Год основания москвы и век: Как Москва строилась: история основания города

Содержание

Как Москва строилась: история основания города

Когда была основана Москва, и почему она в своё время обрела крепкие позиции – историки пытаются восстановить картину событий по сохранившимся документам и книгам того времени.

История основания Москвы

Принято считать, что Москву основал князь Юрий Долгорукий в 1147 году, по крайней мере, в 12 веке Москва упоминается Ипатьевской летописи. Происходит город из сёл, которыми владел боярский род Кучки. Согласно Тверской летописи, в 1156 году по приказу Юрия Долгорукова началось строительство деревянной крепости в незаселённой местности близ этих сёл. Юрий Долгорукий в своё правление активно осваивал восточный край древней Руси, помимо Москвы он основал Юрьев Польский и Переяславль Залесский (ныне города расположены во Владимирской области)

Но судя по археологическим находкам люди, населявшие сёла, стоявших на Москве-реке, вели активную культурную и экономическую жизнь и ранее. В частности, были обнаружены арабские монеты, отчеканенные в 9 веке; свинцовая печать киевского митрополита конца 11 века.

Некоторые исследователи предполагают, что сведения об основании Москвы были внесены в Тверскую летопись уже после превращения города в столицу. Официальная наука не подтверждает эту теорию. Николай Карамзин сообщает, что летописцы не упоминали основание Москвы, «… ибо не могли предвидеть, что городок бедный и едва известный в отдаленной земле Суздальской будет со временем главою обширнейшей Монархии в свете» (История государства Российского, том 2, глава ХII)

Рост влияния Москвы

В конце 13 века Москва в силу внешнеполитических и внутренних причин окрепла и возвысилась над другими княжествами. Ключевыми факторами послужили торговый потенциал региона и доверие татаро-монголов к московским князьям: Юрий Данилович Московский, внук Александра Невского и второй удельный московский князь, стал сборщиком дани, Иван Данилович Калита в середине XIV века разгромил антитатарское восстание в Твери.

Москва шаг за шагом, постепенно стала сильным и влиятельным княжеством и после явилась центром российской государственности. Город прошёл продолжительное эволюционное развитие прежде, чем он стал таким, каким мы видим его сегодня.

На обложке статьи картина А. Васнецова «Московский Кремль при Иване Калите» (1921)

История основания Москвы - кратко.

История России кратко

Москва – один из самых крупных городов на Руси, основанный в 12 веке и впоследствии объединивший под своим началом всю страну. Москва в 16 веке стала столицей и продолжает быть ею по сегодняшний день.

Москва была основана князем Юрием Долгоруким на Боровицком холме на месте слияния двух рек – реки Москвы и реки Неглинной. Выгодное географическое расположение города стало одной из основных причин, из-за которых город очень быстро обрел экономическую независимость и, следовательно, политическое влияние.

Исторические поселения и основание Москвы

На сегодняшний день сохранилось мало сведений о том, что находилось на территории современной Москвы задолго до ее строительства. Существуют данные, что на берегу реки на месте современного Храма Христа спасителя задолго до основания Руси располагались Дьяковские городища (железный век), именно они считаются первыми поселениями на этой земле.

Позднее, незадолго до появления Русского государства, эти земли облюбовали финно-угорские племена, проживающие вдоль берега на разрозненных хуторах. Вскоре тут начали появляться и славянские деревни, и села, принадлежащие племени вятичей. В тот период единого централизованного поселения на этом месте не существовало, и земли были заселены разрозненно.

Точная дата и даже век основания Москвы неизвестна, на этот счет до сих пор ведутся споры между историками. Учеными выдвигалась версия о том, что Москва была основана уже в 9 веке князем Олегом, однако никаких убедительных доказательств для этого нет. Более общепринятая версия гласит, что город был построен в 12 веке, однако точного месяца и года неизвестно.

Первое упоминание о Москве появилось в русских летописях (Ипатьевская летопись) в 1147 году. В этот период Киев постепенно начинает терять свою власть, русские земли перестают подчиняться единой, централизованной власти. В летописи говорится о том, как великий князь Киевский Юрий Долгорукий созывает военный совет и призывает для разговора князя Святослава Олеговича. Совет проходит, предположительно, на территории будущей Москвы, так как в летописи упоминается призыв «На Московь». Считается, что на момент упоминания в летописи города на этом месте еще не существовало, однако было достаточно крупное поселение.

Что касается более точной даты основания города, то тут происходит небольшая путаница. Согласно одной из версий, Москва была основана в 1156 году Юрием Долгоруким, который приказал на месте старого поселения построить деревянную крепость и заложить город. Эта версия подвергается критике, так как в этот период князь находился в Киеве, и летопись весьма нечетко упоминает его визиты на московские земли. Еще одна версия утверждает, что закладка крепости произошла чуть раньше, в 1153 году. Также существует мнение, что Москву мог основать вовсе не сам Юрий Долгорукий, а его сын Андрей.

Тем не менее, несмотря на споры ученых, принято считать, что Москва была основана в 1147 году (по дате упоминания в летописи) князем Юрием Долгоруким. Поскольку точная дата основания является загадкой, день города в Москве празднуют в первую субботу сентября.

Построенная в 12 веке, Москва быстро начала свое возвышение, однако лишь к 15 веку приобрела статус столицы, когда на престол взошел Иван Грозный. В 1712 году с приходом к власти Петра 1 Москва потеряла столичный статус, уступив его Петербургу, однако после революции в 1918 году снова стала столицей и является ею по сегодняшний день.

Московский Кремль

История любого древнерусского города начинается со строительства крепости. Первые укрепления на территории Москвы были построены Юрием Долгоруким, имели деревянные стены, небольшой диаметр и служили по большей части для проживания и хозяйственных нужд. Лишь в 14 веке старая крепость была перестроена, стены были выполнены из белого камня, территория расширена. Отсюда Москва получила название Белокаменной. Кремль перестраивался еще дважды, в 15 и 18 веках, после чего приобрел свой окончательный вид.

Название города

Название Москвы, как и многих других городов, связано с названием реки, на которой он стоит. Что касается названия самой реки, то тут существует несколько версий происхождения слова. Во-первых, согласно древнеславянской, слово «Москва» произошло от корня «моск», который имеет двойственное значение и означает как «мокрый, влажный», так и «ум». Вторая версия связана с проживающими на этой территории финно-угорскими племенами. Москва в данном случае является результатом соединения нескольких марийских слов, означающих в переводе «Медведь» и «Мать».

Наиболее распространенной версией сегодня является происхождение слова «Москва» из языка коми, на котором термин означает – «Коровья река». Москвой называли и саму реку и поселения, находящиеся по ее берегам.

Основание Москвы. 1147 год дата основания города Москвы Юрием Долгоруким, кратко история возникновения и развития Москвы

Основание Москвы

Москва – это первопрестольная столица России, сердце ее, так сказать,- представляет столько замечательного, поучительного, священного, что в силу весьма естественных движений души русской хочется знать: откуда все это? как произошло? как зародилось? как возникало?

Возникало все это вместе с самой Москвой постепенно, последовательно, не вдруг, а веками. Много надо было времени, чтобы Москва стала средоточием, куда начали стекаться соки внутренней народной жизни, стала зерном, из которого развилась сила и крепость Русского государства. Москва крепла постепенно, но зато прочно, твердо, самостоятельно, будучи при этом как бы искупительной жертвой России через нашествия, погромы, смуты, пожары и всякого рода другие народные бедствия. Все это Москва перенесла в силу своей непоколебимой твердости духа, в силу своей безграничной веры и стала как бы второй Россией, сплотив воедино все, что дорого русскому сердцу, что свято для всякого православного русского гражданина.

Таким образом, история Москвы есть история всей России, и Карамзин был прав вполне, сказав: «Кто хочет знать Россию, побывай в Москве».



Что мы знаем (или чего не знаем) о древней Москве?

Основание Москвы увековечено памятником, установленным по случаю 800 - летия города на Тверской (бывшей Советской) площади. Каждый москвич знает, что бронзовый витязь на могучем коне - князь Юрий Долгорукий, что величественным жестом он указывает место закладки нового города. Города, ставшего спустя несколько веков одним из крупнейших и знаменитейших городов мира. Издавна считается, что именно Юрий Долгорукий в 1147 г. основал Москву.

Но так считается только потому, что о первых годах и даже веках существования Москвы мы не знаем почти ничего.

Больше всего сведений о тех далеких временах дают летописные хроники, в которые монахи заносили из года в год все достойные упоминания события. Самые древние известные хроники о Москве ничего не сообщали, и лишь в 1147 г. в Ипатьевской летописи есть запись о том, что князь Юрий Долгорукий пригласил своего союзника, князя Святослава, к себе "в Москов". Это короткое сообщение стало самым известным во всей летописи. Оно разошлось по сотням книг, каждое слово в нем тщательно исследовано и истолковано учеными. Ведь это - первое известное нам упоминание о Москве.

Но именно из него следует, что 1147 г. никак не может быть временем основания Москвы - ведь она уже существовала и была довольно известным населенным пунктом, так как Долгорукий в своем приглашении даже не уточнял, где она находилась. В этом сумели убедиться археологи, когда во время рытья котлованов для строительства кремлевских дворцов (в прошлом веке - Большого Кремлевского, а совсем недавно - Съездов) глубоко в земле рабочие наткнулись на остатки деревянных укреплений. Удалось даже, пусть приблизительно, установить время их возведения - XI в., лет эдак за сто до Долгорукого. Поэтому можно смело считать, что русской столице, по крайней мере, тысяча лет.

Так или иначе, но время возникновения нашего города в летописях не упоминается. И после смерти князя Долгорукого летописцы упоминали о Москве лишь изредка. Так, в 1177 г. они отметили, что рязанский князь Глеб сжег ее всю вместе со стоявшими вокруг города селами и монастырями. Значит, за прошедшие годы Москва превратилась уже в небольшой центр, вокруг которого группировались меньшие населенные пункты.

Так или иначе, но время основания Москвы, по крайней мере, как города, считается, все-таки, 1147 г.

Легенды, былины, сказки...

Возникновение любого мало-мальски крупного населенного пункта обязательно обрастает всевозможными легендами, и неудивительно, что покрытое тайной веков время основания великой столицы издавна вызывало повышенное внимание не только серьезных историков, но и различных сочинителей. Их главной задачей было выдумать историю позанимательнее, поинтереснее, такую, чтобы она была достойна великого города, столицы огромного государства. Действующими лицами всех этих историй являлись, конечно, люди не простые - князья, бояре, святые отшельники и даже библейские патриархи. Некоторые сочинители подобных легенд еще опирались на те или иные исторические факты, другие даже не утруждали себя поиском каких-либо доказательств подлинности.

Например, в XVI в. родилась версия, что Москва была основана Мосохом, сыном Иафета, который, в свою очередь, был сыном библейского Ноя.

Другой сочинитель даже переписал старинную летопись, чтобы вставить свою историю об основании Москвы. Уж очень хотелось ему отнести основание русской столицы подальше в глубь веков и тем самым лишний раз возвысить ее. Самым подходящим временем для ее основания оказались времена "вещего Олега", тем более что в летописях есть упоминания об основании Олегом множества новых городов. Вот и написал сочинитель, что "Олег же нача грады ставите... и прииде на реку, глаголемую Москву, в нея же прилежат реки Неглинная и Яуза, и поставил град не мал и прозва его Москва".

Но чаще всего в рассказах об основании Москвы фигурирует некий боярин Кучка, владевший селами на месте нынешней Москвы и поссорившийся с властным князем. В различных версиях в роли князя выступает то Юрий Долгорукий, то его сын Андрей Боголюбский, то вообще никому неведомый Даниил Иванович. По-разному описываются и причины ссоры: то ли боярин отказался почтить князя, то ли последнему приглянулась красивая жена Кучки. Но в описании исхода ссоры разногласий нет: князь убивает боярина и захватывает его землю, а чтобы увековечить столь знаменательное событие, закладывает в бывших Кучкиных владениях город Москву, иначе называемый некоторыми рассказчиками Кучково.

Легенда о Кучке имеет под собой некоторую историческую основу. Хотя о нем самом летописи не упоминают, но зато хорошо известны некие Кучковичи, сыгравшие важную роль в убийстве князя Андрея Боголюбского. Этот факт прекрасно связывается с легендой о ссоре Юрия Долгорукого и Кучки - ведь тогда получается, что Кучковичи (сыновья Кучки) отомстили за убийство своего отца. Кроме того, по летописям известны и "Кучковы села". Правда, к возникновению Москвы они прямого отношения не имеют, так как стояли довольно далеко от Боровицкого холма - в районе современных Сретенских ворот. Но и в этих отрывочных косвенных сведениях о Кучке историки увидели возможность построить целые теории о происхождении, жизни и смерти загадочного боярина. Сочинялись даже биографии Кучки, в которых он предстает то старшиной - князьком славян-вятичей, то вождем финно-угорского племени, то богатым переселенцем из Новгорода.

Существовали также легенды о каком-то Вуколе, или Буколе, который вел отшельническую жизнь в здешних лесах, а потом вдруг почему-то предсказал новому городу великую судьбу. Упоминается и еще один отшельник - некий римлянин Подон.

Легендам и просто сказкам нет числа, а вот истину о событиях, предшествовавших основанию Москвы, мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Откуда произошло название "Москва"

Значительным источником знаний об исторической географии нашего города служит народная память, живущая в названиях самого города, его отдельных частей, рек и речек, холмов, улиц и переулков. Из этих названий можно извлечь немало информации о московской старине.

Прежде всего, откуда взялось само название "Москва"? Это не такой уж праздный вопрос; ведь, выяснив корни происхождения этого слова, можно понять, какой народ, в какие времена освоил берега реки и дал имя ей и населенному пункту, ставшему впоследствии столицей России.

Среди историков нет согласия даже в вопросе о том, река ли дала свое имя городу или наоборот. По одной из версий, название города возникло раньше и состояло из корней "моек" (на древнеславянском языке - "кремень") и "ков" или "хов" (от глагола "ховаться", т. е. "прятаться"). Значит, слово "Москва" означало "каменное укрытие", и уж от города оно перешло и на реку.

И все-таки большинство исследователей считают, что город получил свое название от реки, на которой он стоит. Ну а откуда тогда взялось название реки? Объяснений происхождения названия Москва много: и от русского слова "мосты", и от скифского "моска", что будто бы означало "крутящаяся", "извилистая".

Как ни странно, но и на этот вопрос давались вполне серьезные на вид ответы. Помните легенду о библейском "основателе" Москвы Мосохе? Вот он-то и был, по мнению одного древнего церковного историка, тот самый "Мос". А Ква - будто бы было именем жены этого "Моса". Вот и получалось, что Мое и Ква должны быть неразлучны, как муж и жена. А детей Мосы и Квы звали Я и Вуза, и от сложения их имен пошло название речки Яузы. Очень любопытная легенда, даже жаль, что она не имеет никакого отношения к действительности.

Наиболее вероятны две версии происхождения названия реки и города. Согласно первой из них, слово "Москва" финского происхождения и относится к тем далеким временам, когда по берегам реки еще обитали древние финские племена, оттесненные впоследствии на север славянами. Окончание "ва" всеми сторонниками финской версии переводится однозначно - вода, река. А вот с началом далеко не все понятно - кто-то переводит его как "медведь", кто-то как "корова" ...

По второй версии имя реке дали славяне, и означало оно на древнеславянском языке "мокрая", "сырая". Ведь до сих пор в русском языке сохранилось слово "промозглый", которое, может быть, является однокоренным с названием столицы.

Как ни различны две эти гипотезы, они сходятся в одном - в названии нашего города заложено указание на воду, сырость. И в самом деле, гидрографическая сеть региона играла в истории города самую заметную роль.

Крепость, традиционно считаемая первым московским "городом", т. е. укреплением, возникла на остроугольном мысу, образованном слиянием двух рек - Москвы и Неглинной. Их широкие русла и сырые топкие берега служили маленькому городку лучшей защитой от нападений многочисленных врагов, нежели ненадежная деревянная стена. Кроме того, из крепости, оседлавшей слияние двух рек, можно было контролировать движение по ним, что было весьма важно в те далекие времена, когда реки являлись основными транспортными артериями. Таким образом, реки были стратегическими объектами на раннем этапе становления Москвы, определявшими значение и оборонную надежность города - крепости. Неплохо защищали Москву и многочисленные, хотя и небольшие болота ее окрестностей.

Очень интересным и поучительным как в географическом, так и в историческом аспектах является вопрос о местоположении Москвы. Ведь выбор этого места оказался очень удачным. Ставший на Боровицком холме город не только перенес все беды и невзгоды, выпавшие на его долю, но окреп, разросся, стал столицей могущественного государства, одним из величайших и известнейших городов Земли.

Случайно или не случайно, но Юрий Долгорукий принял самое удачное в своей жизни решение, когда приказал укрепить стоявшее при слиянии двух не таких уж больших рек поселение. И пусть мы никогда достоверно не узнаем, какими именно соображениями руководствовался владимирский князь, но более или менее достоверные предположения на этот счет сделать можно, должно и даже интересно.

Когда возникло первое поселение на территории Москвы?

Вблизи Москвы археологами обнаружена так называемая Льяловская стоянка – стоянка людей каменного века. Это одно из древнейших, известных науке человеческих поселений в Европе. Оно существовало за тысячи лет до нашей эры.Льяловская стоянка находилась у села Льялова, на Клязьме. Археологические находки показывают, что жители стоянки пользовались стрелами, каменными орудиями, рыболовным и охотничьим оснащением. Следы этой далекой человеческой культуры найдены и на территории Москвы.

В Щукине, при устье реки Химки, археологами обнаружена другая стоянка льяловского типа. Жители ее уже пользовались кремневым оружием и керамикой.

В бронзовом веке обитатели московских поселений уже занимались скотоводством. Археологи нашли орудия фатьяновской культуры. На территории нынешних Софийской набережной и Русаковской улицы обнаружены топоры из полированного камня, наподобие бронзовых. Каменные полированные орудия, характерные для фатьяновской культуры, относятся ко второму тысячелетию до нашей эры.

В эпоху железа, начало которой датируется для этих мест приблизительно седьмым веком до нашей эры, на территории Москвы существовали так называемые дьяковские городища (по названию села Дьякова на Москве-реке, где поселения этого типа впервые обнаружены). Дьяковские городища находились на сравнительно высоком уровне культуры. Место для поселения выбиралось весьма умело. Городище располагалось большей частью на мысе, вклинившемся в реку. Избирали возвышенность, защищенную не только рекой, но и обрывами и низинами. Кроме естественной защиты, городище укреплялось двойным рядом рвов и валов, а также тыном. Обитатели дьяковских городищ занимались главным образом скотоводством и охотой, но знали и мотыжное земледелие.

На территории Москвы известно до десятка таких поселений: в районе Нескучного сада, Нижних Котлов, предположительно на территории бывшего храма Христа Спасителя, в районе Самотеки, на Потылихе. Еще в семнадцатом веке некоторые местности в Москве назывались городищами. Один из районов по берегу былой реки Неглинной именовался “Старое городище”.

Со времени каменного века на территории Москвы не прекращалась жизнь человеческого общества.

Идея глубочайшей древности запечатлена в народной памяти и получила отражение в преданиях и легендах. В одном сказании основателем Москвы считается «внук Ноя, сын Иафета», Мосох. Отсюда, мол, и название Москва. « И создал же тогда Мосох-князь и градец себе малый на горе, при устье Яузы-реки. На месте том… где и поныне стоит церковь каменная святого и великого мученика Никиты, бесов мучителя…»

По археологическим данным, а также письменным известиям, район Москвы заселяли древние славянские племена – вятичи и кривичи. В прошлом в исторической литературе часто придерживались версии, будто еще в двенадцатом веке славяне жили здесь небольшими, редкими группами среди сплошной массы финского коренного населения. Эта версия в настоящее время отвергнута наукой. В действительности по всему московскому району обнаружены славянские курганы древнейшего происхождения. Такими курганами усеяно было пространство, охватывающее нынешние Тушино, Царицыно, Болшево, Немчиново и многие другие места Подмосковья. Древние славянские курганы обнаружены и на территории самой Москвы – в районе нынешнего Замоскворечья.

На территории Москвы утвердились поселения славянского племени вятичей. Московская область находилась как бы на стыке расселения племен вятичей и кривичей. Вятичи жили южнее. Поселения кривичей уходили на запад и на север.

Вятичи и кривичи образовали основное этнографическое ядро русского народа. Они занимали все Волжско-Окское междуречье, а также другие прилегающие территории.

В двенадцатом веке, кроме этих славянских племен, вошедших в состав русского народа, в Суздальской области и на ее московской окраине уже жили новопоселенцы из южной Руси, Новгородской земли.

По археологическим памятникам, в девятом веке на месте нашего нынешнего Кремля, на так называемом кремлевском холме, расположено было славянское поселение.

Многие данные указывают на то, что существовавшие на территории Москвы древние поселения вели оживленную торговлю по Москве-реке. Все этому способствовало. Край обладал величайшими богатствами. Могучи были леса московские. Они славились соболями, горностаями, куницами, белками, лосями, в несметном количестве водилась дичь. Реки и озера полны были рыбы. В отдаленные времена в здешних водах водились бобры. Ловля бобров, видимо, была одним из весьма важных промыслов населения. Еще в пятнадцатом столетии на территории Москвы и в подмосковных селениях известны были охотники на бобров – бобровики. Большое значение имел бортный промысел. Он существовал здесь с древнейших времен. Пушнина, мед, воск далеко превосходили по своему изобилию потребности местного населения и стали предметами вывоза.

В тридцатых годах прошлого столетия ( в 1837 г.), во время земляных работ по закладке фундамента храма Христа Спасителя в Москве, у устья ручья Черторый, который здесь некогда протекал, были найдены две редкие серебряные монеты. На одной из них стояла дата: 862 год. Надпись свидетельствовала о том, что монета чеканена в Средней Азии, в городе Мерве. Другая была датирована 866 годом. Это была монета города Арменга в Армении.

Ряд данных говорит о том, что поселения на территории Москвы еще в девятых-десятых веках находились на оживленных торговых путях, имевших международное значение. Сюда проникали иноземные купцы, и русские люди сами хаживали в далекие восточные страны. Жители московских поселений, вероятно, предпринимали в то время путешествия и на Запад. В Московском районе скоплялись значительные богатства. Распространены были драгоценности. Почти во всех курганах московского района найдены ценные шейные украшения, серьги.

В одиннадцатых – двенадцатых веках значение поселений на территории Москвы еще больше возросло. Москва расположена была у границ Черниговского и Смоленского княжеств, вблизи Рязанской земли – издавна культурных и богатых районов страны, которые вели оживленную торговлю. Через Москву проходил путь из Суздальской земли на юг, в Приднепровье. Москва становилась юго-западным форпостом Суздальской земли.

Основатель Москвы

Первое летописное упоминание о Москве связано с именем Юрия Долгорукого. Он же считается и строителем первого городского укрепления на месте Москвы. Поэтому за Юрием Долгоруким прочно укрепилась репутация основателя Москвы, и уже в советское время князю Юрию Долгорукому был поставлен памятник на одной из центральных площадей столицы.

Но вопрос об основателе Москвы на самом деле не такой простой. Некоторые историки, например, считают, что строительство первого укрепления осуществлял не сам Юрий Долгорукий, а его сын, Андрей Боголюбский.

Много неясного и в вопросе о том, как и когда Москва оказалась под властью Юрия Долгорукого. Легенда, дошедшая до нас в редакции XVII в., говорит о том, - Третий Рим, так как Рим и Константинополь тоже были основаны на крови. Это обстоятельство побудило И.Е.Забелина выразить сомнение в народном происхождении эпизода об убийстве Кучки.

События, предшествовавшие основанию Москвы

Согласно А.Н.Насонову и В.А.Кучкину, территория Москвы еще в XI в. не входила в состав Ростово-Суздальской земли. Археологические данные свидетельствуют о том, что местность, где находится Москва, была заселена что ранее Юрия Москвой владел Кучка (или Кучко). Однако достоверность многих эпизодов из этой легенды подвергается сомнению.

Целью этой работы является сопоставление взглядов разных историков на события, связанные с началом Москвы. На основании этого сопоставления высказывается собственная версия этих событий.

Летописные источники и предания о начале Москвы

Первые летописные упоминания о Москве относятся к 1147 и 1156 гг. Под 1147 г. Ипатьевская летопись сообщает о встрече в Москве князей Юрия Долгорукого и Святослава Ольговича. Под 1156 г. в Тверской летописи помещено известие о строительстве "града Москвы".

К сожалению, ни из первого, ни из второго сообщения нельзя сделать однозначного вывода о дате возникновения города Москвы. В известии 1147 г. Москва не называется городом. Что касается сообщения 1156 г., то оно дошло до нас в позднем (XVI в.) летописном сборнике. Строительство Москвы приписывается в этом сборнике Юрию Долгорукому, который в 1156 г. был на Юге. Поэтому многие историки оспаривают дату, указанную в летописи. Как отмечал еще в конце прошлого века С.Ф.Платонов, "из двух наиболее ранних известий о Москве одно настолько неопределенно, что само по себе не доказывает существования города Москвы в 1147 году, а другое, хотя и очень определенно, но не может быть принято за доказательство того, что город Москва был основан в 1156 году".

Из сообщения Ипатьевской летописи можно сделать вывод, что Москва в 1147 г. уже существовала. Но так как данное известие не называет Москву городом, большинство историков считает Москву этого времени селом. Принадлежало это село, очевидно, ростово-суздальскому князю Юрию Долгорукому, который звал Святослава: "Приди ко мне, брате, в Москов".

Согласно легенде, записанной в XVII в., прежде Юрия Москвой владел боярин Степан Иванович Кучка (или Кучко). Юрий Долгорукий велел казнить его за какую-то дерзость, Москву забрал себе, сыновей Кучки отправил в столицу княжества, а на дочери женил своего сына Андрея (будущего князя Андрея Боголюбского).

В.Н.Татищев, ссылаясь на никому больше не известную Раскольничью летопись, утверждал, что жена Кучки была любовницей Юрия; Кучко забрал жену в свое село и хотел уйти в Киев, но Юрий, вернувшись из похода на Торжок, настиг их в Москве и убил боярина. Далее Татищев утверждал, что Юрий тут же заложил город и позвал Святослава в Москву на свадьбу Андрея и Кучковны. Этот рассказ И.Е.Забелин оценил как "чистейший вымысел".

Что касается записанной легенды о Кучке, историки отмечают, что она содержит явные ошибки, но, вероятно, опирается на древнее народное предание. То, что Москва принадлежала ранее Кучке, подтверждается летописным известием 1176 г., где Москва именуется также Кучково. Кучковичи были приближенными Андрея Боголюбского, они уговаривали его в 1155 г. вернуться на Северо-Восток, они же возглавили заговор, в результате которого князь был убит. Легенда утверждает, что причина убийства Андрея Юрьевича - месть за отца, но такое объяснение нельзя принимать всерьез. Убийство было совершено много лет спустя, в 1174 г., и связано с конфликтом между князем и боярством.

А.Н.Насонов отмечал, что к 1149 г. сфера владения вятичами уже была разграничена. Он, однако, полагал, что распространение суздальской дани на вятичей, обитавших в районе р. Москвы, связано с деятельностью Мономаха в начале XII в. Но никаких аргументов в пользу этого мнения Насонов не привел.

В.А.Кучкин считает, что начало формирования суздальско-черниговского рубежа "следует отнести к 30-м годам XII в., когда Юрий и его братья начали ожесточенную борьбу с черниговскими князьями". Однако, борьба эта велась исключительно на Юге и не затрагивала пограничную область вятичей.

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, следует подробнее остановиться на истории Ростово-Суздальской земли и деятельности Юрия Долгорукого.

 Ростово-Суздальской земли в X - начале XII веков

В X - XI вв. Ростово-Суздальская земля была далекой окраиной Киевской Руси. Киевские князья изредка посылали туда княжить своих младших сыновей, но большую часть времени эта земля оставалась без князя. Согласно А.Н.Насонову, в X в. главный путь из Ростова на "Русь" шел через Новгород, и дань с Ростовской земли доставлялась в Киев через Новгород. Путь с верхней Волги на Смоленск стал более или менее обычным лишь к концу XI в., а "прямоезжая" дорога "сквозь вятиче" стала более или менее проторенной только в середине XII в.

Первым князем, правившим в Ростово-Суздальской земле длительное время, был Юрий Долгорукий. С него началась непрерывная цепь самостоятельных правителей суздальских и владимирских.

Юрий Долгорукий был одним из младших сыновей Владимира Всеволодовича Мономаха, впоследствии великого киевского князя. Матерью Юрия, согласно А.Яновскому, была вторая жена Мономаха, имени которой в летописях не осталось.

Согласно В.Н.Татищеву, Юрий Долгорукий родился в 1091 г. В.А.Кучкин оспаривает эту дату на основании летописного рассказа, в котором брат Юрия, Вячеслав, укорял его: "Я уже был брадат, когда ты родился". Считая, что Вячеслав мог родиться не ранее 1080 г., Кучкин делает вывод, что Юрий родился не ранее 1095 г.

Вероятно, Юрий Долгорукий родился около 1095-96 гг. Он не упоминается среди участников похода на половцев 1107 г., но в знаменитом походе 1111 г. он, согласно В.Н.Татищеву, принимал участие. В январе 1108 г., заключив с половцами мир, отец женил Юрия на дочери половецкого хана Аепы.

Тогда же, по мнению Кучкина, Юрий был послан княжить в Ростово-Суздальскую землю. С ним был послан киевский боярин Георгий Симонович; очевидно, Юрий был еще мал и нуждался в дядьке-воспитателе, который первое время фактически правил от его имени.

О деятельности Юрия Долгорукого в Ростово-Суздальской земле летописи сообщают крайне мало. Гораздо подробнее описаны его войны, особенно в южном направлении.

В 1120 г. Юрий возглавил успешный поход на Волжскую Булгарию. Это единственное его деяние при жизни отца, которое попало в летописи. В 1125 г. он участвовал в похоронах отца в Киеве, после чего вернулся в свою волость.

В период правления Юрия Долгорукого фактической столицей Ростово-Суздальской земли стал Суздаль. Историки по-разному оценивают время, когда это произошло, и причины переноса столицы.

Возвышение Суздаля, согласно А.Н.Насонову, началось еще в XI в., свидетельство чему - термин "Суздальская земля". При Юрии Долгоруком этот процесс ускорился. Несомненно, что в конце своего правления Юрий жил в Суздале. В Суздале и пригородах строились великолепные храмы, Ростов же так украшен не был.

Возможно, главная причина возвышения Суздаля в том, что этот город был центром плодородного Ополья. Согласно А.Н.Насонову, Ополье интенсивно заселялось славянами в XI-XII вв. Колонизация в этот период шла не только с запада, но и с юга, страдавшего от половецких набегов и княжеских усобиц. Благодаря этому процессу, Ростов, старый центр славянской колонизации, стал уступать новому центру - Суздалю.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1132-39 гг.

Историки считают 1132 г., когда умер великий киевский князь Мстислав Владимирович, началом периода раздробленности и феодальных войн. Первое событие, возвестившее о начале усобиц, непосредственно связано с деятельностью Юрия Долгорукого: он выгнал из Переяславля своего племянника Всеволода Мстиславича, посаженного туда великим князем киевским Ярополком Владимировичем, старшим братом Юрия.

Мотивы этого поступка Юрия вполне понятны. Он имел шанс стать великим князем киевским при сохранении старого порядка, по которому братья по очереди занимали уделы в порядке их старшинства, продвигаясь к Киеву (т.н. "лествичное" восхождение). Занятие Переяславля племянником вперед дяди могло стать прелюдией к такому же занятию им Киева. Этого-то Юрий и не желал допустить.

В результате сыновья Мономаха вступили в конфликт со своими племянниками Мстиславичами. Последние объединились с черниговскими князьями Ольговичами и Давидовичами. Вспыхнула междоусобная война.

В то время как Юрий вместе с братьями Ярополком и Андреем обороняли Киев и Переяславль от Ольговичей, Давидовичей и Мстиславичей, новгородский князь Всеволод Мстиславич по просьбе своего брата Изяслава организовал два похода на Ростов.

В первом походе Мстиславичи с новгородцами дошли по Волге до устья р. Дубны и вернулись: новгородцы отказались воевать с сыном Мономаха. Возвращение войска вызвало на новгородском вече бурные споры. Сторонники войны возобладали, а лидеры меньшинства были сброшены в Волхов.

Зимой новгородцы вновь вторглись в Ростово-Суздальскую землю, дошли почти до Переяславля-Залесского, но были разбиты 26 января 1135 г. на Ждановой горе ростово-суздальским ополчением.

Война на Юге окончилась примирением. Юрий уступил Переяслвль младшему брату Андрею (сохранив за собой Остерский Городец) и вернулся в Суздаль. В 1136 г. Всеволод Ольгович вновь начал войну на Юге. Юрий пришел на помощь братьям, но война оказалась неудачной для Мономашичей: в январе 1137 г. Ярополк заключил со Святославичами мир, отдав им Курск. Юрий вернулся на Северо-Восток. Но в 1138 г. ему вновь пришлось помочь Ярополку в борьбе с непокорным черниговским князем.

В том же 1138 г. Юрий Долгорукий добился серьезного успеха в борьбе с Новгородом. Он применил экономическую блокаду, вследствие которой новгородцы остались без хлеба. В результате в апреле 1138 г. новгородцы выслали Святослава Ольговича (который сменил в 1136 г. Всеволода Мстиславича) и взяли на княжение сына Юрия, Ростислава.

Важным направлением деятельности Юрия в 30-40-е годы было строительство городов-укреплений. Согласно В.А.Кучкину, "война 1134-35 гг. показала незащищенность владений Юрия Долгорукого на западе. В последующее время суздальский князь приступил к строительству здесь крепостей." Первым, по-видимому, был построен город Кснятин в устье Нерли Волжской. Летопись относит строительство этого города к 1134 г., но А.Н.Насонов и В.А.Кучкин датируют строительство Кснятина 1135 г., когда Юрий возвратился с Юга.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1139-46 гг.

Ярополк Владимирович умер 18 февраля 1139 г. Киевский стол занял следующий сын Мономаха, Вячеслав. Но уже 5 марта Всеволод Ольгович выгнал его из Киева и сам стал великим князем. Единственный, кто попытался воспротивиться этому, был Юрий Долгорукий. Он поехал в Смоленск к племяннику Ростиславу Мстиславичу и начал собирать войска для похода на Киев. Но новгородцы, к которым он обратился, отказались дать войско, и Ростислав Юрьевич вынужден был уйти из Новгорода. В результате Юрий Долгорукий начал войну не со Всеволодом, а с Новгородом: он захватил Торжок. Согласно В.Н.Татищеву, новгородцы после этого вернули Ростислава, но вскоре выгнали вновь и взяли Святослава Ольговича.

В 1140 г. новгородцы снова выгнали Святослава Ольговича, затем отказались от Святослава Всеволодовича, сына великого князя. Разгневанный Всеволод решил оставить Новгород без князя. Кроме того, Новгород вновь подвергся экономической блокаде: судя по всему, не только Суздаль, но и другие княжества прекратили с ним торговлю; мало этого, везде задерживали новгородских купцов. Новгородцы терпели девять месяцев и, наконец, обратились к Юрию Долгорукому. Ростислав Юрьевич в 1141 г. вновь стал новгородским князем.

Узнав об этом, Всеволод Ольгович согласился послать в Новгород своего шурина Святополка Мстиславича, и новгородцы приняли его, а Ростислава вновь выслали. Но, согласно летописям, Всеволод при этом сильно разгневался на Юрия и захватил Остерский Городок, а также все имущество Юрия на Юге. Вскоре его братья Игорь и Святослав вторглись в Суздальскую землю.

В.Н.Татищев утверждал, что Ольговичи получили помощь от своего дяди, рязанского князя, не приняв во внимание, что их дядя, Ярослав Святославич, умер за 12 лет до описываемых событий. Согласно Н.М.Карамзину, Игорь и Святослав вступили в союз с Давидовичами. Киевская летопись приписала вторжение в Суздальскую землю великому князю, что, по мнению Карамзина, несправедливо.

Ольговичи могли напасть на область Юрия Долгорукого либо из Рязанского княжества, либо из земли вятичей. Но вятичами владел сам Всеволод Ольгович. Логично предположить, что великий князь, разгневанный на Юрия, оказал братьям помощь.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1146-47 гг.

В 1143 г. Изяслав Мстиславич приезжал к Юрию Долгорукому, чтобы договориться о совместной борьбе со Всеволодом Ольговичем. Но договориться не удалось, так как оба хотели получить великое княжение для себя.

В 1146 г. умер великий князь киевский Всеволод Ольгович. Он завещал киевский стол своему брату Игорю, но вскоре Изяслав Мстиславич захватил Киев и пленил Игоря. Игоря предали не только киевляне, но и его двоюродные братья, Давидовичи, и племянник Святослав Всеволодович. Верность плененному князю сохранил лишь его младший брат Святослав Ольгович.

Юрий Долгорукий не мог смириться с нарушением старшинства и должен был начать активную борьбу за Киев. Таким образом, Юрий Владимирович и Святослав Ольгович стали естественными союзниками.

Теснимый великим князем и Давидовичами, Святослав Ольгович обратился за помощью к суздальскому князю. Юрий собрал войско и двинулся на помощь троюродному брату. Но, дойдя до Козельска, узнал, что рязанский князь Ростислав Ярославич, подстрекаемый великим князем, вторгся в Суздалькую землю. Юрий был вынужден вернуться, послав Святославу Ольговичу лишь своего сына Ивана с ополчением белозерцев.

Против рязанского князя Юрий Долгорукий послал сыновей Ростислава и Андрея. Именно в связи с этими событиями впервые упомянуто в летописях имя Андрея Юрьевича. Поход Юрьевичей был успешным: им удалось выгнать Ростислава Ярославича из Рязани. Рязанским князем стал союзник Юрия Владимир Святославич.

В начале 1147 г. Юрий Долгорукий начал войну с Новгородом: захватил Торжок и область по реке Мсте. Одновременно он поручил Святославу Ольговичу воевать с другим союзником великого князя, Ростиславом Мстиславичем Смоленским. Ольгович выполнил задание, опустошив землю племени голядь в верховьях Протвы. Завершив успешно зимнюю кампанию, союзники встретились в начале апреля в Москве.

Приобретение Москвы Юрием Долгоруким

Юрий Долгорукий, Кучка и Андрей Боголюбский

Итак, в 1147 г. Москва уже принадлежала Юрию Долгорукому. Когда и при каких обстоятельствах суздальский князь завладел этой вятичской территорией? Для того, чтобы разобраться в этом, следует поставить вопросы о личности прежнего владельца Москвы и о причинах женитьбы Андрея Юрьевича на дочери Кучки.

Браки князей и их сыновей (особенно старших) носили политический характер; Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский были достаточно активны и честолюбивы, так что брак Андрея не мог быть исключением. Легенда называет Кучку боярином. Какова же была политическая выгода от женитьбы Андрея на дочери боярина (тем более, казненного боярина)?

По мнению М.Н.Тихомирова, Кучко был вятичским старшиной или князьком. В этом случае нетрудно понять смысл женитьбы Андрея на Кучковне: благодаря этому браку Юрий Долгорукий мог стать владельцем Москвы и прилегающих территорий. С этой гипотезой плохо согласуется эпизод с убийством Кучки Юрием Долгоруким. Как отмечалось выше, И.Е.Забелин выражал сомнение в реальности этого эпизода.

Причины, по которым Юрий Долгорукий хотел приобрести Москву, вполне понятны. Москва была перекрестком важных дорог: на север - в Ростов, на восток - в Суздаль, на юго-восток - в Рязань, на юг - в страну вятичей и Северскую землю, на запад - в Смоленск. Москва была нужна суздальскому князю как пограничный пункт по отношению сразу к трем соседям: Смоленскому, Рязанскому и Черниговскому княжествам. Помимо этого, Москва в силу своего географического положения часто играла в последующие годы роль сборного пункта для военных походов.

Роль московского пункта должна была усилиться в связи с переносом столицы в Суздаль. Из Суздаля в Смоленск целесообразнее было выбирать путь не по Волге, как из Ростова, а по Клязьме, оттуда волоком в Яузу, затем по Москве-реке. Еще один фактор, обусловивший внимание к Москве, связан с экономической блокадой Новгорода: для того, чтобы не пропустить в Новгород рязанский хлеб, нужно было контролировать дорогу Рязань-Новгород, которая шла через Москву.

Нельзя не поставить вопрос о роли Андрея Боголюбского в описываемых событиях. Ум этого князя, его последующая деятельность заставляют предполагать, что решение о Москве Юрий Долгорукий принимал не без совета со своим выдающимся сыном.

Время перехода

Когда же Москва могла перейти к Юрию Долгорукому?

М.П.Погодин считал, что Андрей Боголюбский женился около 1135 г. Этот вывод он сделал на основании того, что в 1159 г. Андрей выдал свою дочь замуж за вщижского князя Святослава Владимировича и послал зятю в помощь своего сына Изяслава с войском.

Аргументация М.П.Погодина не противоречит, однако, предположению, что женитьба Андрея произошла позже 1135 г. Следует иметь в виду, что княжеские сыновья могли выполнять ответственные поручения в очень юном возрасте (например, Мономах писал, что он с тринадцати лет в походах), в раннем же возрасте князья могли женить и выдавать замуж своих детей. Поэтому нельзя считать невероятным для женитьбы Андрея даже начало 40-х гг.

Подойдем теперь к вопросу с другой стороны.

Распространение власти суздальского князя на северные земли вятичей не могло не обострить конфликт с Всеволодом Ольговичем, который никому не желал уступать вятичей. Юрий Долгорукий, правда, почти постоянно враждовал с этим князем. Но именно в начале 40-х гг., после того, как Всеволод стал великим князем киевским, вражда эта вышла на новый уровень.

Как отмечалось выше, в 1141 г., когда сын Юрия Долгорукого стал новгородским князем, Всеволод Ольгович сильно разгневался на Юрия и захватил Остерский Городок, а его братья Игорь и Святослав вторглись в Суздальскую землю.

Только ли вокняжение Юрьева сына в Новгороде вызвало такой гнев Всеволода Ольговича? Нельзя ли предположить, что именно в это время Юрий занял район Москвы, то есть область, которую Всеволод считал своей? Может быть, именно в отместку за захват его земли великий князь захватил в свою очередь Городок, принадлежащий Юрию?

Итак, предполагается, что переход Москвы под власть Суздаля и женитьба Андрея Юрьевича на Кучковне относятся к 1141 г. Таким образом, в 1159 г. старшим детям Андрея Боголюбского могло быть 16-17 лет: вполне достаточный возраст для замужества и похода на Вщиж.

Можно далее предположить, что Кучко был убит не Юрием Долгоруким, а Ольговичами - за измену. Набег Ольговичей в народной памяти не сохранился, и казнь стали приписывать грозному суздальскому князю.

По иронии истории именно Святослава Ольговича принимал в Москве Юрий Долгорукий в 1147 г. Нетрудно предположить, что, принимая Святослава в Москве, Юрий преследовал еще одну цель: зафиксировать факт перехода Москвы в его владение.

События, связанные со строительством "града Москвы"

Деятельность Юрия Долгорукого в 1149-55 гг.

Летом 1149 г. Юрий Долгорукий, собрав войско и получив помощь от половцев, двинулся на Юг. В течение двух с половиной лет он вел войну на Юге с Изяславом Мстиславичем; дважды захватывал Киев и дважды изгонялся из него. Все это время рядом с ним был его сын Андрей; не раз он проявлял храбрость и талант военноначальника. Проявил он и другое качество: несколько раз по просьбе Изяслава он пытался примирить его с отцом. Примирения не получилось; оба князя стремились завладеть Киевом, оба не доверяли друг другу и не напрасно: оба легко нарушали свои клятвы.

Изяславу Мстиславичу удалось привлечь на свою сторону старшего дядю Вячеслава Владимировича, чьи права до этого он постоянно игнорировал. Дядя и племянник формально стали соправителями в Киеве, и борьба Юрия утратила правоту: ему пришлось бороться против старшего брата.

В 1151 г. Юрий Долгорукий потерпел поражение и был вынужден заключить договор, по которому он обязался вернуться в Суздальскую землю, оставив в Переяславле одного из сыновей, который должен быть под властью великого князя. Юрий посадил в Переяславле Глеба. Андрей в это время был уже старшим сыном Юрия, так как Ростислав умер весной 1151 г. Андрей вполне мог претендовать на Переяславль, но он стремился к себе на Северо-Восток и уговаривал отца: "Теперь нам нечего делать в Русской земле, уйдем за тепло". Но Юрий Долгорукий, несмотря на уговоры сына и собственную клятву, остался в Остерском Городке, отпустив Андрея в Суздальскую землю. Впрочем, Изяслав Мстиславич вскоре осадил его в Городке и заставил все-таки покинуть "Русскую землю".

В 1152 г. Изяслав Мстиславич разорил и сжег оплот Юрия на Юге, Остерский Городок. В ответ Юрий Долгорукий вновь двинул войска на Юг. Ю.А.Лимонов считает, что "ростовский князь стремился спасти своего союзника Владимира Галицкого, потерпевшего в этот момент страшное поражение от Изяслава Мстиславича... Добившись ухода войск Изяслава из пределов Галицкого княжества, ростовский князь ... вернулся в Суздаль".

Конец 1152 г., весь 1153 г. и начало 1154 г. Юрий Долгорукий проводит в Суздальской земле. Считается, что это был период интенсивного строительства. По мнению Ю.А.Лимонова, строительство городов было вызвано опасностью вторжения после поражения на Юге.

В литературе распространено мнение о чрезвычайно широкой градостроительной деятельности Юрия Долгорукого. В.А.Кучкин считает, что это мнение сильно преувеличено. Достоверно можно говорить лишь об основании им Юрьева-Польского и Дмитрова, а также о переносе на новое место Переяславля-Залесского. Юрьев-Польский был основан не позднее 1151 г. Дмитров был заложен осенью 1154 г. в честь рождения младшего сына Юрия, будущего князя Всеволода Большое Гнездо, который имел христианское имя Дмитрий.

Юрию Долгорукому приписывается также строительство Перемышля на р. Моче, Звенигорода на р. Москве, Кидекши на р. Нерли Клязьминской, Микулина на р. Шоше и Городца на Волге. Однако никаких данных об основании или даже укреплении этих городов Юрием нет. В Кидекше Юрий Долгорукий построил церковь и княжеский дворец. Городец на Волге был основан, по мнению В.А.Кучкина, Андреем Боголюбским.

В 1154 г. Юрий Долгорукий выступил в новый поход на Юг, но из-за конского падежа и малочисленности союзных половцев был вынужден вернуться. 13 ноября 1154 г. в Киеве умер Изяслав Мстиславич, 8 декабря на его место прибыл Ростислав Мстиславич. Юрий как раз готовился к новому походу, смерть главного врага стала удобным предлогом. Но к тому времени, как Юрий достиг Смоленска, ситуация в корне изменилась: Вячеслав Владимирович умер, а Ростислава Мстиславича выгнал из Киева Изяслав Давидович. Получив поддержку Ростислава Мстиславича и своего верного союзника Святослава Ольговича, Юрий Долгорукий смог без боя выгнать Давидовича из Киева и 20 марта занял киевский стол.

Уход Андрея Владимировича на Северо-Восток

Заняв Киев, Юрий Долгорукий посадил своих старших сыновей в городах вокруг столицы. Андрей получил Вышгород, ближайший пригород Киева: вероятно, для того, чтобы быть всегда под рукой у отца. Но вскоре он совершил поступок, который, как утверждает Ю.А.Лимонов, не имеет прецендентов в истории Древней Руси: князь тайно, ночью, "без отней воли" покинул Вышгород и вернулся в Суздальскую землю.

М.П.Погодин отмечал, что "Юрию неприятно было лишиться такого помощника", но "по крайней мере Летописи не говорят о следствиях его неудовольствия". Погодин считал также, что "Андрей не нарушил нисколько его прав, не прикасаясь к Ростову и Суздалю".

В.А.Кучкин также считает, что Андрей не претендовал при жизни отца на верховную власть в Суздальской земле. По мнению Кучкина Владимир был выделен в удел Андрею еще до 1151 г. Из летописи известно, что Юрий Долгорукий заставил ростовцев и суздальцев присягнуть его младшим сыновьям, но не сказано, когда это произошло. Кучкин полагает, что Юрий сделал это уже после самовольного ухода Андрея.

Н.И.Костомаров, исходя из факта единодушного избрания Андрея ростово-суздальским князем в 1157 г., писал: "Мы не знаем, что делал Андрей до смерти отца, но, без сомнения, он в это время вел себя так, что угодил всей земле". Ю.А.Лимонов также считает, что Андрей в течение двух лет не сидел сложа руки. В частности, по мнению Лимонова, Андрей закончил строительство церкви св. Спаса в Переяславле-Залесском, начатое отцом. Этот факт должен свидетельствовать о том, что Андрей распоряжался на территории, которая формально не входила в его владения. Однако И.Я.Фроянов отмечает, что это утверждение Лимонова основано на небрежном прочтении летописи, так как там "недвусмысленно сказано, что Андрей совершил пожертвования и закончил строительство св. Спаса в Переяславле Залесском после смерти Юрия Долгорукого."

И все-таки Костомаров и Лимонов, по-видимому, ближе к истине. Не для того Андрей покинул отца, чтобы тихо сидеть в маленьком Владимире. Да и мог ли он предвидеть, что отец так скоро умрет?! Его деятельная натура не могла позволить ему прозябать.

Можно думать, что Андрей активно занимался делами Суздальской земли и тогда, когда отец был рядом. По образному выражению Лимонова, "сын был постоянной нянькой при своем еще нестаром отце". Следует обратить внимание на то, что Юрий Долгорукий правил в Суздальской земле более 40 лет. А основное строительство городов и церквей пришлось на последнее десятилетие, из которого половину времени князь провел на Юге. Можно предположить, что резкий всплеск строительной активности связан с деятельностью не столько самого Юрия, сколько его сына, который к этому времени вырос и стал фактическим соправителем отца.

Если принять такое предположение, то легко понять, почему Андрей мог властвовать в Суздальской земле еще при жизни отца. Разумеется, править он мог только от имени Юрия Долгорукого как его наместник. Поэтому собственно о деятельности Андрея в 1155-57 г. ничего не известно.

Строительство Москвы

Как отмечалось выше, в Тверской летописи под 1156 г. записано, что Юрий Долгорукий заложил город Москву. Историки давно обратили внимание на противоречие: в 1156 г. Юрий Долгорукий княжил в Киеве. В.А.Кучкин считает, что "в первой половине 1156 г. Юрий посетил Ростово-Суздальское княжество, назначил там себе преемников и заложил град Москву". Сомнительно, однако, чтобы такая поездка осталась незамеченной летописцами.

Большинство историков подвергают сомнению либо дату, либо содержание записи. Так, Ю.А.Лимонов полагает, что Москва была построена раньше 1156 г. Считая, что именно в 1152-54 гг. была необходимость укрепить южную границу Суздальской земли, и учитывая, что для начала строительства города не подходили зима, поздняя осень и ранняя весна, Лимонов относит закладку "града Москвы" к середине 1153 г.

А.Н.Насонов предполагал, что "непосредственно строил укрепления не сам Юрий, а сын его Андрей". Такого же мнения придерживается и Б.А.Рыбаков. Этот взгляд можно считать вполне обоснованным.

Действительно, в 1156 г. Андрей Боголюбский еще не был законным властителем Суздальской земли, и ему необходимо было действовать от имени своего отца. Женатый на дочери бывшего владельца этих мест, он мог рассматривать Москву как свою волость. Можно думать, что Андрей укреплял ее и в последующие годы. Не случайно после его смерти, когда возникла война между Ростовом и Владимиром, москвичи однозначно поддержали владимирцев.

Заключение
Далек от нас XII век. Но именно тогда, восемь с половиной веков назад, возник город, которому суждено было стать столицей великого государства. Город, в котором мы живем.

Не так важно, что мы не знаем точной даты основания Москвы. Все же у нас есть достаточно оснований утверждать, что город был построен в середине XII века. Так что 1147 год - дата первого упоминания о Москве - закономерно считается датой ее основания. Хотя мы понимаем, что эта дата условная.

Оправдан интерес к личности людей, стоявших у истоков нашего города. Мы привыкли называть основателем Москвы Юрия Долгорукого. Этот князь, безусловно, сыграл немаловажную роль в превращении Москвы в город. Но нельзя забывать о других людях, которые также внесли существенный вклад в основание Москвы, и, прежде всего, о Кучке и об Андрее Боголюбском.

К сожалению, мы практически ничего не знаем о Кучке. Но, думается, что человек, чьим именем первоначально называлась Москва, достоин того, чтобы память о нем была увековечена.

О личности Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского в истории Руси историки продолжают спорить. Эти князья стояли у истоков не только Москвы, но и нового государственного образования, возникшего в Северо-Восточной Руси и давшего начало Российскому государству.

Юрий Долгорукий был фактически первым князем Ростово-Суздальской земли. Но он значительную часть жизни посвятил борьбе за обладание киевским столом и, по-видимому, не очень любил доставшийся ему удел. В отличие от отца Андрей Боголюбский стремился в первую очередь быть правителем Ростово-Суздальской земли, которую он явно предпочитал всем остальным, в том числе и Киеву. Недаром Н.И.Костомаров назвал его "первым великорусским князем".

Об Андрее Боголюбском написано много. Но его роль в основании Москвы исследована недостаточно.

Середина XII в. на Руси была временем княжеских усобиц. Не случайно и первое упоминание о Москве оказалось связано с усобицами - со встречей двух союзников по междоусобной войне. После убийства Андрея Боголюбского война пришла и в Ростово-Суздальсую землю. И снова в связи с усобицами несколько раз в летописи упоминается Москва.

Но прошло совсем немного времени, и Москва стала не только центром Русской земли, но и символом ее единства. Таким символом она является и сейчас. И мы с гордостью повторяем слова поэта: "Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось!"

Туры и отдых для молодежи и родителей с детьми

Назад в раздел

Основание Москвы Юрием Долгоруким

Москва — один из крупнейших городов Руси, основанный, предположительно, в 12-м в. и ставший столицей в 16-м в.

Москва была основана на Боровицком холме, в месте, где происходит слияние двух рек — Москвы-реки и р. Неглинной. Именно подобное выгодное расположение сыграло немаловажную роль в дальнейшем росте благосостояния города, который к 13-14-му вв. стал крупной торговой точкой.

История основания Москвы

О том, что находилось на территории Москвы задолго до ее основания, сведений немного. Известно, что на территории нынешней Москвы было найдено несколько древних городищ, относящихся к Дьяковской культуре (железный век). Эти городища на данный момент являются самыми ранними поселениями, найденными на территории современной Москвы.

Незадолго до появления единого Русского государства на территории будущей Москвы проживали многочисленные финно-угорские племена, которые селились небольшими хуторами вдоль реки. Позднее тут появились также славянские поселения, по большей части принадлежащие племени вятичей. Согласно данным археологов, земли, ныне принадлежащие Москве, были заселены разрозненно и какого-то единого поселения здесь не существовало.

Точная дата основания Москвы неизвестна — до сих пор ведутся споры относительно не только года заложения первого камня, но даже века. Существует версия, согласно которой Москва появилась еще в 9-м в. — во времена правления князя Олега, однако на сегодняшний день убедительных доказательств этой версии не существует.

Первое упоминание о Москве в русских летописях датировано 1147 г. — период, когда Киевская Русь начала распадаться на части, а власть теряла централизованность. Город упоминается в связи с именем великого князя киевского Юрия Долгорукого, который созвал военный совет в городе и позвал «На Московь» новгород-северского князя Святослава Олеговича. Историки полагают, что к моменту первого упоминания в летописи на месте Москвы существовало довольно крупное поселение, которое затем переросло в город.

Относительно даты строительства крепости и города на месте поселения также ведутся споры. Некоторые считают, что Москва была основана в 1156 г., когда князь Юрий Долгорукий заложил на месте старого поселения город и выстроил новую деревянно-земляную крепость. Однако эти сведения часто подвергаются сомнению, так как великий князь в то время княжил в Киеве, а в летописи содержатся весьма отрывочные сведения о его визитах на территорию будущей Москвы. Часть историков полагает, что город был основан чуть ранее, в 1153 г., а другая часть высказывает мнение о том, что основание Москвы нужно приписывать не самому Юрию Долгорукому, а его сыну — Андрею.

Однако, несмотря на споры, принято считать, что Москва была основана в 1147 г. Юрием Долгоруким. Точный день основания также является загадкой, поэтому день города в Москве отмечают в первую субботу сентября.

Столичный статус город приобрел в 1547 г., когда царем на Руси стал Иван Грозный. В 1712 г. Москва уступает свой титул Санкт-Петербургу, однако в 1918 г. снова его возвращает.

Московский Кремль

Основание любого древнего города тесно связано с заложением крепости. Первая крепость в Москве была заложена Юрием Долгоруким, имела небольшой периметр и служила в основном для проживания и хозяйственных нужд. На сегодняшний день не осталось никаких следов этого древнего укрепления. В 14-м в. существовавшая крепость была перестроена — на месте старых земляных и деревянных укреплений возникают белокаменные (отсюда название Москвы — Белокаменная). И только после 15-го в. крепость начинает активно отстраиваться, расширяться. В 18-м в., после постройки ряда новых зданий, Московский Кремль приобретает знакомый всем облик.

Название города

Название город получил в честь Москвы-реки, на которой и был построен. Что касается самого слова, то существует несколько версий. Согласно одной из них, название происходит от древнеславянского корня «моск», имеющего двойное толкование (нечто мокрое и влажное: «промозглый»; а также ум: «мозговитый»). Второй версией появления слова является финно-угорская: «Москва» стало соединением марийских слов: «маска» — «медведь» и «ава» — «мать». Существует также еще множество разнообразных версий. Наиболее распространенная на сегодняшний день версия толкования названия идет из языка коми и означает «Коровья река».

Начало Москвы: пир после убийства

  • Артем Кречетников
  • Русская служба Би-би-си, Москва

Автор фото, TASS/Прокофьев Вячеслав

Подпись к фото,

Так выглядит Москва сегодня, а какой она была в XII веке, можно догадаться

11 (4) апреля 1147 года суздальский князь Юрий Долгорукий принял в будущей столице России Москве новгород-северского князя Святослава Олеговича с сыном и устроил в их честь "обед силен".

"Приди ко мне, брате, в Москов", - цитирует обращение Юрия к союзнику Ипатьевская летопись.

Гости подарили хозяину дрессированного для охоты барса, или как говорили тогда на греческий лад, пардуса.

Таким образом, писаная история Москвы началась с застолья. Не так широко известно, что ему предшествовало преступление.

Незадолго до рандеву со Святославом Олеговичем Долгорукий убил владельца Москвы боярина Степана Ивановича Кучку, присвоил его вотчину и насильственно переселил семью во Владимир.

Мотивы такого поступка неизвестны. Василий Татищев утверждал, что князь Юрий хотел сделать жену Кучки своей наложницей.

Отмщение свершилось спустя 27 лет, когда сын Юрия Андрей Боголюбский пал жертвой заговора, в центре которого стоял сын Кучки Яким.

Против кого дружить будем?

Хозяин и гость являлись троюродными братьями и правнуками Ярослава Мудрого.

Юрий Долгорукий - шестой сын Владимира Мономаха. Брат Вячеслав однажды сказал ему: "Я был уже бородат, когда ты родился".

Святослав происходил от двоюродного брата Мономаха Олега Святославовича Черниговского, который впервые стал широко использовать в княжеских междоусобицах половцев и получил за это прозвище "Гориславич".

Сын Святослава (правда, не тот, что сопровождал отца на переговоры с Долгоруким) впоследствии унаследовал новгород-северское княжение и стал героем "Слова о полку Игореве".

Несмотря на многолетнюю борьбу Мономашичей с Ольговичами, два представителя враждующих кланов на время объединились против киевлян, смолян и новгородцев. Встреча в Москве была посвящена военно-политическим планам.

Ничего не ясно

Обычай праздновать День города не в апреле, а в сентябре восходит к 1947 году, когда широко отмечалось 800-летие Москвы. Причины такого решения Сталина неизвестны.

В 1147 году Москва уже могла удобно разместить двух князей со свитами. По данным радиоуглеродного анализа остатков деревянных мостовых, она минимум на сто лет старше указанной даты.

Определить момент основания Москвы было бы затруднительно, даже имея машину времени: поселение формировалось стихийно и постепенно. Первые стоянки, раскопанные в Царицынском парке, Крылатском и Чертанове, датируются серединой II тысячелетия до нашей эры и относятся к так называемой фатьяновской культуре - современнице битвы при Мегиддо и законов Хаммурапи.

Толком неизвестно и происхождение имени города. Оно связано с названием реки, а то, вроде бы, с древним индоевропейским словом "моск" - болото. По другой версии, "Москва" на языке коми значит "коровья река", но коми жили далеко, и при чем здесь коровы, непонятно.

В XX веке Москва дважды могла получить другое название. В 1927 году, к 10-летию "великого Октября", выдвигалось предложение переименовать столицу в "Ильич", а в 1938 году в "Сталинодар".

Чем известен Долгорукий?

Юрий Долгорукий вошел в историю как основатель Москвы, которым на самом деле не был, а всю жизнь домогался киевского стола, за что и получил свое прозвище.

В 1149 году, в возрасте 59 лет, по тогдашним понятиям, уже стариком, он осуществил мечту, княжил в Киеве восемь лет и упокоился в Печерской лавре.

Юрий Долгорукий - последний великий князь, при котором Киев оставался центром Руси, затем разделившейся на Владимиро-Суздальскую и Галицкую.

Свой князь появился в Москве в 1277 году. Это был сын Александра Невского и праправнук Долгорукого Даниил. Формально он вступил в права наследства в 1263-м, но по малолетству воспитывался у родственников.

Как младший отпрыск, Даниил получил самый малый и скудный удел. О его размерах свидетельствуют дошедшие до наших дней поговорки: "загнать за Можай" и "уйти на Кудыкину гору" (в районе нынешнего Солнечногорска).

Почему Россия не Тверия?

Перспективным конкурентом Москвы являлась Тверь, где правили потомки брата Александра Невского Ярослава Ярославича. С 1304-го по 1327 год они владели ярлыком на великое княжение в общей сложности 20 лет. Сильны были также князья суздальские, рязанские и нижегородские, и Новгородская республика.

Возвышением Москва была обязана в основном двум факторам.

Во-первых, исключительной способности и готовности ее ранних правителей угождать Орде и использовать ее для укрепления собственной власти. Три тверских князя - Михаил и его сыновья Дмитрий и Александр - были убиты в Сарае по наущению москвичей.

Во-вторых, позиции Русской православной церкви.

С 1325 года, когда Иван Калита убедил митрополита Петра перенести кафедру из Владимира в Москву, она неизменно и недвусмысленно поддерживала именно эту ветвь рода Рюриковичей.

Возможно, симпатии Петра были обусловлены тем, что в ходе его утверждения предстоятелем тверской князь Михаил лоббировал в Константинополе кандидатуру своего ставленника игумена Геронтия.

Многие историки считают, что именно в 1325 году Москва фактически сделалась центром северо-восточной Руси.

От поселка до мегаполиса

Официальной столицей Москва стала в 1359 году при Дмитрии Донском. Юрий Данилович, Иван Калита, Симеон Гордый и Иван Красный, правя из Москвы, титуловались еще по-старому, великими князьями Владимирскими.

Первые укрепления появились в Москве в 1156 году, каменное строение (церковь Иоанна Лествичника) в 1329-м, первое промышленное предприятие (Московский Пушечный двор) в 1475-м.

Кремль в его нынешнем виде возник в 1507-м, первое заведение общепита (кабак на Балчуге) в 1533-м, университет в 1755-м, водопровод в 1779-м, телефон в 1882-м, электрическое освещение в 1883-м, трамвай в 1899-м, метро в 1935-м.

Население впервые превысило миллион человек в 1897 году.

Древняя Москва XII - XV веков

(Основание Кремля. Сооружение стен Кремля Юрием Долгоруким в 1156 году. Картина А. Васнецова)

В древние времена XII века нынешняя территория города была покрыта по левому берегу Москвы-реки густым лесом, прорезаемым многочисленными речками и ручьями, притоками реки Москвы, из которых наиболее значительными были: река Пресня на западе, река Неглинная с рекой Напрудной в центре и река Яуза с притоками на востоке.

На правом же берегу реки Москвы, в черте, Замоскворечья, притоков не было. Берег представлял собой большую поляну, окаймленную по краям лесом.

На высоких берегах рек в XII веке уже жили люди в "городищах" - небольших селениях, окруженных земляным валом и рвом. Жители этих городищ занимались земледелием, скотоводством и охотой, а также торговлей с купцами, проезжавшими по реке Москве с Волги в Балтийское море. Об этом говорят найденные здесь старые восточные монеты. Принадлежали жители к племени славян-вятичей.

1147 г. - Первое летописное упоминание о Москве.

Основанием Москвы считается первое упоминание города в древних русских летописях. Одна из таких летописей Лаврентьевская (1377 года) хранится в Государственной публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Указывается точная дата, когда суздальский Князь Юрий Долгорукий  пригласил на встречу Князя Черниговского Святослава Олеговича со словами: "Приде ко мне брате, в Москов". По некоторым подсчетам встреча русских князей произошла 4 апреля 1147 года. Этот год поныне считается официальным годом основания Москвы.

Судя по тому, что приглашенным князьям встреча понравилась "учинен был обед силен", город уже имел достаточного, для столь широкого гостеприимства, хозяйства и был уже сложившимся древнерусским городом, укрепленный крепостным валом и рвом с расположенными по округе деревнями и селами. А спустя ещё несколько лет вокруг него уже была возведена деревянная стена, ставшая будущем Кремлем.

1156 г. - Построена первая деревянная крепостная стена — Московский Кремль.

(Строительство деревянных стен Кремля. XII век. Картина А. Васнецова)

Местоположение Москвы было удобным, от нее можно было держать путь и в Ростов - на север, и во Владимир - на восток. Здесь же пересечение сухопутных и водных путей было благоприятно для установления торговых связей Москвы с соседними княжествами. Юрий Долгорукий построил на этом мысу небольшую деревянную крепость, в 1331 году впервые названную Кремлём. После возведения крепости значение посада ещё больше возросло. Он стал расширяться на север и к востоку от крепости.

Кроме речной дороги, в XII веке через Москву проходили и сухопутные дороги из других городов: Рязани, Смоленска, Новгорода, Владимира, Суздаля. С северо-запада шла дорога из Великого Новгорода через город Волоколамск и потому называвшаяся Волоцкой. С запада к городу подходила дорога из Смоленска.

У брода на месте будущего Большого Каменного моста, где эта дорога пересекалась с Волоцкой, уже в XII веке начинался посад - дворы и лавки ремесленников и торговцев, обслуживавших проезжавших по этим дорогам. Позже посад протянулся к востоку. Таким образом, здесь появилась первая известная улица Москвы, названная в 1468 году Великой или Большой.

1238 г. - Нашествие Батыя, пожар Москвы и разорение города монгол-татарами.

1326 г. - Закладка в Кремле первого каменного Успенского собора.

(Кремль при князе Московском Иване Калите. XIV век. Картина А. Васнецова)

1339—1340 гг. - Вокруг Кремля возводятся новые крепостные стены из дубовых бревен.

После постройки дубовых стен Кремля, охвативших его территорию с востока между современными Ср. Арсенальной и 2-й Безымянной башнями, посад был оттеснен восточнее, но ещё в пределах современного Кремля. Через Москву был построен первый москворецкий деревянный мост, вероятно, "живой" - из лежавших прямо на воде связанных между собой брёвен.

1367—1368 гг. - Постройка первых каменных (из белого камня) кремлевских стен.

(Кремль при князе Московском Дмитрии Донском. XIV век. Картина А. Васнецова)

Постройка белокаменых стен Кремля, дошедших на востоке до Красной площади, вытеснила посад на современную территорию последней и дальше в сторону современных улиц Варварки, Ильинки, Никольской. Сюда повернула и Волоцкая дорога, почему северо-восточный угол крепости и не был застроен белокаменными стенами.

1380 г. - На Куликовом поле русские войска под водительством московского князя Дмитрия Донского громят монгол-татарскую рать Мамая.

1480 г. - В Москве строится первый жилой каменный дом.

1475—1479 гг. - Постройка нового каменного Успенского собора в Кремле.

1485—1495 гг. - Сооружение новых кирпичных стен и башен Кремля, существую​щих и поныне.

1487—1491 гг. - Сооружение Грановитой палаты в Кремле.

(Московский Кремль, со знакомыми и поныне стенами, при Великом князе Московском Иване III в конце XV века. Картина А. Васнецова)

Когда Иван III строил новые стены из кирпича, сохранившиеся до нашего времени, он захватил ими тот не застроенный белокаменными стенами северо-восточный участок крепости и Волоцкая дорога ещё раз переместилась. Также был передвинут в связи с этим и Москворецкий мост ниже по реке.

начало и развитие города, становление как столицы.

Каждый город имеет свое свидетельство о рождении: есть имя, дата рождения и даже родители — отец-основатель и мать-земля. Так же и у Москвы.

Когда все-таки родилась Москва?

Впервые город упоминает Ипатьевская летопись в 1147 году. Тогда князь Юрий Долгорукий (он получил это прозвище за вмешательство в междоусобицы) написал своему союзнику Святославу Олеговичу: «Приди ко мне, брате, в Москов». Этот год считают официальным годом основания Москвы, хотя люди в этих местах жили намного раньше: археологи утверждают, что первые поселения на Боровицком холме появились в III-II тысячелетиях до нашей эры.

К появлению Юрия Долгорукого здесь было уже развитое поселение под управлением боярина Степана Кучки. Вероятно, что Москва уже тогда была известна, так как Долгорукий в приглашении даже не уточнил, где находится город.

Сейчас день рождения Москвы отмечают в сентябре, хотя историки установили, что впервые город упоминают 4 апреля. Как же появился этот исторический курьез? Дело в том, что впервые день рождения Москвы отмечали 1 января 1847 года, когда городу исполнялось 700 лет. Император Николай I Москву не любил, поэтому, хотя все знали точную дату основания столицы и планировали праздник на апрель, 31 декабря 1846 года император велел праздновать московский юбилей на следующий день — 1 января.

Следующий день рождения Москва отпраздновала только через 100 лет. И вновь не в апреле: Сталин сдвинул дату основания города, чтобы показать его в лучшее время года. Торжества по поводу 800-летия столицы прошли 7 сентября 1947 года с имперским размахом! Город украсили флаги и портреты вождей, отремонтировали фасады зданий, на улицах играли лучшие духовые оркестры, центр города был расцвечен иллюминацией, а завершил праздник салют.

Потом наступило затишье. Но по инициативе московских властей в 1997 году возродилась традиция празднования дня рождения столицы. Но в те же дни, как и в советское время.

Ключевые постройки XII века

Легенды об основании Москвы: Москва — третий Рим и порт пяти морей.

Все убо христіанскія Царства въ конецъ доидоша и снидошася во едино царство нашего великаго Государя. По пророческимъ книгамъ это есть Россійское царствіе.
Два убо Рима пали, а третій стоитъ, а четвертому не были. По истине градъ Москва именуется Третій Римъ, понеже и надъ симъ было вначале то же знаменіе, какъ надъ первымъ и вторымъ. И если оно и различно, но въ сущности одно и то же, — это кровопролитіе.
Первый Римъ созданъ отъ Рома и Ромила... Начали копать, Аліанъ здати, обретоша главу только что убитаго человека, свежая теплая кровь текла изъ нея, и лице являлось, какъ живое. Волхвы-мудрецы, искусные толкователи подобныхъ знаменій, сказали: «Сей градъ глава будетъ многимъ, но не вскоре, а по времени, после многихъ убійствъ и пролитія кровей многихъ.
Такъ и второму Риму, т. е. Константинополю основаніе и зачало было не безъ крови же, но по убійстве и по пролитіи кровей многихъ.
Точно такъ и нынешнему, сему третьему Риму, Московскому Государству зачало было не безъ крови же, но по пролитіи, и по закланіи и убійстве.

Легенды о жертвоприношении при закладке городов появились в Средневековье: говорили, что при строительстве здания нужно заложить в фундамент живое существо, и на его крови поставить первый камень. Считали, что такое здание будет стоять вечно.

Тогда же появилась легенда о расположении Москвы на семи холмах, чтобы доказать преемственность от седмихолмного Рима. Второй Рим — Царьград — в древних писаниях также называли Седмихолмным.

Пришедши в Византию, он увидел на том месте седмь гор; и повелел горы рыть, равнять место для будущаго города. Потом повелел размерить местность на три угла, на все стороны по семи верст. Во время работ внезапно вышел из норы змий и пополз по размеренному месту. Но в тот же час с высоты упал на змия орел, схватил его, полетел на высоту и исчез там из глаз на долгое время. Потом он упал вместе со змием на то же место — змий его одолел. Собравшиеся люди убили змия и, освободили орла. Царь был в великом ужасе перед этим явлением. Созвал книжников и мудрецов и рассказал им явившееся знамение. Мудрецы, поразсудивши, объяснили царю, что эта местность будущаго города назовется Седмохолмный и прославится и возвеличится во всей вселенной... Орел есть знамение христианское, а змий знамение бесерменское; а что змий одолел орла — это значит, что бесерменство одолеет христианство; а что христиане змия убили, а орла освободили, это значит, что напоследок опять Христианство одолеет бесерменство и Седмохолмнаю возмут и в нем воцарятся. Так был построен Новый (второй) Рим. Он погиб от бесерменства. Но явился Третий Рим, который, по сказанию, как христианская сила, необходимо должен победить бесерменскую силу.

На самом деле, холмов в Москве гораздо больше, так как город располагается в холмистой и богатой реками местности. Более того, со временем список холмов менялся — сейчас в него включают Воробьевы горы, которые в XVI веке даже не входили в черту Москвы. А иностранцы вообще ни одного настоящего холма в городе найти не могут. Но если выбрать наиболее вероятные 7 холмов, на которых стоит Москва, то это будут Боровицкий холм, Псковская горка, Швивая (Вшивая) горка, Ивановская горка, Тверской холм, Ваганьковский холм, Чертольский холм.

По легенде, Юрий Долгорукий ехал из Киева во Владимир и увидел посреди болота огромного трехголового зверя с многоцветной шерстью. Внезапно он растаял. Философ увидел в этом добрый знак.

Великий князь, сие явление знаменует, что в этих местах суждено быть граду и что вокруг него распространится царство. Величина зверя предвещает, что будет град велик и обширен, будет град треуголен, ибо зверь трехглав, будет град чуден и прекрасен, ибо зверь красив невыразимо, а пестрота его шкуры значит, что сойдутся в град этот люди разных племен…
…и при основании великого града Рима было знамение. Когда начали рыть ров под городскую стену, то вырыли голову человеческую, как живую, и значило это, что быть Риму главой многим градам. Что и сбылось. И когда созидали Царьград, то выполз из норы змий, и в тот же миг пал на него с высоты орел, и начали они биться. И мудрец-книгочей по сему изрек: «Будет сей град — царь другим городам, как орел — царь всем птицам, и будет он подвержен нашествиям басурман». Что также сбылось. Посему сбудется и явленное ныне тебе знамение.

Долгорукий поехал дальше и увидел город. Он решил остановиться там, но Кучка отказался впустить князя с дружиной под предлогом недостатка места в хоромах. А потом он вообще отказался подчиняться Долгорукому, говоря, что к нему идут беглецы из владимиро-суздальских вотчин, и скоро он сам станет вровень с Юрием. Князь решил взять понравившиеся земли силой. Кучку убили, а его дочь Улиту сделали женой сына Юрия Долгорукого — Андрея Боголюбского.

По другой легенде, толчком к кровопролитию стали дела амурные. Татищев указывал, что Юрий имел слабость к жене своего тысяцкого Кучки и часто к ней наведывался. И когда князь пошел на Торжок в 1147 году, Кучка отправился к врагу Долгорукого — Изяславу. Но его перехватили и убили, а на месте Кучкового села заложили город. Правда, то же самое рассказывают и о других исторических персонах.

Есть еще легенды, что основал Москву князь Олег, правивший в 879-912 годах, об отшельнике Вукале (Букале), жившем рядом с городом и предсказавшем его судьбу. Но летописи сохранили нам только одно имя — князя Юрия Долгорукого. Его официально называют основателем Москвы.

История Москвы в XII-XIV веках: борьба с Ордой.

Для защиты своего княжества Юрий Долгорукий в 1156 году построил Кремль и окружил его крепостной стеной, земляным валом и рвом. Еще долго территорию Подмосковья покрывали дремучие леса. Здесь в 1175 году во время одной из междоусобиц два войска двигались навстречу друг другу из Москвы и Владимира, но заблудились в дебрях и не встретились.

В 1237-1238 годах Москве впервые пришлось держать оборону: войска Батыя ворвались в город и сожгли его. За 10 лет Москву отстроили вновь. А в 1271 она стала центром самостоятельного княжества, благодаря удачному расположению на пересечении множества дорог и торговых путей.

Во время княжения Ивана Калиты Москва стала «центром собирания земель русских». В 1331 Калита получил ярлык на великое княжение и право самостоятельно собирать дань со всех русских земель. Благодаря этому он смог бескровно расширять свое княжество — скупать города и села. Тогда Москва стала самым богатым княжеством Руси, а князь получил прозвище «Калита» — кошель. Также в город потянулись крупнейшие боярские рода из других княжеств. Они получали большие земельные владения и льготы по уплате налогов.

В 1339-1340 годах Иван Калита увеличил Московский Кремль и обнес его дубовыми стенами. А его сын — Дмитрий Донской — в 1367-1368 заменил их каменными. Тогда появилось прозвище «Москва Белокаменная». Но в 1382 году (через 2 года после Куликовской битвы) Москву вновь разграбили татаро-монголы. Тогда хан Тохтамыш обманом вошел в крепость, заявив, что пришел воевать только с князем Дмитрием и не тронет ничего в городе. Дмитрия Донского в Москве не было, и жители попались на эту уловку. В ответ на обман Тохтамыша изгнали и разбили под Волоколамском. А Дмитрий Донской передал великое княжение сыну Василию I, уже не спрашивая разрешения в Орде.

Кстати, историки рассказывают о чуде, произошедшем во время княжения Василия I. В 1395 году Тимур (Тамерлан) подошел к Москве. Князь собрал ополчение в Коломне и перенес в город икону Владимирской Богоматери. И в тот миг, когда икона оказалась под стенами кремля, Тимур отказался от похода на Русь и повернул на юг.

Ключевые постройки XIV века

История Москвы в XV-XVII веках: время самозванцев и семибоярщина.

Первая половина XV века стала чередой испытаний для Москвы. В 1408 году внезапно напал Едигей. Месяц простояв под городом, ордынцы ушли с солидным откупом. В 1417-1427 годах Москву охватила эпидемия чумы. В это время многие села опустели. Ситуация усугубилась необычайно ранним наступлением зимы и голодом в 1421 и 1422 году.

В это же время за великое княжение боролись Юрий Звенигородский (сын Дмитрия Донского) и Василий II Темный (сын Василий I), а на ослабленный город периодически совершали набеги ордынцы. После смерти Юрия Звенигородского борьбу продолжили Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Последний не гнушался никакими средствами. Когда в 1445 году Василий Косой во время сражения с татарами попал в плен, Дмитрий воспользовался этим и объявил себя великим князем Московским. В 1447 сторонники Василия объединились и свергли Шемяку. А потом его отравил его же повар.

При Иване III вокруг Москвы объединилось большинство русских земель. Также он пригласил в Москву итальянских мастеров, и в 1485-1495 годах Кремль получил привычный нам вид.

Ключевые постройки XV века

Во время правления Ивана IV в Москве построили Покровский собор (храм Василия Блаженного) в память о победе над Казанским ханством и в 1553 году, когда в Россию прибыла экспедиция английского мореплавателя Ричарда Ченслера, начали торговать с Англией. Но запомнилось это время многочисленными жертвами опричнины. Опричники носили черные одежды поверх золота, а к седлу лошади у них были привязаны метла и собачья голова. Это символизировало, что они «вынюхивали и выметали» измену. При этом Иван IV провозгласил себя уже не князем, а царем всея Руси. А в 1589 году в Москве учредили Патриаршество.

На Иване IV род Рюриковичей закончился, и народ впервые выбрал царя — Бориса Годунова. Но 1602 и 1603 года стали неурожайными для всей страны, и голодное население рвалось к Москве, где были запасы хлеба. Людям приходилось есть собак, кошек, кору деревьев. Росла смертность, и Борис Годунов решил организовать государственные работы (например, строительство колокольни Ивана Великого), чтобы дать заработок нуждающимся. Но люди продолжали умирать, а на дорогах появлялось все больше разбойников.

Ключевые постройки XVI века

В 1604 году Москва вновь стала жертвой иноземного нападения. В этот раз Лжедмитрий при поддержке поляков назвался чудом спасшимся царевичем Дмитрием. И народ его принял.

Дмитрий весьма приблизился к Москве, но вступил в нее только, когда достоверно узнал, что вся страна признала его царем, и вступление свое он совершил 20 июня. И с ним было около восьми тысяч казаков и поляков, ехавших кругом него, и за ним следовало несметное войско, которое стало расходиться, как только он вступил в Москву; все улицы были полны народом так, что невозможно было протолкаться; все крыши были полны народом, также все стены и ворота, где он должен был проехать; и все были в лучших нарядах и, считая Дмитрия своим законным государем и ничего не зная другого (о нем), плакали от радости. И миновав третью стену и Москву-реку, и подъехав к Иерусалиму — так называется церковь на горе, неподалеку от Кремля — он остановился со всеми окружавшими и сопровождавшими его людьми и, сидя на лошади, снял с головы свою царскую шапку и тотчас ее надел опять и, окинув взором великолепные стены и город, и несказанное множество народа, запрудившее все улицы, он, как это было видно, горько заплакал и возблагодарил Бога за то, что тот продлил его жизнь и сподобил увидеть город отца своего, Москву, и своих любезных подданных, которых он сердечно любил. Много других подобных речей (говорил Дмитрий), проливая горючие слезы, и многие плакали вместе с ним…

Из монастыря привезли инокиню Марфу, мать Дмитрия. Их встреча состоялась в подмосковном царском дворце — Тайнинском. Марфа признала его своим сыном.

Но Дмитрий правил менее года: за это время казна изрядно похудела, так как нужны были деньги для оплаты помощи поляков. Народ раздражала приверженность царя к иностранцам и католической вере, а поляки вели себя слишком вызывающе. За спиной у Дмитрия плел интриги Василий Шуйский. Вслух он чествовал его как государя, а шепотком называл самозванцем. В конце концов всем стало понятно, что царевич ведет себя не так, как подобает русскому государю — молится иначе, не чтит святых икон, не отдыхает после обеда. А пик недовольства вызвала женитьба Дмитрия на католичке Марине Мнишек и свадебные торжества, когда ради иноземных гостей москвичей выгнали из домов в Китай-городе и Белом городе.

Вскоре заговорщики во главе с Шуйским, который сам хотел занять царский трон, убили самозванца. Труп Лжедмитрия в маске скомороха с волынкой и дудкой в руках выставили на несколько дней у Лобного места. Затем тело сожгли, прах положили в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда он пришел.

Вскоре появился новый самозванец. Его попытка взять Москву оказалась неудачной, но началась открытая война Польши с Россией.

В то время в Москве было 7 членов Боярской думы — князья Мстиславский, Воротынский, Трубецкой, Лыков, Голицын, бояре И.Н. Романов и Шереметев. Они составляли правительство России и назвались «седьмочисленные бояре». Бояре долго спорили, из какого рода должен быть новый царь, и в итоге решили не выбирать из русских родов. Полякам это было на руку: тогда к Москве подошли войска под командованием Станислава Жолкевского.

Народ заволновался. Тогда бояре послали к Жолкевскому и объявили, что готовы признать русским царем сына Сигизмунда III Владислава. Составили договор. Бояре выдвинули ряд условий, по которым они должны были остаться у власти и сохранить свои имения. Договорились, что Владислав примет православие, женится на русской девушке, в ближайшем окружении оставит небольшое число поляков. Жолкевский принял эти условия, понимая, что соглашение ничего не стоит.

21 сентября 1610 года ночью бояре открыли городские ворота, и Гетман Жолкевский ввел польские войска в Москву. Но скоро оказалось, что «седьмочисленные бояре» фактически не правят и вынуждены подписывать указы и распоряжения оккупировавших город властей.

Люди ненавидели интервентов. А 19 марта 1611 года польско-литовские отряды вышли из Кремля и встали на Красной площади. Они требовали у извозчиков втащить пушку на башню. Один из извозчиков ударил поляка, и стража набросилась на безоружных людей. Тогда против интервентов поднялся весь город — началась народная борьба против интервентов.

Но полное освобождение Москве принесло второе ополчение, образованное в 1612 году в Нижнем Новгороде под руководством посадского старосты Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского. Правление «седьмочисленных бояр» тоже закончилось. Дмитрий Пожарский пощадил всех, но им пришлось разъехаться по дальним деревням. А в народе с тех пор появились поговорки: «у семи нянек дитя без глазу», «у семи нянек дитя — урод».

С 1613 года началось правление династии Романовых. Первым на царство избрали Михаила Федоровича. А его отец — Филарет — вернувшись из польского плена, стал патриархом Московским и всея Руси.

Следом правил Алексей Михайлович Тишайший. Это прозвище ему дали не за богобоязненность, а за безволие. Во время его правления территория России не увеличилась, но при этом внутри страны прошло три бунта: «Медный» (вызванный чеканкой медных денег и уравниванием их с серебряными), «Соляной» (после введения повышенного налога на соль) и раскольническое движение. От всех бунтов Алексей Михайлович прятался в селе Коломенском.

Ключевые постройки XVII века

История Москвы в XVIII-XIX веках: перенос столицы в Петербург и война с Наполеоном.

Видела Россия и стрелецкие бунты — при Федоре Алексеевиче в 1682 году, и при Петре Алексеевиче в 1698. Это была вторая попытка восстановить власть царицы Софьи, но она не увенчалась успехом. После этого стрелецкое войско упразднили.

Много изменений произошло в Москве во время правления Петра I. А в 1713 году столицу перенесли в Санкт-Петербург. При этом Москва осталась местом коронации императоров.

Ключевые постройки XVIII века

Наступил 1812 год. 12 июня без объявления войны французские войска переправились через Неман и вступили на русскую землю. После исторического совета в Филях Москву решили сдать без боя. Войска и жители покинули город.

А Наполеон ждал на Поклонной горе делегацию с ключами от города, как это происходило в странах Западной Европы. Напрасно. Москва была пуста. Французы слышали в огромном городе лишь звук своих шагов. Только возле Кремля гулкую тишину прервали звуки выстрелов. Это горстка храбрецов вступила в бой с наполеоновской армией. И хотя против них поставили пушки, французский император все же въехал в Кремль лишь на следующий день. После заперли все ворота крепости, кроме Никольских, возле которых поставили караул. Но это не спасло от пожара: он начался в первый же день вступления неприятеля.

Наполеон по подземному ходу покинул Кремль и к ночи добрался до Петровского путевого дворца. Через шесть дней пожар прекратился, но в нем погибло 80% городской застройки.

Прекрасный и великий город Москва более не существует. Ростопчин ее сжег. Четыреста поджигателей схвачены на месте; все они заявили, что поджигали по приказу этого губернатора и начальника полиции: они расстреляны. Огонь, в конце концов, был остановлен. Три четверти домов сожжены, четвертая часть осталась. Такое поведение ужасно и бессмысленно.

В преддверии зимы, возглавляя армию уже не солдат, а мародеров с громадным обозом награбленного, Наполеон покинул Москву. Но напоследок он приказал уничтожить Кремль и крупнейшие административные здания. Но замысел завоевателей не исполнился: помешали русские патриоты и проливной дождь, затушившие горящие фитили.

Лежавшую в руинах Москву отстроили вновь под руководством Осипа Бове. А напоминанием о победе с Наполеоном стали манеж, Александровский сад, музей «Бородинская панорама».

Ключевые постройки XIX века

История Москвы в XX-XXI веках: парад Победы и стремительный рост.

К XX веку город полностью восстановился: появились вокзалы, многоэтажные доходные дома, магазины, банки, музеи. Открылась Московская Консерватория, на улицах появились газовые фонари, и пробежала конка, а ей на смену пришел трамвай. Железная дорога соединила Москву с Санкт-Петербургом.

В 1917 году, сразу после взятия Петрограда, революция захлестнула Москву. Встали фабрики и заводы, началась политическая забастовка. Рабочие брали в руки оружие и вместе с солдатами шли в наступление. А 25 октября 1917 года в городе установилась советская власть. В марте 1918 правительство переехало в Москву, и она вновь стала российской столицей, а в 1922 году — столицей новообразованного СССР. В 1935 москвичи спустились под землю — заработала первая линия метрополитена.

Великую Отечественную войну Москва отметила двумя парадами. Первый прошел в 1941 году, и после него москвичи отправлялись сразу на фронт. Второй — парад Победы в 1945 году.

В военное время предприятия работали на оборону, тысячи москвичей ушли на защиту города, остальные — маскировали столицу, рыли окопы, устанавливали орудия и формировали народное ополчение. С октября по декабрь 1941 года шла битва за Москву. Она стала первым крупным поражением Германии во Второй Мировой войне. Президиум Верховного Совета СССР 1 мая 1944 года учредил медаль «За оборону Москвы». К 1 января 1995 года ей наградили 1 028 600 человек. А в 1965 году Москва получила звание «город-герой».

В 1950-х в городе появились знаменитые сталинские высотки или «семь сестер», а в 1960-х года начала работать Останкинская телебашня. В 1959-1985 годах Москву массово застраивали панельными и кирпичными жилыми домами — «хрущевками» по имени Н.С. Хрущева.

1980 год вошел в историю проведением Олимпиады в России. Церемонию закрытия ХХII Летних Олимпийских Игр в Москве до сих пор считают одной из лучших в истории. Тогда кадры с плачущим олимпийским мишкой облетели весь мир.

1990-е вошли в память августовским путчем 1991 года, штурмом Дома правительства на Краснопресненской набережной в октябре 1993 года и масштабным празднованием 850-летия города в 1997.

Ключевые постройки XX века

А XXI век стал новой вехой в истории столицы. Москва выросла до калужской области после присоединения областей на юго-западе. Сейчас активно строят новые здания, реставрируют памятники архитектуры, благоустраивают парки, открывают пешеходные зоны. История Москвы продолжается.

Говорят, что...
...в 1812 году части Московского гарнизона под музыку пристраивались к отступавшим войскам. «Какая каналья велела вам, чтобы играла музыка», — возмутился М.А. Милорадович, командовавший арьергардом. Начальник гарнизона ответил, что действует согласно уставу Петра I об оставлении крепости с музыкой. «Но разве в уставе Петра Великого сказано что-нибудь о сдаче Москвы? Прикажите замолчать вашей музыке!» — крикнул Милорадович. И музыка замолкла.
...тело Лжедмитрия I разрубили на куски и выстрелили из пушки из-за таинственных событий на его могиле. После его убийства ударили небывалые морозы, и по городу поползли слухи, что мертвый ходит, а над его могилой слышатся музыка и странные голоса. Несколько раз могилу обнаруживали пустой, а тело самозванца находили за пределами Москвы. Пытались его сжечь, но не поддавался. А когда его тащили через кремлевские ворота, ветер сорвал с ворот щиты и установил посреди дороги.
А вам есть что добавить в рассказ об истории Москвы?

История Московского университета

История Московского университета

В январе 2005 года МГУ имени М.В. Ломоносова отпраздновал свое 250-летие, по этому случаю проведено более 800 различных мероприятий. Основанный в XVIII веке, университет постоянно растет и охватывает новые отрасли обучения и исследований.

Вся история университета свидетельствует о выдающейся роли, которую его выпускники сыграли в продвижении идей свободы, общего блага, гуманности и истины.

Ранняя история

Одно из старейших российских высших учебных заведений, Московский университет был основан в 1755 году. В 1940 году ему было присвоено имя выдающегося русского ученого академика Михаила Ломоносова (1711-1765), внесшего большой вклад в создание университета в Москве.

Михаил Ломоносов был одним из интеллектуальных титанов XVIII века. Великий русский поэт Александр Пушкин охарактеризовал его как человека огромной силы воли и острого научного ума, чьей страстью всю жизнь была учеба.Интересы Ломоносова варьировались от истории, риторики, искусства и поэзии до механики, химии, минералогии. Его деятельность является проявлением огромного потенциала российского научного сообщества, представители которого в то время занимали лидирующие позиции в мире. Петр I реформировал Россию, что позволило стране во многих сферах достичь стандартов современных европейских держав. Большое внимание уделялось образованию. В 1724 г. Петербургская Академия наук, основанная Петром I, учредила университет и гимназию для обучения интеллигенции и исследователей, в которых нуждалась страна; Однако эти учебные заведения не выполнили поставленную перед ними задачу.Именно Михаил Ломоносов в своем письме графу Шувалову предложил идею создания университета в Москве. Влиятельный придворный и любимец императрицы Елизаветы Петровны, граф Шувалов был покровителем искусства и науки; он поддержал планы Ломоносова относительно нового университета и представил их императрице.

В 1755 году, 25 января, в Татьянин день по календарю Русской Православной Церкви, императрица Елизавета Петровна подписала указ об основании университета в Москве.Церемония открытия состоялась 26 апреля, когда отмечался день коронации Елизаветы Петровны. С 1755 г. 25 января и 26 апреля в Московском университете проводятся особые мероприятия и праздники; Ежегодная конференция, на которой студенты представляют результаты своей исследовательской работы, традиционно проводится в апреле.

По плану Ломоносова изначально было три факультета. Сначала все студенты получили всесторонние знания в области естественных и гуманитарных наук на философском факультете; затем они могли специализироваться и продолжить обучение на философском факультете или поступить на юридический или медицинский факультет.Лекции читались либо на латыни, языке тогдашних образованных людей, либо на русском языке. В отличие от европейских университетов, в Московском университете не было богословского факультета, поскольку в России были специальные богословские учебные заведения.

С самого начала элитарность была чуждой самому духу университетского сообщества, определявшему давние демократические традиции Московского университета. В преамбуле указа, подписанного Елизаветой Петровной, говорилось, что университет должен обучать простолюдинов; не допускались только крепостные.Сам Ломоносов указывал, что в европейских университетах важны академические достижения студента, а не его социальное положение или семейное положение. В конце XVIII века из 26 профессоров Московского университета было всего три дворянина, большинство студентов тоже были простолюдинами. Лучшие студенты были отправлены для продолжения обучения за границу, налаживая контакты с международным научным сообществом.

Изначально обучение в Московском университете было бесплатным для всех, позже от платы за обучение освобождались только бедные студенты.Государственное финансирование не покрыло все расходы университета; таким образом, администрации пришлось искать способы привлечь дополнительные средства. Университет частично финансировался его покровителями, такими как богатые купцы из семейств Демидовых и Строгановых и некоторые другие, которые жертвовали лабораторное оборудование, книги, различные коллекции и учредили стипендии для студентов университета. Выпускники университетов не раз поддерживали свою альма-матер в трудные времена, собирая деньги по общественной подписке. Профессора библиотек университета традиционно завещали свои частные книжные коллекции, крупнейшие из которых были собраны И.М.Снегирев, П.Я. Петров, Т.Н. Грановский, С.М. Соловьев, Ф.И. Буслаев, Н.К. Гудзы, И.Г. Петровский и некоторые другие.

Московский университет сыграл выдающуюся роль в популяризации науки и образования в России, сделав лекции своих профессоров открытыми для публики. Книжное дело в России началось в 1756 году, когда на территории кампуса открылись типография и книжный магазин; Здесь началось издание одной из первых российских газет «Московские ведомости». С 1760 г. в университетской типографии печаталось первое московское литературное издание «Полезное увеселение».Н.И. Новиков, один из выдающихся деятелей Просвещения в России, возглавлял университетское издательство с 1779 по 1789 год.

Более века, с 1756 года, университетская библиотека была единственной в Москве открытой для широкой публики.

Профессора Московского университета внесли большой вклад в создание новых культурных центров в Москве и России, гимназии, а затем и университета в Казани, Академии художеств в Санкт-Петербурге.Петербург, Малый театр в Москве и многие другие. В XIX веке при университете были созданы первые научные общества, объединяющие естествоиспытателей, историков и филологов.

В XVIII веке среди студентов и профессоров Московского университета был ряд выдающихся личностей: философы Н.Н. Поповский, Д.С. Аничков, математики В.К. Аршеневский, М.И. Панкевич, врач С.З. Зыбелин, ботаник П.Д. Вениаминов, физик П.И. Страхов, почвоведы М.И.Афонин и Н.Е. Черепанов, Г.А. Чеботарев, историк и географ, историк Н.Н. Бантыш-Каменецкий, филологи и переводчики А.А. Барсов, С. Халфин, Е.И. Костров; юристы С.Е. Десницкий и И.А. Третьяков, известные авторы Д.И. Фонвисин, М. Херасков, Н.И. Новиков, архитекторы В.И. Баженов и И.Е. Старов. Их работа во многом способствовала тому, что Московский университет стал ведущим образовательным, научным и культурным центром в России и в мире.

История Московского Кремля

Первое письменное упоминание о Москве относится к 1147 году.Именно тогда на месте нынешнего Кремля стали появляться первые укрепления. В дальнейшем Кремль неоднократно перестраивался, возводились величественные монастыри, соборы и дворцы. Во время правления великого князя Дмитрия Донского во 2-й половине 14 века оригинальные деревянные стены были заменены первыми белокаменными. Спустя столетие, при Иване III (Иване Великом), они были разобраны и взамен возведены новые стены из жженого кирпича. Присоединение новых земель в то время разграничило территорию Кремля, как она есть сегодня.Очередная реконструкция конца 17 века завершила ансамбль Кремля. Отечественная война 1812 года нанесла Кремлю серьезный урон. При отступлении французская армия взорвала несколько зданий и башен. На реставрацию ушло более двух десятилетий. Кремль снова сильно пострадал во время вооруженного восстания в Москве в октябре-ноябре 1917 года. Под артиллерийским обстрелом попали находившиеся там отряды младших офицеров.

В марте 1918 года в Кремле разместилось Советское правительство, поскольку столица была перенесена в Москву.В течение 1920-1960-х годов архитектурный ансамбль Московского Кремля претерпел сильные разрушения: были снесены памятник Великому князю Сергею Александровичу и императору Александру II, часовня Спасской (Спасской), Никольской (Николая) и Боровицкой башен, церкви Св. Константина и Елены, Чудовского монастыря и Вознесенского монастыря, Малого Николаевского (Николаевского) дворца, Благовещенской церкви, Спасского собора в Сосновом лесу и Старой Оружейной палаты.

В 1991 году Кремль стал резиденцией президента России, и в период с 1990-х по 2000-е годы был проведен ремонт. В 2016 году демонтировали 14-е здание Кремля, возведенное на месте бывшего Малого Николаевского дворца, Чудова монастыря и Вознесенского монастыря. Был выдвинут проект реставрации разрушенных построек, однако в 2017 году он был официально заброшен. В настоящее время открытые для публики «археологические окна» демонстрируют остатки фундамента Малого Николаевского дворца и Чудова монастыря.

В коллекции представлены этюды конца XIX - начала XX вв., Проливающие свет на историю Московского Кремля и его достопримечательностей; архивные материалы, посвященные реставрации кремлевских построек в Российской Империи; планы и технические чертежи, в том числе те, которые документировали, как Кремль был разрушен в 1812 году; а также альбомы, фотографии и открытки с видами Кремля и Красной площади в разные периоды времени.

КЛИВЛЕНД-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ | Энциклопедия истории Кливленда

КЛИВЛЕНД-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. Политические, культурные, коммерческие и личные отношения между Кливлендом и Россией (как Российской Империей, Советским Союзом и современной Российской Федерацией) начались в начале 20 века. Развитие таких отношений совпало как с подъемом Кливленда как крупного американского города, так и с повышением интереса к России в Соединенных Штатах в период большевистской революции 1917 года. Примечательно, что история отношений между Кливлендом и Россией часто характеризовалась ролью города. в содействии разрядке между Москвой и Вашингтоном.Особую роль Кливленда можно проследить на протяжении всей этой долгой истории, от дипломатических инициатив Сайруса Итона до Никиты Хрущева и Анастаса Микояна до знаменитого турне CLEVELAND ORCHESTRA по Советскому Союзу в 1965 году.

До 20 века основная связь Кливленда с Россией была связана с иммиграцией большого числа подданных Российской империи. В основном это были нерусские евреи, поляки и финны, но к ним также присоединились несколько РОССИЙСКИХ радикалов, выступавших против царского правительства.Многие ранние иммигранты-КАРПАТЫ-РУССКИЕ, прибывшие из Австро-Венгрии, испытывали глубокую близость к Императорской России, и значительная их часть даже приняла русскую идентичность. Их русофильские настроения, возможно, лучше всего выражены в создании выдающегося российского памятника Кливленда, ST. ФЕОДОСИЙСКИЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ СОБОР в ТРЕМОНТЕ. Культурный обмен между Кливлендом и Россией начался еще до Первой мировой войны. Известная балерина Анна Павлова пять раз выступала в Кливленде в период с 1910 по 1922 год, в то время как балеты Сергея Дягилева приехали в Кливленд во время своего первого турне по США в 1916 году и снова вернулись в 1917 году с Вацлавом Нижинским.

Большевистская революция 1917 года и последующая гражданская война 1917-1922 годов оказали большое влияние на Кливленд. Во-первых, успех большевиков вдохновил радикалов у себя дома, таких как ЧАРЛЬЗ РУТЕНБЕРГ, который баллотировался на пост мэра Кливленда в 1917 году и получил почти 30% голосов. МАЙСКИЕ БУНТЫ 1919 года и взрыв бомбы в доме мэра Кливленда ГАРРИ Л. ДЭВИСа (который не присутствовал во время атаки) вскоре катапультировали Кливленд в центр национального внимания в разгар Первой красной волны. Напугать.Примечательно, что позже Рутенберг стал одним из трех американцев, похороненных у Кремлевской стены в Москве. Кроме того, в результате революции город получил новый приток русских иммигрантов, так называемых белых эмигрантов. Противники большевиков и представители профессионального класса, эти новые иммигранты, хотя и рассеяны по всему городу, внесли ценный вклад в его культурную, интеллектуальную, экономическую и духовную жизнь. Некоторые, например, давний уроженец Грузии Св.Феодосий пастор фр. ДЖЕЙСОН КАППАНАДЗЕ стал крупным лидером сообщества. Другие стали влиятельными в культурной среде Кливленда, например, инструкторы по ТАНЦУ Сергей Попелофф, НИКОЛАЙ СЕМЕНОФФ и Серж Надеждин. Дирижер НИКОЛАЙ СОКОЛОФ, эмигрировавший из России до революции, стал первым дирижером Кливлендского оркестра в 1918 году. Третьи оставили после себя яркие воспоминания о русской революции и гражданской войне из первых рук, такие как Константин Бендеров, отец медсестры Ольги Бендеров. и ФРЭНСИС СОММЕР, лингвист немецкого происхождения, вышедшая замуж за русскую эмигрантку.Святой Феодосий стал духовным центром русской эмигрантской общины в Кливленде и оставался им в течение многих лет до основания преподобного Сергия в ПАРМЕ после Второй мировой войны.

После победы большевиков в Гражданской войне в России лидер партии Владимир Ильич Ленин представил новую экономическую политику (НЭП), программу, которая объединила социалистические и капиталистические принципы, чтобы вернуть страну на ноги. 1920-е годы в СССР характеризовались такой политикой, которая позволила создать более либеральную среду как в политике, так и в искусстве.Это также позволило расширить контакты с Западом, в том числе с США и Кливлендом, несмотря на отказ Вашингтона признать советское правительство в 1920-х годах. В 1922 году в Кливленд приехал поэт Сергей Есенин в сопровождении своей тогдашней жены танцовщицы Айседоры Дункан. Всего несколько лет спустя, в 1925 году, радикальный авангардный футурист Владимир Маяковский приехал в Кливленд и выступил с зажигательной декламацией стихов в Зале Союза плотников в ЦЕНТРАЛЬНОМ районе на 2226 восточной 55-й улице. Поездка была частью большого турне поэта по США, в которое также входили Нью-Йорк, Чикаго, Филадельфия, Детройт и Питтсбург.Позже он записал свои переживания в своей книге «Мое открытие Америки». Десять лет спустя за этим визитом последует поездка в Кливленд в 1935 году одесских сатириков Ильфа и Петрова в рамках их путешествия по Америке. Советский культурный интерес к Кливленду и северо-востоку Огайо не ограничивался выдающимися литературными деятелями. В мире кино советская комедия Льва Кулешова 1924 года «Необычайные приключения мистера Уэста в стране большевиков» изображала в качестве главного героя президента YMCA в стиле Гарольда Ллойда из пригорода Кливленда БРЕКСВИЛЛ.Не все контакты были однонаправленными. Многие известные жители Кливленда посетили СССР, в том числе поэт ЛЭНГСТОН ХЮЗ, посетивший Москву и советскую Среднюю Азию, и МАРГАРЕТ БУРК-УАЙТ, которая много фотографировала страну.

Смерть Ленина в 1924 году вызвала серьезную борьбу за власть в Советском Союзе, и к 1928 году уроженец Грузии Иосиф Сталин победил своих оппонентов и стал лидером Советского государства. Стремясь агрессивно индустриализировать преимущественно крестьянскую нацию любой ценой, он ввел катастрофическую коллективизацию в богатых производителями зерна регионах Украины, юга России и северного Казахстана, вызвав повсеместный голод.Помимо этого жестокого нападения на крестьян и степных кочевников, Сталин также обращался за советом к Западу, особенно к США, в своем стремлении расширить индустриализацию страны. СССР издавна был очарован американскими капиталистическими инновациями, и сам Ленин восхищался производственными методами Генри Форда и Фредерика Уинслоу Тейлора. Этот интерес к американским инновациям в откровенно антикапиталистическом СССР продолжался и в сталинскую эпоху. Признание Советского государства президентом Франклином Д.Рузвельт открыл дверь для больших возможностей между двумя странами, которые были реализованы двумя ведущими инжиниринговыми компаниями Кливленда. В 1933 году Москва пригласила компанию ARTHUR G. MCKEE & CO. Для оказания технической помощи в создании Магнитогорска, советского Питтсбурга, или Гэри, штат Индиана, на Урале. Для строительства крупнейшего автомобильного завода в Европе и сопутствующего ему «рабочего рая» Автозавода в Нижнем Новгороде Советский Союз пригласил AUSTIN COMPANY. Сын президента компании Аллан Остин путешествовал по стране со своей женой и был самым молодым из двадцати американских инженеров-надзирателей, участвовавших в этом проекте.Его письма оставили историкам бесценную информацию об этом гигантском сотрудничестве между советскими коммунистами и американскими капиталистами. Ощущение партнерства между США и СССР было дополнительно укреплено союзом двух стран против держав оси во Второй мировой войне.

После Второй мировой войны американо-советские отношения охладились, когда началась холодная война. Как крупный промышленный, торговый и культурный центр, связывающий Восточное побережье с Чикаго, Кливленд считался главной целью Советов в случае ядерной войны.Город провел учения по ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЕ, а правительство установило семь противоракетных опор NIKE в округе Кайахога, остатки одной из которых до сих пор можно увидеть в пригороде Кливленда Братеналь, вдоль береговой линии озера Эри. Кливленд также не был застрахован от козней шпионажа времен холодной войны. Именно в Кливленде в 1964 году британский государственный служащий Джон Кэрнкросс (один из Кембриджской пятерки) признался в шпионаже в пользу Советов на допросе в MI5. Навязывание СССР коммунизма странам Центральной и Восточной Европы также принесло новый приток беженцев в Кливленд, пополнив существующие этнические общины.Самую значительную группу среди них составляли венгры, бежавшие от советского вторжения в Венгрию после революции 1956 года. Их присутствие укрепило положение Кливленда как крупнейшего венгерского населенного пункта в мире за пределами Венгрии после Будапешта. Однако в разгар этой напряженности холодной войны были и те, кто в Кливленде призывали к разрядке с Советским Союзом. Самым известным из этих людей был Кливлендский промышленник и филантроп, уроженец Канады Сайрус Итон.

Обеспокоенный перспективой ядерной войны, Итон считал, что диалог между Вашингтоном и Москвой абсолютно необходим для будущего человечества. Ученик ДЖОНА Д. РОКФЕЛЛЕРА, он был близок с Самуэлем Харпером, сыном президента Чикагского университета Уильяма Харпера и первым крупным американским ученым в России. Своим пониманием дел в России он обязан Харперу, и, вероятно, он также знал о прежних деловых усилиях, предпринимавшихся в Кливленде в Советском Союзе.Когда в 1955 году Государственный департамент пригласил группу советских журналистов на встречу с «настоящим капиталистом», они направили их к Итону, которого они встретили на его фермах Акадии в Нортфилде, штат Огайо. Исходя из этого опыта, Итон увидел возможность реального сотрудничества с советской стороной и даже пожертвовал Советскому Союзу двух шотландских быков шортхорна, получивших призы, для выращивания крупного рогатого скота. За этим шагом последовал визит Итона с женой Анной в СССР в 1958 году. Именно здесь Итон нашел настоящего партнера в лице нового советского лидера Никиты Хрущева.Первый секретарь украинского происхождения был реформатором, который предпочитал уделять больше внимания внутренней экономике, чем расходам на оборону. Он пришел к власти после смерти Сталина, которого он осудил в потрясающей «секретной речи» на 20-м съезде Коммунистической партии Советского Союза в феврале 1956 года, в том же году, когда посетила журналистка Дорис О'Доннелл из CLEVELAND NEWS. СССР. Хрущев также видел возможность сотрудничества и мирного сосуществования с Вашингтоном и, как и Итон, выступал за нестандартное мышление для достижения этой цели.По словам его сына Сергея, подобно тому, как американские ястребы осуждали Итона как «сторонника коммунистов» за его позицию, направленную на разрядку, кремлевские сторонники жесткой линии осуждали его отца за его «наивную» готовность говорить с капиталистом. Поистине, Хрущев видел в Итоне родственную душу и даже советовался с ним и его женой в моменты разочарования в Вашингтоне, таких как инцидент с самолетом-шпионом U-2.

Подарок Итона в 1955 году и его визит в СССР в 1958 году посеяли семена для последующих событий.Во время своего пребывания в Москве Итон особенно полюбил тройку - русские сани, запряженные тремя белыми лошадьми. Отмечая свою любовь к тройкам, Хрущев устроил промышленнику из Кливленда собственную тройку. Подарок был доставлен Eaton в Acadia Farms из СССР Анастасом Микояном, главным советником Хрущева и московским нет. 2 человека, во время своего визита в Кливленд в 1959 году. Как и Хрущев, Микоян также подружился с Eaton. Однако его прибытие в город столкнулось с толпами разгневанных венгерских демонстрантов, многие из которых были беженцами после революции 1956 года.Они считали Микояна символом советского угнетения, несмотря на то, что он выступал против применения силы в Венгрии. Тем не менее, советский армянский государственный деятель, его сын Серго и советский посол Михаил Меньшиков полюбили Кливленд и гостеприимство Eatons. Микоян присоединился к Итону и его жене в ухабистой поездке на новой тройке и, по словам журналиста Джорджа Кондона, он, как сообщается, был взволнован при виде Кливлендской ТЕРМИНАЛЬНОЙ БАШНИ, которая напомнила ему башню Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.Усы Микояна с туманными глазами якобы «дернулись», когда он поднял руку в «товарищеском одобрении» и, как сообщается, заявил: «Теперь ты говоришь! Это мой город! » Итон хотел, чтобы Хрущев тоже посетил Кливленд. Однако в конечном итоге такая идея не была реализована из-за противодействия Госдепартамента.

Предоставлено коллекцией фотографий Кливлендской публичной библиотеки.

Анастас Микоян (справа) встречает Сайруса Итона (стоит) и его жену Энн (сидит в инвалидном кресле) по прибытии в Кливленд, 7 января 1959 года.Посол СССР в США Михаил Меньшиков стоит в правом верхнем углу в шляпе и шарфе.

Разрядка была и в сфере культуры. В апреле и мае 1965 года Кливлендский оркестр под управлением ДЖОРДЖА ЗЕЛЛА совершил поездку по Советскому Союзу в рамках программы культурной дипломатии Государственного департамента, инициированной президентом Дуайтом Д. Эйзенхауэром. Оркестр дал концерты в Москве, Киеве, Тбилиси, Ереване, Сочи, Ленинграде. Оркестр был с энтузиазмом встречен советской публикой и был назван журналом TIME «одним из самых больших успехов в истории программы культурного обмена» между Москвой и Вашингтоном.Некоторые из этих спектаклей, особенно в Тбилиси и Ереване, были совершенно незапланированными. Однако народным требованиям грузинской и армянской публики не удалось устоять, и оркестр был направлен в сторону этих небольших, гостеприимных, любящих музыку кавказских республик. Оркестр был не чужд Советскому Союзу. В 1935 году состоялась премьера в США оперы Дмитрия Шостаковича « Леди Макбет Мценского уезда » по повести Николая Лескова 1865 года.Хотя Сталин не одобрял эту оперу, тогдашний дирижер Кливлендского оркестра ARTUR RODZINSKI любил ее и хвалил как «лучшую оперу, написанную в этом столетии». Он побывал в Москве и присутствовал на его премьере в 1934 году во время поездки в СССР для проведения концертов на Бородинском фестивале в Ленинграде. Со своей стороны Шостакович бывал на концертах Родзинского и любил их. Он был более чем счастлив доверить Родзинскому премьеру своей оперы в США, при условии, что он получит права со стороны Советского государства.Родзинский боролся за то, чтобы стать первым дирижером, представившим произведение в Америке, столкнувшись с конкуренцией со стороны своего собственного наставника, Леопольда Стокски, который стремился обеспечить его для Филадельфии. С помощью Владимира Друкера и Артура Рубинштейна Родзинский добился права Кливлендского оркестра на премьеру оперы Шостаковича. Премьера фильма с сопрано Анной Леской в ​​роли Катерины состоялась 31 января 1935 года в зале SEVERANCE HALL в Кливленде.После второго выступления 2 февраля оркестр перевез спектакль в Нью-Йорк, где он стал первым иногородним оперным спектаклем в Метрополитен-опера.

В 1980-е гг., На фоне опасений по поводу перспективы нарастания американо-советской конфронтации, жители либерально настроенных общин Ист-Сайда Кливленд HTS. и SHAKER HTS. инициировал массовые усилия по разрядке напряженности. Их время было безупречным. В 1985 году к советскому руководству пришел Михаил Горбачев, который провозгласил новый период реформ в СССР своей двойной политикой гласности (политической открытости) и перестройки (экономической реструктуризации).В 1987 году Cleveland Hts. жители проголосовали за объявление своего города «зоной, свободной от ядерного оружия», в то время как оба Кливленда Hts. и шейкер Hts. в 1988 г. учредила ассоциацию SISTER CITY с городом Волжский, Россия, недалеко от Волгограда. На восточном конце озера Подкова в Шейкер-Хтс был установлен Розарий и соответствующий знак с американскими и советскими флагами. в ознаменование этого знаменательного события. Соглашение между Cleveland Hts.-Shaker Hts. а Волжский в конечном итоге проложил путь историческому партнерству Кливленда с городом-побратимом с Волгоградом в конце правления Горбачева в 1990 году.

Окончание холодной войны, распад Советского Союза и рост Интернета и социальных сетей с 1990-х годов усилили контакты между Большим Кливлендом и Россией. В результате притока новых иммигрантов с постсоветского пространства (см .: СОВЕТСКАЯ И ПОСТСОВЕТСКАЯ ИММИГРАЦИЯ) в районе Кливленда сегодня сохраняется самая высокая концентрация постсоветских иммигрантов в штате Огайо. Одно только это развитие открывает новые возможности для еще большего взаимопонимания между Востоком и Западом, чем когда-либо прежде.3 мая 2019 года российский флаг развевался над мэрией Кливленда, когда город Кливленд официально признал День русской общины с делегацией представителей Волгограда. Мероприятие стало результатом работы давнего лидера русской общины Кеннета Ковача, президента Альянса Большого Кливленда и Волгоградской области. Сейчас, в условиях возобновления напряженности между правительствами Соединенных Штатов и Российской Федерации, подобные события играют решающую роль в содействии большему взаимопониманию между обеими странами.Они также подтверждают давнюю историю Кливленда как моста между Москвой и Вашингтоном.

Пьетро А. Шакарян

Государственный университет Огайо

Сергей Хрущев, интервью Пьетро А. Шакарян, Крэнстон, Род-Айленд, 3 мая 2019 г.

Остин, Ричард Картрайт. Строительная утопия: возведение первого современного города в России, 1930 (Кент, Огайо: Издательство Кентского государственного университета, 2004).

Бурк-Уайт, Маргарет.Съемки русской войны (Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1942).

Кондон, Джордж Э. «Восторг москвича». Джордж Э. Кондон в «Кливленде: самая сокровенная тайна», 1–5 (Гарден-Сити, штат Нью-Йорк: Doubleday & Company, 1967).

Gleisser, Marcus. Мир Сайруса Итона (Кент, Огайо: Издательство Кентского государственного университета, 2005).

Хьюз, Лэнгстон. Интересно, как я странствую: Автографическое путешествие (Нью-Йорк: Райнхарт и Ко, 1956).

Ильф, Илья Арнольдович и Евгений Петров.American Road Trip, перевод Энн О. Фишер, отредактированный Эрикой Вульф (Нью-Йорк: Кабинет Книги, 2007).

Хрущев Сергей Никитич. Никита Хрущев: Творец оттепели [Никита Хрущев: Творец оттепели] (М .: Вече, 2017).

Маяковский Владимир Владимирович. Мое открытие Америки, перевод Нила Корнуэлла (Лондон: Hesperus Press, 2005).

О'Доннелл, Дорис Э. Девушка с первой страницы (Кент, Огайо: Издательство Кентского государственного университета, 2006).

Зоммер, Фрэнсис Эрих.Идиллия, война и революция: в России за десять исторических лет (Кливленд: Публичная библиотека Кливленда, 2011).

Телберг, Ина. «Русские в Кливленде» (кандидатская диссертация, WRU, 1932).

Захаров Александр Николаевич, изд. Летопись жизни и творчества С. А. Есенина, Вып. 3, Книга II (М .: ИМЛИ РАН, 2008).


Просмотр изображения рекламы Анны Павловой и Михаила Мордкина. Любезно предоставлено архивами обычных дилеров.

Просмотр изображения русскоязычной рекламы чтения стихов Владимира Маяковского, газета «Новый мир», Нью-Йорк, 26 сентября 1925 года.Из книги Александра Михайлова «Маяковский» (М .: Молодая Гвардия, 1988). Предоставлено Кливлендской публичной библиотекой.

Просмотреть изображение Сайруса Итона на тройке, подаренной Анастасом Микояном. Любезно предоставлено коллекцией фотографий Публичной библиотеки Кливленда.


Под столичными улицами: путеводитель по древней Москве

Официально г. Москва была основана 855 г. лет назад, но известно, что здесь было гораздо более раннее поселение.Однако видимые следы древнего владычества чрезвычайно редки. Даже 16-е века постройки необычны, и есть лишь несколько единичных примеров любые более ранние структуры. Дело даже не в том, что в средневековом городе построены преимущественно из дерева - москвичи никогда не отличались благоговейным трепетом. отношение к своему архитектурному наследию. Но это только делает поиск Тем интереснее следы далекого прошлого в сегодняшнем мегаполисе.

Последние 25 лет были очень благодатный период для московских археологов.В советское время любые раскопки в основном носили случайный характер и были дополнением к другим работам, но с тех пор конце 1980-х археологи смогли провести более систематические раскопки и обнаружили много новой, а иногда и удивительной информации о древняя история города.

1960: раскопки под фундамент Дворца Конгрессы. На этом месте в середине XII в. Стояла первая деревянная крепость. века, а в 17 веке женские кварталы Королевского Дворец. Археологам удалось установить лишь несколько небольших раскопок: основная историческая площадь была сплющенный.

Конечно, в этом контексте слово «древний» не имеют тот же смысл, что и на берегу Средиземноморье. Это может относиться даже к постройкам 17 века; несмотря на очень очевидное влияние европейского (византийского, затем романского, затем ренессанс и маньеризм) архитектура, современный период действительно только началось в 18 веке. Но если присмотреться, можно иногда также находят артефакты действительно древних времен.

самое раннее поселение

На раскопках периодически обнаруживаются следы далекой предыстории - кости мамонта на Остоженке, московский «Золотой дом». Миля; мезолитическое поселение перед Большим театром; Бронзовый век каменные топоры у Спасских ворот Кремля.Но самое зрелищное Свидетели древней истории столицы можно найти не в музее, а на общественный вид, на окраине Коломенского парка. Чтобы увидеть это, вам нужно пойти до Коломенского, бывшего царского имения на юго-востоке современной Москвы. Это наиболее известен своей исключительной шатровой церковью Вознесения, широко известна как «Белая колонна», но нас интересует Голосов Овраг, немного западнее. Раньше он был известен как Волосов или Велесов овраг, в честь Волоса, или Велеса, одного из главных богов славянских народов. языческий пантеон.Среди деревьев на его западном склоне спрятан так называемый Камень Девичи (Девичий), который ассоциируется с множеством суеверия. Это необычно даже из с геологической точки зрения: поверхность пятитонной породы, форма которой напоминает черепаху, кажется покрытой гигантскими пузырями, как кипящая жидкость. В нем также есть небольшое искусственное круглое углубление; в Многие считают, что собирающаяся там дождевая вода обладает целебными свойствами. Этнографы считают, что эта лощина возникла в древнем ритуале. где кол вращался в нем вперед и назад на высокой скорости с помощью помощь двух петель шпагата, чтобы создать священный «живой огонь».В следы, оставленные на камне, вероятно, можно считать самым старым видимым свидетельством предыстории Москвы.

'От Вятичей остались невысокие курганы, разбросанные по окраинам с. современная Москва (идентифицировано более 70): и то, и другое можно найти в дворы удаленных новостроек и проспекты Царицыно парк .

В нескольких сотнях метров дальше по Москве-реке находится Поселок Дьяково, давший название всей культуре железного века (раскопки здесь ведутся уже полтора века).Это был большое, хорошо укрепленное поселение финно-угров, известное своими преданность священным камням.

Драматические кольца с семью лопастями и стеклянные бусины, традиционные украшения, найденные в Вятичском кургане (фото из интернета)

Они прибыли сюда в начале 1-го века. Тысячелетие до н.э., и были заменены вятичскими славянами к концу I Тысячелетие н.э., когда история того, что сейчас называется Москвой, на самом деле начинается. Вятичи из Москвы-реки были довольно загадочным племенем, пришедшим на леса здесь, чтобы спрятаться от князей Киевской Руси и избежать принудительного обращения в христианство.Они оставили низкое захоронение курганов, разбросанных по окраинам современной Москвы (более 70 идентифицированы). Их обоих можно найти во дворах глухой новостройки. застройки и вдоль проспектов парка Царицыно, еще одного бывшего царского имущество.

Начало города

Киев Князья не раз пытались покорить территорию вдоль Москвы-реки путем силы, но вятичи не жили большими поселениями и прятались в лесу, а киевские войска не смогли выиграть партизанскую войну.Так князь Юрий Долгорукий («Длиннорукий»), легендарный основатель Москвы, решил помириться с их. В Александровском саду, недалеко от Кремля, все еще можно увидеть безлюдное место на пригорке, на вершине которого (нынешнее место Государственная Оружейная палата) стоял первый царский дворец, где в 1147 году Юрий подарил «великий праздник », который, согласно старинным летописям, ознаменовал официальное рождение Москва. Уместно думать, что история нашего города началась с монументальная выпивка.

Вероятно, это было в результате переговоров с местным вятичем построили деревянную цитадель. для размещения войск, контролировавших стратегический брод через Неглинную. Река на перекрестке торговых путей, через которую посетители теперь попадают в Кремль. через Троицкий мост. Войска были большими пожирателями и оставили свой след в форма дороги, вымощенной челюстями крупного рогатого скота, фрагмент раскопанного которую можно увидеть на лужайке между Царь-пушкой и Иваном Великим колокольня.Сама крепость стоял на нынешнем месте Дворца съездов, построенного в 1961 г. на приказы тогдашнего генсека КПСС Никиты Хрущева - трагическая дата для археологической истории Москвы, поскольку основная причина строительство дворца должно было вызвать недоумение у китайцев, которые только что построили самый большой в мире зал для собраний своих рабочих. Работа над дворец прогрессировал быстрыми темпами, и у строителей не было времени на историческое чувство: в гигантской яме, выкопанной для фундамента здания археологам удалось выкопать лишь несколько небольших траншей.К счастью, внешний территория первоначальной цитадели лежала за пределами строительной площадки и ожидала своего час. Археологи говорят, что почти незаметная впадина на дороге за Троицкими воротами обозначен ход их земляного вала.

'Первый царский дворец стоял на территории нынешнего Александровского сада. Там в 1147 году Юрий устроил «великий пир», который по старинному летописи ознаменовали официальное рождение Москвы. Уместно думать, что история нашего города началась с монументальной выпивки.'

Полвека после его основания на холме стоял настоящий город, занимавший около двух трети нынешней площади Кремля. Интригующая деталь: археологи осматривая первый этаж XII века под полом В Архангельском соборе обнаружены только корни деревьев, поэтому на этой территории почему-то не оказалось. построенный в то время. Однако ниже они обнаружили датировку керамики железного века. из дьяковской культуры I тысячелетия до н. э. и предположили что эта местность, возможно, была священной рощей, отмечавшей место проживания древнего язычника. святыня, которую все еще почитали в раннехристианский период Москвы.

Рисунок русского классика Ивана Билибина. (начало ХХ века) с изображением свиты волжского воина, одного из персонажи древнего киевского цикла. Это вполне могло служить иллюстрацией до первой переправы свиты Юрия Долгорукого через реку Неглинку, которые приехали из Киева прямо в Москву примерно с такими же антураж.

Этот жирный Гипотеза косвенно подтверждается тем, что собор, построенный на место рощи в то время, когда великие князья Владимирские твердо установил свою власть в городе, был посвящен архангелу Михаилу.Ул. Михаил был покровителем их династии, и собор, символ их сила также предназначалась для размещения их гробниц. Другими словами, это возведение именно на этом месте должно было показать свободолюбивую Вятич, князья остались здесь.

Нашествие Золотой Орды

Вещи казались оседать, но тогда в начале 1238 г. Москва была сожжена дотла. вторгшимися монголо-татарскими ордами при хане Батыя. Это один из самых трагические эпизоды русской истории: объединение нескольких монгольских сил орды пронеслись по замерзшим рекам России и за одну зиму уничтожено большинство городов и половина жителей страны.Москва пять дней продержался против катапульт и таранов Орды - настоящий подвиг доблести. Но свое дело монголы знали: по словам летописи, «убивали людей, от самых старых до младенцев с оружием в руках, а город и его церкви были преданы огню ».

Но город выжил, и 90 лет спустя при его разрушении стали появляться каменные церкви. Каменный собор был дело очень важное в то время. Можно сказать, пиар-ход.Принц В свое время Иван Калита - буквально «Мешки с деньгами» - имел такие претензии, что построил одновременно четыре церкви, небольшие, но богато украшенные для того времени. Ни один из них не сохранился до наших дней, но они обеспечили базовую основу для рост Москвы, какой мы ее знаем. Даже колокольня Ивана Великого, на которой условно точный центр Москвы, был задуман тогда, хотя в другое место. Его восьмиугольный прототип получил название церкви Святой Иван Лестничный-под-колоколом и стоял на оси между Архангельский и Успенский соборы - его основания были открыты в 1910 году.

'Каменный собор был делом огромных важность в то время. Можно сказать, пиар-ход. Князь времени Иван Калита - буквально «Мешки с деньгами» - имел такие претензии, что построил четыре одновременно.'

Примерно в то же время, в 1325 г. Митрополичий Престол перенесен в Москву из старого города Владимира, в знак признания нового статуса города как столицы области, которая стала известный как Великое княжество Московское или просто Московское.А в 1366 г. правления знаменитого князя Дмитрия Донского, Москва обрела первые городские стены и стал одним из наиболее охраняемых городов России.

Склепы церкви Рождества Богородицы воздвигнут княгиней Евдокией Московской в ​​память Куликовской битвы на конец 14 века. Эта фотография и последняя картинка с планом взяты из статьи Г. Евдокимовой и Д. Яковлева, в которой впервые появилась в 2009 году. На плане видно, насколько сильно стала деревянная церковь. встроен в стены подвального двора XV - XIX веков.

Стены вокруг Сегодняшний Кремль построен из кирпича, но эта первая облицовка имела несколько извилистый характер. стены из белого известняка - они не были рассчитаны на то, чтобы выдерживать артиллерийский огонь. Его ворота тоже, вероятно, были не прорезаны прямо в стене, а поставлены наискосок. в двойной стене, чтобы образовать коридор, в котором вражеские силы, вторгшиеся первыми линия защиты может оказаться в ловушке. Исчезла и Донская крепость, хотя и не полностью: археологи считают, что его нижняя часть, около двух метров высотой, лежит под южной стеной Кремля, но, учитывая чувствительность участка, полномасштабные раскопки здесь не проводились.

Новые стены, какими бы твердыми они ни были, рухнули Однако чтобы спасти Москву от очередного ужасного нападения. В августе 1382 г. лет спустя после разгрома москвичами монголо-татарских войск в битве при Куликово, орда под предводительством Мамая пришла свести счеты. Новая крепость еще ни разу не проходила боевых испытаний, поэтому князь Дмитрий отправился в путь. в Кострому для сбора подкрепления, со строжайшим приказом горожанам не открывать ворота при любых обстоятельствах. Однако татары после неудачная попытка штурма ворот, решил попробовать другую тактику.Они подняли белый флаг и подошли к Спасским воротам, объяснив, что не хотят воевать с Москвой, которую они очень уважали, и просто хотел посмотреть на его чудесные достопримечательности и принять щедрую дань от его правители. Легковерные москвичи открыли ворота, и когда их князь вернулся с подкреплением через несколько дней и обнаружил, что его город пуст. В зависимости от того, к какому источнику вы обратитесь, было убито от 10 до 24 тысяч человек, и остальные взяты в плен ...

Средневековый уголки Кремля

Самое старое сооружение, сохранившееся до наших дней. Москва могла стать свидетелем этой катастрофы.Он восходит ко второй половине XIV века и находится на Соборной площади в Кремль. Чтобы его увидеть, нужно купить билет на археологическую выставку. в крипте Благовещенского собора. Эта девятиглавая церковь была многократно перестраивался и приобрел свой нынешний вид во второй половине XVI века, но здесь сохранился сводчатый зал, который когда-то был сокровищница дворца Дмитрия Донского. Кирпичная кладка зала неравномерная. и архаичный вид - после монголо-татарской разрухи многие навыки, в том числе те из строительства, должны были быть повторно изучены.

Московский Кремль времен Ивана Калиты; вид Боровицкие ворота (А. Васнецов, 1921)

Но мастера постепенно восстанавливали свой опыт, создавая новый архитектурной школы, как видно из второго сохранившегося 14-го века церковь, построенная в 1393 году, немного позже Благовещенской Кафедральный собор. Церковь Рождения Девы Марии скрыто внутри дворцового комплекса Кремля; над ним стоит 17-я века и окружена другими более поздними пристройками.

'Москва щеголяет своим архитектурным стилем, постепенно готовился к своей роли столицы всея России. Долгие годы под татарское иго прошло, и город вступает в новую эру национального возрождения, возраст Андрея Рублева ».

К сожалению это является частью закрытой зоны Кремля, и даже археологи к нему мало доступа (первая научная статья о нем появилась только в 2011).

Реконструкция старинного рельефа и укреплений г. крепость конца 14 века.Ворота и коридоры их защиту можно увидеть, как и русло реки Неглинки, которое сегодня бежит под землю. Красная линия - предполагаемая линия первых каменных стен. План И. Кондратьева и Т. Панова.

Церковь, которая сейчас стоит только половина его первоначальной высоты, принадлежала женской половине дворца и представляла собой форт и заодно казначейства - а также отдельной видимой кладовой в углу была также скрытая потайная комната под полом Каменный балкон жены князя.Но архитектура церкви уже изысканный, с хорошо вырезанной каменной кладкой, резными дверными проемами и простой, но элегантный, даже игривое, украшение в его оконных проемах. Москва щеголяет собственными архитектурный стиль, постепенно готовящийся к роли столицы всея Руси. Долгие годы под татарским игом прошли, и город вступает в новую эру национальный ренессанс, эпоха Андрея Рублева.

Изучение прошлого русской семьи - и смысл истории

Памяти памяти. Мария Степанова. Перевод Саши Дагдейл. Новые направления; 400 страниц; 19,95 долларов США. Издания Fitzcarraldo; £ 14,99

A РЕБЕНОК Мария Степанова обожала игру под названием секретики , или «маленькие секреты». Она выкапывала ямы в земле, покрывала их фольгой, заполняла их специальными предметами, покрывала их стеклом и закапывала в грязь, чтобы ее нашли знакомые друзья. Когда она выросла и стала одной из самых знаменитых современных русских поэтов, писательство стало играть аналогичную роль в ее жизни.«Я начинаю любить кого-то или что-то, информация накапливается сама собой, и я хочу написать об этом, положить этот материал в хранилище, найти его неожиданные ритмы», - объясняет она из Москвы. «Я хочу сделать секретик ».

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

Глубочайшая любовь госпожи Степановой - к прошлому, в частности к своей семье, и ее светлая книга «Памяти памяти» - секретиков , посвященных им.Унаследовав архив фотографий, писем и однодневок своих предков, она решила осмыслить историю семьи, путешествуя из Парижа в Саратов по Волге и путешествуя по искусству, литературе и философии. Избегая традиционного квестового повествования, она сочетает в себе мемуары, критику, эссе, документальные фильмы и путевые заметки. Книга получила несколько литературных премий в России; Читая ее, думает Юрий Сапрыкин, основатель русского литературного сайта «Полька», «сразу чувствуешь, что встречаешь великое произведение искусства.«В гибком английском переводе Саши Дагдейл он претендует на получение Международной Букеровской премии этого года, которая будет вручена 2 июня.

История русско-еврейской семьи автора не попадает в заголовки газет. «Все остальные предки принимали участие в истории, но мои, казалось, были простыми жильцами в историческом доме», - пишет г-жа Степанова, признаваясь в «смущении» из-за кажущейся банальности их жизни. Ее родственники играли эпизодические роли в великих повествованиях ХХ века, избегая его катастроф.А архив вызывает столько вопросов, сколько ответов; ее попытки заполнить пробелы оставляют ей только «скороговорку из имен моих теток Саня, Соню, Сока, множество фотографий безымянных и незаметных, несколько неземных и непривязанных анекдотов и знакомые лица незнакомых людей. ».

В других руках такой материал может упасть. Образованность и лиризм г-жи Степановой воплощают ее в жизнь. Она слышит истории о своей прабабушке Сарре, которые обладают «вкусом легенды, напоминающим лавровый лист».Она видит холмы «цвета темной меди, поднимающиеся и опускающиеся ровно, как дыхание», и почерневшие деревни, где новые церкви сияют «белыми, как новые короны на старых зубах».

Литтл ускользает от ее задумчивого взгляда. «Я хотела создать книгу с множеством входов и выходов, - говорит г-жа Степанова. Она размышляет обо всем, от винтажной одежды до селфи, от французского философа Жака Рансьера до американского художника Джозефа Корнелла и русского поэта Григория Дашевского. В особенно заставляющей задуматься главе она приводит русских писателей Осипа Мандельштама и Марину Цветаеву к беседе с немецким писателем В.Г. Зебальд. Она проверяет метафоры памяти и методы оживления архивных материалов, вплетая отрывки из писем родственников по всей книге. Некоторые читатели могут подавиться этим намекающим стилем, как если бы пили из запыленного старого стакана. Многие сочтут это опьяняющим.

Говори, память

Множество упоминаний других мыслителей служат одной цели: вернуть Россию в более широкую ткань западной культуры. По мнению г-жи Степановой, в XIX - начале XX веков русская культура была частью общего диалога и обмена идеями.Поиски следов прабабушки приводят ее в Париж, где Сарра изучала медицину в 1910-х годах, когда Франц Кафка и Амедео Модильяни бродили по улицам одного города.

Но с конца 1930-х годов «невидимая завеса» отделила русскую культуру от Запада, говорит г-жа Степанова, и страна стала «экспортером своего рода пограничного опыта». Его литература, от Александра Солженицына до Варлама Шаламова, стала рассматриваться в первую очередь как «исповедальный или репортерский материал».Связывая писателей из-за этого занавеса, она стремится опровергнуть идею о том, что российский опыт обособлен и уникален. Отрывок, в котором она посещает музей в Нью-Йорке, пробуждает это чувство связи. Приходя к образу осеннего леса: «Я начинаю плакать, очень тихо, себе под нос, потому что это тот самый московский лес, по которому я гулял с родителями когда-то, много тысяч миль назад, а теперь мы смотрим на друг друга снова ". По словам г-на Сапрыкина, книга «возвращает нас к ощущению, что Россия является частью мировой культуры».

Борьба с памятью, отмечает г-жа Степанова, не только в России. В других статьях она размышляла об апелляциях к былому величию, которые в 2014 году разожгли войну России с Украиной; ее наблюдения с таким же успехом могут быть применены к риторике Америки эпохи Трампа и Британии после Брексита. «Вирус каким-то образом распространился по миру», - сетует она. (Ее творчество впечатляет. Она - главный редактор Colta.ru, онлайн-журнала о культуре; сборник ее эссе и стихов был опубликован в этом году под названием «Голос за кадром»; еще один сборник стихов вышел в Английский как «Война зверей и зверей».)

Когда прошлое преследуется таким образом, считает г-жа Степанова, это становится возможностью «свести счеты, своего рода разговора о настоящем, который по каким-то причинам не может происходить в реальном времени». «Просачивание во времени» - основная тема «Памяти памяти», - говорит Станислав Львовский, русский поэт и критик: «Это рассказ не об истории, а о том, как прошлое живет в настоящем».

Эти разрозненные битвы за память могут быть частью одной войны, но в России они, как правило, разгораются на более высоком уровне.В ее стране, по словам г-жи Степановой, уже давно существуют конкурирующие каналы памяти: официальное, одобренное государством повествование и семейные истории, которые «как кружево, имеют больше дыр, чем нитей». Владимир Путин сделал великолепную версию прошлого, в частности победу во Второй мировой войне, столпом своей государственнической идеологии. На прошлой неделе на встрече с высокопоставленными официальными лицами г-н Путин заявил, что «всевозможные русофобы и недобросовестные политики пытаются атаковать российскую историю». Он пообещал «обеспечить преемственность исторической памяти в российском обществе, чтобы через десятилетия и столетия будущие поколения хранили правду о войне».

Г-жа Степанова проясняет диссонанс между этими способами мышления в пронзительной главе о блокаде Ленинграда. Ее дальний родственник погиб в битве там, до самой смерти писал домой причудливые письма. Она цитирует Лидию Гинзбург, критика, которая из-за нацистской блокады заметила, как советская система «дегуманизировала человека до такой степени, что он научился жертвовать собой, даже не осознавая этого».

Напротив, г-жа Степанова наполняет индивидуальные жизни смыслом, не зависящим от коллективной судьбы.Для нее написание «всегда спасательная операция». Мощи ее семьи надежно хранятся в секретике . ■

Эта статья появилась в разделе «Книги и искусство» печатного издания под заголовком «Тайны и ложь»

Москва и Берлин в ХХ веке

Судьба Москвы и Берлина в ХХ веке - действительно обширная тема. Скептики могут даже найти его настолько широким, что граничат с расплывчатым. Что это могло быть связано? Это может быть обзор истории двух европейских столиц за только что прошедшее столетие - хотя только в качестве наброска, tour d’horizon .Это также может быть история отношений между Москвой и Берлином, которая, несомненно, положит начало истории германо-российских отношений. Или это может быть комбинация двух - сравнительная «параллельная история» чередования сближения, и отказа. Когда я писал свою книгу о Берлине как месте встречи русских и немцев, я понял, насколько сложно найти подходящую основу для описания такой богатой, запутанной, но также кровавой главы в истории отношений между Россией и Германией. Что мне делать?

Пожалуй, лучше было бы показать картинки: картинки серой Москвы до и Москвы после , сияющей всеми красками; фотографии плавательного бассейна Москва и на том же месте не прошло и десяти лет, как восстановленный Храм Христа Спасителя, издалека провозглашающие каждому москвичу: был, есть, буду! И притворяется, что всегда был там, хотя его предшественник был взорван в 1932 году, чтобы освободить место для Дворца Советов.Затем фотография берлинской площади Маркса-Энгельса, бывшей Дворцовой площади ( Schloßplatz ), откуда в 1951 году исчез дворец, реконструкция которого до сих пор не началась. Можно было показать фотографии рвов, прорванных в землю Москвы, и кранов, вращающихся в небе Берлина. Все это могло бы дать более точное представление о том, что такое Берлин и Москва сегодня, чем слова.

Поэтому я хотел бы, прежде всего, сказать об изменениях в сегодняшних Москве и Берлине.Моя цель - не дать полную картину, но, в некотором смысле, получить точку зрения, точку познания, позволяющую нам позволить нашему взгляду блуждать по 20 веку. Цель этой операции очевидна: с этого момента мы сможем увидеть нечто иное, чем было бы видно в 1985 или 1991 годах, когда Москва еще самым невероятным образом ожидала радикальных изменений, которые с тех пор там произошли. Наше восприятие истории основывается на настоящем: в каждом городе мы видим то, что нас интересует, и это что-то свое для каждого поколения и каждой эпохи.

Во-вторых, хотелось бы совершить бодрую прогулку по ХХ веку. Как каждый из двух городов стал сценой в истории века? В-третьих, есть ли что-то, что позволяет нам изучать оба города в общем контексте? Несмотря на различия в состояниях двух городов, существует ли параллельное движение, чувство принадлежности к единому горизонту времени и опыта?

И, в-четвертых, как бы в приписке я вернусь к исходной точке и попытаюсь ответить на вопрос, где сегодня находятся два города.

Москва и Берлин 2000 г.

Есть много способов описания городов. Первое впечатление всегда очень субъективно, но оно имеет силу и достоинство первого впечатления. Что бы я показал кому-то, чтобы он понял произошедшие великие радикальные изменения? Какие места, какие точки мы бы посетили, чтобы получить картину? Какова топография изменений, топография нового Берлина и новой Москвы? Куда мы должны отправиться?

Наверное, нет лучших мест, чем Потсдамская площадь ( Potsdamer Platz ) и Бранденбургские ворота, чтобы узнать обо всем, что изменилось в Берлине.Там, где Стена стояла всего десять лет назад, теперь ее следы почти не видны. Разделенный город распался и реорганизуется в соответствии со структурами, которые определяли город до его разделения. Городские перспективы, которые мешали более века, восстанавливаются. Пустые участки земли и залежи, врезанные в городское пространство сначала войной, а затем послевоенной манией чистки и сноса, застраиваются. Две половины города, которые все чаще планировались и строились друг против друга, снова движутся навстречу друг другу.Станции этой реорганизации вдоль старых линий и построек можно было почти невооруженным глазом проследить: снятие Стены, восстановление улиц домов, открытие закрытых линий метро и пригородных поездов, установка рельсов и вокзалов. снова в сети. Практически каждый день приносил сюрприз по масштабу открытия новой перспективы - обычно это открытие заново. Это произошло одновременно во многих местах по всему городу, и в результате город преобразился - преобразился до узнаваемости.Конечно, реорганизация физического рельефа - улиц, коммуникационной сети, поврежденных фасадов - это всего лишь указание на нечто гораздо более существенное: реорганизацию самой городской жизни.

Преобразование города можно заметить невооруженным глазом. Меняется городской «персонал», меняется и городское общество. Возникает тип людей, которых в Берлине не существовало десятилетиями и которые нельзя адекватно назвать «Боннером». И наоборот, другой тип исчезает или, по крайней мере, теряет доминирующее положение, которое он долгое время занимал.С момента разделения в Берлине есть тусовки с другим специфическим органическим составом, чем можно было увидеть либо в изолированном Западном Берлине, либо в столице, которой был Восточный Берлин. После разделения Берлин потерял отрасли, которые существовали дольше, чем где-либо еще, из-за ненормальных условий разделения. Биотопы, которые могли процветать только в укрытиях в тени великих политических и экономических событий, исчезают. Город вступил в новый процесс накопления. Он собирает свои мембран disiecta , по крайней мере, те из них, которые еще находятся в пределах досягаемости.Он смотрит вокруг и держит суд. Это проверка того, сможет ли он снова или по-прежнему идти в ногу с другими крупными городами. Берлин переосмысливает близость. То, что раньше было недосягаемо далеким, теперь находится в непосредственной близости, а то, что раньше было почти на привокзальной площади, теперь отошло далеко. По мере изменения системы координат новой Европы изменилась и система координат Берлина.

Я мог бы долго описывать это быстрое изменение, которое касается всех сфер жизни, и, прежде всего, я мог бы привести десятки и сотни косвенных свидетельств, микрологических и макрологических.Здесь я должен оставить тезис, в котором учтены все эти наблюдения: какими бы впечатляющими ни были темп, ход и форма этих изменений, они просто представляют собой конец состояния исключения и его последствия, возвращение на путь нормального развития. Городская застройка, из которой Берлин по известным причинам был исключен в ХХ веке. Ускорение догоняет события, которые в других местах при нормальных условиях могли занять десятилетия. Все разговоры о новом начале лишь прикрывают восстановление цивилизационной нормальности, процесс, который сам по себе является настоящим чудом для конца века.

Куда пойти в Москве, чтобы получить неизгладимое впечатление о том, что происходило в городе за последнее десятилетие?

Можно, конечно, прогуляться туда, где сейчас сияет золотой купол Храма Христа Спасителя. Попытка осознать, что произошло в этом месте, уже составляла бы историю Москвы ХХ века. Самый могущественный храм бывшего города коронации был взорван в 1932 году, чтобы освободить место для запланированного 420-метрового Дворца Советов, который так и не был достроен; на его месте построен бассейн; затем, в течение трех лет, его отстроили заново.Таковы, вкратце, захватывающие этапы истории, которая, конечно же, не только о здании или истории архитектуры, но и о духе империи и революционной страсти движения безбожников, безжалостности утопии и его провал, банализация коммунизма и возвращение литургической пышности и демонстрация великолепия церковью, которая почти действует как новая государственная церковь, парадигматический пример сконструированной исторической политики в постсоветскую и постмодернистскую эпоху .

Но, вероятно, в Москве нет того единственного ударного места, которое соответствовало бы разделенному Берлину месту - Стене. Учитывая все обстоятельства, параллели имеют лишь ограниченное значение. За исключением Берлина, Москва никогда не была разрушена войной и ее последствиями, несмотря на сплошные вырубки и иконоборчество сталинистов и антисталинистов. Москва никогда не была разделенным городом, если не считать «тех, кто там наверху» и «тех, кто там внизу». Строительная активность Москвы не сосредоточена в каком-то конкретном месте; весь город охвачен строительным ажиотажем, даже после кризиса 1998 года.В целом, вероятно, сейчас в Москве будет больше строительства, чем в Берлине, который так гордится тем, что является домом для «самой большой строительной площадки в Европе». В последнее время целые районы по всей Москве отстраиваются заново, дом за домом, улица за улицей, квартал за районом - глазам не верится.

Москва перенимала разные стили быстро, возможно, слишком быстро и, конечно, некритично. Но суть не в том, чтобы критиковать стили, а в том, чтобы подчеркнуть само желание строить, которое кажется ненасытным и которое в конечном итоге, вероятно, станет предпосылкой для архитектурных инноваций.Голландско-российский журнал Project Russia уже несколько лет впечатляюще документирует это. Но я еще раз говорю не о строительстве или градостроительстве как таковом. Они всего лишь индикаторы чего-то более значительного, которое хочется назвать превращением Москвы в город, повторной урбанизацией большой агломерации поселений.

Индикаторами реурбанизации являются не столько здания - они даже демонстрируют намёки на стиль ампир новой и старой империй, на монархический эклектизм - но превращение советского образа жизни в образ жизни жизнь, которая стала обычным явлением в больших городах по всему миру.Что действительно сенсационно в Москве, так это то, что превратило ее из советского города в несоветский город. Что это, например? Дело в том, что есть телефонная книга с желтыми страницами. Что есть телефонные будки, из которых можно звонить за границу. Что основные мировые газеты можно найти повсюду. У многих вещей, которые никогда ничего не стоили, таких как хлеб или общественный транспорт, наконец-то появилась цена. Тот должен платить больше, но ему больше не нужно стоять в очереди часами. Что доступно все: все книги и писатели, которые раньше были недоступны или запрещены; поездки в Анталию и Майами-Бич; Всемирная паутина; мобильные телефоны и кредитные карты.Что сейчас в некоторых подъездах ведется уборка. Этому, наконец, надо платить за отопление и горячую воду. Любой, кто видел советский мегаполис, может ощутить блаженство, заключенное в этой неприглядной трансформации.

Здесь можно гораздо больше сказать о внутригородской миграции, формировании новых социально сегрегированных районов, повышении статуса квартир в старых домах и потере статуса загородных высотных домов, трансформации многонационального общества Москвы после ее окончания. Советского Союза, развитие новых бизнес-сообществ и бесчисленное множество сцен.О десакрализации квазисакральных мест в городе - Красной площади, Мавзолея -, возвращении центра города экономикой - банками и предприятиями - о рецивилизации и реурбанизации городских территорий, которые так долго был оккупирован и контролировался государственной бюрократией. О возвращении кафе, баров и дискотек. И снова важно сформулировать тезис. На этот раз мой тезис состоит в том, что в конце ХХ века Москва снова становится нормальным мегаполисом, и есть шанс, что она выйдет в лигу глобальных городов.Процесс грубый, экстремальный и парадоксальный, и город живет сразу два столетия, в мегаполисе, основанном на долларах, и городе лимитчиков
, но точка невозврата уже давно пройдена. Москва оставила позади процесс своей второй модернизации и урбанизации, образцовый город коммунизма стал историей - точно так же, как героическая эпоха бури и стресса, из которой он вышел.

Так что же можно увидеть с выгодной позиции в этом новом Берлине и этой новой Москве? Что бросается в глаза тому, кто был ослеплен или подавлен?

Только теперь, когда эпоха городского развития закончилась, т.е.е. стать частью прошлого, стала возможна историзация. Города вышли из состояния, в котором они до недавнего времени находились в ловушке и тормозили. На самом деле эта ситуация не поддается никакому описанию, в котором используется префикс «re-», потому что его раньше не было. Берлин снова стал столицей, столицей новой Германии, которой никогда не было. Москва - столица новой России, такой, какой еще не было.

Берлин и Москва - судьбы двух городов в ХХ веке


«Городские судьбы» - это термин, придуманный Карлом Шеффлером в названии своего великого портрета Берлина, который в то время только что стал мегаполисом. В 1910 году он не мог знать, насколько верным окажется этот термин для его город.То же самое и с Москвой: оба города, так мощно и впечатляюще выйдя на сцену начала ХХ века, выпали из круга больших мегаполисов в двух очень своеобразных и очень разных процессах самоуничтожения. Во многих отношениях истории этих городов являются кульминацией историй стран и народов, столицами которых они были.

Если кто-то пытается понять, что произошло, он должен вернуться к исходной точке, во время до 1914 года, которое, как хорошо известно, было временем окончания долгого 19 века.Наше изображение последних дней Ancien régime не будет полностью свободным от намеков на ностальгию и чувства глубокой утраты. Берлин и Москва как мегаполисы 20 века родились в 19 веке. Нервозность, лихорадка и сила этих двух городов, оба опоздавших, хотя и с разными стартовыми позициями, уходят корнями во времена начала и расцвета периода Вильгельма и поздней Российской Империи. Как мы знаем, истоки того, что должно было достичь большей ясности и радикальной стилизации только после войны и революции, в легендарных двадцатых годах, лежат в столь оклеветанном «вильгельмизме» и Серебряном веке, которому Россия обязана своим рождением. современной национальной культуры.Что бы мы ни думали, слыша молнии и гром авангарда и общий новый тон эпохи - все началось задолго до 1917 и 1918 годов, задолго до октября в России и ноября в Германии, которые были лишь катализаторами, способствовавшими радикализации и радикализации. придавая определенную форму этим новым тенденциям. Ни советский авангард без Серебряного века, ни веймарская культура без Sturm Герварта Вальдена, Питера Беренса, Людвига Гофмана. Все это набирало обороты в те динамичные времена, когда Россия мечтала о «звезде Америки», восходящей над Сибирью (Александр Блок), а Германия мечтала о массовой демократической мечте о «месте под солнцем».Мы знаем, что случилось потом. Восхождение миллионов людей к лучшей жизни положило начало Великой войне 1914 года, борьба за место под солнцем привела к полям сражений в Вердене и Галисии; социальная мобилизация переросла в военную мобилизацию, в первую массовую и народную войну современности, которая завершилась тотальной войной менее чем через тридцать лет.

Берлин и Москва в 1917/1918 годах: города солдат, возвращающихся с войны, но не вернувшихся в мирную жизнь.Потребовалось несколько лет, по крайней мере в Москве, для того, чтобы военный коммунизм отступил, а уклад гражданской жизни снова стал доминирующим. Для Москвы это были времена деиндустриализации, возврата к догородским условиям. Москва теряет купцов и предпринимателей. Власть, аппарат нового государства переезжает в Москву. Москва становится «четвертым Римом» Коммунистического Интернационала. Ситуации бесподобны: Москва времен гражданской войны была городом в условиях гражданской войны, с голодом, депопуляцией, массовыми смертями, борьбой за выживание; Берлин, напротив, был городом, который революция миновала, несмотря на ожидания немецкого Октября.

Различия становятся очевидными, когда после 1920 года наступает мирное время. Москва быстро восстанавливается, но остается столицей крестьянской страны - тем более, что революция дала крестьянам землю. В НЭПе в Москве быстро возрождается средний класс, мелкие предприниматели, ремесленники. Москва процветает так, как могут процветать только базар и черный рынок. Какое отношение может иметь эта Москва к Берлину, столице одной из самых промышленно развитых и развитых стран на земле? У Берлина есть другие поводы для беспокойства.

Но Москва не избежала ошеломляющих изменений, которые сопровождают насильственную индустриализацию и коллективизацию после 1929 года. Москва купцов, торговых и текстильных магнатов погибла не в 1917 году, а в потоке крестьян, которые мигрировали или были захвачены в города в процессе коллективизации. Старая дореволюционная Москва захлебывается волной гиперурбанизации, в результате которой население утроится за десять лет. Возникает новое городское общество, гигантская деревня из миллионов, где старая урбанистика растворяется, распыляется, исчезает.Жесткая сталинская форма, в которую была запрессована Москва в 1930-е годы - Генеральный план 1935 года - это попытка структурировать и дисциплинировать эту аморфную массу миллионов изгнанных с корнями людей. Сотни церквей на открытых местах взорваны, переулки и улицы расширены до шоссе и больших проспектов; строятся большие туннели и станции метро; Москва становится монументальной, величественной. Время экспериментов со скромными формами строительства 1920-х годов прошло. Теперь это все об иерархии, грандиозных проспектах, архитектуре власти и запугивания, возвышенных формах старого ампира, кульминацией которого является возведение самого высокого здания в мире и кольца небоскребов.Москва превосходит все остальные города мира своей щедростью, упорядоченностью и тщательной планировкой.

Но то, что планировалось как дом для New Man , становится городом господства, которому нужны советские люди, но не граждане. Москва 1937 года - город всесторонней опеки и безграничного террора, комедийных фильмов и развлечений в недавно открывшемся парке Горького. Это город необузданного и банального насилия, страха. В Москве целое поколение учится молчать или говорить тихо, имитировать все, что гарантирует выживание, использовать язык, который нужно освоить, чтобы обеспечить продвижение по службе.Старая Москва погибла, новая возникает из духа карьеризма и социального восхождения 30-х годов. Воспоминания об этом беспрецедентном восхождении с самого начала до вершин власти и более или менее безопасной и хорошей жизни умрут только с этим поколением, в 1970-х и 80-х годах. Москва истекает кровью и восстанавливается. Москва становится бедной, но черпает невообразимо сильную энергию от подъема сотен тысяч.

А как насчет Берлина, атакованного и подавленного волной революции völkische ? Жизнь там протекает довольно нормально - за исключением тех, кто больше не принадлежит к так называемому национальному сообществу; это относительно небольшие, точно определяемые группы расово и политически преследуемых людей: евреи, цыгане, коммунисты, социалисты, исповедующие христианство, гомосексуалы, а не общество в целом.«Национальное сообщество» более или менее целиком поддерживает это. Этот процесс можно и не нужно здесь описывать. Его последствия для городского общества столицы очевидны: очищение, унификация, гомогенизация, унификация, обнищание. После нацистской революции и разорения города Берлин потерял свою старую элиту. Они исчезли на обочине общества, в ссылке, в лагерях, в газовых камерах. Разрушение городского общества соответствует физическому разрушению города союзными бомбами и планам Шпеера Germania .После 1945 года Берлин должен сформироваться заново, в отличие от Москвы после 1929 и 1937 годов.

Послевоенные эпохи в обоих городах можно рассматривать как длительные периоды накопления, в течение которых их городские общества набирают силу - периоды возрождения, которые, однако, уравновешиваются процессами истощения и разрушения: разрушенный Берлин все еще истощает свою силу. через перелет, внутреннюю и международную эмиграцию, переезд и выжидательную позицию. Москва приближается к ужасно поздним годам Сталина и передает свои силы провинциям, чтобы восстановить разрушенную страну.Но в целом время после 1945 года - это хоть и не «золотой век», но определенно время возрождения. Самым важным в этих десятилетиях является отсутствие войны и стабильность, обусловленные «холодной войной». Это длительный период демобилизации, обновления гражданских сил, пост-героический век, когда городское общество возрождается в порах изможденных столиц.

Конец диктатуры унес их монументальность, их великие героические жесты. Города для простых людей - это то, что сейчас нужно, а это прежде всего жилищное строительство.Сметая все различия, возникает ураган строительства, единообразного до банальности, отказа от любых жестов планирования или архитектуры. То, чего не добились диктатуры, разрушив исторические центры городов, теперь делает консьюмеризм. Исторические памятники сносятся с землей, уникальные образцы измельчаются. Вульгарные формы американизма и функционализма поднимают голову самым удручающим образом. Результат, оформившийся к 1960-м годам, хорошо известен.

Столкнувшись с этими печальными результатами второй, банализированной современности, потрясенный ее жестами, враждебными людям и городу, все катилось к поворотной точке или, по крайней мере, к поискам ее. Людям снова разрешили подумать и даже построить красивый город. На повестку дня было поставлено возвращение города и урбанизма. Это было глубокое изменение, а не просто эстетическое: возрождение города и городской культуры было бы невозможным без возрождения или обновления гражданского общества.Или, иначе говоря: новый интерес к городу глубоко укоренен в динамике гражданского общества. Задачей горожан и только потом архитекторов было вернуть себе городские места и пространства. Так что не было бы новой Потсдамской площади и новой Манежной площади ( Манежная площадь ) без политической революции 1989 года.

Вот результат моего наброска: Берлин и Москва были выброшены из общей колеи городского развития под воздействием социальных и политических событий ХХ века.На долгое время они утратили свою роль творческих и новаторских центров европейского существования и культуры. Времена закрытого или тоталитарного общества были также временем провинциализации и уничтожения того, что Кант называл «жизненными силами». Им потребовалось добрых полвека, чтобы вернуться туда, где они уже были когда-то - в начале века.

Берлин и Москва - в свое время как дома

Отношения между Берлином и Москвой, кажется, особого рода: в наш век крайностей они и чрезвычайно близки, и крайне враждебны.Возможно, самые счастливые времена, когда обмен и сотрудничество происходили незаметно, были до Великой войны - времена, которые Стефан Цвейг описал в своей книге «Вчерашний мир». Другие периоды большой близости - 1920-е годы, а также время между августом 1939 года и июнем 1941 года - совершенно иного рода, просто остановки перед новым столкновением. Каким бы большим ни было расстояние между Берлином и Москвой во время их самых напряженных отношений в начале 1920-х годов, было что-то вроде общего опыта настоящего: изолированное положение в международной государственной системе, с одной стороны, и социальное положение. , с другой стороны, политические и психологические последствия мировой войны и революции.Русские, приезжающие в Берлин - будь то беженцы или временные эмигранты с красным паспортом - должны были испытывать сильное чувство дежавю : нищета, голод, движения мятежников, попытки переворота как левых, так и правых, быстро сменяющиеся правительства, деморализованная нация - все это казалось знакомым. В Берлине, о котором многие из них знали еще до войны, все казалось возможным; Берлин - открытый город. Многие из них уже прошли через то, что, казалось, еще ждало Берлин. Таким образом, в основе российско-германской встречи лежит одновременность опыта - Берлин и Москва были «дома в одно и то же время», как сказал Эренбург

.

Но формирующиеся союзы - это союзы оторванных от корней, они вдохновлены совершенно другими, если не несовместимыми амбициями.Для Советской России, начиная с Рапалло, Берлин является воротами для повторного входа в международную государственную систему, но он также является форпостом Коммунистического Интернационала, штаб-квартира которого впоследствии будет расположена в Берлине. Дипломатическая элита приходит и уходит в Берлин, но Берлин также является центром трансграничного преступного мира секретных служб и заговоров. Разбитые белые армии имеют здесь своих представителей и агитаторов, целая армия в ожидании, с прекрасными личными связями с немецкими военными кругами еще до войны.Но Берлин также является местом встречи инструкторов и генералов Красной Армии, местом, откуда они отправляются на совместные учения с рейхсвером во Франкфурте-на-Одере. Берлин является ареной двух параллельных террористических актов: 28 февраля 1922 года здесь убивают Владимир Набоков, один из лидеров русских либералов в эмиграции, и Вальтер Ратенау 24 июня того же года. В первом случае террористами были русские, во втором - представители правого крыла Германии, и между ними есть связь.

Берлин привлекает всех, кто имеет какое-либо отношение к задаче просвещения как в немецкой, так и в русской культуре, но в Берлине также есть тоска по «святой России», которой больше не существует и которая, как считается, пала жертвой великий заговор. В Берлине находятся лидеры погромов на российской земле, а также их жертвы, нашедшие здесь убежище. Берлин - это порт захода для зрелых художников русского Серебряного века, но также и для их соперников-футуристов - таким образом, он становится экстерриториальным местом встречи расщелиненной русской современности.Немецкие круги организовали поездку на поезде с целью ослабить царскую империю; теперь часто одни и те же люди хотели бы наладить отношения с преемниками Империи.

The Russian Connection не только «горячий» для творческой сцены, но и mixtum compositum , проблемный и очень взрывоопасный микс. Связи и сети в этой сцене все еще ждут серьезного изучения; что мне кажется очевидным, так это то, что его нельзя адекватно описать в терминах «лагерей».Достаточно простого взгляда, чтобы доказать это: прихода спасения с Востока ожидали не только, а может быть, даже не в первую очередь, те, кто симпатизировал большевизму или Советской власти, но скорее те, кто был заинтересован в восстановлении старого порядка. , реставрация конструкции Reich . Они чувствовали, что свет идет с Востока, а не с Запада, из этого очага цивилизации, враждебной культуре, деньгам и прессе. С точки зрения внешней политики, сердцевиной этой консервативной реставрационной русофилии было желание пересмотреть границы, другими словами, заставить Вторую Польскую республику исчезнуть.Для многих «левых и правых», таких как Мёллер ван ден Брук, поклонник Достоевского, даже красная Россия была ближе, чем Запад, который отождествлялся с «версальской системой» и современной цивилизацией. Наоборот, те, кто были «товарищами» на протяжении десятилетий Второго Интернационала, превратились в непримиримых врагов; Немецкая социал-демократия ненавидела большевизм. В театрах Берлина шла своеобразная борьба русской культуры - между дореволюционной драмой и театром новой России, между кинематографическим искусством поздней царской империи и советским кинематографом, покорявшим мир.

Частью этого общего опыта было то, что Советская Россия не была недосягаемой или экзотической. До него можно было добраться по Deruluft четыре раза в неделю через Кенигсберг и Ригу, на лодке через Штеттин или на поезде с использованием Восточно-Западного экспресса или Северного экспресса. Это означало, что был поток людей, которые могли посетить страну лично и вернулись очарованные или разочарованные. Уолтер Бенджамин - только один из них; Среди них также Оскар Мария Граф, Клаус Манн, Артур Кестлер и многие другие.Это означало, что в Берлине была аудитория советских вещей, которые выходили далеко за рамки сторонников коммунизма: литературы, социальной политики, педагогики, кино, искусства, драмы, социологии и марксистской эстетики.

Затем были те круги, которые были просто заинтересованы в восстановлении нормальных отношений: начальник AEG Феликс Дойч, хорошо знавший Россию, влиятельный Отто Хетч из Берлинского университета, договоренности по обмену книгами между библиотеками, сотрудничество между естествоиспытателями или совместные геологические исследования. экспедиции.

Вряд ли кого-то оставили равнодушным свежесть и энергия новой России, и многие были готовы на время смириться с упадком культуры и вежливости. При ближайшем рассмотрении Берлин на самом деле не был местом встречи, если это означает место встречи незнакомцев. Те, кто встретились здесь во время преодоления кризиса, пришли из мира, который все равно был им всем одинаково знаком, все они были бывшие люди , бывшие, вчерашние люди.

Они разделяли не только общий горизонт войны и революции, но и опыт предшествовавшей им эпохи, образование, стиль и образ жизни, с которыми человек рос во вчерашнем мире.Столкновение 1920-х и 30-х годов все еще происходило полностью за счет цивилизационной базы, сформировавшейся перед войной. Все, кто встречался в послевоенный и послереволюционный период, происходили из неделимого мира, с общими стандартами, общими нормами, общей системой ссылок, если хотите.

Говорить о Берлине как о месте встречи русских и немцев - это прежде всего говорить об этих основах до великой катастрофы Первой мировой войны. Надо признать, что Берлин не всегда является центром притяжения молодой России, это также может быть Марбург Германа Коэна, где учится Пастернак, Фрайбург Генриха Риккерта и Вильгельма Виндельбанда, или Гейдельберг Макса Вебера, где собрались Николай Бердяев, Федор Степун и Осип Мандельштам.Это может быть Дармштадт Mathildenhöhe и Технический университет, где учились великие русские инженеры и великий Эль Лисицкий. Или Технический университет в Шарлоттенбурге, готовивший русских инженеров; АЭГ, которая сделала Леонида Красина, будущего наркома, своим генеральным представителем в Российской империи; или Университет Фридриха Вильгельма, куда до Первой мировой войны поступило около 150 студентов мужского и женского пола из Российской империи, в том числе такие великие умы, как Вячеслав Иванов или будущий нарком иностранных дел Максим Литвинов.Древнерусские путеводители доказывают, что задолго до знаменитого стихотворения Маяковского о КаДэВэ был оживленный поток русских туристов, посещавших Берлин и Германию; что отель Hotel russe на Фридрихштрассе был первой остановкой для посещения имперской столицы перед поездкой в ​​Эльстерверду, Теплиц или Бад-Эмс. Русские знали свой путь в Берлине - Владимир Ульянов в Королевской библиотеке, Олег Пятницкий, ведавший контрабандой революционной литературы, в Веддинге, дирижер Сергей Кусевицкий в филармонии.Довольно незаметное функционирование деловых и туристических коммуникаций, присутствие газетных корреспондентов, наличие отделений банков, торговый туризм и множество выступлений с гостями - все это иллюстрирует работу живой и относительно спокойной связи.

В этом мире процветала культура, которая не нуждалась в «культурном обмене» для общения. Это было пространство, которое способствовало развитию транснациональных элит, и ясно, где они могли быть привлечены: из старых династических связей, формального мира дипломатии, интернационалистической социал-демократии и еврейства.Многоязычное, космополитическое, транснациональное «дискурсивное сообщество» выросло в мире вчерашних империй, который должен был быть разгромлен национализмом и социальной революцией. Тех, кто олицетворял эту транснациональную элиту, легко обнаружить в Берлине между двумя мировыми войнами.

Советская власть, несмотря на ее революционную жестикуляцию, тоже была державой, дипломатический персонал которой вырос в довоенный период и которая овладела формальным кодексом поведения 19 века, даже если не принимала его.Георгий Чичерин, аристократ, ставший наркомом, и аристократический посол в Москве граф Брокдорф-Ранцау сохраняли свой необычный вид, грацию и страсть к классической музыке даже в революционных или демократических условиях. Карл Радек, этот прототип мирового революционера, был дома везде: в Лемберге, Москве, Вене и Берлине; ему даже удалось нанести удар, соблазнивший немецких правых. Между Райнером Марией Рильке и Леонидом Пастернаком не было проблем, поскольку их знакомство было старше и уходило глубже революции.Николай Бердяев и Григорий Ландау могли подключиться к дискурсу о Шпенглеровском закате Запада, поскольку они провели решающие дебаты по этому поводу еще в Москве и выработали по нему свою собственную позицию, например в Сумерки Европы. Для графа Гарри Кесслера встреча с обездоленным российским пресс-магнатом Иваном Сытиным вряд ли была экзотикой, поскольку Сытин приезжал на Лейпцигскую книжную ярмарку каждый год перед мировой войной. У меньшевиков, нашедших убежище в Берлине, были старые добрые знакомые со времен II Интернационала и принципы, которых они были полны решимости придерживаться, несмотря на русскую революцию, которая противоречила их программе.Везде встречаются люди, знавшие друг друга в былые времена - как в дипломатическом корпусе, так и в Генштабе (Хильгер, Надольный, Нидермайер). Существует множество посредников, которые принадлежат как к немецкой, так и к русской культуре - среди них много прибалтийских немцев и немецких граждан, которые жили в Москве, такие как Артур Лютер или Клаус Менерт, работая переводчиками или журналистами.

Разрушение отношений между Москвой и Берлином в последующие годы равносильно растворению пространства опыта и его носителей.Это происходит в несколько этапов, начиная с 1914 года и увеличиваясь до краха 1945 года.

Это соединение взорвано во время Первой мировой войны; мы обнаруживаем, что он снова поддерживает встречи 1920-х годов; его место занимает подъем масс, которые находят свои боевые патрули в тоталитарных партиях. Главный культурный результат провала российско-германских отношений - это растворение, атомизация, разрушение носителей германо-российских отношений, которые были сформированы этим общим горизонтом опыта.Ко времени великого финала Второй мировой войны старые элиты уже были изгнаны или уничтожены - будь то старая революционная гвардия в России или дипломаты старой европейской школы. На немецко-российскую сцену выходит новый фенотип, который больше ничего не знает об этом общем горизонте.

Мы можем проследить по следам, чтобы увидеть, где оказались представители Russian Connection. Маршал Тухачевский, сокамерник де Голля в Ингольштадте во время Первой мировой войны, оказывается перед Московским военным трибуналом вместе с другими генералами, посетившими Германию, а те немецкие генералы, которые познакомились с местностью во время совместных учений в России, использовали их знания при подготовке операции «Барбаросса».Посол фон дер Шуленбург, консул Берлина в царской империи, который рассматривал пакт 1939 года как способ избежать войны и предупреждал советское руководство о неминуемом нападении Германии в 1941 году, будет повешен в Плётцензее. Рихард Зорге, энергичный студент Берлинского университета и Франкфуртского института социальных исследований, постигнет судьба шпиона в Токио. Писатель и влиятельный антибольшевистский русофил Эдвин Эрих Двингер, рожденный в немецко-русском браке, чьи книги о большевизме были бестселлерами в 1920-х годах, поедет в Россию вместе с СС и останется влиятельным и уважаемым писателем на Западе. Германия после войны.Меньшевики нашли убежище за границей и закладывают там основы советологии. Во время Второй мировой войны Берлин был столицей русских подневольных рабочих и тюрьмой для генерала Власова на Кибицвеге, 3. Берлин стал перевалочной базой для немецких пехотинцев на пути к Сталинграду и конечной точкой " штурм Берлина ». В Берлине не осталось ничего от расцвета современности, кроме увещевания и миллионов унесенных жизней, почти 30 миллионов смертей в Советском Союзе, стране в руинах.Что-то закончилось.

Если и есть горизонт времени, который с сегодняшнего дня выглядит поистине утопичным, то это успешное время неприметной современности в довоенную эпоху до 1914 года. Великие достижения немецкого и советского художественного авангарда 1920-е годы также свидетельствуют о культурном перегреве, кризисе и отчаянии. Есть много свидетельств того, что они измотались до того, как диктаторы нанесли им смертельный удар или использовали их в качестве инструментария. Нам нужно объяснить не то, почему насилие восторжествовало, а то, почему силы, которые могли ему противостоять, были слишком слабы, чтобы держать его под контролем.«Русская связь», невероятно богатая во всех отношениях, как она может показаться нынешнему наблюдателю, была разорвана противоречивыми интересами и стратегическими амбициями; на фоне волнений эпохи он оказался слишком бессвязным и фрагментированным, чтобы служить местом отдыха или действовать как консолидированный центр против угроз революции сверху и снизу. Гражданские силы - будь то аристократические дипломаты, революционеры из интеллигенции, немецкие антифашисты в Москве, меньшевики-антибольшевики в немецкой эмиграции или патриотические армейские офицеры - были уничтожены, перехитрили, и был открыт путь для чего-то беспрецедентного в Германии. Российские отношения - я бы даже сказал об окончании германо-российских отношений в старом понимании.

Постскриптум?

Нет пути назад в довоенную эпоху, и у нас нет причин романтизировать Берлин как место встречи немецко-русских в первой половине века. Для многих людей новое начало после 1945 года начинается с опыта Освобождения, но для еще большего числа людей начало - это обычный опыт войны, выжженной земли, заключения. Далее следует опыт «холодной войны», разделение, открывшее два разных горизонта жизни и опыта.Берлин стал местом встречи в строгом смысле этого слова только в тот момент, когда мир был разделен: место, где встречались люди, которые поначалу больше не были связаны общим опытом, за исключением только что упомянутого негативного. Берлин, который был разрушен как база нетронутых коммуникаций, восстанавливается - по крайней мере, на это я надеюсь. Снова многое выросло, особенно за сорок лет на территории ГДР, но также и в бывшей ФРГ. Время разделения тоже было у немецко-русских первопроходцев.Для поколения, выросшего в мире после 1989 года, ситуация совершенно иная. Мы наблюдаем развитие нового общего горизонта опыта и жизни, и вопрос в том, справится ли нынешнее поколение со своими проблемами лучше, чем те, кто был свидетелем героического начала, и те, кто был свидетелем его краха. Берлину и Москве, или Германии и России, соответственно, еще предстоит взяться за самое трудное - овладеть нормальностью. Удастся ли им, никто не может знать.

Эта статья основана на лекции, прочитанной в Бремене 28 февраля 2000 года. Первая версия текста была опубликована в Sowi. Sozialwissenschaftliche Informationen, № 1/2002, стр. 25–37.

Собор Василия Блаженного: загадочное происхождение разноцветного собора в Москве

Написано Жаки Палумбо, CNN

После завершения строительства Собора Василия Блаженного в середине XVI века, легенда начала распространяться об эклектичном православном храме, расположенном в самом центре Москвы. .

Это был архитектурный подвиг - самое высокое здание в городе, благодаря новым знаниям итальянцев о кирпичной кладке, - и это была демонстрация мощи России в конце столетней войны. По слухам, великий князь Московский, известный по прозвищу Иван Грозный, ослепил своих архитекторов, чтобы они больше никогда не смогли спроектировать столь величественное здание.

Тем не менее, происхождение этого сооружения по большей части окутано тайной.

Спустя почти пять веков личность архитекторов не может быть подтверждена, хотя обычно считается, что за дизайн следует приписать два архитектора по имени Барма и Постник Яковлевы.Некоторые историки говорят, что эти два имени на самом деле относятся к одному человеку и что «Барма» на самом деле было прозвищем Постника Яковлева.

Храм Василия Блаженного находится на Красной площади в Москве, недалеко от укрепленного Кремлевского комплекса. Предоставлено: Валентин Соболев / Александр Чумичев / ТАСС / Getty Images

«Удивительно, что некоторые из самых основных фактов не поддаются проверке», - сказал Уильям Брамфилд, историк русской архитектуры и автор недавней книги «Путешествие через Российская Империя »по видеоконференцсвязи.

Документации мало, поэтому историкам вроде Брамфилда приходится искать зацепки.

«С этой проблемой мы сталкиваемся много раз в истории русской архитектуры, даже в XVIII веке. Было много пожаров, нашествий, катаклизмов. Москва сгорела в 1812 году во время наполеоновского нашествия. Документов часто просто нет, "объяснил Брамфилд.

Сегодня храм Василия Блаженного, официально известный как Покровский собор, представляет собой серию красных кирпичных часовен, окружающих самую большую центральную форму.Каждая часовня увенчана ярко окрашенным куполом в голубых, зеленых, красных и желтых тонах. Собор известен во всем мире своим сказочным видом, ежегодно привлекает около 400 000 посетителей и стал важным культурным символом.

Гравюра с изображением храма Василия Блаженного около 1700 года. Собор был почти взорван Наполеоном Бонапартом в 1812 году и был почти разрушен Иосифом Сталиным в 1935 году. Кредит: Hulton Archive / Getty Images

Шедевр, расположенный на Красной площади города. претерпевал значительные изменения, расширения и реставрации на протяжении веков и даже изменил цвет.Первоначально называвшееся Троицким собором, здание сгорело в 1583 году и было перестроено в течение следующего десятилетия. Историки точно не знают, как собор выглядел до пожара, но, основываясь на письменных описаниях того времени и гравюрах 17-го века, они знают, что знаменитые луковые купола - расклешенные купола, ставшие символом русской православной архитектуры - были добавлен после.

Собор Василия Блаженного также стал свидетелем множества конфликтов и политических изменений: он пережил еще один разрушительный пожар в 1737 году; он был чуть не взорван французским военным генералом Наполеоном Бонапартом в 1812 году и столкнулся с угрозой сноса во времена правления коммунистического лидера Иосифа Сталина.

Проявление силы

Что известно об этом строении, так это то, что в 1555 году Иван IV приказал построить церковь как демонстрацию военной мощи в честь победы России над Казанским ханством в вековой истории Руссо. -Казанские войны.

«(Собор) имел очень четкое политическое значение, - сказал Брамфилд. «Это показало силу Ивана Грозного как великого князя - позже он будет известен как первый царь».

«Россия была действительно terra incognita», - сказал российский историк архитектуры Уильям Брамфилд.«Об этом было известно так мало, и многие из историй, вышедших из (России) в 16 веке, были вымышленными. Они были написаны иностранными наемниками, находившимися на службе у Ивана (IV)». Предоставлено: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Святой Василий не получил своего прозвища до времен правления сына Ивана Федора, который построил часовню, посвященную святому Василию - или Василию - Блаженному, юродивому. который был известен Ивану и, как говорили, обладал силой пророчества, в том числе предсказывал великий пожар, бушевавший в Москве в 1547 году, и собственное возможное правление Федора.Часовня Святого Василия - последняя из возведенных - была построена в его память и находится на вершине склепа, в котором хранятся его останки. Она стала самой популярной часовней, куда приходили помолиться посетители, ищущие исцеления.

Архитекторы церкви, безусловно, использовали архитектурное мастерство итальянцев, которые были известны своей прочной кирпичной кладкой и высокими высотами, о чем свидетельствуют такие здания, как знаменитый купол из красного кирпича Флорентийского собора. Между 1475 и 1510 годами итальянские архитекторы перестроили Кремль, а также две важные церкви, привнеся в Россию свои новые новаторские техники эпохи Возрождения.Их знания включали технологию изготовления крутых шатровых крыш, которые есть в центральной часовне Святого Василия Блаженного.

Архитекторы, стоящие за храмом Василия Блаженного, расположили группу часовен по большей части симметричной планировкой, в каждой из которых находится алтарь, посвященный святому, связанному с властью Ивана.

«Они (русские архитекторы) взяли итальянские технологии и научились строить эти высокие вертикальные сооружения и придавать ... политическое (и) династическое значение» соборам, - сказал Брамфилд.

Разноцветные купола

Хотя луковичный купол стал характерной чертой русской архитектуры, по словам Брумфельда, никто точно не знает, как они попали в царство. Возможно, храм Василия Блаженного первым в регионе принял их.

«В какой-то момент идея просто прокатилась по России», - сказал он. «Священники по всей России заменяли купола луковичными». Они оставались популярными на протяжении веков, начиная с двойных деревянных церквей 18 века на острове Кижи; в 19 ​​век Св.Достопримечательность Петербурга - Храм Спаса-на-Крови; к современной Преображенской церкви, построенной в 2008 году в Звездном городке.

Теории, согласно Брамфилду, предполагают, что архитекторы Василия Блаженного присвоили стили куполов Османской империи, символизирующие победу над Казанским царством, которое было татаро-тюркским государством. Или они могли сослаться на купол Храма Гроба Господня в Иерусалиме.

Церковь Преображения Господня в Кижах, Россия, представляет собой деревянный собор, увенчанный множеством луковичных куполов.Предоставлено: Shutterstock

«Русские в этот период начали рассматривать свою местность как новую священную землю», - пояснил Брамфилд. В то время Иерусалим находился под властью османов, как и бывшая столица Рима Константинополь (ныне Стамбул), и ни одна из них не признавала папскую власть. Они считали, что это оставило дверь открытой для нового города, чтобы стать святой столицей.

Цвета тоже не имеют решающей предыстории. Они добавлялись со временем, с конца 17 века до середины 19 века, поскольку новые тенденции благоприятствовали ярким цветам.

«Русские любят красочные украшения», - сказал Брамфилд, добавив, что цветовая гамма также придает яркость на фоне пасмурного неба, которого много в долгие темные зимы в стране. Собор Василия Блаженного - не единственный собор, окрашенный в ослепительные цвета. Они разбросаны по всей стране, в том числе в праздничной Строгановской церкви с золотыми акцентами в Нижнем Новгороде и в ярко-красной церкви Казанской иконы Божией Матери с синим верхом в Иркутске.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *