Генриха iv: Генрих IV Бурбон

Содержание

Генрих IV (Генрих Наваррский, Генрих Бурбон) — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, король Франции

Биография

Король Франции Генрих IV по прозвищу Великий, известный также как Генрих Бурбон и Генрих Наваррский, был правителем земель на побережье Атлантического океана, а затем получил трон в наследство от Генриха III Валуа. Став основателем новой монархической династии, первый из Бурбонов остановил войны между католиками и гугенотами и стабилизировал экономическую и общественную жизнь страны.

Детство и юность

Генрих IV родился 13 декабря 1553 года в городе По, расположенном на юго-западе Франции. Его предки, король и королева Наварры, жившие в фамильном замке Генриха д’Альбре, принадлежали к разным религиозным течениям. Несмотря на то, что младенца крестили по католическому обряду, мать-кальвинистка воспитала его в соответствии с протестантскими традициями, признававшими единственным авторитетом Бога, дарующего прощение и искупление.

Портрет Генриха IV

В 1561 году отец Антуан де Бурбон забрал маленького Генриха из-под опеки Жанны д’Альбре и отвез его ко французскому двору Карла IX. Подросток сблизился с коронованным сверстником и некоторое время жил под покровительством дочери Людовика XII, герцогини Монтаржи, протестантки, не принявшей ничью сторону в религиозном конфликте, известном как гугенотские войны.

После кончины отца юноша оставался при монархе и усилиями родительницы получил поддержку Екатерины Медичи, которая была матерью и регентом малолетнего Карла. Дама, оказывавшая большое влияние на политическую и общественную жизнь страны, гарантировала Генриху хорошее образование и пост губернатора Гиени.

Генрих IV

Новые обязанности заставили Генриха сопровождать короля во время путешествия по французским землям, разоренным Первой религиозной войной 1562-1563 годов. Находясь поблизости от дома, молодой губернатор нанес визит Жанне д’Альбре и, поддавшись на уговоры матери, в 1567 году вернулся в Наварру.

В это время во Франции разгорелся новый конфликт между католиками и протестантами, и Генрих отравился воевать на стороне гугенотов под предводительством графа Гаспара де Колиньи.

Правление и военные кампании

В 1572 году Генрих унаследовал от скончавшейся матери титул короля Наварры и стал именоваться Генрихом III. В этом статусе он заключил политический брак и оказался в центре кровавой бойни, организованной участниками Четвертой религиозной войны при поддержке коварной Екатерины Медичи.

Екатерина Медичи

Чудом избежав смерти, молодой король остался при французском дворе, прикинувшись врагом протестантов. Однако после участия в осаде крепости Ла-Рошель и «заговора недовольных» наваррского правителя арестовали и заключили под стражу в Венсенский замок вместе с единомышленником Франсуа Алансонским.

После помилования королем Карлом IX, подтвержденного его преемником Генрихом III Валуа, бывший заговорщик еще некоторое время оставался в окружении монарха, а затем бежал, чтобы 13 июня 1576 года воссоединиться с протестантами. Несмотря на это, король Наварры не спешил разрывать отношения с французским двором и продолжал исполнять обязанности губернатора Гиени.

Король Генрих III Валуа

В 1577 году Генрих участвовал в Шестой гугенотской войне, в ходе которой был обвинен враждующими сторонами в лицемерии. В результате правитель удалился в замок в Нераке и окружил себя придворными обеих религий, сохранявшими нейтралитет.

Это перевернуло общественное мнение и склонило обиженных вельмож в сторону наваррского короля, а события Седьмой религиозной войны, в ходе которой Генриху удалось избежать массовых убийств и погромов, окончательно укрепили его популярность и политические позиции.

Портрет Генриха IV

Кроме того, Генрих Наваррский, прямой потомок Людовика IX, привлек внимание вельмож, став после смерти королевского наследника первым претендентом на французский престол. В связи с этим действующий монарх попытался убедить протестанта вернуться в лоно католицизма и занять прежние позиции при дворе, но не успел совершить задуманное. В 1585 году, после подписания Немурского договора, король Наварры вместе с другими кальвинистами оказался врагом закона и был вовлечен в войну, инициированную династией Гизов.

Одержав несколько побед над французскими войсками, Генрих Наваррский примирился с сыном Екатерины Медичи и объединился с его армией для борьбы с католиками, выступавшими за ограничение централизованной королевской власти. В одном из сражений Генрих III получил тяжелые ранения и, чувствуя приближающуюся смерть, 1 августа 1589 года официально объявил предводителя союзников новым королем Франции Генрихом IV.

Генрих IV в битве при Арке

Это произошло в разгар очередного религиозного конфликта и вынудило нового монарха продолжить борьбу против партии Лиги, главной целью которой стало взятие Парижа. Сохраняя нейтралитет в вопросах вероисповедания, Генрих IV потерял значительную часть армии и сторонников. Оттесненный на северо-запад страны, он нашел способ воодушевить войска и убедил жителей столицы перейти на сторону протестантов в обмен на сохранение жизни и религиозной свободы.

Летом 1591 года наследник Генриха III составил Нантский эдикт, ограничивший влияние протестантства и частично примиривший их с последователями католических традиций, но не подписал его. В 1593 году, после созыва Генеральных штатов, призванных избрать короля Франции, Генрих IV официально отказался от кальвинизма и с благословения Папы Римского вернулся в лоно его последователей.

Нового монарха короновали 25 июля 1593 года в католическом соборе города Шартр, а затем Клемент VIII отпустил ему прошлые грехи.

Первые годы правления Генриха IV были связаны с военными действиями против соседней Испании, в ходе которых король потерял поддержку многих протестантов и гугенотов. Оказавшись в опасном положении, в 1598 году предводитель французов подписал составленный ранее Нантский эдикт и положил конец религиозным распрям, на протяжении десятилетий терзавшим страну, а также заключил перемирие с враждебно настроенным иностранным государством.

В последующие годы Генрих IV при содействии главы правительства герцога Сюлли и других мудрых политиков добился финансового благополучия в стране и построил сооружения, ставшие культурным наследием Франции. Противник кровопролития несколько раз был вынужден прибегать к помощи армии, подавляя крестьянские бунты и наказывая заговорщиков.

Памятник Генриху IV на Новом мосту в Париже

Оставаясь правителем Наварры, монарх расширил территорию страны, присоединив подвластные ему земли на побережье Атлантики и начав колонизацию Канады, а также поддержал развитие сельского хозяйства, заслужив всенародную любовь и уважение.

Эти достижения имели огромное значение в истории Франции и были неоднократно описаны в документальной и художественной литературе. Генрих IV стал одним из главных героев приключенческих романов Дюма-отца. Кроме того, его биография частично изложена в книгах Генриха Манна «Молодые годы короля Генриха IV» и «Зрелые годы короля Генриха IV», а также франко-германского фильма «Генрих Наваррский».

Личная жизнь

Личная жизнь Генриха IV была неразрывно связана с политикой. Первый брак будущий французский монарх заключил по приказу Екатерины Медичи в 1572 году. Его женой стала принцесса Маргарита Валуа, которую со временем начали называть Королева Марго.

Генрих IV и Маргарита Валуа

Мать Генриха противилась союзу, призванному обеспечить мир между враждовавшими религиозными концессиями, но, несмотря на отсутствие родительского благословения, молодые повенчались на паперти Собора Парижской Богоматери. Однако, вопреки ожиданиям, этот брак с новой силой разжег войну между католиками и гугенотами, вынудившую супругов расстаться на 2 года.

Генрих и Маргарита воссоединились в 1578 году и поселились в замке Нерака, где организовали общество, чуждое религиозным распрям. Однако счастье королевской четы длилось недолго. Генрих, имевший многочисленные связи, перестал уделять внимание супруге. По этой причине в 1585 году Марго уехала в Париж и окончательно разорвала отношения с мужем, оставив на память лишь совместный портрет.

Генрих IV и Мария Медичи с детьми

В течение следующих 10 лет Генрих не задумывался о семейном счастье, ведя войну за французскую корону. Он был окружен любовницами, большинство из которых не соответствовали высокому званию супруги монарха. Тем не менее, страна нуждалась в наследнике, и, добившись аннулирования отношений с бывшей женой, Генрих IV заключил брачный договор с дочерью Великого герцога Тосканы Марией Медичи.

К радости короля, вскоре после свадьбы, состоявшейся в декабре 1600 года, молодая супруга родила дофина, впоследствии правившего Францией под именем Людовика XIII. Король вспомнил молодость и вернулся к прежней беззаботной жизни, компрометируя себя внебрачными связями и незаконнорожденными детьми. Самыми известными из его фавориток были Генриетта д’Антраг, Жаклин де Бей, Шарлотта Маргарита де Монморанси и Шарлотта Десезар.

Смерть

В последние годы жизни Генриха IV мирная жизнь французов оказалась под угрозой новой войны между европейскими государствами. В рядах католиков и протестантов росло недовольство королем, приведшее к зарождению враждебно настроенной оппозиции.

Убийство Генриха IV

В 1610 году среди противников власти нашелся фанатик, решившийся на убийство монарха. Этим человеком был преподаватель Франсуа Равальяк, 14 мая вскочивший на подножку королевского экипажа и трижды ударивший Генриха IV остро заточенным кинжалом.

Это событие, произошедшее на глазах герцога д’Эпернона, шокировало вельможу. В результате он ничем не смог помочь Генриху, на месте скончавшемуся от полученных ран.

ГЕНРИХ IV САЛИЙ • Большая российская энциклопедия

«Генрих IV Салий в Каноссе просит маркграфиню Матильду о посредничестве перед папой Григорием VII». Житие Матильды. 14 в. Библиотека Ватикана (Рим).

ГЕ́НРИХ IV СА́ЛИЙ (Heinrich) [11.11.1050, Гос­лар (?) – 7.8.1106, Льеж], герм. ко­роль (с 1056), им­пе­ра­тор Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии (c 1084), сын Ген­ри­ха III. До со­вер­шен­но­ле­тия Г. IV С. в ка­че­ст­ве ре­ген­та пра­ви­ла его мать Аг­нес­са де Пуа­ту, при ко­то­рой про­изош­ло рез­кое ос­лаб­ле­ние ко­ро­лев­ской вла­сти, уси­ли­лись се­па­ра­тизм кня­зей и роль пап­ст­ва в жиз­ни им­пе­рии. Пе­ре­да­ча ре­гент­ст­ва в 1062 ар­хи­епи­ско­пам Кёльн­ско­му, Бре­мен­ско­му и свет­ским князь­ям не спо­соб­ст­во­ва­ла из­ме­не­нию по­ло­же­ния. На­чав в 1065 еди­но­лич­ное прав­ле­ние, Г. IV С. на­пра­вил все свои уси­лия на вос­ста­нов­ле­ние ав­то­ри­те­та ко­ро­лев­ской вла­сти. В 1073, стре­мясь ут­вер­дить за со­бой пра­во цер­ков­ной ин­ве­сти­ту­ры в Гер­ма­нии и Сев. Ита­лии, Г. IV С. всту­пил в кон­фликт с па­пой Алек­сан­дром II, а за­тем с его пре­ем­ни­ком Гри­го­ри­ем VII. В том же го­ду, вос­поль­зо­вав­шись раз­до­ром ме­ж­ду ко­ро­лём и па­пой, знать в Сак­со­нии под­ня­ла вос­ста­ние, ко­то­рое Г. IV С. с боль­шим тру­дом уда­лось по­да­вить лишь в 1075. В янв. 1076 Г. IV С. объ­я­вил Гри­го­рия VII низ­ло­жен­ным. В от­вет па­па объ­я­вил низ­ло­жен­ным Г. IV С. и от­лу­чил его от Церк­ви. Под дав­ле­ни­ем герм. кня­зей и епи­ско­пов Г. IV С. был вы­ну­ж­ден пой­ти на по­кая­ние к па­пе в Ка­нос­су (янв. 1077). Вре­мен­ное при­ми­ре­ние с па­пой по­зво­ли­ло Г. IV С. со­хра­нить ко­ро­ну, но не ук­ре­пи­ло его по­зи­ции. В мар­те 1077 ча­стью кня­зей ан­ти­ко­ро­лём был про­воз­гла­шён гер­цог Шваб­ский Ру­дольф Рай­нфель­ден (1057–80). В мар­те 1080 Гри­го­рий VII вновь от­лу­чил Г. IV С. от Церк­ви. В ию­не 1080 Г. IV С. до­бил­ся из­гна­ния Гри­го­рия VII и из­бра­ния па­пой сво­его став­лен­ни­ка Кли­мен­та III, в ок­тяб­ре раз­гро­мил Ру­доль­фа Рай­нфель­де­на и всту­пил в Ита­лию. В 1084 он во­шёл в Рим и ко­ро­но­вал­ся как им­пе­ра­тор, но вско­ре был вы­ну­ж­ден от­сту­пить пе­ред со­юз­ни­ка­ми Гри­го­рия VII – юж.-итал. нор­ман­на­ми. В от­вет на из­бра­ние зна­тью ан­ти­ко­ро­ля гр. Гер­ма­на Зальм­ско­го (1081) Г. IV С. ко­ро­но­вал (1087) в ка­че­ст­ве соп­рави­те­ля и пре­ем­ни­ка сво­его стар­ше­го сы­на Кон­ра­да, а в 1088 раз­гро­мил ан­ти­ко­ро­ля. В 1090 Г. IV С. на­чал но­вый по­ход в Ита­лию, ко­то­рый ока­зал­ся для не­го не­удач­ным. В 1093 в от­сут­ст­вие Г. IV С. знать про­воз­гла­си­ла ко­ро­лём Ита­лии его стар­ше­го сы­на Кон­ра­да. В 1098, вер­нув­шись в Гер­ма­нию, Г. IV С. сверг его и в 1099 ко­ро­но­вал в ка­че­ст­ве со­пра­ви­те­ля и пре­ем­ни­ка сво­его млад­ше­го сы­на Ген­ри­ха (имп. Ген­рих V, 1111–25). В 1104 по­след­ний вос­стал про­тив от­ца, за­хва­тил его в плен и в дек. 1105 за­ста­вил от­речь­ся от пре­сто­ла. В февр. 1106 Г. IV С. уда­лось бе­жать из пле­на. В хо­де под­го­тов­ки к по­хо­ду про­тив сы­на он умер. Жизнь Г. IV С., его хо­ж­де­ние в Ка­нос­су по­лу­чи­ли ши­ро­кое от­ра­же­ние в ху­дож. лит-ре (Л. Пи­ран­дел­ло, Ф. фон За­ар, Э. фон Виль­ден­брух и др.).

ГЕНРИХ 1553–1610 IV | Энциклопедия Кругосвет

ГЕНРИХ IV (Henri IV) (1553–1610), прозванный Великим, известен также как Генрих Наваррский, французский король. Генрих, сын Антуана де Бурбона, герцога Вандомского, и Жанны д’Альбре, королевы Наварры, родился в По 13 декабря 1553. Мать была убежденной протестанткой, соответствующее воспитание получил и Генрих, однако фанатиком в вопросах веры он никогда не был. Еще в конце 1560-х в Генрихе видели главу протестантской партии во Франции. Когда в 1572 мать умерла, королем Наварры провозгласили Генриха, а 18 августа того же года он женился на Маргарите Валуа, сестре Карла IX. Брак был чисто политическим и имел целью примирение католической и протестантской партий. 6 дней спустя, 24 августа, Генриху удалось уцелеть при избиении протестантов в Варфоломеевскую ночь – лишь ценой перехода в католицизм, после чего он почти 4 года оставался фактическим пленником при французском дворе.

Лишь в феврале 1576 Генриху удалось бежать на юг, где он вернулся к прежнему вероисповеданию и возглавил военные действия против Католической лиги. В 1584 умер Франсуа Анжуйский, брат короля Генриха III, и Генрих Наваррский остался единственным законным претендентом на престол в случае смерти бездетного короля. В апреле 1589 король присоединился к Генриху Наваррскому в борьбе против Лиги, однако 1 августа его смертельно ранил под Парижем некий доминиканский монах. Перед смертью Генрих III еще раз заявил о том, что Генрих Наваррский – его наследник, однако добиться признания по всей стране новому королю удалось лишь после долгой борьбы и усилий, направленных на примирение. Последним и решающим шагом явилось принятие им католичества 25 июля 1593, что окончательно обезоружило большинство его противников. 22 марта 1594 Генрих вступил в Париж – в соответствии со знаменитым приписываемым ему высказыванием: «Париж стоит мессы». В 1595 папа римский даровал ему отпущение, тем самым аннулировав прежнее отлучение от церкви. Генрих IV, первый французский король из династии Бурбонов, стремился умиротворить королевство и вернуть ему благосостояние после 40 лет почти беспрерывных религиозных войн. Его знаменитый Нантский эдикт 13 апреля 1598 гарантировал гугенотам их права. Хотя государственной религией остался католицизм, гугеноты могли теперь беспрепятственно отправлять религиозную службу в местах традиционного проживания (за исключением Парижа), проводить церковные соборы. Был снят запрет на занятие протестантами государственных должностей. Интерес Генриха к заморской экспансии и приобретению колоний обнаруживают в нем приверженца тех же учений меркантилизма, которые позже развивали кардинал Ришелье и Ж.Б.Кольбер.

Внешняя политика была направлена против Габсбургов, и 2 мая 1598, после многолетних войн, Испания была вынуждена пойти на заключение мира в Вервене. В 1600 Генрих добился папского разрешения на развод с Маргаритой и вступил во второй брак – с Марией Медичи, племянницей великого герцога Тосканского, которая родила ему четверых детей (в первом браке детей у него не было). Генрих был убит в Париже 14 мая 1610 религиозным фанатиком Франсуа Равальяком.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «История в фактах»

Как звали девушку, которая пробыла королевой Англии всего 9 дней?

Генрих IV, император — Русская историческая библиотека

 

Император Генрих IV. Старинная миниатюра

— сын Генриха III. Так как он по смерти отца остался 5-летним ребенком, то управление государством находилось в руках матери его Агнесы. Несмотря на свои способности и на поддержку со стороны папы Виктора II и епископа Генриха аугсбургского, Агнеса не могла справиться со своей задачей. Задобрив одних князей, она тем самым возбудила зависть в других, особенно же в архиепископе кельнском Анно, который похитил в 1062 году Генриха и захватил в свои руки регентство. Своим беззаконным управлением, властолюбием и расточительностью он, однако, весьма скоро возбудил неудовольствие среди князей, почему и должен был предложить участие в правлении и воспитании Генриха архиепископу Адальберту бременскому. Генрих, однако, мало выиграл от этой перемены. В то время как Анно вредно действовал на него излишней строгостью, Адальберт портил его слишком большой снисходительностью. Благодаря этой последней Генрих вскоре подпал под исключительное влияние Адальберта, который внушал ему идеи о неограниченности власти, ненависть против саксонских князей и в то же время старался захватить всю фактическую власть в свои руки. В 1065 году, по возвращении из похода против венгров, Адальберт добился объявления Генриха совершеннолетним и правил за него. Возмущенные его произволом, остальные князья собрались в Трибурге и заставили Генриха передать правление некоторым из них, главным же образом архиепископу Анно. Нравственная распущенность Генриха также вызывала массу порицаний, вследствие чего Анно и поспешил женить его на Берте, дочери маркграфа Сузского. Тотчас же после женитьбы Генрих хлопотал о разводе, чему воспрепятствовал папа вместе с князьями; разошедшись с женой, Генрих затем опять сошелся с ней.

В это же время начинается и борьба Генриха с князьями. Герцог баварский Оттон, обвиненный в заговоре на жизнь Генриха, был лишен своего герцогства, которое было отдано его вероломному и корыстолюбивому зятю, герцогу Вельфу; его владения были опустошены, пока он вместе со своим союзником, герцогом Магнусом саксонским, не покорился королю. Оттон был вскоре выпущен на свободу, Магнус же по совету Адальберта, влияние которого опять усилилось, оставлен в заточении. В то же время Генрих с целью укрепить свою власть в Саксонии выстроил в стране ряд замков, которые снабдил сильными гарнизонами. Саксонцы выступили против него с 60000 войском под предводительством Оттона баварского и осадили Генриха в Гарцбурге, откуда ему удалось спастись бегством. Хотя к саксонцам присоединились и другие верхнегерманские князья, но король был спасен мужественной защитой со стороны граждан Вормса. В 1074 г. Генрих вынужден был согласиться на уничтожение замков в Саксонии и возвратить Оттону герцогство Баварское (Герстунгенский спор). Разгром саксонскими крестьянами церкви, только что выстроенной в Гарцбурге, вновь вызвал борьбу. В 1075 г. Генрих разбил саксонцев при Гогенбурге (на Унструте) и в следующем году взял в плен их князей. Саксонские замки были вновь возведены, и Генрих потребовал от папы Григория VII низложения епископов, принимавших участие в восстании.

Это требование привело к борьбе с папой, который обвинял Генриха в симонии и требовал, чтобы он явился к нему для оправдания. В ответ на это Генрих собрал собор немецких епископов, которые (1076) объявили папу низложенным. Григорий ответил проклятием и наложением интердикта (см.). Такой оборот дела побудил немецких князей соединиться с папой для низложения Генриха, который, чтобы избегнуть этой участи, в суровую зиму 1077 г. переправился при самых тяжелых условиях через Альпы в Италию и, застав папу в замке Каноссе, униженно испросил у него прощение, обещав признать его решение в споре с князьями. Князья выбрали между тем королем герцога швабского Рудольфа. Когда после двухлетней борьбы победа начала склоняться на сторону Генриха, папа вновь отлучил его; тогда созваннное королем собрание епископов в Бриксене низложило Григория и избрало папой архиепископа равеннского Виберта (Климент III). После того, как в несчастной для Генриха битве на реке Эльстер около Мерзебурга (1080) пал Рудольф швабский, Генрих отправился в 1081 г. с войском к Риму, поручив правление в Германии зятю своему Фридриху Гогенштауфену. Только весной 1084 г. ему удалось овладеть Римом, где он и короновался императором. Григорий VII укрылся в замке Св. Ангела и бежал затем в Салерно, где и умер.

Генрих IV в Каноссе

 

Возвратившись в Германию, Генрих должен был опять выдержать борьбу с двумя противниками: с избранным в 1081 г. в короли графом Германом люксембургским и с маркграфом Экбертом мейссенским, который сам провозгласил себя королем; от обоих противников освободила его только их смерть. Между тем в Риме григорианская партия провозгласила папой Виктора III, а после его смерти — Урбана II. Чтобы восстановить свое влияние, Генрих в 1090 г. в третий раз отправился в Италию; здесь во время похода его настигла весть, что сын его Конрад перешел на сторону его врагов и что ломбардцы соединились против него с герцогом Вельфом. Только в 1096 г. Генрих возвратился в Германию, где благодаря разным уступкам ему удалось примириться с князьями и даже с герцогом Вельфом. Согласно его желанию сын его Конрад лишен был королевского достоинства и преемником провозглашен второй сын его, Генрих. Наступившее после того спокойствие оказалось недолголетним. Новый папа Пасхалис II опять отлучил Генриха, и в то же время некоторые князья возбудили молодого Генриха против отца. Разбитый и взятый хитростью в плен, Генрих бежал в Люттих, где нашел приверженцев, но скоро умер. Люттихский епископ похоронил его с подобающими почестями, но прах его по настоянию врагов был вырыт и перевезен в Шпейер, где и оставался непогребенным в течение пяти лет, пока не снято было отлучение.

 

Литература

Флото. Генрих IV и его время

Надлер. Адальберт Бременский, правитель Германии в молодые годы Генриха IV (Харьков, 1867).

Правление Генриха IV Французского

Генрих IV за время своего правления сознательно не изменял общественных структур Франции, тем не менее под влиянием его политики они начали существенно преображаться. Король, имевший очень четкие представления о задачах монарха и сущности политических действий, не оставил исчерпывающих теоретических трудов, даже «политического завещания», но множество «государственных максим» разбросано в его письмах и речах. Из них следует, что он представлял общественное распределение ролей в своем государстве в соответствии с обычаем, причем его высказывания о воинском долге дворянства и продуктивном труде крестьян, ремесленников и всех, кто занимался промыслами, а также о духовенстве очень содержательны. Генрих IV был практиком, он был далек от теоретических спекуляций и от интенсивного чтения современной политико-теоретической литературы. Он был человеком беседы, непосредственного контакта, стремился сопоставлять интересные точки зрения, внимательно выслушивать собеседника и осмысливать сказанное.

Нет никаких признаков того, что он ставил под вопрос традиционную роль и функции дворянства. Он не желал решающего влияния герцогов и пэров на государственные дела, которые были исключительной прерогативой короля и его приближенных. В общем, он видел в дворянстве, принадлежность к которому чувствовал всю жизнь, ведущую, неотъемлемую, с военной точки зрения, силу своего государства. Поскольку это дворянство нужно было защищать от себя самого, Генрих IV принимал соответствующие меры, например, издал эдикт, запрещавший дуэли, и без большого успеха настаивал на его исполнении. В этом смысле Ришелье был его учеником.

Правда, между королем и дворянством были расхождения, причины которых крылись в уже давно ощутимом кризисе французского (да и всего европейского) дворянства на исходе 16 и в первой половине 17 века. Король был глубоко убежден в общественном значении дворянства, но он не хотел его видеть на важных постах в Совете, а в городах и провинциях Франции приставлял к дворянским губернаторам контролирующих и надзирающих лиц. Это вызывало недовольство дворян и поддерживало их готовность к бунтам, от которых не было избавлено правление Генриха IV.

И еще одно тяжело ударило по старинному дворянству: продажа и наследование должностей. Генрих IV и Сюлли поощряли и то и другое. Между 1602 н 1604 гг. они активизировали интенсивно практикуемый со времен Франциска I метод и по фискальным причинам в 1604 г. (эдикт Пуле) благодаря ежегодному сложению полномочий чиновников (годичное право) сделали возможной наследственную передачу, то есть продажу должностей. К тому же они сдавали в аренду всю систему одному финансисту (Пуле).

Старинное дворянство критиковало продажу должностей. Оно видело опасность в том, что многие «новые люди» из низов постепенно продвинутся в дворянство, и будут размыты древние сословные границы. Даже видные члены королевского Совета во главе с Белльером вели борьбу с системой и поддерживали традиционные государственно-правовые ценности французской монархии. Каждая должность, говорили они, исходит от короля как верховного законодателя страны, она может предоставляться на основе чести и квалификации, а не за деньги путем торговли.

Сопротивление обеих групп не имело успеха. Решение Генриха и Сюлли значительно способствовало распространению торговли должностями в абсолютистской Франции и, в сущности, внедрило наследование должностей. Это был неизбежный и необратимый процесс в монархии, которая уже давно решила идти путем бюрократизации, то есть увеличивать число чиновников не представителями высших сословий, работающими на общественных началах, а путем привлечения совершенно нового персонала. А как иначе это государство должно было оплачивать своих чиновников, то есть кормить их, если не широкой приватизацией их доходов?

Торговля и продажа должностей в следующие десятилетия дали значительную прибыль короне, и она была вынуждена по фискальным причинам создавать новые должности и продавать их. Из набранных таким способом чиновников (служащих) выросла прочная социальная опора монархии; правда, эти служащие из-за того, что должность являлась их собственностью, обладали большой степенью самостоятельности, однако были принципиально настроены на лояльное отношение к короне, как к гаранту их должности (и ее материальной ценности).

Так французское ренессансное общество при Генрихе IV постепенно меняло свое лицо. Дворянство, прежде всего высшая аристократия, доминирующая сила в век религиозных войн, окончательно уступило но значению государственной администрации. «Новые люди» начали овладевать положением и занимать ключевые позиции в центре, регионах, городах и общинах. Эти люди по своему происхождению были буржуа. Вырисовывались контуры нового сословия, судейского дворянства, которое надолго стало социальным базисом монархии Бурбонов.

Едва ли в жизни другого короля женщины играли такую роль, как в жизни Генриха IV, и тем не менее он кажется более одиноким, чем многие его предшественники и преемники. В краткой биографии можно лишь затронуть эту тему, но не удовлетворить любопытство всех тех, кого интересует большее, чем амурные сплетни. Не так-то просто сквозь дебри полуправд и преувеличений добраться до биографической и политико-биографической сути.

Относительно ясно положение вещей с первой женой, королевой Маргаритой Валуа (королева Марго). Этот союз был делом рук Екатерины Медичи. Генрих, как, впрочем, и его мать, похоже, не оказали серьезного сопротивления этому плану. Правда, брак стал фиктивным, хотя формально продолжался до 1599 г. Уже во времена «плена» Наварры в Лувре стало ясно, что соединились два характера с ярко выраженным стремлением к независимости и самостоятельности, особенно у утонченной, интересовавшейся изящными искусствами Марго. К тому же быстро обнаружилось, что брак будет бесплодным. Причиной этого, как бесспорно подтвердилось, был не Генрих, а принцесса Валуа. То, что в браке лишь изредка возникали ссоры, например, из-за связи Генриха с фрейлиной Екатерины, объяснялось «либеральным» настроем обоих супругов, долгими разлуками на месяцы и годы, короткими фазами весьма сносной совместной жизни и тем, что Маргарита Валуа в тяжелые времена вполне лояльно относилась к своему мужу. Нельзя также не учитывать, что принцесса Валуа была для Наварры связующим звеном со двором, центром власти.

Первой достойной упоминания любовницей Наварры была Диана д’Андуен (Коризанда), которая принесла большую пользу современным биографам, прежде всего как партнер по переписке с метавшимся по всей стране Генрихом, особенно между 1582 и 1584 гг. периодом бурной связи между протестантским партийным вождем и овдовевшей католической графиней. Генрих легко с ней расстался, поскольку обстоятельства слишком часто заставляли его отлучаться, что способствовало неверности с обеих сторон. Кроме того, король всегда был готов поддаться страсти, но так же легко охладевал, так что возникает вопрос, мог ли этот король вообще по-настоящему любить.

Совсем иначе сложились отношения с Габриэль д’Эстре, «прекрасной Габриэль», с которой между 1592 и 1599 гг. Генриха IV соединяла самая продолжительная и интенсивная связь в его жизни. Эта женщина освоила роль настоящей фаворитки и годами занимала положение почти королевы. Именно поэтому она навлекла на себя ненависть королевы Маргариты. Маргарита пустила в ход злостные сплетни и интриги. В 1595 г. Габриэль получила от короля титул маркизы и с тех пор обрела официальное положение. Она родила Генриху троих детей, которые позже были узаконены, и не в последнюю очередь но этой причине король так долго был к ней привязан, так как его чадолюбие и связанное с ним уважение к женщине, родившей ему детей, неоднократно подтверждалось. Ее старший сын Цезарь Вандомский стал основателем побочной линии Бурбонов. Габриэль — судьба каждой королевской фаворитки — вызывала ожесточенные споры при дворе. Она увеличивала число своих врагов упорным стремлением стать законной королевой. Не исключено, что Генрих IV, влюбленный в эту женщину, как ни в одну другую, уступил бы ее настояниям, если бы она в 1599 г. не умерла от внезапной болезни, о причинах которой долго высказывали различные предположения. В решающие годы усмирения Франции она интенсивно помогала Генриху IV, выполняя трудную посредническую миссию. Мы видим ее особенно деятельной при подготовке Нантского эдикта. Поэтому не случайно, что она, не принадлежа к «религии», имела лучших друзей среди протестантов и среди них поэта-воина Агриппу д’Обинье.

Внезапная смерть Габриэль сняла груз с официальной Франции не только потому, что все знали, что король находится в очень тяжелой личной ситуации; гораздо более важным было то, что наконец стал возможным новый брак Генриха IV, который должен был помочь освобождению Франции от долгов. К важнейшим кредиторам страны все еще принадлежала Флоренция. Флорентийская заинтересованность в браке с французским королем существовала уже давно, имелась и подходящая принцесса — Мария Медичи, к тому же Маргарита согласилась на развод. После длительных переговоров папа разрешил его, использовав предлог, не применявшийся со времени решения Тридентского собора, но активизированный по этому случаю, и брак между Беарнцем и Валуа с самого начала был признан недействительным: крестным отцом Генриха в 1553 г. был ни больше, ни меньше, как правивший тогда король Генрих II, отец Марго. В соответствии с этим Генриха и его жену связывало «духовное родство», которое считалось препятствием для брака. Так освободился путь для Марии Медичи, внучки Козимо I и племянницы правящего великого герцога Фердинанда I. Она стала ноной королевой Франции и принесла в приданое 600 000 экю. Франции удалось освободиться от долгов и улучшить состояние бюджета.

Благодаря этому браку Франция могла активно влиять на внутриполитическую ситуацию в Северной Италии. Генрих IV понимал огромную внешнеполитическую и финансовую выгоду этого союза и относился к супруге корректно и внимательно. Мария стала не только королевой Франции, но и матерью его законных детей. Уже в 1601 г. появился на свет первый сын Людовик, наследник трона. Правда, благополучные семейные отношения Генриха не связывали. Его интерес к противоположному полу в последние годы еще больше возрос и принял прямо-таки донжуанские размеры, что в отнюдь не чопорном королевстве вызвало беспокойство и позволило флорентийскому посланнику назвать французский двор «борделем». В лице Генриетты д’Антраг, которую Генрих IV вскоре сделал маркизой де Верней, появилась новая фаворитка. Ее связь с королем была ловко подстроена ее семьей, относившейся к числу «любимчиков» Генриха III. В каком-то смысле история с д’Антраг биографически была более знаменательной, чем все предыдущие. Сама Генриетта и весь ее семейный клан рассматривали связь с королем как инструмент возвышения семьи. Еще до заключения брака Генриха с Марией они сумели заполучить весьма ценный для этой цели документ: письменное обещание короля жениться, которое он, правда, совершенно не воспринимал всерьез, но — кстати, не в первый раз — поклялся «перед Богом» и без колебаний лично подписал. С этим важным документом в руках семья в последующие годы делала политику. Маркиза и ее клан стали неотъемлемой частью того мира, который постоянно омрачал правление Генриха IV между 1602 и 1606 гг.: мира предательства, восстаний и бунтов.

Не только при Людовике XIII французскую монархию сотрясали народные восстания и дворянские заговоры, время правления Генриха IV было тоже неспокойным. Французское дворянство с одной стороны, и тяжко обремененное сельское население, с другой, были сыты по горло постоянно менявшимися условиями жизни. Правда, многочисленные восстания 1590 — 1595 гг. в Нормандии, во многих южных районах, в Бургундии, Лимузене не могут вменяться в вину Генриху IV. В это время он фактически не был королем и только после успешного усмирения страны смог освободить ее от бродячих банд солдат и голода. Кроме нескольких городских восстаний из-за налогов на Юге (Лимож, Пуатье) в начале нового века королевство Генриха IV было избавлено от народных восстаний. Тем больше роптало дворянство, особенно те «вельможи», которые долго служили при Валуа и даже при Генрихе Наваррском, но оказались ненужными в новой системе управления. Так обстояло дело с герцогом де Бироном. Удостоенный Генрихом высоких придворных должностей (адмирал, маршал) и титулов за заслуги во многих сражениях 1589 — 1594 гг., нерешительный по характеру, неустойчивый в вере, увлекавшийся оккультизмом боевой соратник был соблазнен новыми идеями, которые он в конце концов попытался осуществить в заговоре с герцогом Савойским. Неизвестно, что и действительности было ему обещано герцогом. Все же идея свержения Генриха IV и разделение Франции на автономные провинции, по-видимому, принадлежала Бирону, Возможно, с нею были знакомы и другие знатные французские аристократы (граф Овсрнский, герцог Буйонский). Генрих IV, хорошо осведомленный о деталях благодаря предательству, избавился от этой опасности в результате войны против Савойи (1601 — 1602). Бирон был арестован и передан на суд Парижскому парламенту; 31.07.1602 г. он был обезглавлен. Первый и единственный раз в своей жизни король был не готов к помилованию, хотя вся высшая аристократия вступилась за высокопоставленного и очень «популярного» маршала Франции. Представляется возможным, что прежде всего здесь сыграло роль личное разочарование короля: в определенной степени Бирон был для Генриха IV тем же, кем был Эссекс для Елизаветы I.

Оба других заговора не достигли масштабов измены Бирона, по крайней мере, по мнению короля. В 1604 г. семья Антрагов с брачным обещанием короля в руках попыталась подстрекнуть против Генриха высшую аристократию; цель этого была очевидной: после устранения короля сделать наследником сына Генриха и Генриетты. Королевская тайная полиция снова хорошо поработала, и король отреагировал быстро и решительно. Опять посыпались смертные приговоры. Однако на этот раз дело кончилось помилованиями и освобождением графа д’Антрага и его дочери, которая даже вернулась в постель короля; герцог Овернский, внебрачный сын Карла IX и, с материнской стороны, сводный брат Генриетты, был приговорен к пожизненному заключению в Бастилии. В обществе ядовито посмеивались по поводу силы влияния маркизы. В ближайшем окружении короля были недовольные, даже Виллеруа, ого преданный вассал, роптал:

«Вот как Его Величество не может отучиться делать добро тем, кто ему приносит зло…»

Наконец, гораздо лучше Генрих IV покончил с делом герцога Буйонского. С 1602 г. этот многолетний боевой соратник Генриха Наваррского (он происходил из дома де Ла Тур д’Овернь, был прежде виконтом де Тюренном и с 1611 г. отцом «великого» Тюренна) трудился над заговором гугенотов и немецких протестантов, действуя, очевидно, из ностальгии по прежней свободе эпохи религиозной войны. Базой были его владения на Юге Франции, где в 1606 г. Генрих угрожал ему внушительной военной силой. Бегство в принадлежавшее ему с 1591 г. суверенное княжество Седан придавало его поступку внешнеполитическое значение. Генрих IV, довольный тем, что Буйон не смог мобилизовать французских гугенотов, что он справедливо считал успехом своей «позитивной протестантской политики», преследовал герцога с большим войском до Седана. Суверенитет княжества остался неприкосновенным, однако Буйон и без того уже потерявший иллюзии, раскаявшись, вернулся в подчинение своего сюзерена. Но король, только в случае с семьей Антрагов отдавший предпочтение амурным соображениям в ущерб политическим, еще раз доказал заинтересованной стороне и загранице, что Франция теперь управляется монархом, который среди добродетелей правителя выбрал строгость и милосердие и при этом смог утвердить положение господина в отношении своих «слуг», не пролив слишком много крови.

Зарубежный авторитет пришелся Генриху IV кстати, так как за мирные годы правления у него появилось и внешнеполитическое честолюбие. Что касается Савойи, то здесь слово «внешняя политика» едва ли подходит. Непрерывные попытки герцога Савойского преумножить свой успех в борьбе за власть между Испанией ц Францией не намного отличалась от того, что пытались сделать Бирон и другие внутри Франции. И не случайно Бирон нашел в Карле-Эммануэле, герцоге Савойском, неизменно внимательного слушателя и покровителя. Война против Карла-Эммануэля, которую после интенсивной дипломатической подготовки вел в 1601 г. Генрих IV, была продиктована в первую очередь стратегическими соображениями: Испанию нужно было любыми средствами лишить возможности послать свои войска в Нидерланды через Альпийские перевалы. То, что Генриху IV при этом удалось окончательно отобрать у герцога большую территорию северо-западнее Женевы (Бресс, Бюжей, Вальромей и Жекс), между Роной и Соной, было ценным приобретением, которое король подобающим образом отпраздновал во Франции.

В 1603 г. представилась перспективная возможность для действий. В герцогстве Юлих-Клевском на востоке Священной Римской империи оставался открытым вопрос о порядке наследования, и австрийские Габсбурги, поддерживаемые Испанией, а также немецкие протестантские принцы (Бранденбург, Пфальц-Нейбург) наряду с другими европейскими принцами заявили свои претензии на наследование. Генрих IV, испытывавший, как и его предшественники, принципиальную враждебность к общегабсбургским экспансионистским планам на границах Франции, после долгих колебаний решил поддержать протестантские интересы. При этом, вероятно, он не имел в виду никакого «великого плана» в смысле широкого установления мирного порядка в Европе (как позже утверждал в своих мемуарах его министр Сюлли). Для него речь шла об ограничениях Габсбургов, по крайней мере, о поддержании status quo между Габсбургами и Фракцией. Легко догадаться, что он видел угрозу этой цели в утверждении Габсбурга на восточной границе королевства. К тому же активно поддерживаемые Францией до перемирия 1609 г. Северные Нидерланды при любых обстоятельствах хотели избежать усиления Габсбурга на своем юго-восточном фланге. То, что Генрих IV, ведущие советники которого (прежде всего Вилльруа) уже давно настаивали на активных действиях, решился па войну только после возникновения чисто личных обстоятельств, ставилось и упрек королю многими его советчиками (и биографами): страстно любимая Шарлотта де Монморанси, по настоянию мужа, принца из рода Конде, в 1609 г. убежала именно в Брюссель и дала королю повод для военных действий против имевшего резиденцию в Брюсселе с 1601 г. формально суверенного, но фактически зависевшего от Испании австрийского эрцгерцога Альбрехта и его жены-испанки Изабеллы.

Генрих IV был раздражен поведением Конде и его жены, к тому же бегство делало посмешищем не только любовника, но и короля; Конде был принцем крови и не мог покинуть Францию бея дозволения короля! Это событие способствовало тому, что у явно постаревшего Генриха исчезли последние сомнения, целесообразно ли пренебречь восстановлением и миром во Франции ради военной авантюры, войны, цели которой были понятны далеко не каждому французу.

В военном отношении Генрих IV был подготовлен наилучшим образом. Спланированная и контролируемая неутомимым Сюлли, в военном деле Франции произошла перемена, которую обычно приписывают только эпохе Людовика XIV: страна располагала теперь маленькой, по прекрасно вооруженной армией, у которой были существенные признаки регулярного войска. Король до последних дней жизни чувствовал, что эта война из-за внешнеполитических заблуждении — христианнейший король заступается за немецких еретиков! — была весьма непопулярной. Ведь Генрих IV никоим образом не находился в ситуации Франциска I или Генриха II, которые могли бы быть и сговоре с самим дьяволом, не опасаясь внутриполитических конфликтов. Нервы католической Франции были обнажены после религиозных войн и гражданской войны времен Лиги, и она была не готова давать какие-либо поблажки монарху только потому, что он в течение долгих лет демонстративно старался казаться католическим королем. Письма Генриха IV (и его ближайших доверенных лиц) последних месяцев его правления отражают неуверенность и нервозность. И это продолжалось, когда было принято решение о борьбе за Юлих и Клеве, и Мария Медичи торжественно коронована регентшей на время отсутствия Генриха, решившего лично руководить своей армией (13.05.1610). Может быть, это было счастьем для короля и его посмертной славы, что дело не дошло до выполнения его планов?

14.05.1610 г. на пути из Лувра в Арсенал к заболевшему Сюлли на улице де Ла Ферронри Генрих IV был смертельно ранен Равальяком, нанесшим ему два удара кинжалом. История этой смерти, спекуляции о мотивах убийцы и возможных сообщниках снова и снова изучались с криминалистической дотошностью, однако прояснилось не больше, чем о многочисленных других покушениях на Генриха: Равальяк был одиночкой и действовал по религиозным мотивам. Он заколол короля, потому что тот ему казался врагом Бога и Христа, потому что собирался идти в поход против ведущих держав европейского католицизма и против папы. Правда, Ролан Мунье в своей превосходной работе об убийстве Генриха IV показал, что многие французы в качестве духовных сообщников направляли кинжал Равальяка. Они были не в состоянии принять поддержку протестантской Европы против Габсбургов. Только после неурядиц регентства Марии Медичи и после успехов политики великого кардинала в этом отношении наступил консенсус, создавший как бы внутриполитический фундамент, на котором Ришелье, Мазарини и Людовик XIV воздвигли гегемонию Франции в Европе.

Только при ретроспективном взгляде на правление Генриха IV можно увидеть то, чего не замечали в 1610 г. Мария Медичи со своими итальянскими фаворитами неудачной политикой сделала все, чтобы вскоре ярким светом засияли труды доброго короля Анри. Ришелье для поддержки своего трудного политического расчета не раз ссылался на первого Бурбона, и Людовик XIV во многих отношениях следовал традиции предка, не в последнюю очередь при отмене в 1685 г. Нантского эдикта, которую он подчеркнуто обосновывал, ссылаясь на своего «уважаемого деда». Был ли это цинизм, как считали просветители 18 века, а после них многие протестантские историки, или последовательное осуществление политики, которая если и не была заложена в Нантском эдикте, но и не исключалась. Вопрос направлен не столько к Людовику XIV, сколько к самому Генриху IV. После 1598 г. он, разумеется, не собирался подвергать своих бывших единоверцев какому-нибудь повторному материальному или психологическому преследованию. Однако он не давал поводов для сомнений в серьезности своей приверженности к католицизму: он вернул во Францию своих смертельных врагов иезуитов; он ратовал за возвращение ведущих гугенотов к старой вере и поощрял переход гугенотских пасторов, создав пенсионные кассы для материального облегчения такого шага. После завоевания королевства Беарнец, бывший гугенотский военачальник, являлся только французским королем; он служил государственному институту и идее, от которых был еще далек в 1589 г., но которые теперь завладели им, как ни одним из его предшественников. Его заслугой было то, что он указал этому институту (и идее) новый, прогрессивный путь на последующие 200 лет.

Источники:

1. Французские короли и императоры, под ред. Петера К. Хартманна; «Феникс», Ростов-на-Дону, 1997г.

См. также:

Генрих IV Французский. Король Франции

По форме и традиции, Генрих IV после убийства своего предшественника являлся королем Франции. Однако с каких пор он действительно им стал? До перехода в католическую веру (1593) он оставался тем, кем был до этого: протестантским вождем и «главой партии». Столица открылась ему только в 1594 г. Управлять усмиренной страной он смог, победив последнего сторонника Лиги из высшей аристократии герцога де Меркера и после окончания войны с Испанией в 1589 г. Пока же столица отказалась впустить своего короля. Париж был полностью в руках Лиги, ее радикальнейших священников и мелкобуржуазной свиты. За короля, кроме протестантов, были только те буржуазные и чиновничье-дворянские слои, которым опротивел радикализм парижского духовенства, ортодоксальность Сорбонны и явная готовность к насилию парижского населения.

Четыре года Генрих IV пытался овладеть положением с помощью военной силы. Важнейшая цель — взятие Парижа, который с 1590 г. защищал испанский гарнизон, не была достигнута. И даже там, где Генрих IV одерживал победы над войсками преданного Лиге дворянства, например, при Арке в 1589 г. и Иври в 1590 г. — обе битвы были выиграны не в последнюю очередь благодаря личному сколь мужественному, столь и дерзкому участию короля — даже там политический успех не пришел. Здесь проявилась примечательная черта личности этого короля, которой до сих пор уделялось мало внимания в исследованиях. Ее убедительно подчеркнул Бабелон: Генрих IV был блестящим дипломатом, королем с верным чутьем политически необходимого и возможного, он был выдающимся тактиком, умевшим изменить ход сражения неординарным решением; он был превосходным кавалеристом и полководцем, но он не был стратегом, умеющим превратить военный успех в политический. Между 1590 и 1592 г. мы видим короля, который производит впечатление легко внушаемого, медленно думающего, нерешительного человека, а не нового Цезаря, идущего напрямик к важнейшей политической цели и использующего все возможности в этом направлении.

Итак, не удивительно, что король в эти годы все сильнее проигрывал из-за своего религиозного мировоззрения. Его католические сторонники требовали от него сделать «смертельный прыжок», вернуться в лоно старой церкви, чтобы создать предпосылки для признания его королевской власти. Уже давно готовый к этому шагу, беарнец медлил, считаясь со своими единоверцами, все время выдвигал свой основной аргумент, будто бы хочет, чтобы свободный Собор просветил его касательно его заблуждений. Лишь немногие здравомыслящие протестанты знали, что «прыжка» не избежать. Его способнейший политический советчик, Филипп дю Плесси-Морней, понимал необходимость этого, но до самого конца думал с помощью Собора и переговоров достичь большего. Для Морнея национальный Собор все еще таил шанс общего примирения, национально-церковного единения по вопросу содержания веры и тем самым основания новой галликанской церкви по английскому типу.

Генрих IV после 1589 г. очень долго прислушивался к своим преданным боевым соратникам. Однако когда в 1593 г. возникла опасность, что верные королю католики отойдут от него и объединятся с умеренными сторонниками Лиги, чтобы образовать третью партию и выдвинуть королем другого, католического представителя дома Бурбонов, когда испанский король начал все более открыто выступать за испанское решение этого вопроса, 25.07 в Сен-Дени Генрих IV отрекся от новой религии.

Смена религии сама по себе не открыла перед Генрихом IV ворота столицы; знаменитые слова «Париж стоит мессы», которые ему позже приписали протестанты, не отражали ситуации. Ясно было только то, что он лишил важнейшего аргумента своих противников, готовых пойти на соглашение. Теперь шаг за шагом он решал дальнейшие важные задачи дипломатическим путем. В начале 1594 г. в Шартре его миропомазали королем — традиционное место для этой церемонии Реймс был в руках Лиги. В марте он вошел в Париж и в результате переговоров добился вывода испанского гарнизона. В 1595 г. после долгих усилий его дипломаты получили у папы отпущение грехов. Тем самым они уничтожили последнее препятствие для доброжелательных католиков открыто и безоговорочно признать Генриха IV. То, что папство опасалось чересчур большого влияния Испании в Западной Европе, было основной политической причиной этого внушительного успеха французской дипломатии.

Оставалось решить три большие задачи для окончательного усмирения страны: победить дворянство Лиги, которое в многочисленных губернаторствах заняло командные позиции; завершить войну с Испанией и издать новый указ о религиозной терпимости. Генрих IV с большим энтузиазмом приступил к решению этих трех задач и в первый раз показал, в чем состояло его политическое мастерство. В делах с Лигой он сделал ставку исключительно на переговоры и деньги. Безоглядно опустошая и без того скудную государственную казну и используя все мыслимые источники займов, он между 1595 и 1598 гг. купил преданность всех противников и по одному привлек их на свою сторону, среди них также и Гиза Майенна. И с Испанией король пытался быстро прийти к миру к неудовольствию своих английских и нидерландских союзников. Когда в 1597 г. испанцы взяли Амьен и стали угрожать Парижу, король принял посреднические услуги папы Клемента VIII. 2.05.1598 г. в Вервене был подписан мир. Филипп II из этого мира не мог получить никакой политической или территориальной выгоды. Когда через несколько месяцев он умер, эпоха испанского господства в Европе подошла к концу.

Вне всяких сомнений, издание Нантского эдикта (13.04.1598 г.) было самой крупной акцией Генриха IV по установлению мира в стране. Ни несгибаемые протестанты, ни ортодоксальные католики после смены религии короля не превратились в его сторонников. Короля упрекали в религиозном лицемерии и продолжали более или менее открыто вести публицистические бои против него, отголоски которых раздавались во Франции более тридцати лет. Протестанты, лишившись вождя, делали все, чтобы сохранить свою политическую, военную и синодальную организационную структуру. Таким образом, Генрих IV вскоре после смены религии — теперь с позиции короля — научился оценивать опасность, которую представлял для единства королевства протестантизм с его тенденцией развиваться в «государство в государстве». Тем не менее король решился на честную, не только тактически понятую политику в отношении своих бывших единоверцев. Он был глубоко убежден в том, что только мирное сосуществование обеих конфессий может обеспечить Франции мир, о котором мечтало так много людей. Его жизненный опыт помог ему понять, что не только у протестантов была тенденция к сословному обособлению. Между 1589 и 1598 г. во Франции было много «государств в государстве», и самым упрямым был, конечно, Париж с испанским гарнизоном в своих стенах и идеями Лиги в сердце. И даже с ним в 1594 г. король обошелся с монаршим милосердием. Так почему же тогда не новый эдикт для гугенотов? При таких условиях он с открытым забралом встретил ожидаемое сопротивление и быстро издал эдикт. Этот текст, подписанный в Нанте по поводу примирения с Меркером, в своей основе существенно не выходил за рамки того, что раньше полагалось протестантам: свобода совести по всей стране; свобода культа во всех местах, где проходили богослужения между 1596 и 1597 г., а также, смотря по обстоятельствам, в служебных местах и в замках дворянства; никаких богослужений в Париже и в радиусе пяти миль; зато неограниченная правоспособность, беспрепятственный допуск ко всем должностям и создание следственной палаты со смешанным религиозным представительством в некоторых парламентах. В остальном король особым указом предоставил гугенотам на восемь лет более ста безопасных мест и объяснил таким способом, который резко критиковался католической стороной, как серьезно он относился к безопасности своих бывших единоверцев и боевых соратников. Правда, как позже отметила протестантская сторона, это была временная уступка. Однако она явно выходила за рамки всех прежних уступок в этой области, и в следующие десятилетия оказалась весьма ценной для французского протестантизма. Тем более, что король по истечении срока допустил переговоры о продлении этой уступки.

Настоящим новшеством религиозной политики Генриха IV был даже не этот эдикт, а его отношение к тому, что он издал: в первый раз за время религиозных войн французский король сдержал свое обещание заботиться в последующие годы о претворении эдикта. Снова и снова Генрих IV искал прямых объяснений с членами Парижского и других парламентов, которые упорно сопротивлялись ратификации эдикта. Чтобы доказать им неоправданность их сопротивления и узость взглядов, он ссылался на собственное прошлое и из своего богатого жизненного опыта именно в религиозных вопросах сделал вывод, что нужно пользоваться лучшей политической концепцией, чем узколобые догматики обеих партий: «20 лет я руковожу партией Религии (т.е. гугенотов), это дает мне сведения обо всех. Я знаю, кто там хочет войны, кто — мира. Я знаю тех, кто ведет войну за католическую веру из честолюбия или за испанскую партию, и я знаю таких, кто хочет только воровать. Среди протестантов были люди любого сорта, так же, как и среди католиков…» (16.02.1599 г., речь перед членами Парижского парламента). И если было необходимо, король указывал споим парламентариям путь в будущее, предлагал альтернативу долгой, бесплодной, разрушительной гражданской войне: «Мы не должны делать никакой разницы между католиками и гугенотами, мы все должны быть хорошими французами».

Во время таких споров он последовательно формировал свой образ как независимого от партийных ссор и частных интересов, стоящего выше сиюминутных конфликтов монарха, которому жизненный опыт позволял почти все знать лучше, чем его подданные. Это не было еще аргументацией Людовика XIV, который один знал больше, чем все его подданные только потому, что он был король. Но и у Генриха IV после 1598 г. отчетливо проявилась черта авторитарного высокомерия в отношении политиков всех мастей. Видные представители партий прошлых десятилетий, как католики, так и гугеноты, и среди них дю Плесси-Морней, постоянно вынуждены были покорно сносить высокомерие короля, которое при случае выражалось в шутке: «Я благодарю вас, — выговаривал король делегации Парижского парламента, резко возражавшей против возвращения иезуитов, — за заботу, которую вы проявляете к моей персоне и моему государству. Все ваши замечания хранятся в моей памяти, мои же в вашей — нет. Вы указали мне на трудности, которые кажутся вам большими и достойными внимания, и вы не подумали о том, что все, что вы мне сказали, я обдумал и взвесил восемь или девять лет назад; лучшие решения на будущее восходят к размышлениям о прошлых событиях, и здесь я обладаю большими познаниями, чем кто-либо другой». Это говорил уже абсолютный монарх 17 века, и Генрих IV не только привел достаточно аргументов, но и показал, что он не шутит.

Генриха IV в новых исследованиях по праву называют основателем абсолютной монархии во Франции. Это не значит, что система и техника управления при нем выглядела так же, как при Людовике XIV. И это не значит также, что он во многом не обращался к предшественникам, таким как Людовик XI, Франциск I или Генрих III. Именно сравнение с ними показывает, в чем заключалась его самобытность. Он не изобрел новых средств и путей для усиления монархической власти, прошлое дало ему достаточно примеров и инициатив, особенно правление Генриха III. Однако он их переработал и в форме интенсивного «личного правления» заботился, чтобы надзор и контроль осуществлялись королем.

Сутью этого личного правления была эффективная организация процесса подачи советов. Генрих IV в принципе не изменил королевского Совета. Однако он отобрал у этого большого традиционного совещательного органа компетенции по всем вопросам «большой политики», как внутренней, так и внешней, и передал их небольшому кругу доверенных лиц. Это также не было изобретением короля, но по свидетельствам современников, он использовал этот инструмент столь нетрадиционно и эффективно, что это бросалось в глаза и казалось новшеством. Для назначений в этот маленький орган, разделенный к тому же на ведомства, Генрих в основном использовал персонал Валуа, и это тоже было примечательной чертой политических действий этого здравомыслящего политика. Бесспорно, он нашел в них лучших и опытнейших людей, владевших техникой власти: Шеверни, Белльевр, канцлер Генриха IV, Вилльруа, один из четырех государственных секретарей и «лучший человек» короля, кроме Сюлли; наряду с ними Силлери, Жан-нен, де Ту, Арлей и другие, происходившие из судейского сословия. Генрих IV не особенно жаловал этих людей и любил иронизировать по поводу их канцелярских манер; однако он хорошо знал, что обойтись без них он не мог, и не давал поводов сомневаться, что их верность будет вознаграждена. К тому же они представляли лишь половину его политической мудрости в выборе персонала; вторую же половину представлял один-единственный человек — Максимильен де Бетюн, герцог де Сюлли, который носил этот высокий титул только с 1607 г., но еще во время Варфоломеевской ночи как гугенотский воин-дворянин примкнул к Генриху Наваррскому и с тех пор верно служил королю.

Карьера Сюлли была единственной в своем роде по сравнению со всеми остальными в 16 веке. Сюлли носил множество звучных и доходных титулов, среди них с 1598 г. звание «суперинтенданта финансов», которое он превратил в доминирующую функцию во всей королевской финансовой администрации; но за всю жизнь он не освоил роли первого министра, как это сделал Ришелье при Людовике XIII. Он был и остался преданным и близким соратником короля, и никогда не возникало опасности, что Сюлли поступит иначе, чем того хотел король. Поскольку мы можем предположить, что реорганизация финансовой администрации, а с ней и всей государственной администрации в направлении создания централизованной бюрократической системы, которая прошла при Сюлли, соответствовала желанию короля и была проявлением и результатом его личного правления.

С помощью финансового совета, подразделения королевского Совета, Сюлли удалось за несколько лет получить представление о финансовых ресурсах королевства. Он сделал это совершенно независимо от местных и провинциальных чиновников, к замене которых незамедлительно приступил, в чем, однако, так же мало преуспел, как и все другие режимы 17 и 18 веков. Одновременно, где только мог, он потеснил провинциальные сословные собрания, поскольку они имели право участия в финансовой администрации провинций. Парижская и провинциальные счетные палаты, ответственные за контроль и спорные дела финансовой администрации, Сюлли тоже подверг сомнению; четыре раза он создавал так называемые судебные палаты, чрезвычайные трибуналы, где должности занимали верные чиновники, которые, по крайней мере, на ограниченный срок лишали счетные палаты существенных полномочий. Генрих IV и Сюлли посылали в провинции чиновников короны на определенный срок и тем самым отменяли полномочия соответствующих инстанций. Такие «комиссии» были предшественниками интендантов, и в отдельных провинциях, прежде всего в Лионе, где не было парламента и провинциальных штатов, мы видим во времена Генриха IV (и его предшественника) такого интенданта, хотя он тогда еще так не назывался. Ни Сюлли, ни его господин не испытывали большого почтения к правам остальных высших судебных палат и пытались их ограничить или нейтрализовать. О чем бы ни шла речь, складывается следующая картина: за открытым, дружелюбным, веселым лицом первого Бурбона скрывается другое, суровое лицо сознающего свою власть абсолютного монарха.

Именно в своей последней фазе религиозные войны нанесли стране тяжелый экономический ущерб. Из расчетных книг крупных землевладельцев и церковных десятинных актов мы знаем, как сильно в эти годы снизилось производство зерна, сердцевины французской экономики. Повсюду увеличивались площади необработанных земель. Производство полотна и шелка сократилось наполовину. Мародерствующие войска, местные и иностранные, принесли голод и эпидемии — к концу века еще раз во Франции угрожающе распространилась чума. Шла не только религиозная война между большими партиями, но и малая война между крестьянскими общинами и странствующими солдатами и разбойничьими бандами. На Юге, в Лимузене и Перигоре, в 1594 и 1595 гг. произошли крупные крестьянские восстания. Крестьяне боролись против тройного налогового бремени, которое наложили на них землевладельцы, церковь и король.

То, как Генрих IV отреагировал на эту ситуацию, было типичным для времени его правления и его манеры поведения. С помощью своего изобретательного суперинтенданта Сюлли он между 1599 и 1602 г. поднял и без того высокие прямые налоги на землю, тогда как талью, преимущественно «крестьянский налог», существенно сократил. Это принесло ощутимое облегчение, но обнаружилась оборотная сторона медали — значительно возросли непрямые налоги, особенно налог на соль (габель). Конечно, многим французским крестьянам стало легче уже потому, что миновало время войны и внутренних беспорядков. Однако у крестьян появились новые враги: с одной стороны, оправившаяся церковь привела в порядок свое десятинное управление, с другой — старое и новое поместное дворянство, которое алчно зарилось на собственность задолжавших или разоренных крестьян. Именно в эти годы восстановления в почти всех провинциях доля собственности самостоятельного крестьянства упала ниже 50%. Золотой век Франциска I фактически миновал.

Весьма важными были достижения Генриха IV в области развития ремесел и торговой политики. Он поощрял инициативы в этой сфере и проявил себя первым «меркантилистом» Франции, которому многим были обязаны Ришелье и Кольбер. Промышленность по производству массовой и роскошной одежды сильно окрепла, производство шелка было поддержано стимулированием выращивания тутовых деревьев и разведения шелковичных червей. Консультируемый компетентными хозяйственниками (Оливье де Серр, Бартелеми де Лаффема и др.), король нацелился на политику активного торгового баланса и поощрял французских купцов к продвижению в североамериканские колонии.

Хотя бы коротко, следует сказать о Генрихе IV — покровителе искусств. Генрих IV вошел в историю французского королевства как один из великих зодчих. В Лувре, по его личной инициативе, была построена «большая галерея», в Фонтенбло — «овальный двор». В обоих случаях король был скорее продолжателем. Однако в Париже он действовал совершенно самостоятельно, там он был градостроителем: Королевская площадь в Маре, известная с первых дней Революции как площадь Вогез, является его творением, как и площадь Дофине на западной оконечности острова Сите.

Источники:

1. Французские короли и императоры, под ред. Петера К. Хартманна; «Феникс», Ростов-на-Дону, 1997г.

См. также:

История Генриха IV Бурбона в монетах

Родился Анри 13 декабря 1553 года, как и полагается, в королевской семье. Но… в королевской семье Наварры. Это маленькое государство в Пиренеях, представляло собой остаток некогда довольно большого средневекового королевства — то, что не смогли завоевать испанцы. Понятно, что правители Наварры исторически тяготели к Франции — нужно же было где-то искать защиту от могущественного соседа, который кроме собственно Испании правил половиной мира — Нидерланды, Италия, Новый Свет… Населяли страну, в основном, баски (басконцы), или, на французском – гасконцы. Д’Артаньяна все помнят? Правящая династия Д’Альбре – это тоже больше гасконцы, нежели французы. Вот, кстати, и родители:

 

 

Короевство Наварра. Антуан де Бурбон и Жанна II д’Альбре. Тестон 1566.

 

Впрочем, в 1566 папа Антуан, ближайший родственник короля Франции, уже 4 года лежал в могиле. Но и при жизни, он немного времени уделял Наварре, и ребёнку. На то были свои причины. К Наварре Антуан имел отношение лишь постольку, поскольку являлся мужем единственной представительницы правящего дома, сейчас бы мы сказали — был принцем-консортом. Сына же видел редко, поскольку принимал участие в многочисленных военных конфликтах, и не менее многочисленных развлечениях. Не слишком, мягко говоря, безупречные моральные, да и религиозные принципы, не снискали ему уважения ни у гугенотов, ни у католиков, так что, хотя Антуан являлся главой дома Бурбонов, гораздо более заметной исторической фигурой стал его младший брат принц Конде. Вообще же, Бурбоны являлись следующей ветвью королевской семьи и считались наследниками престола сразу после правящей династии Валуа. В то время, когда были живы три сына Генриха II, шансы на это наследование казались призрачными…
3 ноября 1562 два брата Бурбона встретились при осаде Руана — Антуан в качестве главнокомандующего королевской армией, Людовик во главе гугенотов. Антуан был смертельно ранен и главой дома Бурбонов стал принц Конде.
В отличие от мужа, Жанна Д’Альбре была убеждённой кальвинисткой, и сына воспитывала соответствующим образом. Впрочем, как мы увидим дальше, это ей удалось не в полной мере. В её владениях в отношении католиков проводилась репрессивная политика.

 

 
Королевство Наварра. Жанна II д’ Альбре.

 

Тестон 1565.Сам Анри, уже несколько лет (с воцарения КарлаIX — 1561) находился при французском дворе, где воспитывался вместе с принцами, сыновьями Генриха II – Анри и Франсуа. Первый был на 2 года старше, второй на год младше. При дворе, Генрих впервые перешёл в католичество. В 1567 мать настояла на его возвращении в Наварру. Здесь он вернулся к кальвинистской вере.
Благодаря Жанне, Наварра стала оплотом гугенотов, и, надеясь сгладить противоречия между своими подданными разных конфессий, королева-мать Екатерина Медичи решила женить Генриха на своей дочери Маргарите. Жанна Д’Альбре была изначально против, но затем согласилась, надеясь с помощью этого союза, добиться новых территорий и уступок в отношении к кальвинистам со стороны королевского двора.
Однако, до свадьбы она не дожила несколько месяцев. Нет ничего удивительного, что поползли слухи об отравлении и участии в этом королевы-матери. Анри, которому в то время было 19 лет, стал королём Наварры Генрихом III.
Свадьба состоялась в 1572, за ней последовала Варфоломеевская ночь. Генрих уцелел, но, как на него повлияли эти события, догадаться несложно…
В 1574 г., в возрасте 24 лет, умер король Карл IX. По заключению знаменитого Амбруаза Паре, смерть наступила от воспаления лёгких на фоне туберкулёзной инфекции, а вовсе не от отравленной королевой -матерью книги, как поведал нам Дюма. Детей король завести не успел и королём стал четвёртый сын ГенрихаII и Екатерины Медичи – Генрих III.

 

 
Королевство Франция. Генрих III. Тестон 1575.

 

Новый король вовсе не был похож на описанного Дюма меланхоличного слюнтяя. Напротив, из всех сыновей Екатерины, Генрих был наиболее развитым, и в физическом и в интеллектуальном смысле.
Генрих Наваррский, между тем, всё так же жил при дворе, но теперь уже на положении пленника. Ему не препятствовали в наслаждениях придворной жизни, но уехать не разрешали. Он был слишком опасен, как возможный вождь гугенотов, которые после Варфоломеевской ночи, поняв, что мира не будет, активно готовились к войне, собирая армию именно на Юго-западе Франции, во владениях Генриха (а это отнюдь не только Наварра – дом Д’Альбре владел Фуа, Перигором, Арманьяком, Дрё, Лиможем, Беарном и т.д.).
Тем не менее, в 1576 году он оказывается в своём королевстве, во главе гугенотской армии. Возможно, сам он к этому не очень-то и стремился, но протестантам нужен был свой король.

 


Королевство Наварра. Генрих III (как король Наварры).Тестон 1576.

 

Королева Марго, естественно, осталась в Париже. Однако, в 1578 году, нелюбящие супруги 🙂 воссоединились, благодаря Екатерине Медичи, которая приехала вместе с дочерью в Нерак. Гости задержались на полтора года – судя по всему, это был период примирения между враждующими сторонами.

 

 
Виконтство Беарн. Генрих II (как виконт Беарна) и Маргарита Валуа. Тестон 1577.

 

Нужно отметить, что ни Генрих, ни Маргарита, никогда не затруднялись наличием своего брачного союза – и тот и другая имели огромное количество любовниц и любовников соответственно.
В 1583 году Маргарита повздорила с братом Генрихом и искала утешения у мужа, но тот был увлечён очередной любовницей и в 1585 они поссорились уже навсегда.
В 1584 умер последний сын Генриха II — Франсуа Анжуйский. Король же, детей не имел, и непохоже было, что они появятся. Генриху III предстояло стать последним представителем королевской династии Валуа, а Генриху Наваррскому его законным наследником. Именно он теперь был ближайшим родственником короля.
Всё перевернулось с ног на голову. Протестанты, до этого тяготевшие к буржуазии, стали ярыми сторонниками наследственной монархии. Монархическая Католическая Лига пошла на сближение с парижскими буржуа, которым, однако, не нравился союз с королём – они не считали его последовательным приверженцем католицизма. Король, по понятным причинам желавший мира с Генрихом Наваррским, вынужден был под давлением Гизов, объявить протестантов вне закона и начать с ними новую войну. Тем не менее, в 1588 г. дело дошло до восстания, Генрих III бежал, и Париж на следующие шесть лет остался без короля.
В 1589 г. Парижский парламент назначил Карла герцога Майеннского генерал-лейтенантом государства. Генриху III, в борьбе за корону, не оставалось ничего другого, кроме объединения со своим наследником, которого он официально признал таковым в апреле 1589 г. В июле союзники осадили Париж. В самом разгаре осады, король был убит фанатиком Клеманом. В тот же день, 1 августа 1989 г. гугеноты провозгласили своего предводителя новым королём, под именем Генриха IV. Другая часть армии, состоящая из католиков, тоже признала Генриха королём, но с условием, что он примет католичество.

 

 
Королевство Франция. Генрих IV. 1/2 франка 1590.

 

Париж избрал своего короля – дядю Генриха, кардинала Карла де Бурбона, под именем Карла X.

 


Лига. Карл X. Двойной денье 1590.

 

Впрочем, тот скоро умер, причём перед смертью признал Генриха IV законным монархом. Во французской историографии Карлом X считается король, правивший в 1824-1830 гг., а кардиналу остался только титул «претендента» или «короля Лиги».
Выборами нового короля заниматься было некогда, да и выбирать особенно не из кого, так что руководители Лиги решили считать королём Франции… Генриха III. То, что год назад он умер, препятствием не стало, даже наоборот — раньше они часто ссорились, а теперь король заранее был согласен со всеми их решениями :).

 

 
Лига. Генрих III. 1/2 франка 1590.

 

Война, между тем, продолжалась. Главным противником Генриха был герцог Майеннский, которому свою помощь предложила Испания, под лозунгом защиты католицизма, естественно. Наверное, и эта причина тоже имелась, но у Испании были и другие интересы во Франции — территориальные (хотя бы та же Наварра). Какая из этих причин была важнее, показывает , например то, что «его католическое величество» Филипп II, в своё время, без тени сомнения вёл военные действия против столь же безупречного католика ГенрихаIII.

 


Испанские Нидерланды. Король Испании Филипп II. Филипсталер 1563.

 

Генриху помогала (правда, только деньгами) Англия. Тоже, ради поддержки единоверцев, но тут были и личные мотивы — «вечная девственница» Елизавета явно симпатизировала Генриху.


Королевство Англия. Елизавета I. Шиллинг без даты.

 

В конце концов, Генрих понял, что единственный выход из создавшейся ситуации – принятие католичества. Проблема была не в религиозных убеждениях короля, а в возможном охлаждении к нему сторонников-гугенотов. Именно тогда он, вроде бы, сказал знаменитую фразу «Париж стоит мессы».
25 июля 1593 г. король присутствовал на католической службе в Сен-Дени, где было торжественно объявлено о его обращении, и, сразу же, к нему начали стекаться новые сторонники. Увещеваний герцога Майенского никто не слушал. Города сдавались один за другим. Всё шло не настолько быстро, как хотелось бы – договор с Майеном был заключён только в 1595, мир с Испанией в 1598, но теперь Генриха поддерживала едва ли не вся страна. Итог войне подвёл Нантский эдикт о веротерпимости, подписанный Генрихом IV в 1598 г. Наступил долгожданный мир.

В 1600 г. 47-летний Генрих IV женился на 27-летней флорентийке Марии Медичи, предварительно, разведясь, наконец, с королевой Марго. Это не помешало, по-прежнему многочисленным любовным похождениям короля, зато, в следующем году родился дофин, будущий Людовик XIII.

 


Королевство Франция. Генрих IV. 1/2 франка 1605.

 

14 мая 610 король был убит фанатиком-католиком Равальяком, повторив тем самым, судьбу своего предшественника.

Генрих IV остался в народной памяти «добрым королём Анри». Ему простили даже то, что он был не совсем французом – до конца жизни говорил с гасконским акцентом. Король действительно заботился о подданных. Чего стоит хотя бы, приписываемая ему фраза — «Я хочу, чтобы у каждого француза каждый день была курица в супе». Только за это, неизбалованные подобным отношением к себе французы, могли его полюбить навсегда :). Да и вообще, был он, судя по всему, обаятельным человеком. Конечно, со временем, и личность, и дела Генриха IV обросли легендами, но ведь легенды тоже на пустом месте не возникают, правда?

 

 

 

 

КАРТА САЙТА

©2012

Генрих IV Французский Биография

Краткая информация

Псевдоним: Э Верт Галант, Анри ле Гран, Ле Бон Руа Анри, Добрый Король Генрих

День рождения: 13 декабря 1553 г.

Умер в возрасте: 56

Знак Солнца: Стрелец

Родился в По, Атлантические Пиренеи

Известен как: король Франции, король Наварры

Императоры и короли Французские мужчины

Семья:

Супруг / бывшая: Маргарет Французская

отец: Антуан Наваррский

мать: Жанна III Наваррская

братья и сестры: Катрин де Бурбон

детей: Катрин Анриетта де Бурбон, Франсесар, Кристиан Герцог Орлеанский, герцог Вандомский, Елизавета Французская, Гастон, Генриетта Мария из Франции, Людовик XIII из Франции, Николя Анри

Умер: 14 мая 1610 г.

место смерти: Париж

Причина смерти: Убийство

Основатель / соучредитель: Prytanée National Militaire

Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Кем был Генрих IV Французский?

Генрих IV Французский, правивший с 1589 г. до своей смерти в 1610 г., был первым монархом из Бурбонов, восседающим на троне Франции.До этого он был известен как Генрих III Наваррский и правил государством с 1572 по 1610 год. Восхождение Генриха IV на трон Франции вызвало споры. Его предшественник, король Генрих III, принадлежал к дому Валуа. У него не было преемника-мужчины, и закон Саликов не позволял женщинам или их потомкам занимать трон. С другой стороны, Генрих Наваррский был следующим родственником короля Людовика IX. Следовательно, Генрих III был вынужден признать его своим преемником.Тем не менее, многие дворяне выступали против его преемственности на том основании, что Генрих был протестантом. В конце концов, ему пришлось использовать военную силу, чтобы занять трон. В то же время он был человеком дальновидности и смелости. Вскоре он завоевал сердца своих подданных множеством доброжелательных действий. При нем Франция пользовалась относительным процветанием, и его забота о финансовом состоянии фазанов была высоко оценена. Верные подданные часто называли его «добрым королем Генрихом».

Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Детство и ранняя жизнь

Король Франции Генрих IV родился 13 декабря 1553 года в семье королевы Наварры и Берна Жанны III и ее супруга короля Антуана де Бурбона в По.У пары было пятеро детей, из которых Генрих III Наваррский родился вторым. По отцовской линии он был прямым потомком французского короля XIII века Людовика IX.

Генрих III, старший брат Наварры, Генрих, герцог Бомон, умер в возрасте двух лет в 1553 году, а его младший брат Луи Шарль, граф Марль умер в 1557 году. Это сделало его единственным выжившим сыном правящей королевы. Поскольку Антуан де Бурбон был католиком, Генрих III крестился как католик.

С 1561 по 1566 год Генрих III Наваррский проводил много времени со своими троюродными братьями, детьми короля Франции Генриха II.Он вернулся в Беарн, когда ему исполнилось 13 лет. Его военное образование началось примерно в то же время. Царица, которая была последовательницей Жана Кальвина, стала воспитывать его как протестанта.

К тому времени начался конфликт между протестантами и католиками. Осенью 1567 года королева предприняла поход против мятежных католических дворян в Южной Наварре. Его номинальным главой стал Генрих III, которому тогда было около четырнадцати лет.

Генрих III Наваррский отправился в другую экспедицию в 1568 году; на этот раз под руководством своего шурина Людовика I де Бурбона, принца де Конде.Однако они потерпели поражение 30 марта 1569 года. Молодой принц получил военное образование под руководством Гаспара де Колиньи.

В 1570 году Генрих III Наваррский был назначен во главе армии гугенотов. Долгая кампания по разоренной территории привила ему военный дух, который останется с ним на всю оставшуюся жизнь. Он особенно отличился 26 июня в битве при Арне-ле-Дюк. Мир был заключен в августе 1570 года.

Для укрепления мира был заключен брак между принцем Анри III Наваррским и Маргарет Валуа, дочерью короля Франции Генриха II.Однако до того, как брак мог быть заключен, королева Наварры Жанна III умерла 9 июня 1572 года.

Читать дальше

Тебе может понравиться

Как король Наварры

Отец Антуана де Бурбон скончался в 1562 году. После смерти матери в 1572 году Генрих взошел на трон Наварры и стал называться Генрихом III. Наварра и суверенный лорд Беарна.

Брак Анри с Маргаритой Валуа состоялся 18 августа 1572 года.Затем последовала резня нескольких тысяч протестантов, приехавших в Париж на свадьбу. Известная в истории как резня в день Святого Варфоломея, она мгновенно распространилась на другие части страны.

Король Наваррский Генрих III чудом избежал смерти; но пришлось пообещать стать католиком. Более того, он был заключен при французском дворе до 1576 года, а затем сбежал.

Покинув Париж, король вернулся в протестантскую церковь. К концу года снова вспыхнула гражданская война.Король Наварры проявил крайний здравый смысл и убедил своих единоверцев принять Бержеракский договор 17 сентября 1577 года.

Умер принц Франциск, герцог Анжуйский и Алансонский, брат и наследник правящего короля Франции Генриха III. 10 июня 1584 года. После его смерти Генрих III Наваррский стал «предполагаемым наследником» французского престола. У Генриха III у Франции не было другого выбора, кроме как принять его в качестве своего преемника.

Однако, поскольку Генрих III Наваррский был протестантом, католическая знать французского двора отказалась признать его своим королем.Папа встал на их сторону. Конфликт привел к «войне трех Генри». 20 октября 1587 года Генрих III Наваррский разбил французскую армию в битве при Котре.

Затем Лига дворян, противостоящая королю Генриху III Наваррскому, решила обратиться за помощью к католическому королю Испании. Другие предлагали отменить закон Салика. Оба они подорвали бы суверенитет Франции. Лига также взяла под свой контроль Париж.

Осознавая ситуацию, король Франции Генрих III решил заключить мир с королем Генрихом III Наваррским.Вместе они осадили Париж 30 июля 1589 года. Однако 2 августа был убит король Франции Генрих III, и с этим король Генрих III Наваррский стал титульным главой Франции.

Война между Королем и Лигой длилась девять лет. Многие дворяне, которые встали на сторону короля Франции Генриха III, покинули Наварру. Хотя он выиграл несколько крупных войн, Париж оставался под контролем Лиги. Его армия тоже была истощена.

Продолжить чтение ниже

Как король Франции Генрих IV

Наконец, по совету своей давней любовницы Габриэль д’Эстре Генрих III Наваррский решил вернуться в католицизм.25 июля 1593 года он объявил о своем намерении и стал приемлемым для подавляющего большинства своих подданных.

27 февраля 1594 года король Генрих III Наваррский был коронован как король Франции Генрих IV в Шартрском соборе. Однако Лига дворян все еще была очень сильна, и при помощи короля Испании они продолжили восстание. Поэтому в январе 1595 года новый король объявил им войну.

К июню 1595 года он нанес поражение оставшейся знати и их испанским союзникам при Фонтен-Франсез в Бургундии.К 1597 году он захватил Амьен. 2 мая 1598 года между Францией и Испанией был заключен Вервенский мир. У короля Франции Генриха IV теперь было время сосредоточиться на восстановлении порядка и процветании своего нового королевства.

Достижения короля Франции Генриха IV

13 апреля 1598 года Генрих IV подписал Нантский эдикт. Он подтвердил католицизм как государственную религию и в то же время предоставил протестантам свободу вероисповедания. Это также эффективно положило конец религиозной войне, которая долгое время преследовала Францию.

Затем он решил улучшить финансовое положение своего правительства. Эдикт Полетт, объявленный в 1604 году, помог ему ликвидировать государственный долг и создать резерв. Однако это также в значительной степени ограничило его полномочия по назначению.

Чтобы улучшить условия жизни своих подданных, он начал осушать болота и развивать сельское хозяйство. Он также поощрял производство предметов роскоши, таких как шелк, изделия из стекла и гобелены, которые ранее импортировались из-за границы.Чтобы улучшить транспортную развязку, он построил много каналов, мостов и автомагистралей.

На военном фронте укрепил границу страны и усилил армию. Он подписал ряд договоров с иностранными державами и отправил эмиссаров на Дальний Восток и в Индию. Он также планировал превратить Париж в центр искусства и образования. Collège Prytanée Militaire de la Flèche был построен в его время.

Личная жизнь и наследие

Как король Наварры Генрих III, 18 августа 1572 года женился на Маргарет Валуа, дочери короля Франции Генриха II.Однако пара в основном жила отдельно и не имела никаких проблем.

В 1590 году король встретил Габриэль д’Эстре и влюбился в нее. Хотя король уже был женат, пара откровенно любила друг друга. Габриель даже сопровождала короля в его военных походах и лично заботилась о нем. От него у нее было трое детей.

Вскоре стало очевидно, что у Генриха IV должен быть законный преемник. Хотя он хотел аннулировать свой брак с Маргарет и жениться на Габриель, его советники не согласились.Однако проблема была решена смертью Габриэля в 1599 году.

Брак короля с Маргарет был расторгнут в том же году, и в октябре 1600 года король женился на Марии Медичи. У пары было шестеро детей, из которых Людовик XIII, преемник короля Генриха IV, был старшим.

Король Генрих IV взял с собой несколько других любовниц и завел от них детей. За такое развратное поведение его прозвали «Э Верт Галант». Его другие прозвища были «Анри ле Гранд» и «Ле Бон Руа Анри».

Несмотря на его популярность, на его жизнь было совершено несколько покушений.Король Франции Генрих IV был наконец убит 14 мая 1610 года фанатиком по имени Франсуа Равайак. Он был зарезан на улице Rue de la Ferronnerie, когда его карета была остановлена ​​из-за блокирования дороги.

Генрих IV | король Франции

Полная статья

Генрих IV , также называемый (до 1572 г.) Принц де Беарн , по имени Генрих Наваррский , или Генри Бурбонский , французский Анри де Наваррский , или Генри де Бурбон , (род. .13, 1553, По, Беарн, Наварра [Франция] — умер 14 мая 1610 года, Париж, Франция), король Наварры (как Генрих III, 1572–89) и первый бурбонский король Франции (1589–1610), который, в конце религиозных войн отрекся от протестантизма и обратился в католицизм (1593 г.), чтобы завоевать Париж и воссоединить Францию. С помощью таких министров, как герцог де Сюлли, он принес Франции новое процветание.

Принц Беарн.

Генрих де Бурбон-Наваррский был сыном Антуана де Бурбона, герцога Вандомского, и Жанны д’Альбре, королевы Наварры с 1555 года.Генрих через своего отца был единственным законным потомком королей-капетингов Франции. Однако вряд ли можно было ожидать, что однажды он унаследует французский престол, поскольку Екатерина Медичи уже родила трех сыновей правящему королю Генриху II и вскоре родит ему четвертого. Принц Генрих провел большую часть своего раннего детства в Беарне. С 1561 по 1567 год он жил со своими троюродными братьями и сестрами, детьми короля Франции, среди которых была его будущая жена Маргарет.

Религиозный кризис между римско-католическими и протестантскими (гугенотскими) силами тогда достиг апогея, что привело к длительному периоду гражданской войны. Антуан де Бурбон временно вступил в союз с протестантами, но перешел на другую сторону и был смертельно ранен в битве против них. Мать Генри, Жанна д’Альбре, была твердой и провозгласила свой кальвинизм в 1560 году. Генриху только что исполнилось 13 лет, когда мать вернула его в Беарн. В решающий возраст своего интеллектуального развития он был воспитан в строгих принципах протестантизма.Примерно в то же время он начал свое военное образование. Осенью 1567 года он был номинальным руководителем карательной экспедиции, начатой ​​против восставших римско-католических дворян Нижней Наварры, которая закончилась легкой победой.

В 1568 году мать отдала его на попечение своего зятя Людовика I де Бурбона, принца де Конде, который был лидером протестантских сил. Протестанты были удивлены и разбиты около Ярнака 13 марта 1569 года герцогом Анжуйским, будущим Генрихом III, и Конде был убит.Жанна д’Альбре привела Генриха к новому лидеру протестантских сил Гаспару де Колиньи, который дал молодому принцу военное образование. Генрих отличился в битве при Арне-ле-Дюк 26 июня 1570 года, когда возглавил первую атаку гугенотской кавалерии. Долгая кампания по разоренным провинциям, простирающаяся от Пуату до центра Бургундии, вызвала в нем солдатский дух, который он сохранял на протяжении всей своей жизни, и заставила задуматься о катастрофе, постигшей королевство.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Король Наварры.

Мир был заключен в августе 1570 года, и протестантам был дан очень либеральный указ. Многие люди, в том числе Катрин де Медичис, надеялись, что гражданская война подошла к концу. Чтобы укрепить мир, между принцем Генрихом и Маргарет Валуа из французского королевского дома был заключен брак. Между тем, после смерти матери в июне 1572 года принц Генрих стал королем Наварры и суверенным лордом Беарна.18 августа 1572 года он и Маргарет поженились в Париже, но 24 августа произошла резня в день Святого Варфоломея, в которой тысячи французских протестантов были убиты королевскими войсками. Из-за кровопролития этот брак был публично назван «алым». По приказу своего зятя Карла IX отречься от протестантской веры Генрих уступил. Его обращение в католицизм было явно сомнительной искренностью, и поэтому он провел три с половиной года при дворе Карла IX, а затем Генриха III.Стараясь сдержать нетерпение, он скрывал от задержанных свою сильную личность. Однако в феврале 1576 года ему наконец удалось бежать от французского двора, после чего он отрекся и присоединился к объединенным силам протестантов и католических повстанцев против Генриха III. Оказавшись на свободе, он проявил свой острый интеллект и политическую хватку в роли защитника протестантских церквей. Его здравый смысл — одна из его выдающихся черт, за исключением любовных дел — проявился, когда в конце 1576 года снова вспыхнула гражданская война.У гугенотов дела шли плохо, и Генрих, оценив ситуацию, смог убедить своих единоверцев отказаться от борьбы и принять Бержеракский договор 17 сентября 1577 года, несмотря на принесенные им жертвы.

Генрих IV — Смерть, отлучение от церкви и факты

Кем был Генрих IV?

Генрих IV стал наследником французского престола после женитьбы на Маргарите Валуа, но во время религиозных распрей ему бросили вызов. Несмотря на то, что он обратился в католицизм после того, как стал королем Франции в 1589 году, Генрих IV издал Нантский эдикт, поощряющий религиозную терпимость.Он был убит 14 мая 1610 года в Париже, Франция.

Ранняя жизнь

Генрих Наваррский родился в По, Франция, 13 декабря 1553 года. Его родители, ставшие королем и королевой Наварры вскоре после рождения Генриха, исповедовали разные вероисповедания и явились примером борьбы во Франции между Гугеноты (протестанты) и католики. Хотя Генрих был крещен католиком, он был воспитан протестантом после смерти своего отца в 1562 году.

В возрасте 14 лет принц Генрих начал свою военную службу в экспедиции против восставших католиков в Наварре, которая закончилась победой Гугеноты.Генри отличился, и этот опыт сформировал в нем солдатский дух. Однако распространение гражданской войны заставило его задуматься о ее катастрофических последствиях для Франции.

После смерти матери в июне 1572 года Генрих стал королем Наварры. Брак по договоренности с Маргарет Валуа, дочерью Генриха II и Екатерины Медичи, спровоцировал нелегкое противостояние между парижскими католиками и приезжими гугенотами. Напряжение вылилось в полномасштабные убийства во время резни в День Святого Варфоломея 24 августа 1572 года, и Генрих избежал смерти с помощью своей жены и обещания принять католицизм.

Война трех Генрихов

После смерти Франсуа, герцога Анжуйского в 1584 году, Генрих стал наследником французского престола. Ему противостояла Священная лига, состоящая из католических аристократов, и папа Климент VIII, который отлучил французского наследника от церкви. Ситуация привела к войне Трех Генрихов, в которой Генрих столкнулся с королем Франции Генрихом III и стойким католиком Генрихом, герцогом Гизом.

Генрих Наваррский действовал смело, победив армию Генриха III в решающей битве при Котре 20 октября 1587 года.В конце концов, вмешательство Испании во французское правопреемство побудило Генриха III объединить усилия с Генрихом Наваррским, чтобы взять под свой контроль Париж и французскую сельскую местность. Генрих III получил ножевое ранение 1 августа 1589 года и умер на следующий день после объявления Генриха Наваррского своим преемником.

Король Генрих IV

Генрих стал королем Генрихом IV, но потребовалось девять лет осады Парижа, чтобы обезопасить свою корону от влияния Священной лиги и испанского вмешательства. Он обратился в католицизм, и после победы в нескольких ключевых битвах 22 марта 1594 года Париж окончательно капитулировал.Папа Климент отменил отлучение Генриха от церкви, и 2 мая 1598 года Генрих заключил Вервенский мир между Францией и Испанией. Примерно в то же время Генрих также издал Нантский эдикт, который подтвердил католицизм как государственную религию, но предоставил протестантам свободу вероисповедания.

Объединив королевство и достигнув мира внутри страны и за рубежом, Генрих IV вернулся к процветанию Франции. Он снизил налоги для французских граждан, заключил мир с Османской империей и открыл торговые пути в Восточную Азию.Он также прославился своими сексуальными подвигами, завязал множество любовников и получил прозвище «Le Vert Gallant» (Старая веселая искра).

Смерть и тайна

Несмотря на свои достижения, Генрих IV подвергся многочисленным покушениям. Католики считали его узурпатором, а протестанты — предателем, его обаяние и искренняя забота о нуждах народа не могли успокоить его врагов. Он был зарезан католическим фанатиком 14 мая 1610 года и впоследствии похоронен в базилике Сен-Дени в Париже.

В жутком постскриптуме голова забальзамированного тела Генриха IV, как сообщается, была потеряна после того, как революционеры разграбили базилику в 1793 году. Голова передавалась среди частных коллекционеров, пока не была обнаружена в 2010 году, когда группа судебно-медицинских экспертов подтвердила ее принадлежность бывшему французскому королю. Однако этот вывод был поставлен под сомнение несколько лет спустя, когда тесты ДНК показали, что у головы нет королевского генетического соответствия.

Генрих 4 (2010) — IMDb

Историческая драма.Паршивая экранизация двух романов немецкого писателя Генриха Манна «Молодые годы короля Генриха IV» и «Годы зрелости короля Генриха IV». Я хотел увидеть это творение три года назад, но обстоятельства были против, и не зря, могу сказать с чистой совестью. Но сейчас я увидел этот продукт европейского производства и полон гнева от этого обстоятельства. Поэтому вот мое краткое мнение — Порно в исторической обстановке. Несмотря на свой гнев, намерен отметить не только минусы этого творения, но и несколько плюсов, которые тоже были обнаружены, что удивительно.Теперь позвольте мне закончить вводную часть и перейти к сути. Итак, плюсы: 1. Интересная тема — жизнь и обстоятельства смерти французского короля Генриха Четвертого Наваррского вызывают живой интерес даже через пятьсот лет после его правления. Непростая судьба, тайные происки парижского двора и ведущих держав Европы, страна, раздираемая религиозными противоречиями, которые не могут быть разрешены миром, и на этом фоне личность Генриха, который в короткие сроки сумел добиться мира и процветания для Франции, хотя в конце концов он заплатил за это дорогой ценой.Какая интересная идея, но реализация не может быть хуже. Все потенциальные и хорошие стороны безжалостно слились. 2. Костюмы — то, к чему не придраться в этом творении, так это костюмы, потому что они выглядят аутентично для этой исторической эпохи и не вызывают нареканий. Комоды явно знали свое дело. 3. Музыка — за это здесь отвечал великий и ужасный Ганс Циммер вместе с ассистентом, который написал хорошую и качественную музыку для этого творения, что создает нужную атмосферу и позволяет прочувствовать всю драматичность некоторых моментов.Других людей, которые хорошо подошли к своему делу. На этом плюсы закончились, теперь перейдем к плохому и очень надоедливому. Итак, минусы: 1. Порно — извините, конечно, но я хотел посмотреть историческую драму о важном и драматическом периоде французской истории, а не порно в историческом антураже с рвением к бюджетной «Игре престолов». Такой хак при съемке эротики, нет, это даже не эротика, это натуральное порно, давно не видел. Зачем нужны эти сцены? Разве мы не знаем и не понимаем, откуда берутся дети? Это творение имеет возрастное ограничение «18+».Хак есть хак. Снятые и поставленные эти сцены просто омерзительны, и вызывают рвотный рефлекс. Если бы этих сцен здесь не было, то это творение можно было бы смотреть, а значит — позор. 2. Цирк с лошадьми — иногда при просмотре бил себя ладонью по голове из-за такого бреда и природного цирка, который делали герои этого творения. Кажется, перед нами серьезный фильм о драматических событиях в истории целой страны, а не «Пираты Карибского моря», где цирк анонсировали, а оказался цирком.Это не только выбивает из атмосферы, но и поражает восприятие этого творения. 3. Актерская игра — бревном работали все, кто был в кадре, от королей до статистов и статистов для сражений. Эмоции? Реинкарнация? Ввод изображения? Кто придумал такую ​​чушь? Нарядим актеров в исторические костюмы, напишем банальные диалоги и поставим их в кадр. Что может пойти не так? Почему такое пренебрежение к зрителю? 4. Скука — есть динамика, есть батальные сцены, нет харизматичных героев и я не хочу никому сопереживать, потому что они ни за что не цепляются.Фильм скучно смотреть даже таким любителям истории, как я. Мне все время было интересно, как будет разыгрываться убийство короля и его главная причина, потому что расследования не было, и это до сих пор остается загадкой. Как следствие — банальность, а значит — скучность этого творения, а жаль. 5. Ожидания — большой бюджет, несколько стран и без участия Голливуда интересная тема, и как следствие — ниже плинтуса, на фоне которого любая историческая драма выглядит шедевром, даже самым средним.Я ожидал увидеть хорошее и сильное европейское кино, но получил не смотрибельную фигню, а жаль потраченного времени. Немного о главных героях: 1. Генрих Наваррский, которого играет Жюльен Буасселье, молодой наследник Королевства Наварра, которому суждено стать будущим королем Франции и принести ему мир и гармонию на долгие годы. Мы наблюдаем за ним с раннего возраста до смертельного убийства. Изображался клоуном, хотя иногда и вменяемым человеком. 2. Марго в исполнении Армеля Дойча — принцесса из семейства Валуа и дочь Екатерины Медичи, ставшей женой Генриха, хотя их брак нельзя назвать счастливым.Страстный, взбалмошный, глупый и непоследовательный. Хотя у нее очень красное платье. Я уверен, что в книгах все было намного интереснее, и я постараюсь это прочитать. Надеюсь, что мы все-таки увидим достойную экранизацию Генриха Манна, и хоть со стороны наших кинематографистов (с «Королевой Марго» все получилось!), Пусть это творение отправится на помойку кинематографа с справедливым порицанием! В результате у нас получилась плохая историческая драма, основанная на мощном источнике, с плохим и скучным сценарием, всеобъемлющей пошлостью, хорошей музыкой и костюмами и отвратительной игрой.Позор и порицание! Моя оценка 4 из 10 и эту картинку к просмотру не рекомендую!

Париж Генриха IV

Опираясь на ранее не использованные нотариальные архивы в центре Парижа Минутье, Хилари Баллон представляет богатый и оригинальный отчет о решающем периоде между 1605 и 1610 годами, когда Париж превратился из средневекового города, разрушенного войной и запущенным, в современную столицу.

Лувр, Королевская площадь (ныне площадь Вогезов), площадь и улица Дофин, Пон-Нёф и больница Сен-Луи были частью строительной программы, инициированной Генрихом IV, которая не имела себе равных в Париже более чем два века.Опираясь на ранее не использовавшиеся нотариальные архивы в центре Парижа Минутье, Хилари Баллон представляет богатый и оригинальный отчет о решающем периоде между 1605 и 1610 годами, когда Париж превратился из средневекового города, опустошенного войной и запустением, в современную столицу. основные строительные проекты, показывающие, как видение Парижа Генрихом IV воплотилось в кирпиче и камне. Она связывает урбанизм монарха с его более широкими политическими целями: продвижение отечественного производства, соединение двора и торговли и превращение Парижа в центр единого французского государства.Баллон показывает, что такие работы, как Place Royale, первая запланированная площадь в Париже, и Hôpital Saint Louis, построенная для защиты города от дестабилизирующего воздействия чумы, были результатом интерактивного процесса между архитектурной формой, социальными силами, и политическое видение, а не воспроизведение непоколебимой королевской идеи. Оставив в стороне традиционный взгляд на урбанизм монарха как на самовосхваление, на его памятники и площади как на статичные иконы, она рассматривает здания в контексте парижской жизни, от их дизайна до строительства и использования.Затем Баллон переходит от памятников к изображениям Парижа Генриха IV на картах, видах города и книгах по истории. Она утверждает, что королевская строительная программа и политика централизации инициировали развитие во Франции множества топографических искусств: среди них история Парижа Жака Дю Брёля 1612 года была первой, которая ввела топографию города в качестве принципа организации.

Париж глазами Генриха IV

Отправлено: 30 августа 2017 г.

Сьюзан Кэхилл; Фотографии Марион Рану

Историю Генриха IV в Париже лучше всего рассказывать с высоты моста Пон-Нёф, Нового моста, самого любимого творения самого любимого короля Франции.Анри IV (1553–1610) восседает здесь на бронзовом коне посреди этой улицы над водой, самого длинного и широкого из парижских мостов, соединяющих левый и правый берег. Статуя обращена к элегантному треугольнику площади Дофин, еще одной жемчужине, созданной королем, который называл себя простым ковбоем: «Я правлю, сидя задницей в седле и с ружьем в кулаке». Спустя столетия после его смерти в результате убийства улицы Парижа все еще восхваляли его.

Vive Henri Quatre

Vive ce roi vaillant

Vive le bon roi

Vive le vert galant!

Фотография сделана Marion Ranoux

Религиозные фанатики раздираемого войной города ненавидели Генриха IV.Сумасшедший католик, который зарезал Генриха IV до смерти через шестнадцать лет после его коронации, был единственным убийцей — по крайней мере из двадцати трех других — который пытался убить его и действительно преуспел. Иезуиты, протестанты (называемые гугенотами, кальвинистами или реформистами) и воинственная католическая лига, они никогда не прекращали замышлять свою кровавую месть королю-солдату bon viveur , который с 1589 года (когда умер Генрих III, сделав Генриха IV следующим в очереди трон) до 1593 года повел свои протестантские войска против восставших католиков Парижа.Бомбардировав город с высоты Монмартра и колокольни Сен-Жермен-де-Пре, он надеялся заставить и, наконец, заставить его подчиниться протестантскому королю.

Но затем Генрих IV отрекся от своего еретического прошлого в аббатстве Сен-Дени в 1593 году и шесть месяцев спустя был коронован в Шартрском соборе. После тридцати лет гражданской войны между католиками и гугенотами, за которой последовала четырехлетняя осада Парижа Генрихом, простых парижан в тот момент не волновало, было ли обращение Генриха IV чистым или циничным.Важно то, что его подчинение Риму означало прекращение войны. Согласно книге Десмонда Сьюарда « Первый бурбон: Генрих IV из Франции» и «Наварра », нет никаких доказательств, что он когда-либо говорил: « Paris vaut bien une emesse ». (Париж стоит мессы)

Однажды он написал своему другу: « Те, кто искренне следует своей совести, исповедуют мою религию — что касается меня, я принадлежу к вере каждого храброго и искреннего человека ». Католическая лига, плененная догматической иерархической властью, высмеивала этот постыдный поворот, новый еретический стандарт индивидуального сознания.Так протестант! Итак модерне ! Но обычные горожане — купцы, ремесленники, банкиры, художники, каменщики, бюргеры, бедняки — все они устали от голода, устали от руин, которые паписты, гугеноты и сам Генрих IV построили в их городе. Улицы были заполнены фекалиями — животными и людьми — грязью, густой от крови и гниющих частей тела. Экономика Франции была еще одним крахом.

Генрих IV позаботился о том, чтобы не обременять рабочих расходами на его обширные строительные и реконструкционные проекты.Например, чтобы заплатить за Пон-Нёф, он обложил налогом каждую бочку вина, которая ввозилась в город. Взошедший на престол во дворце Лувр, прощающий всех участников боевых действий, строящий свои дальновидные планы восстановления разрушенного города, он завоевал поддержку народа. « Мы должны быть приведены к соглашению разумом и добротой», — писал он , — « , а не строгостью и жестокостью, которые служат только для возбуждения мужчин ». В этом великодушном духе он разработал и подписал Нантский эдикт, предоставляющий терпимость и свободу вероисповедания реформистской религии в 1598 году (в том же году он построил мост Пон-Нёф, первоначально запланированный королем Валуа Генрихом III).Его популярность была настолько велика, что даже самые жесткие католики предпочли не воевать с обязательной терпимостью Генриха.

Родился в доме Бурбонов и вырос на юго-западе, в королевстве Наварра, в то время небольшом независимом королевстве в Стране Басков между Францией и Испанией. Он обладал гасконским темпераментом, который Бальзак описал как «смелый, отважный, предприимчивый. склонны преувеличивать хорошее и умалять плохое,… смеяться над пороком, когда он служит ступенькой ». На каждом этапе Генрих IV был чародеем, «его глаза полны сладости… все его лицо оживлено необычайной живостью», как сказал один судья.Северные, более интеллектуальные французы считали жителей Юга, говорящих на провансальском, иностранцами.

Генрих IV крестился в католической церкви, но после того, как его родители обратились в протестантизм, ему дали наставника-протестанта. Когда его отец — но не мать — вернулся в Церковь, он дал своему сыну католического наставника. Однако мальчик сохранил реформированную веру своей матери даже во время учебы в католическом Париже в колледже Наварры на холме Сент-Женевьев.

Религиозные войны бушевали в юности, когда он покинул колледж Наварры и вернулся в королевство своей семьи.Генрих IV лично видел пытки и варварство, которые каждая из враждующих сект причиняла другой. В 1572 году он снова покинул дом, чтобы отправиться на север, в Париж, где впервые был замечен его брак по договоренности с католичкой Маргаритой де Валуа (Марго), сестрой короля Валуа Карла IX и дочерью королевской отравительницы королевы-матери Екатерины Медичи. как повод для радости, знак того, что паписты и гугеноты перестанут убивать друг друга. (О свадебных эмоциях Маргариты см. «La Reine Margot: Legends and Lies», стр.229.)

Портрет короля Генриха IV, находится в свободном доступе через Википедию.

Тысячи протестантской знати приехали в Париж, чтобы насладиться праздником. Их пригласили занять комнаты в Лувре. (Некоторые остались дома в своих замках, одержимые странным предчувствием дурного предчувствия.) Брачные торжества, несмотря на неприязнь жениха и невесты друг к другу, очевидные во время церемонии у собора Нотр-Дам, длились почти неделю. Затем, по сигналу торжествующих христианских церковных колоколов, взорвался ужас.То, что католики стали называть резней протестантов днем ​​святого Варфоломея, бушевало в течение следующих трех дней и ночей.

Жених-протестант, ожидая смерти, спрятался в Лувре, а затем под «домашним арестом» в коридорах Château de Vincennes , в то время государственной тюрьмы.

Планируя, но не сумев сбежать из Парижа в течение следующих четырех лет, Генрих IV играл в игру, притворяясь, что наслаждается городскими удовольствиями, охотясь в королевских лесах, благоустроенных при Франсуа I ( Булонский лес и Фонтенбло ). а также азартные игры, теннис, женщины, прогулки по садам Лувра.Новая невеста пыталась помочь мужу сбежать. В романе Александра Дюма La Reine Margot она изображается как верная защитница Анри.

Наконец он уехал домой, в Наварру, надеясь больше никогда не увидеть Парижа. После резни в День святого Варфоломея произошло еще восемь гражданских войн с участием католиков и протестантов. Анри оседлал себя, чтобы присоединиться к непрекращающимся кровопролитиям, чьей религией была Истинная , вернейший билет в рай. Неудивительно, что Генрих IV возненавидел абсурдную партизанскую религию, не желая участвовать в ней, когда он был королем.Резня закончилась только в тот день, когда он преклонил колени перед Римом в Сен-Дени. Война не сработала; Он понял, что обращение в христианство было единственным способом победить католический Париж и стать коронованным Rex Christianissimus, Самым христианским королем. (Монтень считал, что, будучи твердым кальвинистом под влиянием своей матери, теплая, земная личность Анри больше соответствовала католической вере, чем ледяной чистоте протестантизма.)

То, чего не понимали в отношении Генриха IV в 1594 году, когда он, будучи королем, поселился в дворце Лувр и ликовал экипаже на Иль-де-ла-Сите , чтобы послушать мессу в Нотр-Дам, было его любовью к красоте.Он был полон решимости превратить грязные руины Парижа в место, пригодное для проживания цивилизованных людей: « Сделать этот город красивым, спокойным, сделать [его] целым миром и чудом света ». Провидец и прагматик, ко времени своего убийства Генрих IV превратил средневековый город Париж в современную столицу: «столицу мира», как ее стали называть, на протяжении веков.


SUSAN CAHILL опубликовала несколько книг о путешествиях по Франции, Италии и Ирландии, в том числе Hidden Gardens of Paris и The Streets of Paris .Она редактор бестселлеров серии Women and Fiction и автор романа Earth Angels. Ежегодно она проводит в Париже несколько месяцев.

МАРИОН РАНУ , уроженка Парижа, опытный фотограф-фрилансер и переводчик чешской литературы на французский язык.

Теги: Католик, Католическая история, Католическая лига, Нантский эдикт, Франция, Французские религиозные войны, Генрих IV, Дом Бурбонов, король Генрих IV, Лувр, Марго Валуа, Маргарита де Валуа, Марион Рану, Наварра, Новый мост, Париж, Пон-Нёф, протестант, Резня в день Святого Варфоломея, Сьюзан Кэхилл, Улицы Парижа, Религиозные войны

Аудиокнига недоступна | Слышно.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.