Домострой полный текст: Домострой — протопоп Сильвестр — читать, скачать

Содержание

Домострой

Домострой

(Отрывки) 

Литературу середины XVI в. Д. С. Лихачев назвал литературой «государственного устроения». В это время создается ряд памятников, регламентирующих жизненный уклад. К ним относятся «Великие Минеи-Четии», «Стоглав», «Домострой». «Великие Минеи-Четии» — 12-томное собрание чтений на каждый месяц года: грандиозный свод «четьих» (т.е. предназначенных для ежедневного чтения) — оригинальных и переводных текстов. Свод был составлен под руководством новгородского архиепископа, впоследствии митрополита всея Руси, Макария . В «Стоглаве» — книге, состоящей из 100 глав и вобравший в себя постановления Церковного собора, состояшегося в Москве в 1551 г., были обобщены основные нормы обрядности и церковного культа. «Домострой» — книга, регламентирующая повседневный быт. В ней описывалисгнормы религиозного и этического поведения, утверждались правила воспитания и семейного быта, давались практические советы ведения домашнего хозяйства.

Первая редакция «Домостроя» была составлена еще до середины XVI в. Уже в этом виде памятник основывался на предшествующей литературе поучений, как оригинальной, так и переводной. Вторая редакция, представляющая как бы «классический» (в нашем современном понимании) образец «Домостроя», возникла в середине XVI в., и составление ее связано с именем священника московского Благовещенского собора Сильвестра. К основному тексту «Домостроя», состоящему из 63 глав, в Сильвестровской редакции присоединена 64-я глава — Послание Сильвестра к сыну Анфиму: на опыте собственной жизни Сильвестр резюмирует все содержание «Домостроя». Разумеется, «Домострой» писался не как художественное произведение, но время поставило его в ряд литературных памятников Древней Руси. Помимо огромного интереса как документа эпохи, произведение это дает современному читателю яркое представление о повседневной жизни древнерусской зажиточной семьи. И описание норм поведения, рекомендации по ведению хозяйства, перечисление предметов устроения дома становятся живым, увлекательным рассказом, так как за всем этим все время ощущается присутствие живых людей.
Ниже приводятся отдельные главы из «Домостроя» (1, 6, 11, 15-18. 21, 24, 27, 32, 38, 45, 49, 50, 54), которые дают достаточно полное представление как о различных сторонах жизни и быта той эпохи, так и о характере самого «Домостроя». 

Книга, называемая Домостроем, которая содержит в себе полезные сведения, поучение и наставление всякому христианину — и мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам. 

1. Наставление отца сыну

Благословляю я, грешник имярек, и поучаю, и наставляю, и вразумляю сына своего имярек, и его жену, и их детей, и домочадцев: следовать всем христианским законам и жить с чистой совестью и в правде, с верой творя волю Божью и соблюдая заповеди его, и себя утверждая в страхе Божьем, в праведном житии, и жену поучая, также и домочадцев своих наставляя, не насильем, не побоями, не рабством тяжким, а как детей, чтобы были всегда упокоены, сыты и одеты, и в теплом дому, и всегда в порядке. И отдаю вам, живущим по-христиански, писание это на память и на вразумление вам и детям вашим.

Если этого моего писания не примете и наставления не послушаете и по нему не станете жить и поступать так, как здесь написано, то сами за себя ответ дадите в день Страшного суда, я к вашим проступкам и греху не причастен, то вина не моя: я ведь благословлял на благочинную жизнь, и думал, и молил, и поучал, и писание предлагал вам; если же это мое простое поучение и слабое наставление в этом писании примите вы со всею чистотою душевной, прося у Бога помощи и разума, насколько возможно, и, коли Бог вразумит, в дело его претворите, — будет на вас милость Божья, и пречистой Богородицы, и великих чудотворцев, и наше благословение отныне и до скончания века, и дом ваш, и чада ваши, и имение ваше, и богатство какие вам Бог даровал от ваших трудов, — да будут благословенны и исполнены всяческих благ во веки веков. Аминь. (…)

 6. Как посещать в монастырях, и в больницах, и в темницах, и всякого в скорби 

В монастыре, и в больнице, и в затворничестве, и в темнице заключенных посещай и милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их, и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай, введи в дом свой, напои, накорми, согрей, приветь с любовью и с чистою совестью: и этим милость Бога заслужишь и прощение грехов получишь; также и родителей своих покойных поминай приношением в церковь Божию, и дома поминки устраивай, а нищим раздай милостыню, тогда и сам будешь помянут Богом.

 11. Как кормить приходящего в дом чинно

Перед началом трапезы прежде всего священники Отца и Сына и святого Духа восславляют, потом деву Богородицу; едят с благоговением и в молчании или ведя духовную беседу, и тогда им ангелы невидимо предстоят и записывают дела добрые, и еда и питье в сладость бывают; если же вначале выставленную еду и питье похулят, тогда словно в отбросы превращается то, что и сами едят; а если при этом бесстыдные речи и непристойное срамословие, и смех, и всяческие забавы или игра на гуслях, и пляски, и хлопанье в ладоши, и прыжки. и всякие игры и песни бесовские, — тогда, как дым отгоняет пчел, так отойдут и ангелы Божьи от этой трапезы и непристойной беседы; и возрадуются бесы и налетят, увидев свой час, и тогда творится все, что им хочется: бесчинствуют игрою в кости и в шахматы и всякими играми бесовскими тешатся, дар Божий — еду, и питье, и всякие плоды — на посмешище выбросят и прольют, друг друга бьют и обливают, всячески надругаясь над даром Божьим, а бесы записывают деяния их, приносят к сатане и вместе радуются погибели христиан.

И все те деяния предстанут в день Страшного суда. О горе творящим такое! Когда иудеи сели в пустыне поесть и попить и, объевшись и упившись, начали веселиться и блуд творить, тогда земля поглотила их двадцать тысяч и три тысячи. О, устрашитесь, люди, и творите волю Божью так, как в Законе писано, а от такого злого бесчинства сохрани. Господи, всякого христианина. И есть бы вам и пить во славу Божию, а не объедаться и не упиваться, пустых разговоров не вести и, если перед кем-то ставишь еду или питье и всякие яства или же перед тобою поставят какие яства, не подобает хулить их и говорить: «гнилое», или «кислое», или «пресное», или «соленое», или «горькое», или «протухло», или «сырое», или «переварено», или какое-нибудь еще порицание высказывать, но подобает дар Божий — всякую пищу — расхваливать и с благодарностью есть, и тогда Бог пошлет благоухание и превратит горечь в сладость. Если же какая еда или питье не годятся, наказывать домочадцев, того, кто готовил, чтоб наперед подобного не было.
 

15. Как детей своих воспитать в поучении и страхе Божьем

А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости и всякому порядку, а затем, по детям смотря и по возрасту, их учить рукоделию — мать дочерей и мастерству — отец сыновей; кто в чем способен, какие кому Бог возможности даст; любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а осудив, побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей. И беречь и блюсти чистоту телесную и от всякого греха отцам чад своих как зеницу ока и как свою душу. Если же дети согрешают по отцовскому или материнскому небрежению, о таких грехах им и ответ держать в день Страшного суда. Так что если дети, лишенные поучений отцов и матерей, в чем согрешат или зло сотворят, то отцам и матерям от Бога грех, а от людей укоризна и насмешка, дому же убыток, а себе самим скорбь и ущерб, от судей же пеня и позор.

Если же у богобоязненных родителей, рассудительных и разумных, дети воспитаны в страхе Божьем и в добром наставлении и научены всякому разуму, и вежливости, и промыслу, и рукоделию, — такие дети с родителями своими будут Богом помилованы, священниками благословлены и добрыми людьми восхвалены, а вырастут — добрые люди с радостью и благодарностью женят сыновей своих на их дочерях или по Божьей милости своих дочерей за сыновей их выдадут замуж. Если же из таких-то какое дитя и возьмет Бог после покаяния и с причащением, тем самым родители приносят Богу непорочную жертву, и как вселятся такие дети в чертоги вечные, то получают у Бога право просить милости и прощения грехов также и для своих родителей. 

16. Как дочерей воспитать и с приданным замуж выдавать 

А у кого дочь родится, тогда рассудительные люди от всякой прибыли на дочь откладывают: на ее имя или животинку растят с приплодом или из полотен, и из холстов, и из кусков ткани, и из убрусов, и из рубашек все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, и уборы, и мониста, и утварь церковную, и посуду оловянную, и медную, и деревянную; добавлять всегда понемножку, а не все вдруг, себе не в убыток.

И всего будет полно. Так дочери растут, страху Божью и знаниям учатся, а приданое их понемногу прибывает, только лишь замуж сговорят — тут все и готово. А кто заранее о детях не раздумывает, то как замуж отдавать, тотчас же и покупать все, так что скорая свадьба вся на виду; а коли по Божьему желанию дочь та преставится, то ее приданым поминают душу ее в сорокоуст, и милостыню из него же дают. А если другие дочери есть, таким же образом и о них заботиться. 

17. Как детей учить и страхом спасать

Наказывай сына своего в юности его и упокоит тебя в старости твоей и придаст красоты душе твоей; и не жалея бей ребенка: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти. Если дочери у тебя, направь и на них свою строгость, тем сохранишь их oт бед телесных: и ты не посрамишь лица своего, коли в послушании ходит, и не твоя вина, если по глупости нарушит она девство свое и станет известно знакомым твоим, и тогда посрамят тебя перед людьми.

Ибо если отдашь дочь свою беспорочной будто великое дело совершишь и в любом обществе похвалишься, никогда не сердясь на нее. Любя же сына своего, увеличивай ему раны, и потом не нахвалишься им; наказывай сына своего с юности и порадуешься на него потом в зрелости, и среди недоброжелателей сможешь им похвалиться, и позавидуют тебе враги твои. Воспитай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение; не улыбайся ему, играя: в малом послабишь — в большом пострадаешь скорбя и в будущем будто занозы вгонишь в душу свою. И не дай ему воли в юности, но сокруши ему ребра, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой, и болезнью души, и разорением дома, погибелью имущества, и укоризной соседей, и насмешкой врагов, и пеней властей, и злою досадой. 

18. Как детям отца и мать любить, и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всем 

Чада, вслушайтесь в заповеди Господни, любите отца своего и мать свою, и слушайте их, и повинуйтесь им в Боге во всем, и старость их чтите, и немощь их и всякую скорбь от всей души на себе понесите, и благо вам будет, и долго пребудете на земле, за то простятся грехи ваши, и Бог вас помилует, и прославят вас люди, и дом ваш благословится навеки, и наследуют сыны сынам вашим, и достигнете старости маститой, в благоденствии дни свои проводя. Если же кто осуждает, или оскорбляет своих родителей, или клянет их, или ругает, тот перед Богом грешен и проклят людьми; того, кто бьет отца и мать, — пусть отлучат от церкви и от всех святынь и пусть умрет он лютою смертью от гражданской казни, ибо написано: «Отцовское проклятье иссушит, а материнское искоренит». Сын или дочь, непослушные отцу или матери, сами себя погубят и не доживут до конца дней своих, если прогневают отца или досадят матери. Кажется он себе праведным перед Богом, но он хуже язычника, сообщник нечестивых, о которых пророк Исайя сказал: «Погибнет нечестивый и пусть не увидит славы Господней». Он назвал нечестивыми тех, кто бесчестит родителей своих и еще насмехается над отцом и укоряет старость матери, пусть же склюют их вороны и сожрут орлы! Честь же воздающим отцу и матери и повинующимся им в Боге, станут они во всем утешением родителей, и в день печали избавит их Господь Бог, молитву их услышит, и все, что попросят, подаст им благое; утешающий мать свою волю Божью творит и угождающий отцу в благости проживет. Вы же, дети, делом и словом угождайте родителям своим во всяком добром замысле, и вас они благословят: отчее благословение дом укрепит, а материнская молитва от напасти избавит. Если же оскудеют разумом в старости отец или мать, не бесчестите их, не укоряйте, и тогда почтут вас и ваши дети; не забывайте труда отца и матери, которые о вас заботились и печалились о вас, покойте старость их и о них заботьтесь, как и они о вас. Не говори много: «Оказал им добро одеждой и пищей и всем необходимым», — этим ты еще не избавлен от них, ибо не сможешь их породить и заботиться так, как они о тебе; вот почему со страхом служи им раболепно, тогда и сами от Бога примете дар и вечную жизнь получите, как исполняющие заповеди его. 

21. Наказ мужу, и жене, и работникам, и детям, как подобает им жить 

Да самому тебе, господину, и жене, и детям, и домочадцам — не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться, к старшим быть послушным и покорным, к средним — дружелюбным, к младшим и убогим — приветливым и милостивым, всякое дело править без волокиты и особенно не обижать в оплате работника, всякую же обиду с благодарностью претерпеть ради Бога: и поношение, и укоризну, если поделом поносят и укоряют, с любовию принимать и подобного безрассудства избегать, а в ответ не мстить. Если же ни в чем не повинен, за это от Бога награду получишь. А домочадцев своих учи страху Божию и всякой добродетели, и сам то же делай, и вместе от Бога получите милость. Если же небрежением и нерадением сам или жена, наставлением мужа обделенная, согрешит или что нехорошее сотворит, и все домочадцы, мужчины и женщины и дети, хозяйского наставления не имея, грех какой или зло совершат: или ругань, или воровство, или блуд, — все вместе по делам своим примут; зло сотворившие — муку вечную, а добро сотворившие, угодно Богу прожившие, — жизнь вечную получат в царствии небесном.

24. О неправедной жизни

А кто не по — Божьи живет, не по-христиански, чинит всякую неправду и насилие, и обиду наносит большую, и долгов не платит, томит волокитой, а незнатного человека во всем изобидит, и кто по-соседски не добр или в селе на своих крестьян, или в приказе сидя при власти накладывает тяжкие дани и разные незаконные налоги, или чужую ниву распахал, или лес посек, или землю перепахал, или луг перекосил, или переловил всю рыбу в чужом садке, или борти, или перевесище и всякие ловчие угодья неправдою и насилием захватит и ограбит, или покрадет, или уничтожит, или кого в чем ложно обвинит, или кого в чем подведет, или в чем обманет, или ни за что кого-то предаст, или в рабство неповинных лукавством или насилием охолопит, или нечестно судит, или неправедно производит розыск, или ложно свидетельствует, или к раскаявшимся немилостив, или лошадь, и всякое животное, и всякое имущество, и села или сады, или дворы и всякие угодья силою отнимет, или задешево в неволю купит, или сутяжничеством оттягает или корчемной прибылью, или процентами, и разным лукавым ухищрением, и неправедно скопленным на процентах, поборах или мздах, и во всяких непотребных делах: в блуде, в распутстве, в сквернословии и срамословии, и клятвопреступлении, в ярости, и гневе, в злопамятстве, — сам господин или госпожа их творят, или дети их, или люди их, или крестьяне их, а они, господа, в том не возбраняют им и не хранят их от бед и никакой управы не находят на них, — обязательно все вместе будут в аду, а на земле прокляты, ибо во всех тех делах недостойных хозяин такой Богом не прощен и народом проклят, а обиженные им вопиют к Богу. И своей душе на погибель, и дому в запустение, и все проклято, а не благословлено: и владеть, и есть, и пить — то все прибыли и доходы не от Бога, но от бесов; нисходят в ад живые души поступающих так, и милостыня от таковых ни зерном, ни плодом не желанна Богу ни в жизни их, ни после смерти; если хочешь от вечной муки избавиться, отдай неправдой захваченное и впредь обещай обиженному не поступать так со всеми своими, как и написано: «Скор Господь на милость свою, истинно раскаявшихся принимает и даже страшные грехи прощает». 

27. Если кто живет ничего не рассчитав

 Всякому человеку: богатому и бедному, большому и малому — все рассчитать и разметить, исходя из ремесла и из доходов, а также и по имуществу; приказному же человеку все рассчитать, учтя государево жалованье и по доходу, и по поместью, и такой уж двор при себе держать и все имущество и всякий припас; по тому же расчету и людей держать, и все хозяйство, по ремеслу своему и прибыли — и есть, и пить, и одежду носить, и людей одевать, и с людьми сходиться с нужными. Если же кто, не рассчитав своего и не разметив житья своего и ремесла и прибыли, начнет, на людей глядя, жить не по средствам, занимая или беря незаконным путем, та честь его обернется великим бесчестием со стыдом и позором, и в лихое время никто ему не поможет, да и от Бога грех, а от людей насмешка; надобно каждому человеку избегать тщеславия, и гордыни, и греховных встреч, жить по силе своей и по возможности, и по расчету, и на прибыль от законных средств. Ибо такое житье удобно, и Богу угодно, и похвально среди людей, а себе и детям своим надежно. 

32. Всякий порядок домашний содержать

 А для всякого рукоделья и у мужа и у жены всякое бы орудие в порядке было на подворье: и плотницкое, и портновское, и кузнечное, и сапожное, а у жены для всякого ее рукоделья и домашнего обихода всегда бы порядок был свой, и держалось бы все то бережно, где что нужно: и что себе не сделал — никто ничего не слыхал, в чужой двор не идешь, берешь свое без лишнего слова. А поварские принадлежности и хлебопекарные все бы были у самого сполна: и медное, и оловянное, и железное, и деревянное, — какое найдется. Если же и придется у кого в долг взять или свое дать: украшения, или мониста, или женскую одежду, сосуд серебряный, или медный, или оловянный, или какое платье, — и как-нибудь запасы пересмотреть, и новое все, и ветхое: где измято, или побито, или дыряво. или что где измазано или продралось, и какой-то в чем-нибудь непорядок или что не цело, — и все то пересчитать, и отметить, и записать — и кто берет, и кто дает — обоим то было бы ведомо. А что можно взвесить — то бы взвешено было, и всякой ссуде определили бы цену: по нашим грехам какой непорядок случится, так с обеих сторон ни хлопот, ни раздоров нет, ибо цена известна. А всякую ссуду и брать и давать честно, хранить сильней своего и возвратить в срок, чтобы сами хозяева о том не просили и за вещами не посылали: тогда и впредь дадут и дружба навек. А если чужого не сохранять, или в срок не вернуть, или испортил, то обида навек и убыток в том и пени бывают, да и впредь никто и ни в чем не поверит.

 38. Как порядок в избе вести хорошо и чисто

 Стол, и блюда, и поставцы, и ложки, и всякие сосуды, и ковши, и братины, воды согрев, с утра перемыть и вытереть и высушить, и после обеда также, и вечером; а ведра и ночвы, и квашни и корыта, и сита и решета, и горшки и кувшины, и корчаги также вымыть всегда, и выскресть, и вытереть, и высушить, и положить в чистом месте, где будет удобно хранить. Всегда бы все сосуды и посуда вымыты и чисты были, а на лавке, и по двору, и по комнатам посуда не валялась бы, поставцы, и блюда, и братины, и ковши, и ложки на лавке не валялись бы, но там, где положено, в чистом месте лежали бы, опрокинуты вниз; а в какой посуде что лежит из еды или питья, так то покрыто было бы чистоты ради и вся посуда с едой или с питьем или с водою; если квашню творить, всегда бы было покрыто, а в избе и завязано от тараканов и от всякой нечисти. Избу, и стены, и лавки, и скамьи, и пол, и окна, и двери, и в сенях, и на крыльце — все вымыть и вытереть, и вымести и выскрести, и всегда бы было чисто; и лестницы, и нижнее крыльцо — все бы было вымыто, и выскоблено, и вытерто, и выметено, а перед нижним крыльцом положить сена, чтобы грязные ноги вытирать, тогда и лестница не загрязнится; и в сенях перед дверями рогожку или ветхий войлок положить или тряпку — вытирать грязные ноги, чтобы в плохую погоду полов не пачкать; у нижнего крыльца сено или солому переменять, а у дверей рогожку или войлок переменять или тряпку чистую положить, а загрязненное прополоскать и высушить и снова туда же под ноги сгодится. Вот потому-то у добрых людей, у хозяйственной жены дом всегда чист и устроен, — все как следует припрятано, где что нужно, и вычищено, и подметено всегда: в такой порядок как в рай войти. За всем тем и за любым обиходом жена бы следила сама да учила слуг и детей и добром и лихом: а не понимает слова, так того и поколотить; а увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом; если она понимает — тогда уж так все и делать, и любить ее, и хвалить, но если жена науке такой и наставлению не следует, и того всего не исполняет, и сама ничего из того не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а наказав, простить, и попенять, и с любовью наставить, и поучить, но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа — всегда жить в любви и в согласии. А слуг и детей, также смотря по вине и по делу, наказать и посечь, а наказав, пожалеть; госпоже же слуг защищать в разбирательстве, тогда и служкам уверенней. Но если слову жены, или сына, или дочери слуга не внимает, и наставление отвергает, и не послушается, и не боится их, и не делает того, чему муж, или отец, или мать учат, тогда плетью постегать, по вине смотря, а побить не перед людьми, наедине поучить, да приговаривать, и попенять, и простить, но никогда не гневаться ни жене на мужа, ни мужу на жену. И за любую вину ни по уху, ни по глазам не бить, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть, ничем железным или деревянным не бить; кто в сердцах или с кручины так бьет, многие беды от того бывают: слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут и палец, могут быть и головные боли, и выпадение зубов, а у беременных женщин и преждевременные роды. Плетью же в наказании осторожно бить, и разумно и больно, и страшно и здорово, но лишь за большую вину и под сердитую руку, за великое и за страшное ослушание и нерадение, а в прочих случаях, рубашку содрав, плеткой тихонько побить, за руки держа и по вине смотря, да, поучив, попенять: «А и гнев бы не был, и люди бы того не ведали и не слыхали, жалобы бы о том не было». Да никогда бы не были брань и побои и гнев на ссору слуг или их наговор без справедливого следствия, и если были оскорбления или нехорошие речи или свои подозрения, — виновного наедине допросить по-хорошему: покается искренне, без всякого лукавства — милостиво наказать да простить, по вине смотря; но если оговоренный не виноват, оговорщиков уж не прощать, чтобы и впредь распрей не было, да и судить лишь по вине и по справедливому розыску; если же виновный не признается в грехе своем и в вине, тут уже наказание должно быть жестокое, чтобы был виноватый в своей вине, а правый в правоте: повинную голову меч не сечет, а покорное слово кость ломит. 

45. Как огород и сад разводить

 А у которого человека и огородик есть, то за тем, кто работает в нем, либо сам господин доглядывает, либо госпожа или тот, кому поручено; прежде всего — укрепить ограду, чтобы в огород ни собаки, ни свиньи, ни куры, ни гуси, ни утки, никакая скотина не могла зайти ни с чужого двора, ни со своего, тогда яблоням и всяким растениям урона нет, да и от соседей никаких упреков — всегда твоей скотине ход перекрыт от тебя, а их скотине — к тебе. Также и двор бы был везде огорожен крепко, и тыном заделан, и ворота всегда прикрыты, а к ночи и заперты, да собак держать сторожевых. и слуги бы охраняли, да и сам господин или госпожа послушивают в ночи. Огород же всегда бы был заперт, а кому поручено, тот бы всегда охранял его, сторожил днем и ночью. Когда ж по весне гряды копать и навоз возить, так навоз зимой запасти, а перед посадкой дынь парниковые грядки готовить да всякие семена заводить у себя и, посадив и посеяв разные семена и всякие зерна, вовремя их поливать и укрывать, сберегая всегда от мороза, а яблони обрезать, выбирая сушняк, черенки нарезать и делать прививку к стволам, и гряды с посевами пропалывать, и капусту от червя и от блох охранять, и обирать их, и отряхивать; а возле тына вокруг всего огорода, где крапива растет, насеять борща и с весны варить его для себя понемногу: такого на рынке не купишь, а тут всегда есть, и с нуждающимися поделиться Бога ради, а если у бедного человека разрастется, то и продаст, обменяв на другую заправку. А коли насадит он капусты и свеклы, и они созреют, то листья капустные может сварить, а станет капуста свиваться в кочан, да еще и густо, то, постепенно отсекая, тоже варить: листьями же, их обламывая, кормить скотину. В ту же пору до самой осени, борщ нарезая, сушить, он всегда пригодится — и в этот год, и позднее; и капусту в течение всего лета варить и свеклу, по осени же хозяин капусту солит, а свекольный рассол готовит и солит огурцы, а летом наслаждается: ест дыни, горошек, морковь, огурцы и всякий овощ, а коли Бог послал и больше чего уродилось, то еще и продаст. А сад заложить самому, чтобы расстояние от дерева до дерева было в три сажени, а то и больше, тогда яблони растут большими, зерновым и овощам на грядах не мешают, а как разрастутся густо на деревьях ветви, уже ничто на земле не растет, насей тогда борщу, все-таки всегда какой-то урожай. А падалицу с яблонь и то, что поспело из огурцов и дынь и всяких овощей, вовремя бы перебирать, что съесть самому или сберечь, а что и в запас оставить или что засолить, яблоки же и груши заквасить или залить их патокой, ягодным или вишневым морсом; а в дешевую пору и грибы сушить, грузди и рыжики солить, и всякий овощ на хранение ставить, а то и продать что, — и все бы то было сохранено; а семена хорошо бы всякие у себя заводить, ибо от них прибыль велика: чего на рынке не купишь, а у тебя излишек, ты и продашь.  

49. Как мужу с женою советываться, как ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне

Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, и утром, встав по колокольному звону и после молитвы, мужу с женою советоваться о домашнем хозяйстве, а на ком какая обязанность и кому какое дело велено вести, так тем наказать, когда и что из еды и питья приготовить для гостей и для себя; а то и ключник по хозяйскому слову прикажет что-то купить на расход, и когда то, купив, принесут, так отмерить и тщательно оглядеть; повару же то отослать, что нужно варить, и хлебопеку, и для всяких заготовок также товар отослать. И всегда бы ключник держал в памяти то, что нужно сказать господину. А в поварню яства мясные и рыбные отдавать по счету, печь и варить, как господин повелит, на столько блюд пусть испекут и сварят, и готовое у повара взять по счету же. На стол же всякие яства ставить по хозяйскому приказу, смотря по гостям, а хлебный припас и всякой еды также дать по счету и взять по счету же, а если что от стола из похлебок и готовки всякой останется нетронутым и недоеденным, то нетронутые блюда перебрать, а начатые — отдельно, и мясные и рыбные, и положить все в чистую и прочную посуду, и накрыть, и обложить льдом; а начатые блюда и разные остатки отдавать на подъедание, как что сгодится, нетронутое же сохранять для господина и госпожи и для гостя; а напитки к столу давать по наказу, судя по гостям или без гостей, а госпоже только брага да квас. И всю бы посуду столовую и кухонную всегда после стола в горячей воде перемыть и прополоскать, и перетереть и высушить, и, всю собрав, пересчитать и спрятать под замок, и знать, что где находится и что у кого на руках. А столовую посуду — всегда беречь: и тарелки, и братины, и ковши, и судки столовые, и уксусницы, перечницы, рассольницы, солонки, ложки, блюда, поставцы, скатерти и покрывала, — все всегда бы чисто было и готово на стол. И стол бы был чист, и скамьи, и лавки, и комнаты и образа на стене развешены, а изба выметена и прибрана. А уксус, рассол огуречный и лимонный и сливовый, были бы отцежены через сита, огурцы же, лимоны и сливы также были бы очищены и перебраны и на столе было бы чисто и опрятно. А рыба красная и другая вяленая, и всякий студень, постный и мясной, и икра, и капуста — очищены и по блюдам разложены, до еды уже приготовлены. А напитки бы все были чистые, через сита процежены. А ключники бы, и повара, и пекари, и все стряпухи, выходя к столу на люди, сами изрядились бы чистенько, да и руки бы вымыли чисто перед каждой стряпней. А всякая посуда и все снасти у ключника и у всех на кухне были бы вымыты, и вычищены, и в сохранности, а у хозяйки и у ее слуг также. Еду же и напитки на стол нести, оглядев, чтобы посуда, в которой несешь, была чиста и еда или напитки также чисты, без мусора и без пригарины: поставить, осмотрев, а поставив еду или напитки, тут уж не кашлять, не сморкаться, но, отойдя в сторонку, прокашляться или высморкаться, ибо то не бесстыдно и вежливо. 

50. Ключнику наказ на случай пира

 Если же пир большой, то всюду самому наблюдать, и на кухне и в пекарне, а блюда раздавать за столом — поставить умелого человека, да у поставца, у напитков и у посуды нужен бережливый да хороший служитель. А к столу подавать напитки по хозяйскому наставлению, кому что велено, на сторону же никому не давать без разрешения. А как кончится пир, то всю утварь, серебряную и оловянную, и всякую посуду осмотреть и пересчитать, и кухонную и столовую, да блюда перебрать и напитки пересмотреть и початые доливать. Во время же пира надежный человек и на дворе нужен, за всем наблюдал бы и сохранял домашние всякие вещи: не покрали бы чего. И гостя пьяного охранять, чтобы не растерял чего и ругани бы не было. А как стол отойдет, всю посуду пересчитать и велеть перемыть, и всякие блюда перебрать, мясные и рыбные, и студень, и похлебки, и прибрать, как прежде написано. В день же пира под вечер, а то и пораньше самому господину просмотреть, все ли в порядке, и пересчитать, и распытать у ключника доподлинно, сколько чего съедено и выпито, и кому что отдано, и кому что послано, так что всякий расход во всяком деле был бы известен, и посуда бы вся была на счету, и мог бы ключник господину рассказать все точно, куда что разошлось, и кому что дано, и сколько чего разошлось; и если даст Бог — все в порядке, и не истрачено, и не испорчено, и ничего себе, то господину наградить надо ключника и остальных служек также: и поваров, и пекарей, которые с заботой готовили, а не пили, — всех тогда похвалить, и накормить, и напоить. (…)

 54. В погребе и на леднике все хранить

А в погребе, и на ледниках, и в подвалах хлебы и калачи, сыры и яйца, сметана и лук, чеснок и всякое мясо, свежее и солонина, и рыба свежая и соленая, и мед пресный, и еда вареная, мясная и рыбная, студень и всякий припас съестной, и огурцы, и капуста, соленая и свежая, и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и рассолы готовые, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные, и вина сухие и горькие, и меды всякие, и пива на меду и простые, и брага, — весь тот запас ведать ключнику. А сколько чего в кладовой поставлено, и на леднике, и в погребе, — все то было бы сосчитано и перемечено, что целиком, а что не полностью, и пересчитано, и записано, и сколько чего и куда отдаст ключник по приказу господскому, и сколько чего разойдется, — и то было бы все в счете, было бы что господину сказать» и отчет во всем дать. Да было бы то все и чисто, и накрыто, и не задохлось, и не заплесневело, и не прокисло. И вина сухие, и медовые взвары, и прочие лучшие напитки в особом погребе под замком держать и самому за ними следить. 

Текст по изданию: ПЛДР. 7. С. 70-173. (Перевод) 

29. РАДОСТНЫЙ МИР ДОМОСТРОЯ. Царь грозной Руси

29. РАДОСТНЫЙ МИР ДОМОСТРОЯ

«Цивилизованные» авторы XIX–XX вв. постарались опошлить и исковеркать не только фигуру первого царя. Нет, они исказили все прошлое нашего народа. Изобразили его жизнь темной, нищей, забитой, беспросветной. Даже непонятно становится, как же вообще люди выдерживали в таких условиях? Впрочем, те же авторы подсказывают, как выдерживали, представляя русских людей скотоподобными, без всяких запросов — духовных, эстетических, материальных. Дескать, покорно влачили жалкое существование, не подохли с голода, и на том спасибо. Почитаешь, например, господина Костомарова, везде подчеркивается грязь, вонь, грубость. Какое убожество по сравнению с жизнерадостной Францией, мудрой и благополучной Англией! А особенно досталось в подобных трудах женщинам. Оказывается, «русская женщина была постоянною невольницею с рождения и до гроба». Ее держали взаперти, не позволяя никуда выходить. Мужья избивали жен плетью, розгами, дубинами [58]. По названию известной книги XVI в. слово «домострой» стало ругательным, поместилось где-то рядом с «черносотенством» и «религиозным мракобесием».

В общем-то здесь прослеживается четкая закономерность. Если западные авторы всегда стремились приукрасить и отлакировать свое прошлое, то отечественные западники поступали наоборот. Причем старательно закрывали глаза на то что творилось в обожаемых ими европейских странах. Иначе увидели бы совершенно противоположную картину — западную грязь и убожество. Мы уже рассматривали ряд примеров, насколько «рыцарски» относились за рубежом к женщинам (даже к королевам), но можно привести и другие. Так, Лютер поучал, что «жена обязана неустанно работать на мужа, во всем ему повиноваться». В популярной книге «О злых женщинах» утверждалось, что «осел, женщина и орех нуждаются в ударах». Известный поэт Реймер фон Цветтен рекомендовал мужчинам «взять дубинку и вытянуть жену по спине, да посильнее, изо всей силы, чтобы она чувствовала своего господина». А британский писатель Свифт доказывал, что женский пол — нечто среднее между человеком и обезьяной.

Ну а что касается России, то либеральные историки применили подтасовку по методике, о которой уже говорилось. Отбирали источники, способные подтвердить собственные предвзятые взгляды и замалчивали все, что противоречит им. А автором версии о закрепощении женщин был уже знакомый нам Герберштейн (даже иезуит Поссевино после посещения Москвы признавал, что он многое наврал). Как раз этот австрийский дипломат среди прочего негатива о нашей стране описал, что русские держат женщин под замком, они «прядут и сучат нитки», а больше им ничем заниматься не дозволяется [18].

Что ж, давайте разберемся. 90% населения составляли крестьяне. И как же они могли держать жен под замком? А кто будет работать в поле, на огороде, за скотиной ходить? Выходит, взаперти держали только горожанок? Но, кроме Герберштейна, воспоминания о России оставили десятки иностранцев. И все они описывают женщин на базарах, на улицах, торжествах, Фоскарино даже похвалялся, что он и его спутники переспали с какими-то московскими бабенками. Дескать, молодки соблазнились «из любопытства», сравнить итальянцев с соотечественниками [102, 105]. Но кто же тогда сидел взаперти? Дворянки? Их мужья каждый год уезжали на службу, иногда от весны до поздней осени, иногда отсутствовали несколько лет. А кто руководил поместьями? Их жены, матери. Подтверждение мы находим в житии св. Юлиании Лазаревской. Между прочим, она была современницей Ивана Грозного, могла видеть царя, когда он проезжал через Муром. Автором жития был ее сын, хорошо знавший быт семьи, и он описывал, как отец служил в Астрахани, а мать вела хозяйство [121].

Имеются свидетельства, что русские женщины отлично ездили верхом «по-мужски», наравне с мужчинами участвовали в обороне городов, владели оружием. Где они этому учились? Сидя в тереме? Или, может быть, «закрепощение» касалось только жен высшей знати? Но они сами состояли на службе! Из жен бояр, дьяков состояли дворы царицы, государевых детей, жен царевичей. Некоторые несли службу при царе, отвечали за его гардероб, стирку белья и т.д. А утверждая, что женщины «прядут и сучат нитки», Герберштейн в какой-то мере был прав. Каждая знатная девушка училась рукоделию. И до нас дошли образцы их работы — великолепные вышивки, в основном, изготовлявшиеся для церкви. Пелены, плащаницы, покровцы, воздуха, знамена, даже вышитые иконостасы. Не была исключением и царица, известен покров на гробницу св. Никиты Переславльского работы Анастасии… Но что же получается? Женщины занимаются сложными хозяйственными вопросами, каждый день отправляются на работу во дворец, в свободное время создают произведения высочайшего искусства — и это называется закрепощением?

Рассуждая о постоянных побоях, Костомаров ссылается на некоего итальянца — который сам забил до смерти русскую женщину, чем и хвастался за границей [58]. Но это, простите, свидетельствует не о нравах русских. Это свидетельствует о нравах итальянцев. А с «Домостроем» вообще интересная штука получается. Одним и тем же критикам приходится то хаять его, то отозваться похвально. Потому что «Домострой», вроде бы, являлся произведением Сильвестра, а его принято хвалить. А хаять надо, чтобы выставить в худшем виде русский быт. Хотя на самом-то деле, критиков можно успокоить: Сильвестр автором книги никогда не был. Разные редакции «Домостроя» и его предшественника, книги «Измарагд», известны еще с XIV в. Все они открывались и завершались наставлением отца к сыну — типовым, поскольку предполагалось, что книга будет передаваться из поколения в поколение. А в 1550-е гг. в такое наставление каким-то образом оказались вписаны конкретные имена Сильвестра и его сына Анфима. Может быть, сам Сильвестр, пользуясь служебным положением, решил увековечить себя. Или переписчики, размножавшие книги, решили подольститься к временщику.

Ну а авторы, осуждающие «домостроевщину», обычно ссылаются на то, чего в «Домострое» вообще не было и нет. Иногда имеют место неправильные переводы. Некоторые слова в XVI в. имели иной смысл, чем сейчас. Допустим, «должен муж жену свою наказывати» вовсе не подразумевало рукоприкладства. «Наказывати» — значило учить, поучать, наставлять, от слова «наказ» [29]. Встречается и выражение «наказывати страхом» — строго выговорить, отругать. Ребенка действительно дозволялось побить (что было обычным во всех странах), но в этом случае «Домострой» употребляет совсем другие термины: «казнити», «налагати язвы».

Наконец, допускается откровенная фальсификация. К примеру, по разным работам, историческим, публицистическим, художественным кочует одна и та же цитата: «И увидит муж, что непорядок у жены… и за ослушание… сняв рубашку и плетию вежливенько бити, за руки держа, по вине смотря». Казалось бы, тут уж все ясно, да? Но обратите внимание на многоточия. В них пропущены не отдельные слова, а несколько абзацев! Давайте возьмем подлинный текст «Домостроя» и посмотрим, что оборвано первым многоточием: «А увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, сумел бы свою жену наставлять да учить полезным советом» [29, 30]. Как вы думаете, тот же смысл — или несколько иной?

После этого указывается: «Если жена науке той и наставлению не последует и того не исполняет, сама ничего того не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывати, вразумлять ее страхом наедине, а наказав, простить и попенять и нежно наставить и поучить, но при этом ни мужу на жену не обижаться, ни жене на мужа — жить всегда в любви и согласии. А слуг также, смотря по вине и делу, учить и наказывать и посечь, а наказав и пожалеть, госпоже за слуг заступаться при разбирательстве, тогда и слугам спокойней. Но если слову жены или сына или дочери слуга не внемлет, и не делает того, чему муж, отец или мать его учат, то плетью постегать, по вине смотря». И поясняется, как надо наказывать слуг: «Плетью же наказывая, осторожно бить, и разумно, и больно, и страшно, и здорово, если вина велика. За ослушание же или нерадение, рубашку сняв, плеткой постегать, за руки держа и по вине смотря…»

Я здесь не спорю, правильно это или нет, выпороть слугу, если он, предположим, ворует (может быть, правильнее отправить сразу на виселицу, как делали в Англии?) Хочу лишь отметить, что речь-то идет не о жене! Писатели и журналисты, переписывающие друг у друга цитату с многоточиями, могут этого не знать. Но неужели не читали полный текст «Домостроя» историки XIX в. которые и запустили эту цитату в оборот? Не могли не читать. Следовательно, совершили подлог преднамеренно. Кстати, некоторые переводчики допускают еще и дополнительные фальсификации. Скажем, вместо «снявши рубашку», как в подлиннике, пишут «задрав рубашку» — чтобы подчеркнуть, имеется в виду женщина, а не мужчина. А читатель проглотит, ну кто будет изучать подлинный текст и сверять?

На самом деле «Домострой» — очень полная и толковая энциклопедия хозяйственной жизни. Это было характерно для всей средневековой литературы, книги были дорогими, и покупатель хотел, чтобы в одной книге было собрано «все» в той или иной области знаний. В «Домострое» и есть «все». Как правильно молиться, прикладываться к иконам, как содержать дом, как строить отношения между членами семьи, хозяевами и работниками, как принимать гостей, ухаживать за скотом, как лучше и дешевле по сезону закупать продукты, заготавливать впрок рыбу, грибы, капусту, как их хранить, как делать квас, мед, пиво, приводятся рецепты сотен блюд. И все это объединяется понятием «дома» как единого организма. Здоровый организм — будет хорошо жить, неладно в доме — дела пойдут наперекосяк.

Неважно, какой дом. Он мог быть и крестьянским, и купеческим, и боярским. Но и последний слуга, холоп — тоже член дома, имеет не только обязанности, о нем должны заботиться, обеспечивать его нужды. И само государство понималось огромным «домом», где есть хозяин и хозяйка, царь и царица, есть домочадцы. А термин «домочадцы» содержит в себе слово «чадо» — «ребенок». За домочадцами надо присматривать, воспитывать их, но и любить, помогать, защищать. «Домом» была каждая семья. А различные стороны жизни увязывались между собой требованиями Православия. Любое правило подкреплялось церковными: как будет полезнее для спасения души. Причем «Домострой» предусматривал четкое распределение обязанностей. За мужем закреплялись в основном «внешние» функции — заработок, служба и т.д., а жена полноправно распоряжалась внутри дома. Никакого унижения или дискриминации, а рациональное разделение труда.

Но если «Домострой» определял хозяйственные взаимоотношения в семье, то другие взаимоотношения, личные, хорошо известны из пожелания, которое всегда давалось молодым: «Совет да любовь». Совет — то есть важнейшие вопросы надо решать сообща, по согласию. Это, кстати, вполне соответствует русским традициям соборности. А что касается любви, то не мешает еще раз вспомнить, в XVI в. людей наставлял не только «Домострой». Тогда же было написано «Житие свв. Петра и Февронии». Конечно, любовь святых покровителей семьи и брака — идеал. Но тот самый идеал, к которому должны были стремиться люди.

И хотя русские во всем руководствовались православными нормами, это отнюдь не означало аскетизма. Нищета и беспросветность — тоже выдумка. Ее авторы вольно или невольно перепутали XVI в с XIX. Крестьяне-то были свободными и жили не в пример лучше тех крепостных, которые будут своим трудом обеспечивать балы, карточные игры и заграничные поездки Карамзиных и Костомаровых. Иностранцы в один голос отмечали на Руси изобилие и дешевизну. Удивленно писали, что мясо продают не на вес, а тушами или рубят на глаз (Барбаро, Маржерет), рассказывали об «изобилии зерна и скота» (Перкамота), о «множестве богатых деревень» (Черслер, Адамс), о «дешевизне и обилии еды» (Фоскарино), о том же сообщали Тьяполо, Тедальди, Флетчер, а Хуан Персидский приходил к выводу: «В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать» (видимо, он имел в виду раздачу милостыни).

Несмотря на войны, пышность царского двора, строительство, налоги по сравнению с Европой оставались невысокими, этому тоже удивлялись чужеземцы. Писали, что государь мог бы получать гораздо больше, «так как население покорно, но не обременяет его налогами» (Тьяполо). Подати возросли лишь в последние, самые тяжелые годы Ливонской войны, но после заключения мира царь распорядился снизить их. Достаточно указать, что при Годунове налоги были увеличены в 20 раз по сравнению с правлением Ивана Грозного. Денежки у людей водились, и в маленьких удовольствиях себе не отказывали. Русские любили вкусно поесть, и «Домострой» приводит множество тогдашних блюд: «заяц черный, голова свиная под чесноком, ноги говяжьи, тетерев под шафраном, лебедь медвяной, журавли под зваром с шафраном, зайцы в рассоле, куря в лапше, уха в зверине, лососина с чесноком». Одних лишь пирогов было известно свыше 50 видов, 20 видов каш, десяток видов щей.

Правда, в году было около 200 постных дней — четыре поста, среды, пятницы. Но они были менее строгими, чем сейчас. Даже в Великий пост рыба мирянам дозволялась, она исключалась лишь для монахов [29, 130]. Среди постных блюд рекомендовались «уха с пряностями да простая уха, уха налимья, уха щучья с перцем, уха плотвичья, уха из лещей… уха в мешочке, уха толченая, уха стерляжья, уха судачья… пупки осетровые сухие, пузырек белужий под соусом, вязига под хреном, присол щучий, присол стерляжий, щука паровая, схаб белужий», икра, икряные блины. Это не для пиршества, это как раз для Великого поста. Строгие ограничения были введены позже, в конце XVIII в. Только прошу понять меня верно, я лишь констатирую факт, а не призываю нарушать нынешние правила. В XVI в. человек был ближе к Богу и ему, возможно, не требовалось так строго поститься, как теперь. А перечисленные блюда не считались дорогими лакомствами, они были обыденными и доступными.

Тогдашние правила допускали и некоторые другие послабления по сравнению с современными. В посты, которые считаются более «мягкими», Петровский и Рождественский, дозволялось соитие между супругами (кроме сред, пятниц и воскресений) [29]. Что тоже вполне объяснимо. Это не являлось плотской забавой, умножение русского населения признавалось важным и для семьи, для продолжения рода, и для государства, а стало быть и для Церкви.

Культа роскоши на Руси не было. И пустое расточительство было чуждо психологии русского человека. Но для обихода приобретали красивые и удобные вещи: посуду, инструменты, оружие. Одежду тоже шили поудобнее, она была гораздо практичнее, чем узкие европейские костюмы. В будни одевались просто. Мужчина носил рубаху, кафтан или зипун, холщевые порты, сапоги или лапти. Домашним нарядом женщины могла быть одна нижняя рубаха. Крестьянки и работали в ней в жаркую погоду. Для выхода на люди надевали вторую рубаху, сарафан, юбку-поневу. Теплой одеждой были душегрея, телогрея, плащ-епанча, шубы, мужские и женские.

Однако русские любили и щегольнуть. В праздники наряжались в богатые терлики, ферязи, цветные сорочки, шубы, покрытые дорогими тканями — бархатом, парчой. Женщины красовались в опашнях и летниках из яркой материи. Делались сапожки и башмаки из сафьяна, тисненой кожи. Все это дополнялось вышивкой, жемчугом, фигурными пуговицами. Носили и украшения: ожерелья, оплечья, серьги, подвески. Иностранцы отмечали, что даже простолюдинки имели украшения из драгоценных металлов. Замужняя женщина убирала волосы под кику или платок-убрус. А девушки надевали венцы или головные повязки и гордились своими косами. Переплетали их лентами, а иногда и жемчугом, шелком, золотыми нитями. В целом наряды были яркими и гармоничными, радовали глаз.

И было где пофорсить в них. Праздники были общенародными, в них участвовали и царь, и Церковь, и все население. Пышные торжества проводились на Рождество, на Крещение — освящали воду в Иордани, многие тут же купались. На Вербное Воскресенье устраивалось шествие, сам государь вел под уздцы «ослятю» — лошадь, на которой ехал митрополит. Вместе, всем миром, встречали Пасху, Благовещение, новый год (1 сентября) и другие праздники. Были особые обычаи для каждого из них. Веселились на масленицу, устраивали братчины на Петров день, крестные ходы на Воздвижение Креста Господня.

Иностранцы упоминали «конские бега и другие увеселения», качели, спортивные состязания: «Молодежь упражняется в разнообразных играх, весьма близких, однако к военному искусству, они состязаются, например, в бегании взапуски, кулачном бою, верховой езде, стрельбе. В каждой игре есть свои награды, и особенная честь оказывается тому, кто лучше всех владеет луком» [105]. Были и другие народные праздники, с которыми Церковь пыталась бороться, видя в них пережитки язычества — ночные гуляния и купания на Купалу (Рождество св. Иоанна Предтечи), святочные гадания, оклички мертвых на Радуницу, Троицу и др. Но эти обряды сохранились вплоть до XIX в., искоренить их не получилось. (Впрочем, если уж на то пошло, языческой сути в них не осталось, она давно забылась, а древние ритуалы превратились в обычные деревенские развлечения, помогавшие украсить и разнообразить жизнь.)

Иногда можно встретить утверждения, будто Иван Грозный и Стоглав осудили и запретили игры скоморохов. Но историки, повторяющие их, попросту не читали Стоглав. Он запретил только «бесовские песни» и игры на свадьбах, где подобные потехи смешивались с церковным чином венчания. Обращалось внимание и на тех скоморохов, которые «совокупясь ватагами многими до 60 и до 70 и до 100 человек и по деревням у крестьян сильно едят и пиют, и из клетей животы грабят и по дорогам разбивают» [130]. То есть, когда скоморошество превращалось в прикрытие уголовных преступников. Во всех прочих отношениях народное творчество ограничений не знало и преследованиям не подвергалось. Люди и песни пели, и хороводы водили, и музыкой себя тешили.

Жили в деревянных домах. Но вовсе не из-за того, что не умели строить каменных. Деревянные дома были более здоровыми и уютными. Флетчер отмечал: «Деревянные постройки для русских, по-видимому, гораздо удобнее, нежели каменные и кирпичные, потому что в последних большая сырость, и они холоднее, чем деревянные». Даже у царя каменные палаты служили для торжественных приемов, а сам он и его родные жили в деревянных теремах. Очень редко, у самых бедных семей, дома были одноэтажными. Чаще их возводили в два яруса. И тоже старались делать понаряднее, украшали резьбой наличники, конек кровли, крыльцо. Те же плотники, которые строили дом, обычно изготовляли и «нутрь»: лавки, скамьи, столы.

К жилой избе примыкал комплекс хозяйственных построек: клети для хранения имущества и запасов, повалуши (летние домики), хлев, конюшня, овин, амбар. Часто они соединялись между собой переходами-сенями. Во дворе разводился сад, огород, почти всегда имелась баня. У ремесленников тут же располагались мастерская, магазин. Вместе жила семья из нескольких поколений: родители, дети, у состоятельных — слуги, работники. А дворы бояр и богатых купцов представляли собой настоящие «городки» с сотнями обитателей. Города строились просторно, с широкими улицами, были чистыми — за этим следили земские власти. Улицы и площади мостились деревянными плахами, на ночь перекрывались рогатками от воров, выставлялась охрана. Каждый человек, если он выходил из дома в темноте, обязан был иметь горящий фонарь, иначе могли задержать до выяснения личности.

Русские были очень чистоплотными, ходили в баню не реже двух раз в неделю. В летнее время, чтобы предохраниться от пожаров, топить личные бани возбранялось, но существовали общественные. И вот это иностранцы отмечали наперебой. Для них самих это было очень необычным. Флетчер даже доказывал, что от частого мытья портится цвет лица. Увидеть бани старались все чужеземцы, приезжавшие в Россию — примерно так же, как в наше время сходить в Большой театр. И конечно же, зарубежные гости так целеустремленно ходили в них не только ради экзотики, а еще и на голых баб поглазеть. В Пскове до середины XVI в. мужчины и женщины вообще мылись вместе. Причем в бани приходили и монахи, монахини. Но это не считалось чем-то неприличным — баня есть баня. Псковский обычай был запрещен только Стоглавом.

В остальных городах мужские и женские отделения разделялись, но имели общий коридор. Напарившись, люди обоих полов выскакивали окунуться летом в реку, а зимой в снег (кстати, еще одна иллюстрация к «закрепощению женщин»), выбегали зачерпнуть воды. Уж наверное, девицы или молодки не без умысла щеголяли телами перед добрыми молодцами, однако это не предполагало никакого разврата. В конце концов, люди пришли помыться, получить удовольствие в парной, а если попутно кто-то посверкал своими прелестями, ну и что? Не убудет. Это не было нарушением общественной морали и никого не смущало.

И тем более не могло возникнуть даже мыслей о чем-либо зазорном в священнодействах — массовых купаниях на праздники Крещения Господня, Преполовения, Происхождения честных древ Животворящего Креста. Хотя иностранцы и на эти торжества стремились в первую очередь ради «пикантных» зрелищ, но почему-то объявляли непристойными не собственное поведение, а русские обычаи.

Разумеется, о нравах нашего народа за границей могли брехать что угодно. Но вот что писал о русских Альберт Кампензе — не в пропагандистских памфлетах, а в конфиденциальном докладе папе римскому: «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением; прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки; противоестественные пороки совершенно неизвестны; а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно. Вообще они глубоко почитают Бога и святых Его… В церквях не заметно ничего неблагопристойного или бесчинного, напротив, все, преклонив колена или простершись ниц, молятся с искренним усердием… Московитяне были бы гораздо праведнее нас, если бы не препятствовал тому раскол наших церквей». Указав на некоторые различия с католическими догматами, он делал вывод: «Во всем прочем они, кажется, лучше нас следуют учению Евангельскому» [102, 105]. Приукрашивать русских перед папой итальянцу Кампензе было совершенно незачем. Не тот случай.

И при этом, как мы видим, жизнь вовсе не была серой и унылой. Нет, наоборот! Люди умели радоваться и во всем стремились к радости. Мало того: ведь для них и церковные службы, молитвы, посты отнюдь не были скучной «обязанностью». Это для «цивилизованных» либералов они стали формальной и нудной тратой времени. (Например, отец Костомарова очень преуспел в атеизме, доказывая своим крепостным, что Бога нет: в итоге крестьяне его убили и ограбили — раз Бога нет и «на том свете ничего не будет», зачем же себя ограничивать?) Вот поэтому и не смогли «цивилизованные» понять и полюбить наше прошлое, оно осталось для них чуждым. А каждый верующий хорошо знает, что служба в храме, покаяние, Причастие дают именно радость, цельную и чистую — и люди в XVI в. в полной мере имели ее.

Русские красавицы и «Домострой»


В зарубежных исторических трудах сложился устойчивый штамп о жалкой участи женщин в допетровской Руси. Впрочем, над созданием этого штампа немало потрудились и отечественные либеральные авторы. Костомаров сокрушался, что “русская женщина была постоянною невольницею с рождения и до гроба”. Ее держали взаперти, мужья избивали жен плетью, розгами, дубинами. На чем же основываются подобные утверждения? Оказывается, источников не так уж много. Один из них – австрийский дипломат XVI в. Герберштейн. Его миссия в Москву провалилась, и он оставил о нашей стране злые и язвительные воспоминания (даже иезуит Поссевино после посещения России отметил, что Герберштейн многое наврал). Среди прочего негатива он описывал, что русские женщины постоянно сидят под замком, “прядут и сучат нитки”, а больше им ничем заниматься не дозволяют.

Но самым известным документом, на котором строятся доказательства, является «Домострой». Название этой популярной книги XVI века даже стало ругательным, поместилось где-то рядышком с “черносотенством” и “мракобесием”. Хотя в действительности “Домострой” – полная и неплохая энциклопедия хозяйственной жизни. Это было характерно для всей средневековой литературы, книги стоили дорого, и покупатель хотел, чтобы в одной книге было собрано “все” в той или иной области знаний. “Домострой” как раз и представляет собой попытку объединить «все». Как правильно молиться, как содержать дом, как строить отношения между членами семьи, хозяевами и работниками, как принимать гостей, ухаживать за скотом, как заготавливать рыбу, грибы, капусту, как делать квас, мед, пиво, приводятся рецепты сотен блюд. И все это объединяется понятием “дома” как единого организма. Здоровый организм – будет хорошо жить, неладно в доме – дела пойдут наперекосяк.

Но по различным работам – научным, публицистическим, художественным, кочует одна и та же цитата из «Домостроя»: “А увидит муж, что непорядок у жены… и за ослушание… сняв рубашку и плетию вежливенько бити, за руки держа, по вине смотря”. Казалось бы, здесь все ясно! Какое варварство! Жестокость не только допускается, но и предписывается, возводится в обязательную практику! Стоп… Не спешите делать выводы. На самом деле, перед нами один из самых наглых примеров исторической фальсификации. Текст и впрямь выдернут из «Домостроя», но… обратите внимание на многоточия. В них пропущены не отдельные слова. Пропущено несколько абзацев!

Возьмем подлинный текст “Домостроя” и посмотрим, что оборвано первым многоточием: “А увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, сумел бы свою жену наставлять да учить полезным советом”. Как вы считаете, в подлиннике и цитате сохранен одинаковый смысл? Или его исковеркали до неузнаваемости? Что касается поучений о порке, то они относятся вообще не к жене: “Но если слову жены или сына или дочери слуга не внемлет, и не делает того, чему муж, отец или мать его учат, то плетью постегать, по вине смотря”. И поясняется, как надо наказывать слуг: “Плетью же наказывая, осторожно бить, и разумно, и больно, и страшно, и здорово, если вина велика. За ослушание же или нерадение, рубашку сняв, плеткой постегать, за руки держа и по вине смотря…”

Я здесь не спорю, правильно это или нет, выпороть слугу, если он, предположим, ворует (может быть, правильнее отправить сразу на виселицу, как делали в Англии?) Хочу лишь отметить, что в отношении жен была внедрена явная подтасовка. Писатели и журналисты, переписывающие друг у друга цитату с многоточиями, могут этого не знать. Но неужели не читали полный текст “Домостроя” историки XIX в. которые и запустили в оборот искалеченную цитату? Не могли не читать. Следовательно, совершили подлог преднамеренно. Кстати, некоторые переводчики допускают еще и дополнительные фальсификации. Например, вместо “снявши рубашку”, как в подлиннике, пишут “задрав рубашку” – чтобы прилепить цитату к женщине, а не мужчине. А читатель не заметит, проглотит! Неужели кто-нибудь станет изучать подлинный текст на церковнославянском языке и сверять с переводом?
Между прочим, истинные отношения между мужьями и женами, или между возлюбленными, принятые на Руси, нетрудно увидеть из других источников. Их сохранилось предостаточно. Послушайте народные песни, почитайте былины. Или «Повесть о св. Петре и Февронии» — она была написана в те же годы, что «Домострой». Где вы там найдете жестокость, грубость, варварство? Конечно, любовь святых покровителей семьи и брака или любовь сказочных, эпических героев, являлась идеалом. Но это был тот самый идеал, к которому стремились и тянулись наши предки.

А русские женщины никогда не были забитыми и робкими. Можно вспомнить хотя бы талантливую правительницу обширного государства св. равноапостольную великую княгиню Ольгу. Можно вспомнить и дочку Ярослава Мудрого Анну, выданную замуж за французского короля Генриха I. Она оказалась во Франции самым образованным человеком, свободно владела несколькими языками. Сохранились документы, где красуется ее аккуратная подпись на латыни, а рядом крест – «подпись» неграмотного мужа. Именно Анна впервые во Франции ввела в обычай светские приемы, начала выезжать с дамами на охоты. До нее француженки просиживали по домам, за пяльцами или пустой болтовней с прислугой.

Русские княжны проявляли себя в роли королев скандинавских стран, Венгрии, Польши. Внучка Владимира Мономаха Добродея-Евпраксия поразила своей ученостью даже Византию – культурнейшую страну той эпохи. Она была великолепным врачом, умела лечить травами, писала медицинские труды. Сохранился ее трактат «Алимма» («Мази»). Для своего времени княжна обладала глубочайшими знаниями. Книга содержит разделы по общей гигиене человека, гигиене брака, беременности, ухода за детьми, по правилам питания, диеты, наружным и внутренним болезням, рекомендации по лечению мазями, приемы массажа. Наверняка Добродея-Евпраксия была не единственной такой специалисткой. На родине у нее имелись наставницы, у наставниц были другие ученицы.

Унижая русских и поливая их клеветой, зарубежные авторы почему-то не обращают внимания на собственное прошлое. Ведь представления о западном галантном отношении к дамам сложились только в XIX в. из художественных романов Дюма, Вальтера Скотта и пр. В реальности «рыцарского» было маловато. Лютер поучал, что “жена обязана неустанно работать на мужа, во всем ему повиноваться”. В популярной книге “О злых женщинах” утверждалось, что “осел, женщина и орех нуждаются в ударах”. Известный германский поэт Реймер фон Цветтен рекомендовал мужчинам “взять дубинку и вытянуть жену по спине, да посильнее, изо всей силы, чтобы она чувствовала своего господина”. А британский писатель Свифт рассуждал, что женский пол – нечто среднее между человеком и обезьяной.

Во Франции, Италии, Германии, даже дворяне откровенно, за деньги, продавали красивых дочерей королям, принцам, аристократам. Подобные сделки считались не позорными, а крайне выгодными. Ведь любовница высокопоставленного лица открывала пути к карьере и обогащению своим родным, ее осыпали подарками. Но могли запросто подарить другому хозяину, перепродать, проиграть в карты, отлупить. Английский король Генрих VIII в приступах плохого настроения так избивал фавориток, что они на несколько недель «выходили из строя». Двоих надоевших жен отправил на плаху. А на простолюдинок нормы галантности вообще не распространялись. С ними обращались, как с предметом для пользования. Кстати, Костомаров, осуждая отечественные обычаи, ссылался на некоего итальянца – который сам забил до смерти русскую женщину, чем и хвастался за границей. Но разве это свидетельство о нравах русских? Скорее, о нравах итальянцев.

На Руси женщина пользовалась гораздо большими свободами, чем принято считать. Закон защищал ее права. Оскорбление женщин наказывалось вдвое большим штрафом, чем оскорбление мужчин. Они полноправно владели движимым и недвижимым имуществом, сами распоряжались собственным приданым. Вдовы управляли хозяйством при несовершеннолетних детях. Если в семье не было сыновей, наследницами выступали дочери. Женщины заключали сделки, судились. Среди них было много грамотных, новгородскими берестяными записками обменивались даже простолюдинки. В Киевской Руси существовали специальные школы для девочек. А в XVII в. небезызвестный протопоп Аввакум гневно обрушивался на некую девку Евдокию, начавшую изучать грамматику и риторику.

Но русские представительницы прекрасного пола умели и владеть оружием. Имеются неоднократные упоминания, как они обороняли стены городов вместе с мужчинами. Участвовали даже в судных поединках. Вообще в таких случаях разрешалось нанимать вместо себя бойца, но Псковская Судная грамота оговаривала: «А жонки с жонкою присужати поле, а наймиту от жонки не быти ни с одну сторону». Если присудили поединок женщине с мужчиной — пожалуйста, выставляй наемника, а если с женщиной — нельзя. Сами облачайтесь в доспехи, выходите конными или пешими, берите мечи, копья, секиры и рубитесь сколько влезет. Очевидно, закон имел и хитрую подоплеку. Повздорят две бабы, заплатят бойцам, и один из них погибнет или покалечится из-за пустяковой ссоры. А сами-то не будут по мелочам рисковать, помирятся.

Ну а теперь давайте попробуем разобраться с «общепризнанными» свидетельствами о домашнем заточении русских женщин. В эпоху Московской Руси 90 % населения составляли крестьяне. Вот и подумайте – могли ли они держать своих жен под замком? А кто будет работать в поле, на огороде, ухаживать за скотиной? С крестьянками данная концепция явно не стыкуется. Может быть, взаперти держали только горожанок? Нет, опять не сходится. Кроме упомянутого Герберштейна воспоминания о нашей стране оставили десятки иностранцев, посещавших ее в разные времена. Они описывают толпы женщин вперемежку с мужчинами на различных праздниках, торжествах, богослужениях. Рассказывают о продавщицах и покупательницах, переполнявших базары. Чех Таннер отмечал: “Любо, в особенности, посмотреть на товары или торговлю стекающихся туда московитянок. Несут ли они полотно, нитки, рубахи или кольца на продажу, столпятся ли там позевать от нечего делать, они поднимают такой крик, что новичок, пожалуй, подумает, не горит ли город”.

Москвички трудились в мастерских, в лавочках, сотни их стирали белье у мостов через Москву-реку. Описывались купания на Водосвятие – множество женщин погружались в проруби вместе с мужчинами, это зрелище всегда привлекало иноземцев. Почти все зарубежные гости, приезжавшие в нашу страну, считали своим долгом описать и русские бани. В Европе их не было, бани считались экзотикой, вот и лезли туда поглазеть на раздетых баб. Взахлеб пересказывали своим читателям, как они, распаренные, выскакивали в снег или в речку. Но… как же быть с затворничеством?

Остается предположить, что в домашнем заточении сидели одни лишь дворянки… Нет. Им просто некогда было прохлаждаться! В те времена дворяне каждый год уезжали на службу. Иногда от весны до поздней осени, иногда отсутствовали несколько лет. А кто же руководил поместьями в их отсутствие? Жены, матери. Подтверждением может послужить, например, “Повесть о Юлиании Осорьиной”, написанная в XVII в. сыном героини. Он рассказывал, как отец служил в Астрахани, а мать вела хозяйство. Придворный врач Коллинз описывал семью стольника Милославского, служившего в Пушкарском приказе. Сообщал, что они жили очень бедно, и дочь Милославского Мария – будущая царица, вынуждена была собирать в лесу грибы и продавала их на базаре.

Что же касается представительниц высшей знати, княгинь и боярынь, они тоже занимались хозяйством своих мужей, вотчинами и промыслами. Не оставались в стороне от политической, духовной жизни. Марфа Борецкая фактически возглавляла правительство Новгорода. Морозова заправляла раскольничьей оппозицией. Но большинство боярынь сами числились на придворной службе. Они заведовали гардеробом царя, занимали важные посты мамок и нянек у государевых детей. А у царицы имелся собственный большой двор. Ей служили боярыни, дворянки, в штате состояли дьяки-делопроизводители, русские и иностранные доктора, учителя детей.

Жены государей ведали дворцовыми селами и волостями, получали доклады управляющих, считали доходы. У них имелись и собственные владения, угодья, промышленные предприятия. Коллинз писал, что при Алексее Михайловиче для его супруги Марии в семи верстах от Москвы были построены мануфактуры по обработки пеньки и льна. Они «находятся в большом порядке, очень обширны и будут доставлять работу всем бедным в государстве». Царицы широко занимались благотворительностью, обладали правом помилования преступников. Нередко они с сами, без мужей, ездили в монастыри и храмы, в паломничества. Их сопровождала свита из 5-6 тыс. знатных дам.

Маржерет и Гюльденстерн отмечали, что при поездке в Троице-Сергиев монастырь за царицей ехало “множество женщин”, и “сидели они на лошадях по-мужски”. О том, что боярыни часто ездили верхом, пишет и Флетчер. Ну-ка попробуйте после комнатного сидячего затворничества прокатиться в седле от Москвы до Сергиева Посада! Что с вами будет? Получается, что знатные дамы где-то тренировались, катались на лошадях. Очевидно, в своих деревнях. А если в период проживания в столице боярские дочери или жены значительную часть времени проводили в собственном дворе, то необходимо учитывать, что представляли собой боярские дворы! Это были целые городки, их население состояло из 3-4 тыс. человек челяди и прислуги. В них раскинулись свои сады, пруды, бани, десятки строений. Согласитесь, времяпровождение в таком дворе отнюдь не равнозначно тоскливому заключению в «тереме».
Однако упоминание Герберштейна, что русские женщины “прядут и сучат нитки”, в какой-то мере близко к истине. Каждая девушка училась рукоделию. Крестьянка или жена ремесленника обшивала семью. Но жены и дочери знати, конечно же, корпели не над посконными портами и рубахами. До нас дошли некоторые образцы их работы – великолепные вышивки. В основном, их делали для церкви. Пелены, плащаницы, покровцы, воздуха, знамена, даже целые вышитые иконостасы. Так что же мы видим? Женщины занимаются сложными хозяйственными вопросами, в свободное время создают произведения высочайшего искусства – и это называется закрепощением?

Некоторые ограничения действительно существовали. На Руси не были приняты балы и пиры с участием женщин. Хозяин в виде особой чести мог представить гостям супругу. Она выйдет, по рюмочке им поднесет и удалится. На праздниках, на свадьбах, женщины собирались в отдельной комнате – мужчины в другой. «Домострой» вообще не рекомендовал для «прекрасной половины» хмельные напитки. Но иностранцы, которым довелось близко общаться с русскими дамами, восхищались их воспитанием и манерами.

Немец Айрман описывал, что они появляются перед гостями «с очень серьезными лицами, но не недовольными или кислыми, а соединенными с приветливостью; и никогда не увидишь такую даму хохочущей, а еще менее с теми жеманными и смехотворными ужимками, какими женщины наших стран стараются проявить свою светскую приятность. Они не изменяют своего выражения лица то ли дерганьем головы, то ли закусывая губы или закатывая глаза, как это делают немецкие женщины. Они не носятся точно блуждающие огоньки, но постоянно сохраняют степенность, и если хотят кого приветствовать или поблагодарить, то при этом выпрямляются изящным образом и медленно прикладывают правую руку на левую грудь к сердцу и сейчас же серьезно и медленно опускают ее, так что обе руки свисают по обе стороны тела и так же церемонно возвращаются к прежнему положению. В итоге они производят впечатление благородных личностей”.

Наши далекие пра-пра-бабушки любили и умели принарядиться. Шились удобные и красивые сарафаны, летники, шубки, шапочки с меховой опушкой. Все это украшалось затейливыми узорами, праздничные костюмы – жемчугом, бисером. Модницы щеголяли башмачками на очень высоких каблуках, перенимали у татарок обычай красить ногти – кстати, то и другое на Западе было в новинку, описывалось как диковинки. Русские ювелиры изготовляли изумительные серьги, браслеты, ожерелья. Айрман отмечал: «Они по своему обычаю сверх меры украшают себя жемчугом и драгоценностями, которые у них постоянно свисают с ушей на золотых кольцах, также и на пальцах носят драгоценные перстни». Девушки делали сложные изысканные прически – даже в косы вплетали жемчуг и золотые нити, украшали их шелковыми кисточками.

Да и нравы в общем-то были достаточно свободными. Как и во все времена, женщины тянулись к радости и веселью. Любили поплясать, покачаться на качелях. Девушки собирались с парнями за околицей покружиться в хороводах, попеть задорные частушки, порезвиться в молодых играх, зимой – покататься на коньках, на санках с горы. На каждый праздник существовали свои обычаи. На Успение – «дожинки», на Рождество – колядки, на Масленицу – блины, штурмы снежных крепостей, а женихи с невестами и молодые супруги лихо мчались на тройках. Как и во все времена, людям хотелось семейного счастья. В Устюге в 1630 г. объявили набор 150 девушек, желающих поехать в Сибирь «на замужество» — там не хватало жен казакам и стрельцам. Нужное количество набралось мгновенно, покатили через всю Россию!

Впрочем, русские бабы были не чужды и обычных женских слабостей, как же без этого? Допустим, при очередном пожаре в Москве начали выяснять причину – оказалось, что вдовушка Ульяна Иванова оставила непогашенной печку, вышла на минутку к соседу, дьячку Тимофею Голосову, да и засиделась, заболталась в гостях. Чесала языком, пока не закричали, что ее дом полыхает. Наверное, такая вдовушка могла жить в любой стране и в любую эпоху.

Олеарий описывает случай в Астрахани. Немцы здесь тоже надумали посмотреть на русских купальщиц, пошли гулять к баням. Четыре девицы выскочили из парной и плескались в Волге. Немецкий солдат вздумал окунуться с ними. Они принялись в шутку брызгаться, но одна зашла слишком глубоко, стала тонуть. Подруги воззвали к солдату, он вытащил молодку. Все четверо облепили немца, осыпая поцелуями благодарности. Что-то не слишком похоже на «закрепощенность». Очевидно, сами же девушки разыграли «несчастный случай», чтобы поближе познакомиться.

Посол Фоскарино похвалялся, как несколько московских бабенок очутились в объятиях итальянцев – из любопытства, захотели сравнить их с соотечественниками. Олеарий и Таннер упоминали, что в Москве были и девицы легкого поведения. Они околачивались возле Лобного места под видом продавщиц холста, но обозначали себя, держа в губах колечко с бирюзой. Очень удобно – если появится наряд стрельцов, спрятать колечко во рту. Хотя до повального распутства, как во Франции или Италии, дело не доходило. Причем ситуация получалась во многом парадоксальной. В большинстве стран Европы сохранялись средневековые драконовские законы, за блуд полагалась смертная казнь. Но об этих законах никто не вспоминал, разврат процветал открыто. В России таких законов не было. Вопросами нравственности занималась только Церковь. Но моральные устои оставались куда более прочными, чем на Западе.

Конечно, не в каждой семье воцарялись «совет да любовь». Иногда случались супружеские измены – это был грех, и духовники назначали покаяние, епитимью. Но если муж обижал супругу, она тоже могла найти защиту в церкви – священник разберется, вразумит главу семьи. В подобных случаях вмешивался и «мир» — деревенская, слободская, ремесленная община. А общины на Руси были крепкими, могли обратиться к властям, воеводам, к самому царю. До нас дошла, например, общественная жалоба на посадского Короба, который “пьет и бражничает безобразно, в зернь и в карты играет, жену свою бьет и мучит не по закону…” Община просила унять хулигана или вообще выселить вон.

Да и сами русские женщины были отнюдь не беззащитными тепличными созданиями, умели постоять за себя. В народной “Притче о старом муже и молодой девице” (XVII в. ) богатый вельможа сватает красавицу вопреки ее желанию – принуждает к браку родителей. Но девица заранее перечисляет арсенал средств, которыми будет его изводить – от угощения сухими корками и недоваренными мослами до побоев “по берещеной роже, неколотой потылице, жаравной шее, лещевым скорыням, щучьим зубам”. Действительно, бывало и так, что не жена страдала от мужа, а мужу доставалось от жены. Так, дворянин Никифор Скорятин дважды обращался к самому царю Алексею Михайловичу! Жаловался, что жена Пелагея била его, драла за бороду и угрожала топором. Просил защитить или дозволить развестись.

Конечно, я привожу этот пример не в качестве положительного и не в качестве оправдания склочных баб. Но он тоже подтверждает, насколько же несостоятелен «общепризнанный» стереотип о забитых и несчастных русских женщинах, всю жизнь сидевших за запертыми дверями и стонавших от побоев.

Урок по «Домострою» — Учимся вместе

«Домострой»  как руководство к жизнеустроению

            Изучая пьесу «Гроза», традиционно мы произносим это слово – «домострой», причем с отрицательным знаком. Катерина, явно симпатичная автору героиня, противопоставленная всему огромному, давящему, тяжелому и душному царству, гибелью своей утверждающая  стремление к свободе чувств, одна выступает против домостроевских порядков, навязываемых ей свекровью. И мы легко прощаем маленькую ложь– ее первую реплику, с которой она появляется на сцене: «Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты». Не лжет она – просто выдает желаемое за действительное. А вот домостроевские порядки, всячески заклейменные критикой, вызывают у нас раздражение, потому что ассоциируются с темным царством, не дающим бедной Катерине дышать свободно. Естественно, на уроках, посвященных этому шедевру А.Н. Островского, мы рассматриваем неоднозначность трактовки образов. Действительно  же, протестуя против внешней стороны, (вытья, телесного наказания — Тихон ведь побил-таки Катерину, потому что маменька велела), она разрушает своей изменой и внутреннюю – ДОМ как основу человеческого  бытия вообще. Мы, конечно, жалеем Катерину: искренне страдает, кается, места себе не находит, но забываем о Тихоне (Так ему и надо: не умел защитить жену перед матерью – получай теперь страдания на всю оставшуюся жизнь!). И продолжаем клеймить домостроевские порядки. А что знаем мы о «Домострое» и декларируемых правилах? Может, это знание  поможет нам открыть что-то и в такой жестокой  Кабанихе? Ведь защищает она все-таки семью! Оговоримся: в пьесе ни разу не прозвучало название книги, сомневаюсь, что сама Кабаниха или Дикой когда-нибудь держали ее в руках, но «Домострой» осветил для нас их действия, во многом, опять-таки  благодаря критике.

            Итак, определим для себя цели, которые мы ставим при изучении этого произведения древнерусской литературы:

  • Знакомство с произведением с точки зрения общей его структуры, с основным содержанием.
  • Получение представлений о нормах семейного права в контексте XVI, XIX века и сопоставление  с семейными отношениями современности.
  • Попытка осмысления роли семьи, дома
  • Переосмысление некоторых концептуальных аспектов пьесы Островского «Гроза» с точки зрения семейных норм, декларируемых «Домостроем».

Было дано небольшое домашнее задание к уроку:

  • Перелистайте (перечитайте) пьесу «Гроза», найдите в ней упоминание о «Домострое».
  • Найдите в высказываниях Кабанихи и Дикого рекомендации, как правильно себя вести в различных ситуациях.

Ход урока:

В качестве вступительного слова можно использовать вступление к этой статье. В поисковой системе Интернета я набрала слово «Домострой» и получила … список различных фирм. Почему многие фирмы в разных городах страны выбрали себе это название? Каково лексическое значение слова? Какие ассоциации могут быть связаны с этим словом? Учащиеся подбирают ассоциации к слову «Домострой»

 

Ассоциативные понятия

·        дом, материал, рабочий, нравственность, воспитание детей, домочадцы, любовь, обережение

·        уклад, порядки, традиции, законы, нравственные ценности, воспитание детей

·        дом, человек, строить, правила, семья, канон, семейные отношения, экономика, традиции, законы, нравственные ценности, воспитание детей

·        устройство дома, быт, «Дом-«2»

·        родители, стройка, лес, хозяйство, экономика, семейное право

·        что-то устаревшее, старые правила, понятия, масштабность, традиции, законы

Кратко обсуждается: почему возникли именно эти ассоциации? (потому что русское корнесловие отразило в названии книги именно основное понятие: дом+строить?) Что значит строить дом? (это не только возведение строительной конструкции, но и созидание семейных отношений).

Из истории создания: «Домострой», своеобразный памятник древнерусской литературы, изначально не был исконно-русским. Текст составлялся постепенно в разных местах, использовались различные источники. Переводили с греческого языка, переписывали нравоучительные высказывания святых отцов, составляли из них сборники. Таким образом,  первая редакция «Домостроя» была компилятивным трудом, книга разрасталась, пополнялась переводами с латыни, немецкого и польского языков. И только в начале XVI  протопопом Сильвестром, духовником царя и помощником митрополита Макария, создается вторая редакция этого памятника. Позднее этот вариант тоже будет дополняться, но более всего советами чисто практического свойства. Мы же знакомимся с произведением именно в редакции Сильвестра как наиболее канонической и авторитетной.

Работа в группах: Учащиеся получают несколько текстов из «Домостроя». Сначала они знакомятся с оглавлением (Если есть мультимедийная установка, то оглавление и тексты могут быть спроецированы на экран).


 1. Наказание от отца к сыну

 2. Како  християном   веровати  во  Святую  Троицу  и  пречистую Богородицу  и  Кресту Христову и святым Небесным силам и всем  святым и честным и святым мощем и поклонятись им

 3.  Како   таинам  Божиим  причащатися  и  веровати  воскресению мертвых, и Страшнаго Суда чаяти и касатися всякои святыни

 4. Како  любити Бога  от всея душа, тако же брата своего и страх  Божии имети и память смертную

 5. Како святительскии чин почитати, тако же и священническии чин  и мнишескии

 6. Како  посещати  в монастырех  и  в болницах  и  в темницах  и  всякаго скорбна

 7. Како  царя  и  князя  чтити  и повиноватися во всем и всякому  властелю покарятися  и правдою служити им во всем,  к большим    и  к  меншим,  и скорбным  и маломощным  ко всякому  человеку

    какову быти, и себе о сем внимати

 8. Како дом свои украсити святыми образы дом чист имети

 9. Како к церквам Божиим и в монастыри с приношением приходити

10. Како священников и иноков в дом свои призывати молитися

11. Како кормити приходящих в дому з благодарением

12. Како мужу з женою и з домочатцы в дому своем молитися

13. Како в церкви мужу и жене молитися  чистота хранити и всякого   зла не творити

14. Како чтити детем отцов своих духовных и повиноватися им

15. Како детеи своих воспитати во всяком наказании и страсе божии

16. Како чад воспитати с наделком замужь выдати

17. Како дети учити и страхом спасати

18. Како  детем  отца и мати любити  и беречи и повиноватися им и  покоити их во всем

19. Како  всякому  человеку  рукодельничати  и всякое дело делати    благословяся

20. Похвала женам

21. Наказ мужу и жене и людем и детем како лепо быти им

22. Каковы люди дерьжать и как о них промышлять во всяком учении,  и в божественых заповедеи, и в домовном строении

23. Како врачеватися християном о болезни и от всяких скорбеи

24. О неправедном житии

25. О праведном житии  аще  кто  по бозе  живет  и  по  заповедем   господним  и  по  отеческому  преданию  и  по  християньскому    закону,  аще ли  властелин  судит праведно и нелицемерно всем

    равно  богату и убогу,  и ближнему  и далнему  доволни  будут    уроки праведными, и творити

26. Како жити человеку сметя свои живот

27. Аще кто не разсудя себя живет

28. Аще кто слуг держит без строя

29. Поучати  мужу  своя  жена,  как  Богу  угодити  и мужу своему  уноровити,  и  како  дом свои  добре строити , и вся домашняя  порядня, и рукоделье всякое знать и слуг учить и самои делать

30. Добрые жены рукоделные плоды,  и береженье всему и что скроит    и остатки и обрески беречи

31. Как всякое платье кроити и остатки и обрески беречи

32. Всякая порядня домашняя держати

33. По  вся  государыни  дни  дазирати  у слуг  всего  и домашнеи    порядни  и  рукоделья  и  о самои  еи  и  о  всяком бережении  и строении

34. По вся дни  жене  с мужем  о всем  спрашиватися  и советовати  о всем  и  как в люди ходити  и к себе призывати и з гостьями  что беседавати

35. Слуг наказывати как в люди посылать с чим

36. Женам наказ  о пьяньстве  и о пьяном питии,  и слугам тако же  и  о потаи  не держати  ничево  нигде  и слуг  лжи  и клеветы    не слушати  без исправы  как их наказывати грозою и жену тако

    же, и как в гостех быти и дома себя устроивати во всем

37. Как платья всякое жене носити и устроити

38. Как избная парядня устроити хорошо и чисто

39. Аще муж сам не учит, ино суд от Бога приимет аще сам творит и жену и домочатцов учит, милость от Бога приимет

40. Самому государю  или  кому прикажет  годовои запас,  и всякои    товар купити

41. Себе  на обиход  купити  всякои товар заморскои,  и из далных  земель

 42. О том же  коли  что купить у кого сел нет  и всякои домашнеи  обиход,  и лете и зиме,  и как запасати в год и дома животина    водити всякая, и ества и питие держати всегды

43. А  толко  мужь  припасет  в год  всякого  запасу  и постного,    и тому, устрои

44. О запаснои прибыли впередь

45. Огород и сад как водить

46. Как  человеку  запасное питие  держать  про себя и про гость,  и как устроити то при людех

47. Тому же пивовареннои наказ  как пиво варить и кака мед сытити  и вино курити

48. У поваров  и  у хлебников  и везде  всякои  порядни  ключнику    дозират

49. Мужу з женою  советовати,  как  ключнику приказати о столовом    обиходе о поварне и о хлебне

50. Ключнику приказ как пир лучится

51. Наказ от государя ключнику  как ества постная и мясная варить    и кормить семья, в мясоед и в пост

52. В житницах и в закромех о береженьи

53. В сушиле тако же смотрити

54. В погребе и на леднике всего беречи

55. А  в клетех  и  в подклетех,  и  в онбарех,  устроити  всякая    порядня ключнику по государеву наказу

56. В сенницах  сено  и в конюшнях лошади,  и на дворе и дровянои    запас устроити и всякая животина

57. В поварнях и в хлебнях, и в деловых избах устроити деланое

58. На  погребех  и  на  ледникех,  и в житницах,  и в сушилех  и    в онбарех и в конюшнях часто государю смотрити

59. С слугами государю сметяся во всем по тому их жаловати

60. О торговых и о лавочных людех,  по тому же  счет с ними часто    держати

61. Как двор строити или лавка или деревня или анъбар

62. Как дворовое тягло плотит с лавки позем  или з деревни подать и должником долг всякои платить

63. Указ ключнику  как держать на погребе всякои запас  просолнои и в бочках  и в кадех  и в мерникех  и во тчанех и в ведерцах  мясо рыба копуста огурцы сливы лимоны икра рыжики грузьди

 

            Предлагаем в группах обсудить, какие сферы жизни регламентирует «Домострой». Несомненно, уже само оглавление с его старинной орфографией и лексикой вызывает живой интерес к книге. В классе есть словари и справочники, по которым определяем значение незнакомых слов, хотя многие слова, кажущиеся такими странными, оказываются понятными и без словаря. Но знакомство с оглавлением беглое. Выводы делаем о том, что практически все сферы бытия, весь круг интересов человека описаны в «Домострое». Успеваем заметить, что в некоторых вопросах рекомендуется и «мужу з женою  советовати», то есть все же подобие равноправия сохраняется. Можно обратить внимание и на то, как ряды однородных членов предложения в названиях глав показывают всеохватность общей картины: перед нами и произведение литературы, и исторический памятник, и своеобразный документ эпохи – поистине семейное право!

 

            Далее начинаем выборочное знакомство с текстами:

 

Текст №1

 

Благословляю аз  грешныи  имярек,  и  поучаю  и  наказую,  и вразумляю  сына  своего имярек и его жену и их чад,  и домочадцов быти во всяком християньском законе, и во всякои чистои совести и

правде,  с верою творяще волю Божию и храняще заповеди Его,  себе утвержающе во всяком страсе Божии,  и в  законном  жительстве,  и жену поучающе,  тако же и домочадцов своих наказующе, не нужею ни ранами ни работою тяжкою, имеюще яко дети во всяком покои, сыты и одены   и  в  теплом  храме,  и  во  всяком  устрои  и  вдаю  вам християньскому жительству, писание се на память и вразумление вам и  чадом  вашим,  аще сего моего писания не внемлете и назания не послушаете, и потому не учнете жити и не тако творити яко же есть писано,  сами себе ответ дадите в день Страшнаго Cуда, и аз вашим винам и греху не причастен,  кроме моея душа аз о  сем  о  всяком

благочинии благословлял,  и плакал,  и молил, и поучал, и писание предлагал вам,  и аще восприимите сие мое худое учение  и  грубое наказание,  и  сие писание со всею чистотою душевною прося у Бога помощи и разума поелико возможно как Бог вразумит и начнете делом творити вся се будет на вас милость Божия и Пречистые Богородицы, и великих чудотворцов,  и нашего благословления отныне и до века, и  дом  ваш  и  чада  ваши  и  стяжание ваше и обилие что вам Бог

подаровал от своих трудов  да  будет  благословенно  и  исполнено всяких благ во веки. Аминь.

 

            Объясняем, что означает имярек  (по имени, назвав имя — так обозначается в текстах место, где должно быть вставлено чье-то имя). То есть это послание может быть адресовано любому сыну от его отца.

            Как поняли основной смысл вступления? (Я благословляю тебя жить праведно, я учил тебя, а если ты меня не послушаешь, сам дашь ответ перед Богом на страшном суде). Так идет ли речь об отсутствии свободы выбора? Человек решает сам, что выбрать: грех или добродетель, праведное житие или беззаконие, чистоту душевную или долгие муки совести (если она есть впрочем).

Работа с текстами. Подчеркнем в текстах главную мысль, идею или просто ключевые слова.

Запишем кратко основную мысль текста. (Эта работа может выполняться по группам – у каждой свой текст).

 

Текст №2

Како любити Бога от всея душа, тако же брата своего  и страх Божии имети и память смертную

     Посем же возлюбиши Господа Бога твоего от всея душа своея  и подвигни  вся  твоя  дела  и  обычаи  и  нравы угодная творити по заповеди Его,  паки жи искреняго си возлюби всякаго  человека  по образу  Божию  созданна  рекше  всякаго християнина,  страх Божии всегда имеи в сердцы своем,  и память смертную всегда волю  Божию творити,  и по заповедем Его ходи рече Господь в чем тя застану в том и сужу,  ино достоит всякому християнину готову быти в добрых делех в чистоте и в покоянии и во всяком исповедании всегда чающе

(Искренне люби Бога и человека, помни, что ответ тебе держать на Страшном Суде)

 

Текст №3

Како посещати в монастырех и в болницах   и в темницах и всякаго скорбна

     В монастыри,   и   в   болницы  и  в  пустыни  и  в  темницы закълюченных посещаи и милостыню и сил всяких  потребных  подаваи елико  требуют,  и  види  беду  их  и  скорбь  и всяку нужу елико

возможно помогаи им и всякаго скорбна и бедна и нужна и  нища  не презри,  введи в дом свои напои накорми согреи одежи всею любовию и чистою  совесьтию  теми  милостива  Бога  сотвориши  и  свободу получиши  а родителем своим преставльшимся память твори к церквам Божиим приношение и в дому по них кормлю твори нищим милостыню  и сам от Бога помяновен будеши.

(Во всякой нужде помогай всем, кому хуже, чем тебе)

 

Текст №4

Како дети учити и страхом спасати

     Казни сына своего от юности его и покоит тя на старость твою и даст красоту души твоеи и не  ослабляи  бия  младенца,  аще  бо жезлом биеши его не умрет но здравие будет ты бо бия его по телу,

а душу его избавляеши от смерти,  дщерь ли имаши  положи  на  них грозу свою соблюдеши я от телесных да не посрамиши лица своего да в послушании ходит  да  не  свою  волю  приимеши  и  в  неразумии прокудит  девство  свое,  и  сотворится  знаем  твоим  в посмех и посрамят тя пред множеством народа аще бо отдаси дщерь  свою  бес порока  то яко велико дело совершиши и посреди собора похвалишися при концы не постонеши на ню любя же сына своего учащаи ему  раны

да  последи  о  нем  возвеселишися  казни  сына  своего измлада и порадуешися о нем в мужестве и посреди злых похвалишися и зависть приимут враги твоя,  воспитаи детище с прещением и обрящеши о нем покои и благословение. .

(При воспитании духовное выше телесного, нужно заботиться о душе и нравственной и телесной чистоте своих детей, чтобы тебе за них не было стыдно)

 

 

Текст №5

Наказ мужу и жене и людем и детем како лепо быти им

     Дa самому себе государю и жену и детеи  и  домочадцов  своих учити не красти не блясти не солгати не оклеветати,  не завидети, не обидети,  не клепати,  чюжаго не  претися,  не  осужатися,  не

бражничати,  не просмеивати,  не помнити зла,  не гневатися ни на   кого,  к болшим быти послушну,  и покорну,  к средним любовну,  к меншим  и  убогим  приветну  и  милостиву,  со  всяким управа без

волокиты,  ноипаче наимита наимом не изобидети, а всякая обида со благодарением терпети Бога ради, и понос, и укоризна аще по делом поносят и укаряют,  сие с любовию приимати, и от таковаго безумия отвращатися  в  против не мстити,  аще в чем не повинен за сие от Бога мзду приимеши а домочатцев своих учи страху Божию,  и всякои добродетели,  и  сам  тая  же  твори,  и  вкупе  от Бога обрящете милость,  аще ли небрежением и нерадением  сам  или  жена  мужним ненаказанием согрешит или что зло сотворит,  и вси домочадцы мужи и жены и дети господаревым ненаказанием каков грех  или  что  зло сотворят, или брань или татьбу, или блуд все вкупе по делом своим

приимут зло сотворшии муку вечную,  а добро сотворшии Богу угодно поживше, жизнь вечную наследят в Царствии Небеснем.

( Не совершай неблаговидных поступков, добро твори втайне, умей терпеть обиды и прощать: добро угодно Богу).

 

Текст№ 6

Како жити человеку сметя свои живот

     А во  своем  во  всяком  обиходе,  и  в лавочном и во всяком товаре и в казне и в полатах, или в дворовом во всяком запасе или в  деревенском или в рукодельи и в приходе и в росходе и в заимех

и в долгех всегда себе смечать и потому живешь и  обиход  держишь по приходу и росход.

(Здесь и переводить не надо: по приходу и расход).

 

Текст №7

Как избная парядня устроити хорошо и чисто         

     Стол и  блюда  и  ставцы  и  лошки  и  всякие суды и ковши и братены,  воды согрев из утра перемыти и вытерьти и  высушить,  а после  обеда  такоже и вечере а ведра и ночвы и квашни и корыта и сита и решета и горшки и кукшины и корчаги також всегды вымыти, и выскресть  и  вытерть  и высушить и положить в чистом месте,  где будет пригоже быти всегда бы всякие суды и всякая порядня  вымыто и  чисто  было  бы  а  по  лавке  и по двору и по хоромам суды не

волочилися бы а ставцы и блюда и братены и ковши и лошки по лавке не  валялися  бы,  где  устроено  быти  в  чистом месте лежало бы опрокинуто ниц а в каком судне  што  ества  или  питие  и  то  бы покрыто было чистоты ради и всякие суды с ествою или с питием или с водою, (…)у добрых людеи у порядливои жены всегды дом чист и устроен все по  чину  и упрятано  где  что пригож и причищено и приметено всегды в устрои как в раи воити (…), и увидит муж что не порядливо у жены (,,,) ино плетью постегать по вине смотря, а побить  не  перед  людьми  наедине  поучити  да   примолъвити   и пожаловати  а  никако  же не гневатися ни жене на мужа ни мужу на жену а по всяку вину по уху ни по виденью не бити,  ни под сердце кулаком  ни  пинком  ни  посохом (…)  ,  и  за страшное ослушание,  и небрежение,  ино соимя рубашка плеткою вежливенко побить за  руки

держа по вине смотря на поучив примолвити а гнев бы не был а люди бы того не ведали и не слыхали (…)  поклонны  главы мечь не сечет а покорно слово кость ломит.

(В доме должна быть чистота, ссоры в семье могут быть, но нельзя выносить сор из избы, нужно уметь и прощать, особенно если человек сам чувствует свою вину. Но муж в доме все-таки главный).

            Обратим внимание на то, что  «примолвити», означает «приласкать», «приголубить». Может быть, это тоже цементировало отношения, особенно в молодой семье.


Кроме того,  на уроке полный текст «Домостроя» показываем ученикам и предлагаем желающим  ознакомиться с книгой. Хотя, естественно, даже за сдвоенный урок ученикам будет недостаточно времени на то, чтобы получить полное представление об этом произведении.

            А теперь определим ключевые понятия, которые лежат в основе «Домостроя», запишем их на листе бумаги.

 

Ключевые понятия

·        добродетель, вера, благодать, здоровье, очаг, семья, целомудрие, чистота души (тела)

·        мир, дом, семья, покой, целомудрие, нравственность

·        наказ людям, порядок, вера, благодать, здоровье, нравственность, целомудрие, счастье, грех, совесть, любовь, семья

·        все советы вокруг дома

·        почитание старших, праведное житие, здоровый образ жизни

 

Интересно, что в ряду ключевых понятий у учащихся совсем не было слов, семантически связанных с бытовой стороной жизни. Сопоставим записанные ранее ассоциативные представления о «Домострое» и ключевые понятия. Отметим, что ключевые понятия в основном строятся не на хозяйственной, а на нравственной основе. С чем это связано? (Как же строить жизнь на хозяйстве, если нет стержня, основы – ведь духовное значимее! И в XVI веке это прекрасно понимали, поэтому в тексте так часто встречается слово «совесть»).

            Попробуем сформулировать главные вопросы, на которые отвечает книга, если ее рассматривать как руководство к жизнеустроению. Записываем их и обсуждаем в группах.

Ключевые вопросы:

·        Как жить хорошо? Что делать, чтобы быть счастливым? Как вести хозяйство?

·        Как жить праведно? Как жить правильно? Что делать, если дети не слушаются?

·        Тирания в семье — это нормально?

·        Как вести хозяйство не в убыток себе?

·        Как детям любить родителей?

·        Как жить в мире и слушаться друг друга?

·        На чем держится дом?

            Скажите, хотели бы мы сейчас знать ответы на эти вопросы? А те высказывая, которые мы с вами нашли – разве не ответы на них? Можем ли мы сказать, что перед нами не просто книга, а рецепты счастья? Ведь если соблюдать все требования, значит,  можно научиться жить праведно, а следовательно, достичь гармонии с самим собой. И мы, резюмируя основные мысли отдельных текстов (раздаточный материал), увидели, как справедливы они по своей сути, насколько вечны истины, заложенные в них. И таким образом приходим к выводу, что перед нами представления людей XVI века об идеальном человеке, гармоничном мироустройстве, разумном семейном праве. Так ли это? (ученики могут отметить и жесткость требований, и прописанность, регламентированность каждого шага человека, вплоть до указания, как сохранять обрезки после шитья, а в более поздних редакциях, и что когда подавать к столу). Хорошо ли это? Спорный вопрос.   Современен ли «Домострой»? Предлагаем выбрать какую-либо из проблем и написать небольшое рассуждение о прочитанном. Обмениваемся впечатлениями. Некоторые работы могут быть зачитаны (по желанию)  или высказаны соображения, отраженные в сочинениях.

            До этого момента мы работали с текстами «Домостроя». Рассмотрим, какое влияние оказала книга на развитие семьи и общества в целом. Здесь уместно вспомнить пьесу «Гроза». Общеизвестно, что литература и отражает действительность,  и довольно часто определяет, формирует  ее.

 

  • Нашли ли в тексте пьесы А.Н.Островского «Гроза» упоминания о «Домострое»? (их там нет , о домостроевских порядках написал Н.Добролюбов в известных статьях). Вспомните, что не устраивало Кабаниху в поведении невестки? Какие требования она предъявляла к ней и сыну? в «Домострое» найдите главы, которые могли послужить основой для выговоров Кабанихи (как воспитывать детей для Катерины неактуально, она жалеет, что деточек ей Бог не дал,  а вот как жене мужа слушаться и как муж должен наказывать за ослушание жену – это как раз для нее).  И, естественно, находим такие соответствия. Более того,  мы можем объяснить и беспокойство Марфы Игнатьевны:  «Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же порядок-то в доме будет? … Али, по-вашему, закон ничего не значит?» Она хорошо понимает, что дом держится на традиции, порядке, а носителями этих традиций, предержателями порядка являются как раз старики (см. знаменитый ее монолог «Молодость-то что значит!..»). А мы с вами понимаем, что уважение к старикам и старости, к сожалению, не наша национальная черта. И прислушиваться к мнению старших тоже не особенно хотим.  Кроме того,  от «жестоких нравов» города Калинова веет такой сгущенной атмосферой мракобесия, что, кажется, жить в этом «темном царстве»,  действительно, невозможно. В общем, мы прекрасно видим, что Катерина гораздо ближе к нам, современнее, понятнее. Мы бы тоже, наверное, не потерпели регламентированности семейных отношений и тоже бунтовали.

      В жизни всегда сталкивались устаревшие порядки и стремление жить по-новому. Но,       разрушая       старое, мы порой забываем построить новое. Отсюда   отмена института семьи,     разрушение       семейных отношений. Не с Катерины ли Кабановой всё началось? Не с того ли     момента, когда она, держа ключ в руках, решила: «Мне хоть умереть, да увидеть           его»? А           ведь   еще не так давно было естественно, что жили одной семьей старики, их взрослые дети,    внуки и правнуки, передавая жизненный опыт и премудрость житейскую, помогая и оберегая друг     друга.

  • Виноват ли «Домострой» в том, что семья Катерины Кабановой не сложилась, как не складывались многие другие семьи? Может быть, в неследовании этим порядкам и коренится наша общая беда: семейные неурядицы? Выберите из текста Домостроя то, что вы взяли бы себе на заметку для строительства собственной семьи в будущем и с чем вы категорически не согласны. Почему?
  • Что ушло из нашей жизни с «отменой» Домостроя? К чему это привело?

(мы по сути своей, по складу национального характера, менталитету анархисты и бунтари: не хотим порядка, не хотим «как положено»!).  Точнее, порядок-то мы хотим, но сами соблюдать какие-либо правила не желаем. Я не говорю о том, что мы должны были держать свод правил домостроя как инструкцию. Отнюдь. Но есть внешняя сторона: конкретные советы по дому и поведению в быту, они, несомненно, устарели, и  есть внутренняя: образ дома как крепости, оплота.  Кто тебя защитит, если ты слабая женщина в суровом мире? Если ты нищ и голоден, кто тебя приютит и обогреет? Здесь, в книге,  говорится о том, что стыдно не накормить того, кто постучал в твою дверь, обидеть ребенка, быть неряхой в конце концов, и  это отражает определенную систему нравственных ценностей.  А верность мужу (жене) и дому? А та самая дорога к храму, перекопанная советским режимом, та дорога, которую мы сейчас, мучаясь и страдая, ищем всем миром, была указана в «Домострое». Разрушать ДОМ мы начали давно, с простого: измена Катерины в «Грозе» только обнажила это разрушение. Ф. И.Тютчев лишь обозначил отпадение человека от Бога: «Я верю, Боже мой! Приди на помощь моему неверью» («Наш век»).  Литература показала это разрушение. «Домострой» — книга об идеальном ДОМе, об  идеальной семье.

Как относиться к «Домострою»? Как к историко-литературному памятнику? Как к историософскому произведению? Как к памятнику русской культуры? Понятно, что руководством к действию сейчас «Домострой» быть не может. Но он открывает нам нечто, что,  пусть глубоко и опосредованно, заложено  в душе каждого человека: понимание того, какое место семья, здоровье, дети,  праведность, цельность собственной души занимают в нашей жизни. Мы все хотим, в конечном итоге, жить пусть не в идеальном, но хотя бы приспособленном для жизни гармоничном мире. В XVI веке знали, как этого достичь. А сейчас?

            Поскольку одно из важнейших требований к элективному курсу – здоровьесберегающие технологии, домашнего задания не задаем, но вопросы, поставленные на уроке, заставят учеников уже вне урока самостоятельно искать на них ответы. И, может быть, в течение всей  своей жизни

 

Приложение. Сочинения учащихся.

·        Я думаю, что нравственные проблемы, затронутые в «Домострое», актуальны и сейчас. В наше время очень много несчастных семей, и причины этого очень разнообразны. Некоторые семьи страдают из-за алкоголизма, другие из-за непонимания в семье (жена не советуется с мужем, а муж – с женой) К советам, которые дает Сильвестр, нужно прислушаться и нашим современникам. Как часто мы закрываем глаза на беды других людей, не проявляем никакого сочувствия и участия. В «Домострое» говорится, что нужно посещать больных. В наше время очень много одиноких пожилых людей, лежащих в больницах. Я знаю, есть такие организации, которые помогают таким людям бесплатно. Люди не получают за это денег, но им это не важно. Благодарность и искренняя радость пожилых людей оплачивает им все сполна. Очень много и беспризорных детей. Это тоже говорит о потере нравственных ориентиров в обществе в наше время. Семьи рушатся. Мы в суете не хотим замечать беды людей. (Маша Н.)

·        Что делать, чтобы быть счастливым? Что такое счастье?  Как достичь счастья? Семья, любовь, вера, дом, очаг, семейный мир – это и есть компоненты счастья. «Домострой» учил, как жить правильно, как быть достойным человеком, ведь оставаться честным, порядочным человеком, человеком совести всегда непросто. Тем более в наше время, когда на каждом шагу столько всего неправильного. Совестливому, доброму легче достичь неясного чувства счастья, его душа свободна от грехов, его совесть не мучает за необдуманные действия. Чувство легкости на душе и дает ощущение счастья. А еще семья, любовь, любимые люди, чувство нежности, поддержка близких. Ведь если человек добрый, заботливый, совестливый, то он никогда не останется один. Добро притягивает как магнит, а значит, человек не останется одинок и будет жить в гармонии с собой и окружающим миром. В «Домострое собраны правила, а точнее, советы, которые являются лишь помощником к счастью, но каждый человек сам выбирает свой жизненный путь, значит, и счастье у каждого свое. (Аня А.)

·        «Домострой», «дом», «строить», «строй». Как много ассоциаций возникает при чтении этих слов. Сразу представляется тирания, политический строй и кто-то ужасно злобный пытается нас построить по-своему. Но, немного познакомившись с книгой «Домострой», понимаешь, что в ней нет ни тирании, ни жестокости. Это пособие, как надо жить. Чтобы быть счастливым, благополучным. И говорится в нем не только о ведении хозяйства и бережном запасании обрезочков после шитья. Я бы сказала, что «Домострой» поднимает больше философские вопросы. Как воспитывать себя и семью духовно, чтобы жить в добродетели, благодати, порядке и счастье? Ведь если в душе нет света, нравственности, доброты, то чистота жилища не поможет обрести красоту и чистоту души и тела (целомудрие). Как сохранить здоровье, как быть праведным? Как уберечь себя и близких от греха? Эти вопросы, на мой взгляд, актуальны и сейчас. В XVI веке люди были набожны и праведны, их заботила красота души и дома, а сейчас вера не играет уже такой роли, а советы «Домостроя» кажутся глупыми пережитками прошлого. Сейчас больше заботятся, модная ли у них кофточка, есть ли в доме диванчик, как у соседа, того ли цвета и марки машина. Понятно, что жить по «Домострою» в наше время не будет никто. Но если задуматься, а не были бы мы счастливее, если вели бы такую жизнь, как тогда? Ведь если бы в каждом доме детям внушали понятие о благодати, добродетели и целомудрии, они избежали бы многих проблем и грехов, хотя, впрочем,  «вежливенькое» воспитание жены плетью кажется мне излишней жестокостью. (Катя К.)

·        Как правильно построить отношения в семье? Я думаю, что эта книга в чем-то актуальна и в наше время. Чтобы жить правильно, нужно жить в согласии с собой и окружающим миром. Отстаивать свою точку зрения, но не конфликтовать, а если поссорились, идти навстречу. Я считаю, что главное в построении отношений в семье – любовь и забота. В доме должно быть тепло и уютно, и никакие грозы и бури не разрушат его. Не воровать, не совершать зла, не обижать и не обижаться – главное в построении отношений. (Женя К.)

·        Всегда ли актуальны законы, которые существовали давно? По-моему, «Домострой» по праву должен занимать место некоего эталона в каждом доме. Времена меняются, все развивается, и что-то приобретает новый смысл, но основа остается единой. Проблема взаимоотношения поколений всегда волновала, волнует и будет волновать людей, будут споры, нововведения, однако все прекрасно знают и понимают, что мы живем по своего рода шаблону: уклад в семье и доме, вера в Бога и церковные каноны,  целомудрие и нравственность, образ жизни и ее правила. Кто бы ни пытался бороться и бунтовать против старого клада, все равно к определенному моменту своей жизни понимает, что начинает жить и жил всегда по тому же шаблону. Единственное, с чем я не согласна –это воспитание детей. По-моему, не нужно воспитывать ребенка в такой строгости, но не будем забывать, что  XVI веке не было такой науки, как психология. А вообще, «Домострой» — весьма нужная книга и будет нужна в будущем. (Оля Б.)

·        Устои и взаимоотношения в семье. Прошлое и настоящее. Монах Сильвестр в книге «Домострой» рассказывает о тех взаимоотношениях, которые должны быть в любой семье между отцом и сыном, между мужем и женой: мужу необходимо бить жену плетью для поддержания порядка в семье. Муж главный, он все решает, может дать совет жене. На мой взгляд, в современном мире, в XXI веке, это далеко не так. Если муж посмел поднять руку на супругу, то это низкий поступок слабого человека, не способного решить тот или иной конфликт мирным путем, не прибегая к насилию, тем более над женщиной. Но если уж такое произойдет, жена, скорее всего, подаст заявление на развод. В наше время женщина стала более самостоятельной, она способна решать свои проблемы сама, не согласиться с мужем, иметь собственное мнение. В прошлом веке все было вовсе не так. В «Домострое» утверждается, что сына необходимо бить. А дочь держать в страхе. Все изменилось. Мне кажется, что сегодня на первый план выходят не насилие и боль, а взаимопонимание и доверие. Только тогда можно достичь мира, спокойствия и счастья и сохранить настоящую семью как высшую духовную ценность. Я считаю, что те семейные устои, которые описывает «Домострой»,  сейчас несколько устарели, а многие относятся к ним с недоумением, впрочем, как и я…( Лена О.)

·        Что делать, если дети не слушаются? У меня есть несколько соображений на этот счет. Во-первых, не надо злоупотреблять физическими наказаниями, потому что, когда дети подрастут, последует расплата. Чтобы дети слушались, нужно делать то, что будет им интересно. Нужно вести с ними беседы. Ни в коем случае про детей нельзя забывать. После умственной работы нужно давать детям возможность развлекаться. Если их это устраивает, то шалить им будет просто незачем. Если вам совсем невмоготу от их непослушания, то можно и прикрикнуть или как-нибудь наказать, например в угол поставить, но бить, по-моему, не следует. Конечно, из меня нянька такая же, как балерина. Но теоретически я кое-что понимаю, и эти идеи взяты из собственных наблюдений. (Никита А.)

·        «Домострой», написанный в XVI веке, учит своих современников, как надо жить: чтобы жизнь была счастливой и праведной, нужно следовать несложным правилам: быть целомудренным, честным, добродетельным, почитать государя, родителей и верить в Бога. Причем верить тоже нужно правильно. Автор даже учит читателей,  как именно нужно это делать. В принципе, то, о чем говорится в книге, было актуально всегда и не потеряет своей актуальности и сейчас. Ведь ни вера, ни семья, ни порядок, ни здоровье, ни любая другая проблема не может потерять своей значимости. Но это совсем не значит, что «Домострой» современен. Все-таки наша жизнь сильно отличается от той, которую вели в XVI веке. Например, вера сейчас отошла на второй план, и не многие регулярно посещают церковь и заботятся о спасении своей бессмертной души. Безусловно, и сейчас, и тогда люди хотели быть счастливыми, иметь крепкую семью. Но во времена Сильвестра люди с удовольствием следовали его советам, мои же современники желали бы достичь всего этого, не следуя наставлениям какого-то монаха, а совсем другими способами. (Катя С.)

Литература

1.      Домострой – М.: «Художественная литература, 1991г. (Вст. статья В.В.Колесова)

2.      С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. Толковый словарь русского языка» –  М.: «Азъ», 1995

3.      Словарь архаизмов / Сост. И.Смирнов, М.Глобачев. – М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2001

4.      Сомов В.П. Словарь редких и забытых слов. – М.: ООО издательство «Астрель, 2001

5.      Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современное написание. – М.: ООО издательство «Астрель, 2001

 

 

 

незавидная судьба жен, которых мужья отказывались бить


Основы традиции

В «Домострое» были обозначены правила бытового и семейного поведения, определены отношения мужа и жены, а также введена общественная ответственность за выполнение всех указаний. Этот сборник правил разрешал мужу применять насилие к своей жене, держать ее в страхе.

«Домострой» предписывал бить и наказывать женщину не только за провинности, но и в целях профилактики. Рукоприкладство было обязанностью мужа, именно на домашнем насилии был основан его авторитет. Не зря появилась пословица: «Жену не бить — толку не быть».

«Домострой» учил, что если муж жену не бьет, то и душу свою, и дом свой погубит. Если же он жену наказывает, то о своем спасении заботится, а дом его будет полным.

Легендарные христианские книги: «Домострой»

Книги, которые влияют на наше мировоззрение. Книги, которые отвечают на главные вопросы людей своей эпохи. Книги, которые стали частью христианской культуры. Мы знакомим наших читателей с ними в литературном проекте «Фомы» — «Легендарные христианские книги».

Когда и кем была написан знаменитый «Домострой»? Действительно ли эта книга «проповедовала» тиранию в семейных отношениях? Если нет, то о чем она?

Автор-составитель

Время написания

Содержание

Автор-составитель:

Священник Сильвестр

, настоятель Благовещенского собора Московского Кремля, один из сподвижников молодого царя Ивана Грозного, государственный деятель и церковный писатель.

Время написания:

1547 г.

Содержание:

В книге изложены основы уклада православной семейной и хозяйственной жизни. «Домострой» — это своего рода учебник по домоводству, этикету, семейной этике, воспитанию детей, домашней и общественной православной жизни.

Один из разворотов современного издания — «Если муж сам не учит добру»

Слово «домострой» появилось в русском языке как калька с греческого «экономика».

Ойкос — дом, номос — закон, отсюда экономика — домоводство или домостроительство.

Первый «Домострой» был составлен в Новгороде

в конце XV века. Сборники наставлений для домохозяина были известны и до знаменитого сильвестровского «Домостроя». Но именно его редакция получила широкое распространение в России с середины XVI века и использовалась как практическое руководство семейной жизни в течение почти 200 лет.

Если подарит кому-то Бог жену хорошую — дороже это камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь <�…> Доброй женою блажен и муж, и число дней его жизни удвоится — добрая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его: хорошая жена — благая награда тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив божию заповедь, благословлена Богом, а во-вторых, хвалят ее и люди. <…> За жену хорошую мужу хвала и честь.

«Послание и наказание от отца к сыну»

— 64-я глава «Домостроя», которую Силь­вестр написал сам, как наставление своему единственному сыну Ан­фи­му. Она написана нежным, мягким языком. Именно с нее лучше все­го начать знакомство с «До­мостроем».

«Послание и наказание от отца к сыну». Лист из рукописи XVI в.

Вера, закон и любовь —

три основания, на которых стоит настоящий Дом. Закон обеспечивает порядок, Любовь обогащает порядок милосердием, без которого он переродился бы в деспотизм. Вера придает смысл всему зданию.

Благословляю я, грешник <�…> и поучаю, и наставляю, и вразумляю сына своего <�…> и его жену, и их детей, и домочадцев: следовать всем христианским законам и жить с чистой совестью и в правде, с верой творя волю Божью и соблюдая заповеди Его, и себя утверждая в страхе Божьем, в праведном житии, и жену поучая, также и домочадцев своих наставляя, не насильем, не побоями, не рабством тяжким, а как детей, чтобы были всегда упокоены, сыты и одеты, и в теплом дому, и всегда в порядке…

Сильвестр постоянно обращается к собственному опыту.

Он призывает сына вспомнить, сколько сирот брали они к себе в услужение и всем им потом помог­ли устроиться. Одни стали купцами, у других теперь свое хозяйство, а скольких матушка удачно выдала замуж — и всем собрала приданое.

Академик Д. С. Лихачев писал:

«В “Домострое” перед читателем развертывается грандиозная картина семейного быта и идеального поведения хозяев и слуг <�…>. Идеал “Домостроя” — это идеал чистоты, порядка, бережливости, почти скупости, и вместе с тем гостеприимства, взаимного уважения, а одновременно и семейной строгости — запасливости и нищелюбия».

«Домострой» стремился к смягчению нравов своего времени,

экономически и богословски обосновывая умеренность в наказаниях. Он запрещает бить по глазам и ушам, «под сердце кулаком», деревянными и железными предметами, чтобы битье не приводило к порче здоровья. При этом битье может быть применено только в качестве крайней меры, за очевидную вину и лишь тогда, когда другие способы воспитательного воздействия исчерпаны.

Читать также:
7 фактов о духовнике Иоанна Грозного
«Домострой»: руководство по избиению домашних?
Кнуты и пряники «Домостроя»

Подробные предписания

Рекомендации, как наказывать жену, были расписаны подробно. Так, воспитывать супругу предписывалось наедине, чтобы люди не слышали. Степень наказания должна была зависеть от размера провинности. Разрешалось плетью побить, держа за руки. Мужу рекомендовалось бить «бережно», без гнева. По выполнении наказания женщину следовало помиловать. Запрещено было в гневе бить жену по уху, под сердце, пинком, колоть железными и деревянными орудиями, поскольку суровое наказание могло привести к увечьям и опасным последствиям для здоровья.

Дети похожи на молодых родителей: Сикстина, дочь Сильвестра Сталлоне и другие

Любителей рока порадует: ведущая «Нашего радио» умница и красавица

Виктория Толстоганова и Максим Виторган снимаются в новом сериале «Чиновница»

К сожалению, на деле мужья далеко не всегда выполняли эти правила, и многие жены были забиваемы до смерти, получали тяжелые травмы и становились неспособными к труду.

О пользе Домостроя

У нас боятся этого слова – домострой. Потому что в советское время оно воспринималось как что-то заведомо реакционное. Особенно домостроя боятся женщины: им кажется, что если они будут во власти домостроя, это будет ничем не ограниченная власть пьяного мужа, от которого никуда не спрячешься. В действительности женщинам очень выгодно руководствоваться домостроем. Я расскажу пример из своей священнической практики.

Однажды ко мне пришла женщина – мать большого семейства – и принялась сетовать:

– Муж, как только придет с работы, сразу с пивом на диван телевизор смотреть. Раньше хоть к экрану подходил и каналы переключал, а сейчас у него телевизор с пультом. Так и лежит все вечера. По дому ничего не делает, на детей внимания не обращает. Да и денег приносит мало. Уж и не знаю, что делать!..

Я сказал этой женщине:

– Вы должны жить с вашим мужем по домострою. Если так построите свою семейную жизнь, то через некоторое время это вы будете лежать на диване, а он бегать вокруг вас. Как этого добиться? Придя домой, скажите мужу, что у вас в семье всё устроено не так, как должно бы быть, и вы хотите это поправить. Муж – глава семьи, и вы теперь его во всем станете слушаться. И без его благословения ничего не делайте.

Через неделю она пришла счастливая, посвежевшая. Я предполагал, что произошло.

Спрашиваю ее:

– Как идут дела?

Вот что она рассказала:

– Прихожу домой, муж, как всегда, лежит на диване. Я подошла к нему и говорю: «Я в церкви была, меня священник обличил, сказал, что неправильно живем, что нужно жить по домострою. Теперь без твоего благословения, без твоих приказов я ничего делать не буду». Он сел на диване, буркнул: «Наконец-то появился нормальный священник. А то каких-то молодых понабрали, ничего о жизни не понимают». Я ему: «Муж мой, благословишь ли в магазин сходить?» Он: «Иди!» – и напрягся так: я ведь, когда в магазин раньше ходила, всегда денег у него требовала, и мы спорили, до скандалов дело доходило. Спрашиваю: «Сколько благословишь денег?» Он дал деньги, я в магазине купила то, что можно на эту сумму купить. Приготовила обед, зову к столу. Он глянул: а стол-то скудный, поесть и нечего! Стал ругаться: «Ты что?! Так кормить детей, семью!» А я ему в ответ: «Сколько муж денег дал, на столько и купила». – «Вот глупая!» Схватил сумку – и в магазин. Возвращается озадаченный, задумался. Говорит: «Надо же, как всё подорожало…» Под конец недели стал искать вторую работу. Я теперь на диване сижу, жду, что он мне скажет, без этого ничего не делаю…

Через две недели в храм прибежал муж, подошел ко мне:

– Вы отец Олег? Вы моей жене про домострой рассказали?

– Да, я, – отвечаю.

– Послушайте, домострой – это правильно, я всё понимаю. Но нужно же, чтобы и жена что-то решала! А она сидит на диване, ждет моих команд. Я уже себе третий приработок нашел. Кручусь-верчусь, как юла!..


Андрей Рябушкин. Семья купца в XVII веке. 1896 г.

Женщины, не бойтесь домостроя! Если вы по домострою будете жить, всё в семье встанет на свои места

Женщины, не бойтесь домостроя! Если вы по домострою будете жить, всё в семье встанет на свои места: вы – на своем месте, и муж – на своем. Очень важно, когда женщина подавляет в себе диавольские семена эмансипации и феминизма. Ревновать за первенство над мужчиной, за самостоятельность от мужа – опасное явление.

Домострой – это система устроения жизни по заповедям. Так жили наши предки. Для них Православие было не суммой знаний, а образом жизни.

Запомните: Православие – это образ жизни. Православный человек знал, как себя вести в семье, вне семьи, перед Богом, перед самим собой.

За что били?

Что служило причиной столь жестокого обращения с женщинами? Порой жены сами давали повод для недовольства мужа. Иногда женщины вели себя недостойно, позволяли бранные слова в адрес супругов, употребляли алкоголь и засматривались на чужих парней.

Но так было не во всех случаях, и порой избиения проводились без причин, для поддержания лишь авторитета мужчины. Нередко побои использовались как средство давления на поднадоевшую супругу с целью принятия ею монашества. Такую меру мужья применяли для того, чтобы жениться на другой избраннице.

От авторов

Все знают, что в старину главной книгой, которая открывала тайны счастливой семейной жизни, был «Домострой». Любой, кто собирался жениться, заводить детей или строить дом, должен был сначала прочесть ее – для того только, чтобы не повторить ошибок, уже совершенных до тебя предками, и от которых они тебя и предостерегают через эту скрижаль. Обращались к ней и стар, и млад в поисках ответов на насущные вопросы, которые ежедневно возникают в жизни каждого: «Как воспитывать детей?», «Как достичь уважения в семье?», «Как относиться к старшим?», «На каких принципах строить отношения с женщинами?» и так далее.

Шли века. Со временем мы очень «поумнели». Войны и революции, одна за другой поражавшие уклад жизни в государстве, не могли не отразиться на общественном сознании. Ему уже не так важно стало личное счастье, как «счастье общественное», строительство коммунизма, подогрев собственного кармана «прихватизацией», гонка вооружений и тому подобное. Отрицая личное благополучие, человек прикрывался Марксом, сказавшим, что «бытие определяет сознание». Мол, сначала общественную жизнь в порядок приведем, а потом уж личную. Неправ был Маркс? Куда как прав. Только творил он на полном содержании жены, которая была и добытчицей, и секретарем, и любовницей гиганта мысли. Что бы он без нее? Или она без него? А только получилось, что этот, удовлетворенный в бытовом смысле, человек, сам того не желая вбил в головы миллионов идею об отсутствии этой удовлетворенности как о норме жизни!

Советского человека Советское же государство с первых дней существования нацелило на попрание всех прежних ценностей, включая семейные или религиозные. Ему, государству, нужен был воин, который защищает уже не Бога, царя и Отечество, а мужика с топором, что по его же глупости взял над ним власть. Задумается такой воин о счастье, появятся у него ценности – дом, семья, любовь, – и уже отступит в системе ценностей государство на второй план. Что же это будет, товарищи? Потому счастье, вслед за Богом, отменили…

А уж что касается разговоров на эту тему, так их и подавно стали относить к буржуйским, капиталистическим, крамольным. А вскоре и вовсе стали называть гнусным словосочетанием «про это», прививая гражданам ханжеское отношение к очевидным догматам о семейных ценностях. Принято стало считать, что учебники и справочники имеют право на существование сугубо в образовательной сфере, а про женское и мужское счастье можно говорить только шепотом на кухне. Как писал Константин Симонов, «Был аист нами в 9 лет забыт,/ Мы в 10 взрослых слушать начинали./ В 13 лет, пусть мать меня простит,/ Мы знали все, хоть ничего не знали…»

И что вследствие? Очередная революция, потерянные поколения молодежи, наркомания, утрата семейных ценностей, уважения, омут разврата… В потоке грязи мы начисто забыли о душе, о том, что, в первую очередь, отношения между мужчиной и женщиной основываются на ее порывах. Испугавшись сделанного своими руками, поспешили вернуть религию в жизнь социума. А вот о покаянии, с которого должно начинаться ее возвращение, забыли. Вообще мы всегда умели выгодно «забывать» все, что нам невыгодно. И в этом искусстве забывать начисто выбросили из головы все те каноны таинства взаимоотношений полов, что достались нам мудростью поколений. Хотя нужны эти знания нам сегодня не меньше, а может, и больше, чем раньше. Почему? Потому хотя бы, что общество сильно поражено раковыми опухолями прошлого столетия. Ему нужна реанимация. А что такое общество, с чего оно начинается? С семьи. Значит, и выздоровление его зависит от каждого из нас!

Наплыв волны феминизма сделал женщину центром семьи. Правильно это или нет, хорошо или плохо, – это так. И потому именно с женского счастья начинается счастье союза, а значит, счастье мужчины. От него идет и счастье детей – вспомните хотя бы ставшее популярным 30 лет назад выражение: «Счастлива мать – счастливы дети». Вот и получается, что, дабы построить собственное счастье в кругу семейного очага, начать вам, дорогие мужчины, предстоит со своих спутниц. Ведь если они несчастливы – жди беды. Недаром французы говорят, что в любой проблеме «cherchez la femme» – «ищите женщину»!

А в построении их счастья, как и в любом деле, начинать надо с большого желания. Желания отдать больше, чем получить (и чтобы получить). Желания дарить счастье, а не стяжать его в эгоистичных целях. Желания увидеть в спутнике своем человека, а уж после все остальное. Потому если желания нет – привить его не получится, – и лучше идею эту оставить. И книгу эту отложить. Жить ведь можно и без следования принципам, и без самопожертвования. И многие делают именно так, ничего в этом зазорного. И уж только если решили приступить к собственноручному строительству счастья, то будьте готовы к долгой и кропотливой работе, в которой книга наша, – сродни справочника строителя, – станет вам надежным подспорьем.

Книга наша, в основном, для мужчин, хотя почитать неплохо и женщинам – со стороны виднее ваши недостатки и достоинства, и потому эта наша оценка сослужит вам верную службу в бесконечном для каждого деле самосовершенствования…

Мы, конечно, не претендуем на лавры оставшихся неизвестными авторов «Домостроя» (именно так, авторов не было, книга считалась венцом фольклора, народной мудрости, и считалась обоснованно!), но кое-какие советы считаем себя вправе дать. Вернее, считаем себя обязанными – ибо, как прав был Лев Толстой, писать надо только тогда, когда не можешь не писать. Если пригодятся – будем рады стараться. А если нет – будем просто спать спокойно, ибо сделали все, что могли, но «каждый человек – сам творец своего счастья». Потому творите – с нашей помощью или без, – но не забывайте, что сами являетесь венцом творения. И Творец ваш возложил на вас при рождении определенные надежды, не оправдав которые никого нельзя сделать счастливым.

Семейное право и «Домострой». (Источник) [Реферат №6932]

Содержание:

Введение

Вопрос организации семейного уклада и жизни в браке во все времена волновал людей. И даже на сегодняшний день не прекращаются споры о лучшем типе семьи, наиболее правильной организации жизни всех её членов, воспитании детей в семье, отношениях супругов в браке и т.д. Аргументируя свою точку зрения, люди обращаются к различным исследованиям в области психологии, социологии и юриспруденции. Обращаются многие и к истории семьи и брака наших предков. Одним из наиболее известных и важных источников семейного уклада в России допетровской эпохи является «Домострой»- историко-литературный памятник XVI века, являющий собой сборник наставлений, советов рекомендаций по всем направлениям жизни человека, в том числе и семейной её составляющей.

Стоит отметить, что Домострой, как и многие из литературных памятников допетровской эпохи, особенно различного рода поучения, имеет некую религиозную направленность, что связано, прежде всего, с особенностями человеческого сознания допетровской эпохи, а также с политикой русских правителей, построенной на союзе сильной царской власти и авторитарной церкви. Однако Домострой, несмотря на то, что основами для его писания были православные традиции, а также Евангелие, рассказывает, каким образом человек может прожить обычную мирскую жизнь, и, при этом угодить Господу. Следуя предписаниям Домостроя, получить благодать и спасение Божье может любой мирянин, имеющий при этом крепкую семью, прибыльное хозяйство, а также обычные людские радости виде праздников, вкусной еды и пр. Это отличает данный источник от всех других, написанных до него.

С приходом к власти Петра I Алексеевича, в России, ставшей одной из великих европейских держав, произошло множество изменений во многих сторонах жизни русского человека. В том числе и в семейной жизни: религиозные нормы уступили первое место светским, таким как образование, полученное до вступления в брак, служба в армии и пр. Именно поэтому институт брака и семьи, со всеми его традициями и устоями, описанный в Домострое, как явление, особо не затронутое вмешательствами вне, формировавшееся в течение долгого времени, представляет особый интерес для исторической науки.

Цель данной работы – это дать характеристику некоторым аспектам отношения к браку и семье автора Домостроя в редакции XVI века, используя текст основного источника, а также материалы отечественной историографии по данной тематике. Из поставленной цели вытекают следующие задачи:

  1. Дать внешнюю характеристику источника
  2. Изучить материалы отечественной историографии по данному вопросу
  3. Подробно изучить источник и дать краткую характеристику семьи по Домострою
  4. Выявив согласно источнику основные обязанности каждого из членов семьи, дать краткую характеристику его положению в семейной иерархии
  5. Изучив наставления Домостроя на тему брачной жизни, выявить основные особенности жизни обоих супругов в браке

Источник

Источником к данной работе является «Домострой» — памятник русской литературы XVI века, представляющий собой сборник правил, советов и наставлений по всем направлениям жизни человека и семьи, включая общественные, семейные, хозяйственные и религиозные вопросы.

Обращаясь к Домострою, прежде всего, нужно дать внешнюю характеристику данному источнику. Итак, по одной их наиболее известных версий Домостроя написан в XVI веке протопопом Благовещенского собора Кремля Сильвестром — русским православным священником, политическим и литературным деятелем XVI века, в начале правления Ивана IV входившего в состав Избранной Рады. Однако, некоторые историки, среди которых: И.С. Некрасов, А.С. Орлов, С.М. Соловьёв, утверждали, что данный памятник является плодом совместной деятельности новгородцев, начатой ещё в XV веке а, затем уже в середине ХVI-го, продолженный Сильвестром. Отметим, что и те, и другие не сомневаются в том, что Сильвестр был редактором Домостроя. Существуют три редакции Домостроя: первая, написанная ещё до середины XVI века, автор её неизвестен, вторая – Сильвесторовская (или Кошинская), которая и послужила источником к данной работе, а также третья редакция Домостроя иеромонаха московского Чудова монастыря Кариона, датируемая XVII веком, представляющая собой контаминацию первых двух редакций. Тексты первой и второй редакций отличаются друг от друга по нескольким признакам: во-первых, сильвесторовская редакция содержит «Послание от отца к сыну», написанной автором своему сыну Анфиму. Другим отличием является то, что текст второй редакции значительно короче за счёт исключения из него многочисленных текстов, имеющих поучительное значение. Например: отрывок об Иисусовой молитве, ряд рассуждений со ссылками решения Вселенских Соборов и Отцов церкви, а так же зарисовка о системе сводничества в средневековом городе. В редакции Сильвестра многие исследователи отмечают большую структурированность и чёткое расположение глав, что, по их мнению, свидетельствует о ценностях автора. Сильвесторовская редакция была очень популярна и часто переписывалась: на сегодняшний день известно 44 её списка, большинство из них относятся к XVII. Более того, по словам исследователя Л.П. Найдёновой, во второй половине XIX века, когда Домострой впервые стали изучать как памятник, учёные-историки обнаружили, что многие крестьянские семьи до сих пор охотно живут по его наставлениям.

По своему содержанию Домострой состоит из предисловия-«Наказания от отца к сыну» и 64 глав, сгруппированных следующим образом:

  • О строении духовном («Как веровати»)
  • О строении мирском («Как царя чтити»)
  • О строении домовом («Как жить с женами с детьми и с домочадцами»)
  • «Послание ото отца к сыну»

Для данной работы мы использовали первый, большинство постулатов третьего, а также четвёртый разделы. В первых трёх разделах наставления, основанные на христианских представлениях, излагающиеся наиболее близко к Символу Веры, могут быть объединены в «духовную» часть Домостроя.

«Поучение ото отца к сыну» же, основанное на трактовке Евангелия, может рассматриваться как отдельное произведение «малый Домострой», где автор развивает те же идеи, что и в первых трёх разделах, содержит поучения более лояльные, основанные на заповедях Священного писания: любви к ближнему, честности, верности и т.д.

О гуманности наставлений Домостроя до сих пор не утихают споры. Многие учёные отмечают жестокость отношений с женой и детьми, предписываемой данным произведением, которая, однако, не выходила за рамки морали позднего средневековья и мало отличалась от аналогичных назиданий западноевропейских источников данного типа. Некоторые учёные наоборот, находят Домострой более гуманным, нежели подобные писания, написанные ранее или современные ему. К примеру, Л.П. Найдёнова утверждает, что главная идея Домостроя заключалась в том, чтобы научить человека, живя в миру с его несовершенствами и трудностям, сохранять свою душу для жизни вечной.

Поскольку данный источник первоначально был написан на церковнославянском языке, то в данной работе использовался перевод «Домостроя» в издании В.В. Колесова и В.В. Рождественской 1994 года.

Историография

Тема организации семейного уклада и быта согласно наставлениям «Домостроя» начала активно изучаться отечественными историкам практически одновременно с началом изучения самого литературного памятника (примерно во второй половине XIX века). Причем нужно отметить, что особый интерес она представляла, прежде всего, для дореволюционных и постсоветских исследователей. Такое несправедливое забвение изучения данного памятника можно объяснить его критикой со стороны некоторых публицистов в конце XIX века, а затем и В.И. Лениным, цитаты из выступлений служили своеобразными «заповедями» советской идеологии.

Итак, говоря о дореволюционных историках, писавших на интересующую нас тему, прежде всего, стоит отметить И.Е. Забелина и его труд «Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетии» опубликованный в 1901 году, где автор рассматривает человеческое сознание, и главным образом, особенности личности женщины в допетровскую эпоху. Автор, как и многие другие, подчёркивает покорность женского сознания, и полное подчинение женщины своему мужу. Однако историк данную особенность связывает с популярностью в русском обществе испокон веков т.н. «богатырского образа», широко представленного в былинах и сказках. Женщина же, никак не вписывалась в описание богатырей: она слабая, хрупкая и, исходя из слабости физической, по мнению русских людей, не сильна и умом. Говоря об отношениях родителей и детей, автор замечает, что такая искусственно завышенная авторитарность старшего поколения характерна именно для допетровского общества, так как именно оно имеет идеалом своим родовые отношения при власти старшинства, т.е. так называемой идеи родительской воли-опеки. В древности же, со времён начала существования славян на русских землях и до послемонгольского периода люди жили общинным устоем, где как таковые семьи не выделялись, и старшинство такой высокой роли не играло. Относительно источника данной работы- Домостроя, Забелин замечает, что главной его задачей было научить людей действовать согласно религиозным и моральным нормам общества в любой ситуации, путём простого заучивания слов из различных поучений до рефлекторного их выполнения в определённых ситуациях. Историк также отождествляет Домострой с «общим местом нравов и хозяйственной жизни». Рассуждает автор и о сильной, авторитарной роли главы семьи, которому обязаны подчиняться все её остальные члены, не смотря на их возраст и имущественное положение. Рассуждая об отношениях родителей и детей, Забелин делает интересный вывод о том, что Домострой ещё более завышает главенствующую роль родителя (отца), воспринимая только как полноценную личность, все же остальные члены семьи употребляются в значении неполноты, неоконченности, т.е. практически в значении детей.

Ещё один исследователь, Н.И. Костомаров интересен нам своей работой «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», опубликованная в 1860 году, где автор доступным языком описывает все нюансы жизни русских людей в допетровскую эпоху: от величины подарков в честь рождения ребёнка до особенностей похоронных обрядов. Интересно заметить, что историк ничуть не чурается обличать тёмные стороны жизни русского человека, в том числе и жизни семейной. Костомаров во всех подробностях рассказывает об обманах, совершаемых родителями жениха или невесты во время заключения брачных сделок, во всех красках описывает страдание русской женщины от постоянных избиений и унижений со стороны мужа, а также делает вывод о полном изменении женского сознания относительно «телесных наказаний-поучений» супруга. Автор также говорит и о поощрении со стороны Домостроя побоев и столь мучительного положения женщины в браке.

Говоря о современных исследованиях по теме данной работы, стоит прежде всего отметить книгу Л.П. Найдёновой «Мир русского человека XVI-XVII вв.», которая даёт достаточно много информации по вопросам темы семьи и брака по Домострою, а также и о самом памятнике. Исследователь видит главную задачу данного историко-литературного памятника в том, чтобы научить человека, живущего в миру с его несовершенствами и трудностями, сохранить свою душу для жизни вечной. Найдёнова замечает, что полностью реконструировать образ семьи по Домострою невозможно, однако восстановить некоторые существующие нравственные ориентиры той эпохи представляется возможным. Обращаясь к семейной иерархии домашнего мира, она утверждает, что каждый из членов семьи занимал в ней конкретное место, закреплённое его обязанностями. Стоит отметить, Л.П. Найдёнова делает важный вывод о том, что, опираясь на Домострой, невозможно выделить права любого члена семьи, так как все они имели только обязанности, за которые несли ответственность перед Богом. И чем шире был круг обязанностей, тем более высокое положение занимал конкретный член семьи.

Из современных исследований стоит также выделить работу М.К. Цатуровой «Русское семейное право XVI-XVIII вв.», опубликованную в 1991 году. Автор, ставя перед собой рассмотреть институт брака и семьи, подробно описывает «юридические» процедуры вступления в брак, заключения брачной сделки, условия для заключения брака, выплата неустойки в случае расторжение сделки и пр. Интересно заметить, что М.К. Цатурова находит в русском семейном праве множества заимствований у византийского права, которые во многом противоречили христианским нормам брака, что стало причиной борьбы церкви с мирянами не за христианские ценности, а за свой приоритет и утверждение своей власти. Интересным в данной работе представляется ещё и то, что автор рассказывает о конкретных нормах семейного права допетровской реформы, показывая как в XVIII веке они были изменены, что связано с утверждением М.К. Цатуровой о том, что именно в конце XVII-начале XVII столетий происходило постепенное формирование светского семейного права, которое медленно вытесняло старые порядки института брака и семьи. Помимо всего прочего, в совей работе М.К. Цатурова выделяет необходимые условия для вступления в брак, а именно: 1)брачный возраст-12 лет для девушки и 15 лет для юноши; 2)отсутствие запрещённых степеней родства, свойства, духовного родства; 3) единое вероисповедание жениха и невесты; 4) право только три раза вступать в брак; 5)свобода от иных брачных обязательств; 5) согласие на брак родителей и господ со стороны жениха и невесты. Отметим, что данное исследование интересно не только с точки зрения истории, но и юриспруденции, т.к. оно показывает развитие русского семейного права в допетровскую эпоху, во время и после петровских образований.

Стоит обратить внимание и на ещё одну работу, написанную современным историком Н.Л. Пушкарёвой, которая называется «Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница», опубликованную в начале 2000х годов. В своей книге автор также много раз освещает тему брака и семьи по Домострою. Говоря о раннем возрасте для замужества, которых ещё и часто занижали, особенно для заключения браков, имеющих политические цели, автор замечает, что брачный возраст девушки мог занижаться до 8-9 лет, что, безусловно, влияло на развитие и становление её личности, происходившее уже в браке. Н.Л. Пушкарёва рассматривает также психологические аспекты заключения брака и жизни в нём. Например, автор сопоставляет наставления Домостроя заключать брак между равными по положению людьми стремлением общества заставить женщину во всём повиноваться своему мужу. А отсутствие у женщины в браке какой-либо личной жизни исследователь связывает с ранним брачным возрастом для девушки, из-за которого, соответственно, полноценная личность у неё формировалась уже в браке и была неотделима от семьи мужа. Говорит Н.Л. Пушкарёва и о правах супругов в браке, замечая, что мнение невесты перестало иметь какое-либо влияние на выбор будущего супруга с появлением т.н. «договорных» браков, тогда как в древнейшие времена девушка была сама вольна выбирать себе мужа «по сердцу». Продолжая тему порядков заключения брака, историк говорит и о заключении сделок между родителями жениха и невесты, а также выплате неустоек за их расторжение, приводя конкретные исторические примеры. Продолжая тему брака, автор поднимает вопрос и о нарушениях своеобразных заветов для мужа и жены, прописываемых, в том числе и в Домострое, в частности — об изменах. Рассмотрев порядок обвинения обоих супругов в прелюбодеянии, а также поводы для бракоразводных процессов в XVI-XVII вв., Н.Л. Пушкарёва делает вывод о более низшем положении женщины в браке, что, впрочем, вполне естественно. Говорит она и о роли матери, заботливо воспитывающей своих детей как об одном из основных предназначений женского пола в сознании допетровского общества.

Глава 1.Семья по Домострою

1.1Особенности семьи по Домострою

Итак, чтобы рассмотреть положение каждого члена семьи согласно Домострою, обратимся в начале к общему понятию семьи в XVI-XVIII вв. Нужно сказать, что семья в те времена существенно отличалась от нашего современного представления. Во-первых, единственным правильным типом семьи был патриархальный, с мужчиной во главе. Во-вторых, состав семьи включал с себя не только типичных её членов — муж, жена, дети и иногда ближайшие родственники. Членами семьи считались также и другие домочадцы, ими могли быть и сироты, и прислуга, неимущие и больные дальние родственники и пр. По мнению исследователя Л.П. Найдёновой, понятие домочадцев обозначало тогда всех «детей дома», зависящих от хозяина по причине несовершеннолетия, физического недуга, болезни, а также в силу бедственного материального положения или попадания в долговую кабалу. Все домочадцы, как и остальные члены семьи, занимали определённое место в домашнем мире, имевшем строгую иерархию, закреплённую кругом обязанностей его членов.

Говоря о семье, живущей по канонам Домостроя, стоит отметить внешнюю ее закрытость (высокие заборы усадеб), а также внутренние строгие семейные правила. Домочадцам нельзя было слишком много рассказывать о семейных делах посторонним, а господину или госпоже запрещалось часто и помногу советоваться со слугами, так как излишнее разглашение информации о внутрисемейных делах могло привести к проникновению в неё различных недоброжелателей, проходимцев и мошенников, которые могли разрушить семейное счастье и домашний порядок.

Такое сопоставление семейной жизни и личной, их полную закрытость можно объяснить ещё одной особенностью каждой христианской семьи, живущей по Домострою — набожностью. Всем членам семьи следовало молиться по много раз на дню. Все домочадцы обязательно пели вечерню, павечерницу, полунощницу. Молиться следовало о здравии царя, царицы, чад их, и братьев его, и бояр его, и о помощи христолюбивому воинству, и об освобождении плененных, и о святителях, и о священниках, и о болящих, и о заключенных в темницы, и за всех христиану. Жене же молиться надлежало о своих согрешениях и за мужа, и за детей, и за домочадцев, и за родичей, и за духовных отцов. После службы принимать пищу было нельзя, а перед сном, или, просыпаясь в полночь, следовало молиться Богу о своих согрешениях. Утром, встав и умывшись, также нужно было отпеть заутреннюю, а если это был церковный праздник или же воскресенье, следовало совершить молебен в церкви. По церковным праздникам, по средам, пятницам и воскресеньям, или же в пост и Богогородицын день всей семье следовало пребывать в чистоте, не объедаться, не пить, не вести пустых бесед и избегать непристойного смеха. Любой приём пищи, впрочем, всегда сопровождался молитвой. Каждой семье следовало иметь своего духовного отца строгого, твердого в своих решениях, который не потакал бы прихотям и грехам господина, а наоборот, всячески уберегал членов семьи от совершения грехов. С духовным отцом следовало советоваться как можно чаще по многим вопросам, связанным как с личной жизнью семьи, так и с ведением хозяйства, слушаться и выполнять его наставления. По мнению историка И.Е. Забелина, духовные отцы в то время были единственным исключительным источником учения и наказания. К духовникам наставникам люди шли со всякого рода житейской мыслью или вопросом. Именно поэтому, считает историк, духовные отцы являлись во всеобщем представлении практически членами семьи. Кроме послушания, главе семьи надлежало одаривать своего духовника по возможности.

Кроме всего прочего, в каждой комнате дома должны были быть иконы. Располагать святые образа следовало по старшинству от более почитаемых. Место, где стояли иконы — красный угол нужно было украсить свечами и светильниками, держать в чистоте и порядке, а после службы прикрывать занавесой, защищая иконы от пыли.

Домострой также советует по возможности приглашать священников к себе для совершения богослужений и пиров.

Таким образом, мы можем видеть высокий уровень воцерковлённости каждой семьи, все члены которой должны были следовать заповедям Господним и остерегаться греховных поступков. Это ещё раз подчёркивает в своём наставлении автор Домостроя: «Како любити Бога от всея душа, тако же брата своего и страх Божии имети и память смертную. Посем же возлюбиши Господа Бога твоего от всея душа своея и подвигни вся твоя дела и обычаи и нравы угодная творити по заповеди Его, паки жи искреняго си возлюби всякаго человека по образу Божию созданна рекше всякаго християнина, страх Божии всегда имеи в сердцы своем, и память смертную всегда волю Божию творити, и по заповедем Его ходи рече Господь в чем тя застану в том и сужу, ино достоит всякому християнину готову быти в добрых делех в чистоте и в покоянии и во всяком исповедании всегда чающе часа смертнаго»

Обобщая вышеизложенное, из Домостроя, мы можем выделить следующие особенности семьи:

  1. Патриархальность. Во главе семьи – мужчина. На нем лежит ответственность за каждого из ее членов, которые обязаны всегда и во всем подчиняться воле господина. Власть определяется старшинством.
  2. Многочисленность. В состав семьи входили не только муж, жена, дети и ближайшие родственники, но и другие домочадцы: прислуга, сироты, а также дальние, больные и неимущие родственники
  3. Закрытость. Семейная жизнь являлась полностью приватной. Никакую информацию о семейной и личной жизни нельзя было выносить за пределы дома.
  4. Набожность. Каждому члену семьи и всем ее домочадцам следовало по возможности и силам молиться как можно больше

Рассмотрим теперь, какое же место в семейно иерархии занимал каждый из её членов — господин, госпожа, дети.

1.2 Положение господина в семье

Обращаясь к Домострою, мы можем сразу сказать, что мужчина являлся главой семьи, домашнего хозяйства и семейного строя. Всё, что происходило в семье, все дела и поступки домочадцев следовало контролировать именно господину, т. к. он был на Страшном Суде ответственен не только за себя, за свои поступки и грехи, но и за то, что когда-либо совершали члены его семьи. По мнению И.Е. Забелина, в семье только мужчина мог восприниматься как целостная личность, все же остальные члены семьи воспринимались со значением неполноты и неоконченности, подобно маленьким детям, которые в каждом своём шаге зависимы от родителей. Главе семьи мужчине следовало также и заботиться о своих домочадцах, причём в первую очередь, беспокоиться об их телесных нуждах — обеспечивать их материально, а потом уже и о духовно-нравственных потребностях, что вновь подчёркивая гуманность автора рассматриваемой редакции Домостроя по сравнению с другими авторитетными церковными личностями, писавшими о семейной жизни.

Говоря о конкретных обязанностях главы семейства, прежде всего, стоит отметить ведение хозяйства. Вести хозяйство своё следовало честно, без обмана, кражи и посягательства на чужую или же общую собственность (леса, реки и т. п.). Господину следовало не только контролировать работу всех слуг, но и самому принимать в ней участие, являясь для работников своих мудрым наставником, отлично знающим своё дело. В отношении к слугам своим Домострой советует хозяину быть заботливым: хорошие работники должны всегда быть накормлены, одеты и одарены господским жалованием по возможности, но и одновременно строгим: за хорошую работу слуг следовало поощрять, за плохую же — поучать. Интересно также, что в случае, если хозяин живёт не по своим возможностям, (как советует Домострой), или берёт слишком много работников и не может с ними расплатиться, автор Домостроя оправдывает воровство, грабежи и побеги работников. Ведя хозяйство разумно, экономно и по средствам своим, следовало всегда рассчитывать доходы и расходы свои так, чтобы получать при этом прибыль. Примечательно, что в отличие от других церковных предписаний, Домострой не осуждает прибыль в хозяйстве, если получена она честным и праведным трудом.

В ведении хозяйства господину помогали как слуги, (особенно стоит отметить ключника-главного распорядителя всего, который иногда по положению в семье был выше госпожи), так и жена его, также следившая за работой слуг и расходами по хозяйству с разрешения на то мужа.

Помимо ведения хозяйства и занятия различными ремёслами мужчине, как главе семейства следовало праведно воспитывать домочадцев своих в смирении и строгости. Каждый день господин должен был давать своей жене работу на день, а также наставления по поводу её личной жизни. Если же женщина ослушивалась его и начинала вести неправедную жизнь: много ходила по гостям без разрешения мужа, вела пустые и непристойные беседы, много рассказывала чужим людям о делах семейных, бездельничала или же пристрастилась к спиртному, её следовало наказать.

Многие исследователи спорят насчёт гуманности Домостроя в отношении телесных наказаний для женщин, но общее мнение таково, что автор его рекомендовал избиения для женщин как крайнюю форму наказания и устанавливал для этого особый порядок: наказывать следовало наедине, а после того нужно было пожалеть, успокоить и не держать гнева. Говорит Домострой и о том, что беременных женщин бить нельзя, т.к. это может навредить будущему ребёнку. Однако, несмотря на поучения Сильвестра, в реальности многие мужья постоянно били своих супруг, иногда забивая их до смерти. Это, по словам историка Н.И. Костомарова, настолько изменило сознание русской женщины, что она считала постоянные избиения признаком проявления любви: «Бьёт- значит любит».

Конечно же, не стоит забывать и об отеческой роли мужчины в семье. Отцу следовало любить и обеспечивать детей своих, одновременно воспитывать их в строгости и смирении, т.к. за поступки детей своих родители, (прежде всего отец), отвечали как перед людьми, так и перед Богом. Отцу следовало обучать сына своего многим ремёслам, наставлять его к честности, прилежанию и трудолюбию. В этом деле, по мнению автора Домостроя, могут способствовать и телесные наказания детей: «Казни сына своего от юности его и покоит тя на старость твою и даст красоту души твоеи и не ослабляи бия младенца, аще бо жезлом биеши его не умрет но здравие будет ты бо бия его по телу, а душу его избавляеши от смерти».

Стоило также воспитывать и дочерей своих, направив на них свою строгость, заботясь о сохранении их телесной чистоты (девственности), т. к. выдать свою дочь замуж непорочной сопоставимо было с великим делом, за которое можно был снискать благодать Господню. Позаботиться следовало и о приданом для девочки, причём Домострой настоятельно рекомендует заранее, с самого её рождения, откладывать понемногу, не в убыток себе, чтобы к моменту свадьбы не разориться из-за этого. Скотина с приплодом, ткани, одежда, посуда (оловянная, деревянная, медная), домашняя и церковная утварь могли служить приданым.

Таким образом, мы видим, что согласно Домострою мужчина, являясь главой семьи, занимая привилегированное положение в семейной иерархии, т. к. каждому их домочадцев нужно было советоваться с ним и подчиняться его решением, вместе с большим количеством прав имел и больше, чем у всех, и обязанностей. Ведение и полный контроль хозяйства, забота о них и материальное обеспечение домочадцев, нравственное воспитание и поучение всех членов семьи. Выполняя всё выше перечисленное, хозяин мог снискать благодать Божью для себя и своей семьи и жить вместе с домочадцами своими в мире, покое и достатке.

1.3 Положение госпожи (женщины) в семье

Обращаясь к положению женщины в семье, стоит отметить, что, несмотря на полное подчинение мужу во всём, она могла выполнять довольно значительную и важную роль в семейном устрое и хозяйстве. По мнению Л.П.Найдёновой, отношение к жене в семье определялось в значительно широких пределах: от постоянных избиений и унижений мужа до признания её подобной своему супругу. Последнее означало довольно высокое положение госпожи в семье. Домострой настаивает на том, что женщина, посоветовавшись прежде с мужем, давала также слугам работу на день. Сама же она никогда не могла сидеть без дела — ей надлежало весь день заниматься каким-либо рукоделием, шитьём, расчетами, приготовлением пищи или каким-либо другим делом. Примечательно, что хозяйка по отношению к своим слугам, также как и её муж, выступала в роли наставницы и должна была лучше них знать все хозяйственные дела (шитьё, пряжа, вышивка, ткачество, выпечка хлеба и различных пирогов, а также приготовление разнообразной пищи — простой, обычной и для пира) и учить этому своих работников. Вставать госпоже следовала раньше всех, (неприличным считает Домострой, когда слуги будят хозяйку), а ложиться позже всех. Помимо присмотра за слугами, госпоже следовало вести расчёты хозяйственных расходов, относиться ко всему бережно и экономно.

Кроме ведения хозяйства, всякая женщина, как истинная хранительница очага должна была заботиться о своём муже и детях. Мужа ей следовало слушаться во всём, советоваться как по хозяйственным, так и по личным вопросам (выход в свет, приём гостей, посещение церкви). Хорошая жена всегда заботилась о здоровье своего супруга, приветливо встречала его, расспрашивала о делах его. И сама она, будучи мудрой женщиной, ничего не должна была утаивать от мужа и приходя домой всё ему рассказывать. Отметим, что, несмотря на поощрения Домостроем телесных наказаний для женщины, Сильвестр с уважением относится к ней, сравнивая с драгоценным камнем, а также говорит о том, как много хорошая жена значит для своего мужа: «.. жена, добра, и страдолюбива и молчалива, венец есть мужеви своему обрете мужь жену свою добру износит благая из дому своего, блажен есть таковые жены мужь и лета своя исполняют во блазе мире, о добре жене хвала мужу и честь».

И, конечно же, женщине следовало заботиться о своих детях, любить их и воспитывать добрыми, честными людьми. Особенное внимание матери следовало уделять дочерям, т.к. именно ей предстояло научить девочку по хозяйству всему тому, что она умела сама, подготовив её тем самым к семейной жизни. Примечательно, что, по мнению Л.П.Найдёновой, все члены семьи имели понятные психологические роли и характеристики, с помощью которых они часто описывались как в церковной, так и в мирской литературе и, соответственно, образы их воспринимались таковыми и в реальности. Так вот, женщина имела одну из самых удобных поведенческих характеристик: добрая, набожная, заботливая, ласковая. Образ госпожи-заступницы детей и слуг перед мужем часто противопоставлялся в сознании людей с образом строго и жесткого господина.

Стоит сказать и о запретах для женщины в семье, установленных Домостроем. Во-первых, госпоже никогда нельзя было сидеть без дела, т.к. она своим трудом подавала пример детям и работникам своим. Нельзя также ходить много по гостям или принимать гостей без разрешения на то мужа. С гостями же госпоже, как и всякому праведному человеку, не нужно вести долгих пустых, непристойных разговоров. Ещё одним строгим запретом для женщины было употребление спиртного и всяких хмельных напитков. Вообще, Домострой советует всякому человеку, в том числе и главе семейства, воздерживаться от алкоголя, однако запрет этот русские люди, известные своей любовью к застольям, практически всегда нарушали данные наставления.

Таким образом, мы видим, что женщина (госпожа) согласно Домострою была опорой своему мужу, хорошей матерью и рачительной, экономной и мудрой хозяйкой. Несмотря на полное подчинение мужу, женщина в семье могла занимать довольно высокое положение, контролируя ведение домашнего хозяйства и работу слуг. Более того, иметь хорошую жену по Домострою означало иметь порядок в доме и бед никаких не знать.

1.4 Положение детей в семье

Обращаясь к положения господских детей в семье, стоит сказать, что по Домострою да и вообще в традициях русского народа испокон веков существовал только один тип воспитания детей авторитарный , т.е. чад своих родителям надлежало содержать в строгости, учить смирению, прилежанию, а также вежливости и уважению к окружающим. Однако кроме нравственного воспитания всякому родителю следовало материально обеспечивать, любить и заботиться о своих сыновьях или дочерях .

Детям же следовало слушаться родителей своих и брать с них пример во всём.

Довольно много говорится в Домострое о телесных наказаниях для детей, которые, по словам автора, только помогут родителю воспитать своё чадо наилучшим образом: «…наказуи дети во юности покоит тя на старость твою, и хранити и блюсти о чистоте телеснои и от всякаго греха отцем чад своих якоже зеницу ока и яко своя душа аще что дети согрешают отцовым и матерним небрежением им о тех гресех ответ дати в день Страшнаго Суда». Интересно будет заметить, что в предписаниях о наказании детей чаще фигурирует сын, нежели дочь, т.е. автор Домостроя советует больше бить мальчиков. Это может быть связанно с тем, что именно сыновья служили в дальнейшем опорой постаревшим родителям в хозяйстве, которое им потом от отца и передавалось. С самого раннего детства родителям необходимо было обуздать непокорный характер сына, чтобы в старости он относился к ним с уважением и во всём помогал. Причём, самостоятельное значение сына признаётся, по мнению историков, только после смерти родителя, и поэтому повзрослевшие сыновья часто воспринимались покорными детьми перед своими постаревшими родителями. И. Е. Забелин пишет, что Домостроем, как и другими писаниями, повышалась и так столь значительная роль родителя (главы семейства).

Родителям следовало как можно чаще обращать внимание на своих детей, воспитывать, стараясь сохранить телесную и духовную чистоту сына или дочери и уберегать их от совершения грехов. Именно родители несут ответственность за поступки своих детей, не только перед людьми, но, прежде всего, перед самим Богом, т. е. грехи детей – также и их грехи.

Автор Домостроя советует родителям по возрасту обучать детей какому-либо мастерству или делу, причём мальчика должен всему научить отец, а девочку мать, что кажется вполне логичным. Нужно заметить, что автором Домостроя помимо обучения каким-либо ремёслам и рукоделию не сказано ни слова о светском обучении детей, оставляя данный вопрос для решения самих родителей( по возможности и средствам) По мнению М. К. Цатуровой, такая непопулярность образования связана с ранним брачным возрастом для детей, устанавливаемый минимальный возраст вступления в брак для девочки в 12 лет, для мальчика в 15. Впрочем, довольно часто детей могли женить и выдать замуж в 8-10 лет. Поэтому становится понятным, что у вступивших во взрослую жизнь в столь раннем возрасте детей (в нашем современном представлении) просто не было времени обучиться чему-то, кроме ведения хозяйства и каких-либо других элементарных вещей. Конечно же, случались и исключения, но до XVIII века давать детям образование было делом непопулярным. Впоследствии Петр I вынужден был бороться с этим, вводя новые условия для вступления в брак и повышая минимальный брачный возраст для девочек и юношей до 17 и 20 лет соответственно.

По отношению к своим родителям, Домострой велит детям быть послушными, уважать их во всём и почитать. Если же дети не будут выполнять наставления родителей своих, то при проклятии отца и матери не проживут они лет своих. Старость же своих родителей нужно чтить, во всём помогая им, со снисхождением относиться к их немощи и старческим прихотям. Если же старость сделает господина или госпожу слабоумными, то детям их нельзя чураться родителей. И, конечно же, под самый строгий запрет ставит Домострой избиение матери или отца их детьми: «аще ли кто злословить или оскорбляет родителя своя или кленет или лает сии пред Богом грешен от народа проклят аще кто биет отца и матерь от церкви и от всякия святыни да отлучится, и лютою смертию и градцкою казнью да умрет, писано бо есть отча клятва иссушит а матерня искоренит сын или дщерь, не послушьливы отцу или матери, в пагубу им будет и не поживут днеи своих иже прогневают отца и досажают матери».

Таким образом, мы видим, что Автор Домостроя возлагает большую ответственность на родителей за будущее их детей, советуя сообразно возрасту ребёнка знакомить его с хозяйством и обучать какому-либо ремеслу или рукоделию. Стоит также обращать внимание на развитие нравственности чада своего, воспитывая в нём честность, уважение к старшим, остерегая его от совершения греховных поступков и храня как зеницу ока телесную и духовную чистоту своего ребёнка. Если родители будут выполнять все эти предписания, то дети их вырастут добрыми, честными людьми, которые уважают, почитают и всегда готовы помочь уже престарелым родителям. Сыновьям и дочерям же следует следовать воле родителей и в малолетнем, и в полнее зрелом возрасте: становясь главой уже своей семьи, мужчина никогда не должен был ослушиваться своего отца и по-настоящему становился хозяином только после его смерти. Это ещё раз подчёркивает авторитарность родительского воспитания и общий патриархальный характер семьи, живущей по канонам Домостроя

Подводя итог данной главы, нужно ещё раз отметить, что модель семьи по Домострою существенно отличается от разных современных представлений о ней. Пять столетий разделяют наше отношение к семье и браку с советами и наставлениями рассматриваемой редакции Домостроя, в котором единственным примером для подражания являлась семья патриархальная.

  • Многочисленность: в состав семьи входили не только муж, жена, дети и ближайшие родственники, но и многочисленные домочадцы, представленные прислугой, сиротами и неимущими или же больными родственниками
  • Закрытость семейной жизни
  • Набожность всякой семьи

Отметим также, что каждый член семьи имел, в соответствии с Домостроем, круг определённых обязанностей, причём, чем шире он был, тем более высокое место в семейной иерархии занимал данный член семьи. Самое «привилегированное» место в семье, занимал, естественно, её глава — господин, хозяин муж, отец, который был ответственен перед Богом и людьми не только за себя, но и за поступки каждого из членов семьи. Остальные же, занимали гораздо более низкое семейное положение, которое, могло колебаться в достаточно широких пределах в зависимости от индивидуальных особенностей семьи. Неизменным оставалось только одно — полное подчинение всех членов семьи воле и желанию господина.

Глава 2. Брак по Домострою

В данной главе рассмотрим теперь институт брака на Руси согласно Домострою, а также основные традиции и процедуры, связанные с женитьбой и отношения супругов в браке

2.1 Заключение брака

Вначале стоит сказать, что скорее всего, Домострой не слишком различает понятия «брака» и «семьи», т.к. автор его даёт гораздо больше наставлений насчёт внутрисемейных отношений, быта и обязанностей каждого члена семьи. А непосредственно о браке и женитьбе упоминается всего 3-4 раза и только в качестве дополнения к поучению родителям о воспитании их детей. Однако, несмотря на то, что в сознании людей институт брака являлся неотделимой частью семейной жизни, многие историки, среди которых М.К. Цатурова и Н.Л. Пушкарёва, отмечают самостоятельное его появления, как и всего русского семейного права, с древнейших времён. С принятием христианства устанавливаются условия вступления в брак, заимствованные, по мнению М.К. Цатуровой, из Византийского законодательства: 1)брачный возраст-12 лет для девушки и 15 лет для юноши; 2)отсутствие запрещённых степеней родства, свойства, духовного родства; 3) единое вероисповедание жениха и невесты; 4) право только три раза вступать в брак; 5)свобода от иных брачных обязательств; 5) согласие на брак родителей и господ со стороны жениха и невесты. Заметим, что, по мнению многих учёных условия эти нарушались, и большая часть этих нарушений была связана с занижением брачного возраста жениха и невесты.

Обращаясь непосредственно к нашему главному источнику-Домострою, нужно отметить, что автор его, как и всё русское сознание допетровского времени, ставит женатого, семейного человека, имевшего множество обязанностей, связанных с семьёй, о которых говорилось в предыдущей главе, выше человека одинокого, не обременённого узами брака. Более того, женитьба молодого человека предполагалась с самого его рождения, т. к. считалось великим делом женить своего ребёнка на «благородной дочери добрых родителей».

Вступление в брак было обязательным не только для сына, но и для дочери. Положение незамужней девушки было гораздо хуже, чем неженатого юноши, о чём пишет Н.Л. Пушкарёва, объясняя данный факт особенностями русского сознания того времени, выражавшееся и в поговорках типа «Без мужа сирота» и пр.

В первую очередь автор даёт родителям наставление женить и выдавать замуж своих чад за хороших людей-сыновей или дочерей благородных родителей, находившихся в равном имущественном и социальном с ними положении. Советы Сильвестра по поводу равного положения супругов многие исследователи, среди которых Л. П. Найдёнова и Н.Л. Пушкарёва связывают со стремлением русских людей заставить жену во всём покоряться своему мужу, что кажется менее возможным в случае, если жена имеет больше имущества или же более высокое социальное положение, чем супруг.

Законным браком разрешается сочетаться только с благословения (согласия) на то родителей. Домострой, как и многие другие писания, предполагает заключение брака путём венчания молодых. Действительно, именно церковь ведала институтом брака в допетровской России, именно она имела право на закрепление брака перед Богом и законом, и только она могла решить вопрос о разводе супругов.

Домострой советует родителям блюсти телесную чистоту детей своих (как девочек, так и мальчиков) и в брак отдавать своих детей девственниками. Относительно ценности девичьей невинности Н.Л. Пушкарёва говорит, что только невинных девиц могли выдавать замуж за высокопоставленных особ, царей и клиров. Однако, среди крестьян половые отношения как юноши, так и девушки до брака не считались аморальными, т.к. сам брак представлял, прежде всего, сделку, закреплённую церковным венчанием.

Впрочем, далеко не все браки и высокопоставленных людей имели своим началом чистое, высоко духовное чувство любви. Напротив, довольно часто, женитьба представляла скорее «брак-договор», который заключали между собой родители даже не видевших друг друга жениха и невесты. Домострой также предоставляет родителям юношей и девушек самим выбирать для своих чад подходящего брачного партнёра и ничего не говорит о самостоятельном выборе молодых людей. Н.Л. Пушкарёва полагает, что именно с появлением брака-договора произошло полное ограничение девушек в выборе потенциального супруга, т.к. ранее (до XVI в) мнение самой невесты вполне могло повлиять на решение её родителей. Жених же в некоторых случаях мог делать собственный выбор и даже увидеть невесту. Однако, как пишет Н.И. Костомаров, происходило это, как правило, уже после заключения сделки с родителями невесты. Если девушка жениху не нравилась, то он должен был заплатить неустойку внушительных размеров, приходилось иногда продавать целые имения, чтобы расплатиться. То же самое касалось и девушек. Конечно, иногда из-под венца «выкупали» даже невест, но гораздо чаще молодой человек или девушка просто смирялись с выбором родителей, выполняя при этом одно из основных предписаний Домостроя — дети всегда должны подчиняться воли родителей и другого выбора не знать.

Говоря об имущественном вопросе в браке, стоит ещё раз упомянуть об обязательном приданом для невесты, которое, как уже говорилось ранее, Домострой велит копить с самого рождения постепенно или же, если не собирать годами, то купить всё прямо перед свадьбой. Об обязательном наличии приданого у невесты в своих работах пишут М.К. Цатурова и Н.Л. Пушкарёва, приводя в пример ситуации, когда небогатые семьи, где было слишком много девочек, никак не могли выдать всех дочерей замуж, т.к. не хватало приданого на всех.

Таким образом, мы видим, что процедура заключения брака имела свои особенности, такие как канонические условия заключения брака, заключение договоров о браке между родителями жениха и невесты, обязательное наличие у невесты приданого и выплата неустойки в случае отказа от брака одной стороны. Всё это указывает на существование в XVI-XVII вв. вполне сформировавшегося семейного права, которое впоследствии претерпит серьёзные изменения в связи с петровскими реформами.

Стоит также отметить особенности института брака и семьи в допетровской России, связанные с существованием низкого возрастного ценза для брачующихся, а также с отсутствием у девушки и даже юноши права на самостоятельный выбор будущего супруга, что связано с основным наставлением Домостроя: детям — во всём подчиняться воле своих родителей.

2.2.Жизнь в браке

Теперь обратимся к рекомендациям Домостроя относительно жизни жены и мужа в браке.

Прежде всего, стоит ещё раз сказать о главенствующем положении мужа в браке. Супруга должна была слушаться его во всём, и решение всех своих вопросов предоставить мужу. Примечательно, что некоторые исследователи связывют это не только с предписаниями Домостроя, религиозными и общепринятыми нормами, но и с совсем юным возрастом русских невест в допетровскую эпоху. Девочек могли выдавать замуж, когда им было 8-9 лет, (это самый ранний брачный возраст, зафиксированный историками), причём муж часто был значительно старше своей супруги. Ещё ребёнком, она переходила из-под власти и опеки родителей под новую власть и опеку уже своего мужа. Именно поэтому, из-за очень раннего возраста, формирование личности и взросление девушки происходило уже в браке, что накладывало свой отпечаток. Н.Л. Пушкарёва замечает, что, взрослея и становясь матерями в 12-14 лет, девушки были очень уязвимы и в проявлении своих эмоций зависимы, что приводило к полному растворению девочки-женщины в новой семье. Однако, как справедливо замечает историк, блюстителей нравственности всё устраивало в данном вопросе.

Также Домострой наставляет супругов хранить верность друг другу: «а законнои брак со всяким опасением храни до коньчины живота своего чистоту телесную храни кроме жены своеи не знаи никого и своей, не знай никого…». Причём Сильвестр подчеркивает, что грех прелюбодеяния смертный, и за его совершение человек сразу же получит в наказание от Бога несчастья себе и дому своему, а после смерти попадёт в ад. Н.Л. Пушкарёва замечает, что измена, как жены, так и мужа могла служить для обоих поводом для развода. Однако определялась измена по-разному. Мужчина изменник — тот, кто имел на стороне наложницу с детьми, т. е. длительную связь с другой женщиной, мог иметь как вторую неофициальную (побочную) семью, так и брачный союз с двумя или более женщинами. И, чтобы использовать эту причину для развода, женщине нужно было официально доказать факт измены супруга. Таких разводных грамот не сохранилось.

Для того чтобы совершить прелюбодеяние, женщине достаточно было один раз вступить связь с другим мужчиной. Узнав об этом, муж обязан был с ней развестись, в противно случае он должен был заплатить штраф церкви.

Конечно, в реальности мужья редко хранили верность своим женам, что можно объяснить их несамостоятельностью в выборе супруги, а также низким статусом женщины в браке, а в отдельном случае и просто особым нравом мужчины.

В основном источнике ничего не говорится о разводе супругов и, тем более, о поводах к нему, поэтому не будем отходить от задач и цели данной работы и ограничим освещение этого вопроса рамками Домостроя.

Подводя итог главе, мы можем сказать, что институт брака официально существовал в допетровской России, что доказывают особые правила заключения брака, а именно: условия для вступления в брак и условия заключения договора между семьями жениха и невесты, обязательность приданного для невесты, а также выплата неустойки в случае отказа вступать в брак. Отметим также, что в браке, как и в семье, мужчина всегда был выше своей жены, имел больше прав и привилегий по сравнению со своей супругой. Она же, в свою очередь, обязана была во всём быть согласной с мужем.

Заключение

Подводя итог данной работы, стоит, прежде всего, ещё раз упомянуть об уникальности такого документа об институте брака и семьи допетровской эпохи, который описывает Домострой, т.к. традиции и порядки его формировались постепенно, без особого вмешательства со стороны властей, чего нельзя сказать об излишне реформированном и заимствовавшим европейские традиции институте брака и семье после петровских преобразований XVIII века.

Говоря о специфике семьи по Домострою, нужно отметить, что основные традиции и порядки семейного устоя формировались в России, как и везде, под сильным влиянием авторитетной церкви, которая во многом определяла сознание человека с древнейших времён и вплоть до великих петровских преобразований XVIII. Однако вместе с религиозной направленностью, следует выделить и светский характер многих его поучений, связанных с организацией семьи и быта.

Выполнив все основные задачи данной работы, мы можем сделать следующие выводы. Во-первых, семья по Домострою имела следующие особенности:

  • Патриархальный тип семьи как единственный правильный
  • Многочисленность: в состав семьи входили не только муж, жена, дети и ближайшие родственники, но и многочисленные домочадцы, представленные прислугой, сиротами и неимущими или же больными родственниками
  • Закрытость семейной жизни: всем членам семьи, в особенности госпоже и домочадцам, не следовало выносить разговоры о семейных делах за порог дома, что оберегало брак и семью от различного рода недоброжелателей, мошенников и пр.
  • Набожность всех членов семьи

Во-вторых, следует сказать, что каждый член семьи по наставлениям Домостроя имел чёткий круг обязанностей. Причём, чем больше обязанностей было, тем выше находился конкретный член семьи в иерархии домашнего мира, где мужчина-глава семьи, на которого возлагается ответственность не только за материальное благополучие всех её членов, но и за их нравственное воспитание. Остальные же члены семейства — жена, дети и домочадцы (слуги, сироты и др.) также имели четко ограниченный круг обязанностей, однако воспринимались они относительно господина (главы семьи) с некой неоконченностью и неполнотой, подобно маленьким детям относительно их родителей. Положение же их в семье могло также изменяться в довольно широких пределах, что показывает Домострой. Например, жена, с одной стороны полностью подчиняется велению своего супруга, часто терпит от него различного рода «поучения» и избиения, к чему, к слову, обязывает Домострой мужа под страхом его ответственности его за неправедную жизнь и поступки супруги. С другой стороны, женщина- госпожа, главная после господина хозяйка в доме, которой должны починяться все члены домохозяйства. Подобную ситуацию можно увидеть и в отношении детей в семье: с одной стороны родителям следует обеспечивать, любить и заботиться о них, с другой — бить как можно чаще, воспитывая своих чад в строгости и смиренности.

Рассмотрев во второй главе особенности заключения брака, а также брачную жизнь по канонам Домостроя, мы можем сделать вывод об официальном существовании в допетровской России института брака и семьи. Наставления Сильвестра о праведной семейной жизни ещё раз подтверждают верность сделанных раннее выводов о доминирование мужчины в браке и полном подчинении ему жены. Это объясняется не только церковными канонами, но и тем, что при слишком заниженным минимальном брачном возрасте для девушек (10-12 лет) формирование личности и сознания юной невестки происходило уже в новой семье под давлением мужа.

В общем и целом, мы можем сделать вывод лишь об относительной гуманности Домостроя в отношении семейных порядков и жизни в браке, так как избиения жены, телесные наказания для детей не являются исключением, а выступают нормой и правилами воспитания. Однако, в сравнении с жестокой реальностью семейной жизни в России XVI-XVII веков, наставления данного памятника по поводу семейного устройства кажутся довольно лояльными, а где-то даже и мягкими. Стоит отметить, что некоторые положения о семье Домостроя сохранили свою актуальность и в наше время. Несмотря на все события и потрясения, которые пережила наша страна за последние 500 лет, некоторые многие предписания Домостроя русские люди XXI века, не осознавая того, соблюдают. Это и забота о близких, детях, престарелых родителях, и восприятие мужчины в семье как её главы и кормильца всех её членов (эта модель, впрочем, с модернизацией общества может меняться), и ответственность родителей за поступки их детей, а также помощь родственникам, как близким, так и дальним.

Список использованной литературы
  1. Источник:

Домострой. Издание подготовили В.В. Колесов, В.В. Рождественская. М.,1994

2.Литература

1. Забелин И.Е. Женщина в допетровском обществе. СПб.,1869; Домашний быт русских цариц — переиздание.

2. Костомаров Н.И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. СПб.,1860

3. Найденова Л.П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по Домострою и памятникам права) — М: Издание Сретенского монастыря, 2003

4. Пушкарёва Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X — начало XIX в.) М: издательство «Ладомир».,1997

5. Цатурова М.К. Русское семейное право XVI-XVIII вв.М.,1991

1.3 Значение «Домостроя» в жизни общества. Древнерусское воспитание по «Домострою»

Похожие главы из других работ:

Воспитание и развитие детей первого года жизни

Глава II. Организация жизни детей первого года жизни в детском учреждении

Воспитатель дошкольного учреждения – специалист по дошкольному воспитанию

1.
Роль воспитателя в жизни ребенка и общества

«Любить детей — это и курица умеет. А вот уметь воспитывать их — это великое государственное дело, требующее таланта и широкого знания жизни» «right»>Горький М На мой взгляд, воспитатель — это не только профессия, это призвание…

Воспитательная функция фольклора

1. Значение малых фольклорных форм в жизни детей

Крупнейшим исследователем детского фольклора был Г.С. Виноградов. Он выделял пять основных разделов детской народной поэзии: 1) игровой фольклор; 2) потешный фольклор; 3) сатирическая лирика; 4) бытовой фольклор; 5) календарный фольклор. М.Н…

Детская художественная литература как средство развития театрализованной деятельности детей старшего дошкольного возраста

4. Значение театрализованной игры в жизни ребёнка

Понятие «театрализованная игра» тесно смыкается с понятием «игра-драматизация». Театрализованные игры — это игры-представления, в которых в лицах с помощью таких выразительных средств, как интонация, мимика, жест, поза и походка. ..

Древнерусское воспитание по «Домострою»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЛИЯНИЕ ТРАДИЦИЙ «ДОМОСТРОЯ» НА СОВРЕМЕННОГО ЧИТАТЕЛЯ

Памятник классической литературы — «Домосторой» — каждое новое поколение читателей воспринимает по-своему. Сегодня мы уже не даём «Домострою» однозначных отрицательных характеристик…

Занятия, способствующие дифференцированному восприятию цвета

1. Значение восприятия цвета в жизни человека

Глаз человека способен различать не только черно-белые градации светотени в рисунке, но и разнообразные цвета. Когда мы открываем глаза, то сразу же попадаем в мир полный цвета. Цвет сопровождает человека повсюду…

Здоровый образ жизни как основа профилактики хронических заболеваний школьников

1.1 Сущность и значение здорового образа жизни

Здоровье — это бесценное достояние не только каждого человека, но и всего общества. При встречах, расставаниях с близкими и дорогими людьми мы желаем им доброго и крепкого здоровья. ..

Народная педагогика в семейном воспитании

2.3. Значение «материнской школы» и «школы сверстников» в жизни человека

Первые шесть лет роста и развития человека великий Я.А. Коменский мудро назвал периодом «материнской школы». Действительно, в этот период ребенок тесно связан с матерью и многое в развитии ребенка зависит от мудрости матери…

Ознакомление дошкольников с птицами

1.1 Значение животного мира в природе и жизни человека

Экологическое образование уже стало неотъемлемой частью дошкольной педагогики. Оно позволяет понять, как правильно создать развивающую среду (экологическую комнату, лабораторию, живой уголок, мини-музеи, экологическую тропинку и т.п…

Педагогика детства

Уникальность и значение детства как возрастного периода жизни человека

По Конвенции о правах ребенка, часть 1, статья 1, ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста. Детство — важнейший период человеческой жизни, не подготовка к будущей жизни, а настоящая, яркая, самобытная…

Приобщение младших школьников к культуре зарубежного народа в процессе его изучения

Глава 1. Роль культуры в жизни общества и ее влияние на духовное развитие ребенка

Пути приобщения младших школьников к здоровому образу жизни и семье

1.1 Сущность понятий «здоровье», «здоровый образ жизни», «формирование знаний о здоровом образе жизни»

школьник здоровый жизнь Одной из важнейших задач современности — улучшение состояния здоровья нового поколения, в комплексном решении которой нельзя обойтись без общеобразовательной школы…

Развитие театрализованной игры детей старшего дошкольного возраста средствами художественной литературы

1.1 Значение театрализованной игры в жизни ребёнка

В педагогической литературе понятие «театрализованная игра» тесно смыкается с понятием «игра-драматизация». Одни ученые отождествляют эти понятия, другие считают игры-драматизации разновидностью сюжетно-ролевых игр. Так, по мнению Л.С…

Формирование здорового стиля жизни школьников в процессе физического воспитания

1.1 Значение физической культуры в школьный период жизни

Значение физической культуры в школьный период жизни человека заключается в создании фундамента для всестороннего физического развития, укрепления здоровья, формирования разнообразных двигательных умений и навыков…

Формирование здорового стиля жизни школьников в процессе физического воспитания

1.1 Значение физической культуры в школьный период жизни

Значение физической культуры в школьный период жизни человека заключается в создании фундамента для всестороннего физического развития, укрепления здоровья, формирования разнообразных двигательных умений и навыков…

УНИВЕРСИТЕТСКИХ ПРЕССОВ; Пороть с заботой

ДОМОСТРОЕНИЕ Правила русского двора при Иване Грозном. Отредактировано и переведено Кэролайн Джонстон Паунси. Иллюстрированный. 266 стр. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. 29,95 долларов США.

Наверное, неудивительно, что книга, написанная во времена Ивана Грозного, содержала практические советы по порке слуг. «У беременных женщин или детей, — поясняет Домострой, — может произойти повреждение желудка, поэтому бить их только плетью, осторожно и контролируемо, хотя и больно и страшно.

Домострой, что буквально означает порядок в доме, представляет собой русский путеводитель по жизни для дворян XVI века, исчерпывающий перечень проповедей, правил и рецептов, начиная от того, как привить жене послушание, и заканчивая инструкциями по приготовлению медовухи и хранению капусты.

Изучающие российскую историю давно ценят этот текст за понимание того, как было устроено общество в первые дни царского правления.Но даже просто любопытные могут упиваться домашними заботами и атавистическими советами в «Домострое: Правила для русских». Домохозяйства во времена Ивана Грозного», искусно переведенное и аннотированное издание Каролин Джонстон Паунси, независимого американского ученого.Большая часть «Домостроя» читается как своего рода «Подсказки от Элоизы» — и Абеляра.

«Купи молодого барана и принеси домой», — советует один отрывок. «Овчину можно использовать для шубы, а бараньи внутренности станут приятным дополнением к вашему столу».

Светский текст, Домострой, как полагают, был написан в 1560-х годах священником с хорошими связями по имени Сильвестр. Он пронизан цитатами из Библии и нравственными заповедями, основанными на учении Русской Православной Церкви.Некоторые устарели. Рабство не было отменено в России до 1861 года, поэтому существует множество рабовладельческих правил и запретов.

Столько же упоминаний о превосходстве мужчин и подчинении женщин. «Каждый день женщина должна советоваться со своим мужем и спрашивать его совета по любому вопросу» — одно из более мягких наставлений. «Пьяный мужчина плох, а пьяная женщина не годится для жизни на земле». И даже среди русских, незнакомых с текстом, слово «домострой» часто используется как синоним мужского доминирования, примерно так же, как «макиавеллистский» что-то значит для людей, которые никогда не читали «Государь».

То, что выходит из «Домостроя», является портретом упорядоченного, феодального общества, стремящегося держать себя застегнутым и обузданным в то самое время, когда Франция и Италия расцветали под Ренессансом.

В течение сотен лет текст был написанный от руки и передававшийся из поколения в поколение; весь труд был напечатан только в 1849 г. Полный английский перевод до сих пор недоступен. «Дом строй» русские также мало читают. Большевики осудили его как реакционный, но фактически никогда не был запрещен — на протяжении всего советского периода он всегда был доступен для изучения в университетах и ​​библиотеках.В основном собирал пыль.

Но в 1970-е годы, в эпоху Брежнева, когда некоторые русские переживали большую степень благосостояния, интерес к Домострою немного возродился, хотя бы из-за увлечения его подробными описаниями старинных ритуалов.

Во время первого расцвета перестройки в середине 1980-х книга пережила еще одно краткое возрождение, на этот раз потому, что она была таким вопиющим символом всего, против чего выступала Коммунистическая партия. В 1980-х вышло три разных издания, а также еженедельный журнал «Домострой», в котором текст печатался частями, но который также быстро закрывался.

Людмила П. Найденова, российский историк, много писавшая о Домострое, дает совет читателям нового англоязычного издания: «Это один из лучших документов, отражающих повседневную жизнь той эпохи. Но только Глупые люди сказали бы, что книга должна служить примером того, как нужно жить собственной жизнью».

Правила русского двора при Иване Грозном от Anonymous

Введение в книгу и сама книга на современном английском языке.Во вступлении есть некоторые проблемы с определением автора оригинальной работы: вопрос в том, кто будет достаточно состоятельным, чтобы давать такого рода советы, и при этом грамотным и, следовательно, способным его написать. Кажется, это кто-то ниже боярского слоя, но все же достаточно богатый, а у монахов совсем другая структура хозяйства, а священники редко были богатыми.

Но… это касается самых разных вещей. Во что верить и как молиться.

Введение в книгу и сама книга на современном английском языке.Во вступлении есть некоторые проблемы с определением автора оригинальной работы: вопрос в том, кто будет достаточно состоятельным, чтобы давать такого рода советы, и при этом грамотным и, следовательно, способным его написать. Кажется, это кто-то ниже боярского слоя, но все же достаточно богатый, а у монахов совсем другая структура хозяйства, а священники редко были богатыми.

Но… это касается самых разных вещей. Во что верить и как молиться. Как и когда приглашать архиереев, священников и монахов и как их принимать.Как накопить приданое дочери — вперед. Как важно иметь слуг с хорошим характером, что становится еще интереснее, когда вы понимаете, что большинство домашних слуг были рабами, которые продали себя за содержание. Обязанности жены, которые включают в себя телесные наказания как рабов, так и детей, и обязанность не держать гостя без ведома мужа, что должно было быть осуществимо, указывая на сегрегацию домашнего хозяйства. Важность уберечь своих слуг от хулиганства с ведьмами, что тем сложнее, что вы, естественно, заметили бы, когда рабыня разговаривает с мужчиной (скандально даже для рабыни), но считаете ее разговор со старухой невинным .Предупреждения против использования любого вида травяного лечения в медицине — вся магия, это держитесь молитв. Возьмите, например, оставляя дюймы ткани в швах, когда вы шьете модную одежду для «маленького сына, дочери или молодой невесты», чтобы вы могли выпустить ее и сохранить, пока они растут; очевидно, они вышли замуж очень рано (канонический возраст для девочек составлял двенадцать) в его социальном классе. Как покупать припасы и насколько лучше иметь свои собственные – как их хранить и как важно кормить ими бедняков.

Я бегло просмотрел раздел о еде, где подробно описано, какие виды рыбы и мяса можно есть в любое время года.

В нем есть подробное описание правильных свадебных церемоний, длящихся несколько дней. Описание «молодого принца» и «юной принцессы», также известных как жених и невеста. Интересно отметить, что часть церемонии проходит у родителей невесты, часть у родителей жениха, а другая группа родителей не присутствовал на этих церемониях — отчасти он сообщал им о том, что произошло.Невесту всегда везут в церковь на санях. И посыпать пару смесью зерна и золотых монет, что, должно быть, было неудобно.

Некоторые советы повторяются. Особенно в начальной части. И это не всегда последовательно (что придает вес убеждению, что это компиляция) — например, там говорится, что жена должна доверить мужу все, что касается ее ведения хозяйства, но также и то, что она не должна рассказывать ему о проступках слуг. когда она может исправить это сама.

Домострой – проект «Рецепты»

Кэролин Паунси

Русская капуста/Щи (Щи)
(Wiki Images)

Есть русская поговорка, хорошо известная среди историков дореволюционных лет и особенно крестьянства: «Щи и каша — наша еда». Лучше звучит по-русски, где рифмуется: Щи да каша, пища наша. Но и на том, и на другом языке он передает основную истину о русской жизни — может быть, и сегодня, но уж точно в прошлом, когда ассортимент продуктов был гораздо уже и нищета шире, чем сейчас.Великие блюда русской кухни, котлеты по-киевски и бефстроганов, являются не только относительно недавними изобретениями, но и творениями, разработанными для элиты 19-го века. Такие продукты никогда не входили в рацион большинства людей.

Так что и забавно, и немного грустно обратиться к Домострою, , книге XVI века по домашнему хозяйству (название буквально означает Домостроение или Домоустройство ) и прочитать предписанные блюда для прислуги. :

«В качестве повседневного питания прислуга получает ржаной хлеб, щи и тонкую кашу с ветчиной.Иногда у них может быть густая каша с салом. Это то, что большинство людей дают своим слугам на обед, хотя они варьируют меню в зависимости от того, какое мясо есть в наличии. По воскресеньям и в праздничные дни прислуга иногда получает обороты [ пирожки — пирожки с начинкой из смеси мяса или овощей, вареных зерен и яиц], студни, блины или другую подобную пищу. На ужин едят щи и молоко или кашу».

Мясной/овощной оборот (Пирожки)
(Wiki Images)
Эти рецепты были на мясные дни.Во многие постные дни, усеянные православным календарем, продолжали появляться щи и каша, причем не с мясом, а с рыбой или овощами, «иногда с бульоном, горохом или супом из репы». Подходящими считались также рыбный суп, гороховая каша, соленья и овсянка. В обычные дни, застолье или пост, слуги пили «второсортное пиво», которое по воскресеньям и праздникам повышалось до эля. Те, кто служил за столом вместе с детьми и бедными родственниками, чувствовали себя лучше, поскольку им разрешалось делиться остатками гораздо более изысканных блюд, подаваемых хозяину и хозяйке дома.Швеям и вышивальщицам, а также заезжим торговцам разрешалось есть вместе с мастером и хозяйкой. Это действительно выражало высокую признательность, рассматривая этих искусных ремесленников и торговцев как подчиненных членов семьи. Это также гарантировало им хорошую еду.

С современной точки зрения все это звучит довольно мрачно и регламентированно. Легко себе представить, глядя на очередную тарелку щей, сваренных зимой из квашеной капусты, и тихо ворча — как это делает моя героиня Насан в «Золотая рысь », — что если ее разрезать, то внутри она окажется зеленой и кудрявой. .(Насан татарка, да еще ханская дочь, привыкшая к несколько иной пище.)

Но настоящий вопрос, который историки должны задать об инструкциях в Домострое , заключается в том, следовал ли им кто-нибудь. Домашняя прислуга в России XVI века почти без исключения была полноправными потомственными рабами; простое принятие должности домашней прислуги приравнивалось в глазах закона к продаже самого себя. Рабство функционировало как своего рода социальное обеспечение, и те, кто покупал домашнюю прислугу, неявно брали на себя ответственность за их содержание.

Тем не менее, большинство рабов не жили в комплексах, где они работали, а обеспечивали себя любым жалким жильем, которое они могли себе позволить на основе скудного содержания, из которого они также должны были обеспечивать себя едой, питьем и одеждой. . Некоторые прибегали к грабежам и убийствам, чтобы свести концы с концами. Большинство из них обрадовались бы мысли о двухразовом полноценном питании с пивом или элем и мясом несколько раз в неделю. В начале 20 века многие крестьяне и представители городской бедноты согласились бы, что такая ситуация представляет собой чистое, настоящее блаженство.

Иногда щи и каша, доставленные регулярно и вовремя, выглядят не так уж и плохо.

Текст цитируется Кэролайн Джонстон Паунси, изд. и пер., Домострой: Правила для русских хозяйств во времена Ивана Грозного (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1994), 161–62 (глава 51, «Наставление хозяина своему управителю о том, как Накорми семью пиром и постом»).

Подробная информация о продукте — издательство Корнельского университета

{{/если}} {{#если элемент.templateVars.googlePreviewUrl }} Google Предварительный просмотр {{/если}} {{#if item.imprint.name }}

Выходные данные

{{ item.imprint.name }}

{{/если}} {{#if item.series.series }}

Серия

{{#каждый элемент.серия.серия}}

{{{это.имя}}}

{{/каждый}} {{/если}} {{#if item.title}} {{/если}} {{#if item.subtitle}}

{{{ item.subtitle }}}

{{/если}} {{#если элемент.templateVars.contributorList}} {{#if item.edition}}

{{{ item.edition }}}

{{/если}} {{#каждый элемент.templateVars.contributorList}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}}

Приглашенный лектор в:

{{#если элемент.templateVars.formatsDropdown}}

Формат

{{/если}} {{#if item.templateVars.formatsDropdown}} {{{item.templateVars.formatsDropdown}}} {{/если}} {{#if item.templateVars.buyLink }} {{item.templateVars.buyLinkLabel}} {{/если}} {{#если элемент.templateVars.oaISBN }} {{/если}} Открытый доступ {{#if элемент.описание}}

{{{ элемент.описание }}}

{{/если}}
  1. средства массовой информации
  2. {{#если элемент.templateVars.reviews}}
  3. хвалить
  4. {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBiosCheck}}
  5. Автор
  6. {{/если}}
  7. для педагогов
  8. {{#if item.templateVars.moreInfo}}
  9. больше информации
  10. {{/если}} {{#если элемент.templateVars.awards}}
  11. награды
  12. {{/если}}
  1. {{#if item.templateVars.reviews}}
  2. {{#каждый элемент.templateVars.reviews}} {{#если это.текст}}
    {{#если это.текст}} {{{этот текст}}} {{/если}}
    {{/если}} {{/каждый}}
  3. {{/если}} {{#если элемент.templateVars.contributorBiosCheck}}
  4. {{#if item.templateVars.authorBios}} {{#каждый элемент.templateVars.authorBios}} {{/каждый}} {{/если}}
  5. {{/если}}
  6. Запросить экзамен или настольную копию

    Приглашенный лектор в:

    {{#if item.templateVars.contentTab}}

    Содержимое

    {{{ пункт.templateVars.contentTab }}} {{/если}}
  7. {{#if item.templateVars.moreInfo}} {{#каждый элемент.templateVars.moreInfo}}

    {{{ это }}}

    {{/каждый}} {{/если}}
  8. {{#if item.templateVars.awards}}
  9. {{#каждый элемент.templateVars.awards}}

    {{это.имя}}

    {{/каждый}}
  10. {{/если}}

Также представляет интерес

Статья о Домострое из «Свободного словаря»

литературное произведение середины XVI в., состоящее из свода правил поведения горожанина, которыми он должен был руководствоваться в отношениях со светскими властями и церковью, а также как его семья и слуги.

Домострой содержит подробные инструкции по вопросам, начиная от приготовления пищи, приема гостей, свадеб и других обрядов, воспитания детей, ведения домашнего хозяйства, торговли и уплаты налогов и заканчивая советами по лечению больных. Он отражает изменения, происходившие в социально-экономической жизни XVI в. и в мировоззрении зажиточного горожанина. Однако новые элементы в Домострое тесно переплетаются со старыми идеями. Хозяйство горожанина уже было связано с рынком, но запасы провизии все еще были в большом количестве; упоминается добровольная служба слугами, но обсуждается и труд холопов (рабов).По Домострою , состоятельный горожанин обязан своим местом в обществе не знатному происхождению, а, скорее, собственному труду и личной инициативе. Домострой учит послушанию главе семьи — господину — а в общественной жизни — царю и властям. Жена, согласно Домостроя , принимает участие в устройстве хозяйства и воспитании детей, но если она совершит проступок, то она, как и прислуга, подлежит наказанию.В советах по воспитанию детей делается упор на обучение ремеслам и торговле, сопровождаемый известным советом «ломать ребра» строптивым и непослушным. Язык Домостроя разговорный, красочный и выразительный.

ПУБЛИКАЦИИ

Домострой по списку императорского общества истории и древностей российских . Москва, 1882.
Домострой по Коншинскому списку и подобному . Текст подготовил А.Орлов. Книги 1-2. Москва, 1908-10.

ЛИТЕРАТУРА

Соколова М. А. Очерки по языку деловых памятников XVI в . Л., 1957.
Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники . Москва, 1958. С. 55-70. (Библиография.)

Большая советская энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Образ будущего современной России * Журнал исследований будущего

* Текстовая веб-версия каждой статьи JFS здесь предназначена только для удобства чтения, действительный и опубликованный контекст каждой статьи см. в версии PDF.

Просмотреть PDF

Journal of Futures Studies, сентябрь 2019 г., 24(1): 63–76

Инга Желтикова, Орловский государственный университет, Россия

Елена Хохлова, Орловский государственный университет, Россия

Реферат

В статье анализируются образы будущего России, существующие в сознании представителей современного российского общества. Мы разработали комплексный гуманитарный анализ (КГА), который позволяет найти общий знаменатель социальных ожиданий в источниках разного типа.Мы вводим в научное исследование такие группы источников, как научные прогнозы, правительственные и политические программы, опросы общественного мнения и произведения современной русской литературы. Результаты нашего исследования включают описание образа будущего, который мы обозначили как «свой путь» и два варианта этого пути.

Ключевые слова : Образ будущего, Исследование будущего, Комплексный гуманитарный анализ, Современная Россия.

Введение

Для изучения общества, как существовавшего ранее, так и настоящего, образ будущего может быть использован как существенный параметр, позволяющий проследить очень важную характеристику его жизни – включенность общества во временную перспективу.Обобщая представления о предстоящих событиях и производя оценку их возможностей и желательности, исследователь реконструирует субъективный темпоральный фон, сложившийся в обществе и культуре того времени. Представления о настоящем состоянии общества зависят от его образа будущего. Изучение образа будущего позволяет проследить ценности и цели отдельных социальных групп и общества в целом и увидеть формирующиеся приоритеты его дальнейшего развития.Слабые сигналы, позволяющие успешно строить краткосрочные и среднесрочные прогнозы, можно заметить на основе изучения образа будущего. Таким образом, задача данной статьи состоит в том, чтобы реконструировать образы будущего России из взглядов ее граждан на современное общество.

Изучение образа будущего современной России имеет большое значение не только для россиян, но и для всего мирового сообщества. В современном мире Россия является не только самой большой по территории и населению, но и очень мощной силой в политическом, военно-стратегическом плане с огромным культурным наследием, формировавшимся веками.Весьма значительный природный (ресурсный), интеллектуальный, технический потенциал России неоспорим и дает ей возможность играть большую роль в жизни современного мира и быть выгодным партнером для разных стран. Россия всесторонне вовлечена в мировое сообщество и в международные отношения на различных уровнях и направлениях, что имеет положительные результаты как для самой России, так и для ее международных партнеров. Чтобы эти отношения продолжались и развивались во взаимовыгодной перспективе, необходимо учитывать социальные ожидания, распространенные в современной России.Это исследование образов будущего России представляет собой фиксацию социальных ожиданий, укорененных в нынешнем состоянии российского общества, в реальной социальной реальности с ее проблемами и достижениями. Понимание образов будущего позволяет более адекватно понимать процессы, происходящие как во внутренней, так и во внешней политике России, делать их более предсказуемыми.

Теоретические основы

Основа понятия «образ будущего» принадлежит Фреду Полаку, который определил его как фантазию о будущем, которое мыслится как «Другой», мир, принципиально отличный от реального (Полак, 1973). , п.11). Полак оценивал образ будущего как объект исследования и одновременно как постановку проблемы, рассматривая введение этого понятия в социальные науки как понятийный аппарат, придающий им диагностическую силу (Полак, 1973, с. 22). Последующая работа Полака была неоднозначной по мнению других ученых (Van der Helm, 2005).

К сожалению, вопрос о природе образа будущего не попал в поле зрения Полака. Мы утверждаем, что образ будущего есть проявление коллективного сознания, мы имеем в виду, что он представлен в сознании индивидов, но не ограничивается им.Образ будущего – это своего рода медиана социальных ожиданий и отношений к будущему, которую Касториадис назвал «социальным воображаемым» (Касториадис, 1975). Аналогичную концепцию «целостного сознания будущего» предлагает Ломбардо. По его мнению, это совокупность психологических процессов, включающих в себя наши надежды, опасения по поводу будущего, планирование, футуристические видения и истории (Lombardo, 2015). Существенной составляющей образа будущего является эмоциональное отношение граждан общества к возможной перспективе: страх перед будущим или надежда на него, активное или пассивное отношение к ожидаемой перспективе, оценка ее как желательной или нежелательной.Образ будущего отражает наше отношение к будущему, включающее в себя как эмоциональные, так и рациональные черты: оценки, прогнозы, оценки и проекты (Kaboli & Tapio, 2018, с. 33). При этом образ будущего должен быть узнаваемым, очевидным и ощутимым. С этой точки зрения образ будущего также содержит компоненты коллективного бессознательного, передающие скрытые страхи и надежды, желания и мечты, страхи и предчувствия.

Именно его целостность важна для восприятия образа будущего (Боулдинг, 175), поэтому образ будущего следует понимать как целостную картину, относительно полную, позволяющую представить не отдельные аспекты развития социальная, политическая, экономическая, культурная сферы общества, а в перспективе и сама жизнь.Образ будущего отражает представления людей о возможных формах развития общества, в котором они живут, и фиксирует вероятность его будущего состояния. Вот почему образ будущего, функционирующий в том или ином обществе, редко бывает единичным. Образы будущего множественны, в них фиксируются ожидания, связанные с продолжением различных текущих тенденций в жизни общества, которые нередко порождают взаимоисключающие картины и противоречивые ответы на вопрос – чего ждать от завтрашнего дня (Рубин, 2013).

Образ будущего можно понимать как форму самосознания, самоопределения общества. Он формируется в тесной связи с оценкой людьми своего настоящего. Анализ образов будущего обществ прошлого показывает, что существует достаточно сильная связь между тем, как люди видят будущее, и тем, как они оценивают настоящее (Полак, 1973). Фактически представления о будущем формируются путем экстраполяции на будущее тенденций, наблюдаемых в настоящем и считающихся определяющими (Каболи и Тапио, 2018, с.34). Однако неправильно отождествлять образы будущего со всевозможными научными прогнозами: историческими, экономическими, политическими. Несмотря на то, что образы будущего предполагается ассоциировать с реальным состоянием общества, оно, в отличие от научных прогнозов, включает в себя нечто большее, чем научный расчет и рациональную оценку возможностей и перспектив. Существенное влияние на формирование образов будущего оказывает субъективное «принятие» или «отвержение» (коллективное ослепление) реальных тенденций и, соответственно, включение или невключение их в параметры общества, достойные продолжения (Симандан, 2018, с.42). При этом образ будущего не тождественен проекту или долгосрочному плану (Innes & Booher, 2015).

Таким образом, мы можем определить образ будущего как коллективные представления, существующие в конкретном обществе, составляющие целостную и полную или относительно целостную и полную картину будущего этого общества. Эта картина включает в себя экономическую, политическую, социальную и культурную перспективы.

Методы исследования и материалы

Как мы уже отмечали, образ будущего есть феномен общественного или коллективного сознания соответственно; мы сталкиваемся не с образом будущего, а с его конкретными проявлениями.Суть нашего исследования состоит в том, чтобы сформировать обобщенную картину будущего, присущую определенной культуре определенного времени. В настоящий момент мы не можем опираться на разработанный метод построения собирательного образа будущего на основе источников, в которых зафиксированы лишь некоторые его отдельные стороны. Мы считаем, что метод выбора образов будущего с помощью причинно-слоистого анализа (CLA), предложенный Каболи (Kaboli & Tapio, 2018), эффективен для выявления видения будущего в масштабе личности, но не в масштабах общества.Для наших целей мы разработали комплексный гуманитарный анализ (КГА), который позволяет найти общий знаменатель социальных ожиданий в источниках разного типа. Комплексный гуманитарный анализ включает в себя ряд этапов. Первый связан с поиском и выявлением материалов, содержащих представления о будущем. Важно, чтобы источники анализа имели четкую временную, культурную и территориальную локализацию. Для периодов далекого прошлого источниками анализа будут почти исключительно литературные и философские тексты, публицистика и эпистолярное наследие.Наиболее репрезентативными источниками трансляции современного образа будущего являются научные прогнозы, политические проекты, партийные и государственные программы, литература, кино, философские труды, модные тенденции, — сетевые игры, группы в социальных сетях, социологические опросы.

В данной работе мы рассмотрим различные группы источников. Во-первых, мы рассмотрим научные прогнозы будущего России, государственные и политические программы, опирающиеся на перспективы развития различных сфер российского общества.Мы сосредоточимся на социологических опросах, отражающих социальные ожидания россиян. В заключение остановимся на образах будущего России, описанных в современной русской литературе.

Наш выбор обусловлен тем, что эти источники непосредственно посвящены изображению картин будущего. В дальнейшем круг источников планируется расширить за счет анализа кино, публичных выступлений и высказываний в социальных сетях медийных персон (политиков, актеров, спортсменов, экономистов) и российских олигархов.

Второй этап ЦДХ предполагает рассмотрение отдельных групп источников с целью выделения основных параметров будущего, их дистилляцию по параметру подобия. В результате этой методики мы обнаружили ведущую тенденцию в видении будущего в рамках определенной группы источников – научных прогнозов, политических проектов, литературных произведений и т. д. Анализ, проводимый на данном этапе, учитывает специфику изучаемая группа источников. Его методы различаются степенью рациональности источников, наличием в них ассоциативного и эмоционального компонентов.

Например, в данном исследовании мы обращаемся к такой группе источников, как современная русская литература. Среди романов, опубликованных после 2000 года, повестей и рассказов выделим наиболее популярные произведения, в которых говорится о будущем России. Эти произведения общим тиражом от 20 до 200 тысяч экземпляров, которые пользуются широкой популярностью, экранизируются и издаются в аудиоформате, включают две группы. К первой относятся такие произведения, как «Кыс» Т. Толстого, «Сказки для идиотов» Б. Акунина, В.Романы Сорокина «Синий толстяк», «День опричника» (роман вошел в шорт-лист Международной Букеровской премии 2013 года), «Сахарный Кремль», «Теллур». В их сюжетах присутствуют такие темы будущего России, как абсолютизм власти с отсутствием четкого разделения ее ветвей, значительное влияние церкви на идеологию, господство традиционного образа жизни, отсутствие демократические институты, жесткая классовая дифференциация, ресурсоориентированная экономика с элементами натурального хозяйства.На этом основании мы делаем вывод, что в литературных произведениях одной из тенденций в видении будущего России является ретроспективный консерватизм. Ко второй группе относится цикл фантастических романов «Зоны смерти» А. Ливадного, Р. Глушкова, В. Шалыгина, А. Калугина и «Метро 2033» Д. Глуховского, в которых картины постапокалиптической будущее нарисованы с упором на приключения героя-одиночки в сюжетной версии «Я легенда» Ричарда Мэтисона. Однако, поскольку эти изображения присутствуют только в литературных источниках, а в других типах документов отсутствуют, мы оставляем эти представления за рамками нашего рассмотрения.

На третьем этапе ЦДХ происходит тематическая группировка элементов видения будущего. Во всем комплексе источников мы выделяем сходные представления отдельных сфер жизни общества: представления о будущем экономики, политики, социальных отношений, культуры. Мы формулируем общие тенденции будущего на основе выбранных общих идей.

Например, на втором этапе комплексного гуманитарного анализа (КГА) мы обнаружили, что в ряде научных прогнозов будущее российской экономики оценивалось пессимистично, сохранение сырьевой направленности экономики с постепенным прогнозировалось сокращение ресурсов, другая группа прогностиков полагала, что в будущем произойдет модернизация экономической системы и повышение экономического развития.В правительственных и политических проектах в сфере экономики кардинальных изменений и модернизации экономики проводить не планируется. Негосударственные проекты развития России фокусируются на политических аспектах будущего, не уделяя серьезного внимания экономике. Социологические опросы демонстрируют два наиболее распространенных типа ожиданий россиян, связанных с экономической сферой – повышения уровня жизни и сохранения существующего характера экономики, которые отражают социальные ожидания россиян, и мы затрагиваем образы будущего России, описаны в современной русской литературе.Следовательно, общим моментом в представлении экономического будущего России будет стагнация, отставание и отсутствие серьезных надежд на экономический скачок или инновационный прорыв.

На заключительном этапе анализ заменяется синтезом, и мы объединяем все общие черты в один или несколько образов будущего, характерных для изучаемой культуры. Дальнейшая статья посвящена описанию этих образов будущего.

Основные тенденции в Видении будущего России в разных видах источников

Научные прогнозы будущего России

В довольно давнем, с точки зрения современности, отчете 2001 года эксперты Российского фонда ИНДЕМ выделили четыре основных сценария будущего России, обозначив их как «Вялая Россия», «Мрачная Россия», « Умная Россия» и катастрофический, который не был назван.Первый вариант развития России предполагал консолидацию существующих элитных групп с единственной целью — сохранение существующей расстановки политических сил. Цели самосохранения власти преобладали в ней над потребностями модернизации экономики и укрепления еще сохранявшихся правовых начал. Прогноз «Мрачной России» также исходил из нежелания властных структур терять власть, но в отличие от первой модели предполагал раскол элит и установление диктатуры.Выигравшая схватку элитная группа, как и в первом случае, сосредоточилась на самосохранении и укреплении своей власти. Третий сценарий «Умной России» был ориентирован на существование политической системы, приспособленной к реальной политической конкуренции. В этом сценарии предполагалось достижение политического консенсуса с учетом интересов неэлитных групп, укрепление правовой культуры всех слоев общества. Катастрофический сценарий авторами доклада не детализировался и предполагал распад России (Россия-2015).

Анализируя наиболее актуальный сценарий будущего России, заместитель директора Института истории и политики МПГУ В.Л. Шаповалов выделяет их в три группы: инерционные, оптимистические и катастрофические (Шаповалов, 2016, с. 101). Инерционные сценарии будущего предполагают сохранение нынешней правящей элиты, сырьевую направленность российской экономики, отсутствие высокотехнологичного производства и деградацию социальной сферы: науки, образования, медицины.Вариантом такого сценария является прогноз МГИМО (Московский государственный институт международных отношений) «Альтернативные сценарии российского будущего» под названием «Русская мозаика» (2008 г.). Как следует из названия, этот прогноз обыгрывает возможность «мозаичной», децентрализованной России, в которой людям и регионам будет дан шанс жить «как они живут». В этой ситуации регионы с успешным товарным экспортом будут расширять свою автономию, а экономически слабые будут тяготеть к федеральному центру.В этом прогнозе Россия вписывается в процесс глобализации, происходящий «по западной модели», не всегда выгодный для нее, но предполагающий рост мировой экономики. При достаточно низких ценах на нефть увеличится утечка мозгов и капитала из страны. По отношению к развитым странам Россия явно проиграет, но сохранит относительную внутреннюю стабильность и возможность развития в еще более отдаленной перспективе (Мельвиль, Тимофеев, 2008).

Катастрофические прогнозы для России предполагают «распад России или утрату ее суверенитета в условиях ухудшения внешней среды, нарастания существующих и новых внешнеполитических и экономических угроз» (Шаповалов, 2016, с.10).

Оптимистические сценарии исходят из того, что в ближайшее время произойдет модернизация социально-экономической системы России и ее вооруженных сил, а также смена политической элиты (Кара-Мурза, Патоков, 2010). Вариантом этого прогноза является сценарий «Новая мечта», при котором к власти приходит новая политическая коалиция, поддерживаемая наиболее активной частью населения; формируется подлинно правовое государство, значительно снижается бюрократия и ее влияние на экономику. Основные ресурсы страны направлены на внутреннюю модернизацию.Рыночные механизмы в экономике не исключают систему социального страхования (Рудницкая, Сагакова, 2016).

Не следует забывать, что большинство экспертов сходятся во мнении, что относительная стабильность российской политической системы может сохраняться как минимум до 2020 г., после чего крайне вероятен взрыв или распад системы (Кулик, 2016, с. 182). ).

Государственные программы и политические проекты

С 2000 г. Правительство России регулярно публикует работы, определяющие стратегию и направление будущего развития России.Наиболее заметными среди них были: «Стратегия-2010 или Программа Грефа» (программа социально-экономического развития Российской Федерации на 2000-2010 годы, подготовленная в 2000 г.), «Основы политики Российской Федерации в области науки». и технологии на 2010 г. и перспективы» (2002 г.), «Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационных систем на период до 2010 г.» (2005 г.), «Стратегия инновационного развития Российской Российской Федерации на период до 2020 г.» (2011 г.), «Прогноз научно-технического развития Российской Федерации на период до 2030 г. как единая платформа для разработки долгосрочных стратегий» (2014 г.).Примечательно, что во всех этих документах ключевую роль в определении приоритетов развития страны и формировании будущего России играет Президент, что закреплено в Федеральном законе, который называется «О стратегическом планировании в Российской Федерации». (О стратегическом планировании в Российской Федерации, 2014).

Негосударственные проекты развития России

В рамках разговора о будущем России, на наш взгляд, было бы интересно обратиться к двум неправительственным проектам развития страны, наиболее полно отражающим господствующие тенденции.Это конституционный проект, созданный по инициативе и при поддержке Института национальной стратегии (2005 г.) и проект «Русская доктрина», созданный по инициативе Фонда «Российский предприниматель» под эгидой Центра динамического консерватизма (г. 2008) (Кобяков, Аверьянов, Кучеренко, 2010).

Проект Института национальной стратегии предлагает отказаться от модели «государство-нация» в пользу модели «государство-цивилизация» с мощным центром власти – Президентом, который «осуществляет единую верховную власть в России» и не контролируется никакими государственными иными органами.Наряду с институтами государственного управления – Государственным Собранием России (Советом Федерации и Государственной Думой), Правительством России, Высшим Советом национального единства, судами России особая роль отводится Русскому Православию. Церковь, которая при государственной поддержке осуществляет религиозные и социальные службы. Высший совет национального единства, по сути, является представительным наблюдательным органом. Он формируется из старших офицеров, представителей традиционных конфессий, членов Академии наук, делегатов от вузов.К функциям Высшего совета национального единства относятся, в том числе, выдвижение кандидата на выборах Президента России; вопрос об отстранении Президента от должности; контроль за соблюдением свободы слова и соблюдением общественной морали в федеральных СМИ; мониторинг качества образовательных программ и стандартов в России.

Еще более радикальные изменения всего государственного устройства предлагает проект «русской доктрины», открыто декларирующий необходимость отказа от рассмотрения демократии как единственной политической ценности.В качестве альтернативы авторы проекта предлагают «идеал духовного суверенитета и идеал социальной истины», сочетающий в себе самодержавное и аристократическое начала. По аналогии с лозунгом «православие, самодержавие, народность» авторы «русского учения» предлагают триаду самосознания «национальное — родовое — индивидуальное». Принцип демократичности частично сохраняется в Земском соборе, проявляется в «представителях общественности», избираемых «выборщиками общин», и выполняет функцию утверждения новых законов.Законодательные функции принадлежат Сенату, формирование которого происходит из представителей аристократического сословия. Этот институт, внешне несменяемый, состоит из равных долей представителей военно-служилого сословия, представителей духовенства, преимущественно Русской Православной Церкви, академических и университетских кругов и членов Сената, назначаемых главой государства. Сенат сочетает в себе законодательные, представительные, исполнительные, надзорные и отчасти судебные функции.Самодержавное начало воплощается в правителе, в руках которого сосредоточена вся полнота власти и право отмены решений Сената. В Доктрине не уточняется принцип выдвижения главы государства, а также имя правителя. Кандидатура главы государства выдвигается Сенатом и получает всенародную поддержку путем голосования народных советов, одобрения Сената, Военного совета и РПЦ (Русской православной церкви) и, по возможности, должна приниматься во внимание. учитывать мнение последнего главы государства, выраженное в завещании или рекомендации.

Таким образом, если сравнивать политологические прогнозы и государственные программы, то изначально выявленные варианты развития являются умеренно пессимистичными. Они предполагают усиление центральной власти, свертывание демократических механизмов управления обществом, закрытие элитных слоев, их жесткость, увековечение вывоза сырьевых товаров и, одновременно, ослабление социальных гарантий населению со стороны государства. В этом контексте очень интересно обратиться к социологическим опросам, раскрывающим ожидания граждан, связанные с будущим России.

Социологические исследования

Исследование Института социологии РАН, проведенное весной 2012 года, показало, что 76% россиян выступают за усиление роли государства во всех сферах жизни общества в будущем, 53% считают можно сочетать социально ориентированное государство с капиталистической экономикой, в целом признавая, что справедливость важнее свободы, а консолидация общества важнее личного богатства.При этом личные ожидания граждан России ориентированы на повышение благосостояния, безопасности и стабильности. Социальные ожидания граждан России в первую очередь (45%) связаны с социальной справедливостью, равноправием всех граждан, сильным государством, заботящимся о своих гражданах. Примерно в равных долях, но со значительным отставанием (28%, 27%, 27% соответственно) россияне ждут защиты прав человека, демократии, свободы волеизъявления личности; стабильность; Возвращение России к статусу великой державы (Халий, 2015).Анализируя результаты опроса молодежи в Москве, Владимир Регнацкий говорит, что молодые люди представляют себе свою жизнь лишь на примерно двухлетнем временном горизонте, а среди задач, стоящих перед Россией на ближайшие 10 лет, они отражают высокий уровень пессимизм в отношении экономического развития – 27,6% и сохранения порядка в стране – 20,8% (Регнацкий, 2016. С. 258).

Опросное исследование кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ, проведенное с июня 2015 г. по март 2016 г., показало, что 43% россиян ожидали, что в ближайшее время границы России не изменятся, 36% надеялись, что границы увеличатся за счет частей бывшего СССР, но 23% опасались, что территория уменьшится.Согласно тому же источнику, 90,9% россиян видели в качестве внешнего врага США, а 41,8% — Украину; стратегический партнер ассоциировался с Китаем (87,5%), Германией (25%) и Индией (25%) (Левашкина, 2016).

Как видим, ценностные предпочтения россиян распадаются на два вектора: доминирующий — ориентация на ценности общества потребления и менее отчетливый — на консолидацию общества. По приведенным данным видно, что ожидания населения не совпадают с планами и политическими программами правительства в области социальной защиты, но население и правительство достаточно единодушны в вопросе укрепления центральной власти.Литературные произведения, сюжет которых так или иначе связан с будущим России, обнаруживают тот же вектор ожиданий.

Литературные произведения

Литературные образы будущего России в целом довольно пессимистичны. С 2000 года писатели, обращаясь к образу будущего России, очень часто использовали для описания будущего прошлые, архаичные формы жизни. В романе Татьяны Толстой «Кысь», опубликованном в 2000 году, возвращение в прошлое объясняется деградацией, вызванной ядерной войной.В этом романе мы видим мир мутантов: растений, животных и людей – традиционные патриархальные отношения, при которых муж «колет» жену, начальство «учит» простонародье, колотя его крючьями; основным источником информации являются слухи, а печатные книги уничтожаются как источники лучевой болезни. В том же году популярный русский писатель Борис Акунин издал сборник рассказов «Сказки для идиотов», повествующий об альтернативной реальности, где не было революции.Аристократическая власть и отчетливое классовое деление России сосуществуют с новыми технологиями; олигархи и чиновники традиционно коррумпированы; журналисты беспринципны, а террористы милосердны и богобоязненны. Будущая российская действительность инертна и безнадежна.

Подобные картины будущего России создает современный российский писатель Владимир Сорокин. Образ Церкви как важнейшего элемента будущего российского общества, тяготеющего к абсолютизму во внутренней политике и изоляционизму во внешней, можно считать своеобразной «визитной карточкой» писателя.Роман «Синее сало» (1999) — первый в серии романов о будущем России. Его история обращается к будущему так же, как и к прошлому. В этом романе Россия 2048 года предстает в виде фантасмагорической картины, в которой сочетаются научные прорывы – машина времени, клонирование, выращивание антиэнтропийного вещества «голубое сало» – реалии советской повседневности середины ХХ века и аллюзия военно-монархического строя общества. В романе «День опричника» (2006) мы видим воплощение «великой русской идеи» и мечту об особом пути развития страны с уникальной духовностью и уникальными социальными нормами.В романе Сорокина «День опричника» Россия к 2028 году вернулась в полную изоляцию и отгорожена от внешнего мира Западной стеной, владельцы паспортов добровольно сжигают их на Красной площади, книги, противоречащие самодержавной идеологии и идеологии «Домостроя». (Хозяйственный кодекс русского средневековья) сжигают на Манежной площади в Москве. Экономика сочетает в себе черты натурального хозяйства и сырьевого хозяйства, что делает Россию придатком западных стран.Доходы от экспорта газа позволяют растущей элите, чиновникам и военным существовать на высоком уровне жизни. По словам Сорокина, в России 2028 года процветает произвол чиновников всех уровней и церковного духовенства. В этом романе Россия по-прежнему является централизованным государством, но очевидно, что на ее территории не действуют единая власть и закон. Повседневная жизнь включает в себя возврат к традиционному образу жизни с полукриминальными и откровенно криминальными порядками, который противостоит западному образу жизни.Сборник рассказов «Сахарный Кремль» (2008) продолжает развивать образ будущего Самодержавной России середины 21 века. В данной работе автор акцентирует внимание на отдельных сторонах жизни россиян: безнаказанности начальников, покорности простых людей, практике телесных наказаний, ритуализации различных форм жизни и ее жесткой регламентации. Элита в изолированной России ориентирована на китайские товары; многоквартирные дома отапливаются дровами, а топливо поставляется на ненавистный Запад.Фрагменты «Сахарного Кремля», своего рода сладости, выдаются по талонам, выдаваемым на местах работы людей. В то же время в быту присутствует ряд «плодов технического прогресса»: мобильные телефоны, портативные компьютеры, шубы с живородящим мехом и киборгизированные имплантаты.

В романе «Теллур» (2013) меняются некоторые черты образа будущего России. Здесь мы знакомимся с Россией, которая делится на отдельные области: мелкие монархии, обширные княжества, области-вотчины, тирании, олигархии и даже декоративное коммунистическое государство, живущее за счет туристического бизнеса.В этой работе Сорокин очерчивает Европу как раздробленную территорию, постоянно с переменным успехом находящуюся в состоянии войны с исламским миром под предводительством новых крестоносцев. В России в середине 21 века карлики соседствуют с великанами, зооморфные существа соседствуют с химерами – генно-инженерными существами. Кроме того, в созданной автором российской реальности будущего президенты летают на искусственных крыльях в гости к пастухам, готовящим плов на костре, машины работают на топливе из картошки, а универсальный компьютер дает советы, где лучше получить мочалку для лаптей.Распавшуюся на несколько частей территорию России объединяют холопство, лояльность в народе и старомодное православие. И, совершенно неожиданно, в России будущего, по мнению автора, есть сексуальная свобода.

Две версии образа будущего России

Ведущим направлением в представлении образа будущего современными россиянами является парадигма, которую можно обозначить как «свой путь», и два ее варианта «открытый» и «закрытый», характеризующиеся наличием или отсутствием предполагаемые контакты с внешним миром.

Общие черты парадигмы «своего пути»

Для начала рассмотрим ряд общих моментов, представленных в двух версиях будущего. Образ будущего, представленный в парадигме «Свой путь», имеет ярко выраженный характер, оппозиционный «европейскому». Этот образ будущего основан на традиционных российских ценностях, таких как отказ от абсолютизации выборных принципов формирования власти, признание существования собственных традиций организации и функционирования власти.Главное политическое наследие, к которому должно вернуться современное российское общество, — это патернализм власти, готовность значительно сократить гражданские свободы в обмен на гарантии стабильности. Будущее России видится как будущее государства-цивилизации, а не государства-нации. В отличие от государства-нации государство-цивилизация базируется на отсутствии традиционных институтов гражданского общества и неформальных отношениях между властью и гражданами. Усиление центральной власти рассматривается как частичный отказ от принципа разделения власти в пользу единоличного правления и усиление полномочий главы государства, фактическое выведение главы государства из системы взаимной подотчетности властей. .В этой модели будущего россиянина общество имеет развитую социальную иерархию, отражающую как классовый, так и имущественный принцип дифференциации. По мере возрастания роли государства в экономике и общественной жизни в целом социальная сфера, однако, становится одной из немногих, в которых государство последовательно сокращает свое участие, отказываясь от таких социальных гарантий своим гражданам, как доступ к здравоохранению, образованию. и помощь бедным. В соответствии с «национальными традициями» добровольные пожертвования, меценатство и взаимопомощь должны будут оказывать поддержку представителям низших социальных слоев.Этот образ будущего предполагает усиление влияния Церкви и Армии, как в политике, так и в социальной сфере. При этом наука, искусство и спорт будут доступны только избранным.

«Открытая» версия образа будущего России

«Открытый» вариант «Свой путь» предполагает сохранение интеграции России с другими странами, но при этом происходит децентрализация власти внутри страны.В этом варианте будущего Русский мир сохраняет культурное единство и экономическую интеграцию при политической автономии отдельных регионов (вплоть до разделения). В случае распада России построссийские государства или автономные образования в системе рыхлого политического целого активно вовлекаются в глобализованный мир, открыты как для Запада, так и для Востока в сфере торговли и в сфере совместных политических проектов. Центробежные или центростремительные силы, проявляющиеся в российских регионах, зависят от степени их экономической эффективности, при этом экономика большинства из них останется ресурсоориентированной.Вышеуказанные принципы организации власти сохраняют свою актуальность в рамках отдельных политических акторов.

«Закрытый» вариант образа будущего России

«Закрытый» вариант образа будущего России, как следует из названия, ориентирован на внешнеполитический изоляционизм и укрепление федеральной власти. Лозунгом этого образа будущего может быть фраза «Россия для нас главное». Эту позицию, очевидно, разделяют те россияне, которые воспринимают политическую децентрализацию как национальную катастрофу.Власть в этой версии не только имеет высокий уровень легитимности, но и обнаруживает стремление к тоталитаризму вне зависимости от политики. Принципы преемственности власти, подотчетности, выборности, ограничения полномочий почти полностью уходят из этого образа будущего. Если в «открытом» варианте «по-своему» усиление власти оправдывалось заботой о гражданах, то сторонники «закрытого» варианта выбирают самодержавие, надеясь избежать распада единого государства. Степень государственного вмешательства в негосударственные сферы, в первую очередь в экономику, позволяет говорить об этатизме в худших его проявлениях, так как принцип какого-либо равнораспределения или комплексного планирования не предполагается.Классовая структура в ситуации изоляционизма влияет на уровень потребления — крайне низкий у одних и экспоненциально обильный у других. В этом образе будущего Россия тяготеет не только к полицейскому, но и к военизированному государству. Приближение властных структур к элитарным позициям объясняется отсутствием социальных гарантий и общим падением культурного уровня россиян. И «открытый», и «закрытый» варианты «пути» носят явно ретроспективный характер и ориентированы на идеализацию сильной власти, имперские притязания, оправдание жесткой социальной дифференциации и, наконец, на активное вмешательство Церкви в общественные общественные дела. сфера.По сути, этот образ будущего представляет собой милитаризованный вариант монархического социального идеала дореволюционного времени в России, один из самых слабых образов будущего.

Заключение

В данной работе мы обратились к изучению образа будущего, который интерпретируется как медиана социальных ожиданий, предъявляемых в определенный период в определенном обществе или его части. Мы утверждаем, что образ будущего – это феномен общественного (коллективного) сознания, присутствующий в сознании индивидов, но не ограничивающийся им.Очевидно, что образ будущего выступает фактором, объединяющим общество, как бы разлитым в сознании отдельных людей, проявляясь в произведениях художественной литературы, в научных, философских и публицистических художественных текстах, кинематографе, фольклоре и в другие самые разнообразные источники. Введение понятия «образ будущего» в обществознание можно рассматривать как продолжение процесса рассмотрения такого феномена, как общество, через использование понятий, имеющих экзистенциальное значение: «болезнь», «сексуальность», «смерть». «, «старость».На этой основе Ж. Батай, Ж. Делёз, М. Фуко, Ж. Бодрийяр анализируют вертикальные срезы общества и прослеживают их динамику. Введение этих параметров заменяет теоретическое моделирование общества в целом, воспроизводя антропологический аспект общественной жизни. В рамках этой традиции анализ образа будущего позволяет выявить мировоззренческие приоритеты общества, его ценностные ориентации и ориентиры. Важно, что изучение образа будущего, на наш взгляд, позволяет заметить даже незначительные изменения представлений в обществе, которые в будущем могут определить направление его развития.

Для работы с образами будущего мы предложили использовать Комплексный гуманитарный анализ (КГА), состоящий из четырех этапов. На первом этапе происходит поиск и выявление материалов, репрезентирующих конкретное время и представления общества о будущем. На втором анализируются отдельные группы источников с целью выделения основных параметров будущего, которые будут объединены их сходством. На третьем этапе ЦДС происходит тематическая группировка элементов видения будущего, представлений о будущем политики, экономики, культуры, социальных отношений.На четвертом этапе происходит синтез, объединяющий все общие черты в одном или нескольких образах будущего, характерных для изучаемой культуры. В данной работе мы представили образ будущего «Свой путь», который актуален для современной России и содержит экстраполяцию в будущее двух тенденций настоящего: роста либерализации в социальной сфере и усиления государственного влияния. по экономике. «Свой путь» как образ будущего России предполагает признание собственных традиций организации и функционирования власти, в том числе патернализм власти, готовность значительно сократить гражданские свободы в обмен на гарантии стабильности, частичное неприятие принципа разделения властей в пользу единоличного правления и расширения полномочий главы государства, фактического выведения его из системы взаимной подотчетности властей.В рамках этого образа Россия рассматривается как общество с развитой социальной иерархией, отражающей как классовые, так и имущественные принципы дифференциации. Этот образ будущего предполагает усиление влияния Церкви и Армии как в политике, так и в социальной сфере.

«Открытый» вариант «Свой путь» предполагает сохранение интеграции России с другими странами, как западными, так и восточными, как в сфере торговли, так и в сфере совместных политических проектов.При этом центробежные или центростремительные силы, представленные в российских регионах, зависят от степени их экономической эффективности, несмотря на то, что экономика большинства из них останется ресурсоориентированной. «Закрытый» вариант образа будущего России ориентирован на внешнеполитический изоляционизм и укрепление федеральной власти.

Однако этот образ кажется нам неустойчивым, высока вероятность его быстрой смены. То, что их элементы активно присутствуют в политических проектах, то есть целенаправленно создаются политиками, говорит в пользу недолговечности описываемых вариантов будущего, тогда как опросы общественного мнения демонстрируют низкую личную заинтересованность россиян в будущем, за два года планируют свое будущее менее 8% молодых людей (Регнацкий, 2016, с.257). Повышение интереса граждан России к своему будущему никак не отразится на их имидже. Многие российские исследователи считают, что в современной России нет образа будущего (Кулик, 2016, с. 181), а есть только порядок его формирования (Мухаметшина, Уракова, 2017). Такая оценка свидетельствует о том, что образы будущего современной России слабо различимы, неуловимы, потому что выражены нечетко. Преобладание ретро-черт в образе будущего, как это бывает в описываемых нами образах, говорит о том, что массовое самовосприятие ориентировано не на будущее, а на прошлое.Но это не характерное для него состояние. Наконец, на описанный нами вывод о нестабильности образов будущего, возможно, повлиял тот факт, что мы не разделяем эти картины будущего и надеемся на иное будущее для России. Образ будущего – это самовосприятие настоящего, оценка обществом того, что в настоящем считается продолжением в будущем и как это повлияет на общество, если тенденции, оцениваемые как доминирующие сегодня, найдут продолжение завтра. .

Благодарности

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-011-00256 А.

Корреспонденция

Инга Желтикова

Кандидат философских наук, доцент, доцент

Кафедра философии и культурологии

Орловский государственный университет

Россия

Электронная почта: inga.zheltikova@gmail.com

 

Елена Хохлова

Кандидат философских наук, доцент, доцент

Кафедра философии и культурологии

Орловский государственный университет

Россия

Электронная почта: ele70734829@yandex.ru

Каталожные номера

Боулдинг, К.Е. (1956). Образ: знания в жизни и обществе . Мичиган: Издательство Мичиганского университета.

Касториадис, К. (1975). Институт воображения общества. Париж: Editions du Seuil.

Корси, П. (2015). Принуждение к дизайну вымышленного будущего: от теории к практической реализации. Журнал исследований будущего, 20 (2), 81-104.

Хилтунен, Э. (2006). Было ли это случайностью или просто нашей слепотой к постепенным изменениям. Журнал исследований будущего, 11 (2), 61-74.

Иннес, Дж., и Бухер, Д. (2015). Поворотный момент для теории планирования? Преодоление разделяющих дискурсов. Теория планирования, 14 (2), 195-213.

Каболи, С.А., и Тапио, П. (2018). Как кочевники позднего модерна представляют завтрашний день? Практика многоуровневого причинно-следственного анализа для изучения образов будущего молодых людей. Фьючерсы, 96, 32-43.

Кара-Мурза С.Г., Патоков В.В. (2010). Россия: точка 2010 года, образ будущего и путь к нему .Москва: Общественный диалог. (на русском языке)

Халий И.А. (Ред.). (2015). Актуализированные ценности современного российского общества . Москва: Институт социологии РАН. (на русском языке)

Кобяков А., Аверьянов В., Кучеренко В. (2010, 20 января). Русская доктрина. Получено 20 января 2010 г. с http://www.rusdoctrina.ru/page95509.html (на русском языке)

.

Краснов, М.А., Сатаров Г.А. и Федотов М.А. (2001). Россия–2015: судьба конституционно-политического устройства. Россия 2015: судьба конституционно-политического строя. Получено 16 апреля 2017 г. с http://anti-corr.ru/rossiya-2015-sudba-konstitutionno-politicheskogo-ustrojstva/ (на русском языке)

.

Кулик А.В. Н. (2016). Будущее России как национальный политический проект . Бумага репрезентирует Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое [Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое], Москва.(на русском языке)

Левашкина А.А. (2016). Роль СМИ в формировании образа будущего России [ Роль СМИ в формировании образа будущего России ]. Доклад, представленный на «Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое», Москва. (на русском языке)

Ломбардо, Т. (2015). Научная фантастика: эволюционная мифология будущего. Журнал исследований будущего, 20 (2), 5–24.

Мельвиль А.Ю., Тимофеев И.Н. (2008). Россия 2020: Альтернативные сценарии и общественные предпочтения. Полис, 4 (106), 66-85. (на русском языке)

Мухаметшина Е., Уракова О.Ч. (2017, 13 апреля). Для Владимира Путина к 2018 году нарисуют образ будущего. Ведомости . Получено 13 апреля с https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/04/13/685413-dlya-putina-obraz-buduschego

О стратегическом планировании в Российской Федерации (28 июня 2014 г.). Получено 28 июня 2014 г. с http://base.garant.ru/70684666/#friends#ixzz4BvMzhbqI (на русском языке)

.

Полак, Ф.Л. (1973). Образ будущего . Амстердам: Эльзевир.

Регнацкий В.В. (2016). Образ будущего в сознании молодежи Москвы [ Образ будущего в сознании молодежи Москвы ].Доклад, представленный на «Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое», Москва. (на русском языке)

Рубин, А. (2013). Скрытые, непоследовательные и влиятельные: образы
будущего в меняющемся времени. Фьючерсы , 45, 38-44.

Рудницкая А.П., Сагакова К.В. (2016). Социально-политические проблемы формирования и перспективы развития положительного образа России для сохранения лидерских позиций ведущей региональной державы. ведущая региональная держава]. Бумага репрезентирует Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое [Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое], Москва. (на русском языке)

Шаповалов В.Л. (2016). Будущее в контексте отечественных и западных сценариев развития России в XXI веке [ Будущее в контексте отечественных и западных сценариев развития России в XXI веке]. Доклад, представленный на «Образы будущего России: желаемое – возможное – необходимое», Москва.(на русском языке)

Симандан, Д. (2018). Мудрость и предвидение в китайской мысли: предчувствие ближайшего будущего. Журнал исследований будущего, 22 (3), 35–50.

Ван дер Хельм, Р. (2005). Будущее согласно Фредерику Лодевийку Полаку: в поисках корней современных исследований будущего. Фьючерсы, 37, 505-519.

Ведомости: образ будущего станет основой президентской кампании Путина (2017, 13 апреля). Знак: Интернет-газета. Получено 13 апреля 2017 г. с https://www.znak.com/2017-04-13/vedomosti_obraz_buduchego_stanet_osnovoy_prezidentskoy_kampanii_putina (на русском языке)

О русских переводах периода «второго южнославянского влияния»

Литература

Афанасьева Т.И. 2012. Литургическая терминология в славянских службах XIII–XIV об.в.: Эволюция нормы и церковного узуса. В Русский язык в научном освещении 1 (23): 250–266.Искать в Google Scholar

Афанасьева Т.И. 2014. Славянский вариант Евхологиона Великой Церкви: к проблеме его происхождения. В СЛАВИЯ Часопис про слованскую филологию , ročník 83 (sešit 3): 270–280. Поиск в Google Scholar

Афанасьева Т.И. 2015. Славянский вариант Евхологиона Великой Церкви и его греческий прототип. In Orientalia Christiana Periodica 81: 169–194. Поиск в Google Scholar

Arranz, M. 2003.Евхология Константинополя в начале XI в. и Песенное исследование по требованию митрополита Киприана. Ин Арранц М., Избранные сочинения по литургике . Т. III. Москва: Рим. Поиск в Google Scholar

Бобров А. 1991. Книгописная мастерская Лисицкого монастыря (кон. XIV- 1-я половина XV в.). В Книжные центры Древней Руси XI-XVI вв.: разные аспекты исследования , 78–98. Санкт-Петербург. Поиск в Google Scholar

Дробленкова Н. 1989. Федор.In Словарь книжников и книжности Древней Руси . Т. 2 (2-я половина XIV–XVI в.), ч. 2, 448–450. Ленинград. Поиск в Google Scholar

Голубинский Е. 1900. История Русской церкви . Т.II, часть 1. Москва. Поиск в Google Scholar

Горский А., Невоструев К. 1869. Описание славянских рукописей Московской синодальной библиотеки . Отделение III: Книги богослужебные. Часть 1. Москва. Поиск в Google Scholar

Hunger, H.и О. Крестен. 1976. Каталог греческих руководств Австрийской национальной библиотеки . Тейл. 3/1: Теологические кодексы, 1–100. Вена. Поиск в Google Scholar

Клосс, Б.М. 2001. Избранные труды . Т. II. МОСКВА. Iearch в Google Scholarar

Kurtezidu, С. 1992. Φιλοθεου κωνσταντινοπολεως του κοκκινου ποητικα εργα (κριτικη εκδοση). Θεσσαλόνικη.Поиск в Google Scholar

Митрополит Макарий. 1995. История Русской церкви .Т. 2. Москва. Поиск в Google Scholar

Прохоров Г.М. 1972. К истории литургической поэзии: гимнуи и молитву патриарха Филофея Коккина. В Трудуи Отдела древнерусской литературы . Т. XXVII, 140–148. Ленинград. Поиск в Google Scholar

Прохоров Г.М. 1983. Гимнуй на ратную тему Куликовской битвуи. В Трудуи Отдела древнерусской литературы . Т. ХХXVII, 286–304. Ленинград. Поиск в Google Scholar

Прохоров Г.М. 2009. Канон-моление о дожде патриарха Филофея в греческом оригинале и древнерусском переводе.В Трудуи Отдела древнерусской литературы . Т LX, 29–38. Санкт-Петербург. Поиск в Google Scholar

Gamillscheg E., Harlfinger D. & Hunger H. 1997. Repertorium der griechischen Kopisten 800–1600 , 3. Teil: Handschriften aus Bibliotheken Roms mit dem Vatikan. 3 Бде. Wien.Поиск в Google Scholar

Соболевский А.И. 1900. Церковнославянские текстуи моравского происхождения . Варшава. Поиск в Google Scholar

Соболевский А.I. 1903. Переводная литература Московской Руси XIV-XVIII веков . Библиографические материалы. Санкт-Петербург. Поиск в Google Scholar

Соболевский А.И. 1910. Материалы и исследования в области славянской филологии и археологии . Санкт-Петербург. Поиск в Google Scholar

Соболевский А.И. 1980. История русского литературного языка . Ленинград. Поиск в Google Scholar

Сырку П.А. 1890. К истории издания книг в Болгарии в XIV в.Т. I. Литургические труды патриарха Евфимия Туирновского . Т. II. Санкт-Петербург. Поиск в Google Scholar

Турилов А.А. 2012. Южнославянские переводы XIV-XV вв. и корпус переводных текстов на Руси. In Межславянские культурные связи эпохи средневековья и источникиведения истории и культуры южных славян , 556–583 Москва. Поиск в Google Scholar

Владимир, архимандрит. 1894. Систематическое описание рукописи Московской синодальной (патриаршей) библиотеки .Т.И. Рукописи греческие. Москва. Поиск в Google Scholar

Яковлева А.И. 2013. Синодик Успенского собора. В Палеография, кодикология, дипломатия . Материалы международной научной конференции в грудь 75-летия Б.Л. Фонкича, 384–397. Москва.Поиск в Google Scholar

Словари

Danicic, Đ. Речник из книжных старина сербских Т. 1–3. Белград, 1863. Поиск в Google Scholar

Lampe, G.W.H. Святоотеческий греческий словарь .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *