Галицкая битва 1914 кратко: как русская армия разгромила австро-венгерскую — Российская газета

Содержание

как русская армия разгромила австро-венгерскую — Российская газета

Одно из крупнейших сражений Первой мировой войны — Галицийская битва — закончилось победой русской армии и стало поворотным событием 1914 года. Германское командование осознало, что война приняла затяжной характер, а перевес получили страны Антанты.

Галицийская битва, завершившаяся 26 сентября 1914 года, представляла собой серию наступательных и оборонительных операций русской армии на Юго-Западном фронте. Австро-венгерские войска значительно уступали германским по многим параметрам, поэтому окружить их и уничтожить означало заставить Германию перенаправить свои силы на поддержку ослабевшего союзника.

Перед началом битвы силы русской армии насчитывали около миллиона бойцов и 1770 орудий, австро-венгерской — 830 тысяч бойцов и 1500 орудий.

Российское командование планировало окружить и разбить австро-венгерское войско в районе Львова, однако данные разведки о расположении сил противника оказались устаревшими и неточными. В то же самое время эрцгерцог Фридрих строил планы наступления на правое крыло Юго-Западного фронта, главный удар должен был прийтись на Люблин и Холм. В итоге Галицийская битва раскололась на фактически две самостоятельные операции: Люблин-Холмскую и Галич-Львовскую.

В результате в первые дни сражений русские армии Юго-Западного фронта под командованием генерала Николая Иванова действовали рассредоточено и были вынуждены частично отступать. Возле Люблино начались оборонительные бои. Впрочем, дальнейшие попытки австро-венгерских войск идти в наступление были отражены.

Успешным для русской армии стало сражение на реке Гнилая Липа. Им удалось заставить противника перейти от наступления к обороне, а затем к отступлению. Австро-венгерские войска бежали беспорядочно, бросая орудия, винтовки, повозки, а также многочисленных раненых. Русские овладели Галичем и другими важными опорными пунктами.

Следующей победой стала битва при Раве-Русской, продолжавшаяся 10 дней: австро-венгерское войско потеряло только здесь порядка 350 тысяч убитыми, ранеными и пленными.  Им чудом удалось избежать окружения и полного разгрома.

Почти параллельно велось Городокское сражение, где австро-венгерской армии не удалось переломить ситуацию в свою пользу. Все русские армии на Галицийском фронте в итоге перешли в наступление. К полноценному преследованию противника русская армия была не готова, однако эрцгерцог Фридрих и фельдмаршал Гетцендорф понесли настолько сокрушительное поражение, что не смогли оправиться от него до конца Первой мировой.

При этом русская армия также не избежала значительных потерь из-за ошибок командования. По подсчетам историков, царские войска потеряли 230 тысяч убитыми и ранеными, 40 тысяч человек было взято в плен. Первоначальный замысел окружить противника и нанести ему сокрушающее поражение в итоге закончился вытеснением его.

Русская армия заняла практически всю Галицию и часть Польши, отвлекла внимание Австро-Венгрии от Сербии и дала стратегический ответ успехам немцев в Восточной Пруссии. Поэтому историки оценивают результаты Галицийской битвы как стратегически важные для всего хода войны.

Военный теоретик генерал-майор Александр Свечин писал впоследствии: «Успехи русских в Галиции оказались достаточными, чтобы нанести австро-венгерским армиям такие удары, которые оказались смертельными для всего государственного организма двуединой монархии. Австрийские войска, шедшие в первые бои с большим подъемом, в течение остальной войны представляли уже второсортный материал».

Галицийская битва

Галицийская битва

Галицийская битва 1914 г. 5 (18) августа — 8 (21) сентября. Штаб русского Юго-Западного фронта планировал не дожидаясь полного сосредоточения и развертывания своих частей атаковать австро-венгерские войска в Галиции, нанести им поражение и воспрепятствовать их отходу на юг за Днестр и на запад к Кракову. Русские 2-я и 5-я армии должны были наступать из района Люб-лина и Холма на Перемышль и Львов, а 3-я и 8-я — из района Ровно и Проскурова на Львов и Галич. Однако этот план пришлось на ходу корректировать в связи с изменением дислокации австро-венгерских войск.

В планы противника входило нанесение главного удара силами 1-й и 4-й армий в северном направлении для разгрома 4-й и 5-й армий русских и выхода в тылы Юго-Западного фронта для его последующего разгрома. В боевые действия были втянуты огромные силы сторон, в результате чего в историю первой мировой войны они вошли не как одно из сражений, а как битва.

В ходе ее в сентябре 1914 г. русским войскам удалось не только отразить наступление четырех армий противника в Галиции и Польше, но и отбросить их за реки Сан и Дунаец, создав угрозу вторжения в Венгрию и Силезию. Противник был вынужден коренным образом пересмотреть план всей кампании.

Галицийская битва стала одним из крупнейших событий первой мировой войны: боевые действия велись на фронте протяженностью 400 км. Со стороны России в ней участвовало пять армий (3—5-я, 8-я и 9-я) и днестровский отряд. Со стороны противника — четыре армии и ландверный корпус. Потери Австро-Вен-грии составили до 400 тыс. человек (включая 100 тыс. пленных), России — 230 тыс. человек.

Значение битвы состоит и в том, что противнику не удалось навязать России «блицкриг» и добиться решающих успехов уже на начальном этапе войны.


Русские в Галиции. Первая мировая война.
Фото из коллекции
Дениса Миронова-Тверского.

Галицийская битва (Первая мировая война, 1914-1918)- Операция русских войск в Галиции 5 августа — 8 сентября 1914 г. В операции участвовали 4 армии русского Юго-Западного фронта (генерал Н.И. Иванов) и 4 австро-венгерские армии (эрцгерцог Фридрих, фельдмаршал К. Хётцендорф), а также германская группа генерала Р. Войрша. Стороны имели примерно равное число бойцов. Оно достигало в сумме 2 млн чел., что позволяет назвать сражение в Галиции одной из крупнейших битв первой мировой войны.

Галицийская битва открылась двумя крупными, фактически самостоятельными операциями — Люблин-Холмской и Галич-Львовской. Люблин-Холмская операция началась с наступления 1-й (генерал В. Данкль) и 4-й (генерал М.Ауффенберг)аветро-венгерских армий в районе Люблина и Холма. Там находились 4-я (генералы А.Е. Зальц, затем А.Е. Эверт) и 5-я (генерал П.А. Плеве) русские армии. Имея сведения, что русским известна схема развертывания австро-венгерских войск, К. Хётцендорф сдвинул свои позиции на 100 км к западу. Тем самым он осуществил неожиданный фланговый охват русских армий. После жестоких встречных боев у Красника (10—12 августа) и Томашова (13—18 августа) 4-я и 5-я армии потерпели поражение и были прижаты к Люблину и Холму.

Одновременно на левом крыле Юго-Западного фронта проходила Галич-Львовская операция. В ней 3-я (генерал Н.В. Рузский) и 8-я (генерал А.

А. Брусилов) армии, отразив натиск 3-й (генерал Р. Брудерман, затем С. Бороевич) и 2-й (генерал Э. Бен-Эрмоли) армий, перешли в наступление. Одержав победу в сражении у реки Гнилая Липа (16—19 августа), 3-я армия ворвалась в Львов, а 8-я овладела Галичем. Это создало угрозу тылам австро-венгерской группировки, наступавшей на Люблин-Холмском направлении.

Однако общая ситуация на фронте складывалась для русских угрожающе. Разгром армии А.В. Самсонова в Восточной Пруссии (см. Восточно-Прусская операция 1) создал для немцев благоприятную возможность наступления в южном направлении, навстречу атакующим Люблин и Холм австро-венгерским армиям. Возможная встреча немцев и австрийцев западнее Варшавы, в районе города Седлец, грозила окружением русских армий в Польше. Но несмотря на призывы австрийского командования, немцы не стали наступать на Седдец, а занялись очищением Восточной Пруссии от русских войск.

Утратив веру в поддержку союзников, Хётцендорф попытался выполнить более локальную задачу — остановить русское наступление с востока (с линии Галич — Львов). Для этого он пошел на смелый маневр — оставил небольшой заслон против 5-й русской армии под Холмом, а наступавшую здесь 4-ю армию перебросил на Львовское направление. Концентрическими ударами 4-й армии с севера, 3-й армии с запада и 2-й армии с юга предполагалось разгромить левое крыло Юго-Западного фронта и отбить Львов. На Люблин-Холмском направлении оставались лишь полновесная 1-я армия (генерал Данкль) и часть сил 4-й армии. Им предписывалось перейти к обороне и сдержать русский натиск с севера.

Создав превосходство на Галич-Львовском направлении (три армии против двух), австро-венгерские войска 23 августа перешли в наступление с линии Городок — Рава-Русская. Так развернулось недельное Городокское сражение (23—30 августа). Его кульминацией стали бои у Равы-Русской (25— 26 августа). В них австро-венгерские части прорвали русский фронт, но 8-й армии удалось закрыть прорыв и удержать позиции западнее Львова. И все же положение левого крыла Юго-Западного фронта стало критическим. От тяжелого поражения его во многом спасло контрнаступление русских войск с севера.

Пока 8-я армия отражала австрийский натиск, оборонявшие Холм и Люблин 4-я и 5-я армии получили подкрепления (9-ю армию генерала П.А. Лечицкого) и 22 августа перешли в контрнаступление. Но оно развивалось медленно из-за стойкого сопротивления армии Данкля. Кульминация русского натиска с севера: наступила 26 августа, когда гвардейские соединения 4-й армии осуществили прорыву Тарнавки. Он решил судьбу русского контрнаступления и всей Галицийской битвы. 26 августа также отмечено подвигом штабс-капитана П.Н. Нестерова, который в тот день впервые в истории мировой авиации применил воздушный таран и сбил австрийский самолет.

Прорыв создал опасность удара в тыл австро-венгерским войскам, наступавшим на Рава-Русском направлении. В результате они прервали Городокское сражение и в ночь на 30 августа начали общий отход за реку Сан. Преследуя их, русские продвинулись вперед на 200 км. К 8 сентября они заняли Галицию и блокировали крепость Перемышль. Тем не менее австро-венгерским войскам удалось избежать окружения в Галиции. Паводок на реке Сан и прибытие на Вислу 9-й немецкой армии (генерал А. Макензен) вынудили российское командование прекратить наступление.

Потери русских в Галицийской битве составили 230 тыс. чел. Австро-венгерские войска потеряли 325 тыс. чел. (в том числе 100 тыс. пленными) — более трети своих вооруженных сил на Восточном фронте. Такой урон существенно подорвал мощь этой державы. В дальнейшем, если Австро-Венгрия и добивалась успехов на российском фронте, то лишь при сильной поддержке немцев. Разгром австро-венгерских войск в Галиции свел на нет успехи немцев в Восточной Пруссии и существенно помог Сербии, которой удалось отразить в 1914 г. австро-венгерский натиск.

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002.

Русские казаки въезжают в деревню. Галиция. Первая мировая война.
Фото из коллекции Дениса Миронова-Тверского.


Далее читайте:

Первая мировая война 1914 — 1918 годов (хронологическая таблица).

 

 

Завершилась Галицийская битва | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

«Успехи русских в Галиции оказались достаточными, чтобы нанести австро-венгерским армиям такие удары, которые оказались смертельными для всего государственного организма двуединой монархии. Австрийские войска, шедшие в первые бои с большим подъёмом, в течение остальной войны представляли уже второсортный материал».

Генерал А. А. Свечин

8 (21) сентября 1914 г. закончилось одно из крупнейших сражений Первой мировой войны 1914-1918 гг. между русской и австро-венгерской армиями в Галиции и Польше — Галицийская битва.

В сражении в Галиции участвовали 5 армий русского Юго-Западного фронта, Днестровский отряд под командованием генерала Н. И. Иванова и 4 австро-венгерские армии под командованием эрцгерцога Фридриха и фельдмаршала Гётцендорфа, а также германская группа генерала Р. Войрша. Стороны имели примерно равное число бойцов, в сумме оно достигало около 2 млн. человек. В планы австро-венгерского командования входило нанесение главного удара силами 1-й и 4-й армий в северном направлении для разгрома 4-й и 5-й армий русских и выхода в тылы Юго-Западного фронта для его последующего разгрома. Штаб русского Юго-Западного фронта планировал, не дожидаясь полного сосредоточения и развёртывания своих частей атаковать австро-венгерские войска в Галиции, нанести им поражение и воспрепятствовать их отходу на юг за Днестр и на запад к Кракову.

Однако этот план пришлось на ходу корректировать в связи с изменением дислокации австро-венгерских войск.

Галицийская битва началась 5-6 (18-19) августа 1914 г. сближением противоборствующих сторон и открылась двумя операциями — Люблин-Холмской и Галич-Львовской.

Люблин-Холмская операция началась с наступления австро-венгерских армий в районе Люблина и Холма. Имея сведения, что русским известна схема развёртывания австро-венгерских войск, К. Хётцендорф сдвинул свои позиции на 100 км к западу, тем самым осуществив неожиданный фланговый охват русских армий. Против 4-й русской армии под командованием генерала А. Е. Зальца (затем генерала А. Е. Эверта) выступала вдвое превосходившая её по численности 1-я австрийская армия В. Данкля. Роль 4-й армии как правофланговой была важнейшей, примыкавшая к открытому для противника левому берегу р. Висла, она угрожала главным тыловым путям австрийцев. Сражение разыгралось 10-11 (23-24) августа у Красника, когда 4-я русская армия, начав наступление в направлении на Перемышль, встретилась с 1-й австро-венгерской армией, пытавшейся охватить её правый фланг. После двухдневных тяжёлых боёв и под угрозой глубокого обхода правого фланга 4-я армия 12 (25) августа отошла юго-западнее и южнее Люблина. Попытки дальнейшего наступления неприятеля на Люблин были отражены русскими войсками.

Наступление 13 (26) августа 4-й австро-венгерской армии М. Ауффенберга на Томашов привело к столкновению с ней корпусов 5-й русской армии под командованием П. А. Плеве в районе Замостье, Комаров, Томашов. План Ауффенберга был основан на стремлении к двустороннему обходу 5-й русской армии. В первый же день австро-венгры нанесли поражение 25-му и оттеснили 19-й корпуса русских в сторону Комарова. 14-15 (27-28) августа прошли в ожесточённых боях. Поражение 17-го и отход 25-го русских корпусов создали угрозу окружения. Несмотря на прибывшее подкрепление, положение 5-ой русской армии становилось всё тяжелее. Оценив обстановку, Плеве отдал приказ отойти на север на одну линию с 4-ой армией.

Одновременно на левом фланге Юго-Западного фронта развернулась Галич-Львовская операция. 8-ая армия под командованием генерала А. А. Брусилова, начавшая своё наступление 5 (18) августа, за восемь дней преодолела 130-150 км и лишь 12 (25) августа на реке Коропец части её корпусов выдержали упорные бои с неприятелем. Наступление 3-й армии под командованием генерала Н. В. Рузского, начавшееся 6 (19) августа, развивалось почти беспрепятственно. Слабые части войск прикрытия противника поспешно отходили, боевые столкновения были редкими. 13-15 (26-28) августа на реке Золотая Липа произошло встречное сражение между 3-ей русской армией и 3-ей австро-венгерской армией генерала Р. Брудермана (затем С. Бороевича), в результате которого австрийцы были разбиты и отошли на реку Гнилая Липа. В сражении 16-19 августа (29 августа — 1 сентября) на реке Гнилая Липа 3-я русская армия прорвала фронт противника у Перемышля, а 8-я армия отразила контрудар 2-й австро-венгерской армии. Правое крыло австро-венгерских войск начало отход на Городокскую позицию (западнее Львова). 21 августа (3 сентября) русские войска вступили во Львов, а 22 августа (4 сентября) заняли Галич.

Стремясь перехватить инициативу на Галич-Львовском направлении, австро-венгерское командование с севера перебросило на юг 4-ую армию генерала Ауффенберга, создав тем самым численное превосходство. 23 августа (5 сентября) началось недельное Городокское сражение. В ожесточённых боях у Равы-Русской 25-26 августа (7-8 сентября) войска Австро-Венгрии потеснили 8-ю армию Брусилова. Тем временем, оборонявшие на севере Холм и Люблин русские войска, 21 августа (3 сентября) получили подкрепление (9-ю армию генерала П. А. Лечицкого) и 26 августа (8 сентября) осуществили прорыв у Тарнавки, создав опасность удара в тыл австро-венгерским войскам, наступавшим на Рава-Русском направлении. Опасаясь развала своего фронта, австро-венгерские армии в ночь на 30 августа (12 сентября) начали общий отход за реку Сан. Преследуя их, русские продвинулись на 200 км, заняли Галицию и 8 (21) сентября блокировали крепость Перемышль.

Потери русских в Галицийской битве составили 230 тыс. человек, австро-венгерские войска потеряли около 360 тыс. человек (включая около 120 тыс. пленных) — более трети своих вооружённых сил на Восточном фронте. Победа русской армии практически свела на нет успехи немцев, достигнутые в ходе Восточно-Прусской операции, и отвлекла значительные силы Австро-Венгрии от Сербии. Планы германского командования удержать весь Восточный фронт силами только австро-венгерской армии потерпели полный провал, а Австро-Венгрия надолго утратила боеспособность.

Лит.: Белой А. Галицийская битва. М., 1929; Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 года. Дни перелома Галицийской битвы. Париж, 1940; Зайончковский А. М. Мировая война 1914-1918. Т. 1. М., 1938; Коленковский А. К. Манёвренный период первой мировой империалистической войны 1914. М., 1940; Оськин М. В. Галицийская битва. Август 1914. М., 2006.

См. также в Президентской библиотеке:

Первая мировая война (1914-1918): [цифровая коллекция];

Белой А. С. Выход из окружения 19-го армейского корпуса у Томашова в 1914 г. М., 1937;

Занятие Галиции и полный разгром австрийской армии. М., 1914;

Имшенецкий Б. Великая Галицийская битва. Пг., 1914;

Савин М. В. Наступление русских армий Юго-западного фронта в пределы Галиции и поражение австро-венгерцев в 1914 г. : (Конспект). М., 1938;

Шафалович Ф. П. Встречный бой 10-го армейского корпуса на р. Золотой Липе 26-29 августа 1914 г. М., 1938.

Галицийская битва 1914 кратко. Итоги Галицийской битвы

Знаменитая Галицийская битва была частью кампании русской армии в самом начале Первой мировой войны. На этом участке дивизии Юго-Западного фронта воевали с Австро-Венгрией.

Обстановка накануне операции

Первая мировая война началась с экстренного наступления армии Российской империи на запад. Конфликт разразился внезапно, и во всех столицах мира до последнего дня надеялись избежать кровопролития. Тем не менее ультиматум Австро-Венгрии Сербии сделал свое дело, и Николай II издал манифест о начале войны. В первый месяц кампании шли не только интенсивные бои, но и невиданная по размаху мобилизация мирного населения. Крестьяне проходили спешное обучение и шли на фронт рядовыми.

На северном направлении российская армия предприняла атаку на Восточную Пруссию – немецкую провинцию. На юге царским генералам пришлось столкнуться с другим противником – Австро-Венгрией. Монархия Габсбургов была верной союзницей Германии, и теперь обе эти страны координировали свои действия против империи Романовых.

Австро-Венгрия была большой страной, в нее, помимо всего прочего, входили Галиция, Буковина и Румыния. Все эти провинции являлись глухим углом империи. Западные европейцы практически ничего не знали об эти краях – для них цивилизация заканчивалась в Будапеште. Именно там и произошла Галицийская битва.

Российский штаб

Для противостояния с Австрией в июле 1914 года был оперативно создан Юго-Западный фронт. Это стратегическое объединение включало в себя несколько армий. Его главнокомандующим стал артиллерийский генерал Николай Иванов. За годы службы в армии он прошел ряд важных кампаний – русско-турецкую войну в Болгарии, а также русско-японскую войну.

Личность этого генерала пользовалась неоднозначной популярностью. Так, например, Антон Деникин отзывался о нем как о человеке, не обладавшем достаточными познаниями в стратегии. В русской армии была распространенной точка зрения, что всеми своими успехами главнокомандующий был обязан начальнику штаба Михаилу Алексееву.

Новые условия ведения войны

Галицийская битва, как и любые сражения начала войны, показала, что вся тогдашняя военная школа попросту устарела. Генералы по-прежнему руководствовались принципами, принятыми в XIX веке. При этом не принималось в расчет значение новых видов вооружения – артиллерии и авиации. В начале XX столетия конница уже стала пережитком прошлого, что наглядно показала Первая мировая война. Галицийская битва и весь ужас ее кровопролития оказался совершенно неожиданным для современников.

Шапкозакидательские настроения накануне войны царили во всех странах-противницах – Германии, России, Франции и т. д. Каждая держава считала, что ей будет достаточно быстрого марш-броска, чтобы победить врага. Например, в Берлине часто приводили в пример франко-прусскую войну 1870-1871 гг., когда меньше чем за год вся французская армия была разгромлена. На самом же деле и Антанте, и центральным державам предстояла многолетняя изнуряющая бойня.

Неудача на польском направлении

Следует отметить, что Галицийская битва была не битвой как таковой, а целой операцией, состоявшей из нескольких сражений. Пять русских армий под командованием Николая Иванова начали свое наступление 5 августа (по старому стилю). Несколько соединений шли разными дорогами. При этом ширина фронта составляла 500 километров. Первоначальной целью наступления был Львов, или по-немецки Лемберг.

Разделенные армии шли разными дорогами на запад. Первое серьезное сражение произошло при Краснике, когда 4 армия Антоная Зальца столкнулась с 1 армией Виктора Данкля. Австрийцы атаковали наступающее войско. После затяжного и упорного боя Зальц отдал приказ об отступлении к стратегически важному городу Люблину. Таким образом, русское наступление на польском участке фронта провалилось.

Из-за неудачи на севере Иванову пришлось перебросить несколько дивизий на фланг наступавшей 1 австрийской армии. Маневры приняли сумбурный характер. Они были осложнены плохими дорогами в разоренной прифронтовой полосе. Русские войска с самого начала действовали распыленно на широком участке наступления. И во время операции и, особенно, после нее эта тактика подвергалась критике.

Русский марш на запад

Если царской армии не везло на севере, то австрийцы провалились на центральном направлении. Главные сражения в этом регионе произошли на берегу Золотой Липы. Армия Габсбургов отступила. 21 августа пал Львов, 22 августа – Галич. Австрийцы пытались отбить крупные города. Упорные бои шли в 50 километрах от этих населенных пунктов. К сентябрю отступление армии Франца Иосифа стало настолько неорганизованным, что больше походило на бегство.

Тем временем в Восточной Пруссии немцами была окружена и разгромлена армия Самсонова. Сам генерал покончил с собой, не выдержав позора. Это случилось из-за того, что в Восточной Пруссии русские действовали посредством двух разделенных армий. И если одна была уничтожена, то вторая теперь подключилась к сражению с австрийцами, что придало дополнительный импульс наступлению на юго-западе.

К 13 сентября весь регион был оккупирован русскими частями. Так закончилась Галицийская битва 1914 года. В дальнейшем последовала многомесячная осада Перемышля, во время которой фронт между двумя державами стабилизировался и находился примерно в 120 километрах к западу от Львова.

Значение

Кровопролитная Галицийская битва, итоги которой стали ясны уже после войны, показала полную неспособность австрийской армии к военным действиям. Это объяснялось технической отсталостью, плохой инфраструктурой и неправильными расчетами генерального штаба. Войско разъедалось изнутри из-за национальных противоречий. Дело в том, что в армии находились не только австрийцы и венгры, но и представители славянских народов. Это были чехи, словаки, хорваты. Многие из них были настроены критически к монархии Габсбургов, считая свои родные земли оккупированными. Поэтому в австрийской армии были часты случаи дезертирства и перехода на сторону России. Славяне надеялись, что царь не только разобьет Габсбургов, но и дарует свободу их собственным странам.

Конечно, такая точка зрения не была всеобщей. И среди чехов было много роялистов, верно сражавшихся с Антантой до самого конца. Кроме того, Галицийская битва, кратко говоря, проходила в условиях, когда война еще только началась, и экономический кризис еще не успел ударить по благосостоянию воюющих стран.

Реакция Германии и России

Неспособность австрийцев противостоять России привела к тому, что немцам пришлось помогать своему южному соседу. С Западного фронта, где война приняла позиционный характер, Германия начала перебрасывать свои дивизии. Такие меры стали регулярными и продолжались до самого подписания мира с Советским правительством.

В России наметился патриотический подъем, чему в немалой степени способствовала Галицийская битва. Год войны все общественные силы поддерживали царскую власть. Когда фронт остановился, а в стране начался экономический кризис, жители империи кардинально поменяли свое мнение обо всей кампании.

Потери сторон

Австрийцы потеряли 300 тысяч человек убитыми и ранеными, еще 100 тысяч человек оказались в плену. В стране прошла повторная волна мобилизации, чтобы хоть как-то компенсировать образовавшуюся в армии брешь. Потери России также были значительными. Около 200 тысяч человек погибло или было ранено, еще 40 тысяч попали в плен.

Галицийская битва (1914), кратко говоря, показала все ужасы войны нового типа. После обстрелов артиллерии люди получали такие увечья, с которыми раньше не сталкивались полевые хирурги. Ужасная судьба солдат привела к началу пропагандистской кампании в России по сбору средств на гуманитарную помощь. По всей стране открывались лазареты, где ухаживали за новыми инвалидами и искалеченными. Чуть позже царская семья распорядилась открыть в Зимнем дворце специальную больницу, куда попадали раненые фронтовики, в том числе и с Юго-Западного фронта.

Галицийская битва — кратко

Галицкая битва одно из самых больших по масштабу сражений Первой мировой войны (1914-1918). Произошло оно через пару недель после начала войны (1 августа 1914 года). В итоге победоносного наступления русской армии под командованием генерал-лейтенанта Иванова, вся Восточная Галиция, вместе с городом Лембергом (Львовым) была захвачена к сентябрю четырнадцатого года.

Мировая бойня готовилась давно, по меньшей мере, последние 30 лет, предшествующие 1914 году. Возникла она из-за глубоких, экономических и политических противоречий, которые были между великими державами (между Англией и Германией, Францией, Россией, Австрией).

Непосредственно причиной, из-за которой началась война, — было убийство наследника (принца) Австро-Венгрии в Сараево, — Франца Фердинанда (28 июня 1914 года). Это произошло в Боснии, в провинции Австрии, которую та аннексировала в 1908 году. Тогда уже могла начаться мировая война, но русские обиду проглотили. Убийца эрцгерцога, — серб Гаврило Принцип, участник террористической группы «Чёрная рука», которую поддерживают сербские спецслужбы. На следствии правда вскрылась. Уже 28 июля Австрия предъявляет Сербии ультиматум. Наследник сербского престола умоляет русского царя поддержать Сербию, царь соглашается. Сербия в свою очередь принимает все пункты ультиматума кроме одного, — где говорится о праве австрийских военных властей разъезжать по территории Сербии.
Этого вполне достаточно для Австрии которую поддерживает Германия. Австрия начинает войну против Сербии. Россия вступается за Сербию начинает мобилизовать армию. Германия требует от неё прекратить военные приготовления, Россия отказывается. И уже 19 июля (1 августа по новому стилю) Германская империя объявляет войну Российской. В России всплеск патриотизма. Толпа приветствует пением гимна вышедшего на балкон дворца императора. Как писал Достоевский Россия страна контрастов. Вроде бы совсем недавно просвещённая публика ненавидела империю и царя. А теперь «коленопреклоненно» приветствует его. Через год от этих настроений не останется ничего, даже более того война всем надоест и толпа будет призывать к низвержению власти.

В начале войны немцы руководствуясь «планом Шлиффена», начали наступать на Францию, через Бельгию. Наступление было очень стремительно, это застало французов врасплох. Французский посол М. Палеолог, умоляет государя как можно скорее начать наступление на Германию. Две неподготовленные армии вторгаются в Восточную Пруссию с целью оттянуть с Запада (на себя) часть германских войск. Это получается, но в результате нарушения связи и неправильной диспозиции, вторая русская армия была окружена и гибнет.
В Галиции дело шло намного лучше. Уже 8 августа конница графа Келлера разгромила австрийскую.

Ещё до войны в русском генеральном штабе существовал план разделаться с Австро-Венгрией, потом направить все силы против немцев. Были все шансы покончить с войной в короткий срок, разгромив Австрию. Но, русское верховное командование лишь распылило свои силы.

Левый фланг австрийского «галицийского фронта» наступает на территории России (Волынь). Однако все атаки были отбиты успешно. Третья армия генерала Рузского и восьмая Брусилова успешно наступают вглубь территории противника. Но, русское командование не единодушно, каждый поступает как хочет. В итоге немцы/австрийцы благополучно отступили. По плану (и приказу Иванова) армия Рузского должна была наступать с юго-запада, с заворачиваем на север, — что бы окружить австрийцев. Рузский же этого не сделал, наступал прямо и взял пустой город Львов. Австрийская армия тем временем отступила. Таким образом, из-за действий Рузского, шанс на скорейшее окончание войны был упущен. Именно Рузский склонил позднее Николая Второго к отречению от престола и по некоторым данным принадлежал к масонам.

Уже в 1915 году, из-за снарядного голода русская армия была вынуждена отступить и оставить огромные территории которые захватила летом 1914. Это вызовет политический кризис в тылу и приведёт в итоге к февральской революции 1917 года.

Галицийская битва 1914 кратко. Галицийская битва. Краткий обзор. Общее наступление русской армии

Являясь одним из нескольких, сохранившихся в Санкт-Петербурге, уникальных по своей конструкции висячих мостов, Банковский мост пересекает канал Грибоедова, и располагаетсянапротив бывшего Ассигнационного банка, в здании которого в настоящее время находится Финансово-экономический институт. Нетрудно догадаться, что название мост получил именно от своего соседа – того самого, не дожившего до наших дней, Ассигнационного банка.

Сооружение пешеходного Банковского моста произошло в 1825 году, по проекту инженеров В.К. Треттера и В.А. Христиановича. Нужно отметить, что возведенный мост стал одним из первых цепных, висячих мостов и выделился своей легкостью и изяществом оформления. Строительные работы осуществлялись под руководством десятника И.Костина. Изготовлением чугунных и металлических частей, а также сборкой элементов конструкции на месте строительства, занимался не мало известный завод Берда. Длина Банковского моста составила 25,2 метра, ширина — 1,85 метра. Роль несущих элементов моста взяли на себя металлические цепи, из звеньев круглого сечения, которые от чугунных плит до низа пьедестала, оказались заключены в чугунные трубы, заполненные воском для предохранения их от коррозии. Опорами для цепей стали укрепленные в фундаменты металлические каркасы, задекорированные скульптурами чугунных грифонов, крылья которых покрыты тонким листовым золотом. К слову сказать, фигуры грифонов, став оригинальным решением в оформлении Банковского моста и его главным украшением, приобрели статус одного из символов Петербурга.
Согласно поверьям древнегреческой и восточной мифологии, чудища эти были надежными стражами кладов. Думается, что не случайно, именно эти мифические существа, расположились рядом с Ассигнационным банком, в сейфах которого, очевидно, хранились несметные богатства. Однако, охраняя чужие богатства, грифоны не смогли защитить самих себя. Так, несмотря на то, что мост охраняется государством, в 1980-х годах была сломана часть крыла одного из грифонов, а такжеукрадены два фонарных колпака. Но больше всего, конечно же, пострадала позолота на крыльях скульптур, которую, так называемые «охотники за золотом», все время пытаются соскоблить. Этим варварам видимо невдомек, что «чешуйки» сусального золота, настолько тонки, что отскрести позолоту, конечно можно, но утилизировать ее уже бесполезно, ничего не выйдет. Но вернемся к грифонам. Эти мифические животные, имеющие тело льва, а голову икрылья – птицы, были отлиты по модели скульптора П.П. Соколова, который имел большой опыт в создании парковых скульптур. К наиболее известным его работам относится «Девушка с кувшином» в Екатерининском парке Царского лицея. Об этой скульптуре А.С. Пушкин скажет: «Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила…». Некоторые бюсты, выполненные Соколовым, можно увидеть и в Русском музее. Интересно, что этот скульптор исполнял также декоративное оформление кораблей, и, кроме того, это именно им были созданы изваяния львов у Львиного моста через канал Грибоедова, имеющего сходное строение с интересующим нас Банковским мостом.


Нельзя оставить без внимания и интересно выполненную, ажурную решетку ограждений моста. Ее изящный, тонкий рисунок составляют стилизованные веера и красиво изогнутые пальмовые листья. Примечательно, что решетка, которою мы имеем счастье наблюдать в настоящий момент, на 125 лет моложе самого Банковского моста. Старая решетка, первоначально служившая ограждением, не сохранилась, так как была утрачена еще в конце 19 века. В тот момент она была заменена примитивными перилами, и лишь в 1952 году, при реставрации моста по проекту архитектора А.Л.Ротача и техника Г.Ф.Перлиной, решетку заново изготовили по сохранившимся чертежам. В том же году были восстановлены и фонари, представлявшие собой бра с белыми круглыми абажурами, и располагавшиеся, по замыслу скульптора, на головах грифонов.

В 1949 году, пришедшее в угрожающее состояние деревянное полотно Банковского моста, было капитально отремонтировано, и стало состоять из прогонов, поперечин, крестовых связей и настила.

В 1967 году была проведена очередная реставрация Банковского моста, под руководством В.И.Покровской. В ходе реставрационных работ была обновлена позолота розеток, прикрывающих стыки несущих цепей и подвесок, фигурных частей фонарей, шариков и розеток ограждений, и других элементов декора. Примечательно, что обновленная позолота создала замечательный эффект, став выглядеть особенно ярко на темно-зеленом или черном фоне других частей моста.

Текст подготовила Анжелика Лихачева

Пешеходный Банковский мост, который охраняют потрясающие фигуры таинственных мифических существ грифонов, — один из трех «звериных» Петербургских мостов и редкой красоты место на канале Грибоедова. Отсюда открываются манящие виды на Невский проспект, Храм Спаса на Крови, Дом Зингера, боковой и задний фасады Казанского собора.

Сказочные львиноголовые звери с золотыми крыльями легко удерживают в хищных зубах массивные цепи, на которых крепится Банковский мостик, отчего вся конструкция кажется ажурно-невесомой, парящей над тихими водами канала.

Банк и древние мифы

Банковский мост, соединивший Казанский и Спасский острова Северной столицы, был сооружен по проекту замечательного инженера Вильгельма фон Треттера.

Свое «денежное» имя мост получил в честь расположенного рядом финансового учреждения Петербурга — Ассигнационного банка. Этим соседством объясняется и внешний сказочно-мистический облик сооружения.

Чугунные «птицезвери» были выбраны для украшения моста не случайно и появились благодаря скульптору Павлу Петровичу Соколову.

Крылатые львы с древности олицетворяли единство силы и ума, были хранителями путей спасения, сокровищ и тайных знаний, а в христианские времена лев с крыльями стал символом Святого Марка. Но фигуры мифических животных являлись не только украшением переправы через канал, но и маскировкой несущих элементов конструкции моста – металлических цепей. Опорами для круглозвенных мощных цепей стали каркасы, заделанные в фундамент под пьедесталами и задекорированные скульптурами крылатых зверей. Изготовлением металлических деталей и монтажной сборкой конструкции занимался литейно-механический завод Чарльза Берда.

Банковский мост на канале Грибоедова открылся 24 июля 1826 года. Его длина составила более 25 м, ширина — 1,85 метра.

В день торжественного открытия вокруг могущественных грифонов почти трехметровой высоты собралось больше 9 тысяч жителей города, которые были в восторге от волшебных «зверушек», крылья которых покрыли тонким листовым золотом. Над львиными головами закрепили чугунные сферические фонари, каркасы и капители которых сияли червонным золотом. В тонком рисунке ажурной решетки ограждений моста чередовались изящные веера и причудливо изогнутые пальмовые листья.

В 1949 г. деревянный настил Банковского моста, который пришел в аварийное состояние, был демонтирован, а прогоны, крестовые связи, поперечины и покрытие капитально отремонтированы. И хотя старинная решетка ограждений в конце XIX века была утрачена, во время реставрационно-восстановительных работ 1952 г. под руководством архитектора Александра Ротача по исходным чертежам были изготовлены точные копии ограждений с оригинальным орнаментом. Над головами крылатых грифонов были восстановлены чугунные фонари-бра с круглыми абажурами.

В 1967 г. при очередной реставрации моста по проекту В.И. Покровской была восстановлена позолота декоративных деталей, маскирующих стыковочные узлы несущих цепей, фигурных элементов светильников, подвесок и розеток ограждений. Сусальная позолота вызвала замечательный эффект, сияя особенно ярко на темно-зеленых телах сказочных львов и черненых конструкциях других частей моста.

Банковский мостик в наши дни

В наши дни грифоны Банковского мостика, как и в давние времена, все так же стоят на страже. Но теперь они охраняют другие «сокровища нации» — таланты и «тайные знания» учащихся Государственного экономико-финансового Университета, который разместился в здании бывшего Ассигнационного банка. Ведь «ума палата дороже злата».

В ходе реставрационных работ 2017 г. великолепным крылатым зверям вернули исторический облик. Их тела приобрели цвет темной бронзы, покрытой старой патиной.

Мистических грифонов окутывает множество позолоченных декоративных элементов, утраченных за века, и внешний вид скульптур в полной мере соответствует уникальным эскизам Вильгельма фон Треттера. Отреставрировали подлинные кованые дуги, медные детали, старинный орнамент коронок в виде листьев аканфа.

Магия, свойственная мифическим «стражам», не потеряла своей силы — и сегодня удивительные «звероптицы» приносят удачу и везение. При очередной реставрации 2008 г. под статуями нашли клад, монеты и записки с пожеланиями, копившиеся почти два столетия. Существует старинное петербургское поверье, что для исполнения желания нужно дотянуться и погладить крыло того грифона, который стоит ближе к Казанскому собору, а для финансового благополучия – одарить зверя монеткой, положив ее у чугунной лапы.

Чтобы найти Банковский мостик, нужно от метро «Невский проспект» минут 5 пройтись вдоль канала Грибоедова мимо Казанского собора (около 5 минут).

История Банковского моста берет свое начало в 1820-х годах. В то время население островов, прилегающих к Екатерининскому каналу, возрастало, и требовались дополнительные переправы. В результате за 3 года, с 1823-1825, воплотились в жизнь разработки 6 навесных мостов. Среди них был и Банковский. Его открытие состоялось 5 августа 1826 года, за первые сутки мост перешли около 9000 человек.

Почти все висячие мосты, в том числе и Банковский, были возведены по эскизам архитектора Вильгельма фон Треттера. На его счету еще такие мосты, как Почтамтский, Львиный, Египетский и Пантелеймоновский. В данное время все пять мостов преобразованы в соответствии с новыми нагрузками.

Во всех мостах, построенных Треттером, прослеживалось повторение конструкций. Пролеты моста держались с помощью цепей, крепившихся сверху. А удерживали цепи специальные каркасы, которые были выполнены из металла и спрятаны в основания на островной части.

По бокам Банковский мост украсили крылатые львы, в Спб чаще именуемые грифонами (хотя это не совсем правильно). Обычно подобные скульптуры являлись отделочным элементом мебели или частью архитектурного ансамбля. По проекту П. Соколова они были отлиты в крупных размерах и стали визитной карточкой моста. Александровский чугунолитейный завод изготовил львов из чугуна, а крылья из меди. Крылья затем покрыли сусальным золотом.

После постройки, на головах львов красовались фонари, а перила были выполнены из простых решёток. Однако в конце XIX века, фонари убрали, а решетки заменили на новые – более изящные с орнаментом.

За время жизни Банковский мост в Санкт-Петербурге сильно поизносился, кроме того любители лёгкой наживы пытались наскрести с крыльев львов золото. Поэтому в 1952 году мост отправился на реконструкцию. В ходе работ обновили краску на деталях моста, вернув чугунный цвет, установили фонари, а также вернули ограждение к своему первоначальному виду (проект инженера А. Ротача). А в 1967 году и позолота вернулась к своему первозданному виду.

Спустя ещё почти 20 лет, мост с грифонами в Санкт-Петербурге снова подвергся изменениям. В 1967 некоторые деревянные части заменили на металлические, а в 1988 снова пришлось «позолотить» крылья грифонов. Уже в конце 20 века, в 1997 году реконструкции подверглись и сами грифоны, а также перила и освещение. В ходе этого ремонта под лапами грифонов было найдено много монет и записок с пожеланиями, оставленными туристами.

Следующая масштабная реставрация началась на мосту зимой 2017 года. В планах обновить грифонов, а также отремонтировать сам пролет моста. Кроме того, возможно сами перила будут переделаны.

Как устроен мост?

Банковский мост в Санкт-Петербурге выполнен из железного основания, сверху уложен досками.

Основные характеристики моста таковы:

  • длина пролета – 28 метров;
  • ширина от перил до перил – 1 метра;
  • только для пешеходов;
  • не разводной.

Мост является висячим и удерживается с помощью специальных конструкций, которые скрыты внутри четырех грифонов, установленных с двух берегов. Высота грифонов равняется 2.4 метра. Перила сделаны из кованого железа с рисунком.

Откуда название?

Название моста тесно связано со временем его строительства. В то время, когда он был возведен, в 1825 году, по улице Грибоедова располагался Ассигнационный государственный банк Российской империи. И мост был перекинут прямо по входу в здание. Мост решили назвать в честь банка.

В наши дни вместо банка здание занимает Санкт-Петербургский экономический университет. Название моста СПб с грифонами менять не стали.

Расположение

Банковский мост перекинут через канал Грибоедова и связывает между собой два острова – Казанский и Спасский. Точный адрес Банковского моста в Санкт-Петербурге можно назвать по зданию университета – ул. Грибоедова 27-30. Чтобы добраться до этого места нужно выйти на станции метро «Невский проспект» в сторону Казанского собора. Путь пешком займет не более 5 минут, а грифоны будут видны почти сразу.


Банковский мост на карте

Грифоны на Банковском мосту в Санкт-Петербурге: легенды и поверья

Вокруг Банковского моста в Питере ходит немало легенд. Первая рассказывает о причине, по которой грифоны были установлены по обеим сторонам моста. Подобные создания с древних времён считались стражами богатств. А поскольку Банковский мост в Спб вел в здание банка, то грифоны выполняли свою прямую миссию – защиту финансового благополучия Российской империи.

Согласно продолжению легенды, улучшить свое материальное состояние может любой желающий. Для этого нужно совершить несколько простых действий:

  • под лапу любого из четырех грифонов кладут монетку, говорят желание, потирают лапу, а затем целуют место над хвостом создания;
  • другой распространенный способ – прогуляться по мосту с горстью мелочи в кармане, звонко брякая во время пути. Либо, чтобы не привлекать большого внимания, можно просто держать в руке бумажные деньги и думать о будущем благополучии, совершая переход с одного берега на другой.

После того, как на месте банка появился институт экономики, грифоны стали приносить удачу и студентам. Для успешной сдачи сессии необходимо перед экзаменом обратиться к грифонам за помощью и потереть лапу.

Заключительное в этом списке волшебных свойств грифонов поверье об исполнении желаний. Чтобы исполнилось заветное, его пишут на бумажке, которую просовывают под лапу того из грифонов, что ближе всего к Казанскому собору. А затем эту лапу потирают, как бы призывая крылатого льва на помощь.

Упоминания в искусстве

Первое, что приходит на ум – это знаменитый фильм «Невероятные приключения итальянцев в России», где чудо-путешественники ищут клад, зарытый подо львом. Грифоны – это не львы в полноценном смысле слова, но, как можно вспомнить, в счёт шли все львы или создания, хотя бы похожие на них.

Другой фильм, в котором показывают Банковский мост в Спб, это «Волшебная сила». В самом конце третьей части «Волшебная сила искусства», известный актер Аркадий Райкин и несколько девушек, идущих следом, проходят именно по этому мосту.

Банковский мост соединяет Казанский и Спасский острова через канал Грибоедова в Центральном районе Санкт-Петербурга.

Банковский мост получил название по находившемуся рядом зданию Ассигнационного банка, в котором теперь располагается Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов.

Как и другие мосты через канал, построен в 1825-1826.


Конструкция подвесного моста была спроектирована инженером Вильгельмом фон Треттером, создателем ряда мостов через канал Грибоедова, Фонтанку и Мойку. Общее руководство строительством моста осуществлял полковник Е. А. Адам.


Особую известность Банковскому мосту принесли угловые скульптуры грифонов работы П. П. Соколова.

В 1949 году было капитально отремонтировано деревянное полотно моста. В 1951-52 пролетное строение моста было заменено металлическим, закамуфлированным по фасадам под деревянное; восстановлены фонари и кованое металлическое ограждение, в 1967 и 1988 — восстановлена позолота крыльев грифонов. В 1997 были произведены ремонт скульптур и реставрация перильной решетки. С моста открывается вид на Петербургский Спас на Крови


В 2007-2008 годах был проведён ремонт набережной канала Грибоедова от Казанского до Банковского моста .


Галицийская битва 1914 года (кратко)

Галицийская битва – это сражение, произошедшее в 1914 году в рамках операции на территории Галиции. Она относится к начальному этапу Первой мировой войны, точные даты сражения: с 23 августа по 11 сентября 1914 года. В битве принимали участие войска Российской империи и Австро-Венгерской.

Планы сторон

Высшее руководство русскими силами войск Юго-Западного фронта, которым  командовал Н.И. Иванов, собиралось разбить австрийские войска, окружив их в районе города Львова силами своих четырёх армий. Планировалось, расположив войска армий вдоль границы, активными действиями с флангов отрезать австрийские войска от Кракова и берегов Днестра. Однако российское командование ошиблось с данными о дислокации австрийских армий, которые на тот момент находились гораздо западнее и планировали наступать на северные части русских армий, чтобы, выйдя в тыл Юго-Западного фронта, уничтожить русские коммуникации в Польше.

Российские войска намеревались быстрым ударом разбить австрийские, чтобы Германия не успела отправить на помощь Австро-Венгрии подкрепление.

Ход сражения

Галицийская битва представляет собой целую серию операций, которые начались ещё 18 августа. Русские войска наступали отдельными армиями, и на Люблинском направлении состоялась битва при Краснике. Четвёртой русской армией, двигавшейся в этом направлении, командовал барон Зальц. Со стороны Австро-Венгрии в этой битве принимали участие отдельные формирования первой армии под командованием Данкля. В результате упорных и кровопролитных боёв российская армия была вынуждена отступать к Люблину, однако все дальнейшие попытки наступления австро-венгров были отражены. На том же направлении состоялась битва у Томашова, когда русская армия под командованием П. Плеве в течение пяти дней сражалась с австрийскими войсками. Бои шли с переменным успехом, но боясь окружения, командующий 4-й армией А.Е. Эверт принял решение отойти назад. Двухдневное столкновение на Гнилой Липе, произошедшее в 29-30 августа было успешным для русской армии, по его итогам царские войска овладели Галичем.

На левом фланге совместно действовали 3-я армия Рузского и 8-я армия Брусилова. Поначалу они практически свободно передвигались по фронтовой территории, и, только пройдя около 150 км, встретили сопротивление. Битва при Раве-Русской длилась почти 10 дней, с 2 по 11 сентября, но оказалась успешной: в результате русские войска разбили австро-венгров и вошли в город.

Австрийские войска после понесённых потерь начинают отступление. Однако войска Российской империи не были готовы к преследованию противника, поэтому окончательно разгромить австрийские соединения и закрепить успех не удалось.

В Галицийской битве русская кавалерия превосходила австрийскую конницу в дисциплине и боевых качествах, поэтому, несмотря на первоначальные ошибки разведки на начальном этапе, манёвры русской кавалерии позволили скрыть сосредоточение основных войск от неприятеля.

Имперская кавалерия смогла оттеснить австрийские соединения вглубь их территории. Некоторым кавалерийским дивизиям удавалось не только вести наступательные операции, но и оборонять пехотные корпусы, оторвавшиеся от основных сил русской армии. Так, уже на завершающем этапе битвы кавалеристы 8-ой армии Брусилова были вынуждены спешиваться и воевать вместе с основными силами.

Итоги галицийской битвы

По итогам битвы потери русских войск составили 230 тысяч человек, австрийских – 300 тысяч. Также около ста тысяч австрийцев были взяты в плен русской стороной.

Несмотря на победу русских войск в Галицийской битве, которые нанесли серьёзное поражение австро-венгерским войскам, во время операции вскрылись некоторые недостатки российской армии, в том числе непоследовательность и малая информированность командующего состава, неорганизованность штаба, а также перебои в поставках боеприпасов на фронт, которые осуществлялись в основном гужевым транспортом.

Как участница Антанты Российская империя отстояла суверенитет Сербии, показав, таким образом, свою готовность действовать в интересах стран-союзниц.

Австро-Венгрия, происхождение и первый год Первой мировой войны на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Изображения
  • Просматривать
    • По тематике
      Журналы и книги
    • По названию
      Журналы и книги
    • Издатели
    • Коллекции
    • Изображения
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Распад австро-венгерских сухопутных войск на восточном фронте в Первой мировой войне, с особым акцентом на роль III корпуса Граца и словенских солдат

D. Хаземали: Битва за Галицию: Распад…

182

выше, кажется маловероятным, что австро-венгерский посланник в Берлине,

Г. Х. Лерхенфельд, 2 августа сообщил Совету министров, что у него есть

узнала из МИД, что австро-венгерские власти были убеждены в своем

численном превосходстве в Галиции113

АОК не замечала своих стратегических неудач до середины

августа, когда выкристаллизовалась геополитическая ситуация в Европе; однако к

затем только девять австро-венгерских корпусов Эшелон-А, разделенные на два крыла,

отправили на Львов (нем. Лемберг).Слева направо эти корпуса образовали

Первую армию генерала Виктора Данкла114, 4-ю армию генерала Морица

фон Ауффенберга115 и 3-ю армию генерала Рудольфа фон Брудермана116.

Справа от 3-й армии были развернуты первые имеющиеся части отступавшей Второй

армии, которые образовали армейский отряд Кёвесс117.118 Левое крыло

этих армий охранял наступающий отряд немецкой армии-

мент Войрш и австро-венгерский Куммер. 119 К этой массе солдат,

животных и техники присоединилось не менее 27 000 инженеров, строительных и других рабочих, а также других, к которым присоединилось не менее 27 000 инженеров, кон-

113 GH Lerchenfeld, «Bericht 431 «, в: Die deutschen Dokumente zum Kriegsausbruch. Vierter Band: Von

der Kriegserklärung an Frankreich bis zur Kriegserklärung Österreich-Ungarns an Rußland, ред. Карл

Каутский, Макс Монгелас у Вальтера Шюкинга (Шарлоттенбург, 1919), 156.

114 Виктор Данкл фон Красник (1854–1941) был австро-венгерским генералом, воевавшим на Восточном

и Итальянском фронтах во время Первой мировой войны. На первых этапах войны он командовал 1-й Австро-

Венгерской армией в Галиции, где одержал первую австро-венгерскую победу в битве

при Краснике. После вступления Италии в войну его перевели на Тирольский фронт, где он командовал 11-й армией. 17 июня 1916 г. вышел в отставку по состоянию здоровья (операция на горле).KA, NL

B/3 Dankl, блок 1–2 (бывший блок 12), Haupt–Grundbuchblatt vom 21. Январь 1919 г., л. 335–338.

115 Мориц Ауффенберг фон Комаров (1852–1928) был австро-венгерским генералом и министром

войны. После ряда быстрых повышений он стал генералом от инфантерии в 1910 году. В 1911 году он был назначен военным министром. На этой должности он стремился усилить Австро-Венгерские сухопутные войска

новейшими артиллерийскими орудиями.В 1912 году он был вынужден уйти в отставку. В Первую мировую войну

одержал первую военную победу Австро-Венгрии над русскими в битве при Комарове. Там

он командовал 4-й армией. В том же году вышел на пенсию. Густав Адольф Метниц, «Ауффенберг

фон Комаров», в: Neue Deutsche Biographie 1, изд. Historische Kommission bei der Bayerischen

Akademie der Wissenschaften (Берлин, 1953 г.), 441.

116 Рудольф фон Брудерманн (1851–1941) был австро-венгерским генералом, воевавшим на Восточном фронте во время Первой мировой войны.В начале войны он командовал Третьей австро-венгерской

-й армией, первоначальной задачей которой была оборона Львова. Летом 1914 г. он потерпел

тяжелое поражение в окрестностях Львова, что привело к его отставке. Доступно по адресу: http://www.austro-

hungarian-army.co.uk/biog/brudermannsenior.htm (по состоянию на 6 августа 2016 г.).

117 Герман Кёвеш фон Кёвешхаза (1854–1924) был австро-венгерским генералом,

Первой мировой войной на русском, балканском и итальянском фронтах.В начале войны командовал

XII корпусом в Галиции. С сентября 1915 года он командовал вновь сформированной Третьей армией

(с которой ему удалось занять Белград, Черногорию и Албанию) на Балканском фронте. В

марта 1916 г. он был переброшен на Итальянский фронт. В связи с событиями на Восточном фронте в том же году он

был переброшен обратно в Галицию. 1 ноября 1918 года назначен главнокомандующим

австро-венгерскими вооруженными силами.Доступно по адресу: http://www.austro-hungarian-army.

co.uk/biog/kovess.htm (по состоянию на 6 августа 2016 г.).

118 Лоуренс Сондхаус, Франц Конрад фон Хетцендорф, 150.

119 УЛК, Книга I, 157–158.

Венгрия | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение↑

Убийство наследника Габсбургов в Сараево 28 июня 1914 года положило начало событиям, приведшим к мировой войне. Возможно, именно восьмидесятитрехлетний Франц-Иосиф I, император Австрии (1830-1916), под давлением военных советников, министров правительства и своего немецкого союзника развязал войну.Однако опыт Австро-Венгрии во время войны редко заслуживает упоминания в общей истории Первой мировой войны, даже несмотря на то, что военная экономическая организация страны, нормирование продуктов питания, новаторское обеспечение беженцев и военная оккупация в Сербии, Люблине и Албании были критическими элементами. война на востоке. Тем не менее, несмотря на более глобальное внимание ученых в последние годы, Западный фронт остается гегемоном в формировании повествований о войне. [1]

История войны на востоке плохо согласуется с традиционным пониманием войны на западе, которая решительно завершилась перемирием 11 ноября 1918 года, в результате которого были определены явные победители и явные проигравшие. На востоке в ходе нескольких региональных войн недавно сформированные вооруженные силы государств-преемников столкнулись друг с другом и с бандами нерегулярных военизированных формирований, которые сеяли хаос друг с другом и с гражданским населением от Прибалтики до Балкан вплоть до 1920-х годов. [2] Война на востоке также включала больше движений, чем война на истощение, которая велась в окопах Бельгии и северной Франции; враждебные державы оккупировали и повторно оккупировали большие участки территории на востоке. Там оккупационные режимы охватывали обширные территории, в них участвовало гораздо больше людей, чем в немецких оккупациях на западе, и иногда они служили площадками амбициозных социальных экспериментов.Наконец, когда историки действительно анализируют действия и опыт центральных держав, большинство из них в основном концентрируются на Германии, а Австро-Венгрия почти не упоминается. [3]

Частично этот вакуум вокруг военных действий Австро-Венгрии можно объяснить озабоченностью историков изучением националистических политических конфликтов в австро-венгерском обществе. Традиционная наука больше сосредоточивалась на крахе империи, чем на опыте самой войны. Традиционно историки связывали проигрыш монархии в войне и ее окончание с ее предполагаемой неспособностью управлять враждебно настроенными национальными народами.Эта точка зрения, также сформулированная союзными пропагандистами, предполагала, что многие нации монархии стремились избежать репрессивного режима, чтобы основать национальные государства или присоединиться к ним. Согласно этой логике, война просто ускорила неизбежный крах, который можно было предвидеть в 1914 году. Сегодня большинство историков менее склонны приписывать крах монархии исключительно вопросам национального конфликта. Они анализируют конец Австро-Венгрии больше с точки зрения конкретных социальных и политических кризисов, вызванных опытом тотальной войны, подход, который хорошо работает при сравнении истории революций в России, мятежей и забастовок во Франции и Германии, Пасхального восстания в Великобритания или крах итальянского фронта у Капоретто/Кобарида, например. Каждый из них выявил общую хрупкость режимов военного времени, как и в случае с Австро-Венгрией.

Австро-Венгрия В 1914 г. ↑

В 1914 году Австро-Венгрия была вторым по величине государством Европы (после России) с третьим по численности населения (после России и Германии). [4] Он охватывал территорию, которая сегодня находится в пределах границ Австрии, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении, Чехии, Словакии, Венгрии, Италии, Польши, Румынии, Сербии и Украины.Австро-Венгрия не имела колоний за пределами Европы, за исключением небольшого района в китайском городе Тяньцзинь, приобретенного после боксерского восстания (1899–1901). Он аннексировал бывшие османские территории Боснии и Герцеговины в 1908 году и провозгласил конституционный статус их жителей в 1910 году.

Как и большинство европейских государств, Габсбургская монархия включала в число своих граждан людей, говоривших на разных языках и исповедовавших разные религии. Однако огромное количество юридически признанных языков, использовавшихся в Габсбургской монархии, степень, в которой два Габсбургских государства, Австрия и Венгрия, институционализировали их использование, а также тот факт, что само Австро-Венгерское государство не имело официального языка, отличало его от его Европейские соседи. Немецкий язык служил языком военного командования для всей империи и центральной (не провинциальной) бюрократии в австрийской половине империи, а мадьярский язык был официальным языком Венгрии.

С 1867 года Габсбургская монархия состояла из двух независимых государств: Венгрии и государства, которое я называю «Австрия». [5] Каждая из них имела свою собственную конституцию, свои административные и судебные структуры, а также свои законы о гражданстве и языке. Два государства были объединены общим правителем (император Австрии, который также был королем Венгрии), общим министерством иностранных дел, общими вооруженными силами, общей валютой и общей торговой политикой.Вместе они образовали крупнейшую зону свободной торговли в Европе.

Невнимание историков к военному опыту Австро-Венгрии не было результатом отсутствия у монархии технологических ноу-хау или ее потенциальной силы в промышленно развитой войне. В промышленном и технологическом отношении Австро-Венгрия была четвертым в мире производителем машин, третьим по величине производителем и экспортером промышленных электрических приборов и третьим по величине производителем нефти. Он также был мировым лидером в области высшего образования; его университеты — на чешском, немецком, венгерском и польском языках — лидировали в нескольких естественных и социальных науках.Уровень грамотности в австрийской половине империи в 1910 г. составлял 85 %, число, сравнимое с показателем во Франции, хотя за этим числом скрывались региональные различия между западом и северо-западом Австрии (более 90 % грамотности) и дальним востоком или югом (ближе до 55 процентов). В Венгрии и Боснии образовательные системы не были так хорошо развиты или финансировались, как в Австрии, и больше напоминали задокументированные в Италии или Испании (около 50-55 процентов). Кроме того, в ответ на давление со стороны растущей социалистической партии в Австрии к 1900 году также развилось значительное и политически влиятельное рабочее движение.После введения всеобщего и равного избирательного права для мужчин в имперском парламенте в 1907 году социалистические партии сформировали крупнейший политический блок этого органа. Кроме того, Австрия могла похвастаться спонсируемыми государством положениями социального обеспечения и социального обеспечения, от пенсионных программ до медицинского страхования, подобных тем, которые существуют в Германии, положениями, которые ставили ее впереди Франции или Великобритании. В Венгрии, где промышленность была менее развита, меньшее профсоюзное движение имело гораздо меньше политического влияния, а институты социального обеспечения были более ограниченными по своим масштабам, чем в Австрии, но их значение все еще росло. [6] Однако после 1867 г. правительство Венгрии вложило значительные средства в развитие своей инфраструктуры и промышленности. Все это говорит о том, что в 1914 году Австро-Венгрия больше походила на своих европейских соседей с запада и юга, чем отличалась от них.

Военные ↑

Эпоха либеральных реформ, в результате которой Австрия и Венгрия стали отдельными государствами в 1867 году, также создала систему всеобщего призыва на военную службу, которая применялась ко всем гражданам Австрии и Венгрии мужского пола. Закон сократил срок службы до трех лет (позже до двух), положив конец практике, позволявшей некоторым мужчинам уклоняться от военной службы, заплатив за замену. Все восемнадцатилетние мужчины в равной степени участвовали в ежегодной лотерее, хотя не все номера выпадали в тот или иной год. Те, кто не был призван, должны были присоединиться к военным резервам или одному из территориальных ополчений: Ландвер в Австрии, Гонвед в Венгрии и Хрватское домобранство в Хорватии.Образованные новобранцы из среднего класса, которые имели право на поступление в университет, могли добровольно пройти один год обучения в качестве офицеров запаса. Это обеспечило гораздо большее социальное и религиозное разнообразие среди австро-венгерских офицеров запаса (и гораздо более высокий процент еврейских офицеров запаса), чем это было в более социально обособленном немецком или русском офицерском корпусе. [7]

Как показал опыт войны, австро-венгерские части были не менее эффективны, чем их британские, французские, немецкие, итальянские или русские коллеги. Тем не менее, учитывая их внимание к национальному конфликту, некоторые современники и более поздние историки предполагали, что многоязычная практика в вооруженных силах могла ослабить моральный дух или способность подразделений слаженно действовать в Первой мировой войне. Согласно уставу, все новобранцы, в том числе говорящие по-немецки, должны были выучить около восьмидесяти команд и технических терминов на немецком языке. Однако если хотя бы 20 процентов рекрутов полка говорили на каком-либо из признанных монархией языков, то этот язык становился официальным полковым языком.Существует мало доказательств того, что это многоязычие оказало какое-либо влияние на боевые возможности Австро-Венгрии. Катастрофы военного времени, если они случались, почти всегда были результатом некомпетентного руководства, а не многоязычия новобранцев. [8]

Всеобщий характер воинской повинности превратил военную службу из бремени, которого следует избегать любой ценой, в обряд посвящения для многих молодых людей во всей монархии. Военная служба давала новобранцам из рабочего класса или крестьян значительные преимущества, от регулярного медицинского обслуживания, еды и жилья до технической подготовки, которая открывала возможности для социальной мобильности.В качестве точки соприкосновения между государством Габсбургов и мужским населением военные также прививали новобранцам общий набор имперских идеологий, что часто также позволяло им познавать регионы империи далеко за пределами их дома. Это помогает объяснить, почему как националистическая, так и имперская лояльность в войсках гораздо чаще совпадают, чем противоречат друг другу. С другой стороны, в то время как реформаторы 1868 г. запретили несколько жестоких и иррациональных традиционных наказаний, в мемуарах и письмах рекрутов часто жаловались на суровые физические наказания, которые продолжали применяться в местной казарменной жизни. [9]

Вступление в войну↑

Летом 1914 года небольшой круг лиц в высшем военном командовании, в первую очередь начальник Генерального штаба Франц Конрад фон Гетцендорф (1852-1925), хотел, чтобы Австро-Венгрия объявила войну соседней Сербии. Якобы они стремились наказать Сербию за то, что, как они утверждали, было доказанной причастностью ее правительства к планированию убийств 24 июня. Эта группа искала предлог для объявления войны и пресечения территориальных амбиций сербов в регионе, ограничивая при этом привлекательность Сербии для говорящих по-сербски в Австро-Венгрии.Сербия и ее союзник Россия уже были разочарованы аннексией Австро-Венгрией бывших османских провинций Боснии и Герцеговины в 1908 году. Первоначально Сербия надеялась забрать провинции себе и тем самым получить выход к морю. Обеспокоенные ростом сербского влияния в регионе, военачальники с тревогой наблюдали за Балканскими войнами 1912–1913 годов, в ходе которых Болгария, Греция, Черногория и Сербия столкнулись с Османской империей, а затем (с Румынией) друг с другом.После Первой Балканской войны, когда казалось, что Сербия получит выход к Адриатическому морю, Австро-Венгрия вмешалась, чтобы заблокировать эти амбиции, способствуя созданию албанского государства на побережье Адриатического моря.

В 1914 г. некоторые военачальники надеялись сокрушить Сербию до того, как последняя станет намного сильнее, и до того, как ее русский союзник, еще не оправившийся от поражения от японцев в 1904–1905 гг., наберет военную мощь для эффективной интервенции на Балканах. Убийство эрцгерцога и его жены Гаврило Принципом (1894-1918), молодым просербским активистом из Боснии, дало им возможность, которую они искали.Их ультиматум Сербии и их последующее решение начать войну в 1914 году, в некоторой степени поощряемые немецкими военачальниками, повлияли на жизнь миллионов людей во всем мире. И вопреки ожиданиям военных, объявление Австро-Венгрией войны Сербии не осталось локальным конфликтом. Союзник Сербии Россия объявила войну Австро-Венгрии, а союзник последней Германия объявила войну России, а затем Франции, союзнику России по Антанте. Когда немецкие войска пересекли нейтральную Бельгию во время марша на Францию, Великобритания объявила войну Германии и Австро-Венгрии якобы для защиты нейтралитета Бельгии. Позднее к силам Антанты присоединились соседи и близкие соседи Австро-Венгрии Италия, Черногория, Румыния и Греция, а Болгария и Османская империя вступили в войну на стороне Австро-Венгрии и Германии.

Чтобы понять, почему Австро-Венгрия так легко вступила в войну, нам также необходимо рассмотреть особое институциональное положение, которое военные занимали в государстве Габсбургов. Согласно Мировому соглашению 1867 г., создавшему Австро-Венгрию, вооруженные силы оставались в исключительном ведении императора-короля.Как и в имперской Германии, полный контроль правителя над вооруженными силами сделал ее своего рода отдельным обществом, управляемым по другим правилам и разными органами власти, в отличие от ситуации в таких государствах, как Франция или Великобритания, где гражданские правительства осуществляли высший контроль над вооруженными силами. Однако австрийский и венгерский парламенты имели право вносить поправки и утверждать военные бюджеты, и со временем их политики использовали это право для ограничения влияния и власти военных. Уже в 1880-х годах генеральный штаб привык урезать свои потребности в финансировании всего, от оружия и боеприпасов до ремонта или строительства военных укреплений.По крайней мере, в мирное время денежная власть двух парламентов неоднократно ограничивала теоретически абсолютную власть императора-короля и военной элиты. Хотя вооруженные силы сохранили структурную независимость, на протяжении десятилетий они постепенно становились беднее в численности и оснащении. Это было особенно актуально за десятилетие до 1914 года, когда из-за политического конфликта венгерское правительство заморозило военные бюджеты. С 1870 по 1910 год расходы Австро-Венгрии на армию в процентах от бюджета снизились с 24.1% до 15,7%. К 1914 году в пересчете на душу населения Великобритания, Франция, Германия, Италия и Россия тратили на свои вооруженные силы гораздо больше, чем Австро-Венгрия. Только около 25 процентов граждан Австро-Венгрии мужского пола были призваны на службу, по сравнению с поразительным показателем в 86 процентов во Франции, 40 процентов в Германии и 37 процентов в России. Этот неблагоприятный курс также был в значительной степени результатом нежелания парламентов поддерживать бюджетные требования военных. [10] В 1914 году монархия смогла мобилизовать около 1.8-2 миллиона мужчин по сравнению с 2,4 миллионами в Германии и 3,4 миллионами в России. Неудивительно, что некоторые военачальники Австро-Венгрии были возмущены конституционными полномочиями парламента, считая законодательные органы и гражданскую бюрократию опасными соперниками.

В отношении боеприпасов ситуация была несколько более благоприятной для Австро-Венгрии, хотя и здесь государство не могло воспользоваться своим техническим превосходством. В 1914 году Австро-Венгрия была крупным мировым производителем вооружений с промышленностью, сосредоточенной в Богемии, Нижней и Верхней Австрии и Фиуме.Однако в годы, предшествовавшие 1914 году, большая часть этих боеприпасов была экспортирована в Германию, балканские государства, Османскую империю, Латинскую Америку и Китай. [11] Это опять же отчасти было связано с серьезными бюджетными ограничениями.

Растущее влияние националистических и социалистических политических партий на государственную политику также было проклятием для аристократической и военной элиты Австро-Венгрии, многие из которых с тревогой наблюдали за расширением избирательного права Австрии и ростом влияния политических партий.Социализированные в консервативной культуре, которая отделяла себя от остального общества и отвергала гражданские нормы, они опасались, что растущее влияние народной политики и политических конфликтов ослабит государство и подорвет репутацию великой державы Австро-Венгрии. Для этих людей и их союзников из аристократии и части бюрократии (министерство иностранных дел) недисциплинированные политические дрязги в парламенте поощряли социальные конфликты и ослабляли народную лояльность к государству и династии.Они не могли видеть, что Австро-Венгрия, возможно, была сильнее именно из-за продолжающейся либерализации политики, которую она пережила с 1860-х годов. Они выступали за войну как за единственное средство освободиться от парламентских ограничений и остановить предполагаемый упадок Австро-Венгрии как великой державы.

Ничто не иллюстрирует эти усилия лучше, чем секретный закон о чрезвычайном положении, который военному командованию удалось принять во время различных военных потрясений с 1908 по 1914 год. Боснийская аннексия 1908 года обострила отношения с Россией, Сербией, Черногорией и Османской империей.Беспокойство вокруг Балканских войн (1912-1914 гг.) облегчило высшему командованию убедить правительства принять закон, гарантирующий, что в случае войны военные заменят гражданское правление своей собственной администрацией. Эта администрация, в свою очередь, могла навязать военную справедливость и военную дисциплину как населению в целом, так и гражданской бюрократии в Австрии. Оно могло приостановить власть выборных учреждений и функционирование нормальной судебной системы, что и произошло летом 1914 года.

Секретное законодательство также создало Управление наблюдения за военными действиями ( Kriegsüberwachungsamt , или KÜA), новую военную бюрократию, предназначенную для шпионажа за австрийцами, иностранцами-резидентами, перемещенными лицами и военнопленными (военнопленными). [12] Когда в июле 1914 г. казалось возможным начало войны с Сербией, военачальники внезапно взяли на себя полномочия гражданской администрации и судебной власти. По крайней мере, в Австрии гражданское правительство не сопротивлялось. Используя параграф 14 конституции, который позволял правительствам издавать законы, когда парламент не заседал, премьер-министр Австрии граф Карл Штюргх (1859-1916) поставил Австрию на военное положение, приостановил работу парламента и законодательных собраний короны на неопределенный срок, ввел несколько гражданских отложенные права (включая право на суд присяжных за военные преступления) и введена строгая цензура военного времени.Не все эти меры применялись к Венгрии. Там правительство ревностно охраняло свои национальные прерогативы. На протяжении всей войны и венгерский, и хорватский парламенты оставались открытыми, а цензура не была такой строгой, как в Австрии. Тем не менее, если венгерские лидеры относились к военным мерам с подозрением, они не уклонялись от введения своих собственных диктаторских мер военного времени. Министерство обороны Венгрии создало собственную Комиссию по наблюдению за военными действиями ( Hadifelügyleti Bizottság или HB).

В совокупности все эти меры привели к тому, что историк и современный юрист Йозеф Редлих (1869–1936) назвал «военной диктатурой». По общему признанию, каждое воюющее государство ввело меры военного времени, которые ограничивали гражданские права его граждан и поток информации, но историки соглашаются, что с самого начала Австро-Венгрия была более жесткой, чем другие.

Война на фронтах↑

28 июля Австро-Венгрия начала мобилизацию для войны на одном фронте. [13] Однако менее чем за год Австро-Венгрия оказалась в ловушке войны на три фронта, которую она не планировала. Военное командование ( Armeeoberkommando , или AOK) первоначально реализовало свой план Б (Балканы) по вторжению в Сербию с трех сторон, хотя Конрад фон Хетцендорф получил сведения о том, что Россия скоро вступит в войну. Предполагая, что России потребуется гораздо больше времени для мобилизации своих сил, чем Австро-Венгрии, он стремился нанести решающий удар по Сербии, прежде чем двинуть свои войска в Галицию, чтобы встретиться с русскими. Однако к концу июля, когда стало очевидно, что Россия мобилизуется, нервный Конрад перебросил некоторые части на север, в Галицию. Благодаря взволнованному вмешательству премьер-министра Венгрии Иштвана Тисы (1861–1918) и самого короля-императора 31 июля Конрад полностью изменил курс, заменив военный план Б новым планом, который требовал радикально иного развертывания тех сил, которые уже направлялись на юг, в Сербию. Начальник транспорта военного министерства сообщил, что во избежание хаоса на железнодорожных путях все подразделения должны вернуться на свои исходные базы и начать мобилизацию заново.Любое численное преимущество над русскими, которое австро-венгерские войска могли получить в результате ранней мобилизации, было быстро потеряно.

Это были едва ли не единственные ошибки первых недель мобилизации и боевых действий. Колебания и некомпетентные отступления означали, что австро-венгерские войска прибыли в Галицию слишком поздно, в слишком малом количестве и в невыгодных местах, которые требовали изнурительных пеших маршей, чтобы занять свои позиции. Поражение было стремительным и массовым.К 26 августа австро-венгерские войска в Галиции полностью отступили. 3 сентября русские захватили столицу Галиции Львов/ Львов/ Лемберг. 11 сентября Конрад приказал отступить к востоку от Кракова. В этот первый месяц войны в Галиции погибло 100 000 военнослужащих, более 200 000 ранено и 100 000 взято в плен. Эпидемия холеры, жестокие расправы над (обычно украинскими) мирными жителями, ошибочно подозреваемыми в подстрекательстве к мятежу, и отчаянное бегство тысяч мирных жителей на запад сделали ситуацию еще более хаотичной.Внутри русских позиций только галицкая крепость в Перемышле на реке Сан продержалась до 22 марта 1915 года, когда ее 110 000 защитников сдались.

г. Австро-венгерская кампания против Сербии также не увенчалась успехом, хотя и с меньшими непосредственными последствиями. Австро-венгры провели вторжение в труднодоступную местность с гораздо меньшим количеством войск, чем планировалось. Как утверждает историк Александр Уотсон, проблемы, с которыми столкнутся войска, на самом деле были ожидаемы на военных учениях Габсбургов несколькими месяцами ранее, но в стратегию не было внесено никаких изменений. Военные не продвинулись далеко вглубь Сербии, но жестоко расправились с теми мирными жителями, с которыми столкнулись. Опасаясь действий легендарных партизан Komitadjie и зная, что не все сербские войска были в форме, войска Габсбургов упреждающе уничтожили тысячи мирных жителей и сожгли деревни. Умелая оборона сербов вскоре отразила вторжение, и к 25 августа австро-венгры полностью отступили из Сербии. Позже, в 1914 году, вторжение, которое ненадолго удерживало город Белград, быстро закончилось отступлением австро-венгерских войск на зиму.В конце 1914 года Австро-Венгрия оказалась в тяжелом военном положении. Ранние стратегические решения, принятые АОК, противоречили военной логике и служили примером своего рода принятия желаемого за действительное — совершенно не связанного с фактами, — которому Конрад и многие его коллеги неоднократно предавались при планировании.

В 1915 году при значительной помощи Германии Австро-Венгрия отвоевала большую часть Галиции и предотвратила продвижение русских на Буковину. Вместе немецкие и австро-венгерские войска даже завоевали и оккупировали большую часть русской Польши и Прибалтики.Также в 1915 году Австро-Венгрии удалось завоевать и оккупировать Сербию, поскольку к Балканскому фронту на стороне Центральных держав присоединились два новых союзника: Болгария (14 октября 1915 г.) и Османская империя (12 ноября 1914 г.).

Однако в апреле 1915 года Италия также отказалась от своего бывшего союзника, чтобы присоединиться к войне на стороне Антанты, благодаря обещаниям массивного территориального расширения за счет Австро-Венгрии в секретном Лондонском договоре. Это увеличило количество фронтов, на которых сражались сильно перегруженные австро-венгерские вооруженные силы, до трех.Немцы направили подкрепление, чтобы помочь нерешительным силам Габсбургов, но было слишком поздно, чтобы остановить нападение Конрада на Италию в Трентино в июне, которое потерпело неудачу. Однако в августе Центральным державам удалось, по крайней мере, остановить наступление русских под предводительством Алексея Брусилова (1853–1926) и отбить Галицию. На Балканском фронте в 1916 году австро-венгерские войска превентивно оккупировали Албанию. В конце года русские получили часть территории в Галиции и Буковине, а итальянцам удалось взять пограничный город Гориция/Горица на фронте Изонцо/Соча.

Однако в 1917 г. Австро-Венгрия отвоевала большую часть утраченных русскими территорий в Галиции и Буковине. Его войска заняли значительную часть русской Польши, которой Австро-Венгрия управляла из Люблина. В октябре и ноябре с помощью немецких частей, присланных с Восточного фронта, она одержала самую крупную победу в войне против Италии в битве 12 th на Изонцо/Соче у Капоретто/Кобарида. Австро-венгерские и немецкие войска прорвали итальянские позиции, продвинувшись далеко вглубь итальянской территории.Около 10 000 итальянцев были убиты и еще 30 000 ранены, а около 265 000 человек попали в плен. Однако победа не вызвала особых поводов для празднования, учитывая ухудшение условий в тылу. В то же время большевистская революция в России фактически остановила войну на Восточном фронте еще до конца 1917 года.

Мобилизация в тылу ↑

С 1914 по 1917 год Австро-Венгрия также переживала революционные экономические и социальные преобразования в тылу.От изменений в трудовых и гендерных отношениях до продолжающихся кризисов в обеспечении продовольствием, перемещений тысяч беженцев и распространения слухов и доносов как образа жизни, война произвела революцию во всех аспектах того, что стало известно как «тыл». ». АОК не хотела мобилизовывать мирных жителей на «тотальную войну». На самом деле его цель была прямо противоположной: предотвратить участие гражданского населения в военных действиях и ограничить влияние гражданского населения и политических партий на военную политику.Это предположение быстро оказалось невозможным, когда к декабрю 1914 года война не показывала никаких признаков окончания. Поскольку военные потери росли, запасы продовольствия и боеприпасов истощались, а беженцы с востока забивали дороги, военные были вынуждены призывать к увеличению уровня войск. гражданское участие в военных действиях и жертвы ради них. Долгосрочная цена этой мобилизации вскоре стала очевидной. Те, кто пострадал в тылу, относились к своей жертве как к жертве, принесенной мужчинами в бою.Взамен женщины и мужчины в тылу требовали достаточного снабжения продовольствием как своего права, а также политических реформ и реформ социального обеспечения после войны, чтобы признать ключевую роль, которую они сыграли. Институционально региональные социал-демократические партии предложили правительству свой опыт и принудительное сотрудничество своих профсоюзов в обмен на влияние на внутреннюю политику военного времени и обещание послевоенных политических реформ. Националистические активисты тоже — те, кто не был на фронте — связывали свою благотворительную деятельность во время войны с требованиями политического признания и территориальной автономии после войны.В 1917–1918 годах австрийское правительство даже учредило новое министерство социального обеспечения, руководители которого обращались к знаниям и опыту региональных националистических благотворительных организаций для определения и распределения пособий. Как утверждает историк Тара Захра, это событие только увеличило популярность националистических организаций среди людей, отчаянно нуждавшихся в помощи в последний год войны. [14]

Военная диктатура, возможно, осуществляла жестокий контроль над обществом в первые годы войны, но она не могла не вызывать законных ожиданий радикально реформированного послевоенного мира.Эти изменения были особенно очевидны в политике, касающейся продуктов питания и труда. Нехватка продовольствия в Австро-Венгрии возникла практически сразу после начала войны. Крестьяне и рабочий скот были призваны на войну в начале сезона сбора урожая 1914 года. Крупнейший производитель зерна в Австрии, Галиция, была быстро оккупирована Россией. Венгрия, ежегодно вывозившая в Австрию более 2 млн т зерна, теперь должна была кормить военных (свыше 3 млн рядовых и рабочего скота).К 1916 году Венгрия едва могла выделить 100 000 тонн для Австрии. Наконец, союзническая блокада центральных держав сделала невозможным импорт продуктов питания или топлива из других глобальных источников.

В начале 1915 года австрийское правительство постановило, что 50 процентов муки, используемой для хлеба, должно быть заменено суррогатными продуктами — сначала ячменем, кукурузой или картофелем, а затем гораздо менее вкусными вариантами, такими как опилки. Мало того, что стало все труднее добывать продукты питания, но и те продукты, которые можно было достать, значительно снизили свою пищевую ценность.В феврале 1915 года правительство создало Агентство по контролю за военным зерном для надзора за распределением муки и хлеба. Местные и региональные власти создали картели, которым было поручено собирать продукты питания и следить за их распределением. Вскоре местные органы власти ввели продовольственные карточки на целый ряд продуктов, от хлеба до молока, сахара, жиров и мяса. Однако главной проблемой был дефицит: на местные рынки поступало слишком мало продуктов, чтобы удовлетворить потребности предъявивших продуктовые карточки. Это, в свою очередь, привело к городской практике выстраиваться в очереди в рыночных магазинах и прилавках часто на ночь, чтобы получить нормированную еду. Поскольку многие женщины из рабочего класса были призваны работать долгие часы на военных заводах, часто именно дети всю ночь стояли в очереди, чтобы занять места для своих матерей.

Правительства пытались влиять на спрос на продукты питания, контролируя их потребление. Предприятиям, а затем и семьям приходилось соблюдать несколько постных дней в неделю. Закон 1917 года, например, запрещал ресторанам добавлять сахар на столы или подслащивать напитки. Муниципальные власти создали общественные столовые и кухни, чтобы предоставить людям доступ к дешевой еде.Потребители неоднократно с гневом и разочарованием реагировали на неспособность правительства гарантировать адекватное снабжение продовольствием. Слухи приписывали нехватку денег накопителям, торговцам черным рынком, еврейским заговорщикам и особенно эгоистичным крестьянам, которые якобы наживались на нищете горожан. Насилие на рынках и марши протеста к мэриям оказали огромное давление на муниципальные власти, которые сами не имели реальной возможности облегчить ситуацию. К последнему году войны женщины и дети регулярно уезжали из городов в поисках пищи в близлежащие сельские районы, хотя правительства также стремились предотвратить эту практику, конфисковывая рюкзаки возвращающихся людей на железнодорожных станциях.

Благодаря жесткой цензуре военного времени безудержная культура слухов заменила традиционные источники новостей как в городских кварталах, так и в сельской местности. Как историк Морин Хили утверждала, что Вена военного времени, столкнувшись с экономией ограниченной информации, простые люди реагировали на цензуру и пропаганду, распространяя слухи или осуждая соседей, пытаясь поддерживать то, что они считали стандартами справедливости и законности. [15]

Голод и недоедание истощили жителей тыла, как и ненасытный аппетит государства к рабочей силе в отраслях, связанных с войной.Острая потребность в определенных продуктах, от обмундирования и обуви до боеприпасов и боеприпасов, привела к бессистемному расширению некоторых предприятий и фабрик, [16] , а также к увеличению рабочего дня и жесткой трудовой дисциплине внутри их стен. Скудные материальные ресурсы были направлены на военную промышленность, что еще больше ограничило доступность потребительских товаров. Рабочие-мужчины с ценными навыками были освобождены от фронтовой службы, но на заводах они работали в условиях жесткой воинской дисциплины.Законодательство 1912 года дало военному министерству право захватывать целые заводы и помещать их рабочих под военное положение. [17] По мере того, как шла война, и каждый мужчина, способный служить на фронте, был призван, государство не уклонялось от мобилизации женщин в отрасли, ранее в которых доминировали мужчины, такие как химическая и военная промышленность. Уже в октябре 1914 года австрийское правительство сняло ограничения на работу женщин в ночное время, поощряя работодателей нанимать женщин.К 1916 году женщины составляли 40 процентов рабочей силы в военной промышленности Австрии, а на одном военном заводе в Будапеште женщины составляли 50 процентов рабочей силы. Женщины на этих фабриках работали подолгу и сталкивались с постоянными угрозами ужасных промышленных аварий, учитывая слабые стандарты безопасности и постоянное давление с целью повышения производительности. Австрийские и венгерские муниципалитеты также нанимали женщин вместо мужчин в государственных секторах, например, в качестве кондукторов на городских трамвайных линиях. Даже военные нанимали женщин, чтобы освобождать мужчин от офисных работ для службы на фронте.

Интенсификация занятости женщин во время войны часто имела серьезные последствия для семейной жизни рабочего класса, что часто отмечалось современными социальными обозревателями. Журналисты и эксперты по социальному обеспечению обеспокоены ростом того, что они назвали «преступностью несовершеннолетних», когда дети без присмотра играют на улицах, курят сигареты, посещают кинотеатры. Что еще более важно, дети все чаще страдали от недоедания, болезней и ранней смерти. [18] Опасения по поводу роста проституции как на фронте, так и дома были связаны с аналогичными проблемами социальной гигиены, но также подпитывали веру в то, что война вызвала опасное падение нравов. [19] Несмотря на суровую военную дисциплину и неоднократные угрозы солдатам отправить обратно на фронт, эти продолжающиеся и невыносимые условия привели к нарастанию волн промышленных забастовок в 1917 и особенно в 1918 годах. По всей монархии местные социал-демократические лидеры и партии функционеры все больше теряли контроль над забастовками, предпринимаемыми как членами профсоюзов, так и не состоящими в них рабочими.

В поисках козлов отпущения, чтобы объяснить поражение или голод, военные обращались с гражданскими лицами, которых они считали подозрительными, с резкой жестокостью, явно подразумевая, что некоторые этнические или национальные группы были более ценными, лояльными и привилегированными, чем другие, которые несут ответственность за военные неудачи.Навязчивая тревога высшего командования по поводу лояльности некоторых языковых групп (сначала преимущественно говорящих на сербском и украинском, а затем говорящих на чешском, итальянском или румынском) вызвала своего рода истерию, особенно в первые месяцы войны. KÜA призвала патриотически настроенных австрийцев сообщать о любых подрывных элементах, редко определяя, что такое «подрывной элемент». Выискивая признаки государственной измены, военные призвали гражданских администраторов, местную полицию и провинциальных жандармов (теперь находящихся под военным командованием) наказывать подозрительное гражданское поведение в невоенных зонах. Военные лидеры неоднократно и безуспешно оказывали давление на премьер-министра Австрии Стюргха, чтобы тот распространил свои полномочия военного трибунала на регионы, не входящие в зону боевых действий, такие как Богемия, где они ложно утверждали, что скрываются тысячи местных славянских (чешских националистов) предателей. [20]

Различные националистические группы часто обвиняли своих местных противников-националистов в подстрекательстве к предательству в тылу. Соседи могли быстро восстать друг против друга, сообщая странные слухи друг о друге местным властям.В Венгрии еще до начала военной мобилизации народные инициативы обрушились на якобы предательство сербских гимнастических обществ или соколов . Премьер-министр Тиса приказал администрациям округов «продемонстрировать силу» против невенгерского населения (особенно сербского, румыноязычного и украиноязычного). Когда была объявлена ​​война, полиция Южной Венгрии немедленно арестовала нескольких членов «Сокол ». Антисербские беспорядки, разжигаемые местными антисербскими политическими партиями, вспыхнули в лингвистически и религиозно смешанных регионах Хорватии и Боснии.Военные чиновники использовали эти беспорядки как предлог для подавления ряда сербских национальных организаций в Венгрии. [21] В Южной Штирии, население которой говорило как на словенском, так и на немецком языках, немецкие националистические доносы на случайных местных говорящих на словенском языке (включая священников) привели к более чем 900 необоснованным арестам и тюремным заключениям. Заключенные, обычно лояльные патриоты, часто теряли работу, а также прежнюю уверенность в справедливости государства. Однако не прошло и месяца, как истерия быстро утихла, когда региональные власти потребовали переоценки ситуации, настаивая на том, чтобы жандармы производили аресты только в том случае, если этого действительно требуют доказательства. [22]

На фронте в Галиции или в оккупированной Сербии эти предполагаемые опасения могли привести к жестоким расправам над мирными жителями, как правило, без суда и на основании скудных доказательств. В первый месяц войны военные подняли подозрения против всего украинского населения восточной Галиции, предполагая, не имея никаких доказательств, что те, кого ранее характеризовали как лояльных «тирольцев Востока», были каким-то образом естественными союзниками вторгшихся русских. . Как объяснил Конрад Редлиху в сентябре 1914 года, «мы сражаемся на своей территории, как на враждебной земле.Повсюду расстреливают русинов [термин для украинцев] по военному положению». [23]

Преследование групп, которые АОК считала подозрительными, часто становилось средством объяснения военной неудачи. Например, одна из самых устойчивых легенд войны повествует о массовом переходе чешскоязычных войск на сторону русских на Восточном фронте. Более поздние расследования подтвердили ложность этих обвинений, но военное министерство так и не расследовало виновных в распространении античешских слухов.По иронии судьбы, эти ложные обвинения позже стали основой для нескольких основополагающих героических мифов в первой Чехословацкой республике. В более поздних интересах как чешских, так и немецких националистов повторять и дополнять эти истории. [24]

В конце 1914 года более 7000 украинских граждан — часто целыми деревнями — были депортированы из Галиции в печально известные лагеря для интернированных в Моравии (Терезиенштадт) и Штирии (Талергоф). Депортированные, которых считали врагами государства, находились в ужасных условиях.Пришлось построить другие лагеря для содержания сотен тысяч русских и итальянских военнопленных, которых часто использовали в качестве принудительных работ в сельскохозяйственных районах, где располагались их лагеря. Также была построена совершенно новая серия лагерей для размещения беженцев из Галиции, а затем и беженцев из южных частей Тироля (Трентино) и из районов современной Словении, близких к итальянскому фронту. [25]

Вызов беженцев, как и само русское вторжение, застал государство совершенно неподготовленным.В сентябре и октябре 1914 года десятки тысяч жителей Галиции и Буковины бежали от наступления русских пешком или в импровизированных повозках, взяв с собой то немногое, что они могли спасти от захватчиков. По оценкам, от этого раннего вторжения бежало от 200 000 до 300 000 человек. Но куда им идти и как выживать? Официально беженцы находились в ведении двух правительств, которые должны были им помощь и небольшое суточное содержание. Беженцы были разделены в зависимости от их гражданства (австрийское или венгерское), их финансового положения и часто в соответствии с их регионом происхождения, языком или религией.Венгрия отказывалась принимать австрийских беженцев, а тех, кто перешел Карпаты в северную Венгрию, например, приходилось отправлять дальше на запад либо поездом, либо пешком. В идеале все беженцы должны были быть организованно перевезены с официальных сортировочных станций вблизи Галиции в конкретные пункты назначения внутри страны, чтобы они не переполняли города. Более состоятельным беженцам, которые могли обеспечить себя, разрешалось путешествовать в выбранные ими места назначения, обычно в города. Однако подавляющее большинство из них, не имея средств к существованию, оказались в лагерях для задержанных, наспех построенных австрийским государством, начиная с сентября 1914 года. [26]

Строительство первого из этих лагерей — действительно огороженных бараков — было завершено в октябре, и число беженцев из Галиции вскоре превысило их первоначальные возможности. Санитарные условия были катастрофическими, и в первую зиму тысячи людей умерли от таких болезней, как тиф. Медицинской помощи в лагерях почти не было, в основном потому, что большинство государственных врачей были отправлены на фронт. Однако к 1915 году условия немного изменились к лучшему, отчасти благодаря газетным сообщениям, которые, несмотря на цензуру, сумели опубликовать страдания заключенных.Обеспокоенное обвинениями в неприемлемых условиях для своих граждан, МВД Австрии предприняло шаги по улучшению условий. Лагеря были расширены; построены санитарные, медицинские и кухонные помещения; а позже были добавлены церкви, синагоги и классы для детей и взрослых. Некоторые муниципалитеты предлагали заключенным возможность трудоустройства за пределами лагерей. Помощь международных организаций по оказанию помощи также помогла улучшить условия. Тем не менее тюремный характер лагерей и тот факт, что некоторым людям приходилось оставаться там годами, часто вызывали у жителей чувство депрессии и отчаяния.Присутствие беженцев либо на городских улицах, либо в сельских лагерях беженцев часто вызывало сопротивление со стороны местных жителей, а иногда и приводило к насилию в отношении вновь прибывших. Многие видели в беженцах утечку местных ресурсов, а также опасность для общественного здравоохранения или даже для общественной морали. Некоторые муниципалитеты, однако, лоббировали создание лагеря беженцев на своей территории, потому что правительство также пообещало построить необходимую инфраструктуру, например, новую больницу.

1917-1918↑

1917 год принес в Австро-Венгрию политическое преобразование, если бы не улучшение условий военного времени.Самым значительным изменением стала смерть императора-короля Франциска Иосифа после почти шестидесяти восьми лет правления. Многим было трудно представить себе будущее без этой знакомой и объединяющей фигуры в качестве главы государства. Новым императором-королем стал его двадцатидевятилетний внучатый племянник Карл I (1887-1922). Наследнику, возможно, не хватало опыта, но он передал юношеский энергичный образ в сочетании с преданностью жене и детям, личным благочестием и некоторой ранней популярностью в войсках.Вместе с женой Зитой (1892-1989) Чарльз побывал на нескольких фронтах. Зита взяла на себя руководство австрийскими и венгерскими военными благотворительными организациями. Воцарение Карла обрекло военную диктатуру. Он снял Конрада с поста начальника Генерального штаба и сам заменил старого эрцгерцога Фридриха фон Остеррайх-Тешена (1856–1936) на посту главнокомандующего. Он назначил графа Оттокара Чернина (1872-1932), члена ближайшего окружения Франца Фердинанда и человека, которого считали враждебным интересам Венгрии, министром иностранных дел.

Во внутренних делах Чарльз сначала стремился смягчить социальный и национальный конфликт, рассматривая различные уступки различным группам. В марте 1917 года он согласился создать комиссию по рассмотрению жалоб рабочих австрийской военной промышленности, а в мае вновь открыл австрийский парламент. Он неоднократно оказывал давление на правительство Тисы, чтобы оно расширило избирательное право венгров (в конечном итоге уволив Тису), он амнистировал всех заключенных, совершивших политические преступления, в том числе нескольких чешских политиков-националистов, задержанных по сфабрикованным обвинениям в государственной измене, и уменьшил жесткую военную цензуру.Однако ни одно из этих усилий не имело бы большого эффекта, если бы Чарльз не смог положить конец войне и улучшить отчаянные условия жизни. В краткосрочной перспективе его усилия по проведению реформ просто привели к более открытому политическому конфликту. Националисты всех мастей требовали уступок для послевоенного урегулирования, но уравновесить их, не отдалив друг от друга, было невозможно. Особенно это касалось попыток правительства пообещать польским националистам государство (с правителем Габсбургов) после войны, а украинцам/русинам предложить поддержку независимой Украины.Оба претендовали на одну и ту же галицийскую территорию. В то же время майская декларация южных славян Австрии, в которой стремилась создать единое южнославянское королевство в пределах Австрии, стала основой для движения народных петиций. Однако Карл едва ли мог согласиться с требованиями южных славян о триалистской реструктуризации двойной монархии, если Венгрия не поддержала бы это. Венгерские политики гневно жаловались, что националистам в Австрии даже разрешили обсуждать и публиковать публичные предложения по реформе, которые уменьшили бы территорию Венгрии. [27]

Карл также исследовал возможные способы вывода Австро-Венгрии из войны, но ни один из них не мог вывести его из-под ужесточающегося контроля Германии. Используя посреднические усилия брата Зиты, Сикста, принца Бурбона Пармского (1886-1934), который служил в бельгийской армии, Чарльз попытался тайно начать переговоры с правительствами Франции и Великобритании, предлагая неопределенную поддержку усилиям Франции по возвращению Эльзаса-Лотарингии. , согласившись на восстановление Бельгии и даже подумывая о небольшой территориальной уступке Италии в Трентино. В 1917 году британские и французские лидеры проявили некоторый интерес к этим дискуссиям, но Италия не отказалась от обещанных ей обширных территориальных приобретений. В дополнение к этим усилиям австро-венгерское правительство провело секретные переговоры с Соединенными Штатами. Ничего из этого не принесло результатов, и год спустя, в 1918 году, французы унизили Карла, предав гласности его мирные усилия. Он, в свою очередь, опроверг эту историю и был вынужден дать Германии еще большее влияние на австро-венгерские операции.

С военной точки зрения 1917 год ознаменовался выдающейся победой в ноябре при Капоретто/Кобариде, которая фактически положила конец итальянской деятельности; оккупация Румынии Германией и Австро-Венгрией; и прекращение серьезных боев на востоке. С другой стороны, успех большевистской революции в России и окончание войны породили новые опасения по поводу тысяч возвращающихся военнопленных, которые могли заразить местное население большевистской революционной доктриной. Вместо того, чтобы встретить героя, австро-венгерские военнопленные оказались подвергнуты медицинскому карантину и политическому перевоспитанию. [28] Кроме того, военные успехи мало способствовали ослаблению народного гнева по поводу условий в стране, даже несмотря на то, что некоторые рекламировали перспективу так называемого «хлебного мира» на востоке.

1918 год начался с массовых промышленных забастовок по всей Австро-Венгрии, которые социалистические лидеры едва могли сдержать. Подобные волны забастовок нанесли ущерб венгерской и австрийской промышленности в марте и июне 1918 года.В марте Брест-Литовский договор положил конец войне на востоке, и австро-венгерские части двинулись в российскую Украину в поисках зерна. Украинские фермеры, с которыми они столкнулись, были счастливы иметь защиту Центральных держав от большевистских и белых русских сил, но они не были заинтересованы в передаче своей продукции кому-либо. Военные ответили жестокими реквизициями, стратегия, которая к маю 1918 года перестала быть эффективной.

В 1918 году союзники — теперь включая Соединенные Штаты — постепенно пришли к поддержке возможного распада Габсбургской монархии, чего они и Вудро Вильсон (1856-1924) Четырнадцать пунктов ранее избегали. [29] Лоббистские усилия австро-венгерских политиков в изгнании, таких как чехи Томаш Гарриг Масарик (1850–1937) и Эдвард Бенеш (1884–1948), до конца 1917 года не давали особых результатов. войны союзники приняли новую стратегию по ослаблению центральных держав, поддержав независимость различных националистических группировок Австро-Венгрии. В то же время к концу 1917 г. во Франции были созданы первые отряды так называемых «чешских легионеров» из австрийских военнопленных в России или Италии, согласившихся воевать на стороне союзников, и это явление быстро росло. в 1918 году также среди итальянских и южнославянских групп, и это усилило послевоенные националистические притязания на активное участие в создании новых или расширенных государств.

К маю 1918 года нехватка угля вынудила несколько сталелитейных заводов закрыться. В июне продолжались массовые забастовки, становилось все более заметным дезертирство из армии, периодически возникала угроза мятежей. Несчастный Конрад (теперь командующий Итальянским фронтом) выступал за возобновление атаки на реке Пьяве, чтобы активизировать военные действия. Это плохо спланированное последнее усилие быстро закончилось военной катастрофой, поскольку голодающие войска не смогли продвинуться в ужасную погоду по труднопроходимой местности.К сентябрю, когда Болгарский фронт рухнул, стало ясно, что война проиграна. В октябре возродившиеся итальянцы отомстили за свое унижение при Капоретто/Кобариде успешным наступлением.

2 октября, когда новый премьер-министр Австрии пообещал принять закон о территориальной федерализации, мало кто из политиков обратил на это внимание, за исключением венгерских, которые увидели в этом нарушение Соглашения 1867 года. К этому моменту большинство региональных и националистических политиков постепенно захватили власть в провинциях.5 октября самопровозглашенный национальный совет словенцев, хорватов и сербов в Загребе провозгласил себя представителем южнославянских народов в Австро-Венгрии. 11 октября польские националисты создали аналогичный совет в Кракове, стремясь присоединить Галицию к новой Польской республике. 17 октября румынские националисты Буковины сформировали в Вене Румынский национальный совет. Эти областные советы не всегда носили сугубо националистический характер. 20 октября, например, «Комитет общественного благосостояния» в Граце заявил о своей власти над Штирией и ее экономикой.16 октября Карл издал Манифест о федерализации австрийской половины империи, разрешив национальным советам организовывать свои собственные регионы. «Каждая национальная составляющая образует свою собственную государственную организацию», — декретировал он, признавая в то же время, что общее государство необходимо для сохранения законности, справедливости и беспристрастности. После двух с половиной лет жестокой военной диктатуры и четырех лет голода, истощения и болезней попытки Карла восстановить верховенство закона и реформировать структуру монархии мало что значили.В то же время казалось, что этим провозглашением Карл фактически уполномочил местные национальные советы взять на себя полный контроль над своими регионами.

21 октября в Вене немецкоязычные депутаты парламента создали национальный совет — «временное национальное собрание немецкой Австрии». В Будапеште массовые демонстрации и уличные бои в конце октября свергли правительство и привели к власти революционного графа Михая Каройи (1875–1955), что было задним числом подтверждено Карлом.Затем правительство Каройи расторгло мировое соглашение 1867 года с Австрией, а также пообещало неуказанную форму автономии различным национальным группам Венгрии. 28 октября Чешский национальный совет взял под свой контроль Прагу и подтвердил провозглашение чехословацкого государства. По всему региону местные губернские власти создавали недолговечные мини-государства вроде «Немецкой Богемии», «Немецкой Южной Моравии» или Гуцульской республики. Их чиновникам приходилось ежедневно находить решения насущных социальных проблем без помощи Вены или Будапешта.В Трансильвании некоторые общины объявили о своей независимости от Венгрии, чтобы присоединиться к Румынии, в то время как другие общины объявили себя румынами, но выразили лояльность Будапешту. [30] Во Львове/Львуве/Лемберге в ночь с 31 октября на 1 ноября солдаты Габсбургской армии, верные Украинской Раде, заняли коммунальные службы и провозгласили Львов столицей новой Украинский государственный. 11 ноября, когда война на западе закончилась, Карл объявил о своем отказе от участия в государственных делах, но не об отречении.На следующий день Временное национальное собрание немецкой Австрии провозгласило республику с социалистом Карлом Реннером (1870-1950) в качестве канцлера в коалиции между социалистами и их соперниками, христианскими социалистами. 16 ноября Каройи провозгласил Венгерскую Народную Республику.

Заключение↑

Нет согласованной даты прекращения существования Габсбургской монархии ни практически, ни формально, ни институционально. Вместе взятые, декларации региональной независимости в октябре и отказ Карла от престола положили конец империи.Тем не менее, несмотря на эти региональные провозглашения независимости, обычно именно военная ситуация на местах определяла долгосрочные политические территориальные результаты этого революционного момента. Лишь 6 ноября 1921 года, после двух неудачных попыток Карла вернуть себе венгерский престол, венгерский парламент официально аннулировал приверженность Венгрии прагматическим санкциям, закону 18 -го -го века, который связал Венгрию с единой династией Габсбургов. государство.

Многие современные исследования исследуют мощное наследие Австро-Венгрии государствам-преемникам в различных областях, от государственного управления, кодексов законов, политических систем и экономической политики до образовательной и культурной политики. Преемственность также очевидна в сфере военного и административного персонала в государствах-преемниках. [31] Тем не менее, каждое государство-преемник легитимировало свое независимое существование и территориальные расширения на языке, который категорически отвергал связь с каким-либо имперским прошлым Габсбургов.Их националистические претензии основывались на идеологии националистического самоопределения, связанной с идеями народного суверенитета, которые противопоставляли их якобы демократический характер тому, что, как они утверждали, было характером деспотической империи. Эта характеристика, безусловно, была эффективна среди тех, кто помнил ужасающие страдания военных лет, но она не могла скрыть многолетней и весьма заметной преемственности империи.


Питер М. Джадсон, Институт Европейского университета

Редакторы раздела: Гунда Барт-Скалмани; Ричард Лейн

Дальний угол Восточного фронта, 1914 год

Сегодня многие затруднились бы сказать, где находится Галиция – найдите Краков и проведите пальцем по карте на восток к Тарнополю (Тернополю).До 1772 года она находилась на юге Польши, но когда Пруссия, Россия и Австрия приступили к разделу этой страны, она перешла к Австрии, став самой северной провинцией ее империи. После того, как в 1867 году была установлена ​​двойная монархия Австро-Венгрии, Галиция перешла под управление Австрии, хотя и граничила с Венгрией на юге. Похоже, что поляков было больше, чем рутенов — украинцев-католиков, в отличие от православных украинцев Российской империи, — и около 12 процентов населения составляли евреи. Это была самая густонаселенная и самая бедная провинция Австрии, а возможно, и всей Европы. Неудивительно, что с 1880-х годов произошла массовая эмиграция в Вену, США, Канаду и Бразилию; Удивительно, но австрийцы предоставили Галиции значительную степень автономии, не принуждая говорить по-немецки, разрешив местное собрание и администрацию, но не поощряя инвестиции или промышленность.

еврея были эмансипированы в 1867 году, таким образом получив право владеть землей и отменив ограничения на то, какими занятиями они могли заниматься.К 1914 году пятая часть крупных галицких имений принадлежала евреям. Польская интеллигенция и помещики были на подъеме, и с ними были связаны евреи, а не украинцы, по крайней мере, до 1900 года, когда польский антисемитизм начал расти, а украинцы стали менее русофилами.

Австрийцы совершили в 1914 г. фундаментальную стратегическую ошибку, направив 19 дивизий для наступления на Сербию, в то время как им следовало сосредоточить внимание на угрозе со стороны России в Галиции. Первые российские удары были отброшены из-за всеобщего замешательства и некомпетентности с обеих сторон.Но к сентябрю 35 русских дивизий противостояли 20 австрийским; Победа русских была обеспечена, когда 10 сентября пал восточный галицийский город Лемберг (или Львов, Львов или Львов). Потери австрийцев составили 324 000 человек, в том числе большая часть профессионального офицерского корпуса, и 130 000 пленных, при этом многие австрийские солдаты славянского происхождения с радостью сдались. Перемышль был последним австрийским оплотом, который пал только в марте следующего года, когда сдались еще 117 000 человек. Австрийская армия так и не оправилась от этих ударов.Россия, возможно, тоже потеряла четверть миллиона человек, но имела гораздо большие резервы живой силы, и победа в Галиции смягчила массированный удар, нанесенный ей одновременно немцами под Танненбергом, а затем у Мазурских озер в Восточной Пруссии.

Для галицийских евреев приход русских солдат был катастрофой, так как они пришли с прочно укоренившейся среди них традицией погрома. Десятки тысяч евреев стали беженцами, спасаясь от убийств, изнасилований и грабежей.Времена, когда они помогали полякам управлять Галичиной, управляя их поместьями, постоялыми дворами, винокурнями, пивоварнями, мельницами и лесопилками, прошли и не вернулись в 1918 году. После непродолжительной войны с недолговечной Украинской республикой вновь возникшая Польша вернула себе Галицию. Но это была все более антисемитская Польша, где евреям было запрещено занимать государственные посты, а их шансы на получение образования были ограничены. То, что последовало после 1939 года, не нуждается в пересказе.

А что сегодня с Галицией? Радек Сикорский, бывший министр иностранных дел Польши, сообщает, что в 2008 году президент Путин предложил Польше, что «Украина — искусственная страна, а Львов — польский город, и почему бы нам просто не разобраться во всем вместе?» Поляки дали понять полякам. Русские: «Мы не хотели иметь с этим ничего общего.

Галицийская битва 1914 года кратка. Итоги Галицийской битвы

года

Знаменитая Галицийская битва была частью кампании русской армии в самом начале Первой мировой войны. На этом участке дивизии Юго-Западного фронта воевали с Австро-Венгрией.

Ситуация накануне операции

Первая мировая война началась с экстренного наступления армии Российской империи на запад. Конфликт вспыхнул внезапно, и во всех столицах мира до последнего дня надеялись избежать кровопролития.Тем не менее австро-венгерский ультиматум Сербии сделал свое дело, и Николай II издал манифест о начале войны. В первый месяц кампании шли не только напряженные бои, но и беспрецедентная мобилизация мирного населения. Крестьяне прошли спешное обучение и ушли на фронт рядовыми.

На севере русская армия напала на Восточную Пруссию — немецкую провинцию. На юге царским генералам пришлось столкнуться с другим врагом — Австро-Венгрией. Габсбургская монархия была верным союзником Германии, и теперь обе страны координировали свои действия против империи Романовых.

Австро-Венгрия была большой страной, в нее, помимо прочего, входили Галиция, Буковина и Румыния. Все эти провинции были глухим уголком империи. Западноевропейцы практически ничего не знали об этих краях — для них цивилизация закончилась в Будапеште. Именно там произошла Галицийская битва.

Ставка России

Для противостояния Австрии в июле 1914 г. Оперативно был создан Юго-Западный фронт. В этот стратегический союз входило несколько армий.Его главнокомандующим был генерал артиллерии Николай Иванов. За годы службы в армии он прошел несколько важных кампаний – русско-турецкую войну в Болгарии, а также русско-японскую войну.

Личность этого генерала пользовалась неоднозначной популярностью. Например, Антон Деникин отзывался о нем как о человеке, не обладавшем достаточными знаниями в области стратегии. В русской армии было распространено мнение, что все свои успехи главнокомандующий обязан начальнику штаба Михаилу Алексееву.

Новые условия ведения войны

Галицийская битва, как и любые сражения началавойны, показала, что вся тогдашняя военная школа просто устарела. Генералы по-прежнему руководствовались принципами, принятыми в XIX веке. При этом не учитывалось значение новых видов вооружения — артиллерийского и авиационного. В начале 20 века кавалерия уже стала пережитком прошлого, что наглядно продемонстрировала Первая мировая война.Галицийская битва и весь ужас ее кровопролития были совершенно неожиданными для современников.

Шапкозакидательские настроения накануне войны царили во всех странах-противниках — Германии, России, Франции и т. д. Каждое государство считало, что ему достаточно быстрого марша, чтобы разгромить врага. Например, Берлин часто приводили в пример франко-прусской войны 1870-1871 годов, когда менее чем за год вся французская армия была разгромлена. Фактически и Антанте, и Центральным державам предстояла долгая и изнурительная резня.

Неудача на польском направлении

Следует отметить, что Галицийское сражение было не сражением как таковым, а целой операцией, состоящей из нескольких сражений. Пять русских армий под командованием Николая Иванова начали наступление 5 августа (по старому стилю). Несколько пересадок было на разных дорогах. При этом ширина фронта составляла 500 километров. Первоначальной целью наступления был Львов, или немецкий Лемберг.

Разделенные армии шли разными дорогами на запад.Первый серьезный бой произошел у Красника, когда 4-я армия Антона Зальца столкнулась с 1-й армией Виктора Данкля. Австрийцы атаковали наступающую армию. После долгого и упорного боя Зальц приказал отступать к стратегически важному городу Люблину. Таким образом, наступление русских на польском участке фронта провалилось.

В связи с неудачей на севере Иванову перебросить несколько дивизий во фланг наступающей австрийской армии. Маневры приняли хаотичный характер. Они осложнялись плохими дорогами на разрушенной линии фронта.Русские войска с самого начала действовали разрозненно на широком участке наступления. И в ходе операции и, особенно, после нее эта тактика подвергалась критике.

Марш русских на запад

Если царской армии не повезло на севере, то австрийцы потерпели неудачу на центральном направлении. Основные сражения в этом районе происходили на берегу Золотой Липы. Армия Габсбургов отступила. 21 августа пал Львов, 22 августа — Галич. Австрийцы пытались отбить крупные города.Сильные бои шли в 50 километрах от этих населенных пунктов. К сентябрю отступление армии Франца-Иосифа стало настолько неорганизованным, что больше походило на бегство.

Тем временем в Восточной Пруссии немцы окружили и разгромили армию Самсонова. Сам генерал покончил жизнь самоубийством, не выдержав позора. Это было связано с тем, что в Восточной Пруссии русские действовали двумя разрозненными армиями. И если один был уничтожен, то второй теперь был связан с боем с австрийцами, что давало дополнительный импульс наступлению на юго-западе.

К 13 сентября вся область была оккупирована русскими частями. Так закончилась Галицийская битва 1914 года. Затем последовала многомесячная осада Перемышля, в ходе которой фронт между двумя державами стабилизировался и находился примерно в 120 километрах западнее Львова.

Стоимость

Кровавое Галицийское сражение, итоги которого стали ясны уже после войны, показало полную неспособность австрийской армии к боевым действиям. Это было связано с технической отсталостью, плохой инфраструктурой и неверными расчетами Генштаба.Армия была разъедена изнутри из-за национальных противоречий. Дело в том, что в армии были не только австрийцы и венгры, но и представители славянских народов. Это были чехи, словаки, хорваты. Многие из них критически относились к монархии Габсбургов, считая свои родные земли оккупированными. Поэтому в австрийской армии нередки были случаи дезертирства и перехода на сторону России. Славяне надеялись, что царь не только сломит Габсбургов, но и подарит свободу их собственным странам.

Конечно, это мнение не было универсальным. А среди чехов было много роялистов, которые боролись с Антантой до самого конца. Кроме того, Галицийская битва, если кратко, проходила в условиях, когда война только началась, а экономический кризис еще не успел ударить по благосостоянию воюющих стран.

Реакция Германии и России

Неспособность австрийцев противостоять Россиипривела к тому, что немцам пришлось помогать южному соседу.С Западного фронта, где война приняла позиционный характер, Германия начала перебрасывать свои дивизии. Такие мероприятия стали регулярными и продолжались до заключения мира с Советским правительством.

В России была патриотика, в немалой степени способствовавшая Галицкой битве. В годы войны все общественные силы поддержали царскую власть. Когда фронт остановился, а в стране начался экономический кризис, жители империи в корне изменили свое мнение обо всей кампании.

Потери сторон

Австрийцы потеряли убитыми и ранеными 300 тыс. человек, еще 100 тыс. человек попали в плен. В стране прошла повторная волна мобилизации, чтобы хоть как-то компенсировать возникшую брешь в армии. Потери России также были значительны. Около 200 тысяч человек погибли или были ранены, еще 40 тысяч попали в плен.

Галицкая битва (1914 г. ), короче говоря, показала все ужасы войны нового типа.После обстрелов артиллерии люди получили такие ранения, с которыми оперативники еще не сталкивались. Страшная участь солдат привела к началу в России пропагандистской кампании по сбору средств на гуманитарную помощь. По всей стране открывались лазареты, где ухаживали за новыми инвалидами и калеками. Чуть позже царская семья распорядилась открыть в Зимнем дворце специальный госпиталь, куда поступали раненые фронтовики, в том числе с Юго-Западного фронта.

р>

Галиция 1914 | Оружие и боевые действия

Когда дело дошло до войны, в Вене был большой разрыв между идеалами и реальностью. Плохо оснащенная австро-венгерская армия набиралась из самых разных этнических групп, часто с сомнительной лояльностью к императору. Мобилизационные плакаты 1914 года были на 15 языках для армии, состоящей на 44% из славян, на 28% из немцев, на 18% из венгров, на 8% из румын и на 2% из итальянцев, что создавало проблемы командования между офицерским корпусом, в котором преобладали немцы, и солдатами. Но главной трудностью в 1914 году были чрезмерно амбициозные планы австро-венгерского командующего Конрада фон Хётцендорфа, чьи жалобы на то, что он заслуживает лучшей армии, вторили жалобам его людей на то, что они заслуживают лучшего командира. Жизнь в австро-венгерской армии хорошо описана в книге Ярослава Гашека «Бравый солдат Швейк».

В 1914 году Конрад разделил свою армию на три части: Штаффель (Эшелон), 38 дивизий в Галисии, противостоящие русским; 8 дивизий в составе Minimalgruppe Balkan (Балканская оперативная группа) Сербии; и B Staffel — Вторая армия из 13 дивизий — в резерве.Если Конрад хотел доставить Б. Стаффеля в Галицию на медленных эшелонах войск Австро-Венгрии, ему нужно было сделать это не позднее, чем через пять дней после начала мобилизации (пятый день — 1 августа). Полагая, что Сербия может быть побеждена до мобилизации России, Конрад отправил Б. Штаффеля на сербский фронт, прежде чем более быстрая, чем ожидалось, мобилизация русских вынудила его перебросить его в Галицию. Таким образом, Б. Стаффель покинул сербский фронт, не успев одержать победу, но вовремя добрался до Галиции, чтобы принять участие в поражении.

Основные австро-венгерские крепости Лемберг (Львов или Львов), Краков и Перемышль защищали Галицию. После этого основная линия сопротивления на 480-километровом (300-мильном) фронте проходила по карпатским перевалам. Русские планы предусматривали размещение в Галиции четырех армий, и к концу августа 1914 года русские развернули 71 дивизию. Конрад развернул три армии из 47 дивизий (плюс B Staffel, прибывший к 8 сентября), которые продвинулись 23 августа с катастрофическими результатами.Развернутые на фронте в 280 километров (175 миль) и опасно разделенные, люди Конрада разошлись веером, направляясь на север, в Польшу, и на восток, в Украину, увеличивая фронт атаки и ослабляя свои силы. Результатом стали бои в конце августа и начале сентября 1914 года у Гнилы Липы, Комарова и Злотой Липы. Полагая, что он побеждает, несмотря на неопровержимые доказательства обратного, Конрад попытался обойти русских с фланга и окружить их. Однако он пытался обойти с фланга более сильные силы более слабыми силами и, видя полное поражение, приказал отступить примерно на 240 километров (150 миль) к Карпатам, оставив 150 000 человек осажденными в Перемышле (который пал в март 1915 г.).За три недели Австро-Венгрия потеряла 400 000 человек, в том числе 300 000 военнопленных. Армия также потеряла опытных офицеров и солдат; их замена, пронизанная национализмом, была менее надежной и могла дезертировать. Русские потеряли 250 000 человек и 100 орудий и не прилагали особых усилий для преследования дезорганизованного противника. После катастрофы под Лембергом была серия запутанных и нерешительных боев (октябрь-декабрь 1914 г.), когда русские атаковали на расширенной линии от Польши до Галиции.К Рождеству Австро-Венгрия установила оборонительную линию от Вислы до Тарнова и линию Карпат. Общие потери Австро-Венгрии за 1914 г. составили 750 000 человек.

ССЫЛКА

ССЫЛКА

Нравится:

Нравится Загрузка. ..

Родственные

Окопы в Интернете — Хронология: 1905-1914

См. также: ø Военные планы и Первая мировая война

Обзор
Нестабильность в Европе и различные союзы заставили крупные державы разработать планы, которыми будут руководствоваться вооруженные силы в случае войны, — планы, в которых ничто не должно было быть оставлено на волю случая.Эти запутанные планы включали в себя жесткие графики передвижения войск и тщательно подготовленные списки целей. Они были строгими с очень небольшим допуском на ошибку. Это было ограничивающим фактором, потому что технология того времени была сделана с ошибками.

Каждая сторона в той или иной степени была осведомлена о планах другой стороны. Шпионы хорошо справились со своей задачей. Вопрос был лишь в том, верили ли вы, что ваши противники способны успешно осуществить свой план.

Нет сомнения, что само существование этих планов способствовало началу войны в 1914 году.Напряжение, существовавшее в то время, только усиливалось знанием того, что приготовил для вас ваш потенциальный или воображаемый враг. Паранойя была реальной частью политического климата, и она была безудержной.

ø Отчет полковника Э. М. Хауса президенту Вильсону — май 1914 г.
Взгляните на отчет полковника Хауса. Это довольно коротко и по делу о военно-политическом климате в Европе весной 1914 года.

французский план XVII
от зимы, опыт мировой войны I
французский план XVII
Французы, так и не сумевшие избавиться от унизительного поражения 1871 г. , поставили в план прежде всего возвращение утраченных провинций Эльзас-Лотарингия.План был основан на учениях подполковника Лузо де Гранмезона, директора Бюро военных операций и видного члена «школы нападения». План был принят Генеральным штабом в 1913 г. и дорабатывался Жоффром вплоть до лета 1914 г. План

XVII основывался на понятии порыва , абсолютного духа к победе. Чтобы лучше понять это понятие, давайте рассмотрим некоторые крылатые фразы того времени:

  • «Воля к победе — первое условие победы.»
  • «Наступление по максимуму!»
  • «Наступление без колебаний!»
  • «Только наступление приводит к положительным результатам.»
План, полный недостатков, имел, в частности, один крупный недостаток: он сосредоточил французскую армию на юге, подальше от того места, где должен был прийти основной удар немецкой атаки. Хуже для французов и лучше для немцев быть не могло.
Немецкий Schlieffen Plan
от LiveSefesen, Большие битвы мировой войны I
Немецкий План Schlieffen
Этот план, названный в честь его создателя, графа Альфреда фон Шлиффена, был реакцией на немецкую идею окружения. Любая война для Германии была бы войной на два фронта. Этот план должен был обеспечить быструю, а точнее за 42 дня, победу над Францией до того, как их союзник, Россия, сможет завершить свою мобилизацию. Это позволило бы немецкой армии затем сосредоточить все силы на востоке, чтобы сокрушить своего второго врага, Россию.

Четыре армии, миллион человек, составят дугу. Путь которого охарактеризовал его создатель:

«Пусть последний человек справа зачистит канал рукавом».

Слабой частью этого плана было преднамеренное нарушение бельгийского нейтралитета.И Германия, и Великобритания были среди подписавших договор 1839 года, гарантирующий этот нейтралитет. Бисмарк предупредил, что это нарушение будет безрассудством, поскольку оно втянет Великобританию в конфликт.

На приведенной выше карте показана запланированная дуга в сторону Канала. Более темные стрелки показывают фактический путь вторжения. Мольтке не внял предсмертным словам Шлиффена:

«Держите правое крыло сильным!»

См. также: ø Описание плана Шлиффена

Другие военные планы
Этот раздел предоставлен Wendell Vest

Планы австро-венгерской войны
Военные планы Австро-Венгрии также имели два варианта; один против Балканы, и один против России и Балкан.То первый план считался наиболее вероятным и концентрированным три армии для вторжения в Сербию и Черногорию, а три другие армии заняли оборону в Галиции от возможного Российская атака. Вариант R, план, который был реализован 1 августа сосредоточил четыре армии против России на р. Галицкая граница, а против сербов только две. 2
Бельгийские военные планы
Полевая армия Бельгии численностью 117 000 человек сосредоточится к западу от Маас для защиты Антверпена. Основные усилия действующей армии заключалась в том, чтобы избежать боя с превосходящими силами и сохранить связь с Антверпеном. Он также собрал около 67 000 крепостей. войска для укомплектования фортов в Льеже, Намюре и Антверпене. Льеж и Намюр защищал основные переправы через реку Маас и были жизненно важны для защиты Бельгии. 4
Британские военные планы
Британцы, в отличие от континентальных держав, не имели универсальный сервис. Поэтому имеющиеся у них армейские силы на мобилизация была ограничена их регулярной армией, дополненной их немедленно доступные резервы.Она состояла из двух армий корпуса из трех дивизий в каждом, кавалерийская дивизия и поддерживающая артиллерийские и обслуживающие силы. Их планы призывали к этой силе быть перевезены на континент, а затем перевезены французские железные дороги в район сосредоточения на левом фланге французы под Мобежом. Планировалось, что эта сила будет выдается на 21-й день после мобилизации. 5
Военные планы России
Русская мобилизация, спровоцировавшая войну, поддержала двух Варианты военных планов.Один вариант должен был использоваться в случае войны только с Австро-Венгрией и Германией, а другой должен был быть использован, если Германия нападет на Францию. Последний использовалась вариация, предназначенная для атаки на восток Пруссия от сосредоточения на польском выступе к 15 в. день после мобилизации. Он также мобилизовал четыре дополнительные армии. против Австро-Венгрии в Галиции. Северо-западная группа сосредоточенный на польском выступе, должен был состоять из Первого и Второй армии, и их задача состояла в том, чтобы победить немецкую войска в Восточной Пруссии и захватить территорию Германии до Река Висла.Юго-Западная группа состояла из четырех российских Армии. Ее задачей было нанести решительное поражение Австро-венгерские войска сосредоточились в Галиции. Русский мобилизационным планом предусматривалось 42 отмобилизованные стрелковые дивизии по к 15-му дню и 78 к 35-му дню мобилизации. 1
Сербские военные планы
Планы сербской войны призывали всю сербскую армию из пяти человек действующая дивизия увеличена до десяти по мобилизации, чтобы быть сосредоточены в районе Белграда (столица Сербии и недалеко от границы с Австро-Венгрией) и до нанести удар по австрийским войскам после того, как их тактический план был разглашенный. 3

Военно-морские планы

Общий
Военно-морские планы держав были далеко не такими точными как планы для армейских сил. Ниже приводится краткое изложение планов каждой морской державы.
Британский
Британский Королевский флот, являющийся самой мощной силой на плаву, наметил следующие задачи для своего флота. Вступи в бой с вражеским боевым флотом и уничтожь его.Защитите движение британского экспедиционного корпуса на континент Защитите Британские острова и побережье Франции от нападения с моря. Помогите французским военно-морским силам в Средиземном море защитить свои конвои из Северной Африки. Найдите и уничтожьте вражеские военно-морские силы и торговых рейдеров По всему миру. Блокируйте побережье противника и не допускайте контрабанды. поставляются морем. Планировалось сосредоточить основной боевой флот Великобритании называется Великий Флот в Инвернессе, Скапа-Флоу и Ферт-оф-Форт.Все эти базы находились на северо-восточном побережье Британских островов, через Северное море от Германии. 6
немецкий
Немецкий флот открытого моря, базирующийся в главном немецком базы в Киле и Вильгельмсхафене, планировалось вступить в бой с англичанами. флот в войне на истощение, в полной мере используя морские мины, торпеды и его легкие силы. И вот, в момент, когда шансы были более равными, чтобы вступить с ним в бой. военно-морские силы Германии в других областях уничтожит вражескую торговлю. 7
Французский
Французский флот базируется в основном в Средиземном море Море планировало защитить свои североафриканские конвои и атаковать и уничтожить итальянский и австрийский боевой флот.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.