер потому, что проиграл в последнем состязании с людьми и судьбой, его культура не умирала и не умерла вместе с ним. А вот кто задохнулся вместе с умиравшей культурой, так это сам Блок.

Издатель Алянский, свидетель его самых последних дней, вспоминал: «Один Александр Александрович, должно быть, предчувствовал свой скорый уход. Он тщательно готовился к нему и беспокоился, что не успеет сделать всего, что наметил, и поэтому торопился».

Мемуарист ошибается: «скорый уход» Блок предчувствовал гораздо раньше – в феврале:

Вот зачем, в часы заката

Уходя в ночную тьму…

Блок умер утром 7 августа 1921 года. Непосредственной причиной смерти мог стать подострый септический эндокардит – воспаление внутренней оболочки сердца. Но имелась и другая причина, которую 10 лет спустя сформулировал Ходасевич в очерке «Гумилев и Блок»: «Вероятно, тот, кто первый сказал, что Блок задохнулся, взял это именно отсюда (то есть из процитированной выше статьи «О назначении поэта». Но в своем дневнике Блок оставил красноречивую запись от 18 июня: «Мне трудно дышать, сердце заняло полгруди». – М.Л.). И он был прав. Не странно ли: Блок умирал несколько месяцев, на глазах у всех, его лечили врачи – и никто не называл и не умел назвать его болезнь. Началось с боли в ноге. Потом говорили о слабости сердца. Перед смертью он сильно страдал. Но от чего же он все-таки умер? Неизвестно. Он умер как-то «вообще» оттого, что был болен весь, оттого что не мог больше жить».

Блок и впрямь не мог больше жить: вокруг него погибало все то, служение чему он ставил неизмеримо выше служения собственному «я». Неслучайно поэтому, адресуясь к Пушкину, свой поэтический памятник он все-таки воздвиг Пушкинскому Дому, в «не пустом для сердца звуке» которого соединились у него имя поэта и уходящая пушкинская культура.

Несколькими годами ранее, в середине своей классически 37-летней жизни Владимир Маяковский уже всерьез задумывался:

…не поставить ли лучше точку пули в своем конце.

(«Флейта-позвоночник», 1915)

Но в то время до конца было далеко. Необычайно мощный творческий потенциал Маяковского все еще требовал выхода. Поэтический пыл «горлана-главаря» начал постепенно ослабевать только в 1920-е, тогда-то и появились мысли о самоувековечении. Правда, пока жизнь брала верх над «бронзы многопудьем»:

Мне бы памятник при жизни

полагается по чину.

Заложил бы динамиту –

ну-ка, дрызнь!

Ненавижу всяческую

мертвечину!

Обожаю всяческую жизнь!

(«Юбилейное», 1924)

Вслед за Блоком и Маяковский в своих стихах обращается напрямую к Пушкину, точнее, к его образу в одухотворенной статуе:

Мне при жизни с вами

сговориться б надо.

Скоро вот и я умру и буду нем.

После смерти нам стоять

почти что рядом:

вы на Пе, а я на эМ.

(Там же)

Время угроз сбросить Пушкина и других классиков «с парохода современности» осталось в прошлом. И теперь уже бывший футурист-ниспровергатель протягивает классику руку помощи, по силе вполне сравнимую с десницей пушкинского «Каменного гостя»:

Я тащу вас.

Удивляетесь, конечно?

Стиснул?

Больно?

Извините, дорогой.

При жизни сговориться им, естественно, не пришлось, а вот в посмертии, в энциклопедических справочниках по русской литературе оба великих поэта действительно оказались рядом – на П и на М соответственно. Но в 1924 году, когда к 125-летию со дня рождения Пушкина писалось «Юбилейное», до смерти Маяковскому оставалось еще шесть лет.

И вот наступил роковой 1930-й. Жизненные обстоятельства поэта сложились как никогда тяжело. В феврале он вступил в официозный РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей), результатом чего стало бойкотирование его персоны со стороны большинства «левых» писателей. Во многом именно из-за бойкота, по сути дела, провалилась организованная в те же дни выставка «20 лет работы Маяковского».

В этой депрессивной обстановке поэт пишет «Во весь голос» – последнее большое стихотворение, несколько близоруко (а может, все видел, но не хотел верить, испугался и решил «переиграть»?) определенное им еще и как «первое вступление в поэму»:

Уважаемые товарищи потомки!

Роясь в сегодняшнем

окаменевшем говне,

наших дней изучая потемки,

вы, возможно, спросите

и обо мне.

И, возможно, скажет ваш

ученый,

кроя эрудицией вопросов рой,

что жил-де такой певец

кипяченой

и ярый враг воды сырой.

Профессор, снимите

очки-велосипед!

Я сам расскажу о времени

и о себе.

Так начинается подведение итогов, ставшее поэтическим завещанием Маяковского. Интересно, что далее, уже ближе к концу текста, по-командирски оглядев свои стихи, мысленно выстроенные им в солдатскую шеренгу, поэт заявляет об их готовности «и к смерти, и к бессмертной славе». На первый взгляд речь идет лишь о стихах как таковых: одни из них, не выдержав испытания временем, «умрут», другие – нет. Но разве трактовка этого образа столь однозначна? Нельзя ли понять высказывание Маяковского в том смысле, что творения готовятся встретить скорую смерть своего творца, чтобы затем разделить с ним бессмертную славу?

Стихи стоят свинцово-тяжело,

готовые и к смерти,

и к бессмертной славе.

Поэмы замерли, к жерлу

прижав жерло

нацеленных зияющих заглавий.

В таком случае иной смысл приобретают следующие слова:

И все

поверх зубов вооруженные

войска,

что двадцать лет в победах

пролетали,

до самого последнего листка

я отдаю тебе, планеты

пролетарий.

Обратите внимание: не отдам когда-нибудь в будущем, а именно «отдаю». Здесь и сейчас. Как же иначе, нежели как выражение последней воли, можно понять это высказывание?

Даже если предположить, что Маяковский, создавая «Во весь голос», имел в виду что-то другое, все равно «слова поэта суть уже его дела», как прозорливо заметил Пушкин. Поэт, хотя бы до конца и не осознающий своего положения, сам пробуждает те силы, которые, будучи однажды вызваны, не успокаиваются, пока не совершат свое дело. «Нельзя сопротивляться могуществу гармонии, внесенной в мир поэтом, – писал незадолго до смерти Александр Блок, – борьба с нею превышает и личные и соединенные человеческие силы… От знака, которым поэзия отмечает на лету, от имени, которое она дает, когда это нужно, никто не может уклониться, так же как от смерти».

Разговор «во весь голос» о собственном художественном значении если и уместно заводить вообще, то разве что незадолго до жизненного финала. Пафос, обращенный поэтом к самому себе в то время, когда он заговаривает о посмертии, ведет к возникновению в итоговом произведении «памятника». Появляется он и у Маяковского:

Неважная честь, чтоб

из этаких роз

мои изваяния высились…

Ну и наконец:

Мне наплевать на бронзы

многопудье,

мне наплевать на мраморную

слизь.

Сочтемся славою – ведь мы свои

же люди, –

пускай нам общим памятником

будет

построенный в боях социализм.

Таков был итог творчества. Теперь ничто уже не мешало поставить «точку пули» в конце. 14 апреля 1930 года время истекло: поэт выстрелил из револьвера себе в сердце.

Площадь Маяковского в 1992 году переименовали обратно в Триумфальную по стоявшей на ней до 1936 года арке Триумфальных ворот, но саму эту арку так и оставили на Кутузовском проспекте. Бронзовый монумент поэту (скульптор Кибальников, архитектор Чечулин) удержался пока на месте. А что же сталось с тем памятником, который Маяковский, не раз «становясь на горло собственной песне», воздвигал в своих «готовых к бессмертной славе» стихах?

Этот памятник рухнул, остались только стихи.

Памятник прочнее бронзы

exegi монументум aere perennius
regalique situ pyramidum altius,
quod non imber edax, non Aquilo inpotens
Possit diruere…
(Odes III: XXX17, строки 1-4)

Я построил памятник более долговечный, чем бронза,
выше царственных построек Пирамид,
, который ни проливающий дождь, ни дикий северный ветер
могут разрушить…

Так писал Гораций в своих «Одах III», предсказывая далеко идущее влияние его (и его современников) работ на грядущие столетия.Гораций был одним из многих талантливых поэтов, включая Овидия, Вергилия, Ливия, Проперция и Руфа, которые процветали в эпоху августинской латинской литературы (примерно с 42 г. до н. Э. До 17 г. н. Э.). Когда группа обиженных аристократов убила Юлия Цезаря в 44 г. до н.э., они надеялись восстановить свободу Республики. Вместо этого последовали годы гражданской войны, кульминацией которой стал первый римский император Август. Эти годы социальных, художественных и архитектурных изменений привели к созданию многих классических литературных шедевров, которые сформировали будущее европейской истории и культуры.

В X.d.732, манускрипте застольной песни 17 века, мы видим свидетельства этого наследия. На первый взгляд кажется, что рукопись посвящена исключительно выпивке и разгулу. Всего одиннадцать стихов, каждый из которых заканчивается строками на латыни. Однако более пристальный взгляд на латынь обнаруживает связи с тремя главными поэтами Августа: Горацием, Вергилием и Овидием. Само по себе это неудивительно для 1600-х годов, но краткость, с которой эти поэты вызываются в памяти (спрятанные в строках шумной застольной песни), интересна.

X.d.732, recto

Первое знакомое нам латинское слово - это четыре слова Горация в строке 4 в конце стиха 1.

Xd732, recto, line 4, que m non fecere desertum

Эти слова взяты из Посланий I, 5, строка 19. Полная строка в переводе, сохраняя первоначальное написание слова «disertum», - who have not flowing wine чашки, сделанные красноречиво? ( fecundi calices quem non fecere disertum). Это послание представляет собой приглашение Горация своему другу Манлиусу Торквату с просьбой провести летний вечер за ужином на его ферме.Ранее Гораций сказал , что нам разрешено провести летнюю ночь в доброжелательной, приятной беседе, не беспокоясь ( impune licebit aestivam sermone benigno tendere) . Он также напоминает Торквату, что это праздник дня рождения Цезаря, поэтому они могут расслабиться!

Гораций часто писал о своей любви к вину. Он не только превозносит его достоинства в этом послании, но и восхваляет его в Оде III, 19 и Оде III, 21, где называет свой винный кувшин верным ( pia testa) .Если предположить, что целевая аудитория имеет классическое образование, тогда они будут знать значение этих четырех слов в контексте. Их использование здесь восхваляет хорошую жизнь и простые радости вечеринки с друзьями. Они восхищаются Горацием и его эпикурейскими верованиями.

Мы встречаем второго поэта Августа в конце стиха 3 со словами из первой строки Эклога I.

Вергилия. X.d.732, recto, строка 12, recubans sub tegmine fagi

Эклоги - это разговоры между пастухами, проживающими в основном в сельской местности, пытающимися справиться с превратностями революции.Опять же, гекзаметр неполный. Полная линия - You, Tityrus, лежащий под покровом широкого раскидистого бука ( Tityre- tu, patulae recubans sub tegmine fagi) . В застольной песне отсутствует Tityre- tu, patulae. Tityre-tu in Virgil - это обращение к пастырю Титиру, с которым разговаривает Мелибой. С 1623 года OED внесло в список tityre-tu как «один из ассоциаций добросовестных хулиганов, наводнивших лондонские улицы в 17 веке.Эта застольная песня, возможно, вызывает связи с группой «Титирэ-ту» из-за преднамеренного пропуска слов.

OED, запись «tityre-tu».

В стихе 7 мы возвращаемся к Вергилию и части первой строки Эклога IV.

X.d.732, recto, line 28, paulo maiora canamus

Написанный примерно через два года после смерти Юлия Цезаря, в самый разгар кровопролития, Эклог IV предсказывает наступление золотого века. Он дает утешение обещанием грядущего мира. В строке 10 Эклоги Вергилий пишет об этом мире, когда правит Аполлон.Позже, когда Август становится императором, он «принимает» Аполлона, бога солнца, поэзии и исцеления. Он посвящает ему храм в Риме с прямым доступом к его собственному дому и благодарит его за победу над Марком Антонием и Клеопатрой. Аполлон, наряду с Марсом, богом войны и Вакхом, богом вина и плодородия, также упоминаются в застольной песне в конце стиха 2.

Император Август был проницательным политиком и привлек своего друга Мецената к созданию литературного кружка, который писал отточенные стихи в его пользу.Горация «Оды I, 2» приветствует Августа как спасителя государства. В «Энеиде» Вергилия есть тщательно составленные генеалогии, которые связывают Цезаря с Энеем, основателем Рима. Мать Энея - также Венера, которая искусно описывает приход Августа к власти как неизбежную судьбу, определенную богами.

Овидий может быть величайшим поэтом Августа с самым прочным отпечатком. После цитат Горация и Вергилия и знания о любви поэтов Августа к интертекстуальности, мы действительно ожидаем Овидия следующим.Конечно, он попадает в стих 8 со строкой 12 Метаморфоз XIII.


X.d.732, recto, line 32, tantu m valet ipse loquendo

Латинские отсылки становятся более серьезными по тону по мере развития песни. Мы попадаем в самый разгар Троянской войны, изображенной Овидием в «Метаморфозах». Аякс сравнивает военную мощь с ораторским искусством. Аякс заявляет, что он столь же силен в ожесточенном сражении, как этот человек (Одиссей) силен в речи ( tantum valet iste loquendo) .Рукопись заменяет оригинальный , который man (iste) на , (ipse). Имя Улисс / Одиссей ( Vlisses) в конце стиха 10 усиливает идею о том, что ораторское искусство является наиболее ценным активом на войне.

Последние строки стихов 9 и 11 зарезервированы для торжественного открытия Метаморфоз I. Стих 11 заканчивается и говорит об изменении форм ( et mutatas dicere formas). Это взято из важной первой строки Метаморфоз. В начале «Метаморфоз I» Овидий рассказывает нам о новых телах, рожденных из хаоса, и о сырой беспорядочной массе, которая предшествует порядку. Чтобы изменения произошли, должен быть хаос.

X.d.732, recto, line 44, et mutatas dicere formas

Эта застольная песня - ода вину и дружбе, или это тонкий классический комментарий о том, как справиться с турбулентностью 17 века? Это ностальгический взгляд на золотой век Августа или тост за стремление к новому золотому веку? Хотят ли мы, чтобы мы поверили, что ход истории предопределен, поэтому мы должны расслабиться и наслаждаться жизнью? Или это говорит нам захватить день ( carpe diem) и изменить историю ?

Мы начинаем с того, что Гораций приглашает своего друга на простой обед и ужин.Мы заканчиваем Овидием об изменении форм и обретении хаоса нового мира. Используя примеры из истории Рима, эта песня отражает современное время и пытается поднять его до золотого века, каким бы кровавым он ни был.

От Николая Зерова до Андрея Содомора

Лада Коломиец

© 2019 Восток / Запад: Украинский журнал (ewjus.com) ISSN 2292-7956

Том VI, № 2 (2019)

Маифет, Григорий.Рецензия на «Теорию и практику переклада» О. Финкеля. Червоный

шлях, нет. 12, 1929, стр. 149–253. Репринт в О. А. Кальниченко и Ю. Ю.

Полякова. Украинская перекладознавча думка 1920-х - початка 1930-х

рок: Хрестоматия выборных занятий с перекладознавством, под ред. Леонида

Черноватого и Вячеслава Карабана, Новая книга, 2011, с. 376-91.

---. «Z uvah do teorii perekladu». Крытыка, т.3. 1928. С. 84–93.

Ниранджана, Теджасвини. Перевод сайта: история, постструктурализм и колониальный контекст

. U of California P, 1992.

Орест, Михаил. «Зеровиана». Каталептон: украинские стихи Николая Зерова, отредактировал

и с послесловием Михаила Ореста, 1951, стр. 61-64.

Поли, Мэтью Д. Ломая язык: язык, образование и власть в Советском Союзе

Украина. У Торонто П, 2014.

Павлычко, Дмитрий.«Бессмертный майстер». Творы в двух томах. Том 1: Поэзи.

Переклады, Николай Зеров, под редакцией Х. П. Кочура и Д. В. Павлычко, Днепр,

1990, с. 14-20.

Робинсон, Дуглас. Очередь переводчика. Johns Hopkins UP, 1991.

---. Перевод и империя: объяснение постколониальных теорий. St. Jerome, 1997.

---. Перевод и табу. Северный Иллинойс, 1996.

Роуз, Мэрилин Гэддис. «Иностранное или одомашнивание: обсуждение норм идет с территорией

.”Основы коммуникации: Материалы 34-й ежегодной конференции Американской ассоциации переводчиков

, под редакцией Эдит Ф. Лоса,

Learned Information, 1993, стр. 265-71.

---. Перевод и литературная критика: перевод как анализ. Издательство Св. Иеронима,

1997.

Савченко, Юрий. «Почин». Плужанин, №№ 9-10 (13-14), 1927, стр. 63-71.

Шевченко-Савчинские, Людмила и Константин Балашовы.Древняя литература

Разрушая стереотипы. Перевод Эльвиры Швец, CreateSpace

Независимая издательская платформа, 2014.

Шкандрий, Мирослав. Модернисты, марксисты и нация: украинская литература

Дискуссия 1920-х годов. Канадский институт украиноведения П, 1992.

Содомора Андрей, переводчик. Квинт Горации Флакк. Творы. Днепр, 1982

---. Студии одного вирша. Litopys, 2006.

Venuti, Lawrence, ed.Переосмысление перевода: дискурс, субъективность, идеология.

Рутледж, 1992.

---. Невидимость переводчика: история перевода. Routledge, 1995.

Захайская, Х.М. «Оды Горация в украинских перекладах». Науковый вісник

Черновицкого университета. Германская филология, т. 692-93, 2014, стр. 3-39.

Зеров, Николай. До джерел: литературно-крытычни статти. Слово, 1926.

---, переводчик. Квинт Горации Флакк: Поэзии.Антична литература: Хрестоматия, под ред. О. И. Билецкого,

, 2-е изд., Радянская школа, 1968, с. 458-83.

---. Творы в двух томах. Том 1: Поэзи. Переклады. Под ред. Х. П. Кочура и Д. В.

Павлычко, Днепр, 1990.

---. «У справи виршованого перекладу. Нотатки ». Життя и революция, т. IX, сентябрь

1928, стр. 133-46.

% PDF-1.6 % 5722 0 объект> эндобдж xref 5722 84 0000000016 00000 н. 0000002896 00000 н. 0000003131 00000 п. 0000003471 00000 н. 0000003592 00000 н. 0000003712 00000 н. 0000003833 00000 н. 0000003954 00000 н. 0000004137 00000 п. 0000005211 00000 н. 0000005518 00000 н. 0000006447 00000 н. 0000006961 00000 п. 0000007519 00000 н. 0000008032 00000 н. 0000008060 00000 н. 0000008146 00000 н. 0000008955 00000 н. 0000009798 00000 н. 0000010616 00000 п. 0000011493 00000 п. 0000012372 00000 п. 0000013189 00000 п. 0000014075 00000 п. 0000014821 00000 п. 0000019458 00000 п. 0000031005 00000 п. 0000031104 00000 п. 0000031203 00000 п. 0000031302 00000 п. 0000031401 00000 п. 0000031461 00000 п. 0000031573 00000 п. 0000031645 00000 п. 0000031679 00000 п. 0000031765 00000 п. 0000031799 00000 н. 0000031885 00000 п. 0000031919 00000 п. 0000032005 00000 п. 0000032039 00000 п. 0000032125 00000 п. 0000032159 00000 п. 0000032245 00000 п. 0000032279 00000 н. 0000032365 00000 н. 0000032399 00000 н. 0000032485 00000 п. 0000032519 00000 п. 0000032605 00000 п. 0000032639 00000 п. 0000032725 00000 п. 0000032759 00000 п. 0000032845 00000 п. 0000032879 00000 п. 0000032965 00000 п. 0000032999 00000 н. 0000033085 00000 п. 0000033119 00000 п. 0000033205 00000 п. 0000033239 00000 п. 0000033325 00000 п. 0000033359 00000 п. 0000033445 00000 п. 0000033479 00000 п. 0000033565 00000 п. 0000033599 00000 п. 0000033685 00000 п. 0000033719 00000 п. 0000033805 00000 п. 0000033839 00000 п. 0000033925 00000 п. 0000033959 00000 п. 0000034045 00000 п. 0000034079 00000 п. 0000034165 00000 п. 0000034199 00000 п. 0000034285 00000 п. 0000034319 00000 п. 0000034405 00000 п. 0000034439 00000 п. 0000034525 00000 п. 0000034559 00000 п. 0000001976 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 5805 0 obj> поток xb```b`Xbl,%} 0lWbtea ມ {! hBks "[} i͇X% 9 HT086I} 3ccRk ޢ! * a + GS, {= g; GYW)> NX @ aA ᦓ / LH0a; SS '&; JbsOPŌJL̿ [ \ hP9KLy% e = ŵE "[email protected] UrhQJ8Z @M - YM / '\ ASJ

Бродвью антология британской литературы Том 5: Викторианская эра - второе издание

Во всех шести томах Бродвью антология британской литературы представлена ​​британская литература в действительно отличительном свете. Полностью основанная на литературных и исторических исследованиях, антология использует свежий подход ко многим каноническим авторам и включает широкий выбор работ менее известных писателей. Антология также широко освещает всемирные связи британской литературы и уделяет внимание вопросам расы, пола, класса и сексуальной ориентации.Он включает всесторонние введения в каждый период, предоставляя в каждом случае обзор исторического и культурного, а также литературного фона. Он содержит доступные и привлекательные заголовки для всех авторов, обширные пояснительные аннотации и беспрецедентное количество иллюстраций и контекстных материалов. Новаторская, авторитетная и всеобъемлющая, The Broadview Anthology of British Literature зарекомендовала себя как лидер в этой области.

Полная антология состоит из шести томов в переплете вместе с обширным компонентом веб-сайта; последний был отредактирован, снабжен аннотациями и разработан в соответствии с теми же высокими стандартами, что и компонент антологии в переплетенной книге, и доступен по паролю, полученному при покупке одного или нескольких томов в переплете.

Во второе издание этого тома внесен ряд изменений. Добавлены «Наше общество в Крэнфорде» Элизабет Гаскелл и «Турецкая баня» Энтони Троллопа. Чарльз Диккенс теперь представлен рядом коротких отрывков.

Подборка стихов Д. Россетти был значительно расширен (включена вся последовательность 1870 House of Life ), как и Майкл Филд. Подборка стихов двух ключевых фигур, которые также фигурируют в сборнике двадцатого века (Томас Харди и У.Б. Йейтс) также теперь включен.

Некоторые из контекстных разделов тома были расширены - в частности, «Место женщины в обществе», которое теперь включает материалы, касающиеся законов о инфекционных заболеваниях) и «Британия, Империя и более широкий мир», который теперь включает раздел, посвященный законам о инфекционных заболеваниях. Большая выставка 1851 года.

В том также будут включены дополнительные наглядные материалы, в том числе еще четыре страницы с полноцветными иллюстрациями.

Неизбежно, некоторые выборы были исключены из переплетенной книги; Однако все они останутся доступными на веб-сайте антологии.Наиболее значительным изменением в этом направлении является книга Диккенса A Christmas Carol . Помимо того, что эти работы остаются доступными на веб-сайте, такие как Hard Times , Great Expectations и примерно 100 других наименований викторианской эпохи, они доступны как отдельный том в серии Broadview Editions и могут быть добавлены (за небольшую дополнительную плату или бесплатно для учащегося) в комбинированной упаковке в термоусадочной пленке.

Комментарии

Похвала Викторианская эпоха :

«Викторианская печатная культура во всем ее разнообразии представлена ​​в этой прекрасно иллюстрированной антологии.Действительно, количество свежих иллюстраций выделяет этот том среди конкурентов. Студенты бакалавриата обнаружат, что их ожидания в отношении старых викторианцев опровергаются малоизвестной фотографией ухмыляющейся королевы Виктории на первой странице введения. Преподаватели обнаружат, что их возможности обучения расширены за счет полезных контекстных материалов и дополнительного веб-сайта, который включает дополнительные основные и второстепенные материалы. В избранных антологиях представлены канонические авторы (часто более полно, чем конкурирующие антологии), но также включены важные произведения женщин-писателей, таких как Грейс Агилар, Сюзанна Муди, Матильда Блинд, Августа Вебстер, Эми Леви, Шарлотта Мью и Вернон Ли.Я счастлив порекомендовать этот том другим преподавателям и с нетерпением жду возможности использовать его в своих студенческих классах, где, как я ожидаю, студенты получат удовольствие и многому научатся из этой прекрасно иллюстрированной антологии всегда очаровательных викторианцев ». - Мэри Элизабет Лейтон, Университет Виктории.

Комментарии к записи Бродвью антология британской литературы :

«… Устанавливает новый стандарт, по которому теперь должны будут оцениваться все другие антологии британской литературы.»- Грэм Хэммилл, SUNY Buffalo

«С публикацией Broadview Anthology of British Literature учителя и студенты, обучающиеся на курсах исследования и бакалавриата, получили убедительную альтернативу устоявшимся антологиям Нортона и Лонгмана. … Это вполне реальное интеллектуальное, а также педагогическое достижение ». - Николас Уотсон, Гарвардский университет

«… Отличная антология. Хороший выбор для моих целей (включая несколько приятных сюрпризов), необходимый уровень аннотации, доступный по цене - и успех среди моих студентов.Я обязательно воспользуюсь им снова ». - Ира Надел, Университет Британской Колумбии

«После двадцати лет преподавания британской литературы по антологиям Norton я готов перейти на Broadview. Введение в каждый период является ключом к преподаванию обзорного курса, и те, что в Бродвью, кажутся мне более доступными для студентов и более подробными в их портретах каждой эпохи, чем у Нортона. А выбор авторов и текстов Бродвью включает в себя все, что мне нравится преподавать с помощью Norton, а также многое другое, что действительно интересно.»- Нил Р. Дэвисон, Государственный университет Орегона.

ПРИМЕЧАНИЕ: Онлайн-компонент антологии предлагает значительное количество дополнительных материалов для чтения, отредактированных в соответствии с теми же стандартами, что и переплетенная книга. Онлайновые чтения отображаются в разделах с гиперссылками ниже; чтобы загрузить эти показания, перейдите по гиперссылкам на сайт онлайн-ресурсов BABL и войдите в систему, используя свой пароль.

Предисловие

Благодарности

ВИКТОРИАНСКАЯ ЭПОХА

  • ВВЕДЕНИЕ В ВИКТОРИАНСКУЮ ЭПОХУ
    • Растущая сила
      Помольные мельницы, измельчение бедности
      Кукурузные законы, картофельный голод
      «Две нации»
      Политика полов
      Империя
      Вера и сомнения
      Викторианская жизнь в семье
      Культурные тенденции
      Технологии
      Культурная идентичность
      Викторианский реализм Роман
      Поэзия
      Драма
      Проза Документальная и печатная культура
      Английский язык в викторианскую эпоху
  • ИСТОРИЯ ЯЗЫКА И ПЕЧАТНОЙ КУЛЬТУРЫ
  • МЭРИ ПРИНЦ (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • История Мэри Принс, рабыни из Вест-Индии, связанной самой собой
    • В контексте: Мэри Принц и рабство
    • Петиция Мэри Принс, представленная в парламент 24 июня 1829 г.
    • от Томаса Прингла, Дополнение к История Мэри Принс
    • из Рассказ Эштона Уорнера
  • ТОМАС КАРЛИЛ
    • из Sartor Resartus
    • из Французская революция (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
      • Том 1, Книга 6, Глава 6: Четвертое сословие
        Том 2, Книга 3, Глава 7: Смерть Мирабеллы
        Том 3, Книга 4, Глава 7: Мария-Антуанетта
        Том 3, Книга 7, Глава 8: Finis
    • из Прошлое и настоящее
      • из Книги 1
        • Глава 1: Мидас
          Глава 6: Поклонение героям
      • из Книги 3
        • Глава 1: Явления
          Глава 2: Евангелие маммонизма
          Глава 11: Труд
          Глава 13: Демократия
      • из книги 4
        • Глава 4: Промышленные капитаны
  • THOMAS BABINGTON MACAULAY
  • КОНТЕКСТЫ: РАБОТА И БЕДНОСТЬ
    • Аноним, «Ткач парового ткацкого станка»
      от Элизабет Бентли, Свидетельство перед Комитетом 1832 года по труду детей на фабриках
      от Эндрю Юра, Философия производства
      от Уильяма Додда, Рассказ о Опыт и страдания Уильяма Додда, заводского увечья, написано им самим
      от Джозефа Адсхеда, Бедствие в Манчестере , Глава 3: Рассказы о страданиях
      Томас Худ, «Песнь рубашки»
      от Фридриха Энгельса, Состояние рабочего класса в Англии в 1844 г. , Глава 3: Великие города
      от преподобного Сиднея Годольфина Осборна, Письма С.GO
      от Элизабет Гаскелл, Мэри Бартон , Глава 6
      от Чарльза Диккенса, Hard Times , Глава 5: Ключевая записка
      от Генри Морли, «Земля на мельнице», Бытовые слова № 213 [22 апреля 1854 г.]
      от Генри Мэйхью, Лондон Лейборист и Лондонская беднота , «Мальчики переходят подметальные машины и тумблеры»,
  • SUSANNA MOODIE (sites.broadviewpress.com/bablonline)
    • из Черновая обработка куста
      • Введение
        Глава 15: Пустыня и наши индийские друзья
        из Главы 22: Огонь
    • В КОНТЕКСТЕ: Образец переписки Сюзанны Муди 1839 г.
    • из Жизнь на полянах против Буша
      • Глава 1: Бельвиль
        Глава 7: Собрания в лагере
        Глава 8: Ношение траура по мертвым
  • МЭРИ СИКОЛ (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • из Замечательные приключения миссис Сикол во многих странах
      • Глава 1: Мое рождение и отцовство
        Глава 8: Я хочу присоединиться к британской армии перед Севастополем
        Глава 9: Путешествие в Константинополь
        из Главы 13: Моя работа в Крыму
  • КОНТЕКСТЫ: МЕСТО ЖЕНЩИН В ОБЩЕСТВЕ
    • от Сары Стикни Эллис, Дочери Англии: их положение в обществе, характер и обязанности
      от Анонима, «Советы по современной системе гувернанток», Fraser's Magazine (ноябрь 1844 г.)
      от Харриет Тейлор, Предоставление избирательных прав женщинам
      из Ковентри Патмор, Ангел в доме
      из Уильяма Рэтбоуна Грега, «Почему женщины избыточны?»
      от Фрэнсис Пауэр Коббе, «Что нам делать с нашими старушками?»
      от Элизы Линн Линтон, «Девушка эпохи», Субботний обзор (март 1868 г.)
      от Фрэнсис Пауэр Кобб, «Преступники, идиоты, женщины и несовершеннолетние», Fraser's Magazine (декабрь 1868 г.)
      Май Пробин , «Модель» (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
      из «Между школой и браком», The Girl’s Own Paper , Vol. 7 (4 сентября 1886 г.)
      от Эммы Брюэр, «Наши друзья слуги», The Girl’s Own Paper , Vol. 14 (25 марта 1893 г.)
      от Гранта Аллена, «Простые слова о женском вопросе», Fortnightly Review 46 (октябрь 1889 г.)
      от Сары Гранд, «Новый аспект женского вопроса», North American Review 158 (Март 1894 г.)
      от Моны Кейрд, «Мешает ли брак саморазвитию женщины?» Царство леди (март 1899 г.)
    • Закон о проституции и инфекционных заболеваниях
      • Томас Худ, «Мост вздохов»
        от Генри Мэйхью, «Труд и бедняки: столичные округа», The Morning Chronicle (1849)
        от W.Р. Грег, «Проституция», Вестминстерское обозрение (январь 1850 г.)
        из Закона о инфекционных заболеваниях
        от Харриет Мартино, «Акты о инфекционных заболеваниях - II», Daily News (29 декабря 1869 г.)
        от Джозефин Батлер, Личные воспоминания о великом крестовом походе
        от Джозефин Батлер, Некоторые мысли о нынешнем аспекте крестового похода против государственного регулирования порока
        от Сары Гранд, The Beth Book
  • ЭЛИЗАБЕТ БАРРЕТ БРАУНИНГ
  • АЛЬФРЕД, ЛОРД ТЕННИСОН
    • Мариана
      Дворец искусств
      Леди Шалот
      Пожиратели Лотоса
      Улисс
      Эпический [Morte d'Arthur]
      Morte d'Arthur
      [Break, break, break]
      Locksley Hall
      from The Princess
      • [ Sweet and Low ]
        [ The Splendor Falls ]
        [ Tears, Idle Tears ]
        [ Now Sleeps the Crimson Petal ]
        [ Спустись, о горничная ]
        [ Женское дело - мужское
        ]
    • Мод (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
      In Memoriam A.H.H.
      The Eagle
      Атака легкой бригады
      из Идиллии короля (sites.broadviewpress.com/bablonline)
    • [ Цветок в извилистой стене ]
      Простор
      Пересекая бар
      В КОНТЕКСТЕ: Изображения Теннисона
      • Томас Карлайл, письмо Ральфу Уолдо Эмерсону (5 августа 1844 г.)
    • В КОНТЕКСТЕ: Викторианские образы легенды о короле Артуре
      В КОНТЕКСТЕ: Крым и камера
      • Роджер Фентон, Избранные фотографии
  • ЧАРЛЬЗ ДАРВИН
    • из Путешествие Бигля
      • из Главы 10: Огненная Земля
        из Главы 17: Галапагосский архипелаг
    • В КОНТЕКСТЕ: Изображения из Бигль
      из О происхождении видов
      • Введение
        из главы 3: Борьба за существование
        из главы 14: Резюме и заключение
    • из Происхождение человека
      • из главы 19: Вторичные сексуальные признаки мужчины
        из главы 21: Общее резюме и заключение
    • В КОНТЕКСТЕ: Защита и нападение на Дарвина
      • от Томаса Хаксли, «Критика Происхождение видов »
        от Томаса Хаксли, «Mr.Критики Дарвина »
        из Punch
    • В КОНТЕКСТЕ: Дарвин и человеческие общества
      • от Герберта Спенсера, Социальная статика: или, условия, необходимые для человеческого счастья, определены и созданы первые из них

ЭДВАРД ЛИР (sites.broadviewpress.com/bablonline)

    • Сова и котенок
      Как приятно знать, господин Лир!
      Избранные лимерики
      Донг и светящийся нос
  • КОНТЕКСТЫ: ДЕТСКАЯ И ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • из Шарлотты Мэри Йонг, «Сцена из ранней жизни семьи Мэй»
      из Томаса Хьюза, «После матча», Школьные годы Тома Брауна
      из Чарльза Кингсли, «Жизнь Тома как младенец из воды»
      из Томас Худ, «Мальчики с улицы Лондона: Слово об англиканской арабии», Собственный сборник фактов, художественной литературы, истории и приключений мальчика
      от Остина К. Хагермана, «Никогда не дуться», The Child's Own Magazine
      от Чарльза Дарвина, Биографический очерк младенца
      от Уолтера Патера, Ребенок в доме
      от Хилэр Беллок, Книга зверей плохого ребенка
      • Введение
        Большой бабуин
        Лягушка
    • Беатрикс Поттер, Сказка о кролике Питере
      от Редьярда Киплинга, «Как верблюд получил свой горб», Just So Stories for Little Children
      от Люси Мод Монтгомери, Энн из Зеленых крыш
      • Глава 3: Марилла Катберт удивлена ​​
    • от Кеннета Грэхема, Ветер в ивах
      • Глава 1: Берег реки
    • Поэзия для детей
      • из Сборник песен Tommy Thumb
        • Младенец на дереве
        • Пирожное
        • пенни в день
        • Лондонский мост
      • из Гирлянда детских песен Гаммера Гертона
        • Baa Baa, Черная овца
        • Кукушка
        • Отец Седобородый
      • от Энн и Джейн Тейлор, Рифмы для детской
        • Учимся идти в одиночку
        • Звезда
        • Танец младенца
        • Бедный малыш
        • Мама и младенец
      • из «Очерков по естествознанию» Мэри Хауитт
        • Зимородок
        • Паук и Муха: Аполог
      • от Сары Колридж, Красивые уроки в стихах для хороших детей
        • Буря
        • Всплеск и вспышка
        • Соловей
        • Имена прекрасных вещей
        • Рис ориза
      • из Уильяма Лайла Боулза, Короткие стихи для маленьких детей
        • Живая изгородь, к садовой розе
        • О старом прихожанине по дороге в церковь
      • от Кристины Россетти, Sing-Song: A Nursery Rhyme Book
        • Люби меня - я люблю тебя
        • Kookoorookoo!
        • На полях снег
        • Городская слива - это не слива
        • Слушайте, что говорят скорбные линнеты
        • Колыбель для младенца без ребенка
        • У моего ребенка пестрый кулак
        • Покрути мне венец из ветряных цветов
        • Блин смешать
        • У лилии гладкий стебель
        • Колыбельная, ох, колыбельная!
        • Кровать
      • от Кэролайн Мария Геммер, Бэби-Лэнд; или "Симпатичные стишки для маленьких "
        • Что сказали ягнята
        • Грачи
        • Старая мать Гадабут
        • Капля росы или жемчужина
        • Пони
        • Мертв
      • от Джорджа Макдональда, Поэтические произведения Джорджа Макдональда
        • Мать-природа
        • Птичьи песни
        • Детские
        • вверх и вниз
        • Детская проповедь
      • от Джулианы Горации Гатти Юинг, Aunt Judy’s Magazine
        • Синие колокольчики на Лее
  • ГРЕЙС АГИЛАР
    • Прошлое, настоящее и будущее: набросок
      Еврейский призыв
      Странники
  • ЭМИЛИ БРОНТ
    • Воспоминание
      Мольба за меня
      Старый стоик
      Мой утешитель
      [Громко, но ветер не ревел]
      [Немного, немного]
      [Разве Земля больше не вдохновляет тебя]
      [Моя трусая душа не принадлежит мне]
      Станцы
      [Ночь темнеет вокруг меня]
      [Я счастлив, когда больше всего вдали]
      [Если печаль о горе коснется тебя]
  • КОНТЕКСТЫ: НОВОЕ ИСКУССТВО ФОТОГРАФИИ
    • Роджер Фентон, «Предложение по созданию фотографического общества»
      от Чарльза Диккенса, «Фотография», Household Words , Vol.7 (1853)
      Фотография и бессмертие
      • от Элизабет Барретт, письмо Мэри Рассел Митфорд
        от сэра Фредерика Поллока, «Президентское послание», Фотографическое общество
    • Избранные фотографии
  • АРТУР ГЕНРИ КЛО (sites.broadviewpress.com/bablonline)
    • Epi-strauss-ium
      Провести бесчисленные годы боли
      из Amours de Voyage
    • Последний декалог
      «Бога нет», - говорит Злой.
      Qui Laborat, Orat
      Это правда, боги, которые обращаются с нами
      В Великой Метрополии
      Что над нами есть силы Я признаю
      Семь сонетов на Мысль о смерти
      Долг - то есть соответствие
      Пасхальный день
      Пасхальный день II
      Джейкоб
      Недавняя английская поэзия
      В КОНТЕКСТЕ: Письма Артура Клафа и Мэтью Арнольда
  • МЭТЬЮ АРНОЛЬД
    • The Forsaken Merman
      Изоляция.Маргарите
      Маргарите — продолжение
      Погребенная жизнь
      Цыганский ученый
      Станцы из Гранд-Шартрез
      Довер-Бич
      Восточный Лондон
      Западный Лондон
      Предисловие к первому изданию стихотворений
      из Функция критики Настоящее время
      из Культура и анархия
      • из Главы 1: Сладость и свет
  • МЭРИ ЭНН ШЭДД (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • Просьба об эмиграции
      В КОНТЕКСТЕ: Просьба об эмиграции
      • от Харриет Мартино, Общество в Америке
        от Фредерика Дугласа, Жизнь американского раба
        от Уильяма Х. Смита, Канадский справочник Смита
        из Закона о беглых рабах (1850)
        из Провинциальный свободный человек , 24 марта 1854 г.
  • КОНТЕКСТЫ: РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • от Шарлотты Бронте, Джейн Эйр
    • от Элизабет Гаскелл, Мэри Бартон
    • от Энтони Троллопа, Страж
      • из главы 3
        из главы 5
    • от Джорджа Элиота, «Евангелическое учение: доктор Камминг» ( Westminster Review , октябрь 1855 г.)
      от Энтони Троллопа, Доктор Торн
      • из Главы 32: Мистер Ориэл
    • от Томаса Хьюза, Тома Брауна в Оксфорде
      • из Главы 11: Мускулистое христианство
    • от Артура Хью Клафа, Dipsychus
      • «Бога нет», - говорит Нечестивый
    • от Джона Генри Ньюмана, Apologia pro vita sua
      • из Главы 5: Положение моего разума с 1845 года
    • от Сэмюэля Смайлса, Персонаж
      • из Главы 7: Долг - Правдивость
    • от Энтони Троллопа, Как мы живем сейчас
      • из главы 22: Нравственность лорда Ниддердейла
        из главы 60: Любовник мисс Лонгестафф
    • от Голдвина Смита, «Могут ли евреи быть патриотами?» ( Девятнадцатый век , май 1878 г.)
      от Эми Леви, Рувим Сакс
      • из раздела 7
        из раздела 8
    • от Томаса Хаксли, «Агностицизм и христианство»
      от Томаса Харди, Иуда Непонятного
  • ПРОЦТЕР АДЕЛАИДЫ (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • Женский вопрос
      Колыбельная песня о бедных
      Брегенцская легенда
      Урок войны 1855 года
      Благодарность
      Потерянный аккорд
      Женский ответ
      Последнее слово женщины
      Обращение
      Юбилей 1850 года
      Желание
      Церковь в 1849 году
      Бездомные бедняки
  • ДАНТЕ ГАБРИЭЛЬ РОССЕТТИ
    • Благословенный Дамозель
      Вудспердж
      Дженни
      Сон моей сестры
      Сибилла Пальмифера
      Леди Лилит
      Мария Магдалина у дверей Симона Фарисея
      из сонетов и песен, На пути к делу, которое будет называться 9000 «Дом жизни»
      • 1: Рождение невесты
        2: Искупление любовью
        3: Lovesight
        4: Поцелуй
        5: Брачный сон
        6: Верховная сдача
        7: Любовники
        8: Страсть и поклонение
        9: Портрет
        10: Любовное письмо
        11: Узы рождения
        12: День любви
        13: Любовь-сладость
        14: Безделушки любви
        15: Крылатые часы
        16: Жизнь в любви
        17: Луна любви
        18 : Сообщение Утра
        19: Бессонные сны
        20: Тайное расставание
        21: Разлученная любовь
        22: Сломанная музыка
        23: Смерть в любви
        24; 25; 26; 27: Уилловуд
        28: Мертворожденная любовь
        29: Вовлеченность
        30: Напрасно известные
        31: Ориентир
        32: Темный день
        33: Вершина холма
        34: Бесплодная весна
        35; 36; 37: Выбор
        38: Накопленная радость
        39: Тщетные добродетели
        40: Потерянные дни
        41: Певцы смерти
        42: «Retro Me, Sathana!»
        43: Заблудшие с обеих сторон
        44: Позор Солнца
        45: Ваза жизни
        46: Надпись
        47: Он и я
        48; 49: Newborn Death
        50: The One Hope
        Песня 1: Love-Lily
        Песня 2: First Love Remembered
        Песня 3: Выполненное обещание
        Песня 4: Внезапный свет
        Песня 5: Немного времени
        Песня 6: Песня о беседка
        Песня 7: Полутень
        Песня 8: Вудспердж
        Песня 9: Жимолость
        Песня 10: Молодая ель
        Песня 11: Морские границы
    • Тихий полдень
      [Сонет - мгновенный памятник]
      Бремя Ниневии (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
      Hand and Soul (sites.broadviewpress.com/bablonline)
      The Orchard Pit (sites.broadviewpress.com/bablonline)
      В КОНТЕКСТЕ: Прерафаэлиты (sites.broadviewpress.com/bablonline) )
      • от Уильяма Майкла Россетти, Данте Габриэль Россетти, его семейные письма, с воспоминаниями Уильяма Майкла Россетти
        • из Главы 13: Братство прерафаэлитов
      • от Джона Г. Милле, Жизнь и письма сэра Джона Эверетта Милле
        Чарльз Диккенс, «Старые лампы для новичков»
        из обзоров шоу Королевской академии, The Times , 3 мая, 7 мая 1851 г.
        от Джона Раскина, Письма в The Times , 13 мая, 26 мая 1851 г.
    • В КОНТЕКСТЕ: Противоречие «Школа плоти»
      • от Роберта Бьюкенена, «Плотская школа поэзии: мистер Бьюкенен».Д.Г. Россетти »
        от Данте Габриэля Россетти, Скрытая школа критики
  • КРИСТИНА РОССЕТТИ
    • Рынок гоблинов
      В КОНТЕКСТЕ: Иллюстрируя Рынок гоблинов
      Триада
      Помни
      День рождения
      После смерти
      Собирание яблок
      Эхо
      Зима: Мой секрет
      «Нет, спасибо, Джон»
      Пауза в мыслях
      Песня («Она сидела и пела все время»)
      Песня («Когда я умру, моя дорогая»)
      Dead Before Death
      Monna Innominata
      Cobwebs
      In the Artist's Studio
      Promises like Pie-Crust
      In Прогресс
      Наконец спит
  • ЛЬЮИС КЕРРОЛЛ
    • Стихи, прочитанные Шалтай-Болтаем
      Jabberwocky
      В КОНТЕКСТЕ: «Jabberwocky»
      • от Льюиса Кэрролла, В Зазеркалье и что там нашла Алиса
        • из главы 1: Зеркальный дом
          из главы 6: Шалтай-Болтай
    • В КОНТЕКСТЕ: Фотографии Льюиса Кэрролла
  • УИЛЬЯМ МОРРИС
    • Оборона Гвиневеры
      Стог сена во время наводнения
      из Надежды и опасения для искусства.Пять лекций
    • из Новости из ниоткуда
    • Как я стал социалистом
      В КОНТЕКСТЕ: Уильям Моррис и Эдвард Бёрн-Джонс
  • ОЛГЕРНОН ЧАРЛЬЗ СИНБЕРН
  • MATHILDE Слепой
    • Сказка русского школьника
      Мечта матери
  • Джерард Мэнли Хопкинс
    • Величие Бога
      Развалины Германии
      Виндховер: Христу, нашему Господу
      Красавица пестрая
      Феликс Рэндал
      Весна и осень: маленькому ребенку
      [Как зимородки загорелись]
      [Нет худшего, нет ничего]
      [Я просыпаюсь и чувствую наступление тьмы, а не день]
      [Нет, я не буду, утешение падалью]
      Та природа - гераклитов огонь и утешение воскресения
      [Ты действительно справедлив, Господь]
      В КОНТЕКСТЕ: Рост «Виндховера»
      из Journal 1870–74
      • [«Inscape» и «Instress»]
    • из письма Роберту Бриджесу (25 февраля 1879 г.)
      Предисловие автора
  • «МАЙКЛ ФИЛД» - КАТАРИН БРЭДЛИ И ЭДИТ КУПЕР
    • Служанки, не для вас Мой разум Меняется
      Магдалина
      Святой Себастьян
      Джоконда
      Девушка
      Был глубокий апрель и утро
      Возлюбленная
      xxii Бродвью Антология британской литературы
      [Иногда я посылаю свое сердце]
      [Она смешала меня с рутой и розами]
      [Наш мирт в цвету]
      Цикламены
      Возникновение
      [Когда я состарюсь]
      Кристине Россетти
      Гнезда в вязах
      Мумия вызывает его душу
      Старые слоновые кости
      Отлив
      на закате Сила в тишине
      Там, где ступали благословенные ноги
  • ОЛИВК ШРЕЙНЕР
    • из История африканской фермы
      из части 2, главы 1: Времена и времена года
  • ВЕРНОН ЛИ (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
    • Дева Семи Кинжалов
      Принц Альберик и Дама-Змея
      из Обращение со словами
      • Глава 3: Эстетика романа
        из главы 5
        • Раздел C: Карлайл и настоящее время
      • из Главы 6
        • Раздел A: Мередит
          Раздел B: Киплинг
          Раздел C: Стивенсон
          Раздел D: Харди
      • Глава 8: Можно ли научить письму?
  • СЭР АРТУР КОНАН ДОЙЛ
    • Приключение пятнистой ленты
  • ЭМИ ЛЕВИ
    • Xantippe
      Magdalen
      To Lallie
      Лондонский платан
      Лондон в июле
      «Баллада омнибуса»
      Лондонские поэты: (In Memoriam)
      Старый дом
      Страшный суд
      Кембридж в долгом
      Вернону Ли
  • КОНТЕКСТЫ: ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ИМПЕРИЯ И ШИРОКИЙ МИР
    • Томас Прингл, «Далеко в пустыне»
      от Фрэнсис Троллоп, Внутренние манеры американцев
      • из Главы 1: Вход в Миссисипи
        из Главы 3: Компания на борту парохода
        из Главы 34: Возвращение в Нью-Йорк - Заключение
    • из Томаса Бабингтона Маколея, «Минута об индийском образовании»
      из отчета о выступлении Уильяма Чарльза Вентворта, Законодательный совет Австралии
      из Уильяма Х.Smith, Smith’s Canadian Gazetteer
      Carlyle, Mill, and "The Negro Question"
      • из Томаса Карлайла, «Случайные рассуждения о негритянском вопросе», Fraser’s Magazine (1849)
        из Джона Стюарта Милля, «Negro Question», Fraser’s Magazine (1850)
        • Редактору журнала Fraser’s Magazine
    • Великая выставка 1851 года
      • Принц Альберт, Речь на банкете лорд-мэра, Лондон, 1849 г.
        из Иллюстрированный каталог The Art Journal of the Great Exhibition of the Industry of All Nations
    • от Генри Мэйхью, London Labor and the London Poor
    • Диккенс и Теккерей о гоночном вопросе
      • из Чарльза Диккенса, «Благородный дикарь», Домашние слова (1853)
        Уильяма Мейкписа Теккерея, Письма миссис.Кармайкл-Смит
    • Консерваторы, либералы и империя
      • от Уильяма Гладстона, «Наши колонии»
        от Бенджамина Дизраэли, «Консервативные и либеральные принципы»
        от Сесила Родса, речь, произнесенная в Кейптауне (18 июля 1899 г.)
        от Дэвида Ливингстона, «Кембриджская лекция № 1»
        Элиза М. ., «Счет Кейптауна», King William's Town Gazette (1863)
        от Агнес Макдональд, «На машине и Cowcatcher», Murray's Magazine (1887)
        • Генри Лоусон, «Жена водного водителя»
      • от Джона Раскина, «Инаугурационная лекция», Slade Lectures (sites.broadviewpress.com/bablonline)
        от Генри М. Стэнли, В самой темной Африке (sites.broadviewpress.com/bablonline)
        от Уильяма Бута, «Почему« Темная Англия »?» (sites.broadviewpress.com/bablonline)
        от Сары Жаннетт Дункан, «Легкомысленность англо-Индии» (sites.broadviewpress.com/bablonline)
        от Мэри Кингсли, Путешествие по Западной Африке (sites.broadviewpress.com/ bablonline)
        из WS Каин, «Живописная Индия: Справочник для европейских путешественников» (сайты.broadviewpress.com/bablonline)
        Виктор Дейли, «Когда звонит Лондон» (sites.broadviewpress.com/bablonline)
  • УИЛЬЯМ Батлер Йитс
    • Эфемера
      Озеро Остров Иннисфри
      В сумерки
      Тайная роза
      Он помнит забытую красоту
      Страдания страсти
  • ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
    • «Майкл Филд»
    • Джон Дэвидсон
    • Констанс Наден
    • Эрнест Доусон
      • Монахини вечного поклонения
        Одна в бедламе
        Селезенка
    • Лайонел Джонсон
      • Платон в Лондоне
        Темный ангел
        Темнота
  • CHARLOTTE MEW
    • Невеста фермера
      Мадлен в церкви
      Сдан

ПРИЛОЖЕНИЯ

Чтение стихов

Карты

Монархи и премьер-министры Великобритании

Словарь терминов

Тексты и контексты: хронологическая таблица (сайты.broadviewpress.com/bablonline)

Библиография (sites.broadviewpress.com/bablonline)

Разрешения Подтверждения

Указатель первых строк

Указатель авторов и названий

Наша редакционная группа:
Джозеф Блэк , Массачусетский университет
Леонард Конолли , Трентский университет
Кейт Флинт , Университет Южной Калифорнии
Изобель Гранди , Университет Альберты
Рой Теннесси
Джером МакГанн , Университет Вирджинии
Энн Прескотт , Барнард-колледж
Барри Куоллс , Университет Рутгерса
Клэр Уотерс , Калифорнийский университет, Дэвис

Бродвью антология британской литературы сопутствующих сайтов включает контент как для преподавателей, так и для студентов.

Интернет-ресурсы Сайт как для студентов, так и для преподавателей содержит около 200 интерактивных контрольных вопросов; более 500 онлайн-чтений по всем томам антологии, с 71 дополнительным чтением, относящимся к этому тому; подробности о британской валюте; хронологические диаграммы; библиографии; аудиотека с 37 образцами от древнеанглийского до начала 20 века; и больше. Код доступа к веб-сайту прилагается ко всем новым копиям. Если вы приобрели бывшую в употреблении копию или у вас отсутствует пароль для доступа к этому сайту, нажмите здесь, чтобы приобрести код в Интернете.

На отдельном сайте для инструкторов представлены справочные материалы, более 200 вопросов для обсуждения и «Подходы к преподаванию» для основных работ и авторов антологии; он также предлагает список содержания антологии по темам и регионам. Код доступа к веб-сайту прилагается ко всем копиям экзамена.

ПАКЕТ С ИЗДАНИЯМИ:

Добавьте любое издание в пакет, содержащий один или несколько томов BABL БЕСПЛАТНО! Второе издание можно добавить всего за 10 долларов.Чтобы просмотреть полный список доступных редакций, нажмите здесь.

МНОГОТОМНЫЕ ПАКЕТЫ:

Стоимость пакета

для The Broadview Anthology of British Literature:

УПАКОВКА ЛЮБЫХ ДВУХ ТОМОВ 1-6: 81,95 долларов США / канадских долларов
ПАКЕТ ЛЮБЫХ ТРЕХ ТОМОВ 1-6: 94,95 долларов США /
канадских долларов УПАКОВКА КОНКРЕТНОГО ИЗДАНИЯ A&B: 109,95 долларов США / канадских долларов

Обратите внимание, что пакеты, содержащие четыре или более тома, возможно, придется разделить из-за их большого объема.Для получения ISBN пакета свяжитесь с представителем Broadview или по адресу [email protected]

ВАРИАНТ КУРСАПЕКА:

Broadview с радостью создаст индивидуальный пакет курсов, включающий только выбранные вами чтения из этой и / или любых других наших антологий и изданий (за исключением чтений, которые контролируются правообладателем, отличным от Broadview Press). Мы предлагаем простой и интуитивно понятный конструктор настраиваемого текста, и вы также можете связаться с нашим администратором настраиваемого текста.

Если вы хотите узнать о различных возможностях пакета, обратитесь по адресу [email protected] или к вашему местному торговому представителю, чтобы убедиться, что вы получите наиболее выгодный вариант ценообразования для ваших студентов. Дополнительные скидки могут быть доступны при приеме на большой курс.

Особенности Бродвью антология британской литературы

  • - Непревзойденная гибкость
  • - Превосходные подробные знакомства
  • - Включен необычайно широкий круг авторов
  • - Пристальное внимание к вопросам расы, пола, класса и сексуальной ориентации
  • - Существенное освещение мировых связей британской литературы
  • - Более обширные и более полезные аннотации, чем в конкурирующих антологиях
  • - Сопутствующий веб-сайт включает в себя широкий спектр дополнительных элементов (а также аудиотеку, обзорные вопросы, хронологические диаграммы и т. Д.))
  • - Подробно проиллюстрирован на всем протяжении
  • - Более полный набор контекстных материалов, чем в любой конкурирующей антологии
  • - Доступны индивидуальные варианты пакетов курсов
  • - Можно комбинировать в термоусадочной упаковке с любым изданием Broadview без дополнительной оплаты
  • - Интерактивное руководство для инструктора

Особенности Викторианская эпоха

  • - Чарльз Диккенс представлен рядом своих художественных произведений (материалы из его романов, которые он обрезал, переформулировал и преобразовал в автономные художественные объекты для публичных чтений)
  • - Полные тексты памяти А.Х.Х., «Как важно быть серьезным» и «Приключение пятнистой повязки»
  • - Обширные контекстные материалы для ключевых отдельных работ и авторов
  • - Разделы «Контексты», «Работа и бедность», «Место женщины в обществе», «Новое искусство фотографии» и «Британия, империя и более широкий мир»
  • - Сопутствующий веб-сайт включает разделы «Контексты», посвященные «Детству и детской литературе» и «Религия и общество», а также отдельные статьи авторов, посвященные Харриет Мартино, кардиналу Ньюману, Артуру Хью Клафу, Флоренс Найтингейл и Уилки Коллинзу и другим.
  • - Сопутствующий веб-сайт включает полные тексты «Рождественская песнь», «Октоун», «Секрет леди Одли: драма в двух действиях» , «Просьба об эмиграции» Мэри Энн Шадд и «Дома вдовцов» Джорджа Бернарда Шоу

Новые возможности второго издания

  • - Добавлено «Наше общество в Крэнфорде» Элизабет Гаскелл и «Поездка по Палестине» Энтони Троллопа
  • - Подборка стихов Д.Г. Россетти и Майкл Филд были значительно расширены
  • - Томас Харди и У. Йейтса были добавлены из тома
  • антологии двадцатого века.
  • - Некоторые из разделов контекста в томе были расширены (в частности, «Место женщин в обществе», которое теперь включает материалы, касающиеся законов о инфекционных заболеваниях) и «Британия, Империя и более широкий мир», который теперь включает раздел на Большой выставке 1851 г.
  • - Визуальный материал был значительно расширен

Гораций Уолпол | Гораций Уолпол, 300

Гораций Уолпол и его коллекция миниатюр Жана-Этьена Лиотара

Кристин Рео Бранднер
Аспирант, история искусства, Йельский университет

Жан-Этьен Лиотар, Автопортрет , ок.1765-67. Гуашь, пергамент, в черной деревянной рамке, 4,1 х 3,8 см. Библиотека Льюиса Уолпола, lwlpr33241a + b.
Roethlisberger and Loche, no. 445, ил. 656.

Среди множества сокровищ Библиотека Льюиса Уолпола хранит миниатюрный автопортрет швейцарского художника Жана-Этьена Лиотара (1702–1789), выполненный гуашью на пергаменте. Первоначально миниатюра принадлежала Горацию Уолполу и была приобретена W.S. Льюисом в 1954 году. Простая деревянная рама была заклеена с обратной стороны бумажной подложкой с надписью рукой Уолпола: «Liotard / by / Himself./ A / legacy / к / мистеру Горацию Уолполу / от миссис М. Делани / 1788 г. » Позднее рука добавила по краям следующие строки: «Куплена для меня мистером Форстером в Strawberry Hill. 10 мая 1842 г. Р. Р. Престон ». Консервация объекта проводилась в 2012 году; бумажная подложка была осторожно удалена, а стекло и рама очищены. Картина теперь выглядит удивительно свежей и нетронутой.

Жан-Этьен Лиотар, который сегодня малоизвестен, при жизни прославился на всю Европу своей экзотической внешностью.Лиотар родился в Женеве и первоначально обучался в Париже как художник-миниатюрист. В 1738 году судьба Лиотара решительно изменилась, когда он принял приглашение группы английских джентльменов, среди которых был достопочтенный Уильям Понсонби (виконт Дунканнон, позже 2-й граф Бессборо) и Джон Монтегю, 4-й граф Сэндвич, сопровождали их в их грандиозном турне в Константинополь. В конце концов молодые туристы вернулись домой, но Лиотар решил остаться и присоединился к дому британского посла в Великой Порте Эверарда Фокенера.Вскоре он стал любимым портретистом эмигрантов в столице Османской империи. Работы Лиотара включали черно-красные рисунки мелом на бумаге, запечатлевшие интимные сцены европейцев в восточной одежде, которые переняли обычаи своей принимающей страны, сидя со скрещенными ногами на подушках и попивая кофе, а также более внушительные картины, такие как картина маслом в натуральную величину. портрет Ричарда Покока, первого археолога Ближнего Востока.

Европейские путешественники в Левант обычно носили местные костюмы, включая кафтаны и тюрбаны, но по возвращении в Европу они сбрили бороды и сбросили восточную одежду.(Gullström et al., 187.) Не то чтобы Лиотар, которому нравилась свободная турецкая одежда, и который продолжал носить ее всю оставшуюся жизнь. В 1743 году, когда художник прибыл в Вену, он сразу произвел фурор своей восточной мантией, большой меховой шапкой и длинной бородой, которую он отрастил по местному обычаю, находясь в Молдове при дворе князя Константина Маврокордато. Он привлек внимание императрицы Марии-Терезии и вскоре получил престижные поручения при императорском дворе.

В 1748 году Лиотар отправился в Париж, где он продемонстрировал свою бороду и костюм в опере, чтобы пробудить интерес к своей персоне и, таким образом, расширить свой бизнес портретиста. Фактически, некоторые критики Лиотара утверждали, что его успех полностью зависел от его манеры одежды, а не от его талантов как художника. Мадам Помпадур, королевская любовница и влиятельная покровительница искусств, поручила Лиотару нарисовать ее, но была менее чем довольна нелестным изображением художника.По мнению J.A. Дуларе, автор трактата по истории растительности на лице, маркиза резко отвергла портрет Лиотара со словами: «Votre barbe fait tout votre mérite». (Roethlisberger and Loche, Sources , 102.) Хотя анекдот, скорее всего, относится к сфере фантастики, постановка Лиотара как peintre turc продолжала вызывать волнение, куда бы он ни шел.

В 1753 году Гораций Уолпол описал прибытие Лиотарда в Англию в письме Горацию Манну, указав на экзотическую внешность художника: «Из-за того, что он жил в Константинополе, он носит турецкую одежду и бороду до пояса: это и его экстравагантные цены, которые он собрал даже сверх того, о чем он просил в Париже, вероятно, принесет ему столько денег, сколько он жаждет, поскольку он жаден за гранью воображения.(Уолпол, , переписка , 20: 362.) Уолпол не случайно обратил внимание на дебют художника в Лондоне в 1753 году, поскольку связь между двумя мужчинами началась в прошлом году, когда Уолпол заказал два портрета художнику. художник, еще работая в Париже. Шарль Черчилль, зять Уолпола, выступал в качестве посредника в сложных переговорах между Лиотаром и двумя любимыми французскими драматургами Уолпола, Кребийоном Младшим и Пьером де Мариво.Оба согласились сесть за Лиотара, но в конце концов Кребийон отказался передать свой портрет Уолполу, если он не получит копию оригинала. (Walpole, Correspondence , 20: 324f.) Столкнувшись с удвоением и без того непомерных гонораров в шестнадцать гиней, которые требовал Лиотар за свою работу, Уолпол неохотно признал свое поражение. Миниатюра Мариво, однако, была лично доставлена ​​в Уолпол Лиотаром и благополучно помещена в шкаф из розового дерева, в котором хранилась его коллекция эмалей и миниатюр.(Walpole, Описание , 56.) Миниатюра сегодня утеряна, но Уолпол рассказал историю ее доставки Горацию Манну, уделив особое внимание своему первому впечатлению от портрета: «Картина Мариво […] дает совершенно иное идея из того, что думают об авторе Марианны, хотя ее считают чрезвычайно похожей: лицо представляет собой смесь шутов и злодеев ». (Walpole, Correspondence , 20: 362.) Это краткое описание открывает небольшое окно в то, как Уолпол использует такие миниатюры; он, по-видимому, подверг их внимательному изучению, чтобы сделать выводы о характере моделей на основе их физиогномических особенностей.

В его кабинете также находилась миниатюра «Лиотара-живописца в турецком платье, покрытого эмалью, самого себя; подарена мистеру Уолполу его сестрой леди Мэри Черчилль. (Walpole Описание , 60.) На акварели кабинета Джона Картера миниатюру можно увидеть на внутренней стороне правой двери.

Джон Картер, Расположение миниатюр в шкафу из розового дерева на трибуне , н.д. Акварель, 32,6 х 27,5 см, наклеена. Библиотека Льюиса Уолпола, LWL folio 33 30, copy 11, on fol.161р.

Неизвестно, когда был сделан подарок, но вполне возможно, что леди Мэри купила миниатюру вскоре после прибытия Лиотара в Лондон. На спине нанесена эмаль, идентифицирующая художника и дату создания: «Liotard / by Himself / 1753». Портрет демонстрирует изысканную отделку, которой был известен Лиотар, изображая художника в восточном кафтане из ярко-красного шелка. , белое нижнее белье с вышитыми цветами, в своей обычной красной кепке и с фирменной бородой.

Жан-Этьен Лиотар, Автопортрет в профиль , 1753 г. Эмаль, 6,1 х ​​4,6 см. Королевская коллекция, Лондон, RCIN 421436. Roethlisberger and Loche, no. 262, ил. 391.

Миниатюрные портреты представляют собой составные артефакты, изготовленные из различных материалов, таких как алмазы и другие драгоценные камни; многие были заключены в медальон для улучшения тактильных ощущений и контроля видимости. Шкаф Уолпола из розового дерева сам по себе был гибридным объектом не только потому, что он имитировал драгоценную обстановку миниатюр, которые он укрывал, но также потому, что в нем размещались его портреты известных людей, ценимых за моральный пример, который они воплощали, вместе с предметами, имеющими сентиментальную ценность для общества. владелец.В описании шкафа Уолполом среди экспонатов указаны миниатюрные портреты его братьев и сестер и родителей, в том числе «два медальона в форме сердечек с волосами сэра Роберта Уолпола и Кэтрин Шортер, украшенные бриллиантами». (Уолпол, Описание , 57.)

Эмалевые миниатюры представляли собой интимные предметы, которые можно было держать в руках, и их часто носили на теле их владельцев как украшения. (Pointon, Miniature Portraits ). Чтобы облегчить эмоциональное взаимодействие с изображенным человеком, сиделки часто изображали лицом к лицу, чтобы напрямую обратиться к смотрящему.В то время как практика частного обмена миниатюрами и их визуального отображения на теле продолжалась на протяжении всего восемнадцатого века, эти маленькие портреты начали цениться коллекционерами за их эстетическую, а не сентиментальную ценность. В отличие от миниатюрных предметов, имеющих большое личное значение, «Автопортрет » Лиотара 1753 года не вызывает страстного участия или эмоциональной реакции со стороны смотрящего. Резкий профиль, выделяющийся на блестящем белом фоне, представляет художника как объект для отстраненного размышления зрителя о характере и достоинствах натурщика.Черты Лиотара выделяются подробным изображением, выбранным для того, чтобы пробудить повышенный интерес к его экзотике. Однако изысканная отделка эмалевого автопортрета также говорит о технических возможностях художника и демонстрирует его навыки и талант.

Сегодня Лиотар наиболее известен своими крупными портретами пастелью, но в восемнадцатом веке он был знаменитым миниатюристом, который использовал различные техники, доступные в то время. Помимо эмали, Лиотар освоил также технику гуаши на пергаменте.Его небольшой автопортрет в Библиотеке Льюиса Уолпола написан этим традиционным методом, первоначально использовавшимся в мастерских иллюминаторов в начале шестнадцатого века; пионерами этого жанра были английские миниатюристы Николас Хиллиард (1547–1619) и Питер Оливер (около 1594–1647). В отличие от полированной эмали, пергамент дает бархатистую поверхность, более близкую к предпочтительной пастели Лиотара. В автопортрете библиотеки Льюиса Уолпола - крошечный лист пергамента размером всего 4 дюйма.Размер 1 на 3,8 см помещен в глубокую деревянную раму и защищен стеклом. Таким образом, квадратная форма объекта, несмотря на его небольшие размеры, напоминает обычный формат портрета большого размера. Художник демонстрирует себя в ярко выраженном красном чепце, свободном синем кафтане и желтой майке в соответствии с его обычной турецкой одеждой. Однако белый воротник с оборками - часть традиционной одежды его родного города Женева. Самая яркая особенность картины - ее отсутствие - Лиотар изображает себя без бороды, деталь, должным образом отмеченная Уолполом в его Описание : «В стеклянной витрине у окна: Маленькая голова Лиотара акварелью. , без бороды, один; наследие миссисДелани. (Walpole Description , 94.) Согласно этой записи, миниатюра находилась во владении Уолпола еще в 1784 году, когда было опубликовано Description . Однако в надписи на обратной стороне рамы упоминается 1788 год, дата смерти Мэри Делани. Поэтому вполне вероятно, что Уолпол добавил эту надпись только в память о своем дорогом друге после ее смерти.

Стиль миниатюры и внешний вид художника полностью соответствуют серии автопортретов, написанных примерно в 1768 году, когда Лиотар находился в Женеве.(Roethlisberger and Loche, Sources , № 440-444, илл. 647-651.) Наиболее заметным отличием от полноразмерных женевских портретов, которые изображают художника, прямо смотрящего на смотрящего, является профиль миниатюры глава. Так же, как эмаль, которой владеет Уолпол, портрет на пергаменте предлагает внимательнее рассмотреть отличительные черты художника. Однако, в отличие от эмалевой миниатюры с ее выпуклой поверхностью, обращенной к зрителю, акварельный портрет Лиотара создает ощущение расстояния, даже если его рассматривать в непосредственной близости.Парадоксально, но именно это фундаментальное и непреодолимое расстояние производит немедленный эффект присутствия. Миниатюра предлагает удивительный опыт для смотрящих, которые фактически теряют чувство масштаба, привлеченное изысканно проработанными деталями лица. Несмотря на свой крошечный размер, он дает живое представление о характере художника: легкая улыбка, играющая на его губах, намекает на стоический характер, полученный в результате жизни, полной приключений. Взгляд Лиотара, сфокусированный на далеком объекте, говорит о профессиональном этосе, направленном на то, чтобы как можно точнее представить природу.

Вполне возможно, учитывая деловую хватку Лиотара, что он написал несколько таких небольших автопортретов, чтобы они были доступны для своих клиентов, многие из которых дорожили бы подобием знаменитого peintre turc . Миссис Делани, первоначальная владелица миниатюры, описала визит в мастерскую Лиотара в 1772 году в письме от 11 апреля: «Вот мисс Фоли, пришедшая отнести меня к Лестарту [ sic ], где она должна сесть. для ее картины.Только что вернулся, не совсем доволен. Картинка нравится, но не в лучшую сторону; еще один сеанс, надеюсь, улучшит. Лестарт в своем роде великий художник, но, по моему плохому мнению, не портретист ». (Paston, Memoir , 208.) В своем завещании от 22 февраля 1778 г. миссис Делани завещала еще один автопортрет Лиотара своему другу и благодетелю герцогине Портлендской. хранится в «большом квадратном футляре из шагреневой кожи». (Там же., 483.) Удивительно, но, несмотря на ее низкое мнение о Лиотара как портретисте, Мэри Делани тем не менее обладала как минимум двумя его автопортретами.

Собственная оценка Уолполом достоинств Лиотара как портретиста демонстрирует аналогичное двойственное отношение к работам художника. С одной стороны, Уолпол явно ценил и собирал портреты Лиотара для детального изображения натурщиков, но с другой стороны, он считал их чопорными и «слишком любящими доставить удовольствие тем, кто сидел с ним». (Уолпол Анекдоты , т.4, 195.) Миниатюрный автопортрет в Библиотеке Льюиса Уолпола, кажется, подтверждает мнение Уолпола: он показывает художника, изображенного с непоколебимым реализмом, без попытки идеализировать или улучшить черты его лица в соответствии с предвзятыми представлениями о художественном величии и мужская гордость. Это скромное изображение художника, чья жизнь и творчество продолжают восхищать нас сегодня, потому что он бросил вызов нормам общественного поведения и художественному стилю своего времени с независимостью ума, которая отмечает его как личность Просвещения, а также современность.

Библиография:

Кумбс, Кэтрин, «Гораций Уолпол и коллекционирование миниатюр», у Снодина, Майкла и Синтии Роман (ред.), Strawberry Hill Горация Уолпола, 182–1999 . Выставка организована Библиотекой Льюиса Уолпола, Йельским центром британского искусства и Музеем Виктории и Альберта. На выставке в Йельском центре британского искусства с 15 октября 2009 г. по 3 января 2010 г. и в Музее Виктории и Альберта с 6 марта по 4 июля 2010 г. (Нью-Хейвен и Лондон: Yale Univ.Press, 2010).

Gullström Beatrice, et al. (ред.), Жан-Этьен Лиотар (1702-1789), выставка, организованная Королевской академией художеств в Лондоне и национальными галереями Шотландии. На выставке в Шотландской национальной галерее, Эдинбург, 4 июля - 13 сентября 2015 г., и в Королевской академии в Лондоне, 24 октября 2015 г. - 31 января 2016 г. (Лондон: Королевская академия, 2015).

Льюис, У. С. (ред.). Йельское издание переписки Горация Уолпола , 48 томов.
Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1937–83.

Пастон, Джордж, Миссис Делани (Мэри Грэнвилл, Мемуары 1700-1788 . Нью-Йорк: E. P. Dutton & Co. (Лондон: Grant Richards, 1900).

Пойнтон Марсия, «Окруженный бриллиантами: миниатюрные портреты в Англии восемнадцатого века», в The Art Bulletin , vol. 83, нет. 1 (март 2001 г.), 48–71.

Roethlisberger, Marcel and Rene Loche, Liotard: Каталог источников и корреспонденции, в связи с сотрудничеством Бодо Хофстеттера и Ганса Бека для миниатюр.2. тт. (Doornspijk: Davaco Publishers, 2008).

Уолпол, Гораций, Описание виллы Горация Уолпола, младшего сына
сэра Роберта Уолпола, графа Орфорда, в Строберри-Хилл недалеко от Туикенема, Мидлсекс. Со списком мебели, картинок, диковинок и т. Д. (Земляничный холм: напечатано Томасом Киргейтом, 1774 г.).

Уолпол Гораций, Анекдоты живописи в Англии , т. 4. (Лондон: Дж. Додсли, 1782 г.).

Дела Горация Коклеса и...

Образцовость в римской культуре : случаи из Горация Кокла и Клелии Автор (ы): Мэтью Б. Роллер Источник: Classical Philology, Vol. 99, No. 1 (январь 2004 г.), стр. 1-56 Опубликовано: Университет of Chicago PressStable URL: http: // www.jstor.org/stable/10.1086/423674. Доступ: 08.04.2011, 17:40. Использование архива JSTOR в означает ваше согласие с Условия и использования JSTOR, доступные по адресу .http: //www.jstor.org/page/ в fo / about / policy /terms.jsp. Условия и использования JSTOR предусматривают, в части, что, если у вас нет предварительного разрешения, вы можете не загружайте весь выпуск журнала или несколько копий статей, и вы можете использовать материалы из архива JSTOR только для личного некоммерческого использования.Пожалуйста, свяжитесь с издателем по поводу дальнейшего использования этой работы. Контакт с издателем in можно получить в редакторе по адресу .http: //www.jstor.org/action/showPublisher? PublisherCode = ucpress. .Каждая копия любой части передачи JSTOR должна содержать то же уведомление об авторских правах, которое появляется на экране или в < / strong> tedpage такой передачи.JSTOR - это некоммерческая ИТ-служба, которая помогает ученым, исследователям, и студентам открывать, использовать, и опираться на широкий спектр из содержания в надежном цифровом архиве. Мы используем in технологии формирования и инструментов, чтобы повысить производительность и облегчить создание новых форм стипендия.Для получения дополнительной информации о JSTOR, обращайтесь по адресу [email protected] Университет Chicago Press сотрудничает в g с JSTOR для оцифровки, сохранения и расширения доступа к Классической филологии. http://www.jstor.org

показать все

δρυμα Αικατερίνηυς Λασκαρίδη - ολιτιτιστικδη - Πολιτιστικσσ Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη σας προσκαλεί την Παρασκευή 4 Ιουνίου και ώρα 21.00, στη διαδικτυακή συναυλία «Φύσα θάλασσα τραγούδια» με [...]


  • Με μεγάλη χαρά σας ενημερώνουμε ότι από την Τετάρτη 19 Μαΐου 2021 το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη, η Ιστορική Βιβλιοθήκη και [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη στο πλαίσιο του εορτασμού της Παγκόσμιας Ημέρας Βιβλίου διοργανώνει διαγωνισμό φιλαναγνωσίας για παιδιά ηλικίας 5 -17 [...]


  • Με μεγάλη χαρά, το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη παρουσιάζει τη νέα έκδοση Σύνορα, Κυριαρχία, Γραμματόσημα.Οι μεταβολές του ελληνικού εδάφους, 1830-1947, [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη έχει τη χαρά να παρουσιάζει μια νέα ιστοσελίδα, αφιερωμένη στις εικόνες της περίφημης Συλλογής Αιμιλίου Βελιμέζη. […]


  • ο Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη διοργανώνει διαδικτυακή ενημερωτική συζήτησηαεπον αβμσπαπαν ανύματαπαν αν αμ. Απώλεια και Τραύμα κατά τη [...]


  • Σας ενημερώνουμε ότι о 2ος Λογοτεχνικός Διαγωνισμός Πρωτόλειου Διηγήματος ΜΑΡΙΛΕΝΑ ΛΑΣΚΑΡΙΔΗ για ελληνικά σχολεία του εξωτερικού θα πραγματοποιηθεί αλλά παρατείνεται [...]


  • Σας ενημερώνουμε ότι о 9ος Πανελλήνιος Λογοτεχνικός Διαγωνισμός Πρωτόλειου Διηγήματος στη μνήμη Καίτης Λασκαρίδη θα πραγματοποιηθεί αλλά παρατείνεται η προθεσμία [...]


  • Σε λειτουργία τίθεται και πάλι η υπηρεσία «Παράδοση βιβλίων στο σπίτι» της Δανειστικής Βιβλιοθήκης «Καίτη Λασκαρίδη»! Η υπηρεσία είναι διαθέσιμη [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη διοργανώνει διαδικτυακή ενημερωτική συζήτηση με θέμα «Βασικές Δεξιότητες Προσωπικής Ασφάλειας και Πρόληψης Σεξουαλικής Κακοποίησης παιδιών και ατόμων [...]


  • Το Δίκτυο Ναυτιλιακών Βιβλιοθηκών (ΔΙ.ΝΑΥ.ΒΙ - MarLiNet) στο πλαίσιο του εορτασμού των 200 χρόνων από την έναρξη της Ελληνικής Επανάστασης [...]


  • Την Τετάρτη 31 Μαρτίου 2021, ο Πρόεδρος του Ιδρύματος Αικατερίνης Λασκαρίδη και Υποναύαρχος επι τιμή του Πολεμικού Ναυτικού κ. Πάνος [...]


  • Η έρευνα στοχεύει στην εξερεύνηση των εκπαιδευτικών αναγκών και της στάσης των ελλήνων εκπαιδευτικών αναφορικά με τη συμπεριληπτική εκπαίδευση για [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη διοργανώνει διαδικτυακό σεμινάριο με θέμα «Διδασκαλία και μάθηση την εποχή της πανδημίας.Ποστήριξη και τεχνικές βελτίωσης […]


  • να διαδικτυακο σεμινάριο πραγματοποινριο πραγματοποινριο πραγματοποινριο πραγματοποιθηκε αποτοηοε, консорциум из 20 библиотек или библиотеки 2 20ου Σκοπός [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη, στοχεύοντας στην ενίσχυση του ερευνητικού έργου της έδρας Νεοελληνικών Σπουδών «Μαριλένα Λασκαρίδη» στο Πανεπιστήμιο του Άμστερνταμ [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη προκηρύσσει τον 8ο Πανελλήνιο Διαγωνισμό Βιολιού για τη χορήγηση μίας (1) υποτροφίας για διετείς σπουδές βιολιού [...]


  • Οι υλικές μαρτυρίες που φέρει ένα παλιό βιβλίο - κτητορικά σημειώματα και ετικέτες, σφραγίδες, τιμές, στοιχεία βιβλιοδεσίας και διακόσμησης, και [...]


  • Ο Τομέας Ψυχικής Υγείας του Ιδρύματος Αικατερίνης Λασκαρίδη συνεχίζει τα προγράμματα εποπτείας και υποστήριξης εκπαιδευτικών σε θέματα αυτισμού και ειδικών [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη, 200 χρόνια μετά την Επανάσταση, φέρνει το «χθες» στο «σήμερα» ! Πώς θα ενημερωνόμασταν αν ζούσαμε το [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη, σε συνεργασία με τους απογόνους του Λόρδου Τόμας Κόχραν (Thomas Alexander Cochrane, граф Dundonald, 1775-1860) [...]


  • Το Ίδρυμα Αικατερίνης Λασκαρίδη έχει στην κατοχή του ένα τεράστιο πλούτο αρχείων.Πάντα με γνώμονα την ελεύθερη πρόσβαση στο ευρύ [...]

  • Навигация по записям

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *