Диалог государства платон: Купить книгу «Диалоги. Государство», Платон

Книга «Диалоги. Алкивиад I. Горгий. Федон. Пир. Федр. Государство» Платон

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии.
      Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература.
      Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Платон

Издательство:
Азбука; Азбука-Аттикус
Год издания:
2021
Место издания:
СПб
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
древнегреческий
Перевод:
Егунов А. ; Карпов В.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
60х90 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
215x145x35
Вес:
820 гр.
Страниц:
800
Тираж:
4000 экз.
Код товара:
1083885
Артикул:
А0000022279
ISBN:
978-5-389-19884-5
В продаже с:
22. 09.2021

Дополнительная информация

Аннотация к книге «Диалоги. Алкивиад I. Горгий. Федон. Пир. Федр. Государство» Платон:
Платон — великий древнегреческий философ, чьи идеи оказали огромное влияние на формирование человеческого духа и культуру человеческой мысли последующих столетий. Именно с него, ученика Сократа и учителя Аристотеля, начинается формирование научного мышления в строгом смысле этого слова. Но Платон всегда рассматривался и как авторитетный мистик, пытавшийся донести до людей знание о чистом бытии и Благе. В настоящем издании читателю предлагаются избранные диалоги Платона — «Алкивиад I», «Горгий», «Федон», «Пир», «Федр», в которых рассматриваются три большие темы: природа философского знания, этическая доктрина в связи с доказательствами бессмертия души и любовь как сила, обращающая личность к познанию и делающая ее богоподобной. В знаменитом диалоге «Государство» философ попытался охватить главнейшие вопросы человеческого бытия. Диалог открывается попытками определить понятие справедливости, затем мыслитель рассматривает шесть форм государственного правления — монархию, аристократию, тимократию, олигархию, демократию и тиранию — и наконец переходит к описанию идеального государства, управляемого философами, «так как только мудрые могут нести заботу о правильном образе жизни всех граждан». Читать дальше…

Иллюстрации

Рекомендуем посмотреть

Платон

Государство

241 ₽

290 ₽ в магазине

Купить

Платон

Диалоги. Апология Сократа

232 ₽

280 ₽ в магазине

Купить

Платон

Диалоги

988 ₽

1 190 ₽ в магазине

Купить

Платон

Диалоги об Атлантиде

241 ₽

290 ₽ в магазине

Купить

Платон

Государство

208 ₽

270 ₽ в магазине

Купить

Монтень М.

Опыты

1 180 ₽

1 360 ₽ в магазине

Купить

Шопенгауэр А.

Мир как воля и представление. Мысли. Афоризмы житейской мудрости

729 ₽

850 ₽ в магазине

Купить

Аврелий М. А., Эпиктет, Сенека

О счастливой жизни

729 ₽

850 ₽ в магазине

Купить

Толстой Л. Н.

Исповедь. О жизни. Что такое искусство?

610 ₽

720 ₽ в магазине

Купить

Кант И.

Критика чистого разума. Критика практического разума. Критика способности суждения

835 ₽

980 ₽ в магазине

Купить

Аристотель

Политика

208 ₽

250 ₽ в магазине

Купить

Гете И. В.

Учение о цвете

199 ₽

240 ₽ в магазине

Купить

Кант И.

Критика практического разума

199 ₽

240 ₽ в магазине

Купить

Ницше Ф. В.

Так говорил Заратустра

157 ₽

200 ₽ в магазине

Купить

Шопенгауэр А.

Искусство побеждать в спорах. Мысли

191 ₽

230 ₽ в магазине

Купить

Марк Аврелий Антонин

Наедине с собой. Размышления

157 ₽

200 ₽ в магазине

Купить

Бердяев Н. А.

Самопознание: Опыт философской автобиографии

189 ₽

240 ₽ в магазине

Купить

Чаадаев П. Я.

Философические письма

165 ₽

210 ₽ в магазине

Купить

Кант И.

Критика чистого разума

232 ₽

300 ₽ в магазине

Купить

Дао дэ цзин

157 ₽

200 ₽ в магазине

Купить

Загрузить еще

Диалоги.

Государство

В наличии 3 шт.

В корзину

Условия доставки

Автор Платон
Издательство Азбука
Год издания 2021
Переплет Твёрдый
Страниц 800
Формат 140х210 мм
Язык Русский
Переводчик Карпов В. , Егунов А.
ISBN 978-5-389-19884-5
Серия Non-Fiction. Большие книги
Артикул 1142172

  • О книге
  • Об издательстве

Платон — великий древнегреческий философ, чьи идеи оказали огромное влияние на формирование человеческого духа и культуру человеческой мысли последующих столетий. Именно с него, ученика Сократа и учителя Аристотеля, начинается формирование научного мышления в строгом смысле этого слова. Но Платон всегда рассматривался и как авторитетный мистик, пытавшийся донести до людей знание о чистом бытии и Благе. В настоящем издании читателю предлагаются избранные диалоги Платона — «Алкивиад I», «Горгий», «Федон», «Пир», «Федр», в которых рассматриваются три большие темы: природа философского знания, этическая доктрина в связи с доказательствами бессмертия души и любовь как сила, обращающая личность к познанию и делающая ее богоподобной. В знаменитом диалоге «Государство» философ попытался охватить главнейшие вопросы человеческого бытия. Диалог открывается попытками определить понятие справедливости, затем мыслитель рассматривает шесть форм государственного правления — монархию, аристократию, тимократию, олигархию, демократию и тиранию — и наконец переходит к описанию идеального государства, управляемого философами, «так как только мудрые могут нести заботу о правильном образе жизни всех граждан».

Краткая история «Азбуки-Аттикус»

Представьте, что подходите вы к книжному прилавку. Представьте, что делаете это в первый раз (да, все бывает впервые). И вот на вас набрасываются пока еще непонятные вам названия-имена-регалии, от золотых тиснений и блёрбов кружится голова… Однако вас привлекает внешний вид этих небольших томиков – некоторые из них в такой приятной матовой суперобложке, некоторые, построже и побольше, с красивыми иллюстрациями. И уже хочется взять что-нибудь! Полистать, заглянуть за манящий внешний фасад. И вот где начинается настоящее приключение, потому что содержащееся там уж точно не разочарует. А все почему? Потому что издания «Азбуки-Аттикус», а речь, как вы поняли, как раз о них, – это безупречная подборка произведений классической и современной литературы, для читателей от мала до велика, от авторов из ближних нам мест и из далеких пространств, путь к которым помогут сократить страницы этих книг.

В 1995 году в Санкт-Петербурге выходцами из легендарного издательства «Северо-Запад» была основана «Азбука», украсившая смутные 90-е фэнтезийной литературой (серии «Русское фэнтези» и «Перумовская серия»). Уже в 2000-е издательство перебросило книжные силы на классику художественной литературы, став одним из основных игроков в этом сегменте, ежегодно запуская все новые и новые серии и печатая огромные тиражи. Примерно в это же время оформились основные направления издательской деятельности: классическая литература (русская и зарубежная), переводы важнейших произведений современных авторов, детская литература и труды по истории искусства. Издательские приоритеты отразились даже в названии: с середины 2000-х вся продукция издательства выходила под брендом «Азбука-Классика». В 2008 году несколько книжных тропинок нашей страны слились воедино: произошло объединение «Азбуки» и издательской группы «Аттикус-Паблишинг», так появилась издательская группа «Азбука-Аттикус». Это привело к дальнейшему увеличению издательских серий и тиражей, на полках книжных магазинов появились книги новых авторов, определивших образ современного книжного рынка.

Четыре кита «Азбуки-Аттикус»

После создания «Азбуки-Аттикус» в 2008 году структура издательства насчитывает сразу четыре отделения, концентрирующих свое внимание на различных сферах:

  • «Иностранка» – качественно и оперативно издает популярных зарубежных авторов – среди них, например, Дж. К. Роулинг и Ю Несбе, Томас Пинчон и Ирвин Уэлш, А. С. Байетт и Орхан Памук. Конечно, есть и классика: беспрецедентным читательским доверием пользуется серия «Большие книги». «Иностранка» славится лучшими переводами и роскошными обложками.
  • «Азбука» – издает всем известную серию «Азбука-классика» (знаменитые зеленые корешки!), которая прельщает читателей уже более двадцати лет. В этом издательстве выходят произведения Джеймса Джойса и Хорхе Луиса Борхеса, Юкио Мисимы и Милорада Павича, Сергея Довлатова, Иосифа Бродского и многих других. Не обходит вниманием «Азбука» и детские книги (за которые вообще-то в этом издательском содружестве отвечает «Махаон»), главные хиты – серия про «Муми-троллей» Туве Янссон, вся Астрид Линдгрен и «Медвежонок Паддингтон» Майкла Бонда.
  • «КоЛибри» – выпускает самый разноплановый актуальный нонфикшн. Это и россыпь биографий (от Шекспира до Черчилля), и литературоведчески-фольклористские жемчужины Владимира Проппа, и кулинарные книги Гордона Рамзи, и социологические работы Нассима Талеба, книги по истории, музыке и кино, о животных, путешествиях и многом другом.
  • «Махаон» – фокусируется на детской литературе, причем охват возрастных групп очень широкий – от совсем маленьких до тех, кто уже заканчивает школу. Издаются как и давно известные книги, считающиеся классикой детской литературы, так и совсем новые произведения. Немало внимания в «Махаоне» уделяют оформлению книг – ведь детям важно не просто читать интересную историю, но и разглядывать иллюстрации к ней, погружаясь в уникальный мир безудержного воображения.

За что «Азбуку-Аттикус» любим мы

Наши глаза и души неизменно радуются при виде «азбучных» изданий: будь то сборники рассказов Хорхе Луиса Борхеса или нуарные детективы Рэймонда Чандлера, эти литературные буйства всегда блестяще оформлены. Завлекательные обложки смотрят с книжных полок, взывая к знакомству с ними, с авторами и сюжетами, только лишь ждущими, когда их откроют. Неудивительно, что в нашем инстаграме книги издательства – частые гости.

Подписка на рассылку

Раз в месяц будем присылать вам обзоры книг, промокоды и всякие-разные новости

Часть 1/2 – Амита Басу

Жак Луи Давид *Смерть Сократа. [Источник изображения: https://en. wikipedia.org/wiki/Trial_of_Socrates]

Схема первой части:
Чтение Платона как легковесной литературы
Примечание о гендерных местоимениях
Сократ — персонаж
Диалоги — это действительно диалоги?
Диалектический стиль Сократа: характеристики, плюсы и минусы
Рассуждения от идеала

На этой неделе я закончил читать самый известный диалог Платона, Республика . Это восьмой «Платонический диалог», который я прочитал. Это заняло у меня некоторое время, чтобы прочитать. Не из-за фактического времени чтения, а из-за того, что помешали другие вещи. И я позволил им. Потому что, хотя «Диалог» в конечном счете объединен от начала до конца одной темой, он часто отходит от нее, причем для длинных трактатов, отчего при чтении он кажется бессвязным. Закончив его, я вижу актуальность этих касательных к центральной теме. Я искренне рекомендую The Republic любому непрофессиональному читателю, интересующемуся философией, добродетелью и хорошей жизнью, классической греческой мыслью или политической психологией.

Сократ против Платона

Сократ не записывал свою собственную философию, поэтому большая часть того, что мы знаем о его мышлении, исходит к нам от трех авторов: Аристофана, Ксенофонта и Платона. Аристофан высмеивает Сократа, да и вообще всех философов, в своем комическом шедевре « облаков » (дебют 423 г. до н. э.). Аристофан беспощадно бичевал Сократа как ярого атеиста, подтачивающего и развращающего влияние на молодежь и болтливого мошенника.

В стороне: Облака , возможно, два десятилетия спустя Сократ был приговорен к смерти, но Аристофан — блестящий драматург, актуальный и свежий сегодня. Он мой любимый драматург-комик. Его эффекты просты и крепки; и его участие в политике своего времени настолько интенсивное и энергичное, что парадоксальным образом делает его вневременным. Кроме Облаков рекомендую Лягушек (Геркулес посещает подземный мир), Птиц (олимпийские боги оказываются птицами) и Лисистрата (женщины объединяются и применяют протофеминистскую уловку, чтобы заставить мужчин перестать идти на войну).

Двумя другими нашими источниками мысли Сократа являются Ксенофонт, который не был философом; и Платон, который был.

Существует целый пласт литературы, исследующей жизнь и взгляды Сократа и пытающейся отделить взгляды Сократа, особенно от взглядов Платона, нашего главного источника. Это не моя забота. Когда я говорю о «Сократе», я имею в виду «Сократа, изображенного в «Диалогах Платона».

[Источник изображения: https://images.slideplayer.com/25/8025208/slides/slide_5.jpg]

Чтение Платона как световой литературы

Бар Аристотеля Политика , Платон — единственная философия, которую я когда-либо изучал читать. Я познакомился с Платоном три года назад, потому что всю жизнь увлекался всем греческим и надеялся получить какой-нибудь практический жизненный совет. Я продолжал читать Платона, потому что это отличная легкая литература.

На 293 страницах с двумя колонками, The Republic длинный, но в высшей степени читабельный. Вот почему «Диалоги Платона» работают как легкая литература:

1.         Жаргон отсутствует. Когда Сократ использует жаргон, он изобретает свой собственный и объясняет его по ходу дела. В Книге VIII « Республика » Сократ развивает иерархию типов государства. Он обнаруживает, что ему нужно придумать имя для одного из пяти, и называет его «тимократия» — простое производное от τιμή (честь) и κράτος (государство), чтобы указать: «правление достойными». знание философии или политики.

2.         Формат диалога разбивает длинные пассажи . У этого формата есть проблема, о которой мы поговорим в конце этого поста. Но диалогическое разбиение текста определенно облегчает обработку и критику идей. В лучшем случае «Диалоги» представляют собой страстные дебаты между персонажами, личности которых мы начинаем очерчивать только по их словам — о чем они спорят, какую риторическую тактику используют и какие утверждения других подвергают сомнению. Некоторые отрывки из «Диалогов» читаются как пьесы — к их чести.

3.         Обсуждаемые темы представляют всеобщий практический интерес . Что такое справедливость? Как мы живем хорошей жизнью? Что такое идеальное государство и возможно ли оно? Кто лучше всего подходит для управления? Должны ли мужчины и женщины делить обязанности в личной и общественной жизни? В других «Диалогах» рассматриваются не менее увлекательные вопросы: что такое любовь? ( Симпозиум ; Федр ) Как возник мир и как он достиг нынешнего состояния? ( Критий ; Тимей .) Отражают ли названия вещей их сущность? ( Cratylus , Диалог, который вдохновил меня осуществить одну из моих детских мечтаний. Учи греческий.)

4.         Язык часто бывает красивым . У Платона есть отрывки риторического красноречия или лирической красоты. В «Республике» спор Сократа с Фрасимахом о наградах за праведную жизнь красноречив и столь же страстен, как и всегда бывает у уравновешенного и умеренного Сократа.

5.         Поразительные метафоры, часто раскрывающие глубокое понимание человеческого поведения . Это Республика , которая содержит знаменитую расширенную метафору или тщеславие людей, запертых в пещере: видящих при свете лампы только тени объектов, движущихся снаружи. Метафора того факта, что мы всегда воспринимаем мир только косвенно: через изображения на нашей сетчатке или через схему нейронной стимуляции наших улиток, которая затем транслируется нашим мозгом. Тщеславие человека в пещере славится не только своей красотой, но и тем, что оно предвосхищает современные знания о восприятии на границе между нашими чувствами и внешней реальностью.

Обратите внимание, что, хотя многие выдумки Платона сохраняют свою красоту, это — исключение с точки зрения научной точности. Многие из тщеславий и заявлений Сократа не поддерживаются современной когнитивной наукой. Мы рассмотрим это во второй части этого поста на следующей неделе.

6.         Мифы, анекдоты и цитаты из эпических и трагических поэтов составляют основу «Диалогов» в греческой культуре и оживляют чтение непрофессионалов . Книга X из Республика повествует анекдот о душе мертвеца, спускающейся в Аид и делающей выбор своей следующей жизни. Он наблюдает, как герои, только что умершие, выбирают столь же высокие жребия для своей следующей жизни. Он сам выбирает долю смиренного человека, и его хвалят за хороший выбор. Точка зрения Сократа состоит в том, что хорошая, справедливая жизнь возможна независимо от того, какое положение занимает человек. Анекдот хорошо иллюстрирует его мораль, хотя и несколько многословно. На протяжении «Диалогов» Сократ и другие цитируют более короткие отрывки из Гомера и Гесиода, трагических поэтов и других философов, чтобы доказать свою точку зрения.

7.         Мои переводы «Диалогов» Бенджамина Джоуэтта выполнены бегло и с вниманием к лингвистическим нюансам . Они открываются отличным введением переводчика, в котором резюме сочетается с краткой (и восхищенной) контекстуальной критикой. (Все файлы Project Gutenberg, ссылки на которые приведены выше, являются переводами Бенджамина Джоветта. )

Примечание о родовых местоимениях

Бенджамин Джоуэтт жил в 1817–1893 годах. Как и большая часть западной литературы до конца 20-го 90-го 113-го века в этих переводах говорится только о «мужчине», а не о «женщине». По крайней мере, в этом Диалоге эта языковая привычка противоречит содержанию. Говоря о справедливости и об идеальном государстве, Сократ имеет в виду всех граждан, мужчин и женщин, всех свободных взрослых греков. Он подробно устанавливает это при настройке механики своего идеального состояния (см. часть № 2). Когда вы читаете «мужчина» или «он», это часто является викторианским сексистским переводом «Диалога», чей феминизм на столетия опередил свое время.

Является ли сам Платон сексистом в некоторых своих диалогах? Я посмотрю оригиналы, чтобы увидеть, использует ли он άντροι, а не άνθρωποι. Все ли персонажи диалогов мужского пола? Да. Но в «Республике », по крайней мере, независимо от языковых форм Платона или Джоуэтта, смысл Платона ясен: обсуждая человека, он имеет в виду мужчин и женщин.

*Афинская школа Рафаэля*. Старик в центре — Платон, ученик Сократа, ныне преподающий Аристотеля.

Сократ Персонаж

Я читаю «Диалоги» прежде всего для развлечения: любые философские или практические выводы, как я понял, случайны. Я часто читал утверждение, что «вся западная философия — это серия сносок к Платону». Я надеюсь, что это неправда: как неспециалист, я не нашел ничего поразительного или хотя бы эмпирически достоверного в философии Платона как . Несколько полезных советов, как прожить свою жизнь, о которых я расскажу во второй части. Возможно, я пристрастен — Сократ/Платон породил многие ключевые понятия, которые в западной мысли стали настолько банальными, что стали невидимыми: неспециалисту трудно оценить истинную ценность «Диалогов». Тем не менее, как неспециалисту, читающему Платона для развлечения, одним важным элементом моего удовольствия является характер Сократа.

Платон был примерно на 45 лет моложе Сократа, поэтому он знал его только как старика (хотя некоторые из «Диалогов» явно анахроничны, объединяя персонажей, которые никогда не могли встретиться друг с другом). Платоновский Сократ — милый старик. Кажется, им движет любовь к разговорам и, в конечном счете, поиск истины. Он рассуждает на серьезные темы неустанно, но доступно – без снобизма и мракобесного жаргона. За исключением странного Диалога, в котором не делается никаких выводов, победу одерживает точка зрения Сократа. Но в каждом Диалоге Сократ, скромно говоря, равноправный участник.

Действительно ли Сократом движет только поиск истины? Мы обсудим это в конце этого поста.

В Книге VII книги Республика , когда Сократ прописывает курс обучения классу философов-королей своего идеального государства, он предостерегает от опасностей введения диалектики в юных студентов. «Ибо… молодые люди, привыкшие к аргументации, получают удовольствие от того, что разносят на куски все, что они слышат, просто ради удовольствия разрушать — как щенки разрывают на куски все, до чего они могут дотянуться зубами». Трудно обвинить Сократа в том же пороке.

Когда я начал читать «Диалоги», меня раздражал риторический стиль Сократа. По структурным причинам каждый диалог начинается с серии трактатов, в которых Сократ разрушает точку зрения сначала одного собеседника, а затем другого. «Легко разрушить точку зрения другого человека», — подумал я, вспомнив некоторых людей, которых я знаю в реальной жизни, которые подрабатывают щенком, раздирая на куски чужие взгляды, против которых предостерегает сам Сократ. Но вот его искупление, и вот чем Сократ отличается от моих реальных друзей-спорщиков: в каждом Диалоге, расчистив землю, снося чужие дома, Сократ приступает к строительству и укреплению своего собственного дома: его собственное видение предмета. . И – хотя у меня большие проблемы с его рассуждениями – он строит дом добротно и пропорционально: его взгляд имеет на своей стороне практический смысл.

Сократ без иронии обращается к своим собеседникам как к своим друзьям и, кажется, действительно заинтересован в понимании их взглядов — еще одна черта, которая вызывает у читателя симпатию к нему. В начале года появляется Республика Фрасимах: софист, злобный и презрительный, явно предназначенный для того, чтобы его не любили. Фрасимах начинает с того, что полагает, что он прав, не желает выслушивать любую точку зрения, кроме своей собственной, требует платы за свою будущую мудрость, приводит доводы в пользу убеждений, которых он, вероятно, не придерживается, и предается ad hominem атак. Позиция Фрасимаха «выиграть спор любой ценой», напротив, подчеркивает собственную позицию Сократа. Сократа интересует не победа, а поиск истины.

Платоновский облагороженный, идеализированный Сократ? Возможно. Но это то, что у нас есть, вот что мы будем оценивать.

Платоновский Сократ вовсе не тот атеист, которого ожесточает Аристофан. Возможно, это было мотивированное решение: Платон начал писать свои «Диалоги» в 399 году, когда Сократа приговорили к смерти. В «Диалогах» Сократ посещает празднества, участвует в жертвоприношениях, возвращается из храма, взывает к благословениям муз на дебатах, обильно и неиронично цитирует стихи и гимны о богах. Он просто еще один афинянин, чье призвание — найти правду о больших вещах.

Франсуа-Андре Висен *Алкивиада учит Сократ*. Алкивиад стал государственным деятелем.

Действительно ли диалогов диалоги?

В каждом диалоге Платона Сократ разговаривает с одним или несколькими мужчинами. Но диалог в «Диалогах» часто номинальный. Основное содержание — взгляды Сократа. Когда другие персонажи говорят, они просто готовят сцену. Они представляют общие взгляды на предмет, которые Сократ должен разрушить, прежде чем он установит свои собственные. Как только почва расчищена и Сократ выходит на сцену, его собеседники превращаются в подхалимов.

Республика начинается с энергичного обсуждения Сократом Фрасимаха, затем Главкона и Адейманта. С каждым из этих собеседников разбираются довольно быстро; и после этого либо снова впадает в угрюмое молчание (Фрасимах, вспыльчивый софист), либо подпевает (Адеймант и Главкон), которые разбивают куски текста, соглашаясь с периодическим сократовским «… не так ли?» В большинстве «Республики » и некоторых других «Диалогах» мы слышим только взгляды Сократа. Его собеседники в основном служат для воплощения и устранения других взглядов; а затем замедлять Сократа в трудных моментах его речи и просить разъяснений.

Примечание: это не всегда так. Симпозиум представляет взгляды нескольких спикеров на любовь, некоторые из них столь же убедительны, как взгляды Сократа.

Диалектический стиль Сократа: характеристики, плюсы и минусы

Действительно ли Сократом движет только поиск истины? Я не уверен.

В Республика и в других местах Сократ любит искренне говорить: «Я не знаю». Когда его допрашивают на какую-то тему, он иногда говорит: «Я не знаю, но, может быть, мы с вами вместе узнаем правду». В других случаях он говорит: «Я не знаю, и я очень хочу учиться у вас». В обоих случаях Сократ приступает к тому, чтобы либо разрушить аргумент своего собеседника, либо выстроить свой собственный аргумент шаг за шагом в такой гладкой и направленной логической последовательности, что он должен был знать свое предназначение, прежде чем он сделал первый шаг. Поэтому утверждение Сократа «я не знаю» часто воспринимается как ложное смирение — или, что еще хуже, как способ обезоружить своих собеседников, заставив их согласиться с первыми несколькими, безобидными на вид звеньями в его цепочке рассуждений — так, чтобы они вынуждены согласиться с выводами этой цепочки. И действительно, время от времени собеседник, которого сократовская дорожка привела к заключению, против которого он первоначально решительно возражал, возражает. «Вы завели меня куда-то не туда, — говорит он в замешательстве, — хотя я не могу точно указать, где именно».

Спорный стиль рассуждений Сократа ставит под сомнение искренность его заявлений о невежестве, но также делает чтение «Диалогов» более увлекательным. Вы можете допросить его и разорвать ложные звенья в его логической цепочке, чего часто не могут сделать его собеседники.

Исследования показывают, что при анализе аргументов нам легко подвергнуть сомнению предпосылки и вывод аргумента, т. е. «Ваши аксиомы ошибочны» или «Этот вывод явно противоречит фактам», но труднее подвергнуть сомнению логику который связывает предпосылку с заключением. Эта слабость явно характеризует противников Сократа, и Сократ, похоже, этим пользуется. Умышленно? Я не знаю. Я начал с того, что мне не понравилось то, что я считал двуличным притворством Сократа в простодушии. Теперь мне нравится характер Сократа. И хотя его рассуждения продолжают озадачивать меня, я в целом одобряю его взгляды. Итак, я не могу решить, является ли его заявление о невежестве преднамеренной тактикой, чтобы выиграть спор, или же факторы, определяющие точку зрения Сократа на обоснованность аргумента (например, его онтология), законно отличаются от наших.

Рассуждения Сократа часто кажутся мне ошибочными, но несомненно, что они гениальны. В Книге I книги «Республика » Сократ «доказывает», что правосудие бесполезно. (Только для этой части аргумента. Позже он будет утверждать, что справедливость — главная человеческая добродетель.) Собеседник Сократа утверждал, что на любую работу справедливый человек — лучший кандидат. Кто лучший банкир? Справедливый человек. Лучший деловой партнер? То же. Сократ доказывает его неправоту следующим образом:

Сократ спрашивает: «Кто лучше всех управляет кораблем?» Пилот, отвечает его собеседник. — Чтобы выращивать урожай? Фермер. Есть целая страница похожих вопросов и их ожидаемых ответов; для разнообразия Сократ оживляет свои вопросы, описывая задачи, которые необходимо выполнить. Затем Сократ заключает, что лучший человек, который может что-либо сделать, — это просто человек, который является экспертом в этой задаче. Следовательно, справедливый человек полезен только тогда, когда нужно сохранить какое-то имущество, а не тогда, когда нужно продуктивно использовать какое-то орудие. Ergo: правосудие бесполезно, когда нужно сделать что-то полезное.

Главный недостаток этого аргумента очевиден: быть «справедливым человеком» не означает быть «хорошим фермером» или «хорошим бизнесменом». Если опытный фермер не является также и справедливым человеком, он может использовать сомнительные методы для увеличения своего урожая. Имея выбор между покупкой у справедливого или несправедливого фермера, мы выбираем справедливого. Но собеседник Сократа не выдвигает этого возражения и неохотно соглашается с сомнительным выводом: что «справедливость бесполезна». Этот недостаток диалектики, по-видимому, происходит из онтологии: общей онтологии, которую разделяют Сократ и его собеседники. Позволить Сократу добросовестно привести такие аргументы и не дать его собеседникам оспорить их.

Но самая большая проблема диалектического стиля Сократа в «Диалогах» — это то, что я называю «рассуждением от идеала».

Франк Кавич *Сократ, ученик и Диотима.*

Рассуждения от идеала

Сократ поклоняется Идеалу. Он считает, что Идеал имеет абсолютное, неизменное существование. Есть один совершенный Человек. Одно идеальное состояние. И Идеал обязательно должен быть Единым: это он «доказывает» в другом Диалоге, Critias . Идеал существует так же реально, как и материал. На самом деле более реальным: поскольку Идеальное существует в сфере Интеллектуального, а материальное — в низшей, менее привилегированной сфере Физического. Выстраивание вещей в иерархии — еще одно любимое занятие Сократа: стремление, которое естественным образом вытекает из разделения на идеальное и реальное.

Давайте ненадолго заглянем в Critias для примера «рассуждений от идеального к эмпирическому». Здесь Сократ доказывает одновременно две вещи: что есть один мир и что этот единственный мир совершенен. Как он это доказывает? Вот звенья в цепи рассуждений Сократа: (1) Кто создал мир? Бог. (2) Совершенен ли мир? Бог совершенен, так что да, он, должно быть, сделал мир совершенным. Так он и сделал. Так что, это. (3) Это мир, в котором мы живем, и это совершенный мир Бога. (4) Создав один совершенный мир, будет ли бог создавать другой? Нет, конечно нет. Ибо совершенный мир не нуждается в партнере или дубликате. Ибо если бы был второй или третий мир, они были бы несовершенны. Почему? Из-за совершенного может быть только одно: и этот единственный совершенный мир есть этот мир. КЭД. Мы знаем, что есть только один мир, потому что этот мир совершенен. И мы знаем, что этот мир должен быть совершенным, поскольку существует только один мир.

Это рассуждения от идеала. Используя свои представления о [что должно быть], чтобы сделать выводы о [что должно быть верно эмпирически].

Современная параллель такого кругового рассуждения существует в перекрестных помехах между наукой и этикой. Эти перекрестные помехи имеют огромное значение для принятия решений, начиная от прав на аборт и заканчивая преследованием религиозных/этнических/сексуальных меньшинств и тем, как мы обращаемся с нашими ближайшими нечеловеческими родственниками. Если я законодатель, решающий, должен ли аборт быть законным и до какой недели, должен ли я принимать во внимание исследования развития плода, которые показывают, когда развиваются различные системы, включая ноцицепцию? Абсолютно. Но будет ли когда-нибудь достаточно научных фактов, чтобы однозначно решить дилемму об этике абортов ? Нет. Наука и этика могут и должны информировать друг друга, но это отдельные области. Их первые принципы, их цели, их методы рассуждения различны. Многие из нас хотели бы верить, что все люди обладают одинаковыми способностями — что «мы все одарены». Был бы мир лучше, если бы это было правдой? Возможно. Означает ли этическая предпочтительность гипотетического мира равных способностей, что мы живем в мире равных способностей? Нет. Является ли демократия ценным идеалом, к которому нужно стремиться? Да. Но демократия означает создание равных возможностей для всех и одинаковое отношение ко всем перед законом. Демократия не означает веру в то, что все одинаковы. Это определенно не означает использование ваших представлений об идеальном мире для подавления научных исследований и нашей уверенности в фактах.

Как наука и этика не могут напрямую решать проблемы друг друга, так и рассуждения, исходящие из идеала, не могут определять эмпирические факты. Установление эмпирических фактов – т.е. один ли мир или их много — требует эмпирического исследования. Но, если вы читаете Платона (а я думаю, что должны, как занимательную литературу) — будьте готовы к множеству рассуждений об эмпирическом от идеального. Рассуждая о , что такое , исходя из , что должно быть . Мы обсудим примеры из Республика на следующей неделе.

Рассуждения Сократа в лучшем случае сомнительны, в худшем — смешны. Но «Диалоги» занимательны и позволяют непрофессионалам легко погрузиться в философию.

КОНЕЦ первой части

На следующей неделе: Часть вторая. Изучение Республики с помощью когнитивной науки

План второй части , которая выйдет на следующей неделе:
Краткое изложение основных идей
Структура диалога: какова объединяющая тема этого расползающегося бегемота?
Interrogating The Republic: Критика основных идей когнитивной науки

Для анализа книги Дэвида *Смерть Сократа* посмотрите короткое и содержательное видео Nerdwriter (не требует предварительных знаний).

Вы читали Платона? Другие философы? Как вы относитесь к чтению философии? Вы читаете философию для развлечения, для получения жизненных уроков, уроков аргументации, как историю мысли или для более глубокого понимания жизни и литературы?

Подпишитесь на меня в Instagram, чтобы получать ежедневные отрывки из книг, короткие обзоры книг и мой опыт чтения и книг.

Адрес электронной почты:

Введите свой адрес электронной почты, чтобы получать еженедельные обновления о новых статьях и историях.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Софисты в диалогах Платона

Дэвид Д. Кори

Темы: Древнегреческая философия, политическая философия, Платон

Мягкая обложка : 9781438456188, 328 страниц, Январь 2016 г.
Твердый переплет : 9781438456171, 328 страниц, июнь 2015

Альтернативные форматы доступны по телефону:

Прочитать отрывок Посмотреть оглавление

Служба запросов или копия для экзамена
Запрос копии для обзора СМИ

Благодарности
Сокращения
1. Введение
2. Определение платонических софистов
3. «Великая речь» у Платона Протагор
4. Продик: дипломат, софист и учитель Сократа
5. Софист Гиппий и проблема Политропии
6. Братья-софисты: Евтидем и Дионисодор 90 .Протагорейская софистика у Платона Теэтет
8. Платоновская критика софистов?
Приложение: Учебник по мифу Гесиода о Прометее
Примечания
Библиография
Алфавитный указатель

Выявляет многочисленные сходства между софистами и Сократом в диалогах Платона.

Являются ли софисты просто еще одной группой злодеев в диалогах Платона, ничем не отличающихся от аморальных риторов, таких как Фрасимах, Калликл и Пол? Основываясь на волне недавнего интереса к греческим софистам, Софисты в диалогах Платона утверждает, что, вопреки общепринятому мнению, существует важное сходство между Сократом и софистами, с которыми он вовлекается в разговор. Оба были сосредоточены непосредственно на aretē (добродетель или совершенство). Оба использовали риторические приемы опровержения, ревизионное мифотворчество, эзотеризм и иронию. Оба использовали одинаковые способы минимизации потенциальных трений, которые иногда возникают между интеллектуалами и городом. Возможно, самым важным сходством между Сократом и софистами, как утверждает Дэвид Д. Кори, было их взаимное признание основного эпистемологического понимания — того, что явления ( phainomena ) как физически, так и интеллектуально были досадно неустойчивыми. Такие вещи, как справедливость, красота, благочестие и благородство, подвержены радикальным изменениям в зависимости от того, под каким углом на них смотреть. Сократ использует софистов, а иногда и сам играет роль софиста, чтобы пробудить собеседников и читателей от их догматического сна. Это, в свою очередь, порождает удивление (90 290 thaumas 90 291), которое, по Сократу, есть не что иное, как начало философии.

Дэвид Д. Кори — адъюнкт-профессор политической философии Бейлорского университета и соавтор (вместе с Дж. Дэрилом Чарльзом) книги «Традиция справедливой войны: введение» .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *