Философия и философ: Философия – Гуманитарный портал

Содержание

«Философ – это человек, который конструирует будущее»

В феврале этого года правительство Москвы вручило премии 48 молодым ученым. В их числе оказались и женщины. В преддверии Международного женского дня корреспондент «Российского образования» Анастасия Нестеренко взяла интервью у обладательниц премии в номинации «Общественные науки» – кандидата философских наук, старшего научного сотрудника сектора теории познания Института философии РАН  Елены Труфановой и кандидата политических наук, старшего научного сотрудника сектора социальной философии, ученого секретаря Института философии РАН Александры Яковлевой. 

Расскажите о начале вашего научного пути. Откуда возник интерес к философии?

Е.Т. У меня был интерес к гуманитарным наукам, еще со школы. Не то чтобы мне не давались точные науки, но мне очень нравились литература и история. Я собиралась поступать на исторический факультет. Но семья – папа, мама, бабушка, дедушка (который сам занимался философией) – сказали: «Хочешь идти  в гуманитарные науки, выбирай более широкую профессию, потом разберешься, чем будешь заниматься».

Я прислушалась к совету старших и пошла на философский. Конечно, первый год мне давался не просто: я с трудом себе представляла, что такое философия. Все, что я о ней знала – это то, что мой дедушка философ. Ну, значит, подумала я, этим можно заниматься (смеется).

Только со второго курса я поняла, что это мое. Философия меня захватила. Да, кстати, из выпускников нашего курса только двое, если не ошибаюсь, продолжили заниматься наукой, остальные ушли в серьезные компании и банки. Вообще философия хорошо развивает мышление, которое потом пригодится в любой профессии.

А.Я. Мой путь в философию был более тернистым, потому что, в отличие от Елены, которая заканчивала факультет философии в вузе при нашем Институте, я училась в МГУ на философском факультете.

Туда я попала тоже своеобразным путем. Я окончила гуманитарный факультет лицея «Воробьевы горы». У нас преподавали философию в 10-11 классах. На этих уроках нам пытались различными способами объяснить, что такое философия. И, кстати, преподавал Алексей Павлович Козырев, который сейчас занимает пост заместителя декана философского факультета МГУ.

Поступать я хотела на прикладную лингвистику, на филологический факультет МГУ, потому что я хорошо знала одновременно и математику, и язык. Мне казалось, что это правильный выбор, тем более у меня мама филолог. Но мама как раз меня отговорила (смеется). Тогда я остановилась на философском факультете. Выбрала отделение политологии. Это был конец 90-х годов. Известное выражение Аристотеля «человек – существо политическое» было про нас тогдашних. Было очень живо демократическое ощущение и, видимо, это для меня тогда и было первично.  Казалось понятным, в каких областях я смогу работать с таким образованием.

Ко второму курсу я поняла, что меня больше интересует не прикладная политология, а теоретические вопросы, в основе которых лежат философские идеи, и пошла на кафедру истории социально-политических учений. Занялась XIX-XX веками, английскими социалистическими идеями. Учебу я закончила и там же защитилась. Во время аспирантуры я начала работать редактором и на время выпала из философии, но спустя пару лет после защиты стала активно сотрудничать с нашим Институтом и быстро погрузилась в эту творческую  атмосферу. Поняла, что мне необходимо не править чужие тексты, а писать свои.

Такой вопрос: в школе нечасто рассказывают детям, что такое философия. Врач – лечит, учитель – учит, инженер – проектирует, это понятно. А вот кто такой философ? Чем занимается он?

Е.Т. 

Хороший вопрос. На самом деле он не простой. У меня в дипломе написано «философ». Хотя обычно пишут «преподаватель философии». И все, кто его видел, очень веселились. Потому что в уме сразу представляется бородатый старец, замотанный в древнегреческую «простыню» (смеется). Который не ест, не пьет, не развлекается, а только о чем-то размышляет. Иногда смотрю и думаю: «Неужели это вот я и есть?»

Можно выделить два типа философов, как это делает наш бывший директор, ныне научный руководитель Института академик Абдусалам Абдулкеримович Гусейнов. Он делит их на преподавателей философии и философов, то есть на тех, кто учит философии, изучает работы других философов, работает со студентами, и тех, кто вообще может не быть связанным с каким-либо университетом. Но именно он при этом пишет выдающиеся философские труды, задает новые направления и так далее.

Если говорить о современной профессии философа, то, прежде всего, философ – это человек, который занимается исследованием вопросов, на которые наука не имеет возможности дать конкретные ответы. Например, проблема сознания. Есть исследования мозга, но они нам все равно не говорят, что такое сознание. Этот вопрос требует философского осмысления. Таких тем на самом деле очень много. Философ, в отличие от других ученых, пытается описать то, как современная человеческая эпоха понимает вечные вопросы – бытия, сущности человека, жизни в целом. На мой взгляд, философ – это тот, кто лучше других может сформулировать главные вопросы своей эпохи. Такими, например, были Платон и Кант. Они, возможно, не несли какой-то практической, материальной пользы обществу, но они выражали то, чего не могли выразить другие.

Есть много смежных областей, где философия пересекается с другими науками: психология, нейрофизиология, лингвистика, экология, биоэтика. Последняя, к примеру, очень актуальна для медицины – это вопросы клонирования, генетики…

Если брать политику, то сейчас актуальными для философии являются вопросы миграции, прав беженцев, феминизм, урбанизм, исследования повседневности. В русле современной эстетики изучается, например,  японская мультипликация аниме. Казалось бы, популярная молодежная тема, являющаяся в то же время предметом серьезных исследований.

А.Я. Мне кажется, что философ – это человек, который конструирует будущее. Он критически осмысляет прошлое и настоящее, формулирует новые проблемы и предлагает формы и методы их решения или констатирует их «вечный» характер. Это его внутренняя потребность – осмыслить окружающий мир, найти способы решения проблем человечества. Как раз это надо объяснять школьникам: философ – это тот, кто не остается наедине со своими внутренними проблемами, которые, кстати, бывают характерными для переходного возраста. Эти проблемы актуальны для всех людей.

Вы получили премию правительства Москвы за цикл работ о трансформации науки в современном обществе. Можете подробнее рассказать, о чем ваши работы?

А.Я. Наука и ученые оказались заложниками современных экономических и политических процессов. В современном мире интеллектуальный труд пытаются измерить и рассматривать его только с точки зрения пользы. То есть ищут  прикладное там, где его не может быть по определению, спрогнозировать быстрые результаты. Конечно, это в целом проблема свободы интеллектуальной деятельности и проблема отчуждения результатов научного труда в результате ограничения такой свободы. Мы как раз пытаемся понять, какие существуют опасности в современном мире, которые меняют специфику научной деятельности, к чему это вообще может привести.

Е.Т. Трансформации, которые происходят в науке, мы ощущаем на себе. Но на самом деле те же процессы идут во всем мире, это общая тенденция – загнать науку в сферу услуг. И здесь есть специфика именно гуманитарного знания, которую не учитывают. Для гуманитария – допустим, философа, историка – гораздо важнее написать книгу, над которой он работает несколько лет. Гуманитарий – это, как правило, один человек и одна, очень большая работа. А вообще есть стереотип, что гуманитарий – это тот, кто не умеет считать (смеется).

Сейчас оценивают результат ученого по статьям, а не по книгам. Большое значение имеет цитируемость. Важно то, что статья прошла отбор перед тем, как быть опубликованной в издании. Это определяет ее качество. Хотя ряд изданий на этом делают большой бизнес. За тебя все сделают, оформят, переведут, ты только заплати.

Когда слышишь слово «философия», на ум сразу приходят Платон, Аристотель и прочие мыслители прошлого. А где можно познакомиться с работами современных философов?

А. Я. Вы знаете, мы как философы вообще стараемся выводить современную философскую мысль в публичное пространство. Благо технический прогресс это позволяет. На сайте нашего Института есть огромное количество аудио- и видеоматериалов, книг и статей. Сейчас на сайте выложена философская энциклопедия в четырех томах. В ней собраны как классические статьи, так и работы современных философов. Также в открытом доступе находятся Энциклопедический словарь  античной философии и все изданные Институтом книги.

О том, как сегодня выглядит философская мысль и какие проблемы являются самыми актуальными, можно узнать из периодических изданий – научных журналов Института, среди которых «Философский журнал», «Философия науки и техники», «Этическая мысль», «Эпистемология и философия науки», «История философии» и другие, всего восемь журналов по разным направлениям. Это, пожалуй, самый важный ресурс, который позволяет постоянно следить, что происходит в нашем научном мире. И конечно, рупор российской философии – это «Вопросы философии», который тоже находится в открытом доступе.

Мы активно сотрудничаем с зарубежными организациями, институтами, журналами, с независимыми философами. Например, в 2012 году к нам приезжал Славой Жижек. В зал, рассчитанный на 150 человек, набились 250 – и это в августе, когда большинство людей отдыхает за городом.

Е.Т. Мы работаем и с библиотеками. Например, проводятся публичные лекции в библиотеке имени Ф.М. Достоевского (проект «Анатомия философии» под руководством д.ф.н. Ю.В. Синеокой). Многих пугают академические учреждения, а в библиотеке совсем другая атмосфера. Лекции рассчитаны на людей всех возрастов без специальной подготовки. 

Сейчас в этой библиотеке наш Институт запускает новый проект. Он называется «Реплики». Это дискуссии между двумя участниками на одну актуальную философскую тему.

А.Я. А буквально вчера я читала лекцию в Центральной молодежной библиотеке имени М.А. Светлова. Там занимаются, в основном, школьники и студенты. Мы решили запустить цикл лекций под названием «Грани философии: теории и практики». Можно будет познакомиться и с классической теорией, и с практической стороной философии в современном мире – например, с биоэтикой, которую мы упоминали.

Было много посетителей, был заметен неподдельный интерес. Чувствуется, что в обществе есть запрос на эти проблемы.

Вообще, если возвращаться к вопросу, кто такой философ, философ – это, на мой взгляд, проводник знаний. И его роль очень важна, так как у людей часто складывается фрагментарное представление о мире, если нет общего представления, мировоззренческой картины. 

Скоро Международный женский день. Что бы вы пожелали российским женщинам, которые занимаются или планируют заниматься наукой?

Е.Т. У женщин долгое время не было возможности вносить вклад в науку. До сих пор есть определенная ангажированность, особенно при продвижении на какие-то высшие должности. Несмотря на это, на мой взгляд, у женщины сейчас есть все возможности реализовать себя. Если ты чего-то стоишь, никто тебя не задвинет. В нашей стране, кстати, в этом плане все намного лучше, чем в западных. И это заслуга, в том числе, Советского Союза, где женщины давно начали работать в традиционно «мужских» профессиях.

А.Я. Я бы пожелала женщинам не бояться делать то, что они делают. Вообще профессия ученого не предполагает деления по половому или возрастному признаку. Очень хочется, чтобы женщины шли в науку. Есть стереотип, что мир науки – это мир мужчин. Думаю, во многом это связано с тем, что имена женщин-ученых меньше на слуху.

Желаю женщинам посвящать время своим интересам, вне зависимости от того, чем они занимаются. Не обкрадывать себя, не обращать внимания на то, что навязывается окружающими – будто она кому-то что-то должна. И объяснять это мужчинам. Мы часто не объясняем им этого, а делать это нужно.

Вообще наука не имеет ни пола, ни возраста, ни национальности. Если люди будут понимать эти вещи, возможно, и на свою жизнь будут смотреть иначе.

«Лично мне изучение философии помогло немного разобраться в собственной жизни»

В Москве завершилась Осенняя школа философии, организованная Вышкой для старшеклассников из российских регионов. 22 школьника вместе с преподавателями и исследователями ВШЭ выясняли, для чего сейчас получать философское образование в университете и чем оно помогает в жизни и карьере.

Осенняя школа, которую провел факультет гуманитарных наук при поддержке Дирекции по профессиональной ориентации и работе с одаренными учащимися, дала старшеклассникам из регионов России возможность на некоторое время почувствовать себя столичными студентами. Программа школы включала не только лекции и практические занятия на факультете гуманитарных наук с лучшими преподавателями Школы философии, но и знакомство с московскими достопримечательностями и стилем жизни и даже экскурсию в общежитие ВШЭ.

Из ста человек, подавших заявки на участие в школе, были отобраны 22, причем среди них были как активные участники и победители олимпиад, всерьез интересующиеся философией, так и ребята, которые испытывают сложности с самоопределением, не знают, какое гуманитарное направление выбрать.

«Работая со школьниками, мы постоянно сталкиваемся с мнением, что философия — это что-то непонятное, бесполезное, но в то же время звучащее по-умному, — рассказывает заместитель руководителя Школы философии ВШЭ Тарас Пащенко. — Многие старшеклассники сталкивались с философией только в рамках школьного обществознания, где философские идеи представлены крайне избирательно и фрагментарно. Читая присланные заявки, мы поняли, что многим хочется разобраться прежде всего для себя, что же такое философия. Наша задача состояла главным образом в демонстрации участникам, чем могут заниматься современные философы. Мы старались показать ребятам, что философия — это не страшно и бесполезно, но интересно и применимо».

Вместе с лучшими преподавателями Вышки участники отвечали на вопросы о том, что такое справедливость, зачем нужно государство, что такое счастье, рассуждали о сериальных трендах, путешествиях во времени, философии в видеоиграх, учились проводить мысленные эксперименты, решать задачи, не имеющие решения, анализировать философские и литературные тексты.

У меня было представление, что философы — это такие угрюмые, грустные, поражающие насмерть своим взглядом дяденьки

«Участники школы поразили меня двумя особенностями, которые я редко обнаруживаю у абитуриентов даже по отдельности и еще реже — вместе, — рассказывает старший преподаватель Школы философии ВШЭ Виктор Горбатов. — Во-первых, они демонстрируют, помимо довольно неплохих знаний, еще и хорошее интуитивное понимание того, зачем нужны гуманитарные науки. С этой интуицией, конечно, нужно много работать, чтобы превратить ее в ясное и четкое понимание, но то, что она есть у ребят уже сейчас, очень важно. Во-вторых, участники этой школы отличаются, как мне показалось, какой-то особой открытостью, непринужденностью в общении. Они довольно быстро нашли общий язык между собой и, похоже, сдружились. Но гораздо важнее, что и с преподавателями они готовы поддерживать живой и искренний диалог. Мне было бы очень приятно увидеть всех этих ребят в числе наших студентов в следующем году».

После занятий в аудиториях Вышки ребята ходили на экскурсии в музей Булгакова и по городу, гуляли по центру современного искусства «Винзавод», были на показе фильма «О, Интернет! Грезы цифрового мира» в рамках Международного фестиваля кино о науке и технологиях «360°», посетили студенческий городок НИУ ВШЭ «Дубки». А по вечерам, вместе со студентами программы «Философия» играли в философскую «Мафию», читали Декарта, обсуждали современное кино.

«Такого рода проекты объясняют, как должны работать гуманитарные факультеты сегодня, — считает доцент Школы философии ВШЭ Кирилл Мартынов. — Рекрутинг талантливых, неслучайных и мотивированных людей должен вестись на творческой основе задолго до ЕГЭ – так, чтобы первокурсник-философ понимал, зачем и куда он пришел. В этом я вижу залог того, что студенты и на факультете будут создавать больше современных творческих проектов, таких как Философский дискуссионный клуб. А это, в свою очередь, гарантия того, что Школа будет иметь интеллектуальные ресурсы для развития собственных научных исследований. Ну и конечно, на меня большое впечатление произвела дискуссия со старшеклассниками о наследии стоиков, в ходе которой они исправляли мои неточные цитаты из Марка Аврелия».

А вот что рассказали об осенней школе сами старшеклассники.

 

Тамара Шекунова, 11 класс, Набережные Челны

Наверное, главное, почему я решила поехать на школу, — это желание увидеть вживую лекторов, которые там были. С половиной из них я была заочно знакома, они со мной, конечно, нет. Чьи-то статьи я читала, кого-то видела на «ПостНауке». А вторая причина — мне хотелось познакомиться с теми, кто тоже, может быть, будет поступать на философию. Мне очень хотелось увидеть Вышку, потому что для меня это приоритетный вуз.

Зачем изучать философию? Повторю то, что нам на занятиях говорил Кирилл Мартынов: это структурирует мысли, учит анализу огромных объемов текстов и вообще информации, поступающей нам. И просто повышает общий уровень эрудиции. Все равно, когда ты видишь человека с философского или кого-то проходившего рядом — с ним намного приятнее общаться. Я знаю очень много технарей, которые изучают философию для интереса.

С чего начать изучение философии? Опять пойду следом за моим любимым Мартыновым и укажу три пути. Прежде всего, можно взять что-то из практической философии, что-то из стоиков, потому что это действительно может заинтересовать любого человека. Второй путь — выбрать что-то научно-популярное вроде Ричарда Докинза. «Бог как иллюзия» или что-то подобное, связанное с эволюцией, модернизацией, индустриализацией общества. И третий путь — это двадцатый век, искусство, связанное с философией. Например, Мишель Фуко, а еще Жиль Делез.

 

Эмиль Тулиганов, 11 класс, Уфа

Трудно сказать, когда я впервые столкнулся с философией, потому что с философией мы все живем, ну по крайней мере те люди, которые задумываются о своей жизни. Если упрощать, то, наверное, самый первый раз это было лет в шесть-семь на даче — мне было грустно, я пошел на берег реки, сидел там и думал о жизни. Но философия именно как наука появилась в моей жизни вместе с олимпиадами по обществознанию, когда в это же время в школе на уроках начали проходить всякие философские концепции.

Раньше я иронизировал, что философы — это какие-то алкоголики, которые за столом рассуждают о жизни. А если серьезно, у меня было представление, что философы — это такие угрюмые, грустные, поражающие насмерть своим взглядом дяденьки. Теперь я понял, что люди, изучающие философию, имеют большой — как словесный, так и интеллектуальный — багаж, с ними очень интересно поговорить, их очень интересно послушать. Очень радует, что преподаватели на школе старались не дистанцироваться от учеников, а как-то ближе к нам находиться.

Школа Вышки — это класс, это топ, это круто, это интересно, это какие-то новые перспективные идеи, которые хочется развивать. Например, нам с другом захотелось провести что-то подобное в Уфе — думаю, получится. Словом, это знакомства, вдохновение, и веселье, конечно же.

 


Максим Фетисов, 10 класс, Ростов-на-Дону

Имена таких философов, как Платон и Аристотель, преследовали меня почти всю сознательную жизнь — кто-то где-то их упоминал, они возникали, чем бы я ни занимался. Я думаю, что разбираться в базовых философских теориях и концепциях нужно для того, чтобы разбираться непосредственно в жизни. Достаточно сложно осознать, для чего ты живешь, как жить правильно. Лично мне изучение философии, хотя бы в рамках осенней школы, помогло немного разобраться в собственной жизни.

Я бы хотел поступить в Вышку, МГУ или МГИМО. Не могу сказать, что направлю свою деятельность конкретно на философию — скорее буду заниматься больше политологией, но в этой области тоже много от философии. Вообще философия — это то, что проникает практически во все сферы науки и жизни, поэтому полученные знания в любом случае мне пригодятся.

 

Алиса Ракитина, 10 класс, Омск

Я обыкновенный подросток. Люблю делать оригами, слушать старые радиопередачи, заниматься лепидоптерологией, играть в видеоигры. Впервые с философией мне пришлось столкнуться в начале этого учебного года. Хотя к тому моменту я имела представление об основополагающих теориях и концепциях, большое количество нового материала вызвало серьезные затруднения. Это не могло не расстраивать, но интерес к философии все равно продолжал расти. И вдруг осенью на мой электронный адрес пришло уведомление о проведении осенней школы. Было бы глупо не воспользоваться такой отличной возможностью.

Наиболее значимым философом я считаю Никколо Макиавелли, поскольку разделяю его идеи отделения морали от политики и необходимости в сильной государственной власти. Зачем современному человеку изучать философию? Задавая вопросы, не имеющие ответа, человек расширяет рамки собственного сознания, избавляется от пыльных стереотипов. Я думаю, что философия предназначена абсолютно для всех с той лишь оговоркой, что серьезное ее изучение требует соответствующего образования.

«Роль и значение философии в жизни общества»

  • Новости /
  • «Роль и значение философии в жизни общества»

17 июня 2015 года

«Роль и значение философии в жизни общества»

16 июня в Национальной библиотеке РД им. Р. Гамзатова состоялась встреча участников дискуссионного философского клуба «Время и бытие».

Организатор клуба философ магистрант Дагестанского государственного университета Джамирза Магомедов выступил с докладом на тему: «Роль и значение философии в жизни общества».


Роль философии в жизни общества, определяется, прежде всего, тем, что она выступает в качестве теоретической основы мировоззрения, а также тем, что она решает проблему познаваемости мира, наконец, вопросы ориентации человека в мире культуры, в мире духовных ценностей.

Философия — это предельно обобщенное, теоретическое видение мира. Она отличается и от религиозного и от научного способа постижения действительности. От религиозного она отличается своей рациональностью, научностью построения и опорой на науку. От научного она отличается тем, что являет собой обобщенное осмысление мирового целого и отношения человека к миру.

Философское мировоззрение — это теоретический взгляд на мир с позиций активного существа, осознающего как самого себя, так и то, с чем ему приходится взаимодействовать. Это совокупность фундаментальных идей о человеке, мире и об отношении человека к миру. Эти идеи позволяют людям сознательно ориентироваться в мире и обществе, а также мотивировать свои поступки. Их специфика — в том, что они позволяют предельно широко, в рамках определенной цивилизации, воспринимать происходящие события и при этом руководствоваться в своих действиях краеугольными для данной цивилизации ценностями.


Это важнейшие задачи философии, а вместе с тем и ее функции — мировоззренческая, теоретико-познавательная и ценностно-ориентационная. В ряду этих функций лежит и решение философских вопросов практического отношения к миру, а соответственно функция праксеологическая.

Критическая функция философии, выполняет задачи преодоления устаревших догм и взглядов. Эта роль философии особенно четко выражена в трудах Бэкона, Декарта, Гегеля, Маркса. Философия выполняет и прогностическую функцию, реализуемую в построении моделей будущего.


Наконец, существенное место в арсенале функций философии занимает интегративная, состоящая в обобщении и систематизации всех форм человеческого опыта и знаний — практического, познавательного, ценностного. Только на базе такой интеграции можно успешно решать проблемы гармонизации общественной жизни.

Настоящая философия всегда ориентирована на достижении добра, прекрасного и возвышенного, преодоление в человеке всего демонического и животного и сотворение человека нравственного. Высокие моральные качества человека, как известно, не возникают стихийно, сами по себе, они часто являются результатом плодотворной деятельности философов

Древнегреческий философ Сократ в одной из бесед заметил, что для него «. .. кажется странным, если человек, взявшись быть пастухом стада коров и убавляя и ухудшая их, не сознается, что он плохой пастух; но еще для него странно, если человек, взявшись быть начальником в государстве и убавляя и ухудшая граждан, не стыдится этого и не осознает, что он плохой начальник» (Ксенофонт. «Воспоминания о Сократе» I, II, 32).


Любая политика (экономическая, техническая, в области медицины, образования и т. д.) не может сделать шага без согласования с моралью, нравственностью.Двуличие, неразумность и аморализм политики, а также некорректные философские ориентиры всегда вели к катастрофам, чему немало свидетельств, как в истории, так и в современности.

Философия разрабатывается отдельными людьми, но не является их произволом и капризом. «Что касается отдельных людей, то уж, конечно, — отмечает Гегель, — каждый из них сын своего времени; и философия есть также время, постигнутое в мысли».

Аристотель называл философию «главной и главенствующей наукой, которой все другие науки, словно рабыни, не смеют прекословить». Для Сенеки философия основное средство развития гражданских качеств личности, нравственно-духовной доблести и интеллектуальной силы.

При всем преувеличении значимости философии  в жизни общества и Аристотель, и Сенека правильно отмечали лидирующее положение  философской мысли в духовной культуре, а замечания Сенеки о нравственной пользе философии, сохраняют свое значение и по сей день.


Философия, постигая историческую эпоху, отражает направления и пути развития человечества, предупреждает о скрытых опасностях, Так было на всех крутых поворотах истории, во все переломные исторические эпохи. К этому сводится задача и современной философии.

Общество требует от философии ответа на вопросы: Каким должен быть мир, чтобы он соответствовал человеку? Каким должен быть сам человек, чтобы соответствовать миру? Достоин ли мир того, чтобы в нем жить? Достоин ли сам человек того, чтобы выступать от имени жизни, понимает ли он ее ценность?

Отвечая на эти вопросы, философия выступает как теоретическая основа мировоззрения, она предлагает систему категорий, выражающих фундаментальные принципы бытия, в том числе и специфику существования человека. К таким мировоззренческим принципам относятся утверждения: Мир «не создан никем из богов, никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем»; «Мир не бессмыслен и абсурден, но находится в бессмысленном состоянии»; и т.д.

Несомненной заслугой современной философской мысли является выдвижение ее представителями новых ценностей. К ним относятся обще гуманистические, экологические ценности и ценности качества жизни. Ценность качества жизни противопоставляется уровню жизни, массовому производству и потреблению. Для человека, его здоровья и счастья не так важен уровень жизни, как ее качество. Оно определяется не столько ее комфортом, сколько добрыми и гуманными отношениями в обществе, социальным равенством и близостью к природе.

Всех заинтересовавшихся клубом «Время и бытие» приглашаем в Национальную библиотеку им. Р. Гамзатова (3 этаж) на встречи участников клуба, которые состоятся по вторникам в 18.00.

Опубликовать:

Предмет и научный статус философии

Состояние философии в современной России представляется весьма не­определенным и противоречивым. Под флагом ее обновления отрицаются клас­сические философские системы, лежащие в основе профессиональной фило­софской культуры. Об этом пишут многие отечественные философы. По словам И. А. Гобозова, философия, которая ранее выступала в роли духовного лидера и открывала пути развития почти всем наукам и искусствам, сегодня потеряла всякие критерии научности и превратилась в простые рассуждения обо всем и ни о чем[1]. В. В. Миронов призывает сохранить те позитивные результаты, кото­рые были достигнуты в отечественной философии советского периода, по­скольку в противном случае за критической волной у нас может остаться лишь «пена новомодных мыслителей», которые в тысячный раз изобретают философские велосипеды и невнятные мысли выдают за новую философию. Он пишет: «Конечно, проще, ничего не изучая, нахвататься имен и понятий, запу­тать это словесной терминологией и считать истинно философским лишь то, что более всего непонятно»[2].

Отрицание классических философских традиций приводит философию к потере своего предмета. Об этом говорит В. А. Каменский: «И в преподавании, и в исследовательской работе философия теперь и у нас настолько расползлась в некое неопределенное облако различных проблем, подчас весьма специаль­ных и относящихся к компетенции конкретных наук и различных областей культуры, что академические круги, да и интеллектуальная общественность в целом, все настойчивее и – надо это признать – все обоснованней ставят вопрос: чем это занимаются философы и нужно ли обществу то, чем они занимаются»[3]. В то же время все прекрасно понимают, что демократическое общество заинтересовано в том, чтобы его граждане обладали научным, гуманистическим, нравственным мировоззрением, а одной из главных задач философии яв­ляется теоретическое обоснование такого мировоззрения. Общепризнано, что изучение философии позволяет преодолеть профессиональную ограниченность интеллектуального кругозора, порождаемую любой, даже гуманитарной, специализацией. Являясь основой мировоззрения, философия способствует фор­мированию убеждений человека, его идеалов и принципов, она оказывает большое влияние на становление личности, развивает культуру мышления. Философия и сегодня выполняет важные функции: мировоззренческую и методологическую, она апеллирует к разуму, к логической доказательности и опытной достоверности своих суждений.

Ясно, что все это возможно только при условии признания за философией научного статуса, признания того, что она базируется на рациональных способах мышления, имеет свой предмет исследования и способна давать объективную истину. В классической философии ее предмет и научный статус не ставились под сомнение. Представители различных философских направлений были едины в том, что философия по своему основному содержанию есть учение о всеобщем в мире. Всеобщность выступала в качестве основного критерия специфики философского знания, а вторым критерием являлось то, что философия в отличие от других наук дает представление о мире в целом.

Марксистская философия, как известно, представляет собой органиче­скую часть мировой философии, она является продолжением и обобщением лучших достижений мировой философской мысли. Многие признанные авторитеты западной философии XX в., такие как Ж.-П. Сартр, К. Поппер, Э. Фромм, А. Гелен, М. Хайдеггер, К. Ясперс и многие другие, дают высокую оценку ее вклада в развитие мировой философской мысли[4].

Исторически сложилось так, что именно отечественные философы советского периода сосредоточили свои лучшие силы на разработке философии диа­лектического материализма. Даже идеологические противники марксистской философии вынуждены признать, что материализм как философское направле­ние получил наивысшее развитие в России именно в советский период ее исто­рии. Оценивая достижения советских философов, профессор Массачусетского технологического института Л. Р. Грэхэм пишет: «Современный советский диа­лектический материализм является впечатляющим интеллектуальным достиже­нием… По универсальности и степени разработанности диалектико-материалистическое объяснение природы не имеет равных среди современных систем мысли»[5].

Острые дискуссии по предмету и структуре марксистской философии начались после опубликования в журнале «Вопросы философии» (1963 г. , № 3) статьи Г. В. Платонова и М. Н. Руткевича «О диалектике природы как философ­ской науке». В период «хрущевской оттепели» началось освоение результатов, полученных в мировой философии, и полемика с различными философскими школами немарксистских направлений стимулировала появление многообраз­ных версий марксизма. В частности, участники Всесоюзной конференции «Диалектический материализм: вчера, сегодня, завтра» (Москва, 1989 г.) говорили о необходимости создания разнообразных моделей или вариантов философии диалектического материализма. И такие варианты были созданы. Как справед­ливо подчеркивает В. С. Степин, «в советской философии 70–80-х гг. уже не было унифицированной и догматической марксистской парадигмы, одной для всех. Было разнообразие идей, подходов, и были различные версии марксизма, которые использовали содержащийся в нем эвристический потенциал»[6].

В философии диалектического материализма в СССР долгое время гос­подствовала гносеологическая парадигма. Б. М. Кедров, П. В. Копнин, Э. В. Ильенков и другие видные отечественные философы доказывали, что внешний мир как существующий сам по себе, вне и независимо от человеческо­го сознания исследуется лишь частными науками. Марксистская философия не изучает бытие как таковое, не является онтологией, а занимается только вопро­сами теории познания, логики, методологии, вопросами отношения мышления и бытия. Другими словами, они отрицали существование онтологии как раздела марксистской философии и по сути сводили все ее содержание к гносеологии и логике.

В. Л. Акулов, В. А. Демичев, А. С. Кармин, В. В. Орлов, В. П. Ту-гаринов и дру­гие философы, напротив, разрабатывали онтологическую концепцию марксистской философии. Они доказывали, что исследование логико-методологических и гносеологических проблем может быть по-настоящему плодотворным лишь на основе разработки объективной диалектики, на основе признания онтологии как относительно самостоятельной части в структуре философии диалектиче­ского материализма наряду с теорией познания и логикой[7].

В результате дискуссий были предложены определения философии, включающие и онтологическую проблематику. В отечественной учебной и на­учной литературе широкое распространение получило определение, данное Ф. Энгельсом. Философия – это наука о наиболее общих (всеобщих) законах развития природы, общества и мышления. В этом определении подчеркнута специфика философского знания, но оно не является полным, поскольку фило­софия исследует не только всеобщие законы развития, но и отношения челове­ка к миру. Поэтому в последнее время получило распространение следующее определение: философия – это наука, изучающая всеобщие отношения челове­ка к миру. Но и это определение не является полным, то есть применимым для всех философских учений.

Философия – это прежде всего рациональный путь познания действи­тельности, она обладает научным статусом, использует систему понятий, допускающих проверку и доказательства. В то же время почти общепризнано, что философия наряду с объективным знанием о мире включает в себя и ценностное знание. Это обстоятельство является серьезным доводом против абсолютизации научного характера философии, поскольку в ценностном зна­нии может доминировать субъективный момент, обусловленный лич-ностным характером осмысления мира. Двойственная природа философского знания, включающего в свое содержание наряду с научным и ценностную компоненту, наглядно проявилась уже в первых философских системах, ориентирующихся либо на постижение логоса, сущности мира (милетская школа, Гераклит), либо на постижение человеческой мудрости (Сократ). Научное и ценностное знание присуще любой философской системе, но в разной пропорции. Философия – это система теоретического знания, претендующая на научный способ познания действительности, а ценностная (софийная) компонента хотя и неустранима из философии, не является определяющей. В то же время абсолютизация научного характера философского знания ставит под сомнение философский статус ре­лигиозной философии, философии персонализма, экзистенциализма и других иррациональных направлений мировой философской мысли. Исходя из выше­сказанного, можно дать следующее определение философии: «Философия – это система теоретического знания о наиболее общей сущности мира, о всеобщих свойствах, отношениях и законах бытия и мышления»[8].

Из этого определения вытекает, что философия – это не только учение о сущности мира, но и сущности человека как части этого мира. За отношением мышления к бытию стоит отношение человека к миру, которое рассматривается в философии в трех основных аспектах – как познание, поведение и пережива­ние. Вцелом философия представляет собой систему относительно самостоя­тельных философских дисциплин, тесно связанных между собой и обладающих внутренним единством. Она включает в себя учение о бытии (онтология), уче­ние о сущности человека (философская антропология) и общества (социаль­ная философия), учение о мышлении (логика), учение об отношении человека к миру как существа познающего (гносеология),действующего (этика) и пе­реживающего (эстетика).

В90-е гг. прошлого века монополия марксистской философии в нашей стране уступила место плюрализму, но на деле это обернулось наступлением на материализм. Отход от классических традиций в философии и ее теологизация привели к дезориентации многих отечественных философов[9]. В частности, иг­норируя реальную историю философии, А. Л. Никифоров, а затем и его последо­ватели стали утверждать, что философия никогда не была, не является и нико­гда не будет наукой, она якобы не имеет общезначимых проблем и представ­ляет собой эклектический набор вопросов, между которыми нет никакой связи. Но если философия не имеет научного статуса и не является адекватным отра­жением действительности, то бессмысленно говорить об истинности или лож­ности философских концепций, а отсюда следует, что ни одна философская система не может иметь привилегированного положения, все они являются рав­ноценными. Но если философия не может претендовать на истину, то она ни­кому не нужна. Кроме того, утверждение о том, что философия не обладает научным статусом и не имеет своего предмета, приводит к абсурдному выводу, что у каждого философа своя философия и, следовательно, количество философских концепций определяется количеством философствующих инди-видов.

Сомнение в возможности дать определение философии для всех ее форм, которые она принимала в ходе своего исторического развития, высказы­вает и А. Ф. Зотов. Он пишет: «Являются ли Ницше, Шопенгауэр, Кьеркегор, Хайдеггер, Сартр философами? Если “да”, то открытием каких “законов раз­вития природы, общества и мышления” они прославились?.. А что сказать, на­пример, о романах, пьесах, рассказах Сартра или Камю, которые изучают на философском факультете как философские произведения?»[10]

Безусловно, перечисленные авторы, к которым можно доба-вить Л. Витгенштейна, З. Фрейда, Х. Гадамера, К. Леви-Стросса, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и т. д., не занимались открытием всеобщих законов. Но значит ли это, что все написанное ими является философией? Во-первых, то опреде­ление марксистской философии, на которое ссылается А. Ф. Зотов, не является определением всей философии, да и для философии диалектического материа­лизма, как мы ранее отмечали, оно не является полным. Во-вторых, если мы будем считать философией все, что было написано вышеназванными авто­рами, то границы философии размываются до такой степени, что она превра­тится в разговоры обо всем, то есть действительно потеряет свой предмет.

Философия не представляет собой однородного знания. В построении все­общей и целостной картины мира используются и такие понятия, которые не являются всеобщими. Они приобретают статус философских лишь в системе философского знания в целом, выступая в необходимой связи с другими кате­гориями философии. Философия – интегрирующая дисциплина, она дает воз­можность объединить различные знания о мире в единое проблемное поле, в рамках которого работают философы самых различных направлений. Это об­стоятельство очень ярко проявилось в современной западной философии.

Рассматривая проблематику современной философии, необходимо учи­тывать специфику философских проблем, затрагивающих предельные основания бытия, природу человека и общества, вопросы истины и заблуждения, доб­ра и зла, прекрасного и безобразного, смысла жизни и смерти и т. д. Эти фило­софские вопросы являются вечными, они возникают в различных цивилизациях и решаются на все более глубоком уровне, поскольку каждая новая историче­ская эпоха открывает новые горизонты в познании мира и человека и форми­рует новый взгляд на фундаментальные человеческие ценности. Кроме того, эти философские вопросы не только фундаментальны, но и многогранны, по­этому неудивительно, что представители различных философских школ и на­правлений исследуют различные аспекты философских проблем, нередко абсо­лютизируя те или иные их стороны, и приходят к различным, а порой и проти­воположным, выводам. Но эти, даже взаимоисключающие, выводы, дополняя друг друга, в конечном итоге способствуют более полному познанию мира.

Исходя из этих соображений, я не могу согласиться с мнением некоторых коллег, что, отказавшись от традиционной философской проблематики, западная философия якобы по сути перестала быть философией. Дело в том, что многие крупные западные философы акцентируют свое внимание на каком-либо одном типе философских проблем, исследуют лишь некоторые интересные и важные аспекты действительности, совершенно не претендуя на ее целостный охват. Это вполне понятно и оправданно, если, конечно, не принимать во внимание их претензии на то, что именно их философия определяет лицо современной эпохи. Например, центральной проблемой философии неопозитивизма является проблема логического анализа языка науки. В этой сфере получены важные ре­зультаты, касающиеся теории логического синтаксиса и семантики, вероятно­стной логики, структуры теории, типов объяснения и т. д. Общепризнано, что овладение этой философией способствует развитию высокой логической культуры, умению аргументированно обосновывать свою и критиковать чужую позицию, использовать разнообразные семантические возможности языка. В Англии и других странах англосаксонского мира знакомство с аналитической фи­лософией считается полезным, особенно для тех людей, которые собираются посвятить свою жизнь административной или политической карьере, бизнесу, юридической практике, богословию.

Противники научного статуса философии указывают на плюрализм фи­лософских систем, который якобы и свидетельствует о том, что у философии нет своего предмета, а ее утверждения не находятся в истинностном отношении к миру. Но еще Гегель, рассматривая развитие философии через призму пред­ставлений о единстве многообразия, подчеркивал, что противоположные, в том числе и взаимоисключающие, теории находятся в отношении преемственности, поэтому все философские системы являются «одной философией, находящейся в процессе развития»[11].

Поскольку противники марксистской философии ничего принципиально нового противопоставить материалистическому мировоззрению не могут, то они призывают заняться изучением и пропагандой разнообразных течений за­падной философии XX в. и прежде всего философии постмодернизма. Ос­новные принципы постмодернизма – тотальная критика традиционных ценно­стей рационализма, гуманизма, негативное отношение к научному познанию, отказ от истины, беспредельный релятивизм[12]. Но абсолютное отрицание всего прошлого, кроме вреда, ничего не дает для приращения философских знаний.

Действительно, о каком приращении философского знания может идти речь, если у философии нет своего предмета и она не стремится к поиску исти­ны? Ж. Делёз и Ф. Гваттари пишут: «Философия состоит не в знании и вдох­новляется не истиной, а такими категориями, как Интересное, Примечательное или Значительное, которыми и определяется удача или неудача»[13]. Определяя философию как искусство формировать, изобретать и изготавливать концепты, Ж. Делёз и Ф. Гваттари поясняют, что сам термин «концепт» определяется как «неразделимость конечного числа разнородных составляющих, пробегаемых некоторой точкой в состоянии абсолютного парения с бесконечной скоростью».

Видимо, чувствуя, что не все читатели способны понять и достойно оценить это оригинальное определение, они разъясняют: «Концепт имеет характер не пара­дигматический, а синтагматический, не проективный, а коннективный, не иерархический, а окольно-проселочный, не референтный, а консистентный»[14]. Не следует думать, что причиной этой бессмысленной тарабарщины является переводчик данной книги. Напротив, в послесловии он откровенно говорит о трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться при переводе, и заявляет, что чтение и перевод книги Ж. Делёза и Ф. Гваттари напоминает процесс «зрительного выворачивания бублика через его дырочку».

Возможность преодоления философии диалектического материализма, претендующего на научный статус, некоторые отечественные философы видят именно в философии постмодернизма, который не только отрицает научный характер любой философии, но отрицает и наличие самой объективной истины. Особый интерес в этом отношении представляют работы Л. А. Микешиной, ко­торая полагает, что «необходимо осмыслить и принять новые принципы подхо­да к познанию, часть из которых сформулирована постмодернизмом»[15].В рамках этого подхода она предлагает переосмыслить марксистскую концепцию ис­тины, согласно которой объективная истина существует, и приходит к выводу, что истина относительна: «следует признать, что всякое знание, которое достигает человек и которым он пользуется в своей деятельности, но­сит принципиально релятивный характер»[16].

Однако всем известно, что со времен Платона философия стремится к по­стижению истины. Ведь если философия не может претендовать на истину и не является адекватным отражением действительности, то возникает вопрос: что может дать такая философия человеку и обществу, зачем и кому она нужна? Сторонники классических традиций, болеющие за судьбу отечественной фило­софии, говорят о том, что она должна приобщать россиян к идеалам гуманизма, уважению к правам человека, любви и уважению к своей Родине, ее истории.

Они призывают не уходить от обсуждения фундаментальных мировоззренче­ских проблем, которые на протяжении веков были в центре внимания мировой философской мысли, говорят, что необходимо отказаться «от суетливого сле­дования моде», которая, как у нас принято, приходит исключительно с Запада. Но ведь и на Западе есть немало серьезных мыслителей, отстаивающих обще­признанные ценности классической философии. Выступая на XX Всемирном философском конгрессе, один из наиболее авторитетных философов США Джон Силбер подчеркивал, что философы вносят бесценный вклад в университетское образование, давая студентам понимание принципов научного мышления и логической аргументации, а также обучая основам нравственности. «Кто бы мог представить, – продолжает он, – что, вопреки традиционному пред-ставлению о разуме как опоре философии, столь блистательно развитому Платоном и многими другими выдающимися философами, убедительно опровергшими релятивизм, многие современные философы откажутся от поиска истины и, дискредитируя и опровергая практическую ценность логического рассуждения, бросятся в объятия различных форм релятивизма и нигилизма»[17].

В философии постсоветской России, несмотря на крайне критическое отношение некоторых авторов к философии диалектического материализма, содержание многих учебников и философских публикаций по-прежнему опирается на парадигму рационального и системного мышления, которое сложилось в европейской философии и вошло в русскую культуру через К. Маркса и Ф. Энгельса. Многие философы четко осознают, что отрицание предмета философии и ее научного статуса влечет за собой отрицание мировоззренческой и методологической функции философии, умаляет ее роль в системе естественно-научного и гуманитарного образования. Думается, что духовное возрождение России возможно только на пути приобщения ее граждан к лучшим достижениям отечественной и мировой философии, которая составляет основу и сердцевину ду­ховной культуры человечества.


[1] См.: Гобозов, И. А. Куда катитсяфилософия. Oт поиска истины к постмодернистскому трепу. – M., 2005.

[2] Миронов, В. В. Философия и метаморфозы культуры. – М., 2005. – С. 287.

[3] Каменский, З. А. Философия как наука. Классическая традиция и современныe споры. – М., 1995. – С. 7.

[4] См.: Глядков, В. А. Феномен марксистской философии. – М., 2001.

[5] Грэхэм, Л. Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе / пер. с англ. – М., 1991. – С. 415.

[6] Степин, B. C. Российская философия сегодня: проблемы настоящего и оценки прошлого //Вопросы философии. – 1997. – № 5. – С. 5.

[7] См., например: Акулов, В. Л. Диалектический материализм как система. Опыт теоретического анализа. – Минск, 1986. Рецензия на монографию Акулова B. Л. опубликована в журнале «Философские науки» (1988 г., № 11).

[8] Ерахтин, А. В. Проблема онтологии в философии диалектического материализма // Философский альманах. – 1999. – № 3–4. – С. 10.

[9] См.: Ерахтин, А. В. Философия в постсоветской России // Вестник РФО. – 2006. – № 2.

[10] О преподавании философии (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. –1997. – № 9. – С. 12.

[11] Гегель, Г. В. Ф. Соч.: в ХVI т. – М., 1935. – Т. XI. – с. 514.

[12] См.: Ерахтин, Л. В. Философский постмодернизм и материализм // Философский альманах. 2002. – № 6.

[13] Делёз, Ж., Гваттари, Ф. Что такое философия? – М. – СПб., 1998. – С. 108.

[15] Микешина, Л. А. Философия науки: современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учебное пособие. – М., 2005. – С. 149.

[17] Силбер, Д. Философия и будущее образование // Bестник РФО. – 2001. – С. 65.

Всемирный день философии

Ежегодно празднуя Всемирный день философии в третий четверг ноября, ЮНЕСКО привлекает внимание к непреходящей ценности философии для развития человеческой мысли каждой культуры и каждого человека.

Философия – это не только увлекательная научная дисциплина, но и практика повседневной жизни, способная преобразовывать общества. Знакомя нас с многообразием существующих в мире интеллектуальных течений, философия способствует диалогу культур. Стимулируя интерес к мышлению и конструктивному обмену мнениями, она содействует созданию общества, в котором лучше соблюдаются принципы терпимости и уважения. Таким образом, философия помогает понять и ответить на основные проблемы современности, а также создает условия, необходимые для осуществления перемен.

ЮНЕСКО принадлежит инициатива проведения Всемирного дня философии, но ЮНЕСКО не является его владельцем. Этот День по праву принадлежит всем знатокам и ценителям философии во всем мире.

В этот День, посвященный совместному свободному размышлению о насущных проблемах современности, основанному на здравом смысле и информированности, ЮНЕСКО призывает всех своих партнеров (правительства, государственные учреждения и организации, включая национальные комиссии по делам ЮНЕСКО, соответствующие неправительственные организации, ассоциации, университеты, институты, школы, УНИТВИН / кафедры ЮНЕСКО, ассоциированные школы и клубы ЮНЕСКО и т. д.) организовать различные мероприятия – философские беседы, дебаты, конференции, мастер-классы, культурные мероприятия и презентации – на главную тему Всемирного дня философии. К участию в мероприятиях могут быть приглашены философы и ученые из всех областей естественных и социальных наук, преподаватели и другие работники системы образования, учащиеся, журналисты и другие представители средств массовой информации, а также широкая публика.

 

Всемирный день философии 2020 года

Всемирный день философии 2020 года приглашает весь мир задуматься о значении нынешней пандемии, подчеркивая необходимость, более чем когда-либо прежде, обратиться к философским размышлениям, с тем чтобы противостоять многочисленным кризисам, которые мы переживаем.

Кризис в области здравоохранения ставит под сомнение множество аспектов нашего общества. В этом контексте философия помогает нам отойти на необходимое расстояние, чтобы более эффективно двигаться вперед, стимулируя критическое осмысление уже существующих проблем, которые пандемия подтолкнула к пароксизму.

Контакт: [email protected] 

 

Основы философии: о чем спорят философы сегодня

Онлайн-курс знакомит слушателей с основными проблемами классической и современной философии. Его авторы рассказывают о наиболее важных и влиятельных идеях в их экспертных областях. Задача курса — развитие у слушателей навыков самостоятельного критического мышления, привычки к рефлексии о наиболее важных мировоззренческих вопросах современности, способности обнаруживать неочевидные мировоззренческие проблемы и находить пути их решения.

В философии есть прогресс и есть результаты

— И в личном общении, и сейчас были высказаны фактически две противоречащие друг другу мысли. Первое утверждение: рядовому ученому философия не нужна. Второе утверждение: ученым нужна философия. И к этому еще добавляются две противоположные мысли, первая: в университетах преподавать на обычных факультетах философию не нужно, или наоборот, необходимо? Прошу вас прокомментировать эту апорию.

(АБ) Начнем с того, нужна ли философия в университете. Для студентов нефилософских специальностей философия может быть полезной, но, к сожалению, проблема именно с организацией преподавания философии в нашей стране перевешивает. Это не очень очевидно, но в итоге это ведет к плохим последствиям именно для сообщества философов. Потому что пропадает конкуренция. Ты всегда знаешь, что у тебя есть гарантированное место преподавателя философии и можешь говорить что угодно, не боясь увольнения.

Насчет того, насколько нужна философия именно ученым, это та ситуация, когда человек сам понимает, когда он сталкивается с философским вопросом. То есть, если вы ученому сначала расскажете про философию науки, а потом отпустите его в лабораторию и он начнет заниматься своей наукой, весь этот курс философии наук ему окажется абсолютно бесполезен. Но не зря же многие люди приходят философию из естественных наук после приобретения существенного опыта в своей области. Эта необходимость должна исходить от самих ученых. — Я перебью и сформулирую: для науки очень важно, чтобы человек, который занимается организацией конкретного поиска, мог осознать, где проходят границы его науки.

(АК) Да. Сейчас одна из проблем в нейронауке, например, заключается в том, что многие по инерции представляют себе нейронауку как физику и химию,. Но это неправильно. То есть коллектив лаборатории состоит из массы специалистов, которые часто учились на разных специальностях и факультетах. Как-то мой товарищ нейропсихолог Илья Захаров делал мероприятие «Нейрофакап». Там собрались молодые когнитивные психологи и нейроученые и делились тем, что у них в их работе не получилось – на фоне кризиса воспроизводимости в нейронауках.

Многие ребята высказывали мнение, что в коллективе, работающем над какой-то проблемой, каждый живет в своем мирке. Статистик все посчитал, все сделал, все по-честному. Кто-то с мышкой поработал. Но очень часто бывает так, что в таких коллективах никто не понимает общей задачи, что и кто делает. И здесь это уже указание на то, что требуется другой тип мышления. Нет рефлексии общих методологических исследовательских установок и так далее. Поэтому хорошо, если руководители лабораторий проявляют такой философский интерес, особенно в нынешний кризис воспроизводимости результатов.

Для философии кризис всегда хорош. Он позволяет увидеть, что нужно что-то еще, и мы уверены, что те формы сотрудничества, которые сейчас начинаются со многими нейроучеными – например, с Михаилом Лебедевым, конечно, будут иметь свои пролонгированные результаты.

Когда мы говорим о результатах в философии – это результаты, которые нельзя рассмотреть под ногами и в микроскоп. Они проявляют себя в долгосрочной перспективе.

Отдельная часть работы философа сознания — это анализ громких экспериментальных данных нейроученых, потому что нейронаука, как часто говорят, это первая наука, как метафизика, а метафизика — это первая философия. И сейчас эта дисциплина занимает такое место, что нейроученые часто рассуждают не только о том, что они делают. И это повсеместно встречается. Однако точных мыслительных инструментов для таких рассуждений на философские темы часто нейроученому не хватает.о, Бывает, что интерпретации, которые он выдвигает, связаны с тем, что он придерживается мифических концептуальных представлений о философских вопросах. И здесь как раз философ сознания просто должен показать, что эти интерпретации и громкие заявления о решении научных проблем неверны, что это так не работает.

О каких экспериментальных данных мы говорим? Например, эксперимент Либета о свободе воли (эксперимент нейропсихолога Бенджамена Либета, проведенный в 1983 году при помощи ЭЭГ, якобы «доказывающий», что свободы воли не существует — А.П.) и егоболее поздние вариации. Вспомним Хайнса-Йохена Хейнса, где они то же самое делали при помощи функциональной магнитно-резонансной томографии. Это и результаты, о которых любит говорить Майкл Газзанига с расщеплением мозга. которые спровоцировали и освежили внутри философии дискуссию на тему единства сознания.

В нейронауке принципиально важно различать эмпирические экспериментальные результаты и интерпретацию этих результатов. Как вообще понимать то, что показывают эксперименты? Порой, когда мы не различаем этого, мы при интерпретации начинаем исходить из не проясненных для самих себя оснований, которые во многом относятся к области метафизических философских проблем. И в силу непроясненности этих оснований исследователи просто делают интерпретационные ошибки. Именно из этого рождаются громкие заявления, которые образуют «сенсации». Но нужно понимать, что никакие экспериментальные данные не чисты. Есть интерпретация экспериментальных данных, а сами экспериментальные данные — тоже всегда находятся внутри определенного концептуального каркаса. Поэтому нередко бывают случаи, когда две группы ученых получили одно и то же, но говорят об этом совершенно по-разному.

— Два последних вопроса. Они не совсем в логике интервью, но они важны и для меня самого и для популяризации философии как таковой. Мне кажется, я могу ошибаться. Первый вопрос про школу: вы читаете Льюиса сейчас. То есть, фактически, смотрите, философствование современного философа опирается на какую-то пирамиду книг, текстов. Кто с чего начинает: кто то с Сократа, Канта кто с Витгенштейна, неважно. Вопрос: всегда ли нужно опираться на текст, можно ли пытаться что-то делать, не опираясь на чьи-то плечи.

(АК) Мы с Артемом и Андреем как-то были на конференции, которая называется громко: «Наука сознания». На таких конференциях появляются люди подобного сорта. Они всю жизнь были инженерами или кем-то еще, а дальше с ними что-то происходит. То ли они на пенсию выходят, то ли они всего в своей области добились, то ли выжили из ума, разные бывают ситуации. Но они ОЧЕНЬ ХОРОШО понимают, как разрубить гордиев узел философских проблем. То есть, на таких конференциях мы видим таких людей, которые действительно ни на чем не основываются, но при этом решают все наши проблемы. И у них всегда четкая схема, конечно, в основе. Там все бытие расписано, все они сразу объяснили. Серьезный ответ – можно. Но только если вы включены в сообщество и так далее… Например, есть Роман Ульянов, совершеннейший такой уникум. (ЕЛ) — Иногда можно получить некоторый технически значимый результат, не опираясь, не погружаясь во всю дискуссию. Можно чем-то вдохновиться и придумать что-то технически значимое. Вчера я рассказывал о Крипке (Сол Крипке, один из крупнейших логиков и философов современности — АП), который свои великие достижения сделал, являясь школьником. Можно, конечно, предположить, что он это сделал, будучи знакомым с историей философии. Он что-то читал, знал, но в основном он придумал то, что он придумал, не потому что он прочитал. То, что он сделал, это огромный вклад в математику и логику «с нуля», но это исключительный случай, такое происходит крайне редко.

(АБ) Какие-то результаты философии можно понять без философской подготовки. Например, коротенькая, буквально 2 странички статья Эдмунда Геттиера (статья «Является ли знанием истинное и обоснованное мнение?» 1963 года — АП). То есть человек показывает, что есть теория знаний, и она просто не работает. Или возьмем «Китайскую комнату» Сёрла (мысленный эксперимент философа Джона Серла в области философии искусственного интеллекта, предложенный в 1980 году — АП). Человек прочитает и поймет, хотя есть там и история, но работа Сёрла понятна и без знания мельницы Лейбница (мысленный эксперимент Годфрида Лейбница, опубликованный в его «Монадологии» — АП).

Увы, есть распространенное мнение о том, что философию может делать кто угодно, это опасное мнение, связанное с тем, что философы не имеют права на свою экспертизу. То есть когда мы публично рассуждаем о каких-то проблемах, обывателю не понятно, как мы можем претендовать на то, что только мы можем это делать? И это связано с тем, что людям кажется, что философом можно быть просто так.

— Я вообще-то совершенно не это имел в виду, не о том, что «кто угодно, не опираясь ни на какой метод, ни на что», а я имел ввиду именно книги, тексты. То есть, условно говоря, вопрос в том, что с каждым годом, с каждым десятилетием объем философской литературы увеличивается в объеме. То есть, в итоге, мы приходим к тому, что философское образование может затянуться до бесконечности и на то, чтобы приступить к собственному мышлению, к собственным текстам не хватит времени.

(ЕЛ) Нет, потому что мы очень многое теряем в ходе исторического регресса. Многие тексты просто потеряны. Огромная масса античной литературы существует сейчас на нескольких полках. Просто потому, что все уничтожено. Все это будет уничтожено и из нашего времени. Рано или поздно это произойдет. Останутся какие то фрагменты, все сгорит.

(АМ) Я думаю, что дело не только в том, что все сгорит, а в том ещё, что многие философские теории закрываются с развитием философского и научного знания. Можно ли делать философию без опорных текстов? Да, несомненно. Скорее всего, это будет очень плохая философия, и возможно, даже сама постановка вопроса будет бить мимо цели. Можно ли делать философию в одиночку? Бывают такие уникумы. как Джон Серл, которым удается самостоятельно стать крупными философами, даже философами-гигантами. Мы, естественно, далеко не гиганты, карлики. Тем не менее, — это довольно избитый, но справедливый троп, — если даже карлик встанет на плечи гиганта, он будет видеть дальше остальных гигантов. В этом отношении мы изучаем тексты философов, чтобы опереться на них и заглянуть чуть дальше.

(ЕЛ) Использование метода без чтения предшественников возможно. Как минимум, в одной области философии, в логике. Логики, естественно, читают немало, но они немножко по-другому читают, с другими вещами работают. У логики из всех современных философских дисциплин, несомненно есть метод, который гораздо более строгий, чем любой метод на Земле. Это метод формального анализа. И эта математическая логика гораздо строже, чем даже вся остальная математика, как говорят.

(АБ) То, что ты сказал, отчасти является болезненной точкой для философского образования в России, потому что когда мы получали образование, доминирующий взгляд у тех, кто нам преподавал, был таков: как вы можете делать что-то, если вы не читали x, y, z и так далее.

Поэтому часто у нас все устроено так, что в первую очередь вы должны читать, читать, читать, читать, «как вы смеете что-то говорить, если вы еще это не прочитали», и это одна из установок философского сообщества, против которой мы в том числе работаем. Потому что многие наши коллеги воспринимают себя ничем более, чем как комментаторы текстов или интерпретаторы текстов. Кстати, мы же формально не философы, хотя это звучит парадоксально, мы, кроме Андрея, все — историки философии, но наша точка зрения заключается в том, что, во-первых, знание всего недостижимо, наука – рисковое дело, мы что-то делаем на фоне общего незнания, и мы пытаемся нашим студентам вложить в голову мысль, что философия – это не просто комментарии на полях к Платону, как иногда говорят, но это все-таки и ваше дело. Рисковое, но вы должны иногда отвлечься от книжек и думать на свой страх и риск.

— Ну и последний вопрос на который я попрошу каждого ответить. Он, безусловно, для вас попсовый, вас об этом часто спрашивают студенты и все остальные, и журналисты. Но лично мне ваше мнение важно, очень важно. Я не знаю, как в современном философском сообществе оценивается такой мыслитель как Мераб Мамардашвили. Разные оценки я слышал, но вопрос не о нем. У него после смерти вышла книжка, которая была модна в 90-е годы, которая называлась «Как я понимаю философию». Так вот вам вопрос с обложки: как вы понимаете философию?

(АБ) Философия – это ответ на философский вопрос. Вопросы, которые от нас не зависят, которые встают по каким-то причинам. Я мог бы развивать это дальше. Но я думаю, что общий такой дам ответ за всех. Философия – это стиль жизни для нас, потому что мы не просто сидим в университете и копаемся в пыльных книгах, у нас есть журнал «Финиковый Компот», конференции, у нас есть школы, мы ездим, мы собираем людей, сходимся, разговариваем, это все для нас философия (и это правда – за завтраком и ужином эти люди продолжали обсуждать философские вопросы – АП).

(АМ) Ну я бы скорее сказал, что для меня философия — это наука в первую очередь. У философии есть круг собственных философских проблем, которые можно так или иначе очертить.Она местами уходит в области естественных наук и математики, но в целом собственный пул вопросов у философии есть.. У философии есть и способы, которыми их можно пытаться решить. Не всегда мы уверены, насколько эти способы нас приведут в итоге к конечной цели, получится ли у нас с их помощью решить проблемы или нет, но мы пытаемся с их помощью сделать методы философские как можно лучше, сделать так, чтобы они работали, отточить. Философская работа – это исследование в первую очередь, не столько стиль жизни. Я когда катаюсь на велосипеде, я все-таки не занимаюсь философией. Но это научное исследование, которое, как у любого ученого, занимает большую часть его жизни.

— Черт, придется задать дополнительный вопрос. Сейчас среди популяризаторов науки есть «товарищи, которые нам не товарищи», которые подняли над кухней-замком такую похожую на плавки и пахнущую плесенью тряпку-флаг (помним раннего БГ), как метод Поппера о фальсифицируемости науки. Раз вы говорите, что философия для вас наука, она по критериям Поппера проходит фальсифицируемости?

(АМ) В общем-то да. У философии есть практические следствия, которые мы можем проверять и фальсифицировать. Другое дело, что сама теория Поппера не является безусловной истиной. Вопрос о критериях научности — это отдельный философский вопрос.

(ЕЛ) Философия – это научная дисциплина, которая изучает, что есть, как мы знаем о том, что есть, как нам себя в том, что есть, вести. Изучает она это не непосредственно, а посредством изучения рассуждений по этим трем вопросам.

(АК) Я сначала выражу свое мнение по поводу принципа фальсификации. Вопрос в том — фальсифицируем ли принцип фальсификации? И мы сразу видим, что многие осмысленные гипотезы не связаны с фальсификацией или верификацией. И это нужно учитывать.

Я считаю, что отчасти вопрос о том, что такое философия, он вредный. В том плане, почему его задают? Потому что, философы должны оправдаться за то, что они делают, с одной стороны. С другой стороны, может ли физика ответить, что такое физика? Понятно, это большая проблема, ответить что такое физика, но что физика делает физиком? Особый род деятельности. Физик не показывает фокусы. Не читает стихи. Может, конечно, но уже не как физик. Если мы говорим о физике, мы не знаем что такое физика, но знаем, что это научная деятельность, то философия в нашем восприятии это тоже научная деятельность. Мы используем стандартные научные методы. Самый главный научный метод – это концептуальный анализ, аргументация. И в этом смысле не все философы такие, как мы, бывают же разные философы, которые считают, что и истина – это бессмысленно, истина – это режим, идеология, и прочая чепуха.

Я считаю, что философия – это наука. Потому что, если вы профессионально занимаетесь исследованием, не важно, какого вопроса, на самом деле, но если это вы делаете в профессиональном сообществе и с использованием методов рациональной аргументации, рационального изыскания, то вы ученый. Философ, физик, химик, не важно.

Часто, когда люди отвечают на вопрос о том, что такое философия, они пытаются создать какую-то жесткую границу. Я против такой позиции, мы не существуем в вакууме. Точно так же как у физики и химии нет реальной границы. Это институциональные границы. То же самое с философией, это научная деятельность. В этом нет никакого принижения философии.

— Спасибо это было очень интересно. По крайней мере, для меня, это правда. Спасибо огромное.

12 известных философов и их руководящие принципы

Термин «философия» происходит от греческого слова philosophia , которое переводится как «любовь к мудрости», придуманное досократическими мыслителями, такими как Пифагор, в 6 веке до н.э. Эти древнегреческие философы оказали влияние на создание основ современного мира; поиск смысла в повседневной жизни и оформление своих размышлений в систему мыслей, задокументированных в книгах и рукописях, письмах, пьесах и других средствах массовой информации.

Что такое философия?

Философию можно описать как рациональное, абстрактное и методическое рассмотрение действительности. Философия была центральным элементом в истории цивилизации, от Древней Греции до наших дней. За прошедшие века известные философы, как молодые, так и пожилые, выдвинули оригинальные мысли и внесли вклад во все отрасли и дисциплины, включая политику, математику, литературу, искусство и науку. Ниже приведены некоторые из наиболее влиятельных философов, их школы мысли и то, чему мы можем научиться благодаря их дальновидному подходу.


Конфуций (551–479 гг. до н. э.)

Мораль Конфуция. Продано за 100 евро на аукционе Arenberg Auctions (декабрь 2018 г.).

Конфуций, также известный как Конг Ци или Кун Фу-цзы, был китайским философом, учителем и политическим деятелем, которого многие считают отцом восточного стиля мышления. Его учения были сосредоточены на создании этических социальных отношений, установлении образовательных стандартов и поощрении справедливости и честности.

Руководящий принцип

Его социальная философия основывалась на принципе ren — любви к другим — и он считал, что этого можно достичь с помощью Золотого правила: «Чего не желаешь себе, не делай другим.


Сократ (ок. 469–399 до н. э.)

Сократ был греческим философом и считается основным источником западной мысли. Поскольку он не умел ни читать, ни писать, многое из того, что мы знаем о его жизни, было записано его учениками Платоном и Ксенофонтом. Его «сократический метод» заложил основу для западных систем логики и философии, породив веру в то, что посредством акта вопрошания разум может найти истину.

Руководящий принцип

Сократ считал, что философия должна достигать практических результатов для большего благосостояния общества.Он подчеркивал идею о том, что чем больше человек знает, тем выше его или ее способность рассуждать и делать выбор, который принесет истинное счастье.


Платон (ок. 428–348 до н. э.)

Республика Платона. Продано за 4500 долларов на Sotheby’s (июнь 2005 г.).

Греческий философ Платон был учеником Сократа, а позже стал учителем Аристотеля. Он был априори , рациональным философом, который искал знания логически, а не чувственно. Затем он основал Академию в Афинах, одно из первых высших учебных заведений в западном мире.

Руководящий принцип

Логика Платона исследовала справедливость, красоту и равенство и содержала рассуждения об эстетике, политике, языке и космологии — науке о происхождении и развитии вселенной.


Аристотель (384–322 до н. э.)

Работы Аристотеля. Продано за 160 евро через Bubb Kuyper (май 2016 г.).

Считающийся одним из величайших мыслителей в области политики, психологии и этики, Аристотель учился у Платона после того, как поступил в его Академию в семнадцать лет.Позже он стал наставником Александра Македонского. Аристотель сосредоточился на апостериорных путях познания, термине, популяризированном Иммануилом Кантом, когда выводы формируются на основе фактических наблюдений и данных.

Руководящий принцип

Интеллектуальное знание Аристотеля охватывало все известные области науки и искусства, что побудило его идеализировать аристотелевскую силлогистику, веру в то, что логический аргумент использует дедуктивное рассуждение, чтобы прийти к заключению, основанному на двух или более предположениях, которые считаются истинными.


Данте (1265–1321)

Данте был средневековым итальянским поэтом и моральным философом, считающимся отцом современного итальянского языка. Его лучше всего помнят за его поэтическую трилогию «Божественная комедия », которая состояла из разделов, представляющих три уровня христианской загробной жизни: чистилище, рай и ад. Стихотворение включает в себя множество знаний, анализ современных проблем и творчество в языке и образах.

Руководящий принцип

Важные теоретические работы Данте включали обсуждение риторики, окружающей моральную философию и политическую мысль.


Паскаль (1623–1662)

Le provinciali o Lettere scritte da Luigi Montalto. Продано за 180 евро на аукционе Forum Auctions (июнь 2015 г.).

Блез Паскаль — французский математик, физик и религиозный философ, заложивший основу современной теории вероятностей — раздела математики, занимающегося анализом случайных явлений.

Руководящий принцип

В 1657 году Паскаль опубликовал Les Provinciales под псевдонимом Луи де Монтальте, серию из восемнадцати писем, защищавших янсенистов от теологии иезуитов. Он также распространял религиозную доктрину, которая учила познавать Бога через сердце, а не через разум, вопреки убеждениям французского философа Рене Декарта.


Джон Локк (1632–1704)

Два трактата о правительстве. Продано за 2125 долларов через Swann Auction Galleries (апрель 2015 г.).

Джон Локк был английским философом и мыслителем эпохи Просвещения, который стал известен как отец классического либерализма. На протяжении всего своего обучения он внес ценный вклад в современные теории ограниченного либерального правительства.Его самая известная работа, Эссе о человеческом понимании , предлагает анализ человеческого разума и приобретения им знаний.

Руководящий принцип

Мышление Локка подчеркивало идею о том, что мы должны приобретать идеи через наш опыт восприятия мира. Позже его логика повлияла на таких философов, как Вольтер и Руссо.


Вольтер (1694–1778)

Франсуа Аруэ, более известный под псевдонимом «Вольтер», считается одним из величайших французских писателей эпохи Просвещения. Он написал тысячи писем, книг, брошюр, эссе, пьес и других форм письма, большинство из которых были посвящены религии и политике. Одним из самых известных его произведений был « Кандид », сатирическая новелла, высмеивающая философский оптимизм, утверждающий, что все бедствия и человеческие страдания являются частью благотворного космического плана.

Руководящий принцип

Хотя откровенный скептицизм Вольтера по отношению к правительству и церкви вызывал в его время большие споры, он оставался прогрессивным мыслителем в вопросах гражданских прав и отстаивал важность свободы религии, слова и права на справедливое судебное разбирательство.


Иммануил Кант (1724–1804)

Критик der Reinen Vernunft. Продано за 780 долларов через Swann Auction Galleries (март 2017 г.).

Иммануил Кант был немецким философом, чье мышление вращалось вокруг метафизики , философского исследования, изучающего фундаментальную природу реальности. Его самая известная работа « Критика чистого разума » определяет границы и рамки метафизики, сочетая разум с опытом, выходящим за рамки традиционной философии.

Руководящий принцип

Кант был одним из выдающихся мыслителей эпохи Просвещения, и большая часть его работ посвящена вопросу: «Что мы можем знать?» Кант утверждал, что мы можем знать только то, что можно испытать. Далее, он считает, что мы можем познать естественный, наблюдаемый мир, но не можем получить ответы на многие глубочайшие вопросы метафизики.


Мэри Уоллстонкрафт (1759–1797)

Мэри Уоллстонкрафт была английской писательницей и интеллектуалкой, выступавшей за равенство женщин в обществе.Как ярая феминистка, она считала, что и к мужчинам, и к женщинам следует относиться как к равным существам с социальным мандатом. Ее самая известная публикация «: Защита прав женщины » считается первым великим феминистским трактатом. В нем она утверждала, что женщины заслуживают тех же основных прав, что и мужчины, и должны получать образование, соответствующее их положению в обществе.

Руководящий принцип

Уолстонкрафт была ярым защитником прав женщин, утверждая, что женщины заслуживают тех же основных прав, что и мужчины, и должны получать образование, соответствующее их положению в обществе.


Айн Рэнд (1905–1982)

Атлас пожал плечами. Продано за 1300 долларов через Swann Auction Galleries (май 2018 г.).

Российско-американский писатель и философ Айн Рэнд отвергла коллективистские ценности в пользу личных интересов, идеал, очевидный в ее первом романе Мы, живые . Она продвигала философию Объективизма , которую она описывает как «концепцию человека как героического существа, с его собственным счастьем как нравственной целью его жизни, с производительным достижением как его самой благородной деятельностью, и разумом как его единственным абсолютом.Это убеждение воплотилось в ее успешном романе « Атлант расправил плечи », а также в курсах, лекциях и других литературных произведениях.

Руководящий принцип

Хотя Рэнд была страстным сторонником философии объективизма, ее политическая философия делала акцент на индивидуализме, конституционной защите прав личности на жизнь, свободу и собственность, а также на ограниченном правительстве.


Симона де Бовуар (1908–1986)

Симона де Бовуар — французская писательница, философ-экзистенциалист и социальный теоретик, проложившая путь современному феминистскому движению.Она опубликовала бесчисленное количество работ, как художественных, так и научно-популярных, часто на экзистенциалистские темы. В ее самой известной книге « Второй пол » обсуждается обращение с женщинами на протяжении всей истории и угнетение, которому они подвергались.

Руководящий принцип

В то время как ее романы были сосредоточены на экзистенциальных темах, философия де Бовуар находилась под сильным влиянием исторического материализма Карла Маркса и идеализма Иммануила Канта.

Будучи неотъемлемой частью истории цивилизации, философия оказала глубокое влияние на общество.С помощью методов постановки вопросов, критического мышления, рациональных аргументов и систематического изложения философы ставили практические и конкретные вопросы, которые привели к появлению новых школ мысли и способов мышления. Оставленные письменные записи, от ранних работ Пифагора до современных философских лидеров, предлагают практическое применение собственных размышлений некоторых из величайших умов.

Источники : Знаменитые люди | Список 25 | Философия | Неустойчивое воздействие | Списки истории | Биография | Британская энциклопедия

философов, которых следует знать, часть I

Аристотель (384–322 гг. до н. э.), который следует за Сократом и Платоном как третий член великого триумвирата древнегреческих философов, возможно, является самым важным мыслителем из когда-либо живших.Он внес фундаментальный и новаторский вклад во все основные области философии, особенно в метафизику, этику, логику, философию разума, философию науки, моральную психологию, политическую философию и эстетику. Он создал область формальной логики, разработав систему рассуждений, известную как силлогистика, которая не была вытеснена до середины 19 века. Кроме того, он был первым настоящим ученым-эмпириком в истории, будучи первым человеком, который выделил основные области науки (включая биологию, ботанику, химию, эмбриологию, физику и зоологию) и выполнил во всех них теоретическую и наблюдательную работу, имеющую непреходящее значение. .После перевода на латынь его основных работ, начиная примерно с XII века, философия Аристотеля в конечном итоге стала интеллектуальной основой позднейшей западной схоластики, затмив (хотя и не устранив) влияние неоплатонизма, переданное через св. Августина и отцов церкви. После научной революции интерес к научным аспектам философии Аристотеля снизился, а другие аспекты его философии лишь периодически оказывали влияние. Начиная со второй половины 20 века, область этики добродетели, сознательное возрождение аристотелевского эвдемонизма (теории благополучия), обещала подход к этике, основанный на человеческой природе и свободный от контринтуитивных последствий действий. на основе этических теорий.Изучение трудов Аристотеля по этике, метафизике и другим областям продолжает приносить новое понимание его мысли.

*Аристотель некоторое время был наставником 13-летнего македонца Александра Македонского, будущего правителя всего греческого мира, а также Северной Африки и Ближнего Востока.

*После смерти Александра в 323 г. Аристотель из-за своего македонского происхождения и связей бежал из Афин, заявив, что не желает, чтобы город, убивший Сократа, «дважды согрешил против философии.”

*Все законченные философские трактаты Аристотеля утеряны. Сохранившиеся работы, приписываемые ему, состоят из конспектов лекций и черновиков рукописей. Их компактный и сокращенный стиль усложняет его философию.

Что вы изучаете в философии?

Тем, кто плохо знаком с философией, может быть трудно представить себе ясный образ того, чем занимаются философы. В народе философия ассоциируется с наблюдением за звездами и постановкой вопросов, столь же расплывчатых, сколь и неуместных, на которые нет ответов. Напротив, философия ясно и точно имеет дело с реальным миром, его сложной социальной и материальной природой и нашим местом в нем. Из-за этого философские области исследований разнообразны.

Философия – любовь к мудрости – это деятельность, направленная на то, чтобы попытаться понять мир во всех его аспектах. Существует четыре столпа философии: теоретическая философия (метафизика и эпистемология), практическая философия (этика, социальная и политическая философия, эстетика), логика и история философии.Теоретическая философия задает такие вопросы о знании, как «Является ли что-нибудь абсолютно определенным?» и «На чем основано наше убеждение, что прошлое является хорошим индикатором будущего?» и вопросы о мире, такие как «Каков мир независимо от человеческого восприятия?» и «Существует ли Бог?» Изучение практической философии ставит перед нами такие вопросы, как: Как мы должны жить? Какие социальные и политические устройства справедливы или легитимны? Изучение логики учит нас тому, что отличает хорошее рассуждение от плохого, и тем самым позволяет нам мыслить критически. В «Истории философии» мы узнаем, как величайшие мыслители в истории человечества отвечали на эти и подобные вопросы. Все эти области интереса основаны на фактах и ​​соответствуют теориям, выдвинутым экспертами во множестве дисциплин, таких как физика и психология.

Изучать философию — значит видеть связь между идеями и объяснять эту связь аргументированным и логическим образом. Специалист по этике, например, может опираться на поведенческую психологию, чтобы утверждать, что люди должны вести определенный образ жизни.Этот аргумент может иметь дополнительные последствия в отношении того, как правительство должно издавать законы, чтобы люди могли жить той жизнью, которую они хотят. Метафизик или философ науки могли бы помочь обеспечить концептуальную ясность и обоснование посредством следствий конкурирующих квантово-механических теорий. Все области исследования открыты для усовершенствования философа.

Вернуться на главную страницу философии

Зачем изучать философию? «Чтобы бросить вызов собственной точке зрения»

В то время, когда достижения науки и техники изменили наше понимание нашего ментального и физического «я», некоторым легко отвергнуть философию как устаревшую дисциплину. Стивен Хокинг смело утверждает, что философия мертва.

Не по словам Ребекки Ньюбергер Гольдштейн. Гольдштейн, философ и писатель, изучала философию в Барнарде, а затем получила докторскую степень. по философии в Принстонском университете. Она написала несколько книг, получила премию Макартура «Гений» в 1996 году и преподавала в нескольких университетах, в том числе в Барнарде, Колумбии, Рутгерсе и Брандейсе.

Готовящаяся к выходу книга Гольдштейна « Платон в Googleplex: почему философия не исчезнет » предлагает взглянуть на значительный — и часто невидимый — прогресс, достигнутый философией.Я поговорил с Гольдштейн о ее отношении к дебатам о науке и философии, о том, как мы можем измерить достижения философии и почему понимание философии имеет решающее значение для нашей жизни сегодня.


В детстве вы наткнулись на книгу Уилла Дюранта « История философии ». Каковы были ваши первые мысли?

Я вырос в очень религиозной ортодоксальной еврейской семье, и у всех, казалось, было твердое мнение по самым разным важным вопросам. Меня интересовало, откуда они знали то, что, казалось, знали или утверждали, что знали.Это то, что я бы сейчас назвал эпистемологическим вопросом. Мне разрешили очень много читать, и я выпустил книгу История философии . Мне было лет 11 или 12. А глава о Платоне… это был мой первый опыт некоего интеллектуального экстаза. Я был послан полностью вне себя. Было много чего, чего я не понимал, но было что-то отвлеченное и вечное, что лежало в основе всех изменчивых явлений мира. Он использовал слово «фантасмагория», это одно из тех слов, которые мне приходилось искать, и, вероятно, одно из немногих, что я встречал.Я не совсем понимал, что читал, но меня зацепило.

Когда началось ваше формальное образование в области философии?

Я не думал, что буду изучать философию. Я также любил науку и в детстве доставал много книг о науке, и, черт возьми, я испортил мамину кухню, пытаясь делать химические опыты своими руками. Там было все, что меня интересовало. Одна из особенностей философии заключается в том, что вам не нужно отказываться ни от какой другой области.Какая бы ни была область, есть соответствующая область философии. Философия языка, философия политики, философия математики. Все вещи, о которых я хотел знать, я все еще мог изучать в рамках философии.

Что ваша религиозная семья думает о вашем увлечении философией?

Моя мать чувствовала себя очень некомфортно. Она хотела, чтобы я хорошо учился, но не относился к этому слишком серьезно. Она беспокоилась, что никто не захочет жениться на такой начитанной девушке.Но в итоге я вышла замуж в 19 лет. И я не была внешне бунтарским ребенком; Я следовал всем правилам. Проблема была в том, что мне было позволено думать о чем угодно. Хотя я очень рано решил, что ни во что из этого не верю, все было в порядке, пока у меня была свобода мысли. Это было хорошо с моей семьей.

Как вы думаете, с какого возраста дети могут или должны начинать изучать философию?

Я очень рано начала заниматься с дочерьми. Они сказали самые интересные вещи, которые, если вы обучены философии, вы понимаете, это большие философские утверждения.Самое замечательное в детях то, что нормальный способ мышления, концептуальные схемы, в которых мы застряли, еще не срослись с ними. Когда моя дочь была маленькой, я говорил: «Даниэль!» она очень уверенно, почти с негодованием говорила: «Я не Даниэлла! Я это !» Я бы подумал, Что она пытается выразить ? Это прозвучит смешно, но она пыталась выразить то, что Иммануил Кант называет трансцендентальным эго. Вы не вещь в этом мире, как и другие вещи в мире, вы вещь , переживающая других вещей — собирая все это вместе.Это то, что этот малыш пытался сказать мне. Или когда моя другая дочка, которой тогда было шесть лет, разговаривала руками и опрокидывала стакан сока. Она сказала: «Посмотри, что сделало мое тело!» Я сказал: «О, вы этого не делали?» А она сказала: «Нет! Мое тело сделало это!» Я подумал: О! Декартовский дуализм! Она имела в виду, что не собиралась этого делать, и отождествила себя со своим интенциональным я. Это было увлекательно для меня.

А дети любят спорить.

Они могли спорить со мной о чем угодно.Если бы это был хороший аргумент, я бы воспринял его всерьез. Посмотрим, сможешь ли ты передумать . Она учит их быть самокритичными, смотреть на собственное мнение и видеть слабые места. Это также важно для того, чтобы заставить их отстаивать свои позиции, серьезно относиться к чужим позициям, уметь исправляться, быть терпимыми, быть хорошими гражданами и не поддаваться демагогии. Другое дело, заставить их задуматься о моральных взглядах. У детей естественная эгоистичная мораль.Каждый ребенок к трем годам говорит: «Это несправедливо!» Ну, используйте это, чтобы заставить их думать о справедливости. Да, они чувствуют определенное право, но что особенного в их ? Что дает им такое сильное чувство справедливости? Они естествоиспытатели. И они все еще такие гибкие.

Давление со стороны сверстников начинается в определенном возрасте. Им так хочется быть как все. Но я обнаружил, что если вы прививаете эту радость мышления, чистое интеллектуальное удовольствие, оно переживет даже подростковые годы и вернется в боевой форме.Это расширяет возможности.

Какие изменения произошли в учебной программе по философии за последние 40 лет?

Одна вещь, которая сильно изменилась, это присутствие женщин и изменение фокуса из-за этого. Существует большой интерес к литературе и философии, а также использование литературы в качестве философского экзамена. Это делает меня таким счастливым! Потому что меня считали закоренелым философом-аналитиком, и когда я впервые начал писать романы, люди думали: О, а мы думали, что она серьезна ! Но это изменилось полностью.Люди серьезно относятся к литературе, особенно к моральной философии, как к мысленным экспериментам. Многие наиболее разработанные и эффективные мысленные эксперименты взяты из романов. Кроме того, романы способствуют нравственному прогрессу, изменению эмоций людей.

Правильно — недавнее исследование показывает, как чтение литературы приводит к усилению сострадания.

Точно. Это меняет наш взгляд на то, что можно вообразить. Коммерческая литература, которая не бросала вызов стереотипам людей о персонажах, не давала такого же эффекта, как возможность лучше читать других, но художественная литература, которая бросает вызов нашим представлениям о стереотипах, имеет огромный эффект.Многие женщины-философы привнесли это в разговор. Марта Нуссбаум действительно проложила путь в этом. Она утверждала, что литература имеет философское значение во многих отношениях. Еще одна вещь, которая изменилась, это то, что стало больше прикладной философии. Давайте применим философскую теорию к проблемам реальной жизни, таким как медицинская этика, экологическая этика, гендерные вопросы. Это реальное изменение по сравнению со временем, когда я учился в школе, и это была только теория.

В своей новой книге вы отвечаете на критику, что философия не развивается так, как другие области. Например: В философии, в отличие от других областей науки, такая древняя историческая фигура, как Платон, так же актуальна и сегодня.

Утверждается, что единственный достигнутый прогресс заключается в постановке проблем, на которые ученые могут ответить. У этой философии никогда нет средств для решения проблем — она просто выжидает, пока на сцену не прибудут ученые. Вы слышите это довольно часто. Среди некоторых ученых существует настоящая антифилософская предвзятость. Ощущение, что философия со временем исчезнет.Но есть большой философский прогресс, просто прогресс, который очень трудно увидеть. Это очень трудно увидеть, потому что мы видим вместе с . Мы включаем философский прогресс в наш собственный взгляд на мир. Платон постоянно удивлялся тому, что мы знаем. И не только то, что мы знаем с научной точки зрения или с помощью нашей технологии, но и то, что мы знаем с этической точки зрения. Мы многое принимаем как должное. Например, для нас очевидно, что этические истины индивидуума не менее важны. Такие вещи, как класс, пол, религия и этническая принадлежность, не имеют значения с точки зрения индивидуальных прав.Это никогда бы не пришло ему в голову. В The Republic он приводит аргумент, что ко всем грекам нужно относиться одинаково. Ему и в голову не придет, что вы будете относиться к варварам (не грекам) так же.

Удивительно, сколько времени это занимает у нас, но мы делаем успехи. И обычно именно философские рассуждения сначала приводят к очень диковинной идее о том, что нам нужно расширять права. И требуется больше, требуется движение, активизм и эмоции, чтобы повлиять на реальные социальные изменения.Это начинается с аргумента, но затем становится очевидным. Следы работы философии стираются, потому что она становится интуитивно очевидной. Доводы против рабства, против жестоких и необычных наказаний, против несправедливых войн, против жестокого обращения с детьми — все это требовало аргументов.

Какие философские аргументы, по вашему мнению, изменили наш национальный диалог, изменили то, что мы когда-то считали очевидным?

Около 30 лет назад философ Питер Сингер начал спорить о том, как обращаются с животными на наших промышленных фермах.Все думали, что он сошел с ума. Но я наблюдал, как это движение росло; Я видел, как это стало эмоциональным. Это должно стать эмоциональным. Вы должны привлечь к этому сочувствие. А вот и в наше время — философ приводит аргумент, все отмахиваются, а потом начинают обсуждать. Даже критика или утверждение, что это недействительно, означает серьезное отношение к этому. Это то, чему мы должны учить наших детей. Даже к тому, что идет вразрез с их интуицией, им нужно относиться серьезно. То, что было интуицией два поколения назад, уже не интуиция; и это аргументы, которые меняют его.Мы очень инерционные существа. Мы не любим менять свое мышление, особенно если это неудобно для нас. И, конечно же, люди, находящиеся у власти, никогда не задаются вопросом, должны ли они удерживать власть. Так что это действительно требует тяжелой, тяжелой работы, чтобы преодолеть это.

Как вы думаете, как лучше всего преподавать философию?

Я очень расстраиваюсь, когда читаю лекцию и меня не перебивают через каждые несколько предложений вопросами. Мой стиль таков, что такое случается очень редко. Это моя техника.Я действительно пытаюсь привлечь студентов, заставить их думать самостоятельно. Чем больше они бросают мне вызов, тем более успешным я чувствую себя как учитель. Он должен быть очень активным. Платон использовал метафору о том, что при обучении философии в учителе должен быть огонь, а чистое тепло поможет этому огню разгореться в ученике. Это то, что воспламеняется из-за близости к теплу.

Каково это преподавать философию студентам из разных слоев общества?

Хороший профессор философии должен быть в курсе различных личностей в своем классе.У меня были ученики, которым было очень некомфортно. Им нужно было много рукопожатия. Некоторые были выходцами из очень религиозной среды, и один только вопрос отправил их в свободное падение. Мы пробились. Некоторые из них оказались моими самыми сильными учениками. Двое из них — очень успешные профессиональные философы. Но им требовалось много дополнительного времени, потому что они чувствовали это так глубоко. Вас просят переосмыслить все виды мнений. И когда ты видишь, что земля не очень твердая, это может отдалить тебя от собственной семьи, твоего воспитания.Я прошел через это. Мой собственный философский путь отдалил меня от моей семьи, людей, которых я любил больше всего. Это было очень сложно, поэтому я знаю, через что они проходят. Это может быть очень интенсивное путешествие.

Что случилось с популярностью философии как предмета с тех пор, как вы начали ее изучать?

Он упал. Сегодня наши студенты гораздо более практичны. Когда я учился в колледже, то есть в последний период расцвета радикального движения, это было время более философских размышлений.Теперь они хотят получить хорошую работу и быстро разбогатеть.

Несмотря на это, а также тот факт, что так много студентов сталкиваются с огромными долгами и безрадостной экономикой, как вы можете доказать, что они должны изучать философию?

Я бы не сказал, что они должны заниматься философией, и, честно говоря, эта область не может поглотить столько людей, но я бы сказал, что всегда полезно знать, чем бы вы ни занимались. учиться – уметь критически мыслить. Чтобы бросить вызов собственной точке зрения.Кроме того, вы должны быть гражданином этого мира. Вы должны знать свои обязанности. У вас будет много моральных выборов каждый день в вашей жизни. И это обогащает вашу внутреннюю жизнь. У вас есть множество фреймворков, которые можно применять к проблемам, и так много способов интерпретировать вещи. Это делает жизнь намного интереснее. Это мы в самом человеке. И это помогает нам увеличить нашу человечность. Неважно, что вы делаете, это актив.

Как вы думаете, какие самые большие философские проблемы нашего времени?

Рост научных знаний ставит новые философские проблемы.Идея мультивселенной. Где мы находимся во Вселенной? Физика поражает нас этим. Вопрос в том, являются ли некоторые из этих научных теорий действительно научными. Можем ли мы получить от них прогнозы? И с ростом когнитивной науки и неврологии. Мы идем в мозг и получаем эти изображения мозга. Открываем ли мы то, что мы есть на самом деле? Решаем ли мы проблему свободы воли? Узнаем ли мы, что свободы воли не существует? Что говорят нам о глубоких философских проблемах достижения нейробиологии? Вот вопросы, которые сейчас стоят перед философами.Но я также думаю, что в какой-то степени наше общество становится гораздо более светским. Итак, вопрос о том, как мы находим смысл в нашей жизни, учитывая, что многие люди больше не обращаются к монотеизму так, как раньше, с точки зрения определения смысла своей жизни. Есть скрытая озабоченность этим вопросом. Возникает ли с упадком религии ощущение бессмысленности жизни и легкого потребительского ответа, который заполняет пространство, которое раньше занимала религия? Это то, к чему должны обратиться философы.

Этот разговор был отредактирован и сокращен для ясности и длины.

Зачем изучать философию? — JMU

Зачем изучать философию?

Философия вносит центральный вклад в образовательное предприятие, предъявляя требования к интеллектуальной деятельности. Философское образование включает в себя знакомство с основными фигурами и событиями в истории философии, изучение современных методов и общепринятых ответов на философские вопросы, а также изучение навыков критического, интерпретативного и оценочного анализа, которые в общей схеме вещей могут считать наиболее ценным.

Ожидается, что выпускники программы по философии в Университете Джеймса Мэдисона смирятся со сложными текстами, посвященными передовым философским аргументам. Эти чтения часто весьма разнообразны по методу и содержанию. Кроме того, различные письменные работы являются частью заданий студентов-философов, и ожидается, что эти задания будут тщательно составлены и вдумчиво выполнены. Наконец, информированное обсуждение имеет важное значение для философии и философского образования.Ожидается, что это вербальное взаимодействие будет происходить как рутинная часть предложений курсов.

Многое из того, что изучается в философии, может быть применено практически в любом деле. Это связано как с тем, что философия затрагивает так много тем, так и с тем, что многие из ее методов могут быть использованы в любой области.

Изучение философии помогает нам улучшить нашу способность решать проблемы, наши коммуникативные навыки, нашу силу убеждения и наши навыки письма. Ниже приводится описание того, как философия помогает нам развивать эти различные важные навыки.

Общие навыки решения проблем:

Изучение философии повышает способность человека решать проблемы. Это помогает нам анализировать концепции, определения, аргументы и проблемы. Это способствует нашей способности систематизировать идеи и проблемы, решать ценные вопросы и извлекать то, что существенно, из больших объемов информации. Это помогает нам, с одной стороны, различать тонкие и тонкие различия между взглядами, а с другой стороны, находить точки соприкосновения между противоположными позициями.Это также помогает нам синтезировать различные взгляды или точки зрения в одно целое.

Навыки общения:

Философия вносит уникальный вклад в развитие выразительных и коммуникативных способностей. Он предоставляет некоторые из основных инструментов самовыражения — например, навыки представления идей с помощью хорошо построенных систематических аргументов, — которые в других областях либо не используются, либо используются менее широко. Философия помогает нам выразить то, что является отличительным в наших взглядах, повышает нашу способность объяснять трудный материал и помогает нам устранить двусмысленность и неясность в нашем письме и речи.

Силы убеждения:

Философия обеспечивает обучение построению четких формулировок, хороших аргументов и соответствующих примеров. Это, таким образом, помогает нам развивать нашу способность быть убедительным. Мы учимся формировать и защищать свои собственные взгляды, ценить конкурирующие позиции и убедительно указывать, почему мы считаем наши собственные взгляды предпочтительнее альтернатив. Эти способности можно развивать не только посредством чтения и письма по философии, но и посредством философского диалога как в классе, так и за его пределами, что является важной частью основательного философского образования.

Навыки письма:

Письмо интенсивно преподается на многих курсах философии, и многие регулярно назначаемые философские тексты также превосходны в качестве литературных эссе. Философия учит толковательному письму посредством изучения сложных текстов, сравнительному письму с упором на справедливость альтернативных позиций, аргументированному письму за счет развития у учащихся способности отстаивать свои собственные взгляды и описательному письму за счет подробного изображения конкретных примеров.Конкретные примеры служат якорями, к которым должны быть привязаны обобщения. Таким образом, в философских сочинениях особое внимание уделяется структуре и технике. Оригинальность также поощряется, и учащимся обычно предлагается использовать свое воображение для развития собственных идей.

Описанное общее использование философии, очевидно, имеет большую академическую ценность. Должно быть ясно, что изучение философии имеет внутреннюю ценность как неограниченный поиск понимания важных, сложных проблем.Но философия находит дальнейшее применение в углублении образования, как в колледже, так и во многих видах деятельности, профессиональных и личных, которые следуют за окончанием школы. Два из этих дополнительных применений описаны ниже.

Понимание других дисциплин:

Философия необходима для нашей способности понимать другие дисциплины. Многие важные вопросы о дисциплине, такие как природа ее понятий и ее отношение к другим дисциплинам, носят философский характер. Философия науки, например, необходима для дополнения понимания естественных и социальных наук, которое вытекает из самой научной работы.Философия литературы и философия истории одинаково важны для понимания гуманитарных наук, а философия искусства (эстетика) важна для понимания как изобразительного, так и исполнительского искусства. Более того, философия необходима для оценки различных стандартов доказательств, используемых другими дисциплинами. Поскольку все области знания используют рассуждение и должны устанавливать стандарты доказательств, логика и эпистемология имеют общее отношение ко всем этим областям.

Разработка звуковых методов исследования и анализа:

Еще одной ценностью философии в образовании является ее вклад в нашу способность формулировать гипотезы, проводить исследования и придавать проблемам управляемую форму.Философское мышление придает большое значение четкой формулировке идей и проблем, отбору соответствующих данных и объективным методам оценки идей и предложений. Это также подчеркивает развитие чувства новых направлений, предлагаемых новыми гипотезами и вопросами, с которыми мы сталкиваемся при проведении исследований. Философы регулярно опираются как на успехи, так и на неудачи своих предшественников. Человек с философской подготовкой может легко научиться делать то же самое в любой области.

Среди вещей, которые могут делать люди с философским образованием, есть следующее.Они могут проводить исследования по различным предметам. Они могут получать информацию и систематизировать ее. Они могут писать четко и эффективно. Они могут хорошо общаться, как правило, как устно, так и письменно. Они могут генерировать идеи по самым разным проблемам. Они могут формулировать и решать проблемы. Они могут выявить скрытые предположения и сформулировать упущенные из виду альтернативы. Они могут убедить людей серьезно отнестись к незнакомым взглядам или новым вариантам. Они могут резюмировать сложные материалы без излишнего упрощения.Они могут объединять различные данные и проводить полезные аналогии. Они могут различать тонкие различия, не упуская из виду сходства. Они также могут адаптироваться к изменениям, и эта способность приобретает все большее значение в свете быстрого прогресса во многих областях. А хорошо образованные философы обычно могут научить других тому, что знают сами. Эта способность особенно ценна в то время, когда стремительные технологические изменения так часто требуют обучения и переподготовки.

Эти способности довольно общие, но они имеют прямое отношение к диапазону карьеры, к которой готовятся философы.Философы обладают навыками, необходимыми для огромного количества как академических, так и неакадемических работ. Базовое образование, которое дает философская подготовка, чрезвычайно полезно в некоторых основных аспектах практически любого занятия.

Ниже приведены списки курсов философии, которые особенно подходят для людей, изучающих, стремящихся или работающих в дисциплинах, не связанных с философией, поскольку эти курсы философии помогают углубить понимание других областей обучения, чтобы ответить на некоторые фундаментальные вопросы, которые возникают. в других дисциплинах, а также для выяснения отношений между одной дисциплиной и другой областью обучения.

Искусство:
Эстетика
Этика
История философии
Философия языка
Философия религии

Бизнес:
Этика
История философии
Логика
Социальная и политическая философия
Философия науки

Информатика:
Логика
Философия языка
Философия разума
Философия науки

Инженерия:
Этика
Эпистемология
Логика
Философия науки
Социальная и политическая философия
 
 

Медицинские профессии:
Этика
История философии
Логика
Метафизика
Философия разума
Философия религии
Философия науки

Право:
Этика
Эпистемология
Логика
Социальная и политическая философия
Философия науки


 

Журналистика и коммуникации:
Эстетика
Этика
Логика
Социальная и политическая философия
Философия науки
 

Государственная служба:
Этика
История философии
Логика
Философия религии
Философия науки
Социальная и политическая философия
 
 

Духовенство:
Эстетика
Эпистемология
Этика
История философии
Логика
Метафизика
Философия религии
Социальная и политическая философия

Социальная работа:
Этика
История философии
Логика
Философия разума
Социальная и политическая философия

Преподавание, подготовка к колледжу:
Эстетика
Этика
История философии
Логика
Философия религии
Социальная и политическая философия

Преподавание, колледж:
Эстетика
Эпистемология
Этика
История философии
Логика
Метафизика
Философия науки
Социальная и политическая философия

Техническое письмо:
Эстетика
Эпистемология
Логика
Философия языка
Философия науки

Примечание : этот текст адаптирован из трех источников: (1) Философия: краткое руководство для студентов (издание Американской философской ассоциации), (2) Карьера для философов (подготовлено Американской философской ассоциацией). Комитет Американской философской ассоциации по карьерным возможностям и (3) The Philosophy Major (заявление, подготовленное под эгидой Совета должностных лиц Американской философской ассоциации).Эти тексты доступны в Интернете по адресу apaonline.org.

философов по философии | Кафедра философии

Удивление — это чувство философа, а философия начинается с удивления.

Платон , Теэтет

* * *

Именно благодаря их удивлению люди и теперь начинают и сначала начали философствовать.

Аристотель Метафизика

* * *

Нельзя представить себе мнение, сколь бы абсурдным и невероятным оно ни было, которого не придерживался бы кто-нибудь из философов.

Рене Декарт ,  Рассуждение о методе

* * *

Что я понимаю под «философом»: страшная взрывчатка, при наличии которой все в опасности.

Фридрих Ницше ,  Ecce Homo, Die Unzeitgemassen

* * *

[Т] философия, которая так важна для каждого из нас, не является техническим вопросом; это наше более или менее тупое чувство того, что жизнь честно и глубоко означает… это наш индивидуальный способ просто видеть и чувствовать тотальный толчок и давление космоса.

Уильям Джеймс ,  Прагматизм

* * *

… смысл философии в том, чтобы начать с чего-то настолько простого, что кажется не стоящим изложения, и закончить чем-то настолько парадоксальным, что этому никто не поверит.

Бертран Рассел , Лекции по логическому атомизму

* * *

Философия есть битва против околдовывания нашего разума средствами языка.

Людвиг Витгенштейн , Философские исследования

* * *

Цель философии состоит в том, чтобы понять, как вещи в самом широком смысле этого слова связаны друг с другом в самом широком смысле этого слова.

Уилфрид Селларс Философия и научный образ человека

* * *

Задача философа отличается от [задачи ученого], то в деталях; но не таким решительным образом, как полагают те, кто воображает для философа выгодную позицию вне концептуальной схемы, которой он руководит. Нет такого космического изгнания.

Уиллард Ван Орман Куайн , Слово и объект

В чем смысл философии? Часть 5. Призыв к «негативной философии»

Это пятая и, обещаю, последняя статья в серии статей о философии.Смотрите ссылки на первый, второй, третий и четвертый посты ниже. —Джон Хорган

Мой университет никогда не позволил бы мне преподавать термодинамику или химию, но учить первокурсников философии? Конечно, почему бы и нет. Прежде чем мы размышляем о Платоне, я задаю вопрос: что такое философия? Чем занимаются философы? Когда молодежь с тревогой смотрит на меня, я уверяю их, что философы ссорятся из-за того, что они делают. Правильного ответа нет, предположим.

Наконец храбрая душа решается, Философия ищет истину? Да, отвечаю я, но и наука тоже.Оба ищут истину, которая применима не только к конкретным местам и временам, но в целом, даже универсально. Философия и наука когда-то были единым предприятием, но за последние несколько столетий они разошлись. Так чем же они отличаются сегодня?

В конце концов кто-то ответит: Ученые проводят эксперименты? А философы только о вещах думают? [См. Постскриптум .] Теперь мы кое-что получили! — восклицаю я. Наука занимается вопросами, на которые, в принципе, можно ответить посредством эмпирических исследований при наличии достаточных ресурсов.Сколько лет Вселенной? Из чего состоит материя? Как возникла жизнь на Земле. Как появились мы ?

Философия, напротив, одержима тайнами, которые на данный момент, а возможно, и навсегда, не могут быть решены эмпирически. Что реально, или верно, или хорошо? Существует ли свобода воли? Бог? Многие философы возражали бы против такого различия, но в этом классе я главный, добавляю я.

Зачем, спрошу дальше, философствовать, если ничего не добьешься? В чем смысл? Они в тупике, поэтому я им говорю: философы защищают нас от глубоко укоренившейся потребности быть уверенными в том, кем мы являемся и кем должны быть.

Это денежный выстрел этой серии. В предыдущих постах я рассматривал вопрос о том, является ли философия методом поиска истины, боевым искусством, этическим руководством, формой искусства. Философия — это все эти вещи, но она является или должна быть в первую очередь орудием сомнения, которое противостоит нашей ужасной склонности к уверенности.

Чалмерс в статье «Почему нет большего прогресса в философии?» признает, что философы лучше ниспровергают, чем воздвигают утверждения об истине. Он недоволен этим исходом, который называет «негативным прогрессом», потому что не может отказаться от поиска истины.Амбициозные философы всегда будут стремиться стать создателями систем, как Кант, или, что еще лучше, первооткрывателями, как Эйнштейн и Крик.

Но философы должны гордиться своим отрицательным прогрессом и принять свою роль разрушительных шаров. [См. Пост-постскриптум .] Разрушение — благородное призвание, учитывая весь вред, причиняемый всезнанием. И под вредом я подразумеваю все, от чрезмерного назначения антидепрессантов до геноцида. [См. Пост-пост-постскриптум .]

Назовем это критическое стремление «негативной философией».Намек на негативную теологию преднамеренный. Точно так же, как негативная теология возвышает Бога, отвергая все Его описания, так и негативная философия чтит Истину, пронзая все ее выражения. [См. Пост-пост-пост-постскриптум .]

Сократ изобрел негативную философию и непреднамеренно продемонстрировал, зачем она нам нужна. Он определяет мудрость как знание того, как мало ты знаешь, а его притча о пещере предупреждает, что мы пленники собственных заблуждений.

Но старый незнайка на самом деле всезнайка.Он верит — он знает — что он сбежал из пещеры и увидел Истинное, Доброе и Прекрасное, сияющее во всей своей красе. Другие тоже могут увидеть свет, если последуют его примеру, и вместе просвещенная элита будет править отсталыми массами. Нам нужна негативная философия, чтобы спасти нас от наших спасителей.

Философы много потрудились, чтобы привить нас от религиозного догматизма. Спиноза и Вольтер выступали за безличного Бога, согласующегося с разумом. Ницше объявил Бога мертвым, а Бертран Рассел для верности вонзил кол в Его сердце.

Сегодня Бог все еще здоров, но наука является доминирующим способом познания, и на то есть веская причина, потому что она дала нам глубокое понимание природы и власть над ней. Некоторые ученые, опьяненные успехом, утверждают, что наука открывает Истину обо всем.

Воинствующие ученые-ученые преувеличивают зло религии и преуменьшают ущерб, нанесенный во имя разума. За прошедшее столетие вера в псевдонаучные идеологии — от марксизма и евгеники до рыночного капитализма — принесла гораздо больше разрушений, чем религиозный фанатизм.

Некоторые философы отреагировали на господство науки, отрицая, что наука достигает прочной истины. Другие дошли до противоположной крайности, став пиарщиками науки и очерняя альтернативные виды знания.

Избегая чрезмерного скептицизма или раболепства, философы должны призывать ученых к переоценке, особенно когда они продвигают упрощенные, детерминистские теории человечества.

Пример: В 1990-х Чалмерс бросил вызов заявлению Фрэнсиса Крика о том, что мы «не что иное, как набор нейронов.Сознание, возразил Чалмерс, нельзя свести к чисто физиологическим процессам. В том же духе: анализ Недом Блоком генетических теорий интеллекта, нападки Джерри Фодора на эволюционную психологию, защита свободы воли Дэниелом Деннетом, критика материализма Томасом Нагелем.

Негативная философия также может удерживать физиков от нахальства. Лоуренс Краусс заявляет в «Вселенная из ничего », что физика показывает, как вселенная возникла из ничего.Дэвид Альберт указывает, что квантовое поле, которое Краусс определяет как «ничто», таковым не является.

Негативная философия больше всего напоминает негативную теологию, когда напоминает нам, что наши слова и концепции далеки от реальности. Пол Фейерабенд, когда я брал у него интервью в 1992 году, высмеял идею о том, что ученые могут «познать» мир. «То, что они выяснили, — сказал Фейерабенд, — это один конкретный ответ на их действия, и этот ответ дает эта вселенная, и реальность, которая стоит за этим, — это смех! «Ха-ха! Они думают, что нашли меня!» Я слышу тебя, Пол.

Мое представление о негативной философии, как и большинство моих представлений, не впечатлило профессионалов в моем философском салоне. Критика утверждения об истине, строго сообщил мне «Найджел», есть утверждение об истине. Гррр. Это тот вид софистики, который портит репутацию философии. Каждый знает разницу между положительным утверждением, вроде доказательства существования Бога, и критикой этого утверждения. Правильно?

Но Найджел, будь он проклят, прав. Вы не можете критиковать утверждения об истине, не делая заявлений об истине, и вы не можете громить этические системы, не имея этической опоры.Я предпочитаю думать о них как о парадоксах, а не как о противоречиях. [ Пост-пост-пост-постскриптум .]

Но негативная философия может быть сложной даже для великих. Карл Поппер, когда я упомянул, что некоторые критики считают его догматиком, ударил кулаком по столу и настаивал на том, что они неправы. Томас Кун запутался, пытаясь объяснить мне, что именно он имел в виду, когда говорил о границах языка.

Философы должны сомневаться в себе, но не настолько, чтобы отчаиваться и искать работу в Goldman Sachs.Они также должны избегать столь крайнего скептицизма, который способствует фашизму и полному отказу от науки, включая глобальное потепление и теорию эволюции. Они должны попытаться сделать мир лучше, хотя, вероятно, им это не удастся.

И пока я устанавливаю здесь правила, позволю себе немного позитивной философии. Да, «моральная истина» — это оксюморон, но война — это явно плохо, так же, как плохо рабство и порабощение женщин. И все же великий философский труд о войне « Справедливые и несправедливые войны » Майкла Уолцера отвергает окончание войны как утопическую мечту.Я бы хотел, чтобы больше философов утверждали, что прекращение войны является моральным императивом, потому что я ни к чему не приду.

Я понимаю, что негативная философия напоминает мой журналистский стиль. Ну, разве Ницше не говорил, что философия — это форма самооправдания? Я также понимаю, что не излагал негативную философию с какой-либо строгостью. Я мог бы оправдать свой небрежный метод, процитировав Бертона Дребена (цитата Чалмерса): «Великие философы не спорят».

Но я не философ, тем более великий.Я просто ленив, и, как бы я ни любил философию, у меня есть другие дела, например, смотреть « Молодой Папа » с моей девушкой или играть в хоккей на пруду. Так что пора заканчивать эту серию.

И последнее замечание: После того, как мои ученики прочитали притчу о пещере, я спрашиваю: Вы сейчас в пещере? Ответы разные. Хорошие добряки говорят, что колледж помогает им выбраться из пещеры. Умники говорят, что колледж толкает их еще дальше в пещеру.

Сумрачные, с которыми я себя отождествляю, говорят, что если выберешься из одной пещеры, то попадешь в другую.Чтобы утешить их, я говорю: знать, что вы никогда не выберетесь из пещеры, немного угнетает, но это лучше, чем знать , а не , верно?

Постскриптум : Может быть, перегиб вверх подходит для философских размышлений?

Пост-постскриптум : Мои приятели Ли Винсел и Эндрю Рассел, историки технологий, подняли шумиху, утверждая, что инновации сильно переоценены, а обслуживание недооценено. По-видимому, некоторые философы считают, что инновации в их области тоже переоценены.На Leiter Reports анонимный комментатор моей философской серии пишет:

«Прогресс можно определить как: 1. накопление новых знаний 2. сохранение старых знаний (например, посредством припоминания). Я не могу понять, почему так много академических философов в наши дни не уважают второй вид прогресса. Человеческая история полна темных веков забвения, в которых были утеряны многие прозрения великих философов древности. Большая часть нашей работы как философов — это работа по сохранению знаний — и в некоторые эпохи человеческой истории это удавалось хорошо, а в другие — нет.Нелегко сохранять и поддерживать идеи, и мы не должны думать, что наша культура сможет поддерживать их сама по себе, без философов. Конечно, философы часто не осознают — или по какой-то извращенной причине не хотят осознать, — что то, что они думают и говорят, напоминает о вещах, сказанных ранее. Печальным признаком нашего времени является то, что так много философов переоценивают оригинальность и не видят ценности знания, полученного в результате внутренней саморефлексии: такой рефлексии, которая сохраняет и раскрывает то, что вы уже (смутно) знали.

Пост-пост-постскриптум : Вред: Вот неполный список ужасов, подпитываемых уверенностью: Крестовые походы, Инквизиция, европейское порабощение африканцев и истребление коренных американцев, Царство террора, Холокост, сталинские гулаги, Мао Культурная революция, война во Вьетнаме, гонка ядерных вооружений. Добавим к этому «войну с терроризмом» США, которая после 11 сентября привела к сотням тысяч смертей среди гражданского населения и усилила воинственность мусульман.

Пост-пост-пост-постскриптум : Относительно негативной теологии: В 1999 году, исследуя Рациональный мистицизм , я посетил конференцию по «Мистикам» в Чикагском университете, где теологи, философы и другие ученые признали иронию обсуждения переживания, которые по определению «невыразимы», как выразился Уильям Джеймс.«Мистическая литература — это то, что оспаривает собственную возможность», — сказал один оратор. Другой сказал , что он по ошибке прибыл в зал заседаний на день раньше. Созерцая пустой зал, он подумал: «Это слишком далеко заходит с негативной теологией».

Пост-пост-пост-пост-постскриптум : Я наткнулся на парадокс, заключенный в скептицизме, когда писал Рациональный мистицизм . Я начал относиться к своему скептицизму как к духовной практике, которая очищает ум от мусора, пока мое обращение с реальным мусором не заставило меня задуматься.Я использую мешки для мусора Hefty, которые поставляются в коробке. После того, как я выдергиваю последний мешок из коробки, коробка становится мусором, который я кладу в мешок. Я уловил в ритуале загадку и, в конце концов, разгадал ее: любая система удаления мусора производит мусор, в том числе и медитация.

Дополнительная философская литература :

В чем смысл философии? Часть 1 (Подсказка: это не открытие истины)

В чем суть философии? Часть 2. Возможно, это боевое искусство

В чем суть философии?, Часть 3.Может быть, следует придерживаться этики

В чем смысл философии? Часть 4. Возможно, это поэзия без рифмы и с большим количеством причин

Подъем неогеоцентризма

Проблема разума и тела, научный регресс и «Ву»

Сообщение из пустыни сознания. Исследования, часть 1

Мое скромное предложение по решению «проблемы смысла жизни» и уменьшению глобального конфликта.

Является ли научный материализм «почти наверняка ложным»?

Почему я не копаю буддизм

Мета-медитация: скептик размышляет о медитации

Должны ли гуманитарные науки принять науку?

Могут ли сосуществовать вера и наука?

Действительно ли философ Пол Фейерабенд был «злейшим врагом» науки?

Что на самом деле думал Томас Кун о научной «истине»

Лоуренс Краусс — физик или просто плохой философ?

Заставит ли этот пост Сэма Харриса изменить свое мнение о свободе воли?

Нам нужна новая теория справедливой войны, цель которой положить конец войне навсегда

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.