Доклад русско японская война: Русско-японская война 1904-1905 гг кратко даты и события в таблице

Содержание

работа над прошлым • Н. А. АНТИПИН (NIKOLAY ANTIPIN) • РОИИ

Антипин Н. А. Русско-японская война 1904–1905 гг. и советские писатели: работа над прошлым // Диалог со временем. 2019. Вып. 66. С. 68-85.

Ключевые слова: Русско-японская война, художественная литература, культурная память, образы войны, коммеморация

Русско-японская война 1904–1905 гг. стала одной из тем для советской художественной литературы. По меньшей мере, шесть крупных произведений было посвящено отдельным эпизодам кампании. Автор исследует мотивы, побудившие писателей обратиться к теме Русско-японской войны, влияние власти и идеологии на литературный процесс, отклики читателей на художественные тексты.

Keywords: the Russian-Japanese War of 1904–1905, images of war, cultural memory, fiction, commemoration

The Russian-Japanese War of 1904-1905 became one of the themes for Soviet fiction.

At least six major works were devoted to individual episodes of the campaign. The article explores a range of issues related to the motivations of writers who prompted them to turn to the theme of the Russo-Japanese War, the influence of power and ideology on the literary process, and the readers’ responses to artistic texts.

В 1930-е – начале 1950-х гг. в СССР появилось несколько художественных произведений, посвященных Русско-японской войне. Они прочно вошли в “short list” советского читателя. Самыми популярные из них – романы «Цусима» А.С. Новикова-Прибоя и «Порт-Артур» А.Н. Степанова – за время существования СССР выдержали множество переизданий, их тиражи достигли миллионов экземпляров, а авторы вошли в число советских классиков. Гораздо меньшую популярность получили романы «На сопках Маньчжурии» П.Л. Далецкого, «Варяг» и «Стерегущий» А.С. Сергеева, «Портартурцы» Т.М. Борисова и повесть «“Аврора” уходит в бой» Г.Г. Халилецкого.

Почему именно эти авторы обратились к теме Русско-японской войны? Что послужило мотивами к созданию художественных произведений? Какова роль власти в литературном процессе? Чем обусловлена популярность одних произведений и периферийный статус других? Постараемся ответить на эти вопросы.

Важнейшим произведением для многих советских читателей и, пожалуй, единственным источником знаний о Русско-японской войне, был роман «Цусима». Его автор Алексей Силыч Новиков (1877–1944), впоследствии взявший писательский псевдоним «Новиков-Прибой», родился в крестьянской семье Тамбовской губернии, учился в церковно-приходской школе, в 1899 г. был призван на военную службу и попал на флот. Биографы писателя указывают, что на флоте он занимался чтением нелегальной литературы. С началом Русско-японской войны Новиков в составе экипажа броненосца «Орел» попал во 2-ю Тихоокеанскую эскадру, которая должна была из Либавы попасть в Порт-Артур. Этот переход закончился сражением у островов Цусима в Японском море, а матрос Алексей Новиков попал в плен, где он развил активную деятельность по сбору рассказов участников сражения. Кроме того, он сотрудничал с русским ученым-этнографом и революционером Н.К. Русселем (Судзиловский) и публиковался в его газете «Япония и Россия». По возвращении в Россию Новиков занялся обработкой полученных материалов.

До 1917 г. он опубликовал несколько очерков, которые позднее в переработанном виде вошли в роман «Цусима»: «Цусима», «Гибель эскадренного броненосца «Бородино», «Гибель эскадренного броненосца “Ослябя”», «Гибель крейсера первого ранга “Адмирал Нахимов”», «Безумцы и бесплодные жертвы», «За чужие грехи», «Между жизнью и смертью». В 1907–1913 гг. начинающий писатель жил во Франции, Англии, Испании, Италии, Северной Африке. В 1912–1913 гг. – у Максима Горького на острове Капри
1
.

После революции А.С. Новиков-Прибой в своем литературном творчестве развивал несколько линий, причем тема Русско-японской войны не была доминирующей. Все изменилось в 1928 г., когда в родном селе писателя Матвеевском на Тамбовщине его племянником были найдены его бумаги: записи воспоминаний участников Цусимского сражения, спрятанные по его просьбе братом2. Это позволило Новикову-Прибою возобновить свою работу над романом. Спустя пару лет в журнале «Молодая гвардия» он опубликовал первую книгу «Цусимы»3, которая в 1932 г. вышла под названием «Поход».

Она вызвала множество откликов читателей. В 1932–1933 гг. автор получил немало писем. И. Жаров из Узбекистана, Н. Жильцов из Хабаровска, Ш. Жорданиа из Азербайджана, Ф. Исмагилов из Белорецка, П. Назаров из Москвы, И. Колядко из Смоленска, И. Афонин из Ленинграда

4 и многие другие спрашивали писателя: почему нет продолжения, ведь книга названа «Цусима», а описания боя нет. Однако это был не укор писателю, а скрытая похвала: читатели высоко оценили роман и ждали его продолжения. «Вашими произведениями зачитываются почти все колхозники от мала до велика. В прошлом, т.е. 1932 г. появилось в роман-газете ваше произведение “Цусима”, 1 часть романа, почему эта книга нарасхват читалась всей массой, ждали второй книги, неизвестно по чьей вине к нам не попалась», – писал 15 июля 1933 г. Василий Ефремов, член правления колхоза «Москва» Октябрьского района Татарской республики5. Участник Русско-японской войны Л.В. Ларионов писал автору, что присутствовал на обсуждении романа в Ленинграде и слышал только благожелательные отзывы6.
Другой ветеран войны Г.И. Ноженко из деревни Елизаветовка из-под Луганска в своем письме отметил краткость произведения. Очевидно, для расширения повествования он предложил А.С. Новикову-Прибою купить у него свой военный дневник7. Вероятно, писатель не принял предложение: в романе нет упоминания фамилии Ноженко.

В 1934 г. А.С. Новиков-Прибой опубликовал вторую книгу, озаглавленную «Бой»8 и продолжил получать многочисленные отзывы на свое сочинение9. Один из них поступил в 1939 г. от участника Цусимского сражения И.Т. Филиппова. Этот отзыв был передан автору через Союз советских писателей в январе 1940 г. Само письмо Филиппова обнаружить не удалось, но по ответу Новикова-Прибоя в оборонную комиссию ССП можно представить, в чем заключались претензии читателя. И.Т. Филиппов заявил, что «Цусима» содержит лживые факты, а правдивой является книга капитана 2-го ранга В.И. Семенова «Расплата», появившаяся вскоре после окончания Русско-японской войны. Новиков-Прибой, отвечая на претензии читателя, заключил: «Около 300 человек живых участников боя мне известны по личным встречам и переписке, но выпад Филиппова – первый и единственный в своем роде» (14 февраля 1940 г.

)10. К 1960 г. роман переиздавался 315 раз, с общим тиражом 10 616 000 экземпляров11.

Тон рецензий был положительный, и большинство критиков признавали, что издание «Цусимы» – значительное событие в советской литературе. В рецензиях на первый том отмечалось, что автору удалась революционная тема, он сумел изобразить противоречия, царившие в военной среде. Но даже незначительные обращения к проблеме героизма на войне и сплочения команд кораблей перед боем навлекли на Новикова-Прибоя резкую критику в журнале «Звезда»: «Здесь в “Цусиме” отраженным светом играет официальная патриотическая идеология, пронизывающая, в частности, такую ярко-шовинистическую книгу, как трилогия Вл. Семенова», – замечает рецензент С. Варшавский и говорит о непоследовательности писателя в описании событий

12.

Однако с публикацией романа работа над ним не закончилась. До самой смерти в 1944 г. Новиков-Прибой продолжал дополнять «Цусиму». В 1935 г. через газеты «Красная звезда» и «Красный флот» он обратился к живым участникам Цусимского сражения и их родственникам: «Для пополнения моей книги “Цусима” новыми героическими эпизодами я разыскиваю, и частью уже нашел, живых участников Цусимского боя – старых моряков 2-й Тихоокеанской эскадры. По свидетельствам этих очевидцев мне нужно подробнее выяснить некоторые обстоятельства боя и героические действия русских моряков на других кораблях, кроме броненосца “Орел”, на котором присутствовал сам»13. Дальнейшая работа писателя над текстом была связана с развитием героической линии повествования. Его биограф В. Красильников отмечал, что вставки и дополнения «должны были, по замыслу автора, подчеркнуть основное: в войне с Японией потерпело поражение самодержавие, а не героический русский народ»

14. Это же заметил и офицер-эмигрант, редактор нью-йоркской газеты «Россия» Г.Б. Александровский: «Новиковым был собран богатейший материал, но что он с ним сделал? В первом издании его книги почти не было положительных отзывов о своих офицерах. Даже советские критики ужаснулись и в газете “Красный флот” роман был подвергнут жесткой критике, требовавшей переработки книги и введения в нее, кроме благоприятных отзывов о матросах, еще положительных характеристик о морских офицерах, участвовавших в сражении. <…> Но нельзя исправить дух книги, наполненный пораженчеством по отношению к своей родине, когда она управлялась исторической русской властью, психологией обывательской трусости и физиологической ненавистью полуинтеллигента ко всему, что напоминает ему о его душевной неполноценности»
15
.

Присуждение в 1941 г. А.С. Новикову-Прибою Сталинской премии II степени за вторую книгу «Цусимы» показательно. Именно вторая книга романа содержит описание боя и примеры героизма русских моряков. 14 января 1941 г. на заседании секции литературы и искусства Комитета по Сталинским премиям обсуждался вопрос о романе «Цусима». А.А. Фадеев тогда подвел такой итог: «Либо “Цусима”, либо “Севастопольская страда”16. Это две исторических работы. Когда мы говорили на секции, то при всей симпатии к “Цусиме”, решили, что “Севастопольская страда” более мастерское произведение. По-моему, надо оставить так, как было»17. Таким образом, роман «Цусима» не был номинирован, но в итоге авторы обоих романов оказались лауреатами премии18. Здесь, очевидно, проявилось влияние ЦК ВКП (б), а, возможно, и И.В. Сталина, как это нередко случалось. 21 октября 1946 г. на заседании пленума Комитета по Сталинским премиям композитор и педагог А.Б. Гольденвейзер по поводу вмешательства представителей правительства в решения Комитета сказал: «Мы знаем, что значительный процент выдвижений не совпадает с нашим мнением. Меняются кандидатуры, меняются категории степени премий. Входить в полемику с правительством по этому вопросу мы не можем, так как правительство не объясняет нам, почему оно делает те или иные изменения в выдвигаемых кандидатурах. Поэтому мы, являясь лишь совещательным органом, не можем отчитываться в присуждении премий»

19.

Закономерным этапом продвижения романа должна была стать его постановка в театре или экранизация. В 1947 г. драматург М.К. Не-федов подготовил сценарий по «Цусиме» и предложил поставить пьесу в Центральном театре Красной Армии. Он так выразил ее суть: «Идея пьесы показать гниль и никчемность самодержавного строя, его жестокость, на фоне борьбы и страданий обреченных на бесплодную гибель людей. Но жестокая, невинная смерть несет просветление, которое рождает ростки мести и дань светлого будущего»20. Очевидно, такая концепция уже не удовлетворяла запросам времени: требовалось не разоблачение порядков дореволюционной России, а выявление героических эпизодов в прошлом. Пьеса «Цусима» так и не была поставлена.

Биография автора другого популярного романа о Русско-японской войне требует особого внимания. Александр Николаевич Степанов умело создал миф о себе и придумал собственную историю жизни, которая отчасти обеспечила успех его главного произведения – романа «Порт-Артур». В советской литературе, в предисловиях к сочинениям и энциклопедиях многократно воспроизводилась биография Степанова. Кратко это выглядело так: родился в 1892 г. в семье военного, в 1901–1903 гг. обучался в Полоцком кадетском корпусе, затем вместе с семьей в Порт-Артуре, с отцом пережил осаду крепости в 1904 г. В 1913 г. окончил Санкт-Петербургский технологический институт. Участник Первой мировой войны. Участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа. В 1921 г. окончил Артиллерийскую академию РККА. Автор романов «Порт-Артур» и «Семья Звонаревых». Умер в 1965 г.21

Став известным писателем, А.Н. Степанов в статьях о работе над романом и публичных лекциях неоднократно рассказывал о своей жизни в Порт-Артуре в годы войны. Он писал, что в 1903 г. его отца, капитана, перевели в Порт-Артур, куда он отправился вместе со своей семьей. Когда в 1904 г. японцы высадились на Ляодунский полуостров, мать с братом и сестрами выехали из крепости, а он по пути отстал от поезда и вернулся к отцу. Вместе с отцом был на позициях22.

Д.К. Николаев и О.В. Чистяков, занимаясь составлением списка русских офицеров-защитников Порт-Артура, столкнулись с тем, что среди защитников крепости не встречается ни одного офицера с именем Николай Степанов. Это позволило им раскрыть миф А.Н. Степанова. На самом деле, он родился в 1892 г. в семье тверского дворянина и штабс-капитана Н.Н. Степанова, который служил в Новогеоргиевской крепости на р. Висле (Польша). А.Н. Степанов окончил кадетский корпус и артиллерийское училище. Он участвовал в Первой мировой войне, был награжден пятью орденами и Георгиевским оружием. 2 декабря 1917 г. был зачислен в Михайловскую артиллерийскую академию, которую окончил в 1920 г., получив звание военного инженера-технолога23. Очевидно, в 1920-е гг. он оказался в Краснодаре, где работал инженером. Несмотря на то, что А.Н. Степанов не был в Порт-Артуре, он мог представить крепостной быт, устройство оборонительных сооружений: его детство прошло в Новогеоргиевской крепости, а личный военный и боевой опыт позволил реконструировать обстановку войны и взаимоотношения в среде военных.

Что побудило писателя переработать свою биографию? Только ли литературные задачи? Несомненно, то, что автор был непосредственным очевидцем описываемых событий, придавало художественному тексту значение исторического источника и убеждало в его правдивости. Возможно, мотивом «редактирования» своей биографии было стремление подражать А. С. Новикову-Прибою, успех которого отчасти основывался на личном военном опыте: участии в Цусимском сражении. Объяснение можно найти и в другом. Ведь А.Н. Степанов был дворянином и царским офицером, многократно отличившимся в боях. Советский писатель настолько стремился отстраниться от своего офицерского прошлого, что называл свою службу «воинской повинностью»: «Война 1914–1918 гг. застала меня отбывающим воинскую повинность в первой гвардейско-артиллерийской бригаде. После революции я сразу же перешел в Красную Армию и участвовал в Гражданской войне»24. Во всяком случае, писателю удалось создать правдоподобный миф, который сопровождал его всю оставшуюся жизнь и до сих пор воспроизводится в литературе.

В рассказах Степанова о работе над романом встречаются и разночтения относительно зарождения идеи написания «Порт-Артура»25. В статье 1945 г. он вспоминал, что в 1931 г. попал в больницу и там начал писать об обороне крепости26. В 1958 г. в общении с литературоведом и критиком Н. Ф. Веленгуриным писатель иначе воспроизвел историю появления идеи романа: «Собирались в Доме ученых (в Краснодаре – Н.А.), мы нередко вспоминали порт-артурские бои. Помню, в начале тридцатых годов была напечатана пьеса «Порт-Артур»27. Прочитал ее. Пьеса не понравилась. Сейчас не помню, чем не понравилась, но хорошо знаю, что она у меня вызвала протест. Сказал об этом Павлу Петровичу Авророву (краснодарский профессор – Н.А.). А вы возьмитесь сами, напишите, – предложил Авроров, вы были в Порт-Артуре, видели бои. Я задумался. Стал изучать все имеющиеся материалы…»28.

Н.Ф. Веленгурин назвал П.П. Авророва знакомым А.Н. Степанова по Порт-Артуру. Однако П.П. Авроров (1870–1940) не был в Порт-Артуре, в 1904 г. он стал приват-доцентом кафедры общей патологии Томского университета. В 1922 г. он оказался в Краснодаре, где работал во вновь образованном университете и участвовал в организации Кубанского медицинского института им. Красной Армии29. Таким образом, если и встречался Степанов с Авроровым, то только в Краснодаре. Писатель с легкостью сочинял новые мифы, которые невозможно было проверить: Авроров к этому времени уже умер. Тогда же в 1958 г. Степанов сообщил Веленгурину новые подробности своей биографии: что он писал и до и после революции, что в годы Первой мировой войны его рассказы выходили в «Ниве»30. В 1945 г. в «Новом мире» писатель отмечал иное: «…никакого литературного опыта я не имел, никогда ничего не писал и плохо представлял себе, как я справлюсь с такой трудной и большой задачей»31. Так со временем А.Н. Степанов уже сам запутался в выдуманных фактах своей жизни. Остается вопрос, когда он начал работать над «Порт-Артуром»? 27 мая 1936 г. А.С. Новиков-Прибой писал А.Н. Степанову: «С большим интересом я прочитал приведенные Вами воспоминания – они изложены с полным знанием дела, обстановки и того времени. Очень приятно было встретить мне в письме также компетентное подтверждение тех положений, которые содержатся в моей “Цусиме”… Старайтесь довести дело это до конца и узнать мнение издательств. Вашему успеху в этом буду весьма рад»32. Если это письмо из архива Степанова подлинное, то к 1936 г. у писателя уже имелся некий текст, воспринятый Новиковым-Прибоем как воспоминания. Принимаясь за работу над романом, Степанов, имел пример разработки темы Русско-японской войны. Источниковой основой для него послужила обширная дореволюционная публицистическая, историческая, мемуарная литература и периодическая печать. Наличие у писателя многотомного труда по истории Русско-японской войны, составленного Военно-исторической комиссией, опубликованных воспоминаний участников обороны, а, возможно, и устных рассказов, услышанных во время учебы и службы в армии, личный военный опыт позволили ему реконструировать обстановку в осажденной крепости.

В 1940 г. в Краснодаре тиражом 8 тыс. экз. вышел первый том «Порт-Артура»33. Уже во время Великой Отечественной войны, когда фронт продвигался к Кавказу, в конце 1941 г. был опубликован второй том34. 9 августа 1942 г. Краснодар был взят немцами, а незадолго до этого А.Н. Степанов эвакуировался в Москву, затем во Фрунзе (Киргизия)35. Его разыскивали. Генерал-лейтенант Н.В. Пупышев, автор биографического очерка о А.С. Щербакове, ближайшем соратнике Сталина, первом секретаре Московского горкома ВКП (б), секретаре ЦК ВКП (б) и кандидате в члены политбюро, начальнике Главного политического управления Красной Армии, воспроизводит такую историю:

«Как-то в конце 1943 года Александр Сергеевич (Щербаков. – Н.А.) спросил одного сотрудника, читал ли он книгу Степанова “Порт-Артур”.

– Книгу эту, – сказал Александр Сергеевич, – отыскал товарищ Сталин. Издана она в Краснодаре, вышла очень маленьким тиражом, и ее с трудом нашли лишь в библиотеке имени Ленина. Товарищ Сталин на днях показал мне эту книгу и спросил, не читал ли я ее. Я признался, что, хотя читаю достаточно много, эта книга как-то прошла мимо меня. Вот он и дал мне ее прочесть.

Затем он помолчал и продолжил:

– Далеко смотрит товарищ Сталин, далеко. Он считает необходимым “Порт-Артур” немного переработать, подсократить то, что касается любви, и переиздать большим тиражом. Заняться этим поручено нам. Нужно бы поскорее разыскать автора»36.

Пупышев ошибся, говоря, что автора романа отыскали на фронте. Однако остальное вполне правдоподобно. Биограф Степанова Веленгурин отмечал, что в 1944 г. писателя вызвали в Москву и в ЦК ВКП (б) предложили в течение двух недель подготовить роман «Порт-Артур» для полного и массового издания. Очевидно, Щербаков встречался со Степановым: «Беседа была довольно продолжительной. Степанов рассказывал о себе, о том, как совсем юным во время Русско-японской войны был вместе с отцом в армии. Затем речь пошла о романе, и Александр Сергеевич высказал пожелание о некотором его сокращении, а также задал кое-какие вопросы по тексту. Степанов внимательно выслушал пожелания и замечания Щербакова, полностью согласился с ними и выразил готовность сейчас же приступить к работе, что и было практически немедленно осуществлено», – писал Пупышев37.

Писатель справился с заданием, и вскоре книга была опубликована38, хотя и после этого работа над ней продолжилась. В московском издании с обложки исчезло слово «роман»: «Я назвал книгу романом. И.В. Сталин предложил назвать историческим повествованием ввиду наличия в книге большого количества документов», – вспоминал писатель в письме к В. Курганову 16 декабря 1955 г.39 Это одно из немногих доказательств того, что Сталин приложил руку к работе над романом. В этом проявилась практичность сталинского мышления. 1 дека-бря 1943 г. закончилась Тегеранская конференция, на которой обсуждался вопрос о вступлении СССР в войну с Японией после заключения мира в Европе40. Война с Японией – это война в Маньчжурии и дорога на Порт-Артур. В этой ситуации роман Степанова оказался актуальным и идеологически полезным. Критики единогласно положительно оценили новый роман и признали своевременность его появления41. Историк А.Л. Сидоров отметил: «Автор методически правильно и исторически объективно подошел к оценке старой армии и флота»42. Писатель Б.А. Лавренев признал, что труд А.Н. Степанова «дал народу крупное, нужное, мобилизующее и вооружающее читателя художественно-историческое произведение, которое на долгие годы займет почетное место на книжной полке советского читателя»43.

Роман «Порт-Артур» приобрел не меньшую популярность, чем «Цусима». А.Н. Степанов начал получать отзывы уже в 1941 г. Читатели жаловались на отсутствие романа в широком доступе, что было естественно, так как он был издан небольшим тиражом и лишь в Краснодаре. Прочитавшие роман называли его «шедевром современной литературы», «крупнейшим произведением социалистического реализма». После издания романа в Москве он появился во многих библио-теках страны. А. Рожнова, заведующая районной библиотекой в Калужской области, в январе 1945 г. писала, что у нее в библиотеке только один экземпляр романа, а спрос на него велик, его читают вслух, на чтение очередь44. Подобная история была и в Ярославле: главный бухгалтер текстильного техникума в августе 1945 г. писал Степанову, что после большой очереди он получил книгу и прочитал ее 3 раза!45

Один из участников войны, морской врач и эмигрант Я. Кефали оставил отзыв на книгу: «Фантазия Степанова безгранична. Это тем более печально, что в его романе действительно имеется столько мелочей артурской жизни и такая осведомленность о бесконечных сплетениях того времени, сохранившаяся в памяти артурцев до сего дня, что для него, как несомненного участника Порт-Артурской эпопеи, не было надобности выдумывать факты. В Париже, на одном из обедов уцелевших защитников говорили, что Степанов в период осады был еще мальчиком, много наслышался, много видел, но все перепутал»46.

Скоро роман «Порт-Артур» приобрел популярность среди молодежи. В 1948 г., проверяя эффективность «пропаганды лучших произведений советской литературы», Московский библиотечный кабинет Управления культурно-просветительских учреждений разослал в московские библиотеки анкету о чтении молодых рабочих, учащихся ремесленных школ и школ ФЗО. Из 780 читателей 23 назвали любимой книгой «Порт-Артур», она заняла седьмое место в рейтинге популярности художественных произведений, пропустив вперед «Молодую гвардию» А. Фадеева, «Как закалялась сталь» Н. Островского и некоторые другие. Еще 67 человек хотели бы прочитать роман А.Н. Степанова47.

Союз советских писателей выдвинул роман на Сталинскую премию. Он обсуждался на заседании президиума ССП, по меньшей мере, дважды – зимой и весной 1945 г. На заседании 7 февраля писатель А.А. Караваева отметила, что роман оставил глубокие впечатления, в нем заключен огромный жизненный опыт, книга написана в традиции строгого реализма48. В.И. Лебедев-Кумач заметил, что автор весьма точно уловил образы С.О. Макарова и Р.И. Кондратенко, но произведение ему показалось местами затянуто. С этим замечанием согласился и Ф.В. Гладков, он посоветовал сократить текст49. Продолжение обсуждения состоялось 18 апреля 1945 г. Открывший заседание председатель ССП, поэт Н. С. Тихонов сказал, что в романе показана славная страница истории русской армии и флота. Его поддержал писатель П.А. Павленко, отметив своевременность и полезность книги: роман напоминает о том, что советский народ считает Порт-Артур родным50. Присутствовавший на собрании вспомнил, что в 1944 г. «он был вызван в Москву руководящими органами», ему было дано десять дней на переработку двухтомника и дан ряд указаний, затем издание «Порт-Артура» заняло всего 49 дней. Очевидно, по мнению А.Н. Степанова, особое внимание власти к его роману должно было свидетельствовать о его актуальности, но одновременно, спешность в работе несколько повредила качеству51.

В марте 1945 г. на заседаниях литературной секции Комитета по присуждению Сталинских премий за 1944 г. определились претенденты. Первую премию присудили В.А. Каверину за роман «Два капитана». На три вторых премии предложены «Порт-Артур» (А.Н. Степанов), «Бессмертие» (А.К. Югов) и повесть «Дорогие мои мальчишки» (Л. А. Кассиль)52. Однако в постановлении Совета народных комиссаров СССР 26 января 1946 г. премии распределились иначе: В.Я. Шишкову (роман «Емельян Пугачев») и А.Н. Степанову («Порт-Артур») присуждены премии первой степени, а премии второй степени получили В.А. Каверин, Б.Л. Горбатов, В.Л. Василевская, К.М. Симонов53.

Таким образом, предложение Комитета по Сталинским премиям осталось без особого внимания. Сталин сам определил лауреатов, при этом выдвинув роман «Порт-Артур» на первую позицию. К.М. Симонов в своих размышлениях, не предназначенных для печати, писал:

«Этот очень интересный факт подтверждает утилитарность сталинского взгляда на исторические произведения. <…> В сорок втором или в сорок третьем году Сталин мог вполне сказать об этой нравившейся ему книге (роман «Порт-Артур» – Н.А.): нужна ли она нам сейчас? Нужно ли было, особенно до начала сорок третьего года, до капитуляции Паулюса в Сталинграде, напоминание о падении Порт-Артура. А в 1946 г. Сталин счел, что эта книга нужна как нечто крайне современное, напоминание о том, как царь, царская Россия потеряла 40 лет назад то, что Сталин и возглавляемая им страна вернули себе сейчас»54.

Одновременно с А.Н. Степановым к теме Русско-японской войны обратились два подлинных очевидца войны Т.М. Борисов и А.С. Сергеев. Однако успех их произведений был не столь значительным.

Трофим Михайлович Борисов родился в 1882 г. в г. Гурьеве. Позднее оказался в Сибири, поступил на службу в Иркутскую судебную палату. С конца 1903 г. на военной службе. В качестве канонира второй батареи 4-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады участвовал в Русско-японской войне и обороне Порт-Артура. В японском плену у него появилось первое сочинение – стихотворение «В плену». В январе 1906 г. Т.М. Борисов вернулся из плена, занялся рыбным промыслом, а в 1925 г. стал представителем Морепродукта в Хабаровске. Одновременно продолжал писать, тогда и появилась повесть «Тайна маленькой речки», которую отметил Максим Горький. Биограф писателя Н. Филипецкий утверждает, что идея описания событий обороны крепости Порт-Артур родилась у Борисова в Японии. Он много лет собирал материалы, переписывался с участниками войны и до конца жизни работал над романом «Портартурцы». Произведение автобиографично, сам автор скрывается под именем главного героя романа Тихона Подковкина. Подобное решение писателя позволило ему максимально использовать личный боевой опыт и собственные воспоминания. Первая часть романа была опубликована в 1940 г. в шестом номере журнала «На рубеже», вторая часть в 1941 г. в первом номере того же журнала55. Таким образом, публикация «Портартурцев» во Владивостоке по времени совпала с изданием в Краснодаре «Порт-Артура». В 1959 г. роман вышел отдельной книгой56.

В 1904 г. в Порт-Артуре также был Алексей Степанович Сергеев. Он родился в 1886 г. в г. Очакове Херсонской губернии в семье артиллерийского офицера. Окончил Симферопольскую гимназию. Затем поступил в Санкт-Петербургский университет на филологический факультет, но смерть матери вынудила оставить образование. Работал мелким банковским служащим в Порт-Артуре. Ему было 18 лет, когда началась война с Японией. Он оказался ее свидетелем. В 1937 г. у него появилась идея написать книгу о Русско-японской войне. А.С. Сергеев немного «опоздал», его тема уже была занята А.Н. Степановым, очевидно, поэтому он остановился на героических сюжетах, связанных с «Варягом» и «Стерегущим», которые еще в годы войны стали символами и примерами доблести и героизма. В 1946 г. в Москве опубликован роман «Варяг», а в 1957 г. – «Стерегущий»57, его автор не увидел: он умер в 1954 г. Сочинения А.С. Сергеева не нашли широкого распространения и популярности среди советских читателей.

Павел Леонидович Далецкий (1903–1963) родился в семье военного юриста накануне Русско-японской войны и не мог сформировать отношение к конфликту на личном опыте. В 1924 г. окончил филологический факультет Дальневосточного университета. В его творчестве большое место занимала тема Дальнего Востока. В конце 1920-х гг. писатель переехал в Ленинград. В 1930-е гг. опубликовал несколько произведений, посвященных Гражданской войне на Дальнем Востоке, быту японских крестьян. Здесь же в 1951 г. вышел его роман «На сопках Маньчжурии» – самое большое по объему художественное произведение, посвященное Русско-японской войне (более 1100 страниц)58. Замысел романа у П.Л. Далецкого возник в 1945 г., когда он в ходе Советско-японской войны вместе с Красной Армией оказался в Маньчжурии. «Я почувствовал, что надо вспомнить о тех далеких годах, и тогда ярче будет картина нашей замечательной сегодняшней победы», – писал он в предисловии к роману59. Тему ему мог «подсказать» Сталин в своем выступлении 2 сентября 1945 г. по случаю победы над Японией. В качестве заглавия своего сочинения он избрал название известного вальса капельмейстера И.А. Шатрова, который тот сочинил после Русско-японской войны под впечатлением потерь, понесенных 214-м Мокшанским полком. Если вальс выразил скорбь по погибшим воинам, то роман содержит множество тем: военную, политическую, социально-революционную и т. п. В одном роман продолжает вальс, вернее тему стихов, написанных в 1906 г. Скитальцем (псевдоним писателя С.Г. Петрова) на музыку И.А. Шатрова. Это тема отмщения:

Мир вашей душе!
Вы погибли за Русь, за Отчизну.
Но верьте еще мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну!60

В 1951 г. ленинградское отделение Союза писателей выдвинуло роман «На сопках Маньчжурии» на Сталинскую премию. Роман живо обсуждался на заседаниях секции литературы 3 и 17 декабря 1951 г.61 Б.А. Лавренев выразил основные замечания свои и рецензентов: автор «странно влюблен в японцев», не подходит критически к освещению образа врага, даже восхищается японскими обычаями и самурайством; японские солдаты представляются культурнее и благороднее, чем русские; произведение стилистически неоднородное, хорошо проработанные фрагменты соседствуют с сырыми и вяло написанными. Лавренев сравнил роман Далецкого с вариантом «Цусимы», который пришлось существенно переделывать Новикову-Прибою, и посоветовал автору еще поработать над текстом62. Также он узнал мнение участника Русско-японской войны генерал-лейтенанта А.А. Игнатьева, который резко раскритиковал роман и представил множество фактических ошибок и нелепостей63. В мае 1951 г. Игнатьев по предложению редакции газеты «Ленинградская правда» подготовил рецензию на сочинение Далецкого. В рецензии он отметил, что автор взялся за необъятное, объединил в одном произведении четыре самостоятельных и больших темы: русский военный мир, японский мир, китайский мир, революционный мир64. На защиту Далецкого встал С.В. Михалков: «Все-таки это большой труд, который читается нашими читателями довольно широко, а это два очень большие тома. Если мы оставляем на пленум гораздо более слабый роман “Семья Рубанюк”65, то оставим на пленум и этот и там его со спокойной совестью, если у всех будет достаточно оснований, снимем»66. Однако судьба романа решилась раньше: на заседании секции литературы 7 января 1952 г. за счет сочинения Далецкого решено было сократить список претендентов на премию67.

На Дальнем Востоке работал и Георгий Георгиевич Халилецкий (1920–1977). В 1940 г. был призвал на флот, к концу войны дослужился до офицера, работал во флотской газете «Боевая вахта», после армии остался в Приморье. В 1945 г. он выпустил первый сборник стихов «На Тихом океане», а в 1950 г. возглавил Приморскую писательскую организацию. В 1955 г. в СССР отмечали 50-летие трагического для русского флота Цусимского сражения68. Очевидно, чувствуя конъюнктуру, Халилецкий написал и опубликовал историческую повесть «“Аврора” уходит в бой» об участии крейсера в этом морском бою69. В августе 1945 г. он оказался на корабле, который в составе эскадры переходил из Владивостока в Порт-Артур. Советские корабли остановились у острова Цусима и салютовали погибшим 14–15 мая 1905 г. русским морякам-героям. Тогда же автор узнал от пожилого капитана второго ранга об участии в Цусимском сражении крейсера «Аврора». Спустя несколько лет Халилецкий побывал на крейсере и вспомнил рассказ капитана. Возможно, это и привело автора к мысли написать повесть об участии «Авроры» в Русско-японской войне. По-видимому, интерес писателя к военной истории крейсера также провоцировался его революционным образом и высоким статусом в советской мифологии.

Г.Г. Халилецкий, в отличие от других писателей, обратившихся в 1930–1950-е гг. к теме войны с Японией, был совсем молодым, не имел дореволюционного опыта, но хорошо знал боевую действительность. Основными источниками для него послужили: опубликованный дневник командира крейсера капитана первого ранга Е. Р. Егорьева, «Исторический журнал крейсера I ранга “Аврора”», архивные документы. Он также опирался на воспоминания контр-адмирала В.Е. Егорьева (сына капитана «Авроры» Е.Р. Егорьева), моряков крейсера Т.И. Липатова, А.С. Неволина, Г.Г. Шатило и А.П. Подлесного70. Работа над повестью не заняла у писателя много времени. Над текстом он работал в 1954 г. в Ленинграде и Владивостоке, а в сентябре того же года книга была сдана в набор и в начале 1955 г. вышла во Владивостоке71. Однако на этом работа не закончилась. Автору предложили переработать произведение для Военного издательства Министерства обороны СССР. В апреле 1956 г. существенно переработанный текст поступил в набор и в начале 1957 г. повесть издана в Москве. Сократилось число глав (с 25 до 19), но при этом объем книги увеличился. Текст и в переработанном виде сохранил немало погрешностей. Повесть нельзя назвать шедевром художественной литературы. В разработке сюжетных линий Халилецкий в чем-то повторил Далецкого: читатель то и дело переносится из Санкт-Петер-бурга на крейсер «Аврора» и обратно. Автор попытался объединить военную, революционную и любовную темы. Он гораздо лучше Далецкого справился с проблемой связи военных действий с революционными событиями в столице. Книга заканчивается трагически: один герой погибает, умирает отец возлюбленной, а она сама попадает в ссылку в Сибирь. Главный герой книги – крейсер «Аврора». С его судьбой и связывается позитивное продолжение: Цусима это лишь начало пути корабля, а его звездный час – октябрь 1917 г.

Таким образом, рассмотрение истории создания художественных произведений, биографий писателей, их мотивов в обращении к теме Русско-японской войны позволяет представить значение художественных произведений в процессе конструирования образа войны в культурной памяти советского общества. Культурный поворот 1930-х гг. нивелировал ленинскую революционную риторику и запустил процесс реставрации традиционных, героических, значимых символов. Этот процесс отразился и на Русско-японской войне, особенно после победы над Японией в 1945 г. Художественная литература, как и историография72, оказалась вовлеченной в процесс конструирования героических образов Русско-японской войны 1904–1905 гг.


БИБЛИОГРАФИЯ

Александровский Г. Цусимский бой: 50 лет, 1905–1955 гг. Нью-Йорк, 1956.

Антипин Н.А. 50-летие Русско-японской войны в СССР: коммеморативные практики, 1954–1955 // Диалог со временем. 2012. Вып. 40. С. 79–93.

Антипин Н.А. Манипуляции памятью: трансформации образов Русско-японской войны в советской историографии (1920–1950) // Диалог со временем. 2017. № 61. С. 101–118.

Антипин Н.А. Шатров Илья Алексеевич // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область, 2009 / сост. И.Н. Пережогина и др. Челябинск, 2008. С. 126–130.

Бирюков Ю. «На сопках Маньчжурии» // Родина. 1995. № 2. С. 119–121.

Богданов Н., Ким Р. Серьезные недостатки интересного романа // Новый мир. 1951. № 12. С. 267–271.

Борисов Т. М. Портартурцы: роман. Владивосток, 1959.

Бородин С. Крупное произведение советской художественной литературы // Большевик. 1944. № 17–18. С. 74–75.

Бутковский Г. А. «Порт-Артур». (Осада): роман. Изд. 2-е, испр. М., 1935.

Варшавский С. «Цусима» Новикова-Прибоя // Звезда. 1933. № 6. С. 145–168.

Веленгурин Н. Александр Степанов и его книга о Порт-Артуре. М., 1965.

Великая Н. Мастерство Трофима Борисова // Вопросы советской литературы / отв. ред. Н. И. Хоменко. Хабаровск, 1965. С. 114–131.

Великая Н. Трофим Михайлович Борисов (слово о человеке и его книгах) // Борисов Т. М. Портартурцы: Роман. Владивосток: Дальневосточное книжн. изд-во, 1971. С. 398–406.

Вишневский В. О «Цусиме» Новикова-Прибоя // Литературный критик. 1935 (5). С. 109–115.

Горбов Д. Мастерство жизненной правды. (О Новикове-Прибое) // Новый мир. 1933. № 7–8. С. 370–389.

Горчаков Г. Н. Новиков-Прибой Алексей Силыч // Краткая литературная энциклопедия. М., 1968. Т. 5. Стб. 313–315.

Далецкий П. На сопках Маньчжурии. Роман. Изд. 2-е, испр. и доп. Л., 1953.

Дементьев А. Новый роман о Русско-японской войне // Библиография. 1952 (1). С. 167–169.

Добренко Е. Формовка советского читателя. Социальные и эстетические предпосылки рецепции советской литературы. СПб., 1997.

Игнатьев А.А. Записки очевидца // Знамя. 1941. № 3. С. 236–240.

Кефели Я. Первый день войны // Порт-Артур. Воспоминания участников. Нью-Йорк, 1955.

Красильников В.А. А.С. Новиков-Прибой: Жизнь и творчество. М., 1966.

Красильников В. К творческой истории «Цусимы» // Новиков-Прибой А.  С. Сочинения. М., 1950. Т. 3. С. 367–369.

Кунцевич Н. Новиков-Прибой. Цусима // Октябрь. 1932. № 10. С. 189–191.

Курганов В. К творческой истории романа А. Н. Степанова «Порт-Артур» // Русская литература. 1967. № 1. С. 190–194.

Курганов В.Н. Степанов Александр Николаевич // Краткая литературная энциклопедия. М., 1964. Т. 7. Стб. 168–169.

Лавренев Б. Книга о русской доблести // Новый мир. 1945. № 1. С. 140–143.

Леонидов Б. «На сопках Маньчжурии» // Красное знамя (Владивосток). 1951. 9 сент.

Лунин И.Ф. Далецкий Павел Леонидович // Краткая литературная энциклопедия. М., 1964. Т. 2. Стб. 502–503.

Михлин Е., Смирнов М. «На сопках Маньчжурии» // Ленинградская правда. 1951. 21 дек.

Некрылов С.А., Новицкий В.В. Павел Петрович Авроров (1870–1940): из истории создания школы патофизиологов в Сибири // Бюллетень сибирской медицины. 2011. № 1. С. 180–184.

Николаев Д.К., Чистяков О.В. «Порт-Артур»: Неожиданные результаты одного исторического исследования // Военно-исторический журнал. 2010. № 1. С. 30–34.

Никулин Л. Порт-Артур: Пьеса в четырех действиях. М.; Л., 1937.

Новиков-Прибой А.С. Цусима // Молодая гвардия. 1930. № 9. С. 3–18; № 10. С. 3–25; № 11. С. 4–13; № 12. С. 3–12; № 13. С. 3–12; № 14. С. 3–22; № 15/16. С. 3–23.

О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы за 1943–1944 годы // Правда. 1946. 27 января.

Перцов В. Россия, которую били // Знамя. 1933. № 8. С. 154–162.

Присуждение Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы // Правда. 1941. 16 марта.

Пупышев Н. Александр Сергеевич Щербаков // Комиссары: сборник / сост. А.Л. Афанасьев. М., 1986.

Рожков П. «Цусима». (О романе А. Новикова-Прибоя) // Новый мир. 1932 (12). С. 176–181.

Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 631. Оп. 15. Д. 722, 729; Оп. 16. Д. 78; Оп. 24. Д. 344; Ф. 356. Оп. 1. Д. 26, 92, 116, 117, 119, 120, 119; Ф. 1403. Оп. 1. Д. 119; Ф. 2073. Оп. 1. Д. 2, 15, 21, 55; Ф. 2328. Оп. 1. Д. 132.

Сергеев А. «Варяг»: роман. М., 1946.

Сергеев А. «Стерегущий». М., 1957.

Сергеев-Ценский С. Цусимой рожденный. (Об А.С. Новикове-Прибое) // Новый мир. 1933. № 1. С. 211–229.

Сидоров А. Степанов А. Порт-Артур. Историческое повествование // Исторический журнал. 1945. № 1–2. С. 99–102.

Симонов К.М. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине. М., 1988.

Смирнов Н. А. С. Новиков-Прибой среди друзей // Новый мир. 1967. № 3. С. 237–238.

Снесаревский П. «На сопках Маньчжурии» // Калининградская правда. 1951. 2 сент.

Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг.: Сборник документов. Т. 2. М.: Политиздат, 1978.

Соколова В.В. О некоторых особенностях композиции и языка романа Т.М. Борисова «Портартурцы» // Вопросы советской литературы / отв. ред. Н.И. Хоменко. Хабаровск, 1965. С. 132–145.

Соловьев В. «На сопках Маньчжурии» // Алтайская правда (Барнаул). 1951. 16 нояб.

Степанов А.Н. О книге «Порт-Артур» // Новый мир. 1945. № 8. С. 114–115.

Степанов А. Порт-Артур: Историческое повествование. М., 1944.

Филипецкий Н. «Тайна маленькой речки» // Рыбак Приморья. 2007. 18 янв.

Филипецкий Н. Певец Дальнего Востока // Рыбак Приморья. 2007. 26 июля.

Халилецкий Г. «Аврора» уходит в бой: Повесть. Владивосток, 1955; 1971

Эвентов И. А.С. Новиков-Прибой «Цусима», кн. 2, «Бой» // Звезда. 1935. № 6. С. 256–258.


REFERENCES

Aleksandrovskij G. Cusimskij boj: 50 let, 1905–1955 gg. N’yu-Jork, 1956.

Antipin N.A. 50-letie Russko-yaponskoj vojny v SSSR: kommemorativnye praktiki, 1954–1955 // Dialog so vremenem. 2012. Vyp. 40. S. 79–93.

Antipin N.A. Manipulyacii pamyat’yu: transformacii obrazov Russko-yaponskoj voj-ny v sovetskoj istoriografii (1920–1950) // Dialog so vremenem. 2017. Vyp. 61. S. 101–118.

Antipin N.A. Shatrov Il’ya Alekseevich // Kalendar’ znamenatel’nyh i pamyatnyh dat. Chelyabinskaya oblast’, 2009 / sost. I.N. Perezhogina i dr. Chelyabinsk, 2008. S. 126–130.

Biryukov Yu. «Na sopkah Man’chzhurii» // Rodina. 1995. № 2. S. 119–121.

Bogdanov N., Kim R. Ser’eznye nedostatki interesnogo romana // Novyj mir. 1951, 12. S. 267–271.

Borisov T. M. Portarturcy: roman. Vladivostok, 1959.

Velengurin N. Aleksandr Stepanov i ego kniga o Port-Arture. M., 1965.

Velikaya N. Masterstvo Trofima Borisova // Voprosy sovetskoj literatury / otv. red. N. I. Homenko. Habarovsk, 1965. S. 114–131.

Velikaya N. Trofim Mihajlovich Borisov (slovo o cheloveke i ego knigah) // Borisov T.M. Portarturcy: Roman. Vladivostok: Dal’nevostochnoe knizhn. izd-vo, 1971. S. 398–406.

Daleckij P. Na sopkah Man’chzhurii. Roman. Izd. 2-e, ispr. i dop. L., 1953.

Dement’ev A. Novyj roman o Russko-yaponskoj vojne // Bibliografiya. 1952 (1). S. 167–169.

Dobrenko E. Formovka sovetskogo chitatelya. Social’nye i esteticheskie predposylki recepcii sovetskoj literatury. SPb., 1997.

Kefeli Ya. Pervyj den’ vojny // Port-Artur. Vospominaniya uchastnikov. N’yu-Jork, 1955.

Krasil’nikov V.A. A.S. Novikov-Priboj: Zhizn’ i tvorchestvo. M., 1966.

Krasil’nikov V. K tvorcheskoj istorii «Cusimy» // Novikov-Priboj A.S. Sochineniya. M., 1950. T. 3. S. 367–369.

Kurganov V. K tvorcheskoj istorii romana A.N. Stepanova «Port-Artur» // Russkaya literatura. 1967. № 1. S. 190–194.

Lavrenev B. Kniga o russkoj doblesti // Novyj mir. 1945. № 1. S. 140–143.

Mihlin E., Smirnov M. «Na sopkah Man’chzhurii» // Leningradskaya pravda. 1951. 21 dek.

Nekrylov S.A., Novickij V.V. Pavel Petrovich Avrorov (1870–1940): iz istorii sozdaniya shkoly patofiziologov v Sibiri // Byulleten’ sibirskoj mediciny. 2011. № 1. S. 180–184.

Nikolaev D.K., Chistyakov O.V. «Port-Artur»: Neozhidannye rezul’taty odnogo isto-richeskogo issledovaniya // Voenno-istoricheskij zhurnal. 2010. № 1. S. 30–34.

Nikulin L. Port-Artur: P’esa v chetyrekh dejstviyah. M.; L., 1937.

Novikov-Priboj A.S. Cusima // Molodaya gvardiya. 1930. № 9. S. 3–18; № 10. S. 3–25; № 11. S. 4–13; № 12. S. 3–12; № 13. S. 3–12; № 14. S. 3–22; № 15/16. S. 3–23.

Percov V. Rossiya, kotoruyu bili // Znamya. 1933. № 8. S. 154–162.

Prisuzhdenie Stalinskih premij za vydayushchiesya raboty v oblasti iskusstva i lite-ratury // Pravda. 1941. 16 marta.

Pupyshev N. Aleksandr Sergeevich Shcherbakov // Komissary: sbornik. M., 1986.

Sidorov A. Stepanov A. Port-Artur. Istoricheskoe povestvovanie // Istoricheskij zhurnal. 1945. № 1–2. S. 99–102.

Simonov K.M. Glazami cheloveka moego pokoleniya. Razmyshleniya o I.V. Staline. M., 1988.

Smirnov N. A. S. Novikov-Priboj sredi druzej // Novyj mir. 1967. № 3. S. 237–238.

Sovetskij Soyuz na mezhdunarodnyh konferenciyah perioda Velikoj Otechestvennoj vojny, 1941–1945 gg.: Sbornik dokumentov. T. 2. M.: Politizdat, 1978.

Sokolova V.V. O nekotoryh osobennostyah kompozicii i yazyka romana T. M. Borisova «Portarturcy» // Voprosy sovetskoj literatury / otv. red. N.I. Homenko. Haba-rovsk, 1965. S. 132–145.

Stepanov A.N. O knige «Port-Artur» // Novyj mir. 1945. № 8. S. 114–115.

Stepanov A. Port-Artur: Istoricheskoe povestvovanie. M., 1944.

Halileckij G. «Avrora» uhodit v boj: Povest’. Vladivostok, 1955; 1971.

Слов: 4822 | Символов: 28861 | Параграфов: 36 | Сносок: 72 | Библиография: 90 | СВЧ: 20

Русско-Японская война 1904-1905 гг.

Русско-Японская война 1904-1905 гг.
  • Глава I. События на Дальнем Востоке, предшествовавшие войне, и подготовка России и Японии к этой войне в политическом отношении. События на Дальнем Востоке до занятия Порт-Артура. Японо-Китайская война. Симоносекский мир. Вмешательство России, Франции и Германии. Результаты этого вмешательства. Занятие Порт-Артура. Вопрос о Корее. Русско-Японский меморандум от 2 мая 1896 г. Поялвение в Корее русских инструкторов и русского финансового советника. Обратное отозвание их из Кореи. Русско-Японский протокол от 11 апреля 1898 г. Китайския смуты 1900 года. Занятие Пекина союзными войсками. Вступление русских войск в Манчжурию. Циркулярная депеша русскаго правительства от 12 августа 1900 г. Пекинский протокол 25 августа 1901 г. Вопрос о Манчжурии. Особыя соглашения русских военных властей с местными цзянь-цзюняит. Выработка «Оснований русскаго правительственнаго надзора в манчжурии». Переговоры с Китаем в начале 1901 г. Противодействие, оказанное этим переговорам Япониею и другими державами. Возобновление переговоров с Китаем летом 1901 г. Смерть Ли-хунь-чжана. Прекращение переговоров. Приезд маркиза Ито в Петербург (ноябрь 1901 г.) и переговоры его с гр. Ламсдорфом. Союз Англии с Япониею (17 января 1902 г.) Русско-Французская декларация (6 марта 1902 г.). Соглашение России с Китаем относительно Манчжурии (26 марта 1902 г.). Переговоры России с Японией осенью 1902 г. Зарождение дела на Ялу (концессия Бринера, продажа ея, мысли и планы А. М. Безобразова, экспедиция в Северную Корею, неудача первоначальных планов). Открытие работ на Ялу. Новые переговоры с Китаем о так называемых «гарантиях» (1903 г.). Первыя предложения Японии. Ответныя предожения русскаго правительства. Обстановка, при которой начались эти переговоры. Вторичное занятие русскими войсками Мукдена. Вторыя предложения Японии. Второй ответ русскаго правительства. Обстановка на Дальнем Востоке после вторых японских предложений. Третьи японския предложения. Обстановка на Дальнем Востоке за период с 10 по 31 декабря. Последния предложения японцев. Последний ответ русскаго правительства. Обстановка на Дальнем Востоке перед пазрывом. Разрыв. Объявление войны. Политическая подготовка обеих сторон к войне. Общий вывод 15
  • Глава II. Военно-географический обзор театра военных действий. Общий обзор театра военных действий. Северная Корея. Поверхность. Реки, озера, болота, леса, климат, население, главные пункты страны, средства края, пути сообщения. — Река Ялу (Ялуцзянь) или Амнокгань. Ея свойства и значение. Пути, подходившие к реке на том и на другом берегу. — Мукденская провинция. Поверхность. Равнина р. Ляохэ. Р. Ляохэ, ея свойства и значение. Притоки р. Ляохэ. — Нагорье Ляоси. Реки Южной Манчжурии, озера, климат, пути сообщения. Перевозочныя средства. Население. Главнейшие пункты провинции. Средства края — Гиринская провинции. Поверхность. Леса и болота. реки. Озера и климат. Пути сообщения. Население. Главнейшие пункты провинции. Средства края. — Моря и побережья. Японское море. Побережье Японского моря. Острова Японского моря. Проливы. Желтое море. Побережье Корейского залива. Побережье Южной Манчжурии, в том числе и Квантуна. Острова Желтаго моря. Прибрежные пункты. — Квантун. Поверхность. Растительность. Орошение. Климат. Население. Средства страны. Пути сообщения. Наше знакомство с Японией. Трудность изучения Японии. Положение иностранных военных агентов в этой стране. Наше знакомтсво с Кореей. Знакомство с Манчжурией. Организация разведок Японцами 99
  • Глава III. План стратегического развертывания русских войск на Дальнем Востоке и планы войны. План 1895 г. Планы 1898 и 1899 гг. План 1900 г. План 1901 г. План 1903 г., выработанный в штабе Квантунской области. План 1903 г., выработанный в штабе той же области. План борьбы с Китаем. План 1903 г., составленный во временном штабе Наместника. План обороны Сахалина. Главные черты плана 1903 г. Возражения военного министра ген.-ад. Куропаткина. План военных действий в Желтом и Японском морях. — Японский план действий. Главные расчеты японцев. — Дополнительные распоряжения и разъяснения к основному плану военных действий. Записка ген.-ад. Сахарова. Главные директивы Наместнику по побъявлении войны. Записка ген.-ад. Куропаткина. Назначение ген.-ад. Куропаткина Командующим Маньчжурскою армиею 185
  • Глава IY. Усиление русских войск на Дальнем Востоке. Положение вопроса об усилении русских войск на Дальнем Востоке до Японо-Китайской войны. Состав и численность регулярных и казачьих войск Приамурского края к весне 1894 г. Меры по усилению русских войск на Дальнем Востоке после Японо-Китайской войны. Предположения ген. Духовского. Состав и численность регулярных и казачьих частей к началу 1898 г. Меры по усилению русских войск на Дальнем Востоке за 1898 г. Совещания в Петербурге при участии ген. Духовскаго. Результаты трехлетней работы по усилению войск. Ходатайства ген. Гродекова и их исполнение. Усиление русских войск на Дальнем Востоке в 1900, 1901 и 1902 гг. Усиление русских войск на Дальнем Востоке в 1903 г. Усиление войск в январе 1904 г. Организация войск Дальнего Востока к началу войны. Силы и расположение русских войск к открытию военных действий. Казачьи войска Дальнего Востока. Заамурский округ пограничной стражи. Вооружение местнаго населения. Общий итог по усилению русских войск на Дальнем Востоке с 1 апреля 1895 г. по 1 января 1904 г 293
  • Глава Y. Японская армия. Постепенное усиление японской армии. Программа, принятая «Десятым парламентом». Состав японской армии к 1 января 1900 и 1902 гг. и к 1 июн 1903 г. Общий вывод по росту японской армии за десятилетие с 1804 по 1904 гг. Последние приготовления Японии. Организация японской армии, ее комплектование, устройство, ея военно-администр. учреждений и проч. к моменту разрыва. Состав и численность армии к 1904 г. Численность составных частей армии по штатам мирного и военного времени. Численность армии по штатам мирного времени. Численность армии по штатам военного времени. Дислокация армии. Вооружение, снаряжение, обмундирование и проч. Транспортные средства. Появление в Японии резервных войск. Подсчет нами японских сил. Оценка нами японских войск: а) в 1894 — 1895 гг., б) в 1896 — 1900 гг., в) в 1900 — 1903 гг. и г) во второй половине 1903 г. Оценка нами моральных качеств японской армии. Выводы по сравнению положения дел перед войной в России и Японии 395
  • Глава YI. Подготовка России к войне в инженерном отношении. Задачи, предстоявшие России на Дальнем Востоке в области инженерной подготовки. Постепенное осуществление этих задач. Укрепление Порт-Артура. Первоначальные планы старших местных начальствующих лиц. Проект ген. Кононовича-Горбацкаго (1898 г.). Отношение к этому плану военнаго министра. Проект полк. Величко (1899 г.) Деление Порт-Артурских работ на две очереди. Состояние крепостных Порт-Артурских сооружений к 1 января 1902 г. Препятствия, встречавшиеся при ведении работ. Финансовая сторона дела: недостаточность ассигнований. Памятная записка о нуждах крепости, составленная в Порт-Артуре к приезду военного министра. Осмотр Порт-Артура военным министром в июне 1903 г. Намеченныя ген.-ад. Куропаткиным изменения и дополнения. Меры, принятыя по развитию и укреплению крепости на Порт-Артурских совещаниях. Состояние Порт-Артура к открытию военных действий. Заявления, сделанныя о крепости иностранцами. — Цзинь-чжоуская позиция. Ее значение. Имевшиеся здесь укрепления, проекты новых укреплений. Осмотр позиции 21 января 1904 г. — г. Дальний. Значение г. Дальнего. Работы по устройству города и коммерческого порта. Вопросы об обороне Дальнего. — Владивосток. Состояние крепости в период мобилизации 1895 г. Состояние Владивостока к моменту открытия военных действий. — Залив Посьета и устье р. Амура. Подготовка в инженерном отношении Южной Манчжурии. Подготовка в инженерном отношении Сахалина. Распоряжения главнаго инженерного усправления и местного начальства за последние месяцы перед войной 481
  • Глава YII. Подготовка России к войне в артиллерийском отношении. Распоряжения по артиллерийской подготовке в конце 1903 и в начале 1904 гг. Вопрос о горной артиллерии. Вопрос об усилении нашей артиллерии на Дальнем Востоке в последние дни перед войной. Перевооружение русской артиллерии скорострельными пушками. Положение вопроса об угломере. Вопрос о снаряде. Вопрос о пулеметах. Вопрос о вооружении крепостей Дальнего Востока. Вооружение Цзинь-чжоуской позиции. Вопрос об артиллерийском вооружении опорного пункта в Северной Манчжурии. Вопрос о снабжении войск и крепостей Дальнего Востока патронами и снарядами. Запасы остальной материальной части артиллерийского ведомства, имевшиеся на Дальнем Востоке. Предположения местнаго начальства по устройству артиллерийской части при открытии военных действий 559
  • Глава YIII. Подготовка России к войне в интендантском отношении. Положение вопроса о довольствии войск на дальнем Востоке вообще и в Приамурском военном округе в частности: а) до Японо-Китайской войны, б) по занятии нами Порт-Артура, в) после боксерскаго возстания и г) с учреждением наместничества. Знакомство Приамурского окружного интендантства со средствами Манчжурии. Положение вопроса о довольствии войск на Квантунском полуострове. Стоимость содержания нижних чинов в Приамурском военном округе и на Квантуне. Распоряжения по обеспечению войск Дальнего Востока продовольствием, состоявшиеся в последние четыре месяца перед войной. Доклад главного интенданта от 8 октября 1903 г. Доклад главного интенданта на заседании 30 декабря 1903 г. Обращение к местным средствам Южной и Средней Манчжурии. Общий итог обеспеченности войск Дальнего Востока в продовольственном отношении. Вопрос о хлебопекарнях и мельницах. Снабжение войск Дальнего Востока предметами вещевого довольствия. Вопрос о теплой одежде. Снабжение вещевым довольствием резервных и запасных войск и дружин государственного ополчения. Обоз. Комплектование личного состава интендантского ведомства на театре войны. Конечные выводы 603
  • Глава IX. Подготовка России к войне в железнодорожном отношении.Исторический ход развития Сибирской магистрали. Проекты Муравьева, различных иностранцев, записки полк. Богдановича и ген. Хрущова. Борьба министра путей сообщения адм. Посьета в комитете министров с представителями иных воззрений. Помощь, оказанная ему в 80-х годах представителями ведомства. Краткий очерк работ на магистрали. Опасения, вызванные постройкой дороги в Китае и в Японии. Пропускная и провозная способность Сибирской магистрали: а) на участке до Байкала, б) на озере Байкал, в) по Кругобайкальской железной дороге и г) на Забайкальском участке. Сооружение Китайской Восточной железной дороги, ее пропускная и провозная способность. Последовательные заботы правительства и военного ведомства об усилении ее пропусной и провозной способности. Состояние Сибирской магистрали и Китайской Восточной железной дороги к концу января. Меры по усилению железнодорожных линий, принятые в январе 1904 г. в самом наместничестве. Охрана железных дорог. Положение вопроса об использовании водных путей Сибири. Продовольственные пункты и этапы. Положение вопроса об эвакуации больных и раненых в военно-санитарных поездах пред началом Русско-Японской войны. Почтово-телеграфные учреждения в Манчжурии (до войны с Японией) 679
  • Глава Х. Подготовка России к войне по военно-медицинской части. Полодение вопроса о венно-санитарной и военно-медицинской части на Дальнем Востоке до сентября 1903 г. Несогласие во взглядах между главным военно-медицинским управлением и начальствующими на Дальнем Востоке лицами по вопросу о снабжении госпиталями и лазаретами войск Приамурского военного округа. Распоряжение и деятельность гл. военно-медиц. управления в 1900, 1901 и 1902 гг. Наличность госпиталей, лазаретов, военно-санитарных транспортов, полевых и ветеринарных аптек к сентябрю 1903 г. Распоряжения по военно-медицинскому ведомству в последние месяцы перед войной. Усиление личного состава военно-медицинского персонала на Дальнем Востоке. Предположения штаба Наместника об организации санитарной части на случай войны с Японией 746
  • Общий вывод о подготовке России к войне с Японией. Главные особенности этой подготовки: а) наибольшее развитие деятельности военного ведомства в последние три меясца перед войной и б) боязнь затратить крупные суммы в то время, когда самой войны быть может удалось бы избежать. Главнейшая ошибка допущенная при подготовке — недостаточно правильная оценка врага. Главнейшие препятствия, встреченные при подготовке: наличие у России громадных задач и на других фронтах, обилие этих задач, несоответствовавшие им наличие и использование финансовых средств государства и отдаленность театра возникшей борьбы от центральных районов Империи 764

В 1906 году при Главном управлении Генерального Штаба была создана Военно-историческая комиссия по описанию русско-японской войны 1904-05 годов. К началу 1910 г. работа была закончена, и в течение года была издана «Русско-японская война 1904—1905» в 9 томах и с атласом.

Загрузка…

Русско-японская война 1904-1905 годов | Новая история. Реферат, доклад, сообщение, кратко, презентация, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Центральное место в империалистическом соперничестве на Дальнем Востоке заняли русско-японские противоречия из-за Маньчжурии и Кореи. В меморандуме семи японских профессоров, представленном правительству в 1903 г., утверждалось: «Пока не ре­шён маньчжурский вопрос, не будет решён корейский. А пока не ре­шена проблема Кореи, не решена проблема Японии». Созданное в Японии антирусское «Общество реки Амур» пропагандировало мысль о том, что «обязательным долгом Японии является сражать­ся с Россией и вытеснить её с Востока». Американский посол в То­кио докладывал о результатах такой пропаганды: «Японский народ довели до высочайшего возбуждения, и не было бы преувеличени­ем сказать, что если войны не будет, то каждый японец будет глубо­ко разочарован». При этом в деловых кругах Японии полагали, что российское правительство не хочет войны, следовательно, «если только мы сами не начнём войну, маньчжурский вопрос будет ре­шён мирным путём». Однако в действительности и с российской стороны действовала немногочисленная, но влиятельная группи­ровка, которая способствовала перерастанию дипломатического конфликта в военный.

Следствием такого развития событий стала Русско-японская вой­на 1904-1905 гг., начавшаяся внезапным нападением японского фло­та на русские корабли в Порт-Артуре и корейском порту Чемульпо. В этой войне Япония опиралась не только на помощь Великобрита­нии, но и на негласную поддержку США, которые фактически примк­нули к англо-японскому союзу. Президент Т. Рузвельт говорил в связи с этим: «Япония ведёт нашу игру». Франция, опасавшаяся отвлече­ния русских сил на Дальний Восток, не оказала никакой помощи сво­ему союзнику. Ситуацией воспользовалась Германия, которую вполне устраивало ослабление русской мощи в Европе и которая стремилась во что бы то ни было расстроить русско-французский союз. Она ста­ла единственной страной, оказавшей помощь российскому флоту во время его перехода с Балтики на Дальний Восток. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Гавань Порт-Артура. Фото 1905 г.
Портсмутские переговоры. Фото 1905 г.

Несмотря на свои победы, Япония была настолько ослаблена противоборством с Россией, что тайно просила президента США способствовать мирному соглашению. Россию подталкивала к миру революция, начавшаяся в январе 1905 г., а решающим фактором стало уничтожение русского флота в Цусимском сражении. После этого российский император Николай II согласился принять по­средничество Т. Рузвельта, при содействии которого в американ­ском г. Портсмут был подписан мирный договор. Российскую деле­гацию на переговорах возглавлял С. Ю. Витте.

Мирный договор был нужен ему, чтобы по­лучить шанс для возвращения к власти, т. е. к посту председателя правительства, с которо­го он был ранее снят, ради этого он был готов пойти на серьёзные уступки Японии, в частно­сти отдать ей весь Сахалин.

Николай II согласился на уступку юж­ной половины острова, что позволило до­стичь общего соглашения и после напря­жённых переговоров заключить Порт­смутский мир.

На этой странице материал по темам:
  • Какова была позиция мировых держав в русско-японской войне

  • Русско-японская война реферат кратко

  • Краткий реферат русско японская война

  • Соперничество великих держав на дальнем востоке

  • Реферат японская война 1904-1905 кратко

Вопросы по этому материалу:
  • Какова была позиция мировых держав в Русско-японской войне 1904—1905 гг.?

  • Какие изменения в международных отношениях произошли после Русско-японской войны?

Планы сторон и начало русско-японской войны реферат по истории

Планы сторон и начало русско-японской войны Русский стратегический замысел войны исходил из того, что Япония решится напасть на огромную русскую империю только лишь в союзе с другими государствами — западными соседями России. Отсюда стратегические усилия направлялись на западную границу, силы же и возможности Японии высокомерно, пренебрежительно недооценивались. Маньчжурский театр военных действий рассматривался как второстепенный, где не было жизненно важных центров и где малыми, по существу местными, дальневосточными, силами можно осуществлять стратегию сдерживания до победы на Европейском театре войны. Решение войны с западным противником представлялось определяющим и в борьбе с Японией, которая окажется не в состоянии продолжать войну один на один с Российской империей. В силу этих соображений и вообще в результате недооценки военного потенциала Японии усилия вооруженных сил с началом войны не были перенесены в Маньчжурию. Только после первых семи месяцев войны, после поражения русских войск под Ляояном, на Русско-японский театр стали направляться лучшие части, однако время было уже упущено. Русский план в первый период войны не предусматривал наступления. Для его осуществления потребовалось бы сосредоточить крупные силы и средства уже в мирное время. Перед дальневосточным командованием ставилась задача сдержать наступление противника, не дать ему развить успех до прибытия «главных резервов» из России и в то же время не допустить разгрома русских войск по частям. «В первый период кампании, — писал в докладной записке царю военный министр и затем главнокомандующий Маньчжурской армией генерал А.П. Куропаткин, — мы должны главной целью своих действий поставить: не допустить разбить наши войска по частям… Постепенно усиливаясь и подготавливаясь к переходу в наступление наших сил, мы должны совершить таковой с достаточными силами и при том снабженными всем необходимым для непрерывного наступления в течение довольно продолжительного времени». Общий план ведения войны, сформулированный генералом Куропаткиным, сводился к следующему: — борьба флотов за главенство на море: — десант со стороны японцев и противодействие ему: — оборонительные действия с широким развитием партизанских действий (имеется в виду малая война) до сбора достаточных сил: — переход в наступление и вытеснение японцев из Маньчжурии и потом из Кореи; — десант в Японию; разгром территориальных японских войск; борьба с народным восстанием. Японский план исходил из того, что вся страна должна сосредоточить свои усилия на борьбе только с одной Россией, и притом на территории, отдаленной от ее центров на несколько тысяч километров и не подготовленной к ведению военных действий. При определении русских сил на Дальнем Востоке японское командование ошиблось, уменьшая их примерно вдвое. Ошибалось оно и при определении пропускной способности Сибирской железной дороги, считая, что она сможет пропустить в течение месяца только одну дивизию: всего же, по расчетам японского командования, по истечении 6 месяцев после начала войны русские смогут иметь за Байкалом 140 — 150 тысяч человек. Японский план ведения войны основывался прежде всего на захвате господства на море. С этой целью предполагалось, а затем и было осуществлено, сосредоточение превосходящих русскую Порт-Артурскую эскадру военно-морских сил и нанесение по ней внезапного удара еще до объявления войны. На внезапный удар японцы возлагали большие надежды. Они были хорошо осведомлены о состоянии русских портов и о месте расположения судов. Одновременно с действиями против русского флота намечалось занять Корею 1-й армией под командованием генерала Куроки и превратить ее в базу для нападения на Маньчжурию и ведения войны на море. В случае же неудачи Корея могла быть превращена в театр войны. Следовательно, с началом войны главным театром военных действий должен был стать морской, а решительным пунктом для удара — русская эскадра в Порт-Артуре. С овладением морем план предусматривал высидку 2-й, 3-й и 4-й армий на Ляодунском полуострове и их действия совместно с 1-й армией. Начало военных действий Российская медлительность с ответом на ультиматум, была названа Японцами «наглой провокацией с отсрочкой ответа на самые простые вопросы, жизненно важные для благосостояния и существования Японии» +1. И не найдя более лучшего повода японцы начали войну. 6 февраля 1904 г.+2 Объединенная Японская эскадра под командой вице-адмирала Того оставила Сасебо и выдвинулась в Корейские воды. По дороге был захвачен российский торговый пароход под многообещающим названием «Россия» (удивительное предзнаменование). 7 числа эскадра разделилась. Основная часть под командой Того пошла в Порт-Артур. Другая же часть, под командой контр-адмирала Уриу, направилась в Чемульпо для блокады «Варяга» и «Корейца» и высадки десанта в этом порту. 8 февраля 1904 г. НАПАДЕНИЕ НА ПОРТ-АРТУР. В этот день с утра в Порт-Артуре появился японский консул и предложил всем японским подданным срочно покинуть город. Люди в спешном порядке покинули город. Русское командование не ожидало нападения японцев именно в этот день и поэтому дневной инцидент остался без последствий. Военные корабли оставались стоять в шахматном порядке на внешнем рейде на якоре, без паров, противоминных заграждений, при включенном освещении, представляя из себя идеальные мишени для атаки. Ночью того же дня без предварительного объявления войны японские миноносцы предприняли нападение Порт-Артурскую эскадру. Внезапное нападение эскадренных миноносцев было важнейшим звеном всего стратегического плана японцев. Русский Тихоокеанский флот по своим возможностям почти не уступал японскому. Во всяком случае, превосходство Того было не столь значительно, чтобы высадить и снабжать большую десантную армию. Это было возможно, только если русский флот будет блокирован. Вице-адмирал Хейхатиро Того (1848-1934). Перед самой войной с Россией в 1903 году стал командующим флотом. Бессменно руководя им в сражениях русско-японской войны Суть идеи внезапного нападения были в том, чтобы вывести из строя как можно больше русских кораблей и, связав эскадру «хвостом» из изуродованных судов, заставить его надолго остаться в Порт-Артуре. Географические особенности этой базы — длинный извилистый выход, доступный только в большую воду, наличие неподалеку возможностей для создания наблюдательных постов и передовых пунктов снабжения, способствовали осуществлению блокадных действий. Нападение было осуществлено не самым лучшим образом (разбиение сил миноносцев на две волны, из которых вторая не добилась успеха, плохая разведка, вследствие чего часть ударных кораблей искали русский флот на давно покинутой якорной стоянке в Дальнем, плохая тактическая координация во время удара). Тем не менее, благодаря ошибкам русского военно-морского командования (вице-адмирал О. Старк) японцам удалось в полной мере использовать эффект внезапности. Русский флот понес значительные потери. Были повреждены и надолго вышли из строя лучшие русские броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич», а также крейсер «Паллада». «Полтава», «Диана», «Аскольд» и «Новик» получили пробоины ниже ватер-линии, но остались на плаву. Досталось и флагманскому кораблю «Петропавловск». На следующее утро японский флот под командованием вице-адмирала Хэйхатиро Того, появившись в районе Порт-Артура, с дальней дистанции начал обстрел русской эскадры и береговых укреплений. Этими действиями адмирал Того оценивал результаты атаки и демонстрировал уверенность в своих силах. Поскольку русский флот не решился выйти в открытое море и действовал только в зоне прикрытия своих береговых батарей, стало ясно, что он привязан к крепости. С этого момента Япония захватила господство на море и получили возможность начать десантные операции. Затем адмирал Того приложил усилия к созданию временной передовой базы флота на Оставив легкие крейсера у острова Аскольд, японские броненосные крейсера подошли к полуострову Басаргина, и в 13ч. 30 мин. головной корабль открыл огонь из орудий. Затем вся эскадра направилась вдоль берега. В течение часа японцы выпустили около 200 снарядов. Обстрелу подверглись строящиеся форты Суворова и Линевича, береговые батареи, восточная часть города и порта. Русские крейсера стали разводить пары, чтобы выйти навстречу японской эскадре, но противник отступил. Ущерб обстрела был невелик. Крепостные сооружения не пострадали, а в городе повреждения были также незначительны. В тот же день приказом коменданта крепости Владивосток был объявлен на осадном положении. Всю вину за провал Владивостокской экспидиции японцы свалили на жуткий русский мороз -31 по Цельсию, из за которого море близ Владивостока замерзло, и это обстоятельство сильно мешало маневру японской эскадры. (Это то 6 марта в городе, где таких морозов и не бывает !!!) +3. 8 марта — 13 апреля 1904 г. ВОЕННО-МОРСКИЕ ДЕЙСТВИЯ В РАЙОНЕ ПОРТ- АРТУРА. Чтобы принять командование флотом на Дальний Восток прибыл энергичный и способный адмирал Степан Осипович Макаров (8 марта). Он практически сразу же (начиная с 10 марта) предпринял серию вылазок против ведущих блокаду японских крейсеров, избегая при этом столкновений с броненосцами вице-адмирала Хэйхатиро Того. 24 марта была отбита очередная попытка японцев заблокировать вход в Порт- артурскую гавань. На этот раз японцы снарядили четыре транспорта, под сопровождением двух флотилий из 17 миноносцев. При входе в гавань японцев встретили русские миноносцы, завязался бой в ходе которого один из транспортов был торпедирован, другие же отклонились от курса и затонули в неудачных местах. Блокада опять не удалась. 13 апреля Во время возвращения в порт флагманский броненосец адмирала Макарова «Петропавловск» наскочил на японскую мину и затонул практически со всем экипажем. В результате корабли российской Тихоокеанской эскадры остались бездействовать в порту. Потеря адмирала Макарова явилась катастрофой для русских. Эскадренный броненосец классического типа (однотипный с «Полтавой» и «Севастополем» — с центральной надстройкой, двумя башнями артиллерии главного калибра в оконечностях по диаметральной плоскости и орудиями среднего калибра по бортам), «Петропавловск» был построен в 1894 году на верфи «Галерный остров». На «Петропавловске» были в последний раз применены огнетрубные паровые котлы, гидравлические приводы башенных установок и броневые плиты максимальной толщиной 406 мм (в дальнейшем толщина брони уменьшилась в связи с повышением ее сопротивляемости удару снаряда). В то же время на «Петропавловске» впервые на русском флоте были примечены двухорудийные башенные установки, типовые паровые машины и электрические лебедки. Водоизмещение-11 тысяч 354 т, длина-112,6 м, ширина в миделе-21,3 м, осадка-7,8 м, мощность-8 тысяч 253 кВт, скорость-16,9 уз; бронирование: бортов-127-406 мм. палубы-51-76 мм, башен-254 мм, боевой рубки-178-229 мм; вооружение: четыре 305-мм, двенадцать 152-мм, десять 47-мм, двадцать восемь 37-мм орудий и шесть торпедных аппаратов. После испытаний в октябре 1899-апреле 1900 года «Петропавловск» совершил переход из Кронштадта в Порт-Артур. В 1900-1901 годах участвовал в боевых действиях при подавлении боксерского восстания в Китае. С 1902 года — флагманский корабль 1-й Тихоокеанской эскадры, с 1904 года — Тихоокеанского флота. Во время русско-японской войны под флагом вице-адмирала С.О. Макарова (командир корабля — капитан I ранга Н. М. Яковлев) совершил 5 боевых выходов, участвовал в бою 9 января 1904 года у Порт-Артура. Утром 13 апреля 1904 года «Петропавловск» подорвался на японской мине в двух милях от Порт-Артура. От детонации минного и артиллерийского боезапаса броненосец разломился на две части и затонул в течение полутора минут. Вместе с ним погибло 650 человек, в том числе адмирал С.О. Макаров, почти весь его штаб и знаменитый художник-баталист Василий Васильевич Верещагин. Спасено было 80 человек, включая командира корабля, а также начальника военно-морского отдела штаба командующего флотом на Тихом океане контр- адмирала великого князя Кирилла Владимировича (двоюродного брата императора Николая II) Апрель-май 1904 г. ПЛАНЫ И ДИСПОЗИЦИЯ РУССКИХ. Генерал от инфантерии и генерал-адъютант Алексей Николаевич Куропаткин, бывший российским военным министром в 1898-1904 годах и принявший командование сухопутными силами на Дальнем Востоке с февраля 1904 года, осознавал неготовность России к войне. Он знал, что японцы надеются на быструю победу. Все имеющиеся в его распоряжении силы он начал сосредоточивать тремя группами к югу от Мукдена (маньчжурское название совр. города Шэньян в Китае). Севернее Порт-Артура в районе Хайчэна располагался 35-тысячный 1-й Восточно-Сибирский корпус под командованием генерал-лейтенанта барона Г.К. Штакельберга. Имевший под командованием 30 тысяч человек генерал граф Келлер охранял проходы западнее реки Ялу, переправы через нее прикрывались войсками под командованием генерала Засулича (7 тысяч человек). Сам генерал Куропаткин с 40-тысячным резервом находился в Ляояне. Дополнительные силы в составе почти 40 тысяч человек под командованием начальника Квантунского укрепленного района генерал-лейтенанта Анатолия Михайловича Стесселя представлял собой гарнизон мощной крепости Порт-Артур (совр. Люйшунь). Осознавая исходное численное превосходство японцев, генерал Куропаткин планировал позволить им на некоторое время осадить Порт-Артур, который по его мнению, вполне мог продержаться несколько месяцев, в то время как он сам медленно отходил бы к Харбину, задерживая в Маньчжурии наступление японцев до прибытия подкреплений из России. Он рассчитывал, что Транссибирская железная дорога сможет доставлять около 40 тысяч человек в месяц. Таким образом, он полагал, что к концу лета будет достаточно силен, чтобы возвратиться на юг, снять осаду с Порт-Артура и выгнать японцев из Маньчжурии. Однако малокомпетентный адмирал и генерал-адъютант Евгений Иванович Алексеев (внебрачный сын императора Александра II), царский наместник и главнокомандующий сухопутными и военно-морскими силами на Дальнем Востоке, настоял на безотлагательном наступлении, тем самым заставив генерала Куропаткина отказаться от первоначального и весьма разумного плана активной обороны. Стратегические планы сторон на суше всецело определялись обстановкой на море. Захватив господство на море, японцы получили возможность высадить войска в Корее и на Ляодунском полуострове. Поскольку русский флот не был в состоянии покинуть Порт-Артур, крепость притягивала к себе и русские и японские войска, причем вся русская ляодунская группировка подвергалась действию блокады. Прорвать блокаду можно было только извне — для чего в Маньчжурии сосредоточивалась армия генерала Куропаткина. Содержание войны, таким образом, образует борьба за крепость Порт-Артур. Японцам нужно, не ослабляя блокады флота (поскольку нарушение коммуникаций экспедиционных сил русскими кораблями для них смертельно), взять Порт-Артур раньше, чем он будет деблокирован с моря, если русская балтийская эскадра подойдет к театру военных действий, или с суши, если русская армия успеет развернуть в Маньчжурии подавляющие силы. Таким образом, исход войны определялся тем, будут ли японцы действовать достаточно быстро. 26 апреля-7 мая 1904 г. СРАЖЕНИЕ НА РЕКЕ ЯЛУ. Выйдя к реке Ялу в районе Тюренчэна, 34-тысячная японская 1-я армия под командованием фельдмаршала Тамесады Курски была встречена Восточным отрядом русской армии под командованием генерала М. И. Засулича (около 19 тысяч человек). После четырехдневных боев японцы форсировали реку (30 апреля) и на следующий день атаковали укрепленные русские позиции близ Тюренчэна, выбив оттуда обороняющихся, которые потеряли 2 тысячи 200 человек (совокупно убитыми и ранеными), 530 человек пленными и 21 полевое орудие. Японцы потеряли 898 человек (совокупно убитыми и ранеными). Русские отступили (причем отступление это чрезвычайно напоминало паническое бегство), а фельдмаршал Курски продвинулся в Маньчжурию. Стратегические последствия сражения, как первого сражения войны, были весьма значительны: подорвано моральное состояние русских войск, побережье Ляодунского полуострова открывалось для беспрепятственной высадки японских армий. Поражение на Ялу произвело тяжелое впечатление на русскую армию, Куропаткин вновь требует от войск «всеми мерами избегать решительного боя» до отхода «на главные силы нашей армии». Царю Куропаткин доложил, что «бой у Ялу явился случайным, как для начальников, так и для войск». С поражением отряда Засулича обстановка на театре войны улучшается для противника. По сути дела, японцы завладели стратегической инициативой. 5-19 мая 1904 г. ЯПОНСКАЯ ВЫСАДКА НА ЛЯОДУНСКИЙ ПОЛУОСТРОВ. 2-я японская армия, численностью около 35 тысяч человек при 216 орудиях под командованием генерал-лейтенанта барона Ясукаты Оку приступила к высадке в Бицзыво, всего лишь в 65 км к северо-востоку от Порт-Артура. Продвигаясь на юг, она, практически не встретив сопротивления, перерезала ведущую к Порт-Артуру железную дорогу, но затем была ненадолго остановлена русским оборонительным рубежом под Цзиньчжоу. В это же самое время западнее реки Ялу в Такушане (или, иначе, Дагушане) началась высадка 4-й японской армии (около 26 тысяч человек) под командованием генерала Митицуры Ноцу (или, иначе, Нодзу). Почувствовав, что японская сеть все туже стягивается вокруг Порт-Артура, адмирал Алексеев бежал на север, в расположенный в Ляояне штаб генерала Куропаткина. Примечания +1 Эта дословная фраза взята из японского журнала «The Russo-Japanese War. Fully illustrated journal.» Kinkodo Co. Tokyo.1904. N1. +2 Все даты без особых указаний даются по новому стилю. +3 Все тот же «The Russo-Japanese War. Fully illustrated journal.» N 1. Список литературы Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http:// www.grandwar.kulichki.net/

Русско-японская война (2) (Реферат) — TopRef.ru

Хакасский Государственный Университет

Институт Информатики и Телематики

Кафедра истории и политологии

Реферат

По дисциплине: «Отечественная История»

«Русско – японская война »

Выполнил:

Ст. группы 32

Ященко П. В.

Проверила:

Мамышева E. .

Абакан 2003

Оглавление.

Введение. 3

Война на суше. 5

Действия в центральной Маньчжурии. 5

Оборона ПОРТ-АРТУРА. 8

Война на море. 11

Сражение в Желтом море. 11

Морское сражение близ залива Ульсанман. 11

5 часов Цусимского боя. 13

Портсмутский мир. Итоги войны. 17

Вывод 19

Источники Информации 21

Приложение 1 22

Приложение 2 24

Приложение 3 28

Приложение 4 32

Введение.

Русско-японской войной я заинтересовался еще в детстве, когда мой дедушка рассказал мне о своей службе в Порт Артуре, показал фотографии этого города и его укреплений. Впоследствии я прочел много литературы посвященной этой теме, в которой рассматривались разные точки зрения происшедших событий, но я больше склоняюсь к тому, что Россия не была готова к этой войне. В армии процветала коррупция и унижение низших чанов, да и на флоте дела обстояли не лучше.

В данной работе кратко описаны события, происходящие на суше и на море во время русско–японской войны 1904–1905 гг, анализ причин поражения русского флота и проигрыша войны в целом. Многие положения подтверждены официальными документами.

Знание прошлого позволяет понять процесс становления агрессивной политики международного империализма, позволяет более действенно разоб­лачать виновников военной опасности, дает возможность более активно вести борьбу за мир и безопасность народов.

Конец XIX — начало XX вв.были ознаменованы острейшей борьбой ве­ликих держав за «последние куски неподеленного мира или за передел кусков, уже разделенных».То в одном, то в другом районе планеты возника­ли конфликты и войны. В результате столкновения захватнических устрем­лений царской России и милитаристической Японии возникла русско-японская война 1904-1905гг.Большую роль в ее развязывании сыг­рали империалисты США и Англии, которые играли двойственную политику по отношению к Японии и России, пытаясь всячески ослабить своих конкурен­тов на Дальнем Востоке с тем, чтобы самим хозяйничать в Юго-Восточной Азии. В конфликте России с Японией были заинтересованы и германские им­периалисты, приступившие к осуществлению широкой экспансии в различных районах земного шара.

История русско-японской войны 1904-1905гг.привлекала внимание многих исследователей. Создана обширная литература, требующая анализа и критического рассмотрения. Наибольшее количество различных трудов было выпущено в России.

Опыт русско-японской войны 1904-1905гг.внимательно изучался и за­рубежной историографией. Интерес к этой теме объяснялся в первую оче­редь тем обстоятельством, что западные страны, принявшие участие в обострении противоречий между Россией и Японией, вынуждены были следить за ходом войны и ее последствиями. Дело в том, что со времени фран­ко-прусской войны 1870-1871гг. и русско-турецкой войны 1877-1878гг. до начала XX столетия не велось войн крупного масштаба, которые требовали бы участия значительных сил армий и флотов. Отсюда изучение и обобщение опыта первых войн эпохи империализма, в том числе, русско-японской, долж­ны были в известной мере способствовать освоению военными кругами стран Западной Европы тех новых явлений и тенденций в развитии спосо­бов и форм вооруженной борьбы, которые проявились в ходе этих конфлик­тов.

Советская историография русско-японской войны прошла большой путь в своем развитии. Важно отметить, прежде всего плодотворную археологи­ческую деятельность советских историков. Были изданы ценные сборники документов и мемуарных произведений. Из числа главнейших научных проб­лем истории русско-японской войны наибольшее внимание было уделено изучению происхождения и характера этой войны. Советские историки пока­зали сложный характер международных отношений того времени: острейшую борьбу великих держав за господство на Дальнем Востоке, приведшую к во­енному столкновению двух империалистических соперников — Японии и царской России. Достижения советских ученых обобщены в капитальном тру­де, охватывающем историю международных отношений на Дальнем Востоке с XIV века до 1945г.Наряду с проблемой происхождения войны изучались вопросы развития военного искусства (монограмма Н.А.Левитского).Воен­ные действия на морском театре рассмотрены в работах П.Д.Быкова и

В. Е.Егорьева. Много внимания советские историки уделяли изучению от­дельных событий войны. Освещалась оборона Порт-Артура, Приморья, Сахалина и Камчатки.

Русско-японская война: причины, основные сражения, итоги для России и Японии | Joy-Pup — всё самое интересное!

Русско-японская война 1904-1905 гг., вызванная российским и японским экспансионизмом на Дальнем Востоке, нанесла унизительные поражения России на суше и на море. Война способствовала внутренним волнениям в обеих странах, что привело к революции 1905 года в России. Подъем Японии также имел последствия для всех стран мира, хотя к этому подъему сама Япония перешла через глубочайший кризис.

В этой статье рассмотрим русско-японскую войну 1904-1905 гг. и узнаем:

  • что послужило причинами;
  • какие бои велись на море и на суше;
  • кто вышел победителем;
  • какой была внешняя политика стран, участвующих в русско-японской войне 1904-1905 гг. ,
  • какие последствия война имела для обеих стран.

Причины русско-японской войны 1904-1905 гг.

Война между Россией и Японией была спровоцирована стратегическими проблемами, международным контекстом и личными факторами. Российский экспансионизм, стремительно растущая военная мощь Японии и модернизация стали главными причинами множества баталий с целью отстоять военные, политические и коммерческие интересы в Восточной Азии. В китайско-японской войне 1894-1895 годов Япония свергла правителей Китая в Корее и получила контроль над полуостровом Ляотунг в Маньчжурии. Однако союз России, Франции и Германии заставил Японию вернуть полуостров, с чем японская сторона, разумеется, не была согласна.

Напряженность возросла, когда Россия основала российско-корейский банк, через который потребовала от Китая плату за 25-летнюю аренду полуострова Ляотун. Прошло еще немного времени, и Россия перебросила войска в Маньчжурию.

Кроме того, в 1897 году Россия приступила к строительству железной дороги на территории Китая, чтобы открыть ее для коммерческой эксплуатации. Потенциал железной дороги как инструмента экономического контроля, колонизации и военной политики вызвал тревогу у японских лидеров.

В 1902 году Япония подписала стратегически важный договор с Великобританией, который гарантировал вмешательство Великобритании в случае, если какая-либо страна присоединится к России в войне против Японии. Тем самым, Япония готовила основу для начала военных действий против Российской империи. Страна была уверена – никто не вмешается в их противостояние в случае войны.

Все попытки хоть как-то снизить градус напряжения в отношениях России и Японии ни к чему не привели. Как раз наоборот – влиятельные люди сделали все, чтобы война началась.

Так, российский государственный деятель Евгений Иванович Алексеев (1843-1917) призвал царя усилить свои силы на Дальнем Востоке и ни в коем случае не покидать Маньчжурии. Поскольку переговоры зашли в тупик, в ночь с 8 на 9 февраля 1904 г. японские эсминцы предприняли неожиданную атаку на русские военные корабли в Порт-Артуре в Маньчжурии и в Чемульпо (теперь – Инчхоне) в Корее.

10 февраля 1904 г. Япония официально объявила войну России. Пути назад уже не было, и каждая страна понимала – сейчас или никогда. При этом Российская империя начинала эту войну с солидным перевесом, как по военным, так и по технике. И, казалось бы, у Японии просто не было шансов праздновать победу, но…

Основные события русско-японской войны 1904-1905 гг.

Японские военно-морские маневры в Порт-Артуре, начавшиеся в феврале 1904 года, нанесли существенный урон российской эскадре. 13 апреля 1904 года мина потопила российский флагман Петропавловск в порту, и вместе с ним утонул легендарный вице-адмирал Степан Макаров, а также 662 других члена экипажа.

Японские войска преследовали оставшиеся русские корабли под командованием адмирала Вильгельма Витгефта, когда им пришлось присоединиться к крейсерам во Владивостоке. Последовавшая битва на Желтом море обернулась невероятным поражением для России. Адмирал Витгефт был убит.

Это интересно! Знаете, какое количество российских кораблей успешно добрались до Владивостока во время той битвы? Ни одного. Некоторые корабли были задержаны в иностранных портах, один эсминец был потоплен, а другой захвачен. Остальная часть эскадры была вынуждена вернуться в Порт-Артур.

В декабре 1904 года все линейные корабли России, кроме одного, все еще стоявшего на якоре, были потоплены японцами. Последней крупномасштабной стадией этой кровопролитной войны стало Цусимское сражение, в котором участвовали флот Того и эскадрилья Рождественского.

В ходе этого сражения произошел дипломатический инцидент в Доггер-банке. Российская сторона обстреляла английские траулеры, ошибочно принятые за японские торпедные катера. К моменту, когда флот приблизился к Японии в мае 1905 года, он был ослаблен проблемами с топливом, начавшимся мятежом и появившимися болезнями. Японский флот “в одну калитку” разгромил российскую эскадру и захватил Рожественского в плен. Последний получил сильнейшее ранение в голову, но ему удалось выжить.

Тысячи русских были убиты, взяты в плен в Японии или в нейтральных странах, в то время как Япония потеряла всего три торпедных катера и 700 человек. Причем убитых было значительно меньше, чем раненных.

Сражения на море

В конце апреля 1904 года на границе между Кореей и Маньчжурией произошло первое крупное сухопутное сражение – битва на реке Ялу. Это привело к отступлению русских, изгнанию их из Кореи и капитуляции части российской армии. Через несколько дней вторая японская армия смогла без помощи десанта высадиться на полуострове Ляотун, расположенного севернее от Порт-Артура. В битве при Наньшане 2-я армия заставила русских покинуть торговый порт Дальний и снять внешнюю оборону Порт-Артура. Потери с обеих сторон в этой битве оказались просто колоссальными.

С конца июля 1904 года японские войска осадили город-крепость Порт-Артура, приняв сдачу гарнизона 2 января 1905 года. Между тем, в 1904 году японские дивизии продвинулись в Маньчжурию, отбросив назад русскую армию генерала Алексея Николаевича Куропаткина в Ляояне. Стоит отметить, что по своим размерам российская армия была значительно больше противника.

В битве при Ша-Хо Россия понесла огромные потери, а вот потери Японии были в несколько раз скромнее.

Наступление русских на Сан-де-Пу в январе 1905 г. закончилось тотальным фиаско. Подкрепление прибыло с обеих сторон. В феврале и марте 1905 года, в городе Мукден, армии вступили в самую длительную сухопутную битву в современной истории. Битва стоила обеим сторонам почти трети их сил, но Японии удалось захватить город.

Заключение мира

Япония одержала очевидные победы в Мукдене и Цусиме, ставшие историческими. Однако поводов для радости было мало – ресурсный потенциал Японии был истощен, экономика страны начала испытывать серьезные проблемы, да и боеприпасов оставалось очень мало.

Россия могла бы рассчитывать на более существенное подкрепление, чем Япония, но царь был гораздо больше озабочен внутренними беспорядками. В августе 1905 года в Соединенных Штатах начался этап мирных переговоров. Обе страны понимали – ресурсы были на исходе, а моральный дух людей оставлял желать лучшего. В России начались массовые пьянства, народ был деморализован. Никто не мог понять – как самая мощная армия мира могла проиграть японцам?

Портсмутский договор, подписанный в сентябре 1905 года, признал права Японии в Корее и передал Порт-Артур, Дальний и прилегающую территорию Японии вместе с контролем над Южно-Маньчжурской железной дорогой. Он предусматривал эвакуацию русских из Маньчжурии. Однако требования японского правительства о финансовом возмещении не были выполнены, и остров Сахалин, захваченный Японией в конце войны, был разделен между двумя державами.

Итоги русско-японской войны 1904-1905 гг.

Война нанесла невероятный удар по каждой из сторон, что привело к внутренним беспорядкам в обеих странах. Причем победившая сторона оказалась в более глубоком кризисе, чем проигравшая.

В Японии многие чувствовали – мирное урегулирование является настоящим обманом и несправедливостью. Люди требовали продолжать войну до полной победы и уничтожения врага.

Беспорядки длились несколько дней, пока власти не ввели военное положение. В России недовольство военным фиаско и экономическими потрясениями, усугубляемое отсутствием войск внутри страны, за счет которых действующий режим рассчитывал подавить внутренние протесты, усилилось многочисленными и продолжительными социальными волнениями.

Действия оппозиционеров завершились революцией 1905 года, в ходе которой протесты либералов, рабочих и крестьян, этнических меньшинств и даже некоторых солдат и моряков, заставили царя дать согласие на создании первого в России парламента.

Позор поражения, смыть который не удается и по сей день, также стал причиной затянувшейся военной реформы. Она была призвана привести в соответствие потенциал России с ее статусом великой державы. Но все усилия завершились ничем из-за начала Первой мировой войны.

Ход русско-японской войны 1904-1905 гг. надолго запомнился всем ее участникам, а сама война изменила баланс сил в Восточной Азии. Япония доказала – с ней нужно считаться, и другие государства впредь будут это делать. Она стала, во всех смыслах, великой державой.

Кроме того, победа азиатской страны над европейским государством разрушила иллюзии на Западе, и генеральные штабы европейских и американских военных изучали сообщения, отправленные их наблюдателями. К сожалению, часто делались ошибочные выводы, например, что будущая война будет короткой, мобильной и выигранной в результате массовых наступлений. Первая мировая война доказала обратное, растянувшись на долгие 4 года. Но это уже совсем другая история.

Кстати, в этой статье русско-японская война 1904-1905 гг. рассмотрена кратко. Если вы хотите узнать о ней больше, пожалуйста, смотрите это видео:

Понравился материал? Поделитесь своим мнением в комментариях!

Оригинал статьи размещен здесь: https://joy-pup.com/history/russko-japonskaja-vojna/

Начало Русско-японской войны. Часть 2. Подготовка России к войне


Война с Японией, видимо, была одной из самых предсказуемых в истории. Японские вооружённые силы провели её генеральную репетицию ещё в ходе японо-китайской войны 1894-1895 гг. Японцы нанесли внезапный удар по Китаю, китайскому флоту. Японская армия высадилась в корейском порту Чемульпо, где было наиболее удобное место для высадки десанта. Японцы высадятся там и в 1904 году.

8 марта 1900 года вице-адмирал Степан Осипович Макаров передал в Главный морской штаб записку «Мнение об организации Порт-Артура». В ней он отметил недостаточную сухопутную оборону Порт-Артура, что могло привести к печальным последствиям. Так, для обороны крепости требовалось не менее 447 орудий, а было назначено лишь 200 орудий. Макаров также отметил тот факт, что японцы прежде всего займут Корейский полуостров, а русский флот, оторванный от своих баз, не сможет помешать их высадке. Затем японская армия двинется к Квантунскому полуострову и сможет быстро сосредоточить там больше сил, чем у нас. В результате это будет война за обладание Порт-Артуром. Порт-Артур станет символом русско-японской войны. Падение Порт-Артура нанесёт страшный удар по положению России на Дальнем Востоке. Таким образом, русский адмирал практически полностью предсказал весь ход будущей войны.

Однако в предвоенный период в русском обществе по отношении к Японии были распространены «шапкозакидательские» настроения. На записку Макарова управляющий Морским министерством адмирал Павел Тыртов наложил длинную резолюцию, где обвинил Макарова в паникерстве.

В августе 1903 года военный министр Алексей Николаевич Куропаткин в докладе императору сообщил, что укрепление Порт-Артура находится на завершающей стадии и при достаточном гарнизоне и запасах он будет неприступным с суши и моря. Гарнизон Квантунского полуострова достаточно усилен, создан годовой запас. «Ныне можно не тревожиться, что если даже большая часть, например, японской армии, обрушится на Порт-Артур. Мы имеем силы и средства отстоять Порт-Артур, даже борясь одни против 5-10 врагов…» В дальнейшем была создана безопасная гавань для всей Тихоокеанской эскадры. Эскадра может «спокойно» помериться силами со всем японским флотом. В результате Порт-Артур, обеспеченный с моря и суши, имеющий сильный гарнизон и поддержанный с моря могущественным флотом, представляет самостоятельную силу. Запасов в Порт-Артуре достаточно, чтобы дождаться того момента, когда наши войска в Маньчжурии смогут собраться с силами и нанести поражение японской армии, освободив Порт-Артур, считал Куропаткин. Теперь можно «не тревожиться» оторванностью Порт-Артура от России и Приамурья, и даже сократить расходы на оборону Дальнего Востока. Как мы видим, Куропаткин сильно ошибся в своих расчётах. Оценка Макарова была намного ближе к реальной картине.


Алексей Николаевич Куропаткин (1848—1925). В 1898—1904 годах — военный министр. С 7 февраля 1904 года — командующий Маньчжурской армией, с 13 октября 1904 года — Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, действующими против Японии

5 ноября 1903 года начальник Временного военного штаба наместника на Дальнем Востоке генерал-майор В. Е. Флуг передал доклад наместнику Алексееву, где были обозначены сценарии японского наступления. Япония могла:

1) ограничиться захватом Корейского полуострова;
2) захватив Корею и создав там базы, направить главный удар по русским войскам в Южной Маньчжурии и Порт-Артуре;
3) нанести главный удар по Владивостоку и Южно-Уссурийскому краю.

Одновременно японские вооруженные силы могли провести вспомогательную операцию по захвату Сахалина и устью Амура. Также отмечалось, что для войны с Россией Япония может перебросить на материк в первой половине второго месяца 10 дивизий: 130 батальонов, 46 эскадронов, 576 орудий (в реальности Япония могла выставить 13 дивизий и 13 резервных бригад, более 1 тыс. орудий). Против этих сил Россия могла выставить (кроме гарнизонов крепостей) 77 батальонов, 75 эскадронов и сотен и 184 орудий войск Дальнего Востока, которые можно было сосредоточить не раньше начала третьего месяца. Таким образом, в первый период кампании японская армия получала преимущество. Только подтянув подкрепления из Западной Сибири и Европейской России, что можно было сделать не раньше седьмого месяца войны, Россия могла сосредоточить превосходящие силы.

Было очевидно, что японцы вряд ли будут сидеть в Корее, дав возможность России спокойно сосредоточить превосходящие силы и перейти в наступление. Только при энергичном наступлении в первый период войны Япония могла одержать вверх над более слабыми, не закончившими сосредоточения русскими войсками. Из этого доклада было ясно, что если быстро значительно не усилить наши силы на Дальнем Востоке, первый период войны завершится для России плачевно. Японские генералы были не идиотами и не собирались спокойно сидеть в Корее 6-8 месяцев, пока русские перебросят войска из европейской части России.

В докладе Флуга давалось ошибочное заключение начальника Временного морского штаба, что «при настоящем соотношении сил нашего и японского флотов возможность поражения нашего флота не допускалась». Поэтому считалось, что японцы не смогут высадить десант в Западно-Корейском заливе или Инкоу (современная китайская провинция Ляонин). Контр-адмирал Вильгельм Карлович Витгефт считал, что японцы смогут высадиться на западном берегу Корейского полуострова не ближе Цзинампо (Цинампо), или на юго-восточном и восточном берегу полуострова.

Презрительное и пренебрежительное отношение к Японии было и у «верховного главнокомандующего» — императора Николая II. Глава России относился к ситуации на дальнем Востоке легкомысленно, называл японцев «макаками». Император заявлял, что у Японии армии то нет настоящей и в случае начала войны японцев легко разгромят. Общественность поддерживала такие «ура-патриотические» настроения. В результате пока японцы быстрыми темпами проводили милитаризацию страны, сплачивали нацию в единый кулак, создавали военно-промышленный комплекс, армию и флот организованные по передовым западноевропейским стандартам, закупали новейшие эскадренные броненосцы и крейсера, в России военные приготовления велись вяло и нерешительно. Противника сильно недооценили.

Подготовка России к войне

Реагируя на усиление западных держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особенно Англии, Россия начала усиливать свои силы на Дальнем Востоке ещё в 1880-е годы. Петербург имел огромное количество времени, чтобы подготовить русские дальневосточные рубежи к войне. К началу японо-китайской войны русские силы на Дальнем Востоке были увеличены до 30,5 тыс. человек и 74 орудий. Однако значительную часть войск составляла казачья конница.

В преддверии вмешательства России в отношения Японии и Китая пограничные округа усилили артиллерией. Приамурский генерал-губернатор Духовский получил поручение усилить местные соединения и укрепить Владивосток, Николаевск и оборону Сахалина. Однако военные мероприятия проводились медленно. В первую очередь это было связано с тем, что основное внимание России было сосредоточено на западном направлении, основные средства и силы шли на укрепление военной мощи в европейской части России, восточное направление финансировалось по остаточному принципу, его долго считали второстепенным, если не третьестепенным. Поэтому к 1898 году на Дальнем Востоке численность войск достигала только около 60 тыс. человек при 126 орудиях.

Нехватка финансовых средств, малонаселенность, бездорожье, зачаточное состояние инженерной подготовки театра войны, отсутствие казарм и общая неразвитость военной инфраструктуры края задерживали сосредоточение войск на Дальнем Востоке. Япония же в это время ускоряла темпы военного развития, стараясь подготовиться к войне до окончания русскими строительства Кругобайкальской железнодорожной магистрали.

В 1898 году, когда Россия заняла Порт-Артур и отношения между двумя державами ещё более обострились, был принят новый план военного строительства, который предусматривал доведение численности русских войск на дальнем Востоке до 90 тыс. человек и 184 орудий. Участие России в военной интервенции против Китая, вызванного восстанием боксёров в 1900-1901 гг., привело к переброске войск из Европейской России, формированию ряда новых частей. Напряженная обстановка на Дальнем Востоке требовала от Петербурга всё больше внимания и наместнику Алексееву предписали «в минимальный срок и не останавливаясь перед нужными расходами, поставить нашу боевую готовность на Дальнем Востоке в полное равновесие с нашими политико-экономическими задачами». В соответствии с этим указание планировали сформировать два новых армейских корпуса с общей численностью не менее 50 тыс. солдат. Эти корпуса должны были сосредоточиться в районах возможной высадки японского десанта. Усиление армейской группировки на Дальнем Востоке проводилось не путем присылки новых частей из европейской части России, а переформирования местных соединений с включением в их состав отдельных групп солдат, присланных из Европейской России.

На Квантунский полуостров решили перебросить две дивизии и одну бригаду, а также укрепить Порт-Артур и Владивосток. Порт-Артур получил крепостной гарнизон и крепостную артиллерию. В 1903 году на Дальний Восток перебросили две пехотные бригады с артиллерией. Также был укреплён гарнизон на Сахалине. Кавалерию на Дальний Восток не перебрасывали, считали, что больше необходима на европейском театре военных действий. В Маньчжурии решили ограничиться казачьей конницей, сосредоточенной в пограничных территориях.

К началу войны Россия имела на Дальнем Востоке около 98 тыс. солдат и 272 орудия полевой артиллерии (всего к востоку от Байкала было около 125-150 тыс. человек). Гарнизон Порт-Артура насчитывал 22,5 тыс. человек, в Маньчжурии было около 28 тыс. человек, в районе Владивостока около 45 тыс. человек. Ещё несколько тысяч насчитывали артиллерийские, инженерные и другие соединения. Кроме того, существовала ещё охрана КВЖД (железнодорожные войска) — около 35 тыс. человек. Транссиб к началу войны действовал, но его пропускная способность была низкой 3—4 пары поездов в сутки. Для переброски одного армейского корпуса из европейской России требовалось около 1 месяца.

Кроме того, хотя Россия и имела хорошие отношения с Китаем, часть войск необходимо было держать на правом фланге в ущерб группировке на важнейшем восточном участке театра военных действий. Китай был децентрализован и губернаторы провинций, местные генералы не всегда подчинялись центру, проводили свою политику. Некоторые из них вполне могли пойти на сотрудничество с Японией. За Печилийской границей стояли войска китайских генералов Юань Ши-кая и Ма.

Война застала русскую армию в состоянии переформирования: двухбатальонные полки развертывались в трехбатальонные, бригады преобразовывали в дивизии. Инженерная подготовка дальневосточного театра военных действий также шла медленно. Вопрос о развитии военной инфраструктуры был поднят только тогда, когда неизбежность войны стала очевидной почти всем. Основное внимание было уделено укреплению Порт-Артура и Владивостока. Кроме того, некоторые работы проводились на возможных операционных направлениях наступления японской армии. Изолированное положение Порт-Артура требовало мощного его укрепления, чтобы гарнизон смог продержаться довольно значительный срок, до того как русская армия сможет развернуть контрнаступление.

Первоначальный проект укреплений Порт-Артура первой очереди предусматривал двухлетний срок строительства. Однако различные обстоятельства, вроде китайского восстания, когда рабочие просто разбежались, эпидемии холеры, удаленности Порт-Артура, да и просто воровства, замедляли работы. Строительные работы шли медленно. С 1903 года работы пошли более быстрыми темпами, но время было уже упущено, программа строительства порт-артурских укреплений не была реализована в полном объеме. Не успели реализовать и программу строительства укреплений на Цзиньчжоуском перешейке (небольшой городок Цзиньчжоу располагался неподалеку от самого узкого места Ляодунского полуострова, самого удобного места для обороны полуострова). Укрепления Владивостока также не были завершены. Город мог отразить только первые атаки.


Порт Артур. Общий вид. Фотография из журнала «Нива» 1904 года

Таким образом, Россия, в отличие от Японской империи, не была готова к войне на Дальнем Востоке. Не были завершены работы по укреплению Порт-Артура и Ляодунского полуострова, другие укрепления, железная дорога не позволяла быстро перебросить войска из европейской части России. На Дальнем Востоке не была заблаговременно сосредоточена достаточная армейская группировка, способная противостоять японской армии в Маньчжурии и Корее или даже превентивно занять Корейский полуостров, часть побережья Китая и пресечь высадку японских сил.

Не успели усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру. Отряд контр-адмирала Андрея Вирениуса в 1903 году вышел из Кронштадта на Дальний Восток, но с началом русско-японской войны его пришлось вернуть из Красного моря в Россию. Отряд мог значительно усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру. В его состав входили: эскадренный броненосец «Ослябя», крейсера 1-го ранга «Дмитрий Донской» и «Аврора», крейсер 2-го ранга «Алмаз», эскадренные миноносцы «Буйный», «Блестящий», «Быстрый», «Безупречный», «Бедовый», «Бодрый» и «Бравый», четыре миноносца, три парохода Добровольческого флота «Орёл», «Смоленск» и «Саратов». Пароходы Добровольческого флота могли использовать как вспомогательные крейсеры для действий на коммуникациях противника. Надо отметить, что при желании Петербург мог до войны отправить на Дальний Восток большую часть Балтийского флота. Позднее 2-ю Тихоокеанскую эскадру отправили, но решение было запоздалым и привело к катастрофе.

Политическая ситуация для начала войны также была неблагоприятной. Британская империя откровенно поддерживала Японию. Полную дипломатическую, финансовую, военно-материальную помощь японцам также оказывали Соединенные Штаты. Франция, официальная союзница России, заняла холодно нейтральную позицию. Петербургу стоило присмотреться к позиции будущих союзников по Антанте в ходе русско-японской войне и разорвать союз с Францией, чтобы избежать участия в Первой мировой войне в роли «пушечного мяса» Лондона и Парижа.

Германия была в это период по отношении к России дружелюбна, ей было выгодно, чтобы Россия увязла в восточных делах и отвлеклась от Европы. Правда, это не мешало немцам продавать Японии оружие и другие товары, бизнес есть бизнес.


Броненосец «Ослябя» покидает Бизерту, 27 декабря 1903 года.

Состояние русской армии

Русская армия во второй половине XIX — начале XX вв. находилась в кризисе, что убедительно подтвердил ход Восточной войны (Крымской), Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., Русско-японской войны и Первой мировой войны.

Претензий к русскому солдату не было. Русские воины, как и в предшествующие времена, показывали храбрость, самоотверженность. Во время русско-японской войны русские солдаты и матросы проявили исключительный героизм и стойкость, что неоднократно отметили иностранные военные агенты, находившиеся при штабах русской и японской армий. Русский унтер-офицерский корпус был хорошо подготовлен. Хороший уровень подготовки показывали и офицеры низшего, среднего звена.

Главная проблема была в высшем командном составе. Царский генералитет, за некоторым исключением, оказался совершенно неспособным к проявлению творческой инициативы. Особенностью русского (а затем и советского, что подтвердил начальный этап Великой Отечественной войны) военного образования, была перегруженность теорией и нехватка практики. Академическое образование подавляло здравый смысл. Вместо практиков воспитывали доктринеров, не способных понять и принять новинки военного дела. Сознательная, не боящаяся инициатива подавлялась. Будущих генералов, по сути, не учили воевать. Многие из генералов занимали высшие командные посты не столько по умениям и заслугам, сколько по высокому происхождению, связям в высшем свете, умению угождать начальству. Они рассматривали службу не как служение Родине и народу, а как источник материальных благ, почестей. Такие «полководцы» не пользовались авторитетом в войсках. Это были генералы «мирной армии», не способные к новаторству, инициативе и решительным действиям.

Русско-японская война полностью подтвердила негодность генералитета. Куропатки обвинял своих генералов в срыве ряда операций. Так, генерал Бильдерлинг во время сражения под Ляояном, имея в своем распоряжении значительные силы, не остановил обходного движения армии Куроки. Генерала Штакельберг Куропаткин обвинял за крайнюю нерешительность действий во время сентябрьского наступления, в результате хорошо задуманная операция провалилась. Генерал Каульбарс провалил Мукденскую операцию. Несмотря на неоднократные приказы и посланные ему многочисленные подкрепления, он упорно не переходил в наступление и подарил врагу два дня.

Давно прошла пора, когда генералы начинали службу солдатами, как Суворов. Когда петровская практика работала, русская армия была непобедима. Однако систему сломали. В результате генералитет заполнили подхалимы, приспособленцы, карьеристы, службисты, умеющие «красиво служить» в мирное время. Высшие посты заполонили сыновья, родственники генералов и аристократов, которые не нюхали пороха. Вырождение «элиты» Российской империи в полной мере затронуло и генералитет. Достаточно вспомнить внебрачного сына императора Александра II, «генерал-адмирала» Евгения Алексеева, который будучи участником т. н. безобразовской клики, в качестве главного начальника Квантунской области и императорского наместника на Дальнем Востоке, как никто другой, способствовал втягиванию России в противостояние с Японией. Алексеев в начале войны был назначен главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке и ответственен за провал начального периода войны.

Оперативное искусство опиралось на доктрину генерала Леера, который основывался на военном искусстве эпохи наполеоновских войн. Согласно концепции Леера существовали «вечные и неизменные» принципы военного искусства. Не было хорошо изучено военное искусство эпохи войн за воссоединение Германии. Только в 1907 году по указанию начальника Генштаба Палицына в Академии Генерального штаба начали изучать особенности военного искусства эпохи войн 1866 и 1870-1871 гг. Таким образом, диалектика Клаузевица была совершенно не отражена Леером. Кроме догматов наполеоновского искусства в среде высшего командного состава русской императорской армии, большую роль играли оборонительные тенденции, которые сочетались с признанием выгодности сосредоточения для действий по внутренним операционным направлениям. Генералы, кроме некоторых исключений, не изучили опыт англо-бурской войны и последней японо-китайской войн, которая стала для Японской империи репетицией русско-японской войны.


Евгений Иванович Алексеев ((1843—1917). С 1899 года Главный начальник и командующий войсками Квантунской области и морскими силами Тихого океана. С 1903 года — наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке. В связи с началом русско-японской войны был назначен главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке.

Продолжение следует…

Русско-японская война

Русско-японская война началась в феврале 1904 года (37-й год правления Мэйдзи) и длилась 18 месяцев, пока не завершилась в августе 1905 года (38-й год правления Мэйдзи) на Портсмутской мирной конференции. Япония решила разорвать дипломатические отношения и объявить войну России на внеочередной Имперской конференции 4 февраля 1904 года. 8 февраля вспыхнул вооруженный конфликт с российским флотом. 9 февраля вышел «Императорский указ об объявлении войны России». был выпущен, и Япония вступила в полномасштабную войну с Россией.Япония взяла верх в военном отношении, но начала истощать национальные ресурсы по мере того, как война затягивалась. С другой стороны, в России разразилась революция. Таким образом, обеим странам становилось все труднее продолжать войну. Именно тогда вмешался президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт. При его посредничестве была проведена Портсмутская мирная конференция. После месячных переговоров 5 сентября 1905 г. (38-й год правления Мэйдзи) был подписан российско-японский мирный договор, который ратифицирован 16 октября.Обмен ратификационными грамотами состоялся 25 ноября в Вашингтоне, округ Колумбия. «Императорский указ о мире с Россией» был провозглашением Императором заключения русско-японского мирного договора. Императорская подпись «Гёмэй» и императорская печать «Гёдзи» можно увидеть в конце документа. «Протокол Тайного совета о ратификации российско-японского мирного договора» включает отчет председателя Ито Хиробуми на заседании Совета, которое было созвано для рассмотрения этого вопроса в присутствии императора 4 октября 1905 г. год Мэйдзи).Отчет Ито ясно указывает на значение русско-японской войны и мышления японского правительства в то время. Ито Хиробуми обратился к Совету с просьбой рассмотреть дело по существу, принимая во внимание все аспекты войны с момента ее начала, а также оставшиеся возможности России и более широкую мировую среду. Он призвал членов Совета сделать собственные выводы и не увлекаться взглядами общественности или Палаты представителей. Ратификация договора была одобрена единогласно.

РОССИЯ: Совместный отчет. Русско-японская война. Совместный отчет майора Г. Х. Г. Моклера и …

РОССИЯ: Совместный отчет. Русско-японская война. Совместный отчет майора Г. Х. Г. Моклера и … | Национальный архив

Этот веб-сайт использует файлы cookie

Мы размещаем на вашем устройстве некоторые важные файлы cookie, чтобы этот веб-сайт работал.

Мы хотели бы использовать дополнительные файлы cookie, чтобы запомнить ваши настройки и понять, как вы используете наши услуги.

Эта информация поможет нам улучшить наш сайт.

Установить настройки файлов cookie
Детали FO 881 / 9495X
Артикул: FO 881 / 9495X
Описание:

РОССИЯ: Совместный отчет.Русско-японская война. Совместный доклад майора Г. Х. Г. Моклера и капитана Х. К. Холмана, приданных российским войскам. Части 1 и 2. (W.O.). Связано: Россия 32. Отсутствует на передаче

.
Дата: 1906 г.
Организатор: Национальный архив, Кью
Юридический статус: Публичные записи)
Статус закрытия: Открыть документ, открыть описание

Вы обнаружили ошибку в описании этого каталога? Сообщите нам

Добавить метку

Пользователи пометили эту запись значком. ..

Подпишитесь на список рассылки

Подпишитесь сейчас для получения регулярных новостей, обновлений и приоритетного бронирования мероприятий

Нижний колонтитул

Версия 7.15 — ноябрь 2021 г. — OffSite

Отчет полковника Акаши о его тайном сотрудничестве с русскими революционными партиями во время русско-японской войны.

364 Monumenta Nipponica, 44: 3

Темперамент и обучение хорошо подготовили Акаси к международным интригам. Родился

в семье воина в Фукуоке в 1864 году, он вырос проницательным студентом

Военной академии и Военно-штабного колледжа. Назначен в Генеральный штаб в 1889 году,

он совершил поездку по Германии, служил на Тайване и Индокитае во время китайско-японской войны,

наблюдал за испано-американской войной в Маниле, участвовал в переговорах о восстании боксеров

Поселение в Пекине и получил назначения в должности военного атташе

поочередно в Париже и Санкт-Петербурге. Когда в 1904 году разразилась русско-японская война, Акаси

двинулся в нейтральную Швецию и использовал Стокгольм в качестве базы для набегов на западную и

центральную Европу.

Акаши выступил с идеей задействовать ссыльных русских революционеров в качестве агентов

для разведки и инструментов для подрывной деятельности. Он установил связи с социалистами

революционеров, но, как убедительно показал Майкл Футрелл, не имел значительных контактов

с большевиками (см. Его «Полковник Акаси и контакты Японии с русскими

революционерами в 1904-1905 годах», в G.F. Hudson, ed., St Antony’s Papers, Far Eastern

Affairs, Number Four, Oxford U.P., 1967). Оказалось, что в основном он имел дело с

меньшинствами (финны, латыши, поляки, украинцы, евреи), многие из которых вынашивали сионистские планы. Используя гражданские фирмы в качестве прикрытия, Акаши передавал средства и оружие

различным группам для восстаний в России. Поначалу Генеральный штаб даже неохотно ослабил свои кошельки и выделил предприятию миллион йен (что эквивалентно сегодняшним 35 миллионам долларов)

.Хотя разговоры часто опережали действия и крупная партия оружия

оказалась в царском арсенале, усилия Акаши не остались без результата. Санкт-Петербург

действительно сохранил мощные армейские подразделения в европейской части России для борьбы с внутренними беспорядками. До

, насколько Акаши способствовал такому положению вещей, остается только предположением. Ито

Хиробуми, например, сказал полковнику: «Он выполнял работу десяти дивизий».

Полученный домой после Портсмутской конференции, Акаши завершил отчет о своих

действиях во время войны в начале 1906 года.Примерно в 1938 году официальный представитель министерства иностранных дел

назвал отчет «Ракка Рюсуи», буквально «падающие цветы и текущая вода», фраза

, которая, как говорят, впервые появилась в стихотворении китайского чиновника Као Пина, который различал:

сам себя подавил восстание в Аннаме и пронзил двух орлов единственной древкой

перед своей казнью в 887 г. с небольшими отличиями сохранились

.Этот английский перевод, хотя и выборочный, тем не менее, более полный

, чем версии, ранее опубликованные на японском языке.

Перевод и аннотирование Инабы Чихару, текст Ракка Рюисуи состоит из

всего тридцати печатных страниц. Вокруг этого ядра Инаба накрывает пояснительное введение,

— обзор карьеры Акаши, приложение к соответствующим японским дипломатическим телеграммам и

— эссе «Политика подрывной деятельности». Основная часть (82 страницы) тома — это обзор

Антти Куяла конференций русских революционеров и оппозиционеров в изгнании

в 1904–1905 годах.Куяла прилагает копии корреспонденции Акаши из финских и

шведских хранилищ. Олави К. Фальт завершает книгу обзором

японского сотрудничества и Советской России в период с 1917 по 1944 год. новые взгляды на слияние

современной истории России, Финляндии и Японии. Только иллюстрации оправдывают прочтение,

особенно фото бывшего революционного террориста Э. В. Азеф беззаветно наслаждается-

На пляже Остенде с подругой в 1909 году, вскоре после того, как его разоблачили

Этот контент загружен с 128.171.57.189 в среду, 11 июля 2018 г. 21:25:10 UTC

Все используют при условии http://about.jstor.org/terms

Международный симпозиум столетия по русско-японской войне и Портсмутскому мирному договору

В год столетия Русско-японской войны эта конференция направлена ​​на переосмысление значения этого важного события в истории России и Японии с различных точек зрения.Русско-японская война была важна не только для непосредственно участвовавших в ней государств, Японии и России, но и для других международных вопросов: полем битвы были Корея и Северо-Восточный Китай (Маньчжурия), но западные великие державы были за кулисами, и результат был на руку. как стимул для национальных движений в Азии. Исследования, проведенные до сих пор с точки зрения Кореи и Китая, пока недостаточны. Кроме того, недостаточно внимания уделяется исследованиям в области экономики, общественной информации и литературы.

English-Japanese Simultaneous Interpretation available


Publication: Nichirosenso kenkyu no shin shiten, ed. Nichirosenso kenkyukai, (Yokohama: Seibunsha, 2005). New Perspectives of the Russo-Japanese War: Centenary Symposium in Nichinan City in May 2005, ed. Russo-Japanese War Association, (will be published in 2006 as a report of the symposium, in Japanese and English)
Organization:
Russo-Japanese War Association / Komura Jutaro Association / German Institute for Japanese Studies
Office of the Russo-Japanese War Association: Professor Inaba Chiharu, Faculty of Urban Science, Meijo University, Nijigaoka 4-3-3, Kani-shi, Gifu, 509-0261 JAPAN
Tel: 0574-69-0100   Fax:0574-69-0155  

Sponsors: Nichinan City, Miyazaki Prefecture, Ministry of Foreign Affairs, Japan Society for the Promotion of Science, Russian Embassy, Teikyo University, Suntory Foundation, Kyodo News Service, Miyazaki Nichinichi Shinbun, Asahi shinbun, Mainichi shinbun, Yomiuri shinbun Seibu honsha, Nihon keizai shinbun, Nishinihon shinbun, Jiji News Service, NHK Miyazaki Broadcasting Station, MRT Miyazaki Broadcasting, UMK TV Miyazaki, BTV Cable TV.

Совместное мероприятие: выставка к столетию русско-японской войны (в рамках «Года Германии в Японии»)
«Европейские взгляды на русско-японскую войну: литографии, открытки и нисики»
Организовано Немецким институтом японоведов и Русско-японская военная ассоциация
Дата и место: 18 мая — 5 июня 2005 г., резиденция Мацуо-но-мару, Замок Оби, город Ничинан
Спонсоры: Посольство Германии, Фонд Сантори
Сотрудничество: Bilderbogen Galerie Neuruppin, Центральная библиотека префектуры Сидзуока

Принцесса, изменившая военную медицину

Но Гедройц не был королевским подхалимом.Сообщается, что однажды она столкнула доверенное лицо императрицы Григория Распутина в коридор, когда он отказался уходить с ее пути. К 1917 году революция угрожала самому существованию русской королевской семьи, и Гедройц ушел, чтобы снова работать хирургом в Первой мировой войне. Однако она сама была ранена и в конце концов оказалась в Киеве.

Там Гедройц был нанят преподавать педиатрическую хирургию и в конце концов стал профессором.

Но медицина была не единственным ее занятием.Она стала поэтом, опубликовав многотомную книгу. В Киеве ее неординарность отметили местные жители. Гедройц была известна своей мужской одеждой, низким голосом и близкими отношениями с женщинами. Многие считают, что она была геем.

В 2007 году в журнале «Клиническая и следственная медицина» появилась статья, в которой сетовал на тот факт, что мир, кажется, забыл о Гедройце. Она является классическим примером того, как могут быть потеряны знания и опыт, явно приносящие пользу другим. Отчасти из-за явных обстоятельств, но также, возможно, потому, что общество предпочитает чаще обращать внимание на одни типы людей, а не на других.

«В наши дни мы чествуем много людей, но мы забыли об этой невероятно образованной и очень интересной женщине», — говорит Уилсон.

Шансы были против нее, говорит его друг и коллега Мелани Стэплтон.

«Она была связана с королевской семьей, она была женщиной, она определенно нарушала социальные нормы — она ​​публиковалась на русском языке. Любая из этих вещей удержала бы ее », — объясняет она.

«Все они вместе действительно помешали ей получить признание.»

Вера Гедроиц умерла в 1932 году и похоронена в Киеве. Согласно одному источнику, за ее могилой в течение многих лет ухаживал архиепископ, с которым она лечила, когда он был молодым человеком. Когда он умер, он решил, что его похоронят рядом с ней.

Мне жаль, что увлекательная история жизни Гедройца не получила более широкой известности. Первая мысль Стэплтона, открывающая для себя необыкновенную историю Гедройта, все еще кажется совершенно уместной: разве не должен быть фильм обо всем этом?

В ходе исследования этой статьи BBC Future обнаружило недостаток информации о Gedroits в Интернете и в английских библиотеках.Если кто-либо из русскоговорящих сможет предоставить доступ к русскоязычным источникам в бумажной версии, мы были бы очень благодарны.

Присоединяйтесь к

0+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter или Instagram .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.