Дата смерти джордано бруно: Джордано Бруно биография кратко – открытия ученого, самое важное

Джордано Бруно – биография, фото, личная жизнь философа


Имя: Джордано Бруно (Giordano Bruno)

Дата рождения: 1548 года

Дата смерти: 17 февраля 1600 года

Возраст: 52 года

Место рождения: Нола, Неаполь, Италия

Место смерти: Рим, Италия

Деятельность: монах, философ, поэт

Семейное положение: не был женат



Джордано Бруно — биография

В школе нас учили, что Джордано Бруно был сожжен инквизицией за то, что разделял учение Коперника о вращении Земли вокруг Солнца. Но в материалах его процесса это «преступление» не упомянуто ни разу. Так за что же был казнен итальянский монах-филосов, чей приговор до сих пор не отменен Ватиканом?

Любимым героем Бруно всегда был Икар. Дерзкий юноша на самодельных крыльях устремился в небесную высь и поплатился за это жизнью. Мысленно устремляясь к звездам, на земле Джордано Бруно вел себя так: же дерзко и безрассудно, как сын Дедала. И погиб так же страшно: Икара убил жар Солнца, а Джордано — пламя костра, зажженного людьми.

В детстве Джордано Бруно звали Филиппо, и родился он в 1548 году в семье дворянина Джованни Бруно и Фраулиссы Саволина. Семья жила в предместье древнего города Нолы, недалеко от склонов Везувия, над которым порой поднимались высокие клубы дыма. Тогда горожане бросались в церковь из страха перед Божьим гневом, но отец Филиппо не боялся ничего.

Он был офицером на службе испанского наместника Неаполя и большую часть года проводил в военных походах. Зато когда он возвращался домой, радости не было конца. Отец и сын подолгу гуляли по окрестным холмам, и Джованни рассказывал сыну о своих приключениях и чудесах дальних стран. Если прогулка затягивалась допоздна, он учил Джордано Бруно находить на небе созвездия, даже не думая, что тем самым определяет дальнейшую судьбу отпрыска.

Юного Бруно научили читать и писать, но он хотел учиться дальше, что в ту пору вовсе не считалось обязательным для дворянина. К чести Джованни, он не препятствовал сыну и даже выделил часть небогатых семейных средств на обучение мальчика в Неаполе. Летом 1562 года Филиппо отправился в путь.

Поселившись у дяди, он поступил в ученики к монаху Теофило да Вайрано, которому предстояло подготовить юношу к поступлению в университет. С наставником ему повезло — отец Теофило не заставлял своего питомца зазубривать наизусть учебники, но учил его мыслить, прививая интерес к логике, философии, диалектике и литературе.

Его уроки нравились Джордано Бруно гораздо больше лекций в университете, которые он посещал украдкой. Университет размещался в старинном монастыре Сан-Доминико Маджоре, и преподавали там в основном монахи-доминиканцы. С напыщенным видом они изрекали латинские цитаты, мало заботясь о том. понимают ли их слушатели. Но Филиппо уже изучил латынь — язык науки — и поэтому понимал, что педагоги всего лишь пересказывают мнения отцов церкви, не внося в них ничего нового.

Другие студенты не очень интересовались учебой, со всем пылом отдаваясь соблазнам большого города. Несмотря на строгие запреты, они каждый вечер покидали монастырские кельи и отправлялись в путешествие по окрестным кабакам и «веселым домам». Многие носили с собой оружие и без колебаний пускали его в ход. Филиппо не был драчуном, но любил застолье в дружеской компании и общество прекрасных дам. Судя по описаниям современников и единственному сохранившемуся портрету, он был настоящим красавцем с тонкими чертами лица, густыми каштановыми кудрями и щегольскими усиками. Он сочинял стихи, при помощи которых с легкостью очаровывал девушек.

Но наука влекла к себе Бруно сильнее, чем женщины и развлечения. Однако в июне 1565-го вместо поступления в университет 17-летний Филиппо неожиданно для всех стал послушником монастыря Сан-Доминико. Отныне его звали Джордано — в честь библейской реки Иордан, и он носил грубую шерстяную рясу монаха. О причинах такого решения можно только гадать. Намного позже, в XIX веке, родилась легенда о несчастной любви Бруно. Его возлюбленной называли то дочь испанского вельможи, то красавицу еврейку, которая ради него отреклась от веры предков, но была убита мстительными сородичами чуть ли не во время свадебной церемонии.


По ночам, при свете огарка, Джордано тайком читал купленные в книжных лавках труды философов и ученых. Сильнее всего на него повлияли двое авторов. Первым был немецкий епископ Николай Кузанский, достигший кардинальского чина. Однако, несмотря на высокое звание, он был автором многих идей, далеких от ортодоксии, — он. к примеру, предположил, что Господь сотворил не только Землю, но и множество обитаемых миров. Вторым стал польский каноник Николай Коперник, наблюдавший светила в самодельный телескоп. Эти наблюдения привели к выводу, который он решился огласить только в 1543 году, на закате жизни.

Под влиянием этих книг укрепился во мнении, что разум и христианская вера несовместимы. Библейские предания — просто сказки, которыми церковники дурачат народ. Их картине мира юный бунтарь противопоставил свою. Богу него «находится во всем и повсюду» и фактически сливается с природой. Признавая его существование, Бруно отвергал божественность Христа, чудеса и таинства, а главное — необходимость церкви и ее монополию на истину. За словами последовали дела.

Сначала Джордано убрал из своей кельи изображения святых. Потом посоветовал приятелю, читающему «Историю радостей Богородицы», выбросить книгу и почитать что-нибудь более полезное. Как ни странно, серьезных последствий его поступки не имели — в положенное время брат Джордано стал дьяконом, потом получил приход в одном из городов Кампании. А в 1572 году снова вернулся в Сан-Доминико, но уже как студент богословской школы.

Товарищи не понимали Бруно. и он нашел собеседника за пределами обители — загадочную донну Моргану, которой посвящены его первые сочинения. Одни считают ее богатой вдовой, не чуждой наукам, другие — изысканной куртизанкой, от скуки внимающей пылкому юноше. Но более вероятно, что Моргана с ее именем, взятым из рыцарских романов, была выдумкой самого Джордано, изнывавшего от недостатка общения. Ведь монастырское начальство зорко следило за послушниками и вряд ли позволило бы одному из них проводить время в женском обществе. Поэтому встречи Бруно с Морганой происходили лишь в воображении. Наяву оставалось мерять шагами опостылевшую келью и сочинять ехидные стихи:

Священная ослиность, святое отупенъе,
О, глупость пресвятая блаженное незнанье,
Одна ты нашим душам даруешь назиданье.
Ведь не приносят пользы ни ум, ни обученье.

Ослами Бруно называл всех, кто верил раз и навсегда затверженным мнениям, не давая себе труда подумать. Ему все тягостнее было жить среди них, притворяясь благочестивым сыном церкви. Донна Моргана — или его собственная осторожность — убеждала повременить, но Бруно все же иногда не выдерживал. Когда в монастырь приехал с лекцией знаменитый богослов Монтальчини, Бруно на диспуте уличил его в незнании взглядов протестантов, на которых тот нападал.

Побежденный богослов поспешил отомстить и отправил в капитул доминиканцев донос о сочувствии Джордано еретикам. Ему грозил суд инквизиции с суровым приговором, и в феврале 1576 года Бруно навсегда покинул монастырь. За самовольный выход из ордена Бруно отлучили от церкви. Начался новый этап в жизни Джордано. В прошлом остались Неаполь, родная Нола, донна Моргана вместе с другими подругами прошлых лет. Отныне он признавал лишь любовь к Истине.

Четыре месяца Бруно скитался по Италии, зарабатывая на жизнь уроками грамматики и философии. Однажды в Лионе он остановился на ночлег в монастыре своего ордена. «Меня приняли очень холодно, — писал Бруно впоследствии. — Я разговорился об этом с монахом-итальянцем, находившимся там, и он мне сказал: «Имейте в виду, что в этой стране вы нигде не встретите радушного приема и, сколько бы вы ни ходили по стране,-чем дальше, тем все менее радушный прием будете встречать»».

Это предупреждение, а также чума, поразившая Италию, вынудили Бруно бежать в Женеву, где уже давно правили сторонники «протестантского Папы» Кальвина. Жизнь там была сытая и безопасная, но к свободе мнений протестанты оказались столь же нетерпимы, как и католики. Два месяца Бруно занимался исправлением печатных оттисков в типографии. Часто посещал проповеди и чтения, произносившиеся и читавшиеся в этом городе как итальянцами, так и французами. А вскоре ему сообщили, что нельзя долго находиться в Женеве, если он не решит принять религию этого города. Бруно, уже отказавшийся прежде от одной религии, не желал принимать другую. Ему пришлось снова отправиться в путь.

В 1580 году Бруно прибыл в Тулузу, где получил место профессора философии в университете. Здесь он задержался на несколько лет — долгий срок для Бруно. У него по-пре-жнему не было ни друзей, ни женщин — Джордано вел образ жизни аскетичного ученого. В Тулузе он разработал собственную науку — мнемонику — о развитии памяти при помощи логических упражнений. Эта наука пользовалась большим успехом. Сам Бруно обладал превосходной памятью и целыми страницами цитировал прочитанные книги. Его ученики таких успехов не достигали, однако скоро итальянца призвал к себе король Генрих III.

Бруно обучал его мнемонике и учился сам, читая книги в богатой библиотеке Сорбонны. Его теория мироздания постепенно менялась: теперь он был уверен, что на Луне и других планетах обитают живые существа, и когда-нибудь люди обязательно встретятся с ними. Правда, все это были теории — в отличие от Коперника и Галилея, Бруно никогда не занимался методичным наблюдением за светилами.

Между тем увлечение астрономией и теорией чисел привело Джордано на опасную стезю. Многие считали и продолжают считать его мистиком и даже магом, оставившим христианство ради «тайных наук», дающих неслыханную власть. Он действительно изучал сочинения по алхимии и труды каббалистов, надеясь отыскать там новую истину. Но в итоге разочаровался — его комедия «Подсвечник» полна насмешек над алхимиками. тратящими жизнь на поиски «философского камня». Впрочем, он издевался над всеми — католиками и протестантами. учеными и знатью.

В Париже его вызывающее поведение терпели недолго, и весной 1583 года Бруно пришлось уехать в Англию. Там ценили ученость — Бруно был представлен самой королеве Елизавете и получил кафедру в Оксфорде. Англия словно возродила его: он был очарован Альбионом и особенно его женщинами. «О. нимфы Англии. прелестные созданья!» -восклицал Джордано в лирических стихах, которые вновь начал сочинять. А вот отношения с местным ученым миром не сложились — публично посадив в лужу нескольких богословов, Бруно был вынужден оставить Оксфорд и укрыться в Лондоне под защитой королевы.

В Лондоне были написаны его главные сочинения: «Пир на пепле» и «Изгнание торжествующего зверя», где аллегорически излагалась новая «религия разума», которая должна была заменить христианство. Церковь обвинила Бруно в безбожии. на что он ответил другой книгой — «О героическом энтузиазме». Он провозгласил: «Лучше достойная и славная смерть, чем недостойный и подлый триумф». В конце 1585 года ему пришлось покинуть Англию вместе с его другом -французским послом Мовиссьером. Момент для приезда во Францию был явно неудачным: в стране бушевали религиозные войны, и обвинение в ереси, которое повсюду преследовало Бруно, могло стоить ему жизни. Когда он пытался открыто изложить в Сорбонне свои взгляды, ортодоксы едва не растерзали его.

Джордано бежал в Германию. где нашел приют сначала при дворе саксонского курфюрста, а затем в Праге, у императора-алхимика Рудольфа II. Возможно, под его влиянием Бруно занялся несвойственными для себя вопросами — издал трактат о медицине, потом «Искусство прорицания», где учил вызывать духов и узнавать у них будущее. Но дружбы с императором не получилось. и Бруно продолжил свои странствия. Летом 1591 года во Франкфурте его настигло письмо молодого венецианского патриция Джованни Мочениго. Не скупясь на комплименты «божественному уму» Бруно, тот просил обучить его наукам, обещая щедрую плату. Джордано, уставший от кочевой жизни, согласился и осенью прибыл в Венецию.

Наконец-то он снова был на родине! Он мог слушать итальянскую речь, бродить по на-бережным. заходить в лавки книготорговцев, обсуждая последние новости. К сожалению, Мочениго оказался не в состоянии усвоить основы мнемоники. Вскоре выяснилось, что он хотел научиться у Бруно совсем другому — искусству изготовления золота. Джордано, как мог, объяснял, что не владеет им, но ученик не верил.

Исчерпав свой весьма небольшои запас терпения, Бруно накричал на патриция, обозвав его ослом. Оскорбленный Джованни не остался в долгу и донес на своего гостя местным инквизиторам. В мае 1592 года Бруно заточили в тюрьму при монастыре Сан-Доминико ди Кастелло. Начались утомительные допросы, во время которых Джордано отвергал о все обвинения. Свидетели в основном его близкие знакомые — в один голос называли его преданным католиком. К тому же многие знали о его ссоре с доносчиком Мочениго.

Казалось, скоро его освободят. Но Бруно сам решил свою участь. В общей камере он шокировал богобоязненных товарищей по заключению. Он говорил им, что библейские чудеса выдуманы, что святые и пророки просто дурачили народ. а всех монахов надо истребить, как вредных насекомых. Одного из сокамерников, плотника Франческо Вайя, он подвел к окну и показал на звезды: это бесчисленные миры, перед лицом которых земные страсти выглядят просто смешно. Плотник ничего не понял, но прилежно донес на соседа. Так же поступили и другие заключенные. Тем временем Рим потребовал выдачи опасного еретика Бруно. Обычно Венеция не спешила выполнять приказы Папы, и в этом случае прокуратор республики Контарини тоже заявил: да, Джордано — еретик, но это «один из самых выдающихся и редчайших гениев, каких только можно себе представить».

И все же в конце концов Джордано выдали. В феврале 1593 года его доставили в древний замок Сант-Анджело. Потянулись долгие дни и месяцы заключения. Инквизиция играла со своими узниками, как кошка с мышью, — то допросы следовали каждый день, то о них забывали, оставляя заключенных в сводящем с ума одиночестве.

Даже по меркам инквизиции следствие по делу Бруно тянулось неимоверно долго — целых восемь лет. Все-таки обвиняемым был ученый с европейской известностью, который был знаком с сильными мира сего. При изучении материалов процесса создается впечатление, что его не очень-то хотели казнить. На папский престол взошел Ипполито Альдобрандини, принявший имя Климента VIII. Он отличался терпимостью, привечал философов и сам высказывал довольно смелые мысли. Но против Бруно говорили показания сокамерников и раздобытые инквизицией трактаты, обличавшие его как врага церкви.

Сам Бруно снова навредил себе — все долгие месяцы уверток и отречений он перечеркнул одним письмом Папе, в котором объявил о верности прежним идеям. Скорее всего, ему просто все опостылело — позади было пятьдесят лет жизни. и стоило ли идти на сделку с совестью, чтобы прожить остаток жизни в тюрьме или ссылке? Когда-то он писал: «Для людей героического духа все обращается во благо, и они умеют использовать плен как плод свободы, а поражение превратить в высокую победу».


8 февраля 1600 года ему объявили приговор. Число «восемь» было для Бруно роковым — восемь лет тюрьмы, восемь пунктов обвинения, восемь судивших его кардиналов… Услышав вердикт, Бруно бросил судьям: «Вы с большим страхом выносите мне этот приговор, чем я выслушиваю его!» Утром 17 февраля его одели в позорное рубище еретика, заковали руки и зажали рот специальными тисками, чтобы он не смущал народ крамольными речами. На Кампо ди Фьори -площади Цветов — водрузили столб, к которому железной цепью привязали казнимого. Огромная толпа наблюдала, как разгорается пламя и фигура Джордано скрывается в густом дыму. Выкриков и шуток почти не было, люди молчали. Когда все кончилось, палачи собрали пепел и бросили его в Тибр.
Почти через триста лет на месте казни воздвигли памятник с надписью «Джордано Бруно от предвиденного им столетия». Папа Лев XIII ответил на это отповедью: «Бруно не обнаружил сколько-нибудь значительных достижений в области науки… он был нетерпим к чужим мнениям, злобен и любил лесть в ущерб истине». В 1972 году другой Папа-Павел VI — официально выразил сожаление в связи с сожжением Бруно. Но приговор так и не отменили — церковь не смогла простить ученому хулы в свой адрес. Мученик Джордано был сожжен не за научные открытия, а за бунт против церкви, верность себе и любовь к независимости.

Автор биографии: Вадим Эрлихман

биография, интересные факты из жизни известного человека, кто еще из известных людей родился, умер 17 февраля

Больше, чем любой другой итальянский философ того времени, Бруно заслуживает названия предшественника, если не основателя современной науки и философии. Трагическая смерть на костре сделала его мучеником за свободу мышления.Джордано Бруно (итал. Giordano Bruno, настоящее имя — Филиппо) родился в семье солдата в местечке Нола недалеко от Неаполя в 1548 году. Учился в монастырской школе в Неаполе, где в 1565 году вступил в доминиканский орден; в 1572 году стал священником.Обвиненный в ереси в 1576 году, бежал сначала в Рим, а затем за пределы Италии; переезжал из города в город, занимался чтением лекций и сочинением многочисленных трудов, был принят при дворах Генриха III и Елизаветы.

В 1592 году по доносу венецианского патриция Джованни Мочениго, пригласившего его в Венецию, был предан суду инквизиции. Бруно был арестован, против него было начато следствие – сначала в Венеции, а в 1593 году, после выдачи Бруно Венецианским государством, в Риме. Ему были предъявлены многочисленные обвинения в богохульстве, аморальном поведении и еретических взглядах в области догматической теологии. Осуждению подверглись также некоторые из его философских и космологических идей.Бруно отказался признать ложными главные из своих теорий и по повелению Климента VIII был приговорен к смертной казни, а затем сожжен на костре на площади Кампо ди Фьоре в Риме 17 февраля 1600 года.Среди ранних сочинений Бруно – комедия, несколько трактатов, диалоги на итальянском языке, написанные им в Англии, и поэмы на латинском языке, написанные в Германии. Его метафизическое учение изложено в работе «О причине, начале и едином» (1584).Космология Бруно изложена в его работе «О бесконечности, Вселенной и мирах» (1584).

В этом произведении он опровергает традиционную аристотелевскую космологию и утверждает, что физическая Вселенная бесконечна и включает бесконечное число миров, в каждом из которых есть солнце и несколько планет.Метафизика Бруно является связующим звеном между взглядами Николая Кузанского и Спинозы; она также оказала непосредственное влияние на немецкий классический идеализм.

В своей космологии Бруно следует Лукрецию и Копернику, однако выводит из коперниканской системы гораздо более радикальные следствия, чем ее автор.

Краткая биография Джордано Бруно: самое главное

Имя: Филиппо Бруно

Прозвище: Бруно Ноланец

Дата и место рождения: 1548, близ Неаполя

Дата и место смерти: 1600 (52 года), Рим

Род деятельности: философ, богослов, поэт, эзотерик

Смерть этого итальянского ученого прочно связывают с отстаиванием теории Коперника. Но что было записано в приговоре Джордано Бруно до сих пор не известно.


Сын солдата

Джордано Бруно родился в семье неаполитанского солдата, который смог обеспечить сыну начальное образование. Через несколько лет отец определяет его в монастырь. Свое первое сочинение, будущий еретик, посвятил римскому Папе.

Неуживчивый священник

В 1572 году монах Бруно становится католическим священником. Однако вскоре на него падает подозрение в нелояльности и Джордано бежит в Швейцарию, к реформаторам. Он становится кальвинистом; впрочем, почти сразу, неофит становится еретиком уже среди кальвинистов.

В поисках…

Целых пять лет бунтарь путешествует по Европе. Во Франции становится преподавателем Сорбонны и обращает на себя внимание короля Генриха. В Англии издает ряд трудов. В том числе по астрономии: они стали продолжением спора со сторонниками геоцентричной теории Аристотеля. Несколько спокойных лет, проведенных при дворе французского короля, побудили беглого монаха возвратиться в Париж. Далее он путешествует по Германии, горячо приветствуя Реформацию.

Алхимия и магия

Чехия стала тем местом, где Бруно всерьез занялся исследованиями в области эзотерики. Он переезжает в Прагу, работает над трудом «Естественная магия». В нем, кроме естественнонаучных изыскания, Джордано описывает, в том числе, некромантию, оккультизм и ясновидение.

В подвалах инквизиции

В 1591 году Бруно переехал в Венецию, после приглашения одного из аристократов. Однако, после ссоры, на ученого последовали доносы, и в мае 1592 года он был заключен под стражу.

После шести лет тюремного заключения суд инквизиции признал Джордано Бруно еретиком, лишил сана и приговорил к сожжению на костре. Казнь состоялась зимой 1600 года в Риме. Через много лет на месте казни был установлен памятник.

Биография Джордано Бруно

История исследования космоса > Великие астрономы > Джордано Бруно

Биография Джордано Бруно (1548-1600 гг.)


Краткая биография:

Имя: Джордано Бруно

Дата рождения: 1548 г.

Дата смерти: 17 февраля 1600 г.

Образование: Неапольская монастырская школа

Место рождения: Нола, Неаполитанское королевство

Место смерти: Рим, Папская область


Джордано Бруно – итальянский философ, монах и ученый: биография с фото, основные идеи, взгляды и учение, как видел Вселенную, Коперник, суд, за что сожгли.

Из всех итальянских учёных и философов той эпохи, Джордано Бруно больше всего достоин звания предшественника и основателя современных наук.

Место рождения Джордано Бруно — местечко Нола, что находится недалеко от Неаполя. Он родился в 1548 году, отцом его был простой солдат, точная дата рождения учёного неизвестна. После окончания неапольской монастырской школы, Бруно вступает в доминиканский орден и становится священником в 1572 году.

Там он начинает заниматься наукой, читать лекции и в 1576 году обвиняется в ереси и вынужден бежать в Рим, а после и вовсе выехать из Италии. Затем Бруно продолжает ездить из одного города в другой и читать свои лекции, а так же писать свои разнообразные труды. В процессе своих странствий учёного приняли во дворах монархов Елизаветы и Генриха III.

В 1592 году венецианский аристократ Джованни Мочениго пригласил Бруно в Венецию, якобы для чтения его лекций, однако когда учёный прибыл в город, Мочениго донёс на него в органы инквизиции. Бруно арестовали и предали суду. Следствие велось сначала венецианскими органами, затем, в 1593 году учёный был выдан и перевезён в Рим. На суде Бруно предъявили множество обвинений, среди которых было богохульство, аморальность, критика ряда теологических догматов, а так же объявили ересью ряд его космологических и философских теорий.

Папа Климент VIII приказал Бруно признать свои главные идеи ложными, однако учёный отказался это сделать, и за это 17 февраля 1600 года его казнили сожжением на костре на Римской площади Кампо ди Фьоре.

Среди многочисленных сочинений, Бруно так же написал одну комедию, трактаты, диалоги и поэмы, на итальянском и латинском языках. В труде «О причине, начале и едином», написанным в 1584 году, Бруно изложил своё основное учение.

В работе «О бесконечности, Вселенной и мирах» 1584 года, была изложена его космологическая теория, в которой было заявлено о неограниченности Вселенной и о наличии множества миров, звёзд и планет.

Бруно принято считать связующим звеном между философией Кузанского и Спинозы, его учение в последствие оказало влияние на развитие немецкого классического идеализма.


Джордано Бруно цитаты о любви (5 цитат)

Джорда́но Бру́но — итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов. Признан выдающимся мыслителем эпохи Возрождения и великим представителем эзотеризма. Из-за своей склонности к чтению сочинений, считавшихся католической церковью подозрительными, и по причине высказываемых сомнений относительно пресуществления и непорочного зачатия Девы Марии, а также своего неортодоксального подхода к трактованию Троицы, навлёк на себя подозрения в ереси и был вынужден покинуть орден доминиканцев и скитаться по Европе: жил в Швейцарии, Франции, Англии и Германии. Вернувшись в Италию , был арестован в Венеции и выдан инквизиционному суду в Риме. Он отказался отречься от своих учений и после семилетнего тюремного заключения был сожжён на костре как еретик и нарушитель монашеского обета. В 1889 году на месте казни в Риме ему был воздвигнут памятник.

Одно из множества выставленных против него обвинений — учение Бруно о бесконечности вселенной и множестве миров. Противник схоластики и схоластического Аристотеля, Бруно находился под влиянием элейских, новоплатоновских, а отчасти и эпикурейских идей. Его миросозерцание пантеистическое: Бог и вселенная одно и то же бытие; вселенная бесконечна в пространстве и времени; она совершенна, так как в ней пребывает Бог. Простые, неразложимые элементы всего существующего — монады; они не возникают, не исчезают, а только соединяются и разъединяются; это метафизические единицы, психические и в то же время материальные точки. Душа — особая монада; Бог — монада монад.

Бруно выступил против господствовавшей в его время аристотеле-птолемеевской системы устройства мира, противопоставив ей систему Коперника, которую он расширил, сделав из неё философские выводы и указав на такие отдельные факты, которые ныне признаны наукой несомненными: о том, что звёзды — это далёкие солнца, о существовании неизвестных в его время небесных тел в пределах нашей Солнечной системы, о том, что во Вселенной существует бесчисленное количество тел, подобных нашему Солнцу. Славе его деятельности способствовали, прежде других, немецкие философы Ф. Г. Якоби и Шеллинг . Wikipedia

Джордано Бруно – биография, книги, отзывы, цитаты

Все произведения Джордано Бруно были занесены в 1603 году в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года.

9 июня 1889 года в Риме был торжественно открыт памятник на той самой площади Цветов, на которой инквизиция около 300 лет тому назад предала его казни. Статуя изображает Бруно во весь рост. Внизу на постаменте надпись: «Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

На 400-летие смерти Бруно кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава…

Все произведения Джордано Бруно были занесены в 1603 году в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года.

9 июня 1889 года в Риме был торжественно открыт памятник на той самой площади Цветов, на которой инквизиция около 300 лет тому назад предала его казни. Статуя изображает Бруно во весь рост. Внизу на постаменте надпись: «Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

На 400-летие смерти Бруно кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о его реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными.

Бруно посвящён ряд музыкальных произведений, в частности, песня «Еретик» группы «Легион».

В 2013 году канадская панк-группа Crusades выпустила альбом «Perhaps You Deliver this Judgment with Greater Fear than I Receive It», посвящённый жизни Джордано Бруно, с его изображением на обложке.

В честь Джордано Бруно был назван один из лунных кратеров.

Поэт «серебряного» века Иван Бунин посвятил Джордано Бруно одноимённое стихотворение.

Развивая гелиоцентрическую теорию Коперника и философию Николая Кузанского, Бруно высказывал ряд догадок: об отсутствии материальных небесных сфер, о безграничности Вселенной, о том, что звёзды — это далёкие солнца, вокруг которых вращаются планеты, о существовании неизвестных в его время планет в пределах нашей Солнечной системы. Отвечая противникам гелиоцентрической системы, Бруно привёл ряд физических доводов в пользу того, что движение Земли не сказывается на ход экспериментов на её поверхности, опровергая также доводы против гелиоцентрической системы, основанные на католическом толковании Священного Писания. В противоположность бытовавшим в то время мнениям, он полагал кометы небесными телами, а не испарениями в земной атмосфере. Бруно отвергал средневековые представления о противоположности между Землёй и небом, утверждая физическую однородность мира (учение о 5 элементах, из которых состоят все тела, — земля, вода, огонь, воздух и эфир). Он предположил возможность жизни на других планетах. При опровержении доводов противников гелиоцентризма Бруно использовал теорию импетуса.

В мышлении Бруно причудливо сочеталось мистическое и естественнонаучное понимание мира. По мнению ряда авторов, энтузиазм, с которым Джордано Бруно приветствовал открытия Коперника, объяснялся его уверенностью в том, что гелиоцентрическая теория таит в себе глубокий религиозный и магический смысл (во время своего пребывания в Англии Бруно проповедовал необходимость возврата к магической религии Египта в том виде, как она изложена в трактате «Asclepius».). Коперника Бруно называет «зарей, которая должна предшествовать восходу солнца истинной античной философии».

Космологические вопросы (преимущественно его учение о множественности миров) неоднократно обсуждались во время инквизиционного следствия над Бруно, особенно ближе к концу процесса. Несмотря на то, что во время процесса гелиоцентрическая система ещё не была официально запрещена инквизицией, инквизиционный трибунал указал Бруно, что теория движения Земли противоречит буквальному прочтению Священного Писания. Существуют различные точки зрения на то, как повлияли космологические представления Бруно на ход инквизиционного следствия. Одни исследователи полагают, что они сыграли в нём незначительную роль, и обвинения шли в основном по вопросам церковного вероучения и теологическим вопросам, другие полагают, что непреклонность Бруно в некоторых из этих вопросов сыграла существенную роль в его осуждении. В дошедшем до нас тексте приговора над Бруно указано, что ему инкриминируется восемь еретических положений, но приведено только одно положение, содержание остальных семи не раскрыто. В настоящее время невозможно с исчерпывающей достоверностью установить содержание этих семи положений обвинительного приговора и ответить на вопрос, входили ли туда космологические воззрения Бруно.

За что сожгли Джордано Бруно

Мученики науки

Дело Галилея

Джордано Бруно

Начну с констатации факта: Джордано Бруно  (1548-1600) на самом деле пострадал от рук инквизиторов. 17 февраля 1600 года мыслитель был сожжен на Площади цветов в Риме. При любых интерпретациях и трактовках событий факт всегда остается фактом: инквизиция приговорила Бруно к смерти и привела приговор в исполнение. Подобный шаг вряд ли возможно оправдать с точки зрения евангельской морали. Поэтому смерть Бруно навсегда останется прискорбным событием в истории католического Запада. Вопрос в другом. За что пострадал Джордано Бруно? Сложившийся стереотип мученика науки не позволяет даже задуматься над ответом. Как за что? Естественно, за свои научные взгляды! Однако на поверку такой ответ оказывается по меньшей мере поверхностным. А по сути — просто неверным.

Гипотезы измышляю!

Как мыслитель, Джордано Бруно, безусловно, оказал большое влияние на развитие философской традиции своего времени и — косвенным образом — на развитие науки Нового времени, прежде всего как продолжатель идей Николая Кузанского, подрывавших физику и космологию Аристотеля. При этом сам Бруно не был ни физиком, ни астрономом. Идеи итальянского мыслителя нельзя назвать научными не только с позиций современного знания, но и по меркам науки XVI века. Бруно не занимался научными исследованиями в том смысле, в каком ими занимались те, кто действительно создавал науку того времени: Коперник, Галилей, а позже Ньютон. Имя же Бруно известно сегодня прежде всего из-за трагического финала его жизни. При этом можно со всей ответственностью заявить, что Бруно пострадал не за свои научные взгляды и открытия. Просто потому, что… у него их не было! Бруно был религиозным философом, а не ученым. Естественнонаучные открытия интересовали его в первую очередь как подкрепление его взглядов на совсем не научные вопросы: смысл жизни, смысл существования Вселенной и т.д. Конечно, в эпоху становления науки эта разница (ученый или философ) была не столь очевидна, как сейчас. Вскоре после Бруно один из основоположников современной науки, Исаак Ньютон, определит эту границу так: «Гипотез не измышляю!» (т.е. все мои мысли подтверждены фактами и отражают объективный мир). Бруно «измышлял гипотезы». Собственно, больше ничем он и не занимался.

Начнем с того, что Бруно с отвращением относился к известным ему и использовавшимся учеными того времени диалектическим методам: схоластическому и математическому. Что же он предлагал взамен? Своим мыслям Бруно предпочитал придавать не строгую форму научных трактатов, но поэтическую форму и образность, а также риторическую красочность. Кроме того, Бруно был сторонником так называемого луллиева искусства связывания мыслей — комбинаторной техники, которая заключалась в моделировании логических операций с использованием символических обозначений (по имени средневекового испанского поэта и богослова Раймунда Луллия). Мнемоника помогала Бруно запоминать важные образы, которые он мысленно размещал в структуре космоса и которые должны были помочь ему овладеть божественной силой и постичь внутренний порядок Вселенной.

Памятник Джорждано Бруно в Риме

Самой точной и самой жизненной наукой для Бруно была… магия! Критериями его методологии оказываются стихотворный размер и луллиево искусство, а философия Бруно представляет собой своеобразное сочетание литературных мотивов и философских рассуждений, нередко слабо связанных между собой. Поэтому неудивительно, что Галилео Галилей, который, подобно многим своим современникам, признавал выдающиеся способности Бруно, никогда не считал его ученым, и тем более астрономом. И всячески избегал даже упоминания его имени в своих работах.

Принято считать, что воззрения Бруно были продолжением и развитием идей Коперника. Однако факты свидетельствуют о том, что знакомство Бруно с учением Коперника было весьма поверхностным, а в толковании трудов польского ученого ноланец23 допускал весьма грубые ошибки. Безусловно, гелиоцентризм Коперника оказал большое влияние на Бруно, на формирование его взглядов. Однако он легко и смело интерпретировал идеи Коперника, облекая свои мысли, как уже говорилось, в определенную поэтическую форму. Бруно утверждал, что Вселенная бесконечна и существует вечно, что в ней находится бесчисленное количество миров, каждый из которых по своему строению напоминает коперниковскую Солнечную систему.

Бруно пошел гораздо дальше Коперника, который проявлял здесь чрезвычайную осторожность и отказывался рассматривать вопрос о бесконечности Вселенной. Правда, смелость Бруно была основана не на научном подтверждении его идей, а на оккультно-магическом мировоззрении, которое сформировалось у него под влиянием популярных в то время идей герметизма. Герметизм, в частности, предполагал обожествление не только человека, но и мира, поэтому мировоззрение самого Бруно часто характеризуют как пантеистическое (пантеизм — религиозное учение, в котором обожествляется материальный мир). Приведу лишь две цитаты из герметических текстов: «Дерзнем сказать, что человек есть смертный Бог и что Бог небесный есть бессмертный человек. Таким образом, все вещи управляются миром и человеком», «Господин вечности есть первый Бог, мир — второй, человек — третий. Бог, творец мира и всего, что он в себе заключает, управляет всем этим целым и подчиняет его управлению человека. Этот последний превращает все в предмет своей деятельности». Как говорится, без комментариев.

Таким образом, Бруно нельзя назвать не только ученым, но даже и популяризатором учения Коперника. С точки зрения собственно науки, Бруно скорее компрометировал идеи Коперника, пытаясь выразить их на языке магических суеверий. Это неизбежно приводило к искажению самой идеи и уничтожало ее научное содержание и научную ценность. Современные историки науки (в частности, М. А. Киссель) полагают, что в сравнении с интеллектуальными экзерсисами Бруно не только система Птолемея, но и средневековый схоластический аристотелизм могут считаться эталонами научного рационализма. У Бруно не было никаких собственно научных результатов, а его аргументы «в пользу Коперника» были лишь набором бессмысленных утверждений, которые в первую очередь демонстрировали невежество автора.

Бог и вселенная — «близнецы-братья»?

Итак, Бруно не был ученым, и поэтому ему никак нельзя было предъявить те обвинения, которые, например, были предъявлены Галилею. За что же тогда сожгли Бруно? Ответ кроется в его религиозных воззрениях. В своей идее о бесконечности Вселенной Бруно обожествлял мир, наделял природу божественными свойствами. Такое представление о Вселенной фактически отвергало христианскую идею Бога, сотворившего мир ex nihilo (из ничего — лат.).

Согласно христианским воззрениям, Бог, будучи абсолютным и несотворенным Бытием, не подчиняется созданным Им законам пространства-времени, а сотворенная Вселенная не обладает абсолютными характеристиками Творца. Когда христиане говорят: «Бог Вечен», это значит не то, что Он «не умрет», а то, что Он не подчиняется законам времени, Он — вне времени. Взгляды Бруно приводили к тому, что в его философии Бог растворялся во Вселенной, между Творцом и творением стирались границы, уничтожалась принципиальная разница. Бог в учении Бруно, в отличие от христианства, переставал быть Личностью, отчего и человек становился лишь песчинкой мира, подобно тому, как сам земной мир был лишь песчинкой в бруновском «множестве миров».

Учение о Боге как о Личности было принципиально важным и для христианского учения о человеке: человек есть личность, так как сотворен по образу и подобию Личности — Творца. Творение мира и человека есть свободный акт Божественной Любви. Бруно, правда, тоже говорит о любви, но у него она теряет личностный характер и превращается в холодное космическое устремление. Эти обстоятельства значительно осложнялись увлечением Бруно оккультными и герметическими учениями: ноланец не только активно интересовался магией, но и, судя по всему, не менее активно практиковал «магическое искусство». Кроме того, Бруно отстаивал идею переселения душ (душа способна путешествовать не только из тела в тело, но и из одного мира в другой), подвергал сомнению смысл и истинность христианских таинств (прежде всего таинства Причастия), иронизировал над идеей рождения Богочеловека от Девы и т.д. Все это не могло не привести к конфликту с католической Церковью.

Почему инквизиторы боялись приговора

Из всего этого с неизбежностью следует, что, во-первых, взгляды Джордано Бруно нельзя охарактеризовать как научные. Поэтому в его конфликте с Римом не было и не могло быть борьбы религии с наукой. Во-вторых, мировоззренческие основания философии Бруно были весьма далеки от христианских. Для Церкви он был еретиком, а еретиков в то время сжигали.

Современному толерантному сознанию кажется весьма странным, что человека отправляют на костер за то, что он обожествляет природу и практикует магию. В любом современном бульварном издании публикуются десятки объявлений о порче, привороте и т.д.

Бруно жил в другое время: в эпоху религиозных войн. Еретики во времена Бруно не были безобидными мыслителями «не от мира сего», которых проклятые инквизиторы сжигали почем зря. Шла борьба. Борьба не просто за власть, а борьба за смысл жизни, за смысл мира, за мировоззрение, которое утверждалось не только пером, но и мечом. И если власть захватили бы, например, те, кому ближе были взгляды ноланца, костры, скорее всего, продолжали бы пылать, как пылали они в XVI веке в Женеве, где протестанты-кальвинисты сжигали католиков-инквизиторов. Все это, безусловно, не приближает эпоху охоты на ведьм к жизни по Евангелию.

К сожалению, полный текст приговора с обвинениями Бруно не сохранился. Из дошедших до нас документов и свидетельств современников следует, что те коперникианские идеи, которые по-своему выражал Бруно и которые также были включены в число обвинений, не делали погоды в инквизиторском расследовании. Несмотря на запрет на идеи Коперника, его взгляды, в строгом смысле слова, никогда не являлись для католической Церкви еретическими (что, кстати сказать, через тридцать с небольшим лет после смерти Бруно во многом предопределило и довольно мягкий приговор Галилео Галилею). Все это лишний раз подтверждает основной тезис этой статьи: Бруно не был и не мог быть казнен за научные взгляды.

Некоторые из воззрений Бруно в том или ином виде были свойственны и многим его современникам, однако на костер инквизиция отправила лишь упрямого ноланца. Что стало причиной такого приговора? Скорее всего, стоит вести речь о целом ряде причин, заставивших инквизицию принять крайние меры. Не стоит забывать, что расследование дела Бруно продолжалось восемь лет.

Инквизиторы пытались подробнейшим образом разобраться в воззрениях Бруно, тщательно изучая его труды. И, судя по всему, признавая уникальность личности мыслителя, искренне хотели, чтобы Бруно отрекся от своих антихристианских, оккультных взглядов. И склоняли его к покаянию в течение всех восьми лет. Поэтому известные слова Бруно о том, что инквизиторы с большим страхом выносят ему приговор, чем он выслушивает его, можно понимать и как явное нежелание Римского престола этот приговор выносить. Согласно свидетельству очевидцев, судьи действительно были удручены своим приговором больше, чем ноланец. Однако упорство Бруно, отказывавшегося признавать выдвинутые против него обвинения и, следовательно, отрекаться от каких-либо своих взглядов, фактически не оставляло ему никаких шансов на помилование.

Коренным отличием позиции Бруно от тех мыслителей, которые также входили в конфликт с Церковью, были его сознательные антихристианские и антицерковные взгляды. Бруно судили не как ученого-мыслителя, а как беглого монаха и отступника от веры. Материалы по делу Бруно рисуют портрет не безобидного философа, но сознательного и активного врага Церкви. Если тот же Галилей никогда не стоял перед выбором: Церковь или собственные научные взгляды, то Бруно свой выбор сделал. А выбирать ему пришлось между церковным учением о мире, Боге и человеке и собственными религиозно-философскими построениями, которые он называл «героическим энтузиазмом» и «философией рассвета». Будь Бруно больше ученым, чем «свободным философом», он мог бы избежать проблем с Римским престолом. Именно точное естествознание требовало при изучении природы опираться не на поэтическое вдохновение и магические таинства, а на жесткие рациональные построения. Однако Бруно менее всего был склонен к последним.

По мнению выдающегося российского мыслителя А. Ф. Лосева, многие ученые и философы того времени в подобных ситуациях предпочитали каяться не из-за страха пыток, но потому, что их пугал разрыв с церковной традицией, разрыв с Христом. Бруно во время процесса не боялся потерять Христа, так как эта потеря в его сердце, судя по всему, произошла гораздо раньше…

Литература:

1. Барбур И. Религия и наука: история и современность. М.: ББИ, 2000.

2. Гайденко П. П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М.: ПЕР СЭ, 2000.

3. Йейтс Ф. Джордано Бруно и герметическая традиция. М.: Новое литературное обозрение, 2000.

4. Лосев А. Ф. Эстетика Возрождения. М.: Мысль, 1998.

5. Менцин Ю. Л. «Земной шовинизм» и звездные миры Джордано Бруно //Вопросы истории естествознания и техники. 1994, №1.

6. Философско-религиозные истоки науки. Отв. редактор П. П. Гайденко. М.: Мартис, 1997.

22) Впервые: Фома, 2004, №5.

23) Ноланец — прозвище Бруно по месту рождения — г. Нола

24) Герметизм — магико-оккультное учение, восходящее, согласно его адептам, к полумифической фигуре египетского жреца и мага Гермеса Трисмегиста, чье имя мы встречаем в эпоху господства религиозно-философского синкретизма первых веков новой эры, и излагавшееся в так называемом «Герметическом корпусе»… Кроме того, герметизм располагал обширной астрологической, алхимической и магической литературой, которая по традиции приписывалась Гермесу Трисмегисту… главное, что отличало эзотерически-оккультные учения от христианской теологии… — убежденность в божественной — нетварной — сущности человека и вера в то, что существуют магические средства очищения человека, которые возвращают его к состоянию невинности, каким обладал Адам до грехопадения. Очистившись от греховной скверны, человек становится вторым Богом. Без всякой помощи и содействия свыше он может управлять силами природы и, таким образом, исполнить завет, данный ему Богом до изгнания из рая.» (Гайденко П. П. Христианство и генезис новоевропейского естествознания // Философско-религиозные истоки науки. М.: Мартис, 1997. С. 57.)

В.Р.Легойда   «Мешают ли джинсы спасению?» Москва, 2006г.

Джордано Бруно Биография — факты, детство, семейная жизнь и достижения

Детство и ранние годы

Джордано Бруно родился Филиппо Бруно в 1548 году в Ноле, Неаполитанское королевство, в семье Джованни Бруно и Фраулиссы Саволино. Его отец был солдатом. Он получил образование в монастыре августинцев в Неаполе и продолжал посещать публичные лекции в Studium Generale.

Когда ему было 17 лет, он присоединился к доминиканскому ордену в монастыре Сан-Доменико-Маджоре в Неаполе, приняв имя Джордано.В 1572 году он был рукоположен в сан священника.

Находясь в Неаполе, он привлек внимание к своим навыкам запоминания и даже посетил Рим, чтобы продемонстрировать свою мнемоническую систему перед Папой Пием V и кардиналом Ребибой. Уже тогда он попал в беду из-за своего вольнодумства и чтения запрещенных книг.

Он также отказался от изображений различных святых, оставив только распятие. Эти преступления были бы проигнорированы, если бы он не выступал в пользу арианской ереси и не комментировал копию произведений Эразма, которые были запрещены.

Читать ниже

Тебе может понравиться

Годы путешествий

После того, как Бруно узнал, что против него готовится обвинительный акт в Неаполе, он отказался от своих религиозных привычек и быстро покинул город. Его странствия сначала привели его в генуэзский порт Ноли, затем в Савону, Турин и, наконец, в Венецию. В последнем городе он выставил свою работу «По знакам времени».

После Венеции он посетил Падую, где товарищи-доминиканцы убедили его снова надеть свою религиозную одежду.Затем он отправился в Бергамо, откуда он пересек Альпы, чтобы добраться до Шамбери и Лиона. После этого его блуждание на какое-то время стало неясным.

Бруно нашел удачу после прибытия в Женеву в 1579 году. Он приобрел пару штанов, меч, шляпу, плащ и другие предметы первой необходимости, чтобы одеться, снова отказавшись от своей доминиканской одежды. Он внес свое имя в Книгу ректора Женевского университета в мае 1579 года.

Из-за своей конфронтационной личности он не мог долго молчать.В августе он опубликовал атаку, в которой раскритиковал работу известного профессора Антуана де ла Фэ.

Когда он вместе с принтером был задержан, он отказался признавать какие-либо правонарушения и продолжал выступать за свою публикацию. Впоследствии Бруно было отказано в праве принять причастие. Хотя в конечном итоге это право было восстановлено, он уехал из Женевы.

Бруно вернулся во Францию, в Лион. Затем он отправился в Тулузу, где жил некоторое время между 1580 и 1581 годами.Именно там он получил докторскую степень по теологии и был выбран студентами в качестве преподавателя философии.

Летом 1581 года он переехал в Париж, где нашел несколько влиятельных покровителей и выпустил ряд книг по мнемонике, в том числе «О тенях идей» (1582), «Искусство памяти» (1582). , и «Песня Цирцеи» (1582 г.).

В апреле 1583 года он прибыл в Англию с рекомендательными письмами Генриха III и поселился у французского посла Мишеля де Кастельно.В Англии он познакомился с поэтом Филипом Сидни и несколькими другими членами герметического кружка Джона Ди. Однако он, возможно, не встречал самого Ди. Он читал лекции в Оксфорде, но был отвергнут, когда проявил интерес к преподавательской должности в этом учреждении.

Он выпустил некоторые из своих самых популярных работ в этот период, в том числе «Ужин в пепельную среду» (1584), «О причине, принципе и единстве» (1584) и «О бесконечности, вселенной и мирах» (1584). .

Продолжить чтение ниже

Его взгляды были оспорены плодовитыми членами английского общества, такими как Джордж Эббот, который позже был назначен архиепископом Кентерберийским.Он высмеивал Бруно за то, что тот верил в мнение Коперника, и обнаружил, что часть произведений Бруно является продуктом плагиата и неправильного толкования работ Фичино. Это побудило Бруно отбыть из Англии.

Вернувшись в Париж, он обнаружил, что во французской столице царит политическая неразбериха. Он опубликовал 120 тезисов против естествознания Аристотеля и брошюры против математика Фабрицио Морденте, что вызвало недовольство. После ожесточенного спора по поводу дифференциального компаса, изобретения Морденте, он уехал из Франции.

В Германии он был нанят учителем в Виттенберге. Однако после резкого сдвига в интеллектуальном климате он был вынужден переехать в Прагу, а затем преподавал в Хельмштедте.

После отлучения лютеранами он снова бежал. Примерно в это же время он опубликовал ряд латинских произведений, в том числе «De Magia», «Theses De Magia» и «De Vinculis in Genere».

Он провел некоторое время во Франкфурте, прежде чем переехать в Венецию, соблазненный вакантной кафедрой математики в Падуанском университете, а также репетиторством, предложенным местным патрицием Джованни Мочениго.Кроме того, Венеция в то время считалась самым либеральным обществом на итальянском полуострове, и он слышал, что инквизиция якобы стала гораздо более снисходительной.

Смерть

Джордано Бруно не был принят на работу в Падуанский университет. Эта работа в конечном итоге перешла к Галилео Галилею. Впоследствии Бруно приехал в Венецию в марте 1592 года и начал преподавать Мочениго. Однако всего через два месяца он сказал Мочениго, что хочет покинуть Венецию. Недовольный его учением, Мочениго отдал его венецианской инквизиции.Он был задержан 22 мая 1592 года.

Столкнувшись с обвинениями в богохульстве и ереси, он выступил в качестве образцовой защиты для себя, подчеркивая философскую правдивость своих позиций, отказываясь принимать другие и признавая, что у него есть проблемы по некоторым догматическим вопросам. . В феврале 1593 года он был передан римской инквизиции.

Следующие семь лет его судили в Риме. Часть документов, связанных с судебным процессом, не обнаружена. Он был обвинен, среди прочего, в богохульстве, аморальном поведении и ереси в вопросах догматического богословия.

Повторив свое венецианское выступление, он построил для себя отличный футляр. По-прежнему признавая догматическое учение церкви, он пытался держаться за основы своей философии и космологии.

Суд над Бруно проводился кардиналом-инквизитором Робертом Беллармином, который приказал полностью отречься, но Бруно отказался предоставить его.

20 января 1600 года папа Климент VIII объявил его еретиком, и инквизиция вынесла смертный приговор.Он был проведен в Пепельную среду, 17 февраля 1600 года. После того, как его повесили на столбе вниз головой, он был сожжен до смерти.

В 1889 году его статуя была установлена ​​на месте его смерти в Риме.

Результаты поиска для «Giordano bruno»

  • … ОК отправлено Изображение: Giordano_Bruno.jpg thumb 250px » Giordano Bruno » ‘ epname Бруно, Джордано » Джордано Бруно » (1548 — февраль …

    )

    16 КБ (2416 слов) — 20:35, 22 июня 2017 г.

  • … сегодня не складывались веками. Изображение: Giordano_Bruno.jpg большой палец справа Джордано Бруно, «De l’Infinito, Univirso e Mondi, 1584» Это …

    29 КБ (4279 слов) — 16:03, 27 февраля 2017 г.

  • … Телезио, Парацельс, Кардан и Джордано Бруно (1548-1600) возродили концепцию гилозоизма. Джордано Бруно считал, что Бог — это …

    13 КБ (1933 слова) — 20:13, 22 января 2018 г.

  • … 041517113X ISBN 9780415171137 Певица Доротея Уэйли и Джордано Бруно.1968. Джордано Бруно; его жизнь и мысли. С аннотированным переводом …

    11 КБ (1598 слов) — 22:17, 15 октября 2018 г.

  • … был поклонником римского поэта-материалиста Лукреция и пантеиста. Джордано Бруно, замученный в 1600 году. В 1698 году он купил королеву …

    16 КБ (2316 слов) — 15:12, 23 мая 2018 г.

  • … и посеял семена научного метода, использованного Джордано Бруно Бруно, Роджером Бэконом Бэконом и Рене Декартом Декартом.Его против …

    7 КБ (1115 слов) — 16:23, 3 июня 2016 г.

  • … различных авторов, таких как Николай Кузанский (1401–1464), Джордано Бруно (1548–1600) и Джамбаттиста делла Порта (1535 г.) ? -1615). В …

    11 КБ (1612 слов) — 16:47, 3 октября 2018 г.

  • … 150 лет спустя, во время Контрреформации, Джордано Бруно (1548-1600) был объявлен еретиком и казнен за продвижение по службе. ..

    17 КБ (2645 слов) — 17:13, 3 декабря 2018 г.

  • …. Он решил ограничить и в конечном итоге отверг Принцип. : Джордано Бруно Утверждение Джордано Бруно о бесконечности миров не было основано …

    10 КБ (1444 слова) — 15:55, 25 ноября 2016 г.

  • … всего мира. Аверроизические идеи проявляются в работах Джордано Бруно, Джованни Пико делла Мирандола, Пико делла Мирандола, Чезаре …

    13 КБ (1953 слова) — 14:56, 3 мая 2016 г.

  • … Европа, где оказали влияние такие разноплановые фигуры, как Джордано Бруно, Фрэнсис Бэкон и Исаак Ньютон — поистине пестрый ассортимент…

    42 КБ (6540 слов) — 20:08, 22 декабря 2017 г.

  • … Анри Бергсон Джордж Беркли Томас Браун Джордано Бруно Джон Кальвин Джакомо Казанова Огюст Конт Николаус …

    15 КБ (2099 слов) — 19:51, 28 февраля 2018 г.

  • … в конечном итоге являются одним. В своем «Бруно» (1802), относящемся к Джордано Бруно, Шеллинг далее представил Платона, Платоника и Нео …

    20 КБ (2983 слова) — 21:04, 13 мая 2017 г.

  • … » novae »), предполагая, что небеса не были неизменными. В 1584 году Джордано Бруно предположил, что звезды на самом деле были другими солнцами и могли иметь …

    81 КБ (12 104 слова) — 23:06, 3 января 2020 г.

  • … их сонет с. Выдающиеся философы-философы включают Джордано Бруно Бруно, Фичино, Макиавелли и Джамбаттиста Вико Вико …

    48 Кб (6888 слов) — 16:16, 22 сентября 2021 г.

  • … спектакль Доктор Фауст.Считается, что герметисты Генри Корнелиус Агриппа и Джордано Бруно оказали значительное влияние на …

    25 КБ (3873 слова) — 17:47, 20 февраля 2017 г.

  • … очень сильно зависит от Джамбаттисты Вико, и метафизика Джордано Бруно из Нолы важна для взаимодействия «персонажей …

    »

    32 КБ (5128 слов) — 20:47, 18 марта 2018 г.

  • … Фома Аквинский Августин Гиппопотам Аниций Манлий Северин Боэций Джордано Бруно Джозеф Батлер Сэмюэл Кларк Леди Энн Финч…

    73 КБ (11 277 слов) — 23:07, 11 апреля 2020 г.

  • … дочь сэра Фрэнсиса Уолсингема. В следующем году он встретил Джордано Бруно, который впоследствии посвятил Сидни две книги. Оба через его …

    20 КБ (3264 слова) — 18:49, 22 марта 2019 г.

  • … Книги, Associated University Press, 1982. Йейтс, Фрэнсис А. «Джордано Бруно и герметическая традиция». Лондон: Routledge & Kegan Paul, 1964 …

    12 КБ (1803 слова) — 16:15, 23 августа 2018 г.

  • …. увековеченный в христианской философии, оказавший влияние на более поздних философов, таких как Джордано Бруно, который ссылается на «мавра, Ависеброна». Оппозиция …

    24 КБ (3826 слов) — 02:35, 17 ноября 2019 г.

  • Джордано Бруно | Биография, философия и факты

    Джордано Бруно был чрезвычайно неоднозначной фигурой итальянского Возрождения, одними считался мучеником свободы мысли и современных научных достижений, а другими заклеймил еретиком и пантеистом.Несмотря на эти противоречивые взгляды на его личность, нельзя отрицать его выдающийся вклад в методы мнемоники, математику и бесконечные миры.

    Бруно родился как Филиппо Джордано Бруно в 1548 году в Ноле, Неаполь, в семье Джованни Джордано Бруно и фраулиссы Саволино. Его отец был солдатом. Бруно получил раннее образование в Неаполе и под руководством нескольких наставников в монастыре августинцев. По достижении 17-летнего возраста Бруно был принят в доминиканский орден монастыря Сан-Доменико-Маджоре в Неаполе, где изучал аристотелевскую философию.Бруно сменил имя на Джордано и в 24 года стал рукоположенным священником.

    Искусство памяти Джордано привлекло к нему внимание Папы Пия V, и он был приглашен провести ему демонстрацию. К этому времени Бруно развил свою склонность к свободе мысли, а также принял участие в осуждении религиозных доктрин, в частности, благодаря тому, что он стал владельцем книги Эразма, которая была запрещена. В свете всех конфликтов Бруно с церковью и ее религиозными представлениями инквизиция начала готовить обвинительный акт против него.Таким образом, Бруно был вынужден покинуть Неаполь в 1576 году. Некоторое время он начал путешествовать по Италии и в 1577 году опубликовал свою работу «О знамениях времени» , которая сейчас утеряна. В 1579 году он поселился в Женеве и начал преподавать в университете. Однако из-за определенных публикаций против протестантизма вскоре был арестован.

    Затем он переехал во Францию, где начал читать лекции по различным предметам и заручился поддержкой различных влиятельных покровителей. Следующие семь лет он прожил во Франции.В 1582 году Джордано опубликовал свою книгу «De Umbris Idearum» (Тень идей) и посвятил ее французскому монарху королю Генриху III. Эта акция пробудила интерес короля к творчеству Джордано Бруно и его лекциям по искусству памяти. Бруно процветал под вниманием французского двора и покровителей, и в этот период он опубликовал некоторые из своих самых влиятельных работ, в том числе Ars Memoriae (Искусство памяти), и Cantus Circaeus (Песня Цирцеи). .

    В 1583 году Бруно переехал в Лондон и жил в доме французского посла Мишеля де Кастельно. В этот период он встретил некоторых видных и влиятельных членов герметического круга, в том числе поэта Филиппа Сиднея, который настолько повлиял на Бруно, что он посвятил ему две свои книги. Он ездил в Оксфорд, чтобы читать лекции, но так и не смог получить место преподавателя из-за своих весьма противоречивых религиозных взглядов. Бруно был ярым сторонником теорий Коперника, и в 1584 году он опубликовал «Cena de le Ceneri» (Ужин пепельной среды) , в котором он защищал гелиоцентрическую теорию Коперника.В том же году он также опубликовал «De l’Infinito, Universo e Mondi» (О бесконечной Вселенной и мирах) , где он выдвинул идею Вселенной как бесконечного тела, содержащего бесконечное количество миров внутри. Бруно первым представил современную концепцию бесконечного мира. Он утверждал, что Вселенная — это проявление самого Бога, Бога, который, по его словам, существовал повсюду, а не единственного и отдаленного божества.

    Бруно уехал из Англии в Париж в 1585 году, где его не встретили тепло из-за политической напряженности, которую создавали его сочинения и публикации против естествознания Аристотеля.Он решил переехать в Германию, где получил должность чтения лекций в Виттенберге. Два года спустя он поехал в Прагу, а затем в Хельмштедт, но куда бы он ни отправился, его страсть к свободе мысли, его вызывающая и откровенная личность сумела привлечь оппозицию и критику. Однако, несмотря на его обширные путешествия и бурную жизнь, Бруно сумел завершить несколько работ на латыни, таких как De Magia (О магии), Theses De Magia (Тезисы о магии) и De Vinculis In Genere (Общий отчет о магии). Склеивание) .В 1591 году Бруно опубликовал свою выдающуюся работу « De Imaginum, Signorum, Et Idearum Compositione» («О композиции образов, знаков и идей»).

    В том же году Джордано вернулся в Италию и стал наставником Джованни Мочениго. Это наставничество привело к его кончине, так как его ученик осудил его и его учение перед венецианской инквизицией. В 1592 году Бруно был заключен в тюрьму в Риме по обвинению в богохульстве, аморальном поведении, магии и ереси. Он умер 17 февраля 1600 года в тюрьме через восемь лет.

    Купить книги Джордано Бруно

    Джордано Бруно, философ и ученый, сожжен на костре 400 лет назад

    Четыре века назад сегодня, 16 февраля 1600 года, Римско-католическая церковь казнила Джордано Бруно, итальянского философа и ученого, за преступление ереси. Ранним утром его вывели из камеры на площадь Пьяцца деи Фьори в Риме и заживо сожгли на костре. До последнего церковные власти опасались идей человека, известного во всей Европе как смелого и блестящего мыслителя.В своеобразном повороте этого ужасного дела палачам было приказано связать ему язык, чтобы он не смог обратиться к собравшимся.

    На протяжении всей своей жизни Бруно отстаивал систему астрономии Коперника, которая помещала Солнце, а не Землю, в центр Солнечной системы. Он выступал против ошеломляющего авторитета церкви и отказывался отречься от своих философских убеждений на протяжении восьми лет тюремного заключения Венецианской и римской инквизициями. Его жизнь является свидетельством стремления к знаниям и истине, которое ознаменовало удивительный период истории, известный как Ренессанс, из которого так много произошло в современном искусстве, мысли и науке.

    В 1992 году, после 12 лет обсуждений, Римско-католическая церковь неохотно признала, что Галилео Галилей был прав, поддерживая теории Коперника. Святая инквизиция заставила престарелого Галилея отречься от своих идей под угрозой пыток в 1633 году. Но в случае с Бруно такого признания не было. Его сочинения до сих пор находятся в списке запрещенных текстов Ватикана.

    Церковь в настоящее время рассматривает новую партию извинений. Теологическая комиссия, возглавляемая кардиналом Джозефом Ратцингером, главой Конгрегации доктрины веры, современного преемника инквизиции, завершила расследование под названием «Церковь и ошибки прошлого: память на службе примирения» , который предлагает извиниться за «прошлые ошибки».Результаты были переданы Папе Иоанну Павлу II, который должен выступить с заявлением 12 марта. Казнь Бруно является одним из рассматриваемых церковных преступлений, но маловероятно, что в его случае будут сделаны серьезные уступки. Ряд категоричных католиков с самого начала выступили против расследования, заявив, что чрезмерное раскаяние и самоанализ могут подорвать веру в Церковь и ее институты.

    Нынешнее отношение Римско-католической церкви к Бруно определяется двухстраничной записью в последнем издании Католической энциклопедии .В ней описывается «нетерпимость» Бруно и ругается его, заявляя, что «его отношение к религиозной истине было отношением рационалиста». [1] В статье подробно описаны богословские ошибки Бруно и его длительное заключение в руках инквизиции, но это не удается. Напомним самый известный факт — церковные власти сожгли его заживо на костре.

    Бруно издавна почитается как мученик за научную истину. В 1889 году ему поставили памятник на месте казни.Бруно испытывал такое чувство, что ученые и поэты воздавали ему должное, и была написана книга, в которой подробно описывалась работа его жизни. В посвящении встречи, состоявшейся в Современном клубе в Филадельфии в 1890 году, американский поэт Уолт Уитмен написал: «Как ментальное мужество Америки (эта мысль приходит ко мне сегодня) так обязано, прежде всего, всем нынешним землям и народам благородной армии. о прошлых мучениках старого мира, как мы обязаны очистить жизни и имена этих мучеников и воздвигнуть их для благоговейного восхищения, а также в качестве маяков.И типичный для этого, и, возможно, символизирующий все это, Джордано Бруно вполне может быть помещен сегодня и в будущем в самое благодарное сердце и память нашего Нового Света ». [2] период, который произвел на свет деятелей, таких как Бруно, который бросил вызов церкви и заложил основы современной науки. Во введении, написанном в 1870-х годах к его незаконченной работе Диалектика природы , Энгельс писал: «Это была величайшая прогрессивная революция, которая человечество так далеко пережило время, которое потребовало гигантов и породило гигантов — гигантов в силе мысли, страсти и характера, в универсальности и образованности.У людей, которые основали современное господство буржуазии, было что угодно, кроме буржуазных ограничений. Напротив, авантюрный характер того времени вдохновлял их в большей или меньшей степени. Вряд ли был кто-то из важных людей, живших в то время, которые не много путешествовали, не владели четырьмя или пятью языками, не блистали во многих областях …

    «В то время естественные науки также развивались среди них. всеобщей революции и сам был полностью революционным; он действительно должен был выиграть в борьбе свое право на существование.Наряду с великими итальянцами, от которых берет свое начало современная философия, она предоставила мучеников для столба и темниц инквизиции. И характерно, что протестанты превзошли католиков в преследовании свободного исследования природы. Кальвин приказал сжечь Сервета на костре, когда последний был на грани обнаружения кровообращения, и, действительно, он поддерживал его жарить заживо в течение двух часов; для инквизиции достаточно было, по крайней мере, просто сжечь Джордано Бруно заживо.»[3]

    Что наиболее характерно для Бруно, так это его энергичное обращение к разуму и логике, а не к религиозным догмам, как к основанию для определения истины. В манере, предвосхищающей мыслителей Просвещения восемнадцатого века, он писал в одном из его последних работ, De triplici minimo (1591): «Тот, кто желает философствовать, должен прежде всего сомневаться во всем. Он не должен занимать позицию в дебатах, пока он не выслушает различные мнения, не рассмотрит и не сравнит причины за и против.Он никогда не должен судить или занимать какую-либо позицию на основании того, что он слышал, на основании мнения большинства, возраста, достоинств или престижа соответствующего оратора, но он должен действовать в соответствии с убеждением органической доктрины, которая придерживается реальных вещей и истины, которую можно понять в свете разума ». [4]

    Сложная интеллектуальная фигура

    Изучение философского наследия Бруно показывает сложную фигуру, на которую повлияли различные интеллектуальные тенденции время, в период, когда современная наука только начинала зарождаться.Его восторженная полемика вызвала восхищение наиболее продвинутых мыслителей того времени и отвращение у церкви, авторитет которой был подорван до глубины души подобными учеными нападками.

    Бруно родился в городке Нола, недалеко от Неаполя, в 1548 году, на заре революции в астрономии, которая была ознаменована публикацией Коперника De Revolutionibus orbium coelestium libri VI в 1543 году. Коперник утверждал, что Солнце, не Земля, была центром конечной Вселенной, с планетами на круговых орбитах вокруг нее и звездами на неподвижной сфере на значительном расстоянии от нее.

    Система Коперника бросила вызов не только космологическим взглядам церкви, но и жесткой социальной иерархии феодализма. Предыдущий аккуратно упорядоченный взгляд на Вселенную с Землей в центре укреплял жесткий феодальный порядок с крепостными внизу и Папой на вершине. Опасный вывод теории Коперника заключался в том, что если кредо церкви о непогрешимости могло быть оспорено на космологической арене, то ее социальное положение также было поставлено под сомнение.

    Церковь уже была осаждена со всех сторон. В 1517 году Мартин Лютер прибил свои Девяносто пять тезисов к дверям церкви в Германии, осудив обычаи Римско-католической церкви, первый удар протестантской Реформации, охватившей всю Европу. Ватикан ответил контратакой — Контрреформацией — против любого, кто, казалось, бросил вызов католической доктрине. В 1542 году он установил римскую инквизицию, чтобы обеспечить соблюдение своих указов пытками и казнями.

    Так Бруно вошел в мир брожения. В 1563 году Бруно поступил в монастырь Святого Доминика, где привлек внимание церковных властей своими неортодоксальными религиозными взглядами. Он использовал свое время в качестве послушника, чтобы познакомиться не только с философскими трудами древних греков, но и с более современными европейскими мыслителями. Именно в это время он впервые столкнулся с творчеством Коперника, которое оказало столь глубокое влияние на его жизнь.

    Бруно принял духовный сан в 1572 году, но затем покинул орден в 1576 году после поездки в Рим.Его поймали за чтением философских текстов, аннотированных голландским философом-гуманистом Эразмом, и он сбежал, прежде чем его донесли до церковных властей. Он провел остаток своей жизни до своего пленения, странствуя по Европе, обсуждая и продвигая свои философские идеи.

    После трех лет в Италии он отправился в Женеву, где тогда доминировала протестантская секта во главе с Кальвином. Вскоре он вступил в конфликт с академическими властями, когда опубликовал брошюру, в которой говорилось, что местный профессор философии сделал 20 ошибок в одной лекции.Кальвинистские власти заключили его в тюрьму и освободили только после того, как отозвали оскорбительную публикацию. Двадцать шестью годами ранее кальвинисты сожгли Сервета, испанского врача, географа и литератора, на костре за его научные взгляды.

    Бруно затем отправился в Тулузу во Франции, где он прочитал лекцию по Аристотелю De anima и написал книгу по мнемонике — системам тренировки памяти. Он прибыл в Париж в 1581 году, где привлек внимание короля Генриха III, которого привлекла его репутация человека с потрясающей памятью.Король нашел для него место в Колледже де Франс после того, как церковные власти запретили ему вход в Сорбонну.

    Во время своего пребывания в Париже он написал три книги, две по мнемонике и пьесу под названием Факелоносец Бруно Нолана , Выпускник Никакой Академии , Названный помехой . В этой пьесе Бруно описал свое пребывание в доминиканском монастыре в Неаполе и представил резкое обвинение церкви. Комментарий Джованни Джентиле к пьесе описывает характеристику церкви Бруно следующим образом: «В смешанном замешательстве вы увидите обрывки кошельков, уловки жульничества, предприятия негодяев; также восхитительное отталкивание, горькие сладости, глупые решения, ошибочную веру и искалеченных. надежды, скупые благотворительные организации, благородные и серьезные судьи по отношению к другим мужским делам, в которых мало правды; мужественные женщины, женоподобные мужчины и голоса хитрости, а не милосердия, так что тот, кто больше всего верит, обманут больше всего — и везде любовь к золоту.»[5]

    Бруно был вынужден покинуть Францию ​​в 1583 году и отправился в Англию, где его трехлетнее пребывание оказалось одним из самых плодотворных периодов его жизни. Он попал в общество, которое жаждало всех форм изучения итальянского языка. и уже имел значительную итальянскую и иностранную общину в изгнании. Многие бежали, чтобы избежать преследований за неортодоксальные философские и религиозные идеи. Бруно провел беседы с королевой Елизаветой I, которую привлекла перспектива обсуждения философских вопросов непосредственно на итальянском языке.Он быстро привлек к себе ряд интеллектуалов, которые горячо обсуждали философские идеи того времени.

    В Англии Бруно опубликовал шесть книг, все на итальянском языке, в которых впервые были полностью развиты его философские идеи. Он был одним из первых философов, которые обсуждали научные вопросы на просторечии. Сам факт публикации на итальянском языке был открытым вызовом для церкви, которая стремилась сохранить латынь в качестве языка интеллектуального дискурса и тем самым ограничить более широкое распространение идей.Новаторская работа Коперника была опубликована только на латыни. Печатники Бруно были так напуганы, что ни один из них не назвал себя в печатных текстах.

    Взгляд Бруно на вселенную

    Космология Бруно изложена в книгах Пепельная среда, причина, принцип и единство и О бесконечной Вселенной и мирах , которые представляют собой блестящее предвосхищение последующих научных и философских разработок. В некоторых отношениях выводы, к которым Бруно пришел благодаря смелой интуиции, превзошли работы его последователей, таких как Галилей и Кеплер.Произведения выполнены в форме диалогов, в которых персонажи Бруно аргументируют различные философские позиции с разных точек зрения, одна из которых представляет самого Бруно.

    In The Ash Wednesday Supper Бруно был одним из первых, кто доказывал существование бесконечной вселенной, содержащей бесконечное количество миров, подобных Земле. Поступая так, он отверг ограничения системы Коперника, которая постулировала конечную вселенную, ограниченную фиксированной сферой из звезд сразу за пределами Солнечной системы.Он утверждал, что Солнце не является центром Вселенной, говоря, что если бы за Солнцем наблюдали с любой из других звезд, оно бы не отличалось от них. Бруно даже предположил, что другие миры будут населены.

    Немецкий философ Эрнст Кассирер объяснил значение концепции Бруно о бесконечной вселенной следующим образом: «Эта доктрина … была первым и решающим шагом на пути к самоосвобождению человека. Человек больше не живет в мире узника, заключенного внутри мира. узкие стены конечной физической вселенной.Он может пересекать воздух и преодолевать все воображаемые границы небесных сфер, воздвигнутых ложной метафизикой и космологией. Бесконечная вселенная не ограничивает человеческий разум; напротив, это великий стимул человеческого разума. Человеческий интеллект осознает свою бесконечность, измеряя свои силы бесконечной вселенной ». [6]

    Три другие работы Бруно, опубликованные в Англии — « Изгнание торжествующего зверя », Кабала Шевала Пегаса и On Heroic Frenzies — содержит резкую критику Контрреформации.Итальянский историк Хилари Гатти в своей книге Джордано Бруно и Наука Возрождения заметил: «Смысл этих последних итальянских работ, на мой взгляд, … следует искать в переходе от интеллектуальной сферы, в которой доминирует видение мира. в сущности богословских терминов в интеллектуальную сферу, где преобладает видение мира в по существу философских терминах. В этом переходе от богословия к философии все формы богооткровенной религии подвергаются суровому обращению, но прежде всего христианская религия, которая доминировала в жизни и культуре Европа шестнадцатого века, часто через насилие и угнетение.»[7]

    Именно в Англии Бруно оказал наибольшее влияние. Его взгляды обсуждались в интеллектуальных кругах, а аргументы, представленные в его различных книгах, дают представление о современной дискуссии. Два ведущих ученых, Уильям Гилберт и Томас Харриот , стали ведущими сторонниками космологических взглядов Бруно.Гилберт, чей De Magnete (1600) оставался основным текстом по магнетизму до девятнадцатого века, был видным в группе, обсуждавшей научные вопросы.Он был особенно заинтересован в развитии своих магнитных теорий в связи с космологическими взглядами Бруно.

    Харриот был известным математиком и астрономом, который, как полагали, открыл солнечные пятна до Галилея. Харриот обменялся письмами с Кеплером в 1608 году, обсуждая концепцию Бруно о бесконечной вселенной, которую Кеплер должен был отвергнуть. Харриот был одним из ученых, которых воспитывал девятый граф Нортумберленд — преданный последователь Бруно. Нортумберленд имел обширную библиотеку работ Бруно, которую он предоставил ученым из своего круга.

    Бруно был вынужден вернуться во Францию ​​из-за упадка состояния его покровителя, маркиза де Мовисье, с которым он путешествовал по Англии. По возвращении в Париж он написал три произведения, но был вынужден уйти после того, как вызвал на обсуждение всех желающих эту тему. Сто двадцать статей о природе и мире привело к тому, что на него напали сторонники церкви. Затем он отправился в Германию, где проживал в Виттенберге и Марбурге до 1588 года.Он был вынужден покинуть Марбург после конфликта с лютеранскими властями, затем скитался по Европе — Праге, Гельмштедту, Франкфурту и Цюриху.

    В 1591 году Бруно вернулся в Италию по приглашению венецианского дворянина Зуане Мочениго для обучения аристократа мнемонике. Впоследствии Мочениго передал его инквизиции. Бруно был арестован 23 мая 1592 года, подвергнут перекрестному допросу по его философским трудам и 27 января 1593 года передан инквизиции в Риме по прямому запросу папского нунция Таверны, действовавшего от имени Папы Климента VIII.

    Во время содержания под стражей в Риме его допрашивали по всем аспектам его жизни, а также по его философским и теологическим взглядам в течение семи лет. 15 февраля 1599 года инквизиция обвинила Бруно в восьми конкретных актах ереси, которые церковь не раскрыла по сей день. Согласно ограниченным доступным документам, Бруно был обвинен в своих «атеистических» взглядах и в публикации «Изгнание торжествующего зверя» . Он отказался отречься.

    Инквизиция вынесла свой приговор 20 января 1600 года, заявив: «Настоящим мы в этих документах…. вынести приговор и объявить вышеупомянутого брата Джордано Бруно нераскаявшимся и упорным еретиком и, следовательно, понесшим все церковные порицания и страдания Священного Канона … Суд … чтобы ты был наказан заслуженным наказанием, хотя мы искренне молимся, чтобы он (римский губернатор) смягчил строгость законов, касающихся боли твоей личности, чтобы тебе не угрожала смерть или опасность. увечья твоих членов.

    «Более того, мы осуждаем, осуждаем и запрещаем все твои вышеупомянутые и другие твои книги и сочинения как еретические и ошибочные, содержащие множество ересей и заблуждений, и мы предписываем, чтобы все они, которые пришли или могут прийти в будущем, в руки Священного Кабинета должны быть публично уничтожены и сожжены на площади Святого Петра перед ступенями, и они должны быть помещены в Указатель Запрещенных Книг ». [8]

    Несмотря на ложное сообщение о беспокойстве о физическом здоровье Бруно По сути, вердикт инквизиции был смертным приговором.Бруно сопротивлялся до конца. Гаспар Шопп из Брелау, недавно обращенный в католицизм и свидетель приговора, сообщил, что Бруно воскликнул, услышав приговор: «Возможно, вы, произнося мой приговор, боитесь больше, чем я, принимающий его». [9]

    О Святой инквизиции и ее мучителях вспоминают только как о символах архиреакции. Но Бруно выдержал испытание временем. Анализ его жизни показывает настоящего человека эпохи Возрождения, страстно интересующегося всеми аспектами человеческого обучения, который с большой энергией и решимостью участвовал в интеллектуальных потрясениях своего времени.Его идеи внесли важный вклад в идеи, которые легли в основу современной науки. Его упорный отказ подчиниться авторитету, силе и репрессивному аппарату Римско-католической церкви, самого мощного института его времени, несомненно, будет вдохновением на долгие века.

    Немецкий философ Георг Гегель резюмировал поколение мыслителей, к которым принадлежал Бруно в году в своих «Лекциях по истории философии »: «Эти люди чувствовали, что над ними, как и в действительности, доминирует импульс творить существование и извлекать истину. от самих себя.Это были люди страстной натуры, дикого и беспокойного характера, восторженного темперамента, которые не могли достичь спокойствия знания. Хотя нельзя отрицать, что в них было чудесное понимание того, что было истинным и великим, нет сомнений, с другой стороны, что они упивались всевозможными пороками в мыслях и сердце, а также в своей внешней жизни. Таким образом, в них можно найти большую оригинальность и субъективную энергию духа; в то же время содержание неоднородно и неодинаково, и их ум очень запутан.Их судьба, их жизни, их сочинения — которые часто занимают многие тома — проявляют только это беспокойство их существа, это раздирание, восстание их внутреннего существа против настоящего существования и стремление выбраться из него и достичь уверенности. Эти замечательные люди действительно напоминают потрясения, тряски и извержения вулкана, который разогнался в своих глубинах и привел к новым достижениям, пока еще диким и неконтролируемым. «[10]

    Примечания:
    1. Католическая энциклопедия Католическая энциклопедия (http://www.knight.org/advent/cathen/03016a.htm)
    2. Цитируется в Бесконечные миры Джордано Бруно Антуанетта Манн Патерсон, 1970, страница ix
    3 Диалектика природы Фредерика Энгельса, стр. 21-22
    4. De triplici minimo Джордано Бруно, цитируется в Джордано Бруно и наука Возрождения Хилари Гатти , 1998, стр. 4
    5. Цитируется в Джордано Бруно, Его жизнь и мысль Доротеи Уэйли Сингер, 1950, стр. 22
    6.Цитируется в Бесконечные миры Джордано Бруно Антуанетт Манн Патерсон, 1970, стр. 33-34
    7. Джордано Бруно и наука Возрождения Хилари Гатти , 1998, стр. 229
    8. Цитируется в Джордано Бруно, Его жизнь и Мысль Доротеи Уэйли Сингер, 1950, стр. 176-177
    9. Цитируется в Джордано Бруно, Его жизнь и мысль Доротеей Уэйли Сингер, 1950, стр. 179
    10. Лекции по истории философии GWFГегель, том 3, страницы 115-116

    Подпишитесь на электронную рассылку МСВС

    Запретный мир | The New Yorker

    В 1600 году римская Кампо-деи-Фьори, ныне красивая площадь с множеством кафе, была одним из городских мест казни, а в Пепельную среду того же года Джордано Бруно, философ и бывший священник, обвиненный в ереси в ереси. Инквизиция была доставлена ​​туда и сожжена. Мероприятие было тщательно спланировано. Пепельная среда — основной день христианского покаяния. Что касается года, папа Климент VIII выбрал его, потому что 1600 год был юбилейным для Церкви — праздником, который будет усилен казнью важного еретика.Бруно доехал до Кампо на муле, традиционном транспортном средстве для людей, идущих на смерть. (Это также было практическим средством. После многих лет в тюрьмах инквизиции многие из осужденных не могли ходить.) Когда он прибыл и поднялся на костер, ему поднесли распятие. По словам свидетеля, он сердито отвернулся. Он не мог говорить; ему заткнули рот кожаной уздечкой. (Или, как говорят некоторые, ему в язык проткнули железный штырь.) Его привязали к столбу, и костер был зажжен.Когда он сгорел, его останки были сброшены в Тибр. Как пишет Ингрид Роуленд в книге «Джордано Бруно: философ / еретик» (Farrar, Straus & Giroux; § 27), Церковь таким образом сделала Бруно мучеником. Но «мученик за что?» она спрашивает. Это вопрос, на который с трудом пытается ответить ее книга, первая полномасштабная биография Бруно на английском языке.

    Джордано Бруно бежал от инквизиции, чтобы писать и говорить по всей Северной Европе. Иллюстрация Лоренцо Маттотти

    Бруно родился в Ноле, небольшом городке к востоку от Неаполя, в 1548 году.Его отец был наемником на службе у испанской короны, правившей Неаполем с начала века. По словам Роуленда, он был одиноким мальчиком-книжником. В возрасте четырнадцати лет его отправили учиться в Неаполь — шаг, который, по-видимому, оставил неизгладимый след в его сознании. В то время, пишет Роуленд, Неаполь был пятым по величине городом в мире, в котором проживали массы «рыбаков, швеей, продавцов, носильщиков, прачок, плотников, колбасников, кузнецов, колесных мастеров и продавцов воды, которые ходили босиком в условиях умеренной погоды». климат и жили в основном на хлебе и инжир.«Выше этого простого народа были вельможи, правившие городом; ниже них были нищие и проститутки, заполонившие переулки. Никто не знает, где Бруно жил в первые годы своего пребывания в Неаполе, но Роуленд представляет его в переполненном студенческом общежитии «одиноким подростком, внезапно погрузившимся в городской хаос». По ее словам, этот опыт научил его навыкам выживания, которые понадобятся ему в жизни. Возможно, это также было источником того, что позже станет его определяющим образом вселенной: полнота, бесконечность.

    В семнадцать лет он поступил в доминиканский монастырь Сан-Доменико-Маджоре в Неаполе, ученое учреждение, укомплектованное сыновьями знати. Это не означало, что они вели себя лучше, чем другие священники или дворяне того времени. Во времена Бруно монахи Сан-Доменико были замешаны в делах о нападениях, кражах и подлогах, не говоря уже о хронической проблеме прелюбодеяния. Но этот богатый монастырь был полезен Бруно. Там, пишет Роуленд, он научился перемещаться среди правящего класса.Он также приобрел интеллектуальную строгость. Сан-Доменико был консервативным учреждением. Он учил схоластической философии — миру Аристотеля, возрожденному и католицизированному св. Фомой Аквинским и другими учеными Средневековья — как будто никаких других философий не существовало. Они действительно существовали. Начиная с раннего Возрождения, эта картина мира — ограниченная, аккуратная и успокаивающая — была поставлена ​​под сомнение возрождением идей Платона, у которого был совсем другой взгляд на вещи: мечтательный, поэтический. По словам Роуленда, после схоластического обучения Бруно в Сан-Доменико он столкнулся с неоплатонизмом, и это изменило его мышление.Она дает этому много места. Как историк эпохи Возрождения — см. «Культура высокого Возрождения» (1998) и «От небес до Аркадии» (2005), сборник эссе для журнала The New York Review of Books — она ​​много лет занимается неоплатонизмом. , и ей нравится идея философии как восторга. Вероятно, поэтому она решила написать книгу о Бруно. Она видит в неоплатонизме свой маяк, но рада за него, что до того, как он высунул голову среди звезд, его ноги были поставлены на землю Аристотелем и Аквинским.

    Эта дихотомия стала основой ее портрета Бруно. По ее словам, у него было три личности. Один был схоластическим — строгим, системообразующим. Второй — «поэтическое возвышение платоника». Он добавил третий, свой собственный: «тёмный ум, родившийся в маленьком доме его родителей. . . и заточены на шпильках на улицах Неаполя ». Со временем тьма овладела его мыслями. В одной из своих книг он описал себя как «раздраженный, непокорный и странный, довольный ничем, упрямый, как восьмидесятилетний старик, пугливый, как собака, которую тысячу раз бичевали».«Его прозвище, по его словам, было« рассерженный ».

    Он стал священником в возрасте двадцати четырех лет и три года спустя получил степень доктора богословия. Он был, по-видимому, блестящим учеником, а также время от времени раздраженным. Переехав в свою келью в монастыре, он избавился от священного искусства — изображений Мадонны, святой Екатерины Сиенской, благочестивого епископа, — которые украшали его стены. В другой раз, в беседе со священником постарше, он защищал логику (а не суть) аргумента священника четвертого века Ария о том, что Христос не был полностью божественным, — так называемую арианскую ересь.В конце концов, в туалете, которым он пользовался, была найдена копия запрещенных «Комментариев» Эразма с примечаниями Бруно на полях. Даже в разгар Контрреформации, которой это было, подобные правонарушения, распространявшиеся в монастыре на десять лет, кажутся пустяковыми. Они звучат как записи ФБР. Дело какого-то бедного профессора, осмелившегося преподавать Горького в пятидесятые годы. Тем не менее Бруно, которому было около двадцати семи лет, сообщили, что его расследует инквизиция.Кто-то пытался от него избавиться? (Почему обыск уборной — неприятная задача в шестнадцатом веке?) Неужели он пытался уйти от священства? (Зачем комментировать Эразм? Почему просто не прочитать его?) Какова бы ни была реальная история, Бруно, узнав о происходящем, сбросил одежду своего священника и направился на север, в конце концов пересек границу со Швейцарией. Для церковных властей это было как исповедь; лишили сана и заочно отлучили от церкви. Для Бруно, по-видимому, это было освобождением, и он стал человеком, которого мы знаем или думаем, что знаем: вольнодумцем, еретиком, человеком, который будет сожжен.

    Пятнадцать лет он путешествовал — в Женеву, Тулузу, Лион, Париж, Лондон, Оксфорд, Виттенберг, Прагу, Хельмштедт, Франкфурт, Цюрих, Падую, Венецию — ни разу не оставаясь более двух или трех лет ни в одном городе. Куда бы он ни пошел, он искал работу преподавателя философии, и в некоторых местах он ее получал. В Париже он прочитал цикл из тридцати лекций по логике и метафизике. В других местах ему повезло меньше. В Оксфорде, когда он проводил пробную презентацию, публика смеялась над его акцентом и его неаполитанской манерой говорить руками.(Он с тех пор ненавидел англичан. Они «смотрят вниз своим носом», — сказал он, — «смеются над вами … пердят на вас своими губами».) Иногда он наносил ущерб своему собственному делу. Во время своего пребывания в Женеве он опубликовал лист, в котором перечислял двадцать ошибок, допущенных высокопоставленным профессором за одну лекцию. Ему предъявили иск за клевету, и ему пришлось срочно покинуть город.

    Примерно к двадцати восьми годам он не только преподавал, но и издавал. За свою жизнь он написал около тридцати произведений — трактатов, брошюр, диалогов, стихов и даже пьес.Некоторые из этих произведений были на латыни, языке, на котором он учился; соответственно, они были строгими, систематическими, схоластическими. Остальные были на обычном итальянском, и они часто были кипучими, конкретными и драматичными — неоплатоническими, по определению Роуленда. Так или иначе, они выдвинули концепцию Вселенной, которую, по его словам, он начал развивать вскоре после своего отъезда из Италии.

    В этой системе было три основных идеи. Одним из них был гелиоцентризм, представление о том, что Солнце, а не Земля, является центром Вселенной.Этот пересмотр стандартного птолемеевского космоса, конечно, не был для него оригиналом. Его сделал польский астроном Николай Коперник в 1543 году, за пять лет до рождения Бруно. Но в то время как изменение положения Земли и Солнца Коперником было радикальным предложением — по сути, ересью (Церковь нуждалась в Земле, арене спасения, чтобы быть центром вселенной), — в остальном его космос был совершенно ортодоксальным: конечная структура, состоящая из неподвижных сфер, вращающихся по концентрическим окружностям, как у Птолемея.Бруно, с другой стороны, предложил бесконечный космос, состоящий из бесчисленных гелиоцентрических миров. Эта его вторая и самая важная идея тоже не нова. Его выдвинул Николай Кузанский, немецкий кардинал, в пятнадцатом веке. Но и здесь Бруно пошел дальше, заявив, что Вселенная — это огромная, вращающаяся, непознаваемая вещь, и что все теории о ней, включая его собственную, были не описаниями, а просто подходами — «моделями», как мы бы их сегодня назвали. .

    Наконец, Бруно разработал атомную теорию, согласно которой все существующее состоит из идентичных частиц — «семян», по его терминологии.У других людей, особенно у Лукреция, была эта идея, но, опять же, Бруно развил ее. Мало того, что все части космоса состояли из одних и тех же элементов, но и Бог, которого Церковь строго отделяла от материального мира, обитал в этих элементах. Это его любовь, наполняющая каждое «семя», объединила мир.

    Во всех этих идеях, кажется, была одна озабоченность: необъятность — вещи неизмеримо большие и неизмеримо крошечные, и все это объединялось в своего рода хоровое ликование.Я думаю, что этот мысленный образ больше, чем любая ссора с церковью, лежал в основе философии Бруно. В итальянском диалоге, который он написал, когда ему за тридцать, он рисует причудливый портрет своего родного города Нола. Там, говорит он, судьба распорядилась

    , что Васта, жена Альбензио Саволино, когда она намеревается завить волосы на висках, сожжет пятьдесят семь волос за то, что она позволила щипцам для завивки слишком нагреться, но она победила ». t обжечь ее кожу головы и, следовательно, не будет ругаться, когда почувствует зловоние, но должна терпеливо его переносить.Что из навоза ее быка родятся пятьдесят два навозных жуков, из которых четырнадцать будут растоптаны и убиты ногой Альбенцио, двадцать шесть умрут вверх ногами, двадцать два будут жить в норе, восемьдесят станут паломниками. Прогуляйтесь по двору, сорок два уединятся, чтобы жить под камнем у двери, шестнадцать будут катать свой ком навоза, куда им заблагорассудится, а остальные будут суетиться наугад. . . . Сука Антонио Саволино родит пять щенков, трое из которых доживут до своего естественного срока жизни, а двое будут выброшены, и из этих трех первый будет напоминать свою мать, второй будет дворнягой, а третий будет частично напоминать отца и отчасти напоминают собаку Полидоро.. . . Паулино, когда он нагибается, чтобы взять сломанную иглу, порвет красный шнурок на своих трусах, и если он будет богохульствовать по этой причине, я хочу, чтобы он понес такое наказание: сегодня вечером его суп будет слишком соленым, а вкус дым, он упадет и разбьет фляжку с вином.

    Джордано Бруно — Ученый дня

    Джордано Бруно, итальянский философ, был сожжен на костре в Риме 17 февраля 1600 года. Бруно родился в Ноле, недалеко от Неаполя, и в молодости поступил в доминиканский монастырь.Очень быстро он стал известен своими радикальными идеями, и когда против него были выдвинуты обвинения в ереси, он бежал из Италии и провел большую часть своей жизни во Франции, Англии и Германии, обучая искусству памяти и осуждая традиционную аристотелевскую философию. Он очень неразумно вернулся в Италию в 1591 году, был арестован в Венеции, а затем доставлен в Рим, где был заключен в тюрьму за ересь и допрошен на семь лет. Хотя Бруно был коперниканцем и считал, что Земля , а не центр Вселенной, это не было источником его проблем; скорее, его обвиняли в том, что он учил, что Христос был магом, а не чудотворцем, отрицал непорочное зачатие и верил в множественность миров — что на других планетах были другие существа, вращающиеся вокруг других звезд.Он отказался отречься от своих взглядов под пытками и был приговорен к смертной казни через огонь. Тот факт, что он был коперниканцем, дал коперниканству плохую репутацию в церкви, действительно впервые, и 16 лет спустя коперниканство будет объявлено церковью еретическим.

    Как еретик, Бруно на протяжении веков был персоной нон грата в Риме; его книги были запрещены и сожжены, очень немногие люди слышали о нем, и вообще не было никаких общественных памятников, по которым можно было бы его вспомнить. Затем, в 1884 году, итальянские масоны, разгневанные Папой за осуждение масонства в папской булле, заказали бронзовую статую Бруно у Этторе Феррари, известного скульптора (и масона).Он был установлен и открыт в 1889 году на Кампо-деи-Фьоре, рыночной площади в Риме, на том самом месте, где в 1600 году был казнен Бруно. Статуя все еще стоит. Он обращен на север, так что лицо Бруно никогда не освещается солнцем, а издалека он очень похож на Дарта Вейдера (, третье изображение ). Если вы подойдете ближе, вы увидите часть лица Бруно (, четвертое изображение, ). Но, конечно, не так важно видеть его лицо, поскольку ни мы, ни Этторе Феррари не имели и понятия не имели, как на самом деле выглядел Бруно.

    Под статуей есть несколько бронзовых рельефов Феррари, на которых изображена жизнь Бруно, включая его появление перед инквизицией ( второе изображение ) и его принесение в жертву в этот день 1600 года ( первое изображение ).

    Бруно опубликовал довольно много брошюр на самые разные темы, но из-за того, что он писал «на лету» и публиковал тайком, все его работы сегодня очень редки. Нам посчастливилось иметь две его книги, в том числе De triplici minimo et mensura (1591), в нашем собрании истории науки.

    Д-р Уильям Б. Эшворт младший, консультант по истории науки библиотеки Линды Холл и доцент кафедры истории Университета Миссури в Канзас-Сити. Комментарии или исправления приветствуются; пожалуйста, направляйте на ashworthw@umkc.edu.

    Джордано Бруно: Философ / Еретик: 9780809095247: Роуленд, Ингрид Д .: Книги

    Пролог: Монах в капюшоне

    17 февраля знаменует особый римский праздник, ритуал которого сосредоточен на бронзовой статуе монаха в капюшоне.Чуть выше натурального, сжимая книгу в скованных руках, он сердито смотрит на рынок Кампо деи Фьори, «Поле цветов», которое также на протяжении многих лет было одним из мест казней в городе. Статуя должна была указывать в противоположном направлении, лицом к солнцу, но в последний момент решение городского совета Рима в 1889 году повернуло ее лицом к Ватикану, который жаловался на то, что первоначальное расположение было неуважительным. Из-за такой смены положения лицо монаха всегда затемнено, поэтому он выглядит скорее меланхоличным, чем вызывающим.Но тогда он человек, приговоренный к смерти от сожжения на костре; у него есть все основания для меланхолии.

    На протяжении как минимум пятисот лет римские статуи были поборниками свободы слова; В трех кварталах от Кампо-деи-Фьори, древние мраморные останки двух туловищ и безносой головы по имени Мастро Паскуино были оклеены ядовитыми комментариями о римской жизни с первых лет шестнадцатого века. От сатир Папы Борджиа Александра VI он перешел к оскорблениям нынешнего премьер-министра, и в течение многих лет феминистское граффито, нарисованное аэрозольной краской, на его базе провозглашало его Паскиной.

    Внизу по улице в другом направлении древний римлянин в тогах по имени аббат Луиджи (Abate Luigi) говорил почти столько же, сколько Паскуино; удаление его седой старой головы вором в 1970-х годах не смогло остановить его болтовню, и он уже давно был переполнен портретом какого-то другого сурового старого сенатора, который не менее рад высказывать свое мнение, не сдерживаясь в последнее время Римляне. Монах из Кампо-деи-Фьори станет достойным спутником этой вокальной паре и их более дальних коллег, мадам Лукреции и Марфорио, оба из которых, к сожалению, были ошеломлены современной жизнью: мадама Лукреция, возможно, начиналась как культовый образ Исиды в самом сложном египетском храме Древнего Рима, но теперь она управляет автобусной остановкой на площади Пьяцца Венеция, в то время как красивый Марфорио, крепкий римский бог реки, заперт в Капитолийском музее, где никто больше не может связаться с ним, чтобы дайте ему бумажный голос.Вместо этого Джордано Бруно, монах Кампо деи Фьори, должен теперь говорить за них обоих. И он делает это бронзовыми буквами на своем гранитном пьедестале: «Бруно, из поколения, которое он предвидел, здесь, где горит костер».

    Это поколение, первое поколение студентов недавно созданного итальянского государства, заказало статую в 1880-х годах скульптору Этторе Феррари при поддержке международной кампании по подписке. Формирование Италии зависело от захвата политического контроля над Римом и его территориями у правительственного владычества папства, и поэтому памятник Бруно показал папе нос с впечатляющей наглостью, отдавая дань уважения одной из самых выдающихся жертв инквизиции — и напомнил Ватикан, почему эта новая Италия так страстно решила стать светским государством.

    Римские студенты выбрали Бруно своим мучеником-покровителем не только за его храбрость, но и за его идеи; более смело, чем кто-либо в его возрасте, включая Кеплера и Галилея, он заявил, что Вселенная состоит из атомов и что она бесконечна по размеру. Его насильственная публичная смерть за эти убеждения показала католическую церковь в ее самом жестоком репрессивном свете, поскольку Бруно не был политиком и не совершал никаких преступлений, кроме как высказывать свое мнение. Для студентов новой Италии и нового независимого Рима статуя должна была доказать, что идеи могут и должны преобладать над попыткой их задушить.

    По сей день, утром 17 февраля, представители мэрии возлагают венок к бронзовым ногам Бруно, его лавровые листья украшены красными и золотыми лентами, а инициалы SPQR выбиты золотыми буквами. Возложив венок к ногам Бруно, мэр Рима продолжает отстаивать независимость современного города от светской церкви. Этот процесс обычно вытесняет одного или двух тех, кто рано выпил, и, поскольку цветочные подношения скапливаются вокруг венка вместе со стихами, свечами и инвективами, они остаются вытесненными.Ближе к вечеру, когда рыночные прилавки снесли и убрали в переулки, Итальянская ассоциация свободных мыслителей установила микрофон у ног Бруно; Между тем атеисты и пантеисты, тщательно отделенные друг от друга, раскладывают свои столы с книгами и листовками по разные стороны площади. Между ними Свободные Мыслители ревностно охраняют свой микрофон, отрывая его, в свою очередь, у человека на доске для сэндвичей, который утверждает, что он воплощение Джордано Бруно, у опрокидывателей, которые используют основание статуи в качестве удобного места, у студентов, художников, и энтузиасты, которые думают — как оказалось, ошибочно, — что свобода мысли подразумевает свободу слова.«Этот микрофон предназначен только для организаций», — заявляют Свободные мыслители всем своим конкурентам за пространство под опускающимся взором Джордано: масонам, атеистам и пантеистам, которые все называют монаха в капюшоне своим духовным лидером. Задумчивый и безмолвный над схваткой, непоколебимый над спором между верующими ни в одного бога и верующими во всех богов, бронзовый Джордано Бруно смотрит на далекий Ватикан, который убил настоящего Джордано Бруно здесь, на Кампо-де-Фьори. 17 февраля 1600 г. за упорную и упорную ересь.

    К вечеру статуя Этторе Феррари будет покрыта подношениями, как если бы Джордано Бруно был чудотворным святым, а не осужденным еретиком.

    С момента открытия статуи репутация Бруно претерпела несколько новых преобразований. Если итальянцы конца девятнадцатого века видели в нем апостола современной науки, то пара ученых середины двадцатого века из Института Варбурга в Лондоне, Фрэнсис Йейтс и Д.П. Уокер, переделали его в религиозного реформатора, мистика и приверженца религии. практик магии; Джованни Аквилеккья, их младший современник в Лондоне, ждал годы, чтобы увидеть, как волшебник Бруно уступит место более общему принятию его собственного взгляда на Бруно как на философа.Какими бы разнообразными ни были их портреты, Бруно, Йетс и Аквилеккья были замечательными писателями и учителями, которые привлекли к итальянскому еретику удивительно широкий круг новых читателей. В середине 1980-х Бруно все еще считался второстепенной фигурой, и после всплеска интереса в конце XIX века ему было посвящено лишь несколько книг; десять лет спустя Джордано приобрел собственное периодическое издание Bruniana & Campanelliana , несколько учреждений (в том числе монастырь доминиканских монахинь в Утрехте), носящие его имя, а также значительный общественный интерес, кульминацией которого стало массовое празднование четырехсотлетия. его смерти, которая совпала по замыслу четырехсотлетней давности с великим юбилеем, провозглашенным для католической церкви Папой Иоанном Павлом II.(Сожжение Бруно было намеренно устроено папой Климентом VIII к юбилею 1600 года.) В последние годы люди, которые оставляют цветы на статуе на Кампо деи Фьори (и не только 17 февраля), приезжают со всего мира. Их интересы в отношении Бруно столь же широки, как и его собственные произведения, от прагматических наблюдений до восторженного мистицизма, от признания его сложной прозы до простого восхищения его храбростью в защите свободы мысли.

    Героический, импозантный Бруно Феррари совсем не реалистичен: Бруно не носил доминиканский костюм в течение двадцати четырех лет, когда его отправили на костер; действительно, в качестве последнего оскорбления, его раздели догола перед тем, как сжечь.Нет сохранившихся портретов худого человечка, который к тому времени провел восемь лет в следственной тюрьме, только отчет о его жестоком выражении лица; Мощный образ Ferrari отражает дух человека, а не его тело. И ее размещение подчиняется законам городского дизайна, а не исторической точности: Бруно умер в юго-западном углу площади, по направлению к площади Фарнезе, а не в ее центре, несмотря на заявление статуи «Здесь, где горел костер». Монах Феррари в капюшоне так преуспел, потому что он уловил явный вызов, который Бруно поставил для своего времени, вызов, который не потерял своей силы с 1600 или 1889 года.Набожный Галилей был реабилитирован церковью, приговорившей его к молчанию в 1633 году; его оскорбительный диалог о двух главных мировых системах был переиздан с одобрения папы еще в 1712 году, и он был официально помилован Папой Иоанном Павлом II в 1983 году. Но поскольку годовщина смерти Бруно нависла над римским юбилейным 2000 годом, Иоанн Павел заявил через двух кардиналов, Анджело Содано и Поля Попара, что Бруно слишком далеко отклонился от христианской доктрины, чтобы получить христианское помилование.Кардиналы добавили, что инквизиторов, приговоривших философа к его ужасной смерти, следует судить в свете их ужасных времен. Как отметил Содано, в явно тщательно сформулированном документе: «Не наше дело высказывать суждения о совести тех, кто был вовлечен в это дело. Тем не менее, объективно некоторые аспекты этих процедур и, в частности, их насильственные результаты рука гражданской власти в этом и аналогичных случаях не может не служить поводом для глубокого сожаления со стороны Церкви.»

    В детстве тех же ужасных времен Джордано Бруно утверждал, что в конце концов даже дьяволы будут прощены и что религиозная рознь с ее человеческим притязанием на то, чтобы видеть глазами Бога, была самой ошибочной из всех. Оптимизм римских студентов, воздвигших его памятник на Кампо-де-Фьори, во многих отношениях предвиденное им поколение все еще принадлежит будущему.

    Бруно представляет собой не менее серьезную проблему для историков науки. Работа без инструментов, создавая мыслительные проблемы, которые отражая как древние, так и современные идеи о натурфилософии, он неудобно вписывается в любую схему, которая направлена ​​на то, чтобы проследить научную мысль по четкой линии от Коперника до Галилея, Ньютона, Максвелла и Эйнштейна.Возможно, он был больше похож на поэта, чем на эмпирического наблюдателя. Однако его интеллектуальные противоречия, его слепые пятна и его проницательность служат напоминанием о том, что научные исследования всегда зависели не только от исследований, но и от ошибок и от побед.

    Прежде всего, Джордано Бруно бросает вызов любому суду в порядке упрощенного судопроизводства; его жизнь, его идеи и его личность столь же сложны, как его времена далеки от наших. Он мог быть очаровательным или приводящим в ярость, харизматичным или отталкивающим.Однако, несмотря на все свои недостатки, он был храбрым и блестящим, и, как стремятся показать эти страницы, он был великолепным писателем.

    Выдержка из Джордано Бруно Ингрид Д. Роуленд.

    Авторские права © 2008 Ингрид Д. Роуленд

    Опубликовано в 2008 году компанией Farrar, Straus and Giroux, LLC.

    Все права защищены. Эта работа защищена законами об авторском праве, и ее воспроизведение строго запрещено. Разрешение на воспроизведение материала любым способом и любым способом должно быть получено от Издателя.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.