Где я только не бродил нигде их не было: решебник по русскому(старый) — В. В. Максимова к Пособию для занятий по русскому языку в старших классах В. Ф. Греков, С. Е. Крючков

Содержание

ХIII Неударяемые частицы НЕ и НИ

Орфография

ХIII Неударяемые частицы НЕ и НИ

§ 48. Следует различать правописание неударяемых частиц не и ни. Частицы эти различаются по значению и употреблению.

1. Частица не употребляется для отрицания, например: Не я говорил об этом. Я не говорил об этом. Я говорил не об этом.

Необходимо обратить внимание на отдельные случаи употребления этой частицы:

а) При наличии отрицательной частицы не и в первой, и во второй части составного глагольного сказуемого предложение получает утвердительный смысл, например: не могу не упомянуть... (т. е. «должен упомянуть»), нельзя не сознаться... (т. е. «надо сознаться»).

б) В вопросительных и восклицательных предложениях частица не примыкает к местоимениям, наречиям и частицам, образуя с ними сочетания: как не, кто не, кто только не, где не, где только не, чем не, чего не, чего только не и т.

п.; сюда примыкают вопросительные предложения с сочетанием не – ли, например: Ну, как не порадеть родному человечку! (Грибоедов). Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? (Пушкин). Чем ты не молодец? (Пушкин). Где он только не бывал! Чего он только не видал! Чем не работа! Обрыскал свет; не хочешь ли жениться? (Грибоедов). Да не изволишь ли сенца? (Крылов).

в) В соединении с союзом пока частица не употребляется в придаточных предложениях времени, обозначающих предел, до которого длится действие, выраженное сказуемым главного предложения, например: Сиди тут, пока не приду.

г) Частица не входит в состав устойчивых сочетаний: едва ли не, чуть ли не, вряд ли не, обозначающих предположение, далеко не, отнюдь не, ничуть не, нисколько не, вовсе не, обозначающих усиленное отрицание, например: едва ли не лучший стрелок, чуть ли не в пять часов утра, отнюдь не справедливое решение, вовсе не плохой товар, далеко не надежное средствo.

д) Частица не входит в состав сочинительных союзов: не то; не то – не то; не только – но; не то что не – а; не то чтобы не – а, например: Отдай кольцо и ступай; не то я с тобой сделаю то, чего ты не ожидаешь (Пушкин). Наверху за потолком кто-то не то стонет, не то смеется (Чехов). У партизан были не только винтовки, но и пулеметы (Ставский).

2. Частица ни употребляется для усиления отрицания, например: Ни косточкой нигде не мог я поживиться (Крылов). На небе позади не было ни одного просвета (Фадеев). Метелица даже ни разу не посмотрел на спрашивающих (Фадеев). В деревне теперь ни души: все в noлe(Фадеев).

Повторяющаяся частица ни приобретает значение союза, например: Нигде не было видно ни воды, ни деревьев (Чехов). Ни музы, ни труды, ни радости досуга – ничто не заменит единственного друга (Пушкин). Но толпы бегут, не замечая ни его, ни его тоски (Чехов). Я не знаю ни кто вы, ни кто он (Тургенев).

Необходимо обратить внимание на отдельные случаи употребления частицы ни:

а) Частица ни употребляется перед сказуемым в придаточных предложениях для усиления утвердительного смысла, например: Слушайтесь его во всем, что ни прикажет (Пушкин). Не мог он ямба от хорея, как мы ни бились, отличить (Пушкин). Куда ни оглянусь, повсюду рожь густая (Майков). Кто ни проедет, всякий похвалит (Пушкин).

Частица ни в придаточных предложениях указанного типа примыкает к относительному слову или к союзу, и поэтому придаточные предложения начинаются сочетаниями: кто ни, кто бы ни, что ни, что бы ни, как ни, как бы ни, сколько ни, сколько бы ни, куда ни, куда бы ни, где ни, где бы ни, какой ни, какой бы ни, чей ни, чей бы ни, когда ни, когда бы ни и т. п.

Эти сочетания вошли в некоторые устойчивые обороты: куда ни шло, откуда ни возьмись, во что бы то ни стало и т. п.

б) Частица ни встречается в устойчивых сочетаниях, которые имеют значение категорического приказания, например: ни с места, ни шагу далee, ни слова и т. п.

в) Частица ни входит в состав отрицательных местоимений: никто, никого (ни у кого) и т. д.; ничто, ничего (ни до чего) и т. д.; никакой, никакого (ни у какого) и т. д.; ничей, ничьего (ни у чьего) и т. д. и наречий: никогда, нигде, никуда, ниоткуда, никак, нисколько, нипочем, ничуть, а также в состав частицы -нибудь.

Пишется ни в устойчивых сочетаниях, в которые входят местоимения, например: остался ни при чем, остался ни с чем, пропал ни за что.

г) Двойное ни входит в устойчивые обороты, представляющие собой сочетание двух противопоставляемых понятий, например: ни жив ни мертв; ни то ни се; ни рыба ни мясо; ни дать ни взять; ни пава ни ворона и т. п.

Читать онлайн "Жень-Шень" автора Пришвин Михаил Михайлович - RuLit

Как я потерял себя и как может потерять себя человек! Я бросился в горы искать оленей, как будто бы напуганных диких зверей можно найти. Где только я ни бродил, нигде их не было, но к вечеру, в сумерках, вдруг всех их я увидел высоко над собой, на скале. Повернув голову в другую сторону, я там на другой скале тоже увидел оленей, и так везде было, и у нас в распадке на щеках были все олени и олени. Я чуть с ума не сошел, и добрый Лувен всю ночь не мог ничем меня успокоить.

XIV

От всяких неудач и дурных настроений я придумал себе верное средство – в предрассветный час выходить из фанзы и, прислонясь к чему-нибудь твердому, сосредоточивать себя на мысли, что мой корень жизни растет, что для этого нужен срок, и оттого не надо никакой беде поддаваться, а всегда встречать беду как неминучее и думать о сроке, что непременно рано или поздно срок моих достижений придет.

Мне казалось, что я этим повседневным упражнением; развил в себе сильную волю и навсегда обезопасил себя от позорной слабости перед бедой. И вот при первом серьезном столкновении с жизнью мой хорошо придуманный, но мало испытанный прием изменил мне, и я до того расстроился, что забыл про Жень-шень.

На развалинах своего питомника пятнистых оленей сижу я с Лайбой, время от времени наигрываю в свой олений рожок. Мне пришло в голову, что будь я хоть сколько-нибудь суеверный человек, расположенный понятное и; простое, но трудно выносимое объяснять себе какими-нибудь непонятными причинами сверхъестественного происхождения, – как не подумать мне тогда о Хуа-лу, что это – ведьма, завлекающая меня красотой своей: она превратилась на моих глазах в прекрасную женщину, и когда я полюбил ее, вдруг исчезла. А когда я наконец-то с большим трудом начал справляться, своей мужской творческой силой расширяя заколдованный круг, вдруг та же самая Хуа-лу разбивает все это вдребезги. И в конце концов появляется какой-то полосатый черт Бурундук. Так вот с отдаленнейших времен нарастает на человеке эта защитная рубашка суеверия: ведьмы и черти сменяются вещами, обстановкой, форматами, и только дети, одни только дети остаются живыми…

И много всего такого проходило в моей опечаленной голове в упадке жизненной волны. А новая волна была не за горами. Лайба давно поглядывала как-то странно назад и потом на меня, как будто там, назади, происходило нечто обычное, из-за чего не стоит беспокоиться, но все-таки там! не просто было назади, а что-то происходило. Почему-то! я молчаливому указанию собаки не придавал значения и занимался своими меланхолическими думами до тех пор, пока прямо сзади меня не послышался явный шорох. Тут я оглянулся и… сзади, возле самого меня, стояла Хуа-лу с Мишуткой и подбирала рассыпанные на земле во время разгрома соевые бобы. Что же это за радость была! Но мало того! Бурундук, и не один, а штук пять полосатых чертей, больших и маленьких, тоже усердно занимаются соевыми бобами. Так вот сколько раз у меня в жизни бывало – только-только начнешь прибегать к мудрым толкованиям, к таинственным и далеким силам для понимания и облегчения своей беды, как вдруг жизнь сама перед тобой раскроется и тебе, своему любимцу, из себя самой такой подарок представит, что прямо без памяти ржешь и орешь, и мед на усах и хвост пистолетом. Никогда не забыть мне этого часу, как солнце вышло из тумана и вся орошенная паутина засверкала бриллиантами, жемчугом, и сколько тут было цветов, и какие! Там в жемчужных бусах азалия, там в каких-то алмазных чепчиках саранка и лилия, там строитель серебристой ниточкой захватил этот белый и нежный цветок эдельвейс и тоже притянул его к своему строительству утренней радости. Такое богатство драгоценных камней только в арабских сказках можно найти, но и их удивительная арабская фантазия не могла создать такого богатого, такого счастливого калифа, как я.

Какая глубина целины, какая неистощимая сила творчества заложена в человеке, и сколько миллионов несчастных людей приходят и уходят, не поняв свой Женьшень, не сумев раскрыть в своей глубине источник силы, смелости, радости, счастья! Вот сколько же было у меня оленей, и какие! Вспомнить только, как вел себя под ножом Серый Глаз! Но разве я радовался когда-нибудь им всем, как обрадовался бешено, когда пришла одна Хуа-лу? Можно бы подумать, что я в то время понимал, что с помощью Хуа-лу я могу переловить множество оленей, и оттого так обрадовался. Совсем нет! Я обрадовался потому, что разлука с оленями раскрыла мне самому, какие силы вложил я в это дело, я обрадовался потому, что мог теперь снова начать свое необыкновенно прекрасное строительство. Вот мы теперь скоро и радостно с Лувеном заделываем забор и так надстраиваем, чтобы никак не могли олени опять перепрыгнуть и завалить, даже соединенными силами. Теперь мне мало-помалу становится понятным, что приход Хуа-лу из дикой тайги на олений рожок значит для моего дела гораздо больше, чем обладание всеми исчезнувшими рогачами. Я теперь без всякого риска делал ежедневные опыты: утром выпускал Хуа-лу на вольное пастбище, а вечером вызывал ее оттуда оленьим рожком. Мало того: в каждый призыв, давая какое-нибудь заботливо приготовленное лакомство и ей и Мишутке, я добился того, что в любой час дня, стоило мне заиграть, и она рысью бежала по сопкам к питомнику.

Так мало-помалу время опять стало приближаться к осеннему гону, и однажды нечаянно я вдруг догадался, как надо мне действовать, чтобы возвратить к себе своих оленей, а может быть, и новых добыть. Было раз, на сопку против Орлиного Гнезда пришел табунок ланок, и с ними был почему-то Развалистый с большими костенеющими рогами. Время осени было раннее, еще даже изюбр не; ревел, но и у животных, конечно, как и у людей, бывают баловники. По всей вероятности, хорошо мною раскормленный для опыта олень раньше срока стал баловаться и, может быть, приставать безуспешно к еще совершенно по времени девственным ланкам. Наблюдая из-за прикрытия Развалистого, я выждал время, когда он был за сопкой, открыл тихонечко ворота питомника, насторожил веревку ловушки и выпустил гулять Хуа-лу. Она весело побежала к табуну, но тут ее заметил Развалистый, подбежал к ней и встретил. Возможно, у них уже некоторая дружеская связь была между собой благодаря необыкновенной для оленей жизни в питомнике. Но она, конечно, позволяла себя обнюхивать до известного предела: как только раскормленный рогач перешел границу, она ушла от него и скрылась в табунке ланок. Времени прошло около часу, она забыла про Развалистого и вышла из табунка. Не успела она отойти, как он тут опять с неприятным своим приставанием. Ей тогда ничего не оставалось делать, как опять бежать в табунок, но я нашел этот момент самым выгодным для себя и, лежа за камнем в заветрии, крепко сжимая конец веревки в руке, заиграл в олений рожок. Тогда она сразу, со всех ног бросилась, и я не ошибся в расчете: он тоже бросился за ней со всех ног. И у него не только ни-малейших сомнений не было, когда он вбегал в ворота, но даже, когда закрылись они за ним, он не обернулся и, мало того, ничуть не смутился при моем появлении.

С каким же нетерпением стал я дожидаться времени, когда начнется гон пятнистых оленей. Постепенно румянились листья винограда, вспыхивали огни мелколиственного клена, и однажды, после небольшого тайфунчика, в тишине, в звездную ночь родился мороз, и в ту же самую сентябрьскую ночь опять, как и прошлый год, в той же самой стороне, на той же самой горе заревел первый изюбр.

Из писем Ф. И. Кукушкина родным

Оглавление


О времени и о себе

Какими они были – Победители? Люди все выстоявшие, выстрадавшие, не сдавшиеся рассказывают о себе сами в письмах с войны, адресованных родным и близким, друзьям-товарищам, коллегам по работе, согражданам. Авторы писем, написанных на тетрадных листках или обрывках бумаги в краткие минуты отдыха, между боями, а то и под пулями, не рассчитывали, что их безыскусные послания когда-нибудь будут опубликованы. Нет уже в живых ни авторов, ни адресатов и зачитанные, пожелтевшие от времени листочки, со стершимися строками в сгибах фронтового треугольника, колесившего дорогами войны, завершили свой путь на архивных полках. Теперь они адресованы в вечность.

Пять лет назад областной архив подготовил сборник «Письма с Великой Отечественной…» (Сборник фронтовых писем. 1941-1945. – Иваново: Иван. гос. ун-т, 2005. – 192 с.), который дополнил страницы истории Ивановской области в годы всенародного бедствия, написанные их непосредственными участниками. Письма отражают морально-нравственный облик защитника Отечества, его внутренний мир, мысли и чувства, внешнее их проявление в экстремальных условиях, жизненные ценности и устремления в планируемой мирной жизни.

Тираж сборника быстро разошелся. Желающие приобрести книгу до сих пор обращаются в архив. В канун 65-летия Великой Победы коллекция фронтовых писем в архиве пополняется. Со временем будет подготовлено дополненное издание, куда войдут и наиболее яркие из опубликованных документов. Предлагаем читателям – пользователям Интернета пройти дорогами войны с авторами писем. Вы многое узнаете о той страшной войне…

Только не падайте духом

Ивановец Федор Иванович Кукушкин жил в Воробьеве, был призван в армию в первые дни войны. Пропал без вести. Судьба его неизвестна…

№№ 1 - 28. Из писем Ф. И. Кукушкина родным

26 июня 1941 г. - 24 февраля 1942 г.


№ 1

26 июня 1941 г.

Здравствуйте, Ляля, Галя, Роза, Мама, Шура, Папа, шлю вам свой привет. Спешу сообщить, что я до Шуи дошел хорошо, здесь нас устроили пока в школе № 2. Меня зачислили в артиллерию, во взвод управления. Я до сих пор не знаю, когда и куда поедем… Гоняют по Шуе нас из конца в конец, но толку пока не видно, строят, записывают, делают перекличку. Некоторых ивановских, которые шли вместе со мной, уже обмундировали, но нас пока нет, так что когда мы отсюда уедем, не знаю. Спим мы здесь на голом полу, но обижаться не приходится, потому что теперь уже и эти условия считают хорошими, но это неважно, так жить еще можно.

Времени свободного нет, если еще урву, то буду писать.

Целую вас всех, ваш Федор.


№ 2

4 июля 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Сегодня уже вторые сутки, как мы находимся в дороге, едем очень медленно, сейчас время 11 час. дня, а мы только доехали до станции Второво. Стоит очень жаркая погода, есть не хочется, пьем больше воду. На пути попадаются эшелоны с беженцами из Риги, говорят, что их там сильно бомбили, и вообще едет много народа военного, настроение у всех хорошее.

Я немного прерывал писать, время 2 час. дня, а мы все стоим. В вагоне духота, но вот сейчас пошел дождь и слышны удары грома, воздух стал свежим, дышать стало лучше. Командование нам не разрешает снимать с себя все обмундирование, так что находимся в полном боевом порядке. Это приучаем себя, выносить всякие трудности. Но это все пустяки…


№ 3

7 августа 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Я нахожусь сейчас на Смоленском направлении в г. Кирове. 1 августа наш полк разбит. О будущем я не знаю, куда нас сейчас денут. За это время я видел всяких видов, с 14 июля по 1 августа был все время в боях, все ужасы войны видел. Мы здесь ничего не знаем. Меня беспокоит ваша судьба. Неужели вас тоже бомбят? Я все время нахожусь в лесах. Мне очень и очень хочется знать, как вы живете. Здесь дела наши плохи. Нет самолетов и танков. Нас бьют, как зайцев.

Ну, а пока до свидания. Привет родным и знакомым. Пишу на кухне. Где-то шумит самолет. Немцы. Ну, до свидания…


№4

12 августа 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Пишу вам с фронта уже третье письмо. Доходят ли они до вас, я не знаю. Я вам писал, что наш полк разбили, и вот мы до сего времени стоим в лесу в ожидании дальнейшего. В отделении нашего взвода уцелели трое, остальных судьба неизвестна. К. Михайлова я тоже не вижу, он, наверно, попал в плен или же его забрали в пехоту. Сейчас стало немного веселей. Появились наши самолеты и танки, а немецких самолетов уже не видно. Здесь нет никаких сообщений, так что у нас, что только не болтают, даже говорят, что Иваново уже бомбили, Киев, Одесса, Смоленск взяты, так что слушаешь, и уши вянут. Как бы хотелось получить от вас весточку.


№ 5

14 августа 1941 г.

6 час. утра.

Здравствуй, моя дорогая Шурочка, шлю тебе привет и крепко целую. Сегодня исполнился месяц, как я нахожусь на фронте. Но с 6 августа мы отдыхаем, стоим в лесу. Сейчас не слышно стрельбы, только по утрам слышны разрывы авиабомб, это немцы бомбят. Но сейчас стало совсем иначе. Самолетов наших стало много, так что немцы летают очень мало над нами. Но положение для нас сейчас неясно, мы ничего не знаем, что делается на нашем фронте. Но хочется верить, что дело скоро пойдет на лад. Говорят, что здесь в начале была большая измена, нас продали, также был продан наш полк, почему нас и разбили.

Шурочка, у нас так много здесь болтают, говорят, что Иваново бомбили. Неужели это правда? Я насмотрелся на Ростов. Это очень жуткая картина, одни остались трубы. Так что слышать это берет жуть за вас…

Живу я сейчас в лесу… Днем ничего, можно жить, но только холодно, особенно в дождь, когда намокнешь. После того, как наш взвод растерялся, и осталось нас всего на сегодняшний день три человека, нас перевели в хозвзвод на время, меня прикрепили к кухне. Правда, работа каторжная в боевой обстановке… Приходилось спать час, ну два в сутки. Находились все время на огневой позиции, было так: начнет бить немецкая артиллерия, а мы раздаем обед или завтрак. Вот тут приходится плохо, бойцы убегают в свои окопы, а мы около кухни заберемся под колеса и лежим, а снаряды рвались близко-близко. Особенно было первое время жутко, сначала слышится свист, как летит снаряд, и кажется, вот-вот упадет на голову. Попривыкли, стало ничего. Снаряды рвутся, а мы сидим и поедаем кашу. Но все же седых волос у меня стало больше. Сейчас на кухне благодать, спим часа четыре и даже больше, но зато сытно. Есть я стал много, но пользы нет.

Недавно были в деревенской бане, перестирал все белье – стирал и все тебя вспоминал. Как ты ругалась из-за стирки. Я тебя во сне сегодня ночью видел. Так было хорошо. Но проснулся, нет никого. Очень и очень соскучился по дому...


№ 6

20 августа 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Я сейчас нахожусь от Кирова Смоленской области в 15 км, как всегда в лесу. 16 августа нас сформировали в […] . Я попал в […] дивизион в тот взвод, как и в первый раз. Сейчас идем […] опять в бой, а вот сейчас, когда я вам пишу […], видимо, идет сильный бой, беспрерывно слышится орудийная стрельба, и над нами пролетают с грузом наши бомбовозы. Видимо, ночь сегодня будет очень бурная, а мы пока отдыхаем от прежних боев, готовим силы для будущего. Настроение скверное – это понятно […], будем надеяться. Меня очень и очень беспокоит ваша участь. Я даже седеть стал от заботы, и вши завелись, так хочется знать, как вы там живете. Говорят очень много, а я насмотрелся на ужасы, и если этому подвергнетесь, то это очень жутко. Вы бы ребят отправили в деревню, и также из имущества, а что нельзя, заройте в землю, в случае чего в городе не оставайтесь. Немцы очень жестоко расправляются, особенно с большевиками. Я все же не думаю, чтобы они подошли к нашему городу. Но это для всякого случая. Но ребят отправьте в деревню…


№ 7

8 сентября 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие….

Шура, только что получил твое письмо, чему очень и очень рад, читал несколько раз сряду. Так рад за вас, что живете вы спокойно. Только стало немного грустно, так захотелось быть дома, посмотреть на вас, на цветы. Очень понравились фотокарточки; уж очень Ляля полная, неужели в самом деле такая? Я сравнивал с той карточкой, которая все время лежит у меня в кармане. Галя что-то худая, а ты тоже вроде похудала. Шура, ты мне пишешь, что кто ранен, кто в плену. Как ты узнала, что Алексей в плену? И если так, то очень плохо...

Ну, а теперь немного о себе… Я нахожусь в наряде посыльным по штабу дивизиона; сегодня день очень ясный, много летает немецких самолетов, а также наших, кругом слышатся разрывы бомб. Наша артиллерия с раннего утра стреляет беспрестанно, так что кругом все трясется, а я нахожусь недалеко от наших пушек, так что болят уши от такого грохота. Снова в боях я нахожусь с 30 августа, нас вооружили, хватит, поотдыхали. 31 августа было наступление, участвовало много наших танков. Немца погнали здорово, разбили у него две дивизии, но 1 сентября пришлось занять новые позиции. В эти дни я себе достал немецкий котелок и плащпалатку, так что теперь дождя не боюсь. Где мы сейчас находимся, я точно не знаю, но, кажется, ближе к Смоленску у реки Десны. Да, я тебе не писал, мне пришлось видеть пленных немцев. Ну и продажные шкуры, они смеются, машут руками, чуть не обнимаются, а сами перед этим убивали наших бойцов. Когда я тебе пишу, наши части пошли в наступление, значит, дела будут. Не зря так стреляла наша артиллерия. Сейчас слышатся сильные взрывы. Это противник подрывает свои боеприпасы. Ну, ладно об этом, ты представь, как надоел этот шум и треск. Очень уж стали холодные ночи, в особенности сегодня, так что мы стали себе рыть в земле окопы, и в них будем спать. На днях нас мыли в бане. Кормят нас прилично, даже дают теперь вина, но я совсем не пью, отдаю товарищам, но уж очень силен аппетит, насилу дождешься, когда накормят. Твою копченую колбасу я все храню, жалко ее есть…


№ 8

9 сентября 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Мама, вчера у меня была большая радость, утром получил письмо от Шуры, а к вечеру получил твое заказное с карточками. Теперь я спокоен за вас – очень рад, что вы не знаете ужасов войны. Вот только как с продуктами, теперь все стало по карточкам. Но это все же можно терпеть, а вот когда бомбят и жгут дома, вот как сейчас я наблюдаю картину, деревни горят вовсю, где только будут жить бедные люди, а сколько добренького всего пропадает, и все это из-за проклятого Гитлера. Но надо сказать, что дело теперь изменяется крепко в нашу пользу, раньше он нас гнал, и мы от него бежали, но теперь не то, вот хотя бы вчерашнее наступление, оно продолжается и сегодня. Вчера за ночь на нашем направлении уничтожено 6 дивизий противника. Появилась такая артиллерия, которой у немца совсем нет… Вот когда они стреляют, то получается страшный треск. Так что немцу достается крепко. Сегодня утром командир нашего дивизиона вынес благодарность за хорошую стрельбу личному составу орудий. Наш дивизион и полк находятся теперь не меньше как в 6-7 км от противника, а раньше стояли в 1 ? - 2 км. Сейчас стреляем лучше и приносим очень большую пользу. Лично я нахожусь в управлении дивизионом. Что-либо особого своим присутствием, пользы, мне кажется, приношу мало. Противника близко не видно, но от него летят снаряды, и самолеты сбрасывают бомбы и обстреливают из пулемета, но наша авиация действует очень хорошо и чисто прогоняет немецкие самолеты. Вот вчера был воздушный бой, наши сбили их самолет. В тот момент, как я пишу, идет сильная артиллерийская стрельба, в воздухе летают немецкие самолеты, и вот так теперь будет каждый день.

Я себя чувствую хорошо, ко всем невзгодам привык. Питаемся мы хорошо, спим теперь не под кусточком, а в землянке на соломе, правда в рот и в нос за ночь набивается земля, но это пустяк. Сегодня я даже сумел хорошенько умыться. Вот только отросли длинные волосы, очень чешется голова, но стричь нечем, нет машинки. Недавно я был в бане, надел на себя две пары белья и домашнюю полосатую рубашку, а то ночи стали холодными…


№ 9

11 сентября 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие ребятки Ляля, Галя, Роза, шлю вам привет и крепко целую. Я только что получил ваши письма и очень за вас рад, что вы живете спокойно, и в деревню ехать нечего, да я теперь тоже стал спокоен за вас. На фронте дело изменилось в нашу пользу. Гитлер стал отступать, мы ему здесь даем жару. Сегодня ночью наша батарея подвинулась к самой реке Десна. Но нам здесь тоже нескучно. Сегодня ночью рыли блиндаж, утром было очень холодно, первый день был мороз. Начиная с самого утра, немецкие самолеты не дают нам спокоя, бомбят весь день и обстреливают из пулемета. В тот момент, как я начал писать письмо, налетели самолеты и начали бомбить и стрелять, а наши зенитчики их стали обстреливать, ну, мне пришлось спрятаться в окоп, где и дописываю вам письмо, а вот сейчас стали невдалеке падать немецкие снаряды. Так что здесь, ребятки, мне не скучно, то, что вы смотрите в кинокартине, я это вижу на самом деле.

Ну, а пока до свидания. Передавайте привет маме, бабе и деде. Ваш папа.


№ 10

16 сентября 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Эти дни собирался писать несколько раз, но положение не позволяет, вот и сейчас пишу, а над головой летят немецкие бомбовозы, а за ними гонятся наши ястребки, смотреть некогда – пишу вам письмо. Сегодня исполнилось два месяца и два дня, как я на фронте (в боях 32 дня). За это время я много видел (ну, опять летит и обстреливает) и морально переживал, но теперь стало радостней, наши части уже не такие, как в первый раз, и бьются с врагом решительней, и немец уже отступает. Я уже сейчас нахожусь за рекой Десной, в 10 км от нее немца уже отогнали… Опасности подвергаюсь, как и все, но вот нашему отделению на правах штабников приходится нести всякие дежурства, а эта роль неблагодарная. Хотя бы взять 13 сентября. Нас 4 человека послали на наблюдательный пункт, и нужно было вырыть у штаба блиндаж, но в это время немец наступил, было жутко, кругом рвались снаряды, свистели пули, пулеметы строчили совсем рядом. Один снаряд упал совсем рядом, но не разорвался. Хотя таких снарядов у немца очень много, но все же немца остановили, и вот я нахожусь на этом месте. Вырыли и для себя окоп, но сыро и к нам в гости прыгают лягушки, но приходится не обращать внимания (опять обстреливают самолеты). Сегодняшний день чего-то подозрительный. Летают только немецкие самолеты, но артиллерия их молчит, хотя наша изредка стреляет. Нашей артиллерии здесь очень много, и вообще всего много. Так что их музыка нас поднимает утром и укладывает спать, шум невозможный, когда все это стихает, то бывают очень приятные минуты. Погода начинает портиться, выпадают дожди, но пока не холодно.

Кормят, можно сказать, хорошо, три раза в день, и все суп с мясом, только на вечер каша. Аппетит большой. На полях много картошки, так что, если представляется возможность, варим и едим с большим аппетитом. Даже делаем и «пюре» (ну, проклятые, опять бомбят). Так что живем и не теряемся. Меня удивляют местные жители. Несмотря на обстрелы и бомбежки, они спокойно делают свои дела, пашут и сеют, собирают урожай, и все почти – женщины и старики. Но все же на полях очень и очень много всего осталось. Как рассказывают жители, немец очень издевается, скотину, так всю пережрал, и когда отступает, то жжет все на своем пути.

Меня теперь очень радует одно то, что вы живете спокойно, а вместе с вами я ко всему теперь стал спокоен. Я рад за вас. Извините, что плохо пишу, на каске очень неудобно.

Ну, а пока до свидания. Ваш Федор.


№ 11

17 сентября 1941 г. Здравствуйте мои дорогие…

Шура, я только что получил письмо, вернее, три письма, два от тебя и одно от мамы… Мне так радостно стало, а то у меня вчера было очень плохое настроение…

Сейчас я пишу в землянке нашего штаба, благо, начальства нет, ну, я у них взял чернила и пишу. Как дома. Правда, я вчера только послал вам письмо, и нового писать нечего. Сегодня немец стал поактивнее, стреляет и стреляет из минометов, а ночью, когда я был часовым, пускал в расположение к нам ракеты. Как они пробираются, шут их знает, на каждом шагу стоит часовой. Но наша артиллерия глушит их еще больше. Сейчас, видимо обе стороны готовят силы, а потом пойдет вперед. Шура, удивительно сходятся твои заботы. С 28 и 29 августа я, вернее наша часть, стала выступать из отдыха на линию фронта, и мы проделали расстояние в 45 км в ночь с 28-го. Путь был очень труден, был сильный дождь и тьма. Шли лесом. Я очень устал, намял мозоли и 29-го очень себя плохо чувствовал. 29-го же обратно тронулись в путь, 30-го были уже на линии фронта. Появились раненые. В 11 час. дня пошли в наступление танки и все части, в 2 час. дня я был на наблюдательном пункте, пришлось с товарищами закапывать убитого красноармейца, а то валялся на самой дороге. В 3 час. дня с пункта снялись, наблюдать было нечего, противник бежал. В 4 час. налетели немецкие самолеты. Началась сильная бомбежка. Мы в это время ехали в машине, остановились в деревне, все выскочили из машины, бомбы сбросили как раз над нами. Одна попала в дом, он загорелся. Я в это время побежал к реке, и бежало очень много людей. А самолет, как назло, привязался за нами и все пускал бомбы. Одна так упала близко, что я, как не помню, но очутился в реке. Видимо, воздухом отбросило с берега. Так продолжалось часа два. Когда кончилось, я свою машину не нашел. Там у меня осталась шинель, винтовка и вещевой мешок, при мне было только две гранаты, и я потерял свой полк, как потом узнал. Это было самое страшное. И так я бродил по лесу, искал свою часть, но никто мне указать не мог. Но к самой ночи я попал в штаб дивизии, где мне указали путь. Но предварительно крепко отругали, почему нет винтовки. Мне нужно было перебраться через реку, пройти болото, и там должна была быть наша часть. Уже темно. Через реку было проложено бревно. Я попробовал пройти вброд – очень глубоко. Тогда я пополз на брюхе по бревну, реку перешел и болото, попал в лес, но нашей части там не было. Видимо, я ее потерял. Уже была ночь, как раз попался еще такой же, как и я. Мы с ним погоревали и улеглись около дороги спать. Он снял шинель, мы обнялись, укутались шинелью и уснули. Проснулись, а кругом рвались снаряды, время было около пяти утра 31 августа. Я с приятелем расстался. Навстречу идет команда по сбору оружия. Я приладился к ней, и вскоре нашел винтовку, ранец, в общем, вооружился и пошел искать свою часть. Попал обратно в лес, там оказался командующий армией генерал-лейтенант. Я обратился к нему. Он мне сказал, оставаться в этом полку, где сейчас находишься, а этот полк через несколько минут должен выступать. Но опять налетели самолеты, начали обстреливать и бомбить. Когда все это кончилось, я обратился к командиру полка и сказал, что хочу примкнуть к вашей части. Но он, узнав, что я артиллерист, мне посоветовал пойти в штаб армии, вернее, пойти в тыл. Я так и сделал. Нужно было пройти 15 км. Конечно, я штаб армии нашел, мне указали дорогу к своей части, но мытарств я принял очень много, в свою часть попал 1-го. Очень было обидно, те командиры, которые стоят в тылу, чуть не расстрелять меня хотели, даже не узнав, в чем дело. Ты, говорят, дезертир, а в самом деле наш полк ушел 30-го в тыл получать орудия, а я был на самой передовой линии. И вот запомнилась морда одного ... тыловика, который грозил мне наганом, а сам, подлец, сидит в тылу, а тут строжничает, да все эти паразиты такие; тот, кто в бою, те люди, а это - лодыри. Я так думаю.

Вот, Шура, это был второй этап вступления во второй раз в бой. Теперь я никогда не побегу от бомб и никому не совету…


№12

20 октября 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Вот, наконец, я могу вам написать письмо, а не писал от 30 сентября. Не представлялось никакой возможности, были на нашем фронте очень сильные бои. Я потерял свой полк, попал с другой частью в окружение, но вот выбрались благополучно, и сегодня я иду на формировочный пункт и, вероятно, буду участвовать в обороне Москвы. Но мне очень жаль своего полка, но отстал я не один, а целое отделение. Нас, вернее, оставило наше начальство. Они все уехали на машинах, а мы шли пешком, вот теперь придется попасть в другую часть, и, вероятно, в пехоту... Должен сказать, что мне много и много пришлось всего пережить. То, что я видел раньше, это все пустяки. Но выйти из последнего окружения было очень трудно. Но все же вышли, и вот я теперь опять смогу участвовать в боях…


№ 13

24 октября 1941 г.

Москва-Мытищи

Здравствуйте, мои дорогие…

Я уже в Москве, а как я попал, это очень и очень трудно. Я потерял свою часть. Нас четверо ивановских выбрались из окружения, в течение 16 суток шли лесами. Ночевали в деревнях, питались, кто чего подаст из крестьян. Бывали и голодные. Ели капусту. Пришлось проползать большие дороги в 30 м от немецких танков, но все же выбрались, и в плен не попали. Но мытарства еще не кончились. Сейчас нас формируют, зачислили в пехоту. Сегодня получаем шапки и теплое белье, и тогда нас отправят в часть, а с 20 октября всех здесь мучают. Кормят плохо, сахару не дают. Впрочем, чаю не пил со 2 сентября. Вот только когда был в Москве, то дорвался. Я даже объелся – сделалось очень плохо. Это, конечно, понятно, с голодовки. Но это было не все. Нам пришлось пройти около 400 км, и весь этот путь был через пулеметный, орудийный и танковый огонь. Но всего хуже это самолеты, никакого спасения, по сравнению с тем, что я видел раньше, это были цветики, но тут пришлось пережить много. Но, видимо, так и будет продолжаться. Положение, ты, наверное, знаешь какое. Москву нужно защищать…

Я…советовал вам отправить ребят в деревню, это нужно сделать. Что нужно, спрячь, но дом не бросайте. Главное, экономьте продукты, а то наступит зима. Шурочка, милая, мне захотелось тебя видеть, и я уже решился на все, но пришлось остановиться… А я держал путь к тебе. В самые трудные минуты я думал о тебе, и очень хотелось видеть тебя…


№ 14

27 октября 1941 г.

Здравствуйте, мои дорогие…

Спешу вам сообщить, что со вчерашнего дня я прибыл в пехотный полк, где меня зачислили стрелком. Служить где-нигде, лишь бы служить, но вот только кормят маловато, а то и двое суток приходится не есть. Пока нас разместили в квартирах, но это ненадолго. Одели нас потеплее, но недостаточно. Мне пришлось быть два раза в Москве. Там накупил белого хлеба - 10 буханок, и все, конечно, съел. Если бы ни они, то беда. Будучи в Москве, наблюдал полет немецких самолетов. Наши зенитки крепко работают. Когда был налет, мы находились на территории сельскохозяйственной выставки. В настоящее время вся Москва и жители Москвы роют укрепления, готовят отпор врагу. Мы тоже, и находимся сейчас на Ржевском направлении…


№ 15

1 ноября 1941 г.

Подольск.

Здравствуйте, мои дорогие…

Я сейчас нахожусь с отделением в доме; хотя на воле стоит очень плохая погода, дождь и слякоть, но мы на это не обращаем внимания, проходим тактические занятия. В батальоне, где я нахожусь, собрался народ разношерстный, есть совсем мальчишки и старички, на вид старше папы, даже тошно смотреть на них. Пока наша дивизия формируется, мы учимся. Живем мы ничего, а сегодня так очень хорошо, купили в деревне 2 кг мяса, сварим ужин. Вчера мы получили по 20 р. Пока есть на что.

Меня очень беспокоит ваша судьба, как вы живете. Я думаю, что положение ваше изменилось в худшую сторону, и в дальнейшем хорошего не видно. Но я надеюсь на вас, что бы ни было, вы сумеете сохранить ребят и себя, только не падайте духом…


№ 16

5 ноября 1941 г.

6 час.утра

Здравствуйте, мои дорогие…

Я сейчас нахожусь около Москвы. Пока нас формируют, мы проходим военное ученье, живем на частных квартирах. О положении на фронте, я думаю, вы знаете больше, но видимо, сейчас готовятся обе стороны к большому наступлению.

Лично я сейчас живу ничего, вот только мало кормят, всегда хочется есть, да ноги стали зябнуть. Выдали портянки, но они плохо греют, они фланелевые, еще завелись вши, никак их не могу вывести, но я считаю это все пустяки, вот вам, наверно, приходится туго, особенно с питанием. К нам сюда приезжают к некоторым красноармейцам жены, но они живут недалеко от Москвы, приходится завидовать…

Я теперь в пехоте, хотя наш полк, в котором я был, находится в 3 км от нас, но туда не пускают, да и нечего там делать, они потеряли все, их тоже переведут в пехоту…


№ 17

8 час. вечера

Здравствуй моя дорогая жена Шурочка, шлю тебе привет и бесконечно целую. Шурочка, когда я пишу это письмо, время уже 8 час. вечера, а на воле уже воздушная тревога. Немецкие самолеты полетели на Москву, но наши зенитчики их встретили очень сильным огнем, даже в доме, где я нахожусь, дрожат стекла. Я выходил на улицу и смотрел, как рвутся снаряды и десятки прожекторов освещают небо.

Я тебе писал, что нахожусь теперь в пехотном полку в качестве стрелка. Наше отделение сделали «Истребителями танков», так что я уже буду не артиллерист-вычислитель, а другой специальности. Но это, конечно, не важно, воевать все равно одинаково, но я пока не на передовой, а проходим учебу, встаем в 6 час. утра и занятия проходят до 10 час. вечера. Скоро пойдем на линию обороны. Вчера у нас 1-й батальон вышел на линию обороны, наша вторая очередь, и мы тоже будем защищать подступы к Москве.

Шурочка, к нам сюда приезжают жены к некоторым красноармейцам, и, смотря на них, мне очень и очень завидно. Если бы это была Шуя, но что сделаешь, приходится завидовать. Пока, Шурочка, писать нечего, я и так вам часто пишу… Поцелуй за меня ребятишек. Еще раз целую тебя бесконечно. Твой Федор.


№ 18

6 ноября 1941 г.

Здравствуйте, мои дорогие…

Сейчас у меня свободное время, сижу в школьном помещении за партой, мои боевые товарищи варят картошку, и мне сейчас вспоминается тот день, когда мы отходили. Началось это 2 октября в 7 час. утра. Я в то время был посыльным у штаба полка и стоял на своем посту. Вдруг со стороны немцев начался сильный артиллерийский огонь, такой, которого я до этого не слыхал. Снаряды рвались, кругом появились раненые и убитые. Так продолжалось полтора часа, после этого налетели самолеты, начали бомбить и стрелять из пулемета. За самолетами пошли танки, наша пехота начала отходить. Меня в это время комполка послал связным к наблюдателям. Через небольшой промежуток времени стало видно немецкую пехоту, они были, видимо, пьяные и шли во весь рост и строчили из автоматов. Вот уже их пехота от нашего штаба находилась в двухстах метрах, я об этом доложил комполка, он тогда собрал нас всех, 35 человек, вместе с командирами, мы взяли гранаты, зарядили винтовки, так как приказа отходить нам не было, то решили драться до конца. Но вот прибегает начштаба и говорит, что штаб дивизии приказал делать отход. Немцы были от нас в ста метрах, но мы стояли в овражке. Хотя немцы и стреляли по нам, но все обошлось благополучно. Мы отошли в боевом порядке, и так с этого дня начался большой отход нашего полка. На другой день мы были около Спас-Деменска, но враг наступал, наша батарея стреляла, но нас обнаружили самолеты и начали бомбить – их налетало по 40 штук. Наступал вечер 4 октября. Мы уже подходили к Спас-Деменску, кругом все горит, город тоже пылает со всех сторон. На нашу батарею напали танки и отбили два орудия, а потом начали обстреливать всю колонну. Началась такая суматоха, а тут начал бить миномет. В общем, картина ужасная. 5 октября у нас был бой в Мытищах, но самолеты не давали нам покоя, бомбили и обстреливали. Вот тут-то все наше отделение заставили идти пешком по направлению к Вязьме, и когда мы туда пришли, там бой был в сильном разгаре – кругом все горит, а тут еще был высажен десант, и куда не тронемся – кругом их танки и бронемашины. Все бегут, куда глаза глядят, мы тоже, а по нам стреляют из танков, бомбят самолеты и, в конце концов, куда не пойдешь, везде немец. Мы шли целые сутки – зашли в одну деревню и попросили погреться, но нас не [пустили] ни в одном доме и посоветовали сдаться немцам, но мы спросили, как пройти на Гжатск, нам рассказали. Жалели после, почему мы не сожгли эту деревню. Не доходя до Гжатска, мы узнали, что он занят, тронулись на Можайск, но, прежде чем дойти до города, нужно было пройти три дороги, по которым шли немецкие танки и машины. Шли лесами, ночевали в деревнях, а дороги переползали ночью в 30 метрах от танков и прошли благополучно. За это время пришлось всяко, быть и голодным. В Можайск пришли 14-го утром, там шел бой, нас в город не пустили – послали в Дорохово, там мы пробыли два дня, но началась сильная бомбежка, нас посадили на открытые платформы, довезли до Звенигорода, там пробыли 1,5 суток, но нас никто не кормил, и мы решили дойти до Москвы. В Москву пришли 19-го вечером, наелись очень хорошо, а на утро пошли на формировочный пункт, и так началась снова военная жизнь. За это время со всеми зигзагами прошли не меньше 400 км, на пути попадались реки мелкие и глубокие, все это мы миновали. Но всего хуже - это самолеты, от них уйти никак не могли – бомбили и бомбят на всем пути. И вот я теперь уже в пехоте, опять походная, боевая жизнь. Но очень и очень обидно и жалко то, что мы отступаем, жалко те города, села, деревни, которые горели и будут гореть. Жалко, очень жалко. А поэтому настроение такое, что хочется плакать. Будь это все проклято. Будь проклят этот гнусный убийца, гадина Гитлер.

Ну, а пока писать нечего. До свидания. Ваш Федор.


№19

7 ноября 1941 г.

Здравствуйте, мои дорогие…

Шлю вам привет и поздравляю с праздником 24-й годовщины Октября. Сегодня у нас праздник, занятий нет, хорошо накормили, дали белого хлеба, но сегодня погода плохая, на улице снег и ветер, холодно. Мы все сидим в доме, от нечего делать я снял белье и гимнастерку и решил прокипятить это все в воде, думаю, будет почище, да и избавлюсь от «квартирантов», а то много их расселилось, спать спокойно не дают.

Я весь день вчера и сегодня думаю о вас, вспоминаю этот праздник прошлого года, как далеко стало это счастье, и как мы не могли это ценить. Я очень беспокоюсь за вас, когда я получил от вас письма, я был уверен, что вы живете ничего, но сейчас у вас, наверно, все изменилось, как и у нас. Теперь-то вы тоже узнали, что такое война… Главное, с питанием было бы хорошо, если бы вы запаслись хотя бы картошкой, а то, смотря по событиям, голод будет неизбежен, это чувствуется даже у нас в армии. Конечно, мы должны терпеть все лишения, чтобы победить. Но ребята, им трудно будет переносить голод, так что вы приложите все усилия, чтобы спасти ребятишек. Очень хочется знать, как вы живете, может то, что я думаю, это все зря, буду надеяться на это…


№ 20

22 ноября 1941 г.

Здравствуй моя дочка Розаличка, шлю тебе свой привет и крепко целую. Роза, я сегодня получил от тебя письмо, чему очень и очень рад. Наша часть в настоящее время находится по направлению «Малоярославец», мы занимаем линию обороны, в поле нарыты окопы, а в лесу землянка, где мы спим. Весь день и часть ночи проводим в окопах и греемся, если есть время, у костра. Кормят нас хорошо, два раза в день, кушаем прямо в лесу, одеты теперь тоже хорошо. Ты, наверное, знаешь, что я уже не артиллерист, а пехотинец в отделении по истреблению танков, эта задача будет потрудней, но мне не привыкать.

Роза, ты пишешь, что у вас выпал снег, у нас тоже, и на улице не так уж тепло, особенно ночью, когда я стою на посту, мне приходится слышать, как кричат зайцы, это очень интересно, раньше я никогда не слыхал. Розочка, письмо я получил в этой части только твое, деньги мне послали напрасно, они совсем теперь не нужны. Мне интересно знать получили ли вы письмо от 20 октября из Москвы. Ну, а пока до свидания. Передаю привет Ляле, Гале, маме, бабе, деду. Папа.


№ 21

4 декабря 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Я сейчас нахожусь на Волоколамском направлении, а с 28 ноября был на Клинском направлении, участвовал в трех наступлениях (атаках). С этого времени нахожусь на открытом воздухе… Радует одно – наши успехи. То, что я узнал от населения, как обращались немцы, и нагляделся на все, то сейчас может быть только одно – победить, уничтожить гадов. И только тогда можно думать о себе. Ну, а пока до свидания. Ваш Федор.


№ 22

18 января 1942 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Письмо пишу вам в вагоне, вот уже с 15 января мы двигаемся в другом направлении. Три дня я уже не слышу треск пулеметов и разрывы снарядов, не хожу подрывать земляные доты. Я в последнее время был разведчиком и каждую ночь ходил в разведку к немцу, но теперь нас везут. Куда, не знаю, может, будет и небольшой отдых. Мы теперь гвардейцы и вполне заслуживаем его, но, может, положение не позволит отдохнуть. Что будет дальше, я, если будет возможность, напишу подробно. Но Москву будем проезжать…


№ 23

19 января 1942 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Сегодня пишу вам второе письмо в поезде, хотя еще не отослал первое. Мы едем очень медленно, почти стоим. Куда нас повезут, я не знаю, да и безразлично – воевать везде хорошо, вот только хочется помыться в бане, а то уже нет никакой возможности, очень много завелось «автоматчиков». Недавно я получил зарплату, нам теперь платят 40 р., но по дороге покупать нечего. Очень скучаю по вас, я очень давно не получал письма. Ну, а пока до свидания. Зовут выгружать сани. Ваш Федор.


№ 24

21 января 1942 г.

Здравствуй, моя дорогая Шурочка, шлю тебе привет и целую бесконечно. Я сейчас нахожусь в поезде, от Москвы 10 км, едем, возможно, на Тулу, но это пока не точно. Мы уже стоим на одном месте третий день, за это время нас водили в кино и баню. Я ходил в город, пришлось выменять белого хлеба на махорку, на деньги здесь купить нечего… Мне стало так грустно-грустно, я теперь представляю себе вашу жизнь, которая не так легка. Я так давно не получал от вас писем и не знаю, как вы живете.

Шурочка, ты мне писала давно, чтобы я написал, с кем я служу из Иванова. Теперь нет уже никого, они ранены и лежат в госпитале после тех наступлений, а их с 28 декабря 1941 г. было около 25, осталось от роты 7 человек. Сейчас наша часть не полная, и, вероятно, будут пополнять. Сейчас, когда мы здесь стоим, сюда приехало очень много жен к бойцам, смотря на них, мне так стало грустно, везет же людям, а некоторые даже ездили домой. Ну, что сделаешь, может, и нам когда-нибудь повезет…


№ 25

30 января 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Я в настоящий момент все еще нахожусь в поезде, вчера проехали Тулу, а сейчас, видимо, едем на Смоленск. Ехать дорогой ничего, правда тесновато, но зато тепло, хотя на улице очень холодно. Дорогой никаких приключений не было. Где мы останавливались, там люди живут прилично, даже можно было купить молоко – 30 р. литр или восьмушку махорки, я один раз менял. По пути с нами проводят занятия по военному делу, а на больших стоянках занимаемся тактикой. А у нас стоянки бывали большие. Я себя чувствую хорошо, особенно после бани, когда уничтожили всех «автоматчиков», вот только чирья немного надоедают, видимо от простуды, но это не только у меня. Вот сейчас пришел политрук и сказал, что ехать мы будем недолго, километров 30 или 40, а там пойдем пешком. Значит, надежда на отдых лопнула, опять пойдет все по-старому, ну ладно, хоть в вагонах отдохнули.

По дороге я вам посылал 3 письма… но от вас я очень давно не получал. Очень соскучился, хочется знать, как вы живете, какие у вас теперь материальные условия, как дела с хлебом и другими продуктами, хотя, проезжая, я видел, что по карточкам обеспечивают бесперебойно, даже и сахар, и конфеты я видел в магазинах – в общем, жить так вполне можно, чего бы и вам желал. Мы тоже питанием обеспечиваемся, кормят нас два раза в день, ежедневно суп мясной и 900 г хлеба, 35 г сахарного песка, но почему-то такой развился аппетит, все хочется кушать. Я дома ел в три раза меньше, но вот когда мы были на передовой позиции, там дела обстоят лучше в занятых деревнях. Мы находили мясо, сало, муку и сами варили, что могли, особенно удачно научились жарить конину. Как только убьют лошадь, то для нас хорошая пожива, в общем, на передовой очень веселая жизнь. И вот скоро мы там будем. Наше отделение как было разведчиками, так и будет. Значит я сейчас по специальности разведчик, хотя это для меня не в первый раз. Ну, а пока до свидания, писать больше нечего…


№ 26

9 февраля 1941 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Я сейчас нахожусь пока на старом месте… Все начинает приходить в нормальный вид, открылся магазин, аптека, баня. Я вчера ходил мыться, сразу стало как-то легче. Сейчас мы занимаем оборону, наше отделение стоит в секрете, ходим ежедневно дежурить, стоим по 4 часа, но сейчас стало теплей, так что стоять на посту не так уж холодно. Время идет очень медленно. Я уже потерял счет дням. Все это так наболело. От вас никаких известий. Товарищи по Иванову, которые со мной были, их уже никого нет, но зато стали новые из разных мест. Ожидаю лучшего времени. Ну, а пока до свидания. Ваш Федор.


№27

24 февраля 1942 г.

Здравствуй, моя милая Шурочка, шлю тебе свой гвардейский привет и целую бесконечно. Шурочка пишу тебе письмо, находясь в культурных условиях. Живем пока в доме, где тепло, есть, на чем посидеть и даже имеется самовар, из которого пьем чай. Мы сейчас находимся на отдыхе, который продлится недолго. Конечно, мы его заслужили, находясь в обороне…

Вчера мы праздновали день Красной Армии. Я был на банкете в штабе дивизии, нас из полка красноармейцев было всего 12 человек, там наша дивизия получила гвардейское Красное знамя, а после этого был вечер с угощениями и художественная часть. В общем, отпраздновали на славу. А сегодня отдыхали тоже, но на улице очень плохая погода, сильный ветер, так что из дома, выходить не хочется. Я вот сижу и мечтаю о доме – уж очень давно не получал писем, как вы там живете, мне ничего не известно, и что нового в городе, и как ты живешь, моя Шурочка, все это хотелось бы знать, но, видимо, ничего не сделаешь, если не доходят письма…


№28

24 февраля 1942 г.

Здравствуйте мои дорогие…

Спешу сообщить вам, что я сейчас нахожусь на кратковременном отдыхе, а три дня назад участвовал в бою. За февраль наш батальон был в двух наступлениях, а то все были в обороне, но эти наступления были очень трудными. Два дня пришлось лежать в поле в снегу, но вот мы сейчас на отдыхе. Вчера встречали день Красной Армии. Лично я встретил очень хорошо. Нас из взвода двух разведчиков послали в штаб дивизии получать дивизионное Красное знамя гвардейской дивизии. Там присутствовал генерал-майор армии Рокоссовский, после чего был банкет на славу. Там было вино красное и белое, колбаса, гусь жареный, холодный и с картошкой, огурчики, хлеба, сколько душе угодно. Я ел столько, сколько мне хотелось, в общем, праздник встретил очень хорошо. А до праздника мне комиссар дал денег 50 р., сказал, что это премия за бои, которые мы проводили на реке Рузе, но здесь их девать некуда, а потом недавно получил зарплату 40 р., но я ее всю отдал в фонд постройки самолета «Гвардеец». От вас писем не получаю, что очень плохо, не знаю, как вы живете. Ну, а пока писать нечего, сейчас поспел самовар, бабушка приглашает пить чай, сахар пока у нас есть.

Ну, до свидания. Ваш Федор. Передайте привет родным.

ГАИО. Ф.Р-888. Оп. 2. Д.4. Л.1-19. Автографы.

JOI Жемчужина Стамбула Глава 21, 💎JOI Жемчужина Стамбула💎 — фанфик по фэндому «Постучись в мою дверь»

Осторожно! В Главе присутствует нецензурная брань! Все, что произошло после ареста, показалось Эде сценой из страшного кошмара. Они прибыли в полицейский участок, и ее вместе с другими женщинами бросили в большую камеру, которая была плохо освещена и не имела никакой мебели, кроме встроенной цементной скамьи. Там было еще четыре пьяных женщины и Эда старалась не обращать внимания на их откровенные взгляды, чтобы избежать дальнейших неприятностей. Арестовавших их офицеров нигде не было видно, и только один молодой охранник стоял у двери. "Тихо!" - крикнул он шумно болтающим девушкам, и наступила короткая пауза, за которой последовало несколько искренних смешков. "Что не так с этим?" - спросила одна из задержанных. "Ему нужно отсосать член, верно, милаш?" - сказала другая, вызвав еще одну волну смеха. К своему ужасу, Эда узнала девушку, которая говорила, это была Айлин, официантка из "Паши". Эда сидела на самом краю скамьи, положив руки на колени, чтобы не касаться грязной поверхности камеры. Охранник стоял рядом с ней, и их глаза встретились: его безразличные и ее тревожные, полные слез. "Эй! Извините", - позвала она его, наклоняясь ближе к двери камеры, и он посмотрел на нее. "Вы должны помочь мне, пожалуйста", - сказала она, и слезы потекли по ее щекам. "Меня привезли сюда по ошибке. Я не одна из них", - она указала головой назад, кивая на других девушек. Охранник, которому на вид было чуть больше двадцати, огляделся. "Я не могу тебе помочь, извини". Его извинение казалось искренним, поэтому Эда сложила руки вместе, в мольбе. "Пожалуйста, я умоляю Вас. Просто объясните им, что это недоразумение. Меня пригласили на вечеринку, я понятия не имела..." "Риза!"- раздался резкий голос, и Эда замолчала. Она смотрела, как другой охранник подошел к ним и посмотрел на нее сверху вниз. "Только первая неделя, а ты уже общаешься с проститутками?" "Я не проститутка", - запротестовала Эда, заставив несколько голов посмотреть на нее с презрением. "Они все так говорят", - сказал старший охранник новичку. "Не позволяй им забраться тебе в голову, малыш. Пойдем со мной, детективы хотят бутерброды из соседнего здания". Оба стражника ушли, и Эда с унылым стоном закрыла лицо руками. Она никогда раньше не была в такой ситуации и понятия не имела, что делать и кому звонить. Адвоката у нее не было, да и вряд ли она могла себе его позволить. Мело была в своем родном городе, а Серкан... Нет, только не Серкан! Она не могла позвонить ему. Во-первых, она боялась его гнева, потому что знала, что он будет в ярости из-за ее ареста, а во-вторых, потому что не могла рисковать, раскрывая их истинные отношения. Он был публичной фигурой, и любая связь с подобным скандалом погубила бы его репутацию. Нет, нет! Звонить Серкану не было никакой возможности. Она должна была разобраться в этом сама, подумала она в отчаянии. Что теперь с ней будет? Выслушают ли они ее или отправят в тюрьму, как дешевую шлюху? Другие девушки казались такими расслабленными, как будто они были здесь уже тысячу раз. Взгляд Эды упал на Фифи, которая, прислонившись к стене, жевала жвачку. Она вспомнила, что говорил ей Ясин, и ее захлестнула волна гнева. Она вдруг вскочила на ноги и направилась к брюнетке, схватив ее волосы крепко в кулак. "Ты сука!" - закричала Эда, ее прежнее отчаяние сменилось чистой яростью. "Ты чертова сука. Как ты могла так поступить со мной?" Фифи подняла обе руки, пытаясь высвободить волосы из рук Эды, но молодая женщина крепче вцепилась в нее и, стиснув зубы от ярости, принялась размахивать ими во все стороны. "Отпусти меня!" - крикнула Фифи, морщась от боли. "Не раньше, чем ты мне все расскажешь. Зачем ты позвала меня на эту дурацкую вечеринку? Что тебе было нужно? Я могу отправить тебя в тюрьму за то, что ты сделала, понимаешь?" Остальные девушки внезапно притихли, с интересом наблюдая за происходящей перед ними перепалкой. "Шлепни эту суку, девочка!" - крикнула один из них, и все взвизгнули от возбуждения. Фифи удалось высвободиться и оттолкнуть Эду. Ее браслет зацепился за платье Эды, и она резко потянула его вниз, отчего рукав Эды полностью порвался. Несколько девушек зааплодировали. "Я делала только то, что мне говорили, ничего личного". "Для меня это личное. Я думала, мы друзья". "Пойми, Эда, такие люди, как мы, не заводят друзей", - с горечью сказала Фифи. "Говори за себя. Я совсем не такая, как ты". "Тьфу ты со своей высокой моралью. Думаешь, ты лучше меня? Лучше нас?"- спросила Фифи, ее голос был полон негодования, когда она указала на других девушек. "Если бы этот человек предложил тебе хорошую цену, я уверена, ты была бы более чем счастлива встать перед ним на четвереньки. Может быть, ты уже это сделала..." Эда отвесила ей звонкую пощечину, и вся камера взорвалась радостными криками. "Эй, что здесь происходит?" Эда обернулась и увидела, что двое охранников смотрят сквозь решетку. "Ты! Отойди от нее!" - крикнул он Эде, чья ладонь горела от пощечины, которую она только что дала Фифи. Она медленно вернулась на свое место и села рядом с вонючей пьяной женщиной. "Вот так-то лучше", - сказал охранник и повернулся к своему напарнику-новичку. "Видишь, я же говорил тебе, что они все одинаковые".

💎💎💎💎💎

Серкан смотрел на часы, ожидая возвращения Эды с вечеринки, сидя в своем кабинете наверху. Единственная причина, по которой он попросил Лейлу отменить поздний деловой ужин, заключалась в том, что он мог прийти домой и провести вечер с Эдой в ее единственный свободный вечер на неделе. То, что она решила провести его со своими подружками, наполнило его разочарованием. Это сослужило ему хорошую службу, когда он подумал, что после их, так называемого, вчерашнего перемирия она постепенно начнет приходить в себя. Звонок телефона вывел его из задумчивости, и он поднял трубку. "Алло?" "Господин Серкан?" - неуверенно спросил Мустафа. "У нас проблема". Серкан вскочил на ноги, его глаза уже устремились к двери. "В чем дело?" "Госпожа Эда ..." Мужчина замолчал, и Серкан остановился на пути к выходу. "Говори, ради Бога, Мустафа. Что случилось с Эдой?" "Ее арестовали, сэр". "Что?"- последовал ответ Серкана. "Почему? За что?" Мустафа снова заколебался. "За , ммм... проституцию, сэр. Она была доставлена в третий участок в БейОглу". Слова телохранителя стали для Серкана полным шоком, лишив его дара речи. Проституция. Эда арестована за проституцию. "Ты уверен?" - спросил он, стараясь держать свои нервы под контролем. "К сожалению, да, сэр. Они арестовали всех, кто был на вечеринке, включая госпожу Эду. Я последовал за ними в участок и спросил у кого-то, в чем их обвиняют. Что мне делать, сэр?" "Где этот участок?" - спросил Серкан, сжимая трубку так крепко, что побелели кончики пальцев. "Третий участок в БейОглу, недалеко от здания суда". Серкан закончил разговор и сразу же прокрутил список контактов, чтобы найти номер своего адвоката, его кровь уже кипела в жилах. "Черт побери, Эда", - выругался он, ожидая ответа от собеседника. "Здравствуй, господин Серкан", - последовал ответ после трех гудков. "Господин Реджеп", - сказал он. "Мне нужно, чтобы Вы вытащили кое-кого из тюрьмы, немедленно". "Конечно, сэр", - поспешно ответил мужчина. "Ее зовут Эда Йылдыз. Ее арестовали за проституцию. Ее держат в третьем участке в БейОглу". "Я сейчас же еду, сэр". "Господин Реджеп", - позвал Серкан. "Это очень деликатный вопрос. Не берите никого с собой и будьте предельно осторожны". "Можете на меня рассчитывать, господин Серкан". Серкан схватил ключи от машины и поспешил к двери. "Я пойду один", - сказал он своим телохранителям, которые последовали за ним. "Но, сэр... ", - запротестовал один из них. "Я сказал-один!!!" - крикнул он, спускаясь на лифте в гараж и садясь в свой ламборгини на рекордной скорости. Он выехал из дома и направился в сторону БейОглу с одним словом, которое снова и снова звучало в его голове. Проституция... Он несколько раз ударил кулаком по рулю, когда понял, что это значит. Он был прав с самого начала. Его первоначальные подозрения, что Эда занимается продажей своего тела, оправдались. Он задвинул эту мысль на задворки сознания и несколько недель старался не думать о ней, убеждая себя, что ошибается, что такая красивая женщина, как Эда, не может заниматься проституцией ради денег. Он был обманут ее ложной гордостью и претензиями на независимость, тем, как она так сладко отвечала на его поцелуи. Она полностью одурачила его, и эта мысль только подогрела его гнев. Он подъехал к участку и припарковался позади черного внедорожника. Он вышел из машины и сел на пассажирское сиденье рядом с Мустафой. "Я видел, как господин Реджеп входил в участок пять минут назад", - сказал телохранитель вместо приветствия. "Расскажи мне, что случилось", - коротко попросил Серкан. "Мы подъехали к дому, где проходила вечеринка, и госпожа Эда вошла внутрь. Она сказала, что не задержится больше чем на час. Я остался ждать у входной двери". "Она вошла одна?" - спросил он. "Да, сэр. Она пробыла там минут тридцать, когда из ниоткуда появились полицейские машины. Менее чем за две минуты они провели обыск и арестовали группу людей, находившихся на вечеринке, как мужчин, так и женщин". "И Эда была с ними?" "Да, я видел, как она садилась в один из фургонов. Я отпустил остальных членов ее службы охраны и последовал за фургонами сюда". Серкан никак не отреагировал, но Мустафа видел, что он кипит. Он вышел из машины и направился к участку. Он заметил адвоката, выходящего из одного из кабинетов и направился к нему. "Ну что?" - спросил он. "Господин Серкан, Вам не нужно было сюда спускаться. Если Вас кто-нибудь увидит..." "Начинай говорить", - оборвал его Серкан. "Все в порядке, сэр", - объявил мужчина, довольный собой. "Они выведут ее через минуту". "Они не будут выдвигать обвинения?" "Нет, мне удалось это остановить. Они согласились легко отпустить ее, потому что их больше интересуют наркоторговцы, чем проститутки". "Наркоторговцы?" - растерянно спросил Серкан. "Да, мисс Йылдыз была в одной комнате с одним из главных подозреваемых, но его адвокат добился его освобождения, за отсутствием улик. Так что на самом деле у них нет никаких причин держать ее здесь". Адвокат продолжал говорить, но Серкан слышал только, что Эда находилась в комнате с мужчиной, клиентом, как она, вероятно, назвала его. Она перешла прямо из его рук в руки другого мужчины. Какой же ты идиот, Серкан Болат, яростно подумал он. "Сэр, еще раз. Как Ваш адвокат, я советую Вам покинуть участок. Я позабочусь о ее освобождении". В конце зала появилась Эда в сопровождении молодого охранника. Серкан окинул взглядом ее неряшливый вид, испорченный макияж и большое розовое пятно на платье. Она заметила его, и он почувствовал, как она заколебалась, опустив глаза, чтобы избежать его взгляда, когда ее ввели в кабинет и попросили подписать бланк освобождения. Адвокат убедился, что она получила свою сумочку со всеми личными вещами, и поблагодарил детектива. "Теперь Вы свободны, мисс Йылдыз", - сказал он ей и повернулся к Серкану. "Я Вам еще для чего-нибудь нужен, сэр?" "Нет", - сказал Серкан, заложив руки за спину. "Ты можешь идти". Он даже не потрудился поблагодарить его, хотя для адвоката это не имело значения. Его жалованье было достаточно высоким, чтобы утешить его. "Хорошо, господин Серкан. Хорошего вам вечера". Адвокат вышел из участка, оставив его стоять в нескольких футах от Эды. Он посмотрел на нее с презрением, в его глазах вспыхнул едва сдерживаемый гнев и Эда почувствовала, как новая волна слез нахлынула на ее глаза. Она не заслужила такого взгляда! Он пошел, не говоря ни слова, и Эда последовала за ним, стараясь держаться на приличном расстоянии, чтобы никто не подумал, что они идут вместе. Мустафа стоял на другой стороне улицы, облокотившись на внедорожник. Эда была слишком смущена, чтобы смотреть ему в глаза, когда они достигли его уровня. Серкан сел в машину, и телохранитель бросился открывать перед ней пассажирскую дверцу. Она остановилась у машины, не желая садиться рядом с Серканом, когда он был в такой ярости. "Я поеду обратно с Мустафой", - предложила она, глядя на внедорожник. "Садись", - приказал Серкан, заводя мотор. Она рискнула бросить быстрый взгляд на Мустафу, который ободряюще кивнул ей. Она забралась внутрь и пристегнула ремень безопасности, пока Серкан отъезжал, а телохранитель поспешил за водительское сиденье внедорожника, чтобы последовать за ними. Тишина в машине была невыносимой. Эда нервно сжала руки на коленях и уставилась на них, ожидая, что Серкан что-нибудь скажет, но он молчал. "Серкан, я...", - начала она дрожащим голосом. "Ни-единого-слова!" - прошипел он сквозь зубы. "Это не то, на что похоже, я ...", - попыталась объяснить Эда, но его голос, когда он ответил, заставил ее подпрыгнуть на сиденье. "Я сказал ни единого слова!!!" Горло Эды сжал огромный комок, и она посмотрела в окно, чтобы подавить желание заплакать. Серкан был вне себя от ярости, и она подумала, что лучше дать ему немного остыть, пока они едут домой. К несчастью для нее, поездка не заняла так много времени. Серкан подъехал прямо к подземному гаражу и припарковался на пустом месте у лифта. Он снял пиджак и бросил ей на колени. "Прикройся", - коротко сказал он ей, прежде чем выйти и нажать кнопку лифта. Эда надела пиджак и последовала за ним. Они добрались до первого этажа, где расположились двое его людей. "Идите на улицу", - приказал он им. "Никого не впускайте". "Хорошо, господин Серкан", - хором сказали они и поднялись по лестнице, ведущей на улицу. Серкан открыл дверь и вошел внутрь. "Заходи". Эда прошла мимо него в вестибюль и услышала, как он закрыл за ней дверь. Она приготовилась к предстоящей схватке. "Послушай, я могу объяснить", - начала она, снимая с плеч его пиджак, но он вдруг схватил ее за запястье и повел наверх. "Серкан, подожди", - позвала она, но он не слушал. Он прошел мимо их комнат и направился прямо к той, которую Эда никогда раньше не посещала. Это был кабинет, полностью меблированный и выдержанный в черно-серых тонах, как и весь пентхаус. Он отпустил ее посреди комнаты и продолжил идти, чтобы нажать кнопку на большом деревянном столе. Часть стены позади него сдвинулась, открывая полностью черный сейф. Он набрал код доступа и открыл его, и Эда озадаченно наблюдала, как он достал полдюжины стопок чего-то похожего на стодолларовые купюры и бросил их на стол перед ней. "Держи", - сердито сказал он. "Вот, возьмите это". "Серкан", - прошептала она. "Если ты так помешана на деньгах, то все, что тебе нужно было сделать, это попросить, понимаешь?" "Мне не нужны твои деньги", - ответила она, не сдвинувшись с места. "Ах, да? Ты могла бы одурачить меня. Зачем ты распутничаешь, если тебя не интересуют деньги? Ты делаешь это ради забавы?" Его резкость заставила ее нахмуриться. "Ты же не можешь всерьез в это поверить. Я никогда..." "Я верю только тому, что вижу, Эда. Тебя арестовали за проституцию!" - заорал он, с силой ударив кулаком по столу. "Это было недоразумение! Я же говорила, что ходила в этот дом на вечеринку..." "Перестань врать. Ты была одна в спальне с клиентом, когда тебя арестовали, ради Бога". В его взгляде смешались ярость и отвращение. "Ты и это будешь отрицать???" "Нет, это правда, но меня подставили", - горячо возразила она. "Я не знаю этого человека. Я познакомилась с ним только сегодня..." "Разве не так это обычно бывает?" Эда ожила и придвинулась к нему поближе. "Серкан, пожалуйста. Ты должен мне поверить. Я поехала туда на вечеринку. Моя подруга, которая работает в клубе ... Фифи ... она уже несколько недель умоляла меня пойти с ней. Я даже не хотела туда идти. Я сделала это только потому, что она согласилась заменить меня в ту ночь, когда ты заболел. Я понятия не имела, что она сделает что-то подобное, или даже зачем. Она подставила меня, клянусь". Ее голос дрогнул, когда она произнесла последние слова, и она умоляюще посмотрела на Серкана, но он сердито покачал головой. "Нет!" - резко крикнул он, увидев ее слезы. "Не смей плакать. На этот раз я не поддамся, мне надоело, что ты мне лжешь". "Я не лгу, клянусь, это правда", - сказала она между рыданиями. "Я сказал, перестань плакать", - крикнул он, его холодные руки потянулись к ее щекам, чтобы вытереть слезы, но грубый жест и его неумолимый тон только заставили ее плакать еще больше. "Серкан, пожалуйста", - взмолилась она. "Ты несправедлив. Я никогда не лгала тебе". "Ты лгала мне обо всем, Эда. Твоя работа, твой несчастный случай, твои отношения с этим Метином, все! Ты, должно быть, смеялась от души надо мной все эти недели, да?" "Это неправда!" "Да, это правда. Мне рассказывали, чем ты зарабатываешь на жизнь, но я отказывался в это верить, как идиот", - с горечью сказал он. "Я проигнорировал все знаки и все же женился на тебе, привел тебя под свою крышу..." Эда моргнула, его слова не имели никакого смысла. "Они тебе сказали? Кто это сделал? Подожди-ка, ты хочешь сказать, что все это время считал меня проституткой, еще до того, как мы поженились?" "Я не знал наверняка. У меня были сомнения и сегодня вечером они только подтвердились", - признался он и прошел мимо нее в гостиную. Он открыл мини-бар и достал бутылку виски, налив себе столь необходимый стакан. "Я не могу поверить тебе, Серкан. Ты действительно верил, что я сплю с кем попало за деньги? Неужели я похожа на такую женщину?" - сердито спросила Эда, следуя за ним. "Ты действительно думаешь, что если бы я зарабатывала легкие деньги, лежа на спине, мне пришлось бы работать день и ночь на двух работах? Или что мне придется заключить с тобой сделку на шестьдесят пять тысяч долларов? Если бы я была проституткой, как ты говоришь, я бы заработала это в мгновение ока..." Он сделал глоток, его темные глаза смотрели в пустоту. "Оставь это, Эда. Я больше не верю ни единому твоему слову". Она глубоко вздохнула. "Серкан, выслушай меня. Я знаю, ты злишься, что меня арестовали, но это просто огромная ошибка..." "Ты с ним спала?"- спросил он в упор. "Твой сегодняшний клиент? Ты с ним спала?" Его слова ранили ее, и это отразилось в ее глазах. "Конечно нет, я же сказала..." "Скажи мне правду", - приказал он ей, его лицо потемнело и стало угрожающим. "Он прикасался к тебе?" - Он закатил глаза к потолку и хмыкнул. "Почему я вообще спрашиваю? Конечно, он трогал. Посмотри, в каком ты состоянии". Она проследила за его взглядом и увидела свое испачканное платье и разорванный рукав. "Конечно, нет. Он пролил на меня свой напиток, чтобы отвести в спальню, но, клянусь Богом, ничего не произошло. Полиция приехала как раз вовремя". Она надеялась, что ее слова убедят его, но его лицо было словно высечено из камня. Она никогда раньше не видела его таким. Он повернулся к ней спиной и посмотрел в большое окно гостиной. Она подождала несколько секунд, надеясь, что он придет в себя. "Ты хоть представляешь, что может случиться, если это просочится в прессу?" - вдруг спросил он, повернувшись и глядя на нее прищуренными глазами. "Что мою жену арестовали за проституцию?" "Я никому ни слова о тебе не сказала", - возразила она. "Я даже не ношу твоей фамилии, так что никто в участке не знает. Это ты пришел в участок и рискнул быть узнанными. Я тебя об этом не просила". "Ты права, я должен был оставить тебя гнить в тюрьме с другими шлюхами", - сказал он с отвращением, и Эда подняла руку и ударила его изо всех сил. "Не смей со мной так разговаривать!" - сказала она ему. Он грубо уронил свой стакан на стойку бара и схватил ее за руки обеими руками, его глаза метали кинжалы. Он смотрел на ее лицо, стиснув зубы, его взгляд задержался на ее дрожащих губах. "Правда ранит, дорогая?" "Не прикасайся ко мне", - с вызовом предупредила его Эда, и он отпустил ее, словно ее прикосновение внезапно обожгло его. "Ты думаешь, я все еще хочу прикасаться к тебе после этого? После того, как Бог знает где ты была?" - спросил он с гримасой. "Ни за что". Она толкнула его в грудь. "Как ты смеешь говорить со мной подобным образом? Я изложила тебе свою версию случившегося, но ты даже не слушаешь меня. Ты волен думать, что хочешь. Я не обязана тебе ничего объяснять". "Да, ты обязана", - крикнул он, его громкий голос напугал ее, но на этот раз она не отпрянула от него. "Ну ладно, вот и все. Хватит с меня попыток вразумить тебя, Серкан. Ты либо веришь в мою версию случившегося, либо нет, мне действительно все равно, но я больше не буду сидеть и слушать, как ты меня оскорбляешь. Ты меня слышишь?!" Бросив на него последний обиженный взгляд она направилась в вестибюль, подняла с пола сумочку и вытерла мокрые щеки тыльной стороной ладони. Затем открыла входную дверь и, не оглядываясь, вышла, громко хлопнув ею. Она не обращала внимания на телохранителей и шла по улице, как робот, обдумывая все, что говорил Серкан. Она была более травмирована его резкими обвинениями, чем ее недолгим пребыванием в полицейском участке. Когда охранник окликнул ее по имени, сказав, что здесь ее адвокат, первой реакцией было облегчение, а затем смутное чувство принадлежности. Она чувствовала, что впервые за несколько месяцев кто-то претендует на нее, что она больше не одна против всего остального мира. Но один взгляд на Серкана, в коридоре, заставил ее осознать свою ошибку. Он действовал из чувства ответственности, чтобы защитить свою репутацию и предотвратить любые скандалы. Его низкое мнение о ней и его жестокое обращение стало дополнительным доказательством того, что она снова может полагаться только на себя. Эда бесцельно бродила по пустынным улицам. Она понятия не имела, куда идет, но не жалела, что выбежала из дома Серкана. Звук работающего двигателя прервал ее мысли, и она медленно повернула голову, готовая бежать. "Госпожа Эда". "Мустафа!" - облегченно вздохнула Эда. "Пожалуйста, садитесь," - попросил он. "Я отвезу Вас". "Нет, спасибо", - отказалась она. "Я в порядке". "Уже очень поздно и Вы не можете бродить одна в этом районе", - возразил он, продолжая медленно ехать на ее уровне. "Я готова пойти на этот риск, Мустафа. Я не хочу от него никаких одолжений", - она сделала ударение на последнем слове. "Не волнуйтесь, он меня не посылал", - заверил ее телохранитель. "Я здесь как друг, если Вы позволите". Эда остановилась и с сомнением посмотрела на него. "Он не посылал тебя?" - повторила она. "Нет, мэм", - он нажал на тормоз и вылез из машины, чтобы открыть ей дверцу. "А теперь не могли бы Вы сесть в машину?" Она сдалась и забралась на заднее сиденье. "Куда едем, мэм?" "Не мог бы ты отвезти меня в мой старый дом?" - спросила она, и он кивнул. "Господин Мустафа ...", - начала Эда после короткой паузы. "Я хотела бы прояснить то, что произошло сегодня вечером. Это не... Я не..." "Вам не нужно говорить мне этого, мэм", - прервал он ее ласково и ободряюще. "Вы не из таких". "Серкан, кажется, думает, что я из таких", - грустно заметила Эда. "Он обязательно придет в себя". "Честно говоря, мне все равно, придет ли он в себя или нет", - сказала она, выпрямляя спину. "Но мне не все равно, что думаешь ты, так что спасибо за доверие". "Всегда пожалуйста, мэм". "Может, ты перестанешь меня так называть?" - робко спросила Эда. "Это заставляет меня чувствовать себя старой". Мустафа улыбнулся. "Я не могу этого сделать. Вы жена моего босса". "Да, об этом я тоже хотела бы забыть. Просто Эда - будет лучше". "Не могу, но готов пойти на компромисс. Госпожа Эда, вместо мэм, как насчет этого?" "Этого вполне достаточно". Они подъехали к старому дому Эды, и она поблагодарила его. "У Вас все еще есть ключи от своего старого дома?" - спросил он, когда она уже собиралась спуститься. "О, нет. Я остановлюсь у подруги, она живет двумя этажами ниже". Она пожелала ему спокойной ночи и вошла в здание. Ну и что с того, что оно принадлежит Метину? Сейчас его не было рядом, и он не мог выследить ее до дома Джерен. Она постучала в дверь подруги и стала ждать. Возможно, она спала. Эда нажала на звонок на двери и не получив ответа, позвонила на ее телефон. "Черт побери, Джерен. Где ты?" - прошептала она, когда телефон продолжал звонить без ответа. Эда попробовала еще три раза, прежде чем сдалась. Она открыла сумочку и пересчитала деньги. Две сотни лир. Этого хватило бы как раз на поездку на такси, и одну ночью в том дешевом отеле, куда она отправилась на днях. Она вышла из здания и оглядела улицу в поисках пустого такси. Она скрестила руки на груди и ждала, но черный внедорожник снова материализовался перед ней, и Мустафа многозначительно посмотрел на нее. Она села, не сказав ни слова. "Я так понимаю, Вашей подруги нет дома и Вам теперь негде ночевать?" - спросил он, и Эда покачала головой. "Нет, ее нет, но все в порядке. Не мог бы ты отвезти меня на площадь в Султангази? Рядом есть небольшой отель под названием..." "Я знаю место, о котором Вы говорите", - сказал он и проехал добрых десять минут, прежде чем машина остановилась перед маленьким провинциальным домиком. "О, прости. Я не думаю, что хорошо объяснила", - извиняющимся тоном объяснила Эда, когда оглядела район, в котором они находились. "Султангази находится всего в нескольких кварталах от моего старого дома". "Я знаю", - улыбнулся Мустафа. "Это мой дом, госпожа Эда. Если Вы не возражаете, я думаю, будет лучше, если Вы останетесь с нами сегодня вечером". Эда, казалось, пришла в ужас. "О, нет. Я не могу". Она посмотрела на свою разорванную одежду и покачала головой. "Вы в полном порядке, и мы будем рады принять Вас", - настаивал Мустафа. "Господин Мустафа, у меня действительно нет проблем с тем, чтобы остаться одной. Я к этому привыкла. Пожалуйста, просто отвези меня в тот отель". Он поджал губы и сделал вид, что задумался. "Ладно, подумайте вот о чем. Если Вы поедете в тот отель, то мне придется провести ночь в машине, присматривая за Вами, но если Вы согласитесь остаться здесь, я проведу ночь с комфортом в своей постели, зная, что Вы в безопасности. Что скажете?" "Почему ты проведешь ночь возле отеля?" - спросила Эда. "Чтобы защитить Вас. Приказ господина Серкана",- сказал он ей тихим голосом и продолжил: "Вы лучше других знаете, что если я не выполню его приказ и с Вами что-нибудь случится, он снова переведет меня, возможно, на этот раз в Южную Африку". Доброта Мустафы вызвала у нее слезы на глазах. "Не думаю, что Серкан так уж заботится о моей безопасности". "Он заботится больше, чем Вы думаете. Господин Серкан не шутит, когда речь заходит о безопасности его семьи". Она собиралась возразить, что они с Серканом не совсем родственники, но в последнюю минуту воздержалась. Не было никакой необходимости обременять Мустафу своими глупыми проблемами. Она подождала, пока он закроет машину, и последовала за ним внутрь. Он открыл дверь и впустил ее в небольшой вестибюль, где предложил ей тапочки и наклонился, чтобы снять свои собственные ботинки. Она видела, как он достал пистолет из кобуры, прикрепленной к плечу, и спрятал его в деревянном шкафу у входа. "Добрый вечер", - громко произнес он, направляясь в гостиную, и жестом пригласил Эду следовать за ним. "Асли, мама. У нас гость", - объявил он двум женщинам, которые сидели на диване и смотрели телевизор. Они обе встали навстречу Эде. Первая, мать Мустафы, была пухленькой женщиной, совсем не похожей на своего сына. Ее улыбка на лице и удобная традиционная одежда контрастировали с серьезным видом Мустафы. Единственное, что их объединяло - это то, что они оба внушали доверие и выглядели одинаково надежными. Младшая из двух женщин была очень милой. Она была миниатюрной блондинкой с мягкими волосами, которые заканчивались чуть выше плеч, на ней было светло-желтое платье, а на пальце виднелось простое обручальное кольцо. Эда также отметила, что она была беременна. Она была похожа на солдатскую жену. "Это - госпожа Эда", - коротко представился он. "Госпожа Эда - моя мать, Джахида и моя жена - Асли". "Добро пожаловать, дочка",- сказала мать Мустафы, с теплой улыбкой протягивая руку Эде. "С добром пришла. Пожалуйста, простите меня за то, что я навязываюсь вам таким образом". "Не говори так. Гостям Мустафы мы всегда рады". Они не могли не заметить разорванное платье Эды, ее взъерошенный вид и опухшие глаза, но на их лицах не было осуждения. Асли предложила ей сесть и улыбнулась, когда муж наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. "Я скучал по тебе", - прошептал он ей, и Эда едва заметно улыбнулась. Кто знал, что за внушительным ростом и резкими манерами Мустафы, скрывается просто влюбленный человек с мягким сердцем. "Поздравляю", - сказала Эда им обоим, садясь, имея в виду беременность Асли. "Спасибо", - ответила Асли с блеском в глазах. "Это наш первый ребенок". "Ожидаем в следующем месяце", - гордо добавил Мустафа, обнимая жену за плечи. "Благослови его Бог", - сказала Эда. "Вы, должно быть, проголодались. Вам повезло, потому что мама приготовила сегодня свою восхитительную мусаку, она Вам очень понравится", - сказала Асли, подымаясь. "Да ты сядь, Асли. Я пойду разогрею", - предложила пожилая женщина. "Пожалуйста, не утруждайте себя", - воскликнула Эда, поднимая руки. "Уже очень поздно". "Я не позволю, ты должна что-нибудь съесть", - настаивала Джахида, проходя через кухню. "Дорогая, почему бы тебе не провести госпожу Эду в комнату и не принести ей чистую одежду?" - мягко предложил Мустафа. "Конечно", - кивнула Асли. "Госпожа Эда, сюда, пожалуйста". "О, пожалуйста, зовите меня Эда", - сказала Эда, когда они остались одни в маленькой спальне, и Асли протянула ей пижаму и чистое полотенце. "Буду, если ты будешь звать меня Асли", - тепло ответила женщина. Эда была до слез тронута безграничной добротой, проявленной к ней в доме Мустафы. Ее никогда не встречали с такой искренней теплотой, по крайней мере, сколько она себя помнила. "Спасибо". "Ванная здесь, я положила чистую зубную щетку для тебя, но если ты предпочитаешь сначала принять душ, я попрошу маму чуть подождать с ужином". "В этом нет необходимости, спасибо. Я сейчас переоденусь и выйду". Она переоделась в удобную пижаму и начисто вытерла свое лицо, удаляя все следы запачканных тушью слез, которые сигнализировали всем, что она плакала. Она чувствовала себя немного лучше, когда присоединилась к хозяевам дома за обеденным столом, где ее ждали восхитительно пахнущая мусака и большое количество гарниров. Они ели вместе, обмениваясь вежливыми фразами, и категорически отказались, когда Эда предложила потом помочь с посудой. "Иди в комнату и поспи немного, дочка", - сказала ей госпожа Джахида. "У тебя усталый вид. Мы с Мустафой позаботимся обо всем здесь". Асли отвела ее обратно в комнату и вручила свежую наволочку и теплое одеяло. "Я так смущена вашей добротой", - сказала Эда, но женщина покачала головой. "Ничего страшного. Ты можешь приходить в любое время", - она улыбнулась ей, присаживаясь на маленькую кровать. "Мустафа редко приводит домой гостей, так что ты ему, должно быть, нравишься, и мне тоже, если честно". В голосе женщины не было и намека на ревность. "Вы все мне тоже нравитесь", - застенчиво ответила Эда. "И господин Мустафа очень добрый". "Да", - мечтательно согласилась Асли. "Я самая счастливая женщина на земле". "Так ты знаешь, мальчик это или девочка?" - спросила Эда через несколько мгновений. "Вообще-то нет. Мы хотим оставить это как сюрприз", - голос Асли был полон волнения. "Это замечательно. Честно говоря, я бы, наверное, не стала ждать, если бы была на твоем месте", - сказала Эда, слегка закатив глаза. "О, у тебя есть дети?" "Нет, но я планирую иметь по крайней мере троих в будущем", - Эда подняла три пальца. "Я всегда хотела иметь большую семью". "Я очень надеюсь, что ты ее получишь", - сказала молодая женщина, накрывая ее руку своей. Эда выключила свет и скользнула под одеяло. Она отвернулась к стене и тупо уставилась на нее, вновь переживая несчастные события последних нескольких часов. Она крепко вцепилась в простыню, изо всех сил стараясь сдержать слезы. Она отказалась плакать снова. Серкан не заслуживал ее слез, особенно после того, как он смотрел на нее и обращался с ней, закрываясь от ее неоднократных попыток защитить себя. Он так отличался от того мужчины, который так страстно целовал ее всего несколько часов назад. Он отличался от того мужчины, который спал в ее объятиях всего две ночи назад, прижимаясь к ней, как ребенок. Все это исчезло в мгновение ока, и он снова стал Серканом Болатом, холодным, беспринципным человеком, каким она его знала. Она разочарованно вздохнула, чувствуя, как слезы катятся по ее лицу, несмотря на все ее усилия. Она сердито вытерла их и потянулась к шек, чтобы расстегнуть застежку цепочки. Она хотела стереть все следы Серкана из своей жизни, начиная с его дурацкого подарка. Она с легким раздражением положила золотую цепочку на стол рядом с собой и повернулась на спину, решив разорвать все связи с Серканом Болатом навсегда.

💎💎💎💎💎

Серкан не отходил от бара с тех пор, как Эда ушла, три часа назад. Он посмотрел на часы и отметил, что уже поздно. Он понятия не имел, где она, и каждый раз, когда ему хотелось поднять трубку, чтобы спросить, он проклинал себя и вместо этого наливал себе еще выпить. Он не хотел знать, где она! Ему было все равно! Она была для него никем, всего лишь лживой, манипулятивной сукой, которая не заслуживала того, чтобы о ней думали. Он закрыл глаза и тут же представил себе, как Эда прикасается к другому мужчине, ублажает его своим ртом, своим телом, и он прижал кулак ко лбу, пытаясь прогнать мучительные сцены из своего мозга. Она медленно превращала его в отца. Глупый Альптекин Болат, который позволил "охотницам за богатством" завладеть его семьей и его богатством, который не позвонил и не появился на похоронах собственного сына, так как присутствовал на торжественном мероприятии с какой-то супермоделью, вдвое моложе его. Эда делала с ним то же самое. Она лгала ему, притворялась доброй и независимой, чтобы лучше контролировать его. Если бы ее не арестовали сегодня вечером, он, возможно, никогда бы не узнал правду о ней. Он был готов осыпать ее подарками, в мгновение ока положить весь мир к ее ногам за один только поцелуй ее сладких губ. "Чертов идиот", - фыркнул он, наполовину пьяный. Рядом зазвонил телефон, и он открыл текстовое сообщение, только что полученное от Мустафы. "Она в безопасности", - просто написал он. Где в безопасности? С кем? Он хотел было спросить, но остановился, будучи слишком гордым. Он ждал, что Мустафа сам пришлет ему более подробную информацию, но тот этого не сделал. Серкан поднялся с барного стула и потащился наверх. Он проигнорировал ее закрытую дверь спальни и вошел внутрь, упав лицом вниз на кровать. Его тело было слишком тяжелым от алкоголя, поэтому он не потрудился раздеться и плотно закрыл глаза. Он заснул в считанные минуты, мучимый сценами Эды с другим мужчиной, мужчиной, которым был не он.

💎💎💎💎💎

На следующий день Эда проснулась раньше обычного. Первым ее желанием было позвонить Джерен и попросить взять с собой на работу запасную форму и лишние деньги. Она застелила кровать и быстро приняла душ, после чего вышла из комнаты. Восхитительный запах выпечки и свежеиспеченного хлеба наполнил ее ноздри, как только она вошла в кухню. "Доброе утро, госпожа Джахида", - сказала она матери Мустафы, которая помешивала в кастрюле Менемен. "Доброе утро, дочка", - ответила женщина за ее спиной. "Присаживайся. Ты как раз вовремя - к завтраку". "Могу я Вам чем-нибудь помочь? Пожалуйста!!! Я завариваю действительно скверный чай". "Об этом уже позаботились, дорогая". Мустафа и Асли появились одновременно. "Доброе утро". "Доброе утро, Эда", - сказала Асли. "Я положила тебе на кровать кое-какую одежду, ничего особенного, но думаю, она тебе подойдет". "Спасибо, я как раз хотела попросить тебя одолжить мне что-нибудь". Она переоделась в джинсы и свободную блузку, которые оставила ей Асли, спрятала золотую цепочку в сумочку и сложила испорченное платье в маленький бумажный пакет, предоставленный молодой женщиной. После завтрака она поблагодарила хозяев и обняла Асли. Она помахала ребенку в животе и забралась в ожидавший ее внедорожник вместе с Мустафой. "Отвезти Вас домой, госпожа Эда?" - спросил он после первого же поворота. Было странно, что он назвал дом Серкана ее домом. "Нет, спасибо. Я туда больше не вернусь. Ты бы мог просто высадить меня возле "Kaйя Дизайн". "Конечно". "Спасибо. Кстати, сегодня вечером я уйду с работы в ночном клубе и перееду в свой новый дом. Так что тебе больше не нужно возить меня". "Не надо торопиться, госпожа Эда. Вы можете оставаться в нашем доме столько, сколько Вам нужно", - сказал Мустафа, улыбаясь из-за усов. "Спасибо, твоя семья была очень добра ко мне, но в этом нет необходимости. Я договорилась со своим новым хозяином переехать в новый дом сегодня. Я только попрошу об одном последнем одолжении", - добавила она. "Не мог бы ты забрать мои вещи из дома Серкана? Я пришлю тебе новый адрес". Мустафа не сказал ей, что уже знает его, вместо этого он кивнул. "Сегодня у Вас будет все, госпожа Эда". Он высадил ее перед зданием "Кайя Дизайн", убедился, что все ее охранники на месте, и направился в пентхаус. Он поднялся наверх и легонько постучал в парадную дверь, прежде чем войти. Серкан читал газету, рядом с ним стояла чашка кофе. "Доброе утро, сэр", - сказал Мустафа, стоя у обеденного стола. "Доброе утро". "Госпожа Эда на работе, сэр. Со вчерашнего дня никаких происшествий". Серкан коротко хмыкнул в ответ. "Сегодня вечером мне нужно будет доставить ее вещи на новое место. Она переезжает туда сегодня". Серкан не мог удержаться от вопросов, которые жгли его губы: "Где она провела прошлую ночь?" Мустафа сделал паузу: "Э-э, в моем дома, сэр". Серкан поднял голову: "В твоем доме? Почему?" "Она хотела поехать в отель, но я сомневаюсь, что у нее были с собой деньги... Я... я подумал, что ей будет безопаснее в моем доме с моей семьей, при всем моем уважении, сэр". "Почему она не могла пойти к родственникам или еще куда-нибудь", - сухо заметил Серкан. "Не думаю, что у госпожи Эды осталась семья, сэр. Есть ее подруга- блондинка, которая работает в приемной, она сначала пыталась ее найти, но ее не было дома". "Почему ты не привез ее сюда?" "Она сказала, что больше не хочет сюда возвращаться". Почему это звучало так, будто Мустафа был на стороне Эды? "Хорошо, теперь ты можешь идти". "Да, сэр. Я попрошу Элиф упаковать ее вещи сегодня, после того как Вы уйдете на работу". "Угу", - сказал Серкан, делая вид, что снова отвлекся на газету. Он зашел в комнату Эды и посмотрел на ее неубранную постель, пурпурную ночную рубашку, небрежно брошенную на кожаную скамью, и открытые чемоданы. Ее аромат наполнил комнату, и Серкан представил ее перед зеркалом в ванной, делающей макияж, как она делала каждый вечер перед уходом на работу. Работа.. Это слово напомнило ему обо всем, что произошло вчера, и он сердито направился к тумбочке. Он нашел ее бумажник с кредитной карточкой и наличными, сунул его в карман и поспешил на работу. Лейла не удивилась, когда позже в тот же день он попросил ее доставить бумажник Эде. Она взяла бумажник и своим нейтральным тоном заверила, что отдаст его. Он с головой ушел в работу, переходя от одной деловой встречи к другой. Он отклонил приглашение Энгина поужинать вместе и приказал принести салат в его кабинет ближе к вечеру. Он отправил усталую Лейлу домой в 7 вечера, а сам остался еще на два часа. По истечению этого времени, схватил пиджак и направился домой... Было тихо и темно. Эды, конечно, там не было, и он сказал себе, что даже если вчерашнего не случилось бы, она все равно бы ушла в свой новый дом, как и планировала. Он зашел в ее комнату и увидел безукоризненную чистоту. Ее чемоданов там уже не было. Он заглянул в ванную и обнаружил, что там тоже ничего нет. Ее косметики, аксессуаров и даже бутылочек с шампунем нигде не было видно. Как будто она никогда не оставалась там. Он поджал губы и выключил свет, осторожно закрыв за собой дверь. Все к лучшему, подумал он, поджав губы и направляясь в свой кабинет, чтобы отвлечься на работу.

💎💎💎💎💎

Переезд в ее новую квартиру прошел гладко и довольно быстро. Эта студия была больше, чем та, которую она занимала с Мело раньше, и арендная плата тоже была немного дороже, но у нее не было другого выбора, и Мело не возражала против увеличения арендной платы. Она должна была вернуться домой через две недели, и Эда не могла дождаться возвращения подруги. Мустафа принес ей вещи, как и обещал, и после того, как он отнес их наверх и она поблагодарила его, Эда отправилась за покупками. На обратном пути она попросила дворника сменить газовый баллон, и он пообещал, что скоро принесет наверх. В новом доме был холодильник, стиральная машина и духовка, но не было телевизора, что было очень плохо, потому что Эда обычно включала его и оставляла включенным на заднем плане, чтобы чувствовать себя менее одинокой. Она как раз закончила убирать продукты и мыть полы, когда зазвонил телефон. Это был Волкан. "Эда?"- спросил он, когда она взяла трубку. "Слушаю Волкан". "Ты в порядке? Я слышал, что случилось". Она была не совсем уверена, как реагировать на это. "Как ты можешь спрашивать меня об этом? Я думала, ты мой друг, Волкан. Почему ты никогда не рассказывал, что происходит в клубе?" "Потому что я не знал!" - ответил он. "Да, правда? И ты ждешь, что я в это поверю?" "Клянусь, я понятия не имел. Ребята просто рассказали мне все... послушай, мы не можем говорить об этом по телефону. Где ты сейчас?" "Я не хочу говорить об этом, особенно с тобой", - агрессивно сказала Эда. "Ну же, Эда. Я так же потрясен и зол, как и ты. Я тоже только что уволился с работы". Эда колебалась. "Ты это сделал?" "Да, черт возьми, я так и сделал. Ты думаешь, я все еще могу работать в этом месте после всего? Ну же, скажи мне, где ты, или мы можем пойти куда-нибудь выпить, что ты предпочитаешь?" "Нет, никаких напитков. Приезжай, я напишу тебе адрес". Он был там меньше чем через двадцать минут. Эда открыла дверь и сделала шаг в сторону, чтобы впустить его. "Милое местечко". "Спасибо", - ответила она, закрывая дверь. "С тобой ведь ничего не случилось?" - спросил он, усаживаясь на диван. "Ты имеешь в виду, кроме того, что меня чуть не изнасиловали и обвинили в том, что я проститутка?" - насмешливо спросила она. Она села рядом с ним на диван, поджав под себя одну ногу. "Я просто не могу в это поверить, кажется, мы с тобой узнали об этом последними. Мехмет сказал, что в этом были замешаны все девушки, кроме тебя и Зейнеп. Ее ведь не было с тобой прошлой ночью, не так ли?" "Нет, ее не было", - отрицательно покачала головой Эда. "И что же ты теперь собираешься делать?" "Ничего, я туда больше не вернусь, это уж точно, даже за деньгами". "Очевидно, за всем этим стоит господин Эмре. Мехмет сказал мне, что он лично нанимает всех девушек. Клиенты приходят в клуб, осматриваются и говорят ему, какую девушку они хотят на ночь". "Это безумие!" "Тебе повезло спастись", - заметил Волкан. "Да, наверное. Хочешь чего-нибудь выпить?" Эда встала и пошла в маленькую кухню. Она достала два безалкогольных напитка и взяла поднос. Одновременно раздался звонок в дверь, и Эда закричала через всю кухню: "Не мог бы ты открыть, пожалуйста? Это дворник с газовым баллоном". Она поставила два бокала на поднос и направилась обратно в гостиную в тот самый момент, когда Волкан открывал дверь. Она застыла, увидев мрачную фигуру Серкана, стоящего за ним. Его угрожающий взгляд переместился с нее на Волкана. Молодой человек, казалось, узнал его по их не слишком приятной встрече, две недели назад. "Мы просто разговаривали, парень", - сказал Волкан, поднимая обе руки перед собой. Эда поставила поднос на маленький столик рядом с диваном и с вызовом подняла голову. "Мы не обязаны объясняться, Волкан. Этот человек..." Прежде чем она успела закончить, кулак Серкана врезался в челюсть Волкана, и бедняга от силы удара упал на пол. "Серкан, нет!" - закричала Эда, с ужасом наблюдая, как Волкан схватился за щеку и застонал от боли. "Какого черта ты делаешь?" - крикнула она Серкану, опускаясь на колени рядом с Волакном и изучая его лицо. "О Боже, мне так жаль, он сломан?" Если бы взгляды могли убивать... Серкан бросил на них мрачный взгляд и, не произнеся ни слова, развернулся и вышел, его лицо было еще более замкнутым и неприступным, чем когда он вошел.

Конец 21 главы.

Весенние зарисовки: лесное поселение. Продолжение

Продолжение

 

Побродив на полянке, я отправился к единственному уцелевшему дому. Подойдя ближе, я увидел, что земля в огороде перекопанная – не в прошлом году, но обильной растительности не было. Также видно, что территория сзади дома более-менее ухоженная. Так значит, дом получается жилой, или всего несколько лет пустует. 

Обойдя дом вокруг, я просто замер, молча стоял минут десять. Сколько объездил мест, но похожего нигде не наблюдал. На рубленной части двора красовалось огромное произведение искусства. Крестьянин с косой.     

 

 

Фото не может передать всю прелесть данного рисунка. Быть может, это вымышленный персонаж, а может существующий человек или вообще хозяин этого дома. Остается только догадываться. Очень пронзительный, уставший взгляд деревенского мужика – в нем вся прелесть этого рисунка. 

Крикнул товарищей, и мы на этом месте устроили небольшой привал, который плавно перешел в обеденный перерыв. Как обычно, обсуждение данного урочища, шутки, различные байки. Друг поведал нам, что пока бродил по задворкам, то неподалеку увидел лося. Тот, в свою очередь, не меньше получаса наблюдал за действиями товарища и внимательно прислушивался к непонятным звукам прибора. Также каждый из нас похвастался находками: достойно, у меня в этот раз было около десяти монет. У одного из товарищей вообще перевалило за двадцать и плюс серебряный билончик. Он все это время пытался победить небольшую, очень мусорную площадку размерами десять на пятнадцать метров.

После перекуса все отправились в разном направлении. Я же неспешно пошел пробивать улицу. 

Поиск по деревенским улицам очень специфический. Если бы кто-то сказал мне года три назад, что большую часть времени я буду уделять улицам, то попросту бы не поверил. Но сложилось так, что я полюбил такие места. Зачастую вести на них поиск очень некомфортно – огромное количество разнообразного мусора. Но в какой-то момент я раскусил секрет поиска и теперь деревенские улицы для меня являются чем-то особенным. 

 

 

Так же было и в этот раз. Количество сигналов могло любого свести с ума, но только не меня и не в этот раз. После зимней спячки с необычайным азартом выкапываешь ямку за ямкой. На этом урочище улицы были разбиты лесовозами – метровые колеи, заполненные водой, затрудняли поиск. Но мне не привыкать, и я с удовольствием пробивал метр за метром. В основном попадались монеты раннего советского периода. Таким темпом на одной из улиц я выудил чуть больше десятка монет.

Времени оставалось немного: нам не очень хотелось бродить по лесу в темноте, тем более мы заранее договорились, что обратно пойдем той же дорогой и обязательно просканируем часть этого леса. Так и сделали: разойдясь цепью, мы отправились ближе к машине. Перед выходом на поле товарищ наткнулся на интересное местечко и в срочном порядке подозвал нас. 

Следы небольшой избушки-сруба практически уже не видно, но по очертаниям понятно, что здесь кипела жизнь. Разойдясь по сторонам, мы в режиме разведки принялись пробивать почву. Достаточно мусорное место. Я выкопал несколько чайных ложек, а вот товарищам повезло немного побольше. Одному попался серебряный двадцатничек, а другой выкопал пару нательных крестиков и несколько монет периода правления Николая Второго.

На этом мы коп закончили. Собрав приборы, быстрым шагом выдвинулись к авто. Проходя поле, мы увидели, как вдоль оврага бродит с приборами команда из трех человек. Нам стало интересно, что и почему именно там они так активно искали. Как выяснилось позднее, парни просто не знали, куда ехать копать. С их слов я узнал, что вся округа была выбита подчистую и даже то урочище, на котором были мы. Немного еще поболтав, мы взяли курс на машину.

 

 

Почти три десятка монет с выбитого урочища, у товарищей почти по сорок. Скорее всего эта команда даже и не была на том урочище, хотя кто его знает! У каждого свой подход к копу. Я этим днем доволен, и это самое главное.

Дмитрий(DS)


Пробуждение Крови читать онлайн Алль Терр (Страница 5)

Орландо аж позеленел и отскочил от девушки на два шага разом. Ага, я попал в цель!

«Навык Лжец повышен до 2-го уровня», появилась уже почти привычная надпись. А среди сопутствующих кракозябр нашлось понятное слово «Блеф». Ну да, я, конечно, не собирался вправду рассказывать Бетани. Да и вообще заговаривать с ней без надобности. А то ещё опять коленом двинет…

— Если Бетани завтра хоть раз косо посмотрит на меня — тебе конец, Табул, лучше молчи, — предупредил Орландо. — За мной должок.

Я даже не стал сомневаться, не имеет ли он в виду, что будет должен мне, если я промолчу. Нет, он точно подразумевал месть за угрозу разболтать о его делишках. Зря я не смолчал. Судя по злому взгляду Прайма, я нажил проблем.

Зелёная троица ушла. Каждый счёл своим долгом при этом толкнуть меня плечом, хотя я отодвинулся с прохода. Бить и макать головой в унитаз не стали — и на том спасибо.

— Не стоило вмешиваться, — равнодушно сказала девушка, вовсе не торопясь запахивать одежду. — Он же Прайм, а ты Табул. Зачем?

— А… ты была не против? — не понял я.

Она пожала плечами.

— Против, за — кто меня спрашивает? Я Сервус, он Прайм. Да даже эти двое Ортусов. Или Табул… — Она повернулась ко мне. — Или ты прогнал их, чтобы воспользоваться самому?

Я отвёл взгляд от её груди и сглотнул. Что тут за мир такой? Что с этими людьми не так?

— Нет. Я… Нет, — только и сумел выдавить я. Она пожала плечами, застегнула пару пуговиц и наклонилась к ведру. — А как тебя зовут?

— Би. Би Сервус, — она сделала ударение на последнем слове. — Зачем спрашивать имя Сервуса? Только чтобы пожаловаться на плохо помытый пол…

Она намочила тряпку и принялась возить ей по полу. Я обошёл девушку, поспешив скрыться в кабинке. Не идти же при ней к писсуару… Но по пути бросил взгляд на её шею и рассмотрел там разноцветные синяки. Значит, не первый раз её так хватают. И это здесь нормально? Она-то точно воспринимает как должное.

Сервус… Что это значит? И чем отличается от Табула и прочих? В размышлениях об этом я засел в кабинке, дожидаясь, пока Би уйдёт. Но так ничего и не придумал. Попил воды из крана, как собирался, и ополоснул лицо. Сна не было уже ни в одном глазу.

Вместо того чтобы возвращаться в спальню и лежать в темноте, пялясь в невидимый потолок, я отправился бродить по Цитадели, картографируя коридоры. Жаль, в двери не заглянуть и не выяснить, где спальни, а где что-то ещё. Но шарахаться ночью по чужим спальням точно не стоит. Пока хватит и отметок дверей на карте, хотя бы не заплутаю. Способность оказалась очень полезной. Я всё ждал повышения уровня навыка, но, обойдя всё здание, так и не дождался. Ничего, есть ещё несколько зданий, при случае картографирую и их.

Глава 5. Интерфейс

Вполне ожидаемо, что с утра я был разбит и выжат, как лимон. Остальные выглядели не намного лучше, а ведь они всю ночь спали, тогда как я бродил по зданию. Часов нигде в зоне видимости не было, но по ощущениям было что-то в районе шести-семи утра. Точно зверские армейские распорядки…

Не знаю даже, сколько в итоге я проспал. Когда Альф растолкал меня, показалось, будто я только что закрыл глаза. Но для не выспавшегося человека это нормальное ощущение.

К счастью, нас не погнали сразу же на плац. Вместо этого все направились в столовую. Аппетита в такую рань у меня не было совершенно. Но раз ужинами здесь, судя по всему, не кормят, надо есть, пока возможно.

Мне повезло ухватить последнюю пластиковую плошку, синюю, в цветах отряда, хотя и с подозрительными разводами бледно-голубого цвета, будто пластик уже начал разлагаться. Но Альфу досталась железная миска, так что я не стал привередничать. Некоторым повезло и того меньше, им пришлось довольствоваться деревянными и грубыми глиняными посудинами. Единообразие оказалось безнадёжно нарушено, но это никого не волновало.

Впрочем, равноправие быстро восстановилось. На завтрак всем давали одинаковую липкую серо-зелёную бурду. Повар, а может дежурный по столовой, в серой униформе, зачерпывал эту неаппетитную массу половником из огромного котла и плюхал в тарелки. Запивать её предполагалось стаканом воды. Стаканы тоже оказались самыми разнообразными и даже разного объёма: гранёные, чашки, бокалы, фужеры, кружки, опять же металлические и деревянные…

— Кушайте, не обляпайтесь, — хохотнул проходящий мимо нашего стола Эрт Изгой.

Направлялся он, конечно, к Бесс, которая сидела с пустой тарелкой. Жестом фокусника он достал непонятно откуда несколько консервных банок без этикеток. При виде банальной гречневой каши и кукурузы у меня слюнки потекли, хотя никогда их не любил. А уж в таком сочетании… Но Бесс это ничуть не смутило, смешав всё вместе, она уминала завтрак за обе щёки, а Эрт с умилённым видом наблюдал за ней.

Я ткнул погнутой ложкой в месиво. Оно спружинило. И почему у Изгоя есть нормальная еда, а нам дают вот это? Я-то думал, быть Изгоем — плохо. Но что-то логика тут не очень работает.

Альф зачерпнул пол-ложки, подержал во рту и выдал:

— Сладковатый привкус, есть оттенок ванили. Я как-то разок её пробовал. Гораздо приятней вчерашнего аромата рыбы, да и чешуя на зубах не скрипит.

Да уж, неудивительно, что меня вчера тошнило. Из чего это готовят? Из всего, что под руку подвернётся? Я всё-таки отковырял кусок месива и быстро проглотил. А не так плохо. Скорее — никак. Действительно, лёгкая сладость, едва заметная. Но в остальном безвкусно.

Организм требовал калорий, так что мы быстро расправились с завтраком. За дополнительной порцией воды пришлось ходить дважды, благо в ней никто не ограничивал. А вот добавка месива, видимо, не полагалась. Или никто не хотел её брать.

После завтрака все потянулись на плац. На сей раз построились, как положено, по росту. И не только новобранцы, но и остальные, не исключая Изгоев, держащихся отдельной группой.

Перекличка на этот раз заняла больше времени. Изгоев мастер-гвард называл просто по именам. Среди «старослужащих», старшекурсников или как их правильно называть, оказалось ещё три Прайма. А также несколько носителей фамилии Сангвер, которых не было в числе новичков.

— Ну что, у кого-нибудь за ночь случилось Пробуждение Крови? — осмотрев наши ряды, спросил мастер-гвард. — Что, никто не разблокировал Интерфейс? И почему я не удивлён…

Я чуть было не подал голос. Это ведь он наверняка про те надписи перед глазами! Слово интерфейс в них не мелькало, но про разблокировку навыков было. Но всё же я предпочёл промолчать и не выделяться. Похоже, мне повезло, и я, сам того не зная, чего-то добился. Правда, пока не понимаю, чего именно.

— Я уже говорил раньше, а большинство и так в курсе, но всё равно повторю. Ибо повторение может помочь вам разблокировать такие навыки, как Внимательность, Знание, Память и тому подобные. Итак, распорядок дня таков: завтрак, построение, потом свободное время, обед, тренировки, душ и сон. Но не советую в свободное время бездельничать и дрыхнуть. Вы здесь для того, чтобы разблокировать Интерфейс и овладеть навыками. Потому следует каждую свободную минуту посвящать попыткам этого добиться.

— Некоторые уже давно этого добились, — протянул кто-то.

— И сколько навыков у тебя разблокировано, Джордж Сангвер? — мастер-гвард безошибочно определил говорившего и пристально уставился на него. — Три? И это всё? Если этого достаточно, можешь убираться отсюда хоть сейчас, я никого тут на казённых харчах не держу.

Ага, значит, мне с двумя навыками рановато начинать собой гордиться. Хорошо, что решил промолчать.

— Запомните, что чем большим числом навыков вы овладеете, тем больше пользы принесёте клану и своему роду! — продолжил мастер-гвард, обращаясь уже ко всем. — Конечно, вас и с единственным бесполезным навыком из рода не выгонят. Но и высокого положения вы не займёте.

— Да плевать на положение, — подал голос Эрт. — Всю эту фигню им и так с детства в головы вбивают. Лучше б рассказали про крутые навыки и возможности, которые они дают.

— Большинство здесь видели твои и других Изгоев возможности, — спокойно отозвался мастер-гвард. — А остальные ещё успеют насмотреться. Не за красивые глаза я вам, отребью, позволяю тут жить. Но не думай, будто достиг совершенства.

— Да в курсе я, в курсе, — усмехнулся Эрт. — Не обо мне речь.

— Со дня на день должны прибыть представительские группы остальных кланов. Для обмена опытом. Наверняка они пришлют не совсем зелёных новичков, так что не хочу, чтоб вы опозорились сами и опозорили наш клан в их глазах, — сменил тему мастер. — Поэтому я отберу полтора десятка лучших, а остальные группы переформирую. Новичков это не коснётся, если вдруг среди них не найдутся особо одарённые, которые быстро смогут разблокировать несколько навыков. А пока я назначу старших по группам среди новобранцев.

К моему и не только моему удивлению, в нашей группе старшей стала Дрю. Больше всех возмущалась Бетани, но строгий взгляд мастер-гварда заставил её притихнуть. Остальные переглядывались и хихикали, то, что какая-то Табул будет главенствовать над Прайм, всех очень позабавило. А вот лидером зелёной группы стал Орландо. Что разозлило Бетани ещё сильнее.

«Боль утраты», Клайв Льюис — Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера»

Наблюдения

Я никогда не думал, что горе похоже на страх. Мне не страшно, но чувства, которые я испытываю, похожи на внезапный испуг, та же внутренняя дрожь, то же беспокойство, постоянная зевота, мне трудно глотать.

Иногда это похоже на легкое опъянение, иногда — замешательство. Как будто между внешним миром и мной существует невидимая мягкая, как одеяло, перегородка. Мне трудно воспринимать то, что говорят окружающие. Вернее, я не желаю слушать их разговоры. Мне не интересно, о чем они говорят. С другой стороны, я хочу, чтобы они говорили исключительно обо мне. Я ненавижу оставаться один в комнате. Вот если бы «они» разговаривали между собой, а не со мной. Бывают моменты, они всегда неожиданные, когда что-то внутри меня пытается уговорить меня, что не так уж все ужасно, не так безнадежно. Кроме любви в жизни есть другие радости. Ведь был же я счастлив до встречи с Х. У меня есть еще много, как говорят, источников удовольствия. Брось, не так уж все плохо. Я немного стыжусь этого внутреннего голоса, но это кажущееся облегчение быстро проходит. Внезапный толчок раскаленной памяти — и весь этот «здравый смысл» улетучивается, как исчезает крохотный муравей в пламени свечи. И меня отбрасывает назад, к слезам и страданию. «Слезы Магдалины». Иногда я предпочитаю эти моменты агонии, по крайней мере, они честны и чисты. Но это погружение в море жалости к себе, это противное липко-сладкое удовольствие, которое испытываешь при этом, мне отвратительно. Я отдаю себе отчет даже во время этих приступов, что я искажаю ее образ. Стоит только поупиваться этими настроениями буквально несколько минут, и вместо живой женщины я проливаю слезы над куклой. Слава Богу, память о ней так сильна ( всегда ли она будет так сильна?), что такие минуты проходят, не оставляя видимых следов. Ее ум был сильный и гибкий, как леопард. Ни страсть, ни нeжность, ни боль не могли разоружить ее разум. Он чуял первые признаки слюней и сентиментальности, вспрыгивал и валил тебя с ног, прежде чем ты успевал сообразить что произошло. Сколько моих мыльных пузырей она моментально прокалывала своей острой булавкой! Я быстро научился не нести вздор, разве только из чистого удовольствия наблюдать ее реакцию — и снова горячий раскаленный толчок — быть ранимым и смешным в ее глазах. Ни с кем другим я так не боялся показаться смешным.

И никогда ни от кого я не слышал о том, что скорби сопутствует лень. Это не касается моей работы — здесь машина крутится, как обычно — я не способен к малейшему усилию, мне тяжело не только написать, даже прочесть письмо, зачем бриться по утрам, какая разница, гладкое или небритое у меня лицо? Говорят, что несчастный человек жаждет отвлечься, как угодно, лишь бы уйти от себя. Но бывает и так: человек, уставший, как собака, просыпается среди ночи от холода, ему нужно лишнее одеяло, чтобы согреться, но он скорее пролежит всю ночь, трясясь от холода, чем встанет и достанет это одеяло. Не трудно понять, почему одинокий становится неряшливым, а со временем грязным и отвратительным.

Тем не менее, возникает вопрос: Где же Бог? Это самый тревожный симптом. Когда ты счастлив, так счастлив, что не нуждаешься в Нем, ты даже чувствуешь, что обращение к Нему лишь отвлечет тебя, и если все-таки ты опомнишься и обратишься к Нему с благодарностью, Он, по крайней мере ты так чувствуешь, принимает тебя с распростертыми объятиями. Но попробуй обратиться к Нему, когда ты в отчаянии, когда все надежды напрасны, и что тебя ожидает? Двери захлопывается перед твоим носом и ты слышишь, как дважды поворачивается ключ в замке, гремит засов — и потом тишина. Нечего больше ждать, поворачивайся и отправляйся, откуда пришел. Окна темны. Похоже, что в доме никого нет. И неизвестно, был ли кто там прежде. Когда-то казалось, да. И прежняя уверенность в том, что дом был населен, была такой же сильной, как теперь — там никого нет. Что это значит? Что означает Его явное присутствие во времена благополучия и полное отсутствие тогда, когда тебе необходима Его помощь в самый тяжелый момент твоей жизни?

Сегодня я поделился этими мыслями с С. Он напомнил мне, что то же самое произошло с Христом: «Почему ты оставил меня?». Я знаю, но от этого не становится легче и понятнее. Я не думаю, что существует опасность утратить веру в Бога. Истинная опасность состоит в возможности поверить в то, что Он — плохой. Я боюсь не того, что я прихожу к выводу «оказывается, Бога нет!», но: «Так вот какой Он, оказывается, и нечего себя обманывать».

Старики покорились и сказали: «Да будет так». Как часто горькую обиду подавляет смертельный страх, и притворная любовь, да, именно притворная, пытается прикрыть истинное чувство ужаса.

Да, проще всего сказать: Бога нет, когда мы больше всего в нем нуждаемся, потому что Его — нет, Его не существует. Но тогда почему Он есть тогда, когда, если быть откровенным, мы можем обойтись без Него?

Как бы то ни было, в одном я уверен: брак был создан для меня. Я никогда не поверю, что религию придумали, чтобы прикрыть наши бессознательные желания и заменить ею секс. Потому что эти несколько лет, что мы были вместе, мы наслаждались любовью во всех ее проявлениях: времена серьезные и веселые, романтически- приподнятые и приземленные, иногда — иногда драматические, как гроза, временами — удобные и уютные, как домашние шлепанцы. Ни единая крупица тела и души не остались неудовлетворенными. Если бы Бог заменял собой любовь, мы по идее должны были бы потерять к Нему всякий интерес. Кому нужна подделка, если у тебя есть подлинник? Но этого не происходит. Мы оба знали, что помимо друг друга нам нужно было что-то еще, нечто, чему нет названия, какая-то смутная потребность. Другими словами, когда любящие вместе, им больше ничего не нужно, не нужно, к примеру, читать, есть, дышать.

Несколько лет назад умер мой друг, и какое-то время я испытывал сильное чувство уверенности, что он продолжает жить, даже более полнокровной жизнью. Я молил Бога, чтобы Он дал мне хотя бы сотую долю такой уверенности после ее ухода. И снова никакого ответа. Запертая дверь, железный занавес, пустота — абсолютный нуль. «Тому кто просит, ничего не отпустится». Было глупо и просить. И теперь, даже если похожее чувство уверенности и посетит меня, я не стану ему доверять. Я подумаю, что мои мольбы вызвали самогипноз, не более того.

В любом случае, я постараюсь держаться подальше от спиритов, я ей это обещал, она знала кое-что об этой компании.

На словах легко исполнять обещания, которые ты давал умершему. Но я начал убеждаться, что уважение к воле покойного — ловушка. Вчера, например, я вовремя остановился, прежде чем сказать о какой-то ерунде: ей бы это не понравилось. Это несправедливо по отношению к другим. Скоро я начну употреблять «Этого бы хотела Х.» как инструмент домашней тирании, ее «желания» станут все более прозрачным прикрытием моих собственных желаний.

Я не могу говорить о ней с детьми. Как только я пытаюсь заговорить о ней, я вижу на их лицах не скорбь, не любовь, не жалость, не страх, но самое фатальное из всех видов «непроводимости» — стыд. По их виду можно предположить, что я совершаю что-то непристойное. Они страстно желают, чтобы я замолчал. То же самое ощущал я, когда после смерти матери мой отец упоминал ее имя. Я их не осуждаю. Так уж устроены мальчики.

Иногда я думаю, что стыд, обыкновенное чувство неловкости, бессмысленное смущение часто больше мешают совершать добрые поступки и просто чувствовать себя счастливым, чем что бы то ни было И не только в юности. Правы ли мальчики? Что бы подумала сама Х. об этой ужасной тетради, к которой я все время возвращаюсь? Не отвратительны ли эти записи? Когда-то я прочел такую фразу: «Всю ночь я провел без сна, думая о зубной боли и о бессоннице». Это очень похоже на жизнь. Часть любого страдания является тенью или отражением этого страдания. Факт тот, что ты не просто страдаешь, но и одновременно думаешь о том, что ты страдаешь. Я не только проживаю каждый бесконечный день, испытывая горе, но каждый день я живу, думая о том, что каждый прожитый день я испытываю горе. Может быть, эти записи только усугубляют мои страдания? Просто подкрепляют монотонное, как движение мельницы, кружение мыслей вокруг одного и того же. Но что же мне делать? Мне нужно какое — то лекарство, чтение — недостачно сильная пилюля.

Записывая все свои мысли (нет, лишь одну сотую), мне верится, что я как-то отвлекаюсь. Так бы я оправдывался перед Х. Но скорее всего она нашла бы слабое звено в моей защите.

Дело не только в мальчиках. Странный продукт моей утраты это то, что я полностью осознаю, что у всех, кого бы я ни встретил, я вызываю смущение. На работе, в клубе, на улице я встречаю знакомых, которые подходя ко мне, на ходу пытаются быстро сообразить, надо ли заговаривать со мной об «этом». Я ненавижу, когда они заводят разговор об «этом» и не переношу, когда они избегают этой темы. Некоторые просто стараются увильнуть. Р. избегает меня уже целую неделю.

Больше всего мне нравятся хорошо воспитанные юноши, почти мальчики, которые подходят ко мне, как входят на прием к зубному врачу, жутко краснеют, стараются побыстрее отделаться, а потом, когда самое неприятное позади, быстро и по возможности соблюдая приличия, исчезают в дверях бара. Может быть, людей, потерявших близких, следует изолировать и помещать в специальные заведения типа лепрозория?

В некоторых я вызываю кое-что похуже смущения. Для них я тень самой смерти. Когда бы я ни сталкивался со счастливой жeнатой парой, я знаю, о чем они думают, глядя на меня: «Один из нас когда-нибудь будет на его месте».

Сначала я опасался посещать наши любимые места, где мы с ней были счастливы когда-то — наш любимый паб, парк. Однажды я решился сразу, как посылают в полет пилота после того, как он побывал в аварии. К моему удивлению, никакой разницы. Ее отсутствие в этих местах ощутимо не более чем повсюду. Оно не имеет привязанности к определенному месту. Думаю, если тебе вдруг запретят употреблять в пищу соль, ты не будешь замечать ее нехватку в одном блюде больше чем в другом. Весь процесс еды будет другим, каждый день, любая пища. Это так просто. Весь жизненный процесс изменился. Ее отсутствие — как небо, распростершееся надо всем.

Хотя нет, это не совсем так. Есть одно место, где ее особенно не хватает, и этого места мне не избежать, ибо это я сам, мое тело. Когда-то оно было значительно, так как оно было телом возлюбленного Х. Теперь же мое тело — опустелый дом. Однако зачем обманывать себя? Я знаю, наступит время, и мое тело обретет былую важность для меня, и я даже забуду, что с ним было что-то неладно.

Рак, рак и рак. Моя мать, отец, жена. Кто следующий, думаю я. Тем не менее, Х., умирая от рака и зная это, призналась, что она больше не чувствует прежнего ужаса. Когда это стало реальностью, сама идея и имя болезни до какой-то степени утратили силу. И какое-то время я почти понимал ее. Это очень важно. Мы никогда не переживаем просто Рак, Войну или Несчастье ( также и счастье ). Мы живем одним часом, одной минутой. Взлеты и падения. Лучшие времена омрачены множеством мелких несчастий, и наоборот, самые тяжелые скрашиваются хорошими счастливыми минутами..Мы никогда не осознаем до конца воздействия того или иного события в нашей жизни, мы даем ему название, которое в корне неверно. Сама жизнь — взлеты и падения, остальное — чистая идея.

Сейчас даже не верится, что мы бывали счастливы и веселы тогда, когда не оставалось никакой надежды. Как долго, содержательно и насыщенно проговорили мы в последнюю ночь!

Хотя нет, мы были не совсем вместе. Есть граница, за которой это уже не твоя «плоть». Невозможно до конца разделить слабость, страх и боль другого существа. То, что переживает другой, конечно, ужасно. Может быть, вам так же плохо, как близкому вам человеку, но я бы не стал особенно доверять тому, кто настаивает на этом. Все-таки разница есть. Ибо, говоря о страхе, я имею в виду животный страх, смертный ужас, охватывающий весь организм перед концом, удушье — ощущения крысы в мышеловке. Этот ужас нельзя разделить ни с кем. Сознание сострадает, тело сострадает меньше. Уж по крайней мере, телесная близость знакома любой любящей паре. Весь любовный опыт тренирует два тела переживать не идентичные, но дополняющие друг друга, взаимосвязанные, даже если и противоположные чувства.

Мы оба знали это. Я испытывал свои собственные, а не ее страдания, у нее были свои, а не мои. Конец ее страданий означал лишь «совершеннолетие» моих. Мы пошли дальше каждый своей дорогой. Эта леденящая душу правда, это ужасное правило уличного движения («Вам, мадам, направо, а вы, сэр, следуйте налево») — лишь начало разлуки, которая есть сама смерть. Эта разлука ожидает всех. Я думал, почему именно нам с ней так фатально не повезло, нас разлучили. Но, полагаю, все любящие думают так про себя, оказавшись в такой же ситуации.

Однажды она сказала мне: «Если мы даже умрем в один день и в один час, лежа рядом, все равно это будет та же разлука, которой ты так боишься». Разумеется, она не знала больше, чем я. Но она была ближе к смерти, и ей было легче попасть в цель. Она часто цитировала: «Один ты пришел в этот мир и один уйдешь». И она говорила, что она это чувствовала.. И было бы совершенно невероятно, если бы было иначе. Нас свело время, пространство и плоть, мы общались друг с другом, как по телефонным проводам, стоит перерезать один проводок — и связь прервана. Так или иначе, должен же когда-нибудь прерваться наш разговор? Если только не предположить, что этот вид связи заменяется совсем другим, но достигающим той же цели. Спрашивается, зачем же было разрушать старый способ?

Бог — не клоун, который вытаскивает из-под носа. тарелку супа, чтобы тут же подсунуть другую тарелку того же супа. Даже природа не устраивает такие фокусы, она никогда не повторяет дважды одну мелодию.

Очень трудно выносить тех, которые говорят : «Смерти нет» или «Смерть не имеет значения». Смерть есть и она имеет значение, и ее последствия неизбежны и непоправимы. С таким же успехом можно сказать : Рождение не имеет значения.

Я гляжу на ночное небо. Ни в чем я так не уверен, как в том, что никогда, ни в каком времени и пространстве я больше не увижу ее лица, не услышу ее голос, не коснусь ее. Она умерла. Она мертва. Неужели так сложно это понять?

У меня не осталось ни одной ее хорошей фотографии. Когда я пытаюсь вспомнить ее лицо, мне не удается его увидеть отчетливо в моем воображении. А вот лицо абсолютно незнакомого человека, мелькнувшее в утренней толпе, я вижу с безошибочной точностью, стоит мне закрыть глаза. Несомненно на это есть простое объяснение. Мы видим лица тех, кто нам ближе и дороже всех, в разных ситуациях, под разными углами, в разном освещении, с разными выражениями, мы видим их, когда они гуляют, спят, плачут, едят, говорят, задумываются — и все эти разнообразные выражения смешиваются в нашей памяти и сливаются в неясное расплывчатое пятно. Но голос ее я слышу так яственно. Иногда, вспоминая ее голос, я могу разрыдаться как малое дитя.

2

Впервые за это время я решился перечитать свои записи. Мне стало неприятно. Читая эти записи, можно подумать, что ее смерть не имеет значения сама по себе, а важно лишь то, как она повлияла на меня. Сама Х. как бы выпала из поля зрения. Как я мог забыть, с какой горечью она восклицала : «Как много еще осталось всего, ради чего так хочется жить!»

Счастье пришло к ней довольно поздно. Она могла прожить еще 1000 лет и никогда бы не заскучала. Ее вкус ко всем удовольствиям чувства, разума и духа никогда не притуплялся. Она наслаждалась всеми радостями жизни, как никто другой, кого я знал. Она была как голодный, перед которым поставили изобильную еду и сразу же отобрали. Рок, судьба (или как это называется) обожает дарить огромные возможности, чтобы затем обмануть ожидания. Бетховен оглох…Как ни посмотри, все это смахивает на злую шутку, фокус злобного кретина.

Я должен думать больше о Х. и меньше осебе. Звучит неплохо. Но тут есть загвоздка. Я думаю о ней постоянно. Я вспоминаю, как она выглядела, как она разговаривала, как она двигалась. Но все эти факты и детали отбирает и сортирует мой разум. Меньше месяца прошло после ее смерти, и я уже чувствую, что начался медленный процесс превращения живой Х. в придуманную мною женщину. И это несомненный факт. Я больше не буду ничего выдумывать (по крайней мере, надеюсь). Но что, если мои записи все равно будут все больше и больше сосредотачиваться на моей персоне? Нет больше самой реальности, которая меня могла во-время одернуть, как это делала, всегда неожиданно, живая Х, будучи самой собой, а не мной.

Самый ценный дар, который мне дала женитьба, это то, что рядом со мной всегда было существо, очень близкое, тесно связанное со мной и в то же время отличное от меня и даже сопротивляющееся, одним словом — сама реальность. Неужели весь этот труд пойдет насмарку? Неужели я допущу, чтобы Х. будет уходить все дальше и дальше, пока не станет не более чем одним из снов, которые меня посещали в молодые годы, когда я был еще не женат?

О, родная моя, вернись хоть на минуту и прогони этот страшный призрак ! О, Господи, зачем Ты приложил столько стараний, чтобы вырвать это существо из его оболочки, если его затягивает, засасывает назад?

Сегодня мне надо было встретиться с человеком, которого я не видел 10 лет. Все эти годы я считал, что я прекрасно его помню — его внешность, манеру говорить, его любимые словечки. Но в первые же пять минут реальный человек полностью разрушил живущий в моей памяти образ. Это не значит, что он сильно изменился. Наоборот, я мысленно говорил себе: «Да, конечно, конечно, я просто забыл, что он думал о том-то, как он не любил того-то, что он знал о том-то, или его манеру откидывать назад голову». Но его облик за эти 10 лет потускнел и вылинял в моей памяти, и когда я увидел реального человека, я был поражен удивительной разницей. Могу ли я надеяться, что этого не произойдет с моей памятью о Х.? Что это уже не началось? Медленно, бесшумно, как падают на землю снежные хлопья, и снег будет идти всю ночь — хлопья моего воображения, моей избирательной памяти будут накрывать ее образ…И в конце концов полностью погребут под собой реальные очертания. Всего 10 минут, 10 секунд — и реальная, живая Х. могла бы все исправить. Но даже если бы мне были даны эти 10 секунд, в следующую же секунду снова начнут падать хлопья. И острый, грубый, очищающий вкус ее уникальности снова исчезнет.

Какое жалкое лицемерие — говорить: «Она будет вечно жить в твоей памяти». Жить? Вот именно жить-то она и не будет. С таким же успехом можно, как древние египтяне, забальзамировать умершего и думать, что он будет всегда с нами. Что еще может убедить нас, что их нет, они ушли, исчезли навсегда? Что осталось? Труп, память и (в некоторых вариантах) привидение. Все это издевательство и ужас. Три разных слова, которые означают одно: она умерла. Я любил Х. Я не хочу любить мою память о ней, ее образ, существующий в моем собственном воображении. Это будет что-то вроде инцеста.

Я хорошо помню, как я был неприятно поражен в одно прекрасное утро много лет назад. Полнокровный жизнерадостный работяга с лопатой и лейкой в руках вошел в церковный дворик и, закрывая за собой ворота, крикнул через плечо своим приятелям: «Скоро вернусь, я только маму навещу!» Он имел в виду, что он польет цветы и приберет могилу матери. Меня все это ужаснуло, подобное проявление чувств, вся эта кладбищенская ерунда всегда и до сих пор мне ненавистны и совершенно неприемлимы.

Но в свете моих теперешних мыслей я начинаю задумываться: если некоторые (я — нет) могут принять и понять поведение этого парня, то, пожалуй, можно немало сказать в защиту такой позиции. Клумба 6 на 8 футов стала мамой, символом, тем, что связывает его с ней. Ухаживание за могилой означает навещать маму. Может быть, это в какой-то мере лучше, чем хранить и ласкать образ, запечатленный в моем воображении, в моей памяти? Могила или образ, в принципе, одно и то же: нити, связывающие с необратимым, символы невообразимого. К тому же мысленный образ имеет дополнительный недостаток — он делает все, что ты пожелаешь, он будет улыбаться или хмуриться, будет нежным, веселым, грубым, может спорить с тобой — все зависит от твоего настроения. Ты — кукольник, дергающий за веревочки. Конечно, это не совсем так. Память еще свежа, подлинные невольные воспоминания, слава Богу, возникают неожиданно и вырывают веревочки из моих рук. Но роковая подчиненность образа, полная зависимость от меня со временем будут возрастать. С другой стороны, могильная клумба — это упрямая, упорная, часто несговорчивая часть действительности, каковой, не сомневаюсь, была его мама при жизни. Кстати, такой же была Х.

Или есть. Могу я, положа руку на сердце, сказать, что я верю, что она — есть? Большинство моих знакомых, с которым я встречаюсь, скажем, на работе, уверены, что ее больше нет. Естественно, они не делятся этой точкой зрения со мной, во всяком случае, пока. Что думаю я сам? Я всегда молился за упокой души неблизких мне людей, я молюсь за них и теперь. Но как только я пытаюсь помолиться за Х., что-то меня останавливает. Мною овладевают смущение и замешательство, я чувствую нереальность происходящего, как-будто я произношу слова в пустоту, и все, о чем я говорю, плод моего воображения. Объяснение достаточно простое. Вы никогда не знаете, насколько сильно вы верите во что бы то ни было, пока истинность вашей веры не станет вопросом жизни или смерти. Легко утверждать, что данная веревка достаточно крепкая, если вы собираетесь обвязать ею коробку. Но, предположим, на этой же веревке вам предстоит повиснуть над пропастью. Вот тут-то вы и поймете, насколько вы уверены в крепости вашей веревки. Так же и с отношениями между людьми. Долгие годы я полагал, что полностью доверяю Б.Р. Но вот наступило время, когда мне надо было решить, доверить ли ему важный секрет. Тут -то я понял цену своего «безграничного доверия». Я понял, что я никогда не доверял ему до конца. Сила истной веры проверяется только испытанием на риск. Вероятно, моя вера (я думал, что я верю) позволяла мне молиться за чужих мне людей и казалась истинной, потому что по большому счету я был равнодушен к их судьбе.

Но тут возникают другие сложности. Где она сейчас? Вот именно, где она находится в данный момент? Если она покинула свое тело, а тело, которое я так любил, несомненно, больше не является ею, значит ее нет нигде. Ведь «настоящее время » это дата или определенная точка во времени, в котором мы проживаем. Как если бы она уехала куда-нибудь без меня, и я бы задумался, взглянув на часы: «интересно, доехала ли она уже до Юстона?» Но если она не существует в одном с нами временном отрезке, где одна минута состоит из 60-ти секунд, как для всех живущих, что значит «сейчас»? Где разница между «был», «есть» и «будет»?

Мои добрые знакомые утешают меня: «Она теперь с Богом». Это верно в какой -то степени. Она, также как и Бог, недоступна и не поддается никакому воображению.

Но я полагаю, как бы ни был важен этот вопрос сам по себе, все это не имеет отношения к горю, которое я испытываю.

Предположим, те несколько лет земной жизни, которые мы провели вместе, были только началом, или прелюдией, или земным проявлением двух невообразимых, сверхкосмических бессмертных творений. Эти «творения» можно представить себе в виде сфер или шаров, и там, где космическое тело Природы пролетает сквозь них, оно рассекает их на две половинки, две полусферы, которые и соприкасаются на время своего земного существования. Но именно этого я жажду, именно это я оплакиваю, именно этого мне так не хватает, двух половинок круга, за пределами их соприкосновения.

Вы мне говорите «Она продолжает существовать», но моя душа, мое тело, все мое существо взывают: «вернись, вернись ко мне, будь этим кругом, соприкоснись с моим на космическом корабле Природы!» Но я знаю — это невозможно. Я хочу того, чего я никогда не получу. Старая добрая жизнь, шутки, споры, бокал вина, до боли знакомая, обыденная — жизнь. С какой стороны ни посмотри, «Х. умерла» означает «Все это умерло с нею». Это стало частью прошлого. И прошлое это прошлое, это прошедшее время, еще одно название смерти или самих небес, где находится все то, что было и умерло.

Поговорите со мной о религиозной истине, и я с удовольствием послушаю, Говорите о религиозном долге, я покорно выслушаю. Но не пробуйте говорить со мной о том, что религия утешает, иначе я подумаю, что вы меня просто не понимаете.

Конечно, если вы буквально верите во встречу с родными и близкими в загробном мире, которое люди воображают совершенно по-земному, это меняет дело. Однако этого не подтверждают никакие тексты, все почерпнуто из плохих гимнов и дешевых литографий, в Библии об этом ничего не сказано. Да и звучит совсем уж неправдоподобно. Действительность никогда не повторяется. Нельзя отнять что-то, а потом вернуть в том же виде. Спиритуалисты живо заглатывают приманку: «все там совершенно такое же, как здесь». В Раю тоже курят сигары. Вот чего бы нам хотелось. Реставрировать прошлое счастье.

Именно этого хочу и я, об этом плачу по ночам, шепча в пустоту страстные мольбы.

Как цитирует бедный С., «Не оплакивайте тех, у кого не осталось надежды». Меня поражает, как мы прилагаем к себе слова, адресованные лучшим из нас. То, что говорит Св. Павел, может утешить тех, кто любит Бога больше, чем умерших, а мертвых больше, чем самого себя. Когда мать оплакивает свое дитя, она скорбит не по ребенку, которого потеряла, а по тому, что потерял ее ребенок, утешение она находит в вере, что ее дитя обрело другую жизнь, оно не утратило своего предназначения навсегда. Но утешение также в ее вере, что потеряв самое дорогое существо, смысл ее существования, она не утратила самого главного, она надеется» прославлять Бога и находить в Нем вечную радость«. Утешение матери в вечном божественном духе, который будет с ней всегда. Но нет утешения ее материнству. Радости материнства отняты у нее навсегда. Никогда и нигде не подержит она сына на коленях, не искупает его, не почитает ему сказку, не помечтает о его будущем, никогда не увидит своих внуков.

Мне говорят: «Ей сейчас хорошо», мне говорят «Она успокоилась». Откуда у них такая уверенность? Я не хочу сказать, что я боюсь самого худшего. Чуть ли не последние ее слова были: «Я в мире с Богом», а она не всегда была с Ним в мире. И она никогда не лгала. И ее было трудно обмануть, особенно, если этот обман был в ее пользу.. Я не говорю, что она солгала. Но откуда они взяли, что со смертью кончаются все страдания? Половина христианского мира и миллионы верующих на Востоке уверены в обратном. Откуда они знают, что она успокоилась? Почему разлука, которая так ужасна для оставшегося, не должна приносить боль ушедшему?

«Потому что она сейчас в руках Бога». Но если на то пошло, она и раньше была в руках Бога, и я видел, что с ней сделали. Что, к нам вдруг относятся более милосердно, как только мы покидаем бренное тело? Если доброта Бога неразрывно связана с причинением боли, это значит, либо Бог злой, либо — Бога нет: ибо в единственной жизни, которая нам дана, Он причиняет такие запредельные страдания, которые даже невозможно себе вообразить. Если Он заставляет нас так страдать при жизни, то Он может вполне причинять невыносимую боль и после смерти.

Иногда сразу напрашивается: «Бог простил Богу». Но если мы истинно верим, то ведь Он не простил, Он распял Его.

Нечего себя обманывать, мы от этого ничего не выиграем. Мы обречены страдать, и это неизбежно. Действительность, если прямо взглянуть ей в глаза, невыносима. Как и почему она и здесь и там расцвела и выросла в ужасный феномен, называемый осознанием? Почему она вызвала к жизни нас, которые видим эту действительность и содрогаемся от ужаса? Кто (еще не знакомый с нею) захочет не только увидеть ее, но и приложить все старания, чтобы ее найти, даже если в этом нет никакой необходимости и даже если лишь один взгляд на нее оставляет в наших сердцах незаживающую язву? Кто? Такие как сама Х., которая всегда хотела знать правду любой ценой.

Если Х. больше нет, то ее никода не было. Я ошибся, приняв облако атомов за живого человека. Людей не существует и никогда не существовало. Смерть просто обнажает вечную пустоту, которая была всегда. С тех, которых мы считаем живыми, еще просто не сорвана маска. Все банкроты, но некоторые еще не объявили банкротства. Однако и это полная бессмыслица: пустота там, где никого никогда не было? Объявить себя банкротом — кому? Другим скоплениям искорок или соединениям атомов? Я никогда не поверю, а еще точнее, не могу поверить, что один набор физических превращений можно заменить или по ошибке принять за другой.

Нет, меня пугает не материализм. Если бы материалисты были правы, мы, вернее, то что мы принимаем за «мы», могли бы избежать мучений, проще простого — проглотить горсть снотворного. Я больше боюсь другого — что мы крысы в мышеловке, или того хуже, лабораторные крысы. Кто-то, помнится, сказал: «Бог всегда приумножает». А что, если Бог занимается вивисекцией?

Рано или поздно, пытаясь найти ответ, я буду вынужден взглянуть правде в глаза и задать этот вопрос на простом человеческом языке.

Что, кроме нашего собственного отчаянного желания, оправдывает нашу веру в милосердие Бога? Весь наш опыт утверждает обратное. Что мы можем на это возразить?

Мы возражаем — а сам Христос? Но вдруг и Он ошибся? Его последние слова могут иметь простое объяснение. Он понял, что Бог-отец совсем не такой, каким он должен быть. Ловушка, которую заранее тщательно продумали, приготовили и искусно подложили приманку, наконец, сработала — на кресте. Злобный розыгрыш удался.

Почему все мои молитвы застревают в горле и все надежды кажутся тщетными — потому что я все еще прекрасно помню, как мы с ней страстно молились и напрасно надеялись. Надеялись не только потому что мы хотели надеяться, но и потому что нам давали, даже навязывали надежду: ошибочными диагнозами, рентгеновскими снимками, внезапными улучшениями состояния, которые воспринимались как чудо. Шаг за шагом нас вели по «тропе цветущего сада», и раз за разом, когда Он, казалось, был особенно милосерден, на самом деле, у Него уже была наготове очередная пытка.

Это я записал вчера ночью. Это была даже не мысль, а скорее, вопль. Попробую еще раз. Разумно ли верить, что Бог жесток? Неужели Он может быть таким жестоким? Что, Он — космический садист, злобный кретин?

Если подумать, это уже чистая антропология, это еще глупее, чем представлять Его в виде доброго царя с длинной бородой. Этот образ — типичная модель Юнга. Этот облик сближает Бога с добрыми мудрыми сказочными королями, добрыми волшебниками, фокусниками и героями народных сказаний. Формально мы представляем его человеком, но в то же время предполагается высшее существо, и уж по крайней мере, мы представляем кого-то, кто старше нас, мудрее нас, знающего гораздо больше того, что доступно нашему воображению. Сохраняется тайна. И тем самым остается место для надежды. Следовательно, и для страха, и не просто опасения, что с тобой сыграют злую шутку. Вчера ночью я представлял себе кого-то, похожего на С.С. — когда-то он был моим соседом по столу и за ужином любил рассказывать, что он сегодня проделывал с кошками. Если Он такой же как С.С. (пусть это сильное преувеличение), то, конечно, он не способен ничего ни создать, ни управлять чем бы то ни было. Он мог бы только расставлять капканы с приманками. Но он бы никогда не додумался о таких приманках, как любовь, смех, нарциссы или закат солнца в морозный день. И он создал вселенную? Такое существо не способно просто пошутить, или поклониться, или принести извинения или завести друга.

Можно ли всерьез рассматривать идею недоброго Бога, как бы с «черного хода», в духе крайнего кальвинизма? Вы можете возразить, что мы все погрязли в грехе. Мы настолько грешны, что наши представления о добре и зле ничего не стоят, хуже того, то, что мы считаем добром, может оказаться злом в чистом виде. Если наши худшие опасения подтверждаются, тогда Бог обладает всеми качествами, считающимися дурными: безрассудность, тщеславие, мстительность, несправедливость, жестокость. Но то, что нам видится черным, на самом деле белое. Наша собственная греховность окрашивает все в черный цвет.

Ну, и что с того? Все наши рассуждения и предположения уничтожают саму идею существования Бога. Само определение «добрый» становится бессмысленным, как, скажем, «абракадабра». Нет никакого основания Ему повиноваться, даже бояться Его не стоит. Да, Он угрожает, Он дает обещания. Но зачем им верить? Если жестокость Он считает милосердием, то и ложь — добро. Если это так, то какая разница? Если Его идея добра так отличается от того, что мы считаем добром, тогда Его рай — это по-нашему ад и наоборот. Наконец, если сама реальность в корне не имеет для нас никакого смысла, или другими словами, мы полные идиоты, какой смысл пытаться раздумывать о Боге, или вообще о чем бы то ни было? Этот узел все равно развязывается, как ни пытаешься его затянуть.

Как я смею даже думать о подобной гадости и ерунде? Может быть, я надеюсь, что если чувства настолько искажены, то я буду меньше чувствовать? Не являются ли мои записи бессмысленными попытками человека, не желающего примириться с фактом, что единственный способ прекратить страдания это принять и перестрадать их? Кто все еще надеется, что существует какое-то средство от боли, нужно только хорошенько поискать? Что бы мы ни делали в зубоврачебном кресле, хватаем ли врача за руки или смирно сидим, сложив руки на коленях, сверло продолжает сверлить.

А горе по-прежнему похоже на страх, вернее, ужас. Или ожидание, будто сидишь и ждешь, что вот-вот случится что-то ужасное. Вся жизнь приобретает постоянный привкус временности. Не стоит ничего начинать. Я никак не могу угомониться, меня одолевает зевота, я не могу найти себе места, я слишком много курю. До сих пор мне вечно не хватало времени, теперь в жизни не осталось ничего, кроме времени. Чистое время, пустое бесконечное время

Единая плоть. Или, если вам больше нравится, другое сравнение — корабль. Потерян мотор с правого борта, я — оставшийся мотор с левого борта, должен как-то дошлепать до пристани. Вернее, пока не закончится плавание. Как я смею даже мечтать о пристани? Скорее всего меня встретит пронизанный ветром пустынный берег, черная ночь, оглушающий грохот шторма, впереди показались сваи, а мелькнувший на берегу огонек — скорее всего, размахивающий фонарем пьяный забулдыга. Так выглядит ее подход к берегу. Такой же был у моей матери. Я называю это — их подход к берегу, а не прибытие.

3

На самом деле я думаю о ней не все время. Например, во время работы или разговора это просто невозможно. Но эти периоды, когда я не думаю о ней, пожалуй, хуже всего. Потому что еще даже не осознав причины, я чувствую, что мне не по себе, мне чего-то не хватает. Бывают такие сны, в которых вроде бы не происходит ничего страшного, ничего значительного, о чем можно было бы рассказать за завтраком, но в то же время вся атмосфера сна, особый привкус кошмара оставляют впечатление ужаса. Также и здесь. Я замечаю, что ягоды рябины начинают краснеть, и на секунду не могу сообразить, почему именно рябина ввергает меня в депрессию. Слышу бой часов, и в нем чего-то не хватает, какой-то не такой звук. Что случилось с миром, почему все выглядит таким плоским, бесцветным, изношенным? И тут я вспоминаю.

Вот еще что меня пугает. Природа возьмет свое, постепенно утихнет мучительная боль, пройдут ночные кошмары, но что потом? Просто апатия, мертвая скука? Наступит ли когда-нибудь время, когда я перестану вопрошать, почему весь мир превратился для меня в убогую улочку, потому что грязь и мерзость запустения стали для меня нормой? Неужели за скорбью следует скука с налетом легкой тошноты?

Чувства, чувства и чувства. Начну-ка я думать. Если трезво подумать, что нового привнесла смерть Х. в мое восприятие мира? Какое основание для сомнений в том, во что я всегда верил? Мне прекрасно известно, что каждый день во всем мире умирают люди, происходят вещи и пострашнее. Должен сказать, что я это учитывал, меня предостерегали, да я и сам себя предостерегал — не рассчитывай на всемирное счастье. Более того, страдания предусмотрены, они — часть плана. Нам было сказано: «Благословенны те, кто скорбят», и я соглашался с этим. Я не получил ничего, чего бы я не ожидал. Конечно, большая разница, когда это случилось с тобой, а не с другими, и не в воображении, а в действительности. Да, но как может человек в здравом уме понять эту разницу? Тем более, если его вера была истинной и его сочувствие к горестям других было искренним? Объяснение достаточно, даже слишком, простое. Если мой дом рухнул от одного дуновения, значит это был карточный домик. Вера, которая «все принимала во внимание», была воображаемой. «Принимать во внимание» не значит «сопереживать». Если бы меня действительно волновали чужие горести, как я полагал, я не был бы так придавлен собственным горем. Это была воображаемая вера, играющая с безобидными фишками, на которые наклеены бумажки со словами: «болезнь», «боль», «смерть» и «одиночество». Я верил, что моя веревка достаточно крепка, пока это было не так уж важно, но когда встал вопрос, выдержит ли она мой вес, выяснилось, что я никогда и не верил в ее крепость.

Любители бриджа утверждают, что надо непременно играть на деньги, иначе теряется интерес. Так же и здесь. Если вы ничего не ставите на кон, то и неважно, есть Бог, нету Бога, милосердный Он, или злобный космический садист, есть ли вечная жизнь или ее нет. И вы никогда не осознаете, насколько это для вас важно, пока не начнете играть не на фишки и не на шестипенсовики, а поставите на кон все, что имеете, до последнего пенни. Только это может встряхнуть такого, как я, и заставить пересмотреть свои взгляды, начать думать и верить по-новому. Такому требуется дать хорошего тумака, чтобы привести в чувства. Иногда правды можно добиться только пытками, и только под пытками ты сам узнаешь правду.

Я должен признаться (сама Х. добилась бы этого признания в два счета), что если мой дом построен из карт, чем скорее его развалить, тем лучше. И развалить его может только страдание. И тогда все рассуждения о Космическом садисте и Вечном вивисекторе становятся бессмысленной и никчемной гипотезой.

Не говорит ли моя последняя запись о том, что я неизлечим, даже когда реальность разбивает мою мечту на мелкие куски, я все равно продолжаю хандрить, запутываю все еще больше, пока еще не прошел первый шок, а уж потом тупо и терпеливо начинаю склеивать осколки. И так будет всегда? каждый раз, когда разваливается мой домик, я должен строить его заново? Не этим ли я занимаюсь сейчас?

Конечно, не исключено, что как только произойдет то, что я называю «восстановлением веры», окажется, что это очередной карточный домик. Я не узнаю этого до очередного щелчка, скажем, когда я сам заболею неизлечимой болезнью, или грянет война, или я погублю себя, совершив какую-нибудь ужасную ошибку на работе. Но возникают два вопроса: в каком смысле это можно назвать карточным домиком, потому что то, во что я верю, всего лишь сон, или мне только снится, что я верю?

Если посмотреть правде в глаза, на каком основании можно больше доверять тому, что я думал неделю назад, чем тому, что я думаю теперь? Я почти уверен, что в основном, я сейчас более нормален, чем был в первые недели. Как можно доверять отчаянному воображению человека, находящемуся в полубессознательном состоянии, как после сотрясения мозга?

Потому лишь, что тут не было никакой попытки выдавать желаемое за действительное? Потому что мои мысли были настолько ужасны, что именно поэтому они скорее всего наиболее приближаются к истине? Ведь исполниться могут не только приятные, но и страшные сны. Так уж они были отвратительны? Нет, мне они даже по-своему нравились. Я отдаю себе отчет, что я слегка сопротивляюсь более приятному варианту. Все мои рассуждения о Космическом Садисте были скорее всего не отражением мыслей, а выражением ненависти. Я получал от них мстительное удовольствие, единственное удовольствие, доступное человеку, испытывающему мучения, удовольствие дать сдачи. Просто оскорбительное ругательство — выложил Богу начистоту все, что я о Нем думаю. И конечно же, как всегда, оскорбив кого-нибудь в сильных выражениях, добавляешь: «Я на самом деле сам не верил в то, что говорил». Я только хотел оскорбить Его и Его последователей. Подобные высказывания всегда доставляют некоторое удовольствие. Высказал все, что накипело. После этого чувствуешь себя получше некоторое время.

Но настроение еще не доказательство. Конечно, кошка будет визжать и царапаться, пытаясь вырваться из рук ветеринара, а если удастся, то и укусит. Вопрос в том, кто он: врачеватель или вивисектор. Поведение кошки не проливает света на этот вопрос.

Я могу поверить в то, что Он — врачеватель, если я думаю о моих собственных страданиях. Сложнее, когда я думаю, как страдала она. Муки горя не сравнить с физической болью. Только дураки утверждают, что моральные страдания во сто крат страшнее физических. Разум всегда обладает способностью восстанавливаться. Самое худшее, что может произойти, тяжелые мысли возвращаются снова и снова, но физическая боль может быть абсолютно бесконечной. Горе — это бомбовоз, летающий кругами и сбрасывающий очередную бомбу, описав очередной круг и возвращаясь к цели. Физические страдания подобны постоянному огневому валу в окопах первой мировой войны, обстрелы, длящиеся часами, без передышки. Мысли не бывают статичными, тогда как боль часто статична.

Что из себя представляет моя любовь, если я думаю больше о своих, а не ее страданиях? Даже мои безумные мольбы «Вернись, вернись!» — прежде всего то, чего я хочу для себя. Я никогда не задумывался, если бы такое оказалось возможным, было ли бы это хорошо для нее? Я хочу ее возвращения ради восстановления моего прошлого. Для нее я не мог пожелать ничего худшего: испытать смерть и вернуться на землю, чтобы снова, пусть позже, пройти через умирание? Первым мучеником считается Стефан, может быть, мучения Лазаря были похуже?

Я начинаю понимать. По силе моя любовь к ней была приблизительно такой же, как моя вера в Бога. Правда, не буду преувеличивать. Насколько моя вера была воображаемой, а любовь эгоистичной, знает только Бог. Я не знаю. Может, слишком сильно сказано, особенно, что касается моей любви. Но ни то, ни другое не было, как я полагал, истинным, и в том и в другом было довольно много от карточного замка.

Какая разница, как я скорблю и что я делаю со своим горем? Какая разница, как я ее помню и помню ли вообще? Ничто не облегчит ее прошлых страданий. Прошлых страданий. Откуда я знаю, что все ее страдания в прошлом?

Я никогда не верил, считая это абсолютно невероятным, что самая преданная Богу душа немедленно, как только из горла умирающего вырвется последний хрип, обретает мир и покой. Поверить в это теперь — это выдавать желаемое за действительное. Х. была яркой личностью, прямая, светлая душа, как шпага из закаленной стали. Но она не была святой. Грешная женщина, замужем за грешным мужчиной. Два пациента Бога, которых еще надо излечить. Я знаю, требуется не только осушить слезы, но и отчистить пятна, чтобы шпага заблистала еще ярче.

Но пожалуйста, о, Боже, осторожнее, осторожнее. Месяц за месяцем, неделю за неделей Ты растягивал ее бедное тело на дыбе, когда она еще в нем находилась. Не хватит ли?

Самое ужасное, что совершенный милосердный Бог в данном случае ничуть не лучше Космического Садиста. Чем больше мы верим, что Бог причиняет боль, только чтобы излечить, тем меньше мы надеемся, что он услышит наши страстные мольбы быть «поосторожней».

Жестокого можно задобрить взяткой, или он сам, наконец, устанет от своего утомительного занятия, или на него может найти неожиданный приступ милосердия, как у алкоголика вдруг наступает период трезвости. Но предположим, что вы имеете дело с искусным хирургом, у которого самые лучшие намерения. Чем он добросовесней и добрей, тем безжалостней он будет резать. Если он приостановится в ответ на ваши мольбы, или вообще прекратит операцию, не закончив, то все страдания, которые вы испытали вплоть до этого момента, окажутся напрасными. Но так ли уж необходимы эти запредельные пытки? Что ж, решайте сами, на выбор. Мучения неизбежны. Если они бессмысленны, значит нет никакого Бога, а если Он есть, то Он злой. Но если Бог есть и он справедлив, значит пытки необходимы. Потому что никакое хотя бы мало-мальски порядочное существо не допустило бы ненужных страданий.

В любом случае, мы обречены страдать

Что имеют в виду те, что говорят: «Я не боюсь Бога, потому что я знаю, что Он милосерден»? Они никогда не бывали у зубного врача?

Там не менее страдания нестерпимы. И ты лепечешь: «Если бы я смог принять эти муки, пусть самые ужасные, вместо нее». Но никто не знает, насколько серьезна такая высокая ставка, потому что в действительности ты ничем не рискуешь. И если бы такая возможность вдруг представилась, мы бы открыли для себя, насколько серьезно мы были готовы к такой жертве. Да и позволен ли нам подобный выбор?

Это было позволено только Одному, сказано нам, и я снова начинаю верить, что Он сделал все возможное во искупление грехов. Он отвечает на наш лепет: «Ты не можешь и не смеешь. Я мог и я посмел».

Сегодня утром случилось нечто неожиданное. По многим причинам, которые сами по себе отнюдь не таинственны, я почувствовал какую-то легкость на сердце, чего не чувствовал много недель. Во-первых, я думаю, что начинаю приходить в себя физически после огромного напряжения и усталости. Накануне я проработал 12 часов и не очень устал, ночью неплохо поспал; и после двух недель низкого серого неба и неподвижной влажной духоты, вдруг выглянуло и засияло солнце, подул свежий ветерок, и вдруг в тот самый момент, когда я впервые за все это время тосковал о ней меньше, я вспомнил ее особенно хорошо. И это, действительно, было нечто, почти лучше чем воспоминание; какое-то внезапное и необъяснимое видение. Сказать, что я увиделся с нею, было бы чересчур, тем не менее напрашиваются именно эти слова. Как будто кто-то приподнял завесу горя, и исчез разделявший нас барьер.

Почему мне никто не говорил обо всем этом? Как легко я осудил бы другого в такой же ситуации? Я мог бы сказать: «Он оправился после своей утраты. Он стал забывать свою жену», а истина вот в чем: «Он помнит ее лучше, потому что он частично оправился». И это факт. Мне кажется, я могу объяснить, почему это имеет смысл. Вы не можете ясно видеть, если ваши глаза затуманены слезами. И вы никогда не получите именно того, чего вы хотите, если вы слишком сильно хотите, а если даже и получите, то не сумеете толком распорядиться полученным.

«Нам необходимо серьезно поговорить» — подобное вступление заставляет всех погрузиться в молчание. «Сегодня я непременно должен хорошенько выспаться» — и вы, скорее всего, проведете бессонную ночь. Лучшие напитки бездарно переводятся, когда испытывают особенно мучительную жажду. Не происходит ли то же самое, когда мы думаем о наших умерших, и именно из-за нашего отчаяния опускается железный занавес, и нам кажется, что мы взираем в пустоту? Те, кто просит (тем более, кто очень просит), ничего не получат. И возможно, не сумеют.

И так же, наверное, с Богом. Постепенно я начал ощущать, что дверь приоткрыта, нет больше замка и засова. Может, моя отчаянная нужда была виновна в том, что дверь захлопнули перед моим носом? Может быть, как раз тогда, когда ваша душа вопит о помощи, Бог не может дать ее вам? Так же как тонущему трудно помочь, если он барахтается и хватается за все подряд. Может быть, вы оглохли от своих собственных воплей и поэтому не слышите голоса, который жаждете услышать?

С другой стороны, «стучи, да отверзнется». Но «стучать» не значит барабанить и пинать двери ногами, как безумный. И еще: «Воздастся тому, кто имеет». Прежде всего, нужно обладать способностью получать. Если у вас нет этого умения, то никто, даже самое могущественное существо, не сможет вам ничего дать. Может быть, именно страстность вашего желания временно разрушает вашу способность получать.

Любые ошибки возможны, когда вы имеете дело с Ним. Очень давно, когда мы еще не были женаты, однажды утром, когда она собиралась на работу, ее вдруг охватило необъяснимое чувство, что Он находится здесь, рядом, буквально за ее плечом, как бы требуя ее внимания. Конечно, не будучи святой, она подумала, как водится, что от нее требуется исполнить какой-то долг, или в чем-то покаяться. Наконец, она сдалась- мне известно, как мы стараемся это отсрочить — и предстала пред Ним. Оказалось, наоборот, Он хотел воздать ей, и ее мгновенно наполнила радость.

Мне кажется, я начинаю понимать, почему горе похоже на ожидание страха. Потому что нарушение целого комплекса самых разных импульсов становится привычным. Каждая моя мысль, каждое чувство, каждое движение души были связаны с Х. Она была их мишенью, ее нет больше. Я по привычке беру свой лук, прилаживаю стрелу, натягиваю тетиву и вдруг вспоминаю…и кладу лук на место. Столько дорог могут привести меня к ней. Я же упорно иду единственной, одной из многих. Но я наткнулся на пограничный заслон, дальше ходу нет. Передо мной открывалось столько дорог; теперь, куда не повернись — сплошной тупик.

Ибо хорошая жена соединяет в одном лице всех, кто тебе необходим на жизненном пути. Кем она для меня не была? Она была мне дочерью и моей матерью, моей ученицей и моим учителем, моей слугой и моим господином. И всегда, соединяя в себе все эти качества, она еще была мне верным товарищем, другом, спутником, однополчанином. Моей возлюбленной; и в то же время она давала мне все то, чего мне не могла дать никакая мужская дружба (а у меня было немало друзей). Более того, если бы мы никогда не влюбились друг в друга, мы все равно были бы всегда вместе и наделали бы много шуму. Это я имел в виду, когда однажды похвалил ее за «мужские достоинства». Она немедленно заставила меня замолчать, спросив, как мне понравится, если она сделает комплимент моим женским качествам. Это был хороший ответный выпад, моя дорогая. Но тем не менее, было в ней что-то от амазонки, от Пентесилии и Камиллы. И ты, как и я, гордилась этим и была рада, что я заметил и оценил это.

Соломон называл свою жену Сестрой. Можно ли считать женщину совершенной женой, если хоть один раз, в определенный момент, в определенном настроении, мужчина не почувствует потребности назвать ее Братом?

Меня все время тянет сказать о нашем браке: это было слишком хорошо, чтобы продолжаться вечно.. Хотя на это можно посмотреть по-разному. Если посмотреть пессимистически — как только Бог увидел, насколько счастливы Его создания, Он сразу решил положить этому конец. «Не разрешается!». Так хозяйка званого вечера, пригласившая вас на шерри, немедленно разлучает двух гостей, как только те увлеклись по-настоящему интересным разговором. А с другой стороны, это может означать: «Они достигли совершенства. Это стало тем, чем должно было стать. Посему дальше продолжать не имеет смысла». Как будто Бог сказал: «Молодцы! Вы достигли мастерства. Я очень вами доволен. А теперь переходим к следующему упражнению». После того как вы научились решать квадратные уравнения, вам даже нравится их решать, но тема пройдена, учитель переходит к очередному материалу.

Потому что мы выучили что-то и достигли какой-то цели. Между мужем и женой всегда происходит скрытая или явная борьба полов, до тех пор, пока совместная жизнь не стирает все противоречия. Считать женскую верность, прямоту и храбрость признаками мужественности — такое же высокомерие, как нежность и чувствительность мужчины называть женственностью. Какой же несчастной и извращенной частью человечества должно быть большинство мужчин и женщин, допускающих подобную самонадеянность! Брак излечивает ее. Соединяясь в браке, двое сливаются в одно полноценное человеческое существо. «Он сотворил их по образу своему и подобию». Как это ни парадоксально, но торжество сексуальности приводит нас к тому, что гораздо выше пола.

И вот один из них умирает. И мы думаем, что любовь срезали на корню; так танец прерывается посреди па, или сорван только распустившийся цветок, что-то вмешивается извне и нарушает естественное развитие вещей. Не знаю. Если, как я упрямо предполагаю, мертвые испытывают боль разлуки не меньше, чем живые (это может быть одним из испытаний, которым мы подвергаемся в чистилище), тогда для всех любящих без исключения горе — универсальная и неотъемлимая часть любовного опыта. Оно следует за браком так же, как брак является естественным следствием периода ухаживания, как осень сменяет лето. Это не конец процесса, а очередная его фаза, не прерывание танца, а следующее па. Мы отдаем часть самого себя своей любимой, пока она жива. Затем мы начинаем исполнять следующее, трагическое па нашего танца, когда мы должны научиться отдавать часть самих себя, несмотря на то, что исчезла телесная оболочка партнера, научиться любить саму суть покойного, а не нашу память, или собственное горе, или освобождение от него, или нашу собственную любовь.

Теперь, когда я возвращаюсь мыслями назад, я вижу, что совсем недавно я был больше всего озабочен памятью и опасениями, не обманывает ли она меня. Непонятно почему (единственное, что приходит на ум — Божие милосердие), я перестал об этом беспокоиться. И что интересно, как только меня перестал занимать этот вопрос, я стал встречать ее на каждом шагу. «Встречать» — может, слишком сильно сказано. Я не имею в виду, что я вижу ее или слышу ее голос, ничего подобного. Я даже не имею в виду особенно сильное эмоциональное переживание в какие-то определенные моменты. Скорее, это постоянное неясное, но глубокое чувство, что она всегда со мной — факт, который требуется принять во внимание. «Принять во внимание» — возможно, неудачная формулировка. Звучит так, как будто она была этакой бой-бабой. Как бы выразиться поточнее? Как насчет «серьезная реальность», «упрямая реальность»? Как будто все пережитое говорит мне: «Так уж случилось, что ты страшно рад, что она — есть. Но помни, она есть и будет всегда, хочешь ты этого или не хочешь. Твои желания в расчет не принимаются».

Ну, и к чему я пришел? К тому же, что и любой другой вдовец, который остановится, облокотившись на свой заступ, и скажет: «благодарю Тебя, Господи. Я не должен жаловаться. Я тоскую по ней безмерно. Но сказано — испытания ниспосланы нам». Мы пришли к тому же самому: простой парень со своей лопатой и я, который вообще не мастер копать, ни лопатой, ни чем бы то ни было. И, безусловно, то, что нам «ниспослано испытание», нужно правильно понимать. Бог не не пытается проверить, насколько истинна или сильна моя вера или любовь, Он это и так знал. Этого не знал я. Он сажает нас одновременно на скамью подсудимых, место свидетеля и в кресло судьи. Он знал с самого начала, что мой храм — это карточный домик. И единственный способ заставить меня это понять — развалить его.

Так быстро пережить горе? Но слова двусмысленны. Скажем, больной оправился после операции по поводу аппендицита. Совсем другая история, если ему ампутировали ногу, после такой операции либо культя заживет, либо больной умрет. Если рана заживет, утихнет невыносимая и бесконечная боль. Больной окреп и ковыляет на своей деревянной ноге. Он поправился. Но он наверняка будет испытывать боли в культе всю оставшуюся жизнь, и временами довольно сильные. Он всегда будет одноногим. Вероятнее всего, он не забудет об этом ни на минуту. Для него изменится все: как он будет умываться, одеваться, садиться и вставать, даже лежать в постели он будет по-другому. Вся его жизнь изменилась. Он лишился многих удовольствий и занятий, которые раньше принимал как должное, даже обязанности его изменились. Я сейчас только учусь пользоваться костылями. Может, со временем мне выдадут протез. Но у меня уже никогда не будет двух ног.

Все же я не стану отрицать, что в каком-то смысле я «чувствую себя лучше» и это ощущение связано с чувством стыда, будто я был обязан лелеять и разжигать в себе свое горе и оставаться несчастным. Я когда-то читал об этом, но никогда не предполагал, что это произойдет и со мной. Уверен, что Х. этого бы не одобрила, она бы сказала, что это глупо. И я почти уверен, что этого не одобряет Бог. Что скрывается за этим?

Отчасти, безусловно, тщеславие. Мы хотим доказать самим себе, что мы возлюбленные в самом высоком смысле, трагические герои, а не простые рядовые в огромной армии лишившихся своих близких, плетущиеся с трудом и просто старающиеся выжить. Но и это не объясняет всего.

Думаю, тут еще и путаница в мыслях. На самом деле, мы не хотим продолжения этих мук горя, которые мы испытываем в первые недели после смерти близких, этого не хочет никто. Мы хотим, чтобы наша скорбь была чем-то вроде часто повторяющегося симптома, и мы путаем симптом с самой болезнью. Прошлой ночью я записал, что горе после потери супруга не есть конец любви, а ее очередная фаза, как медовый месяц. Мы хотим пройти эту фазу, сохраняя нашу любовь и верность. И если это доставляет нам боль (что, безусловно, правда), мы должны принять эту боль как неотъемлимую часть данной фазы. Мы не хотим избежать боли, скажем, ценой развода. Это значило бы убить мертвого еще раз. Мы были одной плотью. Теперь, когда половину ее отрезали, мы не станем притворяться, что мы по-прежнему единое целое. Мы по-прежнему муж и жена, мы по-прежнему любим и поэтому мы по-прежнему будем испытывать боль. Но мы, конечно же, если хорошо понимаем самих себя, не хотим этой боли ради самой боли. Чем меньше болит, тем лучше, тем крепче брачные узы. И чем больше остается радости между мертвым и оставшимся жить, тем лучше.

Лучше во всех смыслах. Потому что, как я обнаружил, страстность нашего горя не приближает нас к умершим, а наоборот, отдаляет от них. Это становится для меня все яснее и яснее. Когда я меньше всего горюю — чаще всего по утрам, принимая ванну — она врывается в мои мысли, во всей своей реальности и уникальности. Совсем не так, как в самые плохие моменты, когда мое отчаяние заставляяет видеть все в одном ракурсе и придает всему излишнюю жалостность, напыщенную торжественность, а когда она является сама, во всей своей правде. Такие моменты самые лучшие и освежающие.

Я помню, хотя сейчас не могу припомнить точно, откуда, что в разных народных сказаниях и балладах мертвые не хотят, чтобы мы горевали по ним, они умоляют нас перестать оплакивать их. Смысл этого может быть гораздо глубже, чем я думал. Если это так, значит, наши деды заблуждались. Все эти (иногда всю оставшуюся жизнь) траурные ритуалы — посещение могил, отмечание годовщин, или когда оставляют нетронутой комнату покойного, чтобы «все было, как при нем», никогда не упоминают его имени, или упоминают, но особым голосом, или даже приготовляют покойному наряд (как королева Виктория) каждый вечер перед ужином — все это отдает мумификацией. Это делает мертвых еще более мертвыми. Может, это и было (пусть бессознательно) целью? Тут срабатывает что-то очень примитивное. Пусть мертвые остаются мертвыми, для примитивного разума дикаря важно быть уверенным, что они незаметно не пробрались в мир живущих. Любой ценой заставить их оставаться там, где им надлежит быть. Безусловно, все эти ритуалы подтверждают смерть. И может быть, именно такой результат желателен, по крайней мере, для тех, кто совершает эти ритуалы.

Но я не имею права их осуждать. Все это лишь догадки; Я бы лучше побеспокоился о себе. У меня, как ни посмотреть, простая программа. Я буду по возможности часто обращаться к ней с радостью. Я буду приветствовать ее, смеясь. Чем меньше я оплакиваю ее, тем я к ней ближе. Программа, достойная восхищения. К сожалению, невыполнимая. Сегодня снова возвратились адские муки первых дней; безумные слова, горькое чувство обиды, внутренняя дрожь где-то в животе, нереальность ночного кошмара., я захлебываюсь слезами. Ибо горе никогда «не стоит на месте». Ты только вышел из очередной фазы, но возвращаешься в нее, снова и снова. Все повторяется. Смею ли я надеяться, что я двигаюсь не по кругу, а по спирали?

А если по спирали, то вверх или вниз?

Как часто (будет ли это всегда?) ощущение пустоты будет ошеломлять меня, как-будто это происходит впервые, и заставит меня воскликнуть: «Никогда, вплоть до этого самого момента я не осознавал всего ужаса моей потери»? Снова и снова отрезают мне ту же ногу. Снова и снова я чувствую, как нож режет мою плоть.

Говорят, трус умирает много раз, это можно сказать и о смерти близкого. Находил же орел каждый раз новую печень у Прометея, снова и снова вырывал и поедал ее?

4

Это четвертая и последняя чистая тетрадь, которая нашлась в доме, почти чистая, если не считать нескольких страниц, заполненных рукой Дж. древними арифметическими упражнениями. Я решил для себя, закончится тетрадь, и я прекращу свои записи. Я не буду специально покупать новые блокноты. До сих пор эти записки служили мне спасением от полного краха, моим последним прибежищем, они в какой-то мере помогали мне. С другой стороны, выясняется, в их основе заключена какая-то путаница.. Я полагал, я могу описать состояние, начертить географическую карту своего страдания. Но оказалось, горе — это не состояние, а процесс. Тут нужна не география, а история. И если я не перестану писать эту историю, поставив произвольную точку, то тогда нет никакого резона останавливаться. Ведь каждый день происходит что-то новое, что требуется занести в дневник. Горе — как длинная извилистая долина, где за каждым поворотом вам открывается новый ландшафт, но, как я уже говорил, это не обязательно, иногда, наоборот, за очередным поворотом вас ожидает сюрприз другого рода: повернув, вы с изумлением обнаруживаете, что вы оказались в том же самом месте, которое вроде бы прошли несколько часов назад. Вот тут вы начинаете задумываться, может это вовсе не долина, а траншея в виде замкнутого круга. Нет это не так, если даже что-то и повторяется, то в другой последовательности.

Вот, например, еще одна новая фаза, новая потеря. Я стараюсь побольше гулять, глупо даже пытаться заснуть, если хорошенько не устанешь. Сегодня я решил навестить любимые места, по которым я бродил часами в холостые годы. На этот раз лицо природы не выглядело пустым и лишенным красоты, мир больше не казался убогой улочкой (как я жаловался буквально несколько дней назад). Наоборот, каждый вновь открывшийся вид, каждый куст или группа деревьев наполняли меня прежним счастьем, какое я испытывал до встречи с Х. Но это приглашение к счастью показалось мне ужасным. Счастье, которое мне предлагалось, не имело вкуса. Я понял, что не хочу такого счастья. Меня пугает сама возможность возвращения в прошлое. Такая участь — самая ужасная из всех возможных — достичь состояния, когда любовь и женитьба в ретроспективе оказываются всего лишь милым эпизодом — как праздник, ненадолго нарушивший привычную, монотонную жизнь, который закончился, и я снова такой, каким был, неизменившийся, обыкновенный. И со временем, прошедший праздник кажется далеким и нереальным, настолько инородным в самой ткани моей истории, что кажется, все это было не со мной, а с кем-то другим. Это значило бы, что она умерла для меня второй раз, и эта потеря была бы еще страшнее, чем первая. Что угодно, только не это.

Дано ли тебе знать, любимая, что ты унесла с собой, когда покинула меня? Ты унесла с собой мое прошлое, даже то прошлое, которое у меня было до встречи с тобой. Я ошибался, считая, что моя культя заживает после ампутации. Я был обманут, ибо есть столько видов боли, что раз за разом она застает меня врасплох.

Зато я сделал для себя два важных открытия — я, правда, слишком хорошо себя знаю, чтобы поверить, что польза от них будет «продолжительной». Мой разум, обратившись к Богу, больше не упирается в закрытую дверь; обращаясь к Х., он не встречает абсолютную, как прежде, пустоту, я больше не озабочен тем, как мысленно вызвать ее образ. Мои записи не отражают всего процесса, как я надеялся, а лишь отдельные моменты. Может быть, эти изменения трудно уловить. Это не было внезапным озарением и полной эмоциональной перестройкой. Так, к примеру, нагревается холодная комната, или светлеет поутру, когда впервые обращаешь внимание, что заметно потеплело или посветлело, оказывается, что теплее и светлее становилось постепенно, до того как ты это заметил.

Я писал о себе, и о Х., и о Боге. Именно в этом порядке. Такой порядок и такие пропорции как раз абсолютно недопустимы. Ни разу мне не пришло в голову воздать им хвалу. А это было бы весьма полезно для меня. Хвала — это одно из проявлений любви, вносящее в нее какой-то элемент радости. И восхвалять нужно в следующем порядке: Его как дарующего, и ее как дар. Ведь воздавая хвалу, мы мы в какой-то степени получаем удовольствие от предмета восхваления, как бы далеко от нас он ни был. Я должен чаще воздавать хвалу. Я утратил способность испытывать наслаждение, которое давала мне Х. И я так заблудился в своих сомнениях, что лишил себя радости, которую (если Его милосердие безгранично) мог иногда получать от Бога. Воздавая хвалу, я могу в какой-то степени радоваться ей, и в то же время, в какой-то степени радоваться Ему. Это лучше чем ничего.

Но возможно, я лишен этого дара. Я как-то сравнил ее со шпагой. До какой-то степени это верно. Но по сути совершенно не соответствует истине и вводит в заблуждение. Тут требуется сохранять равновесие. Мне надо было добавить: «но в то же время она как цветущий сад, как лабиринт, садовая куща, стена в стене, загородь за загородью, чем дальше в него углубляешься, тем больше тайны, больше благоухающей и плодоносящей жизни».

И восхваляя и все созданное Богом, я должен воскликнуть: «Хвала тебе, Господи, ибо все это создал Ты!»

И восхваляя сад, мы славим Садовника, восхваляя меч — кузнеца, что выковал его. Хвала Жизни, дающей жизнь, и Красоте, дарящей красоту.

«Она в руках Господних». И когда я сравниваю ее со шпагой, это сравнение наполняется новой энергией. Может быть, земная жизнь, которую я с ней делил, была лишь частью искушения. Может быть, Он уже берется за эфес новой шпаги и размахивает ею в воздухе, вызывая молнии. «Настоящая иерусалимская сталь».

Вчера ночью был один момент, который нельзя описать словами, можно только привести какие-то сравнения. Представьте себе человека в кромешной тьме. Он думает, что находится в каком-то подвале или в темнице. И вдруг послышался непонятный звук. Он предполагает, что звук доносится откуда-то издалека — то ли шум волн, то ли шелест деревьев на ветру, а может, кипит чайник где-то в полумиле от него. Если он все это слышит, следовательно, он не в подвале, а на воле, он свободен. Или этот звук где-то рядом, это чей-то сдавленный смех., если это так, значит, он не один, рядом с ним во тьме — друг. В любом случае, это добрый звук. Я все-таки не сумасшедший, чтобы считать, что это переживание что-нибудь доказывает. Это лишь попытка представить некую идею, которую я всегда допускал теоретически, идея состоит в том, что я, как и любой смертный, могу неправильно понять ситуацию, в которой нахожусь.

Пять чувств; неизлечимо абстрактное мышление; избирательная наугад память; целый набор предубеждений и ничем не обоснованных предположений, их столько, что я могу исследовать лишь некоторую, самую малую часть, а иногда даже не подозраваю о их существовании. Какую же часть реальности способен пропустить через себя столь несовершенный аппарат?

Я постараюсь, насколько смогу, не залезать в дебри. Все сильнее и сильнее меня одолевают два очень разные убеждения. Одно из них — Вечный Ветеринар гораздо более жестокий и безжалостный, чем мы можем себе представить в самом худшем воображении.. Второе — «все будет хорошо, все будет хорошо, все будет прекрасно»

Не важно, что у меня не осталось удачных фотографий Х. Не имеет значения — почти никакого — если ее образ в моей памяти несовершенен. Изображения, запечатлены они на бумаге или в нашей памяти, не важны сами по себе. Они лишь немного похожи на оригинал. Проведите параллель на более высоком уровне. Завтра утром священник даст мне маленькое кругленькое, тонкое, холодное и безвкусное печенье. Хорошо ли это, или плохо, что просвирка даже приблизительно не напоминает то, с чем она меня воссоединяет? Мне нужен Христос, а не что-то, что его напоминает. Мне необходима сама Х., а не что-то, похожее на нее. По-настоящему хорошая фотография со временем может стать ловушкой, ужасом и помехой.

Изображения, наверное, полезны, иначе они не были бы так популярны. (Не имеет значения, существуют ли статуи и картины вне нашего разума, или являются образными конструкциями внутри него). Лично я считаю, что их опасность более чем очевидна. Изображения святого становятся святыми изображениями, они сами становятся святынями. Моя идея Бога — не идея божественности. Она должна время от времени подвергаться сомнению. Он сам расшатывает ее. Он сам великий иконоборец. Не является ли постоянное сомнение одним из признаков Его существования? Прекрасный пример — инкарнация, она не оставляет камня на камне от ранних идей пришествия Мессии. Большинство людей иконоборство оскорбляет, благословенны те, кого оно не задевает. Но то же самое происходит, когда мы творим свои собственные молитвы. Сама реальность является иконоборческой. Ваша земная возлюбленная даже при жизни постоянно торжествует над вашей идеей о ней. Вы именно этого и хотите; вы хотите именно ее, с ее сопротивлением, ее ошибками, ее недостатками, с ее непредсказуемостью. Вот именно: живую, настоящую ее, а не ее изображения или память о ней, мы продолжаем любить и после ее смерти.

Но «это» пока не поддается воображению. В этом отношении она и все мертвые подобны Богу. В этом отношении продолжать любить ее в какой -то мере все равно как любить Его. И в том и в другом случае я должен простирать руки любви — глаза любви тут не годятся — навстречу реальности, наперекор и сквозь зыбкую фантасмагорию всех моих размышлений, страстей и воображения. Я не должен оставаться с самой фантасмогорией и поклоняться ей вместо Него, или любить ее вместо Х. Не мою идею Бога, а самого Бога. Не мою идею Х., а ее самое. Да, и также не идею соседа, а самого соседа. Не совершаем ли мы ту же ошибку по отношению к живым, даже к людям, находящимся рядом с нами в той же комнате? Разговариваем ли и ведем себя, будто мы имеем дело не с самим человеком, но с его образом — почти точным, созданным нашим воображением? И разница между истинным и воображаемым нами человеком становится довольно разительной, прежде мы себе в этом, наконец, признаемся. В реальной жизни (а не в романах), если внимательно присмотреться, он в своих высказываниях и поведении выходит из «характера», из того, что мы называем его характером. Он всегда неожиданно выкладывает карту, о которой мы и не подозревали.

Я полагаю, что я неправильно оцениваю окружающих на основании того факта, что они совершают ту же ошибку по отношению ко мне. И все мы думаем, что раскусили друг друга.

Может оказаться, что все это время, в очередной раз, я складывал карточный дом. Если это так, то Он снова развалит его одним щелчком. И будет делать это каждый раз, когда сочтет необходимым. Если только не убедится, что я неисправим, и я не окажусь в аду, где буду вечно строить карточные дворцы, «свободный среди мертвых».

А что, если я и прихожу постепенно к Богу, то лишь в надежде, что Он приведет меня к ней? Но при этом я прекрасно понимаю, что нельзя использовать Бога как путь для достожения своей цели. Он должен быть целью, а не средством, Он — конец пути, а не сам путь, иначе вы никогда не приблизитесь к Нему. Это и есть главная ошибка разных популярных картинок, изображающих счастливые воссоединения с родными и близкими «в запредельном будущем», ошибка не в самих простых и очень земных образах, а в том факте, что то, что они называют окончанием пути, на самом деле лишь промежуточный пункт на пути к истинному концу.

О, Боже, неужели только на этих условиях? Неужели я смогу встретиться с ней, если только я возлюблю Тебя так, что мне станет все равно, встречусь ли я с ней или нет? Подумай, о, Господи, ведь именно так это видится нам. Что можно было бы подумать обо мне, если я сказал бы детям: «Никаких конфет! Вот вырастите большими и перестанете их хотеть, тогда вы сможете есть столько конфет, сколько угодно!»

Если бы я точно знал, что нас разлучили навечно, и что она навсегда забыла о моем существовании — но это принесет ей радость и успокоение, я бы, конечно, сказал: «Пожалуйста, я согласен, валяйте!» Так же, как если бы в земной жизни я мог бы излечить ее от рака, согласившись никогда больше не увидеть ее, в ту же секунду я бы устроил все возможное, чтобы никогда больше ее не видеть. Я бы должен был согласиться, как любой порядочный человек. Но, к сожалению, мне не дано этого выбора.

Когда я задаю все эти вопросы Богу, я не получаю ответа. Но это не прежнее «Ответа не будет!». Это не захлопнутая перед носом дверь. Скорее, это спокойный, явно без всякого сочувствия, взгляд. Как будто Он покачал головой не в знак отказа, а как бы не желая обсуждать вопрос. Как бы говоря: «Успокойся, дитя мое, ты не понимаешь». Может ли смертный задавать Богу вопросы, на которые Он не считает нужным отвечать? И очень даже просто, думаю я. Бессмысленные вопросы не требуют ответа. Сколько часов в одной миле? Желтый цвет круглый или квадратный? Боюсь, что добрая половина наших великих теологических и метафизических проблем подобна этим вопросам.

А если хорошенько подумать, то передо мной вообще не стоит никаких практических задач. Я знаю две великих заповеди и буду-ка их и придерживаться. С ее смертью ушла одна проблема. Пока она была жива, она практически могла быть для меня важнее Бога, я мог делать то, чего хотела она, а не Бог; если бы возник вопрос выбора. Теперь я оказался перед лицом проблемы, где я ничего не могу поделать. Остался только груз чувств, мотивов и прочее того же рода. С этим я должен разобраться сам. Я не верю, что это проблема Бога.

Дар Бога. Свидание с умершими. Сколько я ни размышляю, ничего не приходит на ум, кроме ассоциации с игральными фишками. Или незаполненными чеками. Моя идея, если это можно назвать идеей, что фишки — это рискованная попытка экстраполирования всего нескольких очень коротких земных эпизодов. И подозреваю, что эти эпизоды не самые значительные, может быть даже менее важные, чем те которые учитываю я. Идея пустого чека — тоже экстраполирование. В реальности и то и другое (попытка выиграть или получить наличные по чеку) вероятнее всего разобьет вдребезги все идеи, касающиеся и фишек и чеков, (более того, соотношение обеих идей между собой).

Мистическое воссоединение, с одной стороны. Воскрешение из мертвых, с другой. Я не могу достичь хотя бы намека на образ, или найти формулу, или даже только почувствовать, что их объединяет. Их объединяет реальность (и нам дано это понимание). Реальность — еще один иконоборец. Да, небеса разрешат все наши проблемы, но, думаю, не демонстрируя искусное сглаживание всех наших явно противоречивых представлений, нам с нашими представлениями сразу выбьют почву из-под ног. Мы увидим, что и проблемы-то никакой не было.

И снова не раз возникнет то же самое переживание, которое мне никак не удается описать, кроме как сравнить с приглушенным смехом в темноте. Догадка, что единственно верный ответ — сокрушающая и обезоруживающая простота.

Часто мы думаем, что мертвые нас видят. И заключаем из этого, неважно, имеются ли на это основания, что если это правда, то они видят нас более ясно, чем при жизни. Видит ли теперь Х., сколько пены и мишуры было в том, что мы оба называли «моей любовью»? Да будет так. Смотри изо всех сил, родная. Я не стану ничего от тебя утаивать, даже если бы мог. Мы не идеализировали друг друга. У нас не было секретов друг от друга. Ты знала все мои слабости. И если сейчас, оттуда ты увидишь что-нибудь похуже, я могу это принять. И ты тоже можешь. Отчитать, объяснить, подразнить, простить. Потому что одно из чудес любви — то, что она дарит обоим, в особенности, женщине, способность видеть партнера насквозь, несмотря на околдованность любовью, в то же время не освобождаясь от ее чар.

В какой-то степени это способность все видеть, как Бог. Его любовь и Его знание неразделимы и неотделимы от Него самого. Мы всегда можем сказать: Он видит, потому что любит, и любит, потому что видит.

Иногда, о, Господь, мы склонны спросить у Тебя, если Ты хотел видеть нас чистыми, как лилии, то почему Ты не создал мир, подобный лилейному лугу? Я полагаю, потому что Ты поставил великий эксперимент. Хотя нет, Тебе не нужны эксперименты, Ты и так все знаешь. Скорее это было великим предприятием: создать организм, но в то же время дух, создать ужасный оксюморон, «духовное животное». Взять бедное примитивное создание, существо с обнаженными нервными окончаниями, с желудком, постоянно требующим пищи, животное, которому требуется самка, чтобы размножаться, и приказать: «Теперь живи сам. И стань богом.»

В одной из предыдущих тетрадей я написал, что если бы мне вдруг было представлено что-нибудь хоть отдаленно похожее на доказательство существования Х., я бы все равно не поверил. Проще сказать, чем сделать. Даже сейчас, после того, что я испытал прошлой ночью, я не собираюсь рассматривать это как свидетельство связи с ней. Но само «качество» переживания, хоть оно ничего не доказывает, стоит того, чтобы попытаться его описать. Оно было начисто лишено каких-либо эмоций. Это было ощущение, будто ее разум на какой-то момент столкнулся с моим. Именно разум, а не «душа», то, что мы обычно считаем душой. Абсолютная изнанка того, что мы называем «слияние душ». Совсем не пресловутая встреча двух любящих, скорее, похоже на телефонный звонок или телеграмму от нее, с каким-то известием или распоряжением. Никакого конкретного сообщения — просто ум и внимание. Не было ощущения радости или печали, ни любви в обычном смысле, ни отсутствия любви. Никогда до сих пор я не мог вообразить, что мертвый может быть таким, что ли, деловым. И в то же время я ощутил необыкновенное чувство бесконечной и радостной близости. Близости, не имеющей отношения ни к чувствам, ни к эмоциям.

Если это и были отголоски моего бессознательного состояния, то мое «бессознание» оказывается по своей глубине гораздо интереснее, чем представляют себе психологи. Прежде всего, оно гораздо менее примитивно, чем мое сознание.

Неважно, что это было, но мой разум просветлел, как дом после генеральной уборки. Такими и должны быть мертвые — чистый разум. Любой греческий философ не удивился бы тому, что я испытал. Он бы и не ожидал ничего иного: если что-нибудь и остается после нашей смерти, то именно это — разум. До сих пор такая идея бросала меня в дрожь Отсутствие эмоций отвращало меня. Но при моем контакте (не знаю, реальном или воображаемом) я не почувствовал никакого отвращения, так как понял, эмоции здесь больше не нужны. Это была полная, бесконечная близость, всеобъемлющая и оздоровляющая, но лишенная чувств. Может быть, эта близость и есть сама любовь, которой в жизни всегда сопутствуют эмоции, не потому что любовь сама по себе является чувством, или потому что она всегда сопровождается эмоциями, но потому что наша живая душа, наша нервная система, наше воображение поневоле должны по-своему реагировать на любовь? Если это так, то сколько еще предрассудков мне следует отмести! Общество или комунна, где царит чистый разум, не может быть холодным, серым и бесчувственным. С другой стороны, это не должно быть тем, к чему люди привязывают такие определения как «духовный», или «мистический», или «святой». Если бы я смог только заглянуть, бросить один взгляд, то я бы употребил (я немного опасаюсь употреблять их) другие определения. Яркий? Радостный? Смелый? Внимательный? Острый? Бдительный? Прежде всего, цельный. Абсолютно надежный. Никакого вздора, когда это касается мертвых.

И когда я говорю «интеллект», я имею в виду и волю. Внимание — это волевой акт. Разум в действии — это, в основном, воля. И для меня это и есть полное разрешение всех вопросов.

Незадолго перед концом я спросил ее: «Ты могла бы придти ко мне — если это разрешается — когда придет моя очередь умирать?» «Разрешается!», сказала она, «Если я окажусь в раю, меня трудно будет удержать, а если в аду, я там все разнесу на куски». Она понимала, что мы говорили на условном мифологическом языке с некоторым элементом комедии. И она даже подмигнула мне сквозь слезы. Но не было никакого мифа и ни тени шутки в воле, которая пронизывала все ее существо, в воле, которая глубже любого чувства.

Однако, хотя я уже меньше путаюсь в определении, что из себя представляет чистый разум, я не должен прегибать палку. Не следует забывать о воскрешении из мертвых, хотя мы не понимаем, что это значит. Мы не можем этого постигнуть, что, наверное, и к лучшему.

Человечество уже раздумывало когда-то над вопросом, является ли последнее видение Бога актом любви или разума. Впрочем, это скорее всего очередной бессмысленный вопрос.

Не грешно ли призывать мертвых вернуться, если бы такое оказалось возможным! Она сказала не мне, а исповеднику,- «Я в мире с Богом». Она улыбалась, но не мне. Poi si torno all’’ eterna fontana. Она припала к вечному источнику.

Metallica - Wherever I May Roam текст и перевод песни

[Инструментальное вступление]

[Куплет 1]
(И дорога становится моей невестой)
И дорога становится моей невестой
Я лишился всего, кроме гордости
Так что ей я доверяю
И она удовлетворяет меня
Дает мне все, что мне нужно
И с пылью в горле я жажду
Я спасу только знания
Для игры ты остаешься рабом
Бродяга, странник, кочевник, бродяга
Зови меня, как хочешь, да

[Припев]
О, но я не тороплюсь где угодно
Свободно высказывать свое мнение где угодно
И я переопределю где угодно
Куда бы я ни бродил
Где я лежу, это дом, да

[Куплет 2]
(И Земля становится моим троном)
И Земля становится моим престолом
Я приспосабливаюсь к неизвестному
Под блуждающими звездами Я вырос
Сам по себе, но не один
Я никого не прошу
И мои связи порваны начисто
Чем меньше у меня есть, Чем больше я получаю
В глуши Я правлю
Ровер, блуждаю э-э, кочевник, бродяга
Зови меня как хочешь
Да, ты будешь

[Припев]
Но я не тороплюсь где угодно
Я свободен высказывать свое мнение где угодно
И я не буду возражать никуда
Где угодно Я брожу
Где я лежу, это дом, да-да

[Соло на гитаре]

[Припев]
Но я не тороплюсь где угодно
Я свободен высказать свое мнение
И я возьму свое время где угодно
Куда бы я ни бродил
Где я лежу, так это дома

[Соло на гитаре]

[Припев]
Но я не тороплюсь где угодно
Я могу свободно высказывать свое мнение где угодно
И я Я переопределю где угодно
Куда бы я ни бродил
Где я лежал, это дом
Вырезанный на моем камне
Мое тело лежит, но все же я брожу, да-да

[Outro]
Куда бы я ни бродил
Куда бы я ни бродил, бродить
Куда бы я ни бродил
Куда бы я ни бродил, да
Куда бы я ни бродил, бродил, бродил
Куда бы я ни бродил
Да-да, где бы я ни бродил
Да-да, где бы я ни бродил

130+ Красивые цитаты о странствиях, чтобы поощрить любовь к путешествиям Кидадл

Цитаты о странствиях

Если вы хотите читать старые и новые цитаты о страсти к путешествиям и заставлять свой разум путешествовать по местам и теряться в том, чтобы следовать этому чувству страсти к путешествиям, тогда ваша потребность заканчивается.Взгляните и испытайте то, что мы для вас нашли - цитаты, которые сделают ваше путешествие прекрасным. Позвольте мыслям путешествовать и путешествовать по местам с этими цитатами, поскольку они помогают сделать ваше путешествие лучше!

1. «Она была свободна в своей дикости. Она была странницей, каплей вольной воды. Она не принадлежала ни одному человеку и ни одному городу».

- Роман Пейн, «Странница», 2013.

2. «Я блуждал всю свою жизнь, и я также путешествовал; разница между ними в том, что мы блуждаем, чтобы отвлечься, но мы путешествуем ради удовлетворения. .«

- Hilaire Belloc.

3.« Это место, куда можно добраться - никуда. Хочется уйти из какого-то уголка мира, в наше собственное никуда ».

- Д.Х. Лоуренс,« Влюбленные женщины », 1920.

4.« У меня до смешного плохое зрение, но я научился жить с импрессионистом. Посмотреть. Жизнь - это картина Моне. Я брожу, наслаждаясь близорукостью ».

- Майло Яннопулос.

5.« Иногда нужно повернуть не туда, чтобы попасть в нужное место ».

- Мэнди Хейл.

6. «Я могу дать волю своему любопытству».

- Джеймс К. Коллинз.

7. «Как только ты начал уходить, ты будешь бежать всю свою жизнь».

- Шарлотта Эрикссон.

8. «Современные ученые заменили эксперименты математикой, они блуждают по уравнениям за уравнениями и в конечном итоге создают структуру, не имеющую отношения к реальности».

- Никола Тесла.

9. «Человек не растет из земли, как виноградная лоза или дерево, он не является частью участка земли.У человечества есть ноги, поэтому оно может бродить ».

- Роман Пейн,« Странница », 2013.

10.« Нет славы в звезде или цветке, пока на нее не взглянут любящие глаза; Апрельские бризы не пахнут, пока они не дышат радостью ».

- Уильям Каллен Брайант.

11.« Думали ли мы когда-нибудь о том, что заблудиться - это наша цель? »

- Крейг Д. Лаунсбро.

12. «Образ жизни, который может вести художник, свобода блуждания по ландшафту без реального давления и сроков - был очень привлекательным.«

- Джон Дайер.

13.« Я очень склонен жить за счет своего рюкзака и позволять моим брюкам изнашиваться, как им нравится ».

- Герман Гессе.

14.« Мы так много стали жертвами абстракция, что с Землей в огне мы едва можем проснуться, чтобы бродить по комнате и смотреть на термостат ».

- Теренс Маккенна.

15.« Я свободная душа, пою свое сердце в одиночестве независимо от того, где Я хожу и называю незнакомцев своими друзьями, потому что я узнаю вещи и нахожу способы приспособить их к своему собственному миру.«

- Шарлотта Эриксон.

16.« Интеллектуальное отчаяние не приводит ни к слабости, ни к мечтам, но к насилию. Это только вопрос умения дать выход своему гневу; хочет ли человек только бродить по тюрьмам, как сумасшедший, или он хочет их перевернуть ».

- Жорж Батай.

17.« Что такое Странница? Не связанная никакими границами, не содержащаяся странами, некогда укрощенная, она - сила естественного движения ».

- Роман Пейн,« Странница », 2013.

18. «Это довольно жестоко, что поэт не может блуждать по своим волшебным областям без вечного критика, как морской старик на своей спине».

- Марианна Мур.

19. «На его лице появилось задумчивое умиротворение, которое чаще всего видно на лицах очень печальных или очень мудрых. Но все же он бродил по улицам города, всегда молчаливый и одинокий».

- Карсон Маккаллерс, «Сердце - одинокий охотник», 1940.

20.«Наш разум имеет тенденцию блуждать. Уклоняться и совершать обманывания и держать нас в некотором отдалении от текущего момента».

- Дани Шапиро.

21. «Ключ к прекрасной жизни - никогда не переставать блуждать в чудесах».

- Сюзи Кассем, «Встань и приветствуй солнце: сочинения Сюзи Кассем», 2011.

22. «Если бы Каин был шотландец, Бог изменил бы его судьбу и не заставил бы его блуждать, но оставил бы его дома».

- Джон Кливленд.

23. «Все золото не блестит; не все блуждающие погибнут; сильное старое не увядает; глубокие корни не достигаются морозом.«

- J.R.R. Tolkien.

24.« Мы знаем, что в сентябре мы будем блуждать по теплым ветрам летних обломков ». Мы будем приветствовать летнее привидение ».

- Генри Роллинз.

25.« Блуждание расцветает славой, которая исчезает с приходом ».

- Дж. А. Бейкер,« Сапсан », 1967.

26.« Когда вы откладываете на потом, у вас больше шансов позволить своему разуму блуждать. Это дает вам больше шансов наткнуться на необычные и неожиданные узоры."

- Адам Грант.

Цитаты о горах

Продолжайте читать эти цитаты о горах, чтобы достичь пика мотивации. Это отличные цитаты о путешествиях, которые помогут вашему разуму достичь разных мест и путешествовать за их пределы!

27." Вы есть не в горах. Горы в тебе ».

- Джон Мьюир.

28.« Подъем говорит с нашим характером, но вид, я думаю, с нашими душами ».

- Лори Лансенс.

29.« ​​Горы звонят, и я должен идти.«

- Джон Мьюир.

30.« Добраться до вершины необязательно. Спускаться обязательно ».

- Эд Виестурс.

31.« Идите туда, где чувствуете себя наиболее живым ».

- Неизвестно *.

32.« Когда жизнь дает вам горы, надевайте ботинки и отправляйтесь в поход »

- Неизвестно *.

33. «Идти в горы - значит идти домой».

- Неизвестно *.

34. «Когда все кажется тяжелой борьбой, подумайте о виде сверху».

- Неизвестно *.

35. «Как славное приветствие солнце дарит горам!»

- Джон Мьюир.

36. «Каждая горная вершина находится в пределах досягаемости, если вы просто продолжаете подниматься».

- Барри Финлей.

37. «Мне больше всего нравится география, потому что ваши горы и реки знают секрет; не обращайте внимания на границы».

- Брайан Андреас.

38. «Поднимитесь на гору, чтобы увидеть мир, а не мир вас».

- Дэвид Маккалоу младший

39.«Горы - это не стадионы, на которых я удовлетворяю свои амбиции, это соборы, где я исповедую свою религию».

- Анатолий Букреев.

40. «Если вы думаете, что достигли пика, найдите новую гору».

- Неизвестно *.

41. «Держитесь ближе к сердцу Природы… и время от времени вырывайтесь прочь, поднимайтесь на гору или проводите неделю в лесу. Смойте свой дух».

- Джон Мьюир.

42. «Готовясь к восхождению, берите с собой легкое сердце.«

- Дан Май.

43.« Тысячи усталых, нервных, сверхцивилизованных людей начинают понимать, что идти в горы - значит идти домой; эта дикая местность - необходимость ».

- Джон Мьюир.

44.« Немного больше высоты, немного меньше отношения ».

- Неизвестно *.

45.« Над каждой горой есть проход, хотя его нельзя увидеть из долины ».

- Неизвестно *.

46.« Каждая новая вершина, поднятая на вершину, чему-то учит.«

- сэр Мартин Конвей.

47.« Горы учат тому, что не все в этом мире можно объяснить рационально ».

- Александр Львов.

48.« В погоне за ангелами или убегая от демонов, иди в горы ».

- Джеффри Рэсли.

49. «Жизнь лучше в походных ботинках».

- Неизвестно *.

50. «Ничто не живет долго, только земля и горы».

- Ди Браун.

51 «Мне нравятся горы, потому что они заставляют меня чувствовать себя маленьким», - говорит Джефф.«Они помогают мне разобраться в том, что важно в жизни».

- Марк Обмаскик.

52. «Как дико это было оставить все как есть».

- Шерил Бродяга.

Цитаты на пляже

Прочтите Эти пляжные цитаты отражают ту часть вашего блуждающего сердца, которая призывает к океану и желает отправиться в экзотические места.

53. «Каждый раз, когда я скатываюсь в океан, это похоже на возвращение домой».

- Сильвия Эрл.

54. «Только на пляже мы можем плескаться и плескаться.«

- Кейт Саммерс.

55.« Пусть волны бьют ваши ноги, а песок будет вашим сиденьем ».

- Неизвестно *.

56.« Моя жизнь похожа на прогулку по пляжу. к краю океана, как я могу ».

- Генри Дэвид Торо.

57. «Море! Море! Открытое море! Голубое, свежее, всегда свободное!»

- Брайан В. Проктер.

58. «Океан будоражит сердце, вдохновляет воображение и приносит вечную радость душе»

- Роберт Уайлэнд.

59. «Поймай волну, и ты сидишь на вершине мира».

- Пляжные мальчики.

60. «Убежать и спокойно посидеть на пляже - вот мое представление о рае».

- Эмилия Викстед.

61. «Никогда не знаешь, что надвигается. Маленькая волна или, может быть, большая. Все, что ты действительно можешь сделать, это надеяться, что когда она придет, ты сможешь проплыть по ней, вместо того, чтобы утонуть в ее чудовищности».

- Алиша Спир.

62. «Потому что нет ничего прекраснее, чем то, как океан отказывается перестать целовать береговую линию, сколько бы раз он ни отсылался прочь.«

- Сара Кей.

63.« Океан заставляет меня чувствовать себя очень маленьким и заставляет взглянуть на всю свою жизнь в перспективе ».

- Бейонсе.

64. «Танцуй с волнами, двигайся с морем. Позвольте ритму воды освободить вашу душу ».

- Кристи Энн Мартин.

65.« Наши воспоминания об океане останутся в памяти еще долго после того, как наши следы на песке исчезнут ».

- Неизвестно *.

66. «Небо вверху, песок внизу, мир внутри».

- Неизвестно *.

67. «Ты не капля в океане. Ты весь океан в капле».

- Руми.

68. «Небо вверху, песок внизу, мир внутри».

- Неизвестно *.

69. «Прогулка по пляжу успокаивает душу».

- Неизвестно *.

70. «По отдельности мы - одна капля. Вместе мы океан ».

- Рюноске Саторо.

71. «Морские волны помогают мне вернуться ко мне».

- Джилл Дэвис.

72. «Пляж - это не только песчаная полоса, но и раковины морских существ, морское стекло, водоросли, несочетаемые предметы, смытые океаном.”

- Генри Грюнвальд.

73. «В одной капле воды заключены все секреты всех океанов».

- Халиль Джебран.

74. «Я верю, что океан лечит все плохое настроение. Я верю в волны, утирающие беспокойство. Я верю в ракушки, приносящие удачу. Я верю в то, что пальцы ног в песке заземляют мою душу ».

75. «Неважно, куда вы идете в жизни, пока вы идете на пляж».

- Неизвестно *.

76. «Живите на солнышке, плавайте в море, пейте дикий воздух.”

- Ральф Уолдо Эмерсон.

77. «На пляже жизнь другая. Время движется не час к часу, а настроение к моменту. Мы живем по течению, планируем по приливам и следуем за солнцем ».

–Sandy Gingras.

78. «В хорошем чтении на пляже я хочу солнечного света, драмы, легкости чтения и транспорта в другой мир и проблем других людей».

- Джейн Грин.

Цитаты о природе

Эти лучшие цитаты о природе помогут почувствовать себя единым целым с зеленью.

79. «Я верю в Бога, только пишу« Природа ».

- Фрэнк Ллойд Райт.

80. «Самый прекрасный дар природы - это то, что она доставляет удовольствие смотреть вокруг и пытаться понять то, что мы видим».

- Альберт Эйнштейн.

81. «Выбирай только одного хозяина - природу».

- Рембрандт.

82. «Природа, время и терпение - три великих врача».

- Неизвестно *.

83. «Природа никуда не торопится, но все свершилось.«

- Лао-цзы.

84.« Воздух был мягким, звезды такими прекрасными, обещание каждого мощеного переулка так велико, что мне показалось, что я во сне ».

- Джек Керуак.

85 . «Если вы действительно любите природу, вы найдете красоту повсюду».

- Лора Ингаллс Уайлдер.

86. «Воздух был мягким, звезды такими прекрасными, обещание каждой мощеной аллеи так велико, что я подумал, что я был во сне ».

- Джек Керуак.

87.« Есть что-то бесконечно исцеляющее в повторяющихся припевах природы - уверенность в том, что рассвет приходит за ночью, а весна за зимой.«

- Рэйчел Карсон.

88.« Если мы сдадимся разуму земли, мы сможем вырасти с корнями, как деревья ».

- Райнер Мария Рильке.

89.« Сойдите с дороги, идите по тропам »

- Пифагор.

90. «Примите ритм природы. Ее секрет - терпение ».

- Ральф Уолдо Эмерсон.

91.« Живите в каждом сезоне по мере его прохождения; дышите воздухом, пейте напиток, пробуйте фрукты и подчиняйтесь влиянию земли.«

- Генри Дэвид Торо.

92.« Те, кто созерцают красоту земли, находят запасы силы, которые сохранятся, пока длится жизнь ».

- Рэйчел Карсон.

93.« В природе ничего нет. идеально и все идеально. Деревья можно искривлять, странно гнуть, и они по-прежнему красивы ».

- Элис Уокер.

94.« На протяжении большей части истории человеку приходилось бороться с природой, чтобы выжить; в этом веке он начинает понимать, что для того, чтобы выжить, он должен защитить его.«

- Жак-Ив Кусто.

95.« Не забывай, что земля доставляет удовольствие чувствовать твои босые ноги, а ветер жаждет играть с твоими волосами ».

- Халиль Джебран.

96.« Природа просто достаточно; но мужчины и женщины должны понять и принять ее предложения ».

- Антуанетт Браун Блэквелл.

97.« Загляните в природу, и тогда вы все поймете лучше ».

- Альберт Эйнштейн.

98.« Заповедник. и берегите бледно-голубую точку, единственный дом, который мы когда-либо знали.«

- Карл Саган.

99.« Небеса под нашими ногами, а также над нашими головами ».

- Генри Дэвид Торо.

100.« Жизнь намного меньше, когда вы добавляете горный воздух, костер и немного тишины и покоя ».

- Брук Хэмптон.

101.« Для меня пышный ковер из хвои или губчатой ​​травы более приветствуется, чем самый роскошный персидский ковер ».

- Хелен Келлер.

102. «Бабочка считает не месяцы, а моменты, и времени у нее достаточно.

- Рабиндранат Тагор.

103. «Мы не наследуем землю от наших предков, мы заимствуем ее у наших детей».

- Неизвестно *.

104. «Я почувствовал, как мои легкие раздуваются от напора декораций - воздух, горы, деревья, люди. Я подумал: «Вот что значит быть счастливым».

- Сильвия Плат.

105. «Природа говорит так, как говорит земля. В большинстве случаев мы просто недостаточно терпеливы и тихи, чтобы обращать внимание на историю."

- Линда Хоган.

Туристические цитаты

Ни один список цитат о путешествиях не будет полным без некоторых старых добрых путешествий и туристических цитат. Читайте дальше, чтобы дополнить свои планы путешествия этими цитатами! Удачного путешествия!

106 . "Выберите, чтобы превратить свой список желаний в контрольный. Живите больше, делайте больше, чем желайте большего ».

- De Philosopher DJ Kyos.

107.« Вы понимаете, я с бесстрашием обобщаю на отдельных примерах. Это туристический обычай ».

- Марк Твен.

108. «Турист не может не иметь искаженного мнения о месте: он встречает нерепрезентативных людей, имеет нерепрезентативный опыт и бегает вокруг, навязывая этому месту фантастические мысленные образы, которые он имел в своей голове, когда он туда попал. "

- Майкл Льюис, «Бумеранг: путешествия в новом третьем мире», 2011.

109. «Путешествие делает человека мудрее, но менее счастливым».

- Томас Джефферсон.

110. «Переезжая в новую страну, вы быстро понимаете, что посещение места в качестве туриста и переезд туда навсегда - это две совершенно разные вещи.«

- Тахир Шах,« Путешествует сам с собой », 2011.

111.« Путешествие губительно для предрассудков, фанатизма и ограниченности ».

- Марк Твен.

112.« Любой, кому нужно больше, чем один чемодан - турист, а не путешественник ».

- Ира Левин.

113.« Путешествовала среди незнакомых людей, в страны за морем; ни Англия! знал ли я до тех пор, какую любовь я испытывал к тебе ».

- Уильям Вордсворт.

114.« Ты всегда был здесь туристом.Вы просто этого не знали ».

- Халед Хоссейни,« Бегущий за воздушным змеем », 2003.

115.« Путешествие вокруг света в грязной гондоле, ох, чтобы вернуться в страну Кока-Колы! »

- Боб Дилан.

116. «Путешествие меняет не только человека, но и его искусство».

- Генри Джонсон-младший

117. «Путешествуя, человек должен нести с собой знания, если он принесет домой знания ».

- Сэмюэл Джонсон.

118.« Жизнь - это тур, мы все туристы.

- доктор П.С. Джагадиш Кумар.

119. «Путешествие - рай для дураков».

- Ральф Уолдо Эмерсон.

120. «И, возможно, мы все туристы в этом подводном мире - трубка - это наша временная виза. , позволяя нам посетить эту загадочную страну на короткое время ».

- Даллас Вудберн.

121.« Я обнаружил, что нет более надежного способа узнать, любите ли вы людей или ненавидите их, чем путешествовать с ними ».

- Марк Твен.

122. «Почему кошки должны заботиться о правилах мужчин? По их мнению, все здесь туристы».

- Мария Лехтман.

123. «Хорошо только путешествие, которое раскрывает мне ценность дома и позволяет мне получать от него больше удовольствия».

- Генри Дэвид Торо.

124. «Когда вы живете в стране, где говорят на незнакомом вам языке, вы многому учитесь. Вы учитесь не жаловаться: слишком много хлопот».

- Альберто Мадригал.

125.«Использование путешествий состоит в том, чтобы регулировать воображение реальностью и вместо того, чтобы думать о том, какими могут быть вещи, видеть их такими, какие они есть».

- Сэмюэл Джонсон.

126. «Путешествие по дороге расскажет вам о дороге больше, чем Google - о ней».

- Амит Калантри.

127. «Никогда не отпускай воспоминания».

- Неизвестно *.

128. «Путешествие должно быть не просто экскурсией, это должна быть сказка».

- Амит Калантри.

129.«Мир полон волшебных вещей, терпеливо ожидающих, когда наши чувства станут острее».

- W.B. Йейтс.

130. «Будь настоящим путешественником, а не временным туристом».

- Амит Калантри.

131. «Время летит незаметно. Вы должны быть навигатором».

- Роберт Орбен.

132. «Путешествие расширяет кругозор и заполняет пробелы».

- Шеда Сэвидж.

Здесь, в Kidadl, мы тщательно составили множество интересных цитат для всей семьи, чтобы каждый мог насладиться им! Если вам понравились наши предложения по цитатам о странствиях, почему бы не взглянуть на цитаты о штормах или [цитаты о дождях].

* Вы знаете, откуда взялась эта цитата? Пожалуйста, напишите нам по адресу [email protected]

Американский ученый: Письмо из лагеря Какума, Кения: Девушка из Нигде

Люк Пэджетт

Утром, после дождя, я направился к ржавой сторожевой башне на окраине территории ООН, чтобы посмотреть, что вода сделала с пустыней. Лягушки уже вышли из подземных камер со слизью и наполнили воздух своими криками, а на деревьях ворковали и кричали скворцы и голуби с безумно красными глазами.Я тоже был взволнован. Предыдущая неделя была жаркой и пыльной, и тысячелетняя измельченная земля, казалось, царапала мои веки. Облака собирались в огромные образования в течение нескольких дней, но они всегда плыли из Кении сухими и немыми, только чтобы быть разорванными рваными вулканами на горизонте над Угандой.

Я медленно шел по высокой траве, осторожно относясь к кобрам, гадюкам и другим животным, ожесточенным дождем, и стойкая грязь стекала на мои ботинки толстыми вонючими простынями.Когда я добрался до башни, над криком земноводных поднялся тонкий новый звук. Человеческий голос, высокий и красивый, читал стихи на суахили, грациозно переходил в бессловесное бормотание, а затем переходил в песню. Я быстро поднялся на башню, чтобы увидеть певца.

Это была девушка, которую я назову Лией. Стройная и длинноногая, в футболке и юбке, она сидела на берегу над большой лужей, пела, жужжала и рисовала пальцами фигуры в грязи. Лия была беженкой из Южного Судана, 17 или 18 лет, в зависимости от дня, о котором вы спрашивали, и сиротой, родители которой давно умерли, убитой в боях на родине.В последнее время она часто приходила в себя. Поначалу ее появление за воротами комплекса ООН, где я жил, или где-то в обширном лагере беженцев через дорогу, показалось милым совпадением. Но в последнее время встречи стали странными.

Лия наблюдала за мной и моим сотрудником, фотографом Люком Пэджеттом, и недавно узнала, на какую из башен комплекса мы можем подняться, чтобы полюбоваться пустыней, и когда мы, вероятнее всего, это сделаем. Она внезапно появлялась там, где мы работали, ведя себя украдкой и беспокойно, иногда ожидая, чтобы поговорить с нами, иногда исчезая, прежде чем мы могли ее поприветствовать.Она никогда не требовала денег, никогда не просила невозможного. Она хотела чего-то, , но даже она не знала, что именно.

Это было тревожно. Она была одна, почти невидимая для мира, одна сирота среди тысяч, дрейфующих через лагерь беженцев под названием Какума. И все же ее присутствие начало преследовать меня, и идея еще одного неловкого разговора - я поздороваюсь с подростком, она улыбнулась, прежде чем погрузиться в девичье молчание - казалась нелепой, гарантированно заставившей меня почувствовать себя беспомощной и глупой.Кто знает, что она от этого получила.

Лия не увидела меня в башне, и я спустился вниз. Я заметил, что она была без обуви, а ее бледные подошвы почему-то не были грязными. Она продолжала петь, красота этого не уменьшалась, но теперь меланхолия, неотразимая против визжащих лягушек. Позже я узнал, что она ждала именно меня. В руке она держала небольшой браслет из ярких бусин, на лице которого было написано белое имя с ошибкой.


Ближайшая встреча произошла в конце ноября прошлого года, когда я месяц находился в лагере Какума на северо-западе Кении, работая над документальным фильмом о беженцах.Лагерь, которым управляет Верховный комиссар ООН по делам беженцев, раскинулся на площади почти 10 квадратных миль и является домом для 180 000 человек из более чем дюжины африканских стран, а иногда и заблудших иранцев или русских. Большинство беженцев в Какуме - мусульмане из Сомали или, как Лия, христиане из Южного Судана. Другие группы включают пятидесятников из Руанды, католиков-конголезцев и православных эфиопов, некоторые из которых провели 20 лет в ожидании переселения в другое место.



Во многих отношениях Какума безопаснее множества африканских городов и даже некоторых сопоставимых по величине городов в Соединенных Штатах.Возможно, это потому, что люди, которые прибывают сюда с полей сражений, несостоявшихся наций и угнетающих уголков континента, видели достаточно кровопролития; возможно, что-то улетучится, когда исчезнет усталая конструкция государственности. Однако в лагере не обошлось без проблем. Бытовое насилие является обычным явлением, также случаются сексуальные нападения, хотя оба показателя трудно определить количественно. А поскольку лагерь настолько разнообразен, Какума иногда видит вспышки межплеменной борьбы и сведения счетов.

Незадолго до того, как я прибыл сюда в прошлом году, вспыхнули столкновения между динка и нуэр - суданскими племенами, которые были соперниками на протяжении многих поколений.Восемь человек были убиты, многие были ранены, и более тысячи беженцев бежали из лагеря в соседний кенийский город. Когда мой самолет приземлялся на небольшой грунтовой взлетно-посадочной полосе города, я видел, как они теснились на кладбищах, копошились на территории полицейского участка, бродили по высохшим руслам реки. Большинство, как я выяснил, были из Демократической Республики Конго. Многие говорили, что давно научились бегать при первых звуках неприятностей.

Но такой конфликт необычный, и люди продолжают приходить.С декабря 2013 года 45 000 суданцев хлынули через кенийскую границу в сторону Какумы, спасаясь от гражданской войны в своей новорожденной стране. Для других, в том числе для конголезцев, Какума стал популярным местом назначения благодаря своей общей миролюбивости, очевидному качеству школ и некоторым упорным слухам, в том числе о том, что если вы доберетесь до Какумы, ваш шанс получить проход в США улучшается (это неправда). Бывший служащий лагеря, француз, сказал мне, что в Какуму иногда приезжали большие группы детей, которых обнадеживающие родители отправляли через пустыни и границы.

«Я никогда не видел ничего подобного за 20 лет работы с беженцами», - сказал он, говоря не только о детях, но и о самом Какуме. «Это удивительное место».

И все же это все еще современная неопределенность. Даже имя Какума, происхождение которого неясно, иногда говорят, что оно означает «нигде».


Впервые я встретил Лию у западного края лагеря, на возвышенности над лаггой, высохшим руслом реки. Она была в толпе мужчин, женщин и детей, лепящих кирпичи.ООН поощряет беженцев строить собственные дома, и большинство из них в конечном итоге так и поступает. В конце концов, здесь много грязи и достаточно воды, чтобы делать кирпичи, бесконечное количество солнечного света для их обжига и достаточно времени для проекта - большинство беженцев останутся здесь на годы, а возможно, и на всю оставшуюся жизнь.

Лию недавно выгнали из дома тети по причинам, о которых я никогда не узнал, и она делала кирпичи, чтобы построить себе дом. Увидев нас, она остановилась и подошла к нам.Многие так поступали - белые парни с фотоаппаратами до сих пор являются необычным зрелищем для многих в Какуме, - но в Лии была детская смелость, бесстрашие и любопытство, которыми мы с Люком восхищались. После этого мы искали ее всякий раз, когда работали на ее стороне лагеря, и пару раз я платил ей за помощь в переводе.

За пару недель я узнал больше об истории Лии. Она принадлежала к племени дидинга из Восточной Эквитории, штата Южный Судан, и она рассказала мне, что уехала из дома после того, как ее родители были убиты во время второй гражданской войны в Судане.Ей тогда было, наверное, 14 лет. В одиночестве, напуганная, она присоединилась к группе сбежавших соседей и направилась на восток, в Кению. Она никогда не упоминала братьев, сестер или родственников, кроме своей тети, и когда я спросил, она ответила, что у нее их нет.

Как и многие истории, рассказанные в Какуме, Лия менялась изо дня в день и с каждым рассказом. Для этого могло быть несколько причин, в том числе ее ограниченный английский и моя неспособность говорить на ее языке помимо «Доброго утра.Но что еще важнее, западные идеи о непоколебимой правде редко укореняются в лагере беженцев. Не потому, что люди лгали, а потому, что они понимали текучесть и чувствовали абсурдность своей ситуации.

Беженцы, такие как Лия, знали, как легко могут распасться община, семья и идентичность. Каждый день в лагере вы бродили по их историям полета и трансформации, рассказам, богатым непроверяемыми деталями или темным и непонятным. Несколько раз я спрашивал Лию, почему ее выгнали из дома тети или что конкретно случилось с ее родителями.Она становилась угрюмой и молчаливой, и я перестал спрашивать.

Примерно в это время я заметил, что Лия всегда чувствовала себя неуютно с мальчиками своего возраста. Смелость, которую я наблюдал ранее, не распространялась на подростков, которые стаями дрейфовали по лагерю - долговязые и улыбающиеся, красивые в своих ярких футбольных майках. Она останавливалась, чтобы посмотреть на них, но без тоски. Она была очень хорошенькой, и мальчики будут следить за ней.

Однажды рано утром на кирпичном заводе она молча стояла рядом со мной, пока я делал заметки о приливах и отливах в работе.Женщины и дети несли кирпичи, сложенные по три или четыре на головах, поднимаясь из ям к участкам, где они скоро начнут строить низкие прямоугольные дома. Через некоторое время я спросил Лию, чем она занималась, и она вздохнула так, что я посмотрел на нее. Затем она сказала, что ее чуть не изнасиловали.

«Вчера мальчики пытались меня поймать», - сказала она.

«Поймать?» Я спросил.

«Мой сосед послал меня за чем-то, и когда я пришел, они меня забрали».

«Взял?» Мой живот дернулся.

«Я кричу и кричу, и некоторые эквиторианцы приходят, а мальчики убегают».

Она не смотрела на меня. Я попытался прочитать ее лицо и не смог.

«Я плохо себя чувствую», - сказала она, и это не имела в виду болезнь. Я спросил, могу ли я чем-нибудь заняться в лагере, где я мог бы отвести ее. Она покачала головой, и мы снова замолчали.

Через несколько минут я задал еще несколько вопросов, настолько деликатно, насколько я мог. Ответы Лии были расплывчатыми, местонахождение и временные рамки неясны.Я вложил ей в руку несколько сотен шиллингов на сумму около пяти долларов, частично в качестве платы за помощь в переводе одного или двух предложений, но в основном потому, что не знал, как помочь. Я еще раз спросил, не хочет ли она пойти со мной. Она сказала нет. Мы шли молча, пока не достигли ее беспорядочной груды кирпичей. Потом я пошел один.


В ту ночь искал варианты. Я думал, что смогу найти способ помочь Лии, но офицеры ООН, с которыми я разговаривал, терпеливые и измученные, сказали мне, что тут мало что нужно сделать.Если ей было 18, она была достаточно взрослой, чтобы позаботиться о себе. Если 17, ей, наверное, все равно придется это сделать. Она могла пойти в кенийскую полицию и подать заявление, но мы все знали, что этого не произойдет. Полиция считалась агрессивной и ненадежной, и у нее была репутация обвинения в сексуальном насилии.

Ее сиротский статус тоже не выдвигал ее на передний план. В Какуме было много сирот, и многие из них были намного моложе Лии. В конце концов, оставался только один путь: подать заявление о переселении в Соединенные Штаты или другую страну, что для большинства беженцев является эквивалентом «Богородицы».Лия никогда не пробовала. Она лишь однажды шепотом упомянула Америку, сказав: «Я хочу поехать туда когда-нибудь».

В течение следующих нескольких недель, когда мои репортажи переместились в другие области жизни беженцев, Лия начала разыскивать Люка и меня. Однажды утром она появилась у ворот, но мы ее не видели; охранник сказал, что она пришла искать меня. Иногда она появлялась, расхаживая взад и вперед под сторожевой башней. Она всегда говорила нам, что ищет дрова, но это казалось маловероятным; эта местность и раньше была лишена леса.

Я догадался, что Лия просто хотела внимания. Что она чувствует себя в большей безопасности с нами, чем с другими мужчинами, в достаточной безопасности, чтобы интересоваться жизнью за пределами ее замкнутого мира. Тем не менее, это было неприятно. В лагере беженцев постоянно просят что-нибудь - деньги, телефоны, полезное слово в посольстве. Вы делаете то, что можете, и одновременно учитесь отклонять бесконечный поток желаний. Я неплохо справился с этим, но Лия выскользнула из моей защиты. Она ни о чем не просила, но в каком-то смысле ее потребность была сильнее всего остального.Мне было стыдно каждый раз, когда я ее видел. Когда она стала усерднее работать, чтобы найти меня, я разозлился. Чего она хотела? Что я мог предложить? Что мне было делать с этим ребенком?


Я так и не нашел хорошего ответа. В последний раз я видел Лию в начале декабря. Она выследила меня до эфиопской части лагеря, где я прощался с друзьями. Я заметил, что она идет по дороге, и она неловко улыбнулась. Когда я закончил с эфиопами, она подошла и подарила браслет, на котором было написано мое имя с ошибкой.Она сказала, что искала меня несколько дней. Я засмеялся и предложил ей подвезти домой на мотоциклетном такси. Сначала она сопротивлялась, но потом передумала и села боком позади водителя, придерживая край юбки, пока мы прыгали по лагерю, уворачиваясь от ярких луж и скользя по грязи. Я заметил, что она снова улыбалась, на этот раз от простой радости.

Когда мы подошли к ее району, мы стояли и смотрели на кирпичные ямы и новые дома, которые росли поблизости. Через некоторое время небольшая толпа мальчишек прошла сквозь них, смеясь и толкая друг друга, будучи мальчиками.Лия застыла. Постепенно она сказала мне, что они пытались поймать ее, когда она шла по трассе lagga несколько дней назад.

Я посмотрел на нее и на мальчиков и внезапно пришел в ярость. Они были подростками, худыми и покрытыми прыщами, но я все равно пошел к ним. Кожа покалывала, сердце колотилось. Я понятия не имел, что я скажу или сделаю, но это не имело значения, потому что в их высокомерном хихиканье я увидел одну из возможных версий будущего Лии и увидел отражение моей собственной беспомощности.

«Не надо», - сказала она.

«Вы уверены?» Я спросил. «Я скажу им, чтобы они оставили тебя в покое».

Но ярость моя уже утихла. Она была достаточно молода, чтобы быть моей дочерью, но не была. Неужели я действительно собирался напасть на детей и сказать, что сделал это от ее имени? Через несколько дней меня не станет, и я ничего не мог сделать, чтобы удержать их подальше от нее. Ей придется разобраться в этом самостоятельно.

Мы пошли обратно к ее кирпичной кучке, и когда мы подошли к ней, я увидел, что ее больше нет.За несколько дней до этого прошел шторм, и ее кирпичи - почти тысяча штук, по одному почти на каждый день ее жизни в Какуме - снова растворились в земле. Я спросил об этом, и она пожала плечами, сказав, что никуда не торопится. Дни были теплые, а ночи теплые, и у нее было все время, чтобы начать все сначала.

Разрешение, необходимое для перепечатки, воспроизведения или другого использования.

99 коротких цитат о путешествиях, которые вдохновят вас на странствия | Цитаты о путешествиях

Вдохновите своего внутреннего путешественника.

Знание - сила. Без языка эта фраза и все другие символы на этой странице не имели бы значения.

Язык - самый важный фактор в жизни человека. Это дает нам нашу глубину и дает нам возможность описать наш мир. Это позволяет нам различать черное и белое, яблоки и апельсины, хорошее и плохое. Это позволяет каждому из нас иметь имя и индивидуальную идентичность. Это дает нам возможность понять все загадки Вселенной. Но самое невероятное в языке - это его неоспоримая сила заставлять нас что-то чувствовать. Одна группа фраз, способных пробудить вдохновение, - это цитаты из путешествий. Хотя расценки на путешествия позволяют нам перенести мысли в новое место, они также могут стать катализатором изменений. Правильная цитата из путешествия может буквально изменить направление вашей жизни.

Имея это в виду, вот 25 лучших цитат о путешествиях, которые вдохновили нас исследовать мир.

1.
«Путешествие в тысячу миль должно начинаться с одного шага». - Лао-цзы

Если вы хотите путешествовать, но не знаете, с чего начать, вам просто нужно сделать первый шаг. Исследуйте места, которые вы хотели бы посетить. Если вам нужно вдохновение, загляните в наш Instagram (@SmallerEarth), чтобы увидеть некоторые из наших любимых мест в мире.

2.
«Не следуйте туда, куда может вести путь. Вместо этого идите туда, где нет пути, и оставьте след." - Ральф Уолдо Эмерсон

Удивительно, что у парня по имени «Уолдо» есть цитата о том, что он уникален и теряется в этом мире. Прелесть путешествий в том, что здесь нет правил - вы можете прокладывать свой собственный путь и идти куда хотите. Никогда не знаешь, где ты можешь оказаться - и кого еще ты можешь вдохновить следовать по твоему пути.

3.
«Почему ты уходишь? Чтобы ты мог вернуться. Чтобы ты мог увидеть место, откуда ты пришел, новыми глазами и дополнительными цветами.И люди там тоже видят тебя по-другому. Вернуться туда, откуда вы начали, - это не то же самое, что никогда не уезжать ». - Терри Пратчетт

Трудно описать возвращение домой после путешествия. Все, что вам знакомо, каким-то образом будет казаться другим. Вы будете ценить людей, места и вещи в своей жизни так, как никогда не ожидали.

4.
«Я путешествую не для того, чтобы никуда ехать, а чтобы пойти. Я путешествую ради путешествий. Великое дело - переехать.« - Роберт Льюис Стивенсон,

Неважно, куда вы идете. Вы откроете для себя новое и цените решение выйти в мир.

5.
«Потому что у него не было места, где он мог бы остаться, не уставая от этого, и потому что было некуда идти, кроме как везде. Так что просто продолжайте кататься под звездами». - Джек Керуак

Если вы чувствуете себя застрявшим, немотивированным или лишенным вдохновения, путешествие - отличный способ разорвать этот круг.Вы потеряетесь в поисках чего-то нового и будете слишком заняты исследованиями, чтобы скучать. Для каждого человека существует не одно конкретное место назначения, но именно поэтому мы любим исследовать (и почему нам нравится это короткое описание путешествия).

6.
«Если бы я научился чему-то во время путешествий, так это тому, что способ добиваться результатов - это идти вперед и делать их. Не говори о поездке на Борнео. Забронируйте билет, получите визу, упакуйте чемодан, и это просто произойдет ». - Алекс Гарланд

Это последняя фраза «просто сделай это».Думать о путешествии - это все равно что стоять высоко на трамплине и решать, делать ли решающий шаг. Вы можете стоять там, пытаясь убедить себя прыгнуть, сколько хотите, но в какой-то момент вам просто нужно пойти на это.

7.
«Не говори мне, насколько ты образован, скажи мне, сколько ты путешествовал». - Мохаммед

Опыт, полученный во время путешествий, - это совершенно другой тип образования. Во все более глобальном мире способность находить точки соприкосновения с людьми любого происхождения важна как никогда.Путешествие может помочь вам найти и развить навыки, которые не дает более жесткое традиционное образование.

8.
«Путешествие губительно для предрассудков, фанатизма и ограниченности». - Марк Твен

В том же духе, что и № 7 - путешествие по миру знакомит вас с разными людьми, культурами и перспективами. Мы считаем, что культурный обмен может изменить мир, устранив жесткие границы между людьми любого происхождения. Проще говоря, лучшая причина путешествовать - сделать мир лучше.

9.
«Путешествовать - значит отправиться в путешествие в себя». - Дэнни Кэй

Если вы хотите узнать о себе, путешествуйте. Вы научитесь полагаться на себя, потому что сами удивитесь принятыми решениями. Ваша уверенность в себе будет расти, и вы откроете для себя совершенно новый мир вещей, о которых вы даже не подозревали.

10.
«Не все блуждающие потеряны». - J.R.R. Толкин,

Создатель «Хоббита» и «Властелина колец» кое-что знал о путешествиях.Его персонаж Бильбо Бэггинс был домоседом, который задирал нос в поисках приключений - пока он не отправился в свое собственное. Возможно, вы просто потеряетесь в этом мире.

11.
«Любое путешествие имеет свои преимущества. Если пассажир посещает лучшие страны, он может научиться улучшать свои собственные. И если удача доведет его до худшего, он может научиться получать от этого удовольствие ». - Сэмюэл Джонсон

Если в вашей семье, родном городе или стране есть что-то особенное, то поездка в новое место может помочь вам узнать новые способы решения этих проблем.

12.
«Мы путешествуем ради романтики, мы путешествуем по архитектуре и путешествуем, чтобы заблудиться». - Рэй Брэдбери

Независимо от причины, смотрите, наслаждайтесь и исследуйте.

13.
«Приключение - это путь. Настоящее приключение - самоотверженное, целеустремленное, часто рискованное - заставляет вас лично познакомиться с миром. Мир таким, какой он есть, а не таким, каким вы его себе представляете ». - Марк Дженкинс

На наше восприятие мира влияют места, в которых мы живем, и люди, с которыми мы взаимодействуем.Риск увидеть мир состоит в том, что наши взгляды могут измениться, и мы можем быть не теми людьми, которыми были раньше. Но первое предложение предполагает, что на извилистом, извилистом пути путешествия есть пункт назначения.

14.
«Раз в год отправляйтесь туда, где вы никогда не были». - Далай-лама

Мы часто используем режим автопилота в нашей типичной, комфортной обстановке. Новизна перехода в новое место может вырвать нас из этого цикла и позволить нам быть более осознанными в своей жизни.

15.
«Мне не нравится чувствовать себя как дома за границей». - Джордж Бернард Шоу

Одна из лучших особенностей путешествий - это то, что каждое решение, которое вы принимаете, остается за вами. Выйти из зоны комфорта легко на новом месте. Путешествие - отличный способ бросить вызов самому себе и немного контрастировать с относительным комфортом дома.

16.
«Может быть, вы получите больше, чем вы когда-либо могли себе представить. Кто знает, куда вас приведет жизнь - дорога длинная, и, в конце концов, цель - это путешествие." - Уайти Дарем, холм одного дерева

А, холм одного дерева. Кто бы мог подумать, что в блоге о путешествиях появится шоу о людях, выросших в маленьком городке? Школьный тренер по баскетболу Уайти Дарем подчеркивает важность этого. Жизнь может привести вас куда угодно, но не забывайте, что вы можете выбирать, в каком направлении двигаться.

17.
«Корабль в гавани безопасен, но корабли строятся не для этого». - Джон А. Шедд

Это довольно понятно.Если вы собираетесь оставаться в своей зоне комфорта, возможно, вы отвергаете свою истинную цель в жизни.

18.
«Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его зря на чужую жизнь. Не позволяйте шуму чужих мнений заглушить ваш собственный внутренний голос. И самое главное, имейте смелость следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают, кем вы действительно хотите стать. Все остальное вторично ». - Стив Джобс

Основатель Apple - часто используемый пример человека, который жил своей жизнью.Имея смелость прислушиваться к себе, даже когда другие люди могут сомневаться в ваших решениях, вы попадете в новые места, о которых вы даже не подозревали.

19.
«Путешествие для младших - это часть образования, а для старших - часть опыта». - Фрэнсис Бэкон

Путешествие для всех. Если вы только начинаете свои собственные исследования, путешествия научат вас тому, что изменит вас. Если вы побывали в тысяче приключений, путешествия напомнят вам о том, что вы забыли.

20.
«Только когда мы потеряемся, мы не начнем понимать самих себя». - Генри Дэвид Торо

Еще одна замечательная цитата о понимании себя через путешествия. Вы сможете попробовать разные вещи и узнать о себе, не попадая под влияние окружающих. Вы будете одиноки в мире, поэтому вам не придется устанавливать фильтр ни на что, кроме ваших фотографий в Instagram.

21.
«Я люблю просыпаться по утрам, не зная, что произойдет, с кем я встречусь, где я закончу.« - Леонардо Ди Каприо в роли« Джека »в« Титанике »

Во-первых, в этой двери определенно было место для двоих. Во-вторых, это чувство знакомо любому искателю приключений. Вы узнаете, что ожидание неизвестного не должно быть плохим. Если вы хотите найти способы справиться с тревогой, путешествие может помочь вам научиться волноваться о том, что будет дальше в вашей жизни.

22.
«Я бродил повсюду, по городам и странам. И куда бы я ни пошел, мир был на моей стороне." - Роман Пейн

Это утешительное напоминание о том, что мир может показаться пугающим местом, но повсюду вы будете заводить друзей и встречать великих людей. Нет лучшего способа узнать о доброте и щедрости людей, чем путешествия.

23.
«Есть наслаждение в бездорожье, есть восторг на пустынном берегу. Есть общество, где никто не вторгается, у глубокого моря, и музыка в его реве. Я люблю не человека меньше, но природа больше." - Лорд Байрон

Это причудливый способ сказать, что выход в мир и общение с природой - это хорошо. Изучая, вы откроете для себя глубокую признательность за землю и все, что на ней.

24.
«Мир - это книга, и те, кто не путешествует, читают только одну страницу». - Святой Августин

Святой Августин был очень трудным игроком, когда дело касалось слов. Мир, каким мы его знаем, состоит из тысяч разных персонажей и историй.Первая страница любой хорошей книги должна вдохновить вас прочитать оставшуюся часть - так что, если вы читаете это, возможно, сейчас самое время начать следующую главу.

25.
«Через двадцать лет вы будете больше разочарованы тем, чего вы не делали, а не тем, что вы сделали. Так что бросайте боулинги. Плывите прочь от безопасной гавани. паруса. Исследуй. Мечта. Открывай. " - Марк Твен

Вы, наверное, слышали это раньше - и независимо от того, сколько вам лет, оно по-прежнему актуально.Если вы думаете о том, чтобы сделать что-то важное, будь то путешествие или что-то еще, будьте честны с собой. Рассмотрите свои варианты. Обычно их всего два - прыгнуть или остаться? О каком решении вы пожалеете больше через двадцать лет?

26.
«Хотя мы путешествуем по миру, чтобы найти прекрасное, мы должны носить его с собой, иначе мы не найдем его». - Ральф Уолдо Эмерсон

Мы все испытаем моменты трепета и удивления, путешествуя, те времена, которые останутся с нами навсегда.Но так важно помнить об этом и использовать их как вдохновение, чтобы искать их в будущем.

27.
«Путешествие меняет вас. Продвигаясь по этой жизни и этому миру, вы немного меняете вещи, оставляя после себя следы, даже самые маленькие. А взамен жизнь - и путешествия - оставляют на вас след. В большинстве случаев эти отметины - на вашем теле или на вашем сердце - красивы. Но часто они болят ». - Энтони Бурден

В путешествии вы испытаете все возможные эмоции, но через боль вы вырастете.Однако хорошие стороны изменят вас и ваш взгляд на жизнь, осознаёте вы это или нет.

28.
«Движение, дыхание, полет, плавание, Чтобы получить все, пока вы отдаете, Бродить по дорогам отдаленных земель: Путешествовать - значит жить». - Ганс Христиан Андерсен

За чем бы вы ни гнались, путешествия могут вам помочь. Он показывает нам все, что мы ищем, что, в конце концов, и делает всех нас людьми.

29.
«Жить - редчайшая вещь в мире.Большинство людей просто существуют ». - Оскар Уайльд

Одна из наших любимых цитат о путешествиях. В нашем современном мире так легко просто погрузиться в 9-5 и никогда не исследовать. Зона комфорта - это место, в котором легко существовать, выйти из нее - значит жить.

30.
«Мы блуждаем, чтобы отвлечься, но мы путешествуем ради удовлетворения». - Hilaire Belloc

Имейте намерение. Когда вы решите отправиться в путешествие и открыть себя миру, мир также вернется к вам.

31.
«Путешественник видит то, что видит. Турист видит то, что приехал увидеть ». - Г.К. Честертон

Не отключайтесь от желания просто увидеть «определенные вещи». Туристические места подождут. Позвольте себе исследовать без границ, и тогда вы действительно увидите, что вас ждет в этом путешествии.

32.
«Пункт назначения - это не место, а новый взгляд на вещи.” - Генри Миллер

Какая часть путешествия является внутренней? Дело не только в том, по которому вы идете, но и в том, как вы по нему развиваетесь как личность. Вы откроете глаза на новые точки зрения, мнения и опыт.

33.
«Я не тот, кто видел сияющую луну на другом конце света». - Мэри Энн Радмахер

После того, как вы расправили крылья и отправились в другие страны, получив самые невероятные впечатления от всего мира, вы - новый человек.К лучшему. Вы знаете, что есть на свете, и вас не устраивает меньшее.

34.
«Главное - не переставать задавать вопросы. У любопытства есть своя причина для существования ». - Альберт Эйнштейн

Когда мы начинаем задавать вопросы о себе и окружающем мире, мы создаем трения, необходимые для роста. Итак, если у вас возникнет желание, когда вы задаетесь вопросом: «Что это за место?» или «мне поехать туда?», а затем удовлетворите свое любопытство.

35.
«После путешествия путешествие никогда не заканчивается, а повторяется снова и снова в самых тихих комнатах. Ум никогда не может оторваться от путешествия ». - Пэт Конрой

Эта цитата из путешествия действительно подчеркивает влияние, которое может оказать любое путешествие. Воспоминания, которые вы создали, останутся навсегда, и этот опыт будет повторяться много раз. Не только как истории для друзей и семьи, но и для себя. Те моменты, когда ты садишься и улыбаешься, вспоминая, как много ты сделал.

36.
«Самые лучшие и прекрасные вещи в мире нельзя увидеть или даже потрогать - их нужно почувствовать сердцем». - Хелен Келлер

Опять же, внутренняя часть путешествия - самая важная из всех. Это не «настоящее» путешествие (я бы предпочел не ехать на еще одном ночном автобусе в Таиланде), но общее впечатление остается неизменным.

37.
«Так что заткнитесь, живите, путешествуйте, приключения, благословляйте и не сожалейте.» - Джек Керуак

Забудьте о сожалениях. Успокойся и дерзай.

38.
«Никто не осознает, как прекрасно путешествовать, пока он не придет домой и не положит голову на свою старую, знакомую подушку». - Линь Юйтан

Какое странное чувство - возвращаться домой. Пузырь все тот же, но вы так выросли и так много видели, что возвращение в него может оказаться сложной задачей. Гарантированно, что когда вы вернетесь, вы поймете, насколько хорошо было путешествовать.

39.
«Удовольствие, которое мы получаем от путешествий, возможно, больше зависит от мышления, с которым мы путешествуем, чем от пункта назначения». - Ален де Боттон

Откройте себя. Открытый, предприимчивый оптимист получит бесконечно больше, чем замкнутый пессимист.

40.
«Жизнь коротка, а мир широк». - Саймон Рэйвен

Достаточно сказать.

41.
«Границы? Никогда не видел. Но я слышал, что они существуют в умах некоторых людей ». - Тур Хейердал

Мир - это все. Если люди закрывают глаза на людей, потому что они из разных сфер, это ментальная граница, а не физическая.

42. * «Наши самые счастливые моменты в качестве туристов, кажется, всегда наступают, когда мы натыкаемся на что-то одно, а в погоне за другим».

Умышленно упасть с проторенной дороги; вы будете приятно удивлены тем, что найдете.

43.
«Путешественник без наблюдения - птица без крыльев». - Мослих Эддин Саади

Не торопитесь в путешествии. Осмотритесь, выпейте и вспомните момент, потому что вы не будете в этом пространстве навсегда. Не просто бесцельно сосредотачивайтесь на том, чтобы добраться до пункта назначения, убедитесь, что вам нравится и наблюдайте за путешествием, в котором вы путешествуете.

44.
«Путешествие усиливает все человеческие эмоции». - Питер Хог

Это, безусловно, правда.Лучшие времена невероятны, и когда вы чувствуете себя потерянным (психологически или географически), это действительно может встряхнуть вас, поскольку вы находитесь вдали от своей зоны комфорта. Научитесь ценить то, что вы можете, и управлять собой, когда вам плохо, и вы сможете отлично провести время.

45.
«Мы должны выйти за рамки учебников, выйти в обходные тропы и необитаемые глубины дикой природы, путешествовать, исследовать и рассказывать миру о славе нашего путешествия». - Джон Хоуп Франклин

Вы узнаете о мире больше, испытав его на собственном опыте, чем просто прочитав о нем.Независимо от того, как вы это себе представляли или что отличается от вашего воображения, ваш опыт реален и вы можете рассказать о нем другим.

46.
«Путешествуйте только со своими равными или лучшими; если их нет, путешествуйте в одиночку ». - Дхаммапада

Сколько раз вы планировали путешествия с друзьями, чтобы они никогда не состоялись? В таком случае не полагайтесь на других, прокладывайте свой собственный путь.

47.
«Если вы дойдете до развилки дороги, возьмите ее. - Йоги Берра

Жизнь не предназначена для того, чтобы проживать одно и то же снова и снова. Если есть возможность заниматься своими делами; сделай это.

48.
«После укуса клопа нет известного противоядия, и я знаю, что буду счастлив заразиться до конца своей жизни». - Майкл Пэйлин.

Трудно описать, но когда вы путешествуете, вы просто хотите продолжать идти и идти. Когда вы вернетесь домой, вы начнете планировать свою следующую поездку.

49.
«Наша природа - в движении; полное спокойствие - смерть ». - Паскаль, Pensées

Мы, люди, движемся. Мы живые на открытом воздухе животные, которые передвигались и охотились на протяжении всей нашей эволюции. Тем не менее, теперь мы большую часть дня запираемся в закрытых помещениях. Путешествовать - значит двигаться и быть тем, кем мы являемся на самом деле.

50.
«Приключение стоит». - Амелия Эрхарт

Опять же, что еще нужно сказать?

51.
«Ничто не длится вечно, кроме дня перед началом отпуска». - Гейланд Андерсон

Каждый час как десять !!!!

52.
«Надо путешествовать, чтобы учиться. Теперь каждый день старые библейские фразы, которые никогда раньше не имели для меня никакого значения, приобретают значение ». - Марк Твен

Вы когда-нибудь видели фразу и думали, честно говоря, что за чушь? Вы когда-нибудь сталкивались с одной и той же фразой снова в более поздний период жизни, после большего опыта, и смогли бы понять ее? В этих цитатах есть мудрость, но их трудно увидеть без путешествий.

53.
«Я никогда не путешествую без дневника. В поезде всегда должно быть что-нибудь сенсационное, чтобы почитать ». - Оскар Уайльд

Работа над саморазвитием так важна, и дневник - отличный способ увидеть, «где вы находитесь». Позвольте вашей творческой свободе во время путешествий, и вы будете удивлены, что выходит из пера.

54.
«Опыт, путешествия - это уже само по себе образование». - Еврипид

Навыки, которые вы можете получить во время путешествий, могут значительно перевесить некоторые рабочие места.Ваше решение проблем, навыки работы с людьми, планирование и общение - все улучшится, но ваше глобальное видение мира будет развиваться, что станет важным самообразованием других культур и людей.

55.
«Это не было странным местом; это было новое ». - Пауло Коэльо

Просто потому, что вам что-то нравится, это не значит, что вам не нравится что-то другое. Будьте открыты и относитесь к каждому человеку по отдельности.

56.
«Путешествовать - значит обнаружить, что все ошибаются в отношении других стран». - Олдос Хаксли

Не позволяйте собственному суждению о каком-либо месте затуманиваться из-за чьего-либо собственного плохого опыта или ограниченности взглядов. Сделайте свой собственный вывод и убедитесь сами. Кто знает, возможно, вам это просто понравится.

57.
«Блаженны любопытные, ибо ждут приключения». - Лавелл Драхман

Посетите этот город. Работай в баре. Получите опыт своей жизни, потому что вы этого хотели.Будьте любопытны, но и узнайте.

58.
«Настоящее путешествие открытий состоит не в поиске новых ландшафтов, а в том, чтобы иметь новые глаза». - Марсель Пруст

Ваш опыт сформирует новые линзы в том, что вы будете видеть в окружающем мире. Не надевайте только розовые очки. Исследуй, познавай и смотри на мир свободно.

59.
«Вскоре я понял, что ни одно путешествие не унесет человека далеко, если оно, простираясь в мир вокруг нас, не проходит на такое же расстояние в мир внутри.» - Лиллиан Смит

Путешествие в себя и то, как вы растете, бесконечно дальше (и важнее), чем те мили, которые вы набираете. Однако чем больше вы путешествуете и чем больше миль преодолеете, тем больше вы видите и переживаете, что, в свою очередь, помогает вам расти. Это положительный цикл для жизни.

60.
«Куда бы вы ни пошли, каким-то образом становится частью вас». - Анита Десаи

Назовете ли вы его «своим местом» или просто храните счастливые воспоминания, которые помогли сформировать вас, места, которые вы посещаете, останутся с вами, независимо от того, осознаёте вы это или нет.

61.
«Я всегда удивляюсь, почему птицы остаются на одном и том же месте, когда они могут летать куда угодно на земле. Затем я задаю себе тот же вопрос ». - Харун Яхья.

Мы не должны находиться в одном месте. Тем не менее, мы это делаем. У нас есть инструменты для путешествий, а у некоторых их нет. Если у вас есть крылья (спасибо авиакомпаниям), используйте их.

62.
«Ваш истинный путешественник находит скуку скорее приятной, чем болезненной.Это символ его свободы, его чрезмерной свободы. Он принимает свою скуку, когда она приходит, не просто философски, но почти с удовольствием ». - Олдос Хаксли

Иногда простои очень важны. Вы находитесь в невероятно новом месте, поэтому воспользуйтесь этим моментом, чтобы окунуться в окружающую среду. Смотрите, чувствуйте и слышите это, вам не нужно быть занятым, чтобы быть довольным.

63.
«Почему ты уезжаешь? Чтобы ты мог вернуться. Чтобы вы могли увидеть место, откуда пришли, новыми глазами и дополнительными красками.И люди там тоже видят тебя по-другому. Вернуться туда, откуда вы начали, - это не то же самое, что никогда не уезжать ». - Терри Пратчетт

Немного похоже на предыдущую цитату, но послание столь же мощное. Когда вы вернетесь в свой пузырь комфорта, вы обнаружите, что возвращаетесь другим человеком. Вы так многому научились и выросли, что, возможно, уже переросли свое первоначальное окружение.

64.
«Если бы нам суждено было оставаться на одном месте, у нас были бы корни вместо ног» - Рэйчел Волчин

Подобно птицам, имеющим крылья, мы созданы для движения.Используйте имеющиеся у вас инструменты и делайте это.

65.
«Мы не должны прекращать разведку. И в конце всего нашего исследования мы дойдем до того места, где начали, и узнаем это место впервые ». - Т. С. Элиот

Даже если вы думаете, что проделали все свое путешествие, ваши впечатления будут означать, что вы выросли до уровня, когда ваш прежний дом кажется чем-то новым, и это само по себе является настоящим приключением.

66.
«Блуждание восстанавливает изначальную гармонию, которая когда-то существовала между человеком и вселенной.” - Анатоль Франс

Путешествие - это самый важный способ воссоединиться с окружающей средой. Большинство из того, что вы запомните, - это потрясающие закаты и невероятные пейзажи, время, когда вы сидите в тишине и наслаждаетесь. Вернуть эту связь в эпоху, когда большая часть наших связей осуществляется через технологии, очень важно.

67.
«Откуда вы пришли, имеет значение, но не так сильно, как то, куда вы направляетесь». - Джоди Пиколт

У каждого есть прошлое, но важно то, что вы делаете в будущем.Независимо от того, не путешествовали ли вы раньше в своей жизни, вы могли бы отправиться в путешествие по миру завтра, если бы захотели.

68.
«Здесь сегодня, а завтра в другое место! Путешествие, перемены, интерес, азарт! Целый мир перед тобой и постоянно меняющийся горизонт! » - Кеннет Грэм

Мы живем в невероятный момент, когда все это возможно. Если вы хотите завтра отправиться в новое место, вы можете это сделать. Когда вы там, вы можете преследовать этот горизонт дальше и продолжать идти.

69.
«Путешествие - это больше, чем осмотр достопримечательностей; это изменение, которое происходит, глубокое и постоянное, в представлениях о жизни ». - Мириам Борода

Увидеть Гранд-Каньон - классное зрелище, но что вы при этом почувствовали? Как насчет того факта, что вы путешествовали по Америке и видели пункт из списка желаний, который видят немногие? Это намного глубже, чем просто одна картинка.

70.
«Бери только воспоминания, оставляй только следы.» - Шеф Сиэтл

Это отличный минималистичный подход к путешествиям. Великий вождь коренных американцев, вероятно, считал, что мы здесь для того, чтобы наблюдать за природой, а не владеть ею. Максимально используйте свое время на земле, и вы оставите после себя следы, по которым вы прошли.

71.
«Люди не ездят, поездки забирают людей». - Джон Стейнбек

Путешествие увлечет всех желающих.Будь то обычный туристический маршрут, такой как Юго-Восточная Азия, или блуждание по пустыне Сахара в Африке, по пути вас увлекут. Так что просто расслабьтесь и наслаждайтесь поездкой

72.
«Если вы думаете, что приключения опасны, попробуйте рутину. Это смертельно. - Пауло Коэльо

В мире кабинок с 9 до 5 рутина - обычное дело. Прежде чем вы это узнаете, день за днем, месяц за месяцем и год за годом проходят. Не придерживайтесь своего распорядка комфорта, так как он наверстает упущенное и очень быстро берет над вами верх.

73.
«Путешествия и перемена места придают новую энергию уму. - Сенека

Смена может быть такой же хорошей, как и отдых. Иногда вы не изнурены, а просто устали от рутины, которая вас не волнует. Попробуйте что-то новое, и вы удивитесь, насколько это повлияет на вас.

74.
И знаете что? Должен признаться ... Мне здесь как-то нравится ». - Винна Эфенди

Кто знает, вы могли бы найти свой «навсегда» дом в месте, о котором никогда не думали? А может, ты найдешь любовь в безнадежном месте? (Погодите, разве это не песня ...)

75.
«Для тех, кто остается на месте, мир - всего лишь воображаемое место. Но для движущих сил, создателей и потрясений мир - это бесконечное приглашение ». - Неизвестно

Куда бы вы ни пошли, новое. Даже возвращение в места, где вы были, принесет новые впечатления, но если вы останетесь в том же месте, вы в конечном итоге начнете заново переживать те же впечатления.

76.
«На мой взгляд, величайшая награда и роскошь путешествия - это возможность испытать повседневные вещи так, как будто они впервые, оказаться в положении, в котором почти ничто не настолько знакомо, что воспринимается как должное.» - Билл Брайсон

Очень похоже на вышеприведенное, двигайтесь и не слишком знакомьтесь. Когда это случится, может быть, пришло время новых впечатлений.

77.
«Жизнь - это волшебное путешествие, поэтому путешествуйте бесконечно, чтобы раскрыть ее глубокую и трогательную красоту». - Дебасиш Мрида

Путешествуя, вы исследуете свою собственную историю, которую еще не рассказали. Продолжайте путешествовать, чтобы узнать больше ..

78.
«Путешествие - это вопрос не денег, а мужества.” - Пауло Коэльо

Этот первый шаг всегда самый трудный, особенно если вы делаете это самостоятельно. Вы можете экономить и экономить, но вы должны сделать решительный шаг. Как только вы это сделаете, вы будете бесконечно благодарны за это.

79.
«Через год вы пожалеете, что начали сегодня». - Карен Лэмб

Опять же, как и в предыдущем случае, речь идет о решающем шаге. Планируйте и ставьте одну ногу впереди другой. Прежде чем вы узнаете, вы идете пешком.

80.
«Мудрый человек путешествует, чтобы открыть себя». - Джеймс Рассел Лоуэлл

Или женщина, добавим!

81.
«Использование путешествий состоит в том, чтобы управлять воображением реальностью, и вместо того, чтобы думать, какими могут быть вещи, видеть их такими, какие они есть». - Сэмюэл Джонсон

Не просто удивляйтесь, проверьте это. Действительно ли этот пляж выглядел так, как вы себе представляли? Этот город оправдал ваши ожидания? Не оставляйте это в уме, делайте, смотрите и ощущайте это по-настоящему.

82.
«Где-нибудь в пути не забудьте развернуться и насладиться видом». - Неизвестно

Сделайте вдох, не торопитесь и наслаждайтесь. Путешествие - это вихрь азарта, который проходит слишком быстро. Не бойтесь замедлить темп и по-настоящему принять это.

83.
«Путешествие - оно лишает вас дара речи, а затем превращает в рассказчика». - Ибн Баттута

Вы говорите себе, что вы не будете «тем человеком», который говорит о том, что «однажды я был в Австралии в мой промежуточный год», но вы будете.Так и должно быть. Наслаждайтесь моментами и рассказывайте свои истории - вот в чем суть жизни.

84.
«Нет коротких путей к месту, куда стоит пойти». - Беверли Пороги

На пути вы встретите трудности, это жизнь. Но если бы вы этого не сделали, конечный пункт был бы не таким приятным.

85.
«Вы действительно хотите оглянуться на свою жизнь и увидеть, насколько прекрасной она могла бы быть, если бы вы не боялись прожить ее?» - Кэролайн Мисс

Сожаление - очень пугающая мысль.У всех нас есть одно дело или другое, так что не повторяйте своих ошибок. Если вы хотите что-то сделать; сделай это.

86.
«Возможно, путешествия не могут предотвратить фанатизм, но, демонстрируя, что все люди плачут, смеются, едят, волнуются и умирают, они могут представить идею о том, что если мы попытаемся понять друг друга, мы можем даже стать друзьями». - Майя Анджелоу

В настоящее время мы живем в неопределенном мире, но давайте помнить, что все мы люди, и все мы смеемся, едим и плачем.Мы можем думать по-другому, но, в конце концов, это то, что, если правильно использовать, может объединить нас.

87.
«Ее не было там, где она была. Она была не туда, куда собиралась, но она была в пути ». - Джоди Хиллз

Начать. Начинать. Двигаться. Прошлое - это прошлое, важны следующие шаги.

88.
«Потому что, в конце концов, вы не сможете вспомнить время, которое вы потратили на работу в офисе или на стрижку газона.Поднимись на эту чертову гору. - Джек Керуак

Кто вообще любит работу по дому? Мы бы предпочли закат.

89.
«Для меня путешествие дороже, чем можно купить за любую глупую штуку». - Ракель Сепеда

Послушайте, все разные, некоторые ценят имущество, и это совершенно нормально. Но сумма, которую вы получаете от путешествий, может намного перевесить новые часы, можете ли вы действительно сопоставить саморазвитие и владение им?

90.
«Поймите объездные пути». - Кевин Шарбонно

Если вы хотите исследовать, то сделайте это. Вы можете оказаться в новом городе, который станет вашим домом на всю жизнь, или отправиться в неожиданное путешествие, где вы встретите любовь всей своей жизни. Это действительно происходит каждый день, так что будьте оптимистами и пробуйте что-то новое.

91.
«Меня интересуют люди, которые жили, ищут и задают вопросы». - Мария Белло

Вы когда-нибудь разговаривали с кем-то, кто завораживает интересными своими историями? Не тот, который полон бахвальства, но тот, который действительно заставляет вас нервничать? Это путешественники, а это вы.

92.
«И тогда существует самый опасный риск из всех - риск потратить свою жизнь, не делая то, что вы хотите, сделав ставку на то, что вы можете купить себе свободу сделать это позже». - Рэнди Комисар

Вы можете сосредоточиться на работе и копить, откладывать, откладывать на пенсию. Это разумная ставка, но чрезвычайно рискованная. Используйте свою молодость, чтобы быть буйным, невинно наивным и расти, пока вы достаточно открыты для этого. Кто знает, что может случиться завтра.

93.
«Я не рожден для одного угла; весь мир - моя родина ». - Сенека

Мы все едины, и каждая область должна быть открыта для исследования.

94.
«Все путешествия имеют секретные пункты назначения, о которых путешественник не знает». - Мартин Бубер

Сколько раз вы путешествовали и находили новое место, которое даже не планировали исследовать? Прелесть этих мест в том, что они создают самые захватывающие и вечные истории.

95.
«Лучше путешествовать, чем приехать». - Будда

Путешествие так же важно, как и пункт назначения, поэтому присутствуйте.

96.
«Человек не может открывать новые океаны, если у него не хватит смелости потерять из виду берег». - Андре Жид.

Пора слетать с насеста, лопнуть мыльный пузырь и покинуть зону комфорта. Когда вы уходите с берега, вода может стать немного неспокойной, но это сделает вас лучшим моряком.

97.
«Путешествие похоже на брак. Верный способ ошибиться - это думать, что вы контролируете это ». - Джон Стейнбек

Мы не собираемся углубляться в это !!

98.
«Путешествие - это вложение в себя». - Культура

В основе всего, что связано с путешествиями, лежит саморазвитие. Хотите ли вы быть счастливее, исследовать, любить, видеть, испытывать или что-то еще, это значит найти себя в лучшем месте, чем раньше.Не бойтесь вкладывать деньги в себя, вы поблагодарите себя за это позже.

99.
«Живи жизнью без оправданий, путешествуй без сожалений». - Оскар Уайльд

Идеальный вариант, чтобы завершить наши короткие цитаты о путешествиях. Если какие-либо из этих цитат из путешествий вдохновили вас на действия, они просто служат подтверждением того, насколько сильными могут быть наши слова.

6 песен, которые кажутся романтическими, но таковыми не являются, и одна, которая кажется, что это не так, но есть.

В песнях о любви мы черпаем нашу страсть, нашу душу и большинство наших худших идей.

Ничего хорошего из этого не выйдет. Фото Ахима Фосса / Flickr.


На протяжении всей истории человечества океаны пересекались, горы масштабировались, а великие семьи расцветали - все благодаря нескольким простым аккордам и мелодии, которая воспламенила сердце и побудила его к благородной, романтической миссии.

С другой стороны, в тот раз вы сказали той девушке, с которой только начали встречаться, что вы за нее «поймаете гранату»? Вы сделали это из-за песни о любви .И не совсем случайно, что она внезапно решила «потерять свой номер» и вернуться в Милуоки, чтобы «кое-что разобраться».

«Это просто, моя мама. Знаешь? А в Лос-Анджелесе так жарко летом. И да, моя мама». Фото через iStock.

В тот раз вы держали этот бумбокс над головой возле дома бывшего? Ты сделал это из-за песни о любви. И спустя 50 часов общественных работ вы все еще не вместе.

Песни о любви - это здорово. Они заставляют наши сердца биться быстрее.Они вдохновляют нас рисковать и рисковать своими чувствами. И они дают нам ужасные, ужасные идеи о том, как должны работать настоящие, реальные человеческие отношения.

Они потрясающие. Так потрясающе. И тоже ужасно.

Вот шесть песен о любви, которые звучат романтично, но не романтичны, и одна песня, которая звучит не романтично, но полностью романтична:

Вы можете оставить свои «Surfin 'Safaris», «I Get Arounds» и твое «Помоги мне, Ронда».

Когда дело доходит до The Beach Boys, "God Only Knows" - это то место, где он находится.Пышный сад мягких рожков и свежей мелодии. Вихрь звука, окрашенный в краситель. Пейзаж преследуемой невинности с некоторыми из самых душераздирающих текстов, когда-либо написанных на тыльной стороне доски для серфинга.

Молодость! Молодость! Молодость! Фото: Архив Халтона / Getty Images.

Вот почему это звучит романтично:

Я не всегда могу тебя любить
Но пока есть звезды над вами
Никогда не сомневайтесь
Я позабочусь об этом
Бог знает, кем бы я был без вас

Если вы бредете по лугу в сарафане с любимым человеком и не играете «God Only Knows» на своем iPod, вам действительно стоит остановиться и начать все сначала.

Если вы лениво ударяете пляжным мячом о волейбольную сетку, а «God Only Knows» не играет где-то в глубине души, вам нужно переосмыслить выбор, который привел вас к этому моменту.

Если вы видеоредактор, собирающий кадры зернистых хиппи, резвящихся в грязи, и не подчеркиваете это начальными аккордами «God Only Knows», вы делаете это неправильно.

Хиппи, скорее всего, на пути к грязному шалунгу. Фото Колина Дэйви / Getty Images.

Это песня, в которой вызывает чувство любви. Чистая любовь. Юная любовь. Любовь с прохладной атмосферой ламинарии.

Что может быть в этом плохого?

Вот почему это действительно, очень неромантично:

Нет ничего плохого в том, чтобы любить кого-то. Посылаю им цветы. Оставляя чрезмерные ноты в своем P.O. коробки. Гладите их волосы, пока они засыпают, пока вы шепчете им на ухо полное собрание сочинений Николаса Спаркса.

"Майлз Райан стоял на заднем крыльце своего дома и курил сигарету... "Фото hatchettebookgroup.biz.

Но есть такая вещь, как слишком большая любовь к кому-то skosh .

Если ты когда-нибудь оставишь меня
Хотя жизнь будет продолжаться, поверьте мне
Мир ничего мне не может показать
Так что хорошего в жизни для меня?

Послушайте, я понял. Расставания - отстой. От этого никуда не деться. Но господи .

Есть огромная разница между словами: «Эй, детка, ты для меня в первую очередь и все, и я буду в ужасе, если ты уйдешь.«И сказал:« Хорошо, ты согласился на эту работу в Сиэтле, так что я просто выпью кучу пасленовых и назову это жизнью ».

Но в этом суть. Что делает эту строку ...

Бог знает, кем бы я был без тебя

... жуткий фильм ужасов. Потому что ответ, по-видимому, такой: «Я был бы трупом

А, хорошо. прошел хорошо.Фото через iStock.

Это не любовь. Это взаимозависимость (мягко говоря).Ой, и привет! Угроза убить себя, если ваш партнер уйдет, не вызывает у вас любви. Это форма эмоционального насилия.

Вкладывая все свое счастье и чувство собственного достоинства в любые отношения - те, которые, по определению, могут однажды закончиться, - это кладет много яиц в одну корзину. Конечно, Бог может только знать, кем бы ты был без нее, но Бог, вероятно, также надеется, что у тебя, я не знаю, есть хобби. Возьмите уроки йоги. Погуглите несколько видео о деревообработке. Попробуйте кайтсерфинг.

«Да! Черт возьми! Как ее снова звали?» Фото Джима Семлора / Федеральное управление шоссейных дорог.

Один человек не может быть кем-то целиком и полностью. Это слишком напряженно. И это мешает вам делать то, что вы должны сделать, прежде чем вы сможете делать что-то еще.

Чудо она устроилась на эту работу в Сиэтле.

2. "Treasure" Бруно Марса

Конечно, это вопиющая копия каждой песни Майкла Джексона, которую вы когда-либо слышали. Но у нас больше нет Майкла Джексона, и, судя по трибьютину, вы могли бы сделать намного хуже , чем Бруно Марс.

Посмотрите на это лицо. Это лицо! Фото Brothers Le / Flickr.

Вот почему песня звучит романтично:

Сокровище, вот кто ты
Милая, ты моя золотая звезда
Вы знаете, что можете осуществить мое желание
Если вы позволите мне дорожить вами
Если вы позволите мне ценить вас

Передайте эти тексты кому-нибудь на использованной салфетке на вечеринке для восьмиклассников, и вы, вероятно, получите мгновенный проездной билет на шоссе в языковой город (фу).

Передайте их своему супругу, и, скорее всего, вечер свидания завершится 47-минутным целомудренным, но страстным френчингом.

Передайте их полицейскому, который остановит вас за то, что вы проехали мимо знака «Стоп», и они подумают, что вы странный, но, вероятно, все равно с вами будут целоваться.

На самом деле, Бруно Марс практически всю жизнь целовался с Америкой из-за этой песни.

Вот что происходит, когда вы пишете "Treasure" и находитесь на сцене с Мишель Обамой.Фото Манделя Нгана / Getty Images.

И меня это устраивает.

Но вот почему «Сокровище» не так романтично, как кажется:

В «Сокровище» все ретро. Все .

Включая его отношение к полу.

«Дети, я когда-нибудь говорил вам, что я кричал вашей матери на улице, когда мы впервые встретились?» Фото Якобсена / Getty Images.

Дела идут на юг с самого начала:

Дай мне свою, дай мне свою, дай мне свое внимание, детка
Я должен немного рассказать вам о себе

Ах, да.Ничто так не кричит об «уважении», как если бы мужчина на улице отчитывал незнакомую женщину о том, чего она «не знает о себе».

Что это может быть? Неужели ее шутки смешные? Может быть, у нее что-то в зубах? Может быть, ее научно-популярная книга о ранней современной истории Германии чрезвычайно подробна и информативна?

«Спасибо, что научил меня все о Библии Мартина Лютера!» Фото Торстена Шлизе / Wikimedia Commons.

Спойлер: это не так.

Ты замечательная, безупречная, ох, ты сексуальная леди
Но вы ходите здесь, как будто хотите быть кем-то другим

Ой. Дело в том, что она сексуальная. Круто, братан. Очень оригинальный.

Совет? Независимо от того, как она ходит, дама знает, что она сексуальна. Даже если она этого не делает, это не так сильно влияет на ее повседневную жизнь, что вам, совершенно незнакомому человеку, нужно кричать на нее (даже через фанк-диско-ловушку).

Так что, если она действительно хочет быть кем-то другим? Я бы хотел быть кем-то другим! Я думаю, что быть Райаном Гослингом было бы неплохо.Хороший способ провести трехдневные выходные.


Конечно, будет период корректировки ... Фото Иамона М. Маккормака / Getty Images.

А потом, конечно, рассказчик ничего не может с собой поделать:

Красивая девушка, красивая девушка, красивая девушка, вы должны улыбаться
Такая девушка, как ты, никогда не должна выглядеть такой синей.

Он ее так уважает, что прямо говорит ей улыбаться! Во многом похож на персонажа Марса «Uptown Funk», который, кажется, выходит из-под гнева, призывая девушек «поразить [их] аллилуйя».«Что, вы знаете, я думаю, что у каждого есть своя вещь.

Да, в мире« Сокровища »здоровые отношения - это нескончаемый поток мужчины, хвалящего незнакомую женщину и говорившего, что женщина настолько польщена, что немедленно отказывается от нее. «секс».

Затем он переходит к разговору со своим потенциальным возлюбленным, как с самым жутким пиратом в мире:

Ты мое сокровище, ты мое сокровище
Ты мое сокровище, да, ты, ты, ты, ты
Ты мое сокровище, ты мое сокровище
Ты мое сокровище, да, ты, ты, ты, ты

К этому моменту, в его сознании, она стала буквально.Объект. Что вполне уместно.

Хотя могло быть и хуже. По крайней мере, она не просто какая-то штука.

GIF из "Две башни".

Это ... что-то, да?

С тех пор, как люди встречались друг с другом, люди расстались. А «Не думай дважды» - это портрет охваченных пламенем отношений. Славное, поэтическое, акустическое пламя.

Боб Дилан, парень, который хорошо пишет песни, которые нравятся многим людям.Фото Уильяма Лавлейса / Getty Images.

Вот почему это звучит романтично:

Ну, бесполезно сидеть и гадать, почему, детка
Даже вы не знаете
И бесполезно сидеть и гадать, почему, детка
Это никогда не сработает
Когда петух кукарекает на рассвете
Посмотри в окно, и меня не будет
Ты причина, по которой я еду по
Но не думай дважды, все в порядке.

Стрела. Вырвался из этой ситуации друзей с выгодой, например, эй, .

"Don't Think Twice" - сырая песня. Честная песня. Сильная песня. Это песня, которую твоя старшая сестра играла непрерывно в течение шести месяцев после того, как ее парень ушел в колледж. Песня, которая убедила вашу тетю Рослин бросить работу кассира в банке, погрузить четырех австралийских пастухов в фургон и открыть магазин с курантами в Мендосино. Песня, которую всегда хочет сыграть крутой папа твоего друга, когда он пригласил твою школьную группу к себе домой, чтобы сыграть джем.

"Какой тембр вы ищете?" Фото Шарон Анг / Pixabay.

Конечно, речь идет о конце отношений, но звучит романтично. И, в конце концов, разве этого не должно быть достаточно?

Вот почему на самом деле оооочень напортачили:

Отношения заканчиваются. По многим причинам. И хотя не существует правильного способа прекратить переговоры с кем-то, когда пыль уляжется, обе стороны определенно выиграют от трудного, честного обсуждения того, что пошло не так.

Это не я, Джоан. Это ты. 100% ты. Фото Роуленда Шермана / Getty Images.

В «Не думай дважды» это обсуждение сводится к следующему: «Это твоя вина».

Давайте рассмотрим причины, по которым чувак из «Не думай дважды» расстается со своей подругой:

Я отдал ей свое сердце, но она хотела мою душу

Ох, женщины, верно? Вы все такие: «Детка, я просто хочу подарить столько неопределенной любви», а она такая: «Убери мусор!» И ты такой: «Но бааааааа, разве моего сердца не должно хватить?» И она такая: «Нет, серьезно.Я уже постирала, убрала весь дом, покормила собаку, помыла посуду и приготовила нам оба обеда на неделю. Все, что мне нужно, это вынести мусор ». А ты такой:« Ты меня обманываешь. Я пойду поиграю на гитаре ». И тогда она совсем рассердится! Что ты сделал? Почему она пытается изменить тебя, ? УГХ!

Ты мог бы сделать лучше, но я не против

Да. Ты возражаешь! Ты не возражаешь! Ты написал об этом песню, ты пассивно-агрессивный придурок.

Вы просто зря потратили мое драгоценное время

Ах да. Ваше время так дорого! Подумайте о тех часах, которые вы потратили на погружение в глубину океана, экстатические тайны человеческого партнерства, когда вы, возможно, бездельничали с этим набором для домашнего пивоварения.

Да, этот стоил того . Фото Билла Брэдфорда / Flickr.

В ту минуту, когда вы начинаете разбирать это, сообщение «Не думайте дважды» внезапно начинает казаться намного менее романтичным.Как бывший парень вашей сестры, который какое-то время работал в городском магазине Bass Pro Shop, а теперь может оказаться в тюрьме. Например, магазин курантов вашей тети, который закрылся бы навсегда, если бы она не получила это наследство от своей мамы в 80-х. Как крутой папа твоего друга, который не был точно, технически , платил алименты.

«Вы, дети, хотите пива? Никто младше 13 лет, верно?» Фото через iStock.

Ах да, и рассказчик песни также прямо называет женщину, которую он уезжает, как:

Ребенок, мне сказали

Верно.Оказывается, он не только заурядный пассивно-агрессивный придурок, но, возможно, еще и педофил.

Даже если мы согласимся с тем, что это метафора, и что она не на самом деле ребенок - на что нет никаких указаний, но ладно, Боб Дилан - тот факт, что приверженностьфоб Гундерсон здесь охотно выбрал бы незрелого партнера, отражает путь хуже для него, чем для нее.

Разрыв с кем-либо таким жестоким и пренебрежительным образом - это рецепт, который заставит его за долгие годы платить за терапию.

В чем, я полагаю, может быть дело.

Кто имеет два больших пальца и написал сладко-горькую народную песню о мчании через стратосферу в гигантской алюминиевой трубе со скоростью 600 миль в час?

Этот парень. Фото предоставлено Hughes Television Network / Wikimedia Commons.

Вот почему это звучит романтично:

"Leaving on a Jet Plane" - прекрасная песня. И впечатляет своей красотой, потому что реактивные самолеты на момент написания были еще в новинку.

Потому что я уезжаю на реактивном самолете

Для современного уха это было бы похоже на пение: «Я уезжаю на своем ховербоооооорде», но в каком-то смысле это все еще народное душераздирающие и поют 9-летние дети в летнем лагере. Сделать непросто!

О, детка, я ненавижу идти

Видишь ли - он ненавидит идти! Он просто ненавидит это! Мы знаем это, потому что он говорит нам, что ненавидит это. И почему ему было бы ненавистно уезжать, если бы он не любил своего партнера так же сильно, как ?

Увидимся! Фото Altair78 / Wikimedia Commons.

Действительно, почему?

Вот почему это на самом деле совсем не так романтично:

Вся жалобная гитара, резкая басовая партия и резкие меланхолические трели в мире могут только так сильно отвлекать от того факта, что главный герой песни добрый джерквида.

А в реальности - сюрприз-сюрприз! - на самом деле не похоже, что он так сильно ненавидит быть вдали:

Я столько раз подводил тебя
Я столько раз играл около
Я говорю вам сейчас, они ничего не значат

«Детка, обещаю! Все фильмы, которые я смотрел один, пока ты кормила четвероногих.Я все время тратил наши сбережения на Zoo Zillionaire. Весь случайный секс, который у меня был с другими женщинами. Совершенно бессмысленно. Безусловно, это весело! Действительно весело. Типа, у меня было фантастических раз. Но будьте уверены - совершенно пусто в онтологическом смысле ».

« Так же пусто, как эта кровать, я только что закончил заниматься сексом с кем-то еще ». Фото через iStock.

Да, если вы сломаете это,« Уход на реактивном самолете »- это не столько страстная дань любви к преодолению дистанции, сколько обманчивые бредни парня, которому нужно убедить себя, что он« хороший », несмотря на все доказательства обратного.

И несмотря на все, что он утверждает, что разошелся из-за того, что ему пришлось расстаться со своим единственным, чувак, кажется, очень взволнован полетом. О, вы улетаете на реактивном самолете , а? Вы Зона 1? Собираетесь смиренно хвастаться в Твиттере "ужасным" салатом Cibo express, которым вы были вынуждены подавиться, сидя в ожидании начала своего веселого таинственного приключения?

"Жизнь такая тяжелая @ LGA #missingmybabe." Фото Gesalbte / Wikimedia Commons.

Он продолжает:

Куда бы я ни пошел, я буду думать о тебе
Каждую песню я пою, я вам спою

Ах, круто.Он будет думать о ней, бренча и глядя на беспризорного аспиранта в первом ряду глазами «моя любовь нежна, как утренняя роса». Это почти все компенсирует.

Потом он требует:

Так поцелуй меня и улыбнись мне
Скажи мне, что будешь ждать меня

После всего предательства и горя, после того, как он в основном показал себя подлецом класса А, которому нельзя доверять, все еще имеет наглость сказать ей С на подождите ? К его подождать?

И вот что интересно:

Когда я вернусь, я принесу ваше обручальное кольцо

Ах да.Он наденет на нее кольцо. Наконец-то.

"Эхххххх ...." Фото через iStock.

В отличие от всех предыдущих поездок , где он обманул миллиард раз, опустошил семейный банковский счет и был просто провалом и разочарованием.

Но да. На этот раз он говорит, что вернет обручальное кольцо.

Надеюсь, она присоединится к полиаморному октаду и никогда не оглянется назад.

Когда вы смотрите на слово «душа» в словаре, книга проигрывает вам запись этой песни.

Перси Следж, у него несколько мыслей. Фото Джина Пью / Flickr.

В частности, он проигрывает вам самую первую строчку.

Вот почему это звучит очень романтично:

Когда мужчина любит женщину

Конечно, вы можете записать тексты песен, но это даже близко не поможет уловить душевную боль. Тоска. Восхитительный, восхитительный обезболивающий:

КОГДА МУЖЧИНА ЛЮБИТ ЖЕНЩИНУ

Ближе... но все равно нет.

КОГДА МАААААААН. ЛЮБИТ ЖЕНЩИНУ!

Да! Спой, Перси Следж!

Это стихийная лирика.

Это душераздирающая лирика.

Это лирика, которая требует от вас полной отдачи.

Это совершенство.

Пока вы не слушаете.

Вот почему песня на самом деле ужасающая:

Из первых строк «Когда мужчина любит женщину» мы знаем, что, по крайней мере, иногда мужчина любит женщину.

Возникает вопрос: что происходит, когда указанный мужчина любит указанную женщину?

Он откажется от всех удобств
И спать под дождем
Если она сказала, что так
Должно быть.

Ух ты! OK. Нет. Резервное копирование. Мужчина, каким бы преданным, каким бы самоотверженным, каким бы влюбленным ни был он, нуждается в приюте. В противном случае мужчина погибнет от переохлаждения и переохлаждения.

Повернется спиной к своей лучшей подруге, если он ее унизит.

Нет! Боже. Нет. Мужчина не может мириться с таким изолированным поведением. Мужчине нужны друзья! Как только вся система поддержки мужчины выветривается из-под него, мужчина будет ожесточенным, необоснованным и одиноким. И психическое здоровье мужчины ухудшится.

Я дал вам все, что у меня есть
Пытаюсь удержать свою бессердечную любовь
Детка, пожалуйста, не обращайся со мной плохо.

Это не то, что происходит «когда мужчина любит женщину».«Это то, что происходит, когда мужчина любит контролирующую, манипулирующую женщину. Жестокую женщину. Женщина, которая, по правде говоря, любит только женщину. Сама себя.

« Это Крис или я ». Фото geralt / Pixabay.

И это вредно.

Беги, Перси Следж, беги! Мы здесь для тебя.

( Боковое примечание: Чтобы это не осталось недосказанным, есть способ больше, чем один путь для мужчины, чтобы любить Женщина Может быть, они каждую минуту бодрствуют, обнимая и хлопая друг друга по носу.Может, они спят в отдельных спальнях. Может быть, они одеваются в большие плюшевые костюмы кошек и называют друг друга мистером и миссис Киттихок. И когда мужчина любит мужчину, я думаю, он чувствует то же самое. Или когда женщина любит женщину. Или когда гендерно-неконформный человек любит гендерно-неконформного человека.)

Независимо от глубины обязательств, жизненной ситуации или сочетания полов или сексуальной ориентации, не существует универсального решения для любви. Каждые отношения - это уникальная снежинка.Разнообразие - изюминка жизни. Голь на выдумки хитра. Есть несколько способов снять шкуру с кошки. Ложка сахара помогает лекарству раствориться.

Неважно, правильная ли это метафора, если это метафора . Фото Розмари Фогтли / Flickr.

Дело в том: обобщайте на свой страх и риск, Санки. И обращайтесь за помощью! Ты можешь сделать это! И если вы когда-нибудь окажетесь в подобной ситуации, позвоните этим людям.

Честно говоря, Сердце могло бы спеть список самых популярных AllRecipes («Jaaaamie's Cranberry Spinach Saaaaalad / World's Best Lasaaaaagna / Sour Creeeeeam Cutouts»), и мне захотелось бы выкрикнуть глаза в объятиях высокого темного незнакомца. в конце пирса.

Эта песня идеальна. Вы всегда должны его слушать. Если вы его сейчас не слушаете, ударьте себя по лицу и погуглите. Это так важно.

Я пою телефонную книгу.Ты плачешь, как крошечный младенец. Фото FatCat125 / Wikimedia Commons.

Столько страсти. Так много боли. Столько волос.

Вот почему это звучит романтично:

Под барабанный бой и парящую мелодию сестры Сердце Нэнси и Энн Уилсон отдают дань уважения одной истинной романтической фантазии, которую разделяет каждое живое существо на Земле: найти пугающе привлекательного мужчину на одну ночь умопомрачительного секса, а затем выпустить его обратно в дикую природу до костей - но никогда больше не будет так убедительно.

Поют:

Была дождливая ночь, когда он появился на виду
Стою у дороги, без зонта, без пальто
Я остановился рядом и предложил подвезти его
Он согласился с улыбкой, и мы немного поехали.

Мне не нужно ехать, потому что вы знаете, что будет дальше, и это круто.

«Я просто сижу в этой хижине. Считаю дни, прошедшие с тех пор. Считаю ... дни ...». Фото Рене Асмуссена / Pexels.

Вот почему эта песня совсем не романтическая:

Отношения в "All I Wanna Do" кажутся слишком хорошими, чтобы быть правдой.И это. Потому что это совсем не одинаково любящая и даже не такая же похотливая пара.

Это ...

Это ...

Ну. Вы знаете, что это:

Хорошо распознает беспроигрышные ситуации и вкусно с лимоном ?! Фото Pikawil / Flickr.

Какое-то время дела идут нормально, как и любое полезное, незаконное, анонимное дело:

Я не спросил его, как его зовут, этого одинокого мальчика под дождем
Судьба, скажи, правильно, это любовь с первого взгляда?

Конечно, многие из нас, возможно, не решатся подобрать странного человека в кожаной куртке, стоящего на обочине дороги, за винтом без привязки, но наш рассказчик просто испытывает чувство об этом парне, а иногда приходится действовать интуитивно.

Я уважаю это.

Мы сотворили волшебство той ночью
Все сделал правильно

Отлично! Похоже, это было хорошее решение. Удар автостопщика приносит большие плоды.

Но затем, без предупреждения, песня начинает звучать не так, как великий роман на все времена, и больше похожа на историю, которую правозащитники рассказывают друг другу, когда они кружатся вокруг костра:

Я сказал ему: «Я - цветок. , ты семя
Гуляли по саду, посадили дерево
Не пытайся меня найти, пожалуйста, не смей
Просто живи в моей памяти, ты всегда будешь рядом »

Я не поэт.Символический язык часто ускользает от меня. Но если «цветок», «семя», «сад» и «дерево» не означают в контексте воспроизводства человека совершенно разные вещи, чем они имели с тех пор, как секс был впервые изобретен в начале 1970-х годов, мы говорим о сюрприз, беременность без обоюдного согласия!

ПРИВЕТ! Фото Авсара Араса / Wikimedia Commons.

Конечно, метафоры непрозрачны, интерпретации различаются и т.д."

На это я говорю, нет, они определенно имели в виду это:

Потом это случилось однажды
Обошли так же
Вы можете представить его удивление
Когда он увидел собственными глазами

Здесь есть две возможности.

One: Рассказчик песни - недавно скончавшийся Джерри Орбах из этой жуткой рекламы метро Нью-Йорка, снятой девять лет назад:

Автор фото eyedonation.орг.

Или два: Она полностью обманула чувака, чтобы тот потихоньку вырастил ребенка.

Я сказал: «Пожалуйста, поймите. кошмарный план невменяемого социопата, который теперь разрушил не одну, а две жизни.

И то, что он не мог мне дать, о, нет
Это была единственная маленькая вещь, которую вы можете "

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ! НАСТОЯЩАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ, КОТОРАЯ НЕ СЛУЧАЙНА ВСЕМ ЭТОМ! и этот человек в кожаной куртке, вероятно, должен был нести ответственность за свои собственные противозачаточные средства.Или, по крайней мере, задал больше вопросов.

Но ... это не мило. Это не романтично (согласны даже сами сестры Уилсон).

И, в конце концов, самый темный персонаж в этой песне - это как-то , а не пропитанный дождем автостопщик, бредущий в никуда в ночи.

Что ... что-то говорит.

Но есть песня о любви, которая действительно, безумно, глубоко совершенна. Неприступная трасса в море проблемных фаворитов.


Песня, которая все делает правильно.

Песня, которая рисует портрет здорового партнерства, построенного на долгие годы.

Песня, которая может служить руководством для идеальных человеческих романтических отношений.

И эта песня ...

"Candy Shop" от 50 Cent, с участием Оливии


Вот почему вы - хорошо, почти определенно - скептически настроены:

50 Cent (L ) и того парня. Знаешь, этого парня? Этот парень! Фото Итана Миллера / Getty Images.

Такой же цепляющий, как "Candy Shop", так весело танцевать под него и как катарсис - кричать посреди многолюдного общежития на улице 2 а.м., никуда не денешься, что песня начинается так:

Отведу в кондитерскую
Я позволю тебе лизнуть леденец

Я отправлю это еще раз, на случай, если ты пропустил какой-то нюанс:

Я отведу тебя в кондитерскую
Я позволю тебе лизнуть леденец

Способ взять один для команды, рассказчик "Candy Shop"!

На первый взгляд "Candy Shop" - это ничья идея классической песни о любви.

Лирика ... необычно вперед. Бит довольно простой. Крючок похож на музыку, которую они играют, когда Абу Назир пугает боком в «Родине».

Ооооооооооооооооооо. Гифка с "Родины".

В нее больше не играют много. Когда он появляется снова, он кажется ... устаревшим. Например, смотреть DVD с «Гарри Поттером и кубком огня» на новом Xbox 360.

Это не та песня, которую вы бы включили в микстейп для тех, кто больше всего любит. Это не та песня, которую вы бы сыграли для своего супруга, когда дети дома с няней, а у вас есть девять часов, чтобы разорвать Piscataway Hampton Inn.Это определенно не та песня, которую вы бы включили в видеомонтаж, сделанный к серебряной годовщине бабушки и дедушки.

Это просто не так.

Но это должно быть .

Итак, вот оно. Вот почему "Candy Shop" 50 Cent с участием Оливии на самом деле является идеальной песней для взаимоотношений:

Ты хочешь поддержать эту вещь, или я должен ее поддержать? Фото ionasnicolae / Pixabay.

Удары большого барабана. Скрипки миди поют. Певец начинает заполнять бланк разрешения на фелляцию.Прошло всего 20 секунд, а вы уже готовитесь повесить трубку с "Candy Shop".

Но потом ... сквозь квадратный барабан и мяукающие струны происходит чудо - в виде женского голоса присоединяется к треку, прорезая шум, как громкий зов.

Она поет:

Я отведу вас в кондитерскую (да)
Мальчик, один вкус того, что у меня есть (ага)
Я попрошу тебя потратить все, что у тебя есть (давай)
Продолжайте, пока не попадете в точку, эй

Это взаимно! Это взаимно ! Они занимаются оральным сексом на друг с другом !

Звоните в колокола! Бей в барабаны! Отпустите голубей!

Вперед, куннилингус, голубки, вперед! Фото Лиз Уэст / Flickr.

Сам 50 Cent, возможно, не самый лучший партнер в мире - например, по словам одного из его бывших, он совершил довольно непростительные вещи.

А рассказчик из «Конфетной лавки»? Он получает это:

Вы можете сделать это по-своему, как вы этого хотите?

Вместо того, чтобы просто навязывать свои желания человеку, с которым он находится - а-ля чувак из «Только Бог знает» («Я собираюсь вложить в тебя все свое чувство собственного достоинства!») Или уличный хулиган ». Сокровище »(« Я буду обращаться с тобой, как с сундуком, полным золотых дублонов! ») Или социопатом в« Все, что я хочу сделать, это заняться с тобой любовью »(« Я собираюсь обманом заставить тебя подбить меня. ! ") - парень из" Candy Shop "на самом деле спрашивает свою партнершу, что она хочет .

Что в мире популярной музыки дает около 50 000 триллионов баллов.

А где это они собираются делать? Отель? Возврат к аренде? Пляж? Парк?

Это то, чем ты занимаешься

Потому что согласие сексуально!

Я еще не закончил рассказывать тебе, как я тебя устроил

Рассказчик "Candy Shop" определенно ... настойчив в своих желаниях.

Но вот что главное : дама, на которую выпадают эти желания? Она явно в этом заинтересована.И мы знаем это, потому что она так говорит.

Линии согласия в «Candy Shop» ярко-красные, выделены и впаяны в странно липкий пол клуба.

Тем временем Робин Тик снаружи пытается убедить вышибалу, что его дядя - адвокат. Фото Grim23 / Wikimedia Commons.

Девушка что мы делаем ...
А где мы ...
То, что мы делаем ...
Между мной и тобой

Какими бы противными они ни были уроды, это будет интимно.Это будет личное. Не будет порно о мести (а именно, эпилог к ​​«Размытым линиям» определенно будет затяжным, эмоционально разрушительным судебным процессом).

Если вы будете нимфоманкой, я буду нимфоманкой

Сексуальная совместимость - ключ к выживанию любых отношений, будь то годы, недели или (очень возможно, в случае «Candy Shop») минуты.

У нее может быть сильное половое влечение, но чувак любезно предлагает ей угодить. Какой джентльмен! В конце концов, эти сумасшедшие дети могут просто сойти с дистанции.

И, в конце концов, что такое отношения, как не две нимфы, делящие медицинскую страховку?


Спасибо, Obamacare! Фото Wonderlane / Flickr.

Это похоже на гонку, кто быстрее разденется

Опять же, все отлично проводят время. И, что критично, не менее отличное время .

Я касаюсь нужного места в нужное время

Конечно, это не был бы хит в стиле поп / хип-хоп без случайного хвастовства, но если мы будем верить ему на слово " Парень из Candy Shop, по крайней мере, так же хорош в том, чтобы «делать все правильно», как анонимный автостопщик из «All I Wanna Do Is Make Love to You», - за исключением того, что без всякой жуткой детской чепухи-сюрприза.

Парень из "Конфетной лавки" - хранитель. Потому что он не герой, незнакомец в ночи или напуганный мерцающий бог любви. Он хороший партнер .

"Candy Shop" непристойный. Это грязно. Это не песня о любви твоей бабушки.

Но когда вы убираете чванство, бэк-бит и странные струны из "Best of Public Domain Middle Eastern Music 1993" к концу песни, оба человека удовлетворены. И, в конце концов, разве не в этом суть здоровых отношений?

Ага.

Угу.

Фото Франсуа Дюрана / Getty Images.

Такая соблазнительная.

Иллюстрированное издание «Новости из ниоткуда» Уильяма Морриса

ГЛАВА XXIII. UP THE THAMES: ДЕНЬ ВТОРОЙ

Хотя меня не разбудили грубые звуки, на следующее утро я не мог долго лежать в постели, где мир, казалось, так хорошо проснулся и, несмотря на старого ворчуна, был таким счастливым; Итак, я встал и обнаружил, что еще рано кто-то шевелился, так как все было аккуратно и на своих местах в маленькой гостиной, а стол накрыт для утренней трапезы.Однако в то время в доме никого не было, поэтому я вышел из дома и, сделав пару кругов вокруг чрезмерно обильного сада, побрел через луг к берегу реки, где стояла наша лодка, выглядевшая довольно знакомой. и дружелюбен ко мне. Я прошел немного вверх по течению, наблюдая, как легкий туман клубится от реки, пока солнце не набрало силу, чтобы увести все это прочь; увидел унылую крапинку воды под ветвями ивы, откуда мириадами падали крошечные мухи, которыми они питались; слышал, как большой голавль плещется то тут, то там на какой-то запоздалой бабочки, и почти снова почувствовал себя в детстве.


Голавль и уклейка, представители семейства карповых, распространены по всей Европе.

Затем я снова вернулся к лодке и простоял там минуту или две, а затем медленно пошел вверх по лугу к маленькому домику. Я заметил теперь, что на склоне от реки есть еще четыре дома примерно такого же размера. Луг, на который я шел, сена не было; но ряд препятствий шел вверх по склону недалеко от меня с каждой стороны, и на поле, настолько отделенном от нашего слева, они уже сейчас усердно косили сено, как это было просто в те дни, когда я был мальчик.Мои ноги инстинктивно повернулись в эту сторону, так как я хотел увидеть, как выглядят сенокосилки в эти новые и лучшие времена, а также я скорее ожидал увидеть там Эллен. Я подошел к препятствиям и остановился, глядя на сенокосное поле, и был близок к концу длинной череды сенокосов, раскладывающих низкие гребни, чтобы высушить ночную росу. Большинство из них были молодые женщины, одетые так же, как и Эллен прошлой ночью, но не в основном в шелк, а в легкую шерстяную одежду, в основном с яркими вышивками; все мужчины были одеты в белую фланель, расшитую яркими цветами.Из-за них луг выглядел как гигантская клумба с тюльпанами. Все руки работали сознательно, но хорошо и стабильно, хотя и шумели от веселых разговоров, как роща осенних скворцов. Полдюжины из них, мужчин и женщин, подошли ко мне, обменялись рукопожатием, дали мне выбор на утро и задали несколько вопросов о том, откуда и куда, и, пожелав мне удачи, вернулись к своей работе. Эллен, к моему разочарованию, среди них не было, но вскоре я увидел легкую фигуру, вышедшую из сенокоса выше по склону и направившуюся к нашему дому; И это была Эллен, держащая в руке корзину.Но прежде чем она подошла к садовой калитке, из нее вышли Дик и Клара, которые после минутной паузы вышли мне навстречу, оставив Эллен в саду; потом мы втроем спустились к лодке и болтали утреннюю болтовню. Мы пробыли там немного, Дик уладил некоторые дела в ней, потому что мы взяли в дом только те вещи, которые, как мы думали, роса может повредить; а потом мы снова пошли к дому; но когда мы подошли к саду, Дик остановил нас, взяв меня за руку и сказал:

«Вы посмотрите на минутку.”

Я посмотрел и через невысокую изгородь увидел Эллен, прикрывавшую глаза от солнца, когда она смотрела на сенокосное поле, легкий ветерок шевелил ее рыжевато-коричневые волосы, ее глаза, как светлые драгоценности, на загорелом лице, которое выглядело так, как будто в нем еще было тепло солнца.

«Смотри, гость, - сказал Дик; «Разве все это не похоже на одну из тех самых историй Гримма, о которых мы говорили в Блумсбери? Вот мы, двое влюбленных, странствуем по миру, и мы пришли в сказочный сад, а среди него стоит сама фея: интересно, что она сделает для нас.”


Канун летнего солнцестояния, Эдвард Роберт Хьюз, 1908

Сдержанно, но не жестко спросила Клара: «Дик, она добрая фея?»

«О, да, - сказал он; «И, судя по карте, ей было бы лучше, если бы не гном или дух дерева, наш ворчливый друг прошлой ночью».

Мы посмеялись над этим; и я сказал: «Надеюсь, ты видишь, что не включил меня в сказку».

«Ну, - сказал он, - это правда. Тебе лучше подумать, что ты в шапке тьмы и все видишь, себя невидимым.”

Это коснулось моей слабости из-за того, что я не был уверен в своем положении в этой прекрасной новой стране; поэтому, чтобы не усугубить ситуацию, я промолчал, и мы все вместе пошли в сад и поднялись в дом. Между прочим, я заметил, что Клара, должно быть, на самом деле скорее почувствовала контраст между собой как городской мадам и этим кусочком летней страны, которым мы все так восхищались, потому что в то утро она скорее оделась после Эллен, что было худощаво и скудно, и пошла босиком, кроме легких сандалий.

Старик любезно поприветствовал нас в гостиной и сказал: «Что ж, гости, значит, вы искали, чтобы исследовать наготу земли: я полагаю, ваши иллюзии прошлой ночи немного отступили перед утренним светом. ? Тебе все еще нравится, а?

«Очень, - упрямо сказал я; «Это одно из самых красивых мест в нижней части Темзы».

«Ого!» сказал он; «Так ты знаешь Темзу?»

Я покраснел, так как увидел, что Дик и Клара смотрят на меня, и не знал, что сказать.Однако, поскольку я сказал во время нашего раннего общения с моими друзьями из Хаммерсмита, что я знал Эппинг-Форест, я подумал, что поспешное обобщение могло бы лучше избежать осложнений, чем прямая ложь; так я сказал -

«Я был в этой стране раньше; и в те дни я был на Темзе ».

«О, - нетерпеливо сказал старик, - значит, ты уже бывал в этой стране раньше. На самом деле, разве вы не УВИДИТЕ, что (помимо всей теории, знаете ли) сильно изменилось к худшему? "

«Нет, совсем нет, - сказал я; «Я считаю, что все сильно изменилось к лучшему.”

«А, - сказал он, - я боюсь, что тебе предвзято относится к той или иной теории. Однако, конечно, время, когда вы были здесь раньше, должно быть, было так близко к нашим дням, что ухудшение могло быть не очень большим: как и тогда, мы, конечно, все еще жили по тем же обычаям, что и сейчас. Я думал о более ранних днях, чем это ».

«Короче говоря, - сказала Клара, - у вас есть ТЕОРИИ о произошедших изменениях».

«У меня тоже есть факты», - сказал он."Смотри сюда! с этого холма можно увидеть всего четыре домика, в том числе и этот. Что ж, я точно знаю, что в старые времена, даже летом, когда листья были самыми густыми, с того же места можно было увидеть шесть довольно больших и красивых домов; и выше по воде сад соединялся с садом вплоть до Виндзора; и во всех садах были большие дома. Ах! В те дни Англия была важным местом ».

Меня обидели, и я сказал: «Вы имеете в виду, что вы расчистили это место и отправили паковать проклятых лакеев, и что каждый может жить комфортно и счастливо, а не только несколько проклятых воров, которые были центрами пошлость и порочность, где бы они ни были, и которые, что касается этой прекрасной реки, уничтожили ее красоту морально и почти уничтожили физически, когда их выбросили из нее.”

После этой вспышки наступила тишина, с которой я хоть убей не мог помочь, вспомнив, как я страдал от кокниизма и его причины в тех же водах прежних времен. Но наконец старик сказал совершенно спокойно:

«Мой дорогой гость, я действительно не понимаю, что ты имеешь в виду под кокни, лакеями, ворами или проклятыми; или как только несколько человек могут жить счастливо и комфортно в богатой стране. Все, что я вижу, это то, что вы злитесь, и я боюсь вместе со мной: так что, если хотите, мы сменим тему.”

Я считал его таким добрым и гостеприимным, учитывая его упрямство в отношении своей теории; и поспешил сказать, что я не хотел злиться, а только выразительно. Он серьезно поклонился, и я подумал, что буря закончилась, когда внезапно вмешалась Эллен:

«Дедушка, наш гость сдержан из вежливости; но на самом деле то, что он хочет сказать вам, должно быть сказано; так как я очень хорошо знаю, что это такое, я скажу это за него: как вы знаете, меня этому учили люди, которые ...

«Да, - сказал старик, - мудрецом из Блумсбери и другими.”

«О, - сказал Дик, - так ты знаешь моего старого родственника Хаммонда?»

«Да, - сказала она, - и другие люди тоже, как говорит мой дед, и они научили меня многим вещам. И вот результат. Сейчас мы живем в маленьком домике не потому, что нам нечем заняться больше, чем работать в поле, а потому, что нам нравится; ибо, если бы мы хотели, мы могли пойти и жить в большом доме среди приятных товарищей ».

Проворчал старик: «Вот так! Как будто я буду жить среди этих тщеславных людей; все смотрят на меня сверху вниз! »

Она ласково улыбнулась ему, но продолжала, как будто он ничего не сказал.«Раньше, когда тех больших домов, о которых говорит дедушка, было так много, мы ДОЛЖНЫ жить в коттедже, нравится нам это или нет; и упомянутый коттедж, вместо того, чтобы иметь в нем все, что нам нужно, был бы пуст и пуст. Нам не должно было хватать еды; наша одежда выглядела бы некрасивой, грязной и потрепанной. Вы, дедушка, уже много лет не выполняете тяжелой работы, а бродите и читаете свои книги, и вам не о чем беспокоить; Что касается меня, я много работаю, когда мне это нравится, потому что мне это нравится, и я думаю, что это идет мне на пользу, подтягивает мои мышцы и делает меня красивее, на вид, здоровее и счастливее.Но в те прошлые дни тебе, дедушка, пришлось бы много работать после того, как ты состарился; и всегда боялся оказаться запертым в своего рода тюрьме вместе с другими стариками, полуголодными и без веселья. А мне двадцать лет. В те дни мой средний возраст начинался сейчас, и через несколько лет я должна была быть ущемленной, худой и изможденной, окруженной неприятностями и невзгодами, чтобы никто не мог догадаться, что когда-то я была красивой девушкой.

«Это то, что ты имел в виду, гость?» - сказала она со слезами на глазах при мысли о прошлых несчастьях таких же людей, как она.

«Да», - сказал я очень тронутый; «Это и многое другое. Часто - в своей стране я видел ту жалкую перемену, о которой вы говорили, от молодой красивой деревенской девушки до бедной деревенской женщины с косматым хвостом.

Старик немного посидел в молчании, но вскоре пришел в себя и успокоился своей старой фразой: «Ну, тебе так нравится, не так ли?»

«Да, - сказала Эллен, - я люблю жизнь больше смерти».

«О, да?» сказал он. «Что ж, со своей стороны я люблю читать старую добрую книгу, в которой много веселья, например,« Ярмарка тщеславия »Теккерея.«Почему ты сейчас не пишешь такие книги? Задайте этот вопрос своему мудрецу из Блумсбери.


Ярмарка тщеславия: Роман без героя
Уильям Мейкпис Теккерей.

Увидев, как щеки Дика немного покраснели от этой вылазки, и заметив, что за этим последовало молчание, я подумал, что мне лучше что-нибудь сделать. Поэтому я сказал: «Я всего лишь гость, друзья; но я знаю, что вы хотите показать мне свою реку в лучшем виде, так что не думаете ли вы, что нам лучше сейчас двинуться, так как день определенно будет жарким? »

Увидев, как щеки Дика немного покраснели от этой вылазки, и заметив, что за этим последовало молчание, я подумал, что мне лучше что-нибудь сделать.Поэтому я сказал: «Я всего лишь гость, друзья; но я знаю, что вы хотите показать мне свою реку в лучшем виде, так что не думаете ли вы, что нам лучше сейчас двинуться, так как день определенно будет жарким? »

>> следующий, Глава XXIV >>

текстов песен The Way by Fastball

Они приняли решение и начали собирать вещи.
Они ушли до восхода солнца в тот день.
Выход в вечное лето. Ослабление.
Но куда они шли, даже не зная пути?
Они выпили вина и разговорились.
Теперь им нужно было сказать поважнее.
И когда машина сломалась, они двинулись в путь.
Куда они шли, даже не зная дороги?
Любой может видеть, что дорога, по которой они идут, вымощена золотом
Всегда лето, они никогда не простудятся
Они никогда не проголодаются, они никогда не постареют и не поседеют
Вы можете увидеть, как их тени блуждают где-то
Они не вернутся домой, но им на самом деле все равно
Они хотели шоссе, они там сегодня счастливее
Дети проснулись и не смогли их найти
Они уехали еще до восхода солнца, что день
Они просто уехали и оставили все позади.
Куда они шли, даже не зная дороги?
Любой может видеть, что дорога, по которой они идут, вымощена золотом
Всегда лето, они никогда не простудятся
Они никогда не проголодаются, они никогда не постареют и не поседеют
Вы можете увидеть, как их тени блуждают где-то
Они не вернутся домой, но им на самом деле все равно
Они хотели шоссе, они там счастливее сегодня, сегодня
Любой может видеть, что дорога, по которой они идут, вымощена золотом
Это всегда лето, они никогда не будут простудиться
Они никогда не проголодаются, они никогда не станут старыми и серыми
Вы можете видеть их тени, блуждающие где-то
Они не доберутся до дома, но им на самом деле все равно
Они хотели шоссе, они ' ты счастливей там сегодня, сегодня Сценарист (ы): Энтони М.Scalzo
Тексты песен предоставлены LyricFind по лицензии и по лицензии. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *