Дворянское гнездо история создания романа: «Дворянское гнездо»: история создания, жанр, смысл названия — Тургенев И.С.

Содержание

«Дворянское гнездо»: история создания, жанр, смысл названия — Тургенев И.С.

«Дворянское гнездо» — «повесть» И.С. Тургенева. Это произведение имело, по словам автора, «самый большой успех, который когда-либо выпадал на его долю».

История создания

Замысел «Дворянского гнезда» возник в начале 1856 г., но реальная работа над произведением началась в середине июня 1858 г. в Спасском, родовом имении писателя, и продолжалась до конца октября того же года. В середине декабря Тургенев сделал последние поправки в тексте «повести» перед ее публикацией. Впервые «Дворянское гнездо» напечатано в журнале «Современник» за 1859 г. (№1). Последнее прижизненное (авторизованное) издание, рассматриваемое в качестве канонического текста, осуществлено в 1880 г. в Петербурге наследниками братьев Салаевых.

Созданию «Дворянского гнезда» предшествовал тяжелый этап в личной жизни Тургенева, а в общественной — период подготовки глубоких социальных перемен в России. В августе 1856 г. писатель покинул родину и почти два года прожил за границей. Тогда произошел фактический разрыв его многолетних отношений с Полиной Виардо. Писатель трагически переживал одиночество и неприкаянность; остро ощущал свою неспособность создать семью и прочно укрепиться в жизни. К этому мучительному состоянию прибавились физические недуги, а затем чувство творческого бессилия, изнуряющей духовной пустоты. В жизни Тургенева совершался крутой возрастной перелом, переживаемый им как наступление старости; рушилось столь дорогое прошлое, а впереди, казалось, не было никаких надежд.

В кризисной стадии находилась и русская общественная жизнь. Смерть Николая I, поражение в Крымской войне потрясли Россию. Стало ясно, что жить по-старому больше нельзя. Правительство Александра II стояло перед необходимостью реформирования многих сторон жизни и в первую очередь — перед необходимостью отмены крепостного права. Неизбежно выдвинулся со всей остротой вопрос о роли в жизни страны дворянской интеллигенции. Эта и другие актуальные проблемы обсуждались Тургеневым в его заграничном пребывании в беседах с В. Боткиным, П. Анненковым, А.И. Герценом — современниками, олицетворявшими мысль и дух века. Двойной кризис: личный и общественный — выразился в проблематике и коллизиях «Дворянского гнезда», хотя формально действие произведения отнесено к другой эпохе — весне и лету 1842 г., а предыстория главного героя Федора Лаврецкого — и вовсе к 1830-м годам. Работа над произведением явилась для Тургенева процессом изживания личной драмы, прощанием с прошлым и обретением новых ценностей.

Жанр «Дворянского гнезда»

На титульном листе автографа произведения Тургенев обозначил жанр произведения: повесть. На деле «Дворянское гнездо» относится к числу первых в творчестве писателя социально-философских романов, в которых судьба отдельной личности тесно переплетается с общенациональной и социальной жизнью. Однако становление большой эпической формы происходило в художественной системе Тургенева именно через повесть. «Дворянское гнездо» является в окружении таких повестей, как «Переписка» (1854 г.), «Фауст» (1856 г.), «Поезда в Полесье» (1857 г.), «Ася» (1858 г.), в которых определился характерный для писателя тип героя: дворянина-интеллигента, дорожащего правами своей личности и не чуждого вместе с тем сознанию долга перед обществом. Такого рода герои, — пишет В.А. Недзвецкий, — одержимы тоской по абсолютным ценностям, жаждой жизни в единстве со всеобщим и универсальным. Они не столько пребывают в отношениях с реальными современниками, сколько лицом к лицу встают к таким вечным и бесконечным стихиям бытия, каковы природа, красота, искусство, молодость, смерть и всего более — любовь. Они стремятся обрести в своей конкретной жизни полноту бесконечной любви, что предопределяет их трагическую участь. Проходя через испытание жизнью и любовью, герой повестей постигает закон трагических последствий высоких человеческих стремлений и убеждается, что для человека существует только один выход — жертвенное отречение от своих лучших надежд.

Этот философско-психологический уровень конфликта, разработанный в жанре повести, входит важнейшим компонентом в структуру романа Тургенева, дополняясь конфликтом социально-исторического характера. В жанре романа писатель устраняет прямой лирический способ повествования (большинство его повестей написаны от первого лица), ставит задачу создания обобщенной картины объективного бытия во множестве ее составных и помещает героя с традиционным комплексом индивидуально-личных проблем в широкий мир социальной и национальной жизни.

Смысл названия «Дворянское гнездо»

В названии романа использован один из символических лейтмотивов творчества Тургенева. Образ гнезда глубоко связан с проблематикой произведения, главный герой которого ориентирован на личное счастье, любовь, семью. В Лаврецком так силен «инстинкт счастья», что даже испытав первый удар судьбы, он находит силы для второй попытки. Но счастье не дается герою, сбываются пророческие слова его тетки: «…Не свить же и тебе гнезда нигде, скитаться тебе век». Лиза Калитина как будто заранее знает, что счастье невозможно. В ее решении уйти из мира сложно сплетаются «тайная жертва за всех», любовь к Богу, раскаяние в своих «незаконных» сердечных влечениях и своеобразный поиск такого «гнезда», в котором она не будет игрушкой темных сил бытия. Мотив «гнезда», будучи отправной точкой в развитии сюжета, расширяет свое содержание до универсального обобщения дворянской культуры в целом, сливающейся в своих лучших возможностях с общенародной. Для Тургенева личность человека настолько художественно постигаема, насколько она может быть вписана в образ той или иной культуры (таково основание распределения героев романа по разным группам и кланам). В произведении присутствует живой мир дворянской усадьбы с характерным для нее бытовым и природным укладом, привычными занятиями и сложившимися традициями. Впрочем, Тургенев чутко ощущает прерывистость русской истории, отсутствие в ней органической «связи времен» как особенность национального духа. Смысл, однажды обретенный, не удерживается и не передается от поколения к поколению. На каждом этапе нужно искать свою цель заново, как будто впервые. Энергия этой вечной духовной тревоги реализуется прежде всего в музыкальности языка романа. Роман-элегия, «Дворянское гнездо» воспринимается как прощание Тургенева со старой дворянской Россией в преддверии надвигающегося нового исторического этапа — 60-х гг.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Дворянское гнездо

Из всех тургеневских героев у Лаврецкого — самая подробная родословная: читатель узнаёт не только о его родителях, но и обо всём роде Лаврецких начиная с его прадеда. Конечно, это отступление призвано показать укоренённость героя в истории, его живую связь с прошлым. В то же время это «прошлое» оказывается у Тургенева очень тёмным и жестоким, — собственно, это история России и дворянского сословия. Буквально вся история рода Лаврецких построена на насилии. Жена его прадеда Андрея прямо сопоставляется с хищной птицей (у Тургенева это всегда значимое сравнение — достаточно вспомнить финал повести «Вешние воды»), а про их отношения читатель буквально не узнаёт ничего, кроме того, что супруги всё время находились в состоянии войны друг с другом: «Пучеглазая, с ястребиным носом, с круглым жёлтым лицом, цыганка родом, вспыльчивая и мстительная, она ни в чём не уступала мужу, который чуть не уморил её и которого она не пережила, хотя вечно с ним грызлась». Жена их сына Петра Андреича, «смиренница», была в подчинении у мужа: «Она любила кататься на рысаках, в карты готова была играть с утра до вечера и всегда, бывало, закрывала рукой записанный на неё копеечный выигрыш, когда муж подходил к игорному столу; а всё своё приданое, все деньги отдала ему в безответное распоряжение». Отец Лаврецкого Иван полюбил крепостную девку Маланью, «скромницу», которая во всём подчинялась мужу и его родственникам и была ими полностью отстранена от воспитания сына, что и привело к её гибели:

Бедная жена Ивана Петровича не перенесла этого удара, не перенесла вторичной разлуки: безропотно, в несколько дней, угасла она. В течение всей своей жизни не умела она ничему сопротивляться, и с недугом она не боролась. Она уже не могла говорить, уже могильные тени ложились на её лицо, но черты её по-прежнему выражали терпеливое недоумение и постоянную кротость смирения.

С хищной птицей сравнивается и Пётр Андреич, узнавший о любовной связи сына: «Ястребом напустился он на сына, упрекал его в безнравственности, в безбожии, в притворстве…» Именно это страшное прошлое отразилось в жизни главного героя, только теперь уже сам Лаврецкий оказался во власти своей жены. Во-первых, Лаврецкий — продукт специфического отцовского воспитания, из-за которого он — от природы неглупый, далеко не наивный человек — женился совершенно не понимая, что за человек его жена. Во-вторых, сама тема семейного неравенства связывает тургеневского героя и его предков. Герой женился, потому что его не отпускало семейное прошлое — в дальнейшем его жена станет частью этого прошлого, которое в роковой момент вернётся и погубит его отношения с Лизой. Судьба Лаврецкого, которому не суждено найти родного угла, связана с проклятием его тётки Глафиры, изгнанной по воле жены Лаврецкого: «Знаю, кто меня отсюда гонит, с родового моего гнезда. Только ты помяни моё слово, племянник: не свить же и тебе гнезда нигде, скитаться тебе век». В финале романа Лаврецкий сам о себе думает, что он «одинокий, бездомный странник». В бытовом смысле это неточно: перед нами мысли состоятельного помещика — однако внутреннее одиночество и неспособность найти жизненное счастье оказываются закономерным выводом из истории рода Лаврецких.

Голова вся седая, а что рот раскроет, то солжёт или насплетничает. А ещё статский советник!

Иван Тургенев

Интересны здесь параллели с предысторией Лизы. Её отец тоже был жестоким, «хищным» человеком, подчинившим себе её мать. Есть в её прошлом и прямое влияние народной этики. При этом Лиза острее, чем Лаврецкий, чувствует свою ответственность за прошлое. Лизина готовность к смирению и страданию связана не с какой-то внутренней слабостью или жертвенностью, а с сознательным, продуманным стремлением искупить грехи, причём не только свои, но и чужие: «Счастье ко мне не шло; даже когда у меня были надежды на счастье, сердце у меня всё щемило. Я всё знаю, и свои грехи, и чужие, и как папенька богатство наше нажил; я знаю всё. Всё это отмолить, отмолить надо».

✅ Произведение дворянское гнездо. «Дворянское гнездо»: история создания, жанр, смысл названия

Смысл названия романа И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»

Роман Тургенева «Дворянское гнездо» возбудил большой интерес в литературных и журнальных кругах. Его отличает гармоничное сочетание драмы, лирики и эпоса. Тургеневское объяснение духовного богатства героя связано с национальным богатством народной жизни.

В романе Тургенева нашли отражение вся умственная жизнь послепушкинской эпохи, борьба славянофилов и западников. Писатель пытается раскрыть духовную драму интеллигенции XIX века. Так, в 25 главе произведения дается сцена идеологического спора Лаврецкого и Михалевича. Вместо ответа на вопрос Лаврецкого о том, что делать, как должна развиваться Россия, Михалевич уходит в область отвлеченных идеалистических рассуждений.

На протяжении целых десяти глав Тургенев широко развернул предысторию своего героя, изобразил целый мир прошлой дворянской жизни с ее социальными порядками и нравами.

Биография Федора Лаврецкого становится историей его рода. Неслучайно Тургенев отказался от первоначального названия произведения — «Лиза» — и предпочел название «Дворянское гнездо» как более подходящее, по его мнению.

Крепостнический порядок жизни с его дикими, самодурными нравами определил детскую судьбу Лаврецкого. Его насильственно оторвали от матери, Маланьи Сергеевны, бывшей крестьянки, «безответной, постоянно смущенной и запуганной». Он догадывался о ее печальной участи, смутно понимал ее положение в доме, и … полюбил ее страстно.

Уже мальчиком Лаврецкий почувствовал одиночество в родном поместном дворянском кругу. Дедушка считал его дурачком, а тетка – «настоящим мужиком». Плебейское происхождение с раннего детства выделяет Лаврецкого из родной среды и объясняет, по мысли писателя, духовное богатство его личности.

Вскоре последовал деспотизм отца-англомана, окончательно лишивший Федю свободного проявления его духовного «я». Система домашнего дворянского воспитания, на досуге придуманная его отцом, поставила Федора Ивановича в ложное положение, лишив его знания потребностей реальной жизни. Эта система, заключает автор, «сбила с толку мальчика, поселила путаницу в его голове, притиснула ее».

Лаврецкий оказывается «вывихнутым», что и сказалось в истории его жизненных неудач. Женитьба на Варваре Павловне явилась той безобразной ошибкой, которую он совершил по незнанию жизни. Ради призрака личного счастья, обернувшегося пошлостью и позором, он пожертвовал и университетскими занятиями, и светлой мечтой о полезной деятельности, на много лет оставил родину.

Любовь к Лизе стала возможной только для духовно созревшего Лаврецкого. Биографическое отступление о предках героя имеет огромное значение для раскрытия его характера. Федор Иванович рано заметил «разладицу между словами и делами отца, между его широкими либеральными теориями и черствым мелким деспотизмом». Навсегда запомнился ему образ кроткой, беззащитной матери, жертвы дикого крепостного строя жизни.

По матери близкий к народу, Лаврецкий был наделен той моральной отзывчивостью, которая помогла ему пережить трагедию личного чувства и понять свою ответственность перед родиной. Это сознание образно выражается им как стремление пахать землю и стараться как можно лучше ее пахать. Чуждый раздвоенности и рефлексии «лишнего человека», Лаврецкий зорко присматривался к проявлениям реальной общественной жизни и чутко улавливал направления народного развития. Кровно связанный с народной жизнью, Лаврецкий всеми своими мыслями и чувствами представляет демократическую культуру.

Близкую связь с родиной герой остро ощущает в своих заграничных скитаниях. Лаврецкий – живой человек, прошедший множество сомнений, внутренних страданий. Этим объясняется весь его душевный процесс, драма всех его отношений. Лаврецкий чувствует и думает в масштабах целой России, сосредоточенно размышляет над проблемами национального развития.

Лиза Калитина и Федор Иванович, испытавшие на себе воздействие народной жизни, объединяются и противостоят Варваре Павловне и Паншину, жившим по законам дворянской среды.

Роман «Дворянское гнездо» отличается эпической широтой, потому что писатель сознательно стремится к раскрытию неповторимого национального склада характера, психологического и эмоционального строя народа, поэтического содержания народной жизни, ее богатых возможностей развития.

Название романа имеет философско-аллегорическое звучание. Тема родового гнезда, отчего дома, «малой» и «большой» Родины имеет первостепенное значение и в литературе последующих поколений. Вклад Тургенева в разработку этой темы трудно переоценить.

Смысл романа Дворянское гнездо Тургенева

По мнению самого И.С. Тургенева, его роман «Дворянское гнездо» имел оглушительный успех у читателей. Правдивые, близкие народу персонажи, проблемы, характерные для всего общества, увлекательный сюжет являются отправной точкой произведения. Но какой смысл несёт в себе роман «Дворянское гнездо»? На какие ценности, важные события и проблемы хотел обратить внимание читателей И.С. Тургенев? О чем эта книга?

Смысл названия книги «Дворянское гнездо»

По названию произведения можно сразу сделать вывод, что роман принадлежит перу И.С. Тургенева. Символичные лейтмотивы творчества непревзойдённого мастера слова нашли отражение в заглавии.

Образ гнезда. И.С. Тургенев остро переживал проблемы в личной жизни. Поэтому для автора на первом месте всегда были семейные ценности, домашний очаг и доверительные отношения с родными. Главная идея названия глубоко связана с личным счастьем героев. Ориентация на истинные ценности, мораль и нравственность — то, что подчёркивает И.С. Тургенев в своей книге.

Лаврецкий наделён таким сильным «инстинктом счастья», что даже после первой серьёзной неудачи не сдаётся, а находит в себе силы для новых свершений. Он смеётся в лицо судьбе и никогда не отчаивается и не отпускает руки. Но жизнь готовит для него новые испытания. Герой никак не может поймать птицу счастья за хвост.

Но образ несколько расширен. Это не только домашний очаг конкретного семейства, это вся обобщенная культура дворянства. В произведении показан природный и бытовой уклад сословия, их традиции, обычаи и ценности.

Смысл произведения «Дворянское гнездо»

Лучшие представители дворянского сословия описаны в романе И.С. Тургенева. Из судьбы, жизненные ценности, моральные устои и проблемы. Писатель сам относился к старинному дворянскому роду. Иван Сергеевич с некоторой грустью говорит о том, что это сословие постепенно уходит в прошлое. Их возвышенные идеалы, стремления и чрезмерные переживания становятся неинтересны обществу. «Дворянские гнезда» постепенно исчезают.

Авто подробно описывает родословные главных персонажей. Мастеру слова важно запечатлеть эти данные на бумаге и показать, как менялись мировоззрения дворянского сословия во времени. Психология высшего класса начиналась с «дикого братства». Но ум и образованность дворянства сделали своё дело. И вот, эти «гнезда» уже научились сопереживать ближнему и преклоняться перед традициями и обычаями других народов.

Символ малой Родины — образ гнезда. Но его обитатели предпочли этому месту другие края. Новая молодёжь стремятся при любой возможности отправиться за границу, они хорошо владеют французским языком и во всем пытаются подрожать иностранцам. Эти странные тенденции выглядят нелепо и даже абсурдно. Тетушка Лаврецкого грезит стилем Людовика XV, иностранная система воспитания внезапно вытеснила русские методы обучения.

Связь поколений разорвана, современники писателя не знают своих корней. Молодые люди не чтут традиции и не отдают дань предкам.

Однако есть и те персонажи, которые решили остаться в родном «гнезде». Только их жизнь напоминает жалкое существование. Они погрязли в сплетнях, слухах и мелких интригах. Безынициативное, бездельное и неинтересное существование.

За основу романа «Дворянское гнездо» взята любовная история Лизы и Фёдора. Однако героям не суждено стать счастливыми. Их надежды на светлое будущее разрушены, личное и безмятежное счастье в их паре невозможно. Трагедия отдельно взятых персонажей перекликается с крахом дворянского сословия в целом. На примере одной пары И.С. Тургенев показал, что происходило в обществе в его время.

Смысл финала «Дворянское гнездо»

Почему личное счастье между Лизой и Лаврецким оказалось невозможным? За 8 лет Фёдор сильно изменился: он постарел, осунулся не только физически, но и морально. Их счастье было лишь миражом, который неожиданно рассеялся. Новость о гибели Варвары Павловны оказалась чудовищной ошибкой. Героиня предстала перед Фёдором именно тогда, когда он поднялся духовно, поборол в себе внутренний конфликт и был готов к новым свершениям. Спокойствие, гармония и возможность счастья были очень близко.

В жизни главного героя произошёл перелом: Лаврецкий не позволял больше себе думать о личном счастье. Все своё внимание он устремил на крестьян. Герой стал прекрасным хозяином, он стал прислушиваться к просьбам и желаниям простого народа. Он тал уважать традиции и обычаи своих крестьян.

Каков жизненный итог латного героя? Почему он так и обрёл личное счастье? Оглянувшись на события прошлых лет, Лаврецкий понял, что большая часть его жизни прошла мимо него. С ним остались только невесёлые воспоминания о бесцельно прожитых днях. Удалось ли Фёдору смириться с несбывшихся мечтами и утраченной навсегда молодостью. Скорее всего, да. Тихая и безмятежная улыбка главного персонажа в финале произведения «Дворянское гнездо» — ещё одно тому подтверждение.

Этот роман — очередная попытка И.С. Тургенева найти героя своего времени в дворянском сословии. Его главный персонаж и получился таким: истинным патриотом своего народа, своих традиций и обычаев.

«Дворянское гнездо» — краткое содержание романа И.С. Тургенева

История создания

«Дворянское гнездо» задумывалось еще в начале 1856 года, но тяжелый этап в личной жизни и состояние здоровья помешали планам писателя. Летом этого же года И. Тургенев уехал из России и провел за границей около двух лет. Фактически именно тогда начался разрыв его многолетних отношений с Полиной Виардо, который вылился в чувство одиночества и неприкаянности. Писатель переживал возрастной перелом, ощущаемый им как приближение старости, и страдал от невозможности создать семью, что отразилось на его здоровье и творческом бессилии.

В этот период происходили значительные события в общественной жизни России, и хотя действие в «Дворянском гнезде» относится к 1842 году, т. е. к другой эпохе, обсуждения И. Тургеневым этих проблем в переписке и лично со своими друзьями и писателями отразились в событиях, описанных в романе. К ним относятся:

  1. Смерть Николая I.
  2. Потрясение от поражения в Крымской войне.
  3. Необходимость многих реформ и главное — отмены крепостного права.
  4. Возрастающая роль в общественной жизни дворянской интеллигенции.

Первые планы и заметки по роману не дошли до нашего времени и не известно, каким задумывалось произведение изначально.

Вплотную автор занялся написанием «Дворянского гнезда» только в июне 1858 года, по возвращении в Россию. Сначала были проведены чтения романа в узком кругу, а широкой публике он стал доступен после выхода в журнале «Современник» в 1859 году.

Пересказ сюжета

На титульном листе первого издания книги значилось слово «повесть», как сам автор обозначил жанр, но в этом произведении судьбы отдельных людей так тесно переплетены с социальной и национальной жизнью, что его относят к социально-философским романам.

Действующие лица

Главные герои «Дворянского гнезда» 35-летний богатый помещик Федор Иванович Лаврецкий и 19-летняя молодая дворянка Елизавета Михайловна Калитина. Лаврецкий честный и порядочный мужчина, который больше всего хотел личного счастью с любимой женщиной. Лиза — не очень образованная провинциалка, но ее чистая и добрая натура очень привлекательна для окружающих. Девушка ставит долг превыше любых чувств и устремлений. Другие персонажи:

  1. Варвара Павловна — жена Лаврецкого.
  2. Марья Дмитриевна Калитина — мать Лизы.
  3. Марфа Тимофеевна Пестова — двоюродная бабушка Лизы по матери.
  4. Сергей Петрович Гедеоновский — служит статским советником и часто бывает у Калитиных.
  5. Владимир Николаевич Паншин — перспективный чиновник, привлекательный внешне молодой человек, который оказывает знаки внимания Лизе.
  6. Христофор Федорович Лемм — старый немец, служит у Калитиных учителем музыки.

Большую роль в судьбе Лизы сыграла няня Агафья, привившая ей религиозность и веру в мистицизм. Паншин, при всей своей внешней привлекательности и талантах, человек эгоистичный и себе на уме. Получив отказ от Лизы, он тут же переключается на Варвару Павловну.

Интересен образ старого учителя музыки. У Лемма сложилась трудная судьба, он рано лишился родителей и долго скитался, а его талант композитора не получил признания. Но этот, внешне страшноватый человек, отличается добротой и тонко чувствует прекрасное.

Краткое содержание

События романа происходят в губернском городе О., где проживает семья Калитиных. Мать семейства — вдова дворянского происхождения, вместе с ней проживает ее тетка и дочери Лиза и Лена. В дом Калитиных вхож молодой чиновник Пашнин, который ухаживает за Лизой. Это блестящий молодой человек, прибывший в О. по службе. Он сам пишет и исполняет романсы, которые нравятся обществу, но не признаются старым учителем музыки Леммом. Тот находит его творчество странным и фальшивым.

Однажды друг семьи Гедеонский сообщает, что на родину из-за неприятностей с женой вернулся Федор Лаврецкий, дальний родственник Калитиных. Измены Варвары привели к тому, что мужчина чувствует себя несчастным и не доверяет женщинам. Как-то, провожая после урока Лемма, Лиза встречает у ворот статного мужчину, оказавшегося Лаврецким. Марья Дмитриевна рада его видеть и приглашает бывать у Калитиных чаще. Пашнин признается Лизе в любви и просит выйти за него замуж, она обещает подумать.

Федор обосновывается в своем поместье Васильевское, потому что в Лавриках он жил с Варварой и все там напоминает об утерянном счастье. Общаясь с Лизой, мужчина все больше впечатляется ее внутренней чистотой и влюбляется в девушку. Когда молодые люди объясняются, Лиза признается, что испытывает ответные чувства. Но Лаврецкий женат и она со своими убеждениями о долге не верит в счастливое будущее для них. Надежда появляется, когда Федору в журнале попалась заметка о смерти его жены, а Лиза не приняла предложение Паншина. Будучи вдовцом, мужчина мог бы жениться на возлюбленной.

Внезапно из-за границы возвращается Варвара с дочерью и убеждает Лаврецкого, что поняла свои ошибки и изменилась. Она надеется на прощение мужа. Влюбленные понимают, что теперь не будет у них совместной жизни. Лаврецкий обещает Варваре создавать видимость семьи, а жена за это должна жить безвыездно в Лавринках. Религиозная Лиза уверена, что наказана Богом за свои преступные надежды. Варвара не держит слова и вскоре уезжает в Петербург, а Лиза уходит в монастырь.

Спустя 8 лет у Пашнина успешная карьера, но он, как прежде, не женат, Варвара живет в Париже и увлечена театром. Лаврецкий больше не думает о личной жизни, а ведет хозяйство в родовом гнезде и пытается улучшить жизнь крестьян. Он навещал Лизу в монастыре, но девушка прошла мимо, сделав вид, что не узнала Федора.

Жизненная ситуация Лаврецкого

Федор Лаврецкий происходит из богатого дворянского рода, насчитывающего несколько веков. В романе несколько глав уделено описанию становления характера героя начиная с детства. Его прадед был жестоким и деспотичным барином, но умным человеком. Дед Петр — грубоватым, но не злым простаком, любителем охоты. Своим фамильным имением Лавринки занимался мало и оно стало приходить в упадок.

Его сын Иван — отец главного героя, а дочь Глафира воспитывала племянника до 12 лет. Матерью Федора была крепостная крестьянка, на которой Иван женился без разрешения отца, рассорился с ним из-за этого и уехал за границу. Иван Петрович вернулся домой англоманом, с мыслями о преобразованиях в России и начал со своего имения. Все, что он сделал:

  • разогнал приживал;
  • отказался от визитов прежних гостей, любивших подолгу задерживаться в Лавринке;
  • переодел слуг в ливреи;
  • ввел колокольчики и умывальные столики.

На этом переустройство и закончилось, зато оброк прибавился и барщина стала тяжелей. Кроме того, Иван Петрович решительно занялся воспитанием сына по своему разумению: нанял швейцарца-гувернера, который занимался физическим развитием Феди, а музыкой, как ненужным будущему мужчине предметом, заниматься запретил. Но мальчик изучал точные науки, право и даже столярное дело. В детстве у Феди не было товарищей, никто не относился к нему с лаской и добротой, а отец, пытаясь воспитать в нем волю и сильный характер, сделал его замкнутым и нелюдимым.

Вздохнуть свободные молодой Лаврецкий смог только после смерти родителя. Он поступил в московский университет, где в те времена было множество вольнодумных кружков. Федор же по причине нелюдимости игнорировал их и смог сойтись только с мечтателем Михалевичем. Малообщительный Лаврецкий под влиянием друга только начал задумываться, что бы он мог изменить в жизни, как его настигла первая любовь к красавице Варваре Коробьиной. Молодой дворянин делает ей предложение, а женившись — увозит в деревню.

Затем молодая пара переехала в Петербург, где вела светскую жизнь, а позже — за границу. Там главный герой случайно узнает об измене жены и не может простить такого предательства. Сначала он не знал, что делать и сильно грустил, но смог проявить характер и взять себя в руки.

Лаврецкий не бросает изменницу на произвол судьбы, но даже будущий ребенок не может удержать его рядом. Федор Иванович возвращается в родовое гнездо.

Образ Лизы Калитиной

Старшая дочь Марьи Дмитриевны была высокой и стройной темноволосой девушкой со строгим профилем и серьезными глазами. Отец Лизы занимался счетами, коммерческими делами и обращал мало внимания на дочь. Заботы недалекой маменьки хватало только на подбор нарядов. Девушка не привыкла в детстве к кому-то ласкаться, но не потому, что не хотела, а из-за врожденной застенчивости. Она выросла больше под влиянием прямой и правдолюбивой Марфы Тимофеевны и набожной няни Агафьи, чем родителей.

Ничто, чуждое ее натуре, не могло изменить Лизу, ни приторная сентиментальность матери, ни легкомысленность гувернантки-француженки. Большое значение в развитии религиозных чувств Лизы сыграли притчи о мучениках, которые рассказывала ей няня. Вера в Бога у девушки не связана с догмами, это признание божественной воли и справедливости. Лиза часто задумывается о смерти, но не боится ее, потому что видит в ней не конец жизни, а переход в лучший светлый мир.

Будучи короткой и покорной, девушка тем не менее имеет серьезные убеждения, которых придерживается во всем. Ей невозможно навязать чужую волю, если это не соответствует ее принципам. Главная героиня одинока, окружающее ее общество таково, что у нее не выработалась привычка к общению, девушка совсем не привыкла делиться своими мыслями. Жизненный опыт ей заменяет совесть и долг, которые ведут по жизни и не дают сбиться с пути истинного.

Лиза человек искренний и самоотверженный, она со всеми доброжелательна и с крепостными общается на равных. Ее добрая натура не понимает, как можно долго держать на кого-то зло. Она и Лаврецкого убеждает простить жену. Девушку настораживают взгляды Паншина, когда он рассказывает, чтобы он мог сделать с отсталой родиной, если бы власть была в его руках. Героиня поддерживает Лаврецкого, который считает, что если и вводить новшества, то нужно учитывать национальные особенности, а не копировать европейские преобразования.

Впервые влюбившись, Лиза очень переживает и не находит себе места из-за греховного чувства, отвлекающего от Бога. Для Лаврецкого очень важно личное счастье, он старается убедить и героиню не выходить замуж без любви, чтобы не утратить что-то очень ценное в жизни. Когда надежды на возможность быть вместе рушатся, Лиза выбирает долг и собирается замаливать не только свои грехи, но и грехи своих предков.

Смысл названия

Образ гнезда можно назвать лейтмотивом всего творчества И. Тургенева. Использовав в названии фразеологизм «дворянское гнездо», автор показывает Лаврецкого настолько ориентированнным на семейное счастье и любовь, что он не страшится сделать вторую попытку получить их. Лиза Калитина находит свое «гнездо» в монастыре, где она может укрыться от своих якобы незаконных влечений сердца и не быть игрушкой в чужих руках, а только выражать смирение и любовь к Богу.

Но мотив «гнезда» не останавливается на желаниях главных героев, а показывает дворянскую культуру в целом, которая в своих лучших проявлениях сливается с общенародной. В романе изображен живой мир настоящей дворянской усадьбы с привычными для нее занятиями, бытом и традициями. История русского дворянства прерывиста, каждому поколению нужно искать свою цель заново, но далеко не все сумели это сделать. Автор изображает картину, далекую от идиллии, и грустит о вырождении таких вот «гнезд», где нарушена связь поколений.

Найти и прочитать онлайн-аннотации на роман и цитаты из него можно на специализированных сайтах. Сюжет романа неоднократно ложился в основу сценариев для спектаклей, а также одноименного фильма, снятого Андреем Кончаловским в 1969 году.

Источники:

http://reshebnik5-11.ru/sochineniya/turgenev-i-s/dvoryanskoe-gnezdo/8941-smysl-nazvaniya-romana-i-s-turgeneva-dvoryanskoe-gnezdo
http://kakoy-smysl.ru/meaning-book/smysl-romana-dvoryanskoe-gnezdo-turgeneva/
http://nauka.club/literatura/kratkie-soderzhaniya/roman-dvoryanskoe-gnezdo.html

Дворянское гнездо, Иван Тургенев — «И.С. Тургенев, «Дворянское гнездо». История создания, конфликт с Гончаровым и все-все-все.»

Этот роман был читан мною «из-под палки», потому что программа, потому что надо. Однако, книга произвела приятное впечатление, даже оставила послевкусие, заставившее поковыряться в истории его создания. Предлагаю ознакомиться. Изложила своим коровьим языком как могла

История создания

Роман впервые опубликовали в 1859 в журнале «Современник», однако Тургенев планировал сделать это раньше,в 1856 году, когда, собственно, у него и появилась задумка «Дворянского гнезда». Причины такой задержки остаются неясными. В письмах Тургенев сам указывает то на болезнь, то на неоконченность некоторых сцен. Летом 1858 года автор представляет произведение своим друзьям-литераторам в Петербурге. Только после этого, внеся некоторые изменения в текст (добавив, например, главу о няне Агафье) роман выходит в свет. Публика восторженно приняла «Дворянское гнездо». Особые оценки оно получило от Салтыкова-Щедрина и Достоевского. Вот что писал Салтыков-Щедрин:

…Сочинения его можно характеризовать его же словами, которыми он заключает свой роман: на них можно только указать и пройти мимо. Я давно не был так потрясен, но чем именно — не могу дать себе отчета.

А вот что пишет Достоевский в «Дневнике писателя»:

«Дворянское гнездо» Тургенева есть произведение вечное. Потому что тут сбылся впервые, с необыкновенным постижением и законченностью, пророческий сон всех поэтов наших и всех страдающих мыслию русских людей, гадающих о будущем, сон — слияние оторвавшегося общества русского с душою и силой народной. Хоть в литературе да сбылся… Вся поэтическая мысль этого произведения заключена в образе простодушного, сильного духом и телом, кроткого и тихого человека, честного и целомудренного, в ближайшем кровном столкновении со всем нравственно грязным, изломанным, фальшивым, наносным, заимствованным и оторвавшимся от правды народной.

Кстати, по мнению всяких там литературоведов, образ Лаврецкого вдохновил Достоевского на создание Алеши Карамазова таким, какой он есть в «Братьях Карамазовых», а «Дворянское гнездо» «помогло» Достоевскому при создании этого романа.

Вообще, взаимодействие и взаимовлияние писателей очень интересная тема. На этой почве у Тургенева с Гончаровым вышел нешуточный такой конфликт.

Конфликт Гончарова и Тургенева

Гончаров был довольно таки мнительной личностью, долго и постоянно критикуя себя самого работал над произведениями, что, впрочем, не мешало ему делиться своими набросками с друзьями. Так вышло и с «Обрывом», над которым Гончаров корпел 20 лет. В 1855 году Гончаров поделился своими записями с Тургеневым, а в 1858, на одной из петербургских встреч, услышал «Дворянское гнездо». Потом был суд, который плагиата не выявил. Однако Тургенев всё же внес некоторые правки в текст романа.

Темы, проблемы, мое скромное впечатление

Сейчас вспоминаю «Обрыв», и вот тоже как-то плагиата не нахожу. Литераторы писали об одном, но совершенно по-разному. Для «Дворянского гнезда» центральной становится проблема выбора между долгом и личным счастьем, которая всегда занимала Тургенева. Все остальное отходит на второй план. Автор признает, что не существует какого-то абстрактного «народа», народ существует посредством существования каждой отдельной личности, нужно смотреть не на «судьбы народа» а на судьбы людей, этот народ составляющий. Но какой же выбор делают герои Тургенева? И Лиза, и Лаврецкий жертвуют своим личным счастьем, выбирая «долг» — тот нравственно-моральный идеал, который существует у них внутри. Вот это самопожертвование, самонаказание и самоотречение лежат в основе авторского замысла

(Иначе зачем?). Это и привлекает, и восхищает, и заставляет недоумевать иногда. Вот оно, неуловимое, которое цепляет. Такие дела.

«ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО» (С. А. Малахов). История русского романа. Том 1

«ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО» (С. А. Малахов)

1

На титульном листе рукописи романа «Дворянское гнездо», хранящейся в Париже, рукою Тургенева сделана запись, согласно которой роман задуман в начале 1856 года, начал писаться летом 1858 года и закончен 27 октября 1858 года в Спасском.[699]

Эта запись свидетельствует о том, что замысел романа, возникший после окончания «Рудина» (в июле 1855 года), складывался у романиста в течение двух следующих лет, но творчески был осуществлен писателем, так же как и замысел «Рудина», в течение всего лишь нескольких месяцев.

В герое «Дворянского гнезда» есть автобиографические черты. Но он не является автопортретом романиста. Тургенев внес в биографию Лаврецкого и черты многих своих современников. Известно, какую роковую роль сыграло в последующей судьбе Федора Лаврецкого то «спартанское» воспитание, которое дал ему отец и как мало соблюдал сам Иван Петрович «спартанский» образ жизни. В самый разгар работы над своим вторым романом Тургенев в письме от 7 июля (25 июня) 1858 года рассказывает Полине Виардо о воспитании, которое давал своим детям зять Л. Н. Толстого: «Он проводил по отношению к ним систему сурового обращения; он доставлял себе удовольствие воспитывать их на спартанский лад, сам ведя образ жизни совершенно противоположный» (Письма, III, 418).

Чешский литературовед Г. Докс в статье «Огарев и Тургенев (Огарев как прототип Лаврецкого)» приводит убедительные доказательства в пользу того, что прототипами Федора Лаврецкого, Варвары Павловны и Лизы во многом послужили Н. П. Огарев и близкие ему лица.[700] Тургенев в «Дворянском гнезде», так же как и в «Рудине», создал такие персонажи и типы, ни один из которых не может быть целиком сведен к какому?либо реальному лицу из числа современников писателя, но в которых есть черты многих лиц его времени.

Историческая современность в романе «Дворянское гнездо» осмыслена л связи с подготовившими ее более ранними этапами русской жизни. Родовитая когда?то дворянская семья Пестовых («трое Пестовых значатся в синодике Ивана Васильевича Грозного»; II, 196) к 40–м годам XIX века, когда начинается действие «Дворянского гнезда», почти совершенно разорилась, сохранив из всех своих наследственных земель лишь малодоходное имение Покровское, вынудившее владельца «переселиться в Петербург на службу» (141). В романе не сказано прямо, каким состоянием обладал Калитин до женитьбы на Марье Дмитриевне и каким путем он составил при жизни «весьма хорошее… благоприобретенное» им состояние (142), отошедшее его вдове. Но из биографии Лизы, изложенной романистом в главе XXXV, мы узнаем, что Калитин «сам себя сравнивал с лошадью, запряженной в молотильную машину» (252). Вряд ли, следовательно, и Калитин принадлежал к состоятельной дворянской семье, если оставленное им состояние было «благоприобретено» такой ценой.

Восьмидесятилетний дворецкий Федора Лаврецкого — Антон эпически неторопливо повествует барину о его предках: «И жил он, ваш блаженный памяти прадедушка, в хоромах деревянных малых; а что добра после себя оставил, серебра что, всяких запасов, все подвалы битком набиты были… А вот дедушка ваш, Петр Андреич, и палаты себе поставил каменные, а добра не нажил; всё у них пошло хинею; и жили они хуже папенькиного, и удовольствий никаких себе не производили, — а денежки всё порешил, и помянуть его нечем, ложки серебряной от них не осталось, и то еще, спасибо, Глафира Петровна порадела» (206–207).

Набросав широкую картину современной ему поместной жизни, коснувшись ее прошлого и настоящего, Тургенев запечатлел в романе и многие черты из жизни крепостной деревни. С глубокой художественной выразительностью рассказал автор «Дворянского гнезда» о судьбе двух крепостных крестьянок. Соблазненная молодым сыном своего помещика, мать Федора Лаврецкого благодаря столкновению двух самолюбий становится законной женой своего соблазнителя, женившегося на ней, чтобы «отомстить отцу». Судьба этой «сыромолотной дворянки» (171), как иронически величает отец Лаврецкого свою незадачливую сноху, складывается трагически. Она покорно переносит разлуку с живущим за границей мужем, покорно сносит «невольное пренебрежение» (172) полюбившего ее тестя и сознательные попреки со стороны тетки мужа, Глафиры Петровны. Но когда у нее отбирают сына, чтобы поручить его воспитание Глафире, несчастная мать, несмотря на всю свою воспитанную крепостническим жизненным укладом покорность, не может перенести удара, умирает так же «безответно», как и жила. По силе антикрепостнического протеста, которым насыщен образ «безответной» Маланьи Сергеевны, оп не уступает многим персонажам «Записок охотника».

По — иному, но не менее драматически выразительно сложилась в романе судьба другой крепостной девушки, Агафьи Власьевны, о которой автор «Дворянского гнезда» упоминает, рассказывая читателю биографию Лизы. Шестнадцати лет выйдя замуж и вскоре овдовев, она становится возлюбленной своего помещика; выданная барыней после его смерти за скотника, пьяницу и вора, она попадает по вине мужа в опалу и становится, в разультате всех перенесенных ею испытаний, «очень молчалива и безмолвна» (254). История этих двух женских жизней, искалеченных и загубленных господами, воплощает в романе мученическую судьбу русской крепостной рабы.

Выразительны и другие эпизодические крестьянские фигуры романа. Таков «сухопарый мужичок», который, передав Маланье Сергеевне барское поручение, целует своей бывшей куме, как «новой барыне», ручку, чтобы тотчас же «побежать восвояси», проделав за целковый шестьдесят верст пешком за одни сутки (169). Бегло, но рельефно очерчен Тургеневым восьмидесятилетний дворовый Антон, с трепетом рассказывающий Федору Лаврецкому о его властном прадеде и с наслаждением прислуяот- вающий барыне Калитиной за столом, как не сможет, по его понятиям, услужить какой?нибудь «наемный камердинер» (220).

До большого, символического обобщения поднимается образ мужика, потерявшего сына. Характерна и глубокая внутренняя сдержанность его горя, и тот инстинктивный жест самозащиты, с каким крестьянин «пугливо и сурово» отшатывается от пожалевшего его барина, не доверяя, видимо, ни барской искренности, ни барскому состраданию к мужику (294).

События, описанные в «Дворянском гнезде», приурочены автором, как и в «Рудине», к 30–40–м годам (Лаврецкий, родившийся 20 августа 1807 года, женился на Варваре Павловне в 1833 году и разошелся с женой, после ее измены, в 1836, а роман героя с Лизой разыгрывается в мае — июне 1842 года; даже в эпилоге «Дворянского гнезда» действие- происходит всего лишь на два года позднее, чем в эпилоге «Рудина»: Рудин погибает на баррикаде в 1848 году, а Лаврецкий появляется в последний раз на страницах книги в 1850). Однако писал свой второй роман Тургенев в конце 50–х годов, накануне крестьянской реформы. Предре- форменная общественно — экономическая и политическая ситуация наложила свою печать на всё содержание «Дворянского гнезда», определила историческое значение романа для современной ему русской общественной жизни.

Тургенев попытался своим романом ответить на вопрос о том, что делать современному образованному русскому человеку. По выражению Михалевича, «это всякий сам должен знать» (218). Главные персоналки романа, каждый по — своему, решают этот мучительный и сложный для них вопрос. Михалевич, расставшись с Лаврецким, отвечает на него так: «Помни мои последние три слова, — закричал он, высунувшись всем телом из тарантаса и стоя на балансе, — религия, прогресс, человечность!. Прощай!» (220).

Вдохновенный служитель «прогресса и человечности», оратор, идеалист и романтик Михалевич, как и Рудин, не может найти применения своих способностей к реальному практическому делу; он такой же бедняк, неудачник и вечный скиталец, как Рудин. Михалевич даже внешним своим обличием напоминает бессмертного «рыцаря печального образа», с которым сравнивал себя Рудин: «… окутанный в какой?то испанский плащ с порыжелым воротником и львиными лапами вместо застежек, он еще развивал свои воззрения на судьбы России и водил смуглой рукой по воздуху, как бы рассеивая семена будущего благоденствия» (220). Михалевич, подобно Рудину, посвятил свою жизнь но борьбе за личное благополучие, а радению «о судьбах человечества». Но объективная вина обоих заключается, по Тургеневу, в том, что практически они ничего не могут сделать, чтобы помочь осуществлению «будущего благоденствия» человеческих масс.

Варвара Павловна — наивная откровенная эгоистка, у которой нет никаких нравственных идеалов. И Тургенев столь же безоговорочно осуждает ее, как осудил он в романе эпикурейский эгоизм Гедеонов- ского и Марьи Дмитриевны Калитиной. Паншин, на словах, очень много заботится «о будущности России», на деле же думает только о собственной чиновничьей карьере, не сомневаясь, что «будет со временем министром» (150). Вся его либеральная программа исчерпывается трафаретной фразой: «Россия… отстала от Европы; нужно подогнать ее…, мы поневоле должны заимствовать у других». Осуществление подобной программы Паншин, как и подобает убежденному чиновнику, полагает де лом чисто административным: «… это наше дело, дело людей… (он* чуть не сказал: государственных) служащих» (214, 215).

Взаимоотношения героини «Дворянского гнезда» Лизы Калитиной с родителями во многом повторяют биографию Натальи: «Ей минул десятый год, когда отец ее умер; но он мало занимался ею… Марья Дмитриевна в сущности не много больше мужа занималась Лизой… Отца она боялась; чувство ее к матери было неопределенно, — она не боялась ее и не. ласкалась к ней…» (252, 255). Отношение Лизы к своей гувернантке, «девице Моро из Парижа», напоминает отношение Натальи к m?ile Boncourt («На Лизу она имела мало влияния»; 252, 253). Лизу, как и двух других героинь романов Тургенева 50–х годов, отличает прежде всего самостоятельность внутренней духовной жизни. «Она задумывалась не часто, но почти всегда недаром; помолчав немного, она обыкновенно кончала тем, что обращалась к кому?нибудь старшему с вопросом, показывающим, что голова ее работала над новым впечатлением» (254).

Однако, в отличие от Натальи, Лиза в своей крепостной няне Агафье Власьевне нашла человека, оказавшего на нее то влияние, которое определило ее позднейшую жизненную судьбу, те особенности ее характера и убеждений, которыми она так резко отличается от других тургеневских героинь. Необыкновенная красота Агафьи Власьевны дважды высоко поднимала ее из условий жизни, обычных для других крепостных женщин. Сначала она лет пять была «барской барыней» своего помещика Дмитрия Пестова, затем, через три года после его смерти, пять лет состояла фавориткой его вдовы. В это время она вела «блаженную жизнь»: «…кроме шелку да бархату, она ничего носить не хотела, спала*на пуховых перинах». И дважды такая жизнь обрывалась неожиданной и страшной для Агафьи Власьевны катастрофой. Первый раз барыня «выдала ее за скотника и сослала с глаз долой»; второй раз. ее «разжаловали из экономок в швеи и велели ей вместо чепца носить на голове платок», что было, конечно, страшно унизительно для всевластной до этого барской фаворитки. Увидев в этих двух катастрофах своей жизни «божий перст», наказавший ее за гордость, «к удивлению всех, Агафья с покорным смирением приняла поразивший ее удар» (253, 254).

Под влиянием Агафьи Власьевны и Лиза становится убежденной сторонницей идей христианского смирения. Поэтому в первой своей интимной беседе с Лаврецким Лиза пытается примирить Федора с женой, ибо. «как же можно разлучать то, что бог соединил?» (212). Религиозный фатализм Лизы особенно выразительно сказывается, когда в беседе с Лаврецким она произносит: «Мне кажется, Федор Иваныч, … счастье на земле зависит не от нас» (235).

Однако после известия о мнимой смерти Варвары Павловны, когда ничто более не стояло между нею и Лаврецким, Лиза в борьбе за свою» любовь проявляет такую силу характера, в которой не уступит ни Наталье Ласунской, ни Елене Стаховой: «…она знала, что любит, — и полюбила честно, не шутя, привязалась крепко, на всю жизнь — и не боялась угроз; она чувствовала, что насильно не расторгнуть этой связи» (267).

С потрясающей силой и большой психологической правдой раскрывает Тургенев драматическое столкновение религиозного долга и естественных человеческих чувств в душе своей героини. Лиза выходит из борьбы с собой смертельно раненая, но не изменяет свойственным ей убеждениям о нравственном долге. Она делает всё, чтобы примирить Лаврецкого с его неожиданно «воскресшей» женой.

Образ Лизы во многом напоминает образ пушкинской Татьяны. Это — наиболее обаятельный и вместе с тем наиболее трагический из женских образов Тургенева. Подобно пушкинской Татьяне, Лиза по уму и нравственным стремлениям стоит значительно выше не только своей матери, но и всей окружающей ее среды. Однако отсутствие в этой среде других духовных интересов, которые могли бы ее удовлетворить, способствовало тому, что внутренняя жизнь Лизы приобрела с ранних лет аскетическую, религиозную окраску. Не находя другого выхода своим стремлениям, Лиза вложила всю свойственную ей незаурядную духовную энергию в свои религиозно — нравственные искания. Глубокая серьезность и сосредоточенность, требовательность к себе и другим, фанатическая преданность долгу, отличающие Лизу, предвосхищают черты героини тургеневского стихотворения в прозе «Порог», реальные особенности психологического склада многих передовых русских женщин 60–80–х годов. Но, в отличие от позднейших тургеневских героинь, Лиза в своем понимании долга оказывается трагически скованной отживающими религиозными идеями, враждебными потребностям и счастью живой личности. Отсюда ее глубокая жизненная трагедия: побеждая свою страсть, жертвуя собой во имя свойственного ей высокого понимания долга, Лиза в то же время не может без глубокой боли отказаться от влечений сердца. Как и Лаврецкий, она остается в эпилоге романа трагически надломленной. Уход Лизы в монастырь не может дать ей счастья, монастырская жизнь остается последней, самой трагической страницей в жизни этой тургеневской героини, как бы стоящей на распутье двух эпох в истории умственной и нравственной жизни передовой русской женщины XIX века.

Трагическая вина Лизы заключается в том, что она, в отличие от Елены, служит не делу освобождения и счастья людей, а «спасению» собственной христианской «души». Тургенев оправдывает свою героиню объктивными условиями ее религиозного воспитания, но не снимает с нее той «вины», которую она искупает в романе лишь ценою своей загубленной жизни. Коллизию между стремлением человека к достижению своего личного счастья и его нравственным долгом по отношению к своему народу Тургенев положил в основу трагедии и своего главного героя. «Ни пава, ни ворона» — помещик по своему социальному положению, «настоящий мужик», по выражению Глафиры Петровны и Марьи Дмитриевны Калитиной (177, 194=), — Лаврецкий, вступив самостоятельно в жизнь, в которой он не знал, с характером, который восдитали в нем обстоятельства, неизбежно должен был стать трагической жертвой последних.

Ни один из романов Тургенева не вызывал такой единодушной и в общем положительной оценки со стороны прогрессивных русских писателей и передовой критической мысли, какую вызвало после публикации в «Современнике» (1859) «Дворянское гнездо».

Н. А. Добролюбов, через два года после напечатания «Дворянского гнезда», писал о Тургеневе в статье «Когда же придет настоящий день?»: «Он умел поставить Лаврецкого так, что над ним неловко иронизировать, хотя он и принадлежит к тому же роду бездельных типов, на которые мы смотрим с усмешкой. Драматизм его положения заключается уже не в борьбе с собственным бессилием, а в столкновении с такими понятиями и нравами, с которыми борьба действительно должна устрашить даже энергического и смелого человека».[701]

«Великие страдания» Лаврецкого не сломили его, не сделали озлобленным пессимистом или желчным циником вроде Пигасова. Тургенев показал это в эпилоге романа, передавая мысли героя, после его последней встречи с молодым поколением Калитиных и их молодыми друзьями. «Играйте, веселитесь, растите, молодые силы, — думал он, и не было горечи в его думах, — жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть — и сколько из нас не уцелело! — а вам надобно дело делать, работать, и благословение нашего брата, старика, будет с вами» (306).

2

Замедленный благодаря многочисленным вставным эпизодам и отступлениям, более эпически неторопливый, чем в «Рудине», ход повествования «Дворянского гнезда» гармонирует с характерами героев и теми обстоятельствами, в которые они поставлены.

Внесюжетные элементы в «Дворянском гнезде» более сложны и разнохарактерны, нежели в «Рудине». Глава I романа содержит биографию Калитина и историю трех представителей дворянского рода Пестовых, глава IV — биографию Паншина, глава У — Лемма. Целые девять глав (VIII?XVI) отведены истории рода Лаврецких и рассказу о неудачном браке последнего его представителя; глава XXXV сообщает биографии Агафьи Власьевны и Лизы. Такое композиционное построение помогло автору шире, чем в «Рудине», воспроизвести социально — историческую обстановку, дать более конкретные образы главных героев романа.

При всем структурном различии двух первых романов Тургенева многое их объединяет. И в «Рудине», и в «Дворянском гнезде» трагическая судьба главного героя определяется не столько в результате столкновений с его идейными противниками — антиподами (Пигасов, Паншин), сколько в результате исхода его взаимоотношений с героиней. Самая социальная ценность обоих героев поверяется автором прежде всего их поведением перед лицом любимой женщины.

Характерные черты второстепенных персонажей заключаются в том, что они не подвержены развитию, но остаются на всем протяжении романа неизменно верны себе.

Сентиментальный характер обеспеченной русской провинциальной дворянки обнаруживает уже в первой сцене «Дворянского гнезда» Марья Дмитриевна Калитина в разговоре с Марфой Тимофеевной:

«— О чем ты это? — спросила она вдруг Марью Дмитриевну. — О чем вздыхаешь, мать моя?

«— Так, — промолвила та, — Какие чудесные облака!

«— Так тебе их жалко, что ли?» (143).

И этот свой характер Марья Дмитриевна выдерживает на всем протяжении романа. Благоволя к Гедеоновскому за его пошлые комплименты, а к Паншину за его «светскую» обходительность, Марья Дмитриевна презрительно отзывается о Лаврецком: «Экой тюлень, мужик! Ну, теперь я понимаю, почему его жена не могла остаться ему верной» (194). Но когда тот же Лаврецкий, добиваясь приезда Калитиных в Васильевское, «поцеловал у ней обе руки», Марья Дмитриевна, «чувствительная на ласку» и «вовсе не ожидавшая такой любезности от „тюленя“, умилилась душою и согласилась» (213). Помогая Варваре Павловне устроить ее примирение с мужем, Марья Дмитриевна чуть не испортила дела, добиваясь во что бы то ни стало мелодраматически — сентиментальной сцены прощения «кающейся грешницы», и осталась недовольна «бесчувственностью» Лаврецкого.

Композиционная группировка персонажей второго плана в «Дворянском гнезде», как и в «Рудине», подчинена, автором функции многостороннего раскрытия характера главного героя. Примечательно, что недоброжелателями Лаврецкого являются барыня Калитина, попович Гедео- новский, чиновник — карьерист Паншин, а друзьями или доброжелателями — бедняк Михалевич, неудачник Лемм, простые дворовые люди Антон и Апраксея. Не случайно и то, что сам Лаврецкий осознает ничтожество своих личных страдании в результате сопоставления их с горем мужика, потерявшего сына, с тяжелой судьбой своей матери, крепостной крестьянки. Д. И. Писарев тонко подметил связь тургеневского героя с народом, отметив в своей рецензии на «Дворянское гнездо»: «На личности Лаврецкого лежит явственно обозначенная печать народности».[702]

Глубинный поток духовной жизни героев Тургенева, неисчерпаемый во всем своем внутреннем богатстве, как и в «Рудине», получает многообразное внешнее выражение в исключительно экономно и тонко выбранных автором характерных внешних деталях.

Слезы Лизы говорят читателю о состоянии ее души таким же понятным языком, как и слезы Натальи. И в то же время их слезы раскрывают различие в характере этих двух тургеневских героинь. Наталья плачет лишь в момент созревания еще не осознанной ею любви к Рудину. Когда же, отвечая на его признание, она с твердой решимостью говорит своему избраннику: «Знайте же… я буду ваша» (82), глаза ее сухи. А Лиза отвечает на признание Лаврецкого слезами: услышав ее «тихое рыдание», он «понял, что значили эти слезы» (249–250).

Не менее понятно говорят читателю о состоянии тургеневской героини и руки Лизы. После отгремевшего спора Лаврецкого с Паншиным Лаврецкий признается Лизе в любви. «Она хотела подняться, — пишет Тургенев, — не могла и закрыла лицо руками… Ее плечи начали слегка вздрагивать, а пальцы бледных рук крепче прижались к лицу» (249). Позднее, встретившись с Лаврецким, пришедшим проститься с ней навсегда, «Лиза прислонилась к спинке кресла и тихо занесла себе руки на лицо…». «Нет, — промолвила она и отвела назад уже протянутую руку, — нет, Лаврецкий (она в первый раз так его называла), не дам я вам моей руки» (287). В последний раз в романе руки Лизы появляются в эпилоге, когда Лаврецкий встречает ее в монастыре, и она, проходя мимо него, «не взглянула на него; только ресницы обращенного к нему глаза чуть — чуть дрогнули, только еще ниже наклонила она свое исхудалое лицо — и пальцы сжатых рук, перевитые четками, еще крепче прижались друг к другу» (307).

Роман Лаврецкого с Лизой открывается пейзажем «весеннего, светлого дня» (141). В этом пейзаже сквозит и «светлая», по — пушкински, печаль» — результат прошедших разочарований Лаврецкого, — и уже слышится увертюра к его второй несчастной любви. По дороге в Васильевское соловьиная песнь возвращает мысли Лаврецкого к Лизе; чистота Лизы вызывает у героя ассоциацию с чистыми звездами, которые загораются в небе над его головой. Новая встреча Федора с Лизой, приехавшей из города в Васильевское, проходит на фоне неподвижной воды и тихо стоящего кругом «красноватого… камыша», когда сама природа, смолкнув, как бы прислушивается к «тихому» разговору героев (222). Ночной пейзаж в сцене возвращения Лаврецкого после проводов Лизы насыщен нарастающим мажорным звучанием наслаждения и радости, предвещающим лучезарное рождение любви (226), которая найдет свой апофеоз под «могучую, до дерзости звонкую, песнь соловья» (246).

Тургенев противопоставляет в «Дворянском гцезде» не только стихийное тяготение к народу, моральную чистоту Лаврецкого и Лизы — аморальности Паншина и Варвары Павловны, но и чистый эстетический вкус Лизы («Она может любить одно прекрасное»; 211) и Федора («он… страстно любил музыку, музыку дельную, классическую»; 207) — шансонеточной и польдекоковской эстетике, их антиподов.

На фоне салонной музыки Паншина и Варвары Павловны проходит мучительная для героев развязка их загубленной любви, а ночная мелодия Лемма остается навеки в душе Лаврецкого, о ней с чувством вспоминает в эпилоге герой романа, снова посетив стены калитинского дома.

Стихи, музыка, природа не только помогают романисту при характеристике персонажей, но и играют важную роль в самом развитии сюжета. Слова для задуманного им романса, посвященного Лизе, которые пытается импровизировать Лемм: «… вы, звезды, о вы, чистые звезды!» — вызывают в сознании Лаврецкого образ этой «чистой девушки» (209, 210). Стихи, прочитанные во время жаркой ночной беседы с Михалевичем, Лаврецкий вскоре повторит, ассоциируя их смысл со своим разочарованием в любви к Варваре Павловне и с рождением нового чувства к Лизе (215, 226):

И я сжег всё, чему поклонялся,

Поклонился всему, что сжигал.

Атмосферу «светлой поэзии, разлитой в каждом звуке этого романа»,[703] рождают не только пейзаж, музыка и стихи, но и лирические отступления, и авторские реплики романиста, органически связанные либо с характерами персонажей, либо с развитием сюжета, либо с общей идеей произведения.

Взволнованный лиризм тургеневской ритмической прозы обретает свое музыкальное звучание благодаря поэтической организации синтаксического строя. Так, Тургеневым использован прием поэтического повтора там, где романист рисует пейзаж, на фоне которого Лиза ловит с Лаврецким рыбу в его пруду: «Красноватый высокий камыш тихо шелестел вокруг них, впереди тихо сияла неподвижная вода, и разговор у них шел тихий» (222). Музыкальное звучание и ритмическое строение фраз зачастую подчеркнуто вопросительной или восклицательной интонацией авторской речи («Что подумали, что почувствовали оба? Кто узнает? Кто скажет? Есть такие мгновения в жизни, такие чувства»; 307), синтаксическими параллелизмами, анафорами и т. д.

Особенно тонко организован синтаксис тургеневской прозы в сцене, когда после мучительной для героини встречи с Варварой Павловной Марфа Тимофеевна, уведя Лизу к себе в комнатку, выражает чувство молчаливого сострадания к тяжелому горю любимой племянницы. Эта сцена уложена автором в рамки большого сложноподчиненного предложения, ритмически развивающегося в последовательности единого синтаксического движения: «Лиза… заплакала»; «Марфа Тимофеевна не могла нацеловаться этих… рук»; «слезы лились»; «кот Матрос мурлыкал»; «пламя лампадки… шевелилось»; «Настасья Карповна… утирала себе глаза» (274). Многие из простых предложений, составляющих этот сложный период, связаны элементами синтаксического параллелизма: «Лиза подалась вперед, покраснела — и заплакала»; «пламя лампадки чуть — чуть трогалось и шевелилось»; «стояла Настасья Карповна и… утирала себе глаза» (274). Система звуковых повторов усиливает ритмический характер тургеневской прозы («не могла нацеловаться этих бедны х, бледных, бессильных рук — и безмолвные слезы лились из ее глаз и глаз Лизы»; 274).

Тургенев в романах 50–х годов скорбя расставался с прошлым. Романист с грустью провожал в могилу идеализм передовых людей 30–40–х годов и романтику русских «дворянских гнезд». Это определило трагический пафос, лирическую атмосферу первых романов Тургенева. Но Рудин уходит со сцены, оплодотворив своей просветительской пропагандой молодые ростки новой жизни, а Лаврецкий — приветствуя с глубокой верою светлое будущее России, ее «племя младое, незнакомое». И это придает драматизму первых тургеневских романов, несмотря на всю их трагедийность, оптимистическое звучание.

Гибелью и страданиями герои Тургенева искупают свою трагическую вину перед народом, которому и Рудин, и Лаврецкий хотели, но не умели служить. И их личные страдания меркнут на фоне тех безмерных страданий, которые выносят крепостной мужик или женщина — крестьянка. Как ни мало места занимают крестьянские образы в романах Тургенева, их присутствие придает особо острое социальное звучание этим романам. Герои Тургенева несчастны, но они поднимаются над своим личным горем, говоря о себе, как это делает Лаврецкий: «Оглянись, кто вокруг тебя блаженствует, кто наслаждается? Вон мужик едет на косьбу; может быть, он доволен своей судьбою» (281).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Дворянское гнездо», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева

Первое упоминание о романе «Дворянское гнездо» встречается в письме И. С. Тургенева к издателю И. И. Панаеву в октябре 1856 года. Иван Сергеевич планировал окончить произведение к концу года, но свой замысел не осуществил. Всю зиму писатель тяжело болел, а затем уничтожил первые наброски и стал придумывать новый сюжет. Возможно, итоговый текст романа существенно отличается от первоначального. В декабре 1858 года автор внес в рукопись последние правки. «Дворянское гнездо» впервые было напечатано в январском номере журнала «Современник» в 1859 году.

Роман произвел огромное впечатление на русское общество. Он сразу стал таким популярным, что не читать «Дворянское гнездо» считалось чуть ли не дурным тоном. Даже Тургенев признавался, что произведение имело очень большой успех.

В основу романа положены размышления писателя о судьбах лучших представителей русского дворянства. Автор сам принадлежал к этому сословию и прекрасно понимал, что «дворянские гнезда» с их атмосферой возвышенных переживаний постепенно вырождаются. Не случайно Тургенев приводит в романе родословные главных героев. На их примере писатель показывает, что в различные исторические периоды происходили существенные изменения дворянской психологии: от «дикого барства» до преклонения перед всем чужеродным. Прадед Федора Ивановича Лаврецкого – жестокий самодур, дед – безалаберный и хлебосольный ненавистник Вольтера, отец – англоман.

Гнездо, как символ родины, покинуто его обитателями. Современники писателя предпочитают проводить время за границей, разговаривают по-французски, бездумно перенимают чужие традиции. Трагично и карикатурно выглядит престарелая тетушка Лаврецкого, помешанная на стиле Людовика XV. Несчастно складывается судьба самого Федора, чье детство было искалечено иностранной «системой воспитания». Общепринятая практика поручать детей нянькам, гувернанткам, а то и вовсе отдавать в чужую семью разрывает связь поколений, лишает корней. Те же, кому удается осесть в старом родовом «гнезде», чаще всего ведут сонное существование, заполненное сплетнями, музицированием и картами.

Столь разное отношение матерей Лизы и Лаврецкого к детям не случайно. Марья Дмитриевна равнодушна к воспитанию дочерей. Лизе ближе нянька Агафья и учитель музыки. Именно эти люди оказывают влияние на формирование личности девушки. А вот крестьянка Малаша (мать Федора) «тихо угасает» после того, как ее лишают возможности воспитывать сына.

Композиционно роман «Дворянское гнездо» построен прямолинейно. Его основа – история несчастной любви Федора и Лизы. Крушение их надежд, невозможность личного счастья перекликаются с социальным крахом дворянства в целом.

Главный герой романа Федор Иванович Лаврецкий имеет много сходных черт с самим Тургеневым. Он честен, искренне любит родину, ищет рациональное применение своим способностям. Воспитанный властолюбивой и жестокой теткой, а затем по своеобразной «спартанской системе» отца, он приобрел богатырское здоровье и суровый вид, но добрый и застенчивый характер. Лаврецкому сложно общаться. Пробелы в своем воспитании и образовании он чувствует и сам, поэтому стремится их исправить.

Расчетливая Варвара видит в Лаврецком лишь глупого увальня, богатством которого легко завладеть. Искренность и чистота первого настоящего чувства героя разбиваются о предательство жены. В результате Федор перестает доверять людям, презирает женщин, считает себя недостойным настоящей любви. Встретив Лизу Калитину, он не сразу решается поверить в чистоту и благородство девушки. Но, узнав ее душу, поверил и полюбил на всю жизнь.

Характер Лизы формировался под влиянием няни из староверов. Девушка с детских лет трепетно относилась к религии, «образ вездесущего, всезнающего Бога с какой-то сладкой силой втеснялся в ее душу». Однако Лиза ведет себя слишком независимо и открыто для своего времени. В девятнадцатом веке девицы, стремившиеся удачно выйти замуж, были гораздо покладистее тургеневской героини.

До встречи с Лаврецким Лиза не часто задумывалась о своей судьбе. Официальный жених Паншин не вызывал особого неприятия у девушки. Ведь главное, по ее мнению, честно выполнять свой долг перед семьей и обществом. В этом и состоит счастье каждого человека.

Кульминацией романа является спор Лаврецкого с Паншиным о народе и последующая сцена объяснения Лизы с Федором. В мужском конфликте Паншин высказывает мнение чиновника с прозападными взглядами, а Лаврецкий выступает с позиций, близких к славянофильству. Именно во время этого спора Лиза понимает, насколько созвучны ее мысли и суждения взглядам Лаврецкого, осознает свою любовь к нему.

В ряду «тургеневских девушек» образ Лизы Калитиной – один из самых ярких и поэтичных. Ее решение уйти в монахини основывается не только на религиозности. Лиза не может жить вразрез со своими нравственными принципами. В сложившейся ситуации для женщины ее круга и духовного развития просто не существовало другого выхода. Лиза жертвует личным счастьем и счастьем любимого человека, поскольку не может поступать «неправильно».

Кроме главных героев, Тургенев создал в романе галерею ярких образов, которые отражают дворянскую среду во всем ее разнообразии. Здесь есть любитель казенных денег отставной генерал Коробьин, старый сплетник Гедеоновский, ловкий щеголь Паншин и многие другие герои провинциального общества.

Есть в романе и представители народа. В отличие от господ, крепостные и бедные люди изображены Тургеневым с сочувствием и симпатией. Загубленные судьбы Малаши и Агафьи, так и не раскрывшийся из-за бедности талант Лемма, множество других жертв барского произвола доказывают, что история «дворянских гнезд» далеко не идеальна. И главной причиной происходящего социального распада писатель считает крепостное право, которое развращает одних и низводит до уровня бессловесной твари других, но калечит всех.

Состояние героев очень тонко передано через картины природы, речевые интонации, взгляды, паузы в разговорах. Этими средствами Тургенев достигает удивительного изящества в описании душевных переживаний, мягкого и волнующего лиризма. «Я был потрясен… светлой поэзией, разлитой в каждом звуке этого романа», – отзывался о «Дворянском гнезде» Салтыков-Щедрин.

Художественное мастерство и философская глубина обеспечили первому крупному произведению Тургенева выдающийся успех на все времена.

  • «Дворянское гнездо», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Отцы и дети», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Отцы и дети», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», краткое содержание по главам повести Тургенева
  • «Бежин луг», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», анализ повести Тургенева
  • «Рудин», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Муму», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Бежин луг», краткое содержание рассказа Тургенева
  • «Рудин», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Певцы», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Накануне», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Русский язык», анализ стихотворения в прозе Тургенева
  • «Накануне», краткое содержание по главам романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Бирюк», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева

По произведению: «Дворянское гнездо»

По писателю: Тургенев Иван Сергеевич


краткое содержание романа Тургенева // Брифли


I

Весенний, светлый день клонился к вечеру, небольшие розовые тучки стояли высоко в ясном небе и, казалось, не плыли мимо, а уходили в самую глубь лазури.
Перед раскрытым окном красивого дома, в одной из крайних улиц губернского города О… (дело происходило в 1842 году), сидели две женщины: одна лет пятидесяти, другая уже старушка, семидесяти лет.

Первую из них звали Марьей Дмитриевной Калитиной. Ее муж, бывший губернский прокурор, известный в свое время делец, – человек бойкий и решительный, желчный и упрямый, – умер лет десять тому назад. Он получил изрядное воспитание, учился в университете, но, рожденный в сословии бедном, рано понял необходимость проложить себе дорогу и набить деньгу. Марья Дмитриевна вышла за него по любви: он был недурен собою, умен и, когда хотел, очень любезен. Марья Дмитриевна (в девицах Пестова) еще в детстве лишилась родителей, провела несколько лет в Москве, в институте, и, вернувшись оттуда, жила в пятидесяти верстах от О…, в родовом своем селе Покровском, с теткой да с старшим братом. Брат этот скоро переселился в Петербург на службу и держал и сестру и тетку в черном теле, пока внезапная смерть не положила предела его поприщу. Марья Дмитриевна наследовала Покровское, но недолго жила в нем; на второй же год после ее свадьбы с Калитиным, который в несколько дней успел покорить ее сердце, Покровское было променено на другое имение, гораздо более доходное, но некрасивое и без усадьбы, и в то же время Калитин приобрел дом в городе О…, где и поселился с женою на постоянное жительство. При доме находился большой сад; одной стороной он выходил прямо в поле, за город. «Стало быть, – решил Калитин, большой неохотник до сельской тишины, – в деревню таскаться незачем». Марья Дмитриевна не раз в душе пожалела о своем хорошеньком Покровском с веселой речкой, широкими лугами и зелеными рощами; но она ни в чем не прекословила мужу и благоговела пред его умом и знанием света. Когда же, после пятнадцатилетнего брака, он умер, оставив сына и двух дочерей, Марья Дмитриевна уже до того привыкла к своему дому и к городской жизни, что сама не захотела выехать из О…

Марья Дмитриевна в молодости пользовалась репутацией миленькой блондинки; и в пятьдесят лет черты ее не были лишены приятности, хотя немного распухли и сплылись. Она была более чувствительна, нежели добра, и до зрелых лет сохранила институтские замашки; она избаловала себя, легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки; зато она была очень ласкова и любезна, когда все ее желания исполнялись и никто ей не прекословил. Дом ее принадлежал к числу приятнейших в городе. Состояние у ней было весьма хорошее, не столько наследственное, сколько благоприобретенное мужем. Обе дочери жили с нею; сын воспитывался в одном из лучших казенных заведений в Петербурге.

Старушка, сидевшая с Марьей Дмитриевной под окошком, была та самая тетка, сестра ее отца, с которою она провела некогда несколько уединенных лет в Покровском. Звали ее Марфой Тимофеевной Пестовой. Она слыла чудачкой, нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза и при самых скудных средствах держалась так, как будто за ней водились тысячи. Она терпеть не могла покойного Калитина, и как только ее племянница вышла за него замуж, удалилась в свою деревушку, где прожила целых десять лет у мужика в курной избе. Марья Дмитриевна ее побаивалась. Черноволосая и быстроглазая даже в старости, маленькая, востроносая, Марфа Тимофеевна ходила живо, держалась прямо и говорила скоро и внятно, тонким и звучным голоском. Она постоянно носила белый чепец и белую кофту.

– О чем ты это? – спросила она вдруг Марью Дмитриевну. – О чем вздыхаешь, мать моя?

– Так, – промолвила та. – Какие чудесные облака!

– Так тебе их жалко, что ли?

Марья Дмитриевна ничего не отвечала.

– Что это Гедеоновский нейдет? – проговорила Марфа Тимофеевна, проворно шевеля спицами (она вязала большой шерстяной шарф). – Он бы повздыхал вместе с тобою, – не то соврал бы что-нибудь.

– Как вы всегда строго о нем отзываетесь! Сергей Петрович – почтенный человек.

– Почтенный! – повторила с укоризной старушка.

– И как он покойному мужу был предан! – проговорила Марья Дмитриевна, – до сих пор вспомнить о нем равнодушно не может.

– Еще бы! тот его за уши из грязи вытащил, – проворчала Марфа Тимофеевна, и спицы еще быстрее заходили в ее руках.

– Глядит таким смиренником, – начала она, снова, – голова вся седая, а что рот раскроет, то солжет или насплетничает. А еще статский советник! Ну, и то сказать: попович!

– Кто же без греха, тетушка? Эта слабость в нем есть, конечно. Сергей Петрович воспитания, конечно, не получил, по-французски не говорит; но он, воля ваша, приятный человек.

– Да, он ручки у тебя все лижет. По-французски не говорит, – эка беда! Я сама не сильна во французском «диалехте». Лучше бы он ни по-каковски не говорил: не лгал бы. Да вот он, кстати, легок на помине, – прибавила Марфа Тимофеевна, глянув на улицу. – Вон он шагает, твой приятный человек. Экой длинный, словно аист!

Марья Дмитриевна поправила свои локоны. Марфа Тимофеевна с усмешкой посмотрела на нее.

– Что это у тебя, никак седой волос, мать моя? Ты побрани свою Палашку. Чего она смотрит?

– Уж вы, тетушка, всегда… – пробормотала с досадой Марья Дмитриевна и застучала пальцами по ручке кресел.

– Сергей Петрович Гедеоновский! – пропищал краснощекий казачок, выскочив из-за двери.

Тургенев «Дворянское гнездо» краткое содержание

«Дворянское гнездо» Тургенева в сокращении для читательского дневника:

Действие романа происходит в 1842 г. Дворянская семья Калитиных живет в губернском городе О… Семья Калитиных состоит из матери семейства Марьи Дмитриевны, ее дочерей Лизы и Леночки. За 19-летней Лизой ухаживает успешный молодой чиновник Паншин.

Однажды Калитины узнают о возвращении в Россию своего родственника, господина Лаврецкого. Несколько лет назад Лаврецкий расстался с женой Варварой, узнав о ее изменах. Разочарованный в женщинах Лаврецкий теряет надежду на счастье. Прожив несколько лет за границей, он наконец приезжает в свое имение в России и часто посещает Калитиных.

Вскоре Лаврецкий влюбляется в Лизу. Калитину. Девушка отвечает ему взаимностью. Внезапно Лаврецкий узнает из журнала о смерти своей жены Варвары. Он понимает, что, став вдовцом, может жениться на Лизе. У него появляется надежда на счастье. Лиза отказывает Паншину, который сделал ей предложение, так как она любит Лаврецкого.

Внезапно к Лаврецкому из-за границы возвращается его жена Варвара Павловна с дочерью. Варвара якобы глубоко раскаивается и надеется на прощение мужа. Лаврецкий и Лиза понимают, что не смогут пожениться и что их счастье разрушено. Лаврецкий вынужденно живет с женой и дочерью, создавая видимость семьи (разводы тогда были почти невозможны).

Вскоре ветреная Варвара Павловна снова уезжает в Париж, где ведет бурную светскую жизнь в кругу поклонников. На этот раз Лаврецкий откупается от нее деньгами так, чтобы та снова не появилась в его жизни.

Потеряв надежду на счастье с Лаврецким, Лиза уходит в монастырь. Сам Лаврецкий живет в своем имении, где серьезно занимается хозяйством. Спустя 8 лет он посещает монастырь, где находится Лиза. Лаврецкий видит ее, но девушка делает вид, что не замечает его. Лаврецкий уезжает.

На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Первая любовь» Тургенева по главам. Это история о первой, еще полудетской влюбленности, которой пришлось столкнуться со взрослой любовью, полной драматизма и жертвенности.

II

Вошел человек высокого роста, в опрятном сюртуке, коротеньких панталонах, серых замшевых перчатках и двух галстухах – одном черном сверху, другом белом снизу. Все в нем дышало приличием и пристойностью, начиная с благообразного лица и гладко причесанных висков до сапогов без каблуков и без скрипу. Он поклонился сперва хозяйке дома, потом Марфе Тимофеевне и, медленно стащив перчатки, подошел к ручке Марьи Дмитриевны. Поцеловав ее почтительно и два раза сряду, он сел не торопясь в кресла и с улыбкой, потирая самые кончики пальцев, проговорил:

– А Елизавета Михайловна здоровы?

– Да, – отвечала Марья Дмитриевна, – она в саду.

– И Елена Михайловна?

– Леночка в саду тоже. Нет ли чего новенького?

– Как не быть-с, как не быть-с, – возразил гость, медленно моргая и вытягивая губы. – Гм!.. да вот пожалуйте, есть новость, и преудивительная: Лаврецкий Федор Иваныч приехал.

– Федя! – воскликнула Марфа Тимофеевна. – Да ты, полно, не сочиняешь ли, отец мой?

– Никак нет-с, я их самолично видел.

– Ну, это еще не доказательство.

– Очень поздоровели, – продолжал Гедеоновский, показывая вид, будто не слышал замечания Марфы Тимофеевны, – в плечах еще шире стали, и румянец во вею щеку.

– Поздоровел, – произнесла с расстановкой Марья Дмитриевна, – кажется, с чего бы ему здороветь?

– Да-с, – возразил Гедеоновский, – другой на его месте и в свет-то показаться посовестился бы.

– Это отчего? – перебила Марфа Тимофеевна, – это что за вздор? Человек возвратился на родину – куда ж ему деться прикажете? И благо он в чем виноват был!

– Муж всегда виноват, сударыня, осмелюсь вам доложить, когда жена нехорошо ведет себя.

– Это ты, батюшка, оттого говоришь, что сам женат не был.

Гедеоновский принужденно улыбнулся.

– Позвольте полюбопытствовать, – спросил он после небольшого молчания, – кому назначается этот миленький шарф?

Марфа Тимофеевна быстро взглянула на него.

– А тому назначается, – возразила она, – кто никогда не сплетничает, не хитрит и не сочиняет, если только есть на свете такой человек. Федю я знаю хорошо; он только тем и виноват, что баловал жену. Ну, да и женился он по любви, а из этих из любовных свадеб ничего путного никогда не выходит, – прибавила старушка, косвенно взглянув на Марью Дмитриевну и вставая. – А ты теперь, мой батюшка, на ком угодно зубки точи, хоть на мне; я уйду, мешать не буду. – И Марфа Тимофеевна удалилась.

– Вот она всегда так, – проговорила Марья Дмитриевна, проводив свою тетку глазами, – всегда!

– Лета ихние! Что делать-с! – заметил Гедеоновский. – Вот они изволят говорить: кто не хитрит. Да кто нонеча не хитрит? Век уж такой. Один мой приятель, препочтенный и, доложу вам, не малого чина человек, говаривал: что нонеча, мол, курица, и та с хитростью к зерну приближается – все норовит, как бы сбоку подойти. А как погляжу я на вас, моя барыня, нрав-то у вас истинно ангельский; пожалуйте-ка мне вашу белоснежную ручку.

Марья Дмитриевна слабо улыбнулась и протянула Гедеоновскому свою пухлую руку с отделенным пятым пальчиком. Он приложился к ней губами, а она пододвинула к нему свое кресло и, слегка нагнувшись, спросила вполголоса:

– Так видели вы его? В самом деле он – ничего, здоров, весел?

– Весел-с, ничего-с, – возразил Гедеоновский шепотом.

– А не слыхали вы, где его жена теперь?

– В последнее время в Париже была-с; теперь, слышно, в итальянское государство переселилась.

– Это ужасно, право, – Федино положение; я не знаю, как он переносит. Случаются, точно, несчастья со всяким; но ведь его, можно сказать, на всю Европу распубликовали.

Гедеоновский вздохнул.

– Да-с, да-с. Ведь она, говорят, и с артистами, и с пиянистами, и, как там по-ихнему, со львами да со зверями знакомство вела. Стыд потеряла совершенно…

– Очень, очень жалко, – проговорила Марья Дмитриевна. – По-родственному, ведь он мне, Сергей Петрович, вы знаете, внучатный племянник.

– Как же-с, как же-с. Как мне не знать-с всего, что до вашего семейства относится? Помилуйте-с.

– Придет он к нам, как вы думаете?

– Должно полагать-с; а впрочем, они, слышно, к себе в деревню собираются.

Марья Дмитриевна подняла глаза к небу.

– Ах, Сергей Петрович, Сергей Петрович, как я подумаю, как нам, женщинам, нужно осторожно вести себя!

– Женщина женщине розь, Марья Дмитриевна. Есть, к несчастию, такие – нрава непостоянного… ну, и лета; опять правила не внушены сызмала. (Сергей Петрович достал из кармана клетчатый синий платок и начал его развертывать.) Такие женщины, конечно, бывают. (Сергей Петрович поднес угол платка поочередно к своим глазам.) Но вообще говоря, если рассудить, то есть… Пыль в городе необыкновенная, – заключил он.

– Maman, maman, – вскричала, вбегая в комнату, смазливая девочка лет одиннадцати, – к нам Владимир Николаевич верхом едет!

Марья Дмитриевна встала; Сергей Петрович тоже встал и поклонился. «Елене Михайловне наше нижайшее», – проговорил он и, отойдя в угол для приличия, принялся сморкать свой длинный и правильный нос.

– Какая у него чудесная лошадь! – продолжала девочка. – Он сейчас был у калитки и сказал нам с Лизой, что к крыльцу подъедет.

Послышался топот копыт, и стройный всадник на красивом гнедом коне показался на улице и остановился перед раскрытым окном.

III

– Здравствуйте, Марья Дмитриевна! – воскликнул звучным и приятным голосом всадник. – Как вам нравится моя новая покупка?

Марья Дмитриевна подошла к окну.

– Здравствуйте, Woldemar! Ax, какая славная лошадь! У кого вы ее купили?

– У ремонтера… Дорого взял, разбойник.

– Как ее зовут?

– Орландом… Да это имя глупо; я хочу переменить… Eh bien, eh bien, mon garçon…[1] Какой неугомонный!

Конь фыркал, переступал ногами и махал опененною мордой.

– Леночка, погладьте ее, не бойтесь…

Девочка протянула из окна руку, но Орланд вдруг взвился на дыбы и бросился в сторону. Всадник не потерялся, взял коня в шенкеля, вытянул его хлыстом по шее и, несмотря на его сопротивление, поставил его опять перед окном.

– Prenez garde, prenez garde,[2] – твердила Марья Дмитриевна.

– Леночка, поласкайте его, – возразил всадник, – я не позволю ему вольничать.

Девочка опять протянула руку и робко коснулась трепетавших ноздрей Орланда, который беспрестанно вздрагивал и грыз удила.

– Браво! – воскликнула Марья Дмитриевна, – а теперь слезьте и придите к нам.

Всадник лихо повернул коня, дал ему шпоры и, проскакав коротким галопом по улице, въехал на двор. Минуту спустя он вбежал, помахивая хлыстиком, из дверей передней в гостиную; в то же время на пороге другой двери показалась стройная, высокая черноволосая девушка лет девятнадцати – старшая дочь Марьи Дмитриевны, Лиза.

Основные персонажи романа

Главные герои:

  • Лаврецкий Федор Иванович – богатый помещик, честный и порядочный человек.
  • Варвара Павловна – супруга Лаврецкого, двуличная и расчетливая особа.
  • Лиза Калитина – старшая дочь Марьи Дмитриевны, чистая и глубоко порядочная девушка.

Другие персонажи:

  • Марья Дмитриевна Калитина – вдова, чувствительная женщина.
  • Марфа Тимофеевна Пестова – родная тетка Марии Дмитриевны, честная и независимая женщина.
  • Лена Калитина – младшая дочь Марьи Дмитриевны.
  • Сергей Петрович Гедеоновский – статский советник, друг семьи Калитиных
  • Владимир Николаевич Паншин – красивый молодой человек, чиновник.
  • Христофор Федорович Лемм – старый учитель музыки сестер Калитиных, немец.
  • Ада – дочь Варвары Павловны и Федора Ивановича.

Главная героиня романа Тургенева — дворянское гнездо. И. С Тургеневым «Благородное гнездо». Образы главных героев романа. Увидеть, что такое «дворянское гнездо», в других словарях

Первое упоминание о романе «Благородное гнездо» встречается в письме И.С. Тургенева издателю И.И. Панаеву в октябре 1856 года. Иван Сергеевич планировал закончить произведение к концу года, но не реализовал задуманное. Всю зиму писатель тяжело болел, а потом уничтожил первые зарисовки и стал придумывать новый сюжет.Возможно, окончательный текст романа существенно отличается от оригинала. В декабре 1858 г. автор внес последние правки в рукопись. Впервые «Благородное гнездо» было опубликовано в январском номере журнала «Современник» за 1859 год.

Роман произвел огромное впечатление на российское общество. Он сразу стал настолько популярен, что не читать «Дворянское гнездо» считалось почти дурным тоном. Даже Тургенев признал, что работа имела очень большой успех.

Роман основан на размышлениях писателя о судьбах лучших представителей русского дворянства.Сам автор принадлежал к этому классу и прекрасно понимал, что «Благородные гнезда» с их атмосферой возвышенных переживаний постепенно вырождаются. Неслучайно Тургенев приводит родословные главных героев романа. На их примере писатель показывает, что в разные исторические периоды происходили значительные изменения в благородной психологии: от «Дикого дворянства» до преклонения перед всем инопланетянином. Прадед Федора Ивановича Лаврецкого — жестокий тиран, дед — беззаботный и гостеприимный ненавистник Вольтера, отец — англоман.

Гнездо как символ Родины , брошенное его обитателями. Современники писателя предпочитают проводить время за границей, говорят по-французски и бездумно перенимают чужие традиции. Престарелая тетя Лаврецкого, одержимая стилем Людовика XV, выглядит трагично и карикатурно. Несчастна судьба самого Федора, детство которого искалечила иностранная «Система воспитания» … Общепринятая практика поручать детей няням, гувернанткам или даже отдавать их в чужую семью, разрывает связь поколений , лишает их корней.Те, кому удается поселиться в старинном исконном «Гнезде» , чаще всего ведут сонное существование, наполненное сплетнями, играя в музыку и карты.

Столь разное отношение матерей Лизы и Лаврецкого к своим детям не случайно. Марья Дмитриевна равнодушна к воспитанию дочерей. Лизе ближе няня Агафья и учитель музыки. Именно эти люди влияют на формирование личности девушки. А вот и крестьянка Малаша (мать Федора) «Тихо угасает» после того, как лишена возможности воспитывать сына.

Композиционно роман «Благородное гнездо» построен незамысловато. В его основе рассказ о несчастной любви Федора и Лизы. Крах их надежд, невозможность личного счастья перекликается с социальным коллапсом дворянства в целом.

Главный герой Роман Федор Иванович Лаврецкий имеет много общего с самим Тургеневым. Он честен, искренне любит свою Родину, ищет рационального использования своих способностей.Воспитанный властолюбивой и жестокой теткой, а затем своеобразным отцом «спартанской системы» , он приобрел крепкое здоровье и суровый вид, но добрый и застенчивый характер. Лаврецкому сложно общаться. Он сам чувствует пробелы в своем воспитании и образовании, поэтому стремится их исправить.

Расчётливая Варвара видит в Лаврецком только тупую шишку, богатством которой легко завладеть. Искренность и чистота первых настоящих чувств героя разбиваются о предательство жены.В результате Федор перестает доверять людям, презирает женщин, считает себя недостойным настоящей любви. Встретив Лизу Калитину, он не сразу решается поверить в чистоту и благородство девушки. Но, узнав ее душу, он поверил и полюбил на всю жизнь.

Характер Лизы сформировался под влиянием няни из старообрядцев. Девочка с детства тяготилась религией, «Образ вездесущего, всезнающего Бога с какой-то сладкой силой запечатлелся в ее душе» … Однако Лиза ведет себя слишком самостоятельно и открыто для своего времени. В девятнадцатом веке девушки, которые стремились удачно выйти замуж, были гораздо приятнее, чем героиня Тургенева.

До встречи с Лаврецким Лиза не часто задумывалась о своей судьбе. Официальный жених Паншин не вызвал у девушки особого отторжения. Ведь главное, по ее мнению, — честно выполнить свой долг перед семьей и обществом. Это счастье каждого человека.

Кульминация романа — спор Лаврецкого и Паншина о людях и последующая сцена объяснения Лизы с Федором.В мужском конфликте Паншин выражает мнение чиновника с прозападными взглядами, а Лаврецкий выступает с позиций, близких к славянофильству. Именно во время этого спора Лиза осознает, насколько ее мысли и суждения созвучны взглядам Лаврецкого, осознает свою любовь к нему.

Среди «Тургеневских девушек» образ Лизы Калитиной — один из самых ярких и поэтичных. Ее решение стать монахиней основано не только на религиозности. Лиза не может жить вопреки своим моральным принципам.В этой ситуации для женщины ее круга и духовного развития другого выхода просто не было. Лиза жертвует личным счастьем и счастьем любимого человека, потому что она не может действовать «неправильно» .

Помимо главных героев, Тургенев создал в романе целую галерею ярких образов, отражающих дворянскую среду во всем ее многообразии. Есть любитель государственных денег, генерал в отставке Коробин, старый сплетник Гедеоновский, умный денди Паншин и многие другие герои провинциального общества.

В романе также есть представители людей. В отличие от господ, крепостных и бедняков Тургенев изображает сочувственно и сочувственно. Разрушенные судьбы Малаши и Агафьи, талант Леммы, который так и не раскрылся из-за бедности, и многие другие жертвы господского произвола доказывают, что история «Благородных гнезд» далека от совершенства. И главной причиной продолжающейся социальной дезинтеграции писатель считает крепостное право, которое одних развращает, а других низводит до бессловесного существа, но всех калечит.

Состояние героев очень тонко передано через изображения природы, речевые интонации, взгляды, паузы в разговоре. Этим Тургенев достигает удивительной грации в описании переживаний, мягкой и захватывающей лирики. «Я был потрясен … световой поэзией, льющейся в каждом звуке этого романа», — сказал Салтыков-Щедрин о «Благородном гнезде».

Художественное мастерство и философская глубина обеспечили первому крупному произведению Тургенева выдающийся за все время успех.

Тургенев знакомит читателя с главными героями «Благородного гнезда» и подробно описывает обитателей и гостей дома Марьи Дмитриевны Калитиной, вдовы губернского прокурора, проживающей в городе О. с двумя дочерьми, старшей из которых, Лизе, девятнадцать лет. Чаще других у Марьи Дмитриевны есть петербургский чиновник Владимир Николаевич Паншин, который по государственной нужде оказался в провинциальном городе. Паншин молод, ловок, с невероятной скоростью поднимается по карьерной лестнице, при этом поет, хорошо рисует и ухаживает за Лизой Калитиной Н.С. Билинкис, Т. Горелик. «Благородное гнездо Тургенева и 60-е годы ХIХ века в России // Научные отчеты высшей школы. Филологические науки. — М .: 2001. — №2, с. 29-37 ..

Появлению главного героя романа Федора Ивановича Лаврецкого, дальнего родственника Марье Дмитриевне, предшествует краткая предыстория. Лаврецкий — обманутый муж, он вынужден уйти от жены из-за ее аморального поведения. Жена остается в Париже, Лаврецкий возвращается в Россию, попадает в дом Калитиных и незаметно влюбляется в Лизу.

Достоевский в «Благородном гнезде» много места уделяет теме любви, потому что это чувство помогает выделить все лучшие качества героев, увидеть главное в их персонажах, понять их душу. Любовь изображается Тургеневым как самое прекрасное, светлое и чистое чувство, пробуждающее в людях все самое лучшее. В этом романе, как ни в каком другом романе Тургенева, любви героев посвящены самые трогательные, романтические, возвышенные страницы.

Любовь Лаврецкого и Лизы Калитиной проявляется не сразу, она приближается к ним постепенно, через множество размышлений и сомнений, а потом внезапно обрушивается на них своей непреодолимой силой.Лаврецкий, переживший в своей жизни многое: увлечения, разочарования и утрату всех жизненных целей, сначала просто восхищается Лизой, ее невиновностью, чистотой, непосредственностью, искренностью — всеми теми качествами, которых нет у Варвары Павловны, лицемерной Лаврецкой, развратная жена, которая его бросила. Лиза ему близка по духу: «Иногда бывает, что два человека, которые уже знакомы, но не близки друг к другу, внезапно и быстро приближаются друг к другу в течение нескольких мгновений, — и сознание этой близости сразу выражается в их смотрит, в их дружеских и тихих улыбках, в самих их движениях »Тургенев И.С. Благородное гнездо. — М .: Издательство: Детская литература, 2002. — 237 с. Именно так случилось с Лаврецким и Лизой.

Они много говорят и понимают, что у них много общего. Лаврецкий серьезно относится к жизни, к другим людям, к России, Лиза также глубокая и сильная девушка со своими идеалами и убеждениями. По словам Леммы, учительницы музыки Лизы, она «справедливая, серьезная девушка с высокими чувствами». За Лизой ухаживает молодой человек, столичный чиновник с прекрасным будущим.Мама Лизы была бы счастлива выдать ее за него замуж, она считает это прекрасной вечеринкой для Лизы. Но Лиза не может любить его, она чувствует фальшь в его отношении к ней, Паншин человек поверхностный, ценит в людях внешний блеск, а не глубину чувств. Дальнейшие события романа подтверждают это мнение о Паншине.

Из французской газеты он узнает о смерти жены, это дает ему надежду на счастье. Наступает первая кульминация — Лаврецкий признается Лизе в любви в ночном саду и узнает, что его любят.Однако на следующий день после признания его жена Варвара Павловна вернулась из Парижа к Лаврецкому. Известие о ее смерти оказалось ложным. Эта вторая кульминация романа как бы противостоит первой: первая вселяет в героев надежду, вторая уносит ее. Приходит развязка — Варвара Павловна поселяется в родовом имении Лаврецких, Лиза уезжает в монастырь, Лаврецкий остается ни с чем.

Род Лаврецких («Дворянское гнездо») — старый, знатный, богатый.Прадед героя, Андрей Лаврецкий, был человеком деспотического нрава, жестоким, очень умным и очень деспотичным, жадным и безумно щедрым. Такова была его жена, «выпученная, с ястребиным взором, с круглым желтым лицом, цыганка по происхождению, вспыльчивая и мстительная …»

Его дед, сын Андрея Лаврецкого, был противоположного характера. Петр Андреевич, «простой степной дворянин, скорее ласковый … грубый, но не злой, гостеприимный и гончий …» Он плохо управлял имением, портил двор и окружил себя прихлебателями-паразитами, без которых он не мог жить, и ему было скучно, но в то же время он презирал.У него было двое детей: сын Иван, отец Федора Лаврецкого, и дочь Глафира.

Иван воспитывался в доме богатой тети, старой княгини Кубенской, а после ее замужества переехал в отцовский дом, с которым вскоре поссорился, когда решил жениться на простой дворовой девушке Маланье. После ссоры с отцом Иван Петрович поселился за границей, пробыл там несколько лет и вернулся на родину только после того, как получил известие о смерти отца. Из-за границы он вернулся как «англоман», освоил вершины европейской культуры и приехал с несколькими готовыми планами реорганизации России.(Это было в начале правления Александра I). Иван Петрович в первую очередь начал вносить преобразования в собственном доме: убрал всех прихлебателей, отказался принимать предыдущих гостей, завел новую мебель, колокольчики, умывальники, переодел слуг в новые ливреи … и ничего. более. Крестьяне жили как при прежнем хозяине, но «только оброк добавляли кое-где, да и барщина стала тяжелее, и крестьянам запретили идти прямо к Ивану Петровичу.«Воспитание юного Феди тоже было поставлено на совершенно новую ногу.

Иван Петрович начал воспитывать сына, которому тогда было уже 12 лет. Федя был одет в шотландский костюм, молодой швейцарец, к нему приставили опытного учителя гимнастики, и ему запретили заниматься музыкой, потому что его отец посчитал, что «музыка не достойна мужчины». Особое внимание уделялось физическому воспитанию. В то же время он изучал естественные науки, математику, международное право, изучал столярное дело и должен был приобщиться к геральдике «для поддержания рыцарских чувств».Они старались развить твердость воли и обязывали каждый день заносить итоги прошедшего дня в специальную книгу. А когда Федору исполнилось 16 лет, отец счел полезным дать сыну серию инструкций, как лечить женщину. Эти инструкции сводились к тому, что надо презирать «женский пол». И вся эта образовательная система в целом сбивала с толку мальчика.

Трудно сказать, было ли такое воспитание хуже, чем то, что получил Лаврецкий («Благородное гнездо») до приезда отца, когда его воспитывала тетя Глафира Петровна.Если бы Глафира Петровна не мучила племянника гимнастикой и другими воспитательными приемами, то вся атмосфера непрерывного пребывания в компании трех бессердечных сердитых старушек — тети, шведской наставницы и старушки Васильевны — сложилась бы не лучше. и любознательный мальчик, не знавший ласки, не слышавший ни единого теплого слова сочувствия.

Под таким влиянием рос и воспитывался наш герой. А что получилось в результате? Старому дворянскому роду со всеми своими крепостными традициями пришлось, прежде всего, отгородить Лаврецкого толстой стеной от народа, от всего его мировоззрения, печали и забот.Лаврецкий («Благородное гнездо») вырос типичным барчуком, в душе которого не оставили следа ни бесконечно тяжелая доля пахаря-раба, ни фанатизм помещиков. Лишь изредка промелькнули обрывки воспоминаний о страдающей матери, простой дворовой девочке, несшей на плечах всю злость Петра Андоевича, а потом — ненадолго — просыпалось какое-то смутное, но теплое отношение к крепостным. вверх …

Отец старался развить в сыне сильную волю, но вся система воспитания не могла не дать обратного эффекта, так как не привила серьезного взгляда на жизнь, не приучила к труду и стойкости в борьбе. жизни.По характеру несколько тяжеловесный, склонный к лени мальчик должен быть введен в круг таких занятий, которые придали бы ему бодрости, сделали бы подвижнее. Лаврецкий («Дворянское гнездо») обладал ясным и здоровым умом, и ему нужно было дать подходящую здоровую пищу, но его воспитатели не смогли этого сделать. Они, вместо того, чтобы «бросить мальчика в водоворот жизни», говорит Тургенев, «держали его в искусственном уединении», вместо того, чтобы быть окруженным подходящей товарищеской средой, заставляли его дожить до 19 лет в компании стариков. девы…

Он не слышал ни слова любви ни от кого из своих воспитателей, и ни его тетка, ни его отец не думали о том, чтобы вселить доверие и привязать не по годам развитого и задумчивого Федю к себе. Таким образом он вырос нелюдимым, умственно одиноким и недоверчивым к людям; он избегал их и знал очень мало. И, уйдя из родительского дома, что он мог оставить там добрым и родным, чего стоило бы и чего хотелось бы сожалеть, что могло внести луч света в его будущую жизнь, могло скрасить и согреть ее ?! Впоследствии, когда Лаврецкий столкнулся с суровой правдой жизни, эта бездушная система безжалостно завершила то, что было начато в детстве и юности, в неприглядной атмосфере семьи Лаврецких… Да, «плохая шутка», по словам автора романа, — которую играет англоман с сыном! «

Лаврецкому было 23 года, когда жизнь только начинала открываться для него. Иван Петрович умер, и Федор, освобожденный от тяжелых забот, почувствовал начало перелома в своей жизни. Полный жажды новых впечатлений и знаний, он уехал в Москву и поступил в университет. Это было в начале 30-х годов, когда в университетских кругах велась интенсивная мыслительная работа, когда чуткая, идеалистическая молодежь проводила дни и ночи в дружеских беседах и спорах о Боге, истине, будущем человечества, о поэзии в поисках решения проблемы. все сложные вопросы нравственности и самопознания, когда впоследствии сложилась целая плеяда выдающихся деятелей, а мыслящие слои интеллигентного российского общества сбросили с себя тяжелый кошмар безвременья после печального, трагического 1825 года.Достаточно наблюдательный и любознательный Лаврецкий («Благородное гнездо») знал, что творится в этих кругах, но нелюдимый, необщительный, недоверчивый к людям, он не хотел принимать участие в этих кругах и сблизился только с одним Михалевичем, мечтателем-энтузиастом и энтузиаст.

Таким образом, весь период в жизни нашей интеллигенции, пройденный Лаврецким, не охватил его, как, например, его современника Рудина. Только при посредничестве Михалевича до него дошли отголоски такой насыщенной жизни, и это, даже в таком недостаточном количестве, не могло не оставить в нем определенного следа, не могло не пробудить разум и чувства.Лаврецкий серьезно занимается, предоставлен самому себе, начинает размышлять обо всей своей прошлой жизни и мучительно ищет зацепки на будущее. В голове проносится весь такой бесполезно пройденный путь, хочется начать новый. все еще смутно вырисовывающаяся жизнь, другая, более умная, менее одинокая и менее безнадежная. Но тут вскоре правдивая и беспощадная реальность, так долго скрывавшаяся, ворвалась внезапно и жестоко и нанесла Лаврецкому удар, от которого он не оправился так быстро, и тем труднее было оправиться, потому что сначала он нашел для себя истинное, как ему казалось, самое дорогое счастье… …

В театре он увидел Михалевича в одной ложе с очень красивой девушкой. Варвара Павловна Коробина — так звали эту девушку — произвела на Лаврецкого сильное впечатление. Наш герой стал часто к ней навещать, а через год женился и уехал в деревню. Варвара Павловна была пустой светской женщиной, малообразованной и неразумной, бесконечно уступающей Лаврецкому во всех отношениях. Но мог ли это увидеть и понять тот, кто в 16 лет внушал презрение к «женскому полу», кто «23 года, с неукротимой жаждой любви в пристыженном сердце, не осмелился смотреть в глаза одинокой женщине.«так долго приглушенный, взял свое, и вся система воспитания, не дававшая никакого жизненного опыта, не могла не заставить горько ошибиться в выборе любимой женщины. Лаврецкий бросил университет, переехал с Варварой Павловной, сначала в деревню, потом в Петербург, где он пробыл два года, а затем поселился за границей. Искренний и благородный Лаврецкий, как высшая жемчужина, хранил и хранил свою любовь, готовым ее именем на всевозможные жертвы. казалось, он обрел свое первое счастье и уверенность во всех невзгодах.Но вскоре все обернулось: Лаврецкий случайно узнал, что Варвара Павловна его совсем не любит, что она связана с другим. Это был удар, от которого таким людям, как этот герой, нелегко и не быстро оправиться. Сначала он был почти обезумев, не знал, что делать, что решать, но затем необычайным усилием воли заставил себя, если не смириться с этим фактом, то все же найти тот минимум покоя, который позволил бы не дать ему полностью упасть духом и не приведет к трагическому исходу…

Этот момент жизни Лаврецкого представляет наибольший интерес для характеристики героя. После разрыва с женой он очень опечалился, но не унывал и — в этом проявилась его сила воли — с большим рвением и энергией начал пополнять свои знания. Со своей женой, которая так жестоко обманывала его, он не вел себя круто и позаботился о том, чтобы обеспечить ей доход от своего имения. Варвара Павловна не услышала от него ни одного упрека или жалобы.

Несколько оправившись от удара, нанесенного разрывом с женой, Лаврецкий («Благородное гнездо») через четыре года возвращается на родину и здесь, в доме своих дальних родственников, встречает молодую хорошенькую девушку — Лизу.Лаврецкий и Лиза полюбили друга Яруги, но между ними стояла Варвара Павловна, и о браке не могло быть и речи. Лиза уехала в монастырь, Лаврецкий сначала поселился в своем имении, стал жить один, потом долго скитался и наконец вернулся на родину, где нашел применение своим силам в небольшом, но все же полезном деле. Эта вторая разбитая любовь оставила на Лаврецком еще более сильный отпечаток печали и печали и лишила его всякой жизненной радости.

Любовь к женщине приносит то Лаврецкому много счастья и радости, то еще больше печали и печали; он пытается забыть ее в книгах, в знакомстве с заграничной жизнью, в музыке и, наконец, в том, что он считал делом своей жизни: взять плуг и начать пахать сам.Как характерно не только для Лаврецкого, но и для Онегина, тем более для Печорина, людей далеко не похожих, но все же родственных и близких в этой жажде любви, всегда безуспешных, всегда заставляющих этих героев уезжать с разбитым сердцем!

Следующее поколение, особенно люди 60-х, охотно готово было посмеяться за это над Лаврецкими, Онегиными, Печориными. Могут ли они, мол, люди 60-х, мыслящий и глубоко чувствующий человек основывать всю свою стойкость в жизненной борьбе на любви к женщине, может ли его выбросить за борт только потому, что он потерпел неудачу в личной жизни ?!

«Вина» Лаврецкого — не его личная вина, а все те социально-исторические условия, которые вынуждали лучших русских людей с какой-то беспощадной потребностью заполнять лучшую половину своей жизни не общеполезным трудом, а только удовлетворением своего личного счастье.Волею жестокой истории, оторванные от своего народа, чуждые им и далекие от них, Лаврецкие не знали и не умели находить применение своим силам в практической деятельности и тратили все тепло души на личные дела. переживания и личное счастье. Ведь даже Рудиным, которые больше всего стремились не к личному, а к общественному благополучию, тоже ничего не удалось сделать, они тоже потерпели поражение и оказались такими же неудачниками, такими же лишними людьми! Поэтому нельзя осуждать и признавать Федора Лаврецкого личностью, морально ничтожной только потому, что в нем было столько презираемого Базаровыми «романтизма»!

Чтобы закончить характеристику Лаврецкого, необходимо обратиться еще к одной стороне его мировоззрения.«Романтизм» сблизил Лаврецкого с его предшественниками: Онегиным и Печориным. Но между первым и вторым есть существенная разница. Онегину было скучно и тоскливо, Печорин всю жизнь метался из стороны в сторону, он все время искал успокоения «в бурях», но не находил этого успокоения и, как и Онегин, скучал и подавлял. Лаврецкому тоже было грустно. Но он глубже и серьезнее вглядывался в окружающую его жизнь, все мучительнее искал ее разгадки и все больше и больше горевал о ее бедах.В течение своей университетской жизни, после женитьбы, разрыва с Варварой Павловной и даже после второй неудачной любви Лаврецкий не перестает неустанно трудиться над пополнением своих знаний и вырабатывает в себе гармоничное, продуманное мировоззрение. Во время своего двухлетнего пребывания в Санкт-Петербурге он целыми днями читал книги, в Париже слушал лекции в университете, следил за дебатами в палатах и ​​живо интересовался всей жизнью этого мирового города.Умный и наблюдательный Лаврецкий из всего прочитанного и из всех наблюдений за русской и европейской жизнью делает однозначный вывод о судьбе и задачах России …

Лаврецкий («Благородное гнездо») не принадлежит к определенной партии; он не считал себя одним из обозначенных тогда, а впоследствии так резко разделил два течения среди интеллигенции: славянофилов и западников. Он вспомнил — Лаврецкому тогда было 19 лет — как его отец, объявивший себя англоманом, так быстро радикально изменил все свое мировоззрение теперь после 1825 года и, сбросив тогу просвещенного вольнодумца-европейца, предстал в весьма непривлекательном виде типичного русского крепостника, деспота, трусливо прячущегося в своей раковине.Более близкое знакомство с поверхностными «западниками», по сути, даже не знавшими ту Европу, перед которой они преклонялись, и, наконец, долгие годы жизни за границей привели Лаврецкого к мысли, что Европа далеко не во всем так хороша и привлекательна, что уж тем более русские европейцы непривлекательны.

Эта идея прослеживается в споре между Лаврецким и Паншиным. Паншин сказал, что «мы только наполовину стали европейцами», что мы должны «подстроить» Европу, что «мы неизбежно должны брать у других», но мы должны лишь частично адаптироваться к образу жизни людей.Но Лаврецкий стал доказывать, что нет большего вреда для страны, чем те стремительные «переделки», в которых не учитываются ни полностью исконное прошлое русского народа, ни вся та «народная правда», к которой надо «поклон». Лаврецкий не прочь «переделать» Россию, но он не хочет рабского подражания Европе.

Это важнейшие этапы жизни Лаврецкого. Его жизнь была неудачной. В детстве и юности, под крышей родительского дома, он без устали ощущал над собой железную опеку деспотических воспитателей, которые могли изуродовать только лучшие естественные наклонности своего ученика.И это воспитание наложило на героя сильный отпечаток: сделало его нелюдимым, недоверчивым к людям, не дало ему знакомства с жизнью, не приучило к упорству и настойчивости в жизненной борьбе. Но даже такая сильная рука отца все же не смогла подавить силу воли в Лаврецком; он всегда проявлял это в особенно трудные для него моменты: в перерыве с Варварой Павловной, после того, как Лиза уехала в монастырь. В нем было много добра и света, он жаждал знаний и мучительно искал ответ на «проклятые вопросы» российской действительности.Но, как и все лучшие люди дореформенной России, Лаврецкий не знал жизни и не терпел от нее сильных ударов. В этом вся его трагедия, причина его сломанной жизни. Он посвятил свои лучшие молодые годы поискам личного счастья, которого так и не нашел. И только после долгих скитаний, после всех личных неудач он решил посвятить свои силы делу, полезному для народа. Но — как это типично для Лаврецких — насколько он проявил в этом свой «байбасизм» и барскую медлительность, как мало свободы было в этой деятельности и, что, пожалуй, самое главное, было ли это «хождение в народ», это «покаяние». больше всего желание забыть, скрасить свое горе и печаль о потерянном Бозе, вернуть личное счастье ?!

Он мог сделать несравнимо больше для тех же крестьян своим богатством, он мог не только «обеспечивать и укреплять жизнь» крепостных, но и давать им полную свободу действий, ведь это не было запрещено в дореформенной России 40-х годов! Но для всего этого нужно было быть более сильным и большим человеком, с большим самопожертвованием.Лаврецкий («Благородное гнездо») не был ни сильным, ни большим человеком. Такие люди были только впереди, и они, несомненно, принадлежали к будущему … Лаврецким, однако, оставалось только сделать свою небольшую, но, безусловно, полезную работу и, мысленно обращаясь к подрастающему поколению, пожелать менее тернистого жизненного пути, побольше удачи. , больше радости и успехов.

Надпись

Только что опубликовав роман «Рудин» в январской и февральской книгах «Современника» за 1856 год, Тургенев подумывает о новом романе.На обложке первой записной книжки «Благородное гнездо» с автографом написано: «Благородное гнездо», рассказ Ивана Тургенева, задуманный в начале 1856 года; долго он ее не брал, долго вертел ее в голове; начали его разрабатывать летом 1858 г. в Спасском. Он закончился в понедельник 27 октября 1858 года в Спасском. «Последние исправления были внесены автором в середине декабря 1858 г., и в январской книге« Современника »за 1959 г. было опубликовано« Благородное гнездо ».По общему настроению «Благородное гнездо» кажется очень далеким от первого романа Тургенева. В центре произведения — глубоко личная и трагическая история, история любви Лизы и Лаврецкого. Герои встречаются, у них возникает симпатия друг к другу, потом любовь, они боятся признаться себе в этом, потому что Лаврецкий связан узами брака. За короткое время Лиза и Лаврецкий испытывают и надежду на счастье, и отчаяние — осознавая свою невозможность. Герои романа ищут ответы, прежде всего, на вопросы, которые ставит перед ними судьба — о личном счастье, о долге перед близкими, о самоотречении, о своем месте в жизни.В первом романе Тургенева царила дискуссия. Герои «Рудина» решали философские вопросы, в их споре рождалась правда.
Герои «Благородного гнезда» сдержанны и немногословны, Лиза — одна из самых тихих тургеневских героинь. Но внутренняя жизнь героев не менее напряжена, и работа мысли продолжается без устали в поисках истины — только почти без слов. Они изучают, внимательно слушают, размышляют о жизни, которая их окружает и о своей собственной, с желанием ее понять.Лаврецкий в «Васильевском» «словно прислушивался к окружавшему его потоку тихой жизни». И в решающий момент Лаврецкий снова и снова «стал заглядывать в свою жизнь». Поэзия созерцания жизни исходит из «Благородного гнезда». Несомненно, на тон этого тургеневского романа повлияли личные настроения Тургенева 1856–1858 годов. Обдумывание романа Тургеневым совпало с моментом перелома в его жизни, с душевным кризисом. Тургеневу тогда было около сорока лет.Но известно, что чувство старения пришло к нему очень рано, и теперь он уже говорит, что «прошла не только первая и вторая — третья молодость». У него печальное сознание, что жизнь не сложилась, что уже слишком поздно рассчитывать на счастье для себя, что «время цветения» прошло. Вдали от любимой женщины — Полины Виардо — нет счастья, но существование рядом с ее семьей, по его словам, «на краю чужого гнезда», в чужой стране мучительно.Собственное трагическое восприятие любви Тургеневым нашло отражение и в «Благородном гнезде». К этому добавляются размышления о судьбе писателя. Тургенев упрекает себя в необоснованной трате времени, непрофессионализме. Отсюда ирония автора по отношению к дилетантству Паншина в романе — этому предшествовал период жесткого осуждения самого себя Тургеневым. Вопросы, волновавшие Тургенева в 1856–1858 годах, предопределили круг проблем, поставленных в романе, но там они проявляются, естественно, в другом ракурсе.«Сейчас я занят другой, большой историей, главным лицом которой является девушка, религиозное существо. Я пришел к этому лицу благодаря наблюдениям за русской жизнью», — писал он Э. Э. Ламберту 22 декабря 1857 г. из Рима. Вообще вопросы религии были далеки от Тургенева. Ни душевный кризис, ни нравственные поиски не привели его к вере, не сделали глубоко религиозным, он приходит к изображению «религиозного существа» по-другому, острая необходимость осмысления этого феномена русской жизни связана с решением более широкого круга проблем. вопросы.
В «Благородном гнезде» Тургенева интересуют актуальные вопросы современной жизни, здесь он прямо вверх по течению реки достигает ее истоков. Поэтому герои романа показаны своими «корнями», с почвой, на которой они выросли. Глава тридцать пятая начинается с воспитания Лизы. У девочки не было эмоциональной близости ни с родителями, ни с французской гувернанткой; Воспитывалась, как и пушкинская Татьяна, под влиянием своей няни Агафьи. История Агафьи, дважды в жизни отмеченной барским вниманием, дважды претерпевшей позор и покорившейся судьбе, могла составить целую историю.Рассказ Агафьи автор представил по совету критика Анненкова — иначе, по мнению последнего, конец романа, отъезд Лизы в монастырь, был непонятен. Тургенев показал, как под влиянием сурового подвижничества Агафьи и своеобразной поэзии ее речей формировался строгий душевный мир Лизы. Религиозное смирение Агафьи воспитало в Лизе начало прощения, покорности судьбе и самоотречения от счастья.
В образе Лизы проявилась свобода взгляда, широта восприятия жизни, правдивость ее образа.Самому автору по своей природе не было ничего чуждее религиозного самоотречения, отказа от человеческих радостей. Тургенев обладал врожденной способностью радоваться жизни в самых разных ее проявлениях. Он тонко чувствует красоту, испытывает радость от естественной красоты природы и от изысканных произведений искусства. Но больше всего он умел почувствовать и передать красоту человеческой личности, пусть не близкой ему, а цельной и совершенной. И поэтому образ Лизы пронизан такой нежностью.Как и пушкинская Татьяна, Лиза — одна из тех героинь русской литературы, которым легче отказаться от счастья, чем причинить страдания другому человеку. Лаврецкий — человек с корнями в прошлом. Не зря его родословная рассказывалась с самого начала — с 15 века. Но Лаврецкий не только потомственный дворянин, он еще и сын крестьянки. Он никогда этого не забывает, чувствует в себе «крестьянские» черты, а окружающие удивляются его необычайной физической силе.Марфа Тимофеевна, тетка Лизы, восхищалась его героизмом, а мать Лизы, Марья Дмитриевна, обвиняла Лаврецкого в отсутствии изысканных манер. Герой близок людям как по происхождению, так и по личным качествам. Но в то же время на формирование его личности повлияли Вольтер, англомантия отца и российское университетское образование. Даже физическая сила Лаврецкого не только естественна, но и плод воспитания швейцарского гувернера.
В этой развернутой предыстории Лаврецкого автора интересуют не только предки героя, история нескольких поколений Лаврецких отражает сложность русской жизни, русского исторического процесса.Спор между Паншиным и Лаврецким очень значим. Он появляется вечером, в часы, предшествующие объяснению Лизы и Лаврецкого. И не зря этот спор вплетен в самые лирические страницы романа. Для Тургенева здесь сливаются личные судьбы, нравственные поиски его героев и их органическая близость к людям, их отношение к ним на «равноправной» основе.
Лаврецкий доказал Паншину невозможность скачков и надменных переделок с высот бюрократического самосознания — переделок, не оправданных ни знанием родного края, ни верой в идеал, даже отрицательный; приводил в пример собственное воспитание, требовал, прежде всего, признания «народной правды и смирения перед ним»… ». И он ищет эту народную истину. Он не принимает душой религиозного самоотречения Лизы, не обращается к вере как к утешению, а переживает моральный перелом. Для Лаврецкого встреча со своим Не прошел даром и университетский друг Михалевич, упрекавший его в эгоизме и лени. Отречение все же происходит, хотя и не религиозное, — Лаврецкий «действительно перестал думать о собственном счастье, о своих корыстных целях». Его приобщение к истине. людей достигается через отказ от эгоистичных желаний и неустанный труд, дающий покой выполненному долгу.
Роман принес Тургеневу популярность в самых широких кругах читателей. По словам Анненкова, «молодые писатели, начинающие свою карьеру, один за другим приходили к нему, приносили свои произведения и ждали его приговора …». Сам Тургенев вспоминал через двадцать лет после романа: «Благородное гнездо» имело величайший успех, который когда-либо выпадал на мою долю. С момента появления этого романа меня причислили к числу писателей, заслуживающих внимания публики. «

Другие композиции по этой работе

«Драма его (Лаврецкого) позиции — ложь… в столкновении с теми понятиями и моралью, борьба с которыми действительно напугает самого энергичного и мужественного человека »(Н.А.Добролюбов) (по роману «Лишние люди» (по мотивам повести «Ася» и романа «Благородное гнездо»). Автор и герой романа Ивана Тургенева «Благородное гнездо». Встреча Лизы с женой Лаврецкого (разбор эпизода из 39 главы романа Ивана Тургенева «Благородное гнездо») Женские образы в романе И. С. Тургенева «Благородное гнездо». Как понимают счастье герои романа Ивана Тургенева «Благородное гнездо»? Стихи и музыка романа «Благородное гнездо». Образ Лаврецкого в романе Ивана Тургенева «Благородное гнездо». Образ тургеневской девушки (по роману И.Тургенева «Благородное гнездо») Образ тургеневской девушки в романе «Благородное гнездо». Объяснение Лизы и Лаврецкого (разбор эпизода из 34 главы романа Ивана Тургенева «Благородное гнездо»). Пейзаж в романе Ивана Тургенева «Благородное гнездо». Понятие долга в жизни Федора Лаврецкого и Лизы Калитиной Почему Лиза ушла в монастырь Представляем идеальную тургеневскую девушку Проблема поиска истины в одном из произведений русской литературы (И.С. Тургенев. «Благородное гнездо»). Роль образа Лизы Калитиной в романе И.С. Тургенев «Благородное гнездо» Роль эпилога в романе И. С. Тургенева «Благородное гнездо».

И. С. Тургенев. «Благородное гнездо». Образы главных героев романа. Значение названия «Благородное гнездо»

.

Главный герой романа — Федор Иванович Лаврецкий, дворянин, имеющий многие черты самого Тургенева. Лаврецкий, выросший вдали от отцовского дома, сын отца-англофила и матери, умершей в раннем детстве, воспитывается в семейном загородном имении жестокой тётей.Часто критики искали основу этой части сюжета в детстве самого Ивана Сергеевича Тургенева, которого воспитывала мать, известная своей жестокостью.

Лаврецкий продолжает образование в Москве и, посещая оперу, замечает красивую девушку в одной из лож. Ее зовут Варвара Павловна, и теперь Федор Лаврецкий признается ей в любви и просит руки. Пара выходит замуж, и молодожены переезжают в Париж. Там Варвара Павловна становится очень популярной владелицей салона и заводит роман с одним из своих постоянных гостей.О романе жены с другим Лаврецкий узнает только в тот момент, когда случайно читает записку, написанную любовником Варваре Павловне. Потрясенный изменой любимой, он разрывает с ней все контакты и возвращается в родовое имение, где вырос.

Вернувшись домой в Россию, Лаврецкий навещает свою двоюродную сестру Марию Дмитриевну Калитину, которая живет со своими двумя дочерьми Лизой и Леночкой. Лаврецкий сразу увлекается Лизой, серьезность которой и искренняя приверженность православной вере дают ей огромное моральное превосходство, разительно отличающееся от кокетливого поведения Варвары Павловны, к которому так привык Лаврецкий.Постепенно Лаврецкий понимает, что глубоко влюблен в Лизу, и, прочитав сообщение в иностранном журнале о смерти Варвары Павловны, признается в любви к Лизе. Он узнает, что его чувства не безответны — Лиза тоже его любит.

Узнав о внезапном появлении живой Варвары Павловны, Лиза решает уйти в глухой монастырь и до конца своих дней живет в монашестве. Роман заканчивается эпилогом, действие которого происходит восемь лет спустя, из которого также становится известно, что Лаврецкий возвращается в дом Лизы, где поселилась ее взрослая сестра Елена.Там по прошествии последних лет, несмотря на многие изменения в доме, он видит гостиную, где часто встречался со своей девушкой, видит пианино и сад перед домом, который так запомнился ему благодаря общению с Лиза. Лаврецкий живет воспоминаниями и видит в своей личной трагедии некий смысл и даже красоту. Поразмыслив, герой возвращается в свой дом.

Позже Лаврецкий навещает Лизу в монастыре, видя ее в те короткие минуты, когда она появляется в промежутках между службами.

«Благородное гнездо» — «Повесть» И.С. Тургенев. Это произведение имело, по словам автора, «величайший успех, который когда-либо приходился на его долю».

История создания

Идея «Благородного гнезда» возникла в начале 1856 года, но настоящая работа над произведением началась в середине июня 1858 года в Спасском, родовом имении писателя, и продолжалась до конца октября того же года. год. В середине декабря Тургенев внес последние поправки в текст «рассказа» перед его публикацией.Впервые «Благородное гнездо» было опубликовано в журнале «Современник» за 1859 г. (№ 1). Последнее прижизненное (официальное) издание, считающееся каноническим текстом, было издано в 1880 году в Санкт-Петербурге наследниками братьев Салаевых.

Созданию «Благородного гнезда» предшествовал непростой этап в личной жизни Тургенева, а в общественной — период подготовки к глубоким социальным изменениям в России. В августе 1856 г. писатель покинул родину и почти два года прожил за границей.Затем произошел настоящий разрыв его длительных отношений с Полиной Виардо. Писатель трагически пережил одиночество и беспокойство; Я остро осознавал свою неспособность создать семью и прочно закрепиться в жизни. К этому болезненному состоянию добавлялись физические недуги, а затем ощущение творческой бессилия, изнуряющей духовной пустоты. В жизни Тургенева произошла резкая возрастная перемена, которую он пережил как наступление старости; такое дорогое прошлое рушилось, и казалось, что впереди нет никакой надежды.

Российская общественная жизнь также находилась в стадии кризиса. Смерть Николая I, поражение в Крымской войне потрясли Россию. Стало ясно, что жить по-старому уже нельзя. Правительство Александра II столкнулось с необходимостью реформирования многих сторон жизни и, прежде всего, с необходимостью отмены крепостного права. Неизбежно со всей остротой встал вопрос о роли знатной интеллигенции в жизни страны. Об этом и других актуальных проблемах говорил Тургенев во время своего заграничного пребывания в беседах с В.Боткин, П. Анненков, А.И. Герцен — современники, олицетворяющие мысль и дух века. Двойной кризис: личный и социальный, выразившийся в проблемах и столкновениях «Благородного гнезда», хотя формально действие произведения относят к другой эпохе — весне-лету 1842 года и предыстории главного героя Федора Лаврецкого — даже до 1830-х гг. Для Тургенева работа над произведением была процессом устранения личной драмы, расставания с прошлым и поиска новых ценностей.

Жанр «Благородное гнездо»

На титульном листе автографа произведения Тургенев обозначил жанр произведения: рассказ. По сути, «Благородное гнездо» — один из первых социально-философских романов в творчестве писателя, в котором судьба отдельной личности тесно переплетается с национальной и общественной жизнью. Однако формирование большой эпической формы в художественной системе Тургенева происходило именно через повествование. «Благородное гнездо» окружают такие рассказы, как «Переписка» (1854 г.), «Фауст» (1856 г.), «Поезда на Полесье» (1857 г.), «Ася» (1858 г.), в которых определен типичный для героя типаж героя. писатель: интеллектуальный дворянин, который дорожит правами своей личности и при этом не чужд сознанию долга перед обществом.Такие герои, пишет В.А. Недзвецкие — одержимы тоской по абсолютным ценностям, жаждой жизни в единстве с универсальным и универсальным. Они находятся не столько в отношениях с настоящими современниками, сколько лицом к лицу с такими вечными и бесконечными элементами жизни, как природа, красота, искусство, молодость, смерть и, прежде всего, любовь. Они стремятся найти в своей конкретной жизни полноту бесконечной любви, которая предопределяет их трагическую судьбу. Пройдя испытание жизнью и любовью, герой рассказов постигает закон трагических последствий высоких человеческих устремлений и убежден, что у человека есть только один выход — жертвенный отказ от своих лучших надежд.

Этот философско-психологический уровень конфликта, развитый в жанре рассказа, является существенной составляющей в структуре романа Тургенева, дополненной конфликтом социально-исторического характера. В жанре романа писатель исключает прямую лирическую манеру повествования (большинство его рассказов написано от первого лица), ставит задачу создать обобщенную картину объективного бытия во многих ее составляющих и помещает героя с традиционный комплекс индивидуальных и личностных проблем в широком мире общественной и национальной жизни.

Значение названия «Благородное гнездо».

В названии романа использован один из символических лейтмотивов творчества Тургенева. Образ гнезда глубоко связан с проблемами произведения, главный герой которого ориентирован на личное счастье, любовь, семью. У Лаврецкого настолько силен «инстинкт счастья», что, даже испытав первый удар судьбы, он находит силы для второй попытки. Но счастья герою не дается, сбылись вещие слова его тети: «… Гнезда нигде не свить, вечно блуждаешь ». Лиза Калитина, кажется, заранее знает, что счастье невозможно. В своем решении оставить мир« тайная жертва для всех », любовь к Богу, покаяние для нее» нелегальные »сердечные побуждения и своеобразный поиск такого« гнезда », в котором она не будет игрушкой темных сил бытия, сложно переплести. Мотив« гнезда », являющийся отправной точкой в ​​развитии сюжета, расширяет свое содержание до универсального обобщения дворянской культуры в целом, сливаясь в своих лучших возможностях с национальной культурой.Для Тургенева личность человека настолько художественно постижима, насколько ее можно вписать в образ определенной культуры (это основа распределения героев романа по разным группам и кланам). Произведение содержит живой мир дворянского поместья с его характерным повседневным и естественным образом жизни, привычными занятиями и сложившимися традициями. Однако Тургенев чутко чувствует прерывность русской истории, отсутствие в ней органической «связи времен» как черты национального духа.Значение, однажды приобретенное, не сохраняется и не передается из поколения в поколение. На каждом этапе нужно заново искать свою цель, как будто впервые. Энергия этого вечного духовного беспокойства проявляется прежде всего в музыкальности языка романа. Роман-элегия «Благородное гнездо» воспринимается как прощание Тургенева со старой дворянской Россией накануне надвигающегося нового исторического этапа — 60-х годов.

Только что опубликовав роман «Рудин» в январской и февральской книгах «Современника» за 1856 год, Тургенев подумывает о новом романе.На обложке первой записной книжки «Благородное гнездо» с автографом написано: «Благородное гнездо», рассказ Ивана Тургенева, задуманный в начале 1856 года; долго не брал в руки, крутил в голове; начали его разрабатывать летом 1858 г. в Спасском. Он закончился в понедельник 27 октября 1858 года в Спасском. «Последние исправления были внесены автором в середине декабря 1858 года, и в январской книге« Современника »за 1959 год было опубликовано« Благородное гнездо ». По общему настроению« Благородное гнездо »кажется очень далеким от первого романа Тургенева. .В центре произведения — глубоко личная и трагическая история, история любви Лизы и Лаврецкого. Герои встречаются, у них возникает симпатия друг к другу, потом любовь, они боятся признаться себе в этом, потому что Лаврецкий связан узами брака. За короткое время Лиза и Лаврецкий испытывают и надежду на счастье, и отчаяние — осознавая свою невозможность. Герои романа ищут ответы, прежде всего, на вопросы, которые ставит перед ними их судьба — о личном счастье, о долге перед близкими, о самоотречении, о своем месте в жизни.В первом романе Тургенева царил дух дискуссии. Герои «Рудина» решали философские вопросы, в их споре рождалась правда.

Герои «Благородного гнезда» сдержанны и немногословны, Лиза — одна из самых тихих тургеневских героинь. Но внутренняя жизнь героев не менее напряжена, и работа мысли продолжается без устали в поисках истины — только почти без слов. Они изучают, внимательно слушают, размышляют о жизни, которая их окружает и о своей собственной, с желанием ее понять.Лаврецкий в «Васильевском» «словно прислушивался к окружавшему его потоку тихой жизни». И в решающий момент Лаврецкий снова и снова «стал заглядывать в свою жизнь». Поэзия созерцания жизни исходит из «Благородного гнезда». Несомненно, на тон этого тургеневского романа повлияли личные настроения Тургенева в 1856–1858 годах. Обдумывание романа Тургеневым совпало с моментом перелома в его жизни, с душевным кризисом. Тургеневу тогда было около сорока лет.Но известно, что чувство старения пришло к нему очень рано, и теперь он уже говорит, что «прошла не только первая и вторая — третья молодость». У него печальное сознание, что жизнь не сложилась, что уже слишком поздно рассчитывать на счастье для себя, что «время цветения» прошло. Вдали от любимой женщины — Полины Виардо — нет счастья, но существование рядом с ее семьей, по его словам, «на краю чужого гнезда», на чужбине, болезненно. Собственное трагическое восприятие любви Тургеневым нашло отражение и в «Благородном гнезде».К этому добавляются размышления о судьбе писателя. Тургенев упрекает себя в пустой трате времени, непрофессионализме. Отсюда ирония автора по отношению к дилетантству Паншина в романе — этому предшествовал период жесткого осуждения самого себя Тургеневым. Вопросы, волновавшие Тургенева в 1856–1858 годах, предопределили круг проблем, поставленных в романе, но там они проявляются, естественно, в другом ракурсе. «Сейчас я занят другой, большой историей, главным лицом которой является девушка, религиозное существо. Я пришел к этому лицу благодаря наблюдениям за русской жизнью», — писал он Э. Э. Ламберту 22 декабря 1857 г. из Рима.Вообще вопросы религии были далеки от Тургенева. Ни душевный кризис, ни нравственные поиски не привели его к вере, не сделали глубоко религиозным, он приходит к изображению «религиозного существа» по-другому, острая необходимость осмысления этого феномена русской жизни связана с решением более широкого круга вопросов. вопросов.

В «Благородном гнезде» Тургенева интересуют актуальные вопросы современной жизни, здесь он прямо вверх по течению реки достигает ее истоков. Поэтому герои романа показаны своими «корнями», с почвой, на которой они выросли.Глава тридцать пятая начинается с воспитания Лизы. У девочки не было духовной близости ни с родителями, ни с французской гувернанткой; Воспитывалась, как и пушкинская Татьяна, под влиянием своей няни Агафьи. История Агафьи, дважды в жизни отмеченной барским вниманием, дважды претерпевшей позор и смирившейся с судьбой, могла составить целую историю. Рассказ Агафьи автор представил по совету критика Анненкова — иначе, по мнению последнего, непонятен конец романа, отъезд Лизы в монастырь.Тургенев показал, как под влиянием сурового подвижничества Агафьи и своеобразной поэзии ее речей формировался строгий душевный мир Лизы. Религиозное смирение Агафьи воспитало в Лизе начало прощения, покорности судьбе и самоотречения от счастья.

В образе Лизы выразились свобода взгляда, широта восприятия жизни, правдивость ее образа. Самому автору по своей природе не было ничего чуждее религиозного самоотречения, отказа от человеческих радостей.Тургенев обладал врожденной способностью радоваться жизни в самых разных ее проявлениях. Он тонко чувствует красоту, испытывает радость как от естественной красоты природы, так и от изысканных произведений искусства. Но больше всего он умел почувствовать и передать красоту человеческой личности, пусть не близкой ему, а цельной и совершенной. И поэтому образ Лизы пронизан такой нежностью. Как и пушкинская Татьяна, Лиза — одна из тех героинь русской литературы, которым легче отказаться от счастья, чем причинить страдания другому человеку.Лаврецкий — человек с «корнями», уходящими в прошлое. Не зря его родословная рассказывалась с самого начала — с 15 века. Но Лаврецкий не только потомственный дворянин, он еще и сын крестьянки. Он никогда этого не забывает, чувствует в себе «крестьянские» черты, а окружающие удивляются его необычайной физической силе. Марфа Тимофеевна, тётя Лизы, восхищалась его героизмом, а мать Лизы, Марья Дмитриевна, упрекала Лаврецкого в отсутствии изысканных манер.Герой близок людям как по происхождению, так и по личным качествам. Но в то же время на формирование его личности оказали влияние вольтеризм, отцовская англомантия и российское университетское образование. Даже физическая сила Лаврецкого не только естественна, но и плод воспитания швейцарского гувернера.

В этой подробной предыстории Лаврецкого автора интересуют не только предки героя, история нескольких поколений Лаврецких отражает сложность русской жизни, русского исторического процесса.Спор между Паншиным и Лаврецким очень значим. Он появляется вечером, в часы, предшествующие объяснению Лизы и Лаврецкого. И не зря этот спор вплетен в самые лирические страницы романа. Для Тургенева здесь сливаются личные судьбы, нравственные поиски его героев и их органическая близость к людям, их отношение к ним на «равноправной» основе.

Лаврецкий доказал Паншину невозможность скачков и надменных переделок с высот бюрократического самосознания — переделок, не оправдываемых ни знанием родного края, ни верой в идеал, даже отрицательный; приводил в пример собственное воспитание, требовал, прежде всего, признания «народной правды и смирения перед ним»… ». И он ищет эту народную истину. Он не принимает душой религиозного самоотречения Лизы, не обращается к вере как утешению, а переживает моральный перелом. Для Лаврецкого встреча со своим университетским другом Михалевичем, упрекавшим его в эгоизме и лени, тоже не проходит даром. Отречение все еще происходит, хотя и не религиозное, — Лаврецкий «действительно перестал думать о собственном счастье, о корыстных целях». Его приобщение к истине. людей достигается через отказ от эгоистичных желаний и неустанный труд, дающий покой выполненному долгу.

Роман принес Тургеневу известность в самых широких кругах читателей. По словам Анненкова, «начинающие свою карьеру молодые писатели один за другим приходили к нему, приносили свои произведения и ждали его приговора …». Сам Тургенев вспоминал через двадцать лет после романа: «Дворянское гнездо» имело величайший успех, который когда-либо выпадал на мою долю. С момента появления этого романа меня причислили к числу писателей, заслуживающих внимания публики. «

Много замечательных произведений написал известный русский писатель И.С. Тургенев, «Благородное гнездо» — одно из лучших.

В романе «Благородное гнездо» Тургенев описывает обычаи и обычаи быта русской знати, их интересы и увлечения.

Главный герой произведения — дворянин Лаврецкий Федор Иванович воспитывался в семье своей тети Глафиры. Мать Федора, бывшая горничная, умерла, когда мальчик был совсем маленьким. Мой отец жил за границей. Когда Федору исполнилось двенадцать лет, отец возвращается домой и сам воспитывает сына.

Роман «Благородное гнездо», краткое содержание произведения, дает возможность узнать, какое домашнее образование и воспитание получали дети в дворянских семьях. Федора обучали многим наукам. Воспитание его было суровым: рано утром его будили, кормили раз в день, учили ездить на лошади и стрелять. После смерти отца Лаврецкий уехал учиться в Москву. Ему тогда было 23 года.

Роман «Благородное гнездо», краткое содержание этого произведения, позволит нам узнать об увлечениях и увлечениях молодых дворян России.Во время одного из визитов в театр Федор увидел в ложе красивую девушку — Варвару Павловну Коробьину. Подруга знакомит его с семьей красавицы. Варенька была умной, милой, образованной.

Прекращение учебы в университете из-за брака Федора с Варварой. Молодая пара переехала в Санкт-Петербург. Там их сын рождается и вскоре умирает. По совету врача Лаврецкие переехали жить в Париж. Вскоре предприимчивая Варвара становится владелицей популярного салона и заводит роман с одним из ее посетителей.Узнав, что случайно прочитал любовную записку своего избранника, Лаврецкий разрывает с ней все отношения и возвращается в свое имение.

Однажды он навестил свою двоюродную сестру Калитину Марию Дмитриевну, которая живет со своими двумя дочерьми Лизой и Леной. Старшая — благочестивая Лиза — заинтересовала Федора, и вскоре он понял, что его чувства к этой девушке серьезны. У Лизы был поклонник, некий Паншин, которого она не любила, но по совету матери не отталкивала.

В одном из французских журналов Лаврецкий прочитал, что его жена умерла.Федор признается Лизе в любви и узнает, что его любовь взаимна.

Счастью юноши не было предела. Наконец он встретил девушку своей мечты: нежную, очаровательную и серьезную. Но когда он вернулся домой, Барбара, живая и здоровая, ждала его в фойе. Она со слезами на глазах умоляла мужа простить ее хотя бы ради дочери Ады. Печально известная в Париже красавица Варенька остро нуждалась в деньгах, поскольку ее салон больше не давал ей дохода, необходимого для роскошной жизни.

Лаврецкий назначает ей годовое пособие и позволяет поселиться в его имении, но отказывается с ней жить. Умная и находчивая Варвара поговорила с Лизой и убедила набожную и кроткую девушку бросить Федора. Лиза убеждает Лаврецкого не уходить из семьи. Поселяет семью в своем имении, а сам уезжает в Москву.

Глубоко разочаровавшись в своих несбывшихся надеждах, Лиза разрывает все отношения со светским миром и отправляется в монастырь, чтобы найти там смысл жизни в страданиях и молитвах.Лаврецкий навещает ее в монастыре, но девушка даже не смотрит на него. Ее чувства выдавали только дрожащие ресницы.

И Варенька снова поехала в Петербург, а потом в Париж, чтобы продолжить там веселую и беззаботную жизнь. Краткое содержание романа «Благородное гнездо» напоминает нам, сколько места в душе человека занимают его чувства, особенно любовь.

Восемь лет спустя Лаврецкий приходит в дом, где однажды познакомился с Лизой. Федор снова окунулся в атмосферу прошлого — тот же сад за окном, такое же пианино в гостиной.Вернувшись домой, он долгое время жил грустными воспоминаниями о неудавшейся любви.

«Благородное гнездо», краткое содержание произведения, позволило прикоснуться к некоторым особенностям быта и обычаев русского дворянства XIX века.

Первое упоминание о романе «Благородное гнездо» встречается в письме И.С. Тургенева издателю И.И. Панаеву в октябре 1856 года. Иван Сергеевич планировал закончить произведение к концу года, но не реализовал задуманное.Писатель всю зиму тяжело болел, а потом уничтожил первые наброски и стал придумывать новый сюжет. Возможно, окончательный текст романа существенно отличается от оригинала. В декабре 1858 г. автор внес последние изменения в рукопись. Впервые «Благородное гнездо» было опубликовано в январском номере журнала «Современник» за 1859 год.

Роман произвел огромное впечатление на российское общество. Он сразу стал настолько популярен, что не читать «Благородное гнездо» считалось почти дурным тоном.Даже Тургенев признал, что работа имела очень большой успех.

Роман основан на размышлениях писателя о судьбах лучших представителей русского дворянства. Сам автор принадлежал к этому классу и прекрасно понимал, что «Благородные гнезда» с их атмосферой возвышенных переживаний постепенно вырождаются. Не случайно Тургенев приводит родословные главных героев романа. На их примере писатель показывает, что в разные исторические периоды произошли значительные изменения в благородной психологии: от «Дикого господства» до преклонения перед всем инопланетянином.Прадед Федора Ивановича Лаврецкого — жестокий тиран, дед — беззаботный и гостеприимный ненавистник Вольтера, отец — англоман.

Гнездо как символ Родины , брошенное его обитателями. Современники писателя предпочитают проводить время за границей, говорят по-французски и бездумно перенимают чужие традиции. Престарелая тетя Лаврецкого, одержимая стилем Людовика XV, выглядит трагично и карикатурно. Несчастна судьба самого Федора, детство которого искалечила зарубежная «Система образования» … Общепринятая практика поручать детей няням, гувернанткам или даже отдавать их в чужую семью, разрывает связь поколений, лишает их корней. Те, кому удается поселиться в старинном исконном «Гнезде» , чаще всего ведут сонное существование, наполненное сплетнями, играя в музыку и карты.

Столь разное отношение матерей Лизы и Лаврецкого к своим детям не случайно. Марья Дмитриевна равнодушна к воспитанию дочерей.Лизе ближе няня Агафья и учитель музыки. Именно эти люди влияют на формирование личности девушки. А вот и крестьянка Малаша (мать Федора) «Тихо угасает» после того, как лишена возможности воспитывать сына.

Композиционно роман «Благородное гнездо» построен незамысловато. В его основе рассказ о несчастной любви Федора и Лизы. Крах их надежд, невозможность личного счастья перекликается с социальным коллапсом дворянства в целом.

Главный герой Роман Федор Иванович Лаврецкий имеет много общего с самим Тургеневым. Он честен, искренне любит свою Родину, ищет рационального использования своих способностей. Воспитанный властолюбивой и жестокой теткой, а затем своеобразным отцом «спартанской системы» , он приобрел крепкое здоровье и суровый вид, но добрый и застенчивый характер. Лаврецкому сложно общаться. Он сам чувствует пробелы в своем воспитании и образовании, поэтому стремится их исправить.

Расчётливая Варвара видит в Лаврецком только тупого болвана, богатством которого легко завладеть. Искренность и чистота первых настоящих чувств героя разбиваются о предательство жены. В результате Федор перестает доверять людям, презирает женщин, считает себя недостойным настоящей любви. Встретив Лизу Калитину, он не сразу решается поверить в чистоту и благородство девушки. Но, узнав ее душу, он поверил и полюбил на всю жизнь.

Характер Лизы сформировался под влиянием няни из старообрядцев. Девочка с детства тяготилась религией, «Образ вездесущего, всезнающего Бога с какой-то сладкой силой вдавился в ее душу» … Однако Лиза ведет себя слишком самостоятельно и открыто для своего времени. В девятнадцатом веке девушки, стремившиеся удачно выйти замуж, были намного покладистее, чем героиня Тургенева.

До встречи с Лаврецким Лиза не часто задумывалась о своей судьбе.Официальный жених Паншин не вызвал у девушки особого отторжения. Ведь главное, по ее мнению, — честно выполнить свой долг перед семьей и обществом. Это счастье каждого человека.

Роман завершается спором Лаврецкого с Паншиным о людях и последующей сценой объяснения Лизы с Федором. В мужском конфликте Паншин выражает мнение чиновника с прозападными взглядами, а Лаврецкий выступает с позиций, близких к славянофильству.Именно во время этого спора Лиза осознает, насколько ее мысли и суждения созвучны взглядам Лаврецкого, осознает свою любовь к нему.

Среди «Тургеневских девушек» образ Лизы Калитиной — один из самых ярких и поэтичных. Ее решение стать монахиней основано не только на религиозности. Лиза не может жить вопреки своим моральным принципам. В этой ситуации для женщины ее круга и духовного развития другого выхода просто не было. Лиза жертвует личным счастьем и счастьем любимого человека, потому что она не может действовать «неправильно» .

Помимо главных героев, Тургенев создал в романе целую галерею ярких образов, отражающих дворянскую среду во всем ее многообразии. Есть любитель государственных денег, генерал в отставке Коробин, старый сплетник Гедеоновский, умный денди Паншин и многие другие герои провинциального общества.

В романе также есть представители людей. В отличие от господ, крепостных и бедняков Тургенев изображает сочувственно и сочувственно. Разрушенные судьбы Малаши и Агафьи, талант Леммы, который так и не раскрылся из-за бедности, и многие другие жертвы господского произвола доказывают, что история «Благородных гнезд» далека от совершенства.И главной причиной продолжающейся социальной дезинтеграции писатель считает крепостное право, которое одних развращает, а других низводит до бессловесного существа, но всех калечит.

Состояние героев очень тонко передано через изображения природы, речевые интонации, взгляды, паузы в разговоре. Этим Тургенев достигает удивительной грации в описании переживаний, мягкой и захватывающей лирики. «Я был потрясен … световой поэзией, льющейся в каждом звуке этого романа», — говорил Салтыков-Щедрин о «Благородном гнезде».

Художественное мастерство и философская глубина обеспечили первому крупному произведению Тургенева выдающийся за все время успех.

«Благородное гнездо» (С. А. Малахов). «Благородное гнездо Тургеневское дворянское гнездо короткое

»

«Благородное гнездо» — повесть великого писателя И. Тургенева, написанная в 1858 году. В романе благородство показано на всех уровнях: от обитателей небольшого имения до самой верхушки элитного общества. Этим рассказом И. Тругенев хотел отобразить такие процессы, как:

  • судьбы лучших из дворян, их отличие от других «типичных» дворян и причины сохранения нравственности;
  • отображение быта народа, взаимодействия дворянства и крестьянства;
  • проблема любви и самопожертвования во имя этого.

Сам рассказ начинается со знакомства читателя с Федором Лаврецким. Он прибыл из Парижа, где перенес ужасный позор. Его жена Варвара Павловна предала его, чем снискала себе довольно громкую и сомнительную известность. Именно эта история становится главным слухом в обществе. В доме Калитиных также становится известно о возвращении дворянина. Далее идет речь о самом Федоре, который, как выясняется, является сыном знатного дворянина и простой крестьянки.

Маленькому Федору пришлось многое пережить.Его разлучили с собственной матерью, подарив ему тетю, и с годами отец начал внушать сыну ненависть к женщинам. Из-за этого юному Федору было сложно ладить с людьми, а в остальном он получил первоклассное образование и был полноценным наследником семьи Лаврецких. Через несколько лет после смерти отца Федор познакомился с красавицей Варварой Павловной, на которой впоследствии женился.

В Париж пара Лаврецких оказалась по настоянию врачей, которые посоветовали паре изменить ситуацию.Дело в том, что их ребенок умер, и обоим пришлось начать новую жизнь. В Париже все шло хорошо, пока Федор не узнал об измене жены. Не выдержав такого разочарования, он оставляет Варвару и возвращается домой. Лаврецкий приехал в Васильевское, где поселился в родовом имении. Живет спокойной жизнью, когда в семье Калитиных не все так спокойно.

Лиза пытается привлечь внимание Федора, когда ее дочь Марья Дмитриевна хочет выдать замуж за камердинера Паншина.Похоже, что их бабушка Марфа Тимофеевна противится этой идее. Но все возможные споры прерывает новость — Лаврецкий хочет навестить Калитиных. Лиза и Федор начинают доверять друг другу. Девушка не понимает, почему распался брак Лаврецкого. Нужно быть покорным и снисходительным, — вот что она говорит мужчине.

Михалевич, который любит писать стихи, тоже приходит к Калитиным. Федор все больше думает о Лизе, но убеждает, что его чувства к ней чисто дружеские.На следующий день Лаврецкий узнает, что его жена внезапно скончалась. Эта новость очень его ранит. Доверяя Лизе, он рассказывает о случившемся. Тот же просит у него совета: Паншин просил руки. Поддавшись смутной тревоге, Федор советует не торопиться и жениться только по любви.

Лиза начинает избегать Лаврецкого, переживая за свои чувства. Сам Лаврецкий так и не получил подтверждения смерти Варвары. Напряжение накапливается вокруг. Однажды вечером между Лаврецким и Паншиным завязывается спор.Светский чиновник не очень высокого мнения о Родине, когда Лаврецкий всячески защищает свою Родину. Лиза полностью на стороне Fedora. После их знакомства Лаврецкий понимает, что любит эту девушку. Лиза замечает, насколько они похожи, но ее подавляет то, что Федор не верит в Бога.

Когда влюбленные решили на минутку, что их чувствам суждено жить, как вдруг появляется Варвара. Она умоляет Лаврецкого простить ее ради дочери.Федор до сих пор не прощает измену, но разрешает ей жить в Лавриках. Обновления отношений не будет. Варвара Павловна идет к Калитиным, разговаривает с Лизой. Сама Лиза начинает думать, что сам Бог не хочет ее любви с Федором. Она рассказывает об этом Лаврецкому и просит его выполнить свой долг перед женой, а она выполнит свой долг перед своей семьей и Богом.

Лаврецкий мирится с женой, но их отношения не улучшаются. Лиза, не сумев полюбить Паншина, уезжает в монастырь.Попытка Федора поговорить с новоиспеченной монахиней не удалась. Варварва Павловна не выдерживает жизни в имении, уезжает от мужа и уезжает в Париж, где у нее сразу появляется достойный поклонник. Проходит время, почти восемь лет. Лаврецкий приезжает в дом Калитиных и отмечает, что жизнь там изменилась. Там уже выросла младшая сестра Лизы, Лена, которая скоро выйдет замуж. Лаврецкого грызет ностальгия, он понимает, что больше не может думать о собственном счастье. У него был огромный поворот, который не сделает его прежним.

Иван Сергеевич Тургенев

Гедеоновский, как всегда, первым принес весть о возвращении Лаврецкого в дом Калитиных. Мария Дмитриевна, вдова бывшего губернского прокурора, которая к пятидесяти годам сохранила некую приятность в чертах лица, благосклонно относится к нему, а ее дом — один из самых приятных в городе Ой … Но Марфа Тимофеевна Пестова, семидесятилетняя. -летняя сестра отца Марии Дмитриевны, не любит Гедеоновского за его склонность к сочинительству и разговорчивость.Но что взять — священник хоть и статский советник.

Но угодить Марфе Тимофеевне вообще сложно. Не любит она и Паншина — всеобщего любимца, завидного жениха, первого кавалера. Владимир Николаевич играет на фортепиано, сочиняет романсы на свои слова, хорошо рисует, декламирует. Он довольно светский человек, образованный и ловкий. В общем, он петербургский чиновник по особым поручениям, камерный кадет, приехавший в О … с каким-то назначением.Он навещает Калитиных ради Лизы, девятнадцатилетней дочери Марии Дмитриевны. И, похоже, его намерения серьезные. Но Марфа Тимофеевна уверена: ее любимица не такой уж и муж. Учитель музыки Христофор Федорович Лемм, пожилой, непривлекательный и не очень успешный немец, тайно влюбленный в своего ученика, низко ставит Паншина и Лизина.

Приезд из-за границы Федора Ивановича Лаврецкого — знаменательное событие для города. Его история передается из уст в уста.В Париже он случайно уличил жену в измене. Более того, после разрыва красавица Варвара Павловна получила скандальную европейскую известность.

Жители Калитинского дома, однако, не думали, что он был похож на жертву. Он до сих пор дышит степным здоровьем, непреходящей силой. Только в глазах видна усталость.

Вообще-то Федор Иванович — порода сильная. Его прадед был человеком крутым, дерзким, умным и хитрым. Прабабушка, вспыльчивая, мстительная цыганка, ничем не уступала мужу.Дед Петр, однако, был уже простым степным хозяином. Его сын Иван (отец Федора Ивановича) воспитывался, однако, французом, поклонником Жан-Жака Руссо: так распорядилась его тетя, с которой он жил. (Его сестра Глафира выросла с родителями.) Мудрость 18 века. наставник вылил ему в голову целиком, где и пребывала, не смешиваясь с кровью, не проникая в душу.

Вернувшись к родителям, Иван обнаружил, что в его доме грязно и дико.Это не помешало ему привлечь внимание к горничной матери Маланья, очень красивой, умной и нежной девушке. Разразился скандал: отец Ивана лишил наследства и приказал отправить девушку в дальнее село. Иван Петрович по дороге отбился от Маланьи и женился на ней. Разместив молодую жену с родственниками Пестовых, Дмитрием Тимофеевичем и Марфой Тимофеевной, он сам уехал в Петербург, а затем за границу. В деревне Пестовых 20 августа 1807 года родился Федор.Прошел почти год, прежде чем Маланья Сергеевна смогла явиться с сыном к Лаврецким. И это только потому, что мать Ивана перед смертью попросила сына и невестку сурового Петра Андреевича.

Счастливый отец ребенка наконец вернулся в Россию только через двенадцать лет. Маланья Сергеевна к этому времени умерла, и мальчика воспитывала тетя Глафира Андреевна, некрасивая, завистливая, недоброжелательная и властная. Федю забрали у матери и передали Глафире еще при ее жизни.Он не видел свою мать каждый день и страстно любил ее, но смутно чувствовал, что между ним и ней существует непреодолимая преграда. Федя боялся тети, не решался при ней вымолвить ни слова.

Вернувшись, Иван Петрович сам занялся воспитанием сына. Одели его по-шотландски и наняли для него носильщика. Гимнастика, естественные науки, международное право, математика, столярное дело и геральдика составляли ядро ​​образовательной системы. Мальчик проснулся в четыре часа утра; облили холодной водой, заставили бегать вокруг шеста на веревке; кормят 1 раз в сутки; учили ездить верхом и стрелять из арбалета.Когда Феде исполнилось шестнадцать лет, отец начал прививать ему презрение к женщинам.

Через несколько лет, похоронив отца, Лаврецкий уехал в Москву и в двадцать три года поступил в университет. Странное воспитание дало свои плоды. Он не умел ладить с людьми, не решался смотреть в глаза ни одной женщине. Он ладил только с Михалевичем, энтузиастом и поэтом. Именно этот Михалевич познакомил своего друга с семьей прекрасной Варвары Павловны Коробьиной.Двадцатишестилетний ребенок только сейчас понял, ради чего стоит жить. Варенька была обаятельной, умной и прилично образованной, умела рассказывать о театре, играла на фортепиано.

Через полгода молодые прибыли в Лаврики. Вуз был заброшен (чтобы не жениться на студентке), и началась счастливая жизнь. Глафиру удалили, и на место стюарда прибыл генерал Коробьин, папа Варвары Павловны; и пара уехала в Петербург, где родился их сын, который вскоре умер.По совету врачей они уехали за границу и поселились в Париже. Варвара Павловна мгновенно поселилась здесь и засветилась в обществе. Однако вскоре Лаврецкий разжился любовной запиской, адресованной жене, которой так слепо доверял. Сначала его охватила ярость, желание убить обоих («прадед подвешивал крестьян за ребра»), но потом, заказав письмо о годовом довольствии жене и отъезде генерала Коробьина из имения , он уехал в Италию. В газетах ходили плохие слухи о его жене.От них я узнал, что у него есть дочь. Появилось безразличие ко всему. И все же через четыре года он хотел вернуться домой в город О …, но не хотел селиться в Лавриках, где они с Варей провели свои первые счастливые дни.

Лиза привлекла его внимание с первой же встречи. Он заметил рядом с ней Паншина. Мария Дмитриевна не скрывала, что камерный юнкер без ума от ее дочери. Однако Марфа Тимофеевна все еще считала, что Лизы с Паншиным не будет.

В Васильевском Лаврецкий осмотрел дом, сад с прудом: усадьба успела одичать. Его окружала тишина неторопливой уединенной жизни. И какая сила, какое здоровье было в этой бездеятельной тишине. Дни шли однообразно, но скучать не приходилось: по хозяйству занимался, ездил верхом, читал.

Через три недели поехал в О … к Калитиным. Лемма их нашла. Вечером, отправившись проводить его, он остался с ним. Старик был тронут и признался, что пишет музыку, играет и что-то поет.

В Васильевском разговор о стихах и музыке незаметно перешел в разговор о Лизе и Паншине. Лемм был категоричен: она его не любит, она просто слушается матери. Лиза может любить одно красивое, но он некрасивый, то есть его душа некрасива

Лиза и Лаврецкий все больше доверяли друг другу. Не без колебаний она однажды спросила о причинах его разрыва с женой: как можно разрушить то, что объединил Бог? Ты должен простить.Она уверена, что нужно прощать и подчиняться. Этому ее учила в детстве няня Агафья, рассказывающая о житиях Пресвятой Богородицы, житиях святых и отшельников и водя их в храм. Ее собственный пример воспитал смирение, кротость и чувство долга.

Вдруг в Васильевском появился Михалевич. Он состарился, было видно, что у него не все хорошо, но он говорил так же страстно, как в молодости, читал собственные стихи: «… И я сжег все, чему поклонялся, / Я поклонился всему, что я сжег. .«

Тогда друзья долго и громко спорили, тревожив Лемму, которая продолжала навещать. Нельзя только желать счастья в жизни. Это означает строительство на песке. Вера нужна, а без нее Лаврецкий жалкий вольтеронец. Ни веры — ни откровения, ни понимания того, что делать. Вам нужно чистое, неземное существо, которое выведет его из апатии.

После Михалевича Калитины прибыли в Васильевское. Дни прошли весело и беззаботно. «Я говорю с ней, как будто я не отживший человек», — подумал Лаврецкий о Лизе.Проводя их экипаж на коне, он спросил: «Теперь мы друзья? ..» Она кивнула в ответ.

На следующий вечер, просматривая французские журналы и газеты, Федор Иванович наткнулся на сообщение о внезапной смерти королевы фешенебельных парижских салонов мадам Лаврецкой. Утром он был уже у Калитиных. «Что с тобой не так?» — спросила Лиза. Он дал ей текст сообщения. Теперь он свободен. «Не об этом сейчас думать, а о прощении…» — возразила она и в конце разговора с тем же доверием расплатилась: Паншин просит ее руки.Она совсем не влюблена в него, но готова подчиняться матери. Лаврецкий умолял Лизу подумать, а не выходить замуж без любви, из чувства долга. В тот же вечер Лиза попросила Паншина не торопить ее с ответом и сообщила об этом Лаврецкому. Все последующие дни в ней чувствовалось тайное беспокойство, как будто она даже избегала Лаврецкого. Также его встревожило отсутствие подтверждения смерти жены. А Лиза на вопрос, решилась ли она дать Паншину ответ, ответила, что ничего не знает.Сама она не знает.

Одним летним вечером в гостиной Паншин стал упрекать новое поколение, говоря, что Россия отстала от Европы (мы даже мышеловки не изобретали). Он говорил красиво, но с тайной горечью. Лаврецкий вдруг стал возражать и победил врага, доказав невозможность прыжков и надменных переделок, потребовал признания перед ним народной правды и смирения. — воскликнул раздраженный Паншин; Что он собирается делать? Вспахайте землю и постарайтесь ее вспахать как можно лучше.

Лиза все время была на стороне Лаврецкого. Презрение светского чиновника к России обидело ее. Оба они поняли, что любят и не любят одно и то же, а отличаются только в одном, но Лиза втайне надеялась привести его к Богу. Смущение последних дней исчезло.

Все постепенно разошлись, и Лаврецкий тихо вышел в ночной сад и сел на скамейку. В нижних окнах появился свет. Лиза шла со свечой в руке.Он тихо позвал ее и, сев под липами, сказал: «… Меня сюда привели … Я люблю тебя».

Возвращаясь по спящим улицам, полный радостного чувства, он услышал чудесные звуки музыки. Он повернулся туда, откуда они шли, и позвал: «Лемм! Старик появился в окне и, узнав его, бросил ключ. Ничего подобного Лаврецкий давно не слышал. Он подошел и обнял старика. Он сделал паузу, затем улыбнулся и закричал: «Я сделал это, потому что я великий музыкант.«

На следующий день Лаврецкий пошел в Васильевское, а вечером вернулся в город. В холле его встретил запах крепких духов, а там были чемоданы. Переступив порог гостиной, он увидел свою жену. Смущенно и многословно она стала умолять ее простить хотя бы ради невинной дочери перед ним: Ада, спроси со мной своего отца. Он предложил ей поселиться в Лаврики, но никогда не ждал возобновления отношений. Варвара Павловна и сама была покорной, но в тот же день навестила Калитиных.Там уже состоялось окончательное объяснение Лизы и Паншина. Мария Дмитриевна была в отчаянии. Варвара Павловна сумела занять, а затем устроить ее в свою пользу, намекнула, что Федор Иванович не полностью лишил ее «своего присутствия». Лиза получила записку Лаврецкого, и встреча с его женой не стала для нее неожиданностью («Так мне и надо»). Она стоически вела себя в присутствии женщины, которую «он» когда-то любил.

Появился Паншин. Варвара Павловна сразу нашла с ним тон.Она пела романс, говорила о литературе, о Париже, вела полусветскую, полухудожественную болтовню. Расставаясь, Мария Дмитриевна выразила готовность попытаться помирить ее с мужем.

Лаврецкий снова появился в доме Калитинских, когда получил записку Лизы с приглашением приехать к ним. Он тотчас подошел к Марфе Тимофеевне. Она нашла предлог, чтобы оставить их наедине с Лизой. Девушка пришла сказать, что им остается выполнить свой долг. Федор Иванович должен помириться с женой.Разве он не видит теперь сам: счастье зависит не от людей, а от Бога.

Когда Лаврецкий спускался вниз, лакей пригласил его к Марье Дмитриевне. Она рассказала о раскаянии жены, попросила простить ее, а затем, предложив взять ее из рук в руки, вывела Варвару Павловну из-за ширмы. Повторялись просьбы и уже знакомые сцены. В конце концов Лаврецкий пообещал, что будет жить с ней под одной крышей, но сочтет договор нарушенным, если она позволит себе покинуть Лаврики.

На следующее утро он увез жену и дочь в Лаврики, а через неделю уехал в Москву. Через день Паншин навестил Варвару Павловну и пробыл там три дня.

Через год до Лаврецкого дошла весть о том, что Лиза постриглась в монастыре в одном из отдаленных регионов России. Через некоторое время он посетил этот монастырь. Лиза подошла к нему вплотную — и не посмотрела, только ресницы слегка дернулись, а пальцы, удерживающие четки, еще сильнее сжались.

А Варвара Павловна очень скоро переехала в Петербург, потом в Париж. Рядом с ней появился новый поклонник, охранник необычайной силы. Она никогда не приглашает его на свои модные вечера, но в остальном он пользуется ее расположением.

Прошло восемь лет. Лаврецкий снова навестил О … Старшие обитатели Калитинского дома уже умерли, и здесь царила юность: младшая сестра Лизы, Леночка, и ее жених. Было весело и шумно. Федор Иванович прошелся по всем комнатам.В гостиной было такое же пианино, такое же кольцо стояло у окна, что и тогда. Только обои были разные.

В саду он увидел ту же скамейку и пошел по той же аллее. Его печаль была мучительной, хотя в нем уже происходил тот перелом, без которого нельзя оставаться порядочным человеком: он перестал думать о собственном счастье.

Произведение «Благородное гнездо» — второй роман Тургенева.

Главным героем повести был добрый и тихий хозяин Федор Иванович Лаврецкий.Он вырос в семье дворянского помещика, женатого на простой крестьянской девушке. Мать Федора умерла, когда ему было восемь лет. Отец воспитал мальчика по строгим правилам, по системе, которую он сам придумал. Такое воспитание повлияло на характер Лаврецкого, сделало его сильным и здоровым человеком. По внешнему виду он похож на здорового быка, но за этой внешностью скрывается застенчивость и робость. После смерти отца жизнь открыла Федору свои секреты.

В двадцать четыре года он поступил в Московский институт и познакомился с красивой женщиной Варварой Павловной.Они поженились, но вскоре расстались. Чтобы облегчить свои переживания по поводу развода, Федор уезжает за границу. Через несколько лет он вернулся на родину. И вот он знакомится с другой девушкой, Лизой Калитиной.

Лиза была верующей девушкой из провинциального городка. В своей жизни девушка знала только безропотное подчинение чувству долга и страх причинить кому-то страдания. И даже когда Лиза чувствовала любовь, понимая, что ее тоже любят, она не теряла чувства страха. Лаврецкому сообщили, что его первая жена умерла, и он готовился жениться на Лизе, мечтая о беззаботной и радостной жизни.

Но оказалось, что Варвара Павловна жива. Ее неожиданное возвращение разрушило любовную идиллию Лизы и Федора.

В финале Лиза уезжает в монастырь, а Лаврецкий, уже не надеясь на свое счастье, успокоился, состарился и замкнулся ко всем. Однако он отвлекся от грустных мыслей, посвятив себя сельскому хозяйству и улучшению жизни своих крепостных. Но в последних строчках произведения читатель понимает, как горько ему дано жить в этом мире.Он поворачивается к себе и обсуждает прошлую жизнь.

Тонкое выражение эмоциональных переживаний, захватывающая картина сцен и описаний, простота повествования составляют замечательный ансамбль в этом произведении, обеспечивший большой успех читателям.

Очерки

«Драматизм его (Лаврецкого) позиции заключается … в столкновении с теми понятиями и моралью, борьба с которыми действительно напугает самого энергичного и мужественного человека» (Н.А.Добролюбов) (по роману «Лишние люди» (по повести «Ася» и повести «Благородное гнездо»). Автор и герой романа И.С. Тургенев «Благородное гнездо» Встреча Лизы с женой Лаврецкого (разбор эпизода из 39 главы романа Ивана Тургенева «Благородное гнездо») Женские образы в романе Ивана Тургенева «Благородное гнездо». И. С. Тургенев «Благородное гнездо». Образы главных героев романа

В романе «Благородное гнездо» Тургенев описывает нравы и обычаи, интересы и увлечения русской знати.

Создается внешний вид, что это произведение любви. Но на фоне линии любви здесь прослеживается другая, гораздо более сильная линия — социальная.Это тема вырождения русского дворянства как класса, проявляющегося в вырождении таких «дворянских гнезд». На примере Лаврецкого Тургенев показал, что человек не может жить в отрыве от того, что происходит вокруг него в обществе. На примере Лизы автор осудил тягу к материалу — так, маме Лизы было наплевать на чувства девушки. Пытаясь выдать ее за Паншина, мать преследовала жажду денег и престижа.

Все гости Калитных стали символами того времени: сплетни, взятки, идолопоклонство, инертность и консерватизм… Кризис российского общества в то время очевиден.

В самом начале рассказа автор знакомит читателя с главным героем — Федором Лаврецким, на которого предавшая его жена навлекла на него страшный позор и позорную славу. Федор возвращается из Парижа, о чем становится известно в доме Марьи Дмитриевны Калитиной. Более того, Лаврецкий собирался их увидеть.

Юная Лиза пытается заинтересовать Федора. Дружба между ними завязывается с появлением более сильных чувств.Вскоре Лаврецкий узнает, что его жена Варвара Павловна неожиданно скончалась. Эта новость повергает его в глубокую печаль.

Лиза в это время вынуждена выйти замуж за нелюбимого человека. Она рассказывает Федору о своих терзаниях и мучениях, на что он советует девушке не торопиться с решением и выходить замуж только по любви.

Лиза начинает избегать Федора, размышляя о своих чувствах. Обстановка вокруг становится все более напряженной. И когда кажется, что решение уже найдено, и вскоре влюбленные объединятся, внезапно появляется Барбара.Она клянется Лаврецкому простить ее и по душам разговаривает с Лизой. Благородная Лиза просит Федора выполнить свой долг и объединиться с женой. Ради нее идет Лаврецкий. Лиза, не сумевшая полюбить Паншина, уходит в монастырь.

Лаврецкий так и не смог стать счастливым с женой. А через 8 лет возвращается в дом Калитиных. Здесь по главному герою захлестнула ностальгия. Федор понимает, что в нем произошел огромный упадок и он уже никогда не будет прежним.

Рисунок или рисунок Дворянское гнездо

Другие пересказы и обзоры для дневника читателя

  • Резюме Падение дома Ашера Эдгара По

    Рассказчик получает сообщение от хорошего друга, которого он не видел много лет. Ашер умоляет его подойти к нему, поэтому юноша, не придумав ничего лучшего, садится на лошадь и бросается ему навстречу.

  • Краткое содержание Пришвина Журка

    Однажды муж и жена заметили у озера интересный журавль.Жена и муж накормили журавля кучей лягушек, подумали и решили подрезать птице крылья, так и сделали

  • Краткое содержание Синюшкин колодец Бажов

    Жил парень по имени Илья. На его долю выпала тяжелая участь, он похоронил всех своих родственников. От бабушки Лукерья он унаследовал сплошное сито из перьев.

  • Резюме Любите своего соседа Ремарк

    После Первой мировой войны в Германии начинается массовое преследование евреев и диссидентов. Несколько нелегальных иммигрантов, в том числе молодой герой романа Людвиг Керн

  • Краткое содержание Василий Шибанов Толстой

    Работа начинается с побега Курбского.Во всем князю помогает его верный слуга — Василий. Даже когда лошадь Курбского измучена, слуга дает хозяину его лошадь. Сцена важна, когда князь

«Благородное гнездо» — «Повесть» И.С. Тургенев. Это произведение имело, по словам автора, «величайший успех, который когда-либо приходился на его долю».

История создания

Идея «Благородного гнезда» возникла в начале 1856 года, но настоящая работа над произведением началась в середине июня 1858 года в Спасском, родовом имении писателя, и продолжалась до конца октября того же года. год.В середине декабря Тургенев внес последние поправки в текст «рассказа» перед его публикацией. Впервые «Дворянское гнездо» было опубликовано в журнале «Современник» за 1859 г. (№ 1). Последнее прижизненное (официальное) издание, считающееся каноническим текстом, было издано в 1880 году в Санкт-Петербурге наследниками братьев Салаевых.

Созданию «Благородного гнезда» предшествовал сложный этап в личной жизни Тургенева, а в общественной — период подготовки к глубоким социальным изменениям в России.В августе 1856 г. писатель покинул родину и почти два года прожил за границей. Затем произошел настоящий разрыв его длительных отношений с Полиной Виардо. Писатель трагически пережил одиночество и беспокойство; Я остро осознавал свою неспособность создать семью и прочно закрепиться в жизни. К этому болезненному состоянию добавлялись физические недуги, а затем ощущение творческой бессилия, изнуряющей духовной пустоты. В жизни Тургенева произошла резкая возрастная перемена, которую он переживал как наступление старости; такое дорогое прошлое рушилось, и казалось, что впереди нет никакой надежды.

Российская общественная жизнь также находилась в стадии кризиса. Смерть Николая I, поражение в Крымской войне потрясли Россию. Стало ясно, что жить по-старому уже нельзя. Правительство Александра II столкнулось с необходимостью реформирования многих сторон жизни и, прежде всего, с необходимостью отмены крепостного права. Неизбежно со всей остротой встал вопрос о роли знатной интеллигенции в жизни страны. Об этом и других актуальных проблемах говорил Тургенев во время своего заграничного пребывания в беседах с В.Боткин, П. Анненков, А.И. Герцен — современники, олицетворяющие мысль и дух века. Двойной кризис: личный и социальный, выразился в проблемах и столкновениях «Благородного гнезда», хотя формально действие произведения относят к другой эпохе — весне и лету 1842 года и предыстории главного героя Федора Лаврецкого — до 1830-х гг. Работа над произведением была для Тургенева процессом избавления от личной драмы, расставания с прошлым и поиска новых ценностей.

Жанр «Благородное гнездо».

На титульном листе автографа произведения Тургенев обозначил жанр произведения: рассказ. По сути, «Благородное гнездо» — один из первых социально-философских романов в творчестве писателя, в котором судьба отдельной личности тесно переплетается с национальной и общественной жизнью. Однако формирование большой эпической формы в художественной системе Тургенева происходило именно через повествование. «Благородное гнездо» окружают такие рассказы, как «Переписка» (1854 г.), «Фауст» (1856 г.), «Поезда на Полесье» (1857 г.), «Ася» (1858 г.), в которых определен типичный герой. писатель: интеллектуальный дворянин, который дорожит правами своей личности и при этом не чужд сознанию долга перед обществом.Такие герои, пишет В.А. Недзвецкие, — одержимы тягой к абсолютным ценностям, тягой к жизни в единстве с универсальным и универсальным. Они находятся не столько в отношениях с настоящими современниками, сколько лицом к лицу с такими вечными и бесконечными элементами жизни, как природа, красота, искусство, молодость, смерть и, прежде всего, любовь. Они стремятся найти в своей конкретной жизни полноту бесконечной любви, которая предопределяет их трагическую судьбу. Пройдя испытание жизнью и любовью, герой рассказов постигает закон трагических последствий высоких человеческих устремлений и убежден, что для человека есть только один выход — жертвенный отказ от своих лучших надежд.

Этот философско-психологический уровень конфликта, развитый в жанре рассказа, является существенной составляющей в структуре романа Тургенева, дополненной конфликтом социально-исторического характера. В жанре романа писатель исключает прямой лирический способ повествования (большинство его рассказов написано от первого лица), ставит задачу создать обобщенную картину объективного бытия во многих ее составляющих, помещает героя в традиционный комплекс индивидуальных и личностных проблем в широком мире общественной и национальной жизни.

Значение названия «Благородное гнездо».

В названии романа использован один из символических лейтмотивов творчества Тургенева. Образ гнезда глубоко связан с проблематикой произведения, главный герой которого ориентирован на личное счастье, любовь, семью. У Лаврецкого настолько силен «инстинкт счастья», что, даже испытав первый удар судьбы, он находит силы для второй попытки. Но счастья герою не дается, сбылись вещие слова его тети: «… Гнезда нигде не свить, вечно блуждаешь ». Лиза Калитина, кажется, заранее знает, что счастье невозможно. В своем решении оставить мир« тайная жертва для всех », любовь к Богу, покаяние для нее» нелегальные »сердечные побуждения и своеобразный поиск такого« гнезда », в котором она не будет игрушкой темных сил бытия, сложно переплести. Мотив« гнезда », являющийся отправной точкой в ​​развитии сюжета, расширяет свое содержание до универсального обобщения дворянской культуры в целом, сливаясь в своих лучших возможностях с национальной культурой.Для Тургенева личность человека настолько художественно постижима, насколько она может быть вписана в образ той или иной культуры (это основа распределения героев романа по разным группам и кланам). Произведение содержит живой мир дворянского поместья с его характерным бытовым и естественным образом жизни, привычными занятиями и сложившимися традициями. Однако Тургенев чутко чувствует прерывность русской истории, отсутствие в ней органической «связи времен» как черты национального духа.Значение, однажды приобретенное, не сохраняется и не передается из поколения в поколение. На каждом этапе нужно заново искать свою цель, как будто впервые. Энергия этого вечного духовного беспокойства проявляется прежде всего в музыкальности языка романа. Роман-элегия «Благородное гнездо» воспринимается как прощание Тургенева со старой дворянской Россией накануне надвигающегося нового исторического этапа — 60-х годов.

Гедеоновский, как всегда, первым принес весть о возвращении Лаврецкого в дом Калитиных.Мария Дмитриевна, вдова бывшего губернского прокурора, которая к пятидесяти годам сохранила некую приятность в чертах лица, благосклонно относится к нему, а ее дом — один из самых приятных в городе Ой … Но Марфа Тимофеевна Пестова, семидесятилетняя. -летняя сестра отца Марии Дмитриевны, не любит Гедеоновского за его склонность к сочинительству и разговорчивость. Но что взять — священник хоть и статский советник.
Но угодить Марфе Тимофеевне вообще сложно. Не любит она и Паншина — всеобщего любимца, завидного жениха, первого кавалера.Владимир Николаевич играет на фортепиано, на собственные слова сочиняет романсы, хорошо рисует, декламирует. Он довольно светский человек, образованный и ловкий. В общем, он петербургский спецназовец, камерный юнкер, приехавший в О … с каким-то назначением. Он навещает Калитиных ради Лизы, девятнадцатилетней дочери Марии Дмитриевны. И, похоже, его намерения серьезные. Но Марфа Тимофеевна уверена: ее любимица не такой уж и муж. Учитель музыки Кристофер Федорович Лемм, немолодой, непривлекательный и не очень успешный немец, тайно влюбленный в свою ученицу, низко ставит Паншина и Лизина.
Приезд из-за границы Федора Ивановича Лаврецкого — знаменательное событие для города. Его история передается из уст в уста. В Париже он случайно уличил жену в измене. Более того, после разрыва красавица Варвара Павловна получила скандальную европейскую известность.
Жители Калитинского дома, однако, не думали, что он был похож на жертву. Он до сих пор дышит степным здоровьем, непреходящей силой. Только в глазах видна усталость.
Вообще-то Федор Иванович — порода сильная.Его прадед был человеком крутым, смелым, умным и хитрым. Прабабушка, вспыльчивая, мстительная цыганка, ничем не уступала мужу. Дед Петр, однако, был уже простым степным хозяином. Его сын Иван (отец Федора Ивановича) воспитывался, однако, французом, поклонником Жан-Жака Руссо: так распорядилась его тетя, с которой он жил. (Его сестра Глафира выросла с родителями.) Мудрость 18 века. наставник вылил ему в голову целиком, где и пребывала, не смешиваясь с кровью, не проникая в душу.
Вернувшись к родителям, Иван обнаружил, что в его доме грязно и дико. Это не помешало ему обратить внимание на служанку матери Маланья, очень симпатичную, умную и нежную девушку. Разразился скандал: отец Ивана лишил наследства и приказал отправить девушку в дальнее село. Иван Петрович по дороге отбился от Маланьи и женился на ней. Поселив молодую жену с родственниками Пестовых, Дмитрием Тимофеевичем и Марфой Тимофеевной, он сам уехал в Петербург, а затем за границу.В деревне Пестовых 20 августа 1807 года родился Федор. Прошел почти год, прежде чем Маланья Сергеевна смогла явиться с сыном к Лаврецким. И это только потому, что мать Ивана перед смертью попросила сына и невестку сурового Петра Андреевича.
Счастливый отец ребенка наконец вернулся в Россию только через двенадцать лет. Маланья Сергеевна к этому времени умерла, и мальчика воспитывала тетя Глафира Андреевна, некрасивая, завистливая, недоброжелательная и властная.Федю забрали у матери и передали Глафире еще при ее жизни. Он не видел свою мать каждый день и страстно любил ее, но смутно чувствовал, что между ним и ней существует непреодолимая преграда. Федя боялся тети, не решался при ней вымолвить ни слова.
Вернувшись, Иван Петрович сам занялся воспитанием сына. Он одел его по-шотландски и нанял для него носильщика. Гимнастика, естественные науки, международное право, математика, столярное дело и геральдика составляли ядро ​​образовательной системы.Мальчик проснулся в четыре часа утра; облили холодной водой, заставили бегать вокруг шеста на веревке; кормят 1 раз в сутки; учили ездить верхом и стрелять из арбалета. Когда Феде исполнилось шестнадцать лет, отец начал прививать ему презрение к женщинам.
Через несколько лет, похоронив отца, Лаврецкий уехал в Москву и в двадцать три года поступил в университет. Странное воспитание дало свои плоды. Он не умел ладить с людьми, не решался смотреть в глаза ни одной женщине.Он ладил только с Михалевичем, энтузиастом и поэтом. Именно этот Михалевич познакомил своего друга с семьей прекрасной Варвары Павловны Коробьиной. Двадцатишестилетний ребенок только сейчас понял, ради чего стоит жить. Варенька была обаятельной, умной и прилично образованной, умела рассказывать о театре, играла на фортепиано.
Через полгода молодые прибыли в Лаврики. Вуз был заброшен (чтобы не жениться на студентке), и началась счастливая жизнь. Глафиру удалили, и на место стюарда прибыл генерал Коробьин, папа Варвары Павловны; и пара уехала в Петербург, где родился их сын, который вскоре умер.По совету врачей они уехали за границу и поселились в Париже. Варвара Павловна мгновенно поселилась здесь и засветилась в обществе …

типология героя, конфликт, жанр Рудин проблематика тип героя оригинальность конфликта

1852 — Гостиница

1855 — Яков Пасынков

1855 — Фауст

1856 — Затишье

1857 — Поездка на Полесье

В повести «Муму», написанной по «Запискам охотника», писатель создает эпический образ крепостного крестьянина — Герасима.Помимо духовной целостности, физической силы, помимо других моральных добродетелей, которыми писатель наделяет его, этого героя можно считать образцом для изображения народного героя. его действия всегда неожиданны для сторонних наблюдателей. Все делает как бы «внезапно». Внутренняя логика его духовной жизни непонятна окружающим, хотя приблизительно ее можно восстановить или разгадать. Вдруг он проникается любовью к, казалось бы, ничем не примечательной, запуганной и кроткой дворовой девушке, затем к собаке и так же неожиданно и резко, по просьбе дамы, жертвует одной и другой привязанностью.Следующий его неожиданный и решительный поступок — «бунт», разрыв с дамой, отказ подчиниться и уйти.

«Муму», Постоялый двор … В обоих рассказах противостоят друг другу два мира — крестьянский мир и «общество» помещиков. Герой-крестьянин выделяется своими моральными качествами из среды двора. , испорченный своей близостью к помещику (в обоих рассказах судьбу крестьянина-героя контролирует землевладелец-тиран). И в Муму, и в таверне герой лишен всякой собственности, отделен от существа, которое любит , испытывая при этом глубочайшее потрясение, и реагирует на насилие отстранением.Однако разница, и разница значительная, между этими двумя произведениями в том, что Аким — герой «Постоялого двора» — от бунта (он делает попытку поджога) переходит к смирению. Герасим, отказавшись подчиняться помещику и вернувшись в деревню, остается внешне невозмутимым и непроницаемым.

Повесть «Муму» раскрывает трагическое несоответствие героической силы и трогательной беззащитности Герасима, его немота приобретает символический смысл. В повести «Постоялый двор» умный, рассудительный крестьянин Аким внезапно теряет все свое состояние по прихоти дамы.Подобно Герасиму, он выходит со двора, берет в руки посох странника, «человека Божия». И его заменяет стойкий деревенский хищник Наум.

Рассказ «Ася», лаконично передает эпизоды более или менее случайных встреч юноши и девушки. Вводя нас в скромные события этого почти не состоявшегося романа, прерванного страхом молодого человека перед риском, его недоверием к собственным чувствам, писатель заставляет нас прочувствовать поэзию летних вечеров (Тургенев больше работал над описанием характер в этом рассказе, чем в некоторых значимых по сюжету романах эпизодах), и свежесть первого юного чувства, робкого, самоотверженного и бескомпромиссного, как революционный порыв — переживания Аси и разочарование старого сказочника, вспоминающего о совершенная ошибка.

о благородном дилетантизме, дает представление о ценности момента, который иногда может стоить целой жизни, учит ответственности за свою судьбу и судьбу другого человека и бесспорно доказывает, что слово, сказанное в юности, в порыве случайных настроений, может нанести непоправимый вред, бросить тень на долгие годы существования человека. Чернышевский сравнил страх любви и страх революционного дела. Сравнение самоотверженности в любви и революционного подвига Тургенев провел в другом своем лирическом рассказе — «Родниковые воды».

В период Спасской ссылки (1853 г.) Тургенев продолжил работу над циклом новелл, в которых с разных сторон исследует психологию своего современного культурного человека, идеалиста 1840-х годов. Его перестает удовлетворять старый стиль художественного письма с его схематичностью, фрагментарностью, эссеизмом. Теперь он стремится к «простоте, спокойствию, четкости линий».

V «Фауст», «Ас» и «Первая любовь» Тургенев развивает тему трагического смысла любви.Это чувство открывает человеку самые высокие тайны и загадки жизни, превосходя любые попытки их естественного объяснения. Любовь сильнее смерти, потому что она выводит влюбленного человека за пределы слепых законов «безразличной природы», обещает больше, чем может дать ему природа. Но ведь любовь может сломать в человеке его хрупкий природный состав. Это чувство побеждает слабую и смертную сторону человека. Так сгорает от любви героиня Фауста Вера Николаевна Ельцова.В «Асе» любовь — своенравная стихия, перед властью которой беззащитен любой человек. Любовь напоминает о силах, стоящих над ним, и предостерегает от излишней самоуверенности: учит человека готовности к самоотречению.

Рассказывая об отдельном эпизоде ​​из повседневной жизни, о событии, иногда совершенно незначительном, иногда затрагивающем лишь узкий круг людей, писатель вкладывал в них очень важные социальные и нравственные проблемы. Он подтвердил важность личности, отдельной судьбы, непреходящей ценности каждого момента жизни: человека в обществе.(дневник лишних людей 1849)

12. «Герой времени» в романах И.С. Тургенева «Рудин», «Благородное гнездо» и «Накануне».

В первом полностью реализованном романе Тургенева — «Рудин» — оригинальная форма его романа проявилась в таких же законченных, характерных очертаниях, что и его рассказ и рассказ — в «Записках охотника».

Герой приходит извне в консервативное общество, в поместье — и несет с собой исторический ветер, дыхание мировой жизни, далекие громы судьбы.С его появлением действие романа начинается не только из-за его личных качеств нового в данной среде и яркой личности, но и потому, что он выражает историческую задачу своего поколения, призванного разрушить устоявшийся распорядок жизни. , чтобы призывать к активности. Таким образом, активный человек, несущий новые идеалы, становится центральным героем повествования в романе Тургенева.

Носители исторического прогресса в романах Тургенева часто освещаются заревом гибели, и не потому, что их деятельность бесплодна, а потому, что они изображаются под знаком идеи бесконечности прогресса.Наряду с очарованием их новизны, свежести и смелости есть осознание своей исторической ограниченности и недостаточности. Эта недостаточность выявляется, как только они выполняют свою миссию, ее видят по большей части следующее после них поколение, пробуждаемое ими, вырванное ими из морального безразличия, присущего старшему, реакционному поколению (заговорщики, отцы и т. идеологически — часто деды).

Добролюбов справедливо утверждал, что герои Тургенева — теоретики и пропагандисты, и что сюжет «пропаганды» лежит в основе многих его произведений.Ситуация пропаганды была в центре внимания романа «Рудин», идеологический спор стал основным структурным элементом романа «Отцы и дети».

«Беседы» Рудина, его пламенные речи, «пропаганда» идей, которые он ведет, — дело необходимое, исторически прогрессивное. Однако, внушая новые идеи подрастающему поколению, Рудин и ему подобные способствуют изменению ситуации в обществе, рождению потребностей, которые не могут быть удовлетворены деятельностью людей их типа.Сделав свое дело, пробуждая «новизну», их критикуют за неадекватность новым требованиям, они становятся архаичными. Мужество и чувство ответственности за историческую судьбу своих идей не позволяют им отклоняться от опыта практического воплощения этих идей, и Тургенев приписывает своему роману финал, изображающий Рудина, умирающего за дело французских блузок. Пока не известно, что в России есть революционеры, то как он, одним из первых, пытается «испытать» русские освободительные идеи в революционных битвах Европы.Смерть на баррикаде снова возвышает развенчанного героя, но также придает его подвигу «мечтательный», абстрактный характер. Рудин не смог ответить практическими действиями на «вызов» подрастающего поколения.

любовь в творчестве Тургенева служит критерием, испытанием героя. В романах Тургенева переплетаются темы любви и революции. Герой романа «Рудин» оказывается слабым и несостоятельным в любви, а отсутствие непосредственного чувства обнаруживает противоречие, внутренний разрыв его натуры.

Совершенно иной тип был помещен в центр следующего романа Тургенева «Благородное гнездо» (1859). Тургенев наделил этого героя полудемократическим происхождением (его мать — крестьянка), физической силой, героизмом, вызывающим к нему уважение в народной среде, духовной целостностью и умением практиковать. Это гуманный и скромный человек. Его внешность противопоставляется своей демократичной окраске не только протестующим и тоскующим аристократам — Онегину, Печорину, Бельтову, но и герою первого романа Тургенева — Рудину.

Основной баланс сил в романе Тургенева оставался неизменным на протяжении всего творчества писателя: носитель новых идей в его романах неизменно встречал убежденного сторонника недавней, но прочно утвердившейся древности, спорил с ним, активировал свежие силы и т. Д. резкое изменение содержания центральных образов — не только героя-идеолога, но и его учеников, и женщины, которая его любит и которую он любит, — это смена самого «стиля» мышления, Практическая деятельность и любовные отношения, эволюция персонажа «реакционера», антагониста главного героя романа — все это привело к тому, что каждый последующий роман Тургенева не походил на предыдущий.

«Благородное гнездо», лирический роман, посвященный проблеме соотнесения идеологических представлений современной благородной интеллигенции, ее духовных поисков с традиционным народным мировоззрением, поразил современников после Рудина, где эта проблема не ставилась. В «Благородном гнезде» идеологический спор героев впервые занимает центральное место, и впервые влюбленные становятся «сторонами» этого спора. Сама любовь превращается в арену борьбы идеалов.

Интерес к людям, стремление быть полезным для них, найти свое место в исторической жизни страны, основной целью развития которой должно быть улучшение жизни людей, основанное на знании потребностей и стремления народа, характерны для Лаврецкого.

Лаврецкий — мыслитель. Осознавая необходимость действия, он считает своей главной заботой развитие смысла и направления этого действия. В романе «Благородное гнездо» много моментов, которые следует подчеркнуть гамлетизмом главного героя.Однако он не работает, и осознание своей бесполезности повергает его в отчаяние.

На нетерпеливый вопрос Паншина «… что вы собираетесь делать?» Лаврецкий дает ответ, облеченный в нарочитую простоту и прозаичность: «Вспахать землю и постараться как можно лучше ее вспахать».

Любовь, интерес и уважение Лаврецкого к людям роднит его с Лизой Калитиной, девушкой, действия которой прямо и прямо вытекают из ее убеждений. Такие люди, как Дон Кихот, всегда верны своему идеалу.Лиза Калитина принадлежит к этому типу людей.

Расставшись с Лизой и аскетически посвятив себя работе на благо своих крестьян, забытый всеми и одинокий Лаврецкий «перестал думать о собственном счастье, о своих корыстных целях», а потому «ему было не до чего». сожалеть, нечего стыдиться »(VII, 293).

Роман «Благородное гнездо» пронизан сознанием течения исторического времени, уносящего жизни людей, надежды и мысли поколений и целые пласты национальной культуры.

Ни в одном из произведений Тургенева в такой степени, как в «Благородном гнезде», отрицание не связано с утверждением, ни в одной из противоположностей оно не сплетено в такой плотный узел. Рисуя исторический упадок помещичьих гнезд, Тургенев показал, что непреходящие ценности дворянской культуры создавались в процессе ее взаимодействия с духовной жизнью народа, крестьянства.

В романе «Накануне» (1860) смутные светлые предчувствия и надежды, пропитавшие меланхоличный рассказ «Дворянское гнездо», трансформируются в определенные решения.Главный вопрос для Тургенева — о соотношении мысли и деятельности, человека действия и теоретика, в этом романе решается в пользу героя, практически воплощающего идею в жизнь.

Само название романа «Накануне» — название «временное» — прекращается неподвижность патриархальной русской жизни.

Название романа «Накануне» не только отражает его прямое, сюжетное содержание (Инсаров умирает накануне войны за независимость своей Родины, в которой страстно хочет принять участие), но и содержит оценку состояния российского общества накануне реформы.представление о значении народно-освободительной борьбы накануне европейских политических перемен

Добролюбов считал образ Елены олицетворением молодой России. Елене свойственен спонтанный протест, она ищет «учителя» — черта, присущая активным героиням Тургенева.

В центре романа — болгарский патриот-демократ и революционер по духу — Инсаров. Он стремится свергнуть деспотическое правление в своей родной стране, вековое рабство и систему попрания национальных чувств, охраняемую кровавым террористическим режимом.Подъем, который он испытывает и передает Елене, связан с верой в дело, которому он служит, с чувством его единства со всеми страдающими народами Болгарии. Любовь в романе «Накануне» — это любовь как революция («Родниковые воды»). Воодушевленные герои радостно летят в свет борьбы, готовые к жертве, смерти и победе.

В «Накануне» любовь впервые проявилась как единство убеждений и участие в общем деле. Любовь Елены и ее благородная решимость разрушают аскетическую замкнутость Инсарова и делают его счастливым.Особенно Добролюбов ценил страницы романа, на которых изображена яркая и счастливая любовь молодых людей.

13. Споры вокруг романа «Отцы и дети» И.С. Тургенев в русской критике.

Дыхание эпохи, ее характерные черты ощутимы в центральных образах романа и в историческом фоне, на котором разворачивается действие. Период подготовки крестьянской реформы, глубокие социальные противоречия того времени, борьба общественных сил в эпоху 60-х — вот что нашло отражение в образах романа, составило его исторический фон и суть его. главный конфликт.

Поражает поразительная лаконичность тургеневского стиля: писатель отбирает только самое характерное, самое существенное.

Образ Базарова занимает центральное место в романе. Все главные герои романа группируются вокруг него, раскрываются в отношениях с ним, затеняют его. В этой истории взят только один период, показаны только его поворотные моменты.

Художественная деталь — точная, впечатляющая — помогает писателю кратко и убедительно рассказать о людях, о жизни страны в один из переломных моментов ее истории.

, используя значительные детали, Тургенев изображает кризис крепостного хозяйства. писатель рисует картину из жизни народа: «деревни с низкими избами под темными, часто наполовину скошенными крышами»

«Преобразования необходимы … но как их осуществить, с чего начать? ..» Этот вопрос беспокоит героев романа. Николай Петрович Кирсанов говорит о «предстоящих мерах правительства, комитетов, депутатов, о необходимости заводить автомобили …». Павел Петрович Кирсанов возлагает надежды на мудрость власти и на патриархальные обычаи, на народную общину, но сами люди не доверяют помещикам, враждебны им, в них накапливаются силы бунта, и пропасть между крепостными и крепостными. крепостных крестьян углубляется.

И на фоне этой нищеты, рабской, неустроенной жизни вырисовывается могучая фигура Базарова. Это человек нового поколения, сменивший «отцов», не сумевших решить главные проблемы эпохи.

Противоречие в критике:

оживленная дискуссия приобрела острый полемический характер. Практически все российские газеты и журналы откликнулись на появление романа. Работа вызвала разногласия как между идеологическими противниками, так и среди единомышленников, например, в демократических журналах «Современник» и «Русское слово».Спор был по существу о типе нового революционного лидера русской истории.

«Современник» откликнулся на роман статьей М.А. Антоновича «Асмодей нашего времени». Обстоятельства, связанные с отъездом Тургенева из «Современника», предрасполагали к тому, что роман был оценен критиком негативно. Антонович увидел в нем панегирик «отцам» и клевету на подрастающее поколение. Утверждалось, что роман очень слаб в художественном отношении, что Тургенев, стремившийся опорочить Базарова, прибегает к карикатуре, изображая главного героя в виде чудовища «с крошечной головой и гигантским ртом, с маленьким лицом и большим». нос.«Антонович пытается защитить женскую эмансипацию и эстетические принципы молодого поколения от нападок Тургенева, пытаясь доказать, что« Кукшина не такая пустая и ограниченная, как Павел Петрович ». Относительно отрицания искусства Базаровым Антонович сказал, что это чистая ложь. , что подрастающее поколение отрицает только «чистое искусство», к числу представителей которого, правда, причислял самого Пушкина и самого Тургенева.

В журнале «Русское слово» за 1862 г. появилась статья Д.И. Писарева «Базаров».Критик отмечает некоторую предвзятость автора по отношению к Базарову, говорит, что в ряде случаев Тургенев «не любит своего героя», что он испытывает «непроизвольную антипатию к такому образу мыслей». Писарев находит в образе Базарова художественный синтез наиболее существенных сторон мировоззрения разной демократии, изображенных правдиво, вопреки первоначальному замыслу Тургенева. Критическое отношение автора к Базарову воспринимается критиком как заслуга, поскольку «со стороны более заметны достоинства и недостатки», и «взгляд строго критический…. в настоящий момент оказывается плодотворнее безосновательного восхищения или рабского обожания. «Трагедия Базарова, по словам Писарева, состоит в том, что на самом деле нет благоприятных условий для реального дела, а значит,» не имея возможности показать нам, как живет и действует Базаров, Тургенев показал нам, как он умирает. В своей статье Писарев подтверждает социальную чувствительность художника и эстетическую значимость романа: «Новый роман Тургенева дает нам все, чем мы привыкли наслаждаться. в его произведениях.Художественное оформление безупречно … И эти явления нам очень близки, настолько близки, что все наше молодое поколение со своими стремлениями и идеями может узнать себя в героях этого романа. «

Еще до начала прямой полемики Писарев действительно предвидел позицию Антоновича. По поводу сцен с Ситниковым и Кукшиной он отмечает: «Многие литературные противники« Русского вестника »будут яростно нападать на Тургенева за эти сцены».

Однако Писарев убежден, что настоящий нигилист, простой демократ, как и Базаров, должен отрицать искусство, не понимать Пушкина, быть уверенным, что Рафаэль «не стоит ни копейки».«Но для нас важно, что Базаров, погибающий в романе,« воскресает »на последней странице статьи Писарева:« Что делать? Жить при жизни, есть сухой хлеб, когда нет жареного ». говядина, быть с женщинами, когда не можешь любить женщину и вообще не мечтаешь о апельсиновых деревьях и пальмах, когда под ногами сугробы и холодные тундры ».

В 1862 году в четвертой книге журнала «Время», Достоевских опубликована интересная статья Н.Н. Страхова, которая называется «Тургенев.«Отцы и дети». Страхов убежден, что роман — замечательное достижение Тургенева как художника. Критик считает образ Базарова крайне типичным. «Базаров — образ, идеал, явление, возведенное в жемчужину творения». Некоторые черты характера Базарова Страхов объясняет точнее, чем Писарев, например, отрицание искусства. То, что Писарев считал случайным недоразумением, объясняется индивидуальным развитием героя («Он отрицает то, чего не знает или не понимает… ») Страхов воспринимал как существенную черту нигилистического характера:« … Искусство всегда носит характер примирения, а Базаров отнюдь не желает мириться с жизнью. Искусство — это идеализм, созерцание, отрешенность от жизни и поклонение идеалам; Базаров — реалист, не созерцатель, а деятель … »Однако если в Писареве Базаров — герой, в котором слово и дело сливаются в одно целое, то в Страхове нигилист остается героем« слова », хотя и с доведенной до крайности жаждой деятельности.

Либеральный критик откликнулся и на роман Тургенева П. В. Анненков … В своей статье «Базаров и Обломов» он пытается доказать, что, несмотря на внешнее различие Базарова и Обломова, «зерно присуще обеим натурам».

В 1862 году в журнале «Век» опубликована статья неизвестного автора «Нигилист Базаров». Он посвящен прежде всего анализу личности главного героя: «Базаров — нигилист. Он определенно отрицательно относится к среде, в которую был помещен.Для него не существует дружбы: он терпит своего друга, как сильный терпит слабого. Родство для него — привычка родителей к нему. Он понимает любовь как материалист. Он смотрит на людей с пренебрежением взрослого к маленьким детям. Никакой сферы деятельности у Базарова не остается. «Что касается нигилизма, неизвестный критик заявляет, что отрицание Базарова не имеет под собой никаких оснований,« нет оснований для этого ».

В работе А.И. Герцен «И снова Базаров» главный объект полемики — не герой Тургенева, а Базаров, созданный в статьях Писарева.«Правильно ли Писарев понял тургеневского Базарова? Меня это не волнует. Главное, что в Базарове он узнал себя и свой народ и добавил то, чего не хватало в книге », — написал критик. Кроме того, Герцен сравнивает Базарова с декабристами и приходит к выводу, что «декабристы — наши великие отцы, Базаровы — наши блудные дети». Нигилизм в статье называется «логика без структур, наука без догм, подчинение опыту».«

В конце десятилетия к полемике вокруг романа подключился и сам Тургенев. В статье «Об отцах и сыновьях» он рассказывает историю своей идеи, этапы публикации романа, высказывает свои суждения об объективности воспроизведения действительности: «… Точно и сильно воспроизводить истину, реальность жизни — высшее счастье для писателя, если эта правда не совпадает с его собственными симпатиями. «

14. «Поздние» романы И.С. Тургенев («Дым» и «Ноя»): герой, конфликт, жанр.

В последнем романе «Ноя» Т. проявляет живой интерес к событиям новейшей истории. Сюжет изображения — народническое движение 1870-х годов. Действие романа разворачивается в 1868 году, когда возникли и начали активно действовать народнические круги, в которых была выработана тактика мирного перехода интеллигенции в народ, а также подготовлен ряд акций для разжигания народного гнева и неповиновения. власти.Разочарованный идеалом Героя, Тур довольно скептически относится к планам и действиям популистов, политическая программа которых во многом основывалась на концепции Героя-лидера, призванного возглавить непросвещенную толпу, вдыхая в нее энергию ненависть к существующему положению вещей. Народник Маркелов, тип выродившегося Дон Кихота, выводится в романе как фанатичный бунтарь, опрометчиво перенесенный на идею скорейшего освобождения народа и готовый сокрушить все на своем пути во имя своей самобытности. .Самоубийство Нежданова в конце романа символически выражает глобальный провал всего народнического движения, которое, по словам писателя, было обречено с самого начала. Тем не менее. По-человечески, представители оппозиционной интеллигенции в Нови пользуются большей симпатией со стороны Тура. Здесь они изображены не как зеркальное отражение «консервативной» партии, а как люди, несомненно обладающие рядом моральных преимуществ перед своими идеологическими врагами, благородной аристократией.Ультраконсервативный, убежденный монархист Каломейцев и близкие ему взгляды, хоть и замаскированный под здравомыслящего и гуманного либерала, — это богатый человек и аристократ Сипягин, которые в «Нови» резко сатирически освещают. Это люди, которые ценят свое благополучие и положение в обществе и готовы решительно защищать свои привилегии от тех, кто пытается привлечь их внимание к существованию бедных и обездоленных. В «Нови» звучит тема Вечности, стоящая за историей и раскрывающая тот же универсальный образец борьбы между жизнью и смертью, ростом и упадком, волнением и упадком за красочным веером фактов и событий.«Темная вечность» действует в романе через иррациональную силу любви: Нежданов убивает себя не только после того, как осознал провал дела, которому он служил, но и потому, что теряет Марианну, оставившую его ради Соломина. Темная стихия мучительной страсти к Нежданову пронизывает всю жизнь революционного народника Машурина, который продолжает хранить память о нем даже после его смерти и, как кумир, поклоняться его фотографиям.

В заголовке «Нови» вынесена центральная проблема, а в заголовке «Дым» убрано слово-символ, что является центральной проблемой.В тургенских исследованиях давно отмечается символичность названия «Дым»: некоторые исследователи полагают, что, вводя «аллегорическое название», автор «однозначно» отвергает нигилистическое движение, а изображение «дыма» является символом хрупкости. , эфемерность революционных начинаний (А.Г. Цейтлин) 2, другие считают, что название романа является символом «газообразного», «внепланетарного» состояния всей России, вступившей в период новых социальных и социальных -экономическое развитие.Несомненно, название романа отражает авторское видение изображаемой ситуации, негативное отношение писателя к происходящим в обществе преобразованиям, а дым выступает метафорическим обозначением беспорядка, «слепой тьмы заплесневелой жизни». »В России — неоднозначность, неопределенность пути развития русской политической мысли. На фоне «дыма», призрачности глубоких человеческих чувств писатель изображает стремительные, страстные отношения Ирины и Литвинова.Отказавшемуся от правильного, комфортного, респектабельного будущего герою кажется, что «из всех этих начинаний и надежд, превратившихся в дым и прах, осталась только одна живая, нерушимая» — любовь к Ирине. Позже его собственные чувства, желания, стремления и мечты также преподносятся Литвинову в виде дыма. Изображая неистовую страсть, с муками, ложью, муками, хаосом, писатель обнаруживает как своеобразную красоту, так и разрушительную силу. Любовь героев «Дыма» менее духовна, чем у других персонажей романов Тургенева; в нем больше беспокойной чувственности, страдания.Для Литвинова это становится своего рода пыткой, мучительной, мучительной, вплоть до разрыва души. Чувства обоих героев романа представлены как стихийно иррациональные, а их любовь — как проявление «тайных сил». В «Дыме» писатель ближе подходит к изображению демонической красоты, чем в первых своих романах. В контексте истории любви героев название «Дым» символизирует как непосредственность, иррациональность, непонятность характера человека, характер его взаимоотношений, так и неясность, хрупкость, изменчивость овладевающей им любви-страсти. .Красота и страсть оказываются в Тургеневе неразрывно связанными, и, показывая их непобедимую мощь и торжество, писатель признает, что они приносят людям «невиданные ощущения» — сильные, милые и в то же время недобрые. Красота и страсть приводят Литвинова к утрате не только духовной целостности, но и веры в смысл жизни, к восприятию ее как дыма. …

Как ни странно, на первый взгляд, главный предмет рассмотрения повести «Благородное гнездо» — это «», который, как известно, совершенно бездуховен и совершенно безразличен к судьбам мира.изучает объективные свойства мира, которые не могут зависеть или не зависеть от желаний людей. Если это так в Природе, значит, так оно и есть. Ни один ученый не может изменить законы функционирования Природы. Он может только изучить эти законы и, если возможно, использовать эти знания во благо или во вред человечеству.

Если человек начинает относиться к Природе как к чему-то, у чего можно «спросить» или «что можно», то, очевидно, такой подход может привести только к конфликту и трагедии.Проявлением такой «бездушной» Природы, когда человек не может выйти за определенные рамки, установленные для него Природой, является безответная любовь мужчины и женщины. Как известно, эта тема — основная тема творчества Тургенева, на которую навеяны проблемы в собственной личной жизни — трагическая любовь к Полине Виардо.

Жена главного героя рассказа «Благородное гнездо», в общем, к нему довольно равнодушно. Хотя сначала он ее любил, но потом понял, что она довольно легкомысленный человек и не стоит любить.Безразличие и достаточное безразличие Варвары Павловны к проблемам Лаврецкого аналогично тому, как относится к ее поклонникам. Они могут любить ее, могут не любить ее, но она любит, и это факт. Она довольно безразлична к проблемам человека, но если человека это сильно волнует, то это его личные проблемы.

Пока Лаврецкий считает, что его жена мертва, он встречает девушку, в которую влюбляется. Эта девушка тоже любит Лаврецкого и они, судя по всему, могут создать счастливую семью.Дело осложняется тем, что жена Лаврецкого вовсе не умерла и появляется в самый острый момент, когда кажется, что судьба его и Лизы уже решается достаточно оптимистично.

Варвара Павловна много времени проводила за границей, и даже ее манера речи очень раздражает Лаврецкого. Очевидно, ни о каких высоких отношениях между ними не может быть и речи. Поскольку оказывается, что он на самом деле женат, его связь с Лизой оказывается невозможной.Лиза, понимая это, погибает. По сюжету Лаврецкий не может развестись с нелюбимой женой, хотя это условие выглядит довольно искусственным. Таким образом, равнодушный человек, связанный с главным героем исключительно формальными узами, разрушает жизнь сразу двух людей.

Ее муж оказывается полностью убитым, так как ему Варвара Павловна гораздо выгоднее мертвой. Его существование мешает его способности устраивать свою жизнь нормально, то есть по своему желанию. Лиза, понимая, что его жена едет к Лаврецкому, сознательно уезжает в монастырь, значит, она тоже прерывает нормальный ход своей жизни и перечеркивает свое будущее.

Это произведение, вероятно, может иметь определенное толкование, если мы предположим, что, например, евреи и Бог в Ветхом Завете считаются супружеской парой, а Мессия — «наместником Бога на земле». Появление не того Мессии, которого они очень хотели бы, может привести к серьезным проблемам как для людей, так и для того, кто является их новым хобби. Но это все довольно искусственные домыслы. Другой вариант — вместо «доброго» Бога, как христиане видят Природу, она на самом деле оказывается совершенно безразличной и формальной по отношению к жизни людей, что не имеет ничего общего с христианским видением и пониманием мира. .

Основная психологическая проблема рассказа «Дворянское гнездо» — наличие в Природе определенных факторов, которые могут быть связаны с духовными проблемами, но при этом быть совершенно хладнокровными и бесстрастными. Бармен не может пить на работе, потому что это его работа. При лечении пациента врач должен думать в первую очередь о том, как спасти жизнь человека, а не о том, что во время операции этот человек может получить травму.

В начале 1860 года Тургенев опубликовал свой роман «Накануне».«Г. Тургенев — любимец русских читателей, — писал критик журнала« Русское слово », — и они давно привыкли восторженно встречать каждое его новое произведение, веря, что находят в нем ответ на заветное. мысли ». Тургенев уже укрепил свою репутацию не только как крупный писатель-художник, но и как писатель, который,« по Добролюбову », быстро угадывал новые потребности, новые идеи внедрялись в сознание общества, а в его произведениях обычно обратил (насколько позволяли обстоятельства) внимание на вопрос, который стоял в очереди и уже смутно начинал волновать общество.«

Романом« Накануне »Тургенев не мог более чем оправдать такую ​​оценку. Его новое произведение было« новым словом »в русской литературе, вызвало шумные разговоры и споры (как в критике, так и среди читателей). Роман читали с нетерпением. «Само его название», по мнению критика «Русского слова», «с его символическим намеком, которому можно придать очень широкий смысл, указывало на идею рассказа, заставляло предполагать, что автор хотел сказать нечто большее, чем то, что содержится в его художественных образах.«… В чем заключалась идея, особенности, новизна третьего романа Тургенева?

Если в« Рудине »и« Благородном гнезде »Тургенев изображал прошлое, писал образы людей 40-х годов, то в« Накануне »он дали художественное воспроизведение современности, откликнулись на те заветные мысли, которые в период общественного подъема во второй половине 50-х волновали всех мыслящих и продвинутых людей.

Не мечтатели-идеалисты, а новые люли, положительные герои, приверженцы дела были выведены в романе «Накануне».По словам самого Тургенева, в основу романа легла «идея о необходимости сознательно героических натур … для того, чтобы дело двинулось вперед».

В центре на переднем плане — женское изображение. Весь смысл романа заключался в призыве к «активному добру» — к социальной борьбе, к отрешенности от личного и эгоистического во имя общего.

Героиня романа, «удивительная девушка» Елена Стахова, была «новым человеком» русской жизни.Елену окружает одаренная молодежь. Но ни Берсенева, который только что закончил университет и готовится стать профессором; ни талантливый скульптор Шубин, в котором все дышит искрометной легкостью и счастливой радостью здоровья, влюбленный в старину и думающий, что «нет спасения вне Италии»; не говоря уже о «женихе» К. Урнатовском, эта «официальная честность и деловитость без содержания» не пробудила в Елене чувств.

Она отдала свою любовь Инсарову, иностранцу-болгарину, бедняку, у которого была одна великая цель в жизни — освобождение своей родины от турецкого гнета и в котором жило «сосредоточенное размышление единой и давней страсти. .Инсаров покорил Елену, откликнувшись на ее смутное, сильное стремление к свободе, очаровав ее красотой подвига в борьбе за «общее дело».

И Шубин, и Берсенев отступили перед Инсаровым, отдавая дань его прямому и дерзкому «Железная» сила, — признается Шубин: «У нас пока никого нет, куда ни глянь. Людей нет. Все — либо грызуны, либо самоеды, либо тьма и глушь под землей, либо телки, от пустых до пустых оросителей и барабанных палочек!» спрашивает: «Когда пора кашу закручивать? Когда здесь родятся люди? »- и слышит ответ собеседника:« Дайте время… будет ».

Выбор, сделанный Еленой, как бы указывал, каких людей ждала и зовет русская жизнь. Среди« друзей »не было никого — и Елена ушла к« чужому ». Она, русская девушка из богатой дворянской семьи, стала женой бедного болгарина Инсарова, бросила дом, семью, родину, а после смерти мужа осталась в Болгарии, верная памяти и «делу всей жизни» Инсарова. Она решила не возвращаться в Россию, спросив: «Почему? Что делать в России?» Тайм ответил на ее вопрос романом Чернышевского «Русские Инсаровы, поднявшие борьбу против внутреннего« турецкого гнета ».

В замечательной статье, посвященной анализу романа «Накануне», Добролюбов писал: «Уже есть такие понятия и требования, которые мы видим в Елене, эти требования принимаются обществом с сочувствием; более того, они стремятся к активной реализации. Значит, старый общественный распорядок устарел: еще несколько колебаний, еще несколько сильных слов и благоприятных фактов — и появятся цифры … Тогда в литературе появится законченный, резко и ярко очерченный образ русского Инсарова. .

3. Сюжет романов И.С. Тургенев «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне».

«Рудин»

Сюжет романа «Рудин» и его развитие во времени. Особенности построения романов Тургенева в сравнении с Гончаровым … Сюжетное развитие романа «Рудин» отличается лаконичностью, точностью и простотой. Действие укладывается в короткие сроки. Впервые главный герой, Дмитрий Николаевич Рудин, появляется в имении богатой дамы Дарьи Михайловны Ласунской.Встреча с ним становится событием, которое привлекает самое заинтересованное внимание жителей и гостей усадьбы. Формируются новые отношения, которые резко прерываются. Через два месяца развитие сюжета продолжается и снова укладывается менее чем в два дня. Дмитрий Рудин признается в любви Наталье Ласунской, дочери владелицы имения. Эту встречу отслеживает Пандалевский и сообщает ее матери. Разразившийся скандал делает необходимым повторное свидание на пруду Авдюхина.Встреча заканчивается разрывом влюбленных. В тот же вечер герой уезжает.

На заднем плане, параллельно в романе разворачивается еще одна любовная история. Соседский помещик Лежнев, друг Рудина по университету, признается в любви и получает согласие молодой вдовы Липиной. Таким образом, все события происходят в течение четырех дней!

В композицию включены элементы, призванные раскрыть характер и историческое значение образа Рудина. Это своеобразный пролог, первый день рассказа.В этот день тщательно готовится внешний вид главного героя. На этом роман не заканчивается расставанием Рудина с Натальей Ласунской. Далее следуют два эпилога. Они дают ответ на вопрос, что случилось с героем дальше, как сложилась его судьба. Мы еще дважды встретимся с Рудиным — в российской глубинке и в Париже. Герой до сих пор кочует по России, от одной почтовой станции к другой. Его благородные порывы бесплодны; он лишний в современном порядке вещей.Во втором эпилоге Рудин героически гибнет на баррикаде во время восстания в Париже 1848 года.

Такая лаконичность сюжета и временная «скупость» вообще характерны для жанра романа Тургенева. Гончаров эпически обдуманно разворачивает цепь событий в своих романах. В отличие от него, Тургенев выбирает для образа самые важные, кульминационные моменты жизни персонажей.

Выбор главного героя у двух романистов также принципиально различается.Героев Гончарова можно назвать сыновьями своего века. По большей части это обычные люди, испытывающие влияние эпохи, как Петр и Александр Адуевы. Лучшие из них осмеливаются противостоять велению времени (Обломов, Райский). Это происходит, как правило, в рамках личного существования. Напротив, Тургенев вслед за Лермонтовым ищет героя своего времени. О центральном герое романов Тургенева можно сказать, что он влияет на эпоху, ведет его, увлекает современников своими идеями и страстными проповедями.Его судьба необычна, а его смерть символична. Таких людей, олицетворяющих духовные поиски целого поколения, писатель искал каждое десятилетие. Можно сказать, что в этом был пафос романов Тургенева. Добролюбов признал, что «если г-н Тургенев затронет какой-либо вопрос», то вскоре он «выразится резко и живо на глазах у всех».

Экспозиция романа … Первая, экспозиционная глава, на первый взгляд, не имеет ничего общего с дальнейшим развитием действия.И Рудин в нем еще не появился. В одно прекрасное летнее утро в деревню спешит помещица Липина. Ею движет благородное желание — навестить больную старуху-крестьянку. Александра Павловна не забыла принести чай с сахаром и в случае опасности собирается отвезти ее в больницу. Она навещает крестьянку из чужой, даже не своей, деревни. Обеспокоенный дальнейшей судьбой маленькой внучки, больная горько говорит: «Наши господа далеко …» Старуха искренне благодарит Липину за доброту, за обещание позаботиться о девочке.Другое дело, что старуху в больницу везти уже поздно. «Одно дело — умереть… Куда она в больницу! они поднимут ее, и она умрет! «- замечает соседский крестьянин.

Больше нигде в романе Тургенев не затрагивает судьбы крестьян. Но картина крепостной деревни запечатлелась в сознании читателя. Между тем знатным героям Тургенева нечего делать. как и с персонажами Фонвизина, в них нет ни грубых черт Простакова, ни Скотининых, ни даже ограниченности обитателей мастерской Обломовки.Они образованные носители сложной культуры. У них сильное моральное чутье. Они осознают необходимость помогать крестьянам, заботиться о благополучии своих крепостных. В своем имении они предпринимают практические шаги, благотворительность. Но читатель уже убедился, что этого недостаточно. Что нужно сделать? В ответ на этот вопрос в романе появляется главный герой.

«Благородное гнездо»

В центре романа — история Лаврецкого, действие которой происходит в 1842 году в провинциальном городке О., эпилог рассказывает о том, что случилось с героями восемь лет спустя. Но в целом охват времени в романе гораздо шире — предыстории героев перенесены в прошлый век и в разные города: действие разворачивается в усадьбах Лаврики и Васильевское, в Санкт-Петербурге и Париже. Время тоже «скачет».

Вначале рассказчик указывает год, когда «это случилось», затем, рассказывая историю Марьи Дмитриевны, он отмечает, что ее муж «умер десять лет назад», а пятнадцать лет назад «через несколько дней он удалось завоевать ее сердце.«Несколько дней и десятилетие оказываются равнозначными в ретроспективе судьбы персонажа. Таким образом,« пространство, где живет и действует герой, почти никогда не закрывается — Россия видна, слышна, живет за его спиной … », роман показывает «лишь часть его родной земли, и это чувство пронизывает и автора, и его героев».

Судьбы главных героев романа включены в историко-культурную ситуацию русской жизни конца XIX века. 18 — первая половина 19 вв.В предыстории персонажей отражена связь времен с особенностями быта, национальным укладом и обычаями, характерными для разных периодов. Создается соотношение целого и части.

В романе показано течение жизненных событий, где описание повседневной жизни естественным образом сочетается с тирадами и светскими спорами на социально-философские темы (например, в главе 33). Лично представляют разные группы общества и разные течения общественной жизни, персонажи проявляются не в одной, а в нескольких детально очерченных ситуациях и включены автором в период, превышающий одну человеческую жизнь.Этого требует масштаб авторских умозаключений, обобщающих представления об истории России. В романе русская жизнь представлена ​​шире, чем в повести, и затронут более широкий круг социальных вопросов.

В диалогах «Дворянского гнезда» реплики персонажей имеют двоякое значение: слово буквально звучит как метафора, а метафора неожиданно оказывается пророчеством. Это касается не только длительных диалогов Лаврецкого и Лизы, в которых обсуждаются серьезные мировоззренческие вещи: жизнь и смерть, прощение и грех и т. Д.до и после появления Варвары Павловны, но и к разговорам других персонажей. На первый взгляд простые незначительные замечания имеют глубокую коннотацию. Например, объяснение Лизы Марфе Тимофеевне: «А вы, я вижу, опять прибирали в своей камере. — Какое слово вы произнесли!» Лиза прошептала … «Эти слова предшествуют главному заявлению героини:« Я хочу в монастырь. «

Характер диалога в романе меняется только однажды, во время встречи Лизы и Лаврецкого.Он становится «импрессионистическим», передает эмоциональную атмосферу свидания, намекая на чувства героев. Диалог состоит из отрывочных фраз и неполных предложений, в которых повторяются отдельные слова. Растерянность Лаврецкого передают многоточием и повторениями: «Лиза! … Лиза …« Я … я … я … люблю тебя ») … Психологическое состояние героев дано в авторской «описательные» реплики: «у него упало сердце», «он произнес с невольным ужасом» и т. д.Как отмечается, главные герои «все поистине гармоничные моменты любви… переживают вне ситуации общения».

Диалог занимает в повествовании большое место, но его смысл специфичен: «Ты сегодня рассердился. — Я?» — Ты. — Почему, помилуйте … — Не знаю, но вы разозлились и ушли в гневе. ты так ушел, и я рад, что ты вернулся. «В речевых интонациях переданы эмоции героев; разговоры« ни о чем »отражают неуверенность их чувств, диалоги создают эмоциональную атмосферу, в которой отношения между Асей и господином.NN образуются и фиксируют причудливую смену настроения героини.

Диалог становится драматичным (когда реплики приравниваются к действию) в рассказе один раз — во время встречи, обнаруживая грубость и непоследовательность поведения Н.Н. (неожиданную для него самого). В наиболее решительном случае герой вспоминает Гагина и восклицает: «Твой брат … потому что он все знает … Он знает, что я тебя вижу». Эта фраза определяет дальнейшее развитие событий. В этом диалоге каждое слово равно действию.И эти действия не соответствуют характеру отношений, сложившихся у молодых людей ранее. Поэтому героиня не сразу понимает смысл слов и снова спрашивает: «Я должна была ему все рассказать. — Должна? — невнятно ответила она». Дальнейшие обвинения, выдвинутые против Аси Н.Н. («Да, да, — повторил я с некоторой горечью, — и ты один виноват в этом …»; «Посмотри, что ты натворил …»), на самом деле , самое решительное его действие, в ответ на которое отвечает не словами, а резким и неожиданным движением: «… она вдруг вскочила — со скоростью молнии кинулась к двери и исчезла … ».

Таким образом, диалог в повести и романе выполняет разные функции.

Подводя итог вышесказанному, можно сказать, что Сходные по тематике рассказ и роман Тургенева конца 50-х с характерной для его творчества коллизией «счастья и долга» при ближайшем рассмотрении обнаруживают различия в характере конфликта, в изображении хронотопа. , в роли второстепенных персонажей, по масштабам художественного мира, по широте отражения действительности, по форме повествования.

«Накануне»

Роман начинается со спора о природе и о месте в ней человека между двумя молодыми людьми — ученым Андреем Берсеневым и скульптором Павлом Шубиным. В дальнейшем читатель познакомится с семьей, в которой живет Шубин. Супруга его второй тети Анны Васильевны Стаховой, Николай Артемьевич, когда-то женился на ней из-за денег, не любит ее и знакомится с грабящей его немецкой вдовой Августиной Христиановной.Шубин живет в этой семье пять лет, после смерти матери, и занимается своим искусством, однако склонен к приступам лени, работает урывками и не собирается осваивать мастерство. Он влюблен в дочь Стаховых Елену, хотя не теряет из виду ее семнадцатилетнюю спутницу Зою.

Елена Николаевна, двадцатилетняя красавица, с малых лет отличалась доброй и мечтательной душой. Ее привлекает возможность помочь больным и голодным — как людям, так и животным.При этом она уже давно проявляет независимость и живет своим умом, но компаньона себе пока не нашла. Шубин ее не привлекает своей непостоянством и непостоянством, а Берсенев интересен ей своим умом и скромностью. Но затем Берсенев знакомит ее со своим другом, болгарином Дмитрием Никаноровичем Инсаровым. Инсаров живет идеей освобождения своей родины от турецкого владычества и вызывает живой интерес Елены.

После первой встречи Инсаров не сумел угодить Елене, но все переворачивается с ног на голову после инцидента в Царицыне, когда Инсаров защищает Елену от преследований пьяницы огромного роста, бросая его в пруд.После этого Елена признается себе в дневнике, что полюбила болгарина, но вскоре выясняется, что он намерен уйти. В свое время Инсаров сказал Берсеневу, что уйдет, если влюбится, так как отказываться от долгов ради личных переживаний не собирался, о чем Елена Николаевна позже узнала от Андрея. Елена идет к Дмитрию и признается ему в любви. На вопрос, будет ли она повсюду следовать за ним, ответ положительный.

После этого Елена и Дмитрий какое-то время общаются через Берсенева, но тем временем с родины Инсарова приходит все больше тревожных писем, и он уже серьезно готовится к отъезду.Однажды Елена идет к нему сама. После долгого и жаркого разговора они решают пожениться. Эта новость становится ударом для родителей и друзей Елены, но она все равно уезжает с мужем.

Достигнув Венеции, Дмитрий и Елена ждут прибытия старого моряка Рэндича, который должен переправить их в Сербию, откуда их путь лежит в Болгарию. Однако Инсаров болен, у него начинает подниматься температура. Измученной Елене снится кошмар, и, проснувшись, она понимает, что Дмитрий умирает.Рэндич больше не находит его живым, но по просьбе Елены он помогает ей доставить тело ее мужа на его родину.

Через три недели Анна Стахова получает письмо от дочери: ее отправляют в Болгарию, которая станет ее новой родиной, и никогда не вернется домой. Дальнейшие следы Елены теряются; по слухам, ее видели в войсках как сестру милосердия.

Заключение.

Во всех трех романах выражается целая историческая эпоха жизни общества.Это достигается автором за счет особенностей изображения не только героев, но и истории их жизни, истории их родословных.

Сюжет, как мне кажется, везде один — внезапное появление главного героя в монотонной провинциальной жизни дворянского общества и, как неизбежное следствие этого появления, изменение жизни этого общества; история о любви; развязка; эпилог.

Повествование романов происходит на фоне философских рассуждений героев о необходимости «заниматься бизнесом», о смысле жизни, о добре и о любви.Обязательными во всех трех романах являются авторские экскурсии в прошлое героев и пейзажные зарисовки, сопровождающие настроения героев. Однако извечный вопрос «что делать» герои романов решают по-разному. Рудин, не найдя применения своему дару, расстался с жизнью, защищая чужие идеалы; Лаврецкий успокаивается — ему даже удается, как он хотел, «вспахать землю»; Инсаров остается верным своим идеалам до самой смерти. Точно так же различаются женские персонажи героинь.Если Наталья в «Рудине» выступает разоблачителем слабости любимого Рудина, Елена — продолжательница дела и веры мужа, то образ Лизы Калитиной выглядит скучно.

Наряду с исторической значимостью романы имеют большое образовательное значение — все внимание автора сосредоточено на проблемах нравственности, на вопросах воспитания самоотверженной, цельной, целеустремленной личности.

1. Тургене И.С. Гослитиздат // Тургенев И.С. Соч. в 2-х томах. М. 1961.С. 104 — 120.

2. Тургенев, С. Накануне. М: Просветление. 1987. С. 1 — 150.

3. Новиков В. И. Все шедевры мировой литературы вкратце. Сюжеты и персонажи. Русская литератураXIXвек.- М .: Олимп «АКТ», 1996.

4. Тургенев И.С. Дворянское гнездо. М: Верно. 1983 с. 5 — 166.

5. Тургенев И.С. Рудин. М: Верно. 1983 с. 167 — 300.

6. Тургенев. Жизнь замечательных людей. М .: Молодая гвардия. 1990.

7. История русской литературы: в 4-х томах / Под ред. Н.И. Пруцков и др. — Л. 1980-1983 гг.

8. Тургенев И.С. в русской критике. М: Гослитиздат, 1953.

9. Белинский, В. Г. Поли. сборник соч. Т 7.М .: Изд-во АН СССР. 1955.

10. Тургенев. И.С. Полн. сборник соч. и буквы. В 28 томах. Письма. Т. 3.М .; Л., 1961.

Сюжет романа «Рудин» и его развитие во времени.Особенности построения романов Тургенева в сравнении с Гончаровым … Сюжетное развитие романа «Рудин» отличается лаконичностью, точностью и простотой. Действие укладывается в короткие сроки. Впервые главный герой, Дмитрий Николаевич Рудин, появляется в имении богатой дамы Дарьи Михайловны Ласунской. Встреча с ним становится событием, которое привлекает самое заинтересованное внимание жителей и гостей усадьбы. Формируются новые отношения, которые резко прерываются.Через два месяца развитие сюжета продолжается и снова укладывается менее чем в два дня. Дмитрий Рудин признается в любви Наталье Ласунской, дочери владелицы имения. Эту встречу отслеживает Пандалевский и сообщает ее матери. Разразившийся скандал делает необходимым повторное свидание на пруду Авдюхина. Встреча заканчивается разрывом влюбленных. В тот же вечер герой уезжает.

На заднем плане, параллельно в романе разворачивается еще одна любовная история.Соседский помещик Лежнев, друг Рудина по университету, признается в любви и получает согласие молодой вдовы Липиной. Таким образом, все события происходят в течение четырех дней!

В композицию включены элементы, призванные раскрыть характер и историческое значение образа Рудина. Это своеобразный пролог, первый день рассказа. В этот день тщательно готовится внешний вид главного героя. На этом роман не заканчивается расставанием Рудина с Натальей Ласунской.Далее следуют два эпилога. Они дают ответ на вопрос, что случилось с героем дальше, как сложилась его судьба. Мы еще дважды встретимся с Рудиным — в российской глубинке и в Париже. Герой до сих пор кочует по России, от одной почтовой станции к другой. Его благородные порывы бесплодны; он лишний в современном порядке вещей. Во втором эпилоге Рудин героически погибает на баррикаде во время восстания в Париже 1848 года.

Такая сюжетная лаконичность и временная «скупость» вообще характерны для жанра романа Тургенева.Гончаров эпически обдуманно разворачивает цепь событий в своих романах. В отличие от него, Тургенев выбирает для образа самые важные, кульминационные моменты жизни персонажей.

Выбор главного героя у двух романистов также принципиально различается. Героев Гончарова можно назвать сыновьями своего века. По большей части это обычные люди, испытывающие влияние эпохи, как Петр и Александр Адуевы. Лучшие из них осмеливаются противостоять велению времени (Обломов, Райский).Это происходит, как правило, в рамках личного существования. Напротив, Тургенев вслед за Лермонтовым ищет героя своего времени. О центральном герое романов Тургенева можно сказать, что он влияет на эпоху, ведет его, увлекает современников своими идеями и страстными проповедями. Его судьба необычна, а его смерть символична. Таких людей, олицетворяющих духовные поиски целого поколения, писатель искал каждое десятилетие. Можно сказать, что в этом был пафос романов Тургенева.Добролюбов признал, что «если г-н Тургенев затронет какой-либо вопрос», то вскоре он «выразится резко и живо на глазах у всех».

Экспозиция романа … Первая, экспозиционная глава, на первый взгляд, не имеет ничего общего с дальнейшим развитием действия. И Рудин в нем еще не появился. В одно прекрасное летнее утро в деревню спешит помещица Липина. Ею движет благородное желание — навестить больную старуху-крестьянку.Александра Павловна не забыла принести чай с сахаром и в случае опасности собирается отвезти ее в больницу. Она навещает крестьянку из чужой, даже не своей, деревни. Обеспокоенный дальнейшей судьбой маленькой внучки, больная горько говорит: «Наши господа далеко …» Старуха искренне благодарит Липину за доброту, за обещание позаботиться о девочке. Другое дело, что старуху в больницу везти уже поздно. «Одно дело — умереть… Куда она в больницу! они поднимут ее, и она умрет! «- замечает соседский мужик.

Больше нигде в романе Тургенев не касается судьбы крестьян. Но картина крепостной деревни запечатлелась в сознании читателя. Между тем благородные герои Тургенева не имеют ничего общего с персонажами Фонвизина. В них нет грубых черт Простакова и Скотининых и даже ограниченности хозяев Обломовки. Они образованные носители сложной культуры. У них сильное моральное чутье. Они осознают необходимость помогать крестьянам, заботиться о благополучии своих крепостных.В своем имении они предпринимают практические шаги, благотворительность. Но читатель уже убедился, что этого недостаточно. Что нужно сделать? В ответ на этот вопрос в романе появляется главный герой.

Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.С. Тургенев «Рудин».

Иван Сергеевич Тургенев начал работу над Рудиным в 1855 году.

Появление романа в печати вызвало множество дискуссий и споров в литературных кругах и среди читателей.

Критик «Отечественных записок» рассматривал Рудина лишь как бледную копию прежних героев русской литературы — Онегина, Печорина, Бельтова. Но Чернышевский возразил ему в «Современнике», отметив, что Тургенев сумел показать в образе Рудина человека новой эпохи общественного развития. Сравнивая Рудина с Бельтовым и Печориным, Чернышевский подчеркивал, что «это люди разных эпох, разной природы, люди, составляющие между собой идеальный контраст».

После публикации романа Некрасов выразил уверенность, что для Тургенева «начинается новая эра активности, ибо его талант обретает новую силу, что он подарит нам произведения даже более значимые, чем те, которые в глазах публики заслужили первое место. в нашей новейшей литературе после Гоголя ».

В письме к Тургеневу Сергей Тимофеевич Аксаков говорил о жизненности образа типа Рудина и отмечал, что роман «поднимает много мелких вопросов и раскрывает глубокие тайны духовной природы человека».

Говоря о признании романа среди народнической интеллигенции, нельзя обойти вниманием слова В. Фигнер: «Мне кажется, что весь роман взят прямо из жизни, а Рудин — чистейший продукт нашей русской действительности, не пародия, не издевательство, а настоящая трагедия, которая совсем не умерла, которая все еще живу, все еще продолжается… ». «В каждом образованном человеке нашего времени есть частица Дмитрия Рудина», — писал Степняк-Кравчинский.

Рудин — один из лучших представителей культурной знати. Он получил образование в Германии, как Михаил Бакунин, который был его прототипом, и как сам Тургенев. В слове раскрывается характер Рудина. Это блестящий оратор. Появившись в имении помещицы Ласунской, он сразу очаровывает присутствующих. «Рудин владел чуть ли не высшим секретом — секретом красноречия.Он умел, поражая одни струны сердец, заставлять всех остальных неопределенно звенеть и дрожать. «В своих философских речах о смысле жизни, о высоком предназначении человека Рудин просто неотразим. Человек не может, не должен подчинять свою жизнь только практическим целям, заботам о существовании, утверждает он. Без желания найти «общие принципы в частных явлениях» жизни, без веры в силу разума, нет ни науки, ни просвещения, ни прогресса, и «если у человека нет сильного начала, в которое он верит, нет оснований». на котором он твердо стоит, как он может дать отчет о потребностях, значении и будущем своего народа? »

Просвещение, наука, смысл жизни — вот о чем Рудин говорит с таким энтузиазмом, вдохновением и поэзией.Он рассказывает легенду о птице, которая залетела в огонь и снова исчезла во тьме. Казалось бы, человек, подобный этой птице, появляется из ничего и, прожив недолгую жизнь, исчезает в безвестности. Да, «наша жизнь быстра и незначительна; но все великие дела делаются через людей. «

Его высказывания вдохновляют и призывают к обновлению жизни, к выдающимся, героическим свершениям. Все ощущают силу влияния Рудина на публику, его убежденность одним словом.И все восхищаются Рудиным за его «незаурядный ум». Только Пигасов не признает заслуг Рудина — от обиды за его поражение в споре.

Но уже в первом же разговоре Рудина и Натальи раскрывается одно из главных противоречий его персонажа. Ведь только накануне он так воодушевленно говорил о будущем, о смысле жизни, о предназначении человека, и вдруг он предстает усталым человеком, не верящим ни в свои силы, ни в симпатию людей. .Правда, одного возражения удивленной Натальи достаточно — и Рудин упрекает себя в трусости и снова проповедует необходимость вести дела. Но автор уже посеял в душе читателя сомнение в том, что слова Рудина согласуются с делами, а намерения — с делами.

Писатель подвергает противоречивый характер своего героя серьезному испытанию — любви. Это чувство для Тургенева то легкое, то трагическое и разрушительное, но это всегда сила, раскрывающая душу, истинную природу человека.Здесь раскрывается настоящий характер Рудина. Хотя речи Рудина полны энтузиазма, годы абстрактной философской работы иссушили в нем живые источники души и сердца. Преобладание головы над сердцем заметно уже в сцене первого признания в любви.

Первое препятствие на его пути — отказ Дарьи Михайловны Ласунской выдать дочь замуж за бедняка — приводит Рудина в полное замешательство. В ответ на вопрос: «Как вы думаете, что нам нужно делать сейчас?» — слышит Наталья: «Конечно, подавать.«И тогда Наталья Рудина бросает много горьких слов: она упрекает его в трусости, трусости, в том, что его высокие слова далеки от дела. И Рудин чувствует себя перед ней несчастным и ничтожным. Он не выдерживает испытания любовью, раскрывая свою человеческую неполноценность.

В романе Лежнев противопоставляется главному герою — открыто, прямо. Рудин красноречив — Лежнев обычно немногословен. Рудин не может понять себя — Лежнев прекрасно понимает людей и без лишних слов помогает своим близким, благодаря своему эмоциональному такту и чуткости.Рудин ничего не делает — Лежнев всегда чем-то занят.

Но Лежнев не только антагонист Рудина, он интерпретатор героя. Оценки Лежнева в разные моменты неодинаковы, даже противоречивы, но в целом они вдохновляют читателя на понимание сложного характера героя и его места в жизни.

Следовательно, высшую оценку Рудину дает его противник, человек практичный. Может, он настоящий герой романа? Лежнев награждается и умом, и пониманием людей, но его деятельность ограничена существующим порядком вещей.Автор постоянно подчеркивает свою повседневную жизнь. Он деловой человек, но для Тургенева невозможно сводить весь смысл жизни к деловому, не вдохновленному высшей идеей.

Рудин отражает трагическую судьбу человека тургеневского поколения. Уход к абстрактному мышлению не мог не повлечь за собой негативных последствий: спекулятивность, плохое знакомство с практической стороной. Такие люди, как Рудин, носители высоких идеалов, хранители культуры, служат прогрессу общества, но явно лишены практического потенциала.Ярый противник крепостного права, Рудин оказался совершенно беспомощным в реализации своего идеала.

В русской жизни ему суждено остаться странником. Его судьбе вторит еще один образ странника, образ бессмертного Дон Кихота.

Финал романа одновременно и героический, и трагичный. Рудин умирает на баррикадах Парижа. Вспоминаю слова из письма Рудина к Наталье: «Я пожертвую собой ради какой-то ерунды, в которую даже не поверю… ».

Особенности романов Тургенева:

Небольшой по объему.

Действие разворачивается без долгих задержек и отступлений, без осложнений по сторонним сюжетам и заканчивается в короткие сроки. Обычно это приурочено к определенному времени.

Биография героев, стоящая вне хронологических рамок сюжета, вплетается в ход повествования, то детально и подробно (Лаврецкий), то кратко, бегло и попутно, и читатель мало узнает о прошлом Рудина. , тем более о прошлом Инсарова и Базарова.В общем конструктивном виде роман Тургенева представляет собой как бы «серию этюдов», органично сливающихся в единую тему, раскрывающуюся в образе центрального персонажа. Герой романа Тургенева, предстающий перед читателем как полноценная личность, является типичным и лучшим идейным представителем определенной социальной группы (прогрессивной знати или простолюдинов). Он стремится найти и реализовать депо своей жизни, чтобы выполнить свой общественный долг. Но он всегда терпит крах. Условия российской общественно-политической жизни обрекают его на провал.Рудин заканчивает свою жизнь бездомным странником, умирающим случайной жертвой революции на чужбине.

Многих героев романов Тургенева объединяла пламенная, неподдельная любовь к Родине. Но всех ждала неминуемая неудача в жизни. Герой Тургенева — неудачник не только в государственных делах. Он тоже неудачник в любви.

Идеологическое лицо тургеневского героя часто фигурирует в спорах. Романы Тургенева полны противоречий. Отсюда — особенно важное композиционное значение в романе-диалоге-диспуте.И эта особенность отнюдь не случайна. Рудины и Лаврецкие, люди сороковых годов, выросли в среде московских кругов, где идейный спорщик был типичной, исторически характерной фигурой (например, очень типичен ночной спор Лаврецкого и Михалевича). Не менее остро, переходя в журналистскую полемику, велись идеологические споры и между «отцами» и «детьми», то есть между дворянами и простолюдинами. В «Отцах и детях» они отражены в спорах Кирсанова и Базарова.

Одним из характерных элементов композиции романа Тургенева является пейзаж. Его композиционная роль разнообразна. Иногда кажется, что оно обрамляет действие, давая представление только о том, где и когда это действие происходит. Иногда фон пейзажа опьянен настроением и переживаниями героя, «соответствует» ему. Иногда пейзаж нарисован Тургеневым не в гармонии, а в контрасте с настроением и переживаниями героя.

Цветы на могиле Базарова «говорят» не только о великом, «вечном» спокойствии «равнодушной» природы — «они также говорят о вечном примирении и бесконечной жизни».

Лирическая стихия играет существенную роль в романах Тургенева. Особенно проникнуты глубоким лиризмом эпилоги его романов — «Рудин», «Благородное гнездо», «Отцы и дети».

В Рудине мы узнаем знакомый тип «лишнего человека». Он много и пылко говорит, но не может найти себе работу, точку приложения сил. Каждый может увидеть его склонность к красивой фразе и красивой позе. Но он оказывается неспособен на поступок: боялся ответить даже на зов любви.Наташа, очаровательный пример цельной и вдумчивой тургеневской девушки, проявляет себя с гораздо более решительным характером. Слабость героя неутешительна. Однако у Рудина есть гораздо более замечательные черты романтика, ярого искателя истины, человека, способного пожертвовать своей жизнью ради своих идеалов. Смерть на баррикадах полностью оправдывает Рудина в глазах читателя.

Сюжетное развитие романа «Рудин» отличается лаконичностью, точностью и простотой. Действие укладывается в короткие сроки.Впервые главный герой, Дмитрий Николаевич Рудин, появляется в имении богатой дамы Дарьи Михайловны Ласунской. Встреча с ним становится событием, которое привлекает самое заинтересованное внимание жителей и гостей усадьбы. Формируются новые отношения, которые резко прерываются. Через два месяца развитие сюжета продолжается и снова укладывается менее чем в два дня. Дмитрий Рудин признается в любви Наталье Ласунской, дочери владелицы имения.Эту встречу отслеживает Пандалевский и сообщает ее матери. Разразившийся скандал делает необходимым повторное свидание на пруду Авдюхина. Встреча заканчивается разрывом влюбленных. В тот же вечер герой уезжает.

На заднем плане, параллельно в романе разворачивается еще одна любовная история. Соседский помещик Лежнев, друг Рудина по университету, признается в любви и получает согласие молодой вдовы Липиной. Таким образом, все события происходят в течение четырех дней!

В композицию включены элементы, призванные раскрыть характер и историческое значение образа Рудина.Это своеобразный пролог, первый день рассказа. В этот день тщательно готовится внешний вид главного героя. На этом роман не заканчивается расставанием Рудина с Натальей Ласунской. Далее следуют два эпилога. Они дают ответ на вопрос, что случилось с героем дальше, как сложилась его судьба. Мы еще дважды встретимся с Рудиным — в российской глубинке и в Париже. Герой до сих пор кочует по России, от одной почтовой станции к другой. Его благородные порывы бесплодны; он лишний в современном порядке вещей.Во втором эпилоге Рудин героически погибает на баррикаде во время восстания в Париже 1848 года. Выбор главного героя для двух романистов также принципиально различается. Героев Гончарова можно назвать сыновьями своего века. По большей части это обычные люди, испытывающие влияние эпохи, как Петр и Александр Адуевы. Лучшие из них осмеливаются противостоять велению времени (Обломов, Райский). Это происходит, как правило, в рамках личного существования.Напротив, Тургенев вслед за Лермонтовым ищет героя своего времени. О центральном герое романов Тургенева можно сказать, что он влияет на эпоху, ведет его, увлекает современников своими идеями и страстными проповедями. Его судьба необычна, а его смерть символична. Таких людей, олицетворяющих духовные поиски целого поколения, писатель искал каждое десятилетие. Можно сказать, что в этом был пафос романов Тургенева. Добролюбов признал, что «если бы г.Тургенев затрагивал любой вопрос, «тогда он скоро» резко и живо заявит о себе на глазах у всех ».

Экспозиция романа. Первая, экспозиционная глава, на первый взгляд, мало связана с дальнейшим развитием действия. И Рудин в нем еще не появился. В одно прекрасное летнее утро в деревню спешит помещица Липина. Ею движет благородное желание — навестить больную старуху-крестьянку. Александра Павловна не забыла принести чай с сахаром и в случае опасности собирается отвезти ее в больницу.Она навещает крестьянку из чужой, даже не своей, деревни. Обеспокоенный дальнейшей судьбой маленькой внучки, больная горько говорит: «Наши господа далеко …» Старуха искренне благодарит Липину за доброту, за обещание позаботиться о девочке. Другое дело, что старуху в больницу везти уже поздно. «Одно дело — умереть… Куда она в больницу! они поднимут ее, и она умрет! «- замечает крестьянин-сосед.

Больше нигде в романе Тургенев не касается судьбы крестьян. Но картина крепостной деревни запечатлелась в сознании читателя. Между тем благородные герои Тургенева не имеют ничего общего с персонажами Фонвизина. В них нет грубых черт Простакова и Скотининых и даже ограниченности хозяев Обломовки. Они образованные носители сложной культуры. У них сильное моральное чутье. Они осознают необходимость помогать крестьянам, заботиться о благополучии своих крепостных.В своем имении они предпринимают практические шаги, благотворительность. Но читатель уже убедился, что этого недостаточно. Что нужно сделать? В ответ на этот вопрос в романе появляется главный герой.

«Благородное гнездо»

Размышления И.С. Тургенева о судьбах лучших представителей русской знати лежат в основе романа «Благородное гнездо» (1858).

В романе благородная среда представлена ​​практически во всех своих государствах — от провинциального поместья до правящей элиты.Тургенев все осуждает в самой основе благородной морали. Как дружно в доме Марьи Дмитриевны Калитиной и во всем «обществе» осуждают Варвару Павловну Лаврецкую за ее заграничные приключения, как жалеют Лаврецкого и, кажется, вот-вот готовы ему помочь. Но как только появилась Варвара Павловна и использовала обаяние своего стереотипного кокотского оберега, все — и Мария Дмитриевна, и вся провинциальная элита — пришли в восторг от нее. Это порочное существо, пагубное и искаженное той же благородной моралью, вполне по вкусу самой благородной среде.

Паншин, олицетворяющий «образцовую» благородную мораль, представлен автором без саркастического напора. Можно понять Лизу, которая долгое время не могла правильно определить свое отношение к Паншину и, по сути, не сопротивлялась намерению Марьи Дмитриевны выдать ее замуж за Паншина. Он вежлив, тактичен, в меру образован, умеет поддерживать беседу, интересуется даже искусством: занимается живописью — но всегда пишет один и тот же пейзаж, — сочиняет музыку и стихи.Правда, его одаренность поверхностна; ему просто недоступны сильные и глубокие переживания. Настоящий художник Лемм это видел, а Лиза, пожалуй, лишь смутно догадывалась. И неизвестно, как сложилась бы судьба Лизы, если бы не спор. В композиции романов Тургенева идеологические споры всегда играют огромную роль. Обычно в споре либо складывается сюжет романа, либо борьба сторон достигает апогея. В «Благородном гнезде» большое значение имеет спор Паншина и Лаврецкого о людях.Позже Тургенев отмечал, что это был спор западника и славянофила. Эту авторскую характеристику нельзя понимать буквально. Дело в том, что Паншин — западник особого, официального типа, а Лаврецкий — не набожный славянофил. По своему отношению к народу Лаврецкий больше всего похож на Тургенева: он не пытается дать характеру русского народа какое-то простое, легко запоминающееся определение. Как и Тургенев, он считает, что прежде чем изобретать и навязывать рецепты организации жизни людей, нужно понять характер людей, их нравственность и их истинные идеалы.И в тот момент, когда Лаврецкий развивает эти мысли, рождается любовь Лизы к Лаврецкому.

Тургенев не уставал развивать идею о том, что любовь по своей глубокой природе является спонтанным чувством, и любые попытки его рационально истолковать чаще всего просто бестактны. Но любовь большинства его героинь почти всегда сливается с альтруистическими устремлениями. Они отдают свое сердце бескорыстным, щедрым и добрым людям. Эгоизм для них, как и для Тургенева, — самое неприемлемое человеческое качество.

Пожалуй, ни в каком другом романе Тургенев не проводил так настойчиво, что в лучших дворянских людях все их хорошие качества так или иначе прямо или косвенно связаны с народной моралью. Лаврецкий прошел школу педагогических прихотей своего отца, выдержал груз любви своенравной, эгоистичной и тщеславной женщины, и все же он не утратил человечности. Тургенев прямо сообщает читателю, что своей душевной стойкостью Лаврецкий обязан тому, что в его жилах течет крестьянская кровь, что в детстве он испытал влияние крестьянской матери.

В образе Лизы, во всем ее мировосприятии еще отчетливее выражено начало нравственности народа. Всем своим поведением, спокойной грацией она, пожалуй, больше всех тургеневских героинь напоминает Татьяну Ларину. Но в ее личности есть одно свойство, которое у Татьяны только намечается, но которое станет главной отличительной чертой того типа русских женщин, которых принято называть «тургеневскими». Это свойство — самоотверженность, готовность к самопожертвованию.В судьбе Лизы заключен приговор Тургенева обществу, которое убивает все чистое, что в нем рождается.

«Гнездо» — дом, символ семьи, в котором не прерывается связь поколений. В романе Тургенева эта связь разорвана, что символизирует разрушение, отмирание родовых имений под влиянием крепостного права. Результат этого мы видим, например, в стихотворении Н. А. Некрасова «Забытая деревня».

Критика: роман стал большим хитом, который когда-то был у Тургенева.

1. Сравнительные изображения Михалевича и Лаврецкого

Симус Хини — Нобелевская лекция: Кредитование поэзии

Нобелевская лекция, 7 декабря 1995 г.


Кредитование поэзии

Когда я впервые столкнулся с названием города Стокгольм, я не думал, что когда-нибудь приеду в него, не говоря уже о том, что меня примут в нем в качестве гостя Шведской академии и Нобелевского фонда. В то время, о котором я думаю, такой результат был не просто превзошедшим все ожидания: он был просто за гранью воображения.В сороковые годы прошлого века, когда я был старшим ребенком в постоянно растущей семье в сельской местности графства Дерри, мы собирались вместе в трех комнатах традиционной соломенной фермы и жили своего рода логовом, более или менее эмоционально и эмоционально. интеллектуально защищен от внешнего мира. Это было интимное, физическое, живое существо, в котором ночные звуки лошади в конюшне за стеной одной спальни смешивались со звуками разговоров взрослых из кухни за другой.Мы, конечно, воспринимали все, что происходило — дождь на деревьях, мышей на потолке, грохот паровоза по железнодорожной линии в одном поле от дома — но мы воспринимали это так, как будто мы были в дремоте. спячка. Исторические, до-сексуальные, находящиеся в подвешенном состоянии между архаикой и современностью, мы были столь же восприимчивы и впечатлительны, как питьевая вода, стоявшая в ведре в нашей посудомойке: каждый раз, когда проезжающий поезд заставлял землю дрожать, поверхность этой воды использовала колебаться деликатно, концентрически и в полной тишине.

Но не только земля тряслась для нас: воздух вокруг и над нами был живым и сигнализирующим. Когда ветер шевелил буки, он также шевелил воздушную проволоку, прикрепленную к самой верхней ветви каштана. Вниз по нему пронесся сквозь дыру, просверленную в углу кухонного окна, прямо во внутренности нашего беспроводного устройства, где небольшое скопление бормотания и писков внезапно уступило место голосу диктора BBC, говорящего из неожиданного как deus ex machina. И этот голос мы тоже могли слышать в нашей спальне, передавая извне и за спиной голоса взрослых на кухне; точно так же, как мы часто могли слышать позади и за каждым голосом неистовые, пронзительные сигналы азбуки Морзе.

Мы могли уловить имена соседей, которые произносятся с акцентом на местный акцент наших родителей, и звучным английским тоном программы чтения новостей названия бомбардировщиков и городов, подвергшихся бомбардировкам, военных фронтов и армейских дивизий, количество потерянных самолетов и т. Д. взятых в плен, раненых и достигнутых успехов; и, конечно же, мы всегда подбирали и другие, торжественные и странно бодрящие слова: «враг» и «союзники».Но даже в этом случае ни одна из новостей об этих мировых судорогах не показалась мне ужасом. Если в тонах диктора было что-то зловещее, то в нашем понимании того, что поставлено на карту, было что-то апатичное; и если в таком политическом невежестве в то время и в том месте было что-то предосудительное, то было что-то положительное в безопасности, в которой я жил в результате этого.

Другими словами, военное время было для меня временем до рефлексии. И до грамотности тоже. В своем роде доисторический.Шли годы, и я становился более осознанным, и я забирался на подлокотник нашего большого дивана, чтобы приблизить ухо к беспроводной колонке. Но меня по-прежнему интересовали не новости; то, что я искал, было захватывающими историями, такими как детективный сериал о британском спецагенте по имени Дик Бартон или, возможно, радиоадаптация одного из капитанов У. Приключенческие рассказы Джонса о летном асе ВВС Великобритании по имени Бигглс. Теперь, когда другие дети стали старше и на кухне так много всего происходило, мне пришлось приблизиться к самому радиоприемнику, чтобы сосредоточить свой слух, и в этой намеренной близости к циферблату я стал знаком с именами зарубежные станции, с Лейпцигом и Осло, Штутгартом и Варшавой и, конечно же, со Стокгольмом.

Я также привык слышать короткие всплески иностранных языков, когда стрелка циферблата перемещалась от BBC к Radio Eireann, от интонаций Лондона к интонациям Дублина, и хотя я не понимал, о чем говорилось в тех первых встречах с гортанные и свистящие звуки европейской речи, я уже начал путешествие в просторы потустороннего мира. Это, в свою очередь, стало путешествием в широту языка, путешествием, в котором каждая точка прибытия — будь то в поэзии или жизни — оказалась ступенькой, а не пунктом назначения, и именно это путешествие привело меня к это почетное место.И все же платформа здесь больше похожа на космическую станцию, чем на ступеньку, поэтому впервые в жизни я позволяю себе роскошь гулять по воздуху.

*

Я считаю, что эта космическая прогулка стала возможной благодаря поэзии. Я сразу верю этому из-за строчки, которую я написал совсем недавно, инструктируя себя (и всех, кто мог бы слушать) «ходить по воздуху вопреки здравому смыслу». Но я верю этому в конечном счете, потому что поэзия может создавать порядок, столь же верный влиянию внешней реальности и столь же чувствительный к внутренним законам бытия поэта, как рябь, которая колебалась и текла по воде в этом ведре для посуды пятьдесят лет назад.Порядок, в котором мы, наконец, можем вырасти до того, что накопили по мере роста. Порядок, который удовлетворяет все, что испытывает аппетит к разуму и цепкость в привязанностях. Другими словами, я благодарен поэзии как за то, что она сама по себе, так и за то, что она помогает, за то, что она делает возможными плавные и восстанавливающие отношения между центром ума и его периферией, между ребенком, смотрящим на слово «Стокгольм» по радио. циферблат и мужчину лицом к лицу, которого он встречает в Стокгольме в этот самый благоприятный момент.Я верю этому, потому что ему причитается в наше время и во все времена, за его правдивость для жизни во всех смыслах этой фразы.

*

Начнем с того, что я хотел, чтобы эта правда жизни обладала конкретной достоверностью, и больше всего радовался, когда стихотворение казалось самым прямым, прямым представлением мира, за которое оно стояло, защищалось или противостояло. Еще будучи школьником, я любил оду Джона Китса «Осени» за то, что она была ковчегом завета между языком и ощущениями; В подростковом возрасте я любил Джерарда Мэнли Хопкинса за интенсивность его восклицаний, которые также были уравнением восторга и боли, о которой я не знал, что знал, пока не прочитал его; Я любил Роберта Фроста за его фермерскую аккуратность и коварную приземленность; и Чосер тоже по тем же причинам.Позже я найду другой вид точности, моральную приземленность, на которую я откликнулся глубоко и всегда буду, в военной поэзии Уилфреда Оуэна, поэзии, в которой новозаветная чувствительность страдает и поглощает шок нового варварство века. Позже, опять же, в чистом следствии стиля Элизабет Бишоп, в явном упорстве Роберта Лоуэлла и в неприкрытой конфронтации Патрика Кавана, я обнаружил новые причины верить в способность поэзии — и ответственность — говорить о том, что происходит, к «жалости». планета, чтобы «не интересоваться Поэзией».”

Это темпераментное отношение к искусству, которое было искренним и преданным вещам, как они есть, было подтверждено опытом того, что я родился и вырос в Северной Ирландии и жил в этом месте, хотя я жил в нем в прошлом. четверть века. Ни одно место в мире больше не гордится своей бдительностью и реализмом, ни одно место не считает себя более подходящим для осуждения любой расцветки риторики или экстравагантных устремлений.Таким образом, частично в результате усвоения этих взглядов в процессе взросления с ними, а частично в результате роста кожи, защищающей себя от них, я в течение многих лет наполовину избегал и наполовину сопротивлялся богатству и размаху поэтов как такие разные, как Уоллес Стивенс и Райнер Мария Рильке; недостаточное признание кристальной внутренней сущности Эмили Дикинсон, всех этих раздвоенных молний и трещин ассоциаций; и упускает из виду призрачную странность Элиота.И эти более или менее пристрастные взгляды подкреплялись отказом предоставить поэту больше прав, чем любому другому гражданину; кроме того, они были побуждены вести себя как поэт в ситуации продолжающегося политического насилия и общественных ожиданий. Следует сказать, что общественное ожидание не поэзии как таковой, а политической позиции, по-разному одобряемой взаимно неодобрительными группами.

В таких обстоятельствах разум все еще жаждет успокоиться в том, что Сэмюэл Джонсон однажды с превосходной уверенностью назвал «стабильностью истины», даже если он осознает дестабилизирующий характер своих собственных операций и расследований.Не нуждаясь в теоретических инструкциях, сознание быстро понимает, что это место различных конкурирующих дискурсов. Ребенок в спальне, слушая одновременно домашнюю идиому своего ирландского дома и официальные идиомы британской радиовещательной компании, улавливая сзади оба сигнала о каком-то другом бедственном положении, этот ребенок уже учился на сложности своего взрослого затруднительного положения. , будущее, в котором ему придется решать среди побуждений, которые могут быть этическими, эстетическими, моральными, политическими, метрическими, скептическими, культурными, актуальными, типичными, постколониальными и, вместе взятыми, просто невозможными.Так получилось, что в середине семидесятых я оказался в другом маленьком домике, на этот раз в графстве Уиклоу к югу от Дублина, с моей молодой семьей и немного менее внушительным радиоприемником, слушая дождь в деревьях. и новости о бомбардировках ближе к дому — не только о взрывах Временной ИРА в Белфасте, но и о столь же зверских нападениях в Дублине со стороны лоялистских военизированных формирований с севера. Чувствуя себя ничтожным в своих затруднительных положениях, когда я читал о трагической логике судьбы Осипа Мандельштама в 1930-х годах, я чувствовал себя непоколебимым, но непоколебимым в своем небоевом статусе, когда я, например, услышал, что одного особенно милого школьного друга интернировали без суда, потому что его подозревали. о причастности к политическому убийству.Я тосковал не совсем по стабильности, а по активному бегству из зыбучих песков релятивизма, способу доверять поэзии без беспокойства и извинений. В стихотворении под названием «Разоблачение» я написал тогда:

Если бы я мог попасть на метеорит!
Вместо этого я хожу по влажным листьям,
Шелухи, отработанные осенние сосальщики,

Вообразив героя
На каком-то грязном участке,
Его дар, как праща
Кружился для отчаявшихся.

Как я стал таким?
Я часто думаю о моих друзьях
Прекрасные призматические советы
И мозги наковальни тех, кто меня ненавидит

Как сижу взвешиваю и взвешиваю
Моя ответственная tristia .
Для чего? Для уха? Для людей?
За что говорят за спиной?

Дождь льется по ольхе,
Его тихие благосклонные голоса
Бормочут о падениях и эрозиях
И все же каждая капля напоминает

Бриллиантовые абсолюты.
Я ни интернированный, ни доносчик;
Внутренний эмигрант, длинноволосый отросший
И задумчивый; деревянное ядро ​​

Спасаясь от резни,
Взяв защитную окраску
Из ствола и коры, чувствуя
Каждый ветер, который дует;

Кто, выпуская эти искры
Из-за их скудного тепла, упустил
знамение, которое бывает раз в жизни,
Пульсирующая волна кометы.
(с севера)

В одном из стихотворений, наиболее известных студентам моего поколения, стихотворении, которое, можно сказать, взяло питательные вещества символистского движения и сделало их доступными в форме капсул, американский поэт Арчибальд Маклиш утверждал, что «Стихотворение должно быть равным к / неправда. » Как вызывающее заявление о дарах поэзии говорить правду, но говорить ее уклончиво, это одновременно убедительно и исправительно. Однако бывают моменты, когда возникает более глубокая потребность, когда мы хотим, чтобы стихотворение было не только приятно правильным, но и убедительно мудрым, не только удивительным изменением, сыгранным в мире, но и перестройкой самого мира.Мы хотим, чтобы сюрприз был преходящим, как нетерпеливый удар, который неожиданно восстанавливает изображение на экране телевизора, или удар электрическим током, который заставляет фибриллирующее сердце вернуться к правильному ритму. Мы хотим того, что женщина хотела в тюремной очереди в Ленинграде, стояла синяя от холода и перешептываясь от страха, выдерживая террор сталинского режима и спрашивая поэт Анну Ахматову, может ли она все это описать, может ли ее искусство равняться с этим. . И это желание я тоже испытывал в тех гораздо более защищенных обстоятельствах в Ко.Уиклоу, когда я писал строки, которые я только что процитировал, потребность в поэзии, которая заслуживала бы того определения, которое я дал несколько минут назад, как порядка, «верного влиянию внешней реальности и … чувствительного к внутренним законам поэта». существование.»

*

Внешняя реальность и внутренняя динамика событий в Северной Ирландии между 1968 и 1974 годами были симптомами перемен, по общему признанию насильственных изменений, но тем не менее перемены, и для проживающего там меньшинства перемены давно назрели.Это должно было произойти рано, в результате брожения протеста на улицах в конце шестидесятых, но этого не произошло, и яйца опасности, которые всегда откладывали яйца, вылупились очень быстро. В то время как христианский моралист сам был вынужден осуждать зверский характер кампании взрывов и убийств ИРА, а сам «простой ирландец» был потрясен жестокостью британской армии в таких случаях, как Кровавое воскресенье в Дерри в 1972 году, гражданин меньшинства в себе, тот, кто вырос с сознанием того, что его группе не доверяют и дискриминируют всевозможными официальными и неофициальными способами, восприятие этого гражданина совпадало с поэтической правдой ситуации, когда он признавал, что если жизнь в Северной Ирландии когда-либо действительно процветали, изменения должны были произойти.Но восприятие этого гражданина также совпало с истиной в признании того факта, что сама жестокость средств, с помощью которых ИРА добивалась изменений, разрушила доверие, на котором должны были быть основаны новые возможности.

Тем не менее, до тех пор, пока британское правительство не уступило силовой тактике лоялистов Ольстера после конференции в Саннингдейле в 1974 году, благожелательный ум все еще мог надеяться разобраться в обстоятельствах, уравновесить то, что было многообещающим, с тем, что было деструктивны и делают то, что У.Б. Йейтс пытался сделать полвека назад, а именно «удержать в одной мысли реальность и справедливость». Однако после 1974 года, в течение долгих двадцати лет, прошедших с этого момента до прекращения огня в августе 1994 года, такая надежда оказалась невозможной. Насилие снизу было тогда не чем иным, как ответным насилием сверху, мечта о справедливости превратилась в бессердечную реальность, и люди погрузились в четверть века пустой траты жизни и духов, ожесточения взглядов и сужения. возможности, которые были естественным результатом политической солидарности, травмирующих страданий и чистой эмоциональной самозащиты.

*

Один из самых мучительных моментов за всю историю душераздирающих событий в Северной Ирландии произошел, когда один из январских вечером 1976 года микроавтобус с рабочими, который ехал домой, был задержан вооруженными людьми в масках, а пассажиры фургона приказали. под дулом пистолета, чтобы выстроиться в очередь на обочине дороги. Тогда один из палачей в масках сказал им: «Все католики из вас, выходите сюда». Так получилось, что эта конкретная группа, за одним исключением, все были протестантами, поэтому предполагалось, что люди в масках были протестантскими военизированными формированиями, которые собирались совершить сектантское убийство католика как чудака. тот, кто, как предполагалось, сочувствовал ИРА и всем ее действиям.Для него это был ужасный момент, когда он находился между страхом и свидетелем, но он сделал движение, чтобы шагнуть вперед. Затем, как гласит история, в эту долю секунды принятия решения и в относительном прикрытии темноты зимнего вечера он почувствовал, как рука протестантского рабочего рядом с ним взяла его руку и сжала ее в знаке, говорящем «нет, не надо». Двигайтесь, мы не предадим вас, никому не нужно знать, к какой вере или партии вы принадлежите. Однако все было напрасно, потому что этот человек вышел из строя; но вместо того, чтобы найти пистолет у виска, его отбросило назад и в сторону, когда боевики открыли огонь по оставшимся в очереди, поскольку это были не протестантские террористы, а члены, предположительно, Временной ИРА.

*

Порой трудно подавить мысль о том, что история столь же поучительна, как бойня; что Тацит был прав и что мир — это просто запустение, оставшееся после решительных действий безжалостной силы. Я помню, например, как шокировал себя мыслью о том друге, который был заключен в тюрьму в семидесятых по подозрению в причастности к политическому убийству: я шокировал себя, подумав, что даже если бы он был виновен, он все равно мог бы быть виновным. помогая рождению будущего, ломая репрессивные формы и высвобождая новый потенциал единственным действенным способом, то есть насильственным путем, который, следовательно, стал, в широком смысле, правильным путем.Это было похоже на столкновение с межзвездным холодом, напоминание о том пугающем элементе, как внутреннем, так и внешнем, в котором люди должны видеть и вести свою жизнь. Но это было всего лишь мгновение. Рождение будущего, которого мы желаем, несомненно, происходит в том сжатии, которое испуганный католик почувствовал на обочине дороги, когда другая рука схватила его за руку, а не в последовавшей за этим стрельбе, такой абсолютной и такой пустынной, хотя и являющейся частью музыки что происходит.

Как писатели и читатели, как грешники и граждане, наш реализм и наше эстетическое чутье заставляют нас с осторожностью относиться к положительной ноте.Сама стрельба держит нас в напряжении, а зверства придают ценность усилиям, которые они прилагают, чтобы противостоять ей. Мы справедливо трепетом перед скручиваниями в поэзии Пола Целана и справедливо восхищаемся подозрительным голосом Сэмюэля Беккета, потому что это свидетельство того, что искусство может соответствовать требованиям и каким-то образом быть следствием пораженной судьбы Целана как пережившего Холокост и скромного Беккета. героизм как участник французского Сопротивления. Точно так же мы справедливо подозрительно относимся к тому, что дает слишком много утешения в этих обстоятельствах; самая крайность наших знаний конца двадцатого века подвергает значительную часть нашего культурного наследия экстремальному испытанию.Только очень глупые или очень обездоленные могут больше не знать, что документы цивилизации написаны кровью и слезами, кровью и слезами не менее реальными из-за того, что они очень далеки. И когда эта интеллектуальная предрасположенность сосуществует с реальностями Ольстера и Израиля, Боснии и Руанды и множества других раненых мест на лице земли, склонность состоит не только в том, чтобы верить человеческой природе с большим конструктивным потенциалом, но и не к тому, чтобы отметьте что-нибудь слишком позитивное в произведении искусства.

Вот почему в течение многих лет меня склоняли к столу, как какой-то монах преклонился перед своим prie-dieu, какой-то послушный созерцательный повернул свое понимание в попытке нести свою долю бремени мира, зная, что он неспособен к героической добродетели или искуплению эффект, но вынужденный своим подчинением своему правилу повторить усилие и позу. Взрывать искры из-за скудного тепла. Забывая веру, стремясь к добрым делам. Недостаточное внимание к алмазным абсолютам, среди которых следует считать достаточное количество того, что абсолютно воображаемо.Затем, наконец, счастливо и не повинуясь удручающим обстоятельствам моего родного места, а вопреки им, я выпрямился. Несколько лет назад я начал пытаться освободить место в своих расчетах и ​​воображении как для чудесного, так и для убийственного. И еще раз я попытаюсь изобразить значение этой изменившейся ориентации историей из Ирландии.

Это история о другом монахе, который доблестно держался в позе выносливости. Говорят, что когда-то св.Кевин стоял на коленях, раскинув руки в виде креста, в Глендалохе, монастырском поселении недалеко от того места, где мы жили, в графстве Уиклоу, месте, которое по сей день является одним из самых лесных и водянистых убежищ во всем мире. страны. Как бы то ни было, когда Кевин встал на колени и молился, черный дрозд принял его протянутую руку за какой-то насест, налетел на него, отложил в нем кладку яиц и стал гнездиться в нем, как если бы это была ветка дерева. Затем, охваченный жалостью и ограниченный своей верой любить жизнь всех существ, больших и малых, Кевин оставался неподвижным часами, днями, ночами и неделями, протягивая руку, пока не вылупились яйца и у птенцов не выросли крылья, верные жизни. если он подрывает здравый смысл, то на пересечении естественного процесса и мелькнувшего идеала, в одно и то же время указатель и напоминание.Проявление того порядка поэзии, при котором мы, наконец, можем вырасти до того, что накопили по мере роста.

*

История Святого Кевина — это, как я уже сказал, история из Ирландии. Но мне кажется, что он в равной степени может прийти из Индии, Африки, Арктики или Америки. Под этим я не подразумеваю просто отнести его к типологии сказок или оспорить его ценность, ставя под сомнение его культурный статус в мультикультурном контексте. Напротив, его надежность и привлекательность для путешествий связаны с местными условиями.Я могу, конечно, представить себе, что в настоящее время он деконструируется как парадигма колониализма, а Кевин фигурирует в роли доброжелательного империалиста (или миссионера вслед за империалистом), того, кто вмешивается и присваивает жизнь коренного населения и вмешивается в ее первозданный характер. экология. И я должен признать, что действительно есть ирония в том, что именно такой человек записал и сохранил этот пример истинной красоты ирландского наследия: история Кевина, в конце концов, появляется в трудах Гиральда Камбренсиса, одного из норманнов. кто вторгся в Ирландию в двенадцатом веке, тот, кого летописец на ирландском языке Джеффри Китинг назвал бы пятьсот лет спустя «быком стада тех, кто написал ложную историю Ирландии.Но даже в этом случае я все еще не могу убедить себя, что это проявление раннехристианской цивилизации следует истолковывать просто как путь к чему-то эксплуататорскому или варварскому в нашей истории, прошлом и настоящем. Вся концепция кажется мне скорее еще одним примером того, что я видел несколько недель назад в небольшом музее в Спарте, накануне того, как было объявлено о присуждении в этом году Нобелевской премии по литературе.

Это искусство возникло из культа, очень отличного от веры, которую исповедовал св.Кевин. Тем не менее, в нем было изображение укоренившейся птицы, очарованного зверя и восхищающегося собой человека, за исключением того, что на этот раз этим человеком был Орфей, и восторг происходил от музыки, а не от молитвы. Сама работа представляла собой небольшой резной рельеф, и я не мог не сделать его набросок; но я также не мог не скопировать информацию, напечатанную на карточке, которая сопровождала и идентифицировала экспонат. Изображение тронуло меня из-за его древности и долговечности, но описание на карте тронуло меня еще и потому, что оно дало имя и доверие тому, над чем, как я считаю, я работал последние три десятилетия: «Вотивная панель», В удостоверении личности говорилось: «Возможно, оно было установлено Орфею местным поэтом».Местное произведение эллинистического периода ».

*

Еще раз, я надеюсь, что я не сентиментален или просто фетишизирую — как мы научились говорить — местных жителей. Вместо этого я хочу предположить, что изображения и истории, подобные тем, которые я здесь привожу, действительно действуют как носители ценности. Век стал свидетелем поражения нацизма силой оружия; но эрозия советских режимов была вызвана, среди прочего, явным упорством под навязанным идеологическим соответствием культурных ценностей и психического сопротивления, которое воплощается в этих историях и изображениях.Даже если мы научились правильно и глубоко бояться превращения культурных форм и консерватизма любой нации в нормативные и исключительные системы, даже если у нас есть ужасные доказательства того, что гордость за этническое и религиозное наследие может быстро превратиться в фашистскую, наша бдительность в этом отношении мы не должны подменять нашу любовь и веру в пользу коренного населения как такового. Напротив, вера в долговечность и пригодность такого товара для путешествий должна побудить нас поверить в возможность мира, в котором уважение к действительности каждой традиции приведет к созданию и поддержанию благоприятного политического пространства.Несмотря на разрушительные и повторяющиеся акты массовых убийств, убийств и искоренений, огромные акты веры, которые отметили новые отношения между палестинцами и израильтянами, африканцами и африканцами, а также то, как рухнули стены в Европе и открылись железные занавески. , все это вселяет надежду, что новые возможности еще могут открыться и в Ирландии. Суть этой проблемы заключается в продолжающемся разделе острова между британской и ирландской юрисдикциями и столь же устойчивом разделении привязанностей в Северной Ирландии между британским и ирландским наследствами; но, безусловно, каждый житель страны должен надеяться, что правительства, участвующие в его управлении, смогут разработать институты, которые позволят этому разделу стать немного больше похожим на сетку на теннисном корте, разграничение, позволяющее гибко соглашаться и соглашаться на встречу. и соперничество, предвосхищение будущего, в котором жизненная сила, исходившая вначале от этих крепких слов «враг» и «союзники», могла бы, наконец, проистекать из менее бинарного и в целом менее связывающего словаря.

*

Когда поэт В. Йейтс стоял на этой платформе более семидесяти лет назад, Ирландия выходила из агонии травмирующей гражданской войны, которая последовала сразу после войны за независимость против британцев. Последовавшая за этим борьба была достаточно короткой; он закончился к маю 1923 года, примерно за семь месяцев до отплытия Йейтса в Стокгольм, но он был кровавым, жестоким и интимным, и для будущих поколений он будет определять условия политики в двадцати шести независимых графствах Ирландии. острова, известного в первую очередь как Ирландское свободное государство, а затем впоследствии как Ирландская Республика.

Йейтс в своей Нобелевской речи почти не упомянул ни гражданскую войну, ни войну за независимость. Никто лучше него не понимал связь между строительством или разрушением государственных институтов и основанием или упадком культурной жизни, но в данном случае он предпочел поговорить об Ирландском драматическом движении. Его рассказ был о творческой цели этого движения и его исторической удаче в том, что не только его собственный гений спонсировал его, но и гений его друзей Джона Миллингтона Синджа и леди Августы Грегори.Он приехал в Швецию, чтобы рассказать миру, что работы местных поэтов и драматургов сыграли столь же важную роль в преобразовании его родного места и времен, как и засады партизанских армий; и его хвастовство в этой возвышенной прозе было, по сути, таким же, как то, что он хвастался стихами более десяти лет спустя в своей поэме «Возвращение в муниципальную галерею». Здесь Йейтс представляет себя среди портретов и героических повествовательных картин, прославляющих события и личности недавней истории, и внезапно понимает, что произошло нечто действительно эпохальное: «Это не так», — говорю я, — «Мертвая Ирландия» моей юности, но Ирландия / Поэты представляли, ужасные и веселые.’”И стихотворение завершается двумя из самых цитируемых строк всего его творчества:

Подумай, где человеческая слава больше всего начинается и заканчивается,
И скажи, что моя слава была у меня были такие друзья.

И все же, какими бы обширными и захватывающими ни были эти строки, они представляют собой пример того, как поэзия процветает, а не доказывает себя, они являются почетным местом поэта, и в этом отношении, если ни в чем другом, они не похожи на то, что я делаю в этой лекции. . Фактически, я должен процитировать здесь от своего имени некоторые другие слова из стихотворения: «Вы, кто будет судить меня, не судите в одиночку / эту книгу или эту.Вместо этого я прошу вас сделать то, что Йейтс просил сделать свою аудиторию, и подумать о достижениях ирландских поэтов, драматургов и романистов за последние сорок лет, среди которых я горжусь тем, что могу считать хороших друзей. В литературных вопросах Эзра Паунд советовал не соглашаться с мнением тех, «кто сам не создал заметных работ», и мне посчастливилось следовать этому совету, так как это хорошее мнение видных деятелей, а не только тех, кто в моей жизни. собственная страна — это укрепило мои усилия с тех пор, как я начал писать в Белфасте более тридцати лет назад.Ирландия, в которой я живу сейчас, — это та, которую эти ирландские современники помогли представить.

Йейтс, однако, был далеко не всегда процветающим. К чести поэзии нашего века, несомненно, следует отнести два его великих стихотворения под названием «Девятнадцатьсот девятнадцать» и «Размышления во время гражданской войны», последний из которых содержит знаменитую лирику о птичьем животном. гнездо у его окна, где скворец или пристальный взгляд встроился в расщелину старой стены.Поэт жил тогда в норманнской башне, которая была неотъемлемой частью военной истории страны в более ранние и не менее тревожные времена, и когда его мысли обратились к иронии судьбы цивилизаций, консолидированных жестокими и могущественными завоевателями, которые в конечном итоге оказались Поручив художникам и архитекторам, он начал ассоциировать вид птицы-матери, кормящей своих детенышей, с образом медоносной пчелы, образ, глубоко укоренившийся в поэтических традициях и всегда напоминающий об идеале трудолюбивого, гармоничного, заботливого общества:

Пчелы строят щели
разрыхляя кладку, и там
Птицы-матери приносят личинок и мух.
Моя стена расшатывается; медоносные пчелы,
Приходите строить в пустой дом взгляда.

Мы закрыты, и ключ повернут
О нашей неуверенности; где-то
Человек убит, или дом сожжен,
Пока нет явного факта, который нужно различить:
Приходите строить в пустой дом взгляда.

Заграждение из камня или дерева;
Около четырнадцати дней гражданской войны;
Прошлой ночью они катились по дороге
Тот мертвый молодой солдат в своей крови:
Приходите строить в пустом доме пристального взгляда.

Мы питали сердце фантазиями,
Сердце ожесточилось от еды;
В нашей вражде больше сущности
Чем в нашей любви; О медоносные пчелы,
Приходите строить в пустом доме взгляда.

Я слышал, как это стихотворение часто, целиком и частично, повторяли люди в Ирландии за последние двадцать пять лет, и это неудивительно, поскольку оно так же нежно относится к самой жизни, как и Святой Кевин, и так же твердо настроено. о том, что происходит в жизни Гомера и с ней.Он знает, что бойня снова произойдет на обочине дороги, что рабочих в маршрутке выстроят в очередь и расстреляют сразу после того, как они уедут; но он также считает реальностью сжатие руки, действительность сочувствия и защиты между живыми существами. Он удовлетворяет противоречивые потребности, которые сознание испытывает во время крайних кризисов, потребность, с одной стороны, в правдивом высказывании, которое будет жестким и карающим, и, с другой стороны, потребность не ожесточать ум до такой степени, чтобы оно отрицало его собственное стремление к сладости и доверию.

Это доказательство того, что поэзия может быть равной и одновременно истинной, пример той совершенно адекватной поэзии, которую русская женщина искала у Анны Ахматовой и которую Уильям Вордсворт почти точно произвел в соответствующий момент исторического кризиса и личного смятения. двести лет назад.

*

Когда бард Демодокус поет о падении Трои и о резне, сопровождавшей его, Одиссей плачет, а Гомер говорит, что его слезы были подобны слезам жены на поле битвы, плачущей из-за смерти павшего мужа.Его эпическое сравнение продолжается:

При виде человека, тяжело дышащего и умирающего там,
она соскальзывает вниз, чтобы обнять его, крича; Затем
чувствует копья, толкающие ее спину и плечи,
и уходит в рабство и горе.
Жалкие слезы истирают ее щеки:
но не более жалкие, чем слезы Одиссея,
скрытые, как сейчас, от компании.

Даже сегодня, три тысячи лет спустя, когда мы просматриваем так много прямых репортажей о современной жестокости, хорошо осведомленные, но тем не менее находящиеся под угрозой роста невосприимчивости, знакомые до некоторой степени со старыми кадрами кинохроники о концлагере и ГУЛАГ, образ Гомера все еще может привести нас в чувство.Черствость древков копий на спине и плечах женщины переживает время и трансформируется. Образ обладает той документальной адекватностью, которая отвечает всему, что мы знаем о невыносимом.

Но есть и другой вид адекватности, присущий лирической поэзии. Это связано с «храмом внутри нашего слуха», который вызывает к жизни отрывок из стихотворения. Это адекватность, проистекающая из того, что Мандельштам называл «стойкостью речевой артикуляции», из решительности и независимости, которые поддерживает полностью реализованное стихотворение.Это имеет такое же отношение к энергии, высвобождаемой лингвистическим расщеплением и слиянием, с плавучестью, создаваемой каденцией, тоном, рифмой и строфой, как и с проблемами стихотворения или правдивостью поэта. Фактически, в лирической поэзии правдивость становится узнаваемой как кольцо правды внутри самого средства. И это неудовлетворительное стремление к этой ноте, нота, настроенная до крайности в Эмили Дикинсон и Пол Целан, и наиболее богатая в оркестровке у Джона Китса, именно это заставляет ухо поэта напрягаться, чтобы услышать абсолютно убедительный голос, стоящий за всем. другие информирующие голоса.

Это способ сказать, что я никогда не слезал с подлокотника этого дивана. Возможно, я стал более внимательным к новостям и более живым к мировой истории и мировой печали, стоящей за ней. Но то, что сказал говорящий, к которому я стремлюсь, все же не совсем рассказ о том, что происходит; это более рефлексивно, чем это, потому что как поэт я на самом деле стремлюсь к напряжению, ищу покоя в стабильности, которую дает музыкально удовлетворяющий порядок звуков.Как если бы пульсация в самом широком смысле этого слова хотела быть проверена путем преобразования самой себя, втягиваться и вытягиваться через ее исходную точку.

Я тоже стремлюсь к этому в стихах, которые читаю. И я нахожу это, например, в повторении припева Йейтса: «Иди и строй в пустом доме взгляда», с его мольбным тоном, его стержнями силы в словах «строй» и «дом» и его признание растворения в слове «пустой». Я также нахожу это в треугольнике сил, уравновешенных тройной рифмой «фантазии», «вражды» и «медоносные пчелы», и в абсолютной уместности всего стихотворения как данной формы в языке.Поэтическая форма — это и корабль, и якорь. Это одновременно плавучесть и устойчивость, позволяющая одновременно удовлетворять все, что центробежно, и все, что центростремительно в уме и теле. И именно таким образом работы Йейтса делают то, что всегда делает необходимая поэзия, а именно: затрагивают основы нашей симпатической природы, в то же время принимая во внимание несимпатичную природу мира, которому эта природа постоянно подвергается. Иными словами, форма стихотворения имеет решающее значение для способности поэзии делать то, что всегда есть и всегда будет заслугой поэзии: способность убедить эту уязвимую часть нашего сознания в ее правоте, несмотря на очевидность ошибочности. повсюду, сила напоминать нам, что мы охотники и собиратели ценностей, что наши одиночества и невзгоды достойны похвалы, поскольку они также являются залогом нашего истинного человеческого существа.

От Les Prix Nobel. Нобелевские премии 1995 г. , редактор Торе Френгсмир, [Нобелевский фонд], Стокгольм, 1996 г.

* Заявление об ограничении ответственности
Издатель приложил все усилия для кредитных организаций и частных лиц в отношении поставки аудиофайлов. Сообщите издателям об исправлениях. Авторское право © Нобелевский фонд, 1995 г.

Чтобы процитировать этот раздел, стиль
MLA: Шеймус Хини — Нобелевская лекция.NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Вс. 10 октября 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

Рецензия на книгу: «Джек» Мэрилин Робинсон

И все же нам не разрешено видеть то ликование, которое он находит на ночной стороне жизни. Он мотылек, которого якобы тянет к огню, но затвердевший, потому что в его грудной клетке есть булавка. Мы наблюдаем только похмелье, моральное и иное, опущенные глаза на следующее утро.В этом романе он самый скучный плохой мальчик в истории плохих парней. Его заставили постоянно сидеть в углу лицом к стене.

Я думал об этой мертвой точке (жизни) в романах Робинсона во время сцен, в которых Джек и Делла говорят о «Гамлете», и в тех, в которых Джек позже читает и рассматривает пьесу. Джек и Делла — большие читатели; они балуются стихами; их ухаживания включают разговоры о стихах.

Их обсуждение «Гамлета» происходит во время невероятной ночи, которую они оба проводят на закрытом кладбище, предназначенном только для белых.Они рассматривают некоторые сюжетные моменты и идеи пьесы. Позже Джек видит сходство в их затруднительном положении с положением Шекспира Гертруды и Клавдия. Может ли глубокая любовь восторжествовать и в некотором смысле свести на нет преступления и грехи?

Это все достаточно интересно. Но причина, по которой мы до сих пор читаем «Гамлета» и почему его идеи по-прежнему стоит обсуждать, заключается в том, что пьеса выглядит ядовито на странице. Писательница и философ Айрис Мердок в своих дневниках отметила, что Шекспир на протяжении веков глубоко общается с нами, потому что он был, по ее неизгладимой фразе, «веселым, ковыряющимся в носу мастером-шлюхой».

То есть, как объясняет биограф Мердока Питер Дж. Конради, перефразируя ее мысли, Шекспир «сотворен не из простого благородства , но, помимо гения, из сокровенного и скромного понимания базовых эмоций, похоть и ярость, ненависть, зависть, ревность и стремление к власти, а также изумление по поводу обыденности ».

В «Джеке» редко можно ощутить какие-либо низменные эмоции. Джеку и Делле, в отличие от Стэнли и Стеллы, не разрешается, например, упиваться ничем таким простым, как похоть.Они робко возбуждают только души друг друга.

Делла, в своей глубокой потребности избавиться от ожиданий семьи и общества, является очаровательным персонажем и должна вызывать гораздо больший резонанс, чем она. Похоже, ни она, ни Джек не ведут независимой жизни. Вы чувствуете, как они вставляют головы прямо в недоуздки, которые автор сделал для них.

Самые ожидаемые книги 2021 года

Black Buck , автор — Матео Аскарипур (Houghton Mifflin Harcourt; янв.5) Хоутон Миффлин Харкорт, Эндрю «FifthGod» Аскарипур

Яркий дебют Матео Аскарипура следует за Дарреном Вендером, также известным как Бак, молодым чернокожим уроженцем Бруклина, который прошел путь от начальника смены в Starbucks до вундеркинда продаж в Sumwun, технологическом стартапе. Генеральный директор берет Бака под свое крыло, но удобно смотрит в другую сторону, поскольку Бак, одинокий черный торговый агент Сумвуна, подвергается расистским атакам со стороны своих коллег, варьирующихся от микроагрессий до открытого насилия, замаскированного под дедовщину.Тем не менее, Бак хорош в продажах и стремительно добивается успеха. Единственная проблема в том, что в процессе он теряет себя и свои связи с домом и обществом. —Арианна Реболини

Купите это в книжном магазине, Target или Amazon.

Вне закона Анна Норт (Блумсбери; 5 января)

В альтернативной версии Америки конца XIX века женщины, которые не могут иметь детей, подвергаются остракизму со стороны общества, а младенцы становятся предметом потребления после того, как грипп уничтожил большую часть населения.Ада, молодожены, еще не забеременела, поэтому ее единственный выход — стать преступником. Она присоединяется к банде «дыра в стене», группе неудачников, которые отказываются подчиняться гендерным или социальным нормам. Но их мечта создать утопию для изгоев сопровождается опасным планом, с которым Ада не уверена, что сможет смириться с этим. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

W-3 , автор — Бетт Хоуленд (Общественное пространство; янв.12) Общественное пространство, Джейкоб Хоуленд

Возрождение покойной писательницы Бетт Хоуленд — благодаря выпуску A Public Space в 2019 году ее сборника рассказов Calm Sea and Prosperous Voyage — стало одним из самых захватывающих литературных событий последних лет. Это новое издание ее мемуаров 1974 года, включая пронзительное вступление Юнь Ли, потрясает.Написанный во время и о ее пребывании в психиатрическом отделении чикагской больницы, это яркий отчет о психических заболеваниях, подводных камнях психиатрического лечения и о специальных сообществах, сформировавшихся внутри него. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Мне нравятся правдивые криминальные истории, и эта, написанная редактором Chicago Tribune по криминалу и правосудию Джеффа Коэна, звучит захватывающе: в 1976 году в Чикаго 17-летний Джон Хьюз был убит в проезжающем мимо автомобиле в парке. с друзьями.Сорок лет спустя Джеймс Шерлок, детектив полиции Чикаго, попытался расследовать нераскрытое убийство, но обнаружил, что дело почти пусто, поэтому он отправился расследовать то, что, казалось, было серьезной коррупцией. —А.Р.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Единый мир, Наташа Горник

Когда давняя подруга Риза, Эми, решает отказаться от перехода и стать Эймсом, это отправляет Риза в саморазрушительную спираль.Но Эймс, который быстро обнаруживает, что жизнь мужчины не так проста, как он надеялся, узнает, что его босс беременен его ребенком. Он задается вопросом, может ли это быть ключом к созданию новой семьи — и может ли Риз пойти вместе с ним. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Barnes and Noble или Amazon.

Soho Press, Маргарита Корпоран

Джина Апостол получила свою вторую национальную книжную премию Филиппин за книгу Революция согласно Раймундо Мата , когда она была первоначально опубликована в 2009 году; теперь (вслед за ее романом 2018 года, Insurrecto, , одним из наших фаворитов того года) Soho Press выпускает первое издание для США.Это еще один исторический роман, изменяющий жанр, стирающий грань между фактом и вымыслом, представленный в виде мемуаров Раймундо Мата, революционера 19-го века, пересекающегося со знаменитым филиппинским писателем и национальным героем Хосе Ризалем, дополненный аннотациями враждующих националистов. , психоаналитик, переводчик. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

TriQuarterly Books, Эндрю Браун Новаторский сборник рассказов

Мюррея « Мир так не работает, но может быть » стал одним из моих неожиданных фаворитов в прошлом году.В своем последнем романе Мюррей исследует пересечение искусства, идентичности и цели через Аманду Руис, квир-мексиканскую американскую художницу-перформанс, чья жизнь переворачивается с ног на голову, когда она подвергается сексуальному насилию, ее отец умирает, а ее девушка начинает сомневаться в их будущем. Как и в фильме «Мир не работает так» , Мюррей экспериментирует с формой, рассказывая историю Аманды через сообщения в социальных сетях, онлайн-обзоры и различные потоки сознания. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Barnes and Noble или Amazon.

Первоначально опубликованный в 1932 году, The Conjure-Man Dies — первая известная детективная детективная история, написанная чернокожим американским автором. Действие происходит в Нью-Йорке 1930-х годов. Он следует за Перри Дартом, одним из 10 детективов черной полиции Гарлема, который расследует подозрительную смерть местного «фокусника» Н’Ганы Фримбо с помощью соседнего врача и некоторых местных персонажей. хотят очистить свои собственные имена.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Заяц Мелани Финн (Two Dollar Radio; 26 января) Радио за два доллара, Либби Марч

В Нью-Йорке 1980-х годов студентка художественного колледжа Рози попадает под чары Беннета, очаровательного светского человека, который на 20 лет старше ее, предлагая ей войти в самые редкие круги общества Новой Англии.Она переезжает к нему в его поместье в Коннектикуте, и у них рождается ребенок, но она узнает, что Беннетт — мошенник, мошенничество которого настигает его. Вскоре Рози оказывается наедине с их дочерью, брошенной в уединенной хижине, оставленной на произвол судьбы. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Barnes and Noble или Amazon.

В. В. Нортон, фотография Люси Шеффер

В 1849 году Элизабет Блэквелл стала первой женщиной в США, получившей медицинскую степень; ее младшая сестра Эмили стала третьей в 1854 году.В серии Доктора Блэквелл Дженис П. Нимура исследует их необыкновенную жизнь, отмечая их достижения и неудачи по всей Европе и США. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

В этом новом сборнике собраны 12 эссе из первых лет карьеры Джоан Дидион, впервые объединенные в антологию, в том числе рассказы о встрече анонимных игроков и встрече ветеранов Второй мировой войны в Лас-Вегасе, мысли о Марте Стюарт и Роберте Мэпплторпе и многое другое.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Саймон и Шустер, Лаура Фукс

Культурный критик Ребекка Кэрролл описывает, как росла в сельской местности Нью-Гэмпшира, как единственного чернокожего — не только в своей семье (ее усыновили белые родители при рождении), но и в ее маленьком городке.Когда она встречает свою биологическую мать, тоже белую, смутные противоречия ее юности выявляются, поскольку она вынуждена считаться со своим отчуждением в детстве, сложными отношениями с родителями и пониманием своей расовой принадлежности. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

В последнем романе Андромеды Романо-Лакс историк Рут МакКлинток почти десять лет изучает Энни Окли.Неспособность МакКлинток уйти от своей навязчивой идеи стоила ей книжной сделки, докторской степени и жениха. Затем она находит то, что, как она подозревает, является одним из дневников Окли, и приближается к разгадке тайны того, как Энни стала легендарным снайпером — но затем внетелесные переживания помещают Рут в воспоминания Окли. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Mariner Books, Лукас Фолья Дебютный сборник рассказов

Чена исследует обширный и разнообразный опыт китайцев, как в Китае, так и в его диаспоре во всем мире, сочетая историю, социополитику и элементы магического реализма в рассказах о людях, которые просто пытаются выжить и, возможно, даже преуспеть.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Milk Fed , Мелисса Бродер (Scribner, 2 февраля)

Что-нибудь Мелиссы Бродер — это то, что я должен прочитать сразу же; ее роман 2018 года, Рыбы , был одним из моих любимых в том году, он сумел быть одновременно эротикой русалки и проницательным, решительным исследованием депрессии.В ее новом романе, повествующем о 24-летней Рэйчел, чья личная религия ограничения калорийности проверяется, когда она влюбляется в молодую ортодоксальную еврейку, которая работает в ее любимом магазине froyo, имеет такое же четкое сочетание желания, отвращения и духовности, и экзистенциальная боль, которая делает описание человеческого опыта Бродером таким хитрым — AR

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Американский предприниматель китайского происхождения Понг Лу видит многообещающее в Тиллере, в остальном неутешительном студенте колледжа, и решает взять его с собой в путешествие по Азии, которое изменит его жизнь.В ходе этого путешествия все мировосприятие Тиллера и его место в нем меняются. Благодаря своему потрясающему опыту Чан-Рэ Ли исследует темы капитализма, культурной ассимиляции, динамики власти наставника / протеже и многое другое. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Когда неназванный рассказчик обнаруживает, что ее парень ведет тайную жизнь в качестве анонимного правого теоретика заговора и подстрекателя страха в Интернете, она решает расстаться с ним, как только вернется с женского марша в Вашингтоне.Но этому плану мешают, и за этим следует хаотическая спираль жизни обмана, манипуляций и дезориентированной идентичности. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Нью-Йоркский комик, звезда кабаре и королева карантина Кэтрин Коэн годами делилась в своем Instagram своими едкими, нефильтрованными стихами о сексе, эго, искусстве, скуке тысячелетия и тоске.Теперь они собраны в одну красивую книгу, и мне не терпится ее заполучить. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Barnes and Noble или Amazon.

Grove Press, Марисса Пилолли

Этот дебютный сборник рассказов, действие которого происходит в городах и пригородах Флориды, исследует травмы и выздоровление, добро и зло.Антология включает рассказы о подростке, чья семья обвиняет ее в ухаживании за дьяволом, о разлученных братьях и сестрах, которые смиряются со смертью своего отца, о поставщиках питания, отданных на милость пристрастиям своих богатых клиентов, и многое другое. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Последний роман финалиста Национальной книжной премии

Брэндона Хобсона основан на фольклоре чероки, прослеживая долгосрочные последствия смертельной стрельбы полиции в семье Эхота.Спустя пятнадцать лет после того, как ее маленький сын был убит полицейским, Мария надеется собрать свою разрозненную семью для их ежегодного костра. Но по мере приближения воссоединения каждый член семьи оказывается в загадочных обстоятельствах, стирающих границу между физическим и духовным мирами, когда они преодолевают свои глубоко укоренившиеся горе и травмы. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Новый сборник лауреата Букеровской премии Бена Окри представляет собой обширное исследование реальности и магии, включающее 24 истории, действие которых происходит по всему миру, во времени и даже в параллельных вселенных.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Пантеон, Майкл Lionstar

Алан Лайтман появился на моем радаре в марте прошлого года, когда писатель, эссеист и физик-теоретик незаметно запустил «Наш искусный космос», увлекательный блог о пересечении науки, искусства и творчества.В серии статей о сотворении, сознании и нашем месте во вселенной Probable Impossabilities этого года Лайтман обращает свое внимание на некоторые из наших самых больших вопросов о бесконечности и ничто. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Rabbit Island Эльвиры Наварро, пер. Кристина Максуини (Two Lines Press; 9 февраля)

Эльвира Наварро (включенная в обзор лучших молодых испаноязычных романистов по версии журнала Granta) сочетает в себе сюрреализм, ужас и иронию в этом жутком сборнике, в котором представлены истории, которые оставят вас неуверенными, в том числе об ученом, чей эксперимент на необитаемом острове проваливается , знатный человек, который встречает давно вымершего зверя, и женщина, которая находит воспоминания своей покойной матери таинственным образом опубликованными в Facebook.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Новаторская книга Элизабет Колберт Шестое вымирание (за которую она получила Пулитцеровскую премию) была подробным исследованием разрушительного воздействия человечества на Землю. В « Под белым небом » она критически смотрит на будущее, которое мы создали, и анализирует наши различные методы спасения.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

В дебютном романе Зака ​​Салиха 2015 год, и школьный учитель истории искусств Себастьян Моте готов остепениться. Благодаря недавнему решению Верховного суда о поддержке равенства в браке он может предвидеть будущее, которого хочет. Когда он сталкивается с отчужденным другом, он надеется возобновить их связь, но с удивлением обнаруживает, что друг видит брак для однополых пар не как прогресс, а как похоронный звон для квир-культуры и тревожный шаг к ЛГБТ-сообществу. принятие гетеронормативности.Их воссоединение вызывает вопросы об идентичности и прогрессе, которые еще более усложняются, когда они оба дружат с геями разных поколений. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Названная различными новостными агентствами как поэт-лауреат Интернета, Патрисия Локвуд является мастером своего рода безумного онлайн-юмора как в своих стихах, так и в своих веселых мемуарах 2017 года Priestdaddy о взрослении дочери замужнего политически консервативного человека. Католический священник.Она дебютирует в художественной литературе с помощью романа о звезде социальных сетей, в отличие от Локвуда, который переваривает последние несколько лет интернет-мусора, пока у ее беременной сестры не возникнет страшное осложнение, и реальность не сработает. — Томи Обаро

Получите это из книжного магазина. , Target или Amazon.

Новая мама Меган эмоционально и физически истощена в первые послеродовые месяцы.В основном она остается одна, пока ее муж уезжает по работе, пока, что очевидно только Меган, призрак детской писательницы Маргарет Уайз Браун не «въезжает» в квартиру наверху с незаконченными делами. По мере того, как Меган все глубже погружается в эту призрачную драму, она становится все менее и менее связанной с реальностью, подвергая опасности себя и своего ребенка. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Avid Reader Press, Эллиот и Эрик Хименес

Когда у возлюбленных-подростков Елены и Мауро родится первая дочь, пара решает оставить все более опасную жизнь в Боготе и направиться в Хьюстон, штат Техас.Но по мере того, как срок действия их визы приближается — и их семья растет — они сталкиваются с невозможным решением, переезжая снова и снова, чтобы избежать обнаружения их недокументированного статуса. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

В своем первом романе после получения Нобелевской премии по литературе (кстати, вполне заслуженной) Исигуро возвращается на знакомую территорию, исследуя связи между одиночеством и технологиями.Клара — это ИИ-машина, которая живет в супермаркете, наблюдает за людьми вокруг нее и надеется, что ее выберет любящий покупатель. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Dutton Books, Джоэл Бархаманд

Мне очень понравилась работа журналиста Кайлин Шефер «« Напиши мне, когда ты вернешься домой »», ее проницательный и доступный анализ дружбы между женщинами, и мне не терпится прочитать ее расследование о том, что сегодня означает «быть за тридцать».Сплетая воедино личную историю, оригинальные репортажи и культурный анализ, Шефер решает пять основных вех, которые, как нам сказали, определяют взрослую жизнь — окончание школы, уход из дома, женитьба, обретение финансовой независимости и рождение детей — и исследует их современное значение. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Жюстин от Форсайта Хармона (Tin House; 2 марта)

Знаменитый иллюстратор Форсайт Хармон дебютирует в написании книги Justine , компактного, но яркого иллюстрированного романа.В 1990-х годах на Лонг-Айленде подросток Али очарован Жюстин, невероятно крутой и красивой кассиршей в ее местном магазине Stop & Shop. Али просто не может понять, хочет ли она Жюстин, или хочет быть Жюстин — или, может быть, немного того и другого. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Роща Атлантик, Биби Джейкобс Роман

Нгуена, получивший Пулитцеровскую премию 2015 года, Сочувствующий , был захватывающим анонимным повествованием о северовьетнамском шпионе, внедрившемся в южновьетнамский взвод во время войны во Вьетнаме.В этом долгожданном продолжении наш странный двойной агент только что прибыл в Париж в качестве беженца. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Мягкий череп, Эндрю Брукер

Роман Люси Айвс 2019 года, Loudermilk , был кривым, резким и супер-умным взглядом на творчество, ограниченное капитализмом. Cosmogony , ее дебютный сборник рассказов, берет на себя повседневные абсурды и тонкое сверхъестественное, играя с форматом, когда она вплетает статьи в Википедии, текстовые сообщения и научные уравнения. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Роман Халы Алян в 2017 году, Соляных домов , был трогательным портретом семьи, борющейся со своим наследием.В Городе поджигателей она возвращается к похожим темам дома, истории и личности: после смерти отца Идриса Насра он становится патриархом своей большой и разветвленной семьи. Когда он решает продать семейный дом в Бейруте, остальные члены семьи покидают свои новые дома в Бруклине, Остине и Калифорнии, чтобы изменить его мнение. Как только они все оказываются там, вспыхивают секреты и напряженность. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Рэндом Хаус, Меган Ли Барнард

Ханиф Абдурракиб, периодически пишущий на BuzzFeed News и автор четырех предыдущих книг, в этой серии эссе обращает внимание на чернокожих деятелей культуры, от Уитни Хьюстон до Джозефин Бейкер, и их замечательные способности.-К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Девичье детство, Мелисса Фебос (Блумсбери, 30 марта) Блумсбери, Беовульф Шихан

Опираясь на личную историю, культурный анализ и журналистские расследования, Мелисса Фебос исследует значение девичества, рассказы, которые нам продали, и реалии взросления женщины.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Libertie , автор — Кейтлин Гринидж (Алгонкин; 30 марта) Алгонкин, Сирита Макфадден

Проницательный писатель эссе и художественной литературы, глубоко разбирающийся в истории чернокожих, второй роман Кейтлин Гринидж, действие которого происходит в Нью-Йорке XIX века, в значительной степени основан на истории о первой чернокожей женщине-докторе в штате Сьюзан Смит МакКинни Стюард. и ее дочь.В романе Либерти — темнокожая дочь врача, который ожидает, что она также пойдет в медицину. Она решает выйти замуж за гаитянца и вместо этого жить на Гаити; роман исследует последствия этого выбора. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Габриэла Гарсия, плодовитая поэтесса и писатель-фантаст, представляет свой долгожданный дебютный роман, посвященный трем поколениям кубинских и кубинских американок.Жанетт, решительно настроенная разобраться в истории своей семьи, но неспособная убедить свою мать (которая все еще переживает эмоциональные последствия ее перемещения с Кубы), чтобы рассказать ей об этом, едет на Кубу, чтобы навестить бабушку, но это решение приносит с собой неприятные секреты и предательство. свет. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Джон Вудро Кокс адаптирует свою новаторскую серию, номинированную на Пулитцеровскую премию, в этом мучительном и информативном рассказе о насилии с применением огнестрельного оружия в Америке, рассказанном через детей, ставших его свидетелями (и травмированных им), переплетается с анализом глубокой неспособности правительства защитить их.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Peaces Хелен Ойеми (Riverhead; 6 апреля)

Знаменитый тем, что сказки превращаются в мрачные басни о расе и поле, последний фантастический роман Хелен Ойеми посвящен молодоженам, которые отправляются в медовый месяц.Но их поездка на поезде в медовый месяц их мечты не так проста, как может показаться. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Новые направления, любезно предоставлено Пауло Гургелем Валенте

Еще одно захватывающее литературное возрождение — это творчество покойной, блестящей и плодовитой бразильской писательницы Кларис Лиспектор, благодаря флоту переизданий New Directions за последнее десятилетие.(Лично я большой поклонник ее последнего мета-романа The Hour of the Star .) Ученичество , которое включает послесловие Шейлы Хети, — это попытка понять человеческую связь и ее пределы. женщина в своем серьезном путешествии из одиночества в поисках любви. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Caul Baby от Моргана Джеркинса (Harper; 6 апреля)

Caul Baby , дебют Моргана Джеркинса в художественной литературе, представляет собой семейную сагу о верности, предательстве, судьбе и магии.Он связывает две семьи: Лейла — женщина, теряющая равновесие после серии выкидышей; Меланконы — это семья, у которой, по слухам, есть родовая оболочка — слой кожи из амниотического мешка, обладающий целебными свойствами. Этот колпачок не может защитить нерожденного ребенка Лейлы, но когда ее племянница рожает Харроу, здоровую дочь с собственным колпачком, ее отдают Меланконам, чтобы они вырастили их как свою собственную. По мере того, как Харроу подрастает, а ее мать, теперь адвокат, стремится отомстить семье, она начинает считаться с тем, кем она является и к чему принадлежит.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Если вы ищете жуткий спекулятивный триллер, то лучше Джеффа Вандермира не найти. В Hummingbird Salamander он занимается изменением климата, технологиями и заговорами: консультант по безопасности получает пакет от мертвого экотеррориста, который отправляет ее на опасную охоту за сокровищами, которая быстро выходит из-под контроля.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Честно говоря, мне не нужно много слышать о новом сборнике рассказов Мураками, чтобы быть в восторге от него, но вот некоторая информация для тех, кто может: восемь новых историй, рассказанных рассказчиком от первого лица, которые кажутся мечтательный и временами псевдо-автобиографический, на темы от музыки до бейсбола и ностальгии.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Синтия Д’Априкс Суини продолжает свою искреннюю семейную сагу Гнездо еще одним чутким анализом динамики семьи и семейной драмы, на этот раз о супружеской паре, когда они сталкиваются с секретом, лежащим в основе их отношений, и прошлым 20 годы их брака под вопросом.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Уильям Морроу, Фолажу Оегбесан

Я большой поклонник британского журналиста Болу Бабалола (если вы не знакомы, ее эссе о стервятниках «Врожденная чернокожая британскость года, я могу уничтожить вас, » — прекрасный пример ее проницательной культурной критики).Ее дебют в художественной литературе, сборник переосмысленных любовных историй из истории и мифов, звучит фантастически: как описывает его сама Бабалола, это «шаг к деколонизации стереотипов любви».

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Элизабет Маккракен, чей фантастический роман Bowlaway был выбран в 2019 году книжным клубом BuzzFeed Book Club, возвращается к рассказам в этом новом сборнике рассказов о семейных связях во всей их беспорядочной, красивой и преобразующей красоте.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Я обожала одноименное эссе Заунера 2018 года, опубликованное в New Yorker, поэтому я очень рада, что получу больше пронзительного, глубокого сочинения, которое я так любил. Ее мемуары расширяют это эссе и его темы о семье, горе и наследии, исследуя ее отношения с корейской идентичностью через истории о том, как она росла в качестве одного из очень немногих американцев азиатского происхождения в Юджине, штат Орегон, проводя время в Сеуле со своей матерью и бабушкой. и обработка диагноза рака ее матери в последней стадии.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Hot Stew от Фионы Мозли (Алгонкин; 20 апреля)

Гипнотический дебют Фионы Мозли, Elmet , был выдающимся романом 2018 года. Ее долгожданное продолжение происходит в лондонском Сохо, где молодой миллионер, намеревающийся превратить старое здание в роскошные кондоминиумы, на собственном горьком опыте обнаруживает, что его арендаторы, а именно двое секс-работников, чей бордель находится в этом здании, не уйдут без боя.—А.Р.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Первый роман за почти десятилетие от лауреата Пулитцеровской премии Джумпы Лахири (и ее первый роман, написанный первоначально на итальянском языке), Местонахождение сосредотачивается на одной женщине в течение года, когда она направляет дуэльные желания, чтобы сформировать настоящие связи и сохранить свою независимость. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Элисса Вашута, член индейского племени Коулиц, занимается присвоением и обелением местной духовности в основных тенденциях колдовства в этих мемуарах эссе. Рассказывая о своем опыте жестокого обращения, зависимости и психических заболеваний, она рассказывает о роли магии своих предков в ее собственном выживании и пути к тому, чтобы стать ведьмой. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Катапульта, Адалена Кавана

Дебют в научной литературе Ларисы Фам Pop Song — это медитация на то, чтобы влюбляться и разрывать любовь к людям, местам, искусству и идеям, опираясь на свой личный опыт и широкое культурное знание, чтобы узнать, как и почему мы устанавливаем различные связи в нашем поиске. для смысла.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Легенда графической мемуарной сцены Элисон Бечдел, автор книг Fun Home и Are You My Mother? , уходит от семейных распрей и вместо этого анализирует свою пожизненную одержимость различными причудами фитнеса. -К.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Контрапункт, Шари Даймонд

Джоан Силбер — мастерски написавший многогранные персонажи в сложной динамике отношений; ее роман 2017 года « Улучшение », среди прочего, принес ей премию ПЕН-клуба / Фолкнера.В ее новом романе рассказывается о человеке, скрывающем секрет — он ведет две жизни, часть двух семей — и влияние его обмана исходит далеко за его пределы. —А.Р.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Стихи во второй книге Доники Келли после ее коллекции 2016 года Бестиарий (номинирован на Национальную книжную премию) исследуют диапазон эмоций, от отношений рассказчика с их отцом до конца романтических отношений.-К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Второе место Рэйчел Куск (Фаррар, Штраус и Жиру; 4 мая)

Первый роман Рэйчел Куск после окончания ее знаменитой трилогии Outline вращается вокруг женщины средних лет по имени М., которая живет со своим вторым мужем в отдаленном городке недалеко от болота.Когда известный художник и его молодая девушка приезжают в ее гостевой домик — а также появляются дочь М и ее безработный парень — ее чувство порядка меняется. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Даблдэй, Принц Уильямс / WireImage

Вы почти наверняка знаете Стейси Абрамс из-за ее пребывания на посту представителя Джорджии и ее постоянной политической организации; Вы могли быть менее знакомы с ее творчеством как писательница.Она уже опубликовала восемь романов под именем Селена Монтгомери, но Абрамс дебютирует в своем долгожданном политическом триллере с фильмом , пока правосудие спит . Он следует за молодым клерком, чья жизнь перевернулась, когда правосудие, на которого она работает, впадает в кому, и она оказывается в роли его законного опекуна, обнаруживая в процессе некоторые взрывные исследования. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Созданные на основе знаменитого стихотворения Гвендолин Брукс «Мы настоящие крутые», мемуары эссе Брайана Брума представляют собой исследование мужественности черных, основанное на его опыте мальчика, который давил на других мальчиков, прежде чем превратиться в мужчину, постоянно ориентирующегося в своем статусе аутсайдера.—А.Р.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Дебютный роман поэта Сэма Ривьера позиционируется как «метафизическая тайна», описание, которое сразу же привлекло мое внимание. Это происходит в одну ночь: когда неназванный рассказчик попадает в бар с известным поэтом, недавно обвиненным в плагиате, этот поэт рассказывает ему всю свою историю, которая оказывается намного сложнее, чем отдельный литературный скандал.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Флэтайрон, Сильви Розокофф

Долгожданные мемуары Эшли Форд рассказывают о ее сложных отношениях с отцом, который был заключен в тюрьму за изнасилование, когда Форду было всего 6 месяцев, и освобожден незадолго до ее 30-летия в 2017 году.Если сочинения, написанные ею об отце, являются показателем, ожидайте глубоко трогательной истории с нюансами. (Форд — бывший сотрудник BuzzFeed.) — T.O.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Автор бестселлера New York Times Mostly Dead Things возвращается в знакомую среду — неблагополучных флоридцев — в своем второкурсном романе. Сэмми — напряженная мама с непослушным сыном-подростком, и она все больше чувствует себя оторванной от своей жены Моники.Поскольку семейная драма становится все более ужасной, Сэмми приходится придумать, как выжить. -К.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Литтл, Браун, Кэлвин Гэвион

Клинт Смит, поэт и штатный писатель Atlantic, исследует наследие рабства в современной Америке, рассматривая исторические памятники и достопримечательности по всей стране и размышляя об идеях, которые они представляют в построении повествования о нашей национальной идентичности.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Невероятно плодовитый Эмези, опубликовавший новаторский роман ( Freshwater за 2018 год) , книгу YA ( Pet за 2019 год) и еще один роман ( The Death of Vivek Oji 2020 года) за последние три года. , написал свою первую научно-популярную работу — собрание писем, написанных друзьям и членам семьи об их формирующейся идентичности.-К.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Дебютный роман Брэндона Тейлора « Реальная жизнь », вошедший в шорт-лист Букеровской премии и работающий над созданием фильма, стал литературным хитом. Его вторая книга представляет собой сборник рассказов о молодых людях на Среднем Западе, которые сталкиваются с драмами в отношениях и семейными беспорядками. -К.

Купите в книжном магазине или на Amazon.

Баллантайн Букс, Вилли Сомма

Автор, соавтор подкаста по уходу за собой Forever35 и бывший исполнительный редактор BuzzFeed News Дори Шафрир представляет мемуары о том, как поздно расцвела в своей карьере и отношениях, исследуя давление, которое наша культура оказывает на жесткие личные временные рамки и что значит отклониться от этих ожиданий.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

В серии Seek You Кристен Радтке оттачивает одиночество, которое она так изысканно описала в своих графических мемуарах 2017 года Imagine Wanting Only This , путешествуя по заброшенным городам. Здесь она предлагает историю и анализ попыток американцев связаться друг с другом с помощью технологий, искусства, СМИ и политики.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Саймон и Шустер, Бриджит Форберг

Дебют Эмили Остин звучит как идеальная смесь жуткого и смешного, то есть прямо в моем переулке. Он следует за Гильдой, молодой лесбиянкой-атеисткой, которая случайно устраивается на работу секретарем в местной католической церкви, но затем не может перестать одержимы таинственной смертью женщины, которую она заменяет.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Баллантайн Букс, Кейт Лорд

Андреа Барц, автор «Затерянная ночь» и «Стадо », зарекомендовала себя мастером современного литературного триллера; Мы здесь никогда не были — ее третий выпуск за многие годы — рассказывает о очень неудачной туристической поездке, в которой следит за двумя лучшими друзьями, которые несут между собой секрет убийства, и, отдельно, о борьбе с подозрениями, вызванными этой предполагаемой аварией. .—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Рассказ покойного Энтони Висны Со «Три женщины с пончиками Чака» в прошлом году был потрясен литературным сообществом; его дебютная коллекция Afterparties обещает то же самое: нежные, внимательные и бесстрашные изображения камбоджийской американской жизни и квир-сообществ. Его неожиданная трагическая смерть в прошлом месяце в возрасте 28 лет делает этот релиз горько-сладким, но его влияние будет сильнее из-за него.—А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Гранд Сентрал, Сильви Росокофф

Поэт, ведущая подкаста и бывший штатный писатель BuzzFeed News Николь Перкинс этим летом выпускает свои мемуары, в которых раскрывается ее любовь к поп-культуре, которая пересекается с ее отношениями, ее опытом психического заболевания и ее взглядом на чернокожую женщину с юга. .—А.Р.

Получите его в Amazon или Barnes and Noble.

Исторический роман ужасов Сильвии Морено-Гарсиа Мексиканская готика в одиночку вытащил меня из пандемического спада чтения в прошлом году, поэтому я был взволнован, узнав, что на это лето у нее есть новая книга (в дополнение к ее переизданию 2017 фэнтези, Прекрасные ). Действие Velvet Was the Night происходит в Мехико 1970-х годов, когда застенчивая, мечтающая секретарь по имени Майт выполняет миссию по поиску пропавшей соседки Леоноры, радикальной студентки, чьей захватывающей жизни она всегда завидовала.Но наемник по имени Элвис также ищет Леонору по тому же пути, что и Мэйт, и вскоре его больше интересует сама Мэйт. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Я только что перечитал великолепные мемуары Мэгги Нельсон 2015 года, Аргонавты , и они по-прежнему остаются таким проницательным и трогательным взглядом на квирность, секс, гендер и материнство.Поэтому, естественно, мне не терпится прочитать ее первую книгу с тех пор, которую сама Нельсон описала как исследование свободы в искусстве, сексе, наркотиках и климатическом кризисе. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Двукратный лауреат Пулитцеровской премии Колсон Уайтхед (за The Nickel Boys и The Underground Railroad ) вернулся с романом об ограблении, действие которого происходит в Гарлеме 1960-х годов.Мошенничество распространено в семье Рэя Карни, хотя соседи знают его только как гениального и успешного продавца. Но когда он сталкивается с опрометчивым планом своего кузена Фредди по ограблению шикарного отеля, его мир меняется, и ему приходится балансировать между двумя совершенно разными жизнями. —А.Р.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Симоне Падовани / Getty Images

Известный прежде всего своими пьесами и до сих пор единственный темнокожий африканец, получивший Нобелевскую премию по литературе, Воле Сойинка публикует свой первый роман за 50 лет.Действие романа происходит в альтернативной Нигерии. В нем рассказывается об инженере по имени Дуйоль Питан-Пейн, который был выбран на модную должность в ООН в Нью-Йорке, но ему постоянно мешает тот, кто не хочет, чтобы он получил эту работу. -К.

Купите в книжном магазине, Target или Amazon.

Matrix Лорен Грофф (Риверхед; сентябрь)

Двукратный финалист Национальной книжной премии Лорен Грофф возвращается этой осенью со своим первым романом после Судьбы и ярости .Действие игры Matrix происходит в Европе XII века, за 17-летней Марией де Франс, которую выгнали из королевского двора Элеоноры Аквитанской и отправили возглавить обедневшее аббатство в Англии, где она противостоит изменчивым желаниям, убеждениям и чувству долг. У нас пока нет ссылки для предварительного заказа в США, но вы можете найти дополнительную информацию здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.