Дон кихот история создания романа: «Дон Кихот» история создания | KtoiKak.com

Содержание

«Дон Кихот» история создания | KtoiKak.com

«Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — роман испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведры о приключениях одноимённого героя.

«Дон Кихот» история создания романа

Был опубликован в двух томах. Первый вышел в 1605 году, второй — в 1615 году. Роман задумывался как пародия на рыцарские романы. Впоследствии переведённый на все европейские языки, этот роман поныне является одной из популярнейших книг, а в2002 году признан лучшим романом в мировой литературе.

Стимулом к созданию книги послужил роман «Интерлюдии романсов», высмеивающий фермера, который сошел с ума после прочтения множества рыцарских романов. Бедный фермер бросил свою жену и стал скитаться по белу свету — что, в свою очередь, сделал и герой романа Сервантеса (за исключением того, что Дон Кихот не был женат). Этот сюжет был с подтекстом: точно так же поступил и Лопе де Вега, после написания своих многочисленных автобиографических любовных произведений покинувший семью и отправившийся во флот Непобедимой Армады.

Известен интерес Сервантеса к балладам. И причины для насмешки над литературным конкурентом у него явно имелись: пьесы Лопе де Вега были популярней произведений самого Сервантеса. Вывести под маской литературного персонажа своего врага и вдоволь насмеяться над ним — прием известный. Одним из аргументов в пользу этой гипотезы является то, что Дон Кихот, хоть и представляется ярым почитателем рыцарских романов, в первой редакции рассказывал про свои любовные похождения. К этой же версии склоняются и многие литературоведы, ссылаясь, в частности, на произведения Жоанота Мартореля «Тирант Белый»,Луиджи Пульчи «Морганте» и Лудовико Ариосто «Неистовый Роланд».

Роман состоит из двух частей: первая «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», опубликованная в 1605 году; и вторая «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи», опубликованная в 1615, чтобы восстановить доброе имя писателя. Дело в том, что в 1614 году была опубликована вторая часть Дон Кихота, написанная неким Авельянедой (это был псевдоним самозванца.

Его настоящая личность до сих пор не установлена).

Роман Авельянеды носил пародийный характер и резкие выпады против Сервантеса. Во второй, настоящей части, Сервантес даёт Авельянеде отпор. В начале второй части Сервантес в «Посвящении графу Лемоскому» упоминает о подложном Дон Кихоте. Также он в конце романа назвал Авельянеду «лживым торседильясским писакой» и писал, что Авельянеда «не имеет права перетаскивать его кости (то есть, кости Дон Кихота) в Старую Кастилию» (в конце подложного «Дон Кихота» обещалось рассказать о приключениях Дон Кихота и Санчо Пансы в Старой Кастилии).

история создания, проблематика, образная система, жанр. «Донкихотство», образ Дон Кихота в мировой культуре.

Литературная деятельность Мигеля началась довольно поздно, когда ему было 38 лет. За первым трудом, «Галатея» (1585), следует большое количество драматических пьес, пользовавшихся слабым успехом.

Для добывания себе насущного хлеба будущий автор «Дон Кихота» поступает в интендантскую службу. В исполнении обязанностей он терпит большие неудачи. Доверив казённые деньги одному банкиру, сбежавшему с ними, Сервантес в 1597 году попадает в тюрьму по обвинению в растрате. Спустя пять лет ему было суждено снова подвергнуться тюремному заключению по обвинению в денежных злоупотреблениях. Его жизнь в те годы представляла собой целую цепь жестоких лишений, невзгод и бедствий.

Посреди всего этого он не прекращает своей писательской деятельности, пока ничего не печатая. Скитания подготавливают материал для его будущей работы, служа средством для изучения испанской жизни в её разнообразных проявлениях.

С 1598 до 1603 годов нет почти никаких известий о жизни Сервантеса. В 1603 году он появляется в Вальядолиде, где занимается мелкими частными делами, дающими ему скудный заработок, а в 1604 году выходит в свет первая часть романа «Хитроумный Идальго Дон Кихот Ламанчский», имевшая громадный успех в Испании (в несколько недель разошлось 1-е издание и в том же году 4 других) и за границей (переводы на многие языки). Материального положения автора она, однако, нимало не улучшила, а только усилила враждебное отношение к нему, выразившееся в насмешках, клевете, преследованиях.

С этих пор до самой смерти литературная деятельность Сервантеса не прекращалась: в промежутке между 1604 и 1616 годами появились вторая часть «Дон Кихота», все новеллы, многие драматические произведения, поэма «Путешествие на Парнас» и был написан напечатанный уже после кончины автора роман «Персилес и Сихизмунда».

Почти на смертном одре Сервантес не переставал работать; за несколько дней до смерти он постригся в монахи. 23 апреля 1616 года окончилась жизнь (умер от водянки), которую сам носитель её в своем философском юморе называл «долгим неблагоразумием» и, уходя из которой, он «уносил на плечах камень с надписью, в которой читалось разрушение его надежд».

Стимулом к созданию «Дон Кихота» послужил роман «Интерлюдии романсов», высмеивающий фермера, который сошел с ума после прочтения множества рыцарских романов. Бедный фермер бросил свою жену и стал скитаться по белу свету — что, в свою очередь, сделал и герой романа Сервантеса (за исключением того, что Дон Кихот не был женат). Этот сюжет был с подтекстом: точно так же поступил и Лопе де Вега, после написания своих многочисленных автобиографических любовных произведений покинувший семью и отправившийся во флот Непобедимой Армады.

Роман состоит из двух частей: первая «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», опубликованная в 1605 году; и вторая «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи», опубликованная в 1615, чтобы восстановить доброе имя писателя. Дело в том, что в 1614 году была опубликована вторая часть Дон Кихота, написанная неким Авельянедой (это был псевдоним самозванца. Его настоящая личность до сих пор не установлена).

Роман Авельянеды носил пародийный характер и резкие выпады против Сервантеса. Во второй, настоящей части, Сервантес даёт Авельянеде отпор. В начале второй части Сервантес в «Посвящении графу Лемоскому» упоминает о подложном Дон Кихоте. Также он в конце романа назвал Авельянеду «лживым торседильясским писакой» и писал, что Авельянеда «не имеет права перетаскивать его кости (то есть, кости Дон Кихота) в Старую Кастилию» .

Проблематика «Дон Кихота» Сервантеса заключается в противоречии между рыцарскими идеалами Дон Кихота, и реальной действительностью, которая совсем не идеальна. Начитавшись рыцарских романов, главный герой седлает коня и отправляется на борьбу со злом. Воображение Дон Кихота делает из клячи – боевого скакуна Росинанта, из сельской девушки – прекрасную благородную даму Дульсинею, которой он посвящает свои рыцарские “подвиги”. Земледелец Санчо Панса становится оруженосцем рыцаря.

Воображение Дон Кихота упорно поддерживает его красивую рыцарскую иллюзию. Дон Кихот верит в правдивость рыцарских романов, ему и в голову не придет, что они – вымысел. Но тот идеальный мир, в который верит Дон Кихот, не существует в действительности. Зато действительность демонстрирует глобальный Разлад с идеалом. Читатель видит, что реальность не похожа на красивую сказку рыцаря, а сам старик – увы, совсем не могучий герой. Дон Кихот в своем воображении видит замок, а на самом деле это постоялый двор. Он бросается драться с великанами, а читатель видит, что на самом деле это всего лишь мельницы. Отсюда и крылатое выражение: «воевать с мельницами».

Дон Кихот пытается защитить несчастных, однако, получается еще хуже. Так, сельский паренек, за которого вступился Дон Кихот, получил после этого еще больше побоев от хозяина. Паренек в итоге проклинает всех странствующих рыцарей. Каторжане, которых освободил Дон Кихот , вместо благодарности забросали камнями его и Санчо.

В книжном мире не говорится о деньгах, о бытовых проблемах, о холоде и голоде, которые ждут путешественника на его пути. Но с первых же шагов Дон Кихоту и его верному оруженосцу Санчо Пансе приходится сталкиваться с суровым материальным миром.

Своеобразие романа «Дон Кихот» состоит в том, что, пожалуй, впервые в мировой литературе здесь нашли художественное отражение эти два типа связей: литература и реальность жизни, литература и литературная реальность современного Сервантесу периода.

После создания этого произведения появился такой термин как «донкихотство». Донкихотство – понятие многообразное, его толкуют по – разному. Многие называют донкихотством отсутствие чувства реальности и называют донкихотством человека, лезущего на рожон, лишенного ощущения действительности, а потому несуразного, нелепого, жалкого и смешного. Но под донкихотством понимают и не желание приспосабливаться к прозе жизни, стремление преобразить и преобразовать жизнь, упорное и даже героическое следование мечте, верность возвышенной цели, сколько бы цель не противоречила глубокой логике реальных и косвенных факторов.

Какова история создания романа «Дон Кихот»

Сервантес и его эпоха

Чтобы понять историю создания «Дон Кихота», нужно прояснить некоторые факты из жизни автора романа и особенности эпохи, в которой он жил и творил. Жизнь Сервантеса пришлась на кризисный период в европейской истории. Феодальная Европа за несколько столетий превратилась в регион, где происходили социальные и промышленные революции, успешно развивалась экспериментальная наука.

Испания, родина Мигеля де Сервантеса, в XVI веке превратилась в страну второразрядную, которая хоть и владела обширными колониями, но не играла главенствующей роли на политической сцене Европы. Эти особенности положения Испании и нашли отражение в сказании о комических похождениях Дон Кихота, сопровождаемого оруженосцем Санчо Пансой.

Сервантес родился вблизи Мадрида. Ему не довелось учиться в крупных университетах; все его обширные познания – результат глубокой начитанности. Кроме того, автор «Дон Кихота» любил слушать и смотреть театральные представления, которые часто давали странствующие актеры.

На подмостках уличных театров разыгрывались увлекательные представления о жизни рыцарей, о быте и жизни средневековой Европы. Некоторые сюжеты и стали отправным пунктом для создания Сервантесом рыцарского романа.

Из истории создания «Дон Кихота»

В 1587 году Сервантес получил скромную должность и стал ведать закупками провианта для будущего испанского похода к берегам Британии. Однако навыков коммерческой деятельности он не имел и даже был на некоторое время заключен в тюрьму, будучи обвиненным в растрате.

Во время тюремного заключения Сервантесу и явился образ будущего героя, который сошел с ума под влиянием рыцарских романов и отправился на поиски приключений, представ перед миром в виде Рыцаря Печального Образа.

Свое произведение Сервантес поначалу задумывал сделать новеллой. Исследователи предполагают, что новелла о подвигах Дон Кихота в ее первоначальном варианте включала в себя несколько глав будущего романа и была отпечатана отдельным изданием.

Роман Сервантеса был создан не в одночасье. Фактически произведение представляет собой два романа, которые были изданы с разрывом в десять лет. Первая часть увидела свет в 1605-ом году, вторая – в 1615-ом. Только через двадцать лет после опубликования второй части издатели объединили произведение в один роман, который получил сокращенное название «Дон Кихот».

Сервантес и его роман

Сервантес и его роман

Имя нарицательное «донкихот» — у каждого на слуху, но далеко не каждый читал роман Мигеля де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихота Ламанчский», в котором изображен житель «одного села Ламанчского» — пятидесятилетний идальго Алонсо Кихано: страстный любитель рыцарских романов, он возомнил себя странствующим рыцарем и придумал для себя новое имя, которое решил прославить — Дон Кихот. При этом идальго-книгочей никак не принимал в расчет, что «дон» могли приставлять к своим фамилиям только «кабальеро» и «гранды», то есть люди, принадлежавшие к испанской знати, а никак не мелкопоместные дворяне. И все же сеньор Кихано своего добился: имя «Дон Кихот» осталось в веках, а в русскоязычной традиции приставка «дон» даже стала писаться с большой буквы — как часть фамилии! Более того, известность Дон Кихота превзошла известность его создателя. Герой Сервантеса отделился от романа и зажил отдельной жизнью, подобно тени, заслонившей своего хозяина. А тем временем, как писал почти век назад испанский философ Х.Ортега-и-Гассет, где-то на небесах Сервантес, творец «Дон Кихота», с печальной улыбкой вслушивается в споры «кихотистов» и «антикихотистов», «ожидая того, кто родится, чтобы понять его».

А чтобы понять Сервантеса, прежде всего следует прочесть его роман, точнее, два романа, опубликованные с разрывом в десять лет: один — в 1605-м, второй – в 1615 году. И называются они не совсем одинаково: первый – «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», второй – «Вторая часть хитроумного кабальеро Дон Кихота Ламанчского». Лишь в 1636-37 годах, то есть двадцать лет спустя после смерти писателя, они были объединены издателями  в один двухчастный роман под общим сокращенным называнием «Дон Кихот».

Чтобы не ставить знак равенства между создателем героя и самим героем (без этого не понять Сервантеса!), надо кое-что знать о жизни писателя, пришедшейся на драматический, кризисный момент в истории Европы, «момент», растянувшийся на два, а кое-где — на три и даже на четыре столетия. Он был вызван сменой двух великих цивилизационных циклов: феодальная Европа превращалась в Европу Нового времени, Европу промышленных и социальных революций, экспериментальной науки, парламентской демократии.Испания, ставшая во времена молодости Сервантеса империей, в которой «никогда не заходит солнце», не сумела использовать свое пространственное, но, увы, временное преимущество.

К концу XVII столетия родина «Дон Кихота» превратилась во второразрядную страну, хотя и владевшую обширными заокеанскими колониями, но уже не игравшую существенной роли на европейской политической сцене. И не прозаики-соотечественники Сервантеса, а англичане века Просвещения – Дефо, Филдинг, Смоллет, Стерн – смогли использовать его художественные новации, утвердив роман в роли ведущего жанра литературы Нового времени. Новый – новоевропейский — роман, контуры которого отчетливо просматриваются в повествовании о комических похождениях Рыцаря Печального Образа и его оруженосца – крестьянина-землепашца Санчо Пансы, в отличие от своего средневекового предтечи – рыцарского «ромэнс» (romance) – не только область литературного вымысла, но и «правдивая история» (так, не без иронии, именует свое сочинение Сервантес), «зеркало на большой дороге жизни». Многие романисты, сделавшие предметом своего изображения современную «низкую» действительность, подобно Сервантесу, тем или иным способом регулярно напоминают читателю, что, несмотря на всю достоверность изображаемого, перед ним – книга, авторская выдумка. Жизнь и книгу смешивать не стоит, чтобы не стать смешным, не уподобиться Дон Кихоту. И все же… жизнь и книга так легко смешиваются, так органично и комично переходят друг в друга! И где граница, разделяющая вымысел и реальность, сцену и зрительный зал, жизнь и сон, роман жизни и жизнь романа? Об этом и написана книга Сервантеса, чья жизнь мало похожа на судьбу его «взбалмошного сына», виртуального существа, созданного им из печального жизненного опыта и сотен прочитанных книг, включая «книги о рыцарстве» и древний эпос, ренессансные рыцарские поэмы и народные романсы, пасторальные «эклоги» и сатирико-фантастические диалоги, плутовские исповеди и «мавританские» повести. ..

Увы! прочитанное Сервантесом мы знаем лучше, чем его жизнь, окруженную усилиями других сочинителей множеством мифов и небылиц. Достоверно о творце «Дон Кихота» известно немногое. Мигель Сервантес родился в 1547 году, предположительно, 29 сентября – в день святого Михаила, в честь которого и был крещен. Сохранилась церковная запись о крещении от 9 октября, и некоторые ученые предпочитают считать эту, документально зафиксированную, дату днем рождения писателя. Но если мы будем внимательно читать Первую часть «Дон Кихота» ( так называемого «Дон Кихота» 1605 года), то натолкнемся на любопытную деталь. Сервантес нередко отмечает приблизительный возраст своих персонажей, но никогда не приводит точных дат их рождения. За одним исключением: о дне своего рождения, явно неслучайно, упоминает донья Клара – одна из героинь так называемых «вставных» историй Первой части. «…Мне исполнится шестнадцать лет на Михаила-архангела», – признается девушка. Похоже, что Сервантес, как многие живописцы Возрождения и Барокко, этим признанием, отсылающим к его дню рождения, зашифрованно отмечает «на полях» свое присутствие в «картине» .

Место рождения Сервантеса — небольшой город Алькала-де-Энарес, расположенный вблизи Мадрида и славный своим университетом, где преподавали ученые-гуманисты, сосредоточившие внимание не на богословии, а на древних языках и новых светских науках — studia humanitatis (сегодня их назвали бы «науки о человеке»). Правда, Сервантесу не довелось учиться ни в этом, ни в каком-либо другом университете, так что большая часть гуманистической культуры, которой отмечены все его творения, – плод его фантастической начитанности (по признанию самого писателя, он так любил читать, что не мог оставить непрочитанным клочок бумаги, носимой ветром по улице!). И еще он очень любил смотреть и слушать. Он обожал театральные представления, которые разыгрывали на площадях труппы странствующих актеров. Он слушал  бродячих певцов, исполнявших романсы, и уличных рассказчиков, за небольшую плату читавших и даже «изображавших» для неграмотных простолюдинов отрывки из рыцарских романов. Отец будущего писателя  — Родриго де Сервантес, лекарь-хирург без университетского звания, чтобы прокормить большое семейство, часто переезжал из города в город (детские годы Сервантеса прошли в Кордове, откуда происходил род Сервантесов, в Севилье, Вальядолиде, Мадриде. ..). Вряд ли в этих условиях будущий писатель мог получить серьезное систематическое образование. И все же, можно предположить, что в течение трех лет – вплоть до 1569 года, — когда Сервантесы жили в Мадриде, будущий романист учился в городской школе у известного гуманиста Хуана Лопеса де Ойос.

Кордова, где находилось «родовое гнездо» Сервантесов – андалусийский город, в котором смешение различных народов и культур, шло особенно интенсивно: арабы, евреи, христиане столетиями жили здесь бок о бок. Христиан, живших во владениях кордовских халифов и эмиров, сохранивших свою веру, но частично усвоивших арабскую культуру и образ жизни, в Испании называли «мосарабами». Есть предположение, что род Сервантесов был мосарабским. Некоторые ученые считают Сервантеса  «новым христианином» — потомком евреев, добровольно или насильственно принявших христианство… Другие же видят в нем «чистокровного» галисийца…

Но независимо от того, кем был автор «Дон Кихота» по происхождению, его отношение к Богу, к миру и к людям значительно отличалось от поведения и образа мысли так называемых «старых» христиан, то есть тех, кто считал себя потомками вестготов и испано-римлян, живших на территории Пиренейского полуострова до арабского завоевания: он не кичился «чистотой крови», не презирал иноземцев и иноверцев, не поклонялся идолу «чести», которая понималась как строгое следование канонам поведения, сложившимся в «старохристианском» обществе. Сервантес всю жизнь, начиная с раннего детства, был «маргиналом», – человеком, лишенным прочного социального положения и достатка. С нищетой он встретился (чтобы никогда с ней не расставаться) еще в родительском доме (неслучайно на склоне лет Сервантес вступил в орден францисканцев, создатель которого Франциск Ассизский был символически «обручен» с Нищетой).

В 1569 году Сервантес бежал из Мадрида в Италию, предположительно спасаясь от судебного преследования, вызванного участием в вооруженной уличной стычке. Летом 1570 года в Неаполе (Неаполитанское королевство в то время входило в состав испанской империи) он завербовался в солдаты, а 7 октября 1571 года на борту галеры «Маркиза» принял участие в знаменитой морской битве при Лепанто, в которой соединенный флот Испании, Венеции и папского престола разбил турецкую армаду, остановив турецкую экспансию в Средиземноморье. В этом бою Сервантес был ранен в грудь и в предплечье (его левая рука на всю жизнь осталась бездействующей). Но ранения не помешали ему остаться в строю и еще в течение четырех лет сражаться «против турок». Впоследствии герой битвы при Лепанто не раз с гордостью будет вспоминать о своем участии в ней и в других морских и сухопутных сражениях: до конца дней он будет чувствовать себя старым израненным солдатом, заслуги которого  так и остались неоцененными. Отвечая на оскорбительные выпады автора Пролога к подложному продолжению «Дон Кихота» – так называемому «Лжекихоту» Авельянеды, на год опередившему выход в свет «Дон Кихота» 1615 года, — Сервантес писал: «…он назвал меня стариком и безруким, как будто в моей власти удержать время, чтобы оно нарочно для меня остановилось, и как будто я получил увечье где-нибудь в таверне, а не во время величайшего из событий, какие когда-либо происходили в век минувший и в век нынешний…».

В конце сентября 1575 года, везя с собой в надежде получить чин капитана рекомендательное письмо от самого Хуана Австрийского, главнокомандующего испанской армией в Италии, Сервантес отплыл из Италии в Испанию. Но галеру, на борту которой находились Мигель и его младший брат Родриго, захватили алжирские пираты. Сервантес оказался в алжирском плену, где провел пять лет в ожидании выкупа. Четырежды – всякий раз неудачно – он пытался бежать. Однако правитель Алжира Гасан-паша, известный своей жестокостью, всякий раз почему-то щадил беглеца. В октябре 1580 года, выкупленный монахом-тринитарием, алжирский пленник вновь ступил на землю Испании. Позади осталась половина жизни, впереди были годы борьбы за существование.

С конца 1580 года по 1587-ой Сервантес живет в Мадриде, в Толедо и в его окрестностях – в селении Эскивиас, на родине своей молодой жены Каталины Саласар де Паласиос. Его военная карьера закончена, на государственную службу его не берут, и он решает заняться «сочинительством». Начинающий писатель обращается к самому популярному в то время беллетристическому жанру – пасторальному роману (первый  роман Сервантеса «Галатея» был опубликован в 1585 году). Одновременно он пытается писать пьесы: 1580-1590 годы – время начинающегося расцвета испанского театра, время формирования «новой комедии», творцом которой был извечный соперник, а временами и недруг Сервантеса, Лопе де Вега (его даже подозревают в соучастии в изготовлении «Лжекихота»!). Однако Сервантес – новатор в области прозы! — сочинял традиционные «комедии» из пяти действий, используя достаточно известные сюжеты или сюжетные схемы. Они шли на сцене, но не могли конкурировать с «новой комедией», а успех «Галатеи» не принес писателю  достатка.

В 1587 году отставной солдат Сервантес, получив, наконец, очень скромную должность комиссара по закупке провианта для готовящегося похода испанского флота к берегам Англии (год спустя испанская Непобедимая Армада будет сокрушена бурей и добита англичанами), покидает Мадрид и переезжает в Севилью, столицу Андалусии, большой портовый город, который называли «воротами» в Новый Свет. В Севилье, сменив должность закупщика провианта на столь же непочетную должность сборщика налогов, Сервантес живет до 1600 года, проводя большую часть времени в разъездах по андалусийским селам и городам. С арифметикой писатель был явно не в ладах, равно как и не имел никаких навыков в торговом деле, в составлении счетов, в оформлении бумаг. В 1592 году в селении Кастро дель Рио неподалеку от Кордовы его заключают в тюрьму, обвинив в совершении недозволенной закупки. В 1597 году он вновь оказывается в заключении – в севильской тюрьме – по обвинению в растрате казенных денег (банк, в котором он хранил собранные подати, лопнул). Во время одного из двух тюремных заключений (никакого третьего, о котором нередко вспоминают, не было!) ему и явился образ безумца, сошедшего с ума от чтения рыцарских романов и отправившегося совершать рыцарские подвиги в подражание героям любимых книг. Поначалу, скорее всего, это был замысел новеллы: этот жанр, возникший в Италии в XIV веке, только начинал утверждаться в Испании во многом благодаря усилиям самого Сервантеса: до начала работы над «Дон Кихотом» уже были написаны включенная позднее в «Дон Кихота» история «пленного капитана», а также новеллистические истории, в которых участвуют и которые рассказывают пастухи – персонажи «Галатеи». Существует смелое предположение, что новелла о Дон Кихоте, заключавшая в себе материал будущих первых глав Первой части, была напечатана отдельной книжечкой до завершения «Дон Кихота» 1605 года. Иначе, чем объяснить, что, когда Сервантес привез рукопись романа в Вальядолид – тогдашнюю столицу Испании – для получения королевского разрешения на его издание, – о Дон Кихоте упоминает в одном из писем Лопе и сочиняет стишки Лопес де Убеда, автор «Плутовки Хустины» (1605), также только готовящейся к печати?

Впрочем, мы очень немногое знаем о том, где жил и что делал Сервантес, покинув Андалусию, то есть о тех годах, на которые пришлась основная часть работы над «Историей хитроумного идальго». Писатель жил в Мадриде, в Толедо, в Эскивиасе… Летом 1604 года он снял дом в Вальядолиде. Тогда же он продал права на издание «Дон Кихота»  мадридскому издателю и книготорговцу Франсиско де Роблесу…

Де Роблес, предвидя успех книги, спешит с изданием и, хотя роман набирается в печатне Хуана де ла Куэста в Мадриде, небольшой тираж в декабре 1604 года (хочется порадовать королевский двор забавной книгой к Рождеству!) допечатывают и брошируют в Вальядолиде. В начале 1605 года основная часть тиража «Дон Кихота» появляется в продаже в мадридской книжной лавке де Роблеса. Несколько месяцев спустя печатается второе издание имевшего огромный успех «Хитроумного идальго из Ла Манчи» (так поначалу был назван роман): пытаясь сгладить вкравшиеся в текст несообразности, Сервантес вносит в него некоторые изменения.

На издании «Хитроумного идальго…» Сервантес не разбогател, но приобрел и всеиспанскую, более того, всеевропейскую известность и какой-то достаток, позволивший ему прожить последние десять лет жизни в относительном покое, нарушаемом лишь семейными неурядицами да нападками литературных врагов (самым гнусным их деянием было издание подложного продолжения первой части). В 1606 году, Сервантес вместе со своим большим, «трудным» семейством, состоявшим из жены, двух сестер и двух «племянниц» (одна из которых, скорее всего, была его дочерью, рожденной от внебрачной связи с некой Аной де Рохас), вслед за королевским двором перебирается в Мадрид. Успех «Хитроумного идальго…» подвигает его на мысль об осуществлении когда-то начатых, но отложенных замыслов: о создании сборника новелл, о завершении авантюрно-сентиментального романа «Странствия Персилеса и Сихизмунды», возможно, начатого еще до 1597 года. Сервантес также не оставляет мысль о карьере драматурга (в 1615 году он издает собрание своих пьес «Восемь комедий и восемь интермедий»). Судя по всему, за продолжение «Дон Кихота» писатель принялся вскоре после завершения работы над книгой «Назидательных новелл», увидевшей свет в 1613 году. В прологе к ней он обещает читателю скорый выход в свет продолжения популярного романа и — не очень торопится с завершением Второй части… Как вдруг в начале 1614 года в арагонском городке Таррагоне выходит в свет «второй том» «Хитроумного идальго», на титуле которой стоит имя некоего Алонсо Фернандеса де Авельянеды. И хотя сам обычай писать продолжения чужих книг в испанской литературе XVI-XVII веков был весьма распространен и автор фальшивого «Дон Кихота» в оправдание своего поступка мог смело ссылаться на предшественников, Сервантес был потрясен и возмущен: Авельянеда (точнее, тот, кто скрывался под этим псевдонимом) не только полностью исказил дух его романа, но и, как уже говорилось, попытался всячески унизить своего «предшественника». Единственным достойным ответом обидчику (или обидчикам) было скорейшее завершение все время откладываемой на «потом» Второй части романа: уже в начале 1615 года в той же мадридский типографии, в которой родились два издания «Дон Кихота» 1605 года, вышло в свет сервантесовское продолжение «Хитроумного идальго…»: в пику узурпатору Авельянеде оно было озаглавлено «Хитроумный кабальеро Дон Кихот Ламанчский».

Вторая часть «Дон Кихота» не просто сюжетно продолжает Первую, но и написана «поверх» Первой, исходит из того, что роман о Дон Кихоте вышел в свет и Дон Кихот теперь совершает свой путь как почти всем известный, всеми признанный, пускай и книжный, но истинный рыцарь (кабальеро).На смертном одре в апреле 1616 Сервантес диктует пролог к своему любимому спешно законченному роману «Странствиям Персилеса и Сихизмунды», опубликованному уже после смерти автора. Сервантес скончался 22 апреля  1617 года и был похоронен за счет францисканского ордена в одном из францисканских монастырей. Точное место захоронения писателя неизвестно..


Страница 1 — 1 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец | Все
© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

«Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», анализ романа Сервантеса

История создания

Полное название книги – «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Роман состоит из двух частей, изданных в 1605 и 1615 гг. Сервантес не собирался изначально публиковать вторую, но его вынудили к этому обстоятельства. Во-первых, Сервантес перестал получать доход от многочисленных изданий, так как продал свои права. Уже в 1613 г. Сервантес написал покровителю о скором выходе второй части романа о приключениях Дон Кихота. В 1614 г. вышло в свет мнимое продолжение романа «Вторая часть хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского», так называемый «Дон Кихот Авеньянеды». Сервантесу пришлось поторопиться с изданием, чтобы восстановить своё доброе имя. Вторая часть была названа «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи».

Сервантес был не первым, кто создал пародию на рыцарский роман. Пародии эти о сошедших с ума и отправившихся путешествовать фермерах были очень популярны на рубеже веков. Да и современники Сервантеса могли поступить так же. Например, Лопе де Вега, бросивший семью и оставивший творчество ради военных подвигов.

Литературное направление и жанр

Испания рубежа 16-17 вв. – удивительный мир «удлинённого» средневековья. Все народы повзрослели, а испанцы остались детьми. Они долго воевали с арабскими завоевателями (реконкиста) и стали конкистадорами (завоевателями Америки). Их средневековое мышление стало причиной победы прогрессивного флота Англии над «Непобедимой армадой» в 1588 г., и сорокалетний Сервантес плакал, узнав об этом.

Возрождение в Испании тоже было очень поздним, фактически, это был только 16 век. Вот так и получилось, что Сервантес смог соединить в своём романе мифы средневековья, идеи Возрождения и реалии Нового времени.

Во времена Сервантеса Испания рыцарей и конкистадоров пришла в упадок, а былые подвиги остались только в памяти. Таким образом, «Дон Кихот» написан на сломе эпох. Это взгляд ренессансного человека на средневековое сознание, средневековую картину мира. Взгляд этот может быть только пародийным.

Ренессансный человек хочет исправить несовершенный мир, о чём Дон Кихот прямо заявляет встречному: «Мой образ действий заключается в том, что я странствую по свету, выпрямляя кривду и заступаясь за обиженных». Так что герой – одновременно последний рыцарь средневековья и последний гуманист Возрождения. Он – олицетворение Испании, которая сама будто весь 16 век читала рыцарские романы.

«Дон Кихот» первоначально задумывался как пародия на рыцарский роман. Жанр этот возник в 12 веке. Это были стихотворные эпические повествования о любви и подвигах во имя прекрасной дамы. Пародия состояла в том, что рыцарское сознание героя сталкивается с реалиями жизни и разбивается о них. И действительно, Дон Кихот после болезни будто стал другим человеком, признав свои идеи ложными. В изменении героя и состоит смысл современного романа.

«Дон Кихот» стал первым романом в современном смысле этого слова. То есть до Сервантеса герои на протяжении всей новеллы, всего рыцарского романа оставались неизменными, с ними происходили какие-то внешние события. Исключение составляла античная трагедии, в которой герой менялся под влиянием трагических событий. В «Дон Кихоте», как в современном романе, Дон Кихот и Санчо меняются просто в обычной жизни, при этом их поступки и мысли влияют на мысли и поступки других героев.

Кроме того, «Дон Кихот» — философский роман. В нём прослеживается, как идея, пусть и самая безумная, воплощается в жизнь и заражает других людей.

Тема и проблематика

Тема романа – жизнь современной Сервантесу Испании рубежа 16 и 17 в. В романе поднимается множество проблем. Это философские проблемы благих намерений, своевременного и несвоевременного, проблема рождения, жизни и смерти идеи. Философские проблемы тесно сплетены с социальными, например, с проблемой исторической относительности ценностей, с проблемой влияния и власти литературы,

Сюжет и композиция

Сюжет «Дон Кихота» — это путешествие героев, переживающих в пути приключения. До Сервантеса никто не соединял дорогу как сюжет и жизнь страны как тему. И путь героев – это реальные дороги Испании (а не вымышленные, как в рыцарских романах). То есть Сервантес описывает реальный мир, а герой видит не то, что видят его глаза. Этот мир и эти дороги были хорошо известны Сервантесу, ходившему по ним во времена как своей военной службы, так и интендантской (он закупал провиант для «Непобедимой Армады»). Порученный Сервантесу сбор королевских налогов тоже предусматривал путешествия.

Итак, Дон Кихот, начитавшись романов, отправляется с оруженосцем Санчо Пансой в поисках приключений. Свои подвиги, такие как битва с великанами-мельницами или рыцарями-баранами, Дон Кихот совершает стихийно, пока не отбывает по рыцарской традиции епитимью на высокогорье, сознательно объясняя, что он «помешался без всякого повода» и безумствует ради своей прекрасной дамы.

В первой части Дон Кихот совершает три выезда, и после каждого остаётся едва живым. Но живым! Сервантес не собирался убивать героя, это комической или трагикомический, но не трагический персонаж. Поэтому он легко выздоравливает и «как только немного придёт в себя, так сразу убежит».

О третьем выезде автор якобы не смог собрать сведений, кроме того, что герой выезжал в Саргосу (место знаменитого поэтического турнира, на котором сам Сервантес как-то победил и выиграл три серебряные ложки).

Во второй части Сервантес использует приём, который сегодня назвали бы постмодернистским: все герои второй части – одновременно читатели первой. Причём Дон Кихот и Санчо тоже читали первую часть и удивляются, откуда автор узнал об их разговорах. Дон Кихот считает, что автор всё видит, как волшебник. А автор-волшебник радуется популярности своих героев.

С героями, получившими известность и популярность, ведут игру остальные герои второй части, которые не стали жертвой «виртуального мира романов». Так герцог выполняет обещание, данное Дон Кихотом Санчо, и делает Санчо Пансу губернатором города Баратария. Дальше события развиваются по законам мира Дон Кихота: он даёт напутствия Санчо, и тот целую неделю управляет городом, воплощая идеи господина. Конечно, никто не подчинялся этим идеям. В конце концов Санчо избивают будто бы несметные полчища врагов, и он убегает из города «голяком», тем подтверждая, что правление было честным.

Изначально мистификация задумывалась как средство излечить Дон Кихота от его безумия. На смертном одре герой отрекается от своих фантазий: «Поздравьте меня, дорогие мои: я уже не Дон Кихот Ламанчский, а Алонсо Кехана, за свой нрав и обычай прозванный добрым».

Исследователи сравнивают композицию романа с кругами на воде от брошенного камня. В центре композиции сознание Дон Кихота. Первый круг от камня-сознания при столкновении с реальным миром – это то, во что этот мир превращается. Мельницы превращаются в великанов, стадо овец в рыцарей, крестьянка Альдонса Лоренцо в Дульсинею. Этот второй круг (действия Дон Кихота в его воображаемом мире) сталкивается с отношением окружающих к этим действиям. Так рождается пародия, потому что мир смеётся над героем и его поступками.

Но в момент епитимьи Дон Кихота на горах читатель узнаёт, что герой не сумасшедший, потому что он объясняет Пансе, что не считает, а только воображает Альдонсу Лоренцо прекрасной. То есть Дон Кихот совершает настоящие (то есть такие, на которые только способен) подвиги в придуманном сознательно мире. Очевидно, это аналог современной компьютерной игры.

Третий круг – это герои второй части романа, которые создают воображаемый мир, придуманный Дон Кихотом. То есть эти герои-мистификаторы сознательно делают образы из воображения Дон Кихота реальностью. Таким образом, реальность наконец совпадает с миром, придуманным Дон Кихотом, и эта реальность существует по законам выдуманного им мира. И иногда случается так, что герои, которые устраивают мистификацию, сами поражаются мудрости, казалось бы, безумных героев. Так дворецкий герцога поражается, что неграмотный Санчо успешно управляет городом: «Ни те, кто нас сюда послал, ни мы сами никак не могли ожидать от вас такой рассудительности. Каждый день приносит нам что-нибудь новое: начинается дело с шутки – кончается всерьёз, хотел кого-нибудь одурачить – глядь, сам в дураках остался».

Казалось бы, герои второй части книги добились своего: Дон Кихот отрёкся от своего донкихотства, от своей идеи. Но тут же её у постели умирающего подхватывает Санчо, называя смерть господина величайшим безумием и предлагая продолжить рыцарские приключения. Так на пятом круге идеи Дон Кихота становятся идеями другого человека. В этой композиции Сервантес угадал механизм воздействия на человека литературы и вообще любой идеи.

Герои романа

Главный герой – Дон Кихот Ламанчский. Такое имя придумал себе испанский идальго (испанский дворянин) Алонсо Кехана. «Возраст нашего идальго приближался к пятидесяти годам; был он крепкого сложения, телом сухопар, лицом худощав». От Санчо Пансы герой получил прозвище Рыцарь Печального Образа: «…У вас был такой жалкий вид, какого я что-то ни у кого не замечал». Дон Кихот постоянно терпит насмешки и унижения ради рыцарского служения: избиение, выбивание зубов, падение с высоты.

Дон Кихот начитался рыцарских романов, в основе которых была кельтская мифология, легенды о рыцарях и драконах. Конечно, эта мифология была далека от реальной жизни, как и любая другая, и любителями рыцарских романов воспринималась просто как сказки. Но Дон Кихот принимает за мифологических существ реалии современности, а современная герою жизнь полна примет технического прогресса, например, знаменитые ветряные мельницы. Мир Дон Кихота – его идея: «Я по воле небес родился в наш железный век, дабы воскресить золотой».

Образ Дон Кихота вечный, существуют понятия дон кихот (бесплодный благородный мечтатель) и донкихотство. Образ «печального рыцаря» стал вечным во многом благодаря верному оруженосцу Санчо Пансе.

Санчо Панса – бедный крестьянин, односельчанин Дон Кихота, человек добропорядочный, с мозгами «сильно набекрень». Дон Кихот наобещал ему многого, в том числе – губернаторство на отдалённом острове, который завоюет Дон Кихот. Так что Санчо бросил жену и детей, отправившись в сомнительное путешествие.

Санчо – единственный, кто верит в образы и идеи он Кихота, но не единственный, кто живёт в вымышленном мире.

В мире идиллии, пасторали живут студенты, встреченные Дон Кихотом и Санчо Пансой в горах Сьерра-Морены. Как и Дон Кихот, студенты играют, но не в рыцарский роман, а в пастораль. Прекрасная Марселла переодевается пастушкой и уходит в горы, потому что ей надоела толпа влюблённых в неё студентов. Тогда студенты тоже переодеваются пастухами и идут за ней. Как и в случае с Дон Кихотом, они переживают настоящие страдания в своём вымышленном мире. Ведь студент-пастух Хризостом умирает от любви к Марселе не в игре, а по-настоящему. Чтобы подчеркнуть правдивость событий в этой вставной новелле, Сервантес публикует в «Дон Кихоте» один из стихов Хризостома, которые студент завещал похоронить вместе с собой. Но его друзья-козопасы (наверное, потому, что они были на самом деле студентами), отказались сделать это, помня, что и Октавиан Август не позволил друзьям Вергилия сжечь «Энеиду».

Художественное своеобразие

Главным тропом пародийного романа должна быть ирония. Например, в конце первой части автор просит читателей, “чтобы они приняли его произведение с таким доверием, с каким люди умные относятся к рыцарским романам, которые большой ныне пользуются славой”. Понятно, что во времена Сервантеса слава рыцарских романов давно прошла…

Также ироничными оказываются и слова Дон Кихота (только не для него самого), которые порой просто невозможно принимать всерьёз. Например, несчастный, которого он сбросил с седла и покалечил, объясняя ему цель своего служения, осмеливается возразить:

«Какой у вас образ действий и как вы там выпрямляете кривду, это мне неизвестно… А меня вы самым настоящим образом искалечили, ибо из-за вас я сломал ногу, и теперь мне её не выпрямить до конца моих дней. Заступаясь же за обиженных, вы меня так обидели, что обиду эту я буду помнить всю жизнь…» Но героя такое несоответствие совершенно не смущает.

Литературоведы до сих пор спорят о том, что способствовало вечности образов Дон Кихота и Санчо, а также популярности романа, который не устарел и в наши дни. На этот вопрос нет ответа, но есть предположение, что Дон Кихот вызывает симпатию и сочувствие благодаря искренности и доброте. Санчо воспринимается как воплощение народной мудрости. А сам роман вечен, потому что перерос жанр пародии.

По писателю: Сервантес Мигель де


Дон Кихот. История создания, сюжет и интересные факты

El ingenioso hidalgo Don Quijote de la Mancha, в буквальном переводе с испанского на русский «Хитроумный джентельмен Дон Кихот Ламанчский» (обычно употребляется сокращенное название «Дон Кихот») — одно из наиболее известных и коммерчески успешных произведений классика испанской и всемирной литературы, романиста Мигеля де Сервантеса (род. 1547— ум. 1616). Книга, вышедшая в двух частях, повествует о похождениях «славного рыцаря» Дон Кихота и верного помощника-оруженосца, местного крестьянина Санчо Пансы. По задумке автора это произведение является пародией на популярные в начале XVII века рыцарские романы.

В течение последующих столетий «Дон Кихот» был переведен на все языки Европы и многие языки мира. Роман признан одной из наиболее популярных книг за всю историю существования художественной литературы. Книга также является обладателем титула «лучшее произведение всех времен и народов» по мнению авторитетного в литературно-издательских кругах Норвежского книжного клуба.

Сюжетная линия произведения

Стареющий и беднеющий дворянин по имени Алонсо Кихано, проживающий в Ла-Манче и буквально теряющий рассудок от нехватки чистого воздуха и обилия прочитанных рыцарских романов, вдруг сам принимает решение покинуть оседлую жизнь и стать кочующим рыцарем. Он отказывается от своего настоящего имени и называет себя Дон Кихотом.

Наивный, смешной и вместе с тем великодушный, Кихот убежден, что главная задача настоящего рыцаря (если верить рыцарским романам – а Кихот верит) – помощь всем немощным и несправедливо обделенным людям. Он мечтает обессмертить свое имя новыми рыцарскими подвигами, однако от сюжета к сюжету попадает лишь все в новые комические ситуации.

Посвящение в рыцари происходит в таверне у дороги путем похлопывания Дон Кихота по плечу ее хозяином. В качестве оруженосца отныне у Кихота служит Санчо Панса, местный крестьянин. Помимо подвигов ради людей и их счастья, у Кихота есть и «личный мотив». Своими грядущими свершениями новоиспеченный рыцарь надеется завоевать сердце Дульсинеи Тобосской.

По дороге к подвигам Дон Кихот и Санчо Панса видят несколько ветряных мельниц, которые в умалишенной голове рыцаря видятся как грозные великаны-чудища. Он уверен, что это волшебник Фрестон сделал так, что чудища смотрятся как обычные мельницы. Кихот незамедлительно вступает в «бой», но терпит фиаско. Лопасть мельницы ломает его оружие и бросает ниц самого воина. Но путешествие продолжается.

Спустя какое-то время Кихот и Панса набредают на баранье стадо. Здесь сумасшедший рыцарь также видит не что иное, как проделки коварного Фрестона, который обратил в баранов целые армии. Тщетно Панса старался образумить своего нового хозяина. Кихот пытается начать бой с баранами, но история опять приобретает комический характер. Бесстрашного Кихота попросту забросали камнями разгневанные пастухи.

Несмотря на насмешки со всех сторон, в том числе и от прохожих крестьян, бесстрашный и безумный Кихот и его верный слуга-оруженосец Панса продолжают свой путь в поисках очередных свершений. Так, в один «прекрасный» день Кихот высвобождает из плена разбойников. Довольный своим «подвигом», идальго просит донести весть о бесстрашном поступке Дульсинее, но разбойники попросту избивают старика и удаляются.

После всех этих злоключений Дон Кихота удается вернуть домой. Какое-то время он под присмотром родни более-менее тихо и спокойно сидит дома. Но затем идальго внезапно узнает, что его похождения стали основою сюжета нового романа – и вот он снова в седле и в поисках новых подвигов.

Местный герцог зовет доверчивого идальго в свой замок под видом дорогого и уважаемого гостя, но на самом деле просто считает Кихота посмешищем и издевается над ним. Затем, проиграв «бой» несуществующему Зеркальному Рыцарю, идальго в конце концов понимает, что он попросту смешон. Переживания поэтому поводу оборачиваются еще большей болезнью души и тела.

В финале романа Алонсо Кихано составляет завещание на свое имущество в пользу племянницы. Но ставит одно условие – она никогда не должна связывать себя узами брака с мужчиной, который хотя бы единожды читал рыцарские романы.

История создания произведения

Мотивом для написания романа стал выход другой книги под названием «Интерлюдии романсов». Сюжет книги строился вокруг шуток над незадачливым фермером, потерявшим рассудок от чтения рыцарских романов. После чего крестьянин бросил супругу и стал скитальцем. Как можно видеть, де Сервантес весьма откровенно позаимствовал сюжет у коллеги по литературному цеху.

Историки литературы отмечают, что в книге «Дон Кихот» есть весьма недвусмысленная отсылка на историю бурной личной жизни другого выдающегося писателя той эпохи – автора бессмертной «Собаки на сене» и еще 2000 пьес Лопе де Вега. Написав множество любовных произведений, основанных на личном амурном опыте, Вега в итоге покинул насиженное семейное гнездо и завербовался моряком в Непобедимую Армаду.

Литературные историки не исключают, что в этой отсылке Сервантеса к де Веге есть и выраженный оттенок зависти. Все дело в том, что Де Вега был и значительно популярнее, и многократно «плодовитее» самого Сервантеса. Высмеять своего коллегу-конкурента, спрятав его под «ширмой» главного героя – прием старинный, как сама литература.

Как уже писалось выше, роман вышел в двух частях, интервал между которыми составил 10 лет. Первая часть увидела свет в 1605 году. Следующая была опубликована в 1615-ом. Главной целью выхода второй части книги историки и критики считают попытку Сервантеса защитить честь и вернуть свое доброе имя – и вот почему.

За год до публикации второй части некий самозванец Авельянеда, подлинная личность которого до сих пор не установлена, опубликовал «самописное» продолжение истории идальго из Ламанчи – «Дон Кихот Авельянеды». На деле это было не столько продолжение, сколько «пародия на пародию», да еще с резкими выпадами персонально в адрес Мигеля де Сервантеса. После таких эскапад автор был просто обязан выпустить продолжение «от первого лица» и дать достойный отпор самозванцу-критикану.

Среди профессиональных исследователей литературы Европы XVII века бытует мнение, что был еще третий роман, короче по содержанию, но следов данной книги в настоящий момент не найти – она потеряна безвозвратно.

Издания «Дон Кихота»

Летом 1604-го года автор продал права на первую книгу «Дон Кихота» издателю из Мадрида Франциско де Роблесу. Примечательно, что Франциско – сын того самого издателя, который двадцатью годами ранее поверил в начинающего Сервантеса и напечатал его первый роман, который назывался «Галатея».

Цензура Испании одобрила издание романа в сентябре 1604-го года. В декабре был закончен набор гранок и незамедлительно началась печать, которая производилась в домашней типографии местного дворянина де ла Куэста. Книга печаталась в спешке – подгоняли условия договора с Роблесом. В итоге блин вышел комом – в романе было сделано большое количество опечаток. Несмотря на это, уже 16 января 1605 года роман поступил в продажу – эта дата сохранена в истории с абсолютной точностью.

Книга имела большой успех для своего времени – она была напечатана тиражом 400 экземпляров и хорошо продавалась в Европе. Однако Роблес, одержимый жаждой прибыли, значительную часть тиража отправил на продажу в Новый Свет двумя кораблями. Первый корабль, направлявшийся к берегам Кубы, попал в шторм и потерпел крушение. Однако второй благополучно пересек огромное расстояние и смог доставить в столицу современного Перу город Лиму целых 70 экземпляров «Дон Кихота». Так что можно уверенно утверждать, что одними из первых читателей и ценителей романа стали белые жители Латинской Америки. В основном чиновники и участники миссионерских объединений.

Еще не весь первый тираж был распродан, как появились желающие печатать новую партию «Дон Кихота» без спроса на то правообладателя – Роблеса. Один за одним стали выходить переиздания в Валенсии, Мадриде (дважды) и Лиссабоне (тоже дважды). Таким образом, роман стал самым настоящим бестселлером своего времени. Чтобы защитить себя и свои прибыли, Роблес заключил дополнительный договор с Сервантесом и стал эксклюзивным правообладателем в Португалии и Арагоне.

Это соглашение в Роблесом, тем не менее, стало проигрышным для самого автора – Сервантес лишился всяких возможностей получения доходов от всех последующих переизданий. А их было немало – Брюссель, Милан, опять Брюссель. Затем – переводные издания в Британии и Франции.

В 1613-ом году Мигель де Сервантес впервые высказался о возможности издания второй части романа. Подогреваемый праведным гневом в отношении упомянутого самозванца Авельянеды, через два года он смог написать продолжение, и вторая часть романа увидела свет. После чего почти мгновенно она была переиздана Брюсселе и Валенсии, затем в Лиссабоне и в Париже.

Две части как единое целое впервые были опубликованы в 1617 году. Это произошло в Барселоне. И с тех пор роман выдержал действительное неисчислимое количество переизданий и переводов. Многие даже берут ответственность утверждать, что «Дон Кихот» — вторая по популярности и массовости книга христианского мира после Библии.

Только с 1605-го по 1857-ой год и только в Испании бестселлер де Сервантеса выдержал не менее четырехсот переизданий. В Англии роман переиздавался не менее двухсот раз, причем в нескольких вариантах перевода.

Более того, роман был переведен и издан даже на «мертвой» латыни. И в наши дни книга продолжает активно печататься, продаваться и покупаться, продлевая ее жизнь либо и вовсе даря ей бессмертие.

Рекомендовать0 рекомендацийОпубликовано в Культура и традиции Испании

Минкус. Балет «Дон Кихот» (Don Quixote)

Don Quixote

Композитор

Дата премьеры

14.12.1869

Жанр

Страна

Россия

Балет на музыку Людвига Минкуса в четырех актах, семи картинах с прологом на сюжет романа Серватеса. Либретто М. Петипа.

Действующие лица:

  • Дон Кихот
  • Санчо Панса, его оруженосец
  • Лоренцо, трактирщик
  • Китри, дочь Лоренцо
  • Дульцинея
  • Базиль, цирюльник, влюбленный в Китри
  • Гамаш, богатый дворянин
  • Караско, бакалавр
  • Жуанна, племянница дон Кихота
  • Жуанита, торгующая опахалами
  • Пикилья, торгующая фруктами
  • Уличная танцовщица
  • Эспада, тореадор
  • Жена Лоренцо
  • Хозяин таверны
  • Труппа странствующих комедиантов, испанцы, испанки, тореадоры, поварята, цыгане, цыганки, дамы, лакеи, нищие

Действие происходит в Испании в XVI веке.

История создания

В 1869 году хореограф Мариус Петипа (1818—1910) предложил Минкусу, бывшему в то время профессором Московской консерватории по классу скрипки, написать музыку к балету «Дон Кихот», сценарий которого он разработал сам. Француз Петипа, родившийся в Марселе и учившийся у своего отца, видного артиста, балетмейстера и педагога Ж. А. Петипа, а также у выдающегося танцовщика театра Королевской академии музыки О. Вестриса, с 1838 года выступал в театрах Бордо, Нанта, Нью-Йорка и Мадрида в качестве танцовщика и балетмейстера. С 1847 года он стал работать в России. Петипа придерживался строгих схем чередования пантомимы и танцев, классических и характерных. Основой его спектакля был классический танец, выражавший чувства главных героев. Характерный танец вносил бытовые и социально-исторические краски, нес функции дивертисментного номера. С именем Петипа связан блестящий расцвет русского балета.

С 1862 года Петипа официально числился балетмейстером петербургской сцены, но выступал в основном как танцовщик вплоть до отъезда из России главного балетмейстера — Сен-Леона. Славу Петипа принесла «Дочь фараона» по сценарию, написанному им вместе с Ж. А. Сен-Жоржем в 1862 году. С 1857 года Петипа почти ежегодно создавал новые балеты. В 1869-м Петипа задумал балет на сюжет, почерпнутый из романа М. Сервантеса (1547—1616) «Дон Кихот» (1605—1615) и не раз воплощенный на балетной сцене: еще с XVIII века во многих театрах Европы шли спектакли под этим названием на музыку разных композиторов. Однако в них использовался не сам знаменитый роман Сервантеса, а лишь вставные новеллы о свадьбе богача Камачо (во французском варианте — Гамаша) и о Китерии и Басильо (главы XX и XXI второго тома романа). Петипа тоже использовал именно этот вставной сюжет. Музыка была написана быстро, и 14 (26) декабря 1869 года в московском Большом театре состоялась премьера комического спектакля, в котором лишь Дульцинея истолняла чисто классический танец, остальные же герои были представлены характерными. В 1871 году для постановки в столичном Большом Каменном театре Петипа сделал новую редакцию балета.

«Дон Кихот» — одно из лучших творений Петипа. Много странствовавший по городам Испании, проникшийся духом и традициями танцевального фольклора этой страны, хореограф сумел воплотить на сцене все его богатство и своеобразие. В свое время Сервантес писал об испанских плясках: «Казалось, <…> носится сама Радость и скачет само Веселье». Великий мастер сумел воплотить на сцене эти радость и веселье, создал яркий праздничный спектакль, навечно вошедший в классику жанра. Однако история его бытования сложна и отличается неясностью. Известно, что в 1900 году новую хореографическую редакцию балета осуществил молодой, только что окончивший Петербургское театральное училище Александр Горский (1871—1924). Насколько Горский использовал хореографию Петипа, точно не установлено. Сам Петипа в своих мемуарах с горечью вспоминал, что Горский выдал его спектакль за свой. Некоторые исследователи считают, что в сохранившемся варианте, якобы Горского, 70 процентов принадлежит Петипа.

Сюжет

(излагается по первоначальному либретто Петипа)

В жилище дон Кихота его племянница Жуанна и Караско в попытках избавить дон Кихота от пагубной страсти закрывают обоями дверцы книжного шкафа. Входит дон Кихот, увлеченный чтением рыцарского романа. Не найдя шкафа на обычном месте, он принимает его исчезновение за происки злого волшебника и снова углубляется в чтение. Его расстроенное воображение наполняется фантастическими видениями. К действительности дон Кихота возвращает вбегающий в комнату Санчо Панса. Он отбивается от крестьянок, которые нападают на него с метлами в руках. Дон Кихот выгоняет разъяренных женщин и предлагает Санчо стать его оруженосцем и пуститься в странствие. Санчо не смеет отказаться. Рыцарь водружает на голову тазик для бритья, затем облачается в латы, берет копье и отправляется навстречу приключениям.

Площадь в Барселоне. У трактира Лоренцо шумно и весело. Жена Лоренцо напоминает ему о любви Китри и Базиля, но Лоренцо хочет отдать дочь за богача Гамаша и идет к его дому. Китри пытается отгадать, зачем отец пошел к Гамашу. Подозрения навевают на нее печаль, но, стараясь рассеяться, она танцует с опахалом. Влюбленный в нее Базиль вырывает опахало, привязывает его к гитаре и начинает наигрывать. Повеселевшая Китри обнимает Базиля и танцует с ним. Вернувшийся Лоренцо грубо прогоняет юношу. Влюбленные бросаются к его ногам, умоляя дать разрешение на брак, но Лоренцо запрещает Базилю появляться на глаза. Входит Гамаш. Лоренцо подводит к нему дочь. Гамаш приходит от нее в восторг и предлагает в приданое дом. Лоренцо приглашает Гамаша договориться о свадьбе. Площадь наполняется народом, шествуют участники корриды. Начинаются танцы, после которых пикадоры затевают ссору с бандерильяросами. В разгар ссоры появляется дон Кихот, сопровождаемый Санчо Пансой. Он приказывает всем бросить оружие. Спокойствие восстанавливается. Дон Кихот почтительно приветствует трактирщика, принимая его за хозяина рыцарского замка. Лоренцо приглашает его войти. Насмешливые девушки окружают Санчо и затевают игру в жмурки. Измученный Санчо падает в изнеможении, но на его крики о помощи выходит дон Кихот с блюдом вместо щита и большой вилкой, заменяющей пику, и освобождает беднягу. Танцы продолжаются. Китри и Базиль клянутся в вечной любви. Дон Кихот и Санчо отправляются за новыми приключениями.

На поляне у дороги, в стороне от которой видна мельница, расположились на отдых цыгане и бродячие актеры. Показывается Китри, убежавшая из дому в мужском костюме. Окружившим ее актерам она объясняет, что заблудилась и ищет трактир, где можно было бы отдохнуть. Импресарио, узнавший в ней женщину, просит ее принять участие в представлении. Китри против ее воли уводят в пещеру и заставляют нарядиться в костюм танцовщицы. Появляются дон Кихот и Санчо. Дон Кихот принимает за короля одного из актеров, надевшего придворный наряд и картонную корону. Вместе с мнимым королем рыцарь садится смотреть представление, даваемое в его честь. Начинается танцевальный дивертисмент, за ним — комедия марионеток, в которой мавр жестоко обращается с пленницей, женой рыцаря. Дон Кихот, не отличающий представления от действительности, бросается на помощь рыцарю. Он размахивает шпагой, декорации валятся, все в ужасе разбегаются. Дон Кихоту кажется, что к нему тянутся руки великанов, и он бросается на мельничные крылья, не слушая увещеваний Санчо. Крылья поднимают его в воздух, он срывается. Санчо хлопочет вокруг господина. Комедианты обступают их, требуя платы за сломанные декорации. Воспользовавшись суматохой, Китри убегает. Появляются Лоренцо и Гамаш, разыскивающие Китри, но комедианты говорят, что ни одна девушка здесь не проходила.

В гостиничной зале по случаю праздника собрались крестьяне с цветами. Вбегает Китри, умоляя спрятать ее. Жуанита с подругами засыпают ее цветами и окружают импровизированный цветник. Гамаш и Лоренцо продолжают поиски. Они в восторге от танцев Жуаниты, Гамаш дарит ей золотую монету, и оба удаляются. Китри выходит из цветника, праздник продолжается. Китри танцует, потом собирается уйти вместе со всеми, но Гамаш и Лоренцо внезапно возвращаются и уводят Китри за собой.

Санчо ведет израненного дон Кихота через лес. Ему пора отдохнуть, и оруженосец укладывает своего господина на импровизированное ложе. Рыцарю видится сон: он в лесной чаще, перед ним вырастают препятствия — колючие кактусы, непроходимые кустарники; страшные чудовища окружают его. Гигантский паук ползет по огромной паутине, пытаясь добраться до рыцаря. Тот закалывает паука и разрывает паутину.

Из лесной чащи дон Кихот попадает в великолепный сад, где отдыхает прекрасная Дульцинея. Она венчает рыцаря лавровым венком. Видения исчезают, дон Кихот просыпается.

Парк перед замком Гамаша. Приближается свадебное шествие Гамаша и Китри. Из леса появляются дон Кихот и Санчо Панса. Гости занимают места, алькад подает знак к молчанию, но в это время появляется юноша, в котором узнают Базиля. Он останавливается перед Китри, упрекает ее в неверности и кидается на острие шпаги. Все окружают раненого. Базиль умоляет, чтобы его перед смертью соединили с Китри. Лоренцо колеблется, Китри рыдает. Гамаш не согласен, но дон Кихот объясняет, что состояние раненого безнадежно, и Гамаш соглашается исполнить предсмертное желание несчастного. Алькад соединяет руки Базиля и Китри и благословляет их. Базиль вскакивает с земли. Гамаш выхватывает шпагу, чтобы сразиться с Базилем, но дон Кихот разнимает противников. Гамаш понимает, что брак с девушкой, любящей другого, не принес бы ему счастья, и успокаивается. Продолжается праздник, в котором участвуют счастливые Китри и Базиль.

Музыка

Музыка Минкуса носит чисто прикладной характер. Она, по словам Ю. Слонимского, «откровенно служебна и носит как бы вторичный, а не первичный характер — подсказана фантазией Петипа… как бы растворяется в зрительно-пластических образах… Единодушие и единогласие ее с хореографией таково, что это придает партитуре Минкуса в восприятии публикой специфическое качество — ее слышишь потому, что словно видишь». Индивидуальные музыкальные характеристики отсутствуют, однако большинство номеров отмечено жизнерадостностью, все они удивительно дансантны, испанский национальный колорит проявляется в использовании ритмов испанских и цыганских танцев (по оценкам критиков народные танцы у Минкуса были скорее «испанистыми», чем испанскими). Наряду с этим в балете присутствуют, вопреки времени происходящего действия, ритмы вальса и галопа.

Л. Михеева

* * *

Несмотря на свое название, балет не претендует на сколько-нибудь целостное истолкование романа Мигуэля де Сервантеса «Хитроумный идальго» Дон Кихот Ламанчский. Основа сюжета заимствована из 18-й и 19-й глав его второго тома. В них повествуется о несостоявшейся свадьбе богача Комачо (в балете — Гамаш) с красавицей Киттерии (Китри), возлюбленной деревенского юноши Басилио (Базиль). Мариус Петипа не первым из балетмейстеров обратился как к знаменитому роману (пионером здесь был Франц Хильфердинг,1740, Вена), так и к этому фрагменту из него. Балет Луи-Жака Милона (Париж, 1801) так и назывался «Свадьба Гамаша». Этот балет, а также последующие постановки на эту тему Шарля Дидло, Филиппо Тальони, Августа Бурнонвиля и других хореографов в той или иной степени могли быть знакомы Петипа. Другой причиной сочинения спектакля на испанскую тему могли стать воспоминания хореографа о бурных годах юности, проведенных в этой стране.

Премьера балета «Дон Кихот» в 4 актах и 8 картинах состоялась в московском Большом театре 14 декабря 1869 года. Сценарий и хореография Мариуса Петипа, музыка штатного балетного композитора Императорских театров Людвига Алоизия Минкуса. Удача новинки потребовала переноса постановки в столицу. Для Петербурга Петипа в 1871 году переделал балет основательно, теперь он включал в себя 5 актов, 11 картин с прологом и эпилогом. В 1900 году в Москве по инициативе директора Московской конторы Императорских театров Владимира Теляковского состоялась новая постановка «Дон Кихота». Александр Горский сохранил сценарный план и частично хореографию Петипа. К музыке Минкуса добавили новый испанский танец Антона Симона и фанданго Эдуарда Направника. Удачной оказалась и во многом новаторская сценография Константина Коровина, Александра Головина и Николая Клодта. В 1901 году Теляковского назначают директором всех Императорских театров, и одним из его новых проектов в 1902 году стал перенос спектакля Горского в Мариинский театр. Заняты были лучшие силы: Китри — Матильда Кшесинская, Базиль — Николай Легат, Дон Кихот— Алексей Булгаков, Санчо Панса — Энрико Чеккетти, Гамаш — Павел Гердт, Эспада — Альфред Бекефи, Уличная танцовщица — Ольга Преображенская, Мерседес — Мария Петипа, Повелительница дриад — Юлия Седова, Амур — Тамара Карсавина, Жуанитта — Анна Павлова, Цикалия — Любовь Егорова.

Можно спорить о том, много ли нового привнес Горский в спектакль Петипа, но его безусловной заслугой являлось принципиально новое для балетной сцены решение массовых сцен. «У меня на сцене наблюдается постоянное движение масс, при этом я совершенно не признаю соблюдения какой-либо симметрии. Направо танцуют одно, налево — другое, в глубине — опять третье, зрителя интересует уже вся сцена», — объяснял балетмейстер. Он сознательно старался оживить академический балет, заимствуя идеи Московского Художественного Театра. Декорации тогда начинающих, а позже знаменитых художников Головина и Коровина удачно демонстрировали типично русское романтизированное представление об Испании, как стране ярких красок и пылких страстей. Именно этому спектаклю суждено было стать классическим образцом не только для Мариинского театра, но впоследствии и для многих театральных подмостков в различных городах и странах.

Впрочем, в петербургском театре этот балет отнюдь не считали неприкосновенным. К нему добавляли одни танцы и убирали другие, новые исполнители демонстрировали свою виртуозность в обновленных вариациях. При общем сохранении мест сценического действия, начиная с постановки 1871 года, порядок их неоднократно менялся. Сюжет в «Дон Кихоте» — только повод для красочных и разнообразных танцев, непрерывного (прерываемого лишь антрактами) парада артистов, демонстрирующих свое мастерство. Кордебалет, танцующий характерные и классические танцы, многочисленные солисты различных артистических амплуа и, наконец, исполнители двух главных партий, требующих искусства высшей пробы. Поэтому вместо связного изложения сюжета спектакля остановимся на отдельных сценах балета Петипа—Горского и произошедшими с ними трансформациями.

Пролог. Комната Дон Кихота. Управляющий Караско и служанка, пытаясь уберечь хозяина от чтения рыцарских романов, закрывают книжный шкаф обоями. Входит Дон Кихот, читающий даже на ходу. Не найдя шкафа, он приписывает это козням злого волшебника. В его воображении возникают фантастические образы романов. Кихоту приходит в голову стать странствующим рыцарем и отправиться на поиски приключений во славу благородной Дульцинеи (так он именует Альдонизу — девушку из своей деревни). Влетает Санчо Панса. В руках — украденная курица, которой он отмахивается от преследующих его женщин. Дон Кихот берет его под свою защиту и предлагает Санчо следовать с ним в роли оруженосца. Санчо нехотя соглашается. Рыцарь достает свой шлем, но тот разлетается от первого пробного удара шпагой. Делать нечего, приходится надеть на голову тазик для бритья. Санчо не может удержаться от смеха. «Ночь наступила! Время нашего отъезда настало!», — восклицает хозяин. «Иду седлать Россинанта и своего осла», — отвечает слуга, прыгая в окно. Дон Кихот с пикой и шпагой прыгает вслед.

Такой обширный чисто пантомимный пролог появился в 1871 году и оставался таковым и у Горского. Однако время нанесло этой сцене значительный урон. Ныне он существует в минимальном виде без декораций.

Площадь в Барселоне. Направо гостиница Лоренцо, около нее Пикилья торгует фруктами. Слева дом богатого Гамаша, рядом стол, на котором Жуанитта торгует зонтиками. Девушки слышат разговор Лоренцо с женой о том, что он хочет выдать свою дочь Китри не за цирюльника Базиля, а за богатого соседа Гамаша. Девушки жалеют свою подругу, а та, не задумываясь о будущем, танцует с милым ее сердцу Базилем. Их идиллию прерывает Лоренцо, он слышать не хочет об их любви и запрещает юноше бывать в их доме. Появляется Гамаш. Лоренцо велит дочери кланяться будущему мужу, та в отчаянии. Гамаш заворожен красотой Китри и обещает ей богатое приданое. Площадь наполняется народом, начинаются народные танцы. Пикадоры затевают ссору с бандерилосами, мелькают кулаки, затем ножи. Драку прекращает внезапно появившийся Дон Кихот. Все успокаиваются — не спорить же с сумасшедшим. Рыцарь принимает гостиницу за замок, а появившегося Лоренцо за сиятельного сеньора. Польщенный трактирщик приглашает Кихота к своему столу. Местные девушки смеются над Санчо, заигрывают с ним, заманивают играть в жмурки. Юноши обижают его. Дон Кихот, видя невежливое обращение окружающих со своим другом, хватает со стола большую вилку вместо пики и освобождает Санчо. Танцы возобновляются. Китри и Базиль решают бежать. Дон Кихот садится на коня, Санчо на осла, и друзья продолжают свой путь. Жена сообщает Лоренцо, что их дочь сбежала. Трактирщик и незадачливый жених Гамаш решают преследовать влюбленных.

Вышеприведенное описание этой картины 1869 года в целом совпадает с либретто 1902 года. Пикилья стала именоваться Цикалией, позже у девушек отберут их торговлю, и они станут мало различимыми цветочницами — подругами Китри. У Горского впервые появляется Эспада и его партнерша Уличная танцовщица. Их характерный дуэт — одно из украшений сегодняшнего спектакля. Заметим, что сцена на площади первоначально исполнялась сразу после пролога, сдвинулась во второй акт в постановке 1871 года и вернулась на «свое» место у Горского.

Поляна. Позади палаток странствующих комедиантов видны мельницы. Комедианты на привале в сценических костюмах. «Королева» штопает «королевские» панталоны, «Черт» ест суп. Появляются Дон Кихот с пикой наперевес и Санчо с кулем провизии. Рыцарь принимает комедиантов за короля со свитой. Актеры, поняв с кем имеют дело, приветствуют незнакомца и предлагают дать в его честь представление. После танцевального дивертисмента начинается спектакль театра марионеток. В нем злой мавр пленяет супругу некоего Дона Гайфероса и пытается овладеть ею. Дон Кихот решает заступиться. «Вот вам, канальи», — с этим воплем он превращает театрик в развалины. Восходит луна в виде женской головы. Рыцарю она кажется ликом его Дульцинеи. Кихот клянется продолжать подвиги во славу прекрасной дамы. Мельницы представляются ему великанами, которые угрожают Дульцинее. Дон Кихот атакует вертящееся крыло, которое поднимает его на воздух. Эпизод заканчивается падением рыцаря с высоты на руки верному Санчо Панса.

В 1940-х годах привал комедиантов поменяли на цыганский табор, что позволило Касьяну Голейзовскому в Москве и Нине Анисимовой в Ленинграде сочинить эффектные цыганские танцы. К сожалению, исчезла луна, и атака героем мельницы стала совсем безумной. Разнообразным было участие в этой картине Китри и Базиля. В 1869 году появлялась лишь героиня, самостоятельно бежавшая от отца. Ее переодевали, и она, вероятно, танцевала в дивертисменте. Горский обошелся вовсе без молодых героев. Зато в поздние времена картина стала начинаться их появлением в костюмах, в которых они были в предыдущей сцене на площади. Китри и Базиль танцевали нежный дуэт, который впоследствии купировали. Сцена на поляне часто меняла свое место в спектакле. Она то происходила между сценой на площади и кабачком в 1869 году, то открывала странствия Дон Кихота в 1871 (отсюда у Санчо куль с домашними запасами). У Горского она уступила очередность кабачку, но затем в Ленинграде снова опередила его. Авторы таких перемен стремились улучшить драматургию балета в целом. Однако вряд ли для зрителя «Дон Кихота» логика последовательности событий играет важную роль.

Кабачок. По случаю праздника много гостей. Пляски под звук кастаньет. Вбегает Китри, она ищет убежища от преследующих ее Гамаша и Лоренцо. Девушки прячут беглянку в импровизированный цветник из букетов. Появляются отец и жених. Сначала их обманывают, Жуанитта намеренно кокетничает с Гамашем. Преследователи выходят, танцы возобновляются. Китри присоединяется к гостям. Внезапно возвращаются Лоренцо и Гамаш, им удается схватить девушку.

Таковым был сюжет этой картины в 1869 году. Однако уже в 1871 году далее последовал важный финал сцены.

На шум вбегают Дон Кихот и Санчо Панса. Рыцарь берет Китри под свое покровительство. Лоренцо, схватив половник, пытается ударить Кихота, но тот шпагой отбивает удар, а затем кладет свое оружие к ногам Китри. Та в отчаянии хочет заколоться. Гамаш возмущен этим, он отказывается от неверной. Все уговаривают Лоренцо согласиться на брак Китри и Базиля. Дон Кихот простирает над ними руки.

На этом дополнении к старой сцене в петербургской версии Петипа и кончалась история Китри и Базиля, далее следовали лишь сцены с Дон Кихотом. У Горского в кабачке царствовала плясунья Мерседес. Она завлекала всех и в том числе знакомого зрителю Эспаду. В 1946 году появился неспешный восточный танец (хореограф Анисимова). Главное новшество Горского состояло в том, что он перенес в кабачок ложное самоубийство Базиля. У Петипа в 1869 году оно происходило в последней картине балета. В хореографическом плане вся картина демонстрирует удивительное разнообразие характерного танца. По традиции здесь даже балерина танцевала на каблучках.

Сон Дон Кихота. Рыцарю снятся препятствия, которые мешают его свиданию с Дульциней. Продираясь через густой кустарник, он встречается с огромным пауком. Поразив его шпагой и разорвав паутину, Дон Кихот попадает в прекрасный сад, где царствует дама его сердца, окруженная своими прислужницами. Героя венчают венком, и в честь него исполняется обширный танцевальный дивертисмент. Наконец, все видения исчезают. Кихот просыпается, воображая рядом с собой Дульцинею. Спросонья он обнимает лишь верного Санчо.

В 1871 году Петипа ввел в финал сцены появление герцога и герцогини, которые приглашают рыцаря к себе в гости, то ли желая насмеяться над безумцем, то ли надеясь излечить его. Горский перед «пауком» ввел модный на рубеже веков танец «серпантин». Четверка танцовщиц эффектно размахивала белыми полотнищами, подсвечиваемыми всеми цветами радуги. Расширился и дивертисмент: появилась некая Повелительница дриад, которая вместе с Китри-Дульцинеей и Амуром солирует в прекрасном «цветнике» классической хореографии. В 1946 году ленинградских любителей балета лишили герцога. Сама картина теперь идет после мельниц и перед кабачком. Видения Дон Кихота «объясняются» предыдущим падением с высоты. После дивного сна на сцене продолжается суетливая погоня за молодой парой.

Финальная картина. Приведем три варианта ее сюжета.

Вариант 1869 года. Парк богача Гамаша. Приближается свадебная процессия Гамаша и Китри. Слева появляется Дон Кихот со своим оруженосцем. Когда все во главе с алькальдом готовы к церемонии, вдруг появляется Базиль. Он упрекает Китри в неверности и, вынув шпагу, кидается на нее. Острие пронзает его насквозь. Юноша умоляет хотя бы перед неминуемой смертью быть соединенным с любимой. Лоренцо колеблется, Китри рыдает, Кихот уговаривает Гамаша не противиться последнему желанию несчастного. Алькальд соединяет руки молодых. И вдруг происходит «чудо» — умерший воскресает. Он ловко разыграл всех. Гамаш осознает, что брак с девушкой, которая так любит другого, был бы для него несчастьем. Он дает знак продолжить праздник теперь уже по случаю брака Китри и Базиля. По окончании всеобщего веселья его участники торжественно провожают Дон Кихота и Санчо Панса.

Вариант 1871 года. Зала в герцогском замке. Герцог желает наставить рыцаря на путь истинный. Входит герцогиня и с нею Дон Кихот и Санчо Панса. На празднике присутствуют счастливые Китри и Базиль. Черные невольники ввозят в зал громадный замок. Герцог объясняет, что в нем содержится прекрасная пленница, угнетаемая неизвестным рыцарем. Дон Кихот вызывает этого рыцаря на поединок. Герцог согласен при условии, что Дон Кихот даст клятву в случае поражения вернуться домой и никогда больше не возвращаться к рыцарским похождениям. Дон Кихот клянется, и поединок начинается. Почти сразу рыцарь выбивает шпагу Дон Кихота, и тот признает свое поражение. Вбегает амур, он говорит, что сердце можно завоевать только силой любви. Армия маленьких амуров приступом берет крепость и освобождает пленницу. После этого начинается всеобщее веселье, на которое мрачно взирает побежденный Дон Кихот.

Далее следовал краткий эпилог. Вернувшийся домой Дон Кихот умирает, преследуемый призраками и видениями. Горский этот эпилог опустил. В 1902 году возник первоначальный вариант знаменитого ныне финального дуэта Китри и Базиля. У Петипа Китри танцевала в финале с иным кавалером: вероятно, исполнитель партии Базиля не был виртуозом.

Вариант 1946 года. Праздник в честь свадьбы Китри и Базиля. На почетном месте Дон Кихот. Вдруг некий рыцарь вызывает его на поединок. Тот смело принимает вызов, но, едва скрестив шпаги, падает. Рыцарь снимает доспехи — это Лоренцо, который напоследок решил пошутить. Веселье продолжается, молодые танцуют в честь Дон Кихота. Теперь тот может продолжить путь. Он уезжает, тепло провожаемый всеми.

Ныне в Мариинском театре упразднен и поединок. Зато танцев вдоволь. В начале исполняется фанданго, сочиненное Федором Лопуховым в 1923 году, и отдельная женская вариация. Затем главное — финальный дуэт Китри и Базиля, который с каждым годом становится все эффектнее и виртуознее, особенно в мужских вариациях. В Кировском театре в них блистали — Вахтанг Чабукиани и Борис Брегвадзе, Рудольф Нуреев и Валерий Панов, Михаил Барышников и Фарух Рузиматов. Многим довелось увидеть воочию или по телевидению несравненное исполнение па-де-де москвичами Екатериной Максимовой и Владимиром Васильевым.

На основе спектакля Горского свои редакции «Дон Кихота» создали Рудольф Нуреев (Венская опера, 1966; Австралийский балет, 1972) и Михаил Барышников (Американский театр балета, 1978). Эти спектакли были засняты на видео и интересны, прежде всего, виртуозным мастерством премьеров. Большему распространению «Дон Кихота» в мире препятствует, пожалуй, слабое владение характерным танцем артистами зарубежных трупп и отчасти примитивность музыкальной основы спектакля. Другой бывший петербуржец Джордж Баланчин в своем спектакле под тем же названием не только капитально пересмотрел сюжет, сочинил собственную хореографию, но и заказал композитору Николаю Набокову новую музыку. Хореограф Борис Эйфман на основе музыки Минкуса создал спектакль «Дон Кихот, или Фантазии безумца» (1994). Грустная мысль этого веселого балета в том, что современного Дон Кихота можно найти лишь в сумасшедшем доме.

А. Деген, И. Ступников

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Публикации

Дон Кихот | История, история и факты

Дон Кихот , также пишется Дон Кихот , испанский литературный персонаж 17 века, главный герой романа Дон Кихот Мигеля де Сервантеса. Книга, первоначально опубликованная на испанском языке в двух частях (1605, 1615), касается одноименного потенциального странствующего рыцаря, чья мания величия делает его объектом многих розыгрышей.

Британская викторина

Литературные персонажи: факт или вымысел?

Была ли квиддичная метла Гарри Поттера Нимбусом 2000? От Дон Кихота до Франкенштейна, ответьте на эти вопросы и отправьтесь в полет через мир литературных персонажей.

В начале первой части стареющий мелкий дворянин по имени Алонсо Кихано, очарованный рыцарскими романами, отправляется из своей родной деревни Ла-Манча на поиски приключений. Называя себя Дон Кихотом, он нанимает крестьянина Санчо Пансу своим оруженосцем, пообещав ему управлять островом по завершении их путешествия. Пара попадает в серию комедийных злоключений, в которых Кихот воображает приземленный мир испанской деревни чем-то более захватывающим и опасным.В одном памятном эпизоде ​​он атакует ряд ветряных мельниц, считая их гигантскими рыцарями. (Отсюда распространенная фраза «наклониться к ветряным мельницам», означающая нападение на воображаемых врагов.)

Дон Кихот уклоняется от попыток друзей и соотечественников благополучно вернуть его домой, одновременно доказывая, что, несмотря на свое очевидное безумие, он хороший и благородный и завоевавший восхищение и преданность Панзы. После многочисленных унижений он наконец отбрасывает свои иллюзии, возвращается домой и умирает.

Дон Кихот считается историками литературы одной из самых важных книг всех времен и часто упоминается как первый современный роман. Персонаж Дон Кихота стал архетипом, и слово донкихот , использовавшееся для обозначения непрактичного стремления к идеалистическим целям, вошло в обиход. Было произведено множество экранизаций истории Дон Кихота для фильмов, телевидения и сцены ХХ века, в частности бродвейский мюзикл « Человек из Ла-Манчи » (1965) Дейла Вассермана, Митча Ли и Джо Дариона, источника известной песни « Невозможная мечта (Квест).”

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Многообразие воображаемого человека из Ла-Манчи

Изображение пролога к первой части книги «Дон Кихот».

Когда Дон Кихот хотел стать великим рыцарем Ла-Манчи, «первое, что он сделал, — это очистил некоторые доспехи, которые принадлежали его предкам и веками лежали в забытом углу, покрытые ржавчиной и плесенью» ( Ормсби 27).Когда el ingenioso hidalgo de la mancha надевает устаревшие доспехи, физическая реальность рыцарей в Испании начала 17 -х годов контрастирует с их воображаемыми мифами рыцарской культуры. Подобно доспехам Дон Кихота, испанские рыцари, или кабальеро , к 1605 году устарели как храбрые воины. Поскольку христианская Испания замедлила свои завоевательные кампании против мусульманских земель, кабальеро чаще управляли территорией, чем вооружались копьем.Как объясняет Уильям Чилдерс в Transnational Cervantes (2006), консолидация территорий превратила испанских рыцарей в «придворных», которые «продолжали учиться. . . важная престижная функция »(30). Эти рыцари, ставшие правителями территорий, утверждали свои позиции власти в испанской нации семнадцатого века, хвастаясь славной, часто приукрашенной родословной рыцарского служения короне. Кроме того, многие члены «мелкой знати» пытались получить идальго , или статус джентльмена, также требуя записи рыцарской военной службы (Чайлдерс 34).Как и сам Дон Кихот, испанцы раннего Нового времени были увлечены рыцарскими легендами прошлого, несмотря на то, что настоящих рыцарей в доспехах почти не существовало.

В Дон Кихот, Сервантес обращает внимание на то, как воображаемые «реалии» рыцарских легенд приобрели доверие в испанском обществе и литературе. Вместо того, чтобы указывать на их вымышленные компоненты, книги, содержащие рыцарские легенды, представлялись как исторические отчеты и ссылались на другие известные источники, чтобы добавить реализма к воображаемым «реальностям», которые они создали.В prólogo Дон Кихот, Сервантес жалуется другу, что у него недостаточно ученых ссылок, чтобы кто-либо мог серьезно отнестись к его рассказу. Его друг отвечает длинным списком фигур из Библии и древности, говоря Сервантесу, «no hay más sino que vos procuréis nombrar estos nombres, o tocar estas historyias en la vuestra, que aquí he dicho, y dejadme a mí el cargo de poner las anotaciones y acotaciones » (12)« все, что вам нужно сделать, это процитировать эти имена или сослаться на эти истории, которые я упомянул, и предоставить мне вставить аннотации и цитаты »(Ormsby 12).Автор также предваряет свой рассказ сонетами и письмами вымышленных выдающихся личностей. Сервантес имитирует как архетипическую сказку о рыцарском рыцаре своим рассказом о Дон Кихоте, так и способы, которыми писатели рыцарских сказок физически наполняли свои книги множеством ссылок для создания этоса. Заполняя физическую реальность своего романа prólogo , полным отсылок к Библии, древности и вымышленным сонетам и письмам, Сервантес предлагает своим читателям прочитать произведение как пародию на мифы рыцарской культуры и рыцарские книги.

Однако не все читатели читают Дон Кихот как пародию на рыцарские книги или как пародию на рыцарские книги по тем же причинам. Какими были другие воображаемые «реальности» «Дон Кихот» для некоторых других его читателей? Как эти другие читатели взаимодействовали с физической реальностью текста Дон Кихот , чтобы поддержать свою воображаемую реальность?

Цитируемых работ

Сервантес Сааведра, Мигель де. El Ingenioso Hidalgo: Don Quijote De Al Mancha .Буэнос-Айрес: Эспаса-Кальпе, Аргентина, 1940. Печать.

———. Дон Кихот: перевод Ормсби, исправленный, предыстория и источники, критика . Эд. Джозеф Р. Джонс и Кеннет Дуглас. Пер. Джон Ормсби. Нью-Йорк: W.W. Нортон, 1981. Печать.

Чайлдерс, Уильям. Транснациональный Сервантес . Торонто: University of Toronto Press, 2006. Печать.

Дон Кихот | Encyclopedia.com

Введение
Биография автора
Краткое содержание сюжета
Персонажи
Темы
Стиль
Исторический контекст
Критический обзор
Критика
Источники
Для дальнейшего изучения

В 1605 году появился роман, ставший одним из самых любимых рассказов европейской литературы.Это была история Дон Кихота, высокого худощавого странствующего рыцаря верхом на своем ошибающемся коне, со своим пузатым неграмотным оруженосцем Санчо Панса. Эти эксцентричные персонажи так же известны, как Синдбад, Тарзан, Одиссей, Гамлет или Супермен. Дон Кихот был немедленно принят своими соотечественниками; это свидетельство романа и яркой характеристики Мигеля де Сервантеса Сааведры о том, что персонаж Дон Кихота до сих пор используется для насмешек над политиками и высмеивания самодовольных.

Оригинальный рассказ, El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha , сразу стал популярным — только в 1605 году было выпущено шесть изданий — и никогда не терял своей известности. Сервантес не только создал одну из величайших комических фигур мировой литературы, но и с помощью своих реалистических и гуманистических приемов создал, как утверждают некоторые критики, современный роман.

Часть I рассказа Дон Кихота появилась в 1605 году и была дополнена через десять лет — через год после того, как узурпатор, Авельянеда, опубликовал ложное продолжение, — частью II.В обеих частях романа Дон Кихот живет в мире, созданном его воображением, подпитываемым его одержимостью рыцарскими сказками. Он жаждет воскресить этот мир, о котором давно читал: рыцарство, битвы с великанами и злыми рыцарями, спасение добродетельных девушек. Вместо этого Дон Кихот имеет дело с ветряными мельницами, постельным бельем и множеством разочарований. По пути он находит друга, Санчо, который помогает Дон Кихоту в надежде разбогатеть. Этот динамичный дуэт на протяжении веков снабжал читателей юмористическими, но острыми рыцарскими сказками.

Сервантес родился в Алькале-де-Энарес 19 сентября 1547 года. Мало что известно о его раннем детстве, кроме того, что это было странствующее существование; его отец, парикмахер-хирург, постоянно переезжал с семьей из города в город в поисках работы. Предполагается, что образование Сервантеса было минимальным, хотя он, похоже, получил некоторое образование от иезуитов в Севилье.

В 1569 году его учитель Лопес де Ойос опубликовал в Мадриде четыре своих стихотворения. Затем Сервантес отправился в Италию, возможно, в результате дуэли с доном Антонио Сигурой.В Риме Сервантес служил избранному кардиналу Джулио Аквавиве. В 1571 году он записался в испанское ополчение, чтобы сражаться за Дон Хуана Австрийского против турок-османов при Лепанто. Во время этого боя он получил две пули в грудь и одну в левую руку, в результате чего он навсегда остался инвалидом. В 1572 году он присоединился к кампании дона Хуана, чтобы сражаться при Наварино, Корфу и Тунисе. Вернувшись в Испанию в 1575 году, он попал в плен к алжирским корсарам.

Сервантес получил высокую цену за своих похитителей.Сервантес, как записано в Informacion (документ, основанный на свидетельских показаниях, чтобы опровергнуть своих врагов и избежать испанской инквизиции), поддерживал настроение своих товарищей по заложникам. Он безуспешно пытался увести их в несколько побегов. Наконец, в 1580 году монахи-тринитарии заплатили его высокий выкуп, вероятно, полученный от семьи и друзей. Освободившись, он вернулся в Испанию великим героем. Несмотря на свою известность, он остался без работы, а его семья была в нищете.

Он не имел успеха как драматург, потому что не мог конкурировать с монополией Лопе де Вега.Он писал стихи, но это приносило мало денег. Его единственный ребенок, Изабель де Сааведра, стал результатом романа с актрисой по имени Ана Франка де Рохас. В 1584 году он женился на молодой женщине Каталине де Салазар-и-Паласиос.

В 1585 году Сервантес опубликовал La Galatea . Он стал комиссаром, затем сборщиком налогов. Поскольку его зарплата часто задерживалась, он зарабатывал деньги, отдавая свои налоговые сборы под проценты. Когда такая сделка провалилась, его расследовали. Это несколько раз приводило его в тюрьму.Во время одного из таких тюремных сроков в 1597 году он задумал историю, которая стала Дон Кихотом .

С публикацией книги El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha Сервантес стал известен во всем мире. Хотя недостаточная защита авторских прав лишила его богатства, покровители позволили ему поселиться в Мадриде и написать больше романов. Его последние работы включали в себя вторую часть саги о Дон Кихоте и Los trabajos de Persiles y Sigismunda , завершенные за три дня до его смерти в апреле 1616 года.

Часть I

Дон Кихот открывается прологом. Однако большая часть пролога посвящена обсуждению того, что должен включать в себя пролог, предлагая читателю некоторое представление о том, чего может ожидать аудитория семнадцатого века.

Дон Кихот — это история Алонсо Кихано, пожилого джентльмена из Ла-Манчи. Он читает столько рыцарских романов, что теряет рассудок. Как сообщает рассказчик: «Практически не выспавшись и так много читая, он высушил свой мозг и потерял рассудок.»

Дон Кихот решает стать странствующим рыцарем, то есть рыцарем, который путешествует по сельской местности, совершая добрые дела и ища приключений. Он надевает старые доспехи, садится на костлявую старую лошадь, которую он называет Росинантом, и переименовывает себя в Дон. Кихот де Ла Манча. Он также назначает крестьянку Альдонсу Лоренцо своей возлюбленной и переименовывает ее в Дульсинею дель Тобосо. Подобно древним рыцарям, Дон Кихот совершает добрые дела во имя Дульсинеи, хотя она и не знает, что она является объектом внимания пожилого мужчины.

Затем Дон Кихот едет в поисках приключений. Так же, как он считает себя рыцарем, он представляет себе, что местная гостиница — это замок, а трактирщик — кастелян. В результате его безумия и странного поведения группа путешественников избила его.

После избиения он идет домой, где его допрашивают местный священник и парикмахер. Обеспокоенные, они решают излечить его от безумия, сжигая его книги. Дон Кихот приписывает пропавшие книги воровскому волшебнику.

Вскоре он отправляется в новое приключение, на этот раз в сопровождении Санчо Пансы, грубого крестьянина.В очень известной сцене Дон Кихот принимает ветряные мельницы за гигантов и бросается на них своим копьем. Когда Дон Кихот понимает, что напал на ветряную мельницу, он говорит, что тот же волшебник, который украл его книги, также превратил гигантов в ветряные мельницы.

Дон Кихот и Санчо ждут еще нескольких приключений, в том числе принять два стада овец за армии и похороны за парад монстров. Кроме того, они освобождают некоторых заключенных, которые собираются стать рабами на галерах. Дон Кихот отправляется в горы, чтобы поститься и молиться о своей любви, Дульсинеи, и посылает Санчо Пансу с посланием к Дульсинеи.Друзья Дон Кихота перехватывают Санчо и узнают, где находится его хозяин. В конце концов они заманивают Дон Кихота домой, надеясь, что смогут обезопасить его.

Часть II

Друзья Дон Кихота не могут долго держать его дома. Дон Кихот и Санчо Панса снова отправляются на поиски приключений, на этот раз встретившись с Лесным Рыцарем (переодетым деревенским студентом, обещавшим помешать приключениям Дон Кихота), присоединившись к свадьбе и разрушив бродячий кукольный спектакль.

Второй том романа также включает длинный раздел, в котором Дон Кихот и Санчо Панса остаются с герцогом и герцогиней, которые читали о знаменитых приключениях пары. Герцог и герцогиня разыгрывают ряд фокусов с Дон Кихотом, включая «разочарование» Дульсинеи и возведение на престол Санчо как правителя острова.

Затем Дон Кихот и Санчо решают отправиться в Барселону, где их ждут дополнительные приключения. Наконец, студенческая фирма из предыдущего эпизода находит Дон Кихота и бросает ему вызов.Дон Кихот побежден. Он решает вернуться домой и стать пастырем.

По возвращении домой Дон Кихот заболевает. Он наставляет свою племянницу и домработницу: «Отведи меня в постель, потому что я совсем плохо себя чувствую, и просто помни: будь я странствующим рыцарем, как сейчас, или пастырем, позже, я никогда не остановлюсь. делаю для вас все, что нужно, как вы убедитесь в этом мероприятии «.

Хотя друзья пытаются подбодрить его, Дон Кихот становится все слабее и слабее. Наконец он пишет свое завещание и, по-видимому, приходит в себя:

Я сошел с ума, а теперь в здравом уме; Я был Дон Кихотом де Ла Манча, а теперь, как я уже сказал, я Алонсо Кихано Добрый.Я молюсь, чтобы мое покаяние и моя честность вернули мне то хорошее мнение, которого когда-то придерживалась ваша милость.

Отказавшись от рыцарства и романтики, Дон Кихот принимает свои последние обряды и впоследствии умирает. Он оставляет наследство Санчо и его племяннице, поручив ей выйти замуж за человека, который никогда не читал рыцарских книг.

Парикмахер

См. Мастер Николас

Пленный капитан

См. Перес де Вьедма

Карденио

Карденио влюблен в Лусинду, но Дон Фернандо обманывает его.Увидев их свадьбу, он прячется в пустынной горной местности. Найденные священником и парикмахером, они находят женщину, обиженную доном Фернандо. Вместе они приводят Дон Кихота и возвращаются в гостиницу, где воссоединяются Карденио и Лусинда.

Сансон Карраско

Карраско — ученый и историк, который рассказывает Дон Кихоту и Санчо Пансе о книге, написанной об их приключениях. Карраско, кажется, поощряет Дон Кихота снова кататься верхом, но затем он становится Рыцарем Зеркал, чтобы убедить Дон Кихота вернуться домой.Когда Карраско побежден, он снова пытается стать Рыцарем Белой Луны. На этот раз он добивается успеха и приказывает Дон Кихоту вернуться домой на один год. Карраско, в отличие от Цирюльника и Викария, действительно уважает и любит Дон Кихота и беспокоится о безопасности старика. Дон Кихот благодарит его, делая его исполнителем своей воли — должностью доверия. Карраско также пишет эпитафию Дон Кихоту.

Священник

См. Педро Перес

Дульсинеа дель Тобосо

См. Альдонса Лоренцо

Дон Диего де Миранда

Дон Диего — мудрый джентльмен из Ла-Манчи.Он обеспокоен безумием Дон Кихота и является свидетелем его победы над львом. Как здравомыслящий человек он представляет, каким был бы Дон Кихот, если бы он не был одержим рыцарскими сказками.

Gines de Pasamonte

Пасамонте — известный преступник, освобожденный Дон Кихотом. Он не благодарит Дон Кихота и даже выбивает ему зубы камнем. Позже он крадет задницу Санчо.

Перес де Вьедма

Спутник Марии, Перес де Вьедма, плененный капитан, рассказывает Дон Кихоту о своем рабстве в Алжире.Его рассказ основан на опыте самого Сервантеса в плену в Алжире.

Доротея

Доротея сбегает в монастырь, чтобы не выйти замуж за Дона Фернандо. Он забирает ее и проводит домой, когда они встречают Карденио и Лусинду.

Герцогиня

Герцогиня основана на Марии Луизе де Арагон, герцогине Вильяэрмоса. Санчо — ее любимый персонаж в истории, и она уделяет ему много внимания. По ее одобрению Санчо становится губернатором небольшой деревни.

Герцог

Герцог Вильяэрмоса, основанный на историческом образе дона Карлоса де Борха, был добросердечным и богатым человеком. Он прочитал первую часть книги «Дон Кихот » и надеется подшутить над Дон Кихотом и Санчо.

Дон Фернандо

Дон Фернандо — богатый и эгоистичный мужчина, который крадет женщину своего друга, Лусинду. В процессе он влияет на жизнь другой женщины, своей возлюбленной Доротеи.

Roque Guinart

Roque Guinart подобен Робин Гуду; он ворует только у богатых.Дон Кихот и Санчо путешествуют с группой Рока в течение трех дней, пока их не доставят другу Роке в Барселону.

Домработница

Один из нескольких обычных персонажей, домработница Дон Кихота — женщина «около сорока», которая обвиняет рыцарские книги в безумии своего хозяина и хочет, чтобы их все сожгли.

Рыцарь зеленого плаща

См. Дон Диего де Миранда

Media Adaptations

  • В 1984 году Universal выпустила игру на лазерном диске под названием «Супер Дон Кихот».«Это было похоже на Логово Дракона , и игроком был рыцарь по имени Дон, который должен был спасти Изабеллу от ведьмы. Санчо Панса даже идет за ним, но, как и следовало ожидать, мало чем помогает.
  • Дон Кихот много раз адаптировался как балет. Знаменитые танцоры, в том числе Михаил Барышников, выступали в различных постановках. Рудольф Нуриев поставил постановку в 1973 году. Он также танцевал партию Базилио. Кировский балет исполнил Дон Кихот в постановке Петопии. и Горский в 1988 году.Татьяна Терехова была звездной исполнительницей. Нина Ананиашвили снялась в спектакле в 1992 году.
  • «Дон Кихот» несколько раз снимался в немом фильме. Эдвард Диллон поставил ДеВольфа Хоппера-старшего, Фэй Тинчер и Макса Дэвидсона в 1915 году. Морис Элви снял еще одну немую версию в 1923 году; в его фильме снимались Бертрам Берли и Сидней Фэйрбратер.
  • Драматические экранизации произведены в России. Первый, который содержал удивительную сцену с ветряной мельницей, известен как Don Quichotte .Георг Вильгельм Пабст поставил рассказ в трех лингвистических версиях с использованием в основном одного и того же актерского состава: французского, английского и немецкого. Федор Шаляпин-старший играет Дон Кихота. Спустя несколько лет появился Дон Кихот (1957). В постановке Григория Козынцева снялись Николай Черкасов в роли Дон Кихота и Юрий Толубеев в роли Санчо Пансы. Олег Григорович поставил версию, известную как «Дон Кихот возвращается» (1966). Киноверсия фильма « Дон Кихот для детей» была выпущена компанией «Мосфильм» в 1965 году.Евгений Карелов поставил актерский состав, в который вошли Анатолий Папанов, Вера Орлова и Владимир Коренев.
  • Было выпущено много адаптации на испанском языке. «Дон Кихот де ла Манча» «» был поставлен Рафаэлем Хилем в 1948 году. В нем Рафаэль Ривеллес сыграл Дон Кихота, а Хуан Кальво — Санчо Панса. Совсем недавно в 1997 году Romagosa International Merchandising, S.L. снял для телевидения мультсериал под названием Don Quixote of La Mancha .
  • Израильская версия истории была выпущена в 1956 году. Дэн Кихот V’Sa’adia Pansa , также известный как Don Quixote и Sa’ad Pancha , был направлен Натаном Аксельродом.
  • Австралийская версия сериала «Дон Кихот » (1973) снята Робертом Хелпманном и Рудольфом Нуреевым.
  • Хесус Франко и Патси Иригойен закончили черно-белое произведение Орсона Уэллса «Дон Кихот » в 1992 году. Первоначальным рассказчиком был Орсон Уэллс, но Константино Ромеро рассказывает в новой версии. Хосе Медиавилла — это Дон Кихот, а Хуан Карлос Ордонес играет Санчо Панса.
  • Элвин Ракофф направил Дон Кихота де ла Манча для BBC-TV в 1973 году. Розмари Лич сыграла Дульсинею, а Бернард Хептон сыграл Дон Кихота.
  • Дейл Вассерман написал оригинальную телевизионную пьесу « Дон Кихот » в 1959 году. Эта версия в конечном итоге превратилась в мюзикл « Человек из Ла-Манчи ».
  • Объединяя пьесу Дейла Вассермана с музыкой Джо Дариона, « Дон Кихот» был преобразован в мюзикл « Человек из Ла-Манчи » United Artists в 1972 году.Дон Кихота играл Питер О’Тул, но поющий голос принадлежал Паоло Гозлино. Софи Лорен сыграла Дульсинею, а Санчо Панса сыграл Джеймс Коко.
  • Дон Кихот Сервантеса: Мультимедийный сборник рассказов — Windows CD-ROM был выпущен TDC в 1997 году. Интерактивная история с иллюстрациями Мануэля Буа знакомит детей с Испанией времен Дон Кихота и рассказывает историю знаменитого странствующего рыцаря.

Альдонза Лоренцо

Чтобы быть полным рыцарем, нужна леди.Дон Кихот выбирает местную женщину Альдонзу Лоренцо и переименовывает ее в Дульсинею. Она не играет главной роли в романе, но остается идеалом женственности в сознании Дон Кихота. Он решает делать добрые дела в ее честь. Дульсинея появляется в романе трижды: доставка письма; появление в «зачарованном» виде верхом на осле за пределами Эль-Тобосо; и, наконец, в видении в Пещере Монтесинос.

Лусинда

Дон Фернандо бросил ее ради Доротеи, и она убегает, чтобы жить тихой пастушьей жизнью.Она умная женщина, которая играет роль принцессы и тем спасает Цирюльника от трансвестизма. Играя эту роль, она воссоединяется с Доном Фернандо.

Мария

См. Лела Зорайда

Принцесса Микомикона

См. Лусинда

Мастер Николас

Мастер Николас, деревенский парикмахер, помогает сохранить часть библиотеки Дон Кихота. Он и викарий работают над тем, чтобы вернуть Дон Кихота в его поместье, и при этом развлекаются.Цирюльник, как и викарий, действует из лучших побуждений, но жестоко по отношению к Дон Кихоту. В своей двуличности они аллегорически изображают добрую бесчеловечность человечества по отношению к человеку.

Племянница

См. Антония Кихано

Санчо Панса

Санчо Панса — сосед Дон Кихота. Он неграмотный рабочий, который записывается в оруженосец Дон Кихота в надежде стать губернатором острова в награду за какое-нибудь приключение. Поначалу Санчо был робким персонажем. Однако постепенно Санчо становится более разговорчивым, полным пословиц и сторонником безумия Дон Кихота.Он также действует как шут или архетип gracioso (шутовский персонаж испанской комедии).

Хотя он по-прежнему надеется на финансовое вознаграждение от своей связи с Дон Кихотом, Санчо признает, что он счастлив быть с Дон Кихотом, участвуя в диких приключениях. В конце концов, он получает должность губернатора острова, и его решения руководства удивляют всех своей мудростью. Он веселый, круглый и мудрый.

Педро Перес

Перез, священник, друг семьи, проповедующий доброжелательность и дружелюбие.«Он считает своим долгом помочь Дон Кихоту прийти в себя. Сначала священник и цирюльник устраивают инквизицию и сжигают рыцарские книги. Позже они принимают более активное участие в приключениях Дон Кихота и приносят его домой в клетке.

Алонсо Кихано

См. Дон Кихот

Антония Киксано

Племянница Дон Кихота ненавидит рыцарские сказки и восхищение ими своего дяди. Она умоляет его оставаться дома и оставаться в здравом уме.Стремясь обуздать Дон Кихота, она охотно помогает сжечь многие его книги.

Дон Кихот

Алонсо Кихано — пятидесятилетний мужчина, который читает рыцарские сказки, пока не начинает пренебрегать своими домашними делами. В конце концов он решает, что для своей собственной чести и чести государства он должен возродить профессию странствующего рыцаря. Поэтому он надевает свои доспехи и становится Дон Кихотом, человеком из Ла-Манчи и рыцарем скорбной фигуры. Недовольный современным миром, он берет на себя задачу вернуть золотой век героизма и рыцарства.

В первой части романа Дон Кихот терпит физическое унижение. В некоторых случаях он агрессивен и довольно опасен. Во многих случаях он бросается в битву за приключениями только для того, чтобы рухнуть на землю с разбитым копьем осколками и синяками на теле. Он мудр в пути странствующих рыцарей, и его речь о важности ученого — хороший тому пример.

Воскрешенный во второй части романа, он становится тощей фигурой, возвышающейся над испанским пейзажем.Благодаря публикации первой части он прославился. Однако, в отличие от его прежних приключений, он постепенно восстанавливает рассудок. Это становится более очевидным, когда он начинает называть трактир трактиром; кроме того, он допускает интерпретацию реальности. «Бог знает, существует ли Дульсинея на земле или нет. Я созерцаю ее в ее идеале». Дон Кихот становится мудрее и с меньшей вероятностью набросится на ярость, окружавшую его в первой части.

По мере того, как Дон Кихот пытается вернуться к здравомыслию, люди пользуются его славой и поощряют его в его заблуждениях.Его поражение от рук Рыцаря Белой Луны сокрушает его разум и тело. Это приводит к его скорой смерти.

Рваный

См. Карденио

Лела Зорайда

Лела Зорайда, известная как Мария, — мавр, сбегающая с пленным капитаном. Она хочет стать христианкой.

Любовь

Любовь — главная тема романа. Он действует как движущая сила странствующих рыцарей. В нескольких реальных приключениях (например, Доротея и Карденио или Базилио и Китерия), где речь идет о принудительном спряжении, любовь побеждает все: «настоящая любовь не может быть разделена, но должна быть свободной и раскованной.«В каждой из этих встреч есть уроки о природе любви. Эти уроки изложены в стиле ABC в« Повести о необоснованном любопытстве ». Любовь также допускает прощение, даже в случае убийства — как в случае с Клаудией. и Дон Висенте.

Тема любви никогда не затрагивает характер Дон Кихота.Он благосклонно говорит об истинной любви и предотвращает ссору (как в ситуации с Камачо Богатым), но потому, что тема любви имеет дело с тем, что есть правда, в действительности Дон Кихот не играет никакой роли во многих встречах, происходящих в романе.Фактически, в случае Лусинды и Дона Фернандо, Дон Кихот спит и мечтает, когда происходит их напряженное воссоединение.

Война и мир

«Есть два пути… по которым люди могут путешествовать и достигать богатства и славы: один — путь письма, другой — путь оружия». Дон Кихот выбрал оружие. Фактически, он считает, что борьба за правое не менее важна, чем все остальное. Он не очень-то верит в современную войну; вместо этого он предпочитает древние рыцарские поединки, в которых один человек сталкивается с другим.

Также есть стремление к миру. Дон Кихот своими словами и действиями предпочитает аркадскую жизнь. Он превосходно защищает искусство поэзии и в конце концов желает вести простую пастушескую жизнь без упоминания о мести за свою честь. Санчо отдает предпочтение этой тихой альтернативе, когда задается вопросом о погоне. Герцог говорит нам, что все правители участвуют в погоне, чтобы сохранить свои навыки свежими, поскольку «погоня — это образ войны». Но Санчо задается вопросом, не бесполезно ли постоянно вести войну, «убивая животное, которое никому не причинило вреда.То же самое можно сказать и о других жертвах попыток Дон Кихота возродить странствующий рыцарь.

Страх

В жизни странствующего рыцаря поклонники, поклонники и оруженосцы часто поднимают тему страха. постоянный страх за свою безопасность и за безопасность своего хозяина. Однако, как Санчо признается своей жене, такая жизнь делает его счастливым. Ибо, залезет ли он на дуб или убегает, Санчо просто счастлив быть частью И это приключение — главное: как считают и Дон Кихот, и Санчо, лучше попробовать и, возможно, потерпеть неудачу, чем не пытаться вообще.

На пике своих возможностей, сразу после победы над Рыцарем Зеркал, Дон Кихот проходит окончательное испытание на отвагу. Перед лицом этого испытания Дон Кихот открывает правду о страхе. «Страх… сделает [опасность] вдвое больше». Впоследствии он сталкивается со львом и побеждает его. Все впечатлены этим подвигом, хотя рассказчик преуменьшает значение этого события. Истинное достижение — это готовность Дон Кихота противостоять своим страхам.

Здравомыслие и безумие

Дон Кихот становится одержимым идеей странствующего рыцаря до такой степени, что теряет себя.Его потеря разума похожа на потерю любого человека, который чем-то становится одержим. Как он говорит своей племяннице, «если бы эти рыцарские мысли не монополизировали все мои способности, я бы ничего не смог сделать…».

Действительно, Дон Кихот никогда не сходит с ума, он просто потакает — в полной мере — своему воображению. Это сознательное усилие », и именно здесь проявляется тонкость моего плана. Странствующий рыцарь, который сходит с ума по уважительной причине, не заслуживает похвалы; весь смысл состоит в том, чтобы сойти с ума без причины.«То есть, если бы странствующий рыцарь был в моде, Дон Кихот не был бы уникален. Если ему удастся возродить рыцарство, он станет знаменитым.

Смысл странствующих рыцарей Дон Кихота состоит в том, чтобы воплотить в жизнь фантазии. фантазия даже на короткое время — это больше, чем могло бы сказать большинство идальго. Его друзья невольно осуществляют его желание лучше, чем он мог бы надеяться. Все выигрывают, потому что «больше всего миру нужно было много странствующих рыцарей» и, действуя в его фантазиях, его друзья помогают возродить традиции странствующих рыцарей.

Фактически, именно их потворство — их сотрудничество с фантазией — осуществило мечту Дон Кихота и «поразило [его], и впервые он почувствовал себя полностью убежденным в том, что он был странствующим рыцарем на самом деле, а не в воображении». . » К сожалению, безумие Дон Кихота — единственный способ для взрослых сыграть в серьезном мире Золотого века Испании.

Структура

Сервантес переключает стиль повествования, который Боккачо использовал в Decamaron — известном сборнике сказок, — на более современный стиль.Как и «Декамарон », «Дон Кихот » — средневековое произведение, в котором персонажи включают в себя новеллы, старинные баллады и легенды. Сервантес сочетает этот стиль с рыцарским жанром. Этот гибридный стиль считается инновационным.

Еще одним результатом уникального стиля Сервантеса является то, что у его персонажей есть собственные независимые, интересные истории. Чтобы компенсировать это, Сервантес добавляет устройство найденной рукописи; Глубоко погрузившись в рассказ, читатель обнаруживает, что рассказ — это часть рукописи, найденной в руинах старого здания.Фактически, история — это работа Сиде Хамете Беренгена, «автора нашей подлинной истории».

Этот хитроумный стилистический прием не меняет тон повествования, присущий всеведущему, вездесущему и веселому рассказчику. Эта двуличность повествования только добавляет произведению иронии. Персонажи осознают, что они являются персонажами рассказа, который рассказывает рассказчик, который щедро цитирует найденный манускрипт. Кроме того, в меланж смешаны и другие повествовательные точки зрения.Потенциальное наслоение — предвосхищение более поздних русских повествовательных форм — сведено к минимуму пикантностью.

Сатира

Дон Кихот — сатира на испанские условия на момент написания романа. Это достигается путем интерпретации архетипа Испании — странствующего рыцаря как грозного, благородного и безупречного — в реалистичных терминах. Например, в конце первого раздела Дон Кихот отвечает на зов природы — перерывы в ванной не являются частью рыцарских сказок.

Picaresque

Don Quixote превращает рыцарскую сказку о приключениях в живописную. Этот тип повествования рассказывает о юмористических приключениях негодяя, такого как Жин де Пасамонте (который работал над рукописью о своих приключениях), находясь в дороге, часто путешествуя на большие расстояния. Пикареск часто бывает сатирической сказкой.

Темы для дальнейшего изучения

  • Обсудите важность чтения в романе и в жизни персонажей.Обязательно изучите как отрицательные, так и положительные примеры из рассказа.
  • Дон Диего считает, что «если бы законы и постановления странствующего рыцаря были утеряны, они были бы найдены в сердце вашего поклонения, как в их правом хранилище и архиве». Что он имел в виду под этим? Что такое кодекс странствующего рыцаря по Дон Кихоту? Как это соотносится с настоящим рыцарским кодексом?
  • Найдите искажения характера Дон Кихота в средствах массовой информации, в фильмах или в мультфильмах.Сравните эти версии с оригинальным персонажем книги. Как менялся образ Дон Кихота с течением времени?
  • Испанское пребывание в качестве сверхдержавы было испорчено чрезмерными военными расходами и отсутствием инвестиций в бизнес и промышленность. Чем опыт Испании как сверхдержавы контрастирует с опытом Соединенных Штатов? Постигнет ли Соединенные Штаты та же участь, что и Испанию? Почему или почему нет?
  • Изучите смысл истории о сумасшедшем и эксперименте с собакой в ​​начале

Ирония

Техника иронии уходит корнями в характер Эйрона.Этому персонажу греческой комедии всегда удается перехитрить Алазон. Этот термин стал обозначать момент, когда слова выражают нечто иное, чем их буквальное значение. Результат часто бывает намеренно юмористическим. Сервантес применяет эту технику на многих уровнях.

В процессе Сервантес разрушает барьеры между зрелостью и фантазией. Дон Кихот и Санчо настолько известны к началу второй части романа, что они могут иметь человека, который в определенной степени помогает им судить о правдоподобности их истории — они осознают себя как вымышленные персонажи.Это приводит к другим шуткам о том, сказал ли персонаж, рассказчик или писатель то-то и то-то.

Фактически, это происходит в начале второй части романа. Там Санчо удивляет рассказчика и читателя своей умной речью — или он все время симулировал свою глупость. Хотя аудитория должна знать правду, во многих моментах Дон Кихота правда — это то, чем вы хотите, и в этом заключается ирония.

Диалог

В шестнадцатом и семнадцатом веках диалог превратился в художественную технику.В то время диалоги в историях или «романах» были плоскими, представляя и обсуждая идеи; затем приемы драматурга были включены в диалог, и эта техника использовалась, чтобы показать характер и мотивацию, а также продвинуть действие рассказа. Практика Сервантеса как драматурга позволила ему использовать диалог в увлекательной, непедантичной манере.

Дон Кихот — отличный пример ранней попытки привнести глубину психологии в персонажа посредством разговора.За двести лет до первого психологического триллера психология — обычно проявляющаяся в манерах и действиях — могла быть раскрыта и признана персонажем.

Первая глобальная империя: Филипп II

Брак короля Фердинанда и королевы Изабеллы в 1469 году объединяет королевство Испания. После победы над маврами в 1492 году, а также финансирования экспедиции Христофора Колумба Испания становится глобальной империей. Испания также извлекает выгоду из ранней формы капитализма среди своих торговых классов — сила, которую Испания ослабляет, депортируя своих еврейских граждан.Однако оставшиеся мавры заполняют пустоту, и Испания процветает.

Используя приток богатства из Нового Света, Испания остается сверхдержавой более ста лет. Консолидированное и мощное руководство переходит к Филиппу II в 1556 году. Он командует пятьюдесятью тысячами солдат, лучшими генералами, флотом из 140 судов и собирает годовой доход в десять раз больше, чем у Англии.

Кроме того, Филипп правит всей Центральной Америкой и некоторыми частями Северной и Южной Америки; также Нидерланды, несколько королевств в Италии, на Филиппинах, протектораты в Европе и Вест-Индии.Испанский двор является самым великолепным, его дворяне гордятся больше всего, а его архитектура представлена ​​на пяти континентах.

Филипп II почти удвоил размер империи, когда он поглотил Португалию и ее владения в 1580 году (Португалия восстанавливает независимость в 1640 году). Однако, несмотря на его пристальное внимание к деталям, экономика Испании начинает приходить в упадок. Цены стремительно растут, а зарплаты не успевают. Промышленность, никогда не являвшаяся сильной частью экономики Испании, просто останавливается.

Эти ужасные обстоятельства усугубляются тем, что войны становятся все дороже.Филипп II становится настолько нетерпимым к протестантам в Англии, беспокоящим его конвои, что обанкротил свое правительство, чтобы профинансировать огромную армаду. Испанская армада отплыла в 1588 году и была разрушена ветрами и штормами. Потеря настолько катастрофична, что Испания отрицает последствия. Экономическая ситуация ухудшается, поскольку Филипп пытается восстановить свою армаду. В результате Испания Дон Кихота — супердержава в упадке.

Филипп III

Придя к власти в 1598 году, Филипп III слаб и совершенно неспособен управлять даже десятой частью империи, оставленной его отцом.Он назначает герцога Лермы править вместо него.

Герцог Лерма направляет больше денег на военные поставки, в частности на испанскую армаду. Неудача по всем направлениям побуждает его искать козлов отпущения. В 1609 году мориски отправляются в Африку (где многие погибают, как христиане, а другие умирают от голода). Потеря лучших представителей промышленного, торгового и банковского классов еще больше ослабляет Испанию. К 1618 году Испания находится в руинах.

Религия

В то время как остальная часть Европы переживает период, известный как Ренессанс, Испания цепляется за свои средневековые ценности.Римско-католическая церковь уступает только монархии по силе. Испания практически управляется католическими законами и философией.

Сравнить и сопоставить

  • 1600s: В 1615 году 40 000 человек выступили в поддержку доктрины Непорочного Зачатия Девы (которая утверждала, что Дева Мария была без Первородного греха). После утверждения это учение становится центральным принципом католицизма.

    Сегодня: Преданность Марии по-прежнему занимает центральное место в практике римского католицизма.Во всем мире есть много святых мест, где она, как полагают, является верующим.

  • 1600s: Испания, самая могущественная страна на Земле, игнорирует свой промышленный и сельскохозяйственный секторы, что в конечном итоге ведет к их упадку.

    Сегодня: Испания, одна из самых здоровых стран Европейского Союза, экспортирует 63% своей промышленной продукции. Это также центр производства небольших автомобилей в Западной Европе. Сельскохозяйственная база Испании с 29 миллионами акров многолетних культур больше, чем у Соединенных Штатов.

  • 1600-е: Испания разрушает армады строительства своей экономики, чтобы выиграть военно-морскую войну против Англии.

    Сегодня: Соединенные Штаты и Россия, потратив триллионы долларов на гонку вооружений, все еще страдают от экономических последствий. В частности, России трудно адаптироваться к капиталистической экономике и она практически переживает финансовый крах.

  • 1600s: Моралисты сетуют на развращающее влияние рыцарских сказок на молодежь.

    Сегодня: Комментаторы винят телевидение, видеоигры, музыку и отсутствие родителей в молодежной культуре, которая считается безответственной и аморальной. Драматические случаи насилия среди молодежи вызывают широкую дискуссию о том, как общество воспитывает свою молодежь.

  • 1600s: На землю, которая в конечном итоге стала Соединенными Штатами, претендует Испания, хотя она населена коренными народами.

    Сегодня: Соединенные Штаты — мировая сверхдержава. Право собственности на землю до сих пор оспаривается коренными жителями в различных частях американского полушария.

Тысячи молодых людей становятся священниками — в это время около 32 000 мужчин составляют доминиканские и францисканские ордена. Некоторые из этих людей образуют секретную, очень могущественную группу: Инквизицию. Эта группа ведет себя как полиция, придерживаясь высочайших стандартов морали; фактически, они наказывают грешников различными наказаниями, от 100 ударов плетью до казни. Испанская инквизиция также преследует представителей других вероисповеданий, особенно евреев и протестантов. В результате многие представители этих вероисповеданий из страха обращаются в католицизм.

Идальго

Первоначально термин, используемый для описания мелкой знати Испании, количество идальго стремительно растет по мере того, как Испания достигает своего апогея в качестве сверхдержавы. Идальго — это любой человек, у которого есть документы, подтверждающие, что он происходит из благородной семьи. Такое наследие означало для идальго, что он заслужил честь, причитающуюся знатному человеку. Следовательно, целая часть населения отказывается от работы и стремится к аристократическому образу жизни; это, наряду с изгнанием тех, кто действительно работал, является еще одним фактором падения Испании.

Читатели всегда любили Дон Кихот . Критики, однако, дали неоднозначную оценку романа. Например, лорд Байрон утверждал, что Сервантес был ответственен за окончательное тушение пламени рыцарства в Европе. Это обвинение повторил английский писатель Форд Мэдокс Форд. Другие негативные рецензенты, такие как Мигель де Унамуно и Джованни Папини, считают « Дон Кихот » блестящим романом, но считают его автора неорганизованным хакером.

Но таких авторов меньшинство.Большинство критиков высоко оценивают достижения романа и автора. Наибольшую похвалу автору дал Виктор Гюго: «Сервантес видит внутреннего человека».

Дон Кихот Популярность распространилась по Европе вскоре после того, как в 1612 году появился первый английский перевод первой части романа. К восемнадцатому веку Сервантес стал литературной иконой. В биографии автора Тобиас Смоллет вспоминал, что высокопоставленные лица, посещавшие Испанию, были потрясены мыслью о том, что Сервантес не получил финансовой поддержки за его вклад в испанскую литературу.В общем, сказал Смоллетт, «Сервантес, независимо от того, считается ли он писателем или человеком, будет признан достойным всеобщего одобрения и уважения».

Уильям Хэзлитт в своих «Стандартных романах и романах» исследовал очень популярный предмет критики Сервантеса — восхитительных персонажей. «Персонажи« Дон Кихота »строго индивидуальны; то есть они не принадлежат к классу самих себя, а образуют их». Хэзлитт приветствовал лингвистическую игру автора и понимание человеческой природы. Кроме того, Сервантес «снабдил всю цивилизованную Европу» большим «количеством намеков», полезных для беседы и проповеди.Хэзлитт причислил Сервантеса и Ле Сажа к числу великих писателей эпохи, опередив Филдинга, Ричардсона, Смоллетта и Стерна на местной английской сцене.

В отличие от лорда Байрона, многие комментаторы были благодарны Сервантесу за то, что, как утверждал Хайнрех Гейне, «искоренил сказки о рыцарстве». Гейне утверждал, что после Дон Кихота «вкус к таким книгам умер». В самом деле, «Сервантес основал современный роман, введя в рыцарский роман верное описание низших классов — дав жизнь людям место в нем.

Карлос Фуэнтес утверждал, что если Дон Кихот — первый современный роман, то его «долг традиции огромен». Другой критик, известный автор Владимир Набоков, согласился:

Я хочу подчеркнуть тот факт, что в романах рыцарей и рыцарей, и они подверглись таким же унижениям и чарам, что и Дон Кихот, — и это, одним словом, Дон Кихот не может считаться искажение этих романов, а скорее логическое продолжение с усилением элементов безумия, стыда и мистификации.

Сервантеса часто сравнивают с его английским современником Уильямом Шекспиром. Например, Уиндем Льюис сравнил персонажа Дон Кихота с Фальстафом. Иван Тургенев в «Гамлете и Дон Кихоте» провел более непосредственное сравнение: в то время как Гамлет представляет собой архетип Северной Европы, Дон Кихот представляет человека из Южной Европы. Этому мужчине присуща тяга к романтическому взгляду на средневековье. Возможно, Дон Кихот более ограничен, чем Гамлет, но он «отражает все человеческое… [он] глубокая река, тихо текущая [с которой] читатель, медленно уносимый ее прозрачными волнами, с радостью смотрит на это поистине эпическое спокойствие.

Полагая, что Сервантес был послан Богом исключительно для того, чтобы дать нам Дон Кихота, Мигель де Унамуно утверждал: «Сервантеса никогда не было, но Дон Кихот существовал». Как будто это было недостаточно ясно, Унамуно категорически заявил: «Я не сомневаюсь в этом. На мой взгляд, Сервантес — типичный пример писателя, значительно уступающего своему творчеству, его Дон Кихоту «. Однако, когда появился роман, Унамуно признал, что Дон Кихот является таким же артефактом для медитации, как и все гомерическое или, для англичан, что-нибудь шекспировское.

Мастер магического реализма Хорхе Луис Борхес считал Дон Кихота своей музой. Его реплики, как правило, анализируют тему действительности: «Каждый роман — идеальное изображение действительности». Он задал неприятный вопрос: «Почему нам неприятно знать, что карта находится внутри карты… что Дон Кихот читает Кихот , а Гамлет — зритель Гамлета ?» Ответ такой: «Эти инверсии предполагают, что если герои рассказа могут быть читателями или зрителями, то мы, их читатели или зрители, можем быть вымышленными.»

Тема безумия — постоянная тема комментариев Сервантеса. Недавняя критика психологической жилки была проницательной. Кэролл Б. Джонсон размышляла об отношениях между Дон Кихотом и его верным помощником Санчо. Он почувствовал гомоэротические элементы в их дружбе. Более того, он считал эти отношения жизнеутверждающим примером того, как мужчины могут дружить с мужчинами.

Кэрролл резюмировал свой взгляд на Кихота: «Безумие Дон Кихота толкает его назад к жизни.Это позволяет ему жить, заниматься целенаправленной и значимой деятельностью и наслаждаться развивающимися отношениями с другим человеком. То есть, как в психологическом, так и в экзистенциальном смысле, уже наблюдаемом Унамуно, единственная значимая жизнь нашего пятидесятилетнего идальго — это его жизнь как сумасшедшего Дон Кихота … [поэтому читатели] опечалены его восстановлением рассудка и его быстрой смертью ».

Дайан Эндрюс Хеннингфельд

Хеннингфельд — доцент колледжа Адриана.Она имеет докторскую степень. в литературе и широко пишет для образовательных издательств. В этом эссе она рассматривает роман Дон Кихот как постмодернистский .

В 1605 году Мигель де Сервантес Сааведра написал первую часть своего гениального романа « El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha », известного на английском языке как Don Quixote . Написанный, потому что Сервантес испытывал финансовые затруднения и ему нужно было немного заработать, книга «Дон Кихот» сразу же имела коммерческий успех.

Действительно, роман был настолько популярен, что в 1614 году другой писатель, подражавший предмету и стилю Сервантеса, опубликовал книгу под названием Segundo tomo del ingenioso hidalgo Don Quixote de la Mancha . Хотя подражание могло быть самой искренней формой лести, Сервантеса это не развеселило. Уже работая над вторым томом «Дон Кихот », он написал в книге главу, осуждающую самозванца и порочащую подражательную работу. Этот второй том был опубликован в 1615 году и снова получил одобрение как критиков, так и народа.

Начиная с семнадцатого века, Дон Кихот стал одним из самых уважаемых и влиятельных романов в западном мире. Он продолжает вызывать критические исследования и споры и был назван самым важным романом из когда-либо написанных, особенно южноамериканскими писателями. Действительно, такие важные писатели, как Мишель Фуко и Хорхе Луис Борхес, оба подробно обсуждали Дон Кихот .

Что в романе делает его предметом стольких литературных исследований спустя столетия после его первой публикации? Возможно, это потому, что роман предлагает читателям почти безграничные возможности для интерпретации.Как утверждает Гарольд Блум в The Western Canon: «Кажется, что нет двух читателей, которые никогда не читали бы один и тот же Дон Кихот …. Сервантес изобрел бесконечные способы разрушить свое собственное повествование, чтобы заставить читателя рассказать историю вместо настороженного автора. . »

Далее, ряд критиков считают, что это первый современный роман. Карлос Фуэнтес, например, в предисловии к переводу Тобиаса Смоллета «Дон Кихот » говорит читателю, что «современный мир начинается, когда Дон Кихот де ла Манча в 1605 году покидает свою деревню, уходит. выходит в мир и обнаруживает, что мир не похож на то, что он о нем читал.

PE Рассел в своей книге Сервантес также прослеживает связи между Дон Кихот и современным романом. Однако наиболее интересными являются утверждения Рассела о том, что книга , а не , похожа на современный роман. Например, , он утверждает, что «пародийная или даже более общая комическая позиция вряд ли является нормой в современном романе». Рассел продолжает: «Двусмысленность книги — еще одна особенность, которую мы едва ли ассоциируем с современным романом.»

Проблема, конечно же, в том, как согласовать многослойный, в высшей степени ироничный, игривый текст Сервантеса с современным романом, который пытается сохранить иллюзию реальности своего вымышленного мира. Рассел мог бы добиться большего успеха, если бы он должен был связать Дон Кихот с постмодернистским романом, который Рассел называл «экспериментальной фантастикой».

Постмодернистская литература занимается повествованием и разрушением повествования, связью между именованием и реальностью и вымыслом, который сам -рефлекторно обращает на себя внимание как на выдумку.Изучая каждый из них по очереди, читатели могут обнаружить, что Сервантес предвосхищает момент постмодерна в «Дон Кихоте ».

Повествование — это, согласно The Harper Handbook of Literature , описание реальных или воображаемых событий, а повествовательная перспектива — это точка зрения, с которой рассказывается история. Повествование требует рассказчика, то есть рассказчика истории. Хотя это может показаться самоочевидным, постмодернизм сделал все отношения между повествователем и повествованием проблематичными.Как и сам постмодернист, Сервантес тоже играет с отношениями.

Что мне читать дальше?

  • Первая книга Сервантеса, La Galatea (1684), — одна из немногих книг в библиотеке Дон Кихота, уцелевших от огня. Произведение представляет собой пасторальный роман.
  • «Образцовые романы » Сервантеса «» состоят из рассказов, которые изображают примеры образцового поведения. Некоторые сказки, такие как «Леди Корнелия», представляют собой традиционные романы из плаща и кинжала. Другие — кафкианские; «Доктор Гласс Кейс» рассказывает историю мальчика-слуги, который поступает в школу.Он сходит с ума, когда влюбляется, и в своем безумии считает, что он сделан из стекла.
  • Последний роман Сервантеса был написан за три дня до его смерти. Опубликованный посмертно, Los trabajos de Persiles y Sigismunda — это резкое обличение разума и науки в пользу идиллий золотого века Испании. Сама история представляет собой квест, поскольку несколько персонажей покидают несовершенное общество и в конечном итоге достигают высшей мудрости.
  • Классическая сатира Вольтера, Candide , представляет собой пикантное приключение, разоблачающее многие претензии Европы 1750-х годов.Главные герои заняты поисками понимания.
  • Р. Э. Распе написал сборник рассказов, основанный на рассказах авантюриста Карла Фридриха Иеронима (барона фон Мюнхгаузена) в 1785 году. Том называется Рассказ барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и походах в России .
  • Опубликованный примерно в то же время, что и « Дон Кихот », Шекспировский «Гамлет » представляет собой рассказ о принце, пытающемся разгадать загадочную смерть своего отца.С помощью уловки безумия ему удается разоблачить преступника.
  • Прекрасным примером рыцарской сказки является « Деяния короля Артура и его благородных рыцарей» Джона Стейнбека . Сюжет повествует о подвигах легендарного короля Артура и трагического Ланселота.
  • Шарлотта Леннокс написала « Женщина Дон Кихот, или Приключения Арабеллы », чтобы предостеречь молодых женщин от чтения романов. В своей истории, действие которой происходит недалеко от колониальной Филадельфии, Арабелла уделяет столько внимания романам, что не может привлечь мужа.Фактически, она сходит с ума от такого большого чтения. Друг семьи наконец изобретает романтическую уловку, чтобы вылечить ее.
  • Путешествия Гулливера — сатира Джонатана Свифта на Европу, действие которой происходит в первой половине восемнадцатого века. Гулливер посещает множество странных земель и в результате получает новый взгляд на свою страну. По возвращении домой он объявляется сумасшедшим и проводит оставшиеся дни, разговаривая со своими лошадьми.

В начале романа Сервантес знакомится с читателем через пролог.Таким образом, читатели ожидают, что Сервантес будет голосом, рассказывающим историю. Однако, как отмечает Э. Майкл Герли в своей книге Refiguring Authority: Reading, Writing, and Rewriting in Cervantes : «Повествовательная структура Don Quijote чрезвычайно сложна». Голос, который открывает роман, представляет персонажей и рассказывает о действии, остается неизменным в первых восьми главах.

Внезапно, однако, Сервантес нарушает собственное повествование и сообщает читателю, что он читал текст, который внезапно подошел к концу, прямо в разгар битвы.Это нарушение повествования вводит читателя в замешательство. Означает ли это, что Сервантес не является рассказчиком своей собственной истории? Или что он не автор этого текста?

В начале девятой главы битва приостановлена, рассказчик отправляется на поиски оставшейся части истории. Он говорит читателю, что он «всегда читает, даже клочки бумаги [он] находит на улице…». Он находит комплект тетрадей, написанных по-арабски. Хотя рассказчик — заядлый читатель, он не может читать по-арабски и должен найти переводчика.Он находит на рыночной площади мавра, который переводит записные книжки, которые, по-видимому, являются работой арабского историка Сиди Хамида Бененгели, автора «Истории Дон Кихота года» в Ла-Манче. Когда перевод закончен, первоначальный рассказчик возобновляет свой рассказ.

Однако сбой послужил нескольким целям. Во-первых, это подрывает надежность рассказчика и самого текста. Хотя читатель думал , что рассказчик и Сервантес были одним и тем же, очевидно, что это не так.Кроме того, текст, который читает рассказчик, находится на в пределах более крупного текста, созданного Сервантесом. Во-вторых, нарушение заставляет читателя задуматься о надежности источников и самой истории. Чья это вообще история? Что означает, что история была первоначально написана на арабском языке, переведена кем-то, кого рассказчик находит на рынке, написана Сервантесом на испанском языке и переведена на английский одним из нескольких переводчиков?

Конечно, наложение текста на текст помогает Сервантесу дистанцироваться от его рассказа.Однако в то же время он привлекает внимание к Сервантесу как к писателю-фантасту. Нарушение повествования напоминает читателю, что Дон Кихот — персонаж романа, а не настоящий человек. Это также напоминает читателю, что рассказчик, переводчик и Сиди Хамид Бененгели — все вымышленные персонажи, созданные Сервантесом для его романа.

Вдобавок вымышленный мавританский переводчик заставляет читателей задуматься о роли настоящих английских переводчиков, которые берутся интерпретировать и переводить значимые тексты, отделенные от своих читателей культурой, пространством и временем.Чем чтение романа в переводе отличается от чтения на языке оригинала? Какая связь между самим текстом и переводом? Если на то пошло, что это за текст? Это вопросы, которые постмодернистские писатели и читатели находят наиболее интригующими.

Постмодернизм также связан с процессом наименования. Как предлагает Бренда Маршалл в книге Teaching the Postmodern : «Наименование должно происходить с позиции« вне »момента, и это всегда указывает на попытку контролировать….Только с вымышленной, удаленной и отдельной точки зрения мы называем (идентифицируем) структуру или парадигму, в рамках которой люди жили в прошлом ».

Сервантес обращает внимание на силу именования, сначала вызывая сомнения по поводу имени его вымышленный персонаж: «Говорят, его фамилия была Кихада или, может быть, Кесада: есть некоторые разногласия между писателями, которые обсуждали этот вопрос. Но более чем вероятно, что его звали на самом деле Кехана ». Представляя этот момент сомнения, Сервантес предполагает, что он имеет меньше контроля над своей историей, чем можно было бы подумать.Всегда существует вероятность того, что вы не сможете «рассказать вещи настолько правдиво, насколько это возможно».

Как утверждает Мишель Фуко в книге « Порядок вещей», «Дон Кихот » — это роман о разрыве между словом и значением, между именами и идентичностью. Реальность зависит от способности называть, идентифицировать и правдиво рассказывать историю. Разрыв, очевидный в романе, предполагает, что реальностей может быть несколько.

Бренда Маршалл продолжает: «Но традиционный процесс именования — вера в тождество вещей с именами, чтобы« реальность »могла быть познана абсолютно, — предоставляет пространство для допроса постмодернизма, который спрашивает: чья« реальность » ‘должно быть представлено в процессе наименования? »

Важность имен особенно очевидна, когда Алонсо Кехана переименовывает себя, своего слугу, свою даму и свою лошадь.Поступая таким образом, он создает для них идентичности, которые имеют значение в «рамках или парадигме, в которых люди жили в прошлом». Сервантес дает понять, что имена имеют последствия: как только Дон Кихот становится Дон Кихотом, он попадает в иную реальность и становится странствующим рыцарем. Дон Кихот в процессе наименования создает реальность, требующую определенных действий с его стороны. Точно так же наименование Дон Кихота «сумасшедшим» требует другого понимания реальности со стороны его друзей.

Вышеописанный вид художественной литературы можно назвать «метафикшн». Метафикшн просит читателей осознать, что то, что они читают, является вымыслом, а не реальностью, чтобы помочь читателям исследовать взаимосвязь между вымыслом и реальностью. На протяжении Дон Кихота Сервантес говорит о природе художественной литературы не меньше, чем о приключениях Дон Кихота. Например, в начале двадцать четвертой главы он говорит читателю:

Тот, кто перевел эту великую историю с арабского оригинала, написанного ее основным автором, Сиди Хамидом Бененгели, говорит нам, что когда он дошел до этого В главе о приключении в пещере Монтесиноса он обнаружил, написанное на полях и почерком самого Сиди Хамида: «Я не могу убедить себя и не совсем верю, что доблестный Дон Кихот на самом деле испытал буквально все, о чем написано в вышеупомянутой главе, потому что все остальное, что с ним случилось до этого момента, находилось в пределах возможного и правдоподобия, но мне трудно принять как истину все то, что якобы произошло в пещере, поскольку они выходят за все разумные пределы.»

Это вторжение напоминает читателю, что переводчик, арабский оригинал, заметки на полях и Сиди Хамид Бененгели также являются вымышленными творениями Сервантеса, так же как Дон Кихот — это вымышленное творение. Кроме того, хотя вымышленный текст может показаться чтобы быть правдой из-за правдоподобия, то есть имитации реальности, все вымышленные тексты «выходят за все разумные границы». Другими словами, текст, который кажется истинным, не более верен, чем вымышленный текст, который не кажется правдой; и то, и другое. существуют только в мире художественной литературы.

«Дон Кихот » — это произведение, которое продолжает говорить со своими читателями. Благодаря игре с повествованием, исследованию силы именования и вниманию к метафизическим проблемам, роман кажется весьма подходящим для чтения в момент постмодерна. Тем не менее, если, как утверждает Гарольд Блум, два читателя никогда не читали один и тот же Дон Кихот , будущие читатели также найдут много интересного для себя, поскольку с каждым чтением роман становится все насыщеннее и сложнее.

Источник: Дайан Эндрюс Хеннингфельд, в эссе для Романов для студентов , Гейл, 2000.

Мигель де Унамуно

В следующем отрывке из эссе, впервые опубликованного в 1905 году, Унамуно, одно из самых влиятельные испанские писатели и мыслители своей эпохи утверждали, что Сервантес «извлек Дон Кихота из души своего народа и из души всего человечества».

[Текст недоступен]

[Текст недоступен]

[Текст недоступен]

[Текст недоступен]

Источник: Мигель де Унамуно, «О прочтении и интерпретации Дон Кихота , «в Избранные произведения Мигеля де Унамуно: Наш Господь Дон Кихот , Vol.3, отредактированный Энтони Керриган и Мартином Козиком, переведенный Энтони Керриган, серия Боллинген LXXXV, Princeton University Press, 1967, стр. 445-66.

Хэвлок Эллис

Эллис был пионером в области сексуального психолога и уважаемым английским литератором. В следующем отрывке он положительно сравнивает Дон Кихот с другими литературными шедеврами, а также подчеркивает неизгладимый испанский характер произведения .

Не может быть никаких сомнений, Дон Кихот — величайший и самый типичный роман в мире.Есть и другие романы, которые представляют собой более тонкие произведения искусства, более изысканные по стилю, с более совершенным архитектурным планом. Но такие книги меньше обращаются к миру в целом, чем к литературным критикам; они не одинаково забавны, одинаково глубоки для людей всех народов, всех возрастов и всех степеней умственных способностей. Даже если мы отложим в сторону памятники литературного совершенства, такие как некоторые романы Флобера, и рассмотрим только великие европейские романы, имеющие наибольшую привлекательность и глубочайшее влияние, они все равно не соответствуют стандарту, который эта книга, их предшественник, а часто и их образец, установил. Тристрам Шенди , возможно, самый космополитичный из английских романов, книга, которая по юмору и мудрости часто приближается к Дон Кихоту , не обладает такой же универсальностью привлекательности. Робинзон Крузо «», наиболее типичный из английских романов, «Одиссея англосаксов о его миссии колонизации земли — богобоязненная, практичная, изобретательная — одинаково увлекательна как для простейшего ума, так и для самых глубоких». И все же, несмотря на широкую репутацию, он не обладает таким великолепным достатком, универсальной человечностью, как Дон Кихот года.Том Джонс , всегда великий английский роман, никогда не может стать великим европейским романом; в то время как гений Скотта, который был поистине космополитичным по своему значению и влиянию, был не только слишком литературным по своему вдохновению, но и слишком широко распространился по дебрям романов, чтобы когда-либо достичь бессмертия. La Nouvelle Héloïse , которая когда-то пронеслась по Европе и обновила роман, была слишком узкой по своему духу, слишком временной по своей моде, чтобы быть прочной. Вильгельм Мейстер , возможно, самая мудрая и глубокая из книг в форме романа, бросает вызов определенному сравнению, как роман о человеке, который, подобно Саулу, сыну Киша, отправился искать задниц своего отца и основал королевство; он повествует о приключении, которое в некотором смысле противоположно приключениям Дон Кихота, но в своей художественной форме представляет, как и книги Рабле, слишком много того, что выходит за рамки художественной литературы, чтобы удовлетворить любой вкус. «Арабские ночи» , который один превосходит «Дон Кихот » по разнообразию и универсальности интереса, — это не роман одной руки, а целая литература. «Дон Кихот» «» остается одним из великих типичных романов. Это настоящее изобретение; поскольку он впервые соединил старые рыцарские истории о героических подвигах с новыми пикарескими рассказами о пошлых приключениях, создав в сочетании нечто совершенно оригинальное, инструмент, способный повлиять на жизнь в любой точке.Это приводит нас в атмосферу, в которой идеальное и настоящее одинаково дома. Он сочетает в себе самое серьезное и самое веселое в мире. Он проникает в гармонию, лежащую в основе неистовых контрастов жизни, единственную гармонию, которая в моменты тончайшего озарения, по нашему мнению, возможна, таким же образом и, по сути, в один и тот же момент — для Lear явился таким же Год как Дон Кихот — то, что Шекспир соединил сумасшедшего и дурака на пустоши в гармонии божественного юмора.Это сборник рассказов, который может понравиться ребенку, трагикомедия, которую могут полностью понять только самые мудрые. Он вдохновил на создание многих литературных шедевров; он вошел в жизнь людей во всех цивилизованных странах; он стал частью нашей человеческой цивилизации.

Нельзя было ожидать, что автор такой книги, как эта, величайшего европейского романа, приключенческой книги, представляющей всеобщий интерес, должен быть типичным литератором, замкнутым в кабинете, как Скотт, Бальзак или Золя.Сервантес случайно оказался писателем.

Он был солдатом, человеком действия, который никогда бы не взял в руки перо, кроме как в моменты отдыха, если бы длинная цепь несчастий не закрыла другие пути жизни. Прежде чем он начал писать о жизни, он потратил свои лучшие годы на усвоение жизненных уроков.

Редко бывает, чтобы какой-нибудь великий роман был написан молодым человеком: Тристрам Шенди, Робинзон Крузо, Том Джонс, «Новая Элоиза», Вильгельм Мейстер , все были написаны зрелыми мужчинами, которые по большей части достигли среднего возраста. Дон Кихот — особенно вторая и более тонкая часть — была написана стариком, который пережил свои идеалы и свои амбиции и мирно поселился в маленьком домике в Мадриде, бедный кошельком, но богатый мудростью, накопленной во время разнообразная и полная приключений жизнь. Дон Кихот — духовная автобиография. Вот почему это так типично испанская книга.

Сервантес был испанцем из испанцев. Великие писатели нации не всегда являются ее наиболее типичными представителями.Данте мог быть только итальянцем, а Гете — только немцем, но мы не чувствуем, что кто-либо из них является представителем своего народа. Мы можем попытаться объяснить Шекспира, обращаясь к различным расовым элементам в Великобритании, но Шекспир — с его разговорчивостью и экстравагантностью, его эмоциональной экспансивностью, легкостью прикосновений, его безрассудной веселостью и остроумием — действительно был далек от медлительности и практичности. серьезный англичанин. Сервантес, от первого до последнего, всегда испанец. Его идеалы и его разочарования, его мораль и его юмор, его художественные методы, а также его стиль — за исключением того, что он взял несколько идей из Италии — полностью испанские.Сам Дон Кихот и его центральные персонажи Санчо Панса не только испанцы, но и испанцы. Я часто видел их между Мадридом и Севильей, путешествуя по дороге, огибающей Ла-Манча, которую Сервантес так хорошо знал: длинное торжественное лицо, серьезное вежливое лицо, светящиеся глаза, которые, кажется, сосредоточены на каком-то внутреннем видении и не видят фактов. жизни вокруг; и там, действительно, повсюду, круглое морщинистое, добродушное лицо крестьянина-фермера, невозмутимо терпеливого, встречающего все несчастья и неудобства жизни улыбкой, шуткой и пословицей.Дон Кихот! Я всегда восклицал про себя: Санчо Панса! Они двое составляют Испанию в наши дни, возможно, даже больше, чем во времена Сервантеса; ибо, несмотря на здравый смысл Испании, человек героического действия и бесстрашного духа, тип человека conquistador , в наши дни редко встречается в стране, а великие личности Испании, как правило, становятся просто риторическим украшением гнилая политическая система. Дон Кихот с его идеализмом, гордостью своей расы и предков, его более или менее смутное сознание какой-то наследственной миссии, не имеющей отношения к сегодняшнему миру, столь же неподходящий для руководства современным миром, как Санчо Панса. в силу самых его достоинств, его храброго принятия непосредственного долга перед ним, его веселого и безропотного покорности всем жизненным недугам неспособны к обычным задачам прогресса и реформ.Гений Сервантеса написал историю своей страны.

Даже в мельчайших подробностях его великой книги мы можем обнаружить особый национальный характер ума Сервантеса и его полностью испанские вкусы. Чтобы упомянуть только один пустяк, мы можем наблюдать его предпочтение зеленому цвету, который проявляется в его работах во многих различных формах. Возможно, мавры, для которых зеленый цвет является самым священным из цветов, завещали это предпочтение испанцам, хотя в любом случае это любимый цвет на сухой и бесплодной земле, такой как Испания на большей части ее территории.Сервантес восхищается зелеными глазами, как и многие другие испанские поэты, хотя в отличие от родственных сицилийцев, для которых прекрасны только темные глаза; Глаза Дульсинеи — verdes esmeraldas [зеленые изумруды]. Каждый внимательный читатель Дон Кихота , знакомый с Испанией, не может не найти подобных экземпляров Сервантеса Españolismo .

И все же, исходя из этой глубоко национальной основы, Дон Кихот — самая космополитическая, самая универсальная из книг. Ни Чосер, ни Толстой не показывают человечности в более широком смысле.Даже Шекспир не мог обойтись без злодея, но среди шестисот шестидесяти девяти персонажей, которые, по подсчетам, представлены в Дон Кихоте , нет Яго. Нет лучшего испытания подлинно человеческого духа, чем способность преодолевать всепроникающие влияния религиозных и национальных предубеждений. Сервантес пролил свою кровь в битве против неверных корсаров Алжира и был их пленником. Тем не менее — хотя это правда, что он разделял все национальные предрассудки против мориско в Испании — он не только многому научился и впитал в себя восточную жизнь, которой он был погружен в течение пяти лет, но он приобрел понимание и оценку мавров. что действительно было редкостью для испанца, чтобы чувствовать потомственных врагов своей страны.Между Португалией и Испанией, опять же, тогда еще в большей степени, чем сегодня, царил дух зависти и антагонизма; тем не менее Сервантес никогда не может сказать слишком много похвалы Португалии и португальцев. Если и существовала какая-либо нация, которую испанцы могли бы извинить за ненависть в то время, так это англичан. Эти пираты и еретики севера постоянно нападали на их берега, уничтожая их галеоны, опустошая свои колониальные владения; Сервантес пережил времена Испанской Армады, но его отношение к англичанам было вежливым и внимательным.

Возможно, в какой-то мере это было терпимое и даже сочувственное отношение к врагам Испании, а также то, что многим казалось насмешкой над испанскими идеями и испанскими слабостями, которые так долго стояли на пути любое восторженное признание Испанией высшего места Сервантеса в литературе. В течение нескольких столетий его читали в Испании, как Шекспира сначала читали в Англии, как забавного автора, прежде чем его признали одним из величайших духов мира.Между тем, за пределами Испании « Дон Кихот » не только находил любящих читателей среди людей всех возрастов и всех классов; это начинало признаваться как прекрасное и разностороннее произведение искусства, сокровищница, в которой каждый мог найти то, что искал, даже аллегорию, которая поддалась бы всем интерпретациям…. Не только пионер в жизни, предприимчивый реформатор, рыцарь Святого Духа, который обращается к Дон Кихоту , расчетливый и проницательный человек мира обращается туда также с улыбкой, полной смысла, как мудрый и Сиденхэм скептически обернулся, когда амбициозный молодой практикующий врач спросил его, что ему следует прочитать: «Прочитать Дон Кихот ».Это хорошая книга. Читаю до сих пор. И когда мы обращаемся к благородной оде — etania de Nuestro Señor Don Quijote — которую Рубен Дарио, самый вдохновенный поэт испаноязычного мира сегодняшнего дня, адресовал Дон Кихоту, мы понимаем, что помимо этого Сервантес создал фигура, имеющая даже религиозное значение для утешения мужчин. Дон Кихот — это не только тип и образец наших величайших романов; это видение человеческой души, вплетенное в структуру духовных традиций мира.Рыцарь Ла-Манчи действительно преуспел в своем поиске и получил более бессмертную Дульсинею, чем когда-либо искал.

Источник: Хэвлок Эллис, «Дон Кихот», в Душа Испании , Houghton Mifflin Company, 1908, стр. 223-43.

Гарольд Блум, «Сервантес: Игра мира» в его The Western Canon , Harcourt, Brace, 1994, с. 128.

Хорхе Луис Борхес, «Частичные чары« Дон Кихота »», в его «Другие инквизиции»: 1937–1952 гг. , перевод Рут Л.К. Симмс, Техасский университет Press, 1964, стр. 43-6.

Мигель де Сервантес Сааведра, в Дон Кихот , перевод Бертона Раффеля, отредактированный Дианой де Армас Уилсон, W.W. Norton & Company, 1999.

Мануэль Дюран, Сервантес , Туэйн, 1974.

Карлос Фуэнтес, «Когда Дон Кихот покинул свою деревню, современный мир начался», в The New York Times Book Review , 23 марта , 1986, с. 15.

――――――――, «Предисловие», в Приключения Дон Кихота , перевод Тобиаса Смоллета, Фаррар, Штраус и Жиру, 1986, стр.xi.

E. Майкл Герли, Refiguring Authority: Reading, Writing, and Rewriting in Cervantes , The University Press of Kentucky, 1995, p. 62.

Уильям Хэзлитт, «Стандартные романы и романсы», в его Собрании сочинений Уильяма Хэзлитта , под редакцией А. Р. Уоллера и Арнольда Гловера, McClure, Philips & Co., 1904, стр. 25-44.

Хайнрех Гейне, «Гейне о Сервантесе и« Дон Кихоте »», в Temple Bar , Vol. XLVIII, октябрь 1876 г., стр.235-49.

Виктор Гюго, «Гениальные люди», в его Произведениях Виктора Гюго , Vol. X, Джефферсон Пресс, без даты, стр. 23-65.

Кэролл Б. Джонсон, Безумие и похоть: психоаналитический подход к Дон Кихоту, University of California Press, 1983, 230 с.

Бренда Маршалл, Преподавание постмодерна: художественная литература и теория , Рутледж, 1992, стр. 3.

P. E. Russell, Cervantes , Oxford University Press, 1985, p. 117.

Тобиас Смоллет, «Жизнь Сервантеса», в История и приключения прославленного Дон Кихота, Том. I, Мигеля Сервантеса , перевод Тобиаса Смоллета, А. Миллар, 1755, стр. I-xx.

Иван Тургеньев, «Гамлет и Дон Кихот», перевод Йозефа Фири Краля и Павла Дурдика, в Poet Lore , Vol. IV, № 4, 15 апреля 1892 г., стр. 169–84.

Мигель де Унамуно, Избранные произведения Мигеля де Унамуно: Наш Господь Дон Кихот , Vol. 3, отредактированный Энтони Керриган и Мартином Нозиком, переведенный Энтони Керриган, серия Боллинген, LXXXV, Princeton University Press, 1967, 553 стр.

Жан Канаваджо, Сервантес , перевод Дж. Р. Джонса, W.W. Norton, 1990.

Биография Сервантеса, впервые опубликованная в Париже, считается одной из лучших. Также содержит библиографические ссылки.

Бренда Нокс и Джо Мэйн, Выставка «Дон Кихот де ла Манча» , в библиотеке Милтона С. Эйзенхауэра в Университете Джона Хопкинса, http://milton.mse.jhu.edu:8006/tour1.html.

Выставка «Дон Кихот» содержит исторические иллюстрации к роману и некоторую справочную информацию.

Феликс Мартинес-Бонати, в Дон Кихот и Поэтика романа , перевод Дайан Фокс, Cornell University Press, 1992.

В этой критической работе исследуются прошлые критические замечания и тенденции чтения Дон Кихот .

Мелвина МакКендрик, в Сервантес , Литтл Браун, 1980.

Подробная биография Сервантеса.

Ян Ватт, Мифы современного индивидуализма: Фауст, Дон Кихот, Дон Жуан, Робинзон Крузо , Cambridge University Press, Лондон, 1997.

Ватт исследует четыре архетипа героев современного Запада: Фауст, Дон Жуан, Дон Кихот и Робинзон Крузо. Он прослеживает их историческое влияние и считает, что они сохраняют свою актуальность в нашем обществе.

Дон Кихот де ла Манча

Дон Кихот де ла Манча — роман, написанный великим испанским писателем Мигелем де Сервантесом. Первая часть была опубликована под названием «El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha» в начале 1605 года и считается одним из величайших литературных произведений испанской и всемирной литературы, а также одним из наиболее переводимых. .В 1615 году вторая часть была опубликована под названием «El ingenioso caballero don Quijote de la Mancha».

Дон Кихот был первым антирромансным романом , потому что он демистифицирует рыцарские традиции. Это первое литературное произведение, которое можно классифицировать как «современный роман», а также как «полифонический роман», и оно повлияло на дальнейшее повествование.

Дон Кихот де ла Манча — Структура

Роман разделен на две части: первая называется «El ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha» и была опубликована в 1605 году; вторая часть называется «El ingenioso caballero don Quijote de la Mancha» и была опубликована в 1615 году.

Первая часть была напечатана в Мадриде в конце 1604 года. Она вышла на рынок в январе 1605 года, полная опечаток из-за скорости, налагаемой издательским контрактом. Другое издание было напечатано позже в том же году. Сервантес получил вдохновение для своего романа «Entremes de romances», в котором рассказывается история человека, который сходит с ума после прочтения книги баллад и решает стать рыцарем.

Эта первая часть была опубликована в четырех томах и имела большой успех. Он был переведен на все языки, на которых говорят в Европе, но это не принесло автору никаких экономических выгод из-за пиратских копий: Сервантес оставил за собой право печатать только в Кастилии, а соседние провинции печатали более дешевые копии, которые позже продавались в Кастилии. .

Нападки Сервантеса на театр Лопе де Вега (потому что его отвергали со всех сцен) вызвали гнев сценариста, его друзей и поклонников. Так, в 1614 году кто-то опубликовал вторую часть «Дон Кихот », подписав ее именем Алонсо Фернандес де Авельянеда (его настоящая личность остается загадкой). В прологе к этой книге писатель обвиняет Сервантеса в том, что он завидует успеху Лопе как сценариста. Хотя сиквел хорош для подражателя, он не может сравниться с версией Сервантеса.

Вторая «настоящая» книга была издана Сервантесом в 1615 году. В прологе писатель защищает себя от обвинений, полученных от неизвестной Авельянеды, и сетует на трудности, с которыми он может быть писателем. В этом романе писатель играет с разными планами реальности, включая во вторую часть упоминания первой части романа и фальшивой второй части, которые читали Дон Кихот и Санчо. Они также встречаются с несколькими персонажами, которые прочитали первую часть и узнают особую пару, и в ясный момент Дон Кихот говорит, что книга с его приключениями останется классикой для потомков и символом Ла-Манчи.Оказывается, это все-таки правда!

Дон Кихот де ла Манча — Темы

Тематическое богатство романа таково, что оно неисчерпаемо; это захватывающее воссоздание мира во времена Сервантеса. Основная тема — возможность найти идеал в реальном, и она переплетается с этической концепцией свободы человека: можем ли мы изменить мир или мир изменит нас? Приемлемо ли с моральной точки зрения изменить мир? Другие темы проистекают из этого:

  • Литературный архетип: литературный критик постоянен во всем Quixote , особенно в отношении рыцарских сказок, театра Лопе де Вега и пасторальных романов.
  • Архетип любви: главная пара ( Дон Кихот, и Дульсинея) на самом деле не вместе, поэтому есть и другие любовные истории, в основном среди молодых людей. Ревность — тоже тема, очень важная во всех произведениях Сервантеса.
  • Политический архетип: утопический архетип политики, например, когда Санчо решает, что он хочет быть губернатором острова.

Дон Кихот де ла Манча — Повествовательные приемы

Во времена Сервантеса эпос можно было писать прозой.Повествовательные приемы, которые Сервантес использует в Дон Кихоте , следующие:

  • Перепрос или краткое изложение событий, чтобы читатель не потерялся в таком длинном рассказе.
  • Контраст между идеализацией и реальной жизнью на всех уровнях.
  • Контраст между персонажами, который Сервантес любит объединять в пары, чтобы один помогал конструировать другого посредством диалога. Диалог помогает показать различные изменения темпераментов и взглядов персонажей: Дон Кихот становится больше похожим на Санчо и наоборот, до конца, когда Дон Кихот возвращается к здравомыслию, а Санчо теряет перспективу реальности, желая стать губернатором на острове.Это называется перспективизмом.
  • Юмор — постоянная составляющая истории.
  • Различные истории переплетаются, как ткацкий станок.
  • Саспенс, или создание загадок, которые помогают повествованию и удерживают интерес читателей до их логического разрешения.
  • Лингвистическая и литературная пародия на разные жанры, языки и социальные роли как формула смешения различных точек зрения, чтобы предложить такое же размытое видение, которое обеспечивает интерпретацию реальности.
  • Устный язык, который использует Сервантес, живость которого помогает читателю почувствовать себя ближе к персонажам, облегчая идентификацию.
  • Перспективизм, предлагающий разные взгляды на вселенную каждого персонажа.
  • Неточности в именах персонажей и в деталях не имеют значения, поэтому читатели могут создавать свои собственные образы в некоторых аспектах повествования.
  • Метафиксационные игры для размытия фигуры автора. Сервантес включает в себя повествовательных посредников, которые делают историю более реальной и менее литературной.

«Дон Кихот» — обязательное чтение для всех, кто хочет изучать испанский язык, так как это лучшая испанская книга из когда-либо написанных.

Длительное влияние «Дон Кихота» от Шекспира до Бродвея

Фронт родного дома Сервантеса © ÁWá / WikiCommos

400 лет назад мир потерял своего первого современного романиста: испанский писатель Мигель де Сервантес умер 22 числа Апрель 1616 года в Мадриде. Среди оставленных им сборников стихов, пьес и романов одно произведение несомненно стоит особняком. El Ingenioso Hidalgo Don Quixote de la Mancha, , иначе известный как Don Quixote, считается первым романом в европейской литературе, а также одной из самых восхищаемых и вдохновляющих книг на протяжении всей истории. Тысяч страниц было бы недостаточно, чтобы описать и выразить новаторский стиль, творческий подход, сложность ситуаций и персонажей, присутствующих в Дон Кихот . Однако, чтобы передать и отметить величие романа и его автора, мы собрали восемь транспозиций и художественных шедевров, от литературы до музыки, от La Mancha до Бродвея, непосредственно вдохновленных романом Сервантеса.

Интересно, что сообщается, что Уильям Шекспир и Мигель де Сервантес могли умереть 22 апреля 1616 года. Некоторые любители мистики осмеливаются утверждать, что английский драматург и испанский писатель на самом деле были одним и тем же человеком. Однако эта теория кажется скорее сюжетом одной из их работ, чем реальностью. Говорят, что с художественной точки зрения эти двое очень любили работы друг друга. Например, любовь Шекспира к Дон Кихот Сервантеса побудила его написать пьесу по истории Карденио — персонажа, присутствующего в первой части испанского шедевра.Несмотря на то, что это утраченная пьеса, известно, что История Карденио была поставлена ​​в Лондоне в 1613 году и имела большой успех.

© Dennis Jarvis / Flickr

Гюстав Флобер никогда не скрывал своей страсти к «Дон Кихоту » Мигеля де Сервантеса; «Я нахожу все свое происхождение в книге, которую я знал наизусть, прежде чем научился читать, Дон Кихот», — писал он в письме в 1852 году. За прошедшие годы было проведено множество исследований стилистических и тематических отношений между романами. двух авторов.По мнению экспертов, ярким примером является главная работа Флобера Madame Bovary . Эмма Бовари, страстная и сентиментально обеспокоенная героиня, постоянно ищущая спасения от скуки своей жизни, должна представлять собой женскую трансформацию Дон Кихота . Оба героя находят прибежище в литературе и воображении, поскольку они стремятся перенести героические и чрезмерно романтические истории своих чтений в свою собственную жизнь.

По словам Достоевского, в этом процессе было всего два примера: Иисус Христос и литературный корреспондент Иисуса, Дон Кихот .Русский писатель взял за основу своего персонажа и романа героя Сервантеса. Достоевский считал его архетипом литературного героя благодаря его доброте, абсурдности и способности вызывать у читателя сочувствие и сострадание.

Портрет Федора Досотьевского | © Google art project / WikiCommons

Правда о Санчо Панса — это рассказ чешского писателя Франца Кафки, опубликованный посмертно в 1931 году. Как следует из названия, рассказ сосредоточен на фигуре Санчо Пансы, наивного оруженосца благородного Дон Кихота.Однако Кафка не просто рассказывал о жизни или секретах оруженосца; он отважно закрутил весь сюжет романа. Санчо Панса здесь изображен как творческий человек, полный историй и приключений, которые можно рассказать. Однако эти истории кажутся просто плодом его собственного воображения; более того, кажется, что слуга вынужден их рассказывать, чтобы бороться с демонами жизни: скукой и депрессией. Дон Кихот на протяжении всей истории играет спорную побочную роль — его считают просто слушателем сказок Санчо.Тем не менее, некоторые критики даже предполагают, что благородный идальго может быть просто альтер-эго главного героя, который изобрел его только для того, чтобы питать свое воображение.

Одним из самых известных переносов Дон Кихота на живопись, вероятно, является эскиз Пабло Пикассо. Сделанный в августе 1955 года к празднованию 350-летия первой части Дон Кихота , он стал манифестом юбилея.

Эскиз поражает простотой и выразительностью.Два стилизованных героя стоят на абсолютно белом и простом фоне с несколькими ветряными мельницами под ярким солнцем. Несмотря на стилизацию, Пикассо прекрасно удалось передать черты персонажей. Дон Кихот фигурирует на Росинанте высоким и элегантным; он носит свой шлем, щит и копье, похоже, ожидая чего-то в поисках. Гораздо менее благородный Санчо Панса находится рядом со своим господином; его округлая форма и голова, которая, очевидно, с любопытством смотрит на Дон Кихота, выражая его более поверхностный и менее мечтательный характер.

В 1946 году каталонский художник-сюрреалист Сальвадор Дали получил заказ на создание иллюстраций для нового перевода на английский язык книги Сервантеса «Дон Кихот ». Сочетание необычного романа и бесконечного творчества Дали привело к созданию десяти завораживающих шедевров.

Его десять акварельных интерпретаций считаются лучшим вариантом книги Сервантеса. Им удается выразить пылкое воображение Дон Кихота, но также и его страсть и комическую нелепость его поступков.

Говорят, что хотя эскизы Дали были опубликованы только в 1946 году, они были сделаны еще до комиссии. Художник-сюрреалист всегда глубоко любил литературу и не был новичком в иллюстрациях к романам или пьесам.

Сальвадор Дали с оцелотом Бабу и тростью | © Роджер Хиггинс / WikiCommons

Легенда гласит, что немецкий композитор Рихард Штраус в период отсутствия творчества был вынужден обратиться к Сервантесу и его творчеству, чтобы найти правильное вдохновение. В результате получилась, вероятно, лучшая музыкальная интерпретация романа Сервантеса.«Дон Кихот» op.35 был написан в 1897 году, а его премьера состоялась в Кельне в 1898 году. Длиной примерно 40 минут, он разделен на три части: введение, тема с десятью вариациями и финал. Формально Дон Кихот op.35 — это тональная поэма для виолончели и большого оркестра. Кроме того, Рихард Штраус дал Дон Кихоту и его скромному оруженосцу два ясных голоса на протяжении всего стихотворения. Героя из la Mancha «играет» сольная виолончель, которая идеально передает благородство и многочисленные печали, через которые он проходит.Вместо этого фигура Санчо Пансы вводится бас-кларнетом и тубой, а затем превращается в альт; так Штраусу удалось описать неуклюжий и простой характер верного слуги.

Одно из самых последних и наиболее успешных художественных переложений романа Сервантеса — это, безусловно, Человек из Ла-Манчи.

Рожденный из телеспектакля ( I, Дон Кихот ), Человек из Ла-Манчи — мюзикл на музыку Митча Ли, стихи Джо Дариона и книгу Дейла Вассермана.Это один из самых продюсируемых и известных мюзиклов, когда-либо исполняемых на Бродвее. Его премьера состоялась в Оперном театре Гудспид в 1964 году, а в 1965 году он начал свое долгое существование на Бродвее, насчитывая 2328 спектаклей. Победитель пяти премий Tony Awards, Man of la Mancha также возрождался четыре раза.

Интересно, что Вассерман применил другой подход к оригинальной истории. Он использовал Мигеля де Сервантеса и его слугу в качестве главных героев, которые застряли в опасной ситуации и должны были замаскироваться под Альфонсо Кихана, а именно Дон Кихота, и Санчо Панса , , чтобы спастись.Таким образом, они становятся рассказчиками и актерами; авторы и герои необычных приключений человека из Ла-Манча.

Житель Ла-Манчи | © LOGON / WikiCommons

Все, что перечислено выше, — это лишь небольшая часть того, какое влияние роман Сервантеса оказал на европейскую и мировую культуру. Тем не менее, эти восемь произведений искусства восьми различных гениев искусства представляют собой хорошую отправную точку для понимания огромной ценности Дон Кихота .

Дон Кихот: «Правдивая» история.

Одна из первых вещей, которые мы узнаем о Дон Кихоте в Части I, Главе 1, заключается в том, что, прочитав столько рыцарских романов, он приходит к убеждению, что все вымышленные события, о которых он читал, правдивы и исторически точны: в его воображении была вера в то, что все те громкие выдумки, которые он читал, были правдой, что для него никакая история в мире не была более достоверной ».

Но Дон Кихот — не единственный персонаж, который верит в историческую достоверность рыцарских романов.Другой — неграмотный Хуан Паломеке, владелец гостиницы, где встречаются несколько важных персонажей первой части. Отвечая на нападки священника на рыцарские романы как на просто развлекательную художественную литературу и на то, что их героев никогда не существовало, трактирщик страстно отстаивает истинность таких книг и призывает авторитет Королевского совета в поддержку своих аргументов. « Как будто, », — заключает он, « они [т.е. члены Совета] были людьми, которые позволили опубликовать всю эту ложь, со всеми этими битвами и чарами, которые сводят вас с ума »(Часть I, 32).Священник настаивает на их развлекательной ценности, и их публикация разрешена, по его мнению, только потому, что « не может быть никого настолько невежественного, чтобы думать, что любая из этих книг является подлинной историей ».

Verdadera Historia Истинная история ») — это выражение, которое неоднократно повторяется в Дон Кихот , в основном относящееся к самому Дон Кихоту, хотя иногда и на исторических личностей (например, Часть I, 32 истинные история исторического Гонсало Эрнандеса де Кордова).

Но кем был Дон Кихот и на основании какого авторитета его «история » может быть названа вердадера ? В самом начале нам сообщают, что он был мелким дворянином из деревни в Ла-Манче, что у него было копье, древний щит, истощенная кляча и быстрая борзая. Он ел скромно: тушеное мясо, мясо по ночам, яичницу с беконом по субботам, чечевицу по пятницам и немного голубей по воскресеньям. И так далее.

Но кто именно нам это говорит? Сервантес сообщает нам в Прологе, что он не « отец » произведения, а «отчим .Это дистанцирующее средство обычно использовали авторы рыцарских романсов. Они утверждали, что их тексты были переводами древних текстов, написанных на иностранном языке (например, греческом, латинском, арабском) и обнаруженных при необычных обстоятельствах.

Такое происхождение было предназначено для придания их работам исторического авторитета и правдивости. Сервантес использует этот прием не только для того, чтобы пародировать, но и для того, чтобы поставить под сомнение правдивость любой работы, претендующей на звание verdadera Historia .

В Части I, главах 1 и 2, неопознанный рассказчик (« I » — Yo ) сообщает нам, что все эти дела, касающиеся Дон Кихота, были извлечены из архивов Ла-Манчи. По словам рассказчика, несколько писателей сочиняли что-то о Дон Кихоте, но не всегда соглашались. Например, было несоответствие по поводу настоящей фамилии Дон Кихота: «авторы этой исторической вердадеры», пришли к выводу, что его, должно быть, звали Кихада, а не Кесада или Кехана (Часть I, 1.Чтобы еще больше усложнить ситуацию, сосед в главе 5 называет его Кихана!) **. Они не сошлись во мнении по поводу первого приключения Дон Кихота: произошло ли оно в Пуэрто-Лапице или это был эпизод с ветряными мельницами? Эта неопределенность парадоксальным образом подтверждает «жизнь» Дон Кихота, поскольку никто не отрицает его существования.

** Настоящее имя Дон Кихота, похоже, — Алонсо Кихано. Но это мы узнаем только в последней главе книги, части II, 74, когда сам Дон Кихот отказывается от своего принятого имени: « Я уже не Дон Кихот из Ла-Манчи, а Алонсо Кихано… »

Конечно, все это пародия на романическую процедуру в рыцарских романах, но это также серьезное сомнение в передаче текста.Это наносит удар по самой сути заявлений об истине в истории и литературе. Сервантес исследует эти утверждения более непосредственно после битвы между Дон Кихотом и баскским джентльменом (Часть I, 8), которая внезапно прерывается в середине действия, с поразительным откровением, что «автор , » не может найти больше написанного о Дон Кихоте. !

В главе 9 неизвестный « I » описывает, как он купил записную книжку на арабском языке, прогуливаясь по рыночной улице в Толедо.Найдя Мориско (Мориско: мусульмане, обращенные в христианство или их потомки), который перевел это для него на испанский язык «, ничего не добавляя и не убирая, », он с радостью узнал, что в записной книжке есть рассказ о Дон Кихоте, написанный Сидом. Хамете Бененгели, арабский историк. Прерванная схватка с бискайским джентльменом продолжается. С этого момента мы якобы читаем перевод.

Однако переводы ненадежны и неизбежно в некоторой степени искажают оригинал.По-английски мы говорим: «, в переводе что-то потеряно»; В итальянском есть более графическая фраза: Traduttore, traditore, « Переводчик, предатель » (Джонсон 81). Тем не менее, переводчик Morisco обещал перевести записную книжку « хорошо и верно » (Часть I, 9), но так ли это? Очевидно, не потому, что мы читаем, например, в части II, 18, что переводчик опустил подробности визита Дон Кихота в дом дона Диего де Миранды, потому что « они не имели отношения к основной цели рассказа .”

Позже, в начале главы 24, части II, переводчик подвергает сомнению комментарии Сиде Хамете о спуске Дон Кихота в пещеру Монтесинос; Глава 44, Часть II, открывается замечанием о том, что переводчик перевел эту главу не так, как ее написал Сиде Хамете Бененгели. Ясно, что такое редактирование или комментарии со стороны переводчика Morisco подрывают любое представление о verdadera Historia приключений Дон Кихота.

А что насчет самого Сиде Хамете Бененгели? Нам говорят, что он историк, но также и арабоязычный мавр (Часть II, 27, II, 53) и «, очень типично для представителей этой расы быть лжецами. »(Часть I, 9). Но он также sabio выучил» (Часть I, 15), « очень точен во всем, » (Часть I, 16), « заслуживающий доверия автор, » (Часть I, 52) и « скрупулезный исследователь деталей этой зеленой истории » (Часть II, 50).

Эти противоречия, несомненно, преднамеренные, подчеркивая нестабильную природу текста: все ли, что мы читаем о Дон Кихоте, вымысел или это исторически достоверно? (На самом деле это комбинация: Дон Кихот — это вымышленный персонаж, который путешествует по реалистичным и исторически идентифицируемым местам, даже встречается и разговаривает с современной исторической фигурой (Рок Гуинар, Часть II, 60).

Наконец, кто такой неопознанный рассказчик (« I »)? Текст, который мы читаем, был переписан им, но мы ничего о нем не знаем. Все, что мы можем сказать, это то, что он внес последний вклад как минимум в четыре уровня передачи текста: 1. Архивы Ла-Манчи, содержащие версии более чем одного автора; 2. Записная книжка Сиде Хамете Бененгели на арабском языке; 3. Переводчик Мориско; 4. Неизвестный рассказчик.

Любой, кто играл в популярную игру для вечеринок «Сломанный телефон» (в результате чего сообщение, которое по очереди шепчет несколько человек, в конечном итоге значительно изменено), понимает технику, использованную Сервантесом.Как может быть правдивая или окончательная история, если она прошла через несколько уст? Это говорит о том, что Сервантес считал, что любое притязание на истину обречено на провал, и что все истории в большей или меньшей степени являются выдумками или рассказами. Вот что такое «история» Дон Кихота: рассказ.
************
Критика Сервантесом verdaderas historyias пришла в то время, когда в моде было написание псевдоисторий, претендующих на то, чтобы быть истинными историями. Например, в 1589 году Мигель де Луна опубликовал свою книгу Historia verdadera del rey don Rodrigo ( The True History of King Rodrigo ).Интересно, что Луна был мориско, и его работа — это не настоящая история, а в высшей степени вымышленная версия легенды о Родриго, последнем вестготском короле, который исчез в 711 году после своего поражения от вторжения мусульманских войск.

По словам Луны, сочинение было составлено в 8 веке « ученым » ( sabio ) Альбукакимом Тарифом, который утверждал, что написал « без каких-либо изобретений … и правдиво об истории … войны в Испании. »(Wardropper 9b).Луна предложил себя просто как переводчик!

В 1595 году Хинес Перес де Хита опубликовал первую часть своей книги Guerras civiles de Granada ( Civil Wars of Granada ) под названием Historia de los bandos de Zegríes y Abencerrajes 9 ( История фракций Зегриес и Абенсеррахес ). Перес представляет свою работу как перевод на кастильский язык арабской работы, написанной неким Абен Хамином, свидетелем ( autor de vista ) описанных событий.Такой авторитетный источник — « выучил » Альбукачима Тарифа и « свидетель » Абен Хамина — наделял их произведения авторитетом и историчностью.

Заманчиво думать, что Сервантес мог иметь в виду такие ложные « истинных историй », когда в своем Прологе к «Дон Кихоту» атаковал авторитет рыцарских романов. Проблема заключалась не только в том, что эти ложные истории якобы были правдой, но и в том, что они были широко признаны как достоверные.В этом смысле вера Дон Кихота в историчность рыцарских романов может также указывать на легковерность тех, кто принимал эти современные ложные истории за истину.

К этим ложным историям мы можем добавить еще одну форму псевдоистории, которая имела широкое распространение в начале 17 века: автобиография в стиле пикаре, форма, которую Сервантес критиковал в своем рассказе El coloquio de los perros ( The Conversation). собак) и др.Книга Матео Алемана « Гусман де Альфараче » (часть I, 1599, часть II, 1604) была бестселлером, но было бы ошибкой рассматривать этот рассказ от первого лица как нечто иное, чем вымысел. Вслед за Гусманом был опубликован ряд вымышленных автобиографий, некоторые из которых имитировали его, некоторые реагировали на него, но все они пытались создать иллюзию того, что они были реальными историями из жизни. Но вымышленный характер автобиографий — из-за предвзятости, упущений, лжи и т. Д. — хорошо резюмировал Франсиско Лопес де Убеда, автор книги La p ícara Justina (1605): El que cuenta vida propia est á a pique de mentir Тот, кто рассказывает о своей жизни, близок к ing»).

Источники:
Клоуз, Энтони в Кембриджская история испанской литературы изд. Дэвид Т. Гис, Кембридж, 2009 г., стр. 201–21.
Герли, Майкл, « Кембриджская история испанской литературы», изд. Дэвид Т. Гис, Кембридж 2009, стр. 178-200
Джонсон, Кэрролл B Дон Кихот: В поисках современной художественной литературы Бостон 1990
Лабаньи, Джо Испанский Литература: очень краткое введение Оксфорд 2010
Уордроппер, Брюс « Дон Кихот: История или история », Современная филология, LXIII (1965), 1–11.

Техника и стиль в Дон Кихоте

Критические очерки Техника и стиль в

Дон Кихот

Отношение писателя к его персонажам

У каждого автора есть «точка зрения», с которой он придумывает и конструирует своих персонажей и события. Некоторые романы могут быть написаны от первого лица, чтобы субъективно разоблачить зло общества; другие формы письма исходят от всеведущего автора, который может заглянуть в каждого человека и рассказать историю прошлого и будущего в каждой точке повествования.Диккенс — пример такого писателя.

Сервантес, с другой стороны, предпочитает писать «историю» и тем самым дает себе определенные ограничения и преимущества. Он должен журналистски изложить факты о том, что ясно происходит в каждой части действия; он не может изобретать атрибуты своих персонажей, не документируя эти качества действиями. Как ответственный историк, он не может навязывать своему читателю какое-либо мнение, но должен представить каждому персонажу столько деталей описания и действий, чтобы его читатели могли сделать свои собственные выводы.Чтобы продвигать этот идеал объективности, Сервантес изобретает выдающегося историка Сида Хамета Бененгали, поскольку только мавр попытался бы недооценить любое испанское достижение, и это гарантирует правдоподобие всех подробностей жизни Дон Кихота.

Однако дальнейшее изучение жизни манчеганского рыцаря усиливает растущее подозрение, которое дает еще одну причину изобретения Сида Хамета. Возможно, Сервантес чувствовал, что Дон Кихот слишком быстро перерастал свое искусственное существование, становясь больше, чем просто пасквильщиком рыцарского романа, чтобы быть, как его назвал Байрон, персонажем, созданным для того, чтобы «улыбнуться рыцарству Испании».«Подобно Буратино, ожившему, пока Гепетто спит, Дон Кихот, кажется, вырывается из-под пера своего создателя и живет независимой жизнью. Более того, по мере того, как он живет и продолжает жить в мировой литературе, сегодня становится еще яснее, что его органический рост не поддавался ограничениям и обход простым автором.

Санчо Панса также обладает этим качеством самоопределения. Дон Кихот, возвращаясь из своей первой вылазки в гостиницу за свежим бельем, деньгами и оруженосцем, упрашивает «одного из своих соседей, деревенского рабочего и хорошего честного товарища, потому что он действительно был беден: беден кошельком и сквайром». бедные мозгами.»Из этого скромного представления о том, что впоследствии стало одним из самых забавных персонажей в литературе, невежественным, невольным, ищущим золота оруженосцем, который со временем становится мудрым и донкихотом, мы можем предположить, что Сервантес сначала не осознавал возможности Санчо.

Следовательно, Дон Кихот представляет этот интересный аспект романиста, который учится и растет в соответствии со своими персонажами. Живя с ними и любя их, Сервантес исследует вместе с ними основы человеческого понимания.Это представление об объективном творце, отделенном от своих персонажей, но полностью совместимом со всем, что они делают, началось с Сервантеса. Его органические отношения между художником и творчеством столь же сложны и пластичны, как и у Шекспира, и стали условием современной эстетики для искусства романа.

Отношение писателя к читателю

После взаимоотношений персонажа и художника остается важное и часто незамеченное отношение писателя к своему читателю.Подобно тому, как сервантские персонажи, кажется, «пишут себя», в этом романе читатель также «пишет себя».

Поскольку читатель вынужден думать о каждом выдуманном эпизоде ​​после того, как он происходит, и поскольку он подозревает, что Сервантес не говорит все, что можно сказать о каждом инциденте, Дон Кихот иногда трудно и неприятно понять современному читателю. Он вынужден задаться вопросом, почему герой не теряет своих иллюзий раньше, почему Санчо настаивает на том, чтобы остаться со своим хозяином, чтобы столкнуться с все новыми и новыми мерами, почему чувствуется сочувствие к нелепому рыцарю, который каким-то образом сохраняет достоинство в самых унизительных обстоятельствах .Подобно Санчо и Дон Кихоту, читатель вынужден пересматривать значение того, что происходило каждый раз, когда рыцарь, измученный и утомленный, поднимается, чтобы снова подняться на Розинанте и продолжить свою ошибочную миссию. Мы постепенно приходим к заключению об окончательной органической природе этой неуловимой книги: просвещать и взращивать читателей так же, как Дон Кихот и Санчо, повышают самосознание.

Это продолжение искусства Сервантеса объективировать жизненный опыт. Стоя в стороне от своих «приемных детей», он позволяет им произвести впечатление на каждого читателя, который сталкивается с их карьерой по-своему.Его романистический реализм, неограниченный предоставлением данной точки зрения на его творения, представляет главных героев читателю так, как один представляет человека другому, заставляя читателя понимать, сочувствовать или отрицать в соответствии с его собственной природой. Освобождая каждого персонажа в придуманном им мире, не вызывая шума одобрения или неодобрения, Сервантес, писатель-первопроходец, также освобождает читателя. Это еще одно уникальное качество, которое делает « Дон Кихот » одной из самых долговечных и неуловимых книг в мире, а также делает Сервантеса одним из самых совершенных романистов, созданных западной литературой.

Живучесть романа

Богатство и интерес Сервантеса проистекают, таким образом, не из обилия типов характеров, не из разнообразия его постоянной изобретательности и не из философских выводов, которые мы можем сделать из его материала, а из эманации жизни, которая придает живость и живость. очарование и динамизм каждой части его огромного повествования. Это важное качество Дон Кихот, , ускользающее от более конкретного наименования, можно грубо назвать органическим.Жизненная сила оживляет каждый эпизод и придает незабываемые черты даже костлявой лошади и толстому ослу.

По сути, Дон Кихот показывает нам, что реальность существования состоит в получении всех воздействий опыта, который, преобразованный посредством особого осознания, синтезируется как часть характера. Прозаичный Алонсо Кихано после воздействия на свое воображение рыцарских книг превращается в рыцаря Ла-Манчи. Чтение пастырских сказок — это воздействие, которое заставляет Марселлу стать пастушкой, а Самсон Карраско получает импульс от попытки раз и навсегда победить безумие своего соперника.Все эти персонажи изменили свою жизнь, усвоив по существу внешние влияния. Продолжая свое путешествие, Дон Кихот и Санчо изменяются и развиваются под влиянием каждого нового эпизода. Усвоив один опыт своим постоянным дискурсом, они сталкиваются с другим и снова сокращают себя под этим новым влиянием.

Эманация жизни видна всякий раз, когда любой персонаж сталкивается с опытом. Доротея, купающая ноги в текущем ручье, — фигура из пасторальной картины.Как только она описывает, как Фердинанд разрушил ее обычную деревенскую жизнь, ее разум просыпается, и на наших глазах она становится плотью и кровью. В этих новых обстоятельствах она способна сыграть роль принцессы Микомиконы, хотя все еще ничего не знает о таких вещах, как география. Такие люди, как дон Диего де Миранда (джентльмен в зеленом пальто), священник в замке герцога и племянница Антония Кихана, приучены к внешним воздействиям и остаются статичными.

Выбранные не только из-за своих комических атрибутов, эпизоды представляют собой испытательную площадку для стимулирования всех сторон личностей Дон Кихота, Санчо и всех остальных.Таким образом, мы видим, как добродетельная жена Камилла подвергается буквальному «испытанию» и быстро превращается в совершенную прелюбодейку. С другой стороны, всякий раз, когда преданность Санчо подвергается испытанию (например, его защита своего хозяина от ругани священника, момент, когда его «увольняет» Дон Кихот, его постоянное желание бросить сквайр, когда он неудовлетворен, например), он остается верным. Вся последовательность приключений с герцогом и герцогиней представляет собой полигон для проверки ценностей, которые Дон Кихот дорожит как странствующий рыцарь.Его последнее испытание — это когда, приставив копье Самсона к горлу, он предпочитает скорее умереть, чем отказаться от идеи совершенства Дульсинеи.

Другими словами, Сервантес заставляет вещи происходить, чтобы раскрыть скрытые возможности. Даже погода вынуждена работать, например, когда идет дождь, парикмахер может надеть таз, чтобы защитить свою новую шляпу; отсюда и приключения шлема Мамбрино. Яркость каменистой пустыни Сьерра-Морена служит только для того, чтобы изолировать различные сцены, которые происходят там: покаяние Дон Кихота, встреча Карденио с священником и парикмахером, история Доротеи, а также обеспечивает безопасное убежище от полиции.Палящее июльское утро показывает, какой безумный человек начинает странствовать в рыцари, когда так жарко; пыльная дорога скрывает две стада овец, которых герой считает армиями; а на зеленом лугу, где Розинанте играл с кобылами, — приключения янгесских носильщиков.

Этот утилитарный динамизм каждой части романа получает дальнейшее развитие, поскольку эпизоды переплетаются друг с другом, как мотивы в симфонии. Повторяясь с некоторыми вариациями, эти темы возвращаются снова и снова.Санчо, например, никогда не упускает случая пожалеть о своем одеяле; разочарование Дульсинеи преследует Дон Кихота до самой его смерти. Алтисидора никогда не прекращает ухаживать за рыцарем. Алонсо Кихано всегда находится в тени безумной карьеры Дон Кихота, и желанный остров Санчо, протянутый ему, как морковка мулу, наконец, становится его призом. Снова появляется Тосилос, снова появляется Эндрю, Жин де Пассамонте трижды возвращается, чтобы пересечь Дон Кихота. Идеал пастырской жизни переплетается в романе и выходит из него во многих вариациях: Марселла, Новые Аркадийцы, вторичная фантазия Дон Кихота.Ничего не происходит без последствий, и персонажи или эпизоды неизменно повторяются.

Описательный стиль — еще один источник динамизма Сервантеса. Лаконично, но элегантно, он рисует изображения, которые делают иллюстрации в книге неприятными. Санчо, жаждущий хорошей еды, находится со своим хозяином в хижинах козопасов: «Санчо вскоре отреагировал на привлекательный запах козьего мяса, которое кипело в котле над огнем … Козопасы сняли их с огня, и расстелил на земле несколько овчин и вскоре приготовил свой деревенский пир, и весело пригласил своего господина и его отведать то, что у них было.«Представляем Марселлу»: «Это сама Марселла, которая появилась на вершине скалы, у подножия которой они копали могилу; но так прекрасна, что слава, казалось, скорее уменьшила, чем увеличила ее очарование: те, кто никогда не видел ее раньше, смотрели на нее с тихим удивлением и восторгом; нет, те, кто видел ее каждый день, казались не менее восхищенными, чем остальные «. Бессмертный поворот с ветряными мельницами занимает всего сорок или пятьдесят строк:» Я говорю тебе, что они гиганты, и я полон решимости заняться этим. ужасная неравная битва против них всех.Сказав это, он пришпорил Росинанту. . . . В это время поднялся ветер, и большие паруса начали поворачиваться. . . . Хорошо прикрытый своим щитом, с неподвижным копьем, он налетел на первую мельницу, стоявшую на его пути, нанеся удар по крылу, которое кружилось с такой скоростью, что его копье разлетелось на части, и лошадь и всадник катился по равнине, действительно очень потрепанный ».

Таким образом, общий успех книги заключается в жизнеспособности и органическом развитии самих персонажей.Описания яркие не только для стиля прозы, но и потому, что они физически воплощают динамичный образ личностей. Сеттинг, который Сервантес редко детализирует, незабываемо и кратко запечатлевается только в том случае, если он является неотъемлемой частью развития соответствующего эпизода. Таким образом, с помощью техники подчинения любого другого литературного орнамента, чтобы оживить и раскрыть все части активного персонажа, Сервантес создал прочное единство эпизода, сеттинга, диалога и характеристики, что придает этой книге ее многогранный характер.Это как если бы автор, сначала рассматривая свое творение как великую тьму, пробегает по его поверхности лучи света в форме инцидента, диалога, описания, фона, пока не раскрывается вся конфигурация человеческой личности.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.