Дети марина цветаева биография: Биография Марины Цветаевой — РИА Новости, 08.10.2017

Содержание

Марина Цветаева - биография, личная жизнь, причина смерти

Дата рождения:   Родилась 8 октября 1892 г.

Дата смерти:   31 августа 1941 г.

Дети:   Ариадна Сергеевна Эфрон (1912—1975), Ирина Сергеевна Эфрон (1917 - 1920), Георгий Сергеевич Эфрон (1925 —1944)



Полное имя: Марина Ивановна Цветаева
Дата рождения: 28 июля 1926 г.
Знак зодиака: Весы
Возраст: 48 лет
Место рождения: Москва
Дата смерти: 31 августа 1941 г.
Место смерти: Елабуга
Деятельность: Русская поэтесса, прозаик, переводчица
Рост: 163 см
Семейное положение: Была замужем
Дети: Эфрон Георгий, Ирина Сергеевна Эфрон, Ариадна Эфрон
Супруг(а): Сергей Яковлевич Эфрон (1912-1941 гг.)




Среднего роста женщина, но высочайшего поэтического таланта, Марина Ивановна Цветаева известна каждому образованному человеку.
Её стихи знают многие, даже не имея представления, что они принадлежат перу поэтессы.

Марина Цветаева — биография


Будущая поэтесса появилась на свет 8 октября 1892 года в праздник, который отмечает православная церковь в честь Иоанна Богослова. Не правда ли, знаменательно? Девочка, рождённая в такой день, должна иметь яркую творческую биографию, связанную с литературой. Коренная москвичка, Марина рождена в семье интеллигентской, профессорской.

Отец - Иван Владимирович был профессор университета Москвы, филолог и искусствовед. Мать Марины - Мария Александровна приходилась ему второй женой, она профессионально занималась игрой на пианино. Детей в семье Цветаевой было много: четверо. Родители – люди творческие, так же они воспитывали своих детей.


Мама учила музыке, а отец воспитывал истинную любовь к другим языкам и к литературе. Благодаря тому, что мама часто брала Марину с собой заграницу, она умела хорошо говорить по-французски и по-немецки. С шести лет девочка начинает писать свои стихи не только на русском языке.

Чтобы дочь была образована, её отдают сначала в частную женскую гимназию Москвы, а затем отправляют в Швейцарию и Германию для обучения в женских пансионах. С 16 лет Цветаева начинает обучение в Сорбоне, изучая литературу старой Франции, но закончить эту учёбу не удалось.


Стихи напрямую связали Марину с известными литературными деятелями, она посещает кружки и студии издательства «Мусагет». Годы Гражданской войны очень сильно повлияли на душевное состояние будущей известной поэтессы и на все поэтическое творчество . Цветаевой очень тяжело далось моральное понимание раздела России на красных и белых, и она принимает решение уехать в Чехию.

Марина жила и в Праге, и в Берлине, и в Париже, но Россия её всегда манила и звала обратно. Поэтические сборники выходили один за другим, каждый из них раскрывал новые этапы творчества поэтессы. Стихи, написанные поэтессой за период школьных лет, вошли в самый первый сборник.

Известных литературных деятелей, таких как Николай Гумилёв, Максимилиан Волошин и Валерий Брюсов. Цветаева первые книги выпускала на свои средства. Дореволюционный период творчества ознаменован тем, что Марина много пишет стихотворений, которые посвящает своим близким и родным людям, знакомым местам, где привыкла бывать.

Где бы не находилась поэтесса, она постоянно писала свои уникальные произведения, и иностранные любители поэзии по достоинству оценили её творения. Благодаря творчеству Цветаевой, зарубежные читатели узнавали о поэтах России.


Муж Марины Цветаевой – Сергей Эфрон – полгода ухаживал за своей будущей женой, она сразу ему понравилась, но только спустя шесть месяцев, они поженились. В их семье довольно скоро появилось прибавление, родилась дочка Ариадна. Творческая пылкая натура поэтессы не позволяла ей оставаться скучной и постоянной в любви женщиной. Поэтесса влюбляла в себя и влюблялась сама.
Многие романтические отношения Цветаевой длились годами, как с Борисом Пастернаком, например. До отъезда из России поэтесса очень сблизилась Софьей Парнок, которая тоже сочиняла стихи и была переводчицей.

Марина буквально влюбилась в подругу, посвящала ей много пылких творений своей души. Вскоре дамы перестали скрывать отношения, Эфрон ревнует, Цветаевой не нравятся эти сцены ревности, она уходит к своей возлюбленной, но вскоре возвращается к мужу. В их семье рождается вторая дочь Ирина.

Полоса неприятностей, последовавшая в период после рождения дочери, носит название «чёрной», иначе это никак не назвать. В России вспыхнула революция, муж эмигрирует, семья испытывает нужду, голодает. Болезнь настигает Ариадну, чтобы девочки ни в чём не нуждались, мать определяет их в приют. Старшая дочь оправилась от болезни, а вот Ирина, прожив только три года, после болезни умирает.


После переезда в Прагу, Цветаева снова соединяет свою судьбу с мужем и рожает ему сына, которому суждено было отправиться на фронт и погибнуть в 1944 году. У поэтессы нет внуков, можно сказать, что её род не продолжился.
Заграницей семья Цветаевой нищенствовала, хотя старшая дочь и сама поэтесса пытались зарабатывать деньги. Они посылают прошение с просьбой вернуться в Советский Союз. Разными путями семья перебирается на Родину, но полоса неприятностей не окончилась: Ариадну арестовывают, потом Сергея Эфрона. Через пятнадцать лет дочь Марины вышла из тюрьмы, а мужа поэтессы расстреляли.
Цветаева во время войны с фашистами забрала сына и эвакуировалась в Елабугу. Есть очень много версий о жизни Марины с сыном в этом маленьком городке. Но ни один из этих вариантов документально не подтверждён. Итог весьма печален: поэтесса кончает свою жизнь самоубийством, она повесилась в доме, куда её определили на жильё после приезда. Гениальная поэтесса умерла, но её творчество живёт.

Личная жизнь Марины Цветаевой: муж, любовники, любовницы и дети | Загадки истории

Марина Цветаева – яркая представительница «серебряного века». Талант её неоспорим. Но хотелось бы поговорить не об этом, а о личной жизни поэтессы. Там у неё все было очень интересно.

Муж

Здесь все более-менее просто. С Сергеем Эфроном Мария Ивановна прожила всю жизнь. Он был расстрелян НКВДшниками в 1941 году после обвинения в государственной измене. Цветаева, как известно, прожила не намного дольше.

Несмотря на то, что Марина была натурой увлекающейся, имеющей, временами любовников и любовниц, Сергей не расстался с ней. Видимо, между людьми была настоящая любовь. Эфрон, бывало, предпринимал попытки развестись с Цветаевой. Но чего-то не хватало для того, чтобы сделать решительный и последний шаг. Марина тоже всегда была против развода.

Любовники

В 1914 году Цветаева знакомится с поэтессой Софией Парнок, которая старше Марины на 7 лет и имеет опыт однополой любви. Парнок – дама красивая, она увлекает Цветаеву. Между женщинами завязывается страстный роман. Но Марина не хочет уходить из семьи и это ужасно бесит «русскую Сафо». Связь между Цветаевой и Парнок прекращается, когда первая уезжает из России. София находит себе новую пассию.

В 1915 году Цветаева знакомится с Мандельштамом. Нельзя сказать, что между ними устанавливается очень уж тесная связь. Первым, как представляется, влюбляется Осип. Затем, наступает черед Марины. Она посвящает Мандельштаму целый ряд стихов. В 1916 Осип уезжает в Коктебель. И отношения прекращаются.

Был у Цветаевой роман с Петром Эфроном. Он приезжает к брату Сергею – мужу Марины, в 1913 году. Петр болен туберкулезом, и Цветаева ухаживает за ним. И тут же влюбляется. Сергей, не в силах перенести это, уходит на фронт. Далее, оканчивает юнкерское училище, воюет за «белых» и, в итоге, эмигрирует из России. А Цветаева увлекается Парнок, о которой уже шла речь.

В 20-х годах прошлого века у Марины был роман с Константином Родзевичем – другом Сергея Эфрона. Цветаева и её новый возлюбленный стараются скрывать связь от мужа и товарища. Но Эфрон все узнает. Ставит ультиматум: или я, или Константин. Цветаева выбирает Эфрона. Родзевич уезжает в Ригу. Есть мнение, что сын Цветаевой – Георгий – потомок Родзевича, а не Эфрона.

У Марины была очень интересная переписка с Пастернаком. Это можно назвать любовью на расстоянии. Виделась Цветаева с Борисом всего один раз – в 1935 году. Поэтесса окрестила событие «невстречей».

Дети

Цветаева родила двух дочерей и сына. В 1912 году родилась любимая Ариадна (Аля). Марина, действительно, любит дочь. Но по-своему: ведет дневники, записывая, что происходит в жизни Али, подпускает к себе девочку по настроению. Всеми бытовыми вопросами занимаются кормилицы.

В 1917 году родилась Ирина. В жизни Цветаевой к этому времени все переменилось. Не было прислуги и денег, нужно было нянчиться с двумя детьми, добывать им пропитание, стирать пеленки младшей и одежду старшей. Марина с этим не справлялась.

Ирину хотела забрать на воспитание сестра Сергея Эфрона. Но Цветаева не согласилась отдавать девочку. Поэтесса решила, что лучше сдать дочерей в приют. Она приказала девочкам говорить, что они сироты. Иначе бы, в приют дочек не взяли.

Ариадна, спустя какое-то время, заболевает малярией. И Марина забирает её домой. Ирина умирает в 1920 году.

Георгий (Мур) Эфрон – сын Цветаевой, рождается в 1925 году. И тут, видимо, действует «принцип бумеранга». Как Марина плохо относилась к детям, так и Георгий не очень любит мать. Он вообще никого не любит, кроме себя. В 1944 году Мур погибает на фронте.

Ариадна, пережив лагеря, освобождается и издает сборник стихов матери. Аля дожила до 1975 года.

По теме:

Загадочная гибель Сергея Есенина
Гоголь: несколько странных фактов о жизни и смерти

Не забудьте подписаться на канал

ЗАГАДКИ ИСТОРИИ и поставить лайк:)

Страшная тайна поэтессы Марины Цветаевой

31 Августа 1941 года, ровно 77 лет назад скончалась великая русская поэтесса Марина Цветаева, чьи стихотворения известны всем нам ещё со школьной скамьи. В честь столь значимой даты я хочу рассказать о малоизвестные факты из её жизни. При написании статьи, автором двигало желание показать читателям не только «светлые» стороны истории, но и «тёмные». Ведь любая правда, какой бы горькой она не была, должна быть сказана. Данная статья представляет субъективное мнение.

Если вы взгляните на биографию Цветаевой в википедии, то вряд ли найдёте там что-то странное. Однако, меня интересует одна строчка: В 1917 г. Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в возрасте 3 лет в приюте в Кунцево. Многие не обращают на это внимание, а зря. Ведь покопавшись поглубже можно было бы откопать тот факт, что её смерть была не просто случайностью.

На начало 1918 года у Марины было две дочери от её мужа Сергеея Яковлича Эфрона. Старшую звали Арианда, а младшую Ирина. Обе девочки носили фамилию мужа. Первая получила от матери её писательский дар, у второй же с самого рождения был талант к пению, что стало известно со слов русской поэтессы Веры Звягинцевой.

О чудном голосе девочки так же, писала и артистка Гринева-Кузнецова:

«Я заглядываю в первую (три шага от входа) комнату: там кроватка, в которой в полном одиночестве раскачивается младшая дочь Марины — двухлетняя Ирочка. Раскачивается — и напевает: без каких-нибудь слов — только голосом, но удивительно осмысленно и мелодично».

Однако Цветаева явно не разделяла их мнения считая, что ребёнок отстаёт в развитии. Это привело к тому, что поэтесса испытывала к ней меньшую приязнь, чем к старшей. Это становится понятно благодаря записи из дневника Цветаевы за 17 декабря 1919 года:

Между кроватями мотается Ирина. Даю Але сахар. Взрыв кашля, Аля с расширена; ыми от страха глазами молча протягивает мне вынутый изо рта сахар: в крови.
Сахар и кровь! Содрогаюсь.
— «Это ничего, Алечка, это от кашля такие жилки лопаются».
Несмотря на жар, жадно ест.
— «А что ж Вы маленькую-то не угостите?» Делаю вид, что не слышу.— Господи! — Отнимать у Али! — Почему Аля заболела, а не Ирина?!!—

В итоге меньшая любовь к младшей сказалась и на методе её воспитания. Частичное представление о том, что происходило в доме поэтессы, нам даёт её биограф Виктория Швейцер в своей книге Марина Цветаева:

Среди знакомых не было секретом отношение Цветаевой к младшей дочери. Н. Я. Мандельштам говорила мне, как были потрясены они с Мандельштамом, когда Цветаева показала им, каким образом она привязывала Ирину «к ножке кровати в темной комнате».

Великий русский поэт, написавший знаменитые «Воронежские тетради». Его семья дружила с Цветаевой, и они не редко ходили друг к другу в гости. Что же касается «привязыванию» к ножке стула, то в своём дневнике Цветаева объясняет зачем подобные меры были необходимы. Запись от 10 ноября 1919 г:

Если Аля была со мной, первым делом отвязываю Ирину от стула. Стала привязывать ее с тех пор, как она, однажды, в наше с Алей отсутствие съела из шкафа полкочна сырой капусты.

Помимо этих двух записей о подобном отношение к Ирине в своих записях упоминает ранее упомянутая великая русская поэтесса Вера Клавдиевна Звягинцова. Из них мы узнаём к чему привела такая методика воспитания:

«Всю ночь болтали, Марина читала стихи… Когда немного рассвело, я увидела кресло, все замотанное тряпками, и из тряпок болталась голова — туда-сюда. Это была младшая дочь Ирина, о существовании которой я до сих пор не знала. Марина куда-то ее отдала в приют, и она там умерла»

В этой записи особенно интересует запись «болталась голова». Некоторые биографы Цветаевой объясняют подобное поведение умственной отсталостью или даже аутизмом Ирины. На основе этого они выдвигают теорию, что у Цветаевой просто не выдержали нервы из-за чего она и стала использовать столь спорную методику воспитания. Что ж, не буду судить о моральной стороне данного утверждение, дабы оставаться непредвзятым. Меня скорее интересует верность сказанного. Действительно, болтание головой отнюдь не единственная странность в поведении Ирины. Вот, к примеру запись в Дневнике Цветаевой от 4 января 1920 года:

Выхожу на лестницу курить. Разговариваю с детьми. Какая-то де-вочка: — «Это Ваша дочка?» — «Родная».
В узком простенке между лестницей и стеной — Ирина в злобе колотится головой об пол.
— «Дети, не дразните ее, оставьте, я уже решила не обращать на нее внимания, скорей перестанет», говорит заведующая — Настасья Сергеевна.
— «Ирина!!!» — окликаю я. Ирина послушно встает. Через секунду вижу ее над лестницей.— «Ирина, уходи отсюда, упадешь!» кричу я.— «Не падала, не падала, и упадет?» говорит какая-то девочка.
— «Да, вот именно», говорю я протяжно — спокойно и злобно — «не падала, не падала — и упадет. Это всегда так».

В своих записях Цветаева описывает отнюдь не свойственное обычному ребёнку поведение. Однако, здесь сразу же возникает возражение ввиду того, что подобные высказывания могут быть следствием предвзятого отношения поэтессы к дочери. Впрочем, основная причина сомневаться в правдивости информации об аутизме Ирины заключается в другом. Как было сказано ранее, она обладала весьма мелодичным голос и очень любила напевать, лёжа в колыбельке. Это поведение явно не соответствует образу умственно отсталого ребёнка.

Соответственно прихожу к выводу, что Ирина не была такой изначально. Этот факт подтверждает анализ поведения некоторых детей в детских домах, а также в неблагополучных семьях. Болтание головой, как оказалось, это довольно распространённое, среди них, явление. Таким образом малолетние инстинктивно пытаются привлечь к себе внимание. В особо запущенных случаях, они могут начать биться головой о стену или об пол, зачастую разбивая её в кровь. Более того на проверку оказалось, что такие дети в среднем заметно отстают в развитии от своих сверстников, что происходит ввиду отсутствия обучения со стороны родителей.

Из всего этого следует, что Ирина вела себя так из-за отсутствия надлежащего ухода, а не из-за психологических проблем. В этом сама себе признаётся и сама Цветаева. Запись от 18 марта 1920 года:

История Ириннной жизни и смерти: на одного маленького ребенка в мире не хватило любви.

А из записи от 1-го июня 1918 г можно понять, что Цветаева в принципе не очень ладила с детьми:

Почему я люблю веселящихся собак и не люблю (не выношу) веселящихся детей?!
Детское веселье — не звериное. Душа у животного — подарок, от ребенка (человека) я ее требую и, когда не получаю, ненавижу ребенка.
Люблю (выношу) зверя в ребенке, в прыжках, движениях, криках, но когда этот зверь переходит в область слова (что уже нелепо, ибо зверь бессловесен) — получается глупость, идиотизм, отвращение.
Зверь тем лучше человека, что никогда не вульгарен
Когда Аля с детьми, она глупа, бездарна, бездушна, и я страдаю, чувствую отвращение, чуждость, никак не могу любить.

Впрочем, стоит отметить, что Цветаева могла не заботится об Ирине не только из-за негативного отношения, но и ввиду лености самой Марины. Вот что, к примеру можно узнать из книги вышеупомянутой Швейцер, которой довелось побеседовать с сестрой Цветаевой, Анастасией:

Анастасия Цветаева вспоминала, как, вернувшись весной 1921 года в Москву после четырехлетнего отсутствия, она ужаснулась тому запустению, беспорядку и грязи, которыми зарос дом сестры. Воспользовавшись ее отсутствием, она начала приводить все в порядок; мыть, чистить, гладить… И вместо благодарности услышала от вернувшейся домой Марины: «Мне это совершенно не нужно!.. Не трать своих сил!»

Так или иначе, в конце концов Цветаева решила отдать дочерей в приют Кунцево, куда они и отправились 14/27 ноября 1919 года. Некоторые деятели культуры предполагают, что это было сделано из-за отсутствия денег у поэтессы. Однако со слов знакомой Цветаевой Сааякянц, у неё была возможность отправить их в детский московский садик благодаря связям с советским скульптором Н. В. Крандиевской, которая в те времена имела влияние и значительные средства. Что же касается безденежья, то Цветаева пишет об этом в своём дневнике за 28 ноября 1919 года, в первые дни пребывания дочерей в приюте:

Меня презирают — (и в праве презирать) — все. Служащие за то, что не служу, писатели, зато, что не печатаю, прислуги за то, что не барыня, барыни за то, что в мужицких сапогах (прислуги и барыни!) Кроме того — все — за безденежье. А то, что уже вне единицы — Поэты! — восторгаются.

Из этой записи отчётливо видно, что Цветаева нигде не работала. Более того и она и её окружение придерживались мнения, что при желании, она могла устроится в издательство или на любую другую работу. Так же, Цветаева имела возможность зарабатывать деньги за счёт продажи своих вещей, которые достались ей вместе с домом от отца — известного философа, обладающего значительными средствами. О том, что в доме даже после коммунистической революции оставалось много добра, говорится в книге «Претерпевшие до конца» Елены Семёновой. Многие её вещи до сих пор можно увидеть, посетив дом-музей Марины Цветаевой, который был построен в её бывших апартаментах.

Продать же накопленные богатства можно было на многих чёрных рынках, крупнейший из которых находился на Сухаревке. Поскольку власть большевиков тогда была ещё слишком слаба, она не прекращала их работу до начала 1930 года. В связи с этим бывшая аристократия имела возможность беспрепятственно продавать своё имущество на этих рынках обычным людям и контрабандистам, получая за это солидные суммы. О возможности заработать деньги за счёт продаж пишет и сама Цветаева в своём дневнике за 26 декабря 1919 года:

«Я так мало женщина, что ни разу, ни разу мне в голову не пришло, что от голода и холода зимы 19 года есть иное средство, чем продажа на рынке».

Основываясь на этой записи, некоторые исследователи Цветаевой объясняют нежелание торговать на рынке её недогадливостью. Что ж, если рассматривать эту фразу отдельно, то действительно можно прийти к подобному умозаключению. Однако другая запись опять же из дневника Цветаевой, заставляет нас сомневаться в этом утверждении. Диалог со смотрительницей приюта от 24 ноября 1919 года в первые дни пребывания детей в приюте (стиль письма Цветаевой был сохранён):

Я, почти радостно: —"Ну, я же всегда говорила! Не правда ли, для 12 лет она чудовищно-неразвита?"
— «Я же Вам говорю: дефективный ребенок. Кроме того, она всё время кричит. Знаете, были у меня дети-лгуны, дети, к<отор>ые воровали»…
— «Но такого ребенка Вы еще не видали?»
— «Никогда». — (Тирада о дефективности, при чем мы обе — почему-то — сияем.)
— «Ну, а Аля?»
— «0, это очень хорошая девочка, только черезмерно развита. Это не 7 л<ет>, а 12, — да какой 12! Ею видно очень много занимались».
— «Вы не мешаете ей писать?»
— «Нет, почему? Она пишет, читает, ну, а вчера поплакала немножко. Она читала книжку, рядом другая лежит, подошел мальчик — неграмотный — тоже захотел посмотреть»…
(Бедная Аля! Это как если бы какой-нибудь солдат со Смоленского захотел «посмотреть» мою золотую, с золотым обрезом — без единой картинки! — Беттину!)
— «Ваша девочка там говорила мне, что Аля не ходит в школу»…
— «Да, да, мы ее не заставляем, надо, наоборот, приостановить развитие, дать ей возможность развиться физически»… (Я ликую: буква ?. спасена! Аля будет читать про Байрона и Бетховена, писать мне в тетрадку и «развиваться физически» — всё, что мне нужно!. .)
— «Ну, а Ирина!!! Она видно очень голодала, жалко смотреть. Но кричит? {Ирина, к<отор>я при мне никогда не смела пикнуть. Узнаю ее гнусность. (Примечание М. Цветаевой.) }— Скажите, чьи это, собственно, дети? Они брошены, чтоли в квартире? Они ничего не могут сказать»…
— «Да, да, я была знакома с их родителями. Я — крестная мать Али».

Не удивляйтесь фразе «Я — крёстная мать». Дабы избежать лишних проблем и ответственности, Марина Цветаева решила назваться так в приюте и убедила своих дочерей называть её так же. Ещё хотелось бы выделить фразу «Она видно очень голодала, жалко смотреть. Некоторые биографы утверждают, что Цветаева не знала об отсутствии еды в приюте. Однако эта запись отчётливо указывает на ошибочность подобных утверждений.

Так или иначе в итоге на основе полученных данных прихожу к умозаключению, что причина, по которой Цветаева не желала идти на рынок, заключалась в её безразличии к судьбе Ирины и Арианды. В связи с этим она и не искала возможности заработать денег, довольствуясь пожертвованиями от друзей поэтов. Ещё одним подтверждением подобной версии служат записи Цветаевой через месяц после этого разговора со смотрительницей, а точнее 25 декабря 1919 года:

«Дома мечусь по комнате — вдруг понимаю, что еду сегодня же — забегаю к Бальмонтам отдать им рисовую сладкую кашу (усиленное детское питание на Пречистенке, карточки остались после детей) — в горло не идет, а в приюте дети закормлены — от Бальмонтов на вокзал, по обыкновению сомневаюсь в дороге, тысячу раз спрашиваю, ноги болят (хромые башмаки), каждый шаг — мучение — холодно — калош нет — тоска — и страх — ужас».

Будь Цветаева заинтересована в судьбе дочерей, она предположительно отдала бы детские талоны на кашу не знакомым, а дочерям. Что же касается фразы про «закормленость» то учитывая данные о том, что Цветаева точно знает о голоде в приюте, она может пониматься как своеобразная шутка. В этой истории примечательно то, что дочери в свою очередь очень любили Марину. Вот, к примеру одно из сотен непрочитанных Цветаевой писем Арианды Эфрон:

Я Ваша! Я страдаю! Мамочка! Ирина сегодня ночью обделалась за большое три раза! Сегодня должна приехать Лидия Александровна. Ирина отравляет мне жизнь.
Вечная печальная бело-серая пелена снега! Печаль! Уж начинаю мечтать о елке. Топот детей, которых прогоняют с «верху». Мрачно в душе, не имеющей Вас. Всё приуныло. О приемная мать. Я Ваша! Я люблю Вас больше настоящей матери! — Виднеется дорога, по которой должен проехать заветный экипаж.
Марина! Я представляю себе наш милый дом. Печка, ведры, окаренки. Всё для нашей души. Прочла «Тысяча и Одна Ночь», читаю сейчас «Биографические рассказы».— Из жизни Байрона.— Думаю, что мне удастся еще поцеловать Вас. Правда? О как Вы были добры, что приняли меня. Дети дразнят Вас: — «Ноги-то у твоей мамы какими-то тряпками обвиты».— «Это не тряпки, а гетры, а у вас тряпки». Ирина каждую ночь по два по три раза делает за большое. Сплю с «Волшебным Фонарем». Конверт у меня сломала Лидия Константиновна. Я в глубоком горе. И еще оторвала у моего «Лихтенштейна» верхний листок с названием. Я несчастна. Сегодня я должна была идти в школу. Я отказывалась, говорила про Вас, но никто не слушал. Я сегодня завтракала с «младшими». Ирину и меня остригли. Я оставила прядь из моих волос Вам на память.
Написала уж письмо к Рождеству. Ирина выучила одно слово: «Не дадо." — не надо.

Сразу мне бы хотелось выделить весьма своеобразный стиль письма Арианды. Ощущение, что это пишет не дочь, а страстный любовник. Это даёт дополнительные сведенья о взаимоотношениях старшей дочери с матерью. Если младшей Цветаева не занималась и держала в строгости, то старшую она приучала любить себя как некого идола. Марина всегда говорила своей дочери, что та не сможет достичь её таланта, что видимо оказало на неё сильное влияние.

Так или иначе на вышеперечисленных данных, вполне понятно, что растить дочерей Цветаева не хотела. Однако, были люди, которые хотели и могли забрать их к себе. Вера Эфрон, сестра мужа Цветаевой Сергея Эфрона и тетка Ирины и Арианды предлагала поэтессе приютить девочек. Она работала в Народном доме и зарабатывала большие, по тем временам, средства, достаточные для содержания её и двоих детей. Такое же предложение поступило и от второй сестры мужа, Лили Эфрон. У неё была большая дача с огородом, благодаря которому она имела возможность прокормить себя и целую семью. О возможности прокормить Ирину и Арианду пишет и сама Цветаева.


Ирина! — Я теперь мало думаю о ней, я никогда не любила ее в настоящем, всегда я мечте — любила я ее, когда приезжала к Лиле и видела ее толстой и здоровой, любила ее этой осенью, когда Надя (няня) привезла ее из деревни, любовалась ее чудесными волосами. Но острота новизны проходила, любовь остывала, меня раздражала ее тупость, (голова точно пробкой заткнута!) ее грязь, ее жадность, я как-то не верила, что она вырастет — хотя совсем не думала о ее смерти — просто, это было существо без будущего.

Однако Цветаевой отнюдь не понравилась идея отдать детей сёстрам мужа. Это было связано с её опасениями прослыть плохой матерью, поскольку это бы больно ударило по её имиджу. Своих дочерей Цветаева сдала в приют тайно и поэтому многие не знали об их судьбе. Отдай же она их родственникам, то эта информация бы вскрылась. Пошли бы разговоры о том, что поэтесса сначала сдала детей в приют, а потом отдала их сёстрам.

В результате, боясь общественного осуждения и удара по её репутации благородной поэтессы, Цветаева не согласилась на предложение сестёр мужа и на всякий случай попросила знакомую «удержать Веру от поездки за Ириной и Ариандой». Это было сделано для того, чтобы родственница, которая не знала о бедственном положения дел в приюте, не решалась-таки забрать детей вопреки воли Цветаевой. Кстати, о нежелании поэтессы отдавать детей родственникам мужа писала в своём письме к Юлии Оболенской и художница Магда Нахман:

«Я понимаю, огорчение Лили по поводу Ирины, но ведь спасти от смерти ещё не значит облагодетельствовать: к чему жить было этому несчастному ребёнку? Ведь навсегда её Лиле бы не отдали. Лиля затратила бы последние силы только на отсрочку её страданий. Нет, так лучше. Но думая о Серёже, я так понимаю Лилю. Но она совсем не виновата. Что это с Мих. С., Господи? Ничего не понимаю»

Да, таков итог краткой жизни двухлетней Эрины Эфронт. Смерть от болезни и голода в одиночестве в приюте Кунцево и лишь единственная срока на википедии о жизни девочки. Об её смерти Цветаева так же написала в своём дневнике, который я крайне рекомендую вам почитать:

«Иринина смерть для меня так же ирреальна, как ее жизнь.— Не знаю болезни, не видела ее больной, не присутствовала при ее смерти, не видела ее мертвой, не знаю, где ее могила.»

Впрочем в своих стихах Цветаева описало это событие более красноречиво:

Две руки, легко опущенные

На младенческую голову!

Были — по одной на каждую —

Две головки мне дарованы.

Но обеими — зажатыми —

Яростными — как могла! —

Старшую у тьмы выхватывая —

Младшей не уберегла.

Две руки — ласкать — разглаживать

Нежные головки пышные.

Две руки — и вот одна из них

За ночь оказалась лишняя.

Светлая — на шейке тоненькой —

Одуванчик на стебле!

Мной еще совсем непонято,

Что дитя мое в земле.

Перед тем как озвучить свои мысли, я бы хотел привести ещё одну цитату из письма Магданы Нахман к Юлии Оболенской, датированном мартом 1920:

«…Умерла в приюте Сережина дочь — Ирина — слышала ты? Михаил Соломонович под арестом — это на днях Вера писала. Лиля хотела взять Ирину сюда и теперь винит себя в ее смерти. Ужасно жалко ребенка — за два года земной жизни ничего кроме голода, холода и побоев…»


Мои мысли

Существует значительное количество мнений по поводу личности Цветаевой. Кто-то считает, что не стоит лезть в «чужое бельё» спустя столько лет, как считает биограф Цветаевой Ирма Кудровская. Или как биограф Юлия Виоленцева, думает, что: «привязать к стулу, это не убить, ну даже в чём-то защитить. Если рационально посмотреть.» Есть и те люди, которые говорят, что «творца и творчество» можно разделить, как, к примеру в случае с Ельцин центром, когда разделили его заслуги и недостатки. Ну, а есть такие как я, считающие, что памятники социопатам уродуют площади и улицы России. Надеюсь, я такой не один.

*Статья отображает исключительно мнение автора и не претендует на непредвзятость.

Автор текста: Руслан Овчинников

Шокирующая история бессердечной матери и поэтессы...

Продолжение про дочерей Цветаевой, которых она сдала в приют, так как не хотела ради еды работать на скучной работе и не могла пойти на рынок распродавать, как мещанка, драгоценности.

Спустя время она стала приходить в приют и кормить дочерей, но только старшую. Приносила ей даже сладости. Когда ее спрашивали, почему она не угостит маленькую, Цветаева возмущалась: «Отнимать у Али?» Когда Цветаевой сообщили в приюте, что младшая дочь все время кричит от голода, та лишь ответила: «При мне она пикнуть не смела. Узнаю ее гнусность». Это было о ребенке неполных трех лет.


Ариадна из приюта все время писала матери. По уговору, она должна была называть мать чужой тетей — чтобы не обязали вернуть детей, потому что при живых родителях в сиротский дом не брали. Письма из приюта не отправлялись, их Цветаевой передали, когда она забирала старшую. В письмах старшая каждый день писала матери, что Ира кричит нестерпимо от голода, что у нее начали оказывать органы и она по несколько раз за ночь обкакивается. Девочки спали в одной кровати. Цветаева возмутилась снова гнусностью трехлетнего ребенка, который какал водичкой, потому что погибал от голода. Прочитав эти письма уже дома, она не пришла в приют, ни принесла младшей дочери даже сахара. И не поехала на похороны. О смерти Ирины матери сообщили словами: «Ребенок умер от голода и тоски».
Ариадна писала из приюта: «Висят иконы Иисуса и Богородицы. Всё время в глазах и душе Ваш милый образ. Ваша шубка на меху, синие варежки».
Если зима и голод, а у вас есть шуба, ваш ребенок не должен умирать от голода. Шуба менялась на еду. Это закон рынка.


Вот что еще писала матери семилетняя Ариадна:
«У Вас я ела лучше и наедалась больше, чем у этих. О мама! Если бы Вы знали мою тоску. Я не могу здесь жить. Я не спала еще ни одной ночи еще. Нет покою от тоски и от Ирины. Тоска ночью и Ирина ночью. Тоска днем и Ирина днем. Марина, я в первый раз в жизни так мучаюсь. О как я мучаюсь, как я Вас люблю. Я низачто не пойду в школу. Там не то не то. Мне нужны Вы. Всё время у меня тяжелая голова, и думаю, думаю, думаю об Вас».
А Цветаева писала пьесы, ходила на литературные чтения и думала, что так всем будет лучше…
Не надо ссылаться на эпоху и право любить детей по-разному. У кого есть дети, признайтесь: может такое быть, что вы едите (дома и в гостях), а ваш ребенок распух от голода и у него отказал кишечник? Речь идет не о нелюбви, а о ненависти. Она не выбирала между спасением одной и другой. Это не тайфун, когда у матери в каждой руке по ребенку и она должна выбрать, кого спасать. Цветаевой хватило бы сил спасти обоих. И вообще не сдавать их в приют. Цветаева уморила ребенка голодом. Ненавидела дочь и не посчитала нужным ее спасать.


Если кто не понял, повторяю пример в красках: у вас двое детей, одного вы приходите кормить, пока второй тут же, на кровати, лежит в предсмертной дизентерии. Даете старшему сахар, пирожки, вареную картошку. На вас хорошая одежда, вы приехали в приют на такси, дома у вас остались драгоценности и живопись. Вы садитесь на краешек кровати, гладите, жалеете одного ребенка и не смотрите на второго, который умирает. Потом уходите, у вас поэтическое выступление. Голодный умирает, больной болеет. Вам нет дела до голодной дочери и некогда заниматься больной. Пускай она скучает — в приюте тоже хорошо. Приезжаете, когда старший ребенок при смерти. Забираете домой, сами кормите, лечите. Второй ребенок лежит в луже кровавого поноса. Вам все равно.

В блокаду женщины, работавшие там, где можно было слизнуть хотя бы опилки, научились, как волчицы, срыгивать дома украденное. Женщины с детьми 1-3 лет, падая в обмороки, до изнеможения совали детям в рот грудь, вызывая релактацию. Бывали случаи, когда 5-7- и даже 11-летних детей находили полуживых на груди окоченевшей матери. Уже отключаясь от голода, мать из последних сил подползала к ребенку и совала ему в рот грудь. Потому что до того, как она остынет и окоченеет, ему может достаться хотя бы капля молозива и он дотянет до санитарного обхода, во время которого собирали трупы.

У меня есть дальний родственник, который во время сталинского голода в Белоруссии выжил, потому что уже совсем потеряв силы, мать заставляла его сосать грудь и что-то из этой груди тянулось. Ему было 11 лет. Мать погибла.
Я живу в районе, где стояли немцы и были партизаны. После каждой партизанской атаки немцы выжигали всю деревню, где были родственники партизан. Знаю женщину, чья мать с еще несколькими соседками сбежала накануне расправы и больше недели стояла в болоте. Прятались там и не могли выйти. Маленьких детей пришлось убить — они кричали и выдали бы. Оставшихся двоих, 5-6-лет, три женщины больше недели кормили грудью. Сами ели тину и осоку. Все дети выжили.

А вы говорите, эпоха Цветаеву заставила! Вот матерей моих соседок эпоха заставила кору обдирать, долбить ее, мочить и делать детям оладьи. В глухой лес за грибами ходить заставила. К медведям и волкам. А Цветаеву заставить не смогла

Via: Анастасия Миронова

ЦВЕТАЕВА Марина Ивановна - биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография

Марина Ивановна Цветаева - русская поэтесса, переводчица, автор биографических эссе и критических статей. Она считается одной из ключевых фигур в мировой поэзии XX века. Сегодня называют хрестоматийными такие стихотворения Марины Цветаевой о любви, как «Пригвождена к позорному столбу…», «Не самозванка – я пришла домой…», «Вчера еще в глаза глядел…» и многие другие.

День рождения Марины Цветаевой приходится на православный праздник памяти апостола Иоанна Богослова. Это обстоятельство поэтесса позднее неоднократно отразит в своих произведениях. Родилась девочка в Москве, в семье профессора Московского университета, известного филолога и искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева, и его второй супруги Марии Мейн, профессиональной пианистки, ученицы самого Николая Рубинштейна. По отцу у Марины были единокровные брат Андрей и сестра Валерия, а также родная младшая сестра Анастасия. Творческие профессии родителей наложили отпечаток и на детство Цветаевой. Мама обучала ее игре на фортепиано и мечтала увидеть дочь музыкантом, а отец прививал любовь к качественной литературе и иностранным языкам.

Так получилось, что Марина с мамой часто жила заграницей, поэтому свободно говорила не только по-русски, но и на французском и немецком языках. Более того, когда маленькая шестилетняя Марина Цветаева стала писать стихи, то сочиняла она на всех трех, причем больше всего – по-французски. Образование будущая знаменитая поэтесса начала получать в московской частной женской гимназии, а позднее училась в пансионах для девочек в Швейцарии и Германии. В 16 лет она попробовала прослушать курс лекций по старофранцузской литературе в парижской Сорбонне, но обучение там не окончила.

Когда поэтесса Цветаева начала публиковать свои стихи, она стала близко общаться с кругом московских символистов и активно участвовать в жизни литературных кружков и студий при издательстве «Мусагет». Вскоре начинается Гражданская война. Эти годы очень тяжело сказались на моральном состоянии молодой женщины. Разрыв родины на белую и красную составляющие она не принимала и не одобряла. Весной 1922 года Марина Олеговна добивается разрешения эмигрировать из России и отправиться в Чехию, куда несколько лет назад бежал ее муж, Сергей Эфрон, служивший в рядах Белой армии, а теперь обучавшийся в Пражском университете.

Долгое время жизнь Марины Цветаевой была связана не только с Прагой, но и с Берлином, а через три года ее семья смогла добраться и до французской столицы. Но и там счастья женщина не обрела. На нее действовала угнетающе молва людей о том, что ее муж участвовал в заговоре против сына Льва Троцкого и что он завербован советской властью. Кроме того, Марина осознала, что по своему духу она не эмигрант, и Россия никак не отпускает ее мысли и сердце.

Стихотворения

Первый сборник Марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом» увидел свет в 1910 году. В основном он включал ее творения, написанные в школьные годы. Довольно быстро творчество юной поэтессы привлекло внимание знаменитых литераторов, особенно ею заинтересовались Максимилиан Волошин, муж Анны Ахматовой, Николай Гумилёв, и основоположник русского символизма Валерий Брюсов. На волне успеха Марина пишет первую прозаическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». Кстати, довольно примечательным фактом является то, что первые книги она публиковала на свои собственные деньги.

Первое издание "Вечернего альбома" | Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых
Вскоре был издан «Волшебный фонарь» Марины Цветаевой, ее второй поэтический сборник, потом вышло и следующее произведение — «Из двух книг». Незадолго до революции биография Марины Цветаевой была связана с городом Александров, куда она приехала в гости к сестре Анастасии и ее супругу. С точки зрения творчества этот период важен тем, что он насыщен посвящениями близким людям и любимым местам и позднее был назван специалистами «Александровским летом Цветаевой». Именно тогда женщина создала знаменитые циклы стихотворений «К Ахматовой» и «Стихи о Москве».

Во время гражданской войны Марина прониклась сочувствием к белому движению, хотя, как говорилось выше, в целом не одобряла разделения страны на условные цвета. В тот период она пишет стихи для сборника «Лебединый стан», а также большие поэмы «Царь-девица», «Егорушка», «На красном коне» и романтические пьесы. После переезда за границу поэтесса сочиняет две масштабные работы - «Поэму Горы» и «Поэму Конца», которые окажутся в числе ее главных произведений. Но большинство стихов периода эмиграции опубликованы не были. Последним напечатали сборник «После России», включавший сочинения Марины Цветаевой до 1925 года. Хотя писать она не переставала никогда.

Иностранцы гораздо больше оценили прозу Цветаевой – ее воспоминания о русских поэтах Андрее Белом, Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине, книги «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Дом у Старого Пимена» и другие. А вот стихи не покупали, хотя Марина написала замечательный цикл «Маяковскому», «черной музой» для которого стало самоубийство советского поэта. Смерть Владимира Владимировича буквально потрясла женщину, что и через много лет можно почувствовать, читая эти стихи Марины Цветаевой.

Личная жизнь

Со своим будущим мужем Сергеем Эфроном поэтесса познакомилась в 1911 году в доме своего друга Максимилиана Волошина в Коктебеле. Через полгода они стали мужем и женой, а вскоре на свет появилась их старшая дочь Ариадна. Но Марина была женщиной очень увлекающейся и в разное время ее сердцем завладевали другие мужчины. Например, великий русский поэт Борис Пастернак, с которым у Цветаевой были почти 10-летние романтические отношения, не прекратившиеся и после ее эмиграции. 

Кроме того, в Праге у поэтессы начался бурный роман с юристом и скульптором Константином Родзевичем. Их связь продлилась около полугода, а затем Марина, посвятившая возлюбленному полную неистовой страсти и неземной любви «Поэму горы», вызвалась помочь его невесте выбрать свадебное платье, тем самым поставив точку в любовных отношениях.

Но личная жизнь Марины Цветаевой была связана не только с мужчинами. Еще до эмиграции, в 1914 году она познакомилась в литературном кружке с поэтессой и переводчицей Софией Парнок. Дамы быстро обнаружили симпатию друг к другу, которая вскоре переросла в нечто большее. Марина посвятила возлюбленной цикл стихов «Подруга», после чего их отношения вышли из тени. Эфрон знал о романе жены, сильно ревновал, устраивал сцены, и Цветаева была вынуждена уйти от него к Софии. Впрочем, в 1916 году она расстаётся с Парнок, возвращается к супругу и через год рожает дочь Ирину. О своей странной связи поэтесса скажет позднее, что любить женщине женщину дико, но только одних мужчин – скучно. Тем не менее, любовь к Парнок Марина охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни».

После рождения второй дочери Марина Цветаева сталкивается с черной полосой в жизни. Революция, побег мужа заграницу, крайняя нужда, голод. Сильно заболела старшая дочка Ариадна, и Цветаева отдает детей в приют в подмосковном поселке Кунцово. Ариадна выздоровела, но заболела и в трехлетнем возрасте умерла Ирина.

Позднее, уже после воссоединения с мужем в Праге, поэтесса родила третьего ребенка – сына Георгия, которого в семье называли «Мур». Мальчик был болезненным и хрупким, тем не менее, во время Второй мировой войны пошел на фронт, где и погиб летом 1944 года. Похоронен Георгий Эфрон в братской могиле в Витебской области. В связи с тем, что ни Ариадна, ни Георгий не имели своих детей, то на сегодняшний день прямых потомков великой поэтессы Цветаевой не существует.

Смерть

В эмиграции Марина и ее семья жили чуть ли не в нищете. Муж Цветаевой не мог работать из-за болезни, Георгий был совсем крошкой, Ариадна пыталась помочь финансово, вышивая шляпки, но фактически их доход составляли скудные гонорары за статьи и эссе, которые писала Марина Цветаева. Она назвала такое материальное положение замедленным умиранием от голода. Поэтому все члены семьи постоянно обращаются в советское посольство с просьбой вернуться на родину.

В 1937 году получает такое право Ариадна, через полгода в Москву тайно перебирается Сергей Эфрон, так как во Франции ему угрожал арест как соучастнику политического убийства. Через некоторое время официально пересекает границу сама Марина с сыном. Но возвращение обернулось трагедией. Очень скоро НКВД арестовывает дочь, а за ней и мужа Цветаевой. И если Ариадна после смерти Иосифа Сталина, отсидев свыше 15 лет, была реабилитирована, то Эфрона расстреляли в октябре 1941 года.

Впрочем, его жена об этом уже не узнала. Когда началась Великая Отечественная война, женщина с сыном-подростком отправилась в эвакуацию в городок Елабуга на реке Каме. Чтобы получить временную прописку, поэтесса вынуждена устроиться на работу посудомойкой. Ее заявление датировано 28 августа 1941 года, а спустя три дня Цветаева совершила самоубийство, повесившись в доме, куда их с Георгием определили на постой. Марина оставила три предсмертные записки. Одну из них она адресовала сыну и просила простить, а в двух других обращалась к людям с просьбой позаботиться о мальчике.

Весьма интересно, что когда Марина Цветаева только собиралась в эвакуацию, в упаковке вещей ей помогал давний друг Борис Пастернак, который специально купил веревку для связывания вещей. Мужчина похвалился, что достал такую прочную веревку - «хоть вешайся»… Именно она и стала орудием самоубийства Марины Ивановны. Похоронили Цветаеву в Елабуге, но так как шла война, точное место погребения остается невыясненным до сих пор. Православные обычаи не позволяют отпевать самоубийц, но правящий епископ может делать исключение. И патриарх Алексий II в 1991 году, на 50-летие со дня смерти, воспользовался этим правом. Церковный обряд провели в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

В память о великой русской поэтессе был открыт музей Марины Цветаевой, причем не один. Существует подобный дом памяти в городах Тарус, Королев, Иванов, Феодосия и многих других местах. На берегу реки Оки установлен монумент работы Бориса Мессерера. Есть скульптурные памятники и в других городах России, ближнего и дальнего зарубежья.

Сборники

1910 — Вечерний альбом

1912 — Волшебный фонарь

1913 — Из двух книг

1920 — Царь-девица

1921 — Лебединый стан

1923 — Психея. Романтика

1924 — Поэма Горы

1924 — Поэма Конца

1928 — После России

1930 — Сибирь

Краткая биография Марины Цветаевой для школьников 1-11 класса. Кратко и только самое главное

Главная>Биографии писателей и поэтов

Быстрый переход:

Очень краткая биография (в двух словах)

Краткая биография (подробно)

Очень краткая биография (в двух словах)

Родилась 8 октября 1892 года в Москве. Отец — Иван Владимирович Цветаев (1847—1913), учёный. Мать — Мария Александровна Мейн (1868—1906). С 1899 по 1902 годы училась в Музыкальном Общедоступном училище на фортепиано. С 1902 по 1905 годы жила за границей и училась в разных пансионах. В 1910 году напечатала первый сборник стихов. В 1912 вышла замуж за Сергея Эфрона. Вскоре у них родилась дочь Ариадна. В 1922 году эмигрировала к мужу в Прагу, который там уже жил, а через несколько лет они переехали в Париж. В 1925 году у них родился сын - Георгий. В 1939 году вернулась с сыном в СССР следом за мужем и дочерью, которые вернулись чуть ранее. Вскоре муж и дочь были арестованы (мужа расстреляли в 1941 году). Умерла (покончила жизнь самоубийством) 31 августа 1941 года в Елабуге, в возрасте 48 лет. Похоронена на Петропавловском кладбище в Елабуге (точное месторасположение могилы неизвестно). Основные произведения: «Крысолов», «Маме», «Мирок», «Не хочу ни любви, ни почестей», «Самоубийство», «В Париже» и другие.

Краткая биография (подробно)

Марина Цветаева – русская поэтесса, прозаик и переводчик. Марину Цветаева является одним из крупнейших поэтов XX века. Она родилась 8 октября 1892 года в Москве, в семье профессора-филолога и пианистки. Детские годы поэтессы прошли в Москве и в небольшом городке в Калужской области – Тарусе. Училась в частной московской гимназии, а затем в пансионах Европы. Писать поэтесса начала довольно рано в возрасте шести лет. У нее получалось писать стихи не только на русском языке, но и на французском и немецком. В 16 лет юная поэтесса отправилась в Сорбонну, чтобы прослушать лекции о старо-французской литературе.

Первый сборник её стихов «Вечерний альбом» вышел в 1910 году. Эта книга сразу привлекла внимание многих известных писателей того времени. Среди них были Гумилев, Волошин, Брюсов. Через пару лет появился сборник «Волшебный фонарь». В это же время Цветаева примыкает к кругу московских символистов и регулярно посещает организованные ими встречи. В 1911 году она познакомилась с Сергеем Эфроном, с которым они вскоре поженились. Третий сборник поэтессы «Из двух книг» появляется в 1913 году.

Октябрьская революция и Гражданская война сильно повлияли на творчество поэтессы. Она негативно относилась к происходящему. Её супруг служил офицером Белой армии. Цветаева же в это время работала над циклом стихов «Лебединый стан», в котором поддерживала белое движение. В 1922 году она решила вместе с дочерью Ариадной отправиться в Европу к мужу, который уже некоторое время пребывал в Праге. В 1925 году они всей семьей переехали в Париж. Вскоре Цветаеву перестали печатать, так как обострилось отношение к эмигрантам. Её последний сборник, вышедший при жизни, назывался «После России».

В 1939 году, после возвращения в СССР, муж и дочь Цветаевой были арестованы. Она зарабатывала на жизнь поэтическими переводами. Когда началась Вторая мировая война, её с сыном отправили в Елабугу. 31 августа 1941 года, не выдержав одиночества, безработицы и гонений, покончила жизнь самоубийством. В истории русской литературе эта поэтесса трагической судьбы оставила немалый след. Дома-музеи, посвященные Марине Цветаевой и её творчеству, есть в Москве, Александрове, Иванове, Елабуге, Феодосии и некоторых других городах.

см. также:
Краткие биографии других писателей и поэтов

История музейных зданий. Идем в гости к Марине Цветаевой

В доме в Борисоглебском переулке Марина Цветаева провела восемь лет, пережив здесь и счастье, и горе. Творческий взлет, материнство, старая дружба и новые встречи, революции, войны, разлука с мужем и смерть младшей дочери. Уют и благополучие в доме постепенно сменились запустением, а потом и вторжением новых обитателей. Отсюда Цветаева уехала в эмиграцию, а после Великой Отечественной войны в том же доме этажом ниже поселилась Надежда Катаева-Лыткина, которая и инициировала создание музея поэта.

До Цветаевой

В середине XIX века на месте, где сейчас стоит Дом-музей Марины Цветаевой, находилось несколько построек, которые были объединены двором с колодцем, и фруктовый сад. Этот земельный участок принадлежал дочери гвардейского прапорщика Татьяне Арцыбашевой. Затем он перешел жене отставного подполковника Александре Собко, которая в 1862 году решила построить здесь доходный дом. Проект двухэтажного здания на четыре квартиры с чердаком и подвалом создал архитектор Александр Никифоров, но уверенности, что дом строил он же, нет. В облике дома соединены черты классицизма и эклектики. Фасад разбит на семь световых осей, центральную украшает фронтон. Над крыльцом — чугунный козырек на колоннах. На второй этаж можно было попасть и со двора благодаря черной лестнице.

В 1875-м дом оказался в собственности коллежского советника Александра Цветаева, однофамильца Марины Цветаевой. После его смерти хозяева часто сменялись. За полвека с момента постройки здание перестраивалось, сюда провели электричество, водопровод, телефон.

«Волшебный дом»

В 1914-м полутораэтажную квартиру № 3 сняли молодые супруги Марина Цветаева и Сергей Эфрон с маленькой дочкой Ариадной. Все начиналось как в сказке. Рядом живописный Арбат, места, которые хорошо знала и поэт (Цветаева настаивала на мужском варианте слова), и ее супруг, тогда еще студент. Необыкновенная планировка квартиры на втором этаже дома — в три уровня, с мезонином и мансардой — напоминала и Марине, и Сергею дома их детства. В квартире было восемь комнат, различающихся размерами и высотой потолков, и просторная кухня. Из комнаты мужа в мезонине можно было выйти на крышу-террасу. В то благополучное время Цветаева называла новое жилище волшебным домом, колодцем уюта и волшебства.

«Дверь открывается — вы в комнате с потолочным окном — сразу волшебно! Справа — камин. И больше ничего нет. Я так вдруг обрадовалась, но знаешь, это не так, как там. Это — серьезно. Я уже в этой комнате почувствовала, что это — мой дом! Понимаешь? Совсем ни на что не похож. Кто здесь мог жить? Только я!» — рассказывала сестре Асе счастливая Цветаева.

В этом доме ее приводила в восторг каждая деталь, особенно нравилась входная дверь из красного дерева. «Я не видела еще красного дерева дверей», — признавалась она.

В их квартире всегда кипела жизнь, многочисленным друзьям супругов нравилось бывать у них в гостях. Сюда приходили Осип Мандельштам, Илья Эренбург, Константин Бальмонт, Борис Зайцев и многие другие. Цветаева наводила в комнатах уют: на пол постелила ковры и мягкие шкуры, стены украсила картинами и гравюрами, на каминную полку поставила бюст Пушкина и часы в виде верблюда, привезла рояль, шарманку и граммофон, в книжных шкафах расставила книги на русском, французском и немецком языках.

Голод, холод и несчастье

Счастье продолжалось не очень долго. В 1917-м, во время Первой мировой войны, Эфрона мобилизовали, поначалу направив в петергофскую школу прапорщиков. Затем он был зачислен в 56-й пехотный полк в Москве. Сергей участвовал в сборах и видел солдатские бунты. Цветаева написала об этом страшном времени стихотворение «Юнкерам, убитым в Нижнем»:

Сабли взмах —

И вздохнули трубы тяжко —

Провожать

Легкий прах.

С веткой зелени фуражка —

В головах.

В апреле родилась вторая дочь, Ирина. Неблагоприятная обстановка в Москве — беспорядки, проблемы с продуктами — заставляет Цветаеву к осени уехать в Крым в поисках зимней квартиры. Но, узнав об октябрьском вооруженном перевороте, она спешит в Москву, где остались дети и муж, участвовавший в уличных боях с большевиками. Именно тогда она написала пронзительные строки «Октября в вагоне»: «Двое с половиной суток ни куска, ни глотка… А если я войду в дом — и никого нет, ни души? Где мне искать Вас? Может быть, и дома уже нет? У меня все время чувство: это страшный сон. Я все жду, что вот-вот что-то случится, и не было ни газет, ничего. Что это мне снится, что я проснусь. Горло сжато, точно пальцами». Она мечтала только об одном — чтобы Эфрон оказался жив и здоров. Молитвы были услышаны. Но их ждала еще одна вынужденная разлука, теперь уже на долгих пять лет.

А дом, в который они въехали всего три года назад и который обещал счастливую спокойную жизнь, после революции стал казаться настоящей трущобой. Он стал слишком огромным для молодой женщины с двумя детьми: они выбирали какой-то один уголок, который могли отопить и обжить, пока не приходилось уступать его новым жильцам. К отъезду у Цветаевой осталось две комнаты, в остальных поселились чужие люди. Мебель из красного дерева была ею пущена на дрова, вещи, книги, музыкальные инструменты проданы. В это тяжелое время она пишет «Вольный проезд» и «Мои службы» о своих попытках съездить в деревни за хлебом и устроиться на службу в комиссариат по делам национальностей.

«Вхожу, нелепая и робкая. В мужской мышиной фуфайке, — как мышь. Я хуже всех здесь одета, и это не ободряет. Башмаки на веревках. Может быть, даже есть где-нибудь шнурки, но... кому это нужно? Самое главное: с первой секунды Революции понять: Все пропало!»

Денег не было — банки национализировали, до назначенного ей академического пайка оставалось больше двух лет. Мизерная помощь друзей и соседей, даровые выдачи питания и распродажи домашнего скарба — вот скудные источники средств Цветаевой в то время. Работу в комиссариате по составлению архива газетных вырезок Цветаева выдержала около полугода, и следующий год, 1919-й, стал для нее «самым чумным, самым черным, самым смертным из всех тех годов». К зиме положение стало настолько отчаянным, что она согласилась на настойчивое предложение друзей-врачей временно поместить детей в кунцевский приют. Тогда случилось самое страшное. Младшая дочь не дождалась воссоединения семьи — она умерла в приюте от голода.

В 1921 году Цветаева смогла организовать переезд в Москву своей младшей сестры Анастасии, которая пережила Гражданскую войну в Крыму и также потеряла младшего из двоих детей. В том же году Цветаева получила известия о муже, который оказался в Европе после разгрома белой армии, и начала готовиться к эмиграции. Приняв сестру с сыном в этом доме, Марина, однако, не смогла оставить им свое жилье — в ответ на ее заявление в жилищное товарищество с просьбой предоставить комнаты родственникам последовал отказ как «не ответственной съемщице». Россию мать и дочь покидают в 1922-м.

Дом в Борисоглебском переулке остался позади. За время, прожитое там, Цветаева написала множество стихов, шесть пьес, четыре поэмы и многое другое.

Дом-музей

Неизвестно, где бы сейчас располагался музей Марины Цветаевой, если бы в годы Великой Отечественной войны ордер на квартиру на первом этаже этого дома не получила врач Надежда Катаева-Лыткина, ставшая впоследствии искусствоведом. Именно она сделала все для создания «Марининого дома» — Надежда Ивановна очень впечатлилась, узнав, кто жил в этих стенах до нее. В ее квартире возник неформальный цветаевский клуб. В начале 1960-х здание варварски испортили во время ремонта: паркет застелили досками, разрушили и заново сделали пристройку, сбили лепной декор фасада.

Коммунальные квартиры были здесь до 1979 года. А потом... дом решили снести. Отказалась выезжать только Надежда Ивановна. Она считала, что здание с такой богатой историей ни в коем случае нельзя уничтожать. Ее не переубедило даже отключение воды и электричества — так и жила. В конце концов искусствоведа поддержали многие деятели культуры, среди которых были поэты Евгений Евтушенко и Роберт Рождественский.

Власти уступили, когда Катаевой-Лыткиной удалось получить поддержку Советского фонда культуры. В 1986-м дом передали Центральной городской публичной библиотеке имени Н.А. Некрасова. А еще через четыре года здесь был создан культурный центр «Дом поэта Марины Цветаевой». Надежда Ивановна работала в нем до 2001-го, была научным руководителем музея. Тут проводили выставки, устраивали конференции, концерты, литературные вечера, выступали знаменитые музыканты, поэты, писатели и ученые.

В фондах музея хранится не имеющий аналогов архив русского зарубежья, автографы Марины Цветаевой, Сергея Эфрона, Максимилиана Волошина, Зинаиды Гиппиус и других деятелей культуры. В 2007-м напротив дома появился памятник поэту работы Нины Матвеевой.

Коллекция предметов, связанных с Мариной Цветаевой, пополняется и сегодня. Здесь хранятся мемориальные столик и зеркало, кофейная чашка, платье, серебряный браслет и коралловые бусы, принадлежавшие поэту, а также картины художника Максимилиана Волошина, друга Марины Ивановны, в коктебельском доме которого она когда-то познакомилась с мужем.

Марина Ивановна Цветаева - Марина Ивановна Цветаева Биография

Марина Цветаева родилась в Москве. Ее отец, Иван Цветаев, был профессором истории искусств и основателем Музея изящных искусств. Ее мать Мария, урожденная Мейн, была талантливой концертной пианисткой. Семья много путешествовала, Цветаева посещала школы в Швейцарии, Германии и Сорбонне в Париже. Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Дебютировала как поэтесса в 18 лет со сборником «Вечерний альбом», посвященным ее детству.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Ефрона, у них родились две дочери и сын. «Волшебный фонарь» продемонстрировала свое техническое мастерство, и в 1913 году за ней последовала подборка стихов из ее первых сборников. Роман Цветаевой с поэтессой и оперным либреттистом Софией Парнок вдохновил ее на цикл стихов «Подруга». Карьера Парнок остановилась в конце 1920-х годов, когда ей запретили публиковаться. Стихи, написанные между 1917 и 1921 годами, появились в 1957 году под названием «Владения лебедей».Вдохновленная отношениями с бывшим офицером Красной Армии Константином Родзевичем, она написала «Поэму о горе» и «Поэму о конце».

После революции 1917 года Цветаева на пять лет была в ловушке в Москве. Во время голода одна из ее собственных дочерей умерла от голода. Поэзия Цветаевой свидетельствует о ее растущем интересе к народным песням и приемам ведущих символистов и поэтов, таких как Александр Блок и Анна Ахматова. В 1922 году Цветаева эмигрировала с семьей в Берлин, где воссоединилась с мужем, а затем в Прагу.Это был очень продуктивный период в ее жизни - она ​​опубликовала пять сборников стихов и ряд повествовательных стихов, пьес и эссе.

За годы пребывания в Париже Цветаева написала две части запланированной драматической трилогии. Последний прижизненный сборник «После России» вышел в 1928 году. Его тираж в количестве 100 нумерованных экземпляров продавался по специальной подписке. В Париже семья жила бедно, доход почти полностью приносил сочинения Цветаевой. Когда ее муж начал работать в советской службе безопасности, русская община Парижа выступила против Цветаевой.Ее ограниченные возможности публикации стихов были заблокированы, и она обратилась к прозе. В 1937 году вышло одно из лучших произведений Цветаевой - МОЙ ПУШКИН. Чтобы заработать дополнительный доход, она также писала рассказы, мемуары и критические статьи.

В ссылке Цветаева чувствовала себя все более изолированной. Без друзей и почти разоренная она вернулась в Советский Союз в 1938 году, где уже жили ее сын и муж. В следующем году ее мужа казнили, а дочь отправили в трудовой лагерь. Цветаева была официально подвергнута остракизму и не могла публиковаться.После вторжения в СССР немецкой армии в 1941 году Цветаева вместе с сыном была эвакуирована в небольшой провинциальный городок Елабуга. В отчаянии она повесилась через десять дней, 31 августа 1941 года.

Ариадна Эфрон - дочь русской поэтессы Марины Цветаевой [статья]

Ариадна Эфрон (Аля), первенец Сергея Яковлевича Ефрона и Марины Ивановны Цветаевой, была родилась в Москве 18 сентября 1912 года. У Аля были большие голубые глаза отца, она была красивым и умным ребенком.К тому же она была не по годам развитой, понимая стихи, которые мать читала ей с самого раннего возраста, в необычно резкой и яркой манере, отмеченной непредсказуемыми паузами и черточками. Марина Цветаева действительно была талантливой поэтессой, стихи которой коснулись одной из самых высоких и новаторских вершин поэтического мастерства ХХ века.
С началом революции отец Алии Сергей ушел из дома, чтобы вступить в Белую армию, а Марина с Алей и ее младшей сестрой Ириной остались в Москве.Вскоре Аля научилась читать и к семи годам сочиняла короткие стихи; Еще у нее был отличный дар рисовать. В феврале 1920 года ее сестра умерла от недоедания.
В 1921 году, спустя почти четыре года, ее отцу удалось отправить им известие о своем местонахождении. В мае 1922 года Аля и Марина присоединились к нему в Берлине. Затем семья переехала в Чехословакию, где они в тяжелых условиях жили на окраине Праги. В феврале 1925 года ее мать родила мальчика Георгия, которого ласково прозвали Мур.
Осенью того же года семья переехала во Францию, где они жили за пределами Парижа в условиях крайней нищеты. Аля шила береты и шерстяные куклы, которые продавала по пять франков за штуку. С 1928 по 1930 год училась в школе Лувра, а затем в Институте прикладного искусства. В те годы Сергей все больше интересовался большевистской идеологией и проявлял явные просоветские наклонности. Аля, которая, как и ее мать, была решительным антисоветчиком, стала разделять идеи отца.Это может частично объяснить, почему ее интенсивные и исключительные отношения с матерью внезапно резко изменились. В марте 1937 года Аля вернулась в Советский Союз, убежденная, что найдет страну, приверженную свободе и социальной справедливости. В октябре после убийства Сергей также вернулся в Москву в качестве агента советской тайной полиции. Аля была счастлива; она вернулась в свою великую страну, она работала в «Revue de Moscou», встретила и полюбила Мулью Гуревич. В этот период она познакомилась с Борисом Пастернаком, с которым впервые познакомилась в июле 1935 года в Париже, где поэт принимал участие в первом съезде писателей-антифашистов.В июне 1939 года Марина и Мур, оставшиеся в Париже, вернулись в СССР. Воссоединившись, семья жила на даче Болшево под Москвой.
В августе Аля была арестована и обвинена в пособничестве отцу, признанному предателем. Эти тяжелые обстоятельства помогли залечить разрыв между матерью и дочерью. Аля была приговорена к восьми годам лишения свободы. В октябре 1939 г. был арестован и ее отец, через два года расстрелян. Когда началась война, Марина Цветаева уехала из Москвы с Муром, но затем повесилась в Елабуге.
Освободившись из ГУЛАГа в 1947 году, Аля поселилась в Рязани, где преподавала графику. В начале 1949 года ее снова арестовали и приговорили к пожизненной ссылке в Туручанске в Сибири. Из Туручанска Аля завела напряженную переписку с Пастернаком, который прислал ей самую первую рукопись Доктора Шиваго. Реабилитированная в 1955 году, Аля вернулась в Москву, где посвятила себя поиску и публикации рукописей своей матери; Она также написала о себе книгу воспоминаний: Марина Цветаева, моя мама , которая была издана посмертно в 1979 году в Париже.Ариадна Эфрон умерла в 1975 году в Тарусе, заколдованном месте детства ее матери.

Шелк, ножницы и марина; или о биографии (сочинения из несвязанной Европы) (мягкая обложка)

Недоступно для заказа.

Специальный заказ - зависит от наличия издателя.


Описание


Лауреат премии Ксавера Шандора Гьяльского

Это первые два тома лирической автобиографии хорватской поэтессы и писательницы Ирены Врклян.Хотя каждый роман освещает другой, они также стоят особняком как оригинальные и независимые произведения искусства. В « Шелк, ножницы», « Врклян» прослеживается символическое и моральное значение ее жизни, а также ее видение судьбы женщин во времена ее матери и в ее собственное время. Марина продолжает интенсивный анализ поэтического Я, используя жизнь Марины Цветаевой для размышлений о процессах, лежащих в основе биографии.

Об авторе


Ирена Врклян - хорватская писательница.Она родилась в Белграде, окончила Загребский университет и Deutsche Film- und Fernsehakademie Berlin. Она пишет на хорватском и немецком языках. Лауреат Премии Владимира Назора и Премии Ксавера Шандора Гьяльского. Помимо романов, она опубликовала множество сборников стихов, в том числе параллель, ; Комната, этот ужасный сад ; и В коже моей сестры .

Похвала за…



"Заслуживающее внимания дополнение к небольшому количеству современных хорватских сочинений, доступных на английском языке, и лирическое исследование формы и значения биографии.»- Kirkus Reviews

« Чувствуешь маленькие повседневные моменты, составляющие магию жизни, а также почти секретное сообщество, любящее женщин разных поколений, из разных стран. »- Женский обзор книг



Сведения о продукте
ISBN: 9780810116047
ISBN-10: 0810116049
Издатель: Northwestern University Press
Дата публикации: 17 февраля 1999 г.
Страницы: 185
Язык: Английский
Series : Письма из несвязанной Европы
Категории
Связанные издания (все)

Последние дни Марины Цветаевой Ирма Кудрова, автор, Мэри Энн Шпорлюк, переводчик, Эллендеа Проффер, Вступительное слово, пер.с русского Мэри Энн Шпорлюк. Более 22,95 доллара США (232p) ISBN 978-1-58567-522-7

Ирма Кудрова, автор, Мэри Энн Шпорлюк, переводчик, Эллендеа Проффер, Вступление от , пер. с русского Мэри Энн Шпорлюк. Посмотреть 22,95 долл. США (232 пункта) ISBN 978-1-58567-522-7

Опираясь на интервью, дневники и недавно появившиеся записи КГБ, Кудрова, писавшая о жизни и творчестве Марины Цветаевой (1892–1941), подробно описывает последние годы русской поэтессы перед самоубийством в возрасте 49 лет.Несмотря на несколько неровный перевод, повествование Кудровой неизменно захватывает и источает ауру безжалостной трагедии. В 1922 году поэт уехала из Москвы к своему мужу Эфрону, который был вынужден эмигрировать в Париж по политическим причинам. С сыном Муром и дочерью Алей (другая дочь умерла ранее от недоедания) она жила там и продолжала писать стихи. В 1937 году Эфрону, работавшему в советской тайной полиции, было приказано вернуться в Россию, где сейчас жила Аля. В 1938 году за ними последовали Цветаева и их сын, и на какое-то время все они были размещены государством на даче в Болшево.Цветаева, фактически заключенная, имела мало общего с литературным миром России. Нет никаких свидетельств того, что с ней в это время даже связался ее друг Борис Пастернак. После ареста мужа и дочери она впала в депрессию. Кудрова удачно передает мир России 1930-х годов, где никто не был застрахован от чисток и информаторов; судебные процессы и казни были обычным явлением. Автор прослеживает отчаянные попытки Цветаевой найти работу, которая поддерживала бы ее и Мур, - безуспешные поиски, которые закончились, когда она повесилась.Хотя Кудрова называет несколько причин - психическое заболевание, политическое преследование - решения Цветаевой покончить с собой, можно сделать вывод, что ее просто потрясли тяжелые условия жизни. Кудрово продолжает свой душераздирающий рассказ: под давлением допросов Эфрон и Аля доносились друг на друга; Алю отправили в тюрьму, а Эфрона расстреляли через два месяца после самоубийства Цветаевой. Фотографии. (фев)

Парижское обозрение - Десять афоризмов русской революции

Марина Цветаева

Марина Цветаева - один из самых известных русских поэтов двадцатого века.Она родилась в Москве в 1892 году у отца-классика и матери-пианистки. Свою первую книгу стихов она опубликовала в семнадцать лет. Она пережила русскую революцию и последовавший за ней голод в Москве и писала о них. В 1922 году Цветаева и ее муж Сергей Эфрон вместе с двумя детьми бежали из России. Они жили в условиях растущей бедности в Париже, Берлине и Праге. В 1939 году они вернулись в Москву, а через два года, в 1941 году, ее муж и дочь были арестованы по обвинению в шпионаже.Ее муж был казнен, а дочь заключена в тюрьму. Цветаева, похоже, не знала, что ее муж был шпионом: когда полиция допросила ее, она прочитала им французский перевод своих стихов и ответила на их вопросы с таким замешательством, что полиция пришла к выводу, что она невменяема. Цветаева и ее сын были эвакуированы в Елабугу, где в августе 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством. Эти афористических фраз взяты из дневников и записных книжек, которые она вела, когда жила в Москве с 1917 по 1922 год:

    1. Предательство уже указывает на любовь.Знакомого нельзя предать.

    2. Вы не хотите, чтобы люди знали, что вы любите определенного человека? Тогда скажите: «Я его обожаю!» Но некоторые люди знают, что это значит.

    3. Чувственная любовь и материнство почти исключают друг друга. Подлинное материнство мужественно.

    4. Я должен пить тебя из кружки, но я пью тебя по каплям, от которых у меня кашляет.

    5. Сердце: это скорее музыкальный, чем физический орган.

    6. Сколько материнских поцелуев выпадает на недетские головы - и сколько нематериальных - на детские головы!

    7. Насыщенный раствор. Вода больше не растворяется. Таков закон. Вы раствор, насыщенный мной. Я не бездонный чан.

    8. Все невысказанное не сломлено. Так, например, нераскаявшееся убийство - осталось. То же самое и с любовью.

    9. Родство по крови грубое и сильное, родство по выбору - хорошо. А что нормально может порвать.

    10. Любить - это видеть человека таким, каким его задумал Бог, а его родители не смогли создать его. Не любить - значит видеть человека таким, каким его сделали родители. Разлюбить: значит вместо него увидеть стол, стул.

Из Земные знаки: Московские дневники, 1917–1922 гг. , Марина Цветаева, перевод Джейми Гамбрелл.Опубликовано с разрешения New York Review Books Classics.

Джейми Гэмбрелл - писатель о русском искусстве и культуре. Ее переводы включают «День опричника» Владимира Сорокина , «Метель » и, для NYRB Classics, Ice Trilogy . В 2016 году она была удостоена Премии Торнтона Уайлдера за переводы.

Марина Цветаева считается одним из самых известных поэтов России ХХ века. Наряду с многочисленными пьесами в стихах и прозе, ее произведения включают несколько стихотворений, среди которых Поэма конца , Поэма горы и Крысолов .

Элейн Файнштейн, поэт, писатель и биограф, умерла по адресу 88

Эта коллекция основана на ее путешествиях по миру, но она также нашла предметы, близкие к ее дому и сердцу.

«Через некоторое время после того, как мой муж ушел на пенсию, - сказала она, представив свое стихотворение« Инвалидное кресло »на записи,« меня назначили писателем по месту жительства при университете в Сингапуре, и мы решили провести несколько месяцев на Дальнем Востоке. Однако незадолго до того, как мы отправились в путь, мой муж сломал лодыжку на скользком асфальте возле магазина товаров для дома.Но он очень упорно решил, что все же собирается приехать в Сингапур. Это был очень счастливый опыт ».

В стихотворении она написала:

Самая удивительная особенность прошедших нам опасностей

- это то, что вы путешествовали в инвалидном кресле с левой ногой в гипсе.

У большинства людей было бы больше здравого смысла, но мы оба были удивлены

, найдя это довольно успокаивающим. И однажды мы предположили:

вам нужно внимание, которое я почти никогда не плачу

, в то время как я наслаждался знанием, что вы не сможете получить на расстоянии .

Она включила «Инвалидную коляску» в «Talking to the Dead» (2007), сборник стихов о или вдохновленный ее мужем, который умер в 2002 году.

«Файнштейн слишком хорошо знает, что« большая часть того, над чем мы работаем » «Ат исчезает», - написала Антония Биатт об этом сборнике в «Гардиан», цитируя строчку из «Другой годовщины», одного из его стихотворений, «но здесь глубокие, глубоко прочувствованные и сложные стихи, которые останутся навсегда. Красиво и изящно выполненные, они танцуют между присутствием и отсутствием, горем и радостью, мрачностью и омоложением.

Г-жа Файнштейн любила читать. На ее веб-сайте есть аудиофайлы, на которых она читает как свои собственные произведения, так и произведения Цветаевой. Впервые она опубликовала переводы стихов Цветаевой в 1971 году, а в 1987 году опубликовала биографию «Пленный лев: жизнь Марины Цветаевой». Она взяла на себя другого русского поэта в «Анне всея Руси: Жизнь Анны Ахматовой» (2005).

Плененный дух: Россия Марины Цветаевой

В России больше музеев, посвященных русской и советской поэтессе Марине Цветаевой и ее семье, чем любому другому поэту.Вот список лучших мест для посещения в России Цветаевой, которые разбросаны по всей стране, от Тарусы до Феодосии. Приступим, или, как говорят русские - Поехали!

Мемориальная квартира-музей Марины Цветаевой в Москве

Марина Цветаева, ее муж Сергей Эфрон и их двухлетняя дочь Ариадна переехали в квартиру на втором этаже четырехквартирного дома в Борисоглебском переулке в сентябре 1914 года. Семья занимала единственную двухуровневую квартиру в доме - квартира нет.3, с выходом на чердак, и прожили здесь восемь лет.

Это «Дом-Корабль» с его «Чердачным дворцом» и величественной старинной лестницей, имевшей почти домашний шарм русской усадьбы, которую Марина Цветаева считала своим домом всю свою жизнь. Из 15 книг, изданных Цветаевой за свою жизнь, 11 написаны именно в этой квартире.

В 2017 году в музее была проведена реконструкция, для посетителей открыли гостиную, «Ренегат-комнату», как ее называла Цветаева.В доме сохранился дух семейной жизни Цветаевых: старые фотографии, «гора рукописных бумаг», мебель XIX века, фарфор, игрушечные домики и граммофон в углу.

Музей открыт с 12:00 до 19:00 (21:00 по четвергам) каждый день, кроме понедельника и последней пятницы каждого месяца. Билет для взрослого стоит 200 рублей, а для лиц, имеющих право на скидки, 100 рублей. Тематические и индивидуальные экскурсии по дому можно заказать по телефону +7 (495) 697-53-69; за дополнительную плату от 400 до 500 рублей с человека.По четвергам в 19:00 и каждую субботу и воскресенье в 12:30 проводятся обзорные экскурсии для групп, которые не нужно бронировать заранее, достаточно прибыть в назначенное время. Аудиогид также доступен на сайте музея.

Дом-музей семьи Цветаевых в Ново-Талицах

Деревянное здание прихода в селе Ново-Талицы на берегу реки Вергуза близ Иванова было приобретено дедом поэта и священником Владимиром Цветаевым в 1853 году.До 1928 года здесь проживало три поколения семьи Цветаевых. Здесь выросли четверо братьев Цветаевых: Петр, Иван (основатель и первый директор ГМИИ им. А.С. Пушкина, отец Марины), Федор и Дмитрий. В последние годы здесь жила семья старшего сына Петра.

Дом стал Домом-музеем семьи Цветаевых в 1995 году. В музее можно не только узнать о жизни семьи поэта, но и о крестьянской жизни и жизни сельского духовенства в России XIX века. .Здесь также выставлены личные вещи, книги, молитвенники и архивные фотографии. Сейчас здесь проводят экскурсии для взрослых и игры для детей, а также проводят свадебные церемонии. Ежегодно в последние выходные мая в музее проходят чтения произведений Цветаевой.

Музей открыт с 11:00 до 17:00 ежедневно, кроме понедельника. Взнос для взрослых - 50 рублей, для школьников и студентов - 20 рублей. Стоимость экскурсии 350 руб. До музея можно добраться на общественном транспорте из центра Иваново маршрутными автобусами №№.119, 121а, 129 и 141 через Пушкинскую площадь (площадь Пушкина) или на автобусе № 111, 119 от Площади Победы (Площадь Победы) через Пушкинскую площадь.

Мемориальный комплекс Марины Цветаевой в Елабуге
В августе 1941 года Марина Цветаева была эвакуирована в Елабугу, где ей и ее сыну Георгию была предоставлена ​​комната в семейном доме Бродельщиковых. В Елабуге она прожила всего 11 дней - 31 августа Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством, так жить дальше не могла.

Интерьер комнат мемориального комплекса Марины Цветаевой полностью восстановлен. Ее берет лежит на ее нераспакованных чемоданах, а на диван наброшено вязаное одеяло. Вы можете почувствовать «вечные сумерки и вечные колокола». Самым ценным из экспонатов коллекции является французский блокнот в марокканском кожаном переплете, вынутый из кармана ее фартука после трагедии.

Этот дом и музей являются частью Елабугского мемориального комплекса, в который также входит площадь Марины Цветаевой (Площадь Марины Ивановны Цветаевой) с бронзовым памятником, могилой поэта и культурным центром ее имени.

Дом-музей Елабугский мемориальный комплекс Марины Цветаевой находится на Малой Покровской улице, 20. Музей открыт с 9:00 до 18:00 ежедневно, кроме понедельника.

Музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии

Марина и Анастасия Цветаевы жили в Феодосии с 17 октября 1913 года по 1 июня 1914 года. Этому периоду жизни двух сестер посвящена выставка в городском музее. В комнатах хранятся личные вещи семьи, их сочинения, уникальные фотографии и книги.Этот музей и квартира пытается воссоздать атмосферу довоенной Феодосии, «полную уютных семей, дружеских праздничных посиделок, ожиданий гостей и наивного преклонения перед талантами».

«Это сказка Гауфа, кусочек Константинополя ... и мы поняли - мы с Мариной - что Феодосия - волшебный город, и что мы полюбили его навсегда», - написала Анастасия Цветаева в «Воспоминаниях». (Воспоминания).

Летом музей открыт семь дней в неделю с 10:00 до 18:00; и с 12:00 до 20:00 по пятницам (касса закрывается в 19:15).Зимой он открыт с 10:00 до 16:00 и закрыт по понедельникам. Стоимость билетов для взрослых - 80 рублей, для детей и студентов - 50 рублей, включая экскурсию.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Александрове

Марина Цветаева провела свое «Александровское лето» в 1916 году, в то время как ее младшая сестра Анастасия жила в городе со своим мужем Морисом Минцем. Он работал на стройке местного военного завода. Семья сняла полуразрушенный дом, построенный в первой половине XIX века на окраине Александрова - города Владимирской области.

«Хижина на берегу воды (а что есть в этом городе, что не на берегу?), Выходящая крыльцом на овраг. Деревянная избушка, как у Бабы Яги. Зимой - только печь (с вилками, с очагом!), Летом - только дикая жизнь: зелень, прорастающая через окно », - написала Цветаева.

Дом, в котором когда-то жила семья Цветаевых, сейчас в аварийном состоянии. Экспозиция музея находится в соседнем здании - в доме Лебедева. Он воссоздает атмосферу Серебряного века русской поэзии с мебелью начала 20 века, немецкими пианино Bechstein и архивными фотографиями.Здесь почти нет личных вещей Цветаевой, за исключением стола, на котором она сидела и писала стихи. Это «музей метафор», где каждый экспонат - отражение чего-то в творчестве Цветаевой.

Музей открыт ежедневно с 8:30 до 17:00, кроме понедельника и вторника.

Тарусский музей семьи Цветаевых

Марина и Анастасия Цветаевы зимовали в городе Таруса с 1907 по 1910 год.Сестры жили в так называемом «Доме Тио», купленном в 1899 году их дедом по материнской линии Александром Даниловичем Майном. Дом находится на улице Розы Люксембург, 30.

В музее представлена ​​мебель из дома в Москве (в Трехпрудном переулке), где родилась Марина Цветаева, а также предметы, принадлежащие поэту, ее родным, близким и друзьям из Таруса.

Раз в два года в октябре в музее проводятся научные чтения произведений поэта, а каждый год в первую субботу октября отмечается день, посвященный Марине Цветаевой.

Музей открыт с 10:00 до 17:00, кроме понедельника и последней пятницы каждого месяца.

(по российским источникам)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *