Федеральная раздробленность на руси: Феодальная раздробленность на Руси – причины и последствия

Содержание

История России от А до Я с Николаем Борисовым — Российская газета

В 2020 году телеканал "История" показывает цикл видеолекций "История России от А до Я" с участием доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой истории России до начала XIX века исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Николая Сергеевича Борисова. Цикл лекций охватывает широкий круг ключевых событий и проблем отечественной истории с древнейших времен до наших дней.

Лекция "Удельный период" посвящена важному этапу в становлении нашего государства. Приводим ее основные тезисы.

Удельный период

Период феодальной раздробленности начался на Руси после смерти Ярослава Мудрого, когда начинается борьба между его сыновьями. Началом феодальной раздробленности является Любеческий съезд князей 1097 года, где князья договорились: "каждый да держит вотчину свою". В общей сложности появилось около 15 княжеств, среди которых выделялись три: Владимиро-Суздальское княжество, Новгородская боярская республика и Галицко-Волынское княжество.

В каждом из них была своя политическая система.

Владимиро-Суздальское княжество - монархия, власть одного лица. Иной не могло быть в бедном регионе, где аристократия просто не имела возможности разбогатеть.

А вот в Новгороде аристократия сумела подчинить себе князей. Новгород торговал медом, воском, пушниной. Добыча этих богатств требовала объединения сил, и новгородцы научились отстаивать свои интересы сообществами. Князья же здесь фигурировали только как военные наемные специалисты.

Третий вариант политического развития осколков Киевской Руси - Галицко-Волынское княжество, где сильное боярство соседствует с сильной княжеской властью. Их силы были примерно равны, между ними началась бесконечная гражданская война. В итоге княжество было настолько обескровлено, что стало легкой добычей для враждебных воинственных соседей.

В целом феодальная раздробленность была исторически прогрессивным явлением, поскольку открывала новые возможности для развития феодальных отношений. Если раньше власть в Киеве не всегда успевала даже подавить мятежи на местах, то теперь сильная власть возникла в глубинке. И это был безусловный шаг вперед в развитии нашего государства.

История России от А до Я с Николаем Борисовым на YouTube

Феодальная раздробленность русских земель. Предпосылки, характер и последствия феодальной раздробленности

Известно, что в Западной Европе (правление Карла Великого) и на Руси (правления Рюриковичей) на смену феодальным отношениям приходит период феодальной раздробленности.
Киевская Русь вступила в данный период примерно во второй четверти  XII века.

Определение 1

Феодальная раздробленность представляла собой этап политического и экономического устройства русских земель, при котором происходила децентрализация власти, обусловленная усилением могущества крупных феодалов.

Можно выделить следующие предпосылки феодальной раздробленности:

  • Политические предпосылки;
  • Социально-экономические предпосылки.

Рассмотрим данные предпосылки подробней.

Политические предпосылки феодальной раздробленности

Политические предпосылки заключались в кризисе старой системы наследования власти. Известно, что власть являлась родовой собственностью династии Рюриковичей.
В 1054 году умирает Ярослав Мудрый и «завещает» власть в Новгородско-Киевской Руси старшему сыну Изяславу,  Святославу – власть в Чернигове, Всеволоду – в Переяславле.

Младшие сыновья Ярослава Мудрого - Вячеслав и Игорь получили по наследству Смоленск и Владимир, однако они не играли важной политической роли.

Старшие сыновья пытались сохранить единство Новгородско-Киевского государства путем создания триумвирата Ярославичей. Однако данные попытки успехом не увенчались.

Кризису феодальных отношений способствовали войны между сыновьями и внуками Ярослава Мудрого.
Святослав изгнал своего брата Изяслава с киевского престола в 1073 году, однако после смерти Святослава Изяслав вновь вернулся на престол. В 1078 году Изяслав погибает от рук своего племянника.

В 1078 году Киевским князем стал еще один сын Ярослава Мудрого  - Всеволод, который вел непрерывную борьбу с русскими князями, пытавшимися раздробить Древнерусское государство на части.
В 1093 году Всеволод умирает, и киевский престол занимает Святополк II – сын Изяслава. При Святополке  II феодальные войны усилились.

В 1097 году состоялся Любечский съезд князей, на котором был закреплен принцип наследования - от отца к сыну («Каждый владеет своей отчиной»),  согласно которому не только власть, но и имущество переходило от отца к сыну. Данный принцип усилил политическую раздробленность на Руси.

Единство Киевской Руси на время удалось укрепить князю Владимиру Мономаху (1113—1125) его сыну Мстиславу Великому (1125—1132). Владимир Мономах совершил множество походов против русских князей сепаратистов,  чехов, торков, византийцев, половцев.
После смерти сына Мономаха – Мстислава процесс дробления Руси ужесточился и в 1136 году Новгород отделился от Полоцка, а к середине XII в. территория Киевской Руси состояла из 15 отдельных княжеств. В XIII веке Киевская Русь была поделена на 50 удельных княжеств.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание  

Социально-экономические предпосылки феодальной раздробленности

Основными социально-экономическими предпосылками являются господство натурального хозяйства в Киевской Руси и отсутствие прочных экономических связей между отельными княжествами.

В период развития феодализма в XII—XIII вв. произошел рост вотчинной собственности на землю. Так княжеская, боярская, монастырская знать получала вотчинную собственность, что привело к формированию региональных корпораций военно-служилой знати, которая кормилась за счет государственных податей. 

Развитие вотчинной собственности привело к усилению боярской власти и обострению противоречий между местными князьями. Формированию могущественной княжеской власти способствовало строительство новых городов как политических и экономических центров, что вело к политическому обособлению этих территорий.

Так же произошла переориентация внешней торговли русских земель согласно географическому фактору: Новгородское княжество (Северо- Западная Русь)  осуществляла торговлю с Балтийским регионом, Владимиро-Суздальское княжество (Северо-Восточная Русь) придерживалось торговли по Окско - Волжскому торговому пути, Галицко-Волынское княжество (Юго-Западная Русь) торговало с соседними странами Европы.

Таким образом, роль Киева как экономического и политического центра слабела, а сокращение бюджета казны вело к ослаблению армии. Это стало важным фактором  политической децентрализации и феодальной раздробленности.

Последствия феодальной раздробленности для русских земель

Феодальная раздробленность имела положительные и отрицательные последствия  для русских земель.

Положительные последствия:

  • культурное и социально – экономическое развитие русских земель;
  • концентрация власти князя на развитии своего княжества;
  • становление прочных экономических связей в рамках «город - сельская округа»;
  • формирование предпосылок к объединению национальных государств;
  • многовариантность  развития  древнерусских земель.

Отрицательные последствия:

  • усиление феодальных междоусобиц. В своих воинах русские князья использовали в качестве союзников других народы. Так, волынские, черниговские и  смоленские  князья привлекали к военным действиям  венгров и поляков.
  • разорение русских земель. Например, Андрей Боголюбский захватил и разорил Киев в 1169 году.
  • ослабление военного могущества государства и, как следствие, нарастание внешней угрозы. Можно привести пример: военная агрессия рыцарей Ливонского ордена и шведских феодалов против Северо-Западных русских земель.

Феодальная раздробленность на Руси

Превентивная война - самоубийство из-за страха смерти

Отто фон Бисмарк

Период феодальной раздробленности - этап развития древнерусского государства, продолжавшийся примерно с 1132 года (смерть Мстислава Великого) и до правления Ивана Грозного, когда завершился этап собирания земель вокруг Москвы. Раздробленность характеризуется раздроблением единого государства на отдельные княжества. Каждое из них имело свою систему управления, свою экономику, свою армию. Однако, при этом сохранялись и признаки единого государства: формальная зависимость от Киева, общность культуры и языка.

Историки феодальную раздробленность древнерусского государства обычно рассматривают по 3 важным критериям:

Рассмотрим каждый из этих вопросов.

Причины раздробленности

Не менее сложным вопросом является изучение причин, по которым феодальная раздробленность на Руси стала возможной. Можно выделить 3 крупные группы причин, почему этот процесс стал возможным:

  1. Лестничная (родовая) система наследования престола. Эта система с одной стороны постоянно увеличивала количество наследников, а с другой стороны также увеличивала число князей-изгоев. Все это вело к междоусобным войнами и ситуациям, когда князья делили страну между собой.
  2. Развитие земледелия. Благодаря этому процессу многие дружинники стали землевладельцами. С развитием этого процесса землевладельцы становились крупнее и финансово сильнее. Крупных земледельцев очень не устраивала лестничная система наследования престола. Они всячески пытались ограничить власть князя или добиться завершения княжеских переходов.
  3. Развитие ремесла. развитие ремесла имело важное следствие - рост городов и превращение их в культурные и политические центры.

Есть еще одна важная причина, о которой сегодня не принято много говорить - падение знаменитого торгового пути «из варяг в греки». Этот путь проходил через Русь и был тем экономическим стимулом, который заставлял страну держаться единой.

В целом же каждая причина в отдельности не могла раздробить государство, но вместе они создали систему, когда местное управление в каждом княжестве было намного сильнее центральной власти. Естественным итогом этого стало то, что уже с середины 12 века на Руси утвердилась раздробленность княжеств (всего их было на начальном этапе 15). К началу 13 века количество княжеств выросло до 50.

Начало феодальной раздробленности

Каждый исторический этап развития и становления государственности имеет хронометраж. Если же феодальная раздробленность даже кратко будет изучена, то становится понятным - единого ответа на вопрос в каком именно году Русь стала раздробленной - не существует. В современной отечественной исторической науке можно выделить 5 подходов:

  • 1054 год (смерть Ярослава Мудрого). Такие историки как Карамзин, Насонов утверждали, что именно смерть Ярослава Мудрого является той чертой, после которой началась раздробленность.
  • 1097 года (Любечский съезд князей). Этой версии придерживаются историки Лихачев, Греков. Они утверждают, что именно на Любечском съезде был утвержден феодальный принцип, что каждый сам «держит» свою землю.
  • 1132 год (смерть Мстислава Великого). Это версия историков Сахарова, Рыбакова, Кузьмина. Они утверждают, что распад Руси на отдельный княжества стал возможным только после смерти князя Мстислава.
  • 1243 год (начало татаро-монгольского ига). Эту версию озвучивают историки Кожников и Бегунов. Они утверждают, что распад был следствием вторжения монголов.
  • В современной науке все чаще публикуются мнения авторов, что никакого единого древнерусского государства не существовало, и что феодальная раздробленность это начальная стадия становления нашего государства. Это версия таких историков как Дьяконов, Дворниченко и других.

Когда же начался период феодальной раздробленности на Руси? Прежде чем ответить на этот вопрос нужно понять очень важную вещь - удельный период Руси нельзя рассматривать в статике. Нельзя говорить, что умер Мстислав Великий или Ярослав Мудрый и страна сразу же стала раздробленной. Это процесс динамичный и ему нужно время для становления. Поэтому можно говорить, что правы все историки. В 1054 году началось зарождения феодальной раздробленности, к 1097 году оно достигло своей наивысшей точки, в 1132 году укрепилось, а в 1243 году окончательно утвердилось.

Важно также уточнить, что вплоть до вторжения монголов процесс укрепления раздробленности русских княжеств не был завершен до конца. Это подтверждается тем, что верховная власть в стране (пусть всего лишь номинально) была у киевского князя, а религия оставалась единой и митрополит находился в Киеве.

Особенности этапа раздробленность Руси

Феодальная раздробленность стала логичным итогом развития государственности на Руси. Развитие феодализма в стране, которое шло по восходящей линии, сделало процесс разбития государства неизбежным и естественным. При этом можно выделить как плюсы так и минусы этого процесса.

Таблица: Плюсы и минусы периода феодальной раздробленности
Плюсы Минусы
Подъем экономики, поскольку каждое княжество могло рассчитывать только на себя. Русь накрыли междоусобные войны, которые были очень кровавыми и жестокими.
Рост городов. Слабая обороноспособность.  Каждое княжество имело свою дружину, действующую в интересах своего княжества. Единой русской армии не было.
В княжествах формировалась стабильность. Каждое княжество подвергалось угрозам завоевания не только изнутри, но и извне.
Постепенно княжества пришли к пониманию, что княжество это не способ расширения, а возможность для совершенствования.

При этом, несмотря на то, что княжества были независимы и обладали всеми атрибутами самостоятельного государства, сохранялись черты, позволяющие говорить о Руси как о единой политической и экономической системе. Прежде всего можно говорить о:

  1. Едином языке и культуре.
  2. Единой религии и церковных организациях.
  3. Единой правовой системе. На Руси продолжала действовать «Русская правда».

Последствия раздробленности

Отечественная история, особенно так, что базируется на принципах науки СССР, оценивает эпоху феодальной раздробленности Руси однозначно отрицательно. Еще со школьной скамьи нам рассказывают о том, что раздробленность стала следствием борьбы за власть и деньги, а также отсутствие единой системы управления страной дало возможность для ига. Все это частичная правда, но нужно понимать, что советские историки говорили об этом только потому, что это соответствовало принципам социалистического государства: капитал всегда устраивает войны, а государству нужен центр управления.

Сегодня историки все чаще говорят, что феодальный период был логичным итогом развития государства и именно тогда был дан сильный толчок для развития государства во всех сферах, но главным образом производственных сил, рост городов, развитие культуры и другое.

Феодальная раздробленность на Руси - это... Что такое Феодальная раздробленность на Руси?

Обособление княжеств

С самого своего начала Киевская Русь не была унитарным государством: племенные союзы (особенно на юге, в зоне полюдья) сохраняли самоуправление, первый раздел был произведён между сыновьями Святослава Игоревича в 972 году, второй - между сыновьями Владимира Святого в 1015 и 1023 годах, причём потомки Изяслава Полоцкого, став изгоями для Киева, выделились в особую династию уже в начале XI века, в результате чего Полоцкое княжество быстро обособилось от Киевской Руси. Однако началом деления на собственно княжества принято считать раздел Руси Ярославом Мудрым 1054 года. Следующим важным этапом было решение Любечского съезда князей "каждый да держит отчину свою" в 1097 году, что не считается началом феодальной раздробленности, поскольку Владимир Мономах и его старший сын и наследник Мстислав Великий смогли вновь поставить все княжества под контроль Киева. Смерть Мстислава Великого в 1132 году году принято считать началом периода феодальной раздробленности, однако период, когда Киев оставался не только формальным центром, но и мощнейшим княжеством, продолжался ещё несколько десятилетий, его влияние на периферии не исчезло, а лишь ослабло в сравнении с первой третью XII века. Киевский князь продолжал распоряжаться Туровским, Переяславским и Владимиро-Волынским столами и иметь в каждом регионе Руси как противников, так и сторонников до середины века. Причём сильнейшие князья периферии (Галицкий и Ростовский) вступали в союз между собой против Киева, но не боролись друг против друга за обладание им.

Новые центры объединения

Первым столом, открыто противопоставившем себя Киеву, был Галич - изначально он был четвёртым городом Перемышльско-Теребовльской земли. Т.н."червенские грады" были изначально включены в состав раннефеодальной Польши, затем отвоёваны Владимиром Святым, возвращены Польше Святополком Окаянным за помощь в борьбе за Киев и отданы Ярославу Мудрому за помощь в присоединении Мазовии (затем, в эпоху польской централизации, Галиция будет также присоединена к Польше примерно на 200 лет раньше Мазовии - в 1349 году). Объединение Галицкого княжества произошло в 1141 году, через 2 года после падения единодержавия в Польше (а объединение Польши в первой половине XIV века шло в ногу с угасанием Галицкого княжества). Галицкие князья, в отличие от ростовских, не могли претендовать на Киев, так как были изгоями. Но когда галицкий стол занял Роман Мстиславич и завладел Киевом в 1202 году, он посадил там младшего двоюродного брата. А изначально суздальский пригород ("холопы-каменщики") Ростово-Суздальской земли Владимир стал в 1155 году центром княжества, глава которого Андрей Боголюбский, захватив в 1169 году Киев, также посадил там младшего брата. Так два княжества разом встали выше всей иерархии столов, которую в прежнюю эпоху венчал Киев. В 1160-е годы происходит поляризация сил, Галич в союзе с волынскими и черниговскими князьями борется против Владимира, союзного с северскими и рязанскими князьями, в том числе и за Киев.

Уже в начале 1170-х годов начинается эпоха киевских дуумвиратов, когда смоленские князья, с одной стороны, совместно с черниговскими - с другой, контролируют южнорусские земли, и уже Галич с Владимиром, в свою очередь, становятся ареной столкновений их интересов (но если в Галиче смена влияния всегда сопровождается сменой власти, то во Владимире Всеволод Большое Гнездо, будучи изначально ставленником Святослава Черниговского, побеждает своих племянников - смоленских протеже, потом сам вступает в союз с Рюриком Смоленским, затем - вновь с Всеволодом Черниговским, а затем его наследника Юрия побеждает брат Константин - ставленник смоленских князей).

"Слово о погибели Русской земли" видит Всеволода Большое Гнездо главой всей Руси: "Отсюда до венгров, и до поляков, и до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев и до немцев, от немцев до корелы, от корелы до Устюга, где живут тоймичи поганые, и за Дышащим морем, от моря до болгар, от болгар до буртасов, от буртасов до черемисов, от черемисов до мордвы — то все покорил бог народу христианскому поганые страны: великому князю Всеволоду, отцу его Юрию, князю Киевскому, и деду его Владимиру Мономаху", а Галицко-волынская летопись называет Романа Галицкого "самодержцем всея Руси". Таким образом, Владимир и Галич встречают монгольское нашествие уже в качестве главных центров притяжения русских земель, причём Новгород, Смоленск и Рязань тяготеют к Владимиру (возникает даже новое обозначение "Великое княжение Владимирское и Великого Новгорода", поскольку с 1231 года по 1333 год в Новгород приглашаются представители только владимирского княжеского дома), а чернигово-северские земли (после разорения монголами в 1239 году), киевские и турово-пинские - к Галичу (так же разделились сферы влияния соответственно волжского и ногайского улусов Орды).

Однако, усиление княжеств достигалось в основном путём личной унии, не изменяя границ между ними (наиболее яркий пример - Михаил Черниговский). Такие объединения принципиально не отличались от объединений времён Киевской Руси XI-XII веков (например, Владимира Мономаха), были недолговечными и свидетельствовали о том, что эпоха централизации ещё не началась. Кроме того, примеры семейного принципа наследования были крайне редки, таковым может служить лишь Галич. Право на великое владимирское княжение закрепилось за потомством Ярослава Всеволодовича. Первым владимирским князем, не переехавшим в столицу, стал Ярослав Ярославич Тверской в 1263 году. Его сын Михаил открыто боролся против Москвы и Новгорода, несмотря на поддержку последних Ордой. Усиление Переяславль-Залесского княжества в правление Дмитрия Александровича вызвало три новых разрушительных нашествия в 1281, 1282 и 1293 годах.

Между Западом и Востоком

Сын Дмитрия Александровича умер бездетным и своим завещанием внёс лепту в резкое увеличение территории Московского княжества в 1301-1305 годах. В 1328 году московские войска совместно с ордынскими подавляют восстание в Твери, после чего тверские князья уступают ведущую роль московским. В 1320-23 годах происходит поглощение южнорусских земель (Волынь, Киев) Великим княжеством Литовским, а в Новгороде в 1333 году появляется литовский наместник одновременно с получением Иваном Калитой ярлыка на великое княжение владимирское. При наступлении в Орде "великой замятни" в 1362 году, пока малолетний внук Калиты Дмитрий был вынужден восстанавливать свои позиции во Владимире (войско успешно действовало против обладателя ярлыка), Ольгерд Гедиминович громит ордынцев при Синих Водах и устанавливает контроль над Южной Русью. Тем самым Великое княжество Литовское стало государством, в котором подавляющим большинством населения и знати являлись русские и православные, и полноправным претендентом на роль будущего центра всех русских земель наравне с Москвой.

Однако, дальнейшие события разворачивались не в пользу Литвы. В 1385 году ввиду борьбы за власть по смерти Ольгерда, в которую вмешался Тевтонский орден, была заключена первая польско-литовская уния, сразу же были использованы польские войска для захвата Литвой Смоленска. В 1389 году Дмитрий Донской завещал великое княжение своему старшему сыну Василию без ханского ярлыка, что сделало Москву безоговорочным центром Северо-Восточной Руси. В 1392 году литовским князем стал Витовт, который неоднократно вплоть до своей смерти в 1430 году пытался вывести Литву из-под растущего влияния Польши, но безуспешно. В 1399 году он был разбит в битве на Ворскле ордынцами, и результатом новой польско-литовской унии стал новый удачный поход на Смоленск в 1405 и победа при Грюнвальде в 1410 году. Впоследствии роль Польши и католической церкви в литовско-русских землях неуклонно росла, и по унии 1569 года два государства окончательно слились в одно - Речь Посполитая. К этому времени Москва полностью овладела русскими землями включая Новгород, Смоленск и Чернигов на западе и завершила процесс централизации.

Список княжеств

Киевское княжество (1132—1471)

Запад Киевской, северо-запад Черкасской, восток Житомирской областей Украины.

Столица Киев.+Категория:Великие князья Киевские

  • Поросьское (Торческое) княжество (? — ?). Столица Торческ.
  • Овручское княжество. Столица Вручий (Овруч).
  • Вышгородское княжество (1077—1210). Столица Вышгород.
  • Белгородское княжество. Столица Белгород (киевский).
  • Юрьевское княжество. Столица Юрьев.
  • Богуславль княжество. Столица Богуславль.
  • Корсунское княжество. Столица Корсунь.
  • Трепольское княжество. Столица Треполь.
  • Котельническое княжество.
  • Болоховская земля (Болховские княжества) (?— ?1240-е). Столица Каменец.

Переяславское княжество (1054—1239)

Юг Черниговской, север Донецкой, восток Киевской, восток Черкасской, восток Днепропетровской, Полтавская и Харьковская области Украины.

Столица Переяславль Южный (Русский) (ныне Переяслав-Хмельницкий).

  • Городец-Остёрское княжество. Столица Городец-Остёрский (Остёр).

Галицко-Волынское княжество

  • Волынская земля: Волынская, Тернопольская, Хмельницкая, Винницкая области Украины и район Перемышля в Польше.
  • Галицкая земля: Черновицкая, Львовская, Ивано-Франковская области Украины.

Столицы — Владимир-Волынский и Галич Южный (Русский).

Галицко-Волынское княжество + Князья Галицко-волынские

Уделы:

  • Волынское княжество (ок. 990—1452). Столица Владимир-Волынский. + Категория:Князья волынские
    • Брестское княжество (ок. 1087—1444). Берестейская земля (Подляшье, изначально область Киевского княжества). Столица Брест (Берестье).
      • Кобринское княжество (1366—1529). Столица Кобрин. Литовский удел в 1366—1490, польский удел в 1490—1529.
    • Городенское (Гродненское) княжество (1116—1413). Столица Городно (Гродно, Городень).
      • Волковыйское княжество (1147—1431). Столица Волковыйск (Волковыск).
        • Слонимское княжество (1260-е—?). Столица Услоним (Слоним, Вслоним).
      • Новогрудское княжество (1147—1431). Столица Новгородок (Новогрудок). — Изначальное владение Миндовга, вокруг которого он стал собирать ВКЛ.
    • Червенское княжество (? — ?) — Червенская земля (Червенские города). Столица Червень.
      • Холмское княжество (1263—1366). Столица Холм (ныне Хелм в Польше).
    • Бельзское княжество (1170—1269). Червонная Русь (Галиция). Столица Бельз (Белз).
    • Трипольское княжество (1162—1180). Столица Триполь.
    • Луцкое княжество (1099, 1125—1320). Столица Луцк (Луческ). + Категория:Князья луцкие
      • Пересопницкое княжество (1146—1238). Столица Пересопница.
      • Кременецкое княжество (? — ?). Столица Кременец.
      • Изяславское княжество (? — ?). Столица Изяславль (Волынский).
      • Дорогобужское княжество (ок. 1085—1227). Столица Дорогобуж.
      • Черторыйское княжество. Столица Черторыйск.
      • Шумское княжество. Столица Шумск.

Турово-Пинское княжество (ок. 998—1168)

Запад Гомельской, восток Брестской областей Белоруссии, север Житомирской и Ровенской областей Украины.

Столица Туров.

В 1167/1174 разделилось на Туровское, Пинское и Дубровицкое княжества.

Полоцкое княжество (ок. 960—1307/1399)

Витебская, Минская, Гродненская области Белоруссии.

На Полоцкой земле зародилось Великое княжество Литовское, в состав которого вся она вошла к 1326 г.

Столица Полоцк (Полотеск). 1307 → ВКЛ.

  • +Категория:Князья полоцкие

Уделы:

Новгородская республика (IХ в.—1478)

Новгородская, Ленинградская, Архангельская, север Тверской областей, республики Коми и Карелия.

Столица Новгород (Господин Великий Новгород).

Псковская республика (1348—1510)

Часть Псковской области

Столица Псков (Плесков).

Смоленское княжество (ок. 990—1404)

Смоленская, запад Тверской, юг Псковской обл. России, восток Могилевской обл. Белоруссии.

Столица Смоленск. → ВКЛ.

  • +Категория:Князья смоленские

Уделы:

Черниговское княжество (1024—1330)

Север Черниговской обл. Украины, восток Гомельской обл. Белоруссии, Калужская, Брянская, Липецкая, Орловская обл. России.

Столица Чернигов.

  • +Категория:Князья черниговские

После разорения монголами княжество пришло в сильное запустение и основным центром стал Брянск. Впоследствии процесс дробления княжеств продолжился, большая часть территории бывшего Черниговского княжества была поглощена ВКЛ. При этом часть Верховских княжеств, будучи в составе ВКЛ, получили полную внутреннюю автономию.

  • Клецкое княжество (1142/1147—1521). Столица Клецк (Клеческ).
  • Слуцкое княжество (1142/1147—1587). Столица Слуцк (Случеск).
  • Вщижское княжество (1156—1240). Столица Вщиж.
  • Брянское княжество (ок. 1240—1430). Столица Брянск (Дебрянск).
  • Стародубское княжество (литовский удел около 1406—1503). Столица Стародуб
  • Гомельское княжество (? — ?). Столица Гомий (Гомель).
  • Сновское княжество (? — ?). Столица Сновск.
  • Репейское княжество (? — ?). Столица Ропеск (Репейск).
  • Верховские княжества — восток Черниговской земли.
    • Звенигородское княжество (ок. 1340—1504). Столица Звенигород-на-Оке. + Категория:Князья звенигородские
    • Карачёвское княжество (ок. 1246—1360). Столица Карачёв.
    • Козельское княжество (ок. 1235—1445). Столица Козельск.
    • Любутское княжество (ок. 1235—1445). Столица Любутск (Любутеск).
    • Мезецкое княжество (ок. 1360—1504). Столица Мезецк (Мезческ, ныне Мещевск). 1493 → ВКМ.
      • Барятинское княжество (ок. 1450—1504/9). Столица Барятин (ныне Барятино в Калужской обл.).
    • Мосальское княжество (ок. 1350—1494). Столица Мосальск (Масальск). 1500 → ВКМ.
    • Мценское княжество (? — ?). Столица Мценск. 1500 → ВКМ.
    • Мышегодское княжество (ок. 1270—1488). Столица Мышегда (Мышаха).
    • Новосильское княжество (сер. 13 в. — 1425). Столица Новосиль. Распалось на:
    • Оболенское княжество (ок. 1270—1494). Столица Оболенск (Оболенеск). → ВКМ 1362-89.
    • Перемышльское княжество (? — ?) — центр Перемышль (на Оке). → ВКМ 1487.
    • Тарусское княжество (1246—1392). Столица Таруса. → ВКМ 1392.
    • Спажское княжество (? — ?). Столица Спашь (Испаш). → ВКМ (Новосильский удел).
    • Волконское княжество (ок. 1270—1470). Столица Волкона (Волхона, Волконск).
    • Конинское княжество (? — ?). Стлоица Конин (Канинь).
    • Тростенское княжество (ок. 1460—90). Столица в волости Тростена. → ВКМ 1490.

Новгород-Северское княжество (ок. 1096—1494)

Сумская область Украины, Курская и юг Брянской области России.

Столица Новгород-Северский. + Категория:Князья новгород-северские

Выделилось из Черниговского княжества.

Уделы:

  • Курское княжество (ок. 1132—1240). Столица Курск (Куреск). + Категория:Князья курские
  • Рыльское княжество (ок. 1132—1500). Столица Рыльск.
  • Путивльское княжество (ок. 1150—1500). Столица Путивль.
  • Глуховское княжество (ок. 1246—1407). Столица Глухов.
  • Воргольское княжество. Столица Воргол.
  • Трубчевское княжество (ок. 1392—1500). Столица Трубчевск (Трубец).

Муромо-Рязанское княжество

Центр Рязанской области. Юг Рязанской области. Юг Владимирской, север Рязанской, юго-запад Нижегородской обл.

В 1054-1127 годах восточная периферия Черниговского княжества.

  • Великое княжество Рязанское (1129—1521). Столица Старая Рязань, с 1237 Переяславль-Рязанский (Новая Рязань). С конца ХIII в. великое княжество. + Категория:Князья рязанские
    • Пронское княжество (1129—1465). Столица Пронск. С середины ХIV в. великое княжество. +Категория:Князья пронские
    • Белгородское княжество (ок. 1149—1205). Столица Белгород-Рязанский.
    • Коломенское княжество (ок. 1165—1301). Столица Коломна.
    • Елецкое княжество (ок. 1370—1483). Столица Елец (Карасу). → ВКМ. До монгольского нашествия Елец входил в состав Черниговского княжества, позднее — непосредственно в состав Золотой Орды. В начале XIV в. перешел к Рязанскому княжеству, от которого вскоре отделился.
    • Липецкое княжество (ок. 1283—??). Столица Липецк До 1202 года Липецк входил в состав Черниговского княжества, позднее — присоединен к Рязанскому княжеству. Разрушен во время монгольского нашествия.
    • Воргольское княжество (после 1202—??). Столица Воргол До 1202 входил в состав Черниговского княжества, позднее — присоединен к Рязанскому княжеству. Разрушен во время монгольского нашествия.

Елецкое, Липецкое и Воргольское удельные княжества в составе Рязанского княжества именовались "Рязанской украиной"

Тмутараканское княжество (ок. 988—1100)

Тамань и восточный Крым. +Категория:Князья тмутараканские

Первоначально южная периферия Черниговского княжества.

Столица Тмутаракань (Теми-Таркан, Таматарха).

Ростово-Суздальская земля

Суздальско-Нижегородское великое княжество (1328—1424)

Столица Суздаль, с ок. 1350 Нижний Новгород

Уделы :

Переяславско-залесское княжество (1175—1302)

Столица Переяславль (ныне Переяславль-Залесский).

+ Категория:Князья переяславские

Ростовское княжество (ок. 989—1474)

Столица Ростов Великий.

  • +Категория:Князья ростовские

В 1328 году распалось на части:

  • Старшая линия (Сретенская (Усретинская) сторона Ростова).
  • Младшая линия (Борисоглебская сторона Ростова).

Уделы:

  • Устюжское княжество (1364—1474). Столица Великий Устюг.
  • Бохтюжское княжество (1364—1434).
Ярославское княжество (1218—1463)

Столица Ярославль.+Категория:Князья ярославские

Уделы:

  • Моложское княжество (ок. 1325—1450). Столица Молога.
  • Сицкое княжество (ок. 1408—1460). Столица Некоуз.
  • Прозоровское княжество (ок. 1408—1460). Столица Прозоров.
  • Шуморовское княжество (ок. 1365—1420). Столица село Шуморово.
  • Новленское княжество (ок. 1400—1470). Столица село Новлено.
  • Заозерско-Кубенское княжество (ок. 1420—1452). Столица неизвестна.
  • Шекснинское княжество (ок. 1350—1480). Столица неизвестна.
  • Шехонское княжество (Пошехонское) (ок. 1410—1460). Столица Княжич Городок.
  • Ухорское княжество (Угорское) (ок. 1420—1470). Столица неизвестна.
  • Курбское княжество (ок. 1425—1455). Столица село Курба.
  • Романовское княжество (? — ?). Столица Романов.
Углицкое княжество (1216—1591)

Столица Углич. +Категория:Князья угличские

Белозерское княжество (1238—1486)

Столица Белоозеро (ныне Белозерск), с 1432 Верея. + Категория:Князья белозерские

Уделы:

  • Согожское княжество (Сугорское) (ок. 1345—75).
  • Шелешпанское княжество (ок. 1375—1410).
  • Кемское княжество (ок. 1375—1430). Столица село Кемь.
  • Карголомское княжество (ок. 1375—1430). Столица неизвестна.
  • Дябринское княжество (?-?). Столица неизвестна.
  • Ухтомское княжество (ок. 1410—50). Столица неизвестна.
  • Андожское княжество (ок. 1385—1430). Столица неизвестна.
  • Вадбольское княжество (ок. 1410—50). Столица неизвестна.
  • Белосельское княжество (ок. 1385—1470). Столица Белое Село.
Стародубское княжество (1238—1460)

Столица Стародуб.

  • +Категория:Князья стародубские

Уделы:

  • Пожарское княжество (ок. 1390—1470).
  • Ряполовское княжество (ок. 1390—1440). Столица Ряполовский стан
  • Палицкое княжество (ок. 1390—1470). Столица Палех.
  • Кривоборское княжество (ок. 1440—70). Столица неизвестна.
  • Льяловское княжество (ок. 1440—60).
  • Голибесовское княжество (ок. 1410—1510). Столица село Троицкое.
  • Ромодановское княжество (ок. 1410—40).
Галицкое княжество (1246—1453)

Столица Галич Мерский.

Юрьевское княжество (ок. 1212—1345)

Столица Юрьев-Польский.

Костромское княжество (1246—1303)

Столица Кострома.

Дмитровское княжество (1238—1569)

Столица Дмитров.

Тверское княжество (1242—1490)

Столица Тверь.

Уделы:

  • Кашинское княжество (1318—1426). Столица Кашин.
  • Холмское княжество (1319—1508). Столица Холм. +Категория:Князья холмские
  • Дорогобужское княжество (1318—1486). Столица Дорогобуж.
  • Зубцовское княжество (1318—1460). Столица Зубцов.
  • Микулинское княжество (1339—1485). Столица Микулин.
  • Городенское княжество (1425—35).
  • Телятевский удел (1397—1437).
  • Чернятинский удел (1406—90). Столица Чернятин (ныне село Чернятино).
Московское княжество (1276—1547)

Столица Москва.

Уделы:

Великое княжество Литовское (1236-1569)

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Феодальная раздробленность: священники в роли третейских судей | Российское агентство правовой и судебной информации

В Средние века священники на Руси обладали особыми правами, которые позволяли аккумулировать в распоряжении церкви значительные материальные блага, включая крупные объекты недвижимости и даже целые города. Официально благодаря этим ресурсам церковь выступала в роли социальной гарантии для неимущих категорий граждан. Более важной миссией священнослужителей стало право выносить решения в спорах между князьями в условиях феодальной раздробленности. 

О политической жизни духовенства в роли послов в переговорах и гарантов межкняжеских соглашений рассказывает в третьем эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


В период феодальной раздробленности Древней Руси в XII-XV вв. число разрозненных княжеств доходило до двух сотен и больше. В этих условиях практически единственным, что продолжало объединять Русь, выступала русская православная церковь. 

В это время она продолжала оставаться частью византийской, «греко-православной» церкви. Константинополь сохранял за собой контроль и управление русской церковью через посылаемых в города епископов и митрополита. Этот контроль не только поддерживал уровень политического влияния Византии на Русь: русская церковь давала самые большие доходы Константинопольской патриархии. 

За счет чего складывались эти доходы? Какие хозяйственные права имели православные священники, которые были в состоянии обеспечивать высокие уровни платежей высшим иерархам, отправлявшим в Константинополь довольно крупные суммы собираемых средств?

Местные удельные князья устанавливали специальное ежегодное жалованье за осуществление тех или иных служб или без всяких условий. Так называемая руга могла быть денежной или натуральной. Она использовалась или всеми членами причта или на шла на содержание только тех лиц, которые были указаны в «ружной грамоте». 

Другим способом материального обеспечения причта были доходы от церковных вотчин, сёл и деревень (ими ведал староста церковной общины), которые переходили в собственность храма, например, по завещанию или дарственной. Духовные лица имели право сами владеть участками земли, что значительно улучшало их материальное положение. 

Доходы от торговли и ростовщической деятельности ортодоксами считались несовместимыми с церковной службой, но светские власти неоднократно предоставляли храмам право беспошлинной торговли.

Из получаемых доходов духовенство выплачивало многочисленные пошлины местному епископу, который имел право сам устанавливать их размер и число (так называемое архиерейское тягло), среди них - соборное (или зборное), заезд, десятина и другие. Единовременные пошлины взимались при поставлении священника на приход, при его переходе на службу в другой храм или другую епархию. 

Периодически священники выплачивали местному епископу различные дани на праздники - Петровское (Петровская дань), Рождественское. В конце XIV века для сбора пошлин и даней в епархиях стали действовать специальные архиерейские чиновники – десятинники, заездчики, доводчики. 

Русская митрополия делилась на епископии, которые соответствовали структуре светской власти. В начале XI века образовались епископии в Новгороде, Чернигове, Переяславле, во второй половине XI века — во Владимире-Волынском, Полоцке, Туровске. Позднее появились смоленская, рязанская, галичская, перемышльская, луцкая, суздальская и другие епископии. Они возникали по мере образования новых княжеств. 

Всего до монгольского нашествия на Русь было не более 16 епископий, многие из которых охватывали большие территории. Епископам принадлежала вся полнота церковной власти в их области — не только право суда над духовенством, но и суда по многим гражданским делам. Епископами могли быть только лица, постриженные в монашество. Если кандидат в епископы происходил из «белого» духовенства и был женат, то его жена должна была уйти в отдаленный монастырь.

Низшей церковной ячейкой являлся приход, центром которого была церковь. В городах церкви часто строились из камня и были не только культовыми учреждениями, но и хранилищем товаров и имущества купеческих и других корпораций, служили убежищем во время обороны городов. Во главе прихода стоял священник, назначавшийся епископом. 

Священники в большинстве своем, используя свои особые права, в это время активно действовали в направлении увеличения материальных богатств церкви. Установленная еще Владимиром Святославичем «десятина» поддерживалась и решениями следующих князей. 


В результате пожертвований, дарений и перехода имущества по завещаниям у церкви оказались в собственности крупные объекты недвижимости. Во владении и распоряжении духовенства были многочисленные села, слободы и даже целые города. Так, город Гороховец, например, принадлежал Владимирскому Успенскому собору.


Разгоревшаяся междоусобная борьба во время раздробленности также способствовала нарастанию правового и экономического могущества церкви. Многие князья, в борьбе за землю и уделы, часто в спорных случаях привлекали священников на свою сторону щедрыми дарами и пожалованиями. Использовался таким образом немалый авторитет церкви в целях победы над другими претендентами на территории.

Появление большого числа новых княжеств приводило к росту числа епископий, так как каждый новый князь стремился учредить в своих владениях новую епископию, независимую от других, и «завести» своего епископа. Для этого обособившиеся князья предоставляли новым архиереям не только материальные ценности, но и наделяли их расширенными правами. 

Так, смоленский князь Ростислав предоставил епископу Мануилу – главе вновь учреждаемой епископии – грамоту, по которой церкви передавалось право суда над должниками и по другим делам, отданным князем под надзор церкви. При этом епископ получал права и на сбор соответствующих пошлин. Новая епископия получила также несколько сел с крестьянами, землями и угодьями.

Большими имущественными правами обладало и «черное духовенство» - монахи. Особенно богатым стал киевский Печерский монастырь, которому, как утверждает летописец, «многие от вельмож» давали от своих имений «некоторую часть». Этот монастырь получил много земель «с челядью», золота и серебра от князя Изяслава Ярославича; три волости дал монастырю князь Ярополк Изяславич, его дочь — пять сел. Аналогичные пожалования земель и угодий получили в XII—XIII веках и другие монастыри.


Отстаивая свои права на получение в свое владение и распоряжение значительных материальных ценностей, священники заверяли общество в том, что все эти богатства тратятся на помощь сиротам, старикам, больным и вдовам, а также для помощи пострадавшим от пожаров, голода и других бедствий, а также на выкуп пленников из неволи в чужих землях.


Как раз в стенах богатого Печерского монастыря было создано целое произведение — «Печерский патерик», в котором утверждалась «праведность» вклада земли, золота, серебра и других ценностей в монастырь. Высшие иерархи грозили суровыми карами тем, кто пытался оспаривать права церкви на владения землями, селами, холопами и сокровищами.

Таким образом, в условиях феодальной раздробленности православная церковь расширила свое влияние в русских княжествах, играя роль арбитра между князьями в их распрях. Нередко представители духовенства действовали как послы князей в их переговорах со своими оппонентами. 

Священники и епископы присвоили себе право выносить окончательные решения в спорах о принадлежности тех или иных земель наследникам умерших князей. Они выступали гарантами междукняжеских соглашений, закреплявшихся обычно особым обрядом - «крестным целованием». 

Следовательно, отсутствие центральной светской власти и централизованной судебной системы фактически создало объективные условия для происходившего стихийного расширения прав духовного сословия и для роста его экономического могущества.


Продолжение читайте на сайте РАПСИ 25 декабря

 

Феодальная раздробленность на ЕГЭ: Новгород, Киев, Владимир

ШАГ ДЕВЯТЫЙ: Феодальная раздробленности

Феодальная раздробленность (на Руси) – это период ослабления центральной власти Киева и возвышения отдельных крупных княжеств в 1135 — 1521 годах.

ПРИЧИНЫ РАСПАДА ГОСУДАРСТВА

🔺Развитие натурального хозяйства
Теперь все, что нам нужно, растет у нас на огороде, зачем нам что-то из Киева? Импортозамещение в XII веке.

🔺Развитие ремесла и торговли в отдельных городах
Мы умеем лепить классную посуду, да так много, что можно еще и продать. А вот налоги Киеву платить не очень хочется. Нужно обособляться, срочно!

🔺Амбиции удельных князей
Закон истории №23: Все всегда борются за власть и деньги.

🔺Междоусобицы

🔺Упадок пути «из варяг в греки»
Византия уже не такое крутое государство, как было раньше. Да и на Днепре половцы бегают, достают всех. Надо развивать новые торговые пути, независимые от Киева.

🔺Отсутствие внешней угрозы.
Владимир Мономах разрешил все вопросы с половцами, нас больше никто не достает!
Спойлер: Батый.

 

В результате ослабления роли Киева у нас образовалось 3 крупнейших центра:

• Владимиро-Суздальское княжество
• Новгородская республика
• Галицко-Волынское княжество

 

ОСОБЕННОСТИ НОВГОРОДСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Когда в других землях все еще господствовала княжеская власть, Новгород отличился.

Власть в Новгороде имели следующую структуру:
• Князь — не правил, военный предводитель, приглашался вечем
• Вече — совещательный орган, состоявший из глав лучших семейств. Вопросы войны и мира, назначение «администрации»
• Совет бояр («300 золотых поясов») — элита, «решает решения веча»
• Посадник — городской управленец, суд
• Тысяцкий — руководил ополчением, ведал налогами
• Архиепископ — глава церкви, хранитель казны, осуществлял внешнюю политику

 

Территория: климат для земледелия не подходили, зато княжество находилось далеко от степи и не сталкивалась с набегами кочевников.

Экономика: приближенность к Балтийскому морю определила основные занятия, в число которых вошли: рыбная ловля и торговля со странами Европы.

 

ОСОБЕННОСТИ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО КНЯЖЕСТВА

Территория: неплодородные почвы. Зато много леса, который защищает (в некоторых случаях) от набегов кочевников.

Экономика: высокий уровень развития ремесла. На досуге – охота и рыболовство.

Управление: высшая власть принадлежит князю 🤴

 

ОСОБЕННОСТИ ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОГО КНЯЖЕСТВА

Территория: приятный климат, черноземные земли (очень плодородные) 🌿

Экономика: земледелие – наше все.

Управление: постоянный спор между боярством и князем.

 

 

 

ШАГ ДЕСЯТЫЙ: Княжества Удельной Руси

 

Феодальная раздробленность на Руси — явление весьма динамичное. Процесс дробления княжеств начался после смерти Ярослава Мудрого, а съезд в Любече фактически документально закрепил раздробленность. Кратко пробежимся по основным княжествам и их особенностям.

 

📌КИЕВСКАЯ ЗЕМЛЯ

Несмотря на то, что Поднепровье приходит постепенно в упадок, Киев все-таки сохранял свою значимость, хоть уже и номинально. После смерти Мстислава Владимировича в 1132 году город ненадолго стал собственностью черниговских Рюриковичей. Это не устраивало других представителей династии. Из-за последовавших войн Киев сначала перестал контролировать Переяславское, Туровское и Владимиро-Волынское княжества, а затем (в 1169 году) и вовсе был разграблен армией Андрея Боголюбского и окончательно потерял свое политическое значение.

📌ЧЕРНИГОВ

Принадлежал потомкам Святослава Ярославича. Постепенно от него отделялись Новгород-Северское, Брянское, Курское и другие княжества.

📌ПОЛОЦК

Здесь правили потомки Изяслава Владимировича. Полоцк также постепенно раскололся на множество княжеств. Однако самыми главными противниками для него оставались литовцы. В 1307 году Полоцк окончательно стал частью набиравшей силу Литовской державы.

📌ВОЛЫНЬ

Два крупных центра: Владимир-Волынский и Галич. В конце XII века Роман Мстиславович объединил два города. Его княжество получило название Галицко-Волынского. У Романа был талантливый сын Даниил, его правление считается пиком развития данных территорий, после они приходят в упадок.

📌СМОЛЕНСКИЕ ЗЕМЛИ

Апогей развития данных территорий приходится на правление Мстислава Романовича. Смоленские земли меньше всего затронуло ордынское нашествие, тем не менее дань они выплачивали.

📌НОВГОРОД

Новгород имел свой особый политический строй, который значительно отличал его от остальных территорий. Здесь установилась аристократическая республика с сильным влиянием всенародного вече. Князья были выборными военачальниками.

📌СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ

Суздаль и Владимир — два главных центра. Здесь правили потомки Мономаха и его младшего сына, Юрия Долгорукого. Преемники отца Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо укрепили авторитет Владимирского княжества, сделав его крупнейшим и сильнейшим в раздробленной Руси. Во время ордынского владычества ханы признавали князей данных территорий главными. Впоследствии здесь образуются новые центры: Москва и Тверь, которые начинают вести ожесточенную борьбу за возвышение между собой.

 

Найди все княжества на карте:

 

Еще больше информации в следующих шагах.

Феодальная раздробленность Руси

Как вы помните, в Западной Европе период феодальной раздробленности начался сразу же после распада империи Карла Великого, т. е. в IX в. В условиях господства натурального хозяйства экономические и политические связи между отдельными феодальными владениями были очень слабы. Крупные землевладельцы имели укрепленные замки и собственные военные отряды, с помощью которых они держали в подчинении население своих владений. Каждое, владение было почти независимым государством.

В развитии отдельных стран Западной Европы и Азии было немало особенностей. Однако все они переживали период феодальной раздробленности.

В XII в. также разбилось на множество самостоятельных княжеств древнерусское государство - Киевская Русь. 

 

1. Образование самостоятельных княжеств. 

До XII в. древнерусское государство было единым и управлялось великим князем киевским. Правда, единство это не было крепким и глубоким: господствовало натуральное хозяйство, связи между селениями были слабыми. Новые, феодальные отношения еще недостаточно укрепились. С течением времени они все более созревали.

Постепенно в отдельных княжествах древней Руси: Владимирском, Новгородском, Черниговском, Рязанском и многих других - укреплялась собственность феодалов на землю. Князья, дружинники, бояре захватывали у смердов все больше земли и постепенно устраивали свои большие хозяйства - феодальные вотчины. Разрастались хозяйственные постройки боярского двора. Крестьянские повинности увеличивались и становились под строгий и постоянный надзор боярина и его управляющего - дворского (от слова «двор»). Появились зависимые дворовые люди, или боярская дворня, работавшая во дворе и в доме боярина.

Все чаще стали применять на пашне трехполье: одно поле оставалось под паром и отдыхало, набираясь сил, другое поле засевали весной яровыми, третье поле засевали осенью озимыми. Урожаи поэтому увеличивались, техника земледелия, хотя и медленно, продвигалась вперед.

Успехи в развитии сельского хозяйства были использованы феодалами для увеличения повинностей зависимых крестьян.

Чем сильнее укреплялась собственность князей и бояр на землю, тем резче становились противоречия между феодалами и крестьянами. Лично свободных крестьян оставалось все меньше, зависимых от феодала - было все больше. Аппетиты бояр и князей росли - эксплуатация крестьян усилилась и вошла в обычай. Уже сменилось не одно крестьянское поколение, зависимое от бояр. Чуть заропщут крестьяне - против них-де «обычай»: и отцы, мол, ваши работали на боярина и платили ему оброк, и деды ваши, стало быть, и вам работать и платить.

Росли города. Их число с XI до середины XIII в. увеличилось более чем втрое и достигло 300. В городах успешно развивались различные ремесла. Мастерство ремесленников совершенствовалось, росла их специализация. На Руси тогда уже насчитывалось до 60 различных ремесленных специальностей. Все более разнообразными становились и изделия. Археологи установили, что только из железа кузнецы и оружейники выделывали 150 видов изделий.

Наиболее сильные и богатые города стали центрами княжеств, которые постепенно обособлялись от Киева. К числу таких городов относятся Новгород, Галич, Владимир-Волынский, Полоцк, Суздаль,-Рязань. Горожане поддерживали сильную княжескую власть на местах. Это явилось важным условием усиления местных князей.

В то же время главной заботой княжеской власти на местах было укрепление феодальной собственности на землю и подчинение населения сел и городов. Князья увеличивали дружину, чтобы можно было тут же, на месте, подавить сопротивление смердов и городской бедноты. В самом деле: Киев был далеко, начнись восстание где-нибудь в Суздале или Рязани, гонец, поскакавший в Киев за помощью, вернулся бы с войском киевского князя через несколько месяцев. А местный князь был рядом, близко. Он лучше знал дела своего княжества, вовремя распоряжался, судил и рядил. Его дружина могла быстро поспеть в любой конец княжества. Власть отдельных местных князей все более укреплялась, а одновременно власть великого киевского князя становилась слабее.

Следовательно, основными причинами образования самостоятельных феодальных княжеств, а стало быть, феодальной раздробленности древней Руси являлись:

  1. натуральный характер хозяйства и слабость экономических связей между различными частями страны;
  2. дальнейшее развитие крупного феодального землевладения;
  3. обострение классовой борьбы между феодалами, с одной стороны, и смердами и городской беднотой, с другой стороны;
  4. создание аппарата принуждения в каждом крупном феодальном владении;
  5. рост и укрепление городов, превратившихся в экономические, политические и культурные центры больших феодальных владений.

Все это было закономерным процессом.

 

2. Усиление княжеских усобиц.

Укрепив свою земельную собственность, феодал начинал с жадностью посматривать на богатства соседа. Захватить его имущество, его собственность- вот и способ обогащения. Князь собирал войско, обрушивался на другое русское княжество, захватывал чужие земельные владения с крестьянами. Одно русское войско сражалось против другого.

В жестоких схватках погибали люди, пылали деревни и города. Княжеские распри, или усобицы, как их тогда называли, разрывали Русь на части, ослабляли ее.

Но в это трудное время в народе не замирала мысль о единстве Русской земли. Передовые люди того времени призывали к единению. Автор знаменитого произведения древней русской литературы - «Слова о полку Игореве» осуждал князей за усобицы:

  • Сказал брат брату: «Это - мое, а то - мое же».
  • И начали князья про малое
  • «Это великое» молвить
  • И сами на себя крамолу ковать.
  • А поганые  со всех сторон
  • Приходили с победами на землю
  • Русскую.

Среди множества самостоятельных земель, на которые раздробилась Русь, особенно сильными были Владимирское княжество, Новгородская земля и Галицко-Волынское княжество.

  • < Заключение - феодальный строй древней Руси
  • -> Великое Владимирское княжество >

Управление распадом России | TheHill

Продолжающиеся атаки России на Украину и ее упорная подрывная деятельность в отношении западных государств демонстрируют, что Вашингтону и Брюсселю не удалось сдержать имперские амбиции Москвы.

Взаимодействие, критика и ограниченные санкции просто укрепили представление Кремля о том, что Запад слаб и предсказуем. Чтобы обуздать неоимпериализм Москвы, необходима новая стратегия, которая питает упадок России и управляет международными последствиями ее распада.

Россия более хрупкая, чем кажется, а Запад сильнее, чем его изображают. При режиме Владимира Путина, которому скоро исполнится третье десятилетие, страна перешла от зарождающейся демократии к нестабильному авторитаризму.

Хотя Москве не удалось модернизировать свою экономику для обеспечения глобальной конкурентоспособности, Кремль выделяется в одной области - дезинформации, с помощью которой он изображает страну как растущую державу наравне с США

На самом деле Россия - это находящееся в упадке государство который маскирует свои внутренние немощи за внешними атаками.Экономика России находится в застое. Согласно статистике Всемирного банка за 2017 год, Россия по валовому внутреннему продукту (ВВП) на душу населения занимает 62-е место в мире.

Даже оборонный бюджет сокращается и едва достигает десятой части бюджета США. Благодаря сочетанию низких цен на ископаемое топливо, упадка инфраструктуры, повсеместной коррупции и западных финансовых санкций доходы государства снижаются, уровень жизни падает, социальные конфликты усиливаются и беспокойство в регионе нарастает.

Хотя одних экономических показателей недостаточно для измерения предрасположенности к коллапсу, растущее социальное, этническое и региональное давление указывает на то, что Россия движется к фрагментации.

Россия не смогла развиться в национальное государство с сильной этнической или гражданской идентичностью. Он остается имперским сооружением из-за царского и советского наследия.

Громоздкая Российская Федерация состоит из 85 «субъектов федерации», 22 из которых являются республиками, представляющими нерусские этнические группы, включая Северный Кавказ и Среднюю Волгу, а также многочисленные регионы с самобытной идентичностью, которые все больше отдаляются от Москвы.

Вместо того, чтобы проводить децентрализацию для удовлетворения региональных устремлений, Кремль снижает их автономию.Об этом свидетельствует новый закон о языках, направленный на продвижение «русификации», и планы по слиянию и ликвидации нескольких регионов.

Давление нарастает по всей стране, растет гнев на местных губернаторов, назначаемых Кремлем, и недовольство тем, что Москва присваивает их ресурсы. Действительно, такие регионы, как Саха и Магадан на Дальнем Востоке, с их значительными минеральными богатствами, могли бы стать успешными государствами без эксплуатации со стороны Москвы.

Развивающиеся государства выиграют от налаживания более тесных экономических и политических контактов с соседними странами, а не от Москвы, чей федеральный бюджет резко сокращается.Разваливающаяся инфраструктура означает, что жители Сибири и Дальнего Востока России станут еще более отделенными от центра, что будет стимулировать требования отделения и суверенитета.

Учитывая недуг России, напористый подход Запада был бы более эффективным, чем реактивная защита. Вашингтону необходимо вернуться к основным принципам, которые сопровождали распад Советского Союза, поддерживая демократизацию, плюрализм, права меньшинств, подлинный федерализм, децентрализацию и региональное самоопределение разрозненных регионов и этнических групп России.

Пока Москва стремится разделить Запад и расколоть ЕС и Организацию Североатлантического договора (НАТО), поддерживая националистические и сепаратистские партии в Европе, Вашингтону следует содействовать региональному и этническому самоопределению внутри Российской Федерации. Это стало бы сильным сигналом о том, что Запад полностью способен отреагировать на подрывную деятельность Москвы.

Обоснование роспуска должно быть логично сформулировано: для того, чтобы выжить, России нужны федеративная демократия и крепкая экономика; в условиях отсутствия демократизации и ухудшения экономических условий федеральная структура станет все более неуправляемой.

Чтобы управлять процессом распада и снизить вероятность конфликта, выходящего за пределы государственных границ, Западу необходимо установить связи с различными регионами России и способствовать их мирному переходу к государственности.

НАТО должна подготовиться к непредвиденным обстоятельствам как к опасностям, так и к возможностям, которые представит фрагментация России. В частности, европейские соседи Москвы должны быть обеспечены достаточной безопасностью, чтобы защитить себя от самых дестабилизирующих сценариев, пока идет подготовка к взаимодействию с возникающими построссийскими структурами.

Некоторые регионы могут присоединиться к таким странам, как Финляндия, Украина, Китай и Япония, у которых Москва насильно отбирала территории в прошлом. Другие республики Северного Кавказа, Среднего Поволжья, Сибири и Дальнего Востока могут стать полностью независимыми государствами и наладить отношения с Китаем, Японией, США и Европой.

Пренебрежение распадом России может нанести больший ущерб интересам Запада, чем подготовка к преодолению его международных последствий. Чтобы избежать внезапных геополитических потрясений и возможных военных столкновений, Вашингтону необходимо отслеживать и поощрять мирный разрыв, а также устанавливать связи с возникающими структурами.

Внезапный распад Советского Союза должен послужить уроком, что далеко идущие преобразования происходят независимо от кампаний дезинформации Кремля или недальновидной приверженности Запада временному статус-кво.

Януш Бугайски - старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (CEPA) в Вашингтоне, округ Колумбия. Его последняя книга, написанная в соавторстве с Маргаритой Ассеновой, называется «Евразийское разобщение: уязвимые фланги России» (Джеймстаун, 2016).

Бюрократическая реформа и переходный период в России: загадки процесса разработки политики

Прежде чем приступить к обсуждению доказательств, объясняющих процесс бюрократических изменений в России, необходимо вкратце остановиться на динамике стадии разработки политики, включая цели и механизмы, используемые реформаторами для модернизации российской бюрократии.Это необходимо для того, чтобы понять, как и почему этап планирования политики влияет на результаты реализации политики в подполе реформы российской государственной службы.

Текущий этап реформы государственной службы в России (который начался в 1999 г.) предполагает, что набор участников, вовлеченных в КСО, состоял из (1) политических экспертов (практиков и ученых), которые участвовали в процессе выявления проблем и определения повестки дня. ; (2) министры и другие профессиональные политики, которые участвовали в разработке вариантов политики и предложений; (3) Администрация президента (ПА) - ключевое лицо, принимающее решения, связанное с вопросом иерархического подчинения, и, наконец, (4) группа лиц, реализующих политику (карьерные бюрократы), структура мотивации которых, как упоминалось ранее, включала материальные и непредвиденные -материальные стимулы, такие как уровень оплаты труда или система взаимосвязанных защит и другие возможные условия их постоянной рабочей среды (подробнее см. Оболонский, 2006).

Федеральное правительство установило общие цели, такие как сокращение числа государственных служащих и разработка законодательной базы для улучшения процедур управления человеческими ресурсами (набор, обучение, оплата и продвижение государственных служащих). Соответственно, ранняя Концепция реформы государственной службы (Указ Президента № 1496 от 15 августа 2001 г.) предлагала длинный список политических целей, сосредоточенных на повышении уровня бюрократического профессионализма, организационной согласованности, эффективности и действенности государственной бюрократии.

С 1999 г. организационное ядро ​​процесса планирования политики включало Центр стратегического анализа при председателе правительства Германа Грефа, известного деятеля российской политики. Этот центр, который руководил первой президентской кампанией Владимира Путина, наблюдал за отбором кандидатов в исполнительную систему России и разработал комплексные политические предложения в российской экономике, включая реформу государственных монополий; создание благоприятной среды для ведения бизнеса в России; реформа Центрального банка России; Реформа налоговой системы России; и, наконец, земельная реформа, в том числе закон об обороте сельскохозяйственных земель, который Коммунистическая партия не позволяла принять долгое время, опасаясь разграбления земель.

В начале ноября 2000 года ПА поручила Правительству, Администрации Президента и Совету Безопасности Российской Федерации подготовить (до 1 мая 2001 года) и представить предложения по реформированию системы государственной службы. Вслед за этим поручением была создана Межведомственная рабочая группа, в которую вошли представители Минэкономразвития, Минтруда, Минфина, Минюста и Федеральной службы статистики, включая первого заместителя. Глава Администрации Президента Российской Федерации Д.А. Медведев. Руководителем первой рабочей группы был бывший советник президента Ельцина Михаил Краснов. Таким образом, концепция реформы государственной службы (2001 г.) была создана как продукт совместных усилий в рамках постсоветской традиции межведомственных консультаций.

Со временем общественные комитеты по административной реформе и реформе государственной службы были разделены. Эти комитеты возглавлялись разными людьми и как таковые не были тесно связаны между собой. Например, комитеты по государственному управлению возглавляли ведущие и видные российские политики, такие как Борис Алешин, Дмитрий Козак, Александр Жуков и Сергей Нарышкин.Один из них, заместитель главы администрации президента, курировал отношения между федеральным центром и российскими регионами в федеральном правительстве, что фактически поставило глав регионов в подчинение президенту России. Напротив, комитеты по реформе государственной службы состояли, в основном, из академических экспертов, и их редко посещали высокопоставленные чиновники (для получения дополнительной информации см. Барабашев и др., 2003, стр. 174).

Управленческий дискурс в сфере КСО (список выступлений президента см. На сайте http: // kremlin.ru) предполагает, что при реформе бюрократической системы в России было много дублирующих друг друга соображений. Одним из них было ухудшение качества работы бюрократии, что постепенно подрывало доверие общества к правительству. Вторая проблема касалась недостаточной операционной способности государства (тесно связанной с отсутствием иерархического подчинения), что угрожало выживанию унаследованной административной системы. В своем ежегодном послании 2001 года президент Путин заявил, что в России «не будет революций и контрреволюций» ( Российская газета, , 2001, 4 апреля).Это заявление сопровождалось обсуждением плохой бюрократической системы и обещанием восстановить закон и порядок в российском обществе (Ежегодные послания и бюджетные послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, 2000–2006 гг. 2018). Footnote 2

График этапа разработки политики при Путине охватывал почти 10 лет и значительно перекрывал этап реализации политики, который состоял из указов и инструкций, издаваемых Президентом или Правительством.Концепция и Программы (на период 2003–2005 гг .; и на период 2009–2013 гг.) Обещали провести комплексную бюрократическую реформу с помощью средств поддержания организационной согласованности институтов государственной службы, развития профессиональной бюрократической системы, адаптированной к конкретным условиям. к целям государственной дееспособности и бюрократической эффективности «на основе исторических, культурных, национальных и других особенностей России» (Концепция № 1496, 2001).

Примечательно также, что с начала 2000-х годов федеральные реформы в сфере государственной службы и государственного управления руководствовались «смешанной» стратегией, направленной на «объединение» разнообразных принципов неовеберианской теории. перспектива с принципами Новой парадигмы государственного управления (НПМ).Первый набор принципов самого раннего правительственного пакета преследовал цель ограничения дискреционных полномочий государственных должностных лиц с помощью подробных и узких правил. Этот набор идей включал политические предложения и последующий выбор в пользу процедур регулирования и стандартизации, в которых излагались обязанности и ответственность государственных служащих, а также их критерии оценки (это был длительный процесс, на выполнение которого потребовалось почти одно десятилетие с критериями оценки, которые не были полностью применены).Второй набор принципов охватывает такие цели, как политическая децентрализация, ориентация на гражданина / клиента, расширение прав и возможностей сообщества и введение рыночных сил в работу государственных органов. Эти принципы были поддержаны всеобъемлющей реформой государственного управления. Конечным результатом этих процессов стало проведение реформы государственных закупок, открытие многофункциональных центров по оказанию услуг и разработка проектов электронного управления, предназначенных для создания механизмов, с помощью которых можно было бы соблюдать индивидуальную ответственность государственных служащих (Всемирный банк, 2006а).

Хорошо известно, что Новое государственное управление традиционно сосредоточивалось на административной модернизации, включая государственное управление, ориентированное на результат, и использование интегрированных экономических, социологических и других передовых концептуальных моделей. Эти идеи послужили хорошей отправной точкой для разработки предложений по инновационной политике. Однако для реализации целей инновационной политики требовался значительный бюрократический потенциал для «поглощения» изменений политики. Некоторые проекты, такие как внедрение систем электронного управления (электронных механизмов предоставления услуг), приводят к усилению подотчетности государственных служащих.Другие, такие как введение системы государственных закупок, привели к обострению коррупции, которую трудно было отследить, учитывая масштаб ресурсов и участников, вовлеченных в этот процесс (для получения дополнительной информации см. World Bank, 2006b).

Этап реализации реформы государственной службы, начиная с начала 2000-х годов, заключался в принятии Закона «О системе государственной службы» №

. 58 (2003 г.) и Закона о государственной службе № 79 (2004 г.), к которым прилагается список нормативных процедур (указов президента), направленных на обеспечение соблюдения нового законодательства.В этом контексте одним из основных критических замечаний по поводу нового законодательства является развитие «смешанной», а не основанной на заслугах системы государственного управления, а также необоснованное количество исключений из правила приема на работу на основе заслуг, которые она включены (см. Статью 22 Закона № 79), что явилось наиболее значительным эффектом «компромисса» между противоречивыми политическими целями. Чтобы проиллюстрировать природу тайного конфликта вокруг реформы, один из собеседников, занимающихся политическим планированием (эксперт из Центра стратегического анализа), отмечает, что различные комитеты Государственной Думы внесли 245 поправок в Законопроект о системе государственной службы) в для того, чтобы уточнить принципы построения государственной бюрократии, основанной на заслугах.Однако материнский комитет, ответственный за рассмотрение этого законопроекта (Комитет по делам федерации и региональной политике), рекомендовал к принятию только 39 поправок (подробнее см. Южаков, 2005). Footnote 3 Поправки охватили такие области, как процедуры приема на работу, прозрачность, профессионализм, ориентированная на обслуживание культура, системы оплаты и продвижения по службе на основе заслуг (Там же).

Вступление в силу Закона № 58 сопровождалось обсуждением полярно противоположных идей, таких как пресловутое политическое предложение об исключении принципа беспартийности, внесенное в попытке преодолеть постсоветское наследие.Примечательной особенностью этой дискуссии было то, что слушание происходило в основном с точки зрения президентской программы. Председатель Комитета по делам федерации и региональной политике постоянно спрашивал, соответствует ли предлагаемый в Государственную Думу законопроект Администрации президента (ключевой вопрос в повестке дня политиков). Впоследствии Федеральный закон был принят без каких-либо серьезных возражений, но Государственная Дума, Совет Федерации и Президент в течение <2 месяцев с апреля по май 2003 г.Политическими партиями, которые внесли поправки и впоследствии одобрили новое законодательство, были Единство (Единство 98,8% депутатов), ОВР (Отечество Вся Россия (100%), Либерально-демократическая партия (100%), Группа депутатов «Народного депутата» (100%). %), «Регионы России» (57,4%) и «Яблоко» (29,4%).

В апреле 2004 года Государственная Дума отклонила Кодекс этического поведения, внесенный отдельными депутатами Государственной Думы. одна из более ранних версий Этического кодекса была представлена ​​самим президентом в 2002 году.Этот закон, изначально поддержанный Союзом правых сил, не получил полной поддержки Государственной Думы, и впоследствии он был отклонен нижней палатой российского парламента в ожидании законопроекта о реформе государственной службы, предложенного Президентом. Администрация (Барабашев, Клименко, 2010).

Федеральный закон № 79 (Закон о государственной службе), который касался основных вопросов государственной службы, на разработку ушло почти 9 месяцев (с сентября 2003 г. по июль 2004 г.) - отчасти из-за изменений в Государственной Думе (выборы в декабре 2003 г.) и вынесенных рекомендаций. головной комиссией во время первого раунда парламентских слушаний.В этом новом законодательном акте государственная служба определяется как профессиональная деятельность, оплачиваемая из российского бюджета. Условия найма были контрактными и ориентированными на результат. Срок пребывания на государственной службе больше не гарантировался. В целом система государственной службы была перестроена, чтобы соответствовать гибридной природе системы государственного управления, которая основывалась на сочетании старых (табель о рангах) и новых (управление эффективностью) принципов.

Результаты интервью (экспертные интервью автора (анонимно), 2010–2013 гг.) Определяют следующие основные особенности цикла политики КСО.Одним из них было отсутствие согласия между российскими академическими экспертами и высокопоставленными чиновниками (в то время считавшимися высокопоставленными государственными служащими) относительно целей и ценностей, лежащих в основе усилий по бюрократической модернизации. Наиболее явным в этом контексте был идейный раскол в отношении принципов бюрократической организации, включая принципы бюрократического найма, продвижения по службе и гарантий владения.

Например, ввиду разделения идей, вызванного столкновением интересов и институциональных мандатов, некоторые министерства, участвующие в стадии разработки политики, такие как Министерство труда, выступали за необходимость создания системы государственной службы, основанной на карьерном росте. с четкими линиями подчинения, подробным анализом обязанностей государственных служащих и карьерными стимулами, которые продвигают идею пожизненной занятости.Министерство экономического развития, напротив, отстаивало необходимость стимулировать государственных служащих к более продуктивной работе, тем самым рекомендуя использовать краткосрочные контракты и оплату по результатам для повышения оперативного потенциала организаций государственной службы (бывший сотрудник Министерства труда Российской Федерации (фередальный уровень), интервью автора, Москва, 2010). Окончательная версия Закона № 79 возникли в результате консенсуса между различными идеями и интересами, вовлеченными в реформу.Некоторые из наиболее популярных идей (например, оплата по результатам) стали частью Закона, хотя условия для обеспечения соблюдения соответствующих процедур реализации не были созданы.

Вторая особенность этапа формулирования политики, которая наблюдалась, - это так называемое «ускоренное принятие решений», характеризующееся отсутствием общественного обсуждения и тенденцией правительства России проводить свои заседания за закрытыми дверями. Такой стиль процесса разработки политики был охарактеризован респондентами как печально известная часть российской традиции, отмеченной тенденцией «перепрыгивать через необходимые этапы» и ограничивать рамки общественного обсуждения важных решений (академический эксперт, Высшая школа экономики, интервью автора, Москва 2010).Однако выбор такого подхода не был чисто случайным, поскольку он выявил усилия ПА перехитрить оппозицию и продвинуть версию закона в соответствии с ее собственными предпочтениями.

Авторитетный источник, занимающий руководящий пост в одном из российских аналитических центров, предполагает, что ключевые особенности процесса принятия решений в России в то время включали так называемый «ведомственный» или «ведомственный» подход к реформам государственного управления. . Такой подход привел к полезным, но нескоординированным усилиям по реформированию и, как таковой, к разработке непоследовательного законодательства:

Учитывая относительно слабое гражданское общество и политические партии, основным форумом для представления и согласования интересов являются органы исполнительной власти.Соответственно, государственные органы и ведомства являются основными действующими лицами, участвующими в формировании политической повестки дня, а также в ее реализации. Но ведомственный (ведомственный) подход к реформам ограничен по определению. Радикальный агентский проект - это прорыв в одной относительно узкой области, он не соответствует общему состоянию государственного сектора и государственного управления. Такой прорыв, во-первых, редко бывает успешным сам по себе; во-вторых, это имеет тенденцию вызывать неожиданные эффекты в смежных областях; и, в-третьих, это подразумевает «наведение мостов» между реформируемым сектором и окружающей средой.К таким «мостам» относятся многочисленные поправки к законам, делающие их внутренне непоследовательными. Кроме того, любое агентство, ориентированное на реформы или консервативное, имеет тенденцию пытаться усилить свое влияние и способствовать выполнению своих функций (член экспертного комитета при правительстве России (перекрестно-аффилированная, высокопоставленная роль), интервью с автором, Москва 2010).

Другой авторитетный источник (бывший советник президента Ельцина) также предполагает, что российские политические институты - в том виде, в каком они формировались за годы президентства Ельцина - «сузили объем свободы для субъектов, помимо представителей государственной исполнительной власти». (Бывший советник президента Ельцина, интервью автора, Москва, 2010 г.).Эту точку зрения поддерживают ведущие академические эксперты по России, указывающие на то, что модель принятия решений в этой стране представляет собой серьезную проблему для возможности достижения оптимального результата развития (для получения дополнительной информации см. Huskey, 1999).

Учитывая все обстоятельства, динамика этапа формулирования политики в области КСО была обусловлена ​​все более сложной стратегией реформ и отсутствием консенсуса между ориентированными на реформы и «статус-кво» интересами (Оболонский, 2006).Совокупность экспертных предложений заложила основу для комплексной программы реформ (эксперты действовали по требованию федерального правительства, обратившись за консультацией к экспертам). Однако по ходу событий, сопровождавших создание Закона нет. 79, выявили трудности политических предложений, которые проходили стадию парламентских слушаний (Интервью, 2010). Обсуждение реформы государственной службы, как публично, так и в Государственной Думе (нижней палате российского парламента), в первые годы президентства Путина было ограниченным (Барабашев и др., 2003). Разработка процедур государственной службы происходила в ускоренном режиме, что свидетельствует о контроле ПА над этапом определения повестки дня в ее стремлении перехитрить оппозицию. Аналогичные изменения в то время наблюдались в отношении пакета российского антикоррупционного законодательства (см. Дмитриев, 2006).

В конечном итоге, многие нормы Закона № 79 (см. Статью № 11 («Система рангов»), Статью № 31 («Организационная реструктуризация институтов государственной службы»), Статья №.33 («Положения о прекращении трудовых отношений») и статья №. 50 («Система оплаты и возмещения») были настолько общими, что требовали дополнительных разъяснений и улучшений, и на это у федерального правительства ушло более десяти лет (для получения дополнительной информации см. Тихомиров и Горохов, 2009).

Фрагментация ближневосточной политики России - RIDDLE Россия

Доцент кафедры востоковедения и африканистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге.Петербург. Старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН.

Иногородний эксперт Российского совета по международным делам (РСМД). Twitter: @anton_mardasov

Леонид Исаев и Антон Мардасов о распределении ответственности за политику на Ближнем Востоке

Ухудшение ситуации в северном сирийском городе Идлиб в начале 2020 года вызвало новую напряженность в отношениях между Анкарой и Москвой.Конфронтация здесь не следует логике связанных с Сирией соглашений, продвигаемых Россией и Турцией в последние годы. Позиции России и Турции по Сирии совпали после неудавшейся сирийской мирной конференции 2018 года в Сочи. Пара договорилась о демилитаризованной зоне в Идлибе в сентябре 2018 года; оба подписали Сочинский меморандум по северо-востоку Сирии в октябре 2019 года. Визиты Владимира Путина в Дамаск и Стамбул в начале 2020 года, похоже, закрепили это. После российско-турецких переговоров 8 января Путин и его турецкий коллега Реджеп Эрдоган выступили с совместным заявлением: «Мы подтверждаем важность полного выполнения Меморандума от 17 сентября 2018 года и Меморандума от 22 октября 2019 года».

Однако с тех пор ситуация ухудшилась. А это поставило под сомнение реальную реализацию договоренностей между Россией и Турцией. Это также ставит под сомнение способность влиять на других участников конфликта. В равной степени это вызвало очередной всплеск критики в адрес России со стороны турецкого общества и Турции со стороны российского общества.

Более того, контекст Идлиба выявил фрагментацию ближневосточной политики России. Неудивительно, что наблюдателям из-за пределов России сложно понять, как Россия принимает решения в этом регионе.Например, недавнее заявление Эрдогана красноречиво свидетельствует о его доверии к Москве: «Кому мне верить? 3-4 дня назад я разговаривал с Путиным. Это был отличный разговор. На следующий день против Турции [в России] были предъявлены серьезные обвинения. Ничего подобного в разговоре с Путиным не было. Что не так с тобой? Одно находится наверху, а другое - внизу ». Эрдоган ссылается на высокую степень дезинтеграции российских институтов, которым поручено принимать решения на Ближнем Востоке.

Соперничество на уровне министров

Соперничество между министерствами иностранных дел и обороны стало переломным в ближневосточной политике России с самого начала ее присутствия в Сирии. МИД России рассматривал Сирию и Ливию как рычаги влияния на страны Запада. Это имело значение в условиях ухудшения отношений с Западом после 2014 года и растущей экономической активности Москвы на Ближнем Востоке. Снимок логики министерства: Кремль не способен разрешить ни ливийский, ни сирийский кризис; но у него достаточно возможностей, чтобы способствовать или препятствовать достижению компромисса между воюющими сторонами.

Чем более реальным становилось участие Москвы в сирийском конфликте, тем активнее министерство обороны принимало участие в ближневосточной политике России. Дивиденды от затяжного военного конфликта значительно выросли. Министерство приветствовало увеличение расходов на оборону, необходимое для выполнения военных задач на Ближнем Востоке. Хотя официально МИД и Минобороны работают рука об руку с Сирией, в 2017 году выяснилось, что силовика (из вооруженных сил и спецслужб) затмили дипломатов.Среди прочего, это произошло потому, что легендарное сирийское примирение было уловкой для политики развала оппозиции (через так называемые зоны деэскалации), ее ослабления и примирения с сирийским режимом через соглашения с внешними политиками.

Министерство обороны России является главным лоббистом в России Халифы Хафтара, командующего так называемой Ливийской национальной армией (ЛНА). И все же у Сергея Шойгу недостаточно рычагов влияния, чтобы сделать его подход доминирующим в Кремле.Он вынужден мириться с доводами МИДа и спецпредставителя президента Михаила Богданова и проявлять послушание. Именно Шойгу проявил инициативу и пригласил связанного с ЧВК Вагнера «путинского куратора» Евгения Пригожина на встречу с Хафтаром в Москве. Сообщается, что это было сделано для того, чтобы убедить Путина поддержать Хафтара.

Еще одним свидетельством фрагментации российской политики в регионе является участие большего числа партнеров Кремля, которые не являются официальными представителями внешнеполитических ведомств или разведывательными службами.Их роль - действовать как посредники. Они налаживают диалог даже с официальными режимами исламских государств. В результате чеченская администрация во главе с Рамзаном Кадыровым и разветвленная сеть его ставленников превратились в своего рода аналитический центр дипломатии второго направления.

Например, Лев Деньгов (близкий к Делимханову и Кадырову), официально названный «руководителем контактной группы по Ливии при Министерстве иностранных дел Российской Федерации», получил соответствующие поручения.Это соответствует «челночной дипломатии» Кадырова с главами государств Ближнего Востока, особенно с лидерами стран Персидского залива. У Кадырова даже есть собственный специальный посланник на Ближнем Востоке, сенатор Зияд Сабсаби, который, в том числе, курировал сирийскую программу репатриации. Шамиль Бено - еще один пример; он представлял интересы Кадырова в странах Персидского залива. Серьезность и убедительность главы Чечни в переговорах с арабскими лидерами подкреплялась активностью чеченских батальонов и наемников в Сирии и Ливии.

Еще одним важным элементом ближневосточной политики России является участие частных военных компаний (ЧВК). Эти компании заявили о своем присутствии в Сирии, Ливии и даже в странах Африки к югу от Сахары. С нашей точки зрения, хотя деятельность ЧВК Вагнера находится под непосредственным контролем Минобороны, она в определенной степени расходится с политикой министерства. Хотя сотрудничество между ЧВК и военными довольно тесное в Сирии, оно ограничено в Ливии и сводится к планированию операций и материально-технической поддержке, предлагаемой министерством.Несмотря на это сотрудничество, активная вербовка наемников не является отражением официальной политики Москвы в Ливии. Деятельность некоторых российских бизнесменов развивается по собственной инерции. Они связаны с разными политиками, то есть не только с Хафтаром, но и с действующими лицами в Триполи и Тобруке (например, с главой временного кабинета министров Абдуллой Абдулрахманом ат-Тани).

Такой широкий спектр взглядов и подходов, демонстрируемых российским официальным и неформальным истеблишментом на Ближнем Востоке, во многом является отражением внутренней политики Владимира Путина «разделяй и властвуй».Иными словами, власть российского лидера опирается не столько на жесткую авторитарную вертикаль власти. Скорее, он полагается на сохранение разобщенности различных элитных групп при умелом балансировании их интересов. Подобная стратегия на Ближнем Востоке порождает конкуренцию между аналитическими центрами; Ни одна из сил не может полноценно продвигаться по региональной повестке дня.

Путин больше всего выигрывает от этой стратегии. За ним остается последнее слово по всем ключевым вопросам. Таким образом, ближневосточный вектор российской внешней политики был четко олицетворен.Таким образом, логика действий России на Ближнем Востоке не имеет выгоды, кроме самого Путина.

Личные договоры

Выбор президента из всех возможных вариантов был наименее предсказуемым шагом в этом процессе. Об этом свидетельствуют соглашения по Идлибу и северо-востоку Сирии, заключенные за последние два года. Они стали результатом личных переговоров между Эрдоганом и Путиным (которым предшествовала серия бесплодных встреч на уровне министров и специальных посланников).Ситуация не изменилась. Мы являемся свидетелями бесконечной череды двусторонних встреч российских и турецких дипломатов и военачальников. Тем не менее, решение проблемы Идлиба не увидело свет. Однако логика событий предполагает, что желаемый компромисс может прийти, как только оба лидера договорятся о личной встрече.

В то же время фрагментарный подход Кремля к Ближнему Востоку можно интерпретировать как весьма осторожную стратегию. Это имеет смысл, когда речь идет о непредсказуемых странах и регионах, чреватых конфликтами.Вряд ли российское руководство будет чувствовать себя уверенно на Ближнем Востоке; он хочет минимизировать риски возможных ошибочных решений. Другими словами, не кладите все яйца в одну корзину. Кремль предпочитает эту тактику. Например, было бы безрассудно делать ставку только на политические или только военные средства разрешения сирийского конфликта. То же самое и с выбором Москвы поддержать любую военную или политическую силу в Ливии. Слишком рискованно использовать все силы только для ЛНА, правительства национального единства или бригады Мисрата.Москва не потерпит неудачу, если попытается построить плотную сеть отношений между официальными и неофициальными группами. Хотя такой подход не соответствует принципу «победитель получает все».

Другими словами, диверсификация ближневосточной политики свидетельствует об осторожности Кремля, проистекающей из недоверия. Однако из-за отсутствия альтернативной власти в России все меньше и меньше возможностей переосмыслить и существенно изменить политику и решения Кремля.В результате реакционные решения подкрепляются более поздними, столь же или более реакционными. В краткосрочной перспективе уязвимость принятой стратегии может не быть критической. Однако в конечном итоге российские власти останутся заложниками собственных решений. Распространение ответственности за ближневосточную политику частично решает эту проблему. Но это только помогает преодолеть симптомы, а не устранять их причину.

Фото: Scanpix

Управление Россией: федеральные дилеммы Путина

11 декабря 2004 года, через три месяца после ужасающего террористического нападения на школу номер один в Беслане в Северной Осетии, война в Чечне официально вступила во второе десятилетие.Жестокое нападение высветило тот факт, что после 10 лет чеченских войн ситуация на Северном Кавказе стала отчаянной. Россия должна бороться с потенциальным возрождением этнополитических и межобщинных конфликтов, которые ознаменовали распад СССР, включая конфликт между осетинскими и ингушскими общинами вокруг Беслана, и дальнейшее ухудшение экономики, социальных условий и политической жизни региона. конструкции.

Москва давно забыла о Северном Кавказе, особенно после начала войны в Чечне.В советский период не было предпринято комплексных попыток содействовать региональному развитию. Приоритет отдавался промышленным секторам и ключевым городским районам, однако сельские районы, где проживала значительная часть населения, по существу игнорировались. После распада СССР проблемы региона усугубились потоками беженцев и миграцией с Южного Кавказа и Средней Азии. Хотя восстановление российской экономики после 1999 года принесло некоторые улучшения, особенно в крупных городских и промышленных центрах, таких как Ростов, Северный Кавказ в целом продолжает отставать от других регионов Российской Федерации, причем Чечня, очевидно, находится в наихудшем состоянии. из всех.

Экономический кризис на Северном Кавказе усугубился кризисом регионального руководства, который также восходит к советскому периоду. В СССР автономия административных единиц, таких как области и республики Северного Кавказа, была во многом символической. Вся власть принадлежала Коммунистической партии в центре. Столицы автономных республик были не более чем провинциальными городами-зарослями. Путь к успеху привел в Москву с ее возможностями для получения образования, полным спектром удобств и влиятельными должностями в центральной бюрократии.Наиболее амбициозные и способные представители нерусских национальных элит тяготели к центру власти, полностью русифицировались и теряли связи с родными регионами. Местные лидеры на Северном Кавказе (как и везде в СССР) были назначены на свои должности Москвой. Их политический опыт ограничивался местными делами и выполнением указаний из центра.

Кроме того, поскольку в советский период не было планирования регионального экономического развития, на Северном Кавказе не было общих региональных административных или политических структур.(Включение региона в политическую структуру Южного федерального округа России является нововведением президента Владимира Путина с 2000 года.) Советское правительство всегда старалось устранить любую потенциальную региональную базу власти и элиты, которые могли бы бросить вызов правлению Москвы. А после распада СССР политические партии, основанные на интересах (в отличие от узконаправленных этнополитических движений), не смогли утвердиться на Северном Кавказе.

В результате элиты Северного Кавказа теперь состоят из местных бюрократов советской эпохи; националисты с политической окраины; лидеры так называемой «бизнес-мафии»; горстка образованных молодых идеалистов без административного опыта; и случайного лидера, такого как бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, который добился выдающегося положения в центре, прежде чем вернуться на Северный Кавказ.Однако Аушеву не удалось создать региональную базу поддержки за пределами своей этнической группы. В 1990-х годах эта мешанина элит оказалась крайне плохо подготовленной для решения многочисленных задач создания новых политических институтов и функционирующей рыночной экономики, а также налаживания новых отношений с Москвой.

Сразу после трагедии в Беслане в сентябре 2004 года Москва внезапно осознала масштабы проблем Северного Кавказа. Российское правительство правильно определило укоренившуюся бедность и неадекватные социальные условия как основные факторы, способствующие региональным конфликтам и распространению групп боевиков, желающих участвовать в терроризме.Президент Путин назначил своего ближайшего помощника Дмитрия Козака новым посланником Москвы в Южном федеральном округе, поручив ему оценить социально-экономическую ситуацию и разработать план борьбы с бедностью и развития региона.

Однако Путин также воспользовался Бесланом как стимулом для продолжения своей пятилетней кампании по реформированию российской федеральной системы в целом путем восстановления сильного, вертикального (централизованного) государства - кампании, которая началась с создания семь новых федеральных округов и назначение полномочных представителей президента в 2000 году.Каждый из этих новых федеральных округов или «суперрегионов» объединил примерно дюжину существующих территориально-административных единиц России, а новые районные столицы должны были стать региональными центрами для подчиненных территорий. Полномочные представители президента, назначенные главой каждого нового округа, должны были следить за тем, чтобы региональные руководители, находящиеся ниже их уровня, соблюдали федеральные законы и бюджетную политику, разрабатывали новые социальные и экономические программы и собирали статистические данные для центрального правительства.

Путин надеялся, что новые районы повысят политико-экономическую активность регионов и их связи с Москвой, а также добавят новую эффективность административной системе. Его объявление 13 сентября 2004 г. о том, что выборы губернаторов во всех регионах России теперь будут заменены прямым назначением их губернаторов Москвой (при номинальном одобрении местных парламентов), стало следующим шагом в этом процессе централизации. Предложение было одобрено российской Думой и подписано президентом Путиным 12 декабря 2004 года, несмотря на резкую критику за рубежом за ограничение региональной автономии и, казалось бы, сворачивание демократических завоеваний 1990-х годов.Было также заявлено, что изменения не имеют ничего общего с проблемами, выявленными в Беслане.

Для Путина, однако, была связь - как он и другие члены администрации президента России ясно дали понять в серии публичных выступлений и в частных беседах (в том числе на встречах между западными аналитиками и президентом Путиным, министром обороны Сергеем Ивановым и Советник по национальной безопасности Игорь Иванов, в котором я участвовал, в Москве сразу после Беслана с 6 по 13 сентября 2004 г.).События в Беслане подчеркнули тот факт, уже известный большинству российских наблюдателей, а также Кремлю, что российское государство гниет изнутри от коррупции и частной жадности. Именно мелкая коррупция позволила террористам подкупить проход мимо блокпостов и в школу в Беслане, а также на самолеты в аэропорту Домодедово, где две террористки-смертницы сбили два пассажирских самолета за неделю до теракта в Беслане. И именно безудержная жадность побудила бывших и нынешних государственных служащих разделить ключевые государственные активы, что усугубило трудности и оттолкнуло местные сообщества.

Путин и другие кремлевские чиновники считали все это продуктом 1990-х годов. Для них 1990-е были не годами зарождающегося политического плюрализма, как их обычно считают на Западе, а десятилетием хаоса. С их точки зрения, региональные лидеры восприняли знаменитый призыв президента Ельцина «взять столько суверенитета, сколько сможете проглотить» как сигнал к созданию собственных вотчин. Эти лидеры бросили вызов Москве, создали множество новых региональных правил и одновременно сократили и перенаправили потоки доходов от федерального правительства в свою собственную казну.Избирательная политика в регионах стала непоправимо коррумпированной, поскольку местные мафии и деловые круги стали основными сторонниками кандидатов в губернаторы и их кампаний. На выборах стреляли они, а не местная общественность и даже не Москва.

С точки зрения Путина, децентрализация при Ельцине послужила раздроблению Федерации и стимулировала движение к региональному сепаратизму, который Чечня воплощала в своей наихудшей форме. По его мнению, корыстные интересы коррумпированных местных элит в Чечне и других странах пришли на смену предполагаемым принципам самоопределения, которые привели к созданию федеральной системы России в советский период.Путин и его окружение все больше разочаровывались в росте региональных проблем и неравенств, а также в их неспособности осуществлять контроль над ключевыми частями Федерации. В результате Кремль пришел к убеждению, что восстановление твердого контроля Москвы над регионами России необходимо для сохранения национального единства и общественной безопасности от двойной угрозы сепаратизма и терроризма. Это убеждение было подкреплено трагедией Беслана и неспособностью местных властей предотвратить нападение или отреагировать на него.

Прекращая прямые выборы губернаторов регионов, Путин ясно дал понять, что его цель - обеспечить, чтобы губернаторы теперь подчинялись ему, президенту. Они будут служить российскому государству, а не региональной мафии. В целом, с точки зрения Путина, его централизованные реформы направлены на искоренение широко распространенной коррупции, которая способствовала теракту в Беслане, на прекращение манипуляций региональными выборами и политикой, которые заставляли региональных лидеров подчиняться местным интересам, а не Москве, и на то, чтобы заставить местных лидеров лично несут ответственность перед Президентом за результаты развития своих регионов.

Хотя административные изменения Путина могут иметь свою внутреннюю логику, со стороны кажется, что они - в целенаправленном исключении местного участия в процессе принятия решений в ходе избирательного процесса - призваны усложнить способность Москвы эффективно управлять страной в будущем. Это не в последнюю очередь потому, что изменения поднимают вопрос о том, сможет ли Россия в конечном итоге и дальше обозначаться как федеративное государство, где полномочия разграничены между центром и регионами / республиками.Краткий ответ на этот вопрос кажется «нет, не может». И если это действительно так, то упадок России как федерации ограничит усилия Москвы как по управлению делами Северного Кавказа, так и по реинтеграции Чечни в государство как отдельное образование. Административные изменения также, вероятно, приведут к усилению политической напряженности в таких республиках, как Татарстан, где движения за независимость в начале 1990-х годов были ослаблены путем передачи власти над некоторыми аспектами экономической, социальной и политической жизни от Москвы к Казани.

По сути, при Путине Москва отходит от концепции России как многонационального / многотерриториального государства. Вопросы «национальности», которые были доминирующей чертой политики на Северном Кавказе и в российском Поволжье (включая Татарстан) как в Российской империи, так и в СССР, скрываются под более нейтральным ярлыком «региональных» вопросов. Национальные территории, такие как Татарстан и республики Северного Кавказа, переводятся в «регионы». Автономия Татарстана, обозначенная в историческом договоре с Москвой от февраля 1994 года, была ограничена с тех пор, как Путин пришел к власти в 2000 году.А Москва перестала заключать аналогичные договоры о разделе власти с другими регионами и начала их откатывать. Министерство по делам национальностей России, которое было фактически упразднено как министерская структура в марте 2004 года, было восстановлено после Беслана в качестве Министерства регионального развития. А во время московских дебатов о назначении губернаторов были выдвинуты новые предложения по ограничению полномочий региональных ассамблей, прямому назначению мэров и даже упразднению автономных республик и регионов вместе, путем возврата к измененной форме провинций царской эпохи. .

Идея федерализма снизу вверх, которую отстаивали Татарстан и его президент Минтимер Шаймиев и которая способствовала политическому паритету между центром и регионами, была отвергнута Москвой. Путин ясно дал понять, что федерализм, если он вообще существует, будет создаваться сверху вниз. Он будет основан не на взаимных договоренностях между центром и регионами, а на том, что Москва решит передать регионам.

Это особенно проблематично, поскольку сразу после Беслана (на встрече 6 сентября с западными аналитиками в своей резиденции в Ново-Огарево) Путин пообещал «большую гибкость» в политических отношениях с Чечней и Северным Кавказом, а также «большую автономию» Чечне.Но если политическая основа автономии будет устранена и Россия станет унитарным государством, возможно ли создать и поддерживать Чечню как «особый случай»? Элиты в традиционных автономных республиках России, таких как Татарстан и республики Северного Кавказа, последовательно выступали против образования унитарного государства (не в последнюю очередь потому, что это подорвало бы их собственную базу власти).

Более того, переходя к построению новой политической и административной системы в России полностью сверху вниз, Путин также пытается создать новую группу региональных лидеров, вставляя людей извне, то есть из Москвы.Назначая представителей президента и губернаторов, он отказался от задачи по развитию и воспитанию новых лидеров на местном уровне, которые в конечном итоге смогут заручиться подлинной поддержкой населения. Действительно, Путин не доверяет местным элитам, не связанным с Москвой (или Санкт-Петербургом). Слишком много местной "инициативы" и "лидерство", а не слишком мало, было проблемой России в сознании Путина.

Подход навязывания региональных лидеров извне также создает нагрузку на собственные кадровые ресурсы Москвы.Вертикаль власти Путина (по-русски vertikal vlasti) - это не обычная пирамида с широкой опорой. Это узкая колонна, уходящая вниз от Кремля. Это потому, что, в отличие от генеральных секретарей или президентов советского периода, у Путина нет партийной структуры или системы коллективного руководства, на которые можно было бы положиться. С момента прихода к власти в 2000 году Путин импровизировал с неформальной системой, опирающейся на круг своих коллег из его службы в КГБ и в муниципальном правительстве Санкт-Петербурга.Новые реформы управления облагают налогом ограниченный круг компетентных людей, находящихся в его распоряжении. Назначение Дмитрия Козака иллюстрирует дилеммы Путина. Козак - близкий соратник Путина еще со времен его петербургских времен. Он уже имел ряд назначений в российском правительственном аппарате и в Администрации президента, а ранее отвечал за модернизацию бюрократического аппарата федерального правительства.

По сути, Путин заменил соглашения о разделе власти с регионами России и прямые выборы сетью своих собственных эмиссаров или наместников, таких как Дмитрий Козак.Международные прецеденты, а также собственный исторический опыт России в царский и советский периоды показывают, что такой подход мало что даст для решения долгосрочных и глубоко укоренившихся проблем России в таких регионах, как Северный Кавказ. В лучшем случае это может предоставить временное решение. Надежных помощников, таких как Козак, нельзя бесконечно менять с должности на должность по мере возникновения новых проблем. Как следствие, реформы управления, основанные на централизованных назначениях, рискуют создать пустое, размытое государство, а не сильное или эффективное на центральном или местном уровне.

Понимание и сдерживание России: политика и стратегии США

Примечание редактора: 10 февраля Фиона Хилл дала показания в Комитете по вооруженным силам Палаты представителей США по вопросам внешней политики России и угроз безопасности Соединенным Штатам и их западным союзникам.

Вызов российской безопасности

Сегодня Россия представляет собой более серьезный вызов внешней политике и безопасности для Соединенных Штатов и их западных союзников, чем когда-либо с середины 1980-х годов, когда она воплотилась в Советский Союз и США.С. и СССР были вовлечены в гонку ядерных вооружений, которая, казалось, должна была довести мир до точки ядерного пожара. Военный захват и аннексия Россией Крыма, а также ее война в украинском Донбассе вызвали самый серьезный кризис безопасности в Европе со времен югославских войн 1990-х годов. Военное вмешательство России в Сирию перевернуло западные расчеты на Ближнем Востоке. Действия России теперь ставят под угрозу евроатлантические устремления к стабильности в регионе, простирающемся от Беларуси до Восточного Средиземноморья.Россия столкнулась с проблемой в период, когда система безопасности под руководством США после окончания холодной войны ослабла и раздробилась, наряду с нормами, которые поддерживали западные институты, такие как Организация Североатлантического договора (НАТО) и Европейский союз (ЕС). Легитимность и авторитет этих институтов были подорваны, несмотря на то, что расширение НАТО и ЕС, а также создание рамок для институционального партнерства с Россией через Парижскую хартию, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе. Считалось, что Европа (ОБСЕ) и Основополагающий акт Россия-НАТО привели к новой эре более активного сотрудничества U.С.-российские отношения и стабилизация Восточной Европы в 1990-е и 2000-е гг.

В своей речи в августе 2014 года в Ялте, в Крыму, всего через несколько месяцев после аннексии полуострова, президент России Владимир Путин открыто отверг американское и западное видение порядка в Европе после окончания холодной войны. Он, по сути, предлагал отказаться от этого, чтобы вернуться к более ранним рамкам управления отношениями, которые возникли 70 лет назад, на завершающих этапах Второй мировой войны, во время Потсдамской и Ялтинской конференций, где крупные союзные державы США, Великобритания, и Советский Союз решил судьбу Европы и согласился изменить границы над головами побежденных держав и меньших стран.Путин призвал Соединенные Штаты и Россию снова собраться вместе в «новой Ялте», чтобы внести изменения в нынешний порядок, который признал бы особый статус России в регионах Европы и Евразии, которые когда-то составляли часть России и России. Советские империи. Здесь Москва будет иметь право вето на любое развитие событий, ущемляющее суверенитет и интересы России. Во многих отношениях это будет та же договоренность, что и у России в Организации Объединенных Наций (ООН) через свое постоянное членство в Совете Безопасности ООН.Россия имела бы признанное право блокировать шаги других менее значительных держав, которые ей не нравились, такие как попытки Грузии и Украины вступить в НАТО и ЕС. Решение России начать войну с Грузией в августе 2008 года, захватить Крым в марте 2014 года и начать тайную войну в восточном регионе Донбасса Украины - все это убедительные утверждения этого требования о вето.

Роль Владимира Путина

Наблюдая за действиями России и России после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе, внешние наблюдатели много времени смотрели на президента Путина и пытались понять его мотивы и мировоззрение.Для этого есть веская причина. Несмотря на то, что вокруг Путина существует коллективное руководство и в этом коллективе есть люди с разными представлениями о том, какой должна быть российская политика внутри страны и за рубежом, с момента возвращения Путина на президентский пост в 2012 году система руководства России стала гиперперсонализированной. В 2012 году, во время политического тандема Путина и Дмитрия Медведева, когда Путин был премьер-министром, а Медведев был президентом, система была гораздо более плюрализированной. После того, как эти два человека поменялись местами, круг принятия решений в Москве сократился.С войнами на два фронта в Украине и Сирии Путин превратил свое нынешнее президентство в президентство военного времени.

В Москве создан централизованный военно-политический командный центр - Ставка, высшее командование на русском языке. Вся информация по критически важным вопросам безопасности и политическим вопросам передается небольшой группе людей вокруг Путина, и ключевые решения, похоже, принимаются внутри этой группы. Хотя у нас есть некоторое представление о том, кто входит в центральную группу, мы должны предположить, что членство в этой центральной группе непостоянно и может изменять состав, сокращаясь и расширяясь, в зависимости от рассматриваемой проблемы.В Ставку входят «твердые люди» российской политики - такие люди, как глава президентской администрации Сергей Иванов и глава (секретарь) Совета безопасности Николай Патрушев; а также в разной степени министр обороны Сергей Шойгу, начальник Генштаба Геннадий Герасимов, глава Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александр Бортников и глава Управления внешней разведки СВР Михаил Фрадков. Судя по имеющимся в российской прессе свидетельствам, кажется, что члены группы присутствуют здесь из-за их личных отношений с Владимиром Путиным, а не только потому, что они представляют конкретное учреждение.Это делает проникновение сквозь мембрану обсуждений внутри Ставки чрезвычайно трудным даже для предполагаемых российских инсайдеров. Мы также действительно не знаем, что происходит внутри группы. Как информация передается Путину? Кто что обсуждает с ним? Как Путин выбирает курс действий?

Со стороны Путин выглядит «однополярным лидером». В отношении президентской власти Путина нет существенных сдержек и противовесов. Как российский президент, у него нет более крупных институциональных структур или политической партии ниже или позади него, как у лидеров советской эпохи с Политбюро и Коммунистической партией.Путин воспользовался центральным положением российского президента в российской конституции, чтобы сконцентрировать власть вокруг себя. Президентство и конституция по сути слиты воедино, гарантируя друг друга. Другие государственные учреждения, от кабинета министров до российской Думы (парламента), систематически понижались в рейтинге. Дума стала не более чем штампом для предложений президента.

Власть, означающая способность оказывать влияние на систему или передавать идеи и лоббировать выгоды или изменения курса, в основном неформальна в России.Более широкие социальные связи с Путиным и его ближайшим окружением создают определенную степень власти. Все в ближайшем окружении являются частью плотной группы из одной возрастной когорты, чьи отношения с президентом Путиным (и между собой) уходят в прошлое на десятилетия назад в Санкт-Петербурге, где Путин вырос, учился, впервые присоединился к КГБ и стал заместитель мэра; в Москве, куда Путин переехал в 1996 году и начал свое восхождение к президентскому креслу; и в Дрездене, в Восточной Германии, куда он был направлен КГБ в 1980-х годах.Неформальные сети, которые пересекаются с внутренним кругом, делают власть в России очень сложной и сложной в управлении, а также в управлении.

Похоже, что у русского народа очень мало прямой власти или влияния в системе, учитывая тот факт, что российская Дума и политические партии играют ограниченную роль. И все же коллективно у людей есть значительная поддержка. Как и в других странах, экономические интересы - например, рабочие крупных производственных компаний (особенно в оборонном секторе), железнодорожники, шахтеры - и те, кто обладает важными навыками и функциями, на которые опирается государство, - например, оперативники разведки в службах безопасности или военнослужащие в военной форме - могут внести некоторый вес в переговорный стол.Совокупное мнение этих групп и населения в целом, выраженное в опросах и в ходе выборов, является важным элементом в подтверждении легитимности нынешней политической системы России. Популярность Путина - его послужной список лидера и общественные оценки его политической деятельности с течением времени - имеют решающее значение для сохранения баланса власти.

Все в современной российской политике зависит от сохранения харизматического авторитета Путина. Это означает, что способность Путина продолжать жонглировать конкурирующими интересами и его собственная способность управлять, его здоровье и умственные способности являются ключевыми.Если что-то пойдет не так, если слишком много внутренних кризисов нарушит повестку дня, которую Путин не может решить, если внешние события (например, резкое падение цен на нефть, международные санкции или начало войны) создают неожиданные препятствия и ограничения или изменяют операционный контекст системы , если широкая общественность считает Путина неэффективным или слабым, или если он в какой-то степени буквально недееспособен, то его рейтинг упадет. Если российский народ потеряет веру в Путина как президента, вся политическая система рискует дестабилизироваться.

В результате группа вокруг Путина в Кремле зациклена на обмене сообщениями с населением, а также на брендинге и ребрендинге президента Путина. Пока что им удается поддерживать рейтинг Путина (на пару процентных пунктов меньше 90% по последним опросам) благодаря менталитету осады, который постепенно овладел как элитой, так и населением в России. Опросы общественного мнения в России показывают, что россияне широко убеждены в том, что США и Запад «стараются их заполучить».«Важность требований национальной безопасности в контексте украинского кризиса и войны в Сирии дала Путину явное, но временное преимущество. Это отвлекло общественное внимание от конкретных требований повышения уровня жизни, которые наползли на опросы общественного мнения в 2010-2012 годах, а также от более абстрактных требований политических прав и свобод, которые были характерны для крупных политических протестов в том же период. Хотя российская экономика и государственный бюджет пострадали с 2013 года из-за низких мировых цен на энергоносители и значительной степени неэффективного финансового управления, Путин и его команда смогли возложить ответственность за все финансовые проблемы России на Соединенные Штаты и западные страны. санкции.Русские пока сплачиваются вокруг своего человека и своей страны и затягивают пояса. Ключевой вопрос, конечно, в том, как долго?

Путин и Кремль должны превратить временное преимущество в нечто более постоянное, если они хотят сохранить единство и мобилизацию населения для поддержки президентства Путина. Каждое важное решение в области обороны и безопасности, а также каждое публичное выступление и заявления Путина (внутри страны и за рубежом) проходят через это требование. Защита Родины и защита нынешней политической системы - это одно и то же.Президентский срок Путина продлится до 2018 года. По нынешней конституции он может служить до 2024 года. В Москве, а также за пределами России все задаются вопросом, насколько вероятно, что Путин сможет продержаться так долго, какие изменения он может предпринять, чтобы остаться у власти какую Россию мы можем ожидать в следующие восемь или девять лет и далее, если экономика продолжит спад.

Сила персонализированной политики

Размышляя над этими вопросами, мы, прежде всего, должны признать, что с Путиным или без него Россия будет продолжать создавать серьезную угрозу безопасности для Соединенных Штатов и их западных союзников.«Переждать Путина» - это не долгосрочная стратегия в отношениях с Россией. Даже если бы Путин завтра «исчез», его, скорее всего, заменит кто-то из его ближайшего окружения. Мы должны предположить, что в Москве существует план преемственности для поддержания согласованности нынешней системы; и, если это так, то преемник Путина, скорее всего, будет походить на него по стилю руководства, чем любой из его непосредственных предшественников с середины 1980-х годов - Михаил Горбачев, Борис Ельцин, а также Дмитрий Медведев.Тем не менее, чрезвычайно важно понимать, как лично Путин действует как лидер. Независимо от общих тенденций в России, пока он все еще находится у власти, нам нужно выяснить, как взаимодействовать с Путиным как президентом России.

Во всех отношениях Путин продемонстрировал, что готов заплатить высокую экономическую и дипломатическую цену, поскольку он стремится склонить региональный баланс сил в Европе и на Ближнем Востоке в пользу Москвы. Это включало в себя нарушение «перезагрузки» отношений с США, потерю «партнерских отношений по модернизации» с Германией и Европейским союзом, разрыв отношений с НАТО, а теперь и серьезный раскол с Турцией из-за Сирии.Как мы с моим коллегой Клиффордом Гэдди отмечаем во втором издании нашей книги «Г-н Путин, действующий в Кремле» (Brookings Press, 2015), мы в Соединенных Штатах постоянно недооцениваем Владимира Путина и его способность к действиям. Код для этой книги, резюмирующий основные выводы, прилагается в приложениях к этому письменному заявлению.

Путин имеет несколько важных особенностей, которые отличают его от других мировых лидеров. Во-первых, он профессиональный агент спецслужб.Одно из его главных умений - лицемерить - лгать. Он мастер в этом, как он выражается, «работе с людьми» и «работе с информацией». Это не какой-то недостаток характера. Это часть набора навыков, которые Путин сознательно развил в течение своей карьеры в спецслужбах и которые он теперь использует в своей политической карьере. Оперативник должен всегда скрывать свою истинную личность и намерения. Как глава российского государства, это дает Путину большое тактическое преимущество: если никто не знает, чего он хочет или как он собирается реагировать, он может на шаг опередить своих политических оппонентов (внутренних и внешних).

С тех пор, как он пришел к власти, кремлевская команда Путина очень усердно работала, чтобы увеличить это тактическое преимущество, сделав президента России - а значит, и российскую систему принятия решений - максимально непостижимой и непредсказуемой. Доступ к Путину строго ограничен. Кремль сохраняет почти полное единство молчания и послания. Когда сообщения кажутся переданными без одобрения, они сопровождаются в равной мере дезинформацией / неверной информацией. Никто вне внутреннего круга не должен знать, что происходит.Каждый тратит огромное количество времени, пытаясь понять, что думает Путин. Таким образом, они отвлекаются от попыток выяснить, что им на самом деле следует делать в ответ на его различные действия или чтобы опередить ситуацию.

Еще один аспект «работы с людьми» заключается в том, что Путин персонализирует все президентские взаимодействия с другими российскими официальными лицами по внутренним вопросам и с другими мировыми лидерами по вопросам внешней политики - как он делал бы это в качестве офицера КГБ, который набирал, занимался и имел дело с цель или актив разведки.Как президент, Путин принимает активное участие в работе с мировыми лидерами, напрямую доставляя послания, уговаривая и принуждая, где это необходимо, продвигать позиции России по всему спектру вопросов. Подход Путина индивидуально адаптирован к каждому лидеру и сочетается с другими официальными российскими контактами, нацеленными на высшие элиты, наряду с более рутинными обменами на более низком уровне.

Продолжая адаптировать подход оперативника, Путин имеет тенденцию заключать договоренности на межгосударственном уровне до болезненно личных.Он предпочитает заключать важные внешнеполитические сделки на основе личных обязательств во время встреч один на один. Когда происходит дипломатический разрыв - как подчеркивают предыдущие разногласия России с Грузией при президенте Михаиле Саакашвили и нынешние разногласия с Турцией при президенте Реджепе Тайипе Эрдогане, - Путин публично ссылается на то, что отдельные лидеры нарушили свои закулисные обязательства. Он часто подчеркивает в комментариях, что проблема двусторонних отношений связана с отдельным лидером, а не с текущими отношениями между государствами и народами - даже когда вводятся карательные санкции или предпринимаются военные действия (как в случае с Грузией). в 2008).Наказание назначается лидеру или лидерам, напоминая им об их нарушенных обязательствах и публично вынося их грязное белье - точно так же, как оперативник напомнил бы своим жертвам о последствиях перекрещивания своего проводника.

Еще одна отличительная черта - Путин мастерски адаптирует и меняет свою тактику. Мы часто ошибочно принимаем его тактические изменения за непоследовательность или «отсутствие стратегии». Но Путин является стратегическим в том смысле, что он следует нескольким твердым принципам - и очень четко понимает их в своих выступлениях и публичных заявлениях.Все остальное он подчиняет своим основным целям. Он старается оставаться гибким и держать свои варианты открытыми, чтобы он мог адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Он подходит ко всему от случая к случаю, почти от игры к игре. В каждом случае он заранее готовит уловки, а затем тщательно разыгрывает свои карты, чтобы попытаться выиграть в конкретном вопросе и перейти к следующему этапу достижения своих целей.

С Путиным или без него

Владимир Путин в некоторой степени уникален своим стилем руководства и методами, которые он использует, но он ни в коем случае не является аномалией в его взглядах внутри России, равно как и нынешний персонализированный характер российского управления не является чем-то необычным.Небольшой внутренний круг вокруг сильного лидера является центральным элементом российской политической культуры, восходящей к царской эпохе и простирающейся до советского периода. Вопреки распространенному мнению, учитывая все внимание к Путину, российский президент лично не харизматичен. Его популярность и привлекательность проистекают из его стиля руководства - его кажущейся непостижимости, его спокойствия в условиях стресса и давления, его способности адаптироваться и его продвижения в первую очередь России и ее народа.

Путин ничего не продает россиянам и не особенно заинтересован в прозелитизме за рубежом.Путин не марксист-ленинист, большевик или коммунист, как некоторые из его предшественников. Его основное внимание уделяется внутреннему фронту, даже если его действия часто уводят его далеко за пределы России. Как и многие другие современные лидеры на международном уровне, он популист. Идеология, или то, что сегодня считается идеологией в России, тесно связано с имиджем Путина. Путин и его команда упорно трудились, чтобы манипулировать и поддерживать набор идей, которые укрепляют и узаконивают его политические позиции. Идеология - это брендинг - брендинг как Путина, так и России.«Путинизм» не отличается особой последовательностью и не рассчитан на это. Путин и его политическая команда модернизировали широкий спектр широко признанных «российских идей», чтобы установить и сохранить легитимность своего президентства. Действительно, предшественник Путина, Борис Ельцин, пытался сделать то же самое в середине 1990-х - даже создал рабочую группу для разработки некоторых новых идей в период острого идеологического коллапса после ухода коммунизма.

Путин изображает себя защищающим и охраняющим то, что волнует россиян.После войны на Украине, когда россияне, питаемые постоянным потоком сообщений Кремля через государственные СМИ, увидели, что их национальная безопасность находится под угрозой из-за кризиса, Путин взял на себя ответственность за формирование общего (хотя и искусственного) чувства русскости. В некотором смысле это сознательное повторение роли советского лидера Иосифа Сталина во время «Великой Отечественной войны» или Второй мировой войны, и Путин часто ссылается на Сталина и этот период в своих выступлениях. Со временем имидж президента Путина сместился с «деятеля», который исправлял ситуацию и ставил Россию на ноги в 2000-х годах, а превратился в «патриарха» с годовщинами Второй мировой войны, в президента в состоянии войны, защищающего его люди на нескольких фронтах с интервенцией в Сирии.Как президент в состоянии войны, Путин должен обеспечить единство - в обществе не должно быть допущено никаких трещин, разделений, фрагментации, расколов (Путин постоянно использует все эти слова в своих речах), что могло бы способствовать нападению извне. В этом отношении президент Путин - традиционный консервативный российский политик. Его внутренняя и внешняя политика тщательно продумана, чтобы отразить российские нравы и нормы. Все перспективы, которые Путин излагает в своих выступлениях, укоренились в российских элитах и ​​обществе.Любой преемник Путина будет - и должен будет быть - таким же стойким защитником интересов России, как и Путин.

В России существует общее мнение, глубоко укоренившееся в политической элите после распада СССР, что нынешний мировой порядок, и особенно европейский политический порядок и порядок безопасности, ставят Россию в невыгодное положение. Выступление Путина в Ялте в августе 2014 года, в котором он открыто отвергает приказ США, было всего лишь очередным повторением идей, высказанных им и другими за более чем десять лет.С точки зрения Москвы, в то время как европейские государства (включая крупные государства, такие как Германия) считают, что проекты европейской интеграции и коллективные институты, такие как НАТО, делают их сильнее, те же проекты и институты ослабляют Россию. При нынешней конфигурации европейского порядка, если Россия хочет сотрудничать с существующими европейскими и трансатлантическими институтами, ожидается, что Москва откажется от части суверенитета России. Как президент России Путин стремится укрепить суверенитет страны, а не уменьшить его.Он хочет обеспечить Москве максимальную свободу маневра в политическом, экономическом и военном отношении. Вот почему Путин и другие российские официальные лица постоянно говорят, что Россия не должна быть частью каких-либо официальных союзов, поскольку союзы обычно связаны с обязательствами и ограничениями.

Основные убеждения, взгляды и принципы россиян влияют на решения Путина по внешней и оборонной политике. Русские рассматривают свое государство как одну из очень небольшого числа «мировых цивилизационных держав» с уникальной историей, культурой и языком, таких как Китай и в некоторой степени Соединенные Штаты.Благодаря своему статусу мировой цивилизационной державы, Россия, по мнению многих представителей российской элиты, имеет особые привилегированные интересы в Европе, а также на международном уровне. С другими великими цивилизационными мировыми державами, такими как Китай и Соединенные Штаты, Путин и Россия готовы вести переговоры там, где интересы сталкиваются, - но всегда на условиях России. Москва хочет, чтобы все признали, что Россия имеет право блокировать шаги, которые ей не нравятся, с такими институтами, как ЕС, НАТО, и с меньшими полномочиями.Все решения Путина направлены на продвижение предпочтений россиян и России. Мы можем быть уверены, что это так же, когда мы смотрим на войны на Украине и в Сирии.

Для Путина, его ближайшего окружения и многих россиян идея о том, что Россия должна стать «просто еще одним европейским государством» или рассматриваться как региональная держава, противоречит их основным убеждениям о статусе и положении России в мире. В этом отношении россияне не уникальны - элиты Соединенного Королевства / Англии как государства-преемника некогда великой империи испытывают аналогичные сомнения по поводу своего положения в Европейском Союзе, даже став полноправным членом ЕС несколько десятилетий назад.И есть популистская реакция против ЕС и резкое возрождение националистических настроений во многих других европейских странах после экономического кризиса еврозоны и в ответ на беспрецедентный приток беженцев в Европу из Сирии и других соседних стран.

Предпочтительным сценарием для России в Европе, как неоднократно заявлял Путин, был бы сценарий без НАТО и без каких-либо других стратегических союзов, которые заложены в концепции безопасности Европейского Союза.Путин неоднократно называл расширение НАТО продиктованным Соединенными Штатами и направленным на подведение американских военных баз и сил к границам России для сдерживания России. Хотя этот рассказ ошибочен, большая часть российской элиты принимает его как основную истину - и многие, включая Путина, сделали это после бомбардировки Белграда НАТО в 1999 году и особенно после расширения НАТО на Восточную Европу в 2004 году. таким образом, последовательно настаивал на пересмотре европейских структур безопасности, чтобы понизить обычную военную и ядерную роль США и НАТО и дать России военный паритет и безопасность с европейскими силами.

Война на Украине и участившиеся авиационные и морские вторжения России в европейское воздушное и морское пространство имеют своей целью запугать европейских союзников США и подорвать целостность коллективной обороны НАТО и ЕС. Эти действия также предназначены для того, чтобы сигнализировать о том, что Россия хочет вырваться из старой системы безопасности, которую Путин изображает как окружающую Россию, и буквально прорваться к новой системе, которая учитывала бы точку зрения Москвы. Россия предпочитает гибкие и недорогие (по сравнению с Москвой) двусторонние соглашения о безопасности с отдельными странами или с небольшими группами стран в ключевых регионах вдоль своих границ (например, ее пакты с Арменией, Беларусью, Таджикистаном и другими).Россия стремится избегать договоров с обоюдной ответственностью или ситуаций, когда ей приходится бороться и вести переговоры с крупным политическим блоком стран. России было бы намного легче переваривать стратегию в отношении небольших групп европейских государств, отколовшихся от НАТО или ЕС на различных региональных театрах, таких как Арктика, Балтика, Черное море и Восточное Средиземноморье, и это дало бы Москве возможность явное военное преимущество при любой конфигурации противостоящих сил.

Долгий путь к столкновению в Сирии

Учитывая зацикленность России на требовании и обеспечении нового механизма безопасности в Европе, кажется натяжкой объяснять решение Путина о вмешательстве в Сирию, особенно на фоне войны на Украине, которая кажется гораздо более важной для интересов российского государства.Но обе войны связаны с восприятием российской угрозы и взглядами на Соединенные Штаты; и оба имеют свои корни в войне России с Грузией в 2008 году. Мы очень долго шли курсом на столкновение с Россией и не осознавали этого, пока Путин не заставил нас сделать это в 2014 году, когда Москва аннексировала Крым.

Как мы с Клиффордом Гэдди отмечаем в своей книге `` Г-н Путин: действующий в Кремле '', после вмешательства США в Ирак в 2003 году Путин и его служба безопасности убедились в том, что Соединенные Штаты ищут предлоги для свержения режимов, враждебных интересам Вашингтона.Российские спецслужбы знали, что Саддам Хусейн блефует, говоря о наличии оружия массового уничтожения, чтобы удержать Соединенные Штаты, Иран и любых других потенциальных врагов от мысли о военных действиях против него. Они разъяснили свои взгляды американским собеседникам еще до вторжения США. Президент Путин и его команда не верили, что «ошибочные разведданные» со стороны агентств США повлияли на решение администрации Джорджа Буша избавиться от Хусейна. Вместо этого они увидели вопиющую решимость со стороны U.С. Президент и его команда должны завершить незаконченное дело первой войны в Персидском заливе. Так называемые «цветные революции» в Грузии в 2003 году и на Украине в 2004 году в сочетании с расширением НАТО до ближайшего окружения России в 2004 году просто подтвердили эту точку зрения и еще больше омрачили их восприятие США. Кремль расценил эти действия как поощрение - если они не были инициированы ЦРУ и другими западными спецслужбами - а не как спонтанные проявления народного недовольства.Через призму своего времени в КГБ Путин, в частности, рассматривал усилия США по продвижению демократии в 1990-х и 2000-х годах как продолжение так называемых «активных мер» ЦРУ времен холодной войны.

После «революции роз» в Грузии Москва увидела, что близкие объятия Вашингтона Грузии и нового правительства Михаила Саакашвили, а также дискуссии о членстве Грузии в НАТО являются политикой, направленной непосредственно против России. В феврале 2007 года на Мюнхенской конференции по безопасности президент Путин обвинил НАТО в расширении за счет России и перемещении своих «передовых сил» к границам России.Путин сделал почти такие же замечания после апрельского саммита НАТО в Бухаресте, где и Грузии, и Украине было обещано возможное вступление в НАТО, хотя им не был предоставлен официальный План действий по членству (ПДЧ). Путин подчеркнул, что любое указание на членство Грузии и Украины в альянсе НАТО было красной линией для России, но его угрозы неоднократно отклонялись в западных столицах. Путин получил возможность усилить линию Москвы с помощью полномасштабного военного вторжения в Грузию, когда Саакашвили начал свою военную операцию против сепаратистской республики Южная Осетия в Грузии.

Война в Грузии в августе 2008 года провалилась как четкое предупреждение Соединенным Штатам и НАТО о намерениях России, отчасти из-за той роли, которую Саакашвили сыграл в ее инициировании. Но война стала решающим поворотным моментом в отношениях России с Западом. Это продемонстрировало, что Путин теперь, вероятно, прибегнет к военной силе при других обстоятельствах, когда Москва сочла, что ее позиция не учитывалась по вопросу, критически важному для безопасности России. Война также стала поворотным моментом для российских военных.Оперативные неудачи во время конфликта были проанализированы и оценены и использованы для руководства дальнейшей модернизацией вооруженных сил. Кроме того, Путин и его служба безопасности внимательно наблюдали за реакцией и политическими ответами США, НАТО, ЕС, ООН и отдельных европейских стран во время войны. Они восприняли отсутствие военной поддержки Грузии со стороны США и НАТО и все разногласия по поводу того, как развивался конфликт и какими должны быть соответствующие меры западного противодействия, как явные индикаторы трещин в западном альянсе, которые Москва могла бы использовать в аналогичных будущих обстоятельствах.

В течение следующих нескольких лет Путин и российские лидеры неоднократно телеграфировали свою интерпретацию мировых событий как попытки Соединенных Штатов «загнать Россию в угол» или устранить режимы, которые в целом были дружественны Москве, но не нравились Вашингтону. Когда в 2011 году на Ближнем Востоке и в Северной Африке вспыхнули восстания «арабской весны», Путин и «твердые люди» из российского силового истеблишмента были уверены, что Соединенные Штаты намеренно спровоцировали эти восстания.Путин и его ближайшее окружение считали, что Соединенные Штаты намеренно создали беспорядок на Ближнем Востоке, чтобы укрепить свои собственные позиции и умалить ослабление экономической, дипломатической и военной мощи Вашингтона на международном уровне.

Путин был лично возмущен событиями в Ливии и смертью президента Муаммара Каддафи от рук повстанцев, когда Каддафи пытался бежать из Триполи после вмешательства НАТО в гражданскую войну там. По мнению Путина (вновь открыто выраженному в его публичных выступлениях и в интервью), Соединенные Штаты теперь несут ответственность за длинную череду революций недалеко от границ России и в странах, тесно связанных с Москвой.Когда в 2011–2012 годах в самой России вспыхнули уличные протесты, после некорректных выборов в российский парламент и в ответ на решение Путина вновь стать президентом, Путин возложил вину за них и на Вашингтон, округ Колумбия. Кремль утверждал, что Соединенные Штаты пытались устроить в России цветную революцию - США и их внешняя политика в обозримом будущем стали угрозой для режима Путина.

Это было фоном для подавления Путиным политической активности оппозиции у себя дома и его намерения захватить, а затем аннексировать Крым после того, как политические протесты привели к свержению украинского правительства в Киеве в 2013–2014 годах.Эта точка зрения также повлияла на решение Путина начать военную операцию по поддержке режима Башара Асада в Сирии в 2015 году. По мнению России, ближневосточный порядок, в котором США доминировали после Суэцкого кризиса 1956 года, был перевернут «арабской весной». ” Для России свержение нынешних авторитарных лидеров и авторитетов в Ираке, затем в Египте, а затем в Ливии и последовавший за этим беспорядок во всех этих странах были призывом к действию. У России были давние интересы на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности, восходящие к царской и советской эпохам.Эти интересы, а также ряд политических договоренностей и соглашений по безопасности с отдельными лидерами оказались под угрозой из-за «арабской весны». В Сирии режим находился в прямой зависимости от Башара Асада и его ближайших соратников. Если бы Асад был свергнут сирийской оппозицией или был вытеснен Соединенными Штатами, не было бы ответственной стороны, которая вмешалась бы и поддержала целостность сирийского государства. С точки зрения Москвы, крах Асада в Сирии без альтернативного сильного лидера на сцене создаст политический и военный вакуум и еще больше хаоса.Асаду придется оставаться на месте до тех пор, пока не удастся идентифицировать кого-то, кто сохранит некое подобие сирийского государства.

Российские интересы в Сирии

С этого момента Москва хочет быть законодателем повестки дня и создателем порядка на Ближнем Востоке. Точно так же, как Путин хочет, чтобы у России было право вето в Европе, он теперь добивается права вето для России на Ближнем Востоке, где полный крах Сирии и появление альтернативных региональных порядков, навязанных любой из религиозных экстремистских группировок. , создаст беспорядок в доме Путина.В самом деле, Сирия является для России не только проблемой внешней политики, но и внутренней дилеммой. В России проживает самое многочисленное коренное мусульманское население из всех европейских государств. Ислам - более старая религия на территории России, утвердившаяся в Казани среди татар Поволжья незадолго до того, как христианство утвердилось среди славянского населения в 10 веке. Мусульманские группы в России имеют совершенно иное наследие, историю и опыт, чем мусульманские группы на Ближнем Востоке и в Персидском заливе, хотя они преимущественно сунниты, а не шииты (мусульманское население соседнего Азербайджана традиционно шиитское, а не суннитское, и Россия также имеет многочисленное азербайджанское население).После распада Советского Союза российские исламисты подверглись давлению со стороны прозелитических групп салафитов и ваххабитов, исходящих из Саудовской Аравии и Персидского залива, что Путин считает серьезной угрозой для культурной и религиозной целостности России. Когда он стал президентом России в 2000 году, Путин и его команда поставили перед собой задачу обуздать или обуздать все религии у себя дома, включая русское православие, во избежание идеологической конкуренции. Чтобы сохранить контроль над российской политикой, Путин и Кремль не могут позволить себе возникновение какой-либо группы, которая объединяет религию и политику в противовес российскому государству и имеет стороннюю приверженность.

Религиозные войны на Ближнем Востоке представляют для России такую ​​же угрозу, как и остальная Европа и Соединенные Штаты. Тысячи иностранных боевиков стекались в Сирию из России, а также из соседних стран Центральной Азии и Кавказа, которых привлекли экстремистские послания ИГИЛ и других группировок. Цифры оспариваются, хотя в самом последнем заявлении правительства России указано, что они отслеживают 2800 российских граждан, находящихся в настоящее время в Сирии. Экстремистские группировки действуют в России со времен чеченских войн 1990-х и 2000-х годов.Путин потратил много политической энергии, буквально крови и сокровищ на умиротворение Чечни с 2000 года, в том числе путем создания и утверждения другого «местного» варианта ислама, пропагандируемого президентом Чечни Рамзаном Кадыровым, который присягает лично Путину. Путин не хочет, чтобы кто-либо из нового поколения боевиков вернулся, чтобы еще больше радикализировать и разжигать внутреннюю ситуацию. В этом отношении Путин не делает различий между одной террористической группировкой и другой.По его мнению, экстремист - это экстремист, особенно если они стремятся свергнуть правительства, свергнуть признанного главы государства и захватить территорию. Фактическая природа или лежащие в основе теории их убеждения - всего лишь нюанс, деталь.

По мере того, как в последние несколько лет разворачивалась война в Сирии, Путин все больше убеждался в необходимости поддержать Асада, чтобы остановить волну краха государства на Ближнем Востоке. Путин и его служба безопасности извлекли уроки из прошлых оперативных неудач (включая неспособность Москвы вмешаться в югославские войны 1990-х годов), а также извлекли опыт из интервенции в Крыму и тайной войны на Украине, о которых Путин часто прямо упоминал. в качестве учений для российских военных.Как мы теперь видим, российские военные в течение значительного периода времени занимались предварительным планированием и размещением сил, оборудования и материальных средств, включая обеспечение поставок для российской авиабазы ​​в Латакии в дополнение к военно-морскому объекту в Тартусе. Цель России - укрепить позицию режима Асада на местах, чтобы гарантировать, что Асад останется на своем месте до тех пор, пока в ходе международных переговоров не будет выработана какая-то лучшая договоренность с Москвой в лидирующей позиции (как Путин настаивал с самого начала сирийской войны).

Стратегии работы с Россией

Разработка стратегии действий с Россией в Сирии и в более широком смысле отнюдь не проста. Управление отношениями между США и Россией потребует большого внимания внутри и за пределами правительства, а также тесной координации с нашими союзниками. Главная цель Путина - безопасность России и его системы. Сегодня мы говорим о сдерживании России, но Путин и его служба безопасности твердо убеждены, что они сдерживают нас - Соединенные Штаты и НАТО - чтобы защитить себя и интересы России.С этой целью была направлена ​​модернизация и военная политика России. В приложениях к этому письменному заявлению я приложил две очень содержательные статьи моих коллег из Брукингса, Клиффорда Гэдди, Майкла О’Хэнлона и Стивена Пайфера, в которых рассматриваются различные аспекты военной доктрины и стратегии России, включая сдвиги в ядерной доктрине России.

Путин предполагает, что переговоры о месте России в европейском порядке, разрешение спора о геополитическом будущем Украины и текущие вопросы о роли России в будущем Сирии и Ближнего Востока должны быть решены напрямую с Соединенные Штаты.Путин хочет, чтобы Вашингтон согласился с тем, что США и их союзники сначала рассмотрят возможное негативное влияние на Россию, прежде чем они примут какое-либо решение по вопросам безопасности или по экономическим вопросам, в которых Москва имеет долю или заявляла о своей заинтересованности. Мы не принимаем эту предпосылку, но не знаем, как на нее реагировать. Может ли Россия быть частью нашего порядка или нет? Это то, над чем мы должны работать? Должны ли мы, следовательно, попытаться каким-то образом сформировать поведение России, чтобы оно снова стало приемлемым в качестве партнера? Или мы должны признать, что Россия, по крайней мере при Путине, является непримиримым противником и работать над ограничением возможностей Москвы повторить то, что она сделала на Украине и в Сирии, или предпринять другие аналогичные действия? Можем ли мы укрепить договоренность в НАТО, ЕС и в трансатлантических отношениях в более широком смысле, чтобы создать механизмы взаимодействия с Россией в долгосрочной перспективе, гарантирующие, что мы сможем отреагировать на действия России и при этом быть готовы изменить курс в случае необходимости?

В конечном счете, преследуя цели России, Путин - прагматик, и мы должны им быть.Размышляя о том, как сдержать Соединенные Штаты и НАТО, у России нет военных или экономических ресурсов для массовой армии 20 века и тотального мобилизационного подхода к защите своих интересов. Как мы с Клиффордом Гэдди подчеркнули в коде нашей книги (в приложениях), Путин должен сочетать обычные, ядерные и нетрадиционные, невоенные методы - так называемые «гибридные» методы - чтобы обеспечить себе преимущество. Путин и его служба безопасности стремятся запугать нас. Они должны продемонстрировать, что Россия способна действовать и готова к эскалации на всех фронтах, чтобы удержать Соединенные Штаты и НАТО от рассмотрения каких-либо военных действий против России - на Украине, в Сирии или где-либо еще.

Ядерное оружие - главное средство сдерживания. Неклассифицированная стратегия национальной безопасности России гласит, что Россия будет использовать ядерное оружие только в ответ на нападение с применением оружия массового уничтожения на Россию или на российского союзника, или в случае нападения на Россию с применением обычных вооружений, при котором существование России на карту поставлено состояние. Но Москва теперь предложила ядерный вариант для менее серьезных обстоятельств, и Путин пытается заставить нас поверить в то, что он применит ядерное оружие, если какой-либо из текущих конфликтов, похоже, приведет к тому, что Соединенные Штаты или НАТО будут противостоять российским силам.Для Путина нет ничего хорошего в том, чтобы просто предполагать, что он может применить ядерное оружие. Это случай «эскалации для деэскалации», который в настоящее время беспокоит многих наблюдателей на нестратегическом уровне (см. Статью Стивена Пайфера в «Национальных интересах» в приложениях). Путин явно готовит запасы ядерного оружия, если он чувствует, что ему это необходимо, но его цель - оттолкнуть Соединенные Штаты и Европу от России и от их соседей, а не участвовать в обмене ядерными ударами.Тем не менее, сейчас мы снова находимся в аналогичных условиях паники ядерной войной 1980-х годов, которая закончилась только саммитом Рейгана и Горбачева, который привел к заключению Договора о РСМД 1987 года.

Это может означать, что прошлые прецеденты в отношениях с Советским Союзом во время холодной войны и переориентация на контроль над вооружениями будут ключом к сегодняшним отношениям с Россией, наряду с усилением военного потенциала сдерживания США и НАТО. Нам, безусловно, необходимо взаимодействовать с Москвой, чтобы дать понять, что рассмотрение ограниченного применения ядерного оружия неприемлемо ни при каком сценарии и может вызвать самые ужасные последствия; но Россия - это не Советский Союз времен холодной войны с политбюро, коммунистической партией и централизованным планированием.Россия также не является Россией 1990-х и начала 2000-х годов с ограниченными возможностями для военных действий. Теперь это совсем другой актер. Учитывая все факторы, действующие в России и на международной арене, включая неформальный характер власти и роль персонализированной политики в Москве, ответ безопасности на российский вызов должен будет охватывать арку долгой игры. Стратегическое терпение должно сопровождать разумный баланс элементов сдерживания, защиты и сдерживания, а также четкие стимулы и прямое взаимодействие с Путиным и его ближайшим окружением.Нам придется делать домашнюю работу, если мы хотим добиться успеха в поиске действенных политических решений. Взаимодействие с Россией вряд ли будет плодотворным, если мы не будем четко понимать позицию Соединенных Штатов и их союзников с точки зрения принципов и ценностей (признавая при этом, что есть некоторые уступки, на которые Россия никогда не пойдет). Вашингтону также придется поддерживать постоянную связь со своими европейскими союзниками, чтобы без промедления устранять источники напряженности или недопонимания. Соединенные Штаты должны быть готовы пойти на компромисс по некоторым позициям, чтобы убедить, а не заставить своих союзников согласиться с решениями, к которым они не готовы.Москва ищет любые трещины, которые можно использовать, чтобы натравить Вашингтон против своих европейских и других союзников, а его союзников - против самих себя.

В соответствии с этим подходом, в Институте Брукингса мы участвуем в серии исследовательских проектов, изучающих основные социальные, экономические и политические стрессы, способствующие разрушению порядка европейской безопасности. Мы изучаем состояние институциональной архитектуры Европы после окончания холодной войны и трех ее основных столпов - НАТО, ЕС и ОБСЕ - чтобы определить, могут ли эти институты по-прежнему служить для возобновления взаимодействия с Россией в это время острой напряженности и напряженности. конфликт.Мы также изучаем другие отношения за пределами Европы, чтобы определить, как они могут повлиять на долгосрочные позиции России. Кроме того, мы анализируем перспективы российской экономики и стабильности режима, включая возможные изменения в характере нынешнего режима, начиная от реформ и обновления до краха. Прогнозы развития российской экономики и ее политической реакции были заведомо плохими, особенно после глобального финансового кризиса 2008-2009 годов, равно как и оценки способности России к военным действиям часто не соответствовали действительности.В большинстве анализов России не учитываются специфические особенности поведенческой и политической реакции россиян на внутренние и внешние потрясения, а также характер восприятия российской угрозы.

В этом более широком контексте ставки на тщательный, объективный и точный анализ всех экономических, политических и военных аспектов российского вызова и контуров будущего России высоки. Предвзятые или ориентированные на повестку дня исследования или политика (основанные либо на принятии желаемого за действительное о надвигающемся коллапсе России, либо на преувеличении ее силы), как правило, ошибочны и неверны.Правильное предсказание, например, того, какую политику Путин будет проводить, чтобы справиться с текущим экономическим кризисом, обусловленным низкими ценами на нефть и газ и последствиями западных санкций, зависит, например, от понимания российских приоритетов и предпочтений. Критерии успеха Путина сильно отличаются от критериев в США и Европе. Императивы национальной безопасности всегда имеют приоритет над экономическими приоритетами в России. Это означает, что существует большой потенциал для радикальных и неожиданных преобразований российской экономики и российской политики.

Как показали события последнего десятилетия после войны в Грузии в 2008 году, как недооценка, так и переоценка личных возможностей России и Путина может привести к опасным просчетам и неожиданностям. Если мы не хотим постоянно удивляться, нам придется вкладывать больше ресурсов в понимание того, что происходит внутри России, а также на анализ комплекса взаимодействий России на международном уровне. Вмешательство России в Сирию является ярким напоминанием о том, что Россия - многонациональная держава не только по своим намерениям, но и по географическому положению.Обширная территория и интересы России простираются от Европы и Евразии до Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона и Арктики. Таким образом, нам потребуется более целостный подход.

Российский проект в Черном море: расширение буферной зоны

28 июня 2017 г.

Этот комментарий является третьим в серии статей о геостратегическом значении Черного моря, которые уже включают краткую историческую перспективу и оценку напряженности между НАТО и Россией в регионе.Поскольку Белый дом размышляет об условиях возобновления диалога с Россией, этот комментарий фокусируется на использовании Россией территориальной, культурной и этнической региональной динамики в регионе для создания буферной зоны против Запада и предлагает варианты для черноморских государств и их стран. союзники и партнеры.

Воссоединение, управление или рассредоточение

Текущая военная доктрина России (2014 г.) и стратегия национальной безопасности (2015 г.) отражают всеобщую одержимость Кремля фрагментацией и подрывной деятельностью, особенно в регионах Черного моря и Кавказа.Москва разделяет мнение Запада о том, что неурегулированные региональные конфликты, этническая напряженность или насилие со стороны экстремистских групп создают риск дестабилизации. Однако Россия воспринимает свои действия как оборонительные и отражает обвинения Запада, утверждая, что иностранные военные силы и разведывательные службы в ближнем зарубежье стремятся разрушить ее единство и территориальную целостность. Ни один из документов не проводит четкого различия между внутренними и внешними границами России. Напротив, соседние страны якобы служат точкой входа для формирования информационного пространства России и ее внутренней сферы, подрывая ее национальные интересы.С этой точки зрения радикальным политическим изменениям на окраинах России необходимо воспрепятствовать любой ценой, поскольку они могут привести к конфликту.

Осознанная необходимость воссоздания буферной зоны на границах России против Запада пронизывала руководство России с начала 1990-х годов. Все началось с травмы фрагментации Советского Союза, добровольный распад которого Владимир Путин позже назвал «величайшей геополитической катастрофой ХХ века». На рубеже 2000-х Россия, опасаясь беспорядков на Северном Кавказе (в Чечне, а затем в Дагестане, Ингушетии или Кабардино-Балкарии), может привести к попыткам отделения в своем внутреннем зарубежье, ответила жестко.Интересно, что именно в Чечне, где угроза была наиболее заметной, Москва дала наибольшую свободу действий местным лидерам, предложив практически полную автономию в обмен на неизменную поддержку центрального правительства. Тем временем в Черноморском регионе политика России по сохранению своего санитарного кордона простиралась далеко за пределы его внутренних границ и охватывала большинство ее соседей. Москва была слишком слаба, чтобы принуждать бывших вассальных образований в Восточной Европе и на Кавказе. Поэтому она изо всех сил пыталась сохранить влияние посредством дипломатического давления, скрытого экономического господства и региональной интеграции.

Укрепление западных сил вокруг Черноморского региона постепенно бросало вызов представлению о том, что Россия может поддерживать региональное господство невоенными средствами. Когда Европейский Союз и НАТО заполнили постсоветский вакуум власти, Россия вскоре осознала, что не может остановить расширение альянса на восток, в Болгарию и Румынию. Это также не смогло удержать НАТО от обещания окончательного членства Грузии и Украины на саммите в Бухаресте (2008 г.), одновременно установив более тесные партнерские отношения с Азербайджаном, Арменией (2005 г.) и Молдовой (2006 г.).Протянувшись на восток и движимый бюрократической динамикой, Европейский Союз в 2009 году предложил свое Восточное партнерство всем странам Черного моря, что ускорило распад постсоветской экономической сферы влияния России. В начале 2010-х годов, когда Россия уже усиливала давление на свое ближнее зарубежье, она снова попыталась возродить свои проекты региональной интеграции и запустила конкурирующую экономическую платформу, Евразийский экономический союз (ЕАЭС), но добилась ограниченного успеха в регионе - только Армения присоединилась с оговорками.

После «цветных революций» в Грузии (2003 г.) и Украине (2004 г.) внимание России все больше переключалось на жесткую силу, чтобы сохранить свою сферу влияния. Только Армении в силу ее специфики было разрешено развивать связи с внешними державами, сохраняя при этом прекрасные отношения с Москвой - она ​​по-прежнему входит в возглавляемую Россией Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Но в целом Москва дала понять государствам региона, что политическая независимость - это не вариант.С геополитической точки зрения действия России были направлены на восстановление стратегической глубины, которую, как она чувствовала, она потеряла в Европе после холодной войны, и на избежание того, что она считала враждебными вооруженными силами на своих границах, даже если это подразумевало вторжение на территорию своих соседей. Затем, после восстановления экономики, Россия взялась за аннексию Крыма, чтобы сохранить доступ к ключевому стратегическому району, который считается критически важным для восстановления своего глобального влияния. Неоднократные намеки Путина на потенциальное использование ядерного оружия в более широком контексте кризиса на Украине были сигналом для Соединенных Штатов, что Украина принадлежит к буферной зоне России и что Крым потенциально имеет отношение к «жизненно важным интересам России».”

Эскалация расколотых идентичностей в конфликт

Россия слишком хорошо понимает, что уникальная мозаика культур черноморских стран является их потенциальным слабым местом . Напряженность часто предшествовала нынешнему поведению России, являясь пережитком советской игры по территориальному разделению. Советский Союз очертил границы своих республик, чтобы гарантировать, что в них проживает значительное меньшинство населения. Он прибег к изменению границ и насильственному перемещению многих народов Кавказа и Причерноморья, оставив после себя зияющие этнические и территориальные раны.В конце холодной войны эти раны снова кровоточили и остаются широко открытыми. В России оказалось около 25 миллионов граждан, проживающих за границей, которые впоследствии она использовала в качестве опорной точки. Армения и Азербайджан оказались втянутыми в конфликт из-за Нагорного Карабаха, который, почти три десятилетия спустя, даже не заморожен, как напомнила Четырехдневная война 2016 года. Грузия возникла в 1991 году как плохо централизованное государство, уже разрушенное гражданской войной в Южной Осетии и Абхазии. Украина унаследовала глубокие социально-экономические разломы и рыхлую национальную идентичность, в то время как Крым никогда не выходил из тени российских вооруженных сил.

Эксплуатация вопросов гражданства лежит в основе нынешних усилий России по легитимации создания своей буферной зоны в Черноморском регионе. В Грузии, а затем на Украине Кремль вопреки всем свидетельствам того, что этнические русские или местные меньшинства столкнулись с «угрозой геноцида». Трансграничные культурные связи послужили поводом для еще большего ущемления суверенитета. В 2008 году Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, отнятых у Грузии после гражданской войны 1992 года.В начале 2017 года Южная Осетия была переименована в Аланию, а ее силы безопасности объединились с российскими, что стало возможным прелюдией к «воссоединению» с Северной Осетией-Аланией под российским флагом. Российские паспорта выданы жителям Осетии, Абхазии и Крыма. В феврале 2017 года президент Путин издал указ о признании документов, удостоверяющих личность, выданных на востоке Украины. Напротив, права местных татар как меньшинства после аннексии Крыма в 2014 году по большей части игнорировались, поскольку они критиковали политический замысел России.В апреле 2016 года их меджлис (местный парламент) был в конечном итоге объявлен вне закона по обвинению в разжигании инакомыслия среди населения.

Причерноморские страны также послужили образцом для так называемой доктрины Герасимова. До и после конфликта 2008 года с Грузией Москва активно пыталась подорвать моральный дух грузинского населения и усилить напряженность в Абхазии и Южной Осетии, одновременно блокируя сеть Грузии, чтобы предотвратить организованное реагирование. В Крыму Кремль взял под свой контроль коммуникационные сети и использовал спонсируемые организации для эскалации низкоуровневых культурных и политических разногласий в несуществующий вооруженный конфликт - сценарий, разработанный для оправдания постфактум российского вмешательства против «неонацистов и антисемитов».Дальнейшие шаги привели к быстрому поглощению - тайное наращивание военной мощи под бунтом под ложным флагом, спонсируемый референдум и признание независимости Кремлем. Тактика обфускации усложняла международную реакцию до тех пор, пока 17 апреля 2014 года Путин не объявил свершившимся фактом . Во время конфликта на Донбассе Россия еще более активно прибегала к интегрированным методам информационной войны - изменению сетей связи, дезинформации и усилению беспокойства.

Однако эта авантюрная стратегия может иметь неприятные последствия в долгосрочной перспективе.Вооруженные силы России недостаточно сильны, чтобы подчинить себе всю свою региональную среду, даже если бы они были готовы, и действия Москвы нанесли ущерб ее мягкой силе. В 2016 году Кремль мог заявить, что у него номинальная поддержка большинства сепаратистских территорий Грузии. Тем не менее, это не помешало Грузии организовать свободные и справедливые выборы и мирную передачу власти, в то время как 77 процентов всех грузин отрицательно относятся к России, а 71 процент воспринимают ее как угрозу. Украина оказалась в ловушке в то время, когда ее институты были уже подорваны, но конфликт мог иметь горький привкус для Москвы.Действительно, захватив Крым, Россия доказала существование реальной угрозы для Украины и противника, против которого можно было консолидировать национальную идентичность. Наконец, поскольку в самой России насчитывается до 185 этнических групп, ей следует учитывать риск того, что ее действия на чужих отколовшихся территориях могут стимулировать местных сепаратистов на Северном Кавказе или в других местах в большей степени, чем ожидалось.

Возможный путь к стабилизации

Вашингтон и европейцы должны выработать общее видение будущего Черноморского региона с четкими, хотя и более ограниченными целями для поддержки своих партнеров.Для тех, кто еще не вошел, в краткосрочной перспективе нет никаких перспектив интеграции ни в Европейский Союз, ни в НАТО. НАТО осознало, что за расширение Балтийского региона пришлось заплатить стратегическую и военную цену - это было больше, чем просто бюрократическая сделка. Президент США неохотно придерживался статьи 5 во время встречи лидеров в мае 2017 года, и недавние удары США по Сирии, которые произошли в совершенно ином контексте, не следует переоценивать как демонстрацию готовности США защищать третьи стороны от вторжений. Российская интервенция.В любом случае прямая иностранная военная помощь в конфликте будет осложнена природой стратегии России, которая манипулирует восприятием и внутренними социальными и политическими проблемами, чтобы вызвать беспорядки. Это может иметь неприятные последствия для стороны, оказывающей помощь.

Что черноморские страны будут продолжать полагаться в первую очередь на себя, чтобы помешать замыслу России. Это не значит, что от них откажутся. Западные страны должны противостоять России всякий раз, когда она стремится еще больше подорвать стабильность или целостность суверенных стран, и продолжать устанавливать высокую экономическую цену за любое территориальное посягательство.Тем не менее, как упоминается в статье 3 договора НАТО, ответственность каждого государства-члена за индивидуальную оборону лежит в основе коллективной обороны. Вооруженные силы как отдельных черноморских стран, входящих в НАТО, так и не входящих в НАТО, должны стать достаточно эффективными, чтобы самостоятельно сдержать или отразить попытку дестабилизации, выиграв время и политическую свободу действий для своих партнеров. В рамках НАТО усилия Румынии по модернизации своих вооруженных сил, а также ограниченные меры усиления альянса в Черном море, безусловно, усложнят военные расчеты России.Грузия модернизирует свой аппарат безопасности, вновь подтверждая свою оборонительную позицию с оборонным бюджетом, превышающим 2 процента валового внутреннего продукта. Эти шаги не обескураживают, но они не позволят России легко захватить территорию.

Причерноморские страны будут еще менее подвержены иностранному давлению, если будут устранены длительные этнические и политические противоречия. Возобновление политических инвестиций в урегулирование региональных конфликтов, особенно в Нагорном Карабахе, поможет устранить препятствия на пути региональной интеграции и может стать тестом на надежность доктрины ЕС о «стратегической автономии».«Распространение правил управления и демократических стандартов или, скорее, активная поддержка стран, которые решили их одобрить, должны оставаться приоритетом. Что касается будущего, Соединенные Штаты и Европейский Союз должны оставаться бескомпромиссными в борьбе с коррупцией, особенно в Молдове и Украине. В конечном итоге способность сплотить свое население вокруг коллективного проекта, а также повышение экономических и социальных стандартов укрепят внутреннюю сплоченность черноморских стран.Это поможет им противостоять дестабилизации, гораздо больше, чем безоговорочная политическая и экономическая поддержка Запада, направленная на противодействие влиянию России.

Тем не менее, эти усилия не должны скрывать всеобъемлющую истину: Черноморский регион не будет процветать как «линия фронта» между Россией и Западом в условиях конфронтации и борьбы за влияние. Поэтому критически важно изменить восприятие взаимозависимости, а не отчуждения. Во-первых, Черное море предлагает возможности для экспериментов по разрешению конфликтов между НАТО и СССР - интересы, поставленные на карту для обеих сторон, менее важны, чем в Балтийском регионе.Во-вторых, Черноморский регион мог бы стать мостом между Европой, Каспийским морем, Центральной Азией и не только. Его культурное разнообразие можно превратить в актив, в который русскоязычные меньшинства могут внести свой вклад, если их убедит нарратив, предложенный страной, в которой они живут. Наконец, развитие экономических и дипломатических отношений с третьими сторонами может помочь черноморским странам сбалансировать подавляющее присутствие России. в регионе и осложнят любые попытки дестабилизации. Обязательным условием является то, что они верят в инклюзивное будущее своего общего пространства и вкладывают в него свои убеждения не меньше денег.

Борис Тукас - приглашенный научный сотрудник Европейской программы Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия.

Комментарий подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным, освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в этой публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2017 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.
Фото: ВАСИЛИЙ МАКСИМОВ / AFP / Getty Images

Фрагментация Афганистана | Иностранные дела

Вывод советских войск из Афганистана ясно показал, что кризис в этой стране был не только результатом иностранного вмешательства, но и распадом - точнее, фрагментацией - государства. Принеся в жертву более миллиона жизней, народ Афганистана сегодня сталкивается с несчастными альтернативами правительства, которое он отвергает, и сопротивлением, которого он боится.Беспокойство этой когда-то изолированной страны больше не может быть безразличным для мира, силы которого так много вложили в борьбу. От пяти до шести миллионов афганских беженцев - более трети населения страны - испытывают нагрузку на ресурсы соседнего Пакистана и Ирана. Соединенные Штаты и СССР, потратив годы усилий и миллиарды долларов и рублей, продолжают вливать изощренную огневую мощь. Катастрофа для афганского народа, постоянная опасность для Пакистана, серьезный раздражитель в У.С.-советские отношения, конфликт в Афганистане продолжается.

Есть выход?

II

Афганистан состоит из горного хребта Индус-Раш с его плодородными, но изолированными долинами, а также пустынь, речных долин и степей, окружающих его. Рассеянные народы этой малонаселенной территории принадлежат к разным этническим группам, некоторые из которых разделены на соперничающие племена и кланы. Доминирующая группа - пуштуны, состоящие из племен дуррани, от которых произошли короли, правившие Афганистаном с 1747 по 1973 год, и их соперники, гильзаи и восточные племена, которые распространились на Пакистан.Есть также персоязычные таджики и хазарейцы, тюркоязычные узбеки и туркмены и другие.

Эти народы стали жителями буферного государства, разграниченного Великобританией и Россией в начале двадцатого века. Государство, которое развивалось в границах, установленных этими имперскими державами, никогда не развивало способность извлекать достаточные ресурсы из своей собственной территории и населения, а вместо этого зависело от финансовых и военных ресурсов, которые оно получало от иностранных правительств.Племенная монархия контролировала слабую администрацию, навязанную мозаике народов, не интегрированных в общую экономику или национальность. Они сохранили свои местные системы самоуправления, часто племенные институты, которые также обеспечивали основу народной военной организации против иностранных захватчиков или властных правителей.

Это не означает, что у государства не было легитимности. Он получил свою легитимность из традиционных форм представительства и консультаций, особенно с руководством пуштунских племен; от включения суннитского ислама в правовую систему; и из истории джихада или священной войны в сопротивлении иностранным захватчикам.Однако эта легитимность была обусловлена ​​соблюдением государством строгих ограничений против нежелательного вмешательства в местные или частные дела.

При премьер-министре Мохаммаде Дауде в 1950-х годах возникло современное государство, финансируемое за счет иностранной помощи, и новая элита возникла из государственной системы образования. Государство все больше полагалось на этот новый класс, а не на племенные элиты для выполнения правительственных функций, но разработало несколько механизмов для участия этого слоя в политике.Таким образом, важные элитные элементы стали отчужденными от племенной монархии и присоединились к множеству радикальных политических организаций, от коммунистических до исламистских (фундаменталистских).

Новая интеллигенция была резко разделена, а также культурно отделена своим образованием от высоко традиционных сельских масс. Эти разногласия частично возникли в результате политики афганского правительства по поддержанию своего шаткого нейтралитета путем уравновешивания иностранных держав друг с другом: например, военные офицеры в основном обучались в Советском Союзе, инженеры - в США, а судебный персонал - в египетском Аль-Азхар Исламский университет.Смесь была взрывоопасной, и в конце концов она взорвалась.

В результате военного переворота 1973 года король Захер Шах был свергнут. Его двоюродный брат Дауд, бывший премьер-министр, который ушел в отставку в 1963 году, пришел к власти в качестве президента Республики Афганистан. Просоветский сегмент интеллигенции, включая офицеров, руководивших переворотом, ожидал, что республика Дауда предоставит им долю власти, но вскоре стало ясно, что Дауд использовал их только для своих целей.

Просоветские военные устроили еще один переворот в апреле 1978 года, убив Дауда.На этот раз они передали власть революционному совету Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), марксистско-ленинской партии. Режим Брежнева, полагая, что «соотношение сил» в мире сдвигается в пользу СССР и что «национально-демократические революции» во главе с «авангардными партиями» были волной будущего в третьем мире, принял новый афганец. лидеры. Однако жестокость и необдуманный радикализм этих лидеров привели большую часть населения к традиционному бунту против самонадеянного центрального правительства.Они также бросили вызов советским советам, чтобы смягчить свою политику. Советский Союз вторгся в декабре 1979 года и поставил лидером более податливого коммуниста Бабрака Кармаля.

Советы надеялись стабилизировать режим НДПА, но преуспели в основном в распространении восстания на ранее не затронутые регионы. Соединенные Штаты, Китай, Пакистан, Саудовская Аравия и другие предприняли беспрецедентные усилия, чтобы помочь сопротивлению. Растущее насилие советской кампании по подавлению восстания в конечном итоге унесло более миллиона жизней и вынудило почти треть населения покинуть страну, в основном в Пакистан и Иран, где они предоставили новобранцев для сопротивления моджахедов.Советская оккупация помогла НДПА сохранить контроль над городами, но так и не подавила восстание.

Спустя восемь лет, 14 апреля 1988 года, правительство Горбачева согласилось вывести свои войска к 15 февраля 1989 года, негласно признав свою неспособность подавить восстание. США и Пакистан ранее договорились прекратить оказание помощи сопротивлению, когда начался вывод войск, но в конце концов администрация Рейгана решила не подписывать такое соглашение. Госсекретарь Джордж Шульц первым предложил взаимное прекращение военной помощи США и США.S.S.R. в формуле, известной как отрицательная симметрия. Когда Советы отказались, Соединенные Штаты объявили, что сохранят за собой право помогать своим друзьям пропорционально помощи, оказываемой Советами их положительной симметрии. Советы все равно неохотно подписали соглашение и вывели свои войска. Однако, к удивлению многих, вывод советских войск оставил не изолированный режим, столкнувшийся с объединенным сопротивлением, которое смело бы его, а скорее фрагментированное общество, которое не приняло режим и не оказалось способным его свергнуть.

III

С распадом национальной системы государственного управления в 1978 и 1979 годах сельское общество Афганистана вернулось к традиционным родственным или религиозным группам, связанным с новой национальной сетью партий сопротивления.

Местная боевая единица сопротивления - это группа людей во главе с командиром. Некоторые командиры, которые пришли контролировать стабильные части населения и территории, стали региональными политическими лидерами и руководят элементарными местными администрациями.Многие командиры начали свой джихад до того, как объединились с политическими партиями в изгнании, но некоторые были вовлечены в исламские движения до войны и имели контакты с афганскими исламистами, бежавшими в Пакистан во время республики Дауда. Эти партии передают иностранную помощь и обеспечивают политическое представительство в международной системе.

Принадлежность командиров к партиям определяется сочетанием патронажа, традиционных сетей, реакции на местное соперничество (командир вступает в партию, отличную от партии его традиционного соперника) и идеологии.Командиры не подчиняются приказам ссыльных вождей. Их эффективность и легитимность определяется не членством в партии, а их способностью действовать как местные лидеры, выступая посредниками с посторонними.

Большинство командиров, принадлежащих к суннитскому мусульманскому большинству страны, связаны с одной из семи партий, базирующихся в Пешаваре, Пакистан, которые также действуют как представители более трех миллионов афганских беженцев в этой стране. С мая 1985 года эти партии образовали свободный союз под названием Исламский союз моджахедов Афганистана.

Политика сопротивления была сформирована как исламской идеологией, так и этническим составом руководства. Из семи лидеров альянса Пешавара трое - гильзайские пуштуны, один - пуштун с востока, один - таджик и двое - члены религиозных групп, исповедующих арабское происхождение. В отличие от элиты старого режима, Дуррани нет. Кроме того, в альянсе доминируют фундаменталисты, которые до войны играли лишь второстепенную роль в национальной политике.

Хезбе-ислами, возглавляемая пуштуном Гульбеддином Хекматияром, является наиболее радикальной из четырех фундаменталистских партий альянса. Он пользовался решительной поддержкой президента Пакистана генерала Мохаммада Зиа уль-Хака и аппарата военной разведки Пакистана - Управления межведомственной разведки (ISI). Партия под руководством Таджикистана «Джамиат-е Ислами» Бурхануддина Раббани является основным каналом представительства непуштунских меньшинств в суннитском сопротивлении. В нем больше бойцов, чем в любой другой группе.Другой фундаменталистской партией является Исламский союз освобождения Афганистана, возглавляемый Абд-ур-Рабб-ур-Расулом Сайяфом. По сути, это порождение Саудовской Аравии, которая щедро потратила средства на то, чтобы закрепить свою ваххабитскую секту ислама в афганском сопротивлении, хотя ваххабизм традиционно был анафемой для афганцев. Три неисламистские партии возглавляются традиционными религиозными лидерами и имеют поддержку в основном из пуштунских племен.

Политические лидеры в основном дуррани, которые доминировали в афганской политике во время царского и республиканского режимов, в том числе бывший король в изгнании Захер Шах, не имеют прямого представительства в изгнанном руководстве.Правители Пакистана давным-давно затаили обиду на афганский королевский режим, который выдвигал ирредентистские претензии на пуштунские районы в Пакистане, а правительство генерала Зии эффективно препятствовало тому, чтобы бывший король или его представители играли какую-либо роль в сопротивлении. На протяжении большей части войны Соединенные Штаты передавали генералу Зиа и ISI субподрядчики для принятия основных политических решений о том, какие афганцы поддерживать.

Около 10-15 процентов афганцев - мусульмане-шииты. В основном они принадлежат к хазарейской этнической группе, чьи отдаленные горные районы в центральном Афганистане практически не пострадали от основного хода войны с 1981 года.Его традиционалистская шура (совет) первоначально доминировала в сопротивлении, но Тегеран выступил против него и создал альянс из восьми радикальных шиитских партий, базирующихся в Иране. Только двое или трое имеют значительные последователи в Афганистане.

В попытке придать сопротивлению политическую структуру, более похожую на государство, что позволило бы ему взять на себя власть после ожидаемого краха режима в Кабуле, Соединенные Штаты и Пакистан оказали давление на суннитский альянс, чтобы он созвал шуру для выбора временного правительства. до окончания вывода советских войск 15 февраля 1989 г.Но шура, созванная в Равалпинди, Пакистан, 10 февраля, не смогла сформировать правительство на широкой основе и скорее обострила, чем разрешила конфликты между моджахедами.

Иран энергично проводил кампанию за максимальное количество мест в шуре для шиитов, но Саудовская Аравия внесла огромные выплаты, чтобы гарантировать, что клиенты Ирана, его главного соперника за влияние в исламском мире, не получили представительства. Сторонникам Захер Шаха также было отказано в представительстве.Места, которые якобы зарезервированы для «хороших мусульман» из Кабула, остались пустыми. Таким образом, вся шура состояла из делегатов, выбранных семью лидерами пакистанского альянса. ISI контролировала безопасность, и ее сотрудники открыто присутствовали на всех собраниях. Окончательные решения по процедуре шуры принимались на закрытых заседаниях, проводимых под эгидой ISI. Крупные споры разрешались в офисе генерала Хамида Гюля, директора ISI. Деньги Саудовской Аравии во многом определили исход голосования, которое в итоге было принято, в частности, выбор поддерживаемого Саудовской Аравией лидера ваххабитов Сайяфа премьер-министром временного правительства Афганистана (AIG), сформированного на шуре.

Шура и события вокруг нее усилили несколько конфликтов внутри сопротивления. Исключение базирующегося в Иране альянса озлобило шиитов в Афганистане и еще больше оттолкнуло Иран от поддерживаемых США и Саудовской Аравией суннитских моджахедов. Выбор ваххабита в качестве премьер-министра и роль саудовских денег, помимо отчуждения шиитов и иранцев, также усилили горькое негодование, которое многие афганцы-сунниты испытывали по поводу того, что они воспринимали как попытки Саудовской Аравии купить их лояльность.

Это негодование было усилено событиями в другом месте. В районе Кунара Джамиль ур-Рахман, бывший командир партии Хекматияра, учредил ваххабитскую организацию вне рамок альянса семи партий. Он был щедро финансирован и вооружен саудовскими донорами, и несколько сотен арабских добровольцев сражались вместе с ним. Он и его последователи, особенно арабы, утверждали, что контролируемые правительством районы Афганистана превратились в немусульманскую территорию, населенную отступниками.Они утверждали, что когда эти районы были захвачены, ислам потребовал применения законов футухата, или завоевания, которые предусматривали разграбление собственности, казни мужчин и порабощение женщин и детей. В нескольких районах Кунара ваххабиты и другие моджахеды, находившиеся под их влиянием, казнили пленных ополченцев. Ненависть к арабам и ваххабитам среди моджахедов достигла точки, когда произошли вооруженные столкновения.

Шура также обострила межнациональные конфликты. Раббани, лидер единственной партии, среди которой в основном не пуштуны, получил вторую по величине долю голосов и, следовательно, относительно неважную позицию во временном правительстве.Он и его последователи считали, что Пакистан и пуштуны сговорились лишить их власти.

Исключение Захер Шаха и его сторонников отдалило их от временного правительства. За два дня до открытия шуры, 8 февраля, группа, в которую входили многие старейшины и высокопоставленные представители пуштунских племен дуррани из Кандагара и западного Афганистана (часть населения, из которой произошли представители королевской семьи), устроила демонстрацию в Пешаваре. благосклонность Захер Шаха.Боевики из партии Хекматияра, вооруженные дубинками и оружием, разогнали демонстрацию под наблюдением пакистанской полиции.

Наконец, изгнанные политические лидеры почти не советовались с командирами. Мало кто из командиров присутствовал на шуре, а некоторые из тех, кто пришел, ушли рано с отвращением. После создания временное правительство не проводило консультаций с командующими и не предлагало признать местные шуры в качестве основы новой представительной и административной структуры афганского государства.По сути, новые министры просто попросили командиров сражаться, чтобы поставить их - изгнанных лидеров - к власти в Кабуле.

Чтобы получить международное признание и авторитет в качестве подлинного претендента на государственную власть, временному правительству пришлось утвердиться на афганской территории. Этот императив привел к самому важному событию после вывода советских войск - Джелалабадской битве.

IV

Джелалабад был очевидной целью для альянса Пешавара. Моджахеды контролировали главную автомагистраль от Пакистана до первого гребня за пределами города и захватили отличный плацдарм в совхозе Газиабад.Близость региона к Пешавару и этнический состав региона (в основном гильзаи и восточные пуштуны) сделали его подверженным влиянию ИГИ и альянса Пешавара.

У моджахедов не было генерального штаба для планирования такой операции, поэтому ISI взяла на себя выполнение этой функции, вероятно, с участием некоторых американцев. На время нападения, по-видимому, повлияло предстоящее заседание Организации Исламская конференция (ОИК), межправительственной организации мусульманских государств, которое должно было пройти в Эр-Рияде 13-16 марта 1989 года.Очевидная цель заключалась в том, чтобы AIG работала в Джалал-Абаде вовремя, чтобы запросить признание у ОИК и ее государств-членов.

ISI, однако, встретила сопротивление по крайней мере со стороны некоторых командиров в этом районе. Эти командиры утверждали, что необходима дальнейшая политическая работа, чтобы убедить гарнизон дезертировать. Прямая атака, в которой они не были уверены, приведет к слишком большому количеству жертв среди гражданского населения. Более того, у них не было большого желания установить правительство, выбранное на шуре.Однако ISI и AIG взяли верх над сомнениями командиров, и штурм начался 7 марта.

Моджахеды захватили ключевой правительственный пост в Самаркеле, на последнем гребне перед городом, и продвинулись к аэропорту, сделав его непригодным для использования самолетов. Они также добились некоторого первоначального успеха в перекрытии дороги из Кабула, вынудив режим пополнить гарнизон с помощью вертолета.

Но ожидаемые отступления не оправдались, и сопротивление начало падать.Авиация и артиллерия режима нанесли моджахедам тяжелые потери. Правительству удалось открыть дорогу и пройти через несколько больших конвоев. Моджахеды обстреляли город артиллерийским дождем, но их относительно легкие снаряды, убивая мирных жителей и разрушая дороги и дома, мало влияли на бетонные бункеры армии. В результате моральный дух правительства в Кабуле резко вырос впервые с начала вывода советских войск, а президент Афганистана Наджибулла сделал героем губернатора провинции Нинграхар, который руководил обороной города.

Было много факторов, военных и политических, способствовавших провалу моджахедов в Джелалабаде. Наиболее благоприятная для временного правительства интерпретация подчеркивала, что Советы предприняли беспрецедентные (и непредвиденные) массированные усилия по снабжению, что моджахедам не хватало оборудования для разминирования и артиллерии для нападения на бетонные бункеры, и что они по-прежнему подвергались воздействию авиации. что они были если не беззащитны, то по крайней мере уязвимы. Этот анализ того, что пошло не так, показал необходимость в тяжелой артиллерии, тральщиках и других ракетах "Стингер".

Но оборудование и техническая подготовка, возможно, не были ключевыми проблемами. В конце концов, наступление отчасти основывалось на ожидании массовых дезертирств, но не секрет, почему они не произошли. Именно в том же секторе моджахеды одной из фундаменталистских партий, возглавляемой Юнусом Халесом, в ноябре 1988 года убили 74 перебежчика из гарнизона Торкхама и бросили их тела в ящики для чая. В соседней деревне Шева добровольцы-арабские ваххабиты и другие, по сообщениям моджахедов, изнасиловали и продавали женщин и снимали видеозаписи, когда они перерезали глотки захваченным в плен ополченцам.Резня реальных или предполагаемых сторонников правительства также произошла, когда моджахеды захватили несколько провинциальных центров после ухода советских войск. Во время битвы за сам Джелалабад западные репортеры с моджахедами снова видели, как боевики расстреливали правительственных солдат, которые пытались сдаться1.

Городское население, из которого состоит большая часть правительственных сил, обеспокоено тяжелой рукой Пакистана и Саудовской Аравии в AIG и, как следствие, преобладанием исламских радикалов среди изгнанных лидеров.Они также все больше возмущены и напуганы, казалось бы, неизбирательным обстрелом Кабула и других городов, который привел к многочисленным жертвам среди гражданского населения. Большинство из них категорически отвергают идеологию НДПА, но они хотят продолжать политику постепенной модернизации, против которой выступают фундаменталисты.

Маргинальная роль, которой Пакистан ограничил националистически-модернистское направление афганской политики в Пешаваре, по иронии судьбы усилила исторически ложное заявление НДПА о том, что она является единственным защитником модернизма в Афганистане.По этой причине ностальгия по бывшему королю усилилась даже среди социальных групп, ранее недовольных монархией. Ностальгия вызвана не самим учреждением, а умеренной личностью Захер Шаха и политикой его правительства. Большая часть городского населения хотела бы сочетать политическую систему с более широким участием, объединяющую аспекты ислама и племенного наследия Афганистана, с продолжающейся добровольной либерализацией социальных норм. Временное правительство не предлагает им никаких рамок, в которых они могут реализовать эти цели, даже если они были бы рады избавиться от НДПА.

дивизий среди моджахедов, отражающих недостаток командования и контроля AIG, также препятствовали наступлению. Атака на крупный объект, такой как город, требует координации атак на линии снабжения противника и на главную цель, а также, в идеале, на отвлекающие цели. Однако попыткам сохранить закрытой дорогу Джелалабад-Кабул препятствовала неспособность соперничающих сторон заменить друг друга в порядке ротации, установленном Межведомственной разведкой. Говорящие на персидском языке таджикские моджахеды к северу от Кабула воздержались от боевых действий из-за негодования по поводу обращения с их партией Джамиат-и Ислами в шуре.Некоторые моджахеды не позволяли ваххабитам и арабам, спустившимся с Кунара, приближаться к Джелалабаду, опасаясь того, что они могут сделать.

Попытки ISI организовать диверсионные наступления в другом месте провалились из-за аналогичных негодований и опасений. Моджахеды дуррани Кандагара, как и таджики, отказались участвовать. Согласно источникам сопротивления, ISI «накрыла стол деньгами» и предложила несколько грузовиков оружия командирам Кандагара, если они нападут на город, но командиры обеспокоены благополучием своих соплеменников в городе и чувствуют себя исключенными из Спонсируемое Пакистаном руководство изгнания отказалось.Вместо этого эти моджахеды-традиционалисты, ориентированные на племя, основали местную шуру, которая выработала модус вивенди с гарнизоном Кандагара.

Временное правительство было еще больше дискредитировано в июле, когда насилие между соперничающими сторонами, которое было частым явлением, попало на первые полосы мировой прессы и впервые привело к открытому конфликту в Пешаваре. Сайед Джамал, командир отряда Хекматияра, убил 30 моджахедов отряда Джамиат в районе Фархар провинции Тахар.Пятеро жертв попали в засаду, а остальные 25 были казнены, находясь в плену. Среди убитых были несколько высокопоставленных командиров Наблюдательного совета Севера, крупнейшей политической организации сопротивления в Афганистане, которая объединяет командиров Джамиат-и Ислами из нескольких провинций под руководством командира Панджшерской долины Ахмада Шаха Масуда. Эти моджахеды возвращались со встречи, на которой Масуд планировал наступление на оставшиеся правительственные опорные пункты в регионе к северу и востоку от Кабула.Джамиат утверждал, что радиосвязь, перехваченная в Пешаваре, показала, что, хотя причина спора могла быть местной, приказы о казнях исходили из штаб-квартиры Хекматияра.

Впервые лидеры других партий, возглавляемые лидером Джамиата Раббани и президентом AIG Моджаддеди, открыто осудили Хекматияра, назвав его «преступником» и «террористом». Раббани потребовал передать виновных в исламский суд. Хекматияр, со своей стороны, обвинил Масуда в сотрудничестве с Кабулом и убийстве командиров его партии, включая брата Сайеда Джамаля.Он потребовал передать Масуда в исламский суд и объявил, что «приостанавливает сотрудничество» с временным правительством. Тем временем Масуд направил свою значительную энергию и ресурсы на нападение на опорные пункты Хекматияра в конце августа.

В сентябре AIG и его пакистанские спонсоры предприняли еще одну попытку установить правительство на афганской территории, напав на город Хост возле пакистанской границы, но даже атака на эту меньшую цель не удалась.Масуд объявил о наступлении на правительство на севере во вторую неделю сентября, но оно закончилось, не взяв главной цели. Атака на западе по авиабазе в Шинданде также не достигла своей цели, и колонна из более чем 1000 грузовиков смогла добраться до Кандагара.

К середине октября, ближе к концу сезона боевых действий, который завершился непроходимыми горными снегопадами в ноябре, ни AIG, ни важные командиры не одержали крупной победы с момента вывода советских войск.Временному правительству не удалось закрепиться на афганской территории. Таким образом, режим Кабула смог сохранить контроль над основными территориальными компонентами государственной власти в Афганистане, даже несмотря на то, что он не может осуществлять суверенитет над большей частью территории или населения.

В

Поскольку ни одна политическая сила не смогла установить законную центральную власть после ухода советских войск, большая часть сельской местности находится под де-факто властью местных властей или в состоянии анархии.Командиры продолжают контролировать большую часть сельских районов Афганистана. В то время как некоторые районы раздирают конфликты между соперничающими боевиками, в других моджахеды учредили местные шуры. Эти представительные (хотя и недемократические) органы могут стать основой новой организационной формы афганского государства. Наджибулла предложил признать их местными властями, разрешить им сохранить свое оружие (не то чтобы у него был большой выбор в этом вопросе) и оказать им помощь, даже не требуя от них официального признания его власти.Это свидетельство силы исламской идеологии и ненависти, вызванной терроризмом и подчинением Советскому Союзу со стороны НДПА, что так немногие приняли его предложения, даже несмотря на то, что они более щедры, чем все, что им предлагала AIG.

Другие части сельской местности контролируются правительственными ополченцами - формой организации, которая возникла в результате советской антиповстанческой стратегии и получила дальнейшее развитие в рамках проводимой афганским правительством политики национального примирения.Многие из этих ополченцев возникли как отряды моджахедов и впоследствии изменили свою приверженность, хотя, как правило, они не присоединились к НДПА. Они освобождены от участия в государственных программах, которые они считают нежелательными, часто даже с призывом на военную службу, и правительство, по крайней мере, на начальном этапе не восстанавливает государственный административный аппарат в этом районе. Их основная обязанность состоит в том, чтобы не допускать попадания моджахедов в свои районы и, особенно, держать открытыми все основные дороги, используемые правительством. Моджахеды, против которых они выступают, часто являются членами их традиционной группы соперников.Отношения ополченцев с Кабулом похожи на отношения командиров с сосланными партиями. Их принадлежность основана на покровительстве и оппортунизме, они подвержены давлению и влиянию, но не иерархическому командованию и контролю.

Правительство, возглавляемое НДПА, обладает большей согласованностью, чем сопротивление, но оно также натянуто. Партия, основанная в 1965 году, раскололась на две антагонистические фракции в 1967 году и воссоединилась под давлением Советского Союза десять лет спустя. Две фракции, Парчам и Хальк, имеют разные социальные основы и, в свою очередь, разделены на подфракции, лояльные разным лидерам и базирующиеся в разных частях государственного аппарата.Наджибулла, который взял на себя руководство партией в мае 1986 года по настоянию Советского Союза, сумел уменьшить межфракционный конфликт. Однако такой конфликт приглушен, он не исчез и может всплыть в любой момент. Наиболее важным является конфликт между армией, в которой доминируют Хальки, и секретной полицией, в которой доминируют Парчами.

Правительство, в котором доминирует НДПА, сохраняет жесткий контроль над Кабулом и несколько более слабое присутствие в большинстве других крупных городов и региональных центров. Он имеет прямой контроль над большей частью равнинной степной области, прилегающей к советской границе, и обычно может проезжать по большинству основных автомагистралей.Кабул имеет доступ к районам, контролируемым или патрулируемым ополченцами, но не контролирует их.

Треть населения Афганистана - международные беженцы. Подавляющее большинство из них проживает в Пакистане и Иране, где они подвергаются своего рода двойному контролю, разделяемому правительствами принимающих стран и партиями сопротивления, признанными правительствами принимающих стран. В Иране стороны, кажется, гораздо меньше вовлечены в управление беженцами. Однако пакистанское правительство возлагает ответственность за беженцев на стороны.Каждая семья или лицо беженцев должны принадлежать к стороне, которая за них ручается, прежде чем они смогут претендовать на регистрацию и помощь. Стороны также несут ответственность за меры безопасности в лагерях.

Таким образом, ни одно политическое образование в Афганистане не имеет ничего близкого к монополии на контроль над территорией и населением, что является основным критерием для государства. Каждая из систем альянса под руководством СССР и США поставляет оружие, но режим Кабула сохраняет существенное преимущество, поскольку он является единственной стороной, имеющей бронетранспортеры, военно-воздушные силы и постоянный доступ к дорожной сети.

Результат - то, что Дальневосточное экономическое обозрение назвало «Назад к феодализму». Как и в период, предшествовавший шаткой консолидации афганского государства сто лет назад, военно-политические командиры обладают региональными базами власти, к которым центральное государство имеет ограниченный доступ или вообще не имеет доступа. Государство может вести переговоры с этими центрами или бороться с ними, или настраивать один против другого, но оно не может ими управлять. Местные правители также осуществляют власть ненадежно и часто подвергаются изнурительным локальным конфликтам, из которых битва между Хезбом и Джамиатом в июле является лишь самой известной.Ни одна из политических сил, борющихся за государственную власть, не имеет адекватной программы по разрешению межплеменной и этнической конкуренции, которая только усилилась после ухода Советского Союза.

VI

Все крупные международные и региональные державы заявляют, что они поддерживают политическое урегулирование, предусматривающее неприсоединение Афганистана, возвращение беженцев и прекращение гражданской войны. Однако совокупный эффект их политики заключался в сохранении или обострении нынешней ситуации.

Советский Союз продолжает наращивать беспрецедентные поставки.По оценкам правительства США, с момента вывода авиалайнеров ежедневно выполнялось 25-40 рейсов, в результате чего к середине октября было доставлено военной техники почти на 2 миллиарда долларов. Воздушный мост также обеспечивает достаточное количество продуктов питания и топлива для ключевых партийных и государственных служащих, которые получают продукты по продовольственным карточкам, которые можно обменять в закрытых магазинах, как и в СССР. Военное снаряжение включает такое оружие, как ракеты Скад-Б и реактивные МиГ-21. . В октябре Соединенные Штаты заявили, что советские «советники» работали на ракетных базах «Скад» в Кабуле.Советы также продолжали свои усилия по заключению экономических соглашений напрямую с афганскими провинциями и общинами, особенно на севере.

Советы поддерживают процесс переговоров между афганцами, направленных на создание «правительства национального примирения». Они настаивают на том, чтобы НДПА была частью такого процесса, и это требование отвергает все элементы сопротивления. Однако существует предварительная формула компромисса для включения "хороших мусульман" из Кабула, таких как правительственные чиновники, не принадлежащие к НДПА.Хотя Советы согласны с тем, что концом такого процесса может стать смена нынешнего правительства, они отклонили требование США и Пакистана об отставке Наджибуллы в качестве предварительного шага. Горбачев полностью изменил свое прежнее отрицание отрицательной симметрии или взаимного прекращения помощи обеим сторонам. Теперь он выступает за такую ​​остановку как часть пакета, включающего прекращение огня, международную конференцию по нейтрализации и демилитаризации Афганистана и внутриафганские переговоры о новом правительстве.

Соединенные Штаты сейчас выступают против отрицательной симметрии, якобы потому, что Советы создали новый дисбаланс, поставляя высокотехнологичное оружие и огромные запасы после их вывода. Однако отсутствие интереса Вашингтона к изучению предложений Советского Союза по переговорам по этим вопросам подразумевает иную мотивацию. Первоначальное предложение США об отрицательной симметрии, по-видимому, было основано на оценке разведки, которая оказалась неверной, о том, что режим Кабула быстро падет. Соединенные Штаты теперь, кажется, хотят поощрить своих клиентов к большим военным успехам, если не к полной победе, прежде чем возобновить переговоры.

Соединенные Штаты продолжают поддерживать временное правительство как основу нового правительства Афганистана и настаивают на том, чтобы Наджибулла ушел в отставку до начала переговоров по политическому урегулированию. Правительство США, похоже, определяет приемлемое политическое решение как такое, при котором нынешнее правительство заменяется «расширенным» AIG, несмотря на неспособность моджахедов создать военные условия для успеха такого требования.

Соединенные Штаты продолжают поставлять оружие моджахедам.Есть много заявлений о предполагаемых остановках или задержках с поставками американского оружия. Сторонники моджахедов в Конгрессе объясняют такие задержки либо некомпетентностью руководителей ЦРУ, либо преднамеренной политикой, основанной на ошибочной оценке того, что кабульский режим рухнет сам по себе вскоре после вывода советских войск.2 После августа 1989 года поставки оружия, как сообщается, ускорились, хотя Самая высокая оценка их стоимости составляет около 600 миллионов долларов в год, что намного меньше, чем советские поставки другой стороне.

Соединенные Штаты заявили партиям сопротивления, что сотрудничество с временным правительством является условием получения помощи. Объявление Хекматияра о том, что он «приостанавливает участие» в этом правительстве в результате конфликта с партией Джамиат, возродило дебаты в Вашингтоне о том, следует ли ему продолжать получать оружие (хотя он продолжает получать помощь, по крайней мере, от Саудовской Аравии и других арабских стран). источники). Соединенные Штаты решили прекратить выплаты сторонам за содержание их отдельных офисов и попытаться передать оружие непосредственно эффективным командирам внутри Афганистана.

Последний шаг сталкивается с большими препятствиями, поскольку стороны контролируют существующие логистические каналы, а фактическая передача происходит под эгидой пакистанской ISI. Более того, простая поставка оружия непосредственно командирам без политической основы, способной объединить хотя бы основных из них, скорее усилит существующую раздробленность, чем создаст альтернативу НДПА.

С момента вывода советских войск у Пакистана есть две основные проблемы.Некоторые из них хотели бы видеть создание афганской исламской республики в союзе с Ираном и Пакистаном, придавая последнему «стратегическую глубину» в его конфронтации с Индией и выступая в качестве оплота, а не проводника советского влияния. Эта цель, популярная в пакистанских вооруженных силах, согласуется с американской политикой продвижения AIG. С этой целью пакистанские военные поддержали продолжающиеся усилия сопротивления по созданию AIG в Афганистане.

Пакистанцы единодушно озабочены созданием в Афганистане условий, которые позволили бы беженцам вернуться.Сторонники нынешней политики в Пакистане утверждают, что беженцы вернутся, только если в Афганистане будет исламское правительство. Другие говорят, что у нынешней стратегии мало шансов на успех и что беженцы вернутся, если они будут пользоваться разумной физической безопасностью и невмешательством со стороны Кабула.

При премьер-министре Беназир Бхутто правительство Пакистана разделилось, и его позиция шаткая. В постоянной опасности потерять поддержку либо парламентского большинства, либо U.Правительство С. Бхутто не решилось выступить с какой-либо независимой инициативой. Военные, по-прежнему являющиеся мощной силой, сильно выиграли от нынешней политики. Однако на брифинге для прессы 13 сентября начальник штаба армии Мирза Аслам Бег дал понять, что военные пересматривают свои взгляды на политическое урегулирование, но он вновь заявил о несогласии с участием Захер Шаха.

Саудовская Аравия и Иран привержены поддержке групп в Афганистане, которые следуют своим соответствующим (и антагонистическим) версиям ислама.Это означает, что одной из основных целей каждого из них является ограничение влияния другого. Саудовцам удалось добиться прочных позиций для своих союзников в AIG, а это означает, что они поддерживают нынешнюю американо-пакистанскую позицию. Иранцы, в ответ на исключение своих шиитских сторонников, предприняли шаги по компромиссу в отношении Наджибуллы и Советского Союза, такие как отстаивание политического решения, основанного на переговорах между моджахедами и «некоммунистами» в кабульском режиме, даже без до отставки Наджибуллы.Саудовская Аравия и Иран объединились в противодействии роли Захер Шаха; для саудовцев он представляет секуляризацию, а для иранцев он представляет принцип монархии, против которого выступила их собственная революция.

VII

Центральная проблема заключается в том, есть ли способ восстановить законное, хотя и обязательно слабое, национальное правительство в Афганистане. Ни один из нынешних претендентов на власть не может сделать это в одиночку.

НДПА под руководством Наджибуллы могла бы оставаться у власти в Кабуле и заключать открытые или скрытые сделки с командирами в разных районах страны, но она не сможет заявить об их преданности.Хотя таким образом можно постепенно установить некоторый порядок, он останется ненадежным и ненадежным. Многие беженцы не рискнут вернуться, власть останется сильно раздробленной, и восстановление будет затруднено.

С другой стороны, сейчас кажется мало шансов на военную победу сил моджахедов над Кабулом. Командиры не выказывают никаких признаков движения к единству или координации на общенациональной основе, и захват Кабула главнокомандующим или временным правительством, даже если бы это было возможно, с большей вероятностью спровоцировал бы новый виток гражданской войны, чем разрешить конфликт.

Член известной племенной семьи, который служил королевскому режиму в качестве дипломата и руководил своим племенем в джихаде, недавно заметил: «Власть в Афганистане распалась на очень мелкие части; мы должны собрать эти части вместе». Афганистан, традиционно фрагментированное общество, также имеет традиционные методы преодоления фрагментации во время кризиса. Такой политический процесс, основанный на сочетании племенно-этнического, географического и политического представительства, может частично обойти идеологов Пешавара и Кабула и восстановить законное государство.

Нынешняя ситуация, однако, более неустойчива, чем прошлые эпизоды восстания и распада в Афганистане. Тот факт, что и государство, и региональные державы теперь мобилизованы вокруг антагонистических политических идеологий, спонсируемых из-за рубежа, в дополнение к традиционному полюсу конфликтующих амбиций, делает урегулирование особенно трудным. Любое из четырех или пяти иностранных правительств может использовать своих клиентов для торпедирования инициативы, против которой оно выступает.

Следовательно, восстановление стабильности в Афганистане потребует, прежде всего, согласия внешних держав на разъединение и обеспечение стабильности.Изъятие или уничтожение Советским Союзом современного оружия и соглашение Советского Союза и США о прекращении поставок оружия своим клиентам (отрицательная симметрия) были бы наиболее важными компонентами такого соглашения. Соединенные Штаты также должны будут гарантировать, что Пакистан и Саудовская Аравия аналогичным образом воздержатся от вооружения своих клиентов. Измученный войной Иран, вероятно, согласился бы, если бы был уверен, что саудовцы также будут держаться подальше. Однако такое соглашение должно быть связано с обязательством этих держав принять результаты афганского политического процесса.Организация Объединенных Наций проводит тихие консультации, пытаясь способствовать такому международному консенсусу. Официальные лица ООН также намекают, что международные субъекты могут предложить афганцам позитивные стимулы, такие как твердые обязательства по оказанию помощи в восстановлении, увязанном с политическим урегулированием.

При таком соглашении внешних сил традиционные переговорные процессы в Афганистане могут иметь шанс сработать. Ключом к этому процессу является участие наиболее известного относительно нейтрального и престижного афганского политического деятеля Захера Шаха, который мог бы получить поддержку со стороны беженцев, большинства (хотя и не всех) моджахедов, а также большинства тех, кто сейчас оказался вне НДПА со стороны правительства.Близкий советник и родственник бывшего короля подготовил предложение о составе обновленного традиционного собрания, известного как Лойя джирга, или великий совет. В его план входит только 27 представителей НДПА и кабульского режима и более 800 человек. Большая часть сопротивления, вероятно, согласится с такой ролью правительственных деятелей, не имеющих прямого отношения к оккупационным преступлениям, и Советы также проявили к этому интерес. строить планы.

Кто мог организовать Лойя джиргу? Зная, что институт монархии больше не пользуется лояльностью большинства его соотечественников, Захер Шах отказался созвать Лойя джиргу в одностороннем порядке.Согласно упомянутому выше предложению, Захер Шах мог действовать как старший член группы из примерно 60 выдающихся афганцев без сильной партийной принадлежности, включая экспертов по правовым вопросам. Эта группа экспертов могла бы проводить консультации со всеми сторонами относительно состава и круга ведения Лойя джирги. Организация Объединенных Наций могла бы предоставить ресурсы, необходимые для выполнения своей миссии. Соответствующий план, разрабатываемый в канцелярии генерального секретаря ООН, призывает к расширению международного консенсуса по Афганистану, упомянутому выше.Эта инициатива побудила бы основные вовлеченные иностранные державы призвать всех афганцев, находящихся в настоящее время в оппозиции с Кабулом, - партии в Пешаваре и Тегеране, командиров, беженцев, западных эмигрантов, бывшего короля - послать делегатов в шуру численностью около 100 человек. Затем эта шура выберет делегацию из примерно десяти человек, которой будет предоставлено право предпринимать любые меры, направленные на политическое решение, включая созыв Лойя джирги.

Большая часть дискуссий о восстановлении легитимности в Афганистане сосредоточена исключительно на будущем национальном правительстве.Все значимые политические силы в Афганистане сейчас заявляют, что они поддерживают общенациональные выборы как способ выбора правительства, но пройдет много времени, прежде чем появится государство, которое представляет достаточно широкий консенсус и обладает достаточным административным потенциалом, чтобы фактически проводить выборы и гарантировать что их результаты уважают. Хотя в Афганистане проводились некоторые общенациональные выборы, они никогда не определяли распределение власти. Несмотря на отсутствие других эффективных формул легитимации, выборы вряд ли решат в ближайшее время национальные проблемы в Афганистане.

Следовательно, важны два вопроса, касающиеся основных структур государства, которые могут сохраняться в результате беспорядков: отношения государства к слоям общества и структура вооруженных сил.

Появление партий и местных администраций, основанных на местных и региональных структурах, дает возможность реструктурировать государство на более представительной, возможно, федеральной основе. Новое государство могло бы объединить структуры, возникшие в результате сопротивления, путем создания районных и провинциальных шур.Этим представительным шурам также должны быть предоставлены административные полномочия по восстановлению и местному экономическому развитию, а также полномочия в таких областях, как начальное образование и другие.

Структура вооруженных сил также могла отражать эту более представительную структуру. Вместо централизованных сил, нацеленных на утверждение господства исключительного центра над периферией, армия могла бы в основном сосредоточиться на подготовке к мобилизации населения для оборонительного джихада против будущих иностранных захватчиков.Моджахеды и ополчение могут быть включены в такую ​​силу, а наследие сопротивления может быть превращено в построение нации, а не на фрагментацию.

Если такой результат - лучшее, на что мы можем надеяться, это не самый вероятный результат. Какой бы мирный план ни был опробован, десять лет войны оставили наследие, которое будет трудно преодолеть. Соседний пример Шри-Ланки, которая погрузилась в худший период хаоса и насилия в своей истории после подписания мирного соглашения, служит предупреждением.Но вливание большей огневой мощи в фрагментированное общество - не способ его восстановить.

1 Newsweek, 27 марта 1989 г., стр. 38.

2 См., Например, «Афганский эндшпиль: ЦРУ все испортило», The Washington Post, 10 сентября 1989 г .; и «США бросают повстанцев в беде, - говорит Афган [Хекматияр]», The Washington Times, 19 сентября 1989 г.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *