Генсек ссср: Средняя Азия: Бывший СССР: Lenta.ru

Содержание

Генсек ООН предложил меры по восстановлению экономик стран со средним уровнем дохода

«Страны со средним уровнем дохода – это фундамент Организации Объединенных Наций, – сказал Генеральный секретарь. – Эта группа насчитывает более ста государств, в которых проживает около 70 процентов населения Земли. Мы сможем эффективно управлять структурной трансформацией мировой экономики, бороться с изменением климата и добиваться Целей устойчивого развития только в том случае, если страны со средним уровнем дохода будут полностью в этом задействованы».

По словам Антониу Гутерриша, группа этих государств неоднородна — уровень дохода на душу населения в них варьируется от 1 000 до 12 000 долларов в год. Кроме того, они существенно различаются по численности населения, географии и экономической активности.

Однако, по мере того как доходы этих страны поднимаются, практически все они сталкиваются с общей проблемой: рост затрат на рабочую силу более не позволяет им конкурировать со странами с низким доходом.

С более развитыми государствами конкурировать они также не могут, поскольку такое соперничество требует должной квалификации рабочей силы и высокой производительности труда.

Следствием такого положения вещей нередко становится замедление экономического роста, стагнация или падение заработной платы.
«Чтобы не попасть в ловушку среднего дохода, требуются последовательные и долгосрочные меры, учитывающие особенности каждой конкретной страны, – сказал Антониу Гутерриш. – Мы должны обеспечить этим странам более широкий доступ к высоким технологиям и инновациям».

Чтобы не попасть в ловушку среднего дохода, требуются последовательные и долгосрочные меры, учитывающие особенности каждой конкретной страны

По данным ООН, до пандемии в государствах со средним уровнем дохода проживало более 62 процентов малоимущих мира. COVID-19 и вызванные пандемией сбои в международной торговле еще более усугубили экономическую, социальную и экологическую уязвимость стран со средним уровнем дохода.

 

«Нам нужна более эффективная и более предсказуемая торговая система, основанная на общих правилах и способная противостоять будущим экономическим потрясениям», – подчеркнул Гутерриш.  

«Мир все отчетливей делится на страны, которые могут эффективно и быстро реагировать на любые финансовые вызовы, и те, которые постоянно находятся на грани долгового кризиса, – продолжил Генеральный секретарь ООН. – Даже если государствам из второй группы удастся избежать дефолта, связанного с пандемией, в ближайшие годы они столкнутся с долгосрочными ограничениями критически важных государственных расходов на социальные нужды и заботу об окружающей среде. В связи с этим нам надо развивать инновационные инструменты, позволяющие проводить эффективную реструктуризацию и существенное сокращение долга».

«Кроме того, я считаю, что инициатива по приостановке обслуживания долга на время пандемии должна быть продлена до 2022 года и должна стать доступной для всех уязвимых стран со средним уровнем дохода», – добавил он.  

Экс-секретарь ЦК КПСС раскрыл, почему Горбачев проиграл Ельцину

Никто из ГКЧП не согласился взять на себя ответственность за арест Бориса Ельцина и штурм Белого дома, рассказал Владимир Калашников Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Члены ГКЧП должны были объяснить народу, что первый президент России Борис Ельцин вынудил президента СССР Михаила Горбачева согласиться с новым союзным договором между советскими республиками. Вместо этого они показывали «танцующих лебедей», заявил бывший секретарь ЦК КПСС, доктор историческим наук, профессор Владимир Калашников.

«Если бы члены ГКЧП вместо того, чтобы показывать „танцующих лебедей“, объяснили народу, что Ельцин вынудил Горбачева согласиться на проект, который противоречил итогам мартовского референдума [о сохранении СССР] уже своим названием „Договор о Союзе Суверенных Государств“, исход этой акции получился бы иным. Судьбу страны решили несколько тысяч москвичей, которые вышли к Белому дому, полагая, что они защищают демократию против путчистов», — цитирует Владимира Калашникова Lenta.

ru.

Экс-секретарь ЦК КПСС считает, что это был «психологический проигрыш» ГКЧП. Компенсировать его можно было только с помощью штурма Белого дома и последующего ареста Ельцина, добавил Калашников. Однако никто из членов ГКЧП не захотел взять на себя такую ответственность.

В том же интервью Калашников рассказал, что Горбачев мог арестовать Ельцина с помощью КГБ Белоруссии. По его мнению, Ельцин «подставился незаконным Беловежским сговором». КГБ Белоруссии готово было выполнить любой приказ Горбачева — чекисты ждали команды, потому что понимали, что договор об СНГ был «концом великой державы», рассказал Калашников.

Ранее Горбачев заявил, что в развале СССР частично виноваты организаторы августовского путча 1991 года и те, подписывал Беловежское соглашение. Он назвал их действия «преступными». По мнению первого президента СССР, путч был направлен на «обман советского народа и узурпацию власти».

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA. RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Члены ГКЧП должны были объяснить народу, что первый президент России Борис Ельцин вынудил президента СССР Михаила Горбачева согласиться с новым союзным договором между советскими республиками. Вместо этого они показывали «танцующих лебедей», заявил бывший секретарь ЦК КПСС, доктор историческим наук, профессор Владимир Калашников. «Если бы члены ГКЧП вместо того, чтобы показывать „танцующих лебедей“, объяснили народу, что Ельцин вынудил Горбачева согласиться на проект, который противоречил итогам мартовского референдума [о сохранении СССР] уже своим названием „Договор о Союзе Суверенных Государств“, исход этой акции получился бы иным. Судьбу страны решили несколько тысяч москвичей, которые вышли к Белому дому, полагая, что они защищают демократию против путчистов», — цитирует Владимира Калашникова Lenta.

ru. Экс-секретарь ЦК КПСС считает, что это был «психологический проигрыш» ГКЧП. Компенсировать его можно было только с помощью штурма Белого дома и последующего ареста Ельцина, добавил Калашников. Однако никто из членов ГКЧП не захотел взять на себя такую ответственность. В том же интервью Калашников рассказал, что Горбачев мог арестовать Ельцина с помощью КГБ Белоруссии. По его мнению, Ельцин «подставился незаконным Беловежским сговором». КГБ Белоруссии готово было выполнить любой приказ Горбачева — чекисты ждали команды, потому что понимали, что договор об СНГ был «концом великой державы», рассказал Калашников. Ранее Горбачев заявил, что в развале СССР частично виноваты организаторы августовского путча 1991 года и те, подписывал Беловежское соглашение. Он назвал их действия «преступными». По мнению первого президента СССР, путч был направлен на «обман советского народа и узурпацию власти».

Генсек на год. Как Черненко, будучи поклонником Сталина, подыграл Горбачеву | История | Общество

24 сентября исполняется 110 лет со дня рождения Константина Черненко — предпоследнего генерального секретаря ЦК КПСС, которому судьба отмерила одно из самых коротких «царствований» в истории СССР.

Идеальный преемник

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что высший партийный пост достался Черненко довольно случайно. 9 февраля 1984 года, проработав в должности генсека лишь год и три месяца, скончался Юрий Андропов. На фоне 18-летнего правления Леонида Брежнева он в полном смысле слова покинул этот мир скоропостижно, оставив партийную верхушку недоумевать из-за того, кому же быть наследником.

Сделать ставку на кого-то из фаворитов в окружении покойного генсека она не решилась, и выбор пал на «тихого и незаметного» Черненко как на компромиссную и временную фигуру, говорит вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин: «У Андропова не было очевидного преемника. У каждой из кандидатур имелись свои противники: что у Горбачева, что у Романова. И слабый здоровьем Черненко показался идеальным претендентом на пост генсека. Партийная элита чувствовала, что он встанет у руля ненадолго, и за это время борьба за лидерство в Политбюро приведет к какому-то результату».

 

Константин Черненко приветствует премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, прибывшую на похороны Андропова. 14.02.1984. Фото: РИА Новости

Как и Андропов, Черненко тоже подолгу руководил страной из палаты в Центральной клинической больнице. Отчасти — из-за хронических заболеваний (у него были серьезные проблемы с легкими), отчасти — по воле злого случая. Например, в августе 1983 года на отдыхе в Сочи он тяжело отравился копченой рыбой, которой его угостил тогдашний министр внутренних дел СССР Виталий Федорчук.

Но преклонный возраст и букет болячек в те годы были, можно сказать, визитной карточкой партийных бонз. Преградой для занятия значимых постов в стране победившей геронтократии они не являлись. Ценились другие качества, которыми Черненко обладал в полной мере. 

Вверх по партийной лестнице 

Будущий генсек родился и вырос в Сибири в большой крестьянской семье. Довольно поздно, в 42 года, окончил пединститут и приобрел профессию учителя истории. Но комсомольско-партийная карьера влекла его куда сильнее, чем работа с детьми. Медленно, но уверенно делал он эту карьеру с ранней юности, ступенька за ступенькой: завотделом агитации и пропаганды райкома ВЛКСМ, секретарь парторганизации погранротряда, в котором служил срочную, директор Красноярского краевого дома партпросвещения, секретарь крайкома ВКП(б)… Окончив в годы войны Высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП(б), стал секретарем Пензенского обкома. Биографы отмечают, что в марте 1948 года его хотели перевести в центральный аппарат в Москву, но передумали, разглядев изъян в моральном облике: дескать, «падок на женщин». И еще какое-то время Черненко пришлось поработать в провинции — заведующим отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии. Зато там он познакомился с Леонидом Брежневым, который тогда возглавлял молдавский реском. Будучи почти ровесниками (Брежнев всего на 5 лет был старше Черненко), они быстро сдружились, и эта дружба предопределила дальнейшую судьбу Константина Устиновича.

 

Константин Черненко выступает с речью. На заднем плане Михаил Горбачев. 27.09.1984. Фото: РИА Новости

«Его возвышению поспособствовало именно то, что он был давно и хорошо знаком с Брежневым, — говорит Алексей Макаркин. — Черненко был профессиональным аппаратчиком, который большую часть своей жизни проработал в партийных структурах, причем занимался там именно внутрипартийными вопросами. Опыт в этой сфере у него был огромный. Брежнев ценил его за исполнительность и аккуратность и продвигал по карьерной лестнице, пока в конце концов не сделал его членом Политбюро». 

Ретроград или буревестник перестройки?

Насчет политических пристрастий Черненко мнения разнятся. По словам Макаркина, уже став генсеком, он довольно трепетно относился к фигуре Сталина. «Одним из немногих знаковых решений за год правления Константина Устиновича стало восстановление Вячеслава Молотова в рядах КПСС. Знаменитый сталинский нарком, как известно, попал в опалу при Хрущеве. При Брежневе восстановить его в правах не получилось, а Черненко это сделал, причем лично вручил партийный билет. Что интересно, Молотов после этого пережил своего благодетеля: будучи на 21 год старше его, умер почти на год позже, в возрасте 96 лет. И некоторое время был старейшим членом партии. Других реверансов сталинской эпохе Черненко сделать уже не успел. Хотя обсуждался вопрос о восстановлении в партии Маленкова и Кагановича, которые тоже здравствовали на момент правления Черненко, и вообще о реабилитации Сталина к 40-летию Победы в 1985 г. Но генсек умер, и все эти идеи были похоронены вместе с ним. А Горбачева, понятное дело, тема „сталинского ренессанса“ не привлекала совсем: он проводил противоположную линию». 

Генсек ЦК КПСС Черненко (справа) и глава Северной Кореи Ким Ир Сен во время встречи в Кремле. 16.05.1984 Фото: РИА Новости

Кто-то же вспоминает, что Черненко не стал сворачивать реформаторский курс Андропова, призванный взбодрить забуксовавшую советскую систему. В подтверждение приводят, например, продолжение уголовного дела против экс-главы МВД СССР Н. Щелокова, а также «узбекского дела». Именно при Черненко расстреляли проворовавшегося директора Елисеевского гастронома Соколова. В речах генсека стало проскальзывать слово «перестройка», которое потом станет главным брендом его преемника. Перестраивать предлагалось «всю систему управления, весь хозяйственный механизм». В 1984 году Черненко поручил подготовить комплексную программу экономических реформ. Но времени на их проведение ему отпущено не было. Зато у него нашелся подходящий для этого преемник.

«В окружении Черненко было много людей, которые не любили Горбачева, — напоминает Алексей Макаркин. — И у него была возможность Горбачева задвинуть так, чтобы тот потерял шансы возглавить страну. Однако Черненко не стал этого делать, чего ему до сих пор не могут простить коммунистические ортодоксы. А все потому, что по своей натуре он был человек очень осторожный, консервативный, не любящий резких движений. При нем в руководстве партии в целом сохранилась расстановка сил, существовавшая при Андропове. Разве что ослабли позиции амбициозного первого секретаря ленинградского обкома Григория Романова. Тот считался реальной альтернативой Горбачеву, но за время правления Черненко Романов испортил отношения со многими влиятельными игроками. И в результате наилучшие шансы занять пост генсека оказались именно у Горбачева». 

Завершил «гонку на лафетах»

Волей-неволей самим своим образом старого и немощного главы государства Черненко поспособствовал возвышению Горбачева, считает эксперт: «Незадолго до смерти генсека проходили выборы в Верховный Совет РСФСР, и Черненко даже голосовал в палате больницы, замаскированной под избирательный участок. И уж тем более как кандидат в депутаты он не мог встречаться с избирателями: за него на этих встречах выступал первый секретарь МГК Гришин. Все это смотрелось крайне удручающе. И на этом фоне популярность 53-летнего Горбачева резко выросла. Тот выглядел как полная противоположность Черненко: молодой, здоровый, энергичный».

Константин Черненко пробыл во главе СССР даже меньше своего предшественника: всего 1 год и 25 дней. 10 марта 1985 года сердце 73-летнего генсека остановилось. Он стал последним руководителем Советского Союза, который умер, находясь на этом высшем посту. И последним, которого похоронили у Кремлевской стены.

«Когда умер Брежнев, был не просто траур: в стране объявили выходной день, — вспоминает Алексей Макаркин. — И мы, тогдашние школьники, на занятия не пошли. Когда умер Андропов, было то же самое. Черненко умер, когда приближалось окончание третьей четверти. И вдруг было принято абсолютно беспрецедентное решение о том, что в день похорон генсека занятия в школах отменены не будут. Перерыв у нас был только на один урок, как раз когда на Красной площади производили захоронение. А дальше мы все вернулись к учебе. И это было лишним подтверждением того, что похороны высших руководителей — знаменитая „гонка на лафетах“ — стали рутиной, обыденностью. И что в стране вот-вот должны наступить другие времена». 

Горбачев и воссоединение Германии: где ошибся генсек СССР?

На Западе Горбачева любят, дома — не особенно. В России до сих пор критикуют его политику, в том числе роль, которую роль генсек сыграл в процессе воссоединения Германии и, в частности, в процессе подготовки Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии, подписанного 12 сентября 1990 года.

Критикуют Михаила Сергеевича на всех уровнях — вплоть до Владимира Путина, также упрекавшего последнего генсека и первого президента СССР в недальновидности. Основные претензии к Горбачеву таковы: за согласие на подписание договора он потребовал слишком мало денег и не предотвратил расширение НАТО на Восток.

«Договор 2+4» был подписан в Москве министрами иностранных дел ФРГ, ГДР, а также четырех держав-победительниц во Второй мировой войне: СССР, США, Великобритании и Франции. Этот документ положил конец разделению Германии. Были установлены новые границы, возвращен полный суверенитет и прояснены вопросы безопасности, включая членство в НАТО, сокращение вооруженных сил до 370 тысяч в воссоединенной Германии (до того момента полмиллиона военных было в одной только Западной Германии) и вывод советских военных из бывшей ГДР.

Переговоры проходили с мая по сентябрь 1990 года, а предварительные беседы начались сразу вскоре после падения Берлинской стены. О существовании некоего «списка претензий» СССР, согласно которому Горбачев якобы вел переговоры с Германией, немецким экспертам неизвестно. И это затрудняет анализ его «ошибок». Горбачев не верил в то, что объединить две Германии удастся столь быстро, и критиковал программу Гельмута Коля из 10 пунктов, которой канцлер ФРГ руководствовался в процессе воссоединения Германии с ноября 1989 года.

Однако уже в конце января 1990 года позиция Москвы изменилась: советская сторона признавала, что воссоединения Германии не избежать. Было решено начать переговоры четырех держав-победительниц с ФРГ и ГДР и рассмотреть вопрос о выводе советских войск. Окончательно «зеленый свет» Коль получил на переговорах в Москве 10 февраля 1990 года. Процесс уже было не остановить.

Вывод советских войск и нейтралитет Германии

Одним из спорных моментов было членство воссоединенной Германии в НАТО. Москва изначально выступала за нейтральный статус, правительства Западной Германии и США были против нейтралитета. В итоге Горбачев уступил. В «Договоре 2+4» было прописано, что ни войска НАТО, ни ядерное оружие не будут размещены на территории бывшей ГДР. В кулуарах обсуждался и запрет на расширение НАТО на Восток, но западные дипломаты дали понять, что никаких обещаний в данной связи никто давать не собирается. В договоре пункта о нерасширении НАТО нет.

Критики Горбачева в России считают, что он должен был добиться вывода британских и американских войск с территории воссоединенной Германии. «Конечно, Советский Союз мог поднять вопрос о целесообразности дислокации иностранных войск в Германии, — отметил в беседе с DW Владислав Белов, заместитель директора по научной работе Института Европы РАН. — Но эта возможность была упущена». Москва также могла потребовать полного устранения американского ядерного оружия с территории Германии, уверен Белов. Однако Мартин Ауст (Martin Aust), специалист по истории Восточной Европы Боннского университета, не уверен, что у Кремля был шанс добиться полного общегерманского нейтралитета. «Это была бы старая модель, которую когда-то уже предлагал Сталин: объединение Германии как нейтрального государства, — рассуждает Ауст в интервью DW. — Аденауэр в свое время отказался от этого. И правительство Коля, вероятно, тоже отказалось бы».

Горбачев слишком мало запросил?

Итак, Горбачева критикуют в России за то, что он не воспользовался случаем и не остановил НАТО. Кроме того, его критикуют за то, что Москва получила слишком мало денег за свое согласие. Экономическое положение Советского Союза в то время было плачевным. ФРГ предоставила помощь, сначала — продуктами, а летом 1990 года был выделен кредит на пять миллиардов западногерманских марок.

Незадолго до подписания «Договора 2+4» Коль и Горбачев договорились и о дальнейших выплатах. Канцлер ФРГ предлагал 10 млрд марок, Горбачев требовал как минимум 15 млрд. И 10 сентября 1990 года была достигнута договоренность: Москва получает 12 млрд марок плюс еще три миллиарда в виде кредита и выводит войска с территории ГДР. Федеральное правительство, очевидно, было готово выложить на стол и более крупную сумму. «Если бы Горбачев запросил 50 или 80 миллиардов марок, разве мы сказали бы «нет»?» — заявил ранее в интервью DW Хорст Тельчик (Horst Teltschik), экс-советник Гельмута Коля в вопросах внешней политики. Бывший советский дипломат и советник Горбачева Валентин Фалин тоже полагал, что Москва могла тогда запросить вплоть до 100 млрд марок.

Критики Горбачева уверены, что генсек не умел торговаться и вести переговоры: в 1990 году он думал не столько о своей стране, сколько о собственной роли в истории. «Германия — в долгу перед Горбачевым и Советским Союзом, — отмечает боннский историк Мартин Ауст. — Горбачев был уверен в том, что сможет создать новый Советский Союз, интегрированный в новый миропорядок, в котором не будет места американо-советскому противостоянию и холодной войне». Однако его надежды не оправдались.

Германия и интересы Москвы на Западе

Горбачева в России критикуют и за поспешность: зачем нужно было так торопиться с объединением и выводом своих войск, почему генсек СССР так быстро дал себя уговорить? Историк Мартин Ауст понимает, чем была вызвана поспешность: уже тогда можно было предвидеть кризис внутри СССР. Путч, восстания в республиках, распад СССР, — кто знает, что было бы с германским единством сегодня, если бы договоренностей не удалось достичь уже в 1990 году. И Германия благодарна Горбачеву за то, что идею воссоединения страны удалось воплотить в жизнь столь оперативно.

Об этом редко вспоминают, однако не в последнюю очередь благодаря Горбачеву федеральное правительство Германии в свое время фактически стало представлять интересы Москвы на Западе. Германия сблизила Советский Союз и Россию с «большой семеркой», помогла получить поддержку Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), стать членом Международного валютного фонда (МВФ). Эти и многие другие шаги часто не упоминаются в дебатах о наследии Горбачева.

Столтенберг напомнил новому главкому сил НАТО о сдерживании СССР — РБК

НАТО семь десятилетий обеспечивало торжество демократии и свободы слова в Европе, сдерживая агрессию Советского Союза. С этими словам генсек НАТО обратился к новому главкому сил альянса в Европе

Фото: Joshua Roberts / Reuters

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг обратился к новому главкому сил НАТО в Европе Тоду Уолтерсу на церемонии назначения. Текст выступления опубликован пресс-службой альянса.

Столтенберг подчеркнул значимость европейского командования. «В течение семи десятилетий НАТО защищало [наш] образ жизни и его базовые ценности: свободу, демократию и верховенство закона. Это делает работу верховного главнокомандующего силами НАТО в Европе одной из самых сложных и самых важных военных должностей в мире», — сказал генсек альянса.

Столтенберг напомнил, что существование НАТО началось со «сдерживания Советского Союза», продолжившись миссиями на Балканах, борьбой с террористическими группировками в Афганистане.

«Как главнокомандующий объединенными силами в Европе, вы теперь будете командовать силами всего нашего альянса, обеспечивая сохранность и безопасность 29 стран НАТО; противостоять текущим вызовам, а также новым развивающимся угрозам», — обратился Столтенберг к Уолтерсу.

Генерал Тод Уолтерс ранее командовал американскими Военно-воздушными силами в Европе и Африке. Уолтерс принимал активное участие в операциях США на Ближнем Востоке, начиная с операции «Буря в пустыне» в год вторжения сил Саддама Хусейна в Кувейт. В составе ВВС США он обеспечивал поддержание бесполетных зон над Ираком в 1990-е годы и участвовал в операции «Несокрушимая свобода», развернутой после терактов 11 сентября. На посту главкома НАТО в Европе 3 мая он сменил генерала Кертиса Скапаротти, занимавшего пост с 2016 года.

Таинственный генсек СССР


Существовал ли «андроповский проект» в действительности



Юрий Владимирович Андропов пробыл в должности руководителя КПСС и главы Советского государства совсем немного, всего – 15 месяцев. Но, в отличие от всех других советских лидеров, пришел туда после долгих лет работы на ответственном посту председателя всесильного КГБ, который возглавлял долгих 15 лет. Возможно, именно поэтому мы видим огромное нагромождение мифов и легенд в современной исторической литературе, посвященной Андропову. Конспирологические версии о якобы существовавших планах Андропова по проведению существенных политических и социально-экономических реформ в СССР, включавших в себя реставрацию капитализма и даже роспуск самого Союза ССР, высказываются рядом исторических публицистов.

Можно утверждать, что демонизация личности Юрия Андропова в чем-то напоминает подобную же демонизацию другого выдающегося руководителя отечественных спецслужб – Лаврентия Берии, которому тоже приписывали подобные разрушительные планы, с целью оправдать его арест и последующую ликвидацию по указанию Никиты Хрущева и его соратников.

При этом в информационном пространстве конкурируют два взаимоисключающих мифа про Юрия Андропова, но в обоих случаях мы имеем дело со стремлением представить его роль в негативном свете.

В одном случае Андропов предстает как таинственный организатор заговора неких прозападных сил в правящей советской номенклатуре, который и был реализован в годы перестройки, а реформы Гайдара и Чубайса готовились известной командой экономических экспертов со времен Андропова и при его непосредственном кураторстве.

В другом случае Андропов изображается как коварный руководитель (ограниченный Никитой Хрущевым) могущественной советской тайной полиции, который хотел установить контроль КГБ над партией и страной, ревизовать решения ХХ съезда КПСС о критике культа личности Сталина, вернуть страну к временам массовых репрессий.

Любопытно, что изначально версия о существовании «андроповского проекта», якобы реализованного в годы перестройки, принадлежит писателю и бывшему советскому разведчику Михаилу Любимову, опубликовавшему в газете «Совершенно секретно» в 1995 году конспирологический роман-мистификацию «Операция Голгофа» секретный план перестройки», представлявший собой художественный вымысел и вовсе не претендовавший на полную историческую достоверность.

Известна также явная нелюбовь к Андропову со стороны некоторых представителей консервативно почвеннического лагеря, утверждавших, что именно он, находясь во главе КГБ, противостоял некой «русской партии» и сторонникам возрождения русских национальных традиций, преследовал русских националистов, так называемых «русистов». Особенно отличился публицист и литератор Сергей Семанов, карьера которого в брежневские времена пострадала от преследований КГБ из-за обвинений в национализме.

По другой версии он, занимая пост главного редактора журнала «Человек и Закон», принял участие в кремлевских интригах, публикуя с подачи того же КГБ компрометирующие материалы на влиятельных лиц, близких к Леониду Брежневу, за что и был снят с должности. В целом ряде конспирологических книг, отличающихся неприкрытой враждебностью к Юрию Андропову, больше похожих на сведение личных счетов, автор изображает его как опасного карьериста, враждебного интересам страны, советского государства и русского народа. Значительную часть этих текстов он посвящает сомнительному исследованию этнического происхождения Андропова и поиску в его окружении скрытых либералов и инородцев, а продвигавший Юрия Андропова на начальном этапе партийной карьеры советский партийный и государственный деятель Отто Куусинен даже заподозрен в тайной принадлежности к масонам!

С другой стороны, в антисоветской литературе эмиграции третьей волны фигура Андропова также демонизировалась. Наиболее ярким примером такой тенденциозной интерпретации роли Андропова как несостоявшегося нового «тирана-сталиниста» служит книга выступавших в качестве американских советологов семейной пары эмигрантов из СССР Владимира Соловьева и Елены Клепиковой «Заговорщики в Кремле». Под пером этих авторов Андропов предстает в роли коварного интригана, «вдохновенного имперца», стремящегося к единоличной диктатуре, разжигающего шовинистические настроения и планирующего как можно сильнее «закручивать гайки» в стране. Они утверждали, что

«переворот Андропова обнажил полицейскую сущность советского государства, когда сама партия превратилась в формальный придаток КГБ. Весь ход русской истории вел к тому, что тайная полиция есть высший продукт политического развития страны».


Да, безусловно, с приходом к руководству КГБ Юрия Андропова роль этой организации возросла, а ее статус изменился даже формально.

Андропов возглавил ведомство в 1967 году, когда оно называлось Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. При руководстве Андропова в 1978 году статус КГБ повысился, он стал самостоятельным госкомитетом под названием Комитет государственной безопасности, расширил зоны своей деятельности, включая создание районных отделений КГБ. В конце 60-х годов был распущен отдел ЦК КПСС по борьбе с так называемыми идеологическими диверсиями, а его функции перешли к одному из управлений КГБ.

Однако утверждать, что КГБ с приходом к власти в партии и стране Андропова подмял под себя партию и Политбюро, нет достаточных оснований. Нельзя забывать, что в период правления сначала Никиты Хрущева, а затем Леонида Брежнева сложилась своеобразная система коллективного руководства, и Генеральный секретарь ЦК КПСС не имел возможности принимать принципиальные решения без согласия других членов Политбюро. Эта система, при которой все основные решения, в том числе касавшиеся деятельности Комитета Государственной Безопасности, принимались на Политбюро ЦК КПСС, сохранялась и при Андропове, и при Черненко, и при Горбачеве.

КГБ продолжал оставаться одним из важнейших инструментов власти верхушки КПСС. КГБ, также как Прокуратура СССР и МВД, подчинялся одному из отделов ЦК КПСС и действовал в соответствии с партийными директивами. Боле того, незадолго до кончины тогда уже больного Брежнева Юрий Андропов покинул пост главы КГБ и стал секретарем ЦК по идеологическим вопросам.

Парадоксальным образом такой взгляд на планы Андропова по установлению господства КГБ над партийными и идеологическими структурами КПСС разделяет политолог Сергей Кургинян. Однако в его интерпретации этот план предусматривал не только отказ от коммунистической идеологии, но и проведение реформ с целью включения СССР в орбиту влияния коллективного Запада. Тогда как историк Рой Медведев, напротив, считает что

«Андропов как политик вовсе не собирался выводить органы КГБ из-под контроля и руководства Политбюро и Секретариата ЦК».


Реформаторские планы


В то же время не вызывает сомнения намерение Юрия Андропова начать в стране проведение модернизационных реформ. Но о природе этих реформаторских планов у исследователей не сложилось единого мнения.

Одна позиция исходит из того, что политика Андропова сводилась к ряду мер по наведению элементарного порядка и изменениям в управлении народным хозяйством, не выходящим за рамки существующей социально-экономической системы. Такой точки зрения в целом придерживается историк Рой Медведев в биографии Андропова «Генсек с Лубянки». Но и он не отрицает намерения Андропова и его окружения вести поиск новых путей реформирования советской экономики, хотя и в определенных сложившихся идеологических рамках марксистско-ленинской доктрины.

«Вокруг Андропова стал складываться своеобразный штаб по разработке путей экономического развития. Это вызвало общее оживление экономической мысли в стране, дискуссия проводилась по самым разным проблемам, и в печати появилось немало статей, которые не могли бы увидеть свет еще год-два назад»,


– пишет Рой Медведев. В то же время Медведев полагает, что лично сам Юрий Андропов

«требовал наведения порядка, но был не способен к крупным реформам внутри партии и советского общества».


Другая точка зрения состоит в том, что Андропов и его команда политических и экономических советников и референтов были готовы идти на достаточно серьезные изменения, по крайней мере, в экономике. Фактически речь идет о китайском варианте реформ, который осуществил Дэн Сяопин, но с отечественной спецификой, поскольку СССР был, в отличие от маоистского Китая, значительно более развитой индустриальной державой.

По мнению историка Евгения Спицына, Андропов планировал проведение экономических реформ в нэповском духе с введением рыночной экономики, включающих идею конвергенции социалистических и капиталистических методов хозяйствования. Однако не следует забывать, что идеи подобной конвергенции, правда, явно в неприемлемой для правящего режима форме, предлагал в своих статьях академик Андрей Сахаров, и Андропов считал правильной и необходимой его ссылку и изоляцию в городе Горький (ныне Нижний Новгород).

Е. Спицын в интервью газете «Комсомольская правда» от 27 февраля 2018 года также полагает, что Андропов стремился отказаться от жесткого идеологического противостояния с Западом и договориться о разделе сфер влияния по принципу новой Ялты, но проводить при этом курс на интеграцию народного хозяйства СССР в мировую экономику. Однако после прихода к власти в США президента Рональда Рейгана, провозгласившего целью своего внешнеполитического курса борьбу с СССР как «империей зла», и сбитого над советской территорией южнокорейского гражданского Боинга, возможности для политики «новой разрядки» были минимальны.

На практике короткий период нахождения Юрия Андропова во главе страны сопровождался резким обострением советско-американских отношений, невиданных со времен Карибского кризиса, а политика разрядки международной напряженности, начавшаяся в годы правления Леонида Брежнева в первой половине 70-х, осталась в прошлом.

Поскольку Советский Союз был страной с господствующей официальной идеологией, называвшейся марксизм-ленинизм, то Юрий Андропов прекрасно понимал, что какие-либо практические реформы и преобразования невозможны без соответствующего идеологического обоснования. Именно поэтому он начал с теории, выступив в журнале «Коммунист» (теоретическом органе ЦК КПСС) с программной статьей «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР», которая стала сразу обязательной для изучения в партийных организациях, в вузах и на производстве.

Подлинным автором текста был коллектив журнала во главе с его главным редактором Ричардом Косолаповым, человеком ортодоксально коммунистических и неосталинистских взглядов, уволенным с этого поста Михаилом Горбачевым в 1986 году на заре перестройки. В этом достаточно традиционном тексте признавалось наличие ряда трудностей в развитии страны и ставилась важная задача ускоренной механизации и автоматизации производства. В статье подчеркивалось, что доля ручного и немеханизированного труда только в промышленности достигает 40 %. Тот факт, что подготовка столь важного текста была поручена явному консерватору, свидетельствует о приверженности Андропова официальной идеологической доктрине марксизма-ленинизма, от которой он вовсе не собирался отказываться. Другое дело, что идеология в позднем СССР носила во многом формальный и ритуальный характер и, по мнению ряда его критиков, лишь камуфлировала имперский и бюрократическо-полицейский характер режима.

Достаточно спорной представляется и версия, популярная у либеральных антикоммунистических авторов, о стремлении Андропова под лозунгом наведения порядка обратиться к репрессивным методам управления и намерении вернуть страну к «мрачным временам сталинизма», и якобы только его смерть остановила этот процесс. С этим категорически не соглашается в своей книге Рой Медведев. Отмечая, что Андропов не был сталинистом, он приводит его слова из беседы с арестованным диссидентом В. Красиным:

«Возрождения сталинизма никто не допустит. Вы хорошо помните, что было при Сталине. Между прочим, я тоже ждал ареста после войны со дня на день. Я был тогда вторым секретарем Карело-Финской республики. Арестовали первого секретаря. Я ждал, что арестуют и меня, но пронесло».


Известно также, что Андропов, возглавляя КГБ, не согласился с предложением начать преследование поэта и певца Владимира Высоцкого, на чем настаивал тогдашний главный идеолог Михаил Суслов. Он поддерживал личные контакты с поэтом Евгением Евтушенко, известным своими антисталинскими взглядами, и популярным в среде интеллигенции Театром на Таганке. При содействии дочери Андропова Ирины был возвращен из ссылки известный опальный литературовед Михаил Бахтин.

До назначения на пост руководителя КГБ, как известно, Андропов был послом в Венгрии в период подавления восстания 1956 года, а затем возглавил отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. Как подчеркивает Рой Медведев, именно в отделе Андропова начинали свою партийно-политическую карьеру такие ученые, политики, журналисты и дипломаты, как Ф. Бурлацкий, Г. Арбатов, А. Бовин, Г. Шахназаров, О. Богомолов. По мнению Медведева, «он и сотрудники его отдела в 1965–1966 гг. в большей степени сочувствовали противникам сталинизма».

Здесь следует пояснить, что по неофициальной терминологии тех лет под «сталинистами» подразумевались сторонники ужесточения политического режима и идеологического контроля за населением, а «антисталинистами» себя называли приверженцы либерализации и реформирования существующего строя. Во многом истоки легенды или версии о далеко идущих реформаторских проектах Андропова связаны с деятельностью этой консультативной группы, что была создана и поддерживалась им на протяжении длительного времени. По свидетельству самого Федора Бурлацкого, почти все ее члены «отличались свободомыслием и жаждой перемен», а «Андропову нравилась эта интеллектуальная вольница». (Ф. Бурлацкий «Вожди и советники», 1990).

Рой Медведев также сообщает, что Андропов получал от своих советников Георгия Шахназарова и Георгия Арбатова предложения по демократизации и либерализации политической и культурной жизни в стране, но оценивал их как преждевременные. Способствуя продвижению Михаила Горбачева по карьерной лестнице, он, тем не менее, отмечал его торопливость в принятии политических решений, а про Александра Яковлева, назначенного на должность директора ИМЭМО, говорил, что он долго прожил в капиталистической стране и там «переродился».

Несмотря на жесткую критику действий Андропова, как на посту главы КГБ, так и во главе партии и государства, историк-диссидент Рой Медведев, исключенный из партии в 1969 году за книгу «К суду истории» о репрессиях сталинских времен, признает, что правление Юрия Андропова было шагом вперед по сравнению с эпохой Брежнева. Его новый курс открывал определенные перспективы для советского общества в целом и преодоления сложившейся в те времена масштабной коррупции. В борьбе с этим явлением и так называемой «днепропетровской мафией» он видит, безусловно, положительную роль Юрия Андропова. Немалый ужас на мафиозные кланы нагнал арест органами КГБ Трегубова – начальника Главторга Мосгорисполкома, а вслед за ним еще 25 ответственных работников Главторга и директоров крупнейших универмагов и гастрономов. Большой общественный резонанс получило и дело директора гастронома «Елисеевский» Соколова.

В целом те активные действия, которые предпринял новый руководитель Советского государства за короткий период его пребывания у власти, позволяют сделать вывод, что речь шла о реформах, предусматривающих поиск новых путей развития экономики, включая борьбу с «теневиками», и одновременно расширение использования рыночных механизмов. В начале 1983 года в ЦК КПСС был создан специальный Экономический отдел для разработки полномасштабной экономической реформы. К работе были привлечены ученые А. Аганбегян, О. Богомолов, Т. Заславская, Л. Абалкин, Н. Петраков, которые впоследствии принимали активное участие в реформировании экономики в период перестройки, инициированной Михаилом Горбачевым.

С 1984 года начался эксперимент по перестройке управления промышленностью, предприятиями и объединениями. Его основная цель состояла в том, чтобы повысить ответственность и права, и самостоятельность предприятий. Это должно было привести к установлению более тесной взаимосвязи межу конечными результатами труда и размерами фонда заработной платы.

Тем не менее, Рой Медведев полагает, что Андропов

«намеревался навести в стране жесткий порядок, основанный в большей мере на суровой дисциплине, а отнюдь не на демократии, гласности и многопартийности». Но «он предполагал осуществить широкие, но осторожные экономические реформы, несомненно, надеялся полностью устранить от власти «днепропетровскую мафию» и создать в партии новую руководящую группу»,


– считает историк.

А известный антисоветский эмигрант и исторический публицист А. Авторханов в своей тенденциозной книге «От Андропова к Горбачеву» характеризовал Андропова как «полнокровного, волевого, изобретательного и холодного политика, кристальной чисто сталинской закваски, именно поэтому он стремился навести полицейский порядок внутри страны, а коллективное руководство постепенно убрать».

Поэтому следует с достаточной долей вероятности предположить, что миф об андроповском проекте, как о некоем антипатриотическом заговоре по ликвидации СССР, войдет в историю наряду с другими такими историческими фальшивками, как Завещание Петра Великого, Письмо Григория Зиновьева, План Аллена Даллеса и т. д.

Итальянский марксист Антонио Грамши писал:

«Старый порядок умирает, а новый все никак не может прийти ему на смену. В этом промежутке возникает много злокачественных симптомов».


Два выдающихся отечественных государственных деятеля Петр Столыпин и Юрий Андропов, первый – в начале, а второй – в конце ХХ века безуспешно пытались избавить государство и общество от этих злокачественных симптомов и при этом сохранить старый порядок. И тому, и другому это по разным причинам не удалось.

В честь праздника Дня работников госбезопасности 20 декабря 1999 года над подъездом №1-А здания Федеральной службы безопасности России на Лубянке в Москве был вновь установлен барельеф председателя КГБ Юрия Андропова. В этом подъезде на третьем этаже находился рабочий кабинет Андропова, возглавлявшего с 1967 по 1982 год КГБ. Теперь там находится музей. Мемориальная доска была разбита в ходе событий августа 1991 участниками митинга, когда, как известно, был снесен памятник Феликсу Дзержинскому, а затем и демонтирован.

Данный акт восстановления памятной доски Ю.В. Андропову имел определенное символическое значение. Это был период, когда правительство РФ возглавлял Владимир Путин, ранее занимавший пост руководителя ФСБ (преемника КГБ), сменивший вскоре на посту президента России Бориса Ельцина.

Самый «дорогой» генсек Советского Союза — Delo.ua

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Генерального секретаря ЦК КПСС, маршала Советского Союза Леонида Брежнева

14 октября 1964 года пленум ЦК КПСС сместил с руководящих постов в партии и государстве Никиту Хрущева. Первым секретарем ЦК был избран Леонид Брежнев. Это единственный случай в истории Советского Союза, когда новый руководитель страны был избран не после смерти своего предшественника. Брежнев олицетворял собой так называемую «новую советскую номенклатуру» — коммунистов, которые до Второй мировой войны не занимали высоких руководящих постов и не «видели живым» Сталина.

Путь в Кремль

Будущий генсек родился 19 декабря 1906 года в селе Каменское, ныне город Днепродзержинск Днепропетровской области, в семье рабочего-металлурга. После окончания в 1927 году Курского землеустроительного мелиоративного техникума работал землеустроителем в Беларуси, Курской области и на Урале. В 1931 году стал членом КПСС и сразу переключился на партийную работу. В результате 1939 год Брежнев встретил в должности секретаря Днепропетровского обкома партии.
Война с Германией принесла Брежневу звание генерал-майора, которое он получил, опять же занимаясь партийной работой, — возглавлял политическое управление сначала Третьего, а затем Четвертого украинских фронтов.
После войны карьера Брежнева вышла на новый уровень. В 1950-51-ом он — первый секретарь ЦК КП Молдавии, затем аналогичная должность в Казахстане, и, наконец, с 1963 года он Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Стремительному продвижению Брежнева по карьерной лестнице немало способствовал его предшественник Никита Хрущев, который практиковал назначение на высокие должности выходцев из Украины, поскольку считал ее «своей» территорией. Однако это не помешало Брежневу участвовать в заговоре по отстранению Хрущева от руководства страной.

Заурядная личность

По мнению историка Станислава Кульчицкого, поначалу нового первого секретаря не воспринимали как самостоятельную фигуру. «Когда Брежнев стал первым секретарем ЦК КПСС, все думали, что он пришел на год-два. Но очень скоро он «перерегистрировал» эту должность как генеральный секретарь, так как это было при Сталине, и продержался на ней 18 лет», — рассказывает Кульчицкий. В то же время он считает, что генсек не обладал какими-либо выдающимися качествами. «Он был обыкновенным человеком, не хватал звезд с неба. Очень любил жить и давал жить другим. Очень хорошо ориентировался в отношениях между людьми», — резюмирует историк.

Другой Союз

За годы правления Брежнева сильно изменился сам СССР. С середины 60-х набирает силу диссидентское движение. Катализатором этого процесса во многом стал судебный процесс над писателями Юлием Даниэлем и Андреем Синявским, которые в течение 10 лет тайно печатали свои произведения на Западе. Вскоре после их ареста, 5 декабря 1965 года, в Москве впервые за 35 лет была проведена демонстрация, 200 участников которой требовали гласного суда над арестованными. С этого времени диссидентское движение набирает обороты.
В 70-е годы произошло «потепление» отношений между СССР и США. Страны заключили ряд важных договоров об ограничении гонки вооружений, в том числе договоры по ограничению противоракетной обороны (ПРО) и стратегических ядерных вооружений (ОСВ-1 и ОСВ-2).
Венцом разрядки стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1973 году. Заключительный акт СБСЕ, подписанный на саммите в Хельсинки летом 1975-го, зафиксировал принцип нерушимости границ в Европе, уважения независимости и суверенитета, территориальной целостности государств, отказа от применения силы и угрозы ее применения. Советские граждане ощутили «потепление» на бытовом уровне — в 1973 году, в рамках соглашения о двусторонней торговле между СССР и США, в СССР стала продаваться пепси-кола. Кроме того, в 1974 году в Новороссийске было начато строительство первого завода по ее производству.

Другой Ильич

Пребывание Брежнева на посту генсека несколько затянулось, и он из лидера постепенно превратился в объект насмешек и анекдотов. В начале 1976 года у Брежнева была клиническая смерть. Его удалось вернуть к жизни, хотя в течение двух месяцев он не мог работать, а его мышление и речь были нарушены. С тех пор рядом с Брежневым постоянно находилась группа врачей-реаниматоров, вооруженных медицинским оборудованием. За следующие шесть лет у него было несколько инфарктов и инсультов, и врачи-реаниматоры несколько раз выводили его из состояния клинической смерти. Последний, который случился 10 ноября 1982 года, Леонид Брежнев не пережил.
18 лет его правления вошли в историю СССР как отдельная эпоха, которая получила название «застой». А сам Леонид Ильич, помимо множества государственных наград, получил народное признание — по количеству анекдотов, связанных с его особой, конкуренцию Брежневу могут составить только два других народных любимца — Чапаев и Штирлиц.

Обращение к Генеральному секретарю Коммунистической партии Советского Союза Михаилу Горбачеву и Президенту Соединенных Штатов Америки Рональду Рейгану

. 1985 г., 13 июля; 2(8446):107.

Элемент в буфере обмена

Международные врачи за предотвращение ядерной войны.Ланцет. .

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

.1985 г., 13 июля; 2(8446):107.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Параметры отображения цитирования

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

КИЕ: Текст представляет собой обращение к Москве и Вашингтону делегатов Пятого Международного конгресса врачей за предотвращение ядерной войны (IPPNW), состоявшегося в Будапеште в июле 1985 года. 135 000 членов IPPNW в 40 странах призывают лидеров двух самых могущественных стран мира обратить вспять гонку вооружений. Программа, предложенная IPPNW, предусматривает поддающееся проверке замораживание производства, испытаний и развертывания ядерного оружия с последующим его сокращением и окончательной ликвидацией, а также принятие оборонной политики, исключающей применение ядерного оружия. Организация также рекомендует ввести мораторий на все ядерные взрывы и призывает к совместным усилиям врачей и ученых с Востока и Запада во имя здоровья во всем мире.

Похожие статьи

  • Встреча умов в Москве.

    Смит Дж. Смит Дж. Br Med J (Clin Res Ed). 1987 13 июня; 294 (6586): 1539-40. doi: 10.1136/bmj.294.6586.1539. Br Med J (Clin Res Ed). 1987. PMID: 11652487 Бесплатная статья ЧВК.

  • Обращение к Председателю Президиума Верховного Совета СССР и к Президенту США.

    Международные врачи за предотвращение ядерной войны. Международные врачи за предотвращение ядерной войны. Ланцет. 1983 г., 2 июля; 2 (8340): 57-8. Ланцет. 1983. PMID: 11644259

  • Сотрудничество, а не конфронтация.

    Международные врачи за предотвращение ядерной войны. Международные врачи за предотвращение ядерной войны.Ланцет. 1985 6 июля; 2 (8445): 54. Ланцет. 1985. PMID: 11644487

  • Исследования биологической защиты: наметить более безопасный курс.

    Якобсон Дж.А., Розенберг Б.Х. Джейкобсон Дж.А. и соавт. ДЖАМА. 1989 4 августа; 262 (5): 675-6. ДЖАМА. 1989. PMID: 2664239 Обзор.

  • Отмена войны как цель экологической политики.

    Снайдер Б.Ф., Рюйл Л.Е. Снайдер Б.Ф. и др. Научная общая среда. 2017 15 декабря; 605-606: 347-356. doi: 10.1016/j.scitotenv.2017.06.223. Epub 2017 29 июня. Научная общая среда. 2017. PMID: 28668746 Обзор.

термины MeSH

  • Международное сотрудничество

Трюгве Семь лет лжи за мир — биография

После Второй мировой войны и в начале холодной войны Ли стремился сделать свой офис «источником мира».

См. фотографии, сделанные Трюгве Ли в ООН в Норвегии, на сайте ООН на Flickr.

Ранние годы
Трюгве Хальвдан Ли родился в Осло, тогдашней Кристиании, 16 июля 1896 года. Его отец разорвал связи с семьей, когда эмигрировал в Америку еще до рождения Ли. Ли вырос со своей матерью Хульдой и старшей сестрой в рабочем районе на окраине норвежской столицы. Его мать содержала кафе, и Ли читал вслух газеты для рабочих.У Ли было несколько местных благотворителей, которые поддерживали его в школе и университете. Он получил юридическое образование в 1919 году и стал юрисконсультом Норвежской федерации профсоюзов (LO) в 1922 году.

Ли рано начал заниматься политикой и быстро поднялся по служебной лестнице в Лейбористской партии. С 1935 года Ли занимал несколько министерских постов, в том числе министра юстиции, министра торговли и министра снабжения и судоходства. Во время Второй мировой войны, когда норвежское правительство находилось в изгнании в Лондоне, Ли был назначен министром иностранных дел и занимал этот пост до 1946 года.В годы войны он также исполнял обязанности премьер-министра в течение короткого периода времени.

Подробнее о Трюгве Ли как норвежском политическом деятеле читайте здесь.

Трюгве Ли и ООН
«Те, кто отдал свои жизни, чтобы мы были свободны, те, кто потерял свои дома, те, кто пострадал и все еще страдает от последствий войны, дали нам священный мандат: то есть построить прочный фундамент для мира во всем мире».
Трюгве Ли, 2 февраля 1946 г.

Когда Вторая мировая война подходила к концу, члены союзных войск собрались, чтобы создать преемницу злополучной Лиги Наций.В апреле 1945 года представители 50 стран — 242 делегата и 1444 официально аккредитованных участника — собрались в Сан-Франциско на Конференцию ООН по международной организации. родилась Организация Объединенных Наций.

Министр иностранных дел Ли возглавил норвежскую делегацию и возглавил комиссию, разработавшую положение Совета Безопасности Устава ООН.

Смотрите фотографии и короткий видеоотчет с конференции в Сан-Франциско.

Чуть более полугода спустя Ли снова возглавил другую норвежскую делегацию. На этот раз на первую в истории Генеральную Ассамблею ООН, проходившую в Лондоне. После незначительного проигрыша при голосовании за то, чтобы сделать его президентом Генеральной Ассамблеи, Трюгве Ли был избран Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций 1 февраля 1946 года и назначен днем ​​позже.

Посмотрите видео, на котором Трюгве Ли читает свое первое заявление на Генеральной Ассамблее ООН.

Трюгве Ли в качестве Генерального секретаря ООН
«Единым общим делом и универсальным инструментом подавляющего большинства человечества является Организация Объединенных Наций.
Трюгве Ли, 20 июля 1950

Ли прибыл в Нью-Йорк в марте 1946 года. ООН еще не обрела постоянного дома, поэтому работа началась в отеле «Уолдорф-Астория» на Манхэттене. Ли зарекомендовал себя как прагматичный политик и торговец. В течение пары недель Ли предоставил временные офисы, и к концу года ООН выделила место для своей будущей штаб-квартиры на Манхэттене. В значительной степени это можно рассматривать как личное достижение Ли. Ли заручился поддержкой магната Джона Д.Рокфеллер, который передал ООН чек на 8,5 миллионов долларов США для оплаты земельного участка. Штаб-квартира ООН на Манхэттене была построена в 1952 году.

Наступление Ли на посту Генерального секретаря повлияло на начало холодной войны. Его назначение на новые посты в ООН в основном американских граждан привело к тому, что некоторые заклеймили его как предвзятого по отношению к Соединенным Штатам. Но Ли неоднократно демонстрировал свою независимость. Он превратил роль Генерального секретаря в нечто большее, чем административный пост, и закрепил за Генеральным секретарем право выступать с политическими инициативами в отношении Совета Безопасности ООН.

Трюгве Мирное видение мира
»
Мир никогда не сможет принять тезис об отчаянии — тезис о безвозвратном и непримиримом конфликте».
Трюгве Ли, 20 июля 1950 г.

В первой половине 1950 года Ли представил свою Двадцатилетнюю программу достижения мира через ООН .  

В плане Ли предлагал новый международный механизм контроля над атомной энергией и остановки гонки вооружений. Он также предложил создать силы ООН для предотвращения или прекращения локальных вспышек насилия.

В письме Совету Безопасности от 6 июня 1950 года он сказал:

«Я счел своим долгом предложить начать новую жизнь на пути к возможному мирному решению нерешенных проблем.»

Чтобы заручиться поддержкой своего проекта, Ли встречался с президентами и премьерами, министрами и дипломатами в Вашингтоне, Лондоне, Париже и Москве.

Но усилия Ли были настигнуты событиями. Корейская война разразилась в июне 1950 года, всего через несколько недель после того, как он начал распространять свое видение мира.Генеральный секретарь поддержал действия ООН против Северной Кореи как агрессора. Это заставило Советский Союз отвергнуть его как Генерального секретаря ООН. В 1952 году в США началась охота на шпионов и коммунистов в штаб-квартире ООН. По словам Ли, сочетание этих событий сделало его роль генерального секретаря несостоятельной. В ноябре 1952 года он подал в отставку.

В своем последнем выступлении перед Генеральной Ассамблеей ООН 7 апреля 1953 года Трюгве Ли назвал свои семь лет на посту Генерального секретаря самыми трудными и сложными в своей жизни.Несмотря на то, что он назвал «разрушительными силами, угрожающими нашей цивилизации», Ли сохранял надежду, но реалистично смотрел на перспективы ООН;

«Наша организация отражает несовершенство нашего времени, но она также является выражением самых созидательных сил нашего мира и символом надежды на будущее. … Я не утопист. Я вижу в ООН практический подход к миру и прогрессу, не с помощью каких-то быстрых и легких формул, а с помощью мудрого, лояльного и настойчивого использования ее институтов государствами-членами на протяжении многих лет.

Прочтите стенограмму заседания Генеральной Ассамблеи (7 апреля 1953 г.), на котором Трюгве Ли ушел в отставку, а шведский дипломат Даг Хаммаршельд был избран Генеральным секретарем ООН.

Жизнь после ООН
После семи лет у руля ООН Ли, вероятно, ожидал, что по возвращении в Норвегию займет видное место. Скорее, первые годы дали ему достаточно времени для работы над мемуарами в горной хижине его семьи недалеко от Рёруса.

С середины 50-х годов Ли возвращается в общественную жизнь.В 1955 году он был назначен губернатором графства Осло и Акерсхус и подошел к решению задач со своей обычной жизненной энергией, будь то вопрос строительства новых мостов или автомагистралей. В 1959–1960 годах он возглавлял назначенную правительством комиссию по привлечению иностранных инвестиций в Норвегию и мог использовать свою международную сеть контактов, накопленную за годы работы в ООН.

В 1963 году 67-летний Ли вернулся в правительство в качестве министра промышленности, но в течение года ему пришлось уйти в отпуск из-за кровоизлияния в мозг.Он вернулся за свой стол в январе 1964 года, уже в качестве министра торговли и судоходства. Он занимал этот пост до тех пор, пока правительство Герхардсена не ушло в отставку после всеобщих выборов осенью 1965 года.

Трюгве Хальвдан Ли умер 30 декабря 1968 года от сердечного приступа. Ему было 72 года.

Международные отношения США, 1950 г., Корея, Том VII

357.AD/5–550

Поверенный в Корее (Драмрайт) к государственный секретарь

секрет
№474

Сеул, 5 мая 1950 г.

Ref: Embtel 628 5 мая, 1950.1

Тема: UNCOK Просьба к UN SYG лжет, чтобы использовать добрые услуги

Посольство получило дополнительную информацию по запросу UNCOK к Генеральному секретарю ООН Трюгве Ли заняться некоторыми вопросами в Москве 2 и передать в Департамент Информация.

Более подробный отчет об обстоятельствах, связанных с решением отправить это письмо и копию самого письма (которое прилагается) были предоставлено сотруднику посольства лицом, сделавшим это, при условии, что имя поставщика не будет раскрыто ни в одном отчете посольства. Были даны заверения, что анонимность информатора будет защищена.

Идея обращения к Генеральному секретарю ООН Трюгве Ли с просьбой разорвать вопрос о контактах ЮНКОК с Северной Корейские лидеры во время своего визита в Москву заговорили с Главным Секретарь, г-н Бертил Ренборг, который легко убедил индийского делегата, д-ра Ануп Сингх, чтобы взять на себя спонсорство, по словам этого информатора, который считается наиболее надежным.

По сообщению информатора, около 24 апреля индийский заместитель делегата, Г-н Кондапи (доктор Сингх, индийский делегат все еще находится в больнице) поднял по этому вопросу на неофициальном заседании Комиссии в кабинете председателя офис. Сразу стало ясно, что автором был г-н Ренборг. однако, поскольку г-н Кондапи продемонстрировал лишь поверхностное знание предмет, тогда как г.Больше всего говорил Ренборг, и мистер Ренборг убеждал чтобы Комиссия попросила г-на Ли использовать г-на Зинченко, помощника Генеральному секретарю, чтобы оказать добрые услуги для UNCOK. В последующем разговоре было очевидно, по словам на заявление информатора о том, что члены Комиссии, в том числе г-н Кондапи, едва ли были знакомы с именем г-на Зинченко, не говоря уже о его послужной список и характер, но г.Ренборг описал его как человека незаурядный характер и способности, человек будущего, г-н Ренборг личное знакомство и лицо, с которым г-н Ренборг поддерживал взаимное уважение.

На этом первом обсуждении, в ходе которого было настоятельно рекомендовано, чтобы КООНОК не теряла столь прекрасного возможность попытаться установить контакт с Пхеньяном [стр. 69] при выполнении своих обязанностей, г-нСообщается, что Джеймисон, Австралия, не дал никаких комментариев. Говорят, что это Обычай мистера Джеймисона, когда поднимается новый предмет, по которому он не инструкции, и по которым он желает прийти к решению наедине или спросить инструкции своего правительства.

Г-н Анри Брионваль, Франция, как говорят, поднял несколько вопросов: (1) Как знала ли Комиссия как факт, что г.Ложь собиралась в Москву? (2) Был Господин Ли собирается при поддержке других ведущих государств-членов ООН, или действовал ли он по своему усмотрению и вопреки интересам или желаниям членов Правительства? (3) Был ли г-н Зинченко подходящим лицом для использования Комиссией? для предложенных целей?

Говорят, что доктор Лю, Китай, поддержал вопросы г-на Брионваля. Ничего такого было решено в это время.Понятно, что г-н Брионваль проинформировал Правительство и запросил инструкции, после этой неофициальной встречи и снова после следующего, но не получил ответа. Говорят, что г. Брионваль, который лично сомневался в разумности этого поступка, счел молчание со стороны своего правительства свидетельством отсутствия возражение.

Через день или два эта тема снова была поднята на неформальной встрече в кабинет председателя.По этому случаю г-н Кондапи представил проект письмо г-ну Ли. Информатор придерживался мнения, что этот проект был первоначально подготовлен г-ном Ренборгом, хотя возможно, что д-р Сингх и г-н Кондапи внес небольшие изменения. К сожалению, посольство не удалось получить копию этого первоначального проекта.

Говорят, что г-н Брионваль и д-р Лю подняли вопросы, подобные предыдущей неформальной встречи, и г.Джеймисон выразил осторожный интерес, без каких-либо обязательств. Мистер Ренборг и мистер Кондапи продолжал настоятельно призывать к предложенным действиям. Группа решила, по общему согласию, следуя настоянию г-на Ренборга и г-на Кондапи, рассмотреть вопрос и проект г-на Кондапи на официальном заседании комиссия.

Нижеследующий отчет о двух официальных заседаниях Комиссии взяты в основном из кратких отчетов UNCOK за 27 и 28 апреля 1950 г. с добавлением некоторую описательную информацию, добавленную информатором, который утверждает, что краткие отчеты никогда ясно не показывают силу или детали г-на.Ренборг вмешательства, поскольку эти записи подготовлены г-ном Ренборгом подчиненными, а затем редактировался им лично перед утверждением.

Комиссия собралась 27 апреля в 10:30. м. Помимо мистера Джеймисона, Австралия, г-н Лю и г-н Ссуту, Китай, г-н Брионваль, Франция, и г-н Кондапи, Индия (заместитель), г-н Ренборг и г-н [Страница 70] Гайяр, главный секретарь и заместитель директора Секретарь плюс обычный персонал присутствовали.

Г-н Кондапи представил свой проект письма UNCOK в UN SYG Lie с просьбой к Генеральному секретарю Организации народов, если он посетит Москву, как сообщала пресса, обсудить с советскими властями трудности, с которыми сталкивается UNCOK при установлении контактов с Севером. С Генеральный секретарь имел бы дела более важные, чем Корейский вопрос обсудят в Москве.Кондапи предложил, чтобы услуги помощника Генерального секретаря Зинченко, ссылаясь на Пункт 1(с) резолюции Генеральной Ассамблеи о Корея от 21 октября 1949 г. ,3 а.с. авторитет для этого.

Д-р Лю, Китай, одобряя в принципе, сказал, что, по его мнению, г-н Ли будет был бы более успешным, если бы его попросили обратиться к СССР исключительно в отношении вопрос о выводе советских оккупационных войск из Кореи.Др. Лю также счел предпочтительным не упоминать г-на Зинченко, а оставить на усмотрение г-на Ли решение о том, кого использовать для достижения цель.

Г-н Джеймисон также в принципе поддержал это предложение. Он думал, что мистер Ли вполне может быть предложено рассмотреть вопросы в соответствии с пунктом 1(b) в той же мере, что и в отношении вывода войск (пункт 1(e)). Доктор Лю сказал, что его предложение относительно вывода войск было чтобы сделать невозможным уклонение Советского правительства от этого вопроса, поскольку этот вопрос, безусловно, касался СССР, тогда как советский Правительство может заявить, что вопрос об объединении должен быть рассмотрен непосредственно с Пхеньяном.

Д-р Лю также предложил, чтобы Комиссия помнила об известном отношение правительства Республики Корея, которое выступало против установление контакта с северными властями. Ограничив подход к Москвы к вопросу о выводе войск, полемике с корейским Правительство будет избегать.

Г-н Кондапи, индийский заместитель, мысль, подчеркивающая вопрос о войсках отступление вызвало бы излишнее раздражение СССР и тем самым привело бы к провалу в Основная цель установления контакта с Севером.

Г-н Ренборг, главный секретарь, согласился с г-ном Кондапи. Он предположил, что после вывода американских войск США вступили в Соглашение KMAG с корейским правительству, можно было бы спросить СССР, было ли подобное соглашение заключенного между СССР и Северным режимом. Более крупная проблема установление контакта с Севером может быть поднято впоследствии с поднятием этот вопрос.Г-н Джеймисон счел предложение г-на Ренборга ненужным обход средств для достижения намеченной цели.

[Страница 71]

Доктор Лю не думал, что Комиссии стоит беспокоиться о раздражении СССР. поскольку самим своим существованием UNCOK была постоянный источник раздражения для СССР. Поскольку СССР претендовал на вывели свои войска из Кореи, подход по линии, которую он предложил бы вызов Советскому правительству предоставить доказательства претензии.

Г-н Кондапи считал вопрос о выводе советских войск нереалистичным, так как русские войска в любом случае находились сразу за границей, а основная масса американских войск находились за тысячи миль. Ограничение подхода в Москва к вопросам вывода войск может только усилить отрицательное отношение.

Г-н Брионваль согласился с возможностью, представленной г-номСообщается о визите Ли в Нельзя упускать из виду Москву как средство связи с Севером. Он посоветовал, однако, что вопрос о том, как лучше сблизиться с Москвой, может быть решен неофициальным предложением Генеральному секретарю заняться корейским проблему, предоставляя ему возможность использовать свое собственное суждение о том, являются ли условия были благоприятны для Так делать. Мистер Джеймисон, однако, возражал, полагая, что только официальный подход к Москве мог иметь какой-либо эффект.

Д-р Лю поднял вопрос о том, что это действие может быть интерпретировано что КООНОК «признала» Северный режим. И главный секретарь, и г-н Джеймисон утверждали, что предложенное действия не могут быть истолкованы таким образом. Г-н Джеймисон упомянул недавний случай Должностные лица ЭКА, освобожденные после прямой контакт был установлен США.чиновники с северокорейскими официальных лиц, хотя не было и речи о признании США Северный режим.4

Мистер Джеймисон резюмировал, что все согласны с желательностью приложить все усилия, чтобы связаться с Севером, но что ничего не должно быть сделано что подразумевало признание северного режима. Он не верил, однако предложение Индии влечет за собой такой риск.

Затем г-н Ренборг предложил создать специальный комитет для пересмотреть проект письма в свете этого обсуждения, и такой был назначен комитет в составе г-на Джеймисона и г-на Кондапи.

[Страница 72]

Похоже, активного решения о принятии предложения не было. Доктор Лю а г-н Брионваль просто перестал возражать. Г-н Ренборг предложил комитет для пересмотра письма, и в результате было принято решение заставил общаться с г.Ложитесь в соответствии с линиями, первоначально предложенными г. Ренборг г-ну Кондапи, а последний — Комиссии, без дальнейшего обсуждение.

Д-р Лю представил самые сильные аргументы против предложения Индии, и г-н Брионваль также поднял серьезные вопросы относительно его мудрости. Согласно его последующему отчету сотруднику посольства, г-н Джеймисон считал это предложение безобидным, которое было бы отвергнуто советским правительства, и тем не менее, которые четко установили бы намерение и усилия UNCOK работать над объединением. Мистер. Джеймисон говорит, что после размышлений решился на предложенное действие. подпадало под его общие инструкции, и поэтому он не просил Канберру для конкретных инструкций.

Окончательное молчаливое согласие доктора Лю на предложение, которое он рассматривал неразумно соответствует его общему поведению в Комиссии и предполагается, что быть связано с трудным положением правительства, которое он представляет собой.Говорят, что он следует практике представления своих взглядов, но никогда не доводить до конца попытки добиться их принятия Комиссией если какой-либо другой Делегат испытывает сильные противоположные чувства.

Г-н Брионваль также, как говорят, имел серьезные опасения относительно мудрости предложения, но дважды информировав свое правительство по телеграфу о то, что было предложено, и, не получив ответа, как говорят, заключил что его правительство не возражало, и поэтому он согласился, несмотря на его собственные опасения.

Комиссия собралась на второе официальное заседание по этому вопросу в 10:30. м., 28 апреля, и был в сеансе пятьдесят минут, почти все из которых были посвященный рассмотрению письма в новой редакции специальной комиссией. Его читали абзац за абзацем, несколько второстепенных предлагаются и вносятся изменения. Затем проект сообщения был одобрен с поправками, принятыми с общего согласия без голосования.(Редко, когда Комиссия принимает решения формальным голосованием.) Было решено, что письмо, подписанный исполняющим обязанности Председателя г-ном Джеймисоном, должен быть передан по кабелю и почтой в Лейк-Саксесс, чтобы переслать мистеру Ли.

Следует отметить, что предложения доктора Лю относительно проверки выход в сочетании с предложением г-на Ренборга увязать соглашение KMAG с вопросом об аналогичном Советско-северокорейское соглашение было добавлено к первоначальному проекту, но не так, как вопросы первостепенной важности.

Существенным элементом письма, как и в первоначальном проекте, была просьба что Генеральный секретарь, находясь в Москве, либо [Страница 73] лично, либо через помощника Генералу Зинченко следует использовать свои добрые услуги (в соответствии с резолюцией ГА ООН по Корее от 21 октября 1949 г., Параграф 1(c)) с советскими властями выяснить пути и средства, с помощью которых Комиссия могла бы вступить в обсуждения с Севером либо посредством визита на Север, либо через встреча в нейтральном месте за пределами Кореи.Комиссия также предложила возможность того, что г-н Зинченко продолжит свое путешествие в Северную Корею, чтобы задайте этот вопрос там.

По мнению Посольства, пересылка настоящего письма в принятой форме имеет взрывоопасные возможности, если информация о его содержании станет известна Южная Корея. Предложение г-на Брионваля о неофициальном запросе к Секретарю Генералу поднять этот вопрос в Москве, и предложения как г.Брионваль, Франция, и д-р Лю, Китай, что было неразумно называть г-на Зинченко, по-видимому, лучше осознавали опасности, связанные с форма, которую приняло письмо, чем было показано другими членами Комиссии, и г-ном Ренборгом.

Посольство признает, что Комиссия была полностью в рамках своих прерогативы в совершении этого действия и в попытке выполнить его условия ссылки выбранным способом.Но таков эмоциональный антагонизм корейского правительства к коммунистическому режиму на Севере и к коммунистов, в том числе и русских, в целом посольство считает Комиссия проявила бы больше практической мудрости, не указав по имени советского гражданина как оказавшего добрые услуги, но оставить это решение на усмотрение Генерального секретаря после того, как он достиг Москва. Хотя само предложение является простым, которое не вызовет полемика в обычное время, это не было нормальным временем, о чем свидетельствует присутствие Комиссии в Корее и ее продолжающаяся неспособность сделать любых контактов с Севером, можно ожидать серьезных разногласий, если знание содержания этого письма становится всеобщим в самом начале. Эмоциональная реакция, возникшая сразу же после знакомства с этим письмом, считается даже возможным, что корейское правительство может отозвать или ограничить свое приглашение в КООНОК наблюдать за выборами.Если бы правительство не зашло так далеко, то, по крайней мере, может вступить в публичную полемику с Комиссией по взаимному вред правительства и комиссии.

Посольство искренне надеется, что информация о содержании этого письмо и его отправка должны оставаться в тайне, и что русские не будут делать из этого пропагандистский капитал до тех пор, пока после выборов и до тех пор, пока стало ясно, что СССР не примет г. Ложь, или г. Зинченко, добрые услуги.

Тем временем ожидается, что Комиссия приложит другие усилия связаться с Севером напрямую, сначала по другому радио [стр. 74] адресу д-ра Анупа Сингха, Индия,5 и во-вторых, попытками передать письмо, возможно, адресованное «Его Превосходительство Ким Ир Сен, премьер-министр Народно-Демократической Республики Корея», а не «генералу Ким Ир Сену», как это было сделано в прошлом году.6 Принятие нового адреса с использованием самопровозглашенное название северного режима, если оно произойдет, будет на рекомендацию г-на Ренборга, который настаивал на этом в Комиссии в течение значительного периода времени. Хотя, несомненно, правительство Республика Корея найдет применение предложенному адресу для Ким Ир Сена. нежелательно, считается, что правительство можно убедить не реагировать слишком резко. Позиция корейского правительства по таким вопросам существенно изменился по сравнению с прошлым годом, в основном из-за принятие на себя ответственности Комиссией и последующее отстранение Секретариата от политических отношений с правительством. То Комиссия всегда была более дипломатична и дружелюбна в своем поведении, чем Секретариат. В результате вопросы, которые могут привести к разногласия обычно обсуждаются в частном порядке до публичного решения, и тактично — Председателем КООНОК с Президентом или министром иностранных дел.Оба эти господа высоко ценят г-на Гулека, председателя КООНОК, который, к сожалению, не вернулся из Турция,7 и для г-на Джеймисона, Докладчика и в настоящее время исполняющего обязанности Председатель. Хотя г-н Ренборг, главный секретарь, проявил себя анафеме корейскому правительству, и сам он больше всего противится этому Правительству и корейцам в целом, в соответствии с действующей Комиссией практику, ему не разрешается иметь дело с правительством по каким-либо вопросам, кроме административные дела.Следовательно, можно надеяться, что и.о. Председатель, г-н Джеймисон, или Председатель, г-н Гулек, если последний вернется в Корею, предпримет соответствующие шаги, чтобы рассеять корейские подозрения, заблаговременно разговоры до того, как возникли подозрения.

Однако в данном случае передача письма г-ну Трюгве Ложь с просьбой о добрых услугах г.Зинченко, поскольку без подготовки Мнение корейского правительства было получено Председателем КООНОК путем предварительного и частного обсуждение, есть опасения, что раскрытие содержания письма приводит к очень неприятным спорам.

[Страница 75]

[Приложение]

Исполняющий обязанности Председателя Комиссии Организации Объединенных Наций о Корее (Джеймисон) в ООН Генеральный секретарь (Ложь)

секрет
для ограниченного распространения
строго конфиденциально

Сеул, 28 апреля. 1950.

Сэр, как вы знаете, один из главных трудности, с которыми столкнулась Комиссия Организации Объединенных Наций по Корее в прошлом году во исполнение резолюции Генеральной Ассамблеи о Корее в том, что касается объединения, была ее неспособность установить контакта с Северной Кореей. Эта трудность вновь встает перед Комиссией. в этом году.Очевидно, что объединение мирным путем невозможно. достигается без предварительного контакта с Севером. В прошлом году Комиссия пробовал разные подходы. Он направил радиопередачу на север Корея. Оно отправило телеграмму в Советский Союз через вас и впоследствии письма генералу Ким Ир Сену, одно из Гонконга и одно из прямая почтовая рассылка по 38-й параллели.Ни один из этих подходов не вызвал какой бы то ни было ответной реакции с Севера.8

Стремясь выполнить свой круг ведения, Комиссия снова в этом году, предпринимая аналогичные и другие попытки связаться с Север и выйти из тупика.

Комиссии известно, что вы планируете посетить Москва в ближайшее время с целью обсуждения проблем в связи с участием СССР в работе Соединенных Наций. Комиссия не располагает какой-либо конкретной информацией, поскольку касается повестки ваших предполагаемых дискуссий в Москве, но считает, что поводом для вашего приезда в Москву может быть преимущества, если обстоятельства позволяют, чтобы облегчить задача Комиссии в Корее. В связи с этим Комиссия желает обратить ваше внимание на следующий параграф Общего Резолюция Ассамблеи от 21 октября 1949 года: «(с) иметь полномочия, для достижения целей, определенных в пунктах (а) и (б) настоящего пункта, по своему усмотрению назначать наблюдателей и использовать услуги и добрые услуги одного или нескольких лиц независимо от того, представителей в комиссии.Комиссия предполагает, что добрые услуги Генерального секретаря или другого высокопоставленного должностного лица Организация Объединенных Наций может быть использована Комиссией для целей установление контакта с властями Северной Кореи. Об этом сообщает пресса. нам, что вас будет сопровождать в Москву Помощник Генеральный секретарь, отвечающий за дела Совета Безопасности, г.К. Э. Зинченко, и представляется Комиссии, с учетом вашего совпадение, [Страница 76], что г-н Зинченко может быть подходящим лицом, как это предусмотрено в приведенном выше абзаце резолюции Генеральной Ассамблеи. Комиссия хочет, чтобы вы, себя или г-на Зинченко, чтобы обсудить в Москве пути и средства, которыми Комиссия сможет вступить в переговоры с Севером, либо через визит на Север, либо через встречу на нейтральной место за пределами Корейского полуострова.Если условия окажутся благоприятными, Комиссия предполагает, что г-н Зинченко может продолжить свое путешествие в Северной Корее, чтобы решить эту проблему там.

Резолюция Ассамблеи от 21 октября 1949 г. далее предписывает Комиссии «проверить снятие советской оккупации в той мере, в какой это находится в состоянии сделать это». Комиссия до сих пор не находилась в положение для выполнения этой задачи.Он, как вы знаете, проверил вывод войск США из Республики Корея. Это также была предоставлена ​​полная информация о соглашение между Республикой Корея и правительством Соединенных Соединенных Штатов Америки относительно Корейской военной консультативной группы, которая действует на территории республики.Было бы желательно для Комиссия для получения официальной информации от правительства Советский Союз, как в отношении снятия советской оккупации сил, которые, как утверждается, имели место во второй половине 1948 года или начала 1949 года и в отношении любых соглашений, заключенных и действующих между Советский Союз и Северная Корея, связанные с военной подготовкой и совет. Комиссия хотела бы, чтобы вы рассмотрели эти вопросы также могли быть подняты с советскими властями во время вашего визита в Москву.

Комиссия, делая вам эти предложения, имеет в виду возможности выполнения некоторых задач, возложенных на него Генеральная Ассамблея. Комиссии совершенно ясно, что переговоры, которые вы можете предпринять в Москве, касаются вопросов общий и жизненно важный интерес к будущему Организации Объединенных Наций.Оно делает полагаю, однако, что в ходе ваших переговоров с Советскому правительству, вы можете найти возможность поставить вопросы касающихся работы Комиссии, и тем самым открыть путь для Комиссии добиваться прогресса в выполнении своей задачи9.

У меня есть [и т. д.]

Цифровой архив Центра Уилсона

Совершенно секретно
Всем членам и кандидатам Политбюро
[1 декабря 1989 г.]
подписано Эгоном Кренцем

Берлин, 1 ноября 1989 г. лозунги ЦК КПСС по случаю 72-й годовщины Октябрьской революции.Его особенно тронул лозунг «Привет Октябрю, привет социалистическим странам».

Товарищ Михаил Горбачев выразил удовлетворение тем, что товарищ Кренц приехал в Москву еще до Октябрьских торжеств. Это символизировало стремление обеих партий и стран к воплощению в жизнь идеалов Октябрьской революции.

Он искренне приветствовал товарища Кренца в Москве от имени всех товарищей Политбюро ЦК КПСС и руководства Советского Союза, а также от своего имени.Несмотря на чрезвычайно плотный график, они пытались организовать этот день для обстоятельных бесед с товарищем Кренцем. Он [Горбачев] надеялся, в частности, на яркую информацию о событиях в ГДР. Хотя сведения о них поступали, доклад товарища Кренца будет иметь для него исключительное значение. Даже самую обширную информацию нужно было тщательно оценивать, а кто мог сделать это точнее, чем товарищи из ГДР?

В настоящее время весь мир стал свидетелем того, что СЕПГ вступила на путь быстрых перемен.Но события тоже развивались очень быстро, и нельзя было отставать. Таков был многолетний опыт Советского Союза. Товарищ Горбачев указал, что он уже говорил в Берлине [7 октября 1989 г.], что нельзя упускать время перемен. Диалог с обществом был необходим. Другого пути у руководящей партии не было. С одной стороны, ей [партии] нужно было время, чтобы тщательно проанализировать ситуацию и выработать свою политическую ориентацию. С другой стороны, жизнь развивалась со своим динамизмом, и нужно было не допустить, чтобы возник клубок проблем, в которых невозможно было разобраться.

Товарищ Горбачев рекомендовал не пугаться сложных проблем. По собственному опыту он знал, что товарищи временами впадали в депрессию, потому что даже после нескольких лет перестройки в Советском Союзе все еще оставалось решать такие большие проблемы. Он потом всегда говорил им, что партия сама хотела перестройки. Она вовлекла в политику массу людей. Если бы сейчас какие-то процессы шли не так, как ожидалось, если бы были бурные и эмоционально заряженные споры, то и с этим надо было бы смириться, а не бояться своих.

Он не хотел сказать, что перестройка в Советском Союзе полностью завершена. Лошадь была оседлана, но поездка еще не закончилась. Одну еще можно было скинуть. С другой стороны, уже был накоплен большой опыт, имевший большое значение. Теперь в Советском Союзе начинался этап усиленной работы по продолжению перестройки.

Народ и партия в ГДР в настоящее время также стояли перед лицом глубоких перемен. Он пожелал товарищу Кренцу успеха в этом.Советский Союз, конечно, будет в этом процессе на стороне товарищей из ГДР. Это никогда не ставилось под сомнение, даже когда возникали проблемы, которые на самом деле должны были обсуждаться открыто. У Советского Союза и КПСС никогда не было сомнений в том, что Германская Демократическая Республика является их ближайшим другом и союзником. Второй после народа ГДР советский народ был, вероятно, тем, кто желал ГДР наибольшего успеха в ее начинаниях. В этом ключе он хотел приветствовать товарища Кренца в Москве.

Товарищ Эгон Кренц выразил благодарность за прием и передал сердечные приветствия от товарищей Политбюро ЦК СЕПГ. Он оценил, что товарищ Горбачев так быстро нашел время для этого разговора. Он также поблагодарил его за визит в Берлин по случаю 40-летия образования ГДР и в особенности за беседу со всем Политбюро ЦК СЕПГ, которая многое продвинула вперед. Прежде всего это относилось к замечанию, что нельзя опаздывать [в приспособлении к переменам], иначе будешь наказан жизнью [daß man nicht zu spät kommen darf, sonst werde man vom Leben bestraft werden].

Товарищ Горбачев вмешался, что на самом деле он

говорил о себе. Товарищ Кренц пояснил, что это замечание товарища Горбачева и весь его внешний вид вызвали большой резонанс в Политбюро. Он инициировал процесс обсуждения будущей политики партии.

СЕПГ может с полным правом заявить, что она добилась больших успехов со времени своего последнего партийного съезда. По случаю 40-летия образования ГДР можно подвести итог, что для народа сделано много хорошего и долговременного.Можно было бы также строить на хорошем фундаменте.

Население, однако, негодовало на партию за то, что именно средства массовой информации создают мир иллюзий, не совпадающий с практическим опытом людей и их повседневной жизнью. Это привело к подрыву доверия между партией и народом. На самом деле это было худшее, что могло случиться с вечеринкой.

Некоторые говорят, что причина этого кроется в неправильной оценке партийным руководством внутриполитической ситуации за последние три месяца.Когда так много людей покинуло ГДР, оказалось, что он потерял дар речи. Это было жесткое обвинение. К тому же, помимо политических ошибок, в этой сложной ситуации были допущены и важные психологические ошибки: в газетах писалось, что мы не плакали после ухода этих людей. Это глубоко задело чувства многих матерей и отцов, родственников, друзей и товарищей этих людей, уход которых причинил им большие страдания.

Несмотря на эти факты, Политбюро ЦК СЕПГ согласилось с тем, что политический кризис, в котором сейчас находится ГДР, начался не только этим летом.Много проблем копилось давно.

Сегодня можно сказать, что основной причиной [такой ситуации] был ошибочный подход XI съезда СЕПГ, не основанный на реальной оценке ситуации. Решение экономических вопросов вытекало из субъективных мнений, не отражавших взглядов, господствовавших в партии и среди населения. Были сделаны неверные выводы из важных международных событий — в Советском Союзе, в других социалистических странах, а также из внутренних событий в ГДР.

Товарищ Кренц просил не быть понятым неправильно; если у человека был союзник и он хотел пройти с ним через огонь и воду, то нельзя было просто констатировать эту дружбу в декларациях и коммюнике и нельзя было дистанцироваться, когда дело доходило до решения конкретных экономических и других вопросов. Но нужно было держаться вместе, как друзья, и вместе решать возникающие проблемы.

Он видел большую проблему в том, что у молодежи, как и у пожилых людей, были сомнения относительно развития социализма в ГДР, так как они вдруг почувствовали, что по основным вопросам развития социализма Советский Союз и ГДР больше не сходятся во взглядах.Это была проблема ГДР; барьеры были построены с его стороны. Однако современные люди были образованными и умными. Они очень хорошо понимали, что, хотя слова были использованы правильно, дела не последовали их примеру.

Товарищ Горбачев вмешался, что люди в ГДР также получали информацию из Советского Союза, которую они оценивали самостоятельно. Они также были проинформированы с Запада и сделали свои выводы.

Товарищ Кренц заявил, что в ГДР, к сожалению, многие вопросы, касающиеся перестройки в Советском Союзе, оставили на суд врага и не смогли вести диалог с народом по этому поводу.Это произошло несмотря на то, что товарищ Горбачев на одной из первых встреч посоветовал товарищу Эриху Хонеккеру разобраться с появившимися в советских изданиях мнениями, с которыми он не согласен.

Товарищ Кренц указал, что запрет [советского журнала] «Спутник» в ГДР привел к тому, что противник мог поставить под сомнение право граждан ГДР на доступ к информации. Товарищи и граждане, не входящие в партию, которые жаловались на это, не были в первую очередь обеспокоены содержанием Sputnik.Проблема заключалась в том, что руководство ГДР, с одной стороны, наблюдало за тем, как население каждый вечер в течение многих часов принимало передачи западных телеканалов, а, с другой стороны, запрещало чтение советской газеты. Это был важный поворотный момент в политическом мышлении граждан ГДР. Поэтому после 9-го пленума ЦК СЕПГ [18 октября 1989 г.] одним из первых предписываемых шагов было возвращение «Спутника» в список разрешенных газет.

Товарищ Горбачев вмешался, что ГДР по-прежнему имеет право критиковать заявления советских СМИ, с которыми она не согласна.В советских газетах нынче можно было прочесть самое разное; вряд ли что-то могло шокировать его в этом отношении. В качестве примера он упомянул, что газета прибалтийской республики недавно процитировала известного советского экономиста о том, что в Москве готовится заговор.

Товарищ Кренц согласился, что когда газеты дома поднимают критические вопросы, можно быстро вступить в диалог. Сегодня среди жителей ГДР можно было услышать, что [телепередача ГДР] «Актуэль камера» теперь уже интереснее западных телепередач.

Товарищ Кренц подчеркнул, что, несмотря на все несовершенства и проблемы в ГДР и перед лицом того факта, что до сих пор не было внятной концепции будущего развития, в конце концов было достигнуто одно: проблемы ГДР теперь не решаются. привезенные в ГДР с Запада, но обсуждались в нашей стране [нами].

Это очень важно, вмешался товарищ Горбачев.

Тов. Кренц пояснил, что, хотя он и знал, что т. Горбачев хорошо информирован о развитии событий, так как лично имел много обстоятельных бесед с [советским] послом [Вячеславом] Кочемассовым, тем не менее он хотел сказать, что дорога на 9-й пленум ЦК СЕПГ был очень сложным.

Когда товарищ Кренц вернулся из поездки в Китай,

[1] он решил действовать. После консультации с товарищем Вилли Стофом [заместителем председателя Государственного совета] было решено, что он предложит заявление Политбюро по текущим проблемам положения в ГДР. Проект этой декларации был в основном очень разбавлен, так как изначально предназначался как раз для того, чтобы вместе с товарищем Эрихом Хонеккером выйти из положения паралича. Поэтому они были готовы пойти на ряд компромиссов.

Тов. Кренц передал проект резолюции т. Хонеккеру, который позже позвонил ему и сообщил следующее:

1. Если бы т. Кренц внес резолюцию в Политбюро, он [Хонеккер] расценил бы это как выступление против него лично. Сам он никогда ничего не предпринимал против товарищей Вильгельма Пика [бывшего президента ГДР (1949-1960)] и Вальтера Ульбрихта [бывшего первого секретаря СЕПГ (1953-1971)]. Товарищ Кренц заметил, что это неправда, а было сказано [Хонеккером] таким образом.

Товарищ Горбачев вставил, что он сам еще очень хорошо помнит дело товарища Ульбрихта.

[2]

2. Тов. Хонеккер заявил, что, если т. Кренц внесет резолюцию в Политбюро, он разделит руководство партией. Тов. Хонеккер постарается не допустить принятия этой резолюции.

3. Если бы тов. Кренц внес эту резолюцию в Политбюро, то он должен был бы ожидать, что кадровые решения, которые рано или поздно будут внесены в Политбюро, будут выглядеть иначе, чем запланированные.Таким образом, он имел в виду лично Кренца.

Товарищ Кренц внес проект резолюции в Политбюро против воли товарища Хонеккера. Тов. Хонеккер, председательствовавший на заседании, прямо констатировал этот факт. После долгого обсуждения все остальные члены Политбюро, за исключением одного товарища, высказались за декларацию. Вечером первого дня этого двухдневного заседания Политбюро была предпринята попытка сформировать комиссию в составе товарищей Гюнтера Миттага [секретарь ЦК СЕПГ по экономике] и Иоахима Херрманна [секретарь ЦК СЕПГ по пропаганде], а также товарища Кренца. .Цель заключалась в том, чтобы еще больше смягчить резолюцию. По требованию товарища Кренца к работе комиссии был привлечен товарищ Гюнтер Шабовски. Оба вместе боролись за принятие резолюции, которая в итоге была достигнута.

Товарищ Горбачев заметил по этому поводу, что политически ему все это ясно. Однако с человеческой точки зрения он рассматривал это развитие как большую личную трагедию для товарища Хонеккера. У него всегда были хорошие личные отношения с ним, и проблем в этой области не было.Однако он с удивлением заметил некоторые изменения в товарище Хонеккере за последние годы. Если бы он [Хонеккер] два или три года назад по собственной инициативе внес некоторые принципиальные изменения в политику, такие дефициты и трудности, существующие в настоящее время, были бы ни необходимыми, ни возможными. Товарищ Эрих Хонеккер явно считал себя номером один в социализме, если не во всем мире. Он больше не понимал, что на самом деле происходит.

Товарищ Кренц объяснил, что он лично был очень затронут этим событием, так как большую часть своей жизни он был близок с товарищем Эрихом Хонеккером.

Товарищ Горбачев вставил, что это также вызвало определенные спекуляции на Западе. Но они не должны этого бояться.

Далее тов. Кренц сообщил, что смена тов. Хонеккера произошла в 1985 году, когда генеральным секретарем ЦК КПСС был избран тов. Горбачев. Внезапно товарищ Хонеккер увидел себя лицом к лицу с молодым динамичным лидером, который подходил к новым вопросам весьма нетрадиционным образом. До этого времени он видел себя в этой роли.Постепенно он утратил чувство реальности. Хуже всего было то, что он все меньше и меньше полагался на коллектив и все больше на товарища Гюнтера Миттага.

Товарищ Горбачев спросил о роли товарища Иоахима Херрманна.

Товарищ Кренц объяснил, что товарищ Херрманн по большей части выполнял приказы товарища Хонеккера без его собственного участия. Товарищ Миттаг, напротив, манипулировал товарищем Хонеккером, вызывал недоверие к другим членам Политбюро и эгоистичным образом влиял на тактические и стратегические решения товарища Хонеккера.

Товарищ Кренц сообщил, что вчера Политбюро обсуждало анализ экономической ситуации. Перед встречей они просили получить чистую картину реального положения экономики ГДР. Такой анализ никогда прежде не обсуждался в Политбюро.

Товарищ Горбачев указал, что сам оказался в такой же ситуации. Он также ничего не знал о государственном бюджете, когда стал генеральным секретарем. Еще при товарище [Юрии] Андропове [Генеральном секретаре КПСС с 1982 по 1984 год] ему и товарищу [Николаю] Рыжкову [Председатель Совета Министров СССР (1985-1990 годы)] была поставлена ​​задача проанализировать ситуацию в экономике, так как чувствовалось, что там что-то неладно.Но когда они попытались узнать всю правду, им было приказано отступить. Сегодня ему стало ясно, почему это произошло. По сути, национального бюджета больше не существовало. Они и сегодня справляются с последствиями.

Товарищ Кренц объяснил, что они начали 9-й пленум, исходя из того, что они будут смотреть правде в глаза. Но если бы он заявил перед ЦК правду о состоянии экономики, это могло бы вызвать шок с плохими последствиями.

Товарищ Горбачев вмешался, что они знали о реальном состоянии экономики ГДР в Советском Союзе. Они также были проинформированы об отношениях с ФРГ и о возникающих в связи с этим проблемах. Советский Союз всегда старался выполнять свои обязательства перед ГДР. Помимо того, что 2 миллиона тонн [поставки] нефти пришлось отменить из-за больших внутренних проблем, они всегда понимали, что ГДР не может функционировать без помощи Советского Союза. Эта поддержка была интернациональной обязанностью Советского Союза. Однако в то же время они задавались вопросом, почему в этой ситуации ГДР [руководители] постоянно читают лекции об успехах ГДР.Это было особенно тяжело принять, поскольку они знали о реальной ситуации в ГДР. Товарищ Горбачев сказал, что однажды он пытался поговорить с товарищем Хонеккером о долге ГДР. Он [Хонеккер] резко отверг это, поскольку таких проблем не существовало [в ГДР]. Товарищ Хонеккер, видимо, считал себя спасителем своей родины. Все это развитие было для него большой личной трагедией.

Поскольку он занимал столь высокий пост, эта [личная трагедия] превратилась в политическую трагедию. Товарищ Горбачев подчеркнул, что до конца пытался сохранить хорошие личные отношения. Это было нелегко, так как он знал заявления и реальное мнение товарища Хонеккера. Однако он терпел это, поскольку другие вещи были важнее.

Товарищ Кренц подчеркнул, что нужно учитывать, что многие товарищи давно знали о проблемах. Однако они хранили молчание, чтобы сохранить единство и сплоченность партии. Он отчетливо впервые осознал на заседании Политбюро 31 октября 1989 года, насколько серьезным препятствием может стать [в противном случае] правильный принцип единства и сплоченности в определенных ситуациях, когда проблемы не решаются открыто и честно.

Товарищ Горбачев выразил убеждение, что, если бы товарищ Хонеккер не был так слеп и не полагался исключительно на товарища Миттага, а также советовался с товарищем Кренцем или товарищем Штофом, дело могло бы сложиться иначе. Он особенно переживал за товарища Штофа, потому что товарищ Хонеккер фактически сильно унизил его.

Товарищ Горбачев заметил, что его особенно сильно поразило то, как обошлись с товарищем [Гансом] Модровом [лидером СЕПГ в Саксонии].

Товарищ Кренц рассказал по этому поводу, что он действительно получил приказ еще два года назад сместить товарища Модрова. Тогда артисты двух дрезденских театров потребовали провести перестройку и в ГДР. Товарищ Хонеккер в это время был в отпуске. Он позвонил товарищу Кренцу по телефону и приказал ему ехать в Дрезден. Там он должен был возглавить дискуссию с целью смещения товарища Модрова. Товарищ Кренц поехал в Дрезден и имел очень откровенный разговор с товарищем Модровым.Они нашли тактическое решение в том смысле, что тов. Модров должен быть подвергнут критике, но не уволен с занимаемой должности.

Товарищ Горбачев сказал, что товарищ Кренц затронул очень глубокий и важный вопрос, а именно, что следует избегать простого формального единства внутри партии. Единство должно было быть создано на основе разнообразия мнений [и] уважения к мнению других. Проблемы всегда возникали, когда лидер пытался сохранить свою позицию любой ценой и просто ожидал, что его [товарищи] согласятся. В Советском Союзе видели, как товарищ Хонеккер еще больше расширял Политбюро, чтобы иметь возможность настраивать одного товарища против другого в этом большом комитете. Это было неправильно.

Товарищ Горбачев сообщил, что сейчас в Политбюро ЦК КПСС все свободно высказываются. Если бы кто-нибудь подслушал, он бы заключил, что партия находится на грани краха. Но это было не так. Даже сотрудникам товарищей, которые участвуют в заседаниях, иногда дают высказаться.

Товарищ Кренц вмешался, что для такой процедуры нужно много времени.

Товарищ Горбачев пояснил, что Политбюро ЦК КПСС выделило для этого время. Иногда он хотел положить конец долгим спорам, но потом прикусывал язык и следил, чтобы выводы, которые он делал, не оскорбляли товарищей. Он проталкивал ту линию, которую считал правильной, но всегда с учетом мнения других товарищей. Это создало совершенно новую ситуацию.Таким образом, они не допускали серьезных ошибок.

Товарищ [Георгий] Шахназаров, личный помощник товарища Горбачева, участвовавший в переговорах, добавил, что политика будет осуществляться не административным путем, а путем аргументации и убеждения.

Товарищ Кренц выразил свое мнение, что он никогда не видел, чтобы Политбюро ЦК СЕПГ [было] таким эмоциональным, как в последнее время.

Товарищ Горбачев вмешался, что такие спорные заседания, длящиеся более двух дней, были и в Политбюро ЦК КПСС — один раз при обсуждении письма Нины Андреевой,

[3] и еще время во время дебатов о долгосрочной экономической ориентации.

Товарищ Кренц пояснил, что, хотя советские товарищи были хорошо осведомлены о политической и экономической ситуации, он все же хотел описать текущую экономическую ситуацию, поскольку она душит руки руководства СЕПГ в принятии остро необходимых политических решений. […]

По платежному балансу ГДР товарищ Кренц предоставил следующую информацию: До конца 1989 года внешний долг вырастет до 26,5 миллиардов долларов США, то есть 49 миллиардов валута [западногерманская] марка.

Баланс в конвертируемой иностранной валюте на конец 1989 года будет выглядеть следующим образом:

Доходы: 5,9 млрд. долларов США
Расходы: 18 млрд. долларов США
Таким образом, дефицит составил около 12,1 млрд. долларов США. Это означало, что им пришлось брать новые кредиты. Вполне вероятно, что этот дисбаланс будет увеличиваться еще больше.

Удивленный товарищ Горбачев спросил, верны ли эти цифры. Он не предполагал, что ситуация окажется настолько опасной.

Товарищ Кренц объяснил, что ГДР пришлось брать новые кредиты, чтобы расплатиться со старыми долгами.В настоящее время только на выплату процентов им пришлось потратить 4,5 миллиарда долларов США, что равнялось 62 процентам годовой экспортной прибыли в иностранной валюте.

Товарищ Кренц подчеркивал, что высокий внешний долг был создан прежде всего потому, что им приходилось брать кредиты под очень высокие проценты во время западной финансовой блокады социалистических стран. Ситуация стала особенно шаткой из-за одновременно возникающих новых требований к экономике и новых ожиданий населения, которые не могли быть удовлетворены. Состояние платежного баланса в ГДР в настоящее время неизвестно. Если пойти дальше реалистично и основывать уровень жизни исключительно на собственном производстве, то пришлось бы его (уровень жизни) понизить сразу на 30 процентов. Но это было неосуществимо политически.

Товарищ Горбачев дал следующий совет по этому вопросу, исходя из своего опыта: Товарищ Кренц и руководство СЕПГ вообще должны были найти способ сказать населению, что оно жило не по средствам в последние годы.Товарищ Кренц еще не мог нести за это личную ответственность. Но говорить всю правду было все более необходимо. Сначала требовалось время для всестороннего анализа. Но позже полная информация [населения] была неизбежна, так как в противном случае товарища Кренца обвиняли бы в нарастающих трудностях. Потихоньку население должно было привыкнуть к этой идее уже сегодня. […]

[Товарищ Кренц] заявил, что он также согласен с замечаниями товарища Горбачева об отношениях с ФРГ.Он попросил [Горбачева] разъяснить яснее, какую роль СССР отводил ФРГ и ГДР в общеевропейском доме. Это имело большое значение для развития отношений между ГДР и ФРГ. Далее он объяснил, что существует важное различие между ГДР и другими социалистическими странами. ГДР была в определенном смысле детищем Советского Союза, и в отношении своих детей приходилось признавать свое отцовство.

Товарищ Горбачев согласился с этим и сослался на разговор товарища Яковлева с [бывшим советником президента США по национальной безопасности Картера] Збигневым Бжезинским.Среди прочего они обсудили, можно ли представить себе ситуацию, при которой воссоединение Германии могло бы стать реальностью. Бжезинский подчеркнул, что для него это будет крахом.

Товарищ Горбачев приветствовал товарища Кренца, поднявшего этот вопрос. ГДР, Советский Союз и другие социалистические страны до сих пор придерживались в этом вопросе правильного курса. Этот [курс] привел к признанию существования двух германских государств, к международному признанию ГДР, к ее активной роли в мире, к заключению Московского договора [1970 г. ] и других договоров, и в конечном итоге на Хельсинкскую конференцию [1975].

В ходе недавних переговоров с [премьер-министром Великобритании] Маргарет Тэтчер, [президентом Франции] Франсуа Миттераном, [лидером Польши генералом Войцехом] Ярузельским и [премьер-министром Италии Джулио] Андреотти стало ясно, что все эти политики предполагали сохранение послевоенные реалии, включая существование двух германских государств. Все они рассматривали вопрос о германском единстве как чрезвычайно взрывоопасный в сложившейся ситуации. Они также не хотели распада Варшавского договора и НАТО и поэтому выступали за то, чтобы Польша и Венгрия оставались в Варшавском договоре.Баланс сил в Европе не должен был нарушаться, поскольку никто не знал, к каким последствиям это приведет.

Даже США до сих пор придерживались похожей позиции. Однако в настоящее время между союзниками ФРГ шло много дискуссий. На словах сочувствовали опасениям ФРГ по поводу разделенной Германии. В этом отношении в США были некоторые нюансы, которые еще предстояло проанализировать.

Товарищ Шахназаров вмешался, что все эти заявления, вероятно, были сделаны для внутреннего потребления.

Товарищ Горбачев согласился и подчеркнул, что на практике США продолжают свою старую политику. По его мнению, лучшая политика сейчас заключалась в том, чтобы продолжать прежнюю линию. [Бывший канцлер Западной Германии] Вилли Брандт был того же мнения. Он заявил, что для него исчезновение ГДР было бы впечатляющим поражением социал-демократии, поскольку она считала ГДР великим достижением социализма. Хотя он дистанцировался от коммунистов, он тем не менее считал социал-демократию ответвлением рабочего движения и продолжал цепляться за социалистическую идею.[Эгон] Бар [лидер западногерманской социал-демократической партии (СДПГ)] выразил это открыто [и] с большой ясностью.

Для социалистических стран, подчеркивал товарищ Горбачев, лучше всего было бы подчеркнуть, что нынешнее положение является следствием истории. Однако никто не мог игнорировать тот факт, что между двумя германскими государствами существовали многочисленные человеческие контакты. Эти [контакты] нельзя было предотвратить; нужно было держать их под контролем и направлять в правильном направлении. По этой причине необходимо было внести некоторые изменения в политику, чтобы добиться понимания населения.Товарищ Горбачев предложил посоветоваться по этому вопросу с советскими товарищами.

Было бы очень вредно сократить или даже разорвать отношения между ГДР и ФРГ. В связи с этим он [Горбачев] хотел указать на следующие факторы:

1. Важно было улучшить координацию отношений в треугольнике ГДР — ФРГ — Советский Союз. Об этом он говорил и с товарищем Хонеккером. Советский Союз знал из других источников, как развиваются отношения между ГДР и ФРГ.Они даже знали в течение трех дней, что обсуждалось в Совете национальной безопасности США. С другой стороны, США также были хорошо информированы о событиях в Советском Союзе. Такая ведь была ситуация. Поэтому совершенно не нужно было хранить секреты от близких союзников.

Товарищ Горбачев указал, что несколько лет назад существовал совместный офис, который координировал отношения ГДР и Советского Союза с ФРГ. В то время его возглавляли товарищи Миттаг и [Николай] Тихонов [Председатель Совета Министров, 1980-85].Он молча прекратил свою деятельность, но его нужно было возродить.

Товарищ Кренц упомянул, что товарищ Хонеккер был доволен тем, что он может самостоятельно принимать решения о поездках в ФРГ или Китай. Он очень выступал за поиск путей на рабочем уровне, посредством которых можно было бы лучше координировать общую политику в отношении ФРГ и Западного Берлина. Товарищ Горбачев рекомендовал обсудить этот вопрос в Политбюро ЦК СЕПГ или в еще более узком кругу.

2. Также было важно очень тщательно рассмотреть отношения внутри этого треугольника.Советский Союз пытался сблизить ФРГ как партнера. Тогда и ГДР оказалась бы в более выгодном положении внутри этого треугольника. Усилия в этом направлении предпринимались в ФРГ. [ФРГ] была готова сотрудничать с Советским Союзом по широкому кругу вопросов, но ожидала, что Советский Союз окажет поддержку в отношении воссоединения. Ходили разговоры, что ключ к этому лежит в Москве. Об этом заявили и американцы. Это был очень удобный предлог для них.В своих переговорах с ФРГ они говорили о своей поддержке воссоединения, но всегда указывали на ключевую роль Москвы. Москве должен был быть вручен «черный Питер».

[4] С другой стороны, США не радовало сближение Бонна и Москвы в экономической и политической сфере. В практическом плане до сих пор не так много произошло. И в этой области тоже не следует торопиться, потому что представителям ФРГ нужно было время.

Для ГДР было важно поддерживать и постоянно развивать отношения с ФРГ.Нужно было быть осторожным, чтобы не дать идейному противнику занять позиции, которыми он мог бы воспользоваться. Таким образом, ГДР будет продолжать получать сырье из Советского Союза и в то же время осторожно развивать свои отношения с ФРГ, избегая полного охвата ФРГ.

3. Для ГДР было важно развивать отношения с другими странами помимо ФРГ. Здесь они тоже могли тесно сотрудничать с Советским Союзом. Венгрия и Польша уже были очень активны в этой области. У них, в конце концов, не было выбора в этом вопросе. Часто задавался вопрос, что бы сделал СССР в этой ситуации. Но это мало что могло сделать в экономическом плане. Абсурдно было думать, что Советский Союз может содержать 40 миллионов поляков. Корень проблемы лежит в [бывшем польском лидере Эдварде] Гереке, который взял кредиты на общую сумму 48 миллиардов долларов США. Между тем польские товарищи уже вернули 52 миллиарда долларов США и все еще должны 49 миллиардов долларов США.

В 1987 г. товарищ [венгерский лидер Янош] Кадар получил ультиматум от I [международного] валютного фонда; в случае невыполнения многочисленных требований грозила приостановка выдачи кредитов.

Товарищ Кренц указал, что это не наш путь.

Товарищ Горбачев подчеркнул, что подобные проблемы существовали и в отношениях ГДР-ФРГ. В Советском Союзе знали, что микроэлектроника ГДР в значительной степени базировалась на западных компонентах. Товарищ Кренц заметил, что [начальник госбезопасности] товарищ [Эрих] Мильке и его ведомство частично ответственны за это. Причем использовались и советские комплектующие. В результате сегодня пришлось более тесно сотрудничать.Но это должно было быть сбалансированное сотрудничество с четко установленными приоритетами.

Подводя итоги, товарищ Горбачев заметил, что нужно продолжать нынешнюю политику, которая и принесла успех. ГДР и ее народ могли бы этим гордиться.

Не было причин строить предположения о том, как в конце концов будет решен германский вопрос. Приходилось учитывать современные реалии. Это было самым важным.

Если бы тенденция сближения в Европе сохранялась в течение нескольких десятилетий, если бы процессы интеграции развивались вне зависимости от социальных систем, но в признании самостоятельных событий политики и культуры, развития и традиций, и если бы обмен интеллектуальными и материальные блага развивались дальше, то когда-нибудь этот вопрос может предстать в ином свете.Но сегодня это не было проблемой реальной политики. Установленную линию необходимо было продолжить в сложившейся политической ситуации. Товарищ Горбачев попросил товарища Кренца сообщить об этом товарищам в Политбюро. Понимание по этому поводу существовало между Советским Союзом и его бывшими партнерами времен антигитлеровской коалиции.

Товарищ Кренц указал, что эта политика должна быть обеспечена идеологически. Товарищ Хонеккер сформулировал хорошо известные пять требований Геры в начале 1980-х годов.

[5] С одной стороны, с тех пор ГДР заключила множество взаимовыгодных договоров с ФРГ; ФРГ, с другой стороны, не продемонстрировала никакого движения ни по одному из этих пяти требований. Это привело к некоторым ошибочным предположениям в ГДР. Поскольку многие видные представители ГДР ездили в ФРГ, этого права требовали и рядовые граждане. Было много разговоров об общечеловеческих ценностях, но это создало общегерманскую проблему. Поэтому вопрос о деидеологизации отношений ФРГ-ГДР был очень сложным.По-иному этот вопрос ставился в отношениях между другими странами. Деидеологизировать отношения означало бы отказаться от защиты социализма. Снова встанут такие вопросы, как стена или пограничный режим с ГДР. ГДР оказалась в тяжелом положении, когда приходилось защищать эти несколько анахроничные, но тем не менее необходимые вещи.

Товарищ Горбачев высказал мнение, что все это надо пересмотреть. Для этого пришло время. Если бы ГДР не смогла найти решение, позволяющее людям посещать своих родственников, то это было бы очень неудовлетворительным положением дел для общества ГДР.ГДР будут угрожать новые ультиматумы. Пришлось брать инициативу в свои руки. Советский Союз был готов говорить о таких мерах. ГДР будет лучше чувствовать, что нужно делать. Безусловно, необходимо было предпринимать какие-то конкретные шаги, которые, однако, должны были постоянно увязываться с определенными обязательствами и действиями другой стороны. Пришло время усилить давление на канцлера Коля теперь, когда он установил контакты с товарищем Горбачевым и товарищем Кренцем.В ФРГ национальный вопрос активно эксплуатировался в политике. В правительственных партиях были люди, которые хотели избавиться от Коля. Однако он сделал ставку на националистический вопрос. Были еще более крайние требования со стороны правого крыла. Делегат ХДС [Бундестага] [Юрген] Тоденхёфер направил письмо США и Советскому Союзу с требованием немедленного воссоединения Германии. На эту тему в ФРГ ходили дикие спекуляции.

Товарищ Кренц разъяснил предполагаемые меры, которые должна принять ГДР по этому комплексу вопросов:

1.ГДР постарается предотвратить любое применение огнестрельного оружия вдоль границы. Пограничники получили соответствующие инструкции. Они стреляли только в случае острой опасности для жизни и здоровья пограничников.

2. Проект нового закона о поездках принят Политбюро и направлен в Совет Министров, который вынесет его на общественное обсуждение. [Проект закона] должен был быть принят Народной палатой [парламентом ГДР] до Рождества.
По этому закону каждый гражданин ГДР имел возможность получить паспорт и визу для поездок во все страны.Круг тех, кто будет исключен из этого по соображениям безопасности, останется очень ограниченным.

3. К сожалению, ГДР не смогла обеспечить путешественников достаточным количеством иностранной валюты. Нельзя было продолжать жить по средствам. Публикация закона о поездках будет сопровождаться комментарием, в котором поясняется, что иностранной валюты, полученной от граждан ФРГ, направляющихся в ГДР, недостаточно для обеспечения иностранной валютой путешественников из ГДР.

Товарищ Горбачев предложил в качестве одного из вариантов постепенное достижение конвертируемости марки ГДР.Это было бы стимулом для рабочих работать усерднее, стремиться к более высокой производительности и качеству, посредством чего такие цели были бы достигнуты.

Товарищ Кренц разъяснил дальнейшие шаги руководства СЕПГ в ближайшие дни и недели. 8 ноября 1989 г. должен был быть созван 10-й Пленум ЦК. Нужно было найти ответ на вопрос о будущем ГДР. Если бы на этот вопрос не было серьезного ответа, партийное руководство продолжало бы подвергаться критике со стороны ЦК.

Товарищ Горбачев повторил, что интернациональная реакция на выступление товарища Кренца, в частности перед Фолькскамерой, была очень положительной. После его выступления на 9-м Пленуме ЦК СЕПГ царил скептицизм. Реакция была очень осторожной. Теперь важно было еще больше углубить положительное впечатление.

Тов. Кренц указал, что в этом отношении немало способствовали указания, данные советским послам в разных странах.

Товарищ Горбачев сообщил [Кренцу], что получил положительные ответы от всех важных государственных деятелей, к которым он обращался.

Товарищ Кренц сообщил, что получил поздравительные телеграммы от всех, в том числе от канцлера Коля. С последним у него состоялся короткий телефонный разговор. Коль указал на его постоянную связь с товарищем Горбачевым и рекомендовал, чтобы это было сделано и с товарищем Кренцем. Товарищ Кренц ответил, что всегда лучше говорить друг с другом, чем говорить друг о друге.Коль немедленно внес конкретные предложения по транзитному сообщению, по экологическим вопросам, по отношениям с Западным Берлином и т. д. […] Товарищ Кренц согласился изучить все конкретные вопросы с представителем канцлера. Коль прежде всего хотел говорить о вопросах, по которым возможно согласие, а не о тех, по которым обе стороны не соглашались. Товарищ Кренц прямо указал Колю, что и у ГДР, и у ФРГ есть свои интересы. Он [Коль] должен был ожидать, что он [Кренц] будет представлять интересы ГДР более последовательно, чем это было до сих пор.Коль был очень взволнован во время разговора. Он часто не заканчивал фразы.

Товарищ Горбачев заявил, что Коль был не интеллигентом-тяжеловесом, а мелкобуржуазным типом. Именно эти занятия лучше всего его понимали. Но тем не менее он был талантливым и упорным политиком. В конце концов, даже Рейган был популярен и относительно долго оставался у власти. Это относилось и к Колю.

Тов. Кренц предсказал, что 10-й пленум ЦК СЕПГ будет очень бурным.Многие товарищи готовились к нему и хотели взять слово. Дискуссия не была официально подготовлена. Времена почтения к Политбюро прошли. Остро был поставлен вопрос об ответственности коллектива Политбюро за сложившуюся ситуацию. Это касалось и его личной ответственности. Он надеялся, что они найдут умный ответ на вопрос.

Пленум должен был принять программу действий. Причина была в том, что 7-й и 8-й Пленумы ЦК были захвачены событиями.Предполагаемая программа действий должна была кратко наметить направление будущей работы. Они попытаются ответить на вопрос, что представляет собой лучший, более современный и привлекательный социализм, какие социалистические ценности необходимо защищать, а какие сомнительны.

Пленум обсудит радикальные экономические реформы. Правительство получит задание сформулировать основные направления. Было ясно, что ответ нужно искать в социализме, а не в свободном рынке.

Второй вопрос касался широкого развития социалистической демократии.Готовился ряд новых законов. Выборы представляли большую проблему. Уже было заявлено, что мы будем использовать весь опыт предыдущих выборов и хотим подготовить новый закон о выборах. Один будет заниматься конституционными вопросами, такими как свобода печати, гласность, свобода и достоинство личности. Предстояло обсудить вопросы руководящей роли партии в новых условиях. Им пришлось еще больше развить критику и самокритику, чтобы избежать субъективизма.Изменения касались предложения установить ограничение срока официального пребывания в должности генерального секретаря и других высокопоставленных должностных лиц.

Товарищ Кренц сообщил [Горбачеву], что Пленум будет заниматься и кадровыми вопросами. Среди тех, кто просил об освобождении от их функций, были товарищи Мильке, [член Политбюро Альфред] Нойманн, [член Политбюро и председатель фракции SED Volkskammer Эрих] Мюкенбергер, [член Государственного совета Курт] Хагер и [член Политбюро и внешнеполитический эксперт Герман] Аксен.Товарищ [председатель Фолькскамеры и член Политбюро Хорст] Зиндерманн обосновал свое намерение остаться на посту до партийного съезда. Но требования партии [рядовые] шли еще дальше.

Товарищ Горбачев был очень высокого мнения о товарище Стофе. В последние годы он находился в сложной ситуации. Он сохранил достоинство, когда товарищ Миттаг загнал его в угол. Он неизменно занимал очень принципиальную позицию в решающих ситуациях. Нельзя бросать всех старых товарищей в один котел.

Товарищ Кренц выразил сожаление по поводу дела товарища [Лиги свободного немецкого союза (FDGB) Гарри] Тиша. Теперь он был вынужден уйти в отставку. Причина заключалась в том, что он допустил крупную политическую ошибку во время телетрансляции. Ответственность за сложившуюся ситуацию он возлагал прежде всего на низших чинов. По его словам, профсоюзные чиновники не выполнили своих обязанностей, потому что слишком много слушали партийных секретарей на заводах. Это вызвало большое возмущение среди членов профсоюза.В Политбюро договорились не решать здесь дело, чтобы не умалять самостоятельности союзов. Пока же руководство ФДГБ отложило решение этого вопроса до 17 ноября. Но даже это не было принято многими членами профсоюза. Поговаривали даже о возможности раскола союза, если товарищ Тиш не уйдет в отставку. Тем временем товарищ Кренц получил призыв к немедленной отставке товарища Тиша.

По поводу продолжающихся демонстраций товарищ Кренц заявил, что ситуация непростая.Состав демонстрантов был разнообразным. Среди них работали настоящие враги. Большую часть составляли недовольные [граждане] или попутчики. Руководство СЕПГ было настроено решать политические проблемы политическими средствами. Демонстрации будут легализованы, против них не будет применяться полиция.

Ситуация, однако, развивалась по своей динамике. На выходные в Берлине планировалась большая демонстрация с участием, возможно, полумиллиона человек.Он был инициирован художниками и некоторыми их ассоциациями.

Товарищ Горбачев сообщил по этому поводу следующую информацию: Перед своим приездом он получил письмо от Лиги Культуры ГДР через Раису Максимовну Горбачеву в ее должности в Советском Фонде Культуры. [В письме] описывалась ситуация в ГДР и указывалось, что Лига культуры обратится с обращением к жителям ГДР, если они не получат ответа от партийного руководства к моменту годовщины [ГДР].

Товарищ Кренц подтвердил, что если бы Эрих Хонеккер произнес иную речь по случаю годовщины [ГДР], ситуация могла бы пойти по другому пути. Что касается демонстрации, то Политбюро решило призвать к участию членов партии. Тов. Шабовский будет в числе 17 выступающих, чтобы не дать оппозиции остаться между собой на этой демонстрации. Они хотели сделать все, чтобы обеспечить мирное мероприятие, но должны были принять определенные меры предосторожности.Одной из мер было предотвращение попыток масс прорвать Стену. Это было бы плохо, потому что пришлось бы задействовать полицию и ввести некоторые элементы военного положения. Но такое развитие событий было маловероятным, но нужно было быть готовым.

На демонстрации ожидались следующие лозунги:

— Названия виновных в сложившейся ситуации

— Отставка старших членов Политбюро

— Изменения в составе правительства

— Возможность командировок статус профсоюза и молодежной организации

— Новый закон о выборах

— Признание оппозиции

— Отмена привилегий

— Свобода печати и мысли

— Повышение уровня жизни и непрерывное производство.

В настоящее время они пытались избежать любой криминализации демонстрантов и действовать очень осторожно. Вопрос о признании [оппозиционного движения] «Новый форум» еще не решен. Пока они не смогли в полной мере оценить свою политическую ориентацию. Нужно было избегать любых событий, подобных «Солидарности» в Польше.

Товарищ Горбачев поделился советским опытом по этим вопросам первого этапа перестройки. Тогда было создано множество неформальных организаций и других движений.Руководство смотрело на них со скептицизмом. Хорошие и плохие [движения] были брошены в один котел. Таким образом, в некоторых республиках было потеряно время. Им не удалось интегрировать эти движения в деятельность партии, что, в свою очередь, привело к поляризации. Некоторые из этих сил переросли в оппозицию политике перестройки и представляли сепаратистские, националистические и антисоциалистические взгляды.

Не следует тратить время на эти вопросы. Одно дело были антисоциалистические и уголовные элементы. Но нельзя было вообще считать народ врагом. Если оно восстало против [политического руководства], нужно было подумать, какие политические изменения нужно было произвести, чтобы это соответствовало интересам народа и социализма. Нельзя упускать [нужный] момент времени, чтобы такие движения попали по ту сторону баррикад. Партия не должна была уклоняться от таких проблем, она должна была работать с этими силами. Сейчас этим занимались в Советском Союзе, но было уже очень поздно.Эти организации создали своих лидеров и разработали собственные принципы.

Там, где замешан антисоветизм, коммунистам нечего там делать. Но по большей части они [эти оппозиционные группы] были заинтересованными рабочими, которых волновали многочисленные забытые вопросы.

Товарищ Кренц подтвердил, что СЕПГ подойдёт к проблеме таким образом. Но это будет долгий процесс.

По поводу замечания тов. Горбачева тов. Кренц просил проверить, возможен ли обмен опытом с отделами ЦК КПСС по ряду вопросов, по которым в Советском Союзе уже накоплен многолетний опыт быть расширен. Это касалось полей партийных организаций, секретных вопросов и прочего. В целом следует вновь активизировать обмен опытом между отделами ЦК.

Товарищ Горбачев приветствовал это предложение.

Товарищ Кренц заявил, что СЕПГ в ближайшем будущем вновь направит кадры, прошедшие обучение, в советские партийные школы.

Товарищ Кренц указал на некоторые нерешенные в настоящее время проблемы в области экономического сотрудничества. Среди них:

— улучшенное использование паромной переправы Мукран-Клайпеда, что имело большое значение для импорта и экспорта;

— взаимное улучшение выполнения договорных обязательств;

— рассмотрение возможности дальнейшего увеличения поставок природного газа из СССР, что было бы весьма признательно ГДР;

— соглашение о дальнейших поставках автомобиля «Жигули» в ГДР, учитывая, что на данный момент решающую роль в прениях играют вопросы снабжения населения товарами народного потребления, в том числе автомобилями.Это было результатом необычайно высоких сбережений в ГДР и огромного бюджетного дефицита. Ликвидность среди населения была очень высокой. Добавьте к этому систематический спрос на товары, в частности со стороны польских граждан.

Товарищ Горбачев подтвердил это и в случае с Советским Союзом.

Товарищ Кренц подчеркнул, что для СЕПГ решающим вопросом является восстановление жизненно важной для нас гармонии [сердец] с КПСС и СССР. Советская сторона всегда была к этому готова, но с нашей стороны были определенные препятствия.Он хотел заявить от имени Политбюро ЦК СЕПГ, что обе стороны должны вернуться к методу откровенной и честной постановки всех волнующих вопросов. Призывы «Горби, Горби» во время демонстраций в Берлине показали, что невозможно разрушить хорошие отношения молодежи и всего населения ГДР с Советским Союзом, даже если руководство потерпит неудачу в этом отношении.

Товарищ Горбачев сообщил, что самой большой трудностью для него в участии в 40-летии ГДР было то, что он чувствовал настроение и чувствовал себя очень неловко, стоя рядом с Эрихом Хонеккером.

Товарищ Кренц вмешался, что его даже обвиняли в организации этих настроений, особенно среди молодежи. Но это было просто свободное выражение настроения народа.

Товарищ Горбачев подчеркнул, что визит товарища Кренца вскоре после его избрания был чрезвычайно важен для взаимного согласия в начале новой эры. Суть в том, чтобы совместно продемонстрировать, что они стоят друг за друга, что развитие в Советском Союзе близко к развитию в ГДР, и наоборот.Это было важно и для других социалистических стран, и для всего мира. В ФРГ тоже интересовались тем, о чем договорились Горбачев и Кренц.

Товарищ Горбачев подчеркнул, что он в принципе разделяет все мысли, высказанные товарищем Кренцем. Они были продиктованы реальной ситуацией. Для СЕПГ сейчас было очень важно не потерять инициативу. Процессы развивались очень динамично и могли ускоряться. Партийному руководству пришлось отреагировать соответствующим образом.Было бы большой трагедией, если бы развитие приобретало стихийность или теряло свою политическую направленность. Это создало бы ситуацию, в которой не было бы другого выхода. Тогда возможно, что ошибочные лозунги будут доминировать в ситуации, и ситуация может быть использована другими силами. Товарищ Горбачев указывал, что у него есть собственный опыт в этом отношении. Из-за колебаний [советского] руководства некоторые проблемы резко возросли; это касалось прежде всего экономики.Тов. Кренц правильно подчеркнул, что ближайший пленум должен дать оценку тяжелому положению. Эта оценка должна была быть взвешенной, но решительной. Товарищ Горбачев вспомнил в этой связи январский 1987 года Пленум ЦК КПСС. Там впервые было заявлено, что партия возьмет на себя ответственность за сложившуюся ситуацию. Одновременно была предложена конкретная программа перестройки. Не исключено, что развитие в ГДР могло пройти разные этапы.Но для репутации генсека было чрезвычайно важно, что он подходил к проблемам с большой ответственностью и большим уважением к истине. Иначе бы ему никто не поверил.

Товарищ Кренц вмешался, что уже была критика того факта, что отставка товарища Хонеккера объяснялась плохим здоровьем.

По мнению товарища Горбачева, и здесь необходимы дополнительные пояснения.

Товарищ Горбачев заметил, что правильно обозначить на пленуме первые наброски политики грядущей эпохи и принять соответствующую программу действий.Детальный план еще не предстояло обнародовать, так как это могло бы показаться лицемерным генеральному секретарю, поскольку он явно не уделял времени тщательному изучению и рассмотрению предложений и рекомендаций со всех сторон. Но уже стали очевидными основные направления программы действий — больше социализма, обновления, демократизации. Можно продолжать то, что было хорошо и полезно в прошлом. Это, например, касалось социальной направленности экономики ГДР, которая всегда была ее сильной стороной.От этого не следует отказываться. Это было достоянием ГДР.

В области кадровой политики на пленуме наверняка предстояли решительные перемены. Как старый коммунист, товарищ Мильке, конечно же, хотел подать пример другим своей отставкой. Это позволило тов. Кренцу отделить кадровые вопросы от основного вопроса о перестройке. Конечно, не могло быть и речи о коллективной отставке Политбюро или кабинета, но глубокие изменения в руководстве, несомненно, были необходимы.Пленум должен был сделать первый шаг. Он рекомендовал избрать в Политбюро несколько умных и новаторских деятелей из ЦК, а также принять в члены или кандидаты в ЦК видных представителей культуры и науки. Это повысит репутацию органов. Что касается товарища Хонеккера, то его, конечно, еще можно было защищать в пленуме, но сомнительно, что это еще возможно в отношении народа. Народ поднялся и сегодня откровенно высказал свое мнение.Поэтому они должны были отвечать не только перед Пленумом ЦК, но и перед народом. И в этом отношении нужно было не упустить приметы времени. Общество по-прежнему будет ставить вопрос об ответственности за ситуацию, и поэтому должны были произойти и глубокие смены руководства.

Несмотря на решительные изменения политики, следует избегать полного отрицания прошлого. Это также было бы неуважением к людям, сделавшим предыдущие достижения ГДР.Нужно было также найти форму диалектического отрицания, при которой сохранялось бы то хорошее, что способствовало укреплению социализма, и добавлялось бы то, что производила жизнь, как новое.

Товарищ Горбачев подчеркнул, что товарищ Кренц имеет репутацию мужественного человека. Генеральный секретарь тоже не мог избежать проблем, но должен был с ними столкнуться; он должен был действовать с учетом конкретной ситуации и точно оценивать изменения в обществе. Придумывать новые идеи и воплощать их в жизнь — все это ожидалось от генсека.

Товарищ Горбачев выразил полное согласие с товарищем Кренцем в отношении отношений с ФРГ. Необходимо было оживить сотрудничество и координацию между ГДР и Советским Союзом. Каждый из них был хорошо осведомлен о связях другого с ФРГ. Поэтому следует не делать из этого секрета, а сотрудничать и извлекать из этого выгоду. ФРГ тоже располагала необходимой информацией и была очень заинтересована в сотрудничестве. Товарищ Кренц был прав, полагая, что партии должны все больше ставиться под контроль сотрудничества.Поэтому он приветствовал предложение вновь активизировать обмен опытом между отделами ЦК. То же самое относилось и к секретарям ЦК.

Но самым важным был рабочий уровень и тесные контакты в этой области. Следует усилить и совместную работу академий общественных наук. В связи с этим товарищ Горбачев осведомился о судьбе товарища [Отто] Рейнхольда. Он всегда считался особенно тесно сотрудничающим с товарищем Хонеккером.

Товарищ Кренц заявил, что товарищ Райнхольд также передумал [Wende vollzogen]. Это произошло буквально за одну ночь. Его раскритиковали за замечание, сделанное им в теледискуссии, в ходе которого он извинился за предыдущие заявления, которые были конкретно приписаны ему.

Товарищ Горбачев в шутку заметил, что товарищ Отто Рейнхольд написал о 10 отступлениях от марксизма-ленинизма товарища Горбачева.

Товарищ Кренц сообщил также о судьбе товарища Ганса Альбрехта, бывшего первого секретаря районного руководства Зуля. Он уже не справлялся со своей работой. Кроме того, в ЦК существовало негодование по поводу беспрецедентного заявления его о Генеральном секретаре ЦК КПСС. Он заметил на последнем Пленуме ЦК, что тов. Горбачев не проявил себя классовым образом во время своего последнего визита в ФРГ. Товарищ Альбрехт уже в ближайшие дни перестанет быть первым секретарем районного руководства.

Товарищ Горбачев объяснил, что сейчас необходимо возродить созидательный марксизм, социализм по-ленински, гуманистический и демократический социализм, в котором человек действительно чувствовал, что это его общество, а не элитарное общество.Осуществить этот процесс было непросто. Об этом он узнал во время своего визита на Кубу. Сначала была напряженная атмосфера. Однако он сам объяснял, что перестройка является результатом развития Советского Союза и необходима для решения советских проблем. Вопрос о том, удастся или нет социализму в Советском Союзе, имел значение для всего мира, в том числе и для Кубы. Советский Союз же приветствовал все меры, которые Коммунистическая партия Кубы считала необходимыми в своих условиях. Они доверяли его ответственности и его компетентности. Важно, объяснял товарищ Горбачев, что революционную перестройку нельзя никому навязать. Даже в ГДР ситуация должна была развиваться до такой точки, что теперь делало процесс очень трудным и болезненным.

Товарищ Горбачев указывал, что он всегда проявлял величайшую сдержанность по отношению к товарищам в ГДР. Цель состояла в том, чтобы избежать каких-либо неприязненных отношений в отношениях, даже если они были хорошо осведомлены о ситуации в ГДР.Они были терпеливы, потому что понимали, что партия и все общество должны сначала созреть, прежде чем проводить эти изменения.

Сегодня важным в социалистических странах было то, что каждая из них должна была думать самостоятельно. С другой стороны, были определенные критерии и основные характеристики социализма во всех странах.

Товарищ Горбачев доложил в заключение своей беседы о внутренних проблемах в Советском Союзе. Он сообщил, что в тот же день продолжит дискуссии с ведущими экономистами. В настоящее время во всех областях велись весьма противоречивые дебаты о будущем развитии Советского Союза. Одни требовали восстановления частной собственности на средства производства и применения капиталистических методов; другие требовали принятия большего количества политических партий. Были споры о том, должен ли Советский Союз оставаться федерацией или конфедерацией. В частности, в области экономики эти дебаты все больше носили принципиальный [идеологический] характер.

Уже были товарищи, имевшие иное представление о развитии экономики и пытавшиеся навязать КПСС капиталистические рецепты, разочарованные предыдущими неудачами. Рабочие это сразу поняли и ответили требованиями укрепления диктатуры пролетариата. Звучали также призывы вернуться к старой административно-командной системе. Однако это было бы большой трагедией для Советского Союза.

Нынешние рассуждения ясно показали, что перестройка была настоящей революцией.Однако товарищ Горбачев с большой решимостью заявил, что не допустит развития противостояния до гражданской войны или кровопролития. Однако ситуация была очень напряженной, и они вели настоящую политическую битву. Поэтому необходимо было доказать, что социализм способен к постоянному развитию, совершенствованию и полной реализации своих возможностей. Слабость социализма заключалась в том, что смена руководства могла в любой момент привести к сильным встряскам. Причина этого заключалась в том, что люди не участвовали в принятии решений [и] что демократические механизмы не работали в полной мере.Их нужно было привести в полную силу. Важно было еще больше консолидировать общество, мобилизовать его творческие силы, добиться ясности в отношении того, какое социалистическое общество они хотят построить. Приветствуются все конкретные предложения и конструктивные идеи. Актуальной проблемой в Советском Союзе были дебаты с теми, кто всерьез призывал к возвращению частной собственности на средства производства. Для этого некоторые даже приводили цитаты из Маркса и Ленина, которыми пытались доказать, что частная собственность не обязательно должна означать эксплуатацию. По их мнению, главная проблема заключалась в характере власти, с помощью которой можно было использовать частную собственность в интересах или против народа.

Товарищ Горбачев указывал, что вполне могут существовать формы частной собственности — на производство, на деревню, — как это было, например, в ГДР. Но это не было личным имуществом. Однако эти второстепенные формы не представляли большой проблемы для социалистического общества. Однако в Советском Союзе существовали силы, которые хотели пойти гораздо дальше.Товарищ Горбачев предсказал, что ГДР тоже столкнется с такими дискуссиями, тем более что капиталистический пример был так близок географически. Кроме того, ФРГ была очень богатой капиталистической страной, существование которой всегда будет предметом политических дебатов.

Тов. Кренц заявил, что его решение действовать было принято, когда он понял во время беседы т. Горбачева с Политбюро ЦК СЕПГ, что т. Хонеккер не понял заявлений т. Горбачева или не захотел их понять.

Товарищ Горбачев заявил, что во время этого разговора у него сложилось впечатление, что он кидается горохом в стену. Он не держал зла на товарища Хонеккера, а только огорчился, что не он сам инициировал это изменение курса два или три года назад. Этот период мог бы стать звездным часом его жизни. Ведь под его руководством ГДР добилась очень многого. Все это было достигнуто вместе с партией и народом. Поэтому ни при каких обстоятельствах этот [факт] нельзя отрицать.Это было бы неуважением к людям, которые тогда жили бы в основном зря. Это развитие следует рассматривать с диалектической точки зрения. Приходилось учитывать прогресс общества, пролог на будущее и большой потенциал, а также факторы, тормозившие в последнее время развитие общества.

Товарищ Кренц согласился и сердечно поблагодарил за обширную и глубокую беседу.

[1] С 25 сентября по 2 октября 1989 г. Кренц участвовал в торжествах по случаю 40-летия Китайской Народной Республики.

[2] Об изгнании Ульбрихта в 1971 году см. Мэри Э. Саротт, Работа с дьяволом: Восточная Германия, разрядка и восточная политика, 1963–1973 (Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины, 2001).

[3] О деле Нины Андреевой см. Арчи Браун, Фактор Горбачева (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1996), стр. 168, 172–74.

[4] Отсылка к немецкой карточной игре. «Черный Питер» — это карта, которую вы не должны держать в руках в конце игры.

[5] Отсылка к жесткой речи Хонеккера 13 октября 1980 г. в Гере, в которой лидер Восточной Германии среди прочего потребовал признания Западом гражданства ГДР.

Резолюция 3 (1946) Совета Безопасности [Иранский вопрос]

ИРАНСКИЙ ВОПРОС

3 (1946). Постановление от 4 апреля 1946 г.

Совет Безопасности,

Принимая к сведению Заявления представителя Ирана о том, что иранское обращение к Совету проистекает из присутствия войск СССР в Иране и их дальнейшего пребывания там после срока, предусмотренного для их вывода в Трехстороннем договоре от 29 января 1942 г. ,[1]

Принимая к сведению ответ правительства Союза Советских Социалистических Республик[2] и правительства Ирана[3] от 3 апреля в соответствии с запросом Генерального секретаря об информации о состоянии переговоров между двух правительств и о том, обусловлен ли вывод войск СССР из Ирана соглашением по другим вопросам,

И, в частности, принимая к сведению и полагаясь на заверения Правительства СССР, что вывод войск СССР из Ирана уже начался; что правительство СССР намерено как можно быстрее приступить к выводу своих войск; что Правительство СССР ожидает завершения вывода всех войск СССР со всего Ирана в течение пяти-шести недель; и что предложения, находящиеся на стадии переговоров между правительством Ирана и правительством СССР, «не связаны с выводом войск СССР»,

Проявляя заботу во избежание любой возможности использования присутствия войск СССР в Иране для оказания влияния на ход переговоров между правительствами Ирана и СССР,

Признавая , что вывод всех войск СССР со всей территории Ирана не может быть завершен в значительно более короткий срок, чем тот, в течение которого Правительство СССР заявило о своем намерении завершить такой вывод,

Постановляет , чтобы Совет отложил дальнейшее рассмотрение иранской апелляции до 6 мая, когда правительству СССР и правительству Ирана предлагается сообщить Совету, завершен ли вывод всех войск СССР со всей территории Ирана. и когда Совет рассмотрит, какие дальнейшие разбирательства по иранской апелляции требуются, если таковые имеются,

При условии, однако , что, если тем временем правительство СССР или правительство Ирана или любой член Совета Безопасности сообщит Генеральному секретарю о любых событиях, которые могут задержать или угрожать задержать скорейший вывод войск СССР из Ирана , в соответствии с заверениями СССР Совету, Генеральный секретарь немедленно доводит до сведения Совета такие доклады, которые рассматриваются в качестве первого пункта повестки дня.

Принят на 30-м заседании 9 голосами (Австралия — присутствовали и не участвовали в голосовании; Союз Советских Социалистических Республик — отсутствовал).

————-

1 Официальные отчеты Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1 , приложение 2B, стр. 43–46.

2 Там же, первый год, первая серия, № 2 , 29-е заседание, с. 84 (документ S/24).

3 Там же. , стр. 85-86 (документ S/25).

Нерешительность ЕС в отношении выбора генсека ООН играет на руку России – Европейский совет по международным отношениям

Гонка за смену Пан Ги Муна на посту Генерального секретаря Организации Объединенных Наций в 2017 году — это ужасная путаница, но она все еще может завершиться победой высококвалифицированного европейца. Нынешним лидером является бывший премьер-министр Португалии Антониу Гутерриш, но вице-президент Европейской комиссии Кристалина Георгиева, похоже, готова принять участие в гонке в последний момент в конце этого месяца.

Оба станут достойными победителями. Но конкурс пролил яркий свет на отсутствие дипломатической сплоченности ЕС. Выбор генсека для европейцев — дело нетривиальное. От Мали до Сирии миротворцы ООН, посредники и чиновники по оказанию помощи пытаются справиться с конфликтами и потоками беженцев на южном фланге ЕС. Но в то время как Совет Безопасности должен начать решающий раунд опросов, чтобы определить окончательный выбор следующего генерального секретаря в начале октября, члены ЕС по-прежнему расходятся во мнениях относительно того, кого поддерживать.

Мир ECFR за 30 минут: кто станет следующим Генеральным секретарем ООН?

Это играет на руку России, которая, как и другие постоянные члены Совета Безопасности, имеет право наложить вето на любого кандидата. Москва продемонстрировала впечатляющую способность манипулировать правилами ООН, чтобы добиться своего в разрешении сирийского кризиса с 2011 года, как я отметил в прошлогоднем документе ECFR, и она ведет столь же острую игру с генеральным секретарем. Гонка может завершиться тем, что президент Владимир Путин сделает окончательный выбор между Гутерришем и Георгиевой — или заблокирует обоих и заставит Совет Безопасности искать компромиссного кандидата.

Эта ситуация возникает из-за двух странностей традиции ООН. Одним из них является соглашение о том, что пост Генерального секретаря ротируется между разными регионами. Во-вторых, «Восточная Европа», регион, состоящий из бывших членов СССР и Варшавского договора, по-прежнему рассматривается как отдельный регион в дипломатии ООН спустя четверть века после окончания «холодной войны». Ни один восточноевропеец никогда не был Генеральным секретарем. Когда стало ясно, что срок полномочий Бана подходит к концу, множество политиков и дипломатов из региона выдвинули свои кандидатуры, что затруднило появление единого европейского чемпиона на раннем этапе.

Хотя официально в гонке этого года приняли участие восемь кандидатов из Восточной Европы, по крайней мере у половины из них не было шансов. Некоторые, такие как бывший министр иностранных дел Хорватии Весна Пушич, довольно открыто использовали гонку как возможность поднять свой авторитет и повеселиться. Еще три серьезных претендента — все еще в гонке — это нынешний министр иностранных дел Словакии Миролсав Лайчак, бывший президент Словении и официальный представитель ООН Данило Тюрк и сербский политик Вук Еремич. Однако наиболее широко обсуждаемым претендентом из Восточной Европы была болгарская генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова.

Кандидатура Боковой примечательна по двум причинам. Во-первых, считается, что у нее хорошие связи с Москвой, и она является предпочтительным кандидатом от России. Во-вторых, ей пришлось упорно бороться, чтобы победить Кристалину Георгиеву в номинации от Болгарии в начале этого года, что вызвало серьезную политическую борьбу в Софии. Несмотря на то, что Бокова выиграла эту первоначальную битву в феврале, дипломаты и официальные лица ООН всегда предполагали, что Георгиева, которую все хвалили за ее работу в Европейской гуманитарной комиссии с 2010 по 2014 год, найдет способ вернуться в гонку, если Бокова споткнется.

Многие инсайдеры ООН задаются вопросом, сможет ли какой-либо восточноевропейский кандидат заручиться поддержкой Совета Безопасности, учитывая недавнюю напряженность между Западом, Китаем и Россией из-за Сирии. Ряд неевропейских кандидатов, в том числе министр иностранных дел Аргентины Сюзанна Малькорра и бывший премьер-министр Новой Зеландии Хелен Кларк, также приняли участие в гонке. Широко распространено мнение, что Малькорра, занимавший пост главы администрации Пан Ги Муна с 2011 по нынешний год, был предпочтительным кандидатом для Америки. Бокова, Кларк и Малькорра также настаивали на том, чтобы ООН впервые назначила женщину генеральным секретарем.

Малькорра, который занимал должность начальника штаба Пан Ги Муна с 2011 по нынешний год, считается наиболее предпочтительным кандидатом для Америки. Бокова, Кларк и Малькорра также настаивали на том, чтобы ООН впервые назначила женщину генеральным секретарем.

На этом фоне Антониу Гутерриш сначала выглядел второстепенным кандидатом, когда он принял участие в конкурсе в начале этого года.У него были хорошие шансы на эту работу, поскольку он руководил Агентством ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) с 2005 по 2015 год, и он является сильным политическим коммуникатором — квалификация, которой многие дипломаты отдают приоритет после десяти лет близкого по духу, но нехаризматичного Пан Ги Муна. Но как мужчина и западноевропейец он выглядел неважно. Его судьба резко изменилась в апреле, когда Генеральная ассамблея ООН провела торги среди кандидатов. Гутерриш, остроумный и явно разбирающийся в проблемах ООН, обычно объявлялся победителем этого публичного противостояния, и с тех пор он пользуется устойчивым импульсом.

Но члены ЕС не смогли объединить свои силы в поддержку Гутерриша или любого другого кандидата. Великобритания изначально заявила о своей поддержке Кларка, и британские официальные лица резко отвергли восточноевропейских кандидатов. Франция осторожно поддержала Гутерриша, но, похоже, не уверена, как далеко он сможет зайти. Испания, временно занимающая место в Совете Безопасности, похоже, разделила чувства к Гутерришу и Малькорре. Германия, как мы увидим, по-видимому, лелеяла постоянную веру в Георгиеву.

Это не означает, что формальный «кандидат в ЕС» мог победить в конкурсе. Он или она могли стать легкой мишенью для Москвы. Многие незападные дипломаты считают, что ЕС имеет слишком большое влияние в делах ООН, тем более что европейцам нравится снижать расходы организации. Но по мере того, как гонка продолжалась, отсутствие единства ЕС стало выглядеть скорее хаотично, чем разумно.

Импульс Гутерриша был подтвержден серией из четырех соломиночных опросов в Совете Безопасности с июля, в которых пятнадцать членов анонимно голосуют, чтобы «поощрить» или «отговорить» кандидатов (результаты, теоретически конфиденциальные, просачиваются с большой скоростью) .Многие кандидаты видели, что их баллы значительно колебались между опросами, но Гутерриш всегда был на первом месте. В последнем опросе, проведенном в начале этого месяца, у него было двенадцать положительных отзывов, два отрицательных и одно «нет мнения».

Другие кандидаты в члены ЕС имели смешанные состояния. После неудачного старта Лайчак из Словакии получил значительную поддержку в двух последних опросах, получив десять «поощрений» в этом месяце. Турок, напротив, побледнел после сильного раннего выступления и теперь, похоже, застрял в центре поля.

Так почему бы просто не объявить Гутерриша достойным победителем и покончить с этим? Ответ лежит в Москве.

То же самое касается и Боковой, которой пришлось столкнуться с яростно негативной информационной кампанией, явно организованной Великобританией (включая жестокую атаку на ее управленческие навыки в известном органе многосторонней мысли The Daily Mail) и которая только выбрала до семи «поощряет» в обоих из последних двух опросов. Если предполагаемые связи Боковой с Россией причинили ей боль, то Малькорре, похоже, в равной степени помешала ее очевидная связь с Россией.С. поддержка. Она тоже сидит в середине стаи, как и Кларк. Один западный дипломат весьма недоброжелательно отвергает большинство нынешних кандидатов как «кандидатов-зомби», у которых нет пути к победе.

Так почему бы просто не объявить Гутерриша достойным победителем и покончить с этим? Ответ лежит в Москве.

Многие наблюдатели предполагают, что Россия не любит Гутерриша, исходя из простого расчета, что наличие красноречивого бывшего главы правительства НАТО с сильными гуманитарными наклонностями во главе ООН может вызвать у Кремля головную боль.Пан Ги Мун время от времени критиковал российскую политику в Сирии, но, как правило, отступал под давлением Москвы. Более смелый и убедительный глава ООН вызвал бы явное раздражение. В целом Россия неоднократно заявляла, что ей нужен генеральный секретарь Восточной Европы, и ходят слухи, что президент Путин лично поддержал Бокову. Таким образом, с точки зрения Москвы, обеспечение работой кого-то из ее соседей теперь является предметом дипломатической гордости.

Здесь может снова появиться Кристалина Георгиева. Летом Георгиева не привлекала к себе внимания, но в этом месяце она снова появилась в поле зрения, когда появились слухи о том, что канцлер Германии Ангела Меркель выдвинула свою потенциальную кандидатуру вместе с Путиным на саммите G20. На прошлой неделе болгарское правительство, похоже, было готово отказаться от Боковой и выдвинуть Георгиеву в качестве нового кандидата. Европейская комиссия также эффективно поддержала амбиции своего вице-президента переехать из Брюсселя в Нью-Йорк, а руководитель аппарата президента Комиссии Жан-Клода Юнкера Мартин Сельмайр написал в Твиттере, что «Кристалина станет сильной ГСООН и [заставит] многих европейцев гордиться ею.

Это было преждевременно. Как только появились слухи о вступлении Георгиевой в гонку, российские официальные лица попытались их разгромить, а болгарское правительство уклонялось от исключения Боковой. Вместо этого он указал, что дождется результатов пятого предвыборного опроса Совета Безопасности 26 сентября, прежде чем рассматривать свои варианты. Если Бокова не сможет повысить уровень своей поддержки, она столкнется с новым давлением, чтобы уступить место Георгиевой, хотя даже в этом случае она может отказаться уйти в отставку.

Итак, по мере того, как мировые лидеры собираются на Генеральную Ассамблею ООН в этом году, гонка за пост Генерального секретаря становится более, чем менее хаотичной, и ЕС выглядит еще более растерянным, чем прежде. Очевидно, поддержав Георгиеву, Германия поставила новые знаки вопроса о полномочиях Гутерриша, несмотря на его высокий уровень дипломатической поддержки. Поддержка Еврокомиссией Георгиевой, хотя и понятная, учитывая ее хороший послужной список в Брюсселе, также выглядит недипломатичной, учитывая, что Лайчак — министр иностранных дел Словакии (нынешняя председательствующая в ЕС) — все еще в игре.

Если Бокова не сможет повысить уровень своей поддержки, она столкнется с новым давлением, чтобы уступить место Георгиевой, хотя даже в этом случае она может отказаться уйти.

Если Европа находится в замешательстве, Россия все еще может действовать как спойлер, поскольку гонка ускоряется. Возможно, он не сможет обеспечить победу Боковой, продемонстрировав пределы своей власти в системе ООН, но он все же способен торпедировать Гутерриша, Георгиеву или Лайчака, если захочет. Москва хранила непрозрачность в отношении своего окончательного отношения ко всем трем кандидатам и в разное время подавала тонкие сигналы о том, что на самом деле может одобрить любого из них, включая Гутерриша.Однако это одобрение будет иметь свою цену. Москва, скорее всего, попросит, кого бы она ни выбрала, поставить в свою высшую администрацию несколько друзей России.

И в Нью-Йорке, и в Софии, например, ходят слухи, что Гутерриш может предложить назначить Бокову своим заместителем, хотя идея двух европейцев во главе оттолкнет африканских, азиатских и латиноамериканских дипломатов. Москва могла бы потребовать от окончательного победителя более тонких уступок.

Россия — не единственная значительная держава, ищущая уступок от следующего генсека.Китай, который оставался заметно пассивным на протяжении большей части гонки, дал понять, что хотел бы назначить одного из своих граждан главой миротворческого департамента ООН. Это мощный внутренний пост, который Франция занимала в течение двадцати лет, поэтому гамбит Пекина представляет собой серьезный вызов власти Европы в ООН. В конечном итоге он может согласиться на менее заметный пост или набор постов. Но если Китай действительно хочет получить высшую миротворческую должность, любому Генеральному секретарю будет трудно отказаться.

Наконец, США еще предстоит проявить себя. Большинство наблюдателей за ООН считают, что, хотя Вашингтон, возможно, изначально хотел, чтобы победила Сюзанна Малькорра — и до сих пор ходят слухи, что США предпримут в последнюю минуту попытку поддержать ее кандидатуру — они могли бы достаточно счастливо жить с Гутерришем или Георгиевой. Но если окажется, что кто-то из кандидатов собирается пойти на серьезные уступки России и Китаю, американцы могут начать трусить. США сыграли решающую роль в избрании Кофи Аннана и Пан Ги Муна генсеками в 1996 и 2006 годах.Действительно ли на этот раз она готова позволить Москве задавать тон?

Осталось не так много времени, чтобы узнать. В октябре Совет Безопасности проведет дополнительные выборы, но пять членов, обладающих правом вето, будут использовать цветные бюллетени, чтобы они могли указать, у каких кандидатов нет абсолютно никаких шансов на успех. Это должно свести на нет безнадежных, но переговоры о возможном победителе могут затянуться. В конце концов Совет перейдет к надлежащему голосованию, но постоянные члены, вероятно, попытаются договориться о кандидате на основе консенсуса, прежде чем сделать это.

За Георгиевой могут скрываться другие кандидаты в последнюю минуту. Некоторые инсайдеры говорят о шансах Сигрид Кааг, влиятельного голландского представителя ООН на Ближнем Востоке, который руководил операцией по обезвреживанию сирийского химического оружия. В худшем случае весь процесс может затянуться к концу года без ясного результата. Но немного оптимизма не помешает. На данный момент все еще есть несколько очень серьезных европейских претендентов с реальными шансами на успех. ЕС, возможно, запутался в процессе отбора раздельно.Но в политике важен не процесс. Это тот, кто одерживает окончательную победу.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR представляют только взгляды их отдельных авторов.

Расширенный поиск: CQR

Для поиска полной фразы заключите ее в кавычки. Используйте операторы поиска, чтобы сузить поиск: и, или, не, *, w/#.
Советы по поиску

Введите слова или словосочетания:

Поиск: Ключевое слово/весь текст Только заголовки отчетов Только темы

Диапазон дат:
AnytimeOnSinceBeforeBetween MonthMonth январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2021 2020 2019 г. 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г. и МесяцМесяц январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2021 2020 2019 г. 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г.

Тема:
ЛюбоеСельское хозяйствоИскусство, культура и спортБизнес и экономикаОборона и национальная безопасностьОбразованиеЗанятость и трудЭнергетикаОкружающая среда, климат и природные ресурсыГосударственный бюджет и налогиГосударственные функцииЗдоровьеЖилье и развитиеПрава человекаМеждународные отношенияМеждународная торговля и развитиеПраво и правосудиеСМИЛичностные и семейные отношенияРелигияНаука и технологииОбщественные движенияТранспортСоциальные услуги и инвалидностьS.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.