Дантон жорж жак краткая биография: Краткая биография Жоржа Дантона

Содержание

Краткая биография Жоржа Дантона

Дантон Жорж Жак (1759—1794), один из лидеров Великой французской революции.

Родился 28 октября 1759 г. в Арси-сюр-Об. Был четвёртым сыном в семье провинциального прокурора.

Учился в семинарии, коллеже в Труа (1772—1780 гг.). Как и многие молодые люди, закончив образование, отправился в Париж. Здесь служил помощником прокурора и сумел накопить денег для покупки в 1787 г. должности адвоката. Своими яркими выступлениями в судебных палатах парижского парламента Дантон быстро приобрёл известность благодаря редкому ораторскому таланту.

К началу революции Дантона уже знали как убеждённого либерала и республиканца.

14 июля 1789 г. он призывал парижан к оружию. Обладая всеми качествами народного трибуна, быстро стал одним из революционных вождей и был избран председателем радикального клуба кордельеров, являясь одновременно членом Якобинского клуба.

Важную роль сыграл Дантон в походе бедноты на Версаль 5— 6 октября 1789 г. Дантон призывал народ к низложению короля (17 июля 1792 г.).

После свержения монархии его назначили министром юстиции революционного правительства. Он один из немногих, кто сохранил хладнокровие при наступлении австрийских и прусских интервентов в августе — сентябре 1792 г. Помешал правительству покинуть Париж, направил в провинции комиссаров, чтобы воодушевить массы и набрать добровольцев.

В 1793 г. по инициативе Дантона был создан революционный трибунал — главный карающий орган революции, ставший на путь террора. Однако сам Дантон возбудил подозрения М. Робеспьера, который нашёл проводившуюся им линию недостаточно революционной.

Под давлением Робеспьера 31 марта 1794 г. Дантона и его сторонников арестовали и обвинили в присвоении казённых денег. Суд революционного трибунала закончился вынесением смертного приговора, и 5 апреля 1794 г. Дантон со своими ближайшими единомышленниками был гильотинирован в Париже. «Покажи мою голову народу, — сказал он перед казнью палачу, — она стоит того».

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

ДАНТОН, ЖОРЖ ЖАК | Энциклопедия Кругосвет

ДАНТОН, ЖОРЖ ЖАК (Danton, Georges Jacques) (1759–1794), деятель Великой Французской революции. Родился 26 октября 1759 в Арси-сюр-Об (Шампань) в небогатой, но уважаемой семье местного прокурора Жака Дантона. В детстве получил тяжелую травму лица. В 1773–1780 учился в коллеже при монастыре ораторианцев в Труа. В 1784 сдал экзамен по юриспруденции при Реймском университете. В 1785 уехал в Париж и в 1787 купил должность адвоката в Королевском совете.

С началом Революции вовлекся в политическую деятельность. Принимал участие во взятии Бастилии 14 июля 1789. 5 октября 1789 убедил жителей округа Кордильеров присоединиться к походу парижан на Версаль. Вместе с другими деятелями демократической ориентации (К.Демуленом, Ф.Фабром д'Эглантином) создал в апреле 1790 клуб Кордильеров. Выступал за всеобщее избирательное право. В августе 1790 вошел в Генеральный совет Коммуны. Осенью 1790 избран командиром батальона Национальной гвардии округа Кордильеров. В январе 1791 занял должность администратора Парижского департамента. В апреле прекратил юридическую практику и полностью отдался политике. После неудачной попытки бегства Людовика XVI из Франции 20–22 июня 1791 организовал 17 июля на Марсовом поле сбор подписей под петицией с требованием отречения короля, что спровоцировало серьезные беспорядки. В связи с расследованием Учредительным собранием июльских событий, уехал сначала в Арси-сюр-Об, а затем в Англию. Вернувшись в Париж в конце августа, выставил свою кандидатуру на выборах в Законодательное собрание, но потерпел сокрушительное поражение. Провалился также на выборах мэра Парижа в ноябре. 6 декабря 1791 был избран вторым заместителем прокурора Коммуны (вступил в должность 20 января 1792).

В период политического кризиса, вызванного поражениями Франции в войне с Австрией и Пруссией весной-летом 1792, агитировал за низложение Людовика XVI и активизацию борьбы с внешними врагами. После свержения монархии 10 августа 1792 возглавил министерство юстиции. Сыграл огромную роль в организации отпора австро-прусскому вторжению. В условиях паники, охватившей политическую элиту в связи с капитуляцией Лонгви 23 августа, решительно воспротивился предложению министра внутренних дел жирондиста Ж.-М.Ролана эвакуировать правительство и Собрание из Парижа; требовал удержать столицу любыми средствами. 26 августа инициировал принятие декрета о смертной казни для всякого, «кто, находясь в осажденном городе, заговорит о сдаче». 28 августа выступил с призывом к народной войне с интервентами: предложил вооружить всех боеспособных граждан и произвести аресты «подозрительных».

Во время Сентябрьских убийств (истребление заключенных в столичных тюрьмах 2–5 сентября), спровоцированных известием о падении Вердена, не принял никаких мер для восстановления порядка; считал ярость народа неизбежным спутником революции; жирондисты называли его главным виновником резни. В сентябре избран в Конвент; ввиду запрета на совмещение депутатских обязанностей с министерскими 5 октября оставил пост министра. Вместе с М.Робеспьером и Ж.-П.Маратом возглавил фракцию якобинцев (монтаньяров). Благодаря своей харизматической внешности (высокий рост, резкие черты лица), ораторскому дару и знанию народного языка приобрел необычайную популярность. 30 ноября командирован в оккупированную французами Бельгию для организации системы ее управления. В январе 1793, вернувшись на несколько дней в Париж, проголосовал в Конвенте за казнь короля; выступил с предложением об аннексии Бельгии, основываясь на идее естественных границ Франции по Рейну. В начале марта 1793, после поражения французов в Бельгии, покинул ее пределы.

В период обострения борьбы якобинцев и жирондистов весной 1793 пытался примирить враждующие стороны. В ситуации усиления внешней и внутренней (роялистское восстание в Вандее) угрозы добился 10 марта создания Революционного трибунала с чрезвычайными полномочиями – первый шаг на пути развязывания террора. 1 апреля был обвинен жирондистами в связях с изменившим отечеству генералом Ш.-Ф.Дюмурье, командующим войсками в Бельгии, и вступил с ними в резкий конфликт. 5 апреля для смягчения бедственного положения населения предложил установить твердые цены на хлеб (закон о зерновом максимуме был принят 4 мая). 7 апреля избран в Комитет общественного спасения, высшего контролирующего и распорядительного органа, созданного 6 апреля для борьбы с контрреволюцией.

В течение трех месяцев фактически руководил правительством Франции. В международных делах отошел от политики «революционной войны» и безоговорочной помощи всем народам, восставшим против «тирании», и провозгласил политику невмешательства (декрет 13 апреля 1793). Безуспешно стремился достичь мирного соглашения с Англией, Пруссией и Австрией. В середине мая пришел к убеждению о необходимости политического устранения Жиронды, однако нет доказательств его участия в свержении жирондистов 31 мая – 2 июня 1793. Перед лицом вспыхнувших по всей стране в июне федералистских восстаний предпринимал усилия для примирения с жирондистской партией, но в условиях крайней поляризации политических сил 10 июля вышел из Комитета. Однако, желая избежать раскола в стане якобинцев, поддержал курс М.Робеспьера, фактически возглавившего Комитет общественного спасения, на усиление террора. 12 августа заявил в Конвенте о необходимости проведения арестов «подозрительных» и заключения их в тюрьму без суда (соответствующий закон был принят 17 сентября). 13 сентября по его инициативе Комитет общественной безопасности, ведавший полицией, был полностью подчинен Комитету общественного спасения. В социально-экономической сфере солидаризировался с Коммуной, потребовавшей применения суровых мер против спекулянтов.

Расширение масштабов террора осенью 1793 заставило его изменить отношение к политике М.Робеспьера. В начале октября уехал на родину под предлогом лечения. Был недоволен проведением процессов над королевой Марией-Антуанеттой (14–16 октября) и лидерами Жиронды (24–31 октября). В конце ноября, возмущенный арестом своих друзей депутатов Ф.Шабо и К.Базира, вернулся в Париж и начал кампанию за милосердие. Возглавил группу «снисходительных» («модерантистов»), ратовавших за прекращение или ослабление террора и постепенный переход к конституционному республиканскому порядку. В условиях углубления конфликта с якобинской верхушкой решил отойти от политической деятельности и в начале 1794 вновь уехал в Арси-сюр-Об. В марте 1794 одобрил правительственные репрессии против «ультрареволюционеров» (эбертистов). В конце марта по просьбе своих сторонников, над которыми нависла опасность расправы, приехал в столицу, однако его встреча с М.Робеспьером, которого он призывал прекратить террор, привела к открытому разрыву. В ночь с 30 на 31 марта был арестован по решению Комитета общественного спасения и Комитета по общественной безопасности. 31 марта Конвент вотировал обвинительный акт против Ж.Дантона и его соратников К.Демулена, Ж.Ф.Делакруа и П.Филиппо. Процесс над ними (2–5 сентября) проходил с нарушением всех судебных формальностей и завершился вынесением смертного приговора. 5 апреля они были гильотинированы на площади Революции (совр. площадь Согласия) в Париже.

Иван Кривушин

Проверь себя!


Ответь на вопросы викторины «Эпоха Возрождения»

Кто автор росписи алтарной стены Сикстинской капеллы в Ватикане?

Жорж Дантон краткая биография: революция, политика

GEORGES DANTON credit Assemblée Nationale

Жорж Дантон, в полном имени Жорж-Жак Дантон родился 26 октября 1759 года, Арси-сюр-Об, Франция—умер 5 апреля 1794 года, Париж. Французский революционный лидер и оратор, являлся одним из главных участников в свержении монархии и создании первой Французской Республики (21 сентября 1792 года). Позже он стал первым председателем Комитета общественной безопасности, но его умеренность и противодействие царству террора привели к собственной смерти на гильотине.

Юные годы

Дантон был сыном адвоката Жака Дантона и его второй жены Мари-Мадлен Камю. После посещения школы в Шампани Дантон с 1773 года обучался у ораторов в Труа. Получив диплом юриста в 1784 году в Реймсе, он отправился в Париж. В 1787 году получил должность адвоката в Conseil du Roi (совет с законодательными и судебными функциями). Затем он женился на Антуанетте Шарпантье.

В начале революции в июле 1789 года Дантон вступил в гвардию буржуазии (Гражданскую гвардию) округа Кордельеров и был избран президентом округа. Весной 1790 года вместе с несколькими боевиками из своего округа он основал популярное объединение, которое впоследствии стало известным как клуб Кордельеров. Однако слава Дантона распространялась только в Париже. Избранный членом временной Парижской Коммуны (городского совета) в январе 1790 года, он был исключен из состава совета в его окончательном виде. Хотя в январе 1791 года он был избран администратором Парижского департамента.

Дантон принял участие в Кордельерском и Якобинском клубе, перед которым он часто выступал в течение 1791 года. Во время кризиса, последовавшего за попыткой Людовика XVI покинуть страну в июне, он стал все более заметным участником революционного движения. Его подпись, однако, не фигурирует на знаменитой петиции Кордельеров с требованием отречения Людовика XVI, которая 17 июля привела к массовому убийству некоторых просителей Национальной гвардии. Во время репрессий, последовавших за этими событиями, Дантон нашел убежище в Лондоне.

Он вернулся в Париж, чтобы принять участие в выборах в Законодательное собрание в качестве выборщика от Французской секции, а в декабре 1791 года был избран вторым помощником прокурора Парижской Коммуны.

Во время национального кризиса весной 1792 года (война была объявлена Австрии 20 апреля) Дантон возобновил свою роль народного трибуна. 18 июня он напал на маркиза де Лафайета, советника короля и генерала, за то, что тот использовал свое положение для политических игр. Однако он не принимал участия в демонстрациях перед королевским дворцом Тюильри 20 июня.

Свержение Монархии

Выступая перед революционным трибуналом, Дантон хвастался, что он несет ответственность за события 10 августа. Восстание было не результатом усилий Дантона или любого другого человека, а скорее коллективным актом неизвестных боевиков со всего города. Какую бы незначительную роль он ни сыграл в смещении короля, Законодательное собрание избрало его министром юстиции. Хотя официально Дантон и не был ее президентом, он доминировал над своими коллегами силой характера, аурой революционного прошлого и способностью быстро принимать решения.

25 августа 1792 года пришло известие, что Лонгви захвачен вторгшимися армиями (в июле Пруссия вступила в союз с Австрией), и Жан-Мари Ролан, министр внутренних дел, предложил правительству переехать из Парижа в Блуа. Дантон решительно воспротивился. Прокламация, которую он затем заставил принять Исполнительный совет, несет на себе его печать: это был призыв к битве. Утром 2 сентября, когда стало известно, что Верден осажден и население ворвалось в тюрьмы в поисках подозреваемых и предателей, Дантон в Законодательном Собрании произнес самую знаменитую из своих речей: «чтобы победить врагов отечества, нам нужна смелость, и Франция спасена!»

Массовые убийства в сентябре 1792 года

Пока Дантон произносил эту речь, начались тюремные погромы, ответственность за которые жирондисты (умеренное крыло революции) возложили на Дантона. Однако нет никаких доказательств того, что массовые убийства были организованы им или кем-то еще, хотя совершенно очевидно, что он ничего не сделал, чтобы остановить их. Как и в случае августовского восстания, сентябрьская резня была делом рук не одного человека, а всего народа Парижа.

6 сентября Дантон был избран депутатом Национального Собрания от Парижа. Он немедленно приложил все усилия, чтобы положить конец всем спорам между революционными партиями, но его примирительная политика была сорвана Жирондой, который потребовал от него отчета, когда он покинул свой пост министра юстиции. Дантон не мог оправдать 200 000 ливров секретных расходов. Он вышел из этого конфликта озлобленным и с ослабленным политическим авторитетом.

Посланный с миссией в Бельгию, Дантон не принимал участия в открытии процесса над Людовиком XVI в Конвенте. Он присутствовал, однако, 15 января 1793 года и проголосовал за смерть без отсрочки. Хотя Дантон и отсутствовал на процессе, он принимал в нем участие с осени 1792 года. Согласно воспоминаниям Теодора, графа де Ламет, бывший революционер, хотел пощадить короля. По-видимому, не сумев, несмотря на все усилия, заручиться поддержкой жирондистов, Дантон вступил в заговор с генералом Шарлем-Франсуа дю Перье Дюмурье, чтобы добиться вмешательства английского правительства путем подкупа. Только когда план провалился, он проголосовал за смерть короля.

После поражения при Нирвиндене (18 марта 1793 г.), когда Дюмурье перешел на сторону австрийцев, Жиронда обвинил Дантона в пособничестве генералу. Поменявшись ролями, Дантон выдвинул то же обвинение против жирондистов.

Комитет общественной безопасности Дантона

7 апреля 1793 года Дантон стал членом первого комитета общественной безопасности, который стал исполнительным органом революционного правительства. В течение трех месяцев Дантон фактически возглавлял правительство, особенно в ведении иностранных дел и военных вопросов. В течение этого второго периода в правительстве он проводил политику компромисса и переговоров. Он старался во всех направлениях вступить в дипломатические переговоры с врагом. Однако к весне 1793 года политика переговоров уже была немыслима: бесполезно было пытаться разоружить врага уступками, когда он одерживал победу. 10 июля, когда истек срок полномочий Комитета общественной безопасности, Конвент избрал новый комитет без Дантона.

Лидер умеренной оппозиции

Политическое поведение Дантона стало более сложным. Он неоднократно поддерживал политику Комитета общественной безопасности, но в то же время отказывался принимать в ней участие, что могло бы стабилизировать политическую ситуацию. Дантон все еще появлялся время от времени в качестве народного трибуна, озвучивая требования масс. Однако он быстро показал, что стремится стабилизировать революционное движение. Он стал лидером индульгенций, умеренной фракции, поднявшейся из Кордельеров.

Во время больших парижских народных демонстраций 4 и 5 сентября 1793 года Дантон красноречиво высказался в пользу всех народных требований. Но в то же время он пытался ограничить движение и держать его под контролем. Он потребовал, например, сократить число заседаний постоянных секционных собраний до двух в неделю.

Осуждение Террора

Умеренная позиция Дантона стала более заметной осенью 1793 года. Однако он не вмешивался лично, а предоставил своим друзьям критиковать политику правительства. Его неодобрение террористических репрессий стало настолько сильным, что он ушел из политической жизни, сославшись на проблемы со здоровьем. 12 октября он получил разрешение отъезда и уехал в свой родной город. Дантон вернулся 21 ноября, хотя причины его возвращения остаются неясными.

Дантон сразу же возобновил политическую деятельность. Он энергично поддерживал Комитет общественной безопасности против эксцессов антихристианского движения и позже выступал против отмены окладов конституционных священников и, следовательно, отделения Церкви от государства. Поддержка Дантоном правительственной политики стабилизации была не лишена скрытых мотивов, как личных, так и политических. Он был полон решимости спасти своих друзей, которые были арестованы или находились под угрозой ареста. Политика Дантона во всех отношениях была противопоставлена программе народного экстремизма, поддерживаемой Жаком Эбером и его друзьями Кордельерами.

Дантон определил свою умеренную политическую линию 1 декабря 1793 года, когда он сообщил революционным радикалам, что их роль закончена. С тех пор на него смотрели как на лидера умеренной оппозиции. В начале 1794 года Дантон и его друзья заняли еще более критическую позицию, причем их представителем был революционный журналист Камиль Демулен. Они бросали вызов не только системе террора Робеспьера, но и всей политике революционного правительства, пробуждая надежды противников режима.

Однако, как только правительство осознало, что оно не может позволить себе быть подавленным справа, ситуация резко изменилась. В январе 1794 года был арестован Фабр Д’Эглантин, драматург и ревностный революционер. Дантон попытался защитить его, требуя, чтобы арестованные депутаты предстали перед народом.

Этот инцидент означал больше, чем поражение наступления индульгенций, ибо, уже скомпрометированные, они сами вскоре оказались под угрозой контрнаступления своих противников, ультралевой фракции. Когда кризис обострился, и оппозиция Эксагере ужесточила свои позиции, правительство потеряло терпение: в марте 1794 года Эбер и главные лидеры Кордельеров были арестованы. Они были казнены 24 марта. Индульгенты, полагая, что их час настал, усилили свое давление. Правительство, однако, не собиралось сдаваться на милость умеренной правой оппозиции. Предупрежденный несколько раз об угрозах, нависших над ним, Дантон не испугался: «они не посмеют»! В ночь с 29 на 30 марта 1794 года он и его друзья были арестованы.

Суд над Дантоном

Перед революционным трибуналом Дантон смело высказал свое мнение. Чтобы заставить его замолчать, Конвент постановил, что подозреваемый в суде, оскорбивший национальное правосудие, должен быть исключен из прений. «Я больше не буду защищаться, — закричал Дантон. – «Пусть меня ведут на смерть, я усну во славе». — Дантон был гильотинирован вместе со своими друзьями 5 апреля 1794 года.

Наследие

Очерненный в первой половине XIX века, Дантон был реабилитирован при Второй Империи и провозглашен героем при Третьей республике. Главный спор о нем — это проблема его богатства и, следовательно, его продажности. Для его современников продажность Дантона была очевидна, хотя из-за отсутствия документов она не была доказана при его жизни. В настоящее время общепризнанно, что Дантон пользовался судом в качестве информатора и получал выплаты из фондов гражданского списка. Но в то же время его преданность нации и революционному делу не подлежит сомнению.

Дантон был вождем людей. Он радовал их своей щедростью, снисходительностью, живостью. Все эти качества снискали ему симпатии народа и во время кризиса лета 1792 года позволили ему хорошо послужить революции.

Якобинский клуб

Якобинский клуб, также именуемый «якобинцами», общество сторонников Конституции (1792-94). Самая известная политическая группа французской революции, которая отождествлялась с крайним эгалитаризмом и насилием.

Якобинцы возникли как Бретонский клуб в Версале, где депутаты от Бретани до генеральных сословий (позднее Национальное Собрание) 1789 года встретились с депутатами из других частей Франции, чтобы согласовать свои действия. Эта группа была воссоздана в декабре 1789 года, после того как Национальное Собрание переехало в Париж, под названием «Общество друзей Конституции». Это собрание обычно называлось якобинским клубом, потому что заседания проводились в бывшем монастыре доминиканцев, которые были известны в Париже как якобинцы. Их целью была защита завоеваний революции от возможной аристократической реакции. Вскоре клуб принял в свои ряды зажиточных буржуа и литераторов. Общество приобрело филиалы по всей Франции. К июлю 1790 года в парижском клубе насчитывалось около 1200 членов и 152 дочерних клуба.

В июле 1791 года Якобинский клуб раскололся из-за петиции, призывающей к смещению Людовика XVI после его неудачной попытки бежать из Франции. Многие умеренные депутаты ушли, чтобы присоединиться к конкурирующему клубу фельетонистов. Максимилиан Робеспьер был одним из немногих оставшихся депутатов, и он занял видное положение в клубе.

После свержения монархии в августе 1792 года (в котором Якобинский клуб, все еще не желавший объявлять себя республиканским, не играл прямой роли), клуб вступил в новую фазу как одна из главных групп, направляющих революцию. С провозглашением республики клуб сменил свое название на «общество якобинцев, друзей свободы и равенства». Он приобрел демократический характер с принятием левых депутатов-монтаньяров в Национальный Конвент (новый законодательный орган), а также стал более популярным, поскольку отвечал требованиям Парижского рабочего и ремесленного класса. На ранней стадии клуб был местом встречи монтаньяров, агитировавших за казнь короля (январь 1793 года) и за свержение умеренных жирондистов (июнь 1793 года).

С установлением революционной диктатуры, начавшейся летом 1793 года, местные якобинские клубы стали орудиями террора. В 1793 году во Франции насчитывалось от 5 000 до 8 000 клубов с номинальным числом членов 500 000. Клубы, как часть административного аппарата правительства, имели определенные обязанности: они собирали припасы для армии и контролировали местные рынки. Нередко местные чиновники заменялись членами клубов. Будучи центрами общественной добродетели, клубы следили за людьми, чье мнение вызывало подозрения, руководили дехристианизирующим движением и организовывали революционные праздники.

Парижский клуб все больше ассоциировался с Робеспьером, который доминировал в революционном правительстве благодаря своему положению в Комитете общественной безопасности. Она поддерживала Робеспьера в его нападках на врагов революции и помогала ему противостоять растущим требованиям недовольных рабочих к контролируемой экономике. После падения Робеспьера 27 июля 1794 года парижский клуб был временно закрыт. Он вновь открылся как центр оппозиции Термидорианскому правительству, но был навсегда закрыт 11 ноября 1794 года.

Клуб Пантеона в 1795 году и клуб Манежа в 1799 году ненадолго возродили якобинский дух, в то время как некоторые местные клубы просуществовали до 1800 года, несмотря на то, что они были официально запрещены.

Имя якобинцев было также применено к радикалам в Англии и других странах в период Французской революции.

Комитет общественной безопасности

Комитет общественной безопасности — политический орган французской революции, получивший фактический диктаторский контроль над Францией во время правления террора (сентябрь 1793-июль 1794).

Комитет общественной безопасности был создан 6 апреля 1793 года, во время одного из кризисов революции, когда Франция была охвачена иностранной и гражданской войной. Новый комитет должен был обеспечить защиту нации от ее врагов, внешних и внутренних, и осуществлять надзор за уже существующими органами исполнительной власти. Члены комитета, первоначально насчитывавшие 9 человек, а затем увеличенные до 12, избирались Национальным Собранием (представительным собранием) сроком на один месяц и имели право на переизбрание.

С апреля по 10 июля 1793 года в Комитете общественной безопасности доминировали Жорж Дантон и его последователи, проводившие политику умеренности и примирения, но не сумевшие должным образом справиться с опасной военной ситуацией. Эти люди были заменены более решительными и более радикальными в защите революции.

С сентября 1793 по июль 1794 года Комитет общественной безопасности состоял из одних и тех же людей (за исключением Мари-Жана Эро де Сешеля, который был гильотинирован в апреле 1794 года), и он контролировал Францию, доминируя над Национальным Собранием и опираясь на поддержку якобинцев. Под его руководством были приняты суровые меры против предполагаемых врагов революции, экономика была переведена на военное положение, проведена массовая воинская повинность. В то время как решения принимались совместно, члены комитета специализировались в различных областях: Робеспьер, Жорж Кутон и Луи де Сен-Жюст (так называемый триумвират) специализировались на общих политических вопросах, Лазар Карно-на военных делах, а Робер Линде-на снабжении.

Разногласия внутри комитета способствовали падению Робеспьера в июле 1794 года. Значение Комитета общественной безопасности пошло на убыль. Его полномочия были строго ограничены областями дипломатии и войны.

Клуб Кордельеров

Клуб Кордельеров, формально Общество друзей прав человека и гражданина, один из популярных клубов французской революции, основанный в 1790 году для предотвращения злоупотреблений властью и нарушений прав человека. Популярное название клуба произошло от его первоначального места встречи в Париже, национализированного монастыря Кордельеров (францисканцев). Клуб стал политической силой под руководством таких людей, как Жан-Поль Марат и Жорж Дантон. После бегства Людовика XVI в Варенн (июнь 1791 года) Кордельеры, собравшиеся теперь в зале музея на площади Тьонвиль, потребовали низложения короля и организовали знаменитую демонстрацию на Марсовом поле (17 июля), чтобы представить свою петицию. Демонстрация, разогнанная Национальной гвардией, привела к гибели 50 демонстрантов и временному роспуску клуба.

После падения монархии (август 1792 года) Дантон и его друзья передали руководство клубом таким людям, как Антуан-Франсуа Моморо и Жак-Рене Эбер, которые приняли большое участие в свержении жирондистов и придали клубу все более радикальный тон. Клуб выступал за местную автономию, прямую демократию, атеистическую программу Парижской Коммуны и формирование революционной армии для продвижения народного движения. После неудачного восстания 1794 года Эбер и его друзья были арестованы и казнены, после чего клуб канул в лету.

Национальный Конвент

Национальный Конвент — собрание, правившее Францией с 20 сентября 1792 года по 26 октября 1795 года, в самый критический период Французской революции. После свержения монархии (10 августа 1792 г.) был избран Национальный Конвент для выработки новой конституции страны. Конвент насчитывал 749 депутатов. Среди его первых актов были формальная отмена монархии (21 сентября) и установление республики (22 сентября).

Борьба между двумя противоборствующими революционными фракциями, монтаньярами и жирондистами, доминировала на первом этапе Конвента (сентябрь 1792-май 1793). Монтаньяры выступали за предоставление более бедным классам большей политической власти, в то время как жирондисты выступали за буржуазную республику и хотели уменьшить власть Парижа в ходе Революции. Дискредитированные серией поражений в войне, которую они вели против антиреволюционной европейской коалиции, жирондисты были изгнаны из Конвента народным восстанием 31 мая-2 июня 1793 года.

Монтаньяры контролировали Конвент во время его второго этапа (июнь 1793-июль 1794). Из-за войны и внутреннего восстания было создано революционное правительство с диктаторскими полномочиями Комитета общественной безопасности. В результате демократическая конституция, утвержденная Конвентом 24 июня 1793 года, не была введена в действие, и Конвент утратил свою законодательную инициативу. Его роль была сведена к утверждению предложений Комитета.

Выступая против радикальной политики Комитета, многие члены Конвента приняли участие в свержении наиболее видного члена Комитета Максимилиана Робеспьера 27 июля 1794 года. Баланс сил в собрании тогда поддерживался умеренными депутатами. В августе 1795 года Конвент утвердил Конституцию для сменившего его режима-директории с преобладанием буржуазного класса (1795-1799).

Эро де Сешель

Мари-Жан Эро де Сешель родился 20 сентября 1759 года, Париж, Франция-умер 5 апреля 1794 года, Париж. Дворянин и магистрат, ставший членом Комитета общественной безопасности, правивший революционной Францией в период якобинской диктатуры (1793-94).

Эро де Сешель происходил из старинного и знатного дворянского рода. Богатый, красивый и остроумный, он был назначен поверенным короля Людовика XVI в 1777 году, а в 1785 году он был назначен генеральным прокурором Парижского парламента, одного из высших судов правосудия. Тем не менее, когда в 1789 году разразилась революция, Эро присоединился к толпе, штурмовавшей Бастилию (14 июля). В 1791 году он был избран депутатом Законодательного Собрания революции. Эро вступил в Якобинский клуб и заседал вместе с монтаньярами в Национальном собрании, которое сменило Законодательное собрание в сентябре 1792 года.

30 мая 1793 года он был избран в первый Комитет общественной безопасности. Во время якобинского переворота 2 июня Эро, будучи председателем Конвента, отдал приказ об аресте лидеров умеренной Жирондистской фракции. Якобинцы в союзе с парижскими низшими классами взяли тогда революцию под свой контроль. Эро разработал большую часть новой, радикально демократической якобинской Конституции, которая была представлена на рассмотрение Конвента 10 июня. Через месяц он был переизбран в реорганизованный Комитет общественной безопасности.

Несмотря на свою известность среди якобинцев, добродушный эпикурейский Эро был неуместен среди решительных людей, которые доминировали в Комитете. Он вызывал недоверие, выставляя напоказ свой цинизм и принимая в любовницы жену эмигранта. В октябре 1793 года его коллегам сообщили, что он вместе с Гертистами (левыми якобинцами) и иностранными агентами ведет заговор против правительства. Обвинения были не обоснованы, но после того, как он вернулся из миссии в Эльзас, Эро был отстранен от своих обязанностей. Он был заключен в тюрьму в марте 1794 года и гильотинирован несколько недель спустя.

Мари-Жозеф де Шенье

Мари-Жозеф де Шенье, в полном составе Мари-Жозеф-Блез де Шенье родился 28 апреля 1764 года, Константинополь, Османская империя — умер 10 января 1811 года, Париж, Франция. Поэт, драматург, политик и сторонник Французской революции с ее ранних стадий.

Брат поэта-романтика Андре де Шенье, Мари-Жозеф учился в Коллеж де Наварр, а затем в течение двух лет служил в полку Монморанси. Будучи членом Конвента и Совета пятисот, а также Комитета общей безопасности и Комитета общественной безопасности, он писал патриотические песни и гимны.

Его трагедии, основанные на исторических сюжетах, служили проводниками его собственных политических идеалов. Среди них Карл IX (1789), Генрих VIII (1791) и Гай Гракх (1792). После выражения своего неодобрения насилия царства террора в таких произведениях, как «Фенелон» (1793), его трагедии подверглись цензуре. Шенье поступил во Французскую академию в 1803 году.

ДАНТОН ЖОРЖ ЖАК — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ДАНТОН ЖОРЖ ЖАК - деятель Французской революции XVIII века.

Из се­мьи про­ку­ро­ра. По­лу­чив юри­дическое об­ра­зо­ва­ние, с 1780 года за­ни­мал­ся ад­во­кат­ской прак­ти­кой в Па­ри­же, с 1787 года и до на­ча­ла ре­во­лю­ции ад­во­кат Ко­ро­лев­ско­го со­ве­та. С на­ча­лом ре­во­лю­ции бла­го­да­ря ора­тор­ско­му та­лан­ту бы­ст­ро за­вое­вал по­пу­ляр­ность. В 1790 году ос­но­вал клуб кор­дель­е­ров. Ле­том 1791 года, в пе­ри­од кри­зи­са, вы­зван­но­го по­пыт­кой бег­ст­ва ко­ро­лев­ской се­мьи, вы­ехал в Ве­ли­ко­бри­та­нию. Вер­нул­ся во Фран­цию в сентябре 1791 года, сбли­зил­ся с яко­бин­ца­ми, уча­ст­во­вал в вы­бо­рах в За­ко­но­дательное со­б­ра­ние, но из­бран не был. В декабре 1791 года на­зна­чен 2-м заместителем про­ку­ро­ра Па­риж­ской ком­му­ны 1789-1794 годов. Уча­ст­во­вал в под­го­тов­ке вос­ста­ния 10.8.1792 года, при­вед­ше­го к свер­же­нию мо­нар­хии, по­сле че­го за­нял в но­вом пра­ви­тель­ст­ве пост министра юс­ти­ции. В августе - сентябре 1792 года один из ор­га­ни­за­то­ров борь­бы про­тив вторг­ших­ся во Фран­цию ав­ст­ро-прусских войск. В сентябре 1792 года из­бран в Кон­вент, в ко­то­ром при­над­ле­жал к Го­ре.

Дантон - один из ини­циа­то­ров ре­во­люционного тер­ро­ра, со­дей­ст­во­вал соз­да­нию в мар­те 1793 года ре­во­люционного три­бу­на­ла, в апреле 1793 года - Ко­ми­те­та об­ще­ст­вен­но­го спа­се­ния. Яв­ля­ясь фак­тическим ру­ко­во­ди­те­лем по­след­не­го, уде­лял зна­чительное вни­ма­ние во­про­сам внеш­ней по­ли­ти­ки. Вы­сту­пал сто­рон­ни­ком ан­нек­сии Фран­ци­ей бельгийских зе­мель, но не под­дер­жи­вал ло­зунг ре­волюционной на­сту­па­тель­ной вой­ны с це­лью ли­к­ви­да­ции феодальных ре­жи­мов в со­сед­них го­су­дар­ст­вах. Вёл тай­ные пе­ре­го­во­ры с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Ав­ст­ри­ей и Прус­сией в рас­чё­те вне­сти рас­кол в ан­ти­фран­цуз­скую коа­ли­цию. В во­про­сах внутренней по­ли­ти­ки ла­ви­ро­вал ме­ж­ду Го­рой и жи­рон­ди­ста­ми, вы­сту­пал за ком­про­мисс меж­ду ни­ми. При­ми­ри­тель­ная по­зи­ция Дантона по от­но­ше­нию к жи­рон­ди­стам по­бу­ди­ла яко­бин­цев вы­вес­ти его в ию­ле 1793 года из со­ста­ва но­во­го Комитета об­щественного спа­се­ния.

С конца 1793 года Дантон - ли­дер груп­пи­ров­ки «снис­хо­ди­тель­ных» (К. Де­му­лен и др.), тре­бо­вав­ших смяг­че­ния ре­во­люционного тер­ро­ра, пре­кра­ще­ния по­ли­ти­ки дех­ри­стиа­ни­за­ции, от­ме­ны за­ко­на о мак­си­му­ме. В мар­те 1794 года аре­сто­ван и каз­нён по при­го­во­ру ре­во­люционного три­бу­на­ла.

Иллюстрации:

Архив БРЭ.

Сочинения:

Œuvres de Danton. P., 1866;

Discours de Danton. P., 1910;

Дан­тон, ми­нистр юс­ти­ции Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции. Его ре­чи и суд над ним. П., 1917;

Из­бран­ные ре­чи. Хар., 1924.

Жорж Жак Дантон. Краткая биография

Жорж Жак Дантон родился 26 октября 1759 г. в Арси-сюр-Об. Его отец — провинциальный прокурор умер через несколько лет после рождения сына. Несчастный случай, который произошёл с мальчиком, когда ему исполнился год, изуродовал его нос и губы. К тому же в юности он перенёс оспу, оставившую глубокие шрамы на его лице. «Природа дала мне жестокое лицо свободы», — шутил он позднее.

Жорж Жак Дантон

Детство будущий революционер провёл в сельской местности, учился в семинарии и коллеже в Труа. Он живо интересовался древней историей и мифологией, читал литературу XVII и XVIII вв. В 1780 г. Дантон приехал в Париж и поступил работать в юридическую контору, одновременно изучая право в Реймсе, после чего купил лицензию правоведа. В суде он выступал нечасто, но благодаря сильному голосу и прекрасному ораторскому дару приобрёл клиентов. Дантон был завсегдатаем парижских кафе, где познакомился не только со многими будущими революционерами, но и с Антуанеттой Габриэль Шарпантье, которая стала его женой в 1787 г. Приданое позволило Дантону купить должность адвоката в Королевском совете.

В 1789 г. Дантон с головой окунулся в политику. В июле он призывал народ к оружию, сыграл решающую роль в создании Клуба кордельеров (позднее вместе с кордельерами примкнул к якобинцам), в организации похода парижан на Версаль в октябре 1789 г. Он агитировал против двора и правительства. Ораторское дарование и исходивший от Дантона магнетизм превратили его в настоящего трибуна революции. Дантон излучал циничное обаяние. Французский писатель Виктор Гюго на основе портретов и воспоминаний оставил колоритное описание Дантона революционных лет: «Великан имел крайне неряшливый вид: на нём был широчайший яркокрасный суконный камзол, сапоги с отворотами и расстёгнутый жилет с оборванными пуговицами; его голая шея выступала над развязавшимся галстуком, концы которого болтались ниже жабо; волосы его были взъерошены, но ещё хранили следы вычурной причёски. Лицо его было изрыто оспой. V него были толстые губы, большие зубы, кулаки чернорабочего, сверкающие глаза; между бровей залегла морщинка, но рот выражал доброту».

Популярность Дантона быстро росла. Его избрали в администрацию Парижского департамента. Дантону всегда не хватало денег, и принадлежность к оппозиции не мешала ему получать деньги от правительства...

После бегства короля и его задержания в Варение Дантон яростно обрушился на Лафайета, а в июле на Марсовом поле призывал народ подписывать петицию о низложении короля. После этого ему шесть недель пришлось укрываться в Англии. По возвращении его избрали заместителем прокурора Парижской коммуны. Дантон развернул активную кампанию за республику. Он выступал в клубах, среди отрядов Национальной гвардии, в секциях. Дантон принял участие в движении за свержение монархии 10 августа. После этого Законодательное собрание назначило его министром юстиции. На этом посту он принял решительные меры по организации обороны столицы от войск интервентов: послал комиссаров в провинцию для набора добровольцев, провёл аресты монархистов. 2 сентября 1792 г. он выступил в Законодательном собрании со знаменитой речью: «Звон набата, который раздаётся, — это не сигнал тревоги, а призыв к борьбе с врагами отечества. Чтобы победить их, нужна смелость, смелость и ещё раз смелость, и тогда Франция будет спасена!». Жирондисты обвинили его в причастности к сентябрьским убийствам в тюрьмах, и Дантону пришлось 21 сентября покинуть министерский пост.

Избранный депутатом Конвента, Дантон стал одним из лидеров якобинской фракции в Законодательном собрании. Он голосовал за казнь короля, занимался вопросами внешней политики и организацией обороны страны. В апреле 1793 г. Дантон стал фактическим лидером Комитета общественного спасения. В то же время он стремился затормозить репрессии против противников якобинского режима и в июле покинул Комитет спасения, уступив место Робеспьеру. Вернувшись в родной городок, он (после смерти супруги) женился на молодой Луизе Жели. «Я оставляю политику безумцам, — шепнул Дантон возлюбленной. — Моё единственное безумие — ты». Но уже осенью 1793 г. он был вынужден вернуться в Париж, поскольку против его друзей начали выдвигать обвинения в коррупции. Дантон и сам скопил немалое состояние за счёт покупки «национальных имуществ» и реквизиций «на нужды армии». Теперь он опасался, что продолжение террора ударит по нему и его разбогатевшим друзьям. Он требовал «экономить кровь людей» и не верить «ультрареволюционерам», которые хотели бы «повести народ за пределы революции». Дантон помогал Робеспьеру в кампании против «бешеных», а затем — всё более активно — стал выступать против самого Робеспьера. Однако борьбу за власть он проиграл. 31 марта 1794 г. Дантона арестовали. Ему предлагали бежать, но он отказался: «Разве можно унести родину на подошвах башмаков?».

Дантона и его сторонников обвинили в сношениях с жирондистами и присвоении казённых денег. На суде Дантон попытался пустить в ход своё изумительное ораторское мастерство, напомнил о своих революционных заслугах. Но времена менялись. В условиях диктатуры дар оратора стал бесполезным: на смену народному вече пришла исполнительность чиновников. Революционный трибунал вынес обвиняемым смертный приговор. «Ну что ж, — заметил Дантон, — я смеюсь. Я хорошо насладился революцией; я произвёл достаточно шума на этой земле; я здорово насладился жизнью. Теперь пойдём спать». 5 апреля 1794 г. он был публично гильотинирован. По дороге на казнь он выкрикнул: «Робеспьер, ты последуешь за мной!»

Поделиться ссылкой

Биография. Краткая биография

автора Душенко Константин Васильевич

Жорж Жак Дантон (фр. Georges Jacques Danton). Родился 26 октября 1759 года в Арси-сюр-Об, ныне в департаменте Об - умер 5 апреля 1794 года в Париже. Французский революционер, один из отцов-основателей Первой французской республики, сопредседатель клуба кордельеров, министр юстиции времён Французской революции, первый председатель Комитета общественного спасения.

Сын прокурора бальяжа Арси-сюр-Об Жака Дантона (1722-1762). Детство провёл в сельской обстановке в семинарии и в светском пансионе в Труа проникся поклонением древнему миру. Готовясь к адвокатской профессии в Париже, Дантон ознакомился с литературой XVII и XVIII вв. и принимал горячее участие в масонстве. В 1787 году он купил место адвоката при совете короля, считая тогда ещё возможным переворот сверху; но в 1791 году, при ликвидации старых судебных должностей, Дантон не принял в обмен никакой новой, чтобы вполне отдаться революционной деятельности.

Уже с 1789 года Дантон деятельно проводил крайние революционные и республиканские идеи в разных собраниях и клубах, играл видную роль в событиях 14 июля и 5-6 октября и в основании клуба кордельеров. Всюду и всегда Дантон был против двора, министерства, Национального собрания; 17 июля 1791 года он призывал народ на Марсовом поле подписывать петицию о низложении короля. После подавления этого движения Дантон недель на шесть скрылся в Англию и вернулся только к выборам в Законодательное собрание. В депутаты он не попал, но стал в Париже подготавливать низложение короля, то в качестве администратора департамента, то в звании товарища прокурора Парижской коммуны, то в клубах, то среди отрядов народного войска - федератов Марселя и Бретани или Enfants-Rouges из Сент-Антуанского предместья. А также он участвовал в сборе добровольцев.

В ночь с 9 на 10 августа 1792 года Дантон дал толчок к образованию нового, более республиканского генерального совета коммуны, арестовал Манда, преемника Лафайета в командовании национальной гвардией, и заменил его Сантерром. После 10 августа Дантон был назначен министром юстиции; опираясь на Парижскую коммуну, он стал вождём в борьбе против роялистов внутри и обороне границ против Австрии и Пруссии. Враги Дантона обвиняли его в продажности, растратах, организации сентябрьских убийств. Первые обвинения не подтверждаются никакими документами; предупредить или остановить сентябрьские убийства Дантон, по собственному признанию, не чувствовал себя в силах и отнёсся к кровопролитию с тем же равнодушием, как впоследствии к своей собственной гибели. Дантон был выбран депутатом в Конвент от Парижа и подвергался здесь нападкам Жиронды за свою предыдущую деятельность в министерстве. Он стоял в конвенте за свободу печати, за законы против эмигрантов, за осуждение короля, был одно время председателем клуба якобинцев и членом первого Комитета общественного спасения.

После победы при Жемапе Дантон был послан Конвентом в Бельгию для организации завоёванной области. Позднее, ввиду раздражения, которое политика вмешательства вызывала в соседних государствах, Дантон настоял в конвенте на решении не вмешиваться во внутренние дела других наций (13 апреля 1793), не предпринимать ни наступательных войн, ни завоеваний (15 июня 1793). Целью дальнейших дипломатических сношений и военных вооружений он ставил мир и признание республики другими державами. Дантон содействовал замене парламентского правления Жиронды временной революционной диктатурой комитета общественного спасения и стал вести борьбу с противниками революции внутри и вне Франции посредством революционных трибуналов и колоссальных наборов. Период времени с апреля 1793 по сентябрь 1793 - эпоха наибольшего влияния Дантона. Во внешних сношениях он наметил целую систему политики для своих преемников: в Англии поддерживать все оппозиционные элементы против Питта, добиться нейтралитета мелких держав - Дании, Швеции и т. д., попытаться отделить Пруссию и Баварию от коалиции, силой укротить Сардинию и Испанию, бороться непримиримо против Австрии, создавая ей затруднения на Востоке агитацией в Польше и Турции.

Со времени учреждения второго Комитета Общественного спасения начинается переход власти, с одной стороны, к эбертистам, с другой - к Робеспьеру. Дантон слабо противодействовал этому, часто отсутствовал в Париже, слишком рассчитывая на свою популярность. Он не одобрял продолжения казней, за что стал получать обвинения в излишней снисходительности. Незадолго до своего ареста, Дантон будто бы ответил друзьям, предлагавшим ему бежать из Франции: «Возможно ли унести родину на подошвах своих сапог?».

После падения эбертистов, когда влияние достигло апогея, 31 марта 1794 года, Дантон и его друзья были арестованы по постановлению соединённых комитетов общественного спасения и общей безопасности; эта мера была одобрена конвентом по докладу Сен-Жюста, составленному согласно наброскам Робеспьера. Процесс с самого начала вёлся с нарушением всех формальностей; новым постановлением конвента по предложению Сен-Жюста обвиняемые были прямо поставлены вне закона. Дантонисты (Камилль Демулен, Эро де Сешель, Фабр д"Эглантин и др.) обвинялись в заговоре с целью низвергнуть национальное представительство и республику, были осуждены и погибли на гильотине. По дороге к эшафоту Дантон подбадривал себя словами: «Вперёд, Дантон, ты не должен знать слабости!» А проезжая мимо дома, где жил Робеспьер, Дантон выкрикнул пророческие слова: «Максимилиан, я жду тебя, ты последуешь за мной!».

Свидетельство палача Шарля Анри Сансона: «Сначала на эшафот взошёл Эро де Сешель, а с ним и Дантон, не ожидая, чтобы его позвали. Помощники уже схватили Эро и надели ему на голову мешок, когда Дантон подошёл, чтобы обнять его, так как Эро уже не смог проститься с ним. Тогда Дантон воскликнул: „Глупцы! Разве вы помешаете головам поцеловаться в мешке?..“ Ещё нож гильотины не был очищен, как Дантон уже приблизился; я удержал его, приглашая отвернуться, пока уберут труп, но он лишь презрительно пожал плечами: „Немного больше или меньше крови на твоей машине, что за важность; не забудь только показать мою голову народу; такие головы не всякий день удается видеть“. Это были его последние слова».

Жорж Жак Дантон (1759 - 1794) родился 26 октября 1759 в Арси-сюр-Об, был четвертым сыном в семье провинциального прокурора. Он учился в семинарии, коллеже в Труа (1772-80).

Приехав в Париж, Дантон служил помощником прокурора, затем купил должность адвоката (1787). Выступая в судебных палатах парижского Парламента, Дантон быстро обрел клиентуру и известность благодаря редкому ораторскому таланту. Человек огромного роста и физической силы, с некрасивым приплюснутым носом, изрытым оспой и покрытом шрамами лицом, он обладал мощным и красивым голосом, обаянием и искусством убеждать. В 1787-93 Дантон был женат на Габриэли Шарпантье, у них родились трое сыновей (старший умер во младенчестве). После смерти Габриэли Дантон женился на Луизе Жели (1793).

Уже накануне взятия Бастилии (14 июля 1789) голос Дантона звал парижан к оружию. Обладая всеми качествами народного трибуна, он быстро стал одним из революционных вождей и был избран председателем радикального клуба кордельеров, являясь одновременно членом Якобинского клуба.

Дантон сыграл важную роль в походе бедноты на Версаль (5-6 октября 1789). Вынужденный бежать в 1791 г. в Англию, он по возвращении был избран заместителем прокурора Парижской коммуны. Дантон призывал народ к низложению короля (17 июля 1792), занимая посты в Исполнительном комитете и Повстанческой коммуне, участвовал в подготовке восстания 10 августа 1792 г. После свержения монархии был назначен министром юстиции революционного правительства. Был одним из немногих, сумевших сохранить хладнокровие при наступлении интервентов в августе-сентябре 1792 г. Он помешал правительству покинуть Париж, направил в провинции комиссаров, чтобы воодушевить массы и набрать добровольцев, арестовал в Париже около трех тысяч подозрительных. 2 сентября 1792 г. Дантон выступил с трибуны Законодательного собрания: "Звон набата, который раздается, это не сигнал тревоги, а призыв к борьбе с врагами отечества. Чтобы победить их, нужна смелость, смелость и еще раз смелость, и тогда Франция будет спасена!". При этом, будучи министром юстиции, Дантон был повинен в попустительстве массовым бессудным убийствам роялистов в тюрьмах Парижа (сентябрь 1792). Как депутат Конвента голосовал за казнь Людовика XVI, активно боролся с жирондистами. В этот период он занимался также внешней политикой, организацией революционной армии. В 1793 г. по инициативе Дантона был создан революционный трибунал, ставший на путь террора. Однако после разгрома жирондистов он считая, что достижения революции уже достаточно закреплены, Дантон стал высказываться за необходимость прекращения террора. "Я предлагаю, - говорил он, - не верить тем, кто хотел бы повести народ за пределы революции и стал бы предлагать ультра - революционные меры". С этого времени Дантон открыто и решительно выступает против сторонников террора, представителей наиболее радикальных слоев, Шометта и Эбера, и помогает Робеспьеру расправиться с ними.

Но сам он возбуждает подозрения Робеспьера, который находит линию дантонистов недостаточно революционной. Под давлением Робеспьера Дантон и его сторонники 31 марта 1794 г. были арестованы и обвинены в сношениях с жирондистами, в присвоении казенных денег и пр. Суд революционного трибунала закончился вынесением смертного приговора, и 5 апреля 1794 г. Дантон со своими ближайшими единомышленниками был гильотинирован. "Покажи мою голову народу, - сказал он палачу, - она стоит того".

Личность и деятельность Дантона крайне противоречивы. Неоспоримы заслуги Дантона в утверждении принципов Французской революции. Вместе с тем Дантон принадлежал к тем деятелям, которые ждали от революции быстрой личной выгоды. Во время революции Дантон скопил огромные земельные богатства за счет покупки национальных имуществ. В целях личного обогащения он использовал реквизиции на нужды армии. Дантон метался между своей славой вождя и стремлением остановить революционное колесо, чтобы спокойно наслаждаться жизнью и собственностью, но трагическая судьба привела его на эшафот.

Биография и политическая деятельность.

Молодость. Адвокат:

Родился в семье прокурора бальяжа Арси Жака Дантона (1722-1762), детство провел в деревне, учился в семинарии и в светском пансионе в Труа, увлекался культурой античности. Готовясь к адвокатского профессии в Париже, Дантон ознакомился с литературой XVII и XVIII вв. и активно участвовал в масонском движении. В 1787 году он заплатил за место адвоката при совете короля, считая тогда еще возможным переворот сверху, и в 1791 году, при ликвидации старых судебных должностей, Дантон не принял в обмен новой, потому что хотел полностью посвятить себя революционной деятельности.

Начальный этап революции:

Уже с 1789 года Дантон активно распространял крайние революционные и республиканские идеи в разных собраниях и клубах, играл видную роль в событиях 14 июля и 5-6 октября в основании клуба Кордильер. Дантон всегда выступал против двора, министерств, национальных собраний; 17 июля 1791 года он призывал народ на Марсовом поле подписывать петицию о низложении короля. После подавления этого движения Дантон недель на шесть скрылся в Англию и вернулся только перед выборами в законодательные собрания. В депутаты он не попал, но стал в Париже проводить подготовку к низложения короля, как администратор департамента, как товарищ прокурора Парижской коммуны, проводил работу в клубах, среди отрядов народного войска - федератов Марселя и Бретани или Entants-Rouges из Сент-Антуанского пригороды.

В ночь с 9 на 10 августа 1792 года Дантон дал толчок к образованию новой, более республиканской генерального совета коммуны, арестовал Манда, преемника Лафайет в командовании национальной гвардией, и заменил его Сантерром. После 10 августа Дантон был назначен министром юстиции; опираясь на Парижскую коммуну, он стал вождем в борьбе против роялистов внутри и обороне границ против Австрии и Пруссии. Враги Дантона обвиняли его в подкупности, растратах, организации сентябрьских убийств. Первые обвинения не подтверждаются никакими документами, предупредить или остановить сентябрьские убийства Дантон, по собственному признанию, не чувствовал себя в силе и отнесся к кровопролитию с таким же равнодушием, как впоследствии к своей гибели. Дантон был избран депутатом в конвент от Парижа и подвергался резкой критике здесь со стороны Жиронда за свою предыдущую деятельность в министерстве. Он выступал в конвенте за свободу печати, за законы против эмигрантов, за осуждение короля, был в свое время председателем клуба якобинцев и членом первого комитета общественного спасения.

Внешняя политика Дантона:

После победы при Жемапе Дантон был послан конвентом в Бельгии для организации завоеванной области. Позже, пытаясь уменьшить раздражение, вызванное политикой вмешательства в соседние государства, Дантон настоял в конвенте на решении не вмешиваться во внутренние дела других наций (13 апреля 1793 года), не делать ни наступательных войн, ни завоеваний (15 июня 1793 года).

Целью дальнейших дипломатических сношений и военных вооружений он ставил мир и признание республики другими государствами. Дантон содействовал замене парламентского правления Жиронды революционной диктатурой комитета общественного спасения и стал вести борьбу с противниками революции внутри и вне Франции посредством революционных трибуналов и колоссальных наборов. Период с апреля 1793 по сентябрь 1793 - эпоха наибольшего влияния Дантона. Во внешних сношениях он наметил целую систему политики для своих преемников: в Англии поддерживать все оппозиционные элементы против Питта, добиться нейтралитета мелких держав - Дании, Швеции и т. д., попытаться отделить Пруссию и Баварию от коалиции, силой укротить Сардинию и Испании, и вести борьбу против Австрии, создавая ей затруднения на Востоке агитацией в Польши и Турции.

Осуждение и казнь:

Со времени основания второй Комитет Общественного спасения начинается переход власти, с одной стороны, к его людям, с другой - к людям Робеспьера. Дантон недостаточно противодействовал этому переходу, часто отсутствовал в Париже и слишком рассчитывал на свою популярность. Он не одобрял продолжения казней, поэтому его стали обвинять в излишней снисходительности.

После падения, когда влияние Робеспьера достигло апогея 31 марта 1794, Дантона и его друзей были арестованы по постановлению соединенных комитетов общественного спасения и общей безопасности, это решение было одобрено конвентом по докладу Сен-Жюста, составленной по наброскам Робеспьера. Процесс с самого начала проводился с нарушением всех формальностей; новым постановлением конвента по предложению Сен-Жюста обвиняемые были прямо поставлены вне обычными законами. Дантонисты (Камиль Демулен, Эро де Сешель, Фабр дь Еглантин и др.) обвинялась в заговоре с целью свержения национального представительства и республики, их было осуждено и казнены на гильотине.

По дороге к месту казни Дантон подбадривал себя словами: "Вперед, Дантон, ты не должен знать слабости!" А проезжая мимо дома, где жил Робеспьер, Дантон воскликнул: "Максимилиан, я жду тебя!"

Кат Дантона Шарль Анри Сансон гласила: "Сначала на эшафот взошел Геро где Сешель, а с ним и Дантон, не дожидаясь, чтобы его позвали. Помощники уже схватили Геро и надели ему на голову мешок, когда Дантон подошел, чтобы обнять его, так как Геро уже не смог попрощаться с ним. Тогда Дантон воскликнул: "Дураки! Разве помешает главам поцеловаться в мешке? революционер политический казнь

"Еще нож гильотины не был очищен, как Дантон уже приблизился, я держал его и предложил отвлечься, пока уберут труп, но Дантон лишь презрительно пожал плечами: "Чуть больше или меньше крови на твоей машине, что это значит, не забудь только показать мою голову народу; они будут не каждый день удается увидеть". Это были его последние слова".

Чествование:

В 1891 году парижская городской совет установил памятник Дантону.

Анджей Вайда снял во Франции фильм "Дантон", главную роль в котором сыграл Жерар Депардье.

Жорж Жак Дантон — краткая биография

Полное имя: Жорж Жак Дантон
Дата рождения: 26.10.1759
Место рождения: Арси-Сюр-Об, Франция
Знак зодиака: Скорпион
Деятельность: Революционер, политик
Дата смерти: 05.04.1794 (34 года)

Жорж Дантон – один из отцов-основателей Первой французской республики. Она помогла ему стремительно разбогатеть. Она же отправила на эшафот, но не за коррупцию. Его приревновал к славе соратник, Робеспьер. У политических противников он получил прозвище «чудовище». Они всерьез опасались его красноречия. Да и внешне изуродованное во время детских драк лицо Дантона привлекательным не было.

Воспитание силы и упорства

Жан Жак Дантон родился 26 октября 1759 года в Шампани, на окраине городка Арси-сюр-Об в семье провинциального прокурора бальяжа Жака Дантона. Когда мальчишке было 3 года, умер его отец. Его сыновняя любовь вся без остатка была отдана маме, Мари Мадлен Камю. В его жизни это было одно из самых сильных чувств.

Парнишка слыл забиякой, зачинщиком в драках. Его авторитет среди сверстников был заработан собственными кулаками, как и рубцы и шрамы. В любом случае, закалку он получил крепкую.

Жорж обожал четвероногих друзей. Он мог бесконечно возиться с ягнятами и поросятами, любовно ухаживать за коровой. Иногда ему доставалась. После встречи с разъяренным быком – мальчишка был тогда крохой – заработал несколько вдавленных ребер и превратившуюся в лохмотья губу. Следующая встреча – парень захотел взять реванш – закончилась сломанной переносицей. А разъяренный боров чуть не сделал его калекой. Он не стал менее упорным. Просто понял, что в лобовую атаку следует идти не всегда.

Учителя постоянно жаловались, а маме оставалось лишь вздыхать. Ее сорванец не желал подчиняться никому.

Начальную школу Жорж все-таки закончил, пусть и с горем пополам, в 12 лет. Год 1771 стал для парнишки роковым. Он сильно тяжело заболел после купания в ледяной воде. Но воспаление легких не было единственной бедой. Прибавилась жестокая оспа. Еле выходили.

Осенью 1772 года подростка отправили в Труа в семинарию духовного ордена ораторианцев. «Духовная пища» и «святые» поучения, которыми пичкали подопечных братья ораторианцы, равно как и железная дисциплина, свободолюбивому мальчишке совсем не нравились. Ненависть к церкви расцветала в нем буйным цветом. В семинарии Жорд продержался год.

В 1773 году он добился перевода в местный коллеж, также находящийся в ведении ораторианцев. К счастью, монастырщины здесь было куда меньше. Но очень угнетала зубрежка, бесконечные доклады и рефераты – писанины он не переваривал. Зато имел возможность читать Плутарха и Тита Ливия, перед которыми благоговел, Рабле и Шекспира. Выучил самостоятельно английский и итальянский языки. При каждом удобном случае проявлялись буйный нрав воспитанника и организаторские способности. Но это не помогло ему стать первым учеником. Если поначалу он еще числился в «хороших» четвертым, к окончанию колледжа был уже двадцатым.

От духовной карьеры он твердо решил отказаться. Оставив школу за плечами, продолжал жить в Труа, заканчивал образование собственными средствами. Много читал, подрабатывал, занимаясь делопроизводством у родственников. И мечтал, что однажды разбогатеет и добьется славы. И тогда обязательно вернется в Труа и будет жить здесь, в кругу близких. Но сначала он должен стать великим адвокатом, приобрести состояние и независимость. А значит, завоевать Париж.

После смерти отца ему остались кое-какие крохи. Но что это значит для человека, которого ждет большая карьера и несметные богатства. Свою долю он передал отчиму, господину Рекордену, а сам отправился в город гигантских возможностей. Шел 1780 год.

Жорж Жак Дантон в 1789 г.

Восхождение на политический Олимп

Ничто не указывало на то, что этот молодой человек, родившийся в провинциальной небогатой буржуазной семье, сделает головокружительную карьеру, станет одним из лидеров Революции, а закончит жизнь на гильотине.

  • 1780 – юноша покидает Труа полный надежд и ожиданий. Париж его принимает с черного входа: не широкие улицы – узенькие переулки, не дворцы – трущобы, не успех – прозябание. В качестве клерка его взял к себе на работу прокурор господин Вино. Жить пришлось по-спартански. Единственная роскошь, которую молодой человек мог позволить себе – театр. Совсем скоро Жорж распрощался с господином Вино и укатил в Реймс. По слухам, там запросто можно было купить диплом адвоката.
  • 1781 – Дантон снова в Париже. Желанный диплом при нем.
  • 1781-1786 – пять лет исканий, надежд и разочарований. Теперь он «господин д’Антон» – тонкий намек на аристократическое происхождение (какого нет и в помине). Он член масонской ложи «Девяти Сестер». Но он, как и раньше, адвокат без практики. Необходимо купить должность.
  • 1787 – при помощи будущего тестя господина Шарпантье Дантон-таки покупает должность адвоката при Королевских советах у некого Гюэ де Пези.
  • 1788 – на странице справочника «Современный Париж», посвященной Торговому двору, присутствует указание: «№ 1. Кабинет г. д’Антона, адвоката при Королевских советах».
  • 1789 – штурм Бастилии все перевернул и в жизни Франции, и в его, Жоржа, жизни. В своем квартале он стал капитаном Национальной гвардии, даже вступил в Якобинский клуб, где его красноречие не осталось незамеченным. Он призывал парижан взяться за оружие. Дантон сыграл заметную роль в июльских и октябрьских событиях, в основании клуба кордельеров.
  • 1791 – Жорж Жак Дантон назначен заместителем прокурора Парижской коммуны. На Марсовом поле он призывает народ подписать петицию о низложении короля. Движение это было подавлено, и Дантону пришлось на шесть недель скрыться в Англии.
  • 1792 – после свержения монархии он министр юстиции Республики. На министерском посту Дантон стал очень быстро богатеть: купил замок в родном Труа, несколько домов в Париже и провинции. По недоказанным слухам, он брал взятки от англичан, короля и аристократов. Как министр юстиции, он повинен в массовых убийствах роялистов в тюрьмах Парижа. Он проголосовал за казнь Людовика XVI. Враги обвиняли Дантона в продажности, растратах, организации сентябрьских убийств.
  • 1792 – перед августовским восстанием, окончившимся свержением монархии, Дантон решил, что должен позаботиться, на всякий случай, о своих родных (мама, отчим, сестры, тетки и кормилица), живущих в провинции, и нотариально заверил их право на часть его недвижимого имущества.
  • 1793 – Жорж становится инициатором создания революционного трибунала. С разгромом жирондистов высказывается уже о необходимость прекращения террора. Помогает расправиться с некоторыми врагами Робеспьеру. Он становится влиятельным политиком, но это продолжается до той поры, пока осенью он сам не возбуждает подозрения Робеспьера, который находит недостаточно революционной линию дантонистов.
  • 1794 – год, последний в жизни Жоржа Жака Дантона
    • 31 марта он арестован. Жорж отказался покидать Францию, даже будучи заранее предупрежденным о грядущем событии.
    • 5 апреля – состоялась казнь. Дантон сам взошел на эшафот, не дожидаясь, пока его позовут. «Революция пожирает своих детей», — эти слова стали последними.

Красавицы и чудовище

История любви Дантона – одна из сказок серии «красавица и чудовище».

Габриель, дочь бывшего чиновника откупного ведомства, владельца успешного «Кафе Парнас» Франсуа Шарпантье, блистала красотой, и дразнила выгодных женихов. Ей было 24 года.

Антуанетта Габриэль Шарпантье

Влюбленный адвокат Жан Жак Дантон уродлив, беден и без видимых видов на будущее. Но странное дело! Лишь в первый момент уродство Дантона могло покоробить. В его маленьких глазах сверкала неиссякаемая энергия и веселый задор. Из рассеченных уст гремел голос необыкновенной силы и приятного тембра. Беседа с ним буквально пленяла. К тому же он столь амбициозен, и не привык уступать никому и ни в чем. Ему могла помочь выгодная женитьба. И в этом смысле это оказалась любовь с первого взгляда. Ведь приятное здесь соединилось с полезным, так что не следует искать лучшего, а надо действовать быстро и решительно.

И Габриэль очень скоро ответила на знаки внимания, расточаемые беспокойным молодым человеком. Сквозь внешнее его безобразие она правильно разглядела главное – несокрушимую энергию, могучую силу, невероятную любовь к жизни.

Он стал для нее желанным. И в 1787 году они поженились. А в мае 1788 года появился их первенец Антуана, но он умер в младенчестве. Габриель родила мужу еще одного сына Франсуа Жоржа (1790 г.р.), шутя прозванный «дофином Кордельеров». Их брак длился до 1793 года, пока супруга не умерла.

Сразу после ее кончины (всего через 4 месяца) Дантон взял в жены 16-летнюю Луизу Себастьену Жели, дочь судебного пристава, тоже юную и прелестную. Но им довелось быть вместе только год, до казни.

И напоследок …

Жорж Жак Дантон стал очередной жертвой Парижской коммуны, погибшей от недавних соратников. Таких было немало. И сам он, и его деятельность крайне противоречивы.

Одна из несомненных его заслуг – закон о всеобщем избирательном праве, который отменил имущественный ценз для граждан французской республики. При этом он ожидал от революции личной выгоды и не преминул скопить земельные богатства за счет приобретения национальных имуществ.

Ему льстила слава вождя, но хотелось остановить колесо революции, чтобы спокойно наслаждаться жизнью и собственностью.

Дантон не отличался кровожадностью, не желал смерти Людовику XVI, но проголосовал за его казнь. История все расставила по своим местам, признавая Дантона гораздо более человечным, нежели большинство его соратников-революционеров. Кстати, из всех лидеров-якобинцев он единственный, кому установлен памятник в Париже.


 

Другие биографии:

Дантон, Жорж-Жак | Encyclopedia.com

ДАНТОН, ЖОРЖ-ЖАК (1759–1794), французский юрист и революционер.

Неизвестный и весьма респектабельный молодой юрист из Парижа в начале Французской революции, Жорж-Жак Дантон быстро завоевал известность как местный боевик, возглавивший массовый вызов конституционным монархистам, пришедшим к власти в июле 1789 года. таким образом он приобрел свою революционную добросовестность в качестве трибуна парижского народного движения, он поднял мощную волну революционной радикализации и занял все более заметное положение на национальной политической арене, пока не стал самым влиятельным членом временного правительства, созданного после падение монархии 10 августа 1792 г.В течение следующего года, когда он был одним из ведущих деятелей Национального собрания (провозгласившего Первую Французскую республику 20 сентября 1792 года) и ключевого члена первого Комитета общественной безопасности этого органа, в его темпераменте проявилось прагматическое и примирительное напряжение. поскольку он боролся с обязанностями власти и стремился смягчить и разрядить все более ядовитую борьбу между фракциями, известными в истории как «якобинцы» и «жирондисты». Однако после июньской чистки 1793 года от жирондистов революционная власть тяготела к более радикальному и демонстративно добродетельному Максимилиану-Франсуа-Мари Исидору де Робеспьеру (1758–1794), и Дантон перешел в ряды политической оппозиции.Направленный Робеспьером и его союзниками во втором Комитете общественной безопасности в качестве лидера фракции «Индульгентов», стремившейся свергнуть бушующее в то время царство террора, Дантон был арестован 31 марта 1794 года. Комитет осуществлял почти полный контроль, он был гильотинирован 5 апреля 1794 года.

Увековеченный в виде статуи у входа на остановку метро Odéon в Париже, Дантон повсеместно считается одним из «гигантов Французской революции», статус которого в значительной степени сохраняется. о центральной роли, которую он сыграл в сплочении французского сопротивления прусским захватчикам, которые в сентябре 1792 года, казалось, были на грани подавления революции.Действительно, как фигура, вызывающая ассоциации с патриотическим пылом, сопровождавшим Революцию, и с ее усилиями по формированию нового чувства национального единства, Дантона можно рассматривать как достойного кандидата на такое увековечивание. Однако как революционный политик подход Дантона к политике был странным образом противоположен тому, что можно было бы назвать «духом революции». В отличие от настойчивого утверждения любого числа историков о том, что фундаментальной движущей силой Французской революции была попытка переделать мир в соответствии с предвзятым идеологическим планом, Дантон, в отличие от своего заклятого врага Робеспьера, оставил свой след в истории как нечто большее, чем когда-либо. политический торговец и торговец, чем идеологический провидец, скорее рабочий демократический политик, чем воплощение абстрактных демократических ценностей.

Впервые привлекая внимание в качестве лидера района Кордельер на левом берегу Парижа, приветливый и общительный Дантон своим ранним политическим влиянием был обязан строительству того, что составляло высокоэффективную городскую политическую машину, через которую оказывались услуги и обеспечивалась лояльность. тесная сеть друзей и соратников, многие из которых (в первую очередь Камиль Десмулен [1760–1794] и Филипп-Франсуа-Назер Фабр д'Эглантин [1750–1794]) оставались с ним до того дня, когда они вместе взошли на эшафот.Более того, демонстрируя свое интуитивное понимание того, как работают работающие демократические политики, Дантон быстро развил то, что историк Норман Хэмпсон называет «привычкой подчиняться революционному экстремизму публично, преследуя ограниченные и реалистичные цели в частном порядке» (стр. 30). Таким образом, продолжая использовать радикальную риторику для поддержания своего революционного авторитета, даже когда он поднимался в коридоры власти, его подход к искусству управления, казалось, вращался вокруг глубоко укоренившейся склонности примирять и примирять широкий спектр политических взглядов. насколько возможно.

Но каким бы жизнеспособным ни был такой подход для политика, стремящегося управлять в нормальных политических условиях, возникает вопрос, насколько реально он мог быть в кипящем котле, в котором произошла Французская революция. В любом случае Дантон был не в состоянии выдержать тонкий баланс, с помощью которого он стремился обуздать Революцию, одновременно пытаясь сохранить поддержку «продвинутых патриотов». В частности, что касается попытки успокоить умеренных и консервативных элементов, его попытки достичь урегулирования путем переговоров с вторгшимися пруссаками и австрийцами закончились неудачей, а его планы по спасению Людовика XVI (1754–1793) и Марии Антуанетты (1755–1793) ) все сошло на нет.В то же время, каким бы свирепым тоном он ни звучал в своем легендарном ораторском искусстве, его всегда «перебивали» новые волны революционной воинственности, которые постоянно возникали в окрестностях столицы. Как и ряд других потенциальных проводников революции (Жак Неккер [1732–1804], Мари Жозеф Поль Лафайет


[1757–1834], граф де Мирабо [1749–1791], Антион-Пьер-Жозеф-Мари Барнава [1761–1793] и Жака-Пьера Бриссо де Варвилля [1754–1793]), революционная репутация которых превратилась в пыль из-за их усилий по созданию некой широкой правящей коалиции, Дантон тоже обнаружил, что не может «оседлать» революционный тигр."Действительно, можно сказать, что дантонистская фаза Французской революции подошла к концу 10 июля 1793 года, когда Конвент, вынесший то, что равносильно парламентскому вотуму недоверия, исключил его из Комитета общественной безопасности; новый правительство было введено в действие двумя неделями позже, когда в состав Комитета был добавлен Робеспьер.

По всей видимости, на протяжении всех лет революции он подвергался резким перепадам настроения, которое сегодня можно было бы диагностировать как форму биполярного расстройства, Дантон в значительной степени отказался от политической жизни в через несколько месяцев после реорганизации Комитета общественной безопасности.Заявив о болезни, он получил разрешение Конвента в начале октября 1793 года удалиться в свой родной город Арси-сюр-Об в Шампани. Однако в середине ноября он вернулся в бой и, хотя и действовал в основном за кулисами, похоже, принимал активное участие в маневрах, направленных на свержение комитета Робеспьера. В любом случае, какую бы реальную роль он и его соратники не могли сыграть в попытках своей кампании против террора подорвать правление Комитета, очевидно, что Комитет считал Дантона, по крайней мере, серьезным потенциальная угроза его продолжающемуся господству.В смертоносной атмосфере 1793–1794 годов фактически не было места для законной оппозиции; нет золотой середины, то есть между оказанием непоколебимой поддержки правительству и подозрением в заговоре против него.

По характеру склонный к компромиссу и гибкости, а также довольно спокойный, когда дело касалось стандартов личной честности (прямо говоря, он, по-видимому, вовсе не был против того, чтобы смазывать свои ладони), любящий удовольствия Дантон служил в течение нескольких поколений во многих марксистских и марксистских странах. Якобинские истории Французской революции как коррумпированная фольга для строгого и идеологически чистого Робеспьера.В конце двадцатого века, с появлением глобального «неолиберализма» в мире после «холодной войны», та же самая совокупность черт принесла ему похвалу за то, что он олицетворял героическое сопротивление предполагаемому протототалитаризму Робеспьера. Тем не менее, как бы справедливо ни было думать о Дантоне в абстрактных терминах как о коррумпированном или героическом воплощении «анти-Робеспьерризма» или «антиякобинства», следует также напомнить, что Дантон и Робеспьер работали в тандеме через в первые годы революции и что Дантон сыграл значительную роль в создании якобинских институтов, против которых он позже выступил.В частности, следует отметить, что в его усилиях по умиротворению парижского народного движения («давайте, - сказал он, - будем ужасны избавлять людей от необходимости быть ужасными самими»), именно Дантон возглавил движение Конвенция учредила печально известный Революционный трибунал 10 марта 1793 года.

Имея это в виду, возможно, стоит более внимательно рассмотреть один особенно важный момент в короткой жизни Дантона: его решение вернуться в политическую битву в ноябре 1793 года. Проницательный политический игрок знал, что подвергнет себя опасности, что у него будет гораздо больше шансов избежать захвата динамикой революционных репрессий, уже охвативших конституционных монархистов и жирондистов, если он будет спокойно оставаться в Шампани.Как что-то вроде авантюриста и игрока, Дантон, возможно, имел преувеличенное представление о своей способности влиять на события и, возможно, даже думал, что у него есть приличные шансы восстановить власть. Или может быть, что его частично побудило сильное чувство лояльности к друзьям и соратникам, все еще политически активным в Париже. Однако можно задаться вопросом, могло ли какое-то чувство ответственности и / или вины за его собственную роль в воспитании динамики репрессий иметь какое-то отношение к его решению вернуться: то есть, было ли его участие в кампании потворства своим слабостям целью по крайней мере, в некоторой степени мотивированным желанием исправить часть ущерба, нанесенного им самим.В любом случае, какие бы факторы ни привели его к этому выбору, возвращение в Париж было возвращением к тому, что, как знал Дантон, было смертельной политической игрой, игрой, из которой больше не будет возможности для побега.

См. Также Комитет общественной безопасности; Французская революция; Жирондисты; Якобинцы; Террор.

библиография

Первоисточники

Дантон, Жорж-Жак. Дискурс де Дантон . Отредактировал Андре Фрибург.Paris, 1910.

Вторичные источники

Hampson, Norman. Дантон . Нью-Йорк, 1978.

Хауэлл, Майкл У. «Дантон и Первая республика». Кандидат наук. дисс., Университет Северной Каролины, 1982 г.

Mathiez, Albert. Autour de Danton . Париж, 1926.

Миркин-Гетцевич, Борис. "Le parlementarisme sous la Convention nationale". Ревю общественного права и политической науки во Франции и чужаках (1935): 671–700.

Озуф, Мона.«Дантон». В Критический словарь французской революции , под редакцией Франсуа Фюре и Моны Озуф, переведенный Артуром Голдхаммером, 213–223. Кембридж, Массачусетс, 1989.

Барри М. Шапиро

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

Биография Жоржа Дантона - факты Детство, семья и смерть французского революционера

Краткая информация

День рождения: 26 октября 1759 г.

Умер в возрасте: 34

Знак Солнца: Скорпион

Также известен как: Жорж Жак Дантон

Родился: Арси-сюр-Об

Известен как: Революционер

Юристы Революционеры

Семья:

Супруг / бывший: Антуанетта Габриэль Дантон (м.1787–1793), Луиза Себастьян Дантон (м. 1793–1794)

отец: Жак Дантон

мать: Мэри Камю

дети: Антуан Дантон, Франсуа Дантон, Франсуа Жорж Дантон

Умер: 9 апреля 5 апреля 1794 г.

место смерти: площадь Согласия

Причина смерти: казнь

Дополнительные факты

образование: 1784 г. - Реймсский университет

Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Кем был Жорж Дантон?

Жорж Дантон был французским революционером, известным как одна из ключевых фигур, инициировавших французскую революцию по свержению монархического режима в конце 18 века.Из-за отсутствия надлежащих исторических записей его точная роль во Французской революции оспаривается историками по сей день. Примерно в конце 18 века Франция была банкротом, и революция поднимала ей голову. Жорж принадлежал к французской буржуазии и, как несколько сотен его сверстников, встал на сторону революционеров, чтобы установить во Франции демократический режим. Дантон был одним из ведущих людей, которые наконец привели революцию к приятному завершению, положив конец монархии. В 1793 году он проголосовал за казнь короля, а в апреле того же года Дантон был назначен президентом «Комитета общественной безопасности».Однако его падение было таким же быстрым, как и его подъем, и он в конечном итоге нажил себе врагов внутри своей группы. Его критики обвиняли его в снисхождении к врагам их дела. Таким образом, он был казнен в 1794 году. О его истинных намерениях и мотивах говорят по сей день, поскольку большая часть информации о нем была получена из вторичных источников.

Кредит изображения

http://www.history.com/topics/french-revolution/pictures/french-revolution/georges-jacques-danton

Кредит изображения

https: // сайты.google.com/site/rivoluzionefranceseserra/diderot

Кредит изображения

Предыдущий Следующий Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Детство и ранние годы

Жорж Дантон родился 26 октября 1759 года во французской семье, принадлежавшей к верхнему среднему классу, в Арси-сюр-Об на северо-востоке Франции. Он родился у Жака Дантона и Мэри Камю. Это была респектабельная и образованная семья юристов в этом регионе.Его шрамы на лице и легкие уродства были вызваны животными, которые напали на него в детстве. Дальнейший ущерб нанесла оспа.

Следуя по стопам своего отца, Дантон очень усердно учился, чтобы стать юристом, и в 1780 году он переехал в Париж в поисках лучших карьерных возможностей. Там он начал стажировку у хорошо зарекомендовавшего себя юриста и научился тонкостям этой профессии. Через четыре года после начала обучения Дантон был выбран одним из членов коллегии адвокатов Парижа.

Дантон не очень любил свою профессию и никогда не относился к ней всерьез на ранних этапах своей практики. Его непринужденное отношение удерживало клиентов от него, и в результате он часто был разорен и в долгах. Как и большинство его сверстников, он резко критиковал политику короля Людовика XVI. Новая либеральная Франция обретала форму, и Дантон стремился стать частью движения, чтобы воплотить его в жизнь.

Он женился на Антуанетте Шарпантье в 1787 году. Она принадлежала к богатой семье, и из приданого, полученного им от отца своей жены, Дантон погасил свои долги.У пары было трое сыновей, но первый умер в младенчестве. Устав от своей юридической практики, Дантон начал искать способы реализовать себя и в итоге стал членом «Клуба Кордельеров». Вскоре он стал его президентом. Примерно в то же время Франция тонула в море неопределенности, поскольку ее монархи ждали своей окончательной гибели.

Читать ниже

Вам может понравиться

Рекомендованных списков:

Рекомендованных списков:

Revolution

«Клуб Кордельеров» - это группа французских буржуазных джентльменов, в основе которой лежал «народный принцип», который заявлял, что Франция должна быть демократической. страна.Они были одной из первых групп людей, которые обвинили правителей Франции в противодействии идее свободы. Они громче всех призывали либералов-единомышленников принять жесткие меры против монархии.

Заметив гражданские беспорядки высочайшего уровня, бывший король и королева Франции предприняли тщетную и рискованную попытку бежать из страны. После поимки их поместили во «дворец Тюильри», где некоторое время держали под домашним арестом, пока их судьба не была решена.Королева Франции Мария Антуанетта предложила революционерам сформировать правительство, которое сосуществовало бы с монархией.

Умеренное конституционное урегулирование, предложенное королевой, приветствовалось большинством аристократов и первоклассных военных, такими как Лафайет. За этим последовала кровавая бойня, известная как «Резня на Марсовом поле», которая произошла в 1791 году. Толпа, выступавшая против королевского решения, была расстреляна национальной гвардией, десятки убиты на месте. Опасаясь за свою жизнь и чувствуя сильную антиреволюционную волну во Франции, Дантон сбежал в Англию.

Когда он вернулся во Францию, он получил должность подчиненного в «Парижской Коммуне» от имени своей партии. В апреле 1792 года «жирондистское» правительство, которое все еще функционировало как конституционная монархия, объявило войну Австрии, стране, находившейся на грани экономического краха.

В 1792 году, после официального падения французской монархии, Дантон был передан «Министерству юстиции» из-за того, что в прошлом он работал юристом. Он принял ряд спорных решений, одно из самых жестоких, приведших к гибели тысяч военнопленных из Австрии, приказ о которых якобы был отдан Дантоном.Однако не было никаких конкретных доказательств прямого участия Дантона в массовых убийствах, хотя он мог бы остановить это, если бы захотел.

Благодаря своим ораторским способностям и лидерским качествам, он стал лидером «Национального собрания». Он также проголосовал за казнь короля и сформировал «Революционный трибунал» и «Комитет общественной безопасности». изначально был против войны, вскоре он стал произносить пламенные речи и призывал людей быть «смелее». Еще не поздно он снова перешел на другую сторону.На съезде он стал соперником своего бывшего союзника Максимилиана де Робеспьера.

Робеспьер занимал уважаемое положение в «Комитете общественной безопасности», как и Дантон, но они оба постепенно становились противоположными полюсами с точки зрения политических идеологий. К середине 1793 года взгляды Дантона стали антирадикальными, в отличие от идеалов его политической партии. Дантон хотел положить конец революции и подписать мирные договоры со своими врагами по всей Европе. Максимилиан и другие лидеры «Комитета общественной безопасности» выступили против взглядов Дантона на построение нации.После этого разногласия Дантон ушел со своего поста.

Затем Робеспьер пустился в кровавую череду убийств, известную в истории как «Царство террора». Он убивал людей, у которых не было революционных инстинктов, и это глубоко беспокоило Дантона. Он провел много недель вдали от политического ландшафта Франции и вернулся в конце 1793 года. Дантон начал протестовать против режима и попросил их остановить убийства и остановить революцию. Он просил мира с иностранными народами и восстановления Декларации прав человека и гражданина.’

Его противники в партии решительно выступали против Дантона и его последователей, обвиняя их во взяточничестве и желании таким путем добиться лидерства в правительстве, если не на престоле. Не было никаких конкретных доказательств, подтверждающих причастность Дантона к противоправным сделкам. Однако его обвинили во взяточничестве и навязывании антиреволюционной идеологии своим последователям.

Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Суд и казнь

В марте 1794 года Жорж Дантон и многие его последователи были арестованы и впоследствии обвинены в коррупции.Они также столкнулись с некоторыми серьезными обвинениями в попытке восстановить монархию во Франции. Суд начался в «Революционном трибунале» Парижа.

Хитрый человек и бывший юрист, Дантон успешно переломил ситуацию в свою пользу, убедив судей, что он невиновен в преступлениях, в совершении которых его обвиняли. Он также обвинил Робеспьера во многих преступлениях с конкретными доказательствами против него.

«Конвент», однако, реализовал свои полномочия и сумел оказать давление на судей трибунала, чтобы они признали Дантона виновным.Судьям ничего не оставалось, как прислушаться к «предупреждению» «Конвента» и приговорить Дантона и его последователей к смертной казни.

Казнь состоялась 5 апреля, когда Дантон и 14 его сторонников были отправлены на гильотину. Говорят, что перед тем, как быть обезглавленным, он заявил: «Я сожалею только о том, что иду впереди этого крыса Робеспьера».

Биография Жоржа-Жака Дантона (1759-1794)

Политик и французский юрист, родившийся в маленьком городке Арси-сюр-Об 26 октября 1759 г. и умерший на гильотине в Париже 5 апреля 1794 г. или 15 Жерминальского года II Республики по новому календарю. это было принято во время Французской революции, известной как господство террора.Он / она был великим оратором и харизматическим лидером, который все время пытался напечатать свой прагматический дух и примирительно сравнивал радикальных теоретиков, как Робеспьер, или возвышенных идеалистов, таких как Эбер.

Жизнь

Сын Жака Дантона и его второй жены Мари-Мадлен Камю, Дантон говорил с детства за свой ум и интеллектуальные заботы. Его формальное образование началось в колледже Шампани и продолжилось в городе Труа. Во время выздоровления после продолжительной болезни он / она сдался чтению великих классических мыслителей своего времени, что обеспечило прочную общую культуру.В 1785 году окончил юридический факультет Реймского университета. Вскоре после этого он переехал в Париж, где стал адвокатом, после чего в 1787 году получил должность в Королевском совете (Conseil du Roi) с судебными и законодательными функциями, поскольку, согласно некоторым исследованиям, за плату. восемьдесят тысяч фунтов (покупка государственной должности была чем-то типичным для той эпохи и важным источником дохода для королевской казны). В том же году женился на богатой наследнице Антуанетте Мари Шарпантье, а это означало, что их социальное и экономическое положение еще больше зависит от состояния его жены, получающей важный доход, полученный в Совете.

Это огромное богатство в сочетании с его яркой личностью и ораторскими способностями позволило немедленно интегрироваться в высшие политические эшелоны парижской аристократии и элитарных кругов. Однако Дантон очень критически относился к монархическому институту, осознавая, что это не дало вам ничего эффективного, чтобы подтвердить серьезную социальную, политическую и экономическую ситуацию, которая сложилась во Франции в последние годы, так что он вступил в контакт с революционными группами против реформы требовали радикальных преобразований.

После начала Французской революции Дантон полностью и с энтузиазмом сдался политике, основав клуб Кордельеров, который быстро стал популярным в 1790 году и приобрел большой престиж как оратор. Однако его политическая известность пришла после попытки побега из страны короля Луиса XVI, арестованного в Варенне. Дантон, как и другие революционеры, публично объявил судебный процесс против короля. Беспорядки и беспорядки, вызванные арестом монарха, главным образом в городе Париже, вылились в резню на Марсовом поле, устроенную Национальной гвардией, которую Дантон вынудил временно бежать в Лондон.По возвращении в Париж сохранял свою критическую позицию по отношению к Национальному собранию, в котором доминирует Жиронда, умеренная революционная буржуазия, которая продолжала без провозглашения запрета короля, что было достаточным основанием для этого, которое могло бы оправдать повстанческое движение, которое обратилось к вам с Группой Якобинцы во главе с одним из великих персонажей Французской революции Робеспьером М., представители радикальной и республиканской революционной буржуазии. Это восстание произошло 14 августа 1792 года, когда произошел второй штурм Тюильри.Собрание постановило отстранить короля и назначило Исполнительный комитет, который заменил правительство и в котором Дантон стал Министерством юстиции.

Падение монархии с этого момента ознаменовало эволюцию революционного процесса, потому что, помимо развязывания войны первой коалиции европейских держав против революционной Франции, открылась пропасть между Ассамблеей и Коммуна между жирондистами и якобинцами, Робеспьером, Тальеном и Вареном Роланом и Бриссо, крупными политическими фигурами того времени.Известность Дантона приобрела в этом контексте свой апогей, поскольку его прагматический дух и примиритель заставили его выступать в качестве арбитра в тяжелой борьбе между двумя фракциями в лоне Национального собрания, состоящего из семисот сорока девяти депутатов, избранных голосованием. в сентябре 1792 г., после провозглашения республики 25 числа того же месяца.

В первый год республики, период с сентября 1792 по июнь 1793, Дантон пострадал от нападений жирондистов, в основном Роланда, которые обвинили его в растрате государственных средств в период, когда он / она занимал эту должность. министра юстиции, если он не сможет доказать его невиновность, что подорвало его безупречную репутацию до того времени.Более того, Дантон все еще находился в Центре. Во время преследования монарха Дантон, расположенный рядом с горой, или якобинец, стал цареубийцей, проголосовав за публичную казнь короля, которая длилась более тридцати шести часов, и тщательная проверка, которая была одобрена триста восемьдесят семь голосов. из семисот двадцати возможных. Тем не менее, он / она разделял со своим политическим противником, Жирондой, желание заявить о своих естественных границах, которые простирались до Рейна, Альп и Пиренеев, поэтому Франция поддержала принятие указов об аннексии Бельгии, княжества Сальм. , Пфальц и другие территории.Но поражение генерала Дюмурье и его последующая попытка измены вызвали переворот в республике с приходом к власти якобинцев и преследованием, заключением и смертью на гильотине основных членов и последователей Жиронды.

Переворот против жирондистов в июне 1793 года открыл второй год республики, известный как царство террора, символом которого была гильотина. Основная или второстепенная роль Дантона в этих событиях по-прежнему подвергается многочисленным интерпретациям, однако, независимо от степени их ответственности, ключевой, неоспоримый вопрос заключается в том, что Дантон был одним из видных членов Комитета общей защиты, состоящего из двадцати человек. четыре члена и ответственны за создание Комитета общественной безопасности, состоящего из меньшего числа членов, которым он поручил контролировать и защищать революцию от внутренних и внешних контрреволюционных сил, от реакционных и антиреспубликанских заговоров.Однако 10 июля продлил Конвенцию Комитету общественной безопасности и, по вашей просьбе, отказался от нее, при этом неясно, было ли это связано с убеждением, что события зашли слишком далеко, или потому, что он / она увидел, что он вовлечен в какой-то странный политический вопрос, потому что через несколько месяцев вернулся в Париж.

Несмотря на практическое уничтожение жирондистов, якобинцы или горцы не проявили ни единого, ни идеологического, ни единого действия. Глава республики раздирался на части из-за распрей в атмосфере недоверия, в которой коррупция и обвинения в предательстве делали невозможной политическую нормализацию страны.В то время как Дантон продолжал придерживаться умеренных позиций, возглавляя снисходительную группу под названием «Группа», энрагэсы во главе с Эбертом склонялись к радикализации и расширению революционного процесса, что означало неизбирательное использование гильотины как уникального метода повышения его эффективности. Робеспьер стал ведущей фигурой в то время. Ссылаясь на потребности национальной обороны, насаждала революционную диктатуру, которая привела к уничтожению двух враждующих фракций, enragés и снисходительных.Так случилось, что после того, как Революционный суд предстал перед судом, Дантон умер 5 апреля 1794 года гильотинированным, зародышевым, согласно новому календарю, имплантированному 15.

Как и многие другие главные герои Французской революции, историография не достигла единодушное мнение, когда дело доходит до рейтинга фигуры Дж. Дж. Дантона. Для некоторых авторов Дантон был не более чем оппортунистическим циником, чьи личные амбиции и стремление к известности заставляли его подчиняться любому идеологическому фронту, наполненному принципами холодного прагматизма, даже при том, что это правда, что он / она знал, как прятаться во время казни большинства спорные решения в ходе революционного процесса.Однако для других авторов Дантон был одним из наиболее ярких и реалистичных в каждый из моментов революционного процесса умов. Максимально представитель умеренного республиканизма, его фигура претерпевала непрерывный процесс политического износа из-за приверженности, взятой на вооружение революции к единству действий всех политических сил против внешнего врага, определяя его как раба для особых нужд против внешнего врага. идейная жесткость и непримиримость, которые проявляли другие революционные лидеры.

EDMC

Жорж Дантон (26 января 1759 - 5 апреля 1794), французский юрист, оратор, политик

Жорж Жак Дантон был лидером французской революции и оратором, которого часто считают главной силой в свержении монархии и установлении Первой Французской республики.

Задний план

Жорж Жак Дантон родился 26 октября 1759 года в Арци-сюр-Об на северо-востоке Франции.Он был сыном Жака Дантона, поверенного, и его второй жены Мари-Мадлен Камю.

Образование

После учебы в школе в Шампани, с 1773 года Дантон получил образование у ораторианцев в Труа, а в 1785 году получил степень юриста в Реймском университете.

Карьера

После получения юридической степени он отправился в Париж для практики и в 1787 году купил офис адвоката в Conseil du Roi (совет с законодательными и судебными функциями).

После непродолжительной практики он был избран в Генеральные штаты 1789 года.

Он участвовал в падении Бастилии 14 июля 1789 года и был самым откровенным критиком коммуны и маркиза де Лафайета. .

Он выступил против различия между активными и пассивными гражданами и, таким образом, стал одним из первых, кто поддержал современную концепцию юридического равенства всех граждан.

К 1791 году он был одним из признанных лидеров радикального Клуба кордельеров.

В то же время он начал играть главную роль в заговоре, приведшем к свержению монархии 10 августа 1792 года.

Когда королевская семья бежала из Парижа и была схвачена в Варенне, он прежде всего требовал отставка короля Людовика XVI, и он, вероятно, сыграл важную роль в организации нападения на Тюильри 9-10 августа 1792 года.

Его огромная популярность вызвала вражду со стороны других революционных лидеров, особенно Робеспьера и Сен-Жюста; и когда его обвинили в том, что он разбогател благодаря тайным сделкам с роялистами, спекулянтами и другими весьма подозрительными лицами, его репутация пострадала.

Однако он вернулся в Париж в начале 1794 года и предпринял преждевременную попытку смягчить господство террора, начатое Робеспьером.

Дантон был осужден перед Комитетом общественной безопасности Сен-Жюстом и арестован 31 марта 1794 года.

Сен-Жюст заявил, что неуважение к правосудию заслуживает суммарного осуждения, и Конвент немедленно осудил Дантона вместе с четырнадцатью его последователями. .

Он был гильотинирован 4 апреля 1794 года, поднявшись на эшафот с непоколебимой храбростью и спокойствием.

Политика

Дантон был прагматиком, который считал, что революция может быть успешной только в том случае, если она ограничит свою программу до возможного, что означает отстаивание прав собственности, скорейшее прекращение войны путем переговоров и восстановление порядка с помощью сильного центрального правительства.

Он выступил против различия между активными и пассивными гражданами и, таким образом, стал одним из первых, кто поддержал современную концепцию юридического равенства всех граждан.

Членство

Комитет общественной безопасности, Национальное собрание

Подключения

Был дважды женат. Его первой женой была Антуанетта Габриэль Дантон. У них было трое сыновей: Франсуа, Антуан и Франсуа Жорж.

После смерти Антуанетты Дантон женился на Луизе Себастьен Жели.

Супруг:
Луиза Себастьен Жели

(г.1793–1794)

Супруг:
Антуанетта Габриэль Дантон

(м. 1787–1793)

Сын:
Антуан

(1790–1858)

Сын:
Франсуа

(1788–1789)

Сын:
Франсуа Жорж

(1792–1848)

Жорж-Жак Дантон Биография

Жорж Жак Дантон (26 октября 1759 г. - 5 апреля 1794 г.) был ведущей фигурой на ранних этапах Французской революции.

Родился в Арци-сюр-Об во Франции. Его семья была респектабельной, но небогатой. Им удалось дать ему хорошее образование, и он начал карьеру адвоката в парижской коллегии адвокатов. Впервые он появляется в «Революции» как президент популярного клуба или собрания района, в котором он жил. Это был знаменитый клуб кордельеров, названный так потому, что его собрания проводились в старом монастыре ордена кордельеров. Кордельеры с самого начала были центром популярного принципа Французской революции, доведенного до ее крайности; они были первыми, кто заподозрил суд в непримиримом враждебном отношении к свободе; и именно они самым яростным образом провозгласили необходимость радикальных действий.

Дантон не участвовал в двух первых восстаниях 1789 года - падении Бастилии и насильственном перемещении двора из Версаля в Тюильри. Весной 1790 г. он призвал народ предотвратить арест Жан-Поля Марата. Осенью его выбрали командиром батальона национальной гвардии своего округа. В начале 1791 года он был избран на должность администратора парижского округа.

В июне 1791 года король Людовик XVI и королева Мария-Антуанетта предприняли катастрофическую попытку бежать из столицы и людей.Они были вынуждены вернуться в Тюильри, который с тех пор фактически стал их тюрьмой. Народное недовольство было сильным, и конституционные лидеры, главным из которых был Лафайет, забеспокоились. Кровавый разгон народного собрания, впоследствии известный как резня на Марсовом поле (июль 1791 г.), зажег пламя негодования против суда и конституционной партии.

Национальное учредительное собрание завершило свою работу в сентябре 1791 года. Когда состоялись выборы его преемника, недолговечного Законодательного собрания, Дантон не был избран в него, и его партия в то время была достаточно сильной, чтобы обеспечить ему очень подчиненный пост в правительстве парижского муниципалитета.

В апреле 1792 года была объявлена ​​война Австрии, и к беспорядку и беспорядку, вызванным огромными гражданскими и политическими изменениями последних двух лет, теперь добавилось брожение и агитация войны с врагом на границе. Недоверие Парижа ко двору и его лояльности в конце концов вылилось в восстание. 10 августа 1792 года король и королева укрылись в Законодательном собрании от насилия народных сил, маршировавших на Тюильри.Роль Дантона в этом восстании неясна. Возможно, он был во главе его; Помимо документов, это мнение подтверждается тем фактом, что наутро после падения монархии Дантон стал министром юстиции. Этот внезапный подъем с подчиненной должности, которую он занимал в коммуне, является доказательством его власти в повстанческой партии.

Дантон выделяется как мастер командной фразы. Одно из его яростных высказываний стало пословицей. Против герцога Брауншвейгского и захватчиков, «il nous faut de l'audace, et encore de l'audace, et toujours de l'audace» - «мы должны осмелиться, и снова осмелиться, и осмелиться навсегда».«Тон его голоса был громким и живым.» Юпитер Громовержец, «мятежный Сатана», «Титан» и «Сарданапал» - это имена, которые друзья или враги позаимствовали для его описания. санкюлоты и "Мирабо рынков".

В исполнительном правительстве, сформированном после свержения короля в 1792 году, Дантон оказался коллегой Жана Мари Ролана и других членов движения жирондистов. Их сила вскоре подверглась испытанию. Тревожные успехи врага на границе и сдача двух важных крепостей вызвали панику в столице; сотни пленников были убиты в тюрьмах.В то время Дантона обвинили в руководстве массовыми убийствами, но современная наука не смогла доказать, что он виноват. Он настаивал на том, чтобы его коллеги оставались твердыми на своих постах.

Выборы в Национальное собрание состоялись в сентябре 1792 года, когда Законодательное собрание передало свои полномочия. Конвент правил Францией до октября 1795 года. Дантон был членом; оставив министерство юстиции, он принимал видное участие в обсуждениях и разбирательствах по Конвенции до своей казни в апреле 1794 года.

Он занял свое место на высоких и отдаленных скамьях, которые дали имя «Гора» сидевшим там революционерам. Он оказался бок о бок с Маратом, преувеличений которого никогда не одобрял; с Максимилианом Робеспьером, которого он не очень ценил, но чьи ближайшие цели во многих отношениях были его собственными; с Камиллой Десмулен и Флиппо, его близкими друзьями и постоянными сторонниками. Врагами Горы были жирондисты, которые были слишком одержимы партийной политикой, чтобы осознавать природу кризиса.Жирондисты боялись людей, отправивших Дантона на Конвент, и обвиняли его в сентябрьских убийствах. И все же Дантон видел необходимость смягчить мятежный дух после того, как он выполнил работу по устранению монархии. Он видел, что контроль над Парижем может поддерживаться только людьми, сочувствовавшими пылкости и энергии улиц, и понимал, что это единственная сила, на которую Национальное собрание могло рассчитывать в сопротивлении немцам на северо-восточной границе. и реакционеры в интерьере.«Париж, - сказал он, - является естественным и конституированным центром свободной Франции. Это центр света. Когда Париж погибнет, республики больше не будет».

Дантон был среди тех, кто голосовал за смерть короля (январь 1793 г.). Он сыграл заметную роль в создании знаменитого Революционного трибунала, его цель заключалась в том, чтобы убрать оружие у этой беспорядочной народной мести, которая произвела такую ​​ужасную работу в сентябре 1792 года. Когда вся исполнительная власть была передана Комитету общественной безопасности ( 6 апреля 1793 г.), Дантон был одним из девяти членов, из которых первоначально состоял этот орган.Он был послан с частыми миссиями Конвента в республиканские армии в Бельгии, и где бы он ни был, он вкладывал новую энергию в дело национального освобождения. Он настаивал на формировании системы национального образования и был одним из членов законодательного комитета, которому было поручено построение новой системы правления. Он тщетно пытался сочинить яростные распри между жирондистами и якобинцами. Жирондисты были непримиримыми и сделали Дантона объектом смертельной атаки.

К середине мая 1793 года Дантон решил, что политическое подавление жирондистов стало необходимым. Положение страны было очень тревожным. Шарль Франсуа Дюмурье, старший командующий битвами при Вальми и Жемаппе, дезертировал. Французские армии пережили серию сдержек и неудач. Восстание роялистов на западе получило огромные масштабы. Однако Конвент тратил время и силы на мстительные взаимные обвинения фракций.

Нет никаких убедительных доказательств того, что Дантон непосредственно спровоцировал восстание 31 мая 1793 года и 2 июня 1793 года, которое закончилось чисткой Конвента и запретом жирондистов. Впоследствии он назвал себя в некотором смысле автором этой революции, потому что незадолго до этого, ужаленный какой-то чертой фракционной порочности жирондистов, он открыто кричал посреди Конвента, что, если бы он только мог найти сто человек, они будут сопротивляться деспотической власти комиссии двенадцати жирондистов.Во всяком случае, он определенно соглашался с насилием коммуны и публично радовался изгнанию людей, которые упорно стояли на пути энергичного и сосредоточенного использования национальной власти.

Дантон, в отличие от жирондистов, принял ярость народных страстей как неизбежный инцидент в деле освобождения. В отличие от Бийо Варенна, Жака Рен Хбера или любого другого члена террористической партии, он не хотел использовать это обоюдоострое оружие больше, чем было необходимо. Его целью было примирить Францию ​​с собой; восстановить общество, которое, хотя и эмансипировано и обновлено во всех частях, все же должно быть стабильным; и, прежде всего, чтобы обеспечить независимость своей страны, как путем решительной защиты от захватчиков, так и путем такого сочетания энергии и человечности, которое должно согласовать оскорбленное мнение остальной Европы.

Положение Горы полностью изменилось. В Учредительном собрании его членов было не более 30 из 578 членов третьего сословия. В Законодательном собрании их было немного, и ни один из их руководителей не занимал места. В Конвенте в течение первых девяти месяцев они вели непрекращающуюся борьбу против жирондистов за свою жизнь. В июне 1793 года они впервые оказались в абсолютной власти. Однако людям, которые в течение многих месяцев питались идеями и склонялись к методам оппозиции, было нелегко сразу же развить инстинкты управления.Фактическая власть находилась в руках двух комитетов - общественной и общей безопасности. Оба были выбраны из состава Конвенции. Драма девяти месяцев между изгнанием жирондистов и казнью Дантона вращается вокруг борьбы комитета за сохранение власти - во-первых, против мятежной коммуны Парижа, а во-вторых, против Конвента, на основании которого комитеты получили полномочия, которые регулярно возобновлялись по истечении каждого короткого срока.

Дантон сразу же после падения жирондистов (28 июля 1793 г.) с необычайной энергией погрузился в работу, которую нужно было выполнить. Первой задачей в большом городе, столь возбужденном анархическим брожением, было создание сильной центральной власти. В этой поистине политической задаче он был заметен. Он не был членом комитета общественной безопасности, когда этот орган был обновлен в форме, которая быстро сделала его имя столь устрашающим во всем мире. Именно он предложил, чтобы полномочия комитета были полномочиями диктатора и чтобы в его распоряжении были огромные средства.Чтобы избежать каких-либо личных подозрений, он объявил о своем решении не принадлежать к той организации, которую он, таким образом, сделал все возможное, чтобы добиться верховной власти в государстве. Осенью 1793 года он занимал позицию сильного сторонника и вдохновителя правительства, которое он прежде всего создавал.

Коммуна Парижа теперь состояла из таких людей, как Эбер и Пьер Гаспар Шометт, для которых восстановление любого рода политического порядка было в то время безразлично.Они хотели довести разрушение до пределов, которые осуждают даже самые горячие сторонники Революции и которые Дантон тогда осуждал как экстравагантные и бессмысленные. Эти люди не были политиками, они были фанатиками.

Комитет с тревогой наблюдал за Хбертом и его последователями в течение многих недель, возможно, не столько из-за неодобрения их эксцессов, сколько из-за опасений их враждебности по отношению к собственной власти комитета. В конце концов партия коммуны предложила восстать против Конвента и комитетов.Затем был нанесен удар, и хбертисты были быстро брошены в тюрьму, а оттуда под нож гильотины (24 марта 1794 г.). Казнь хбертистов была первой победой революционного правительства над крайне повстанческой партией. Но комитеты не собирались уступать что-либо своим врагам с другой стороны. Если они отказывались последовать примеру анархистов коммуны, они тем не менее были склонны уступать данонианской политике милосердия.Действительно, такой курс привел бы к их собственному мгновенному и полному разрушению.

Царство террора не было политикой, которую можно было легко изменить. Новую политику должны были проводить новые люди, а это означало восстановление власти Конвентом и смерть террористов. В термидоре 1794 года такая революция действительно произошла, и именно с такими результатами. Но в Жерминале чувство не созрело. Комитеты все еще были слишком сильны, чтобы их можно было свергнуть. И Дантон, кажется, проявил исключительную беспечность.Вместо того чтобы энергично бить в Конвенте, он ждал удара. В эти более поздние дни его дух, кажется, охватил определенное разочарование. Его жена умерла во время его отсутствия в одной из его армейских экспедиций; теперь он снова женился, и ходили слухи, что он позволял семейному счастью отвлечь его от бдительности, присущей политику в таком кризисе.

Когда якобинский клуб «очищался» зимой, имя Дантона было бы вычеркнуто как умеренное, если бы Робеспьер не защищал его.Вскоре после этого комитеты обсудили вопрос об его аресте, и снова Робеспьер отказался от предложения. Тем не менее, хотя его предупредили о молнии, которая таким образом играла вокруг его головы, Дантон не двинулся с места. Либо он чувствовал себя бессильным, либо опрометчиво презирал своих врагов. Наконец Бийоду Варенну, самому выдающемуся духу комитета после Робеспьера, удалось склонить Робеспьера к его планам против Дантона. Робеспьера, вероятно, соблазняли мотивы эгоистичной политики, которая вскоре оказалась величайшей ошибкой в ​​его жизни.Конвент при поддержке Робеспьера и авторитета комитета согласился с позорным единодушием.

30 марта внезапно арестовали Дантона, Десмулена и других членов партии. Дантон проявил такую ​​пылкость перед революционным трибуналом, что его враги боялись, что он получит благосклонность толпы. Конвент в одном из своих наихудших приступов трусости согласился с предложением Сен-Жюста о том, что, если заключенный проявит неуважение к правосудию, трибунал может вынести приговор без дальнейших промедлений.Дантон был сразу же осужден и вместе с четырнадцатью другими, включая Камиллу Демулен, повел на гильотину. «Я оставляю все это в ужасном хаосе», - сказал он; «Ни один из них не имеет представления о правительстве. Робеспьер последует за мной; я тащил его вниз. Ах, лучше быть бедным рыбаком, чем вмешиваться в управление людьми!»

События пошли, как и предвидел Дантон. Вскоре комитеты поссорились с претензиями Робеспьера. Через три месяца после Дантона пал Робеспьер.Его согласие на казнь Дантона лишило его единственной великой силы, которая могла бы поддержать его против комитета.

О Жорже Дантоне: французском революционере (1759 - 1794)

Джордж Жак Дантон ([ʒɔʁʒ dɑ̃tɔ̃]; 26 октября 1759 - 5 апреля 1794) был ведущей фигурой на ранних этапах Французской революции, в частности, как первый президент Комитета общественной безопасности. Роль Дантона в начале революции оспаривается; многие историки описывают его как «главную силу в свержении французской монархии и установлении Первой Французской республики».

Он был казнен на гильотине сторонниками революционного террора после обвинений в продажности и снисходительности по отношению к врагам революции.

Ранние годы

Антуанетта Габриэль Шарпантье, жена Дантона

Дантон родилась в Арси-сюр-Об (Шампань на северо-востоке Франции) в семье Жака Дантона, респектабельного, но небогатого юриста, и Марии Камю. Когда он был младенцем, на него напал бык и сбили свиньи, что, наряду с оспой, привело к обезображиванию его лица и образованию шрамов.Сначала он учился в школе в Сезанне, а в возрасте тринадцати лет покинул родительский дом и поступил в семинарию в Труа. В 1780 году он поселился в Париже, где стал писарем. В 1784 году он начал изучать право, а в 1787 году стал членом Королевского совета. Он женился на Антуанетте Габриэль Шарпантье (6 января 1760 - 10 февраля 1793) 14 июня 1787 года в церкви Сен-Жермен-л'Оксерруа. Пара жила в 6-комнатной квартире в самом центре Левого берега (недалеко от кафе Procope) и родила троих сыновей:

  • Франсуа, родился в мае 1788 г., умер в младенчестве 24 апреля 1789 г.
  • Антуан, родился 18 июня 1790 года, умер 14 июня 1858 года.
  • Франсуа Жорж, родился 2 февраля 1792 года, умер 18 июня 1848 года.

Revolution

С 14 июля 1789 г., в день штурма Бастилии, он пошел добровольцем в Национальную гвардию. В марте 1790 года Парижская Коммуна была разделена на 48 секций и позволила собираться отдельно. 27 апреля 1790 года он был избран президентом своей секции. Его дом был открыт для многих людей из окрестностей. Дантон, Десмулен и Марат, жившие за углом, использовали соседнее кафе Procope как место встреч.2 августа Жан Сильвен Байи стал первым избранным мэром Парижа; У Дантона было 49 голосов, у Марата и Людовика XVI - только по одному. Робеспьер, Петион, Дантон и Бриссо доминировали в якобинском клубе, когда Фельянцы основали свой собственный клуб. Весной 1791 года он внезапно начал крупномасштабное инвестирование в недвижимость на месте своего рождения или рядом с ним. 17 июля 1791 года Дантон подал прошение. По словам Альберта Матье, Робеспьер пошел в якобинский клуб, чтобы отменить проект петиции. Робеспьер убедил якобинские клубы не поддерживать петицию Дантона и Бриссо.После резни на Марсовом поле он сбежал из Парижа, а затем несколько недель жил в Лондоне. Поскольку Жан-Поль Марат, Дантон и Робеспьер больше не были делегатами Ассамблеи, политика часто происходила за пределами зала заседаний. 9 августа Дантон вернулся из Арциса. Вечером перед штурмом Тюильри Дантона посетили Десмулен, его жена и Фреон. После обеда он пошел к Кордельерам и предпочел рано ложиться спать. Похоже, он пошел в Дом-Коммуну после полуночи.На следующий день он был назначен министром юстиции; он назначил Фабра и Демулена своими секретарями. За восемь дней ведомство покинуло более сотни решений. 14 августа Дантон пригласил Робеспьера присоединиться к Совету юстиции. Дантон, кажется, обедал в «Роландах» почти каждый день. 28 августа Скупщина установила комендантский час на следующие два дня. По приказу Дантона тридцати комиссарам из отделений было приказано обыскивать все подозреваемые дома в поисках оружия, боеприпасов, мечей, экипажей и лошадей.До 2 сентября от 520 до 1000 человек были взяты под стражу по ненадежным ордерам. Точное количество арестованных никогда не будет известно. В воскресенье, 2 сентября, около часа дня член временного правительства Дантон выступил на собрании с речью: «Мы просим, ​​чтобы любой, кто отказывается оказывать личные услуги или поставлять оружие, был наказан смертью». «Набат, который мы собираемся позвонить, не является сигналом тревоги; звучит обвинение в адрес врагов нашей страны. После аплодисментов он продолжил: «Чтобы победить их, мы должны осмелиться, снова осмелиться, всегда осмелиться, и Франция спасена!».Его выступление послужило призывом к прямым действиям среди граждан, а также нанесением удара по внешнему врагу. Многие считают, что эта речь была ответственна за разжигание сентябрьской резни. По оценкам, около 1100–1600 человек были убиты. Мадам Роланд возложила ответственность на Дантона. Дантона обвиняли французские историки Адольф Тьер, Альфонс Ламартин, Жюль Мишле, Луи Блан и Эдгар Кине. Однако, по словам Альберта Собула, нет никаких доказательств того, что массовые убийства были организованы Дантоном или кем-либо еще, хотя очевидно, что он ничего не сделал, чтобы их остановить.

6 сентября он был избран его секцией "Французский театр" депутатом съезда, собиравшегося 22 сентября. Дантон оставался членом министерства, хотя занимать обе должности было незаконно. Дантон, Робеспьер и Марат обвинялись в создании триумвирата. 26 сентября Дантон был вынужден отказаться от должности в правительстве. Дантон ушел в отставку 9 октября. В конце октября Дантон защищал Робеспьера в Конвенте об установлении диктатуры.

10 февраля 1793 года, когда Дантон был на миссии в Бельгии, его жена умерла при рождении своего четвертого ребенка, который также умер. Дантон был настолько потрясен их смертью, что нанял скульптора Клода Андре Дезена и привел его на кладбище Сент-Катрин, чтобы под покровом ночи эксгумировать тело Шарпантье и казнить посмертную маску.

10 марта Дантон поддержал создание Революционного трибунала. Он предложил выпустить из тюрьмы всех жертв банкротства и отправить их в армию.6 апреля Комитет общественной безопасности, состоящий всего из девяти членов, был учрежден по предложению Максимина Иснарда, которого поддержал Жорж Дантон. Дантон был назначен членом комитета. 1 июля 1793 года Дантон женился на Луизе Себастьен Жели, 16 лет, дочери Марка-Антуана Жели, придворного пристава (huissier-audiencier) в Парламенте Парижа и члена Клуба Кордельеров. 10 июля он не был переизбран членом Комитета общественной безопасности. 5 сентября Дантон выступил за принятие закона, согласно которому санкюлоты должны получать небольшую компенсацию за посещение заседаний секции два раза в неделю и обеспечивать каждого гражданина оружием.

Царство террора

По словам биографа, «рост Дантона был колоссальным, он выглядел атлетично, черты его лица были резко выражены, грубые и вызывающие недовольство; его голос сотряс купола залов». Дантон, обращаясь к Конвенции

6 сентября, отказался занять место в зале. Общественный комитет спасения. Он считал, что необходимо стабильное правительство, которое могло бы противостоять приказам Comité de Salut Public. 10 октября Дантон, который в течение нескольких недель был опасно болен, оставил политику и отправился в Арси-сюр-Об со своей 16-летней женой, которая жалела королеву с самого начала судебного процесса.18 ноября, после ареста Франсуа Шабо, Эдме-Бонавентура Куртуа призвала Дантона вернуться в Париж, чтобы снова сыграть роль в политике.

22 ноября Дантон выступил против религиозных преследований и потребовал бережливости с человеческими жизнями. Дантон пытался ослабить террор, напав на Жака Рене Эбера. 3 декабря Робеспьер обвинил Дантона в якобинском клубе в симуляции болезни с намерением эмигрировать в Швейцарию. Дантон слишком часто проявлял свои пороки, а не свои достоинства.Нападение Робеспьера было остановлено. Собрание было закрыто после аплодисментов Дантону. Дантон сказал, что у него нет абсолютно никаких намерений сломить революционный порыв. 9 декабря Дантон попал в прессу из-за инсайдерской торговли с французской Ост-Индской компанией, которая пригрозила обанкротиться. Тем временем Робеспьер, считая себя некоррумпированным, основал французское унитарное государство. Робеспьер ответил на мольбу Дантона о прекращении террора 25 декабря (5 Нивоза, год II).

Французский национальный съезд осенью 1793 года начал утверждать свою власть по всей Франции, положив начало самому кровавому периоду Французской революции, когда, по утверждениям некоторых историков, во Франции было убито около 40 000 человек. После падения жирондистов группа, известная как индульгенты, выйдет из среды горцев как законодательное право в рамках Конвенции, а Дантон - как их наиболее активный лидер. Долгое время поддерживая прогрессивные действия Комитета общественной безопасности, Дантон начал предлагать Комитету отозвать закон, вводящий террор как «порядок дня».”

26 февраля 1794 года Сен-Жюст выступил перед Конвентом с речью, в которой он руководил атакой на Дантона, утверждая, что дантонисты хотят замедлить террор и революцию. По словам Сен-Жюста, потворство своим желаниям переедание, особенно когда его выставляют напоказ на публике, было признаком подозрительной политической лояльности. Похоже, Дантона разозлили неоднократные ссылки Робеспьера на добродетель. 6 марта Барер напал на эбертистов и дантонистов.

В то время как Комитет общественной безопасности был озабочен укреплением централистской политики Конвенции и своим собственным контролем над этим органом, Дантон находился в процессе разработки плана, который эффективно сдвинул бы народные настроения среди делегатов в сторону более умеренной позиции.Это означало принятие ценностей, популярных среди санкюлотов, в частности, контроля над ценами на хлеб, которые резко выросли из-за голода, охватившего всю Францию. Дантон также предложил, чтобы Конвент начал действовать в направлении мира с иностранными державами, поскольку Комитет объявил войну большинству европейских держав, таких как Великобритания, Испания и Португалия. Дантон произнес торжественную речь, объявив об окончании террора. Когда Робеспьер слушал, он был убежден, что Дантон настаивает на лидерстве в правительстве после террора.Если Робеспьер не контратакует быстро, дантонисты смогут захватить контроль над Национальным Конвентом и положить конец его Республике Добродетели.

Царство террора не было политикой, которую можно было легко изменить. Действительно, это в конечном итоге закончилось термидорианской реакцией (27 июля 1794 г.), когда Конвент выступил против Комитета, казнил его лидеров и передал власть в руки новых людей с новой политикой. Но в Germinal , то есть в марте 1794 года, чувство еще не созрело.Комитеты все еще были слишком сильны, чтобы их можно было свергнуть, и Дантон, беспечный, вместо того, чтобы энергично нанести удар в Конвенте, ждал удара. «В эти более поздние дни, - пишет 1911 Britannica , - определенное разочарование, кажется, охватило его дух». Его жена умерла во время его отсутствия в одной из его армейских экспедиций; он эксгумировал ее тело, чтобы снова увидеть ее. Несмотря на искреннее горе, Дантон быстро снова женился, и, как продолжает «Британника», «ходили слухи, что он позволял семейному счастью искушать его от постоянной непрекращающейся бдительности, свойственной политикам в таком кризисе.«Робеспьер даже использовал упитанный взгляд Дантона против него.

В конце концов, сам Дантон станет жертвой террора. Когда он пытался изменить направление революции, сотрудничая с Камилем Демуленом в выпуске Le Vieux Cordelier , газеты, призывающей к прекращению официального террора и дехристианизации, а также к новым мирным переговорам с врагами Франции , те, кто наиболее тесно связан с Комитетом общественной безопасности, в том числе ключевые фигуры, такие как Максимилиан Робеспьер и Жорж Кутон, будут искать любую причину, чтобы обвинить Дантона в контрреволюционной деятельности.

Финансовая коррупция и обвинения

Статуя Дантона в Тарбе.

Ближе к концу правления террора Дантон был обвинен в различных финансовых махинациях, а также в использовании своего положения в Революции для личной выгоды. Многие из его современников комментировали финансовые успехи Дантона во время революции, определенные приобретения денег, которые он не мог адекватно объяснить. Многие из конкретных обвинений, направленных против него, были основаны на несущественных или неоднозначных доказательствах.

Между 1791 и 1793 годами Дантон столкнулся со многими обвинениями, включая получение взяток во время восстания в августе 1792 года, помощь своим секретарям в набивке карманов и подделку ассигнований во время его миссии в Бельгию. Возможно, наиболее убедительным доказательством финансовой коррупции было письмо Мирабо Дантону в марте 1791 года, в котором случайно упоминалось о 30 000 ливров, полученных Дантоном в качестве оплаты.

Во время своего пребывания в Комитете общественной безопасности Дантон заключил мирный договор со Швецией.Хотя шведское правительство так и не ратифицировало договор, 28 июня 1793 года конвент проголосовал за выплату 4 миллионов ливров шведскому регенту для дипломатических переговоров. По словам Бертрана Барера, журналиста и члена Конвента, Дантон забрал часть этих денег, которая предназначалась шведскому регенту. Обвинение Барера никогда не подкреплялось никакими доказательствами.

Наиболее серьезным обвинением, которое преследовало его во время ареста и послужило главным основанием для его казни, было его предполагаемое участие в схеме присвоения богатства Французской Ост-Индской компании.Во время правления Старого режима французская Ост-Индская компания обанкротилась. Позднее он был возрожден в 1785 году при поддержке королевского патронажа. Компания в конечном итоге попала в поле зрения Национального собрания за спекуляцию во время войны. Компания была вскоре ликвидирована, в то время как некоторые участники Конвенции пытались протолкнуть указ, который вызвал бы рост цен на акции до ликвидации. Обнаружение прибыли от этой инсайдерской торговли привело к шантажу директоров компании с целью передать более полумиллиона ливров известным партнерам Дантона.Хотя не было убедительных доказательств того, что Дантон был замешан, Франсуа Шабо решительно обвинил его в том, что Фабр д'Эглантин, член дантонистов, был замешан в скандале. После ареста Шабо 17 ноября Куртуа призвал Дантона немедленно вернуться в Париж.

В декабре 1793 года журналист Камилла Десмулен запустил новый журнал Le Vieux Cordelier , в котором в первом выпуске атаковал Франсуа Шабо, защищал Дантона и не преувеличивал революцию во втором выпуске, атакуя террор, сравнивая Робеспьера с Юлием Цезарем и утверждая, что революция должна вернуться к своим первоначальным идеям, получившим широкую популярность около 10 августа 1792 года, в третьем выпуске.Робеспьер ответил на мольбу Дантона о прекращении террора 25 декабря (5 Нивоза, год II). Дантон продолжал защищать Фабра д'Эглантина даже после того, как последний был разоблачен и арестован.

В феврале 1794 года Дантон был рассержен неоднократными ссылками Робеспьера на добродетель. 26 февраля 1794 года Сен-Жюст выступил перед Конвентом с речью, в которой руководил нападением на Дантона.

В конце марта 1794 года Дантон произнес торжественную речь, объявив об окончании террора.Когда Робеспьер слушал, он был убежден, что Дантон настаивает на лидерстве в правительстве после террора. Если Робеспьер не контратакует быстро, дантонисты смогут захватить контроль над Национальным Конвентом и положить конец его Республике Добродетели. Несколько месяцев он сопротивлялся убийству Дантона. По словам Линтона, Робеспьеру приходилось выбирать между дружбой и добродетелью. Его цель состояла в том, чтобы посеять в умах депутатов достаточно сомнений относительно политической целостности Дантона, чтобы сделать возможным судебное преследование.Робеспьер отказался встретиться с Демуленом и отклонил частную апелляцию. Робеспьер даже использовал упитанный взгляд Дантона против него. Затем Робеспьер порвал с Дантоном, который рассердил многих других членов Комитета общественной безопасности своими более умеренными взглядами на террор, но которого Робеспьер до этого момента упорно защищал.

Арест, суд и казнь

30 марта оба комитета решили арестовать Дантона и Демулена, Мари-Жан Эро де Сешель, Пьера Филипо без возможности быть услышанным в Конвенте.2 апреля начался судебный процесс по обвинению в заговоре, воровстве и коррупции; финансовый скандал с участием Французской Ост-Индской компании послужил «удобным предлогом» для падения Дантона. Дантонисты в глазах Робеспьера превратились в ложных патриотов, которые предпочли личные и иностранные интересы благополучию нации. Робеспьер резко критиковал доклад Амара, в котором скандал был представлен как чисто мошенничество. Робеспьер настаивал, что это был заговор, требовал переписать отчет и использовал скандал как основу для риторических нападок на Уильяма Питта Младшего, который, по его мнению, был замешан.Луи Лежандр предложил послушать Дантона на съезде, но Робеспьер ответил: «Было бы нарушением законов беспристрастности предоставить Дантону то, что было отказано другим, которые имели равное право предъявлять такое же требование. Этот ответ сразу заставил замолчать все ходатайства в его благосклонность ". Ни один друг дантонистов не осмелился высказаться в случае, если его тоже обвинят в том, что он ставит дружбу выше добродетели. Присяжный Субербьель спросил себя: «Кто из двоих, Робеспьер или Дантон, более полезен для Республики?» Смерть Эбера сделала Робеспьера хозяином Парижской Коммуны; смерть Дантона, магистра Конвента.

(Директоров компании никогда не допрашивали.) На суде Дантон произвел такой переполох, что Фукье-Тинвиль пришел в негодование. Сен-Жюст провел через Конвенцию законопроект, прервав дальнейшие обсуждения в Трибунале. Сен-Жюст помог принять закон, запрещающий обвиняемым выступать в свою защиту.

Дантон проявил такую ​​пылкость перед революционным трибуналом, что его враги опасались, что он получит благосклонность толпы. Конвент в одном из своих «наихудших приступов трусости» согласился с предложением, сделанным Луи Антуаном де Сен-Жюстом во время судебного разбирательства, о том, что, если заключенный проявит неуважение к правосудию, суд может исключить его из дальнейшего разбирательства. и вынести приговор в его отсутствие.

Дантон, Десмулен и многие другие действительные или обвиняемые сообщники дантонистов предстали перед Революционным трибуналом с 3 по 5 апреля. Судебный процесс носил не столько криминальный характер, сколько политический, и как таковой разворачивался нерегулярно. В составе жюри было всего семь членов, несмотря на то, что закон требовал двенадцати, поскольку считалось, что только семь присяжных могут вынести требуемый вердикт. Во время судебного разбирательства Дантон подвергал Комитет общественной безопасности продолжительным и жестоким нападкам. И его обвиняемые сообщники, и он требовали права на явку свидетелей от их имени; они подали ходатайства по нескольким делам, в том числе по делу Демулену Робеспьеру.

Председатель Суда, M.J.A. Герман не мог контролировать судебное разбирательство до тех пор, пока Национальное собрание не приняло вышеупомянутый указ, который не позволял обвиняемым в дальнейшем защищаться. Эти факты, а также сбивающие с толку и часто случайные доносы (например, сообщение о том, что Дантон, занимаясь политической работой в Брюсселе, присвоил вагон, наполненный столовым бельем на двести или триста тысяч фунтов), и угрозы со стороны прокурора Антуан Квентин Фукье-Тинвиль в адрес членов жюри добился обвинительного приговора.Дантон и остальные подсудимые были приговорены к смертной казни и сразу же вместе с четырнадцатью другими, включая Камиллу Десмулен и нескольких других членов Индульгентов, были отправлены на гильотину. «Я оставляю все это в ужасном хаосе», - сказал он; «Ни один из них не имеет представления о правительстве. Робеспьер последует за мной; я тащил его вниз. Ах, лучше быть бедным рыбаком, чем вмешиваться в управление людьми!» Фраза «бедный рыбак» почти наверняка относилась к Святому Петру, поскольку Дантон примирился с католицизмом.Из пятнадцати человек, которые были гильотинированы 5 апреля 1794 года, включая Мари Жан Эро де Сешель, Филиппа Фабра д'Эглантина и Пьера Филипо, Десмулен умер третьим, а Дантон - последним.

9 термидора, когда Гарнье де л'Обе стал свидетелем неспособности Робеспьера ответить, он крикнул: «Кровь Дантона душит его!» Затем Робеспьер, наконец, восстановил свой голос, чтобы ответить своим единственным записанным утренним заявлением, с требованием знать, почему его теперь обвиняют в смерти другого человека: «Ты сожалеешь о Дантоне?»... Трусы! Почему ты не защитил его? "

Характер споров

Его влияние и характер во время Французской революции были и до сих пор широко оспариваются многими историками, причем взгляды на него варьируются от коррумпированных и жестоких до щедрых и патриотических. Дантон не оставлял много письменных работ, личных или политических; поэтому большая часть информации о его действиях и личности была получена из вторых рук.

Один взгляд на Дантона, представленный такими историками, как Тьер и Минье, предполагает, что он был «гигантским революционером» с экстравагантными страстями, высоким уровнем интеллекта и терпимостью к насилию для своих целей.Другой взгляд на Дантона вытекает из работ Ламартина, который назвал Дантона человеком, «лишенным чести, принципов и морали», который нашел только воодушевление и шанс отличиться во время Французской революции. Он был просто «государственным деятелем материализма», которого каждый день покупали заново. Любые революционные моменты устраивались ради славы и большего богатства.

Другой взгляд на Дантона представлен Робине, чье исследование Дантона более позитивно и изображает его как личность, достойную восхищения.По словам Робине, Дантон был преданным, любящим, щедрым гражданином, сыном, отцом и мужем. Он оставался верным своим друзьям и стране Франции, избегая «личных амбиций» и полностью отдаваясь делу сохранения «консолидации правительства» для республики. Он всегда любил свою страну и трудящиеся массы, которые, по его мнению, заслужили «достоинство, утешение и счастье».

Британская энциклопедия 1911 года, писала, что Дантон выделяется как мастер командных фраз.Одно из его яростных высказываний стало пословицей. Против герцога Брауншвейгского и захватчиков: « il nous faut de l'audace, et encore de l'audace, et toujours de l'audace » - «Нам нужна дерзость, и еще больше дерзости, и всегда дерзость!» .

Художественные аккаунты

  • Дантон, Робеспьер и Марат - персонажи романа Виктора Гюго « Девяносто три » (Quatrevingt-treize), действие которого происходит во время Французской революции.
  • Дантон - центральный персонаж одноименной пьесы румынского драматурга Камила Петреску.
  • Последние дни Дантона были превращены в пьесу Георга Бюхнера « Дантон Тод » ( Смерть Дантона ).
  • На основе пьесы Бюхнера Готфрид фон Эйнем написал оперу с таким же названием на либретто его самого и Бориса Блахера, премьера которой состоялась 6 августа 1947 года на Зальцбургском фестивале.
  • Дантон появляется в венгерской пьесе « Трагедия человека » и одноименном мультфильме, в котором фигурирует одно из воплощений Адама в иллюзии Люцифера.
  • Жизнь Дантона с 1791 года до его казни была предметом немецкого фильма 1931 года, Дантон .
  • Ссоры Дантона и Робеспьера превратились в фильм 1983 года « Дантон » режиссера Анджея Вайды. Сам фильм основан на пьесе Станиславы Пшибышевской 1929 года «Sprawa Dantona» («Дело Дантона»).
  • Отношения Дантона и Робеспьера были также предметом оперы американского композитора Джона Итона, Дантон и Робеспьер (1978).
  • Danton широко представлен в журнале La Révolution française (1989).
  • В своем романе « Locus Solus » Раймонд Руссель рассказывает историю, в которой Дантон договаривается со своим палачом о том, чтобы после казни его голова была переправлена ​​в собственность его друга. Нервы и мускулатура головы в конечном итоге экспонируются в частной коллекции Martial Canterel, реанимируются особыми электрическими токами и демонстрируют глубоко укоренившуюся склонность к ораторскому искусству.
  • Революция, пережитая Дантоном, Робеспьером и Десмуленом, является центральной темой романа Хилари Мантел « - Место большей безопасности» (1993).
  • Дантон и Камилла Десмулен - главные герои романа Танит Ли « Боги жаждут - роман о французской революции » (1996).
  • Дантон и Максимилиан Робеспьер кратко упомянуты в книге The Scarlet Pimpernel . Дантон и Робеспьер аплодируют охраннику за его работу по поимке аристократов.
  • In The Tangled Thread , Volume 10 of The Morland Dynasty , серия исторических романов Синтии Хэррод-Иглз, персонажа Анри-Мари Фицджеймса Стюарта, незаконнорожденного ответвления вымышленной семьи Морланд, вступает в союз с Дантоном в попытка защитить свою семью, пока над Францией сгущаются грозовые тучи революции.
  • Дантон ненадолго появляется в приключенческом романе Рафаэля Сабатини « Скарамуш: рассказ о романтике во Французской революции ».
  • Дантон появляется в серии комиксов под названием «Последние дни Жоржа Дантона» в Step Aside, Pops: A Hark! Бродячая коллекция Кейт Битон.
  • Дантон - один из шести персонажей в романе Мардж Пирси « Город тьмы, Город света » (1996).
  • Дантон, наряду с Маратом и Робеспьером, является второстепенным персонажем в эпосе «Наполеон» 1927 года. Его образ в фильме несколько карикатурный, поскольку он изображен как декадентский шарлатан, хотя и посвященный республиканизму и революции, и именно он позволяет Руже де Лилю провести премьеру «Марсельезы» в Club des Cordeliers.(На самом деле, известно, что такое выступление Руже де Лиля не имело места.)

Источники

  • В эту статью включен текст из публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии: Chisholm, Hugh, ed. (1911). «Дантон, Жорж Жак». Британская энциклопедия (11-е изд.). Издательство Кембриджского университета.

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Страны
    • Страна
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Ежегодник
    • Дом
    • Визуализации
    • Рейтинги
    • Профили
      • Люди Места
      • Люди Место
      • Eras
    • О
    • Данные
      • Разрешения
      • API
    • Ежегодник
    • API
    • Поиск
    • Оставить отзыв
    • Цитирование использования

    Вместо этого вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
    • Isaac Newton

      Physicist

      United Kingdom

      Rank 6

    • Walt Disney

      Producer

      United States

      355

      Роджер Федерер

      Теннисист

      Швейцария

      Ранг 124

    • Гонщик

      Ранг профессии 16

      665 человек

      Sports Domain

    • Agnez Mo

    • Laozi

      Философ

      Китай

      Рейтинг 157

    • Винсент Ван Гог

      Художник

      Нидерланды

      Рейтинг 20

    • 5000 35000 Профессия

    • 906 919 Дизайнер одежды 906

    • Васко да Gama

      Explorer

      Португалия

      Рейтинг 99

    • Знаменитость

      Профессия 40

      142 Физические лица

      Общественная фигура

    • Место Мари Кюри

      35

    • Изучите
      • Визуализации
      • Рейтинги
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны
      • Профессии
      • Профессии / Страны
      • службы
    • Данные
      • Разрешения
      • Загрузить
      • API
    • Приложения
      • Ежегодник
    • .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *